close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Переписка как свидетельство литературных интенций Грэма Грина

код для вставкиСкачать
Работа выполнена на кафедре английской филологии Института
иностранных языков Государственного автономного образовательного
учреждения высшего образования города Москвы «Московский городской
педагогический университет»
Научный руководитель:
Официальные оппоненты:
доктор филологических наук, профессор
кафедры романской филологии ИИЯ
ГАОУ ВО города Москвы «Московский
городской педагогический университет»
Тимашева Оксана Владимировна
доктор филологических наук, профессор
кафедры зарубежной литературы ФГБОУ ВПО
«Воронежский государственный университет»
Филюшкина Светлана Николаевна
кандидат филологических наук, доцент
кафедры иностранных языков ГОУ ВПО
«Московский государственный областной университет»
Кытманова Екатерина Александровна
Ведущая организация:
ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный
университет имени Н.Г. Чернышевского»
Защита состоится 24 февраля 2016 г. в 15:00 на заседании диссертационного
совета Д 850.007.12 на базе ГАОУ ВО города Москвы «Московский
городской педагогический университет» по адресу: 105064, г. Москва,
Малый Казенный пер., д. 5Б.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГАОУ ВО города
Москвы «Московский городской педагогический университет» по адресу:
129226, г. Москва, 2-й Сельскохозяйственный проезд, д.4 и на сайте ГАОУ
ВО МГПУ www.mgpu.ru.
Автореферат разослан «22» декабря 2015 года
Ученый секретарь
диссертационного совета
О.В. Афанасьева
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
В настоящей диссертации, посвященной литературным интенциям Г.
Грина (1904-1991) в его переписке, предпринята попытка обнаружить с
помощью эпистолярия связь между рождающимся художественным замыслом
и его творческой реализацией в произведении.
Переписка писателей, их эпистолярные диалоги, всегда привлекают своей
самобытностью, искренностью и уникальными фактами, необходимыми для
познания эпохи. Литераторы конца ХIХ – начала ХХ веков А. Конан Дойл, О.
Уайльд, Л. Кэррол, И. Во, Дж. Оруэлл именно сегодня предстают перед
читателем как авторы переписки, а сама переписка становится объектом
изучения эпистолярных биографов, работающих с архивами писателей,
анализирующих каждое послание и выявляющих связь между прозой и
эпистолярием. В этом контексте интерес представляют и письма Г. Грина как
особая страница в истории английской литературы ХХ века.
Корпус писем Г. Грина составляет не менее 60 000 единиц хранения. В
настоящее время его архив находится в Библиотеке Бѐрнса в Бостоне (США),
однако отдельные письма и рукописи Г. Грина размещены также в фондах
специального хранения документов писателя в Британской библиотеке, Центре
гуманитарных исследований им. Гарри Рэнсома при Техасском университете в
г. Остине (США), а также в частных коллекциях.
Этот корпус априори позволяет историкам английской литературы
проследить становление писателя как художника-мыслителя, уточнить его
гражданскую позицию, обстоятельства личной жизни, исследовать тематику
произведений, определить их композицию, выбор жанра и др.
В данной работе приводятся отрывки из писем Г. Грина, собранных в
книге Ричарда Грина1 «Грэм Грин. Жизнь в письмах» (Graham Greene. The Life
in Letters, 2008). Р. Грин оказался одним из первых исследователей,
1
Ричард Грин – канадский литератор, критик и поэт, награжденный литературной премией Генералгубернатора (Канада) за поэтический сборник «Boxing the Compass» (2009). В настоящее время он трудится над
очередной биографией Г. Грина, продолжая раскрывать тему эпистолярия писателя.
3
допущенных к архиву писателя, находящемуся в вышеуказанной Библиотеке
Бѐрнса. До недавнего времени этот архив был доступен только официальному
биографу Г. Грина – Н. Шерри, получившему лично от автора разрешение на
его использование.
Письма самого Г. Грина и отдельные письма, адресованные писателю,
рассматриваются в работе не в полном объеме, а выборочно, в моментах,
важных для характеристики творческого состояния автора на разных этапах его
жизни,
в
соответствии
с
анализируемыми
произведениями.
Оперируя
избранной перепиской Г. Грина длительного периода, с 1921 по 1991 гг., мы
демонстрируем наиболее яркие и доказательные отрывки из его посланий,
комментирующие
следующие
сочинения
литератора:
«Журчащий
апрель» (Babbling April, 1925), «Пустой стул» (The Empty Chair, 1926),
«Человек внутри» (The Man Within, 1929), «Ценой потери» (A Burnt Out Case,
1960), «Сила и слава» (The Power and The Glory, 1940), Часть жизни (A Sort of
Life, 1971), «Монсеньор Кихот» (Monsignor Quixote, 1982).
Отдельные высказывания в письмах Г. Грина, реплики, эпистолярные
диалоги заполняют лакуны авторского макротекста, делают очевидными
границы между текстами художественными и документальными. Некоторые
послания
становятся
ключом
к
расшифровке
разных
по
жанру
его
произведений (стихов, романов, мемуаров).
С опорой на эпистолярий Г. Грина изучены малоизвестные творения
автора: сборник стихов «Журчащий апрель» и неоконченная повесть «Пустой
стул», названные в работе «казусами». Речь идет о найденных в архивах2
2
Прочитать копии страниц из «Журчащего апреля» оказалось чрезвычайно сложно. Сохранившиеся
экземпляры находятся в руках у коллекционеров и в отделах редкой книги в таких крупнейших англоязычных
библиотеках, как Британская библиотека и Библиотека Конгресса США, однако и там увидеть копию этой
книги не так просто. Причина заключается в сложностях доступа к копированию этой книги от организации,
владеющей авторскими правами на все произведения Грина. В результате длительной переписки с
Ассоциацией Дэвида Хигэма в Лондоне, а также с Библиотекой Бѐрнса Бостонского колледжа, где хранится
исследуемый нами сборник, все же удалось обрести копии двух стихотворений. И только спустя некоторое
время, к счастью, была получена возможность изучить эту книгу полностью. В данной диссертации была
использована электронная версия книги формате pdf.
Чтобы исследовать пять глав неоконченной детективной повести «Пустой стул», пришлось провести целое
расследование. В результате длительной переписки с зарубежными коллегами, архивами и библиотеками, а
также благодаря неоценимой помощи Франсуа Галли и Майкла Сирса (автора, написавшего окончание пятой
4
ранних
произведениях
писателя,
содержание
которых
в
диссертации
анализируется и комментируется. Отдельные стихотворения поэтического
сборника здесь переведены и приводятся как талантливый, «в духе времени»
пример
подражания
английского
писателя
поэтам-современникам.
Неоконченная повесть свидетельствует о ходе мысли Г. Грина в работе над
детективной интригой. Многогранность и многоплановость письма, звучащие в
нѐм эмоции и размышления, несущие порой определѐнную меру интимности,
призваны показать знаменитого прозаика по-новому, неожиданно для его,
ставшего уже привычным, литературно-критического портрета.
Более глубокое проникновение в еще недостаточно прорисованный
эмоционально-психологический облик автора стало возможным благодаря
выявлению в письмах некоторых фактов, позволяющих дать однозначное
определение писателю как гуманисту и мыслителю, возлюбленному и члену
большой семьи.
Актуальность
диссертации
состоит
в
обращении
к
проблеме
эпистоляриев, в частности, к исследованию эпистолярного наследия Г. Грина
как малоизученной страницы отечественного литературоведения. Работа
вносит свою лепту в подтверждение теоретических идей о письмах как о
«предлитературе и «автодокументальном повествовании».
Предмет исследования
–
творческая
саморефлексия
Г.
Грина,
реализованная в переписке писателя.
Объектом настоящего исследования является эпистолярное наследие Г.
Грина и его последующие творческие достижения.
Степень разработанности проблемы. Одними из первых в зарубежном
гриноведении переписку Г. Грина стали изучать известный английский критик
У.Г. Аллен, американский критик, профессор Университета Северной
главы повести), любезно предоставивших опубликованные главы в электронном виде, данное произведение Г.
Грина введено в научный обиход.
5
Каролины Дж. Деверо, американский литератор, профессор Университета
Тринити (г. Сан-Антонио, Техас) Н. Шерри и английский писатель У.Дж. Уэст.
Наиболее глубоко и широко представил переписку Г. Грина канадский
литературовед Ричард Грин.
В работе достаточно объѐмно говорится о достижениях в области
изучения литературного наследия Г. Грина в отечественной и зарубежной
критике, диахронически и на современном этапе. В круг задач исследования не
входило изучение и перечисление всех зарубежных и отечественных трудов,
посвящѐнных жизни и творчеству писателя. За вторую половину XX века
совместными усилиями литературоведов США, Англии и России был накоплен
большой критический материал о Грэме Грине, систематизация и глубокий
анализ которого могли бы составить отдельную монографию. В настоящей
работе этот материал обозначен кратко и прокомментирован с целью
убедительного высказывания в пользу необходимости изучения переписки
писателя.
Выделены
и
концептуально
представлены
следующие,
наиболее
актуальные направления: биографические труды Д. Льюиса, Б. Дидриха, П.
Смолика, У.Дж. Уэста, Н. Шерри, М. Шелдена, Э. Моклера, М.Ф. Аллейн;
«религиозное гриноведение»: У. Хортманн, Т. Вассмер, М. Куто, М. Боско, М.
Торре, А. Готья3, А.А. Де Витис, М. Бреннан; библиографические исследования
Р.А. Вобба4, М. Хилла и Дж. Вайза5; исследования по текстологии
литературного наследия писателя Д.Л. Хигдона6, Ф. Галли7.
3
Австрийский религиовед и филолог А. Готья в статье «Образ бога: предатель и преданный» (God’s Image: The
Betrayer and the Betrayed, 2007) высказывает любопытную гипотезу о том, что священник и предавший его
метис из романа «Сила и слава» изображены как два образа или две ипостаси бога.
4
Р.А. Вобб, помимо библиографии Graham Greene: A Bibliography and guide to research (1979), одним из первых
предпринял попытку сравнить ранние и поздние произведения Г. Грина. Например, в статье «Тиранический
треугольник: Особенности ранних и поздних работ Грина» (Tyranny's Triangle: Patterns in Greene's Juvenalia and
Major Works, 1985).
5
Wise J., Hill M. The Works of Graham Greene: A Reader’s Bibliography and Guide [Text] / J. Wise. – L.:
Continuum, 2012. – 404 p.
6
Дэвид Л. Хигдон, крупный литературовед и заслуженный профессор Техасского технического университета, с
которым Г. Грин находился в переписке с 1977 по 1983 гг., в статье «Текстуальная история романа “Сила и
слава”» (1981) пишет о том, что существует четыре основных варианта текста романа на английском языке,
различие между которыми можно увидеть в более чем четырехстах оригинальных изданиях книги,
опубликованных на английском языке с 1940 года.
6
Целью диссертации является разыскание в письмах Г. Грина его
интенций
(намерений),
творческих
набросков,
«мыслеобразов»,
неоформленных задумок, представляющих первую ступень творческого акта
писателя, начало творческой истории произведения.
Определение авторской позиции в автобиографическом сочинении и
романах, о которых известно, что они тесно связаны с биографией Г. Грина,
выверяется с точки зрения самых первых его творческих набросков, а также
писем, служащих свидетельством его интенций.
В связи с этим предполагалось решение следующих задач:
1.
Изучение основных идей русской и зарубежной критики о
творчестве Грэма Грина, а также подходов к теории эпистолярия в России и в
англоязычных странах.
2.
Перевод, анализ и комментирование избранных писем Грэма Грина
(в отрывках и полностью).
3.
Выделение адресатов и проблемных тем эпистолярия Грэма Грина.
4.
Представление переписки Грэма Грина и Ивлина Во как модели
эпистолярного диалога.
5.
Анализ и объяснение с опорой на письма «казусов» (интересных
случаев) в раннем творчестве писателя («Журчащий апрель», «Пустой стул»);
демонстрация «ляпсусов» (случайных, неосознаваемых автором мелких
ошибок) в переписке Грэма Грина как примеров аутентичного самовыражения.
6.
и
Выявление с обращением к письмам голоса автора в его подлинном
искреннем
звучании
при
сопоставлении
с
автодокументальным
высказыванием в книге «Часть жизни», романах «Сила и слава» и «Монсеньор
Кихот», «Конец одного романа».
7
Почетный профессор Сорбонны Франсуа Галли, изучавший черновики романа «Сила и слава», находящиеся в
Центре гуманитарных исследований Гарри Рэнсома при Техасском университете, на сайте архива цитирует
вычеркнутые рукой Грина отрывки из основного текста и сообщает об особенностях рукописи: «При написании
этого романа почерк Грина изменится и станет едва разборчивым, но к счастью, его нетрудно было
декодировать с помощью лупы» (Gallix, F. Graham Greene’s Revisions in The Power and the Glory [Electronic
resource] / F. Gallix. – Режим доступа: http://www.hrc.utexas.edu/ransomedition/2008/fall/greene.html. – Заглавие с
экрана. – (Дата обращения: 11.12.14).
7
Научная новизна настоящей диссертации заключается в том, что в
работе литературные интенции и художественные замыслы, выявленные в
письмах Грина, впервые сопоставлены в разных контекстах с вышеуказанными
произведениями. Автор диссертации даѐт свой перевод отрывков из писем Г.
Грина, где звучат личностные суждения писателя об исследуемых в данной
работе книгах. Кроме того, в диссертации представлены прежде лишь
номинально известные художественные раритеты писателя («Журчащий
апрель», «Пустой стул»), проведено их тематическое и краткое жанровое
описания, тем самым они введены в научный обиход.
Теоретическая значимость. Над изучением переписки Г. Грина в разных
контекстах трудились англо-американские авторы У.Г. Аллен, Дж. Деверо, Н.
Шерри, У.Дж. Уэст и Р. Грин, профессор МГУ В.В. Ивашева («Эпистолярные
диалоги», 1983), критик-литератор А.Я. Ливергант, опубликовавший несколько
писем И. Во, адресованных Г. Грину8, однако следует констатировать, что на
сегодняшний
день
отдельного
направления
в
гриноведении,
которое
занималось бы системным исследованием переписки Г. Грина, не существует.
Настоящая работа прокладывает путь к дальнейшему специальному и
комплексному изучению эпистолярия английского писателя.
Научно-практическая значимость диссертационного исследования
заключается
в
возможности
использования
его
материалов
(выводов,
комментариев и переводов) в преподавании курса английской литературы XX
века, при чтении спецсеминаров и спецкурсов по автобиографическому жанру,
автодокументальной
литературе,
лекциях
и
письменных
трудах
об
особенностях эпистолярных диалогов Г. Грина. Лингвисты здесь найдут
материал для изучения эпистолярного дискурса, психологи – детали для
составления психолого-биографического портрета.
Теоретическое обоснование диссертации обеспечили работы известных
теоретиков эпистолярного жанра, таких как О.П. Фесенко, Н.И. Белунова, Н.В.
8
В журнале «Иностранная литература» №5 (2008) были опубликованы дневниковые записи И.Во, а также
тринадцать его писем, адресованных Г. Грину, и три послания Дж. Оруэллу 1940-х – 1960-х гг. в переводе и с
краткими комментариями А.Я. Ливерганта.
8
Доминенко и других филологов, демонстрирующих разносторонние подходы к
письменным диалогам литераторов. Полемика литературоведов о переписке как
о «предлитературе и автодокументальном повествовании», прозвучавшая на
Круглом столе в ИМЛИ РАН с международным участием «Литература и
документ: теоретическое осмысление темы» (2008)9 фундировала гипотезы и
суждения о письмах как «эго-документах» и общем их наименовании как
«предлитературы» или «малой прозы».
В
настоящем
исследовании
используются
следующие
методы:
эпистолографический метод, необходимый для изучения эпистолярного
наследия Г. Грина; психолого-биографический для суждений о творческом
состоянии писателя; сравнительно-исторический для обозначения контекстов
создания романа; культурологический метод, а также историко-архивный.
Материал исследования – отобранные и переведенные автором
диссертации письма, заимствованные из эпистолярной биографии Р. Грина «Г.
Грин. Жизнь в письмах» (2008), а также опубликованные в разнообразных
изданиях письма И. Во10 и Дж. Оруэлла11, помогающие раскрыть идейные и
творческие искания Г. Грина; стихотворный сборник «Журчащий апрель»;
неоконченная детективная повесть «Пустой стул»; первый опубликованный
роман
«Человек
внутри»;
произведения
c
ярко
выраженным
автобиографическим элементом: «Конец одного романа», «Часть жизни»;
«романы о священниках»: «Сила и слава» и «Монсеньор Кихот».
Положения, выносимые на защиту:
1. Литературные интенции Грэма Грина рассматриваются в работе как замыслы
будущих произведений. Они представляют собой первую ступень творческого
акта писателя, начало творческой истории произведения. Эти намерения
9
Литература и документ: теоретическое осмысление темы: (материалы «круглого стола») [Электронный
ресурс] / П. Палиевский, Е. Местергази, А. Ганжа и др. // Литературная учѐба. – 2009. - №. 1. – Режим
доступа: http://www.lych.ru/37-2009-07-17-14-09-57/-s12009/264---. – Заглавие с экрана. – (Дата обращения:
15.12.2012).
10
The Letters of Evelyn Waugh [Text] / Ed. by M. Amory. – L.: Phoenics, 2009. – 761 p.
11
Davison, P. George Orwell: A Life in Letters [Text] / P. Davison. – L.: Harvill Secker, 2010. – 542 p.
9
демонстрируются как на примерах связи первых писем и первых творческих
реализаций автора, так и на примерах очевидной связи писем и произведений
автора на других этапах его творчества.
2. Эпистолярные высказывания Г. Грина рассматриваются как авторский
макротекст его художественных и документальных текстов, способствующий
глубокому проникновению в замысел произведения.
3. Переписка Г. Грина постулируется как связующее звено между его
поэтическими, прозаическими и автобиографическими текстами, как сугубо
личная
интерпретация
творчества
и
автобиографии,
саморефлексии
и
самооценки.
4. Пример эпистолярного диалога Г. Грина и И. Во уточняет их разногласия в
отношении к католицизму и, как следствие, их авторскую позицию в разные
временные
промежутки.
В
нем
можно
увидеть
позицию
«почти
ортодоксального католика» Ивлина Во и идеи «ломающего стереотипы» Грэма
Грина.
5. Письма Грина, адресованные служителям церкви (отдельным священникам и
иерархам Ватикана), представляют собой доказательство его серьезных и
глубоких размышлений над образом и назначением священника в современном
мире. Найденные автором стилистические приемы создания этих образов,
демонстрация их духовности в «романах о священниках» («Сила и слава» и
«Монсеньор Кихот») свидетельствуют о неизменности его взглядов на
протяжении всей жизни.
Объем и содержание работы. Диссертация состоит из Введения, трѐх
глав, Заключения и Списка литературы, включающего 224 наименования, в том
числе 115 на иностранных языках.
Основное содержание диссертации
Во Введении диссертации обозначено, что в данной работе переписка
писателя рассматривается как «особая форма содружества литературы с
10
жизнью»12, представлены обоснования актуальности и новизны исследования,
сформулированы цели и задачи, перечислены положения, выносимые на
защиту. Поясняется теоретическая и практическая значимость диссертации.
Представлена информация об апробации научного труда и структуре работы.
Глава 1 «Теоретический базис исследования» состоит из трѐх
параграфов. Первый из них посвящѐн анализу литературной критики о
творчестве писателя, его обычных и эпистолярных биографиях, религиозном
гриноведении, текстологических работах по литературному наследию Г. Грина.
Второй параграф рассматриваются подходы к эпистолярию в России и за
рубежом. Обособленно, в третьем параграфе, представлены англоязычные
подходы к переписке Г. Грина.
В параграфе 1 «Основные идеи зарубежной и русской критики о
творчестве Грэма Грина» звучат фамилии основоположников зарубежного
гриноведения: английского критика У.Г. Аллена, американского исследователя
Р. Льюиса, английского литератора Н. Брейбрука, английских литературоведов
М. Фаррис и К. Аллота.
Н. Брейбрук выделяет «тему преследования» как движущую силу
произведений Грина. М. Фаррис и К. Аллот отмечают в разных романах
одинаковые приемы Г. Грина, позволяющие идентифицировать фигуру автора:
тем или иным образом дается указание на неоднозначность мышления героев,
раздвоение их личности, повторяющийся мотив бегства и акты предательства.
Р. Льюис описывает «Гринландию» как место, где сочетаются ужас и стоицизм,
а внутренняя свобода личности может привести к опасным последствиям.
Американский биограф и критик Ф. Карл пишет о новом герое ХХ века –
«гринландце», философствует о концепте греха в христианском мире.
Интересующийся поэзией английский литератор Д. Прайс-Джонс, рассматривая
стихи Г. Грина, рассуждает о молодости писателя, в которой кроются «корни
12
Фесенко, О.П. Эпистолярий: жанр, стиль, дискурс [Текст] / О.П. Фесенко // Вестник Челябинского
государственного университета. – 2008. – № 23. – С. 132.
11
его безнадѐжного романтизма», эта «борьба со скукой». А.А. Де Витис,
профессор американского университета Пердью, заявляет, что вера Г. Грина
всего
лишь
приключенческие
«бэкграунд»,
сюжеты
аллегория,
на
более
приподнимающая
высокий
уровень
их
нехитрые,
звучания.
«Религиозный гриновед», преподаватель Университета Западной Австралии Г.
Джонс обстоятельно сравнивает судьбы Г. Грина и Ш. Пеги, пытаясь оценить
степень влияния французского поэта и публициста на английского классика
нового времени.
Период 1970-1980 гг. примечателен трудами Р.М. Дэвиса13, П. Вольфа14,
М. Куто15, Д. Эрдинаст-Вулкан16, П. Хенри17, Р. Шэррока18. Следует
подчеркнуть, что в 1980-е гг. появляются первые серьѐзные биографические
исследования: М.Ф. Аллейн19, Н. Шерри. Американский литературовед Дж.
Деверо20 одним из первых в конце 1980-х гг. обозначил важную, весьма
проблемную тему – эпистолярий Г. Грина, ссылаясь на его переписку с И. Во.
Профессор Лидского университета М. Бреннан – ведущий исследователь
творчества Г. Грина начала XXI века, автор статей и монографий,
разрабатывающих линию т.н. «религиозного гриноведения». Поиск библейской
символики в романе «Человек внутри», сравнение судеб католических
подвижников Д. Герарда21, Э. Кампиона22 и Мигеля Про23 с образом
безымянного падре из «Силы и славы», выявление общих интересов к истории
13
Профессор Университета Оклахомы, специалист по творчеству Г. Грина и И. Во.
Профессор Университета Миссури-Сент-Луиса, автор более чем двадцати книг, в т.ч. о Г. Грине, Дж. Фаулзе,
Ю. Мисиме и др.
15
Индийский литератор и критик, исследовавший религиозные аспекты в творчестве Г. Грина.
16
Профессор университета Хайфы, специалист по Дж. Конраду и Г. Грину.
17
Автор статей о романе Г. Грина «Монсеньор Кихот» (1982).
18
Профессор Королевского колледжа в Лондоне, автор книги «Святые, грешники и комедианты» (Saints,
Sinners and Comedians, 1984).
19
Французская журналистка М.Ф. Аллейн, дочь И. Аллейна, друга Грина, героя французского сопротивления в
годы Второй мировой войны. В 1983 году публикует серию интервью с Г. Грином в книге «”Другой человек”:
Беседуя с Г. Грином» (The Other Man: Conversations with Graham Greene).
20
Статья «Католические аспекты переписки Грина и Во» (Catholic Matters in the Correspondence of Evelyn
Waugh and Graham Greene, 1987).
21
Джон Герард (1564-1637) – священник-иезуит, автор книги «The Autobiography of an Elizabethan» (1609),
описывающей непростые условия существования католической церкви елизаветинской Англии.
22
Эдмунд Кампион (1540-1581) – католический священник и мученик, канонизированный в 1970 году. Его
жизнеописание вышло из под пера И. Во и было опубликовано в 1935 году.
23
Мигель Про (1891-1927) – мексиканский священник, несправедливо обвиненный в покушении на одного из
президентов Мексики Альваро Обрегона и принявший мученическую смерть, в 1988 году был беатифицирован
Иоанном Павлом II.
14
12
мученичества в католичестве у Г. Грина и И. Во, анализ «религиозных тропов»
– это лишь малая часть литературно-критических толкований английского
учѐного.
Труды 2000-х гг. Б. Бергонзи, М. Боско, М. Торре, А. Готья также
добавляют штрихи к литературно-критическому портрету Грина. Сборник эссе
«Опасные грани Г. Грина. Путешествия со святыми и грешниками» (Dangerous
Edges of Graham Greene. Journeys with Saints and Sinners, 2011) доказывает
актуальность исследований жизни и творчества Г. Грина в новом тысячелетии.
Первые отклики на творчество английского прозаика в отечественном
гриноведении появились в 1940-1950-е гг. Активная критическая деятельность
по изучению его творчества развернулась в 1960-1970-е гг. В.В. Маевский,
Н.М. Эйшискина, С.Н. Филюшкина, Т. Ланина и другие литературоведы
пытались найти свой подход к творчеству писателя.
Особое место занимают труды по английской литературе XX века В.В.
Ивашевой, которая состояла в переписке со многими английскими авторами, в
том числе с Г. Грином. Опираясь на его письма, литературовед комментировала
мысли и настроения писателя
в газетной периодике и критических
исследованиях. В 1980-е гг. значительные эссе и вступительные статьи к
издаваемым произведениям романиста создали Г.А. Анджапаридзе, С.И. Бэлза,
А.М. Зверев. Отец Александр Мень, сознанию которого были близки судьбы
героев «Силы и славы» и «Монсеньора Кихота», как известно, стал автором
нового перевода романа «Сила и слава», он же написал вступительную статью
«Трудный путь к диалогу» (1989) для первого русского издания романа
«Монсеньор Кихот».
Наиболее убедительными для филологов в последние годы стали труды
С.Н. Филюшкиной, В.М. Толмачева, Р.Р. Хуснулиной, М.Э. Королѐвой, Е.А.
Кытмановой. О литераторе рассуждают как о носителе христианской культуры
и писателе-гуманисте; находят точки соприкосновения между Грином, с одной
стороны, и Достоевским, Сервантесом и Диккенсом, с другой; исследуют
13
экзистенциальные мотивы автора, а также устраняют лакуны в анализе ранних
романов классика, рассказывая о его малоизвестных произведениях.
В диссертации М.Э. Королѐвой подчѐркивается, что романы Грина вместе
составляют эпопею судьбы личности в современном мире, поскольку каждая из
книг писателя посвящена «определѐнному аспекту существования человека».
Не менее важен и другой вывод литературоведа: «Романы Г. Грина исполнены
надеждой <...>, связанной с верой в человека в его созидающую, творящую
суть, без которой мировая история не имеет смысла»24.
Исследователь творчества Грина 1930-1940-х гг. Е.А. Кытманова
разбирает художественную манеру писателя, основываясь на анализе его
ранних романов, в том числе на его книгах «Имя действия» (The Name of
Action, 1930) и «Сумеречный слух» (Rumour at Nightfall, 1931). Среди
«константных
тем»
творчества
Грина
литературовед
отмечает
«тему
раздвоенного сознания», находящую продолжение в поздних произведениях
писателя. Е.А. Кытмановой выделена драматическая структура произведений
романиста, продемонстрирован ряд художественных средств, которыми
пользуется писатель: повествование от первого лица, «приѐм “точек зрения”»,
создание
литературных
аллюзий,
использование
реминисценций,
мифологических архетипов, лейтмотивов, символов. Всѐ это, по мнению Е.А.
Кытмановой, «свидетельствует об усложнившемся взгляде автора на мир и
человека»25.
В единственной на сегодняшний день отечественной монографии о
писателе «Нет, не песчинка! Размышления над романами Грэма Грина» (2010)
С.Н. Филюшкина отмечает актуальность творчества английского автора в
новом столетии. Формирование «симулякров», подменяющих жизненные
реалии, предстаѐт в трактовке Г. Грина «как угроза личностному началу, как
24
Королѐва, М.Э. Экзистенциальный тип мышления в романах Г. Грина 1940-х годов: «Сила и слава» и «Суть
дела» [Текст]: дис. … канд. филол. наук: 10.01.03 / Королѐва Мария Эдуардовна. – Калининград, 2006. – С. 167.
25
Кытманова, Е.А. Романы Г. Грина 1930–1940-х годов: творческая эволюция [Текст]: дис. … канд. филол.
наук: 10.01.03 / Кытманова Екатерина Александровна. – М., 2001. – С. 133.
14
охота на человека»26. Романист, владея реальными знаниями о сложностях
современного мира, «подносил читателю» разнообразные примеры негативного
человеческого поведения, и при этом «пытался соперничать с Богом» в
понимании человека, то есть он никогда не осуждал его.
Параграф 2 «Теория эпистолярия в России и за рубежом» посвящѐн
теоретическому
освоению
понятия
«эпистолярная
литература»
и
его
интерпретации отечественными теоретиками. В начале XX века А.Г.
Горнфельд, в середине его – Д.М. Урнов, В.С. Муравьев и др. видят жанр
эпистолярия как текст, имеющий форму письма: «Письмо – тот же устный
разговор, но между отсутствующими»27. Схоже его трактуют отечественные
литературоведы И.И. Матвеева, Т.А. Перминова, И.А. Ревякина, В.Х.
Гильманов, О.Н. Игуменова, Н.В. Доминенко, изучавшие эпистолярные
диалоги между Р. Ролланом и М. Горьким, И. Гаманом и И. Кантом;
осветившие переписку Е. Замятина, Ч. Диккенса и др. Особенное внимание
обращено на теоретические подходы к эпистолярию Е.Г. Елиной, И.И.
Матвеевой, О.П. Фесенко и Н.И Белуновой и за основу для данного
исследования принимается мысль последней о том, что «письма творческой
интеллигенции – это своеобразные документы эпохи, отражающие высокую
духовную культуру, поиски социальных и художественных идеалов их
авторов»28.
Изучение материалов Круглого стола «Литература и документ» (2008) и,
в частности выступления Л. Луцевич (Варшавский университет), помогло
определить для настоящего исследования отношение к письмам Г. Грина как к
эго-документам, комментирующим его романы и автобиографию. Послания
писателя можно рассматривать как предлитературу (малую прозу), изучение
26
Филюшкина, С.Н. «Нет, не песчинка!» [Текст]: размышления над романами Грэма Грина: монография / С.Н.
Филюшкина. – Воронеж: Изд-во «Институт ИТОУР», 2010. – С. 79.
27
Эпистолярный жанр [Текст]: статья // Стилистический энциклопедический словарь русского языка. – М.:
Флинта: Наука, 2006. – С. 627.
28
Белунова, Н.И. Дружеские письма творческой интеллигенции конца XIX – начала XX в. (Жанр и текст писем)
[Текст] / Н.И. Белунова. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2000. – С. 5.
15
которой способствует познанию авторских замыслов и интерпретации
созданных им художественных образов.
В параграфе 3 «Англоязычные подходы к переписке Грэма Грина»
освещаются первые попытки изучения эпистолярного наследия писателя в
англоязычных странах.
Дж. Деверо исследует особенности эпистолярного диалога послевоенного
периода между Г. Грином и И. Во и выявляет в переписке английских
классиков их убеждения, взаимную симпатию, а также причины их споров на
темы религии29.
В 1989 году К. Хотри публикует избранные письма Г. Грина30,
направленные в прессу, в частности в такие газеты, как «Таймс», «Дейли» и
«Спектейтор» за период с 1945 по 1989 гг. В этих посланиях внимательный
читатель обнаружит те моральные убеждения и политические взгляды, которые
были выражены автором в его художественных произведениях. Данная книга
стала первым сборником писем Грина, однако она, как и некоторые другие
издания31, не попадает в фокус нашего пристального внимания.
При рассмотрении биографий Грэма Грина, созданных М. Шелденом32 и
Э. Моклером33, отмечено, что для них отправной точкой являлся трѐхтомный
труд официального биографа Г. Грина – Н. Шерри34. Соглашаясь с критикой
данной биографии, высказанной Ричардом Грином35 и другими литераторами
29
Deveroux, J. Catholic Matters in the Correspondence of Evelyn Waugh and Graham Greene [Text] / J. Deveroux //
Journal of Modern Literature. – 1987. – Vol. 14, No. 1 (Summer). – P. 111–126.
30
Greene, G. Yours etc. Letters to the Press, 1945-1989 [Text] / G. Greene; Sel. and Introd. by C. Hawtree. – L.:
Reinhardt Books, 1989. – 269 p.
31
Предельно малым тиражом в 250 экземпляров была опубликована переписка между Грином и его другом,
книготорговцем Д. Лоу, «Dear David, Dear Graham» (1989). Она проливает свет на отношения между писателем
и издателем-книготорговцем.
32
Майкл Шелден, автор альтернативной биографии Г. Грина под названием «Враг внутри» (The Enemy Within,
1994).
33
О «пиратской» биографии «Г. Грин. Три жизни» (Graham Greene, Three Lives, 1994), вышедшей из-под пера
Э. Моклера, интересно мнение племянника Г. Грина Николаса Денниса, высказанное в присланном на наш
адрес электронном письме от 26 декабря 2013 года: «Мне не верится, что уже появился биограф, способный
сопереживая разделить это путешествие по жизни да ещѐ обладающий остротой ума и соответствующими
знаниями, что также можно увидеть в представленном им контексте. Определѐнно, это не Шелден и не
Моклер».
34
Три тома биографии «Жизнь Грэма Грина» были опубликованы с перерывами с 1989 по 2004 гг.
35
Канадский критик Ричард Грин в статье «Обретая Г. Грина: проект Нормана Шерри» (Owning Graham Greene:
The Norman Sherry Project, 2006) пишет, что в труде Н. Шерри есть некоторые неточности и отсутствуют
отдельные факты, например, биограф ничего не пишет о визите Г. Грина в Эстонию в 1934 году, который, как
16
(А. Гуэрта, Дж. Мейерс и У. Аткинсон) по поводу злоупотреблений в этом
трехтомнике пересказами произведений Г. Грина, чрезмерным цитированием
его автобиографии «Часть жизни», а также минимальным вниманием к
письмам литератора36, мы отдаѐм должное труду Н. Шерри.
Биографии писателя «В поисках Г. Грина» (The Quest for Graham Greene,
1997) У.Дж. Уэста и «Тени семейства Гринов» (Shades of Greene, 2010) Дж.
Льюиса примечательны тем, что в них переписка используется в качестве эгодокументов, свидетельствующих о разных, интересных для биографов, этапах
становления английского классика. Первый сосредотачивается на личностных
проявлениях Г. Грина, второй на семейных тайнах. У.Дж. Уэст первым открыл
факт многолетней дружбы и эпистолярного диалога между Г. Грином и Дж. Х.
Чейзом. Дж. Льюис внимательно разобрал этап творческих поисков Грина
1920-1940 гг. с опорой на его письма и воспоминания современников.
Эпистолярной
биографией,
высоко
оценѐнной
родственниками
и
гриноведами, стала книга уже вышеупомянутого Ричарда Грина «Грэм Грин.
Жизнь в письмах» (Graham Greene. The Life in Letters, 2008). В своѐм
исследовании среди 434 опубликованных посланий Р. Грин специально
выделяет письма, где можно найти авторские признания Г. Грина, помогающие
в расшифровке намерений писателя при создании того или иного произведения.
На эти письма в данной работе мы опираемся в первую очередь.
Глава II «Письма Грэма Грина как эго-документ» представляет собой
попытку проиллюстрировать биографию писателя с помощью его избранных
писем. При изучении эпистолярной биографии Ричарда Грина «Грэм Грин.
Жизнь в письмах» (Graham Greene. The Life in Letters, 2008) в параграфе 1
«Адресаты и проблемные темы эпистолярия Грэма Грина» была
произведена регистрация тематики писем с частичным раскрытием их
содержания по каждой из тем.
ему кажется, повлиял на литератора при создании романа «Наш человек в Гаване» (Our Man in Havana, 1958).
Эта поездка ярко описывается в автобиографической книге «Пути спасения» (Ways of Escape, 1980).
36
Из колоссального архива Г. Грина Н. Шерри использовал в трѐх томах биографии чуть больше тысячи писем,
среди них особое внимание было уделено лишь переписке Г. Грина с супругой Вивьен.
17
Таблица 1
Творчество
Здоровье
Политика
Финансы
Награды
достижения
Религия
В июне 1925 г. Грин пишет своему литературном агенту
А.Д.
Питерсу
о
некоторых
изменениях
в
неопубликованном произведении «Энтони Сант» о
«несчастном детстве» чернокожего мальчика, который в
финале должен совершить «бегство из среднего класса»,
устроившись матросом на корабль. Советуясь с
Питерсом по поводу возможного названия этой истории,
Грин в письме пересказывает ему примерное содержание
последней главы.
Письмо Грина к будущей жене В. Дейрел-Браунинг,
написанное 13 октября 1926 года из Вестминстерского
госпиталя, рассказывает о том, как Грин, возможно,
впервые столкнулся со смертью. Он стал свидетелем
неожиданной смерти мальчика после операции и видел
горестную реакцию его родителей: «”Ройстон, Ройстон,
почему ты ушѐл, не попрощавшись с мамой?”, – пишет
Грин. – Слышать такое, лѐжа на больничной койке,
ужасно».
Письмо Грина от 28 октября 1958 года С. Маршаку с
просьбой пересмотреть отношение властей к Б.
Пастернаку, получившему Нобелевскую премию за
роман «Доктор Живаго», и, по возможности,
поприветствовать
это
событие
для
создания
положительной оценки политической ситуации в СССР
на Западе.
В 1977 году в благодарственном письме своему
французскому агенту М. Бише, с которой Грэм был
знаком более 25 лет, писатель сообщает, что заработал в
тот год колоссальные деньги и хочет сделать ей подарок
– автомобиль.
и В 1964 году Грин в письме И. Во пишет о своѐм
отношении к государственным наградам. Например, ему
не стыдно за отказ от ордена Командора Британской
империи. Писатель напоминает, что от подобной награды
в прошлом отказался и Р. Киплинг.
Письмо в адрес дочери Кэрол от 16 июля 1965 по поводу
встречи Грина с Папой Римским Павлом VI. На
протяжении 20 минут его Святейшество рассказывал о
симпатиях к творчеству писателя. Грину импонировал
тѐплый приѐм в Ватикане, несмотря на «ужасное» фото с
Папой. Грин не мог представить подобной аудиенции
после всяческих претензий к роману «Сила и слава» со
стороны видных католических деятелей.
18
Увлечения
Путешествия
25 октября 1921 года в письме матери Грин пишет, что
может обменять дубликаты марок, которые он и его брат
Хью собирали вместе через всемирно уважаемую
филателистическую компанию «Стэнли Гиббонс». Грин
упоминает о марках и в некоторых произведениях.
Например, в романе «Суть дела» альбом с марками как
напоминание о детстве есть у героини Элен. Этот альбом
пытается наполнить новыми марками, «нескладными
подарками», майор Скоби.
Раздел книги «Путешествия Грина» отсылает читателя к
названиям конкретных стран, в которых побывал
писатель: Эстония, Германия, Гаити, Ирландия, Либерия,
Мексика, Панама, Сальвадор, Испания, Южная Африка,
Швеция, Вьетнам.
Из Эстонии Грин отправил несколько любопытных
посланий жене. Например, в мае 1934 он пишет о
знакомстве с неким П. Лесли. Это «очаровательный, но
разочарованный человек, католик, который не читает
ничего, кроме Г. Джеймса». Особенно подробно Грин
описывает дешѐвую еду в Таллине, восхищается немым
фильмом «Бен-Гур» (1925), который идет в местных
кинотеатрах, а также с восторгом принимает известие о
том, сколько весит его новорожденная дочка.
Тематика писем Г. Грина
Отдельно выделены адресаты Г. Грина: родственники, литераторы,
политики, религиозные деятели.
Таблица 2
Родственники Актѐры Писатели Политики Религиозные
деятели
М.
Грин Р.
И. Во, М. У.
Иоанн Павел
(мать)
Аттенб Спарк, К. Черчиль, I,
Иоанн
Н. Грин (тѐтя) оро, Р. Воннегут, Д. Буш, Павел
II,
Р. Грин (брат) Бартон, Э.
Д.
Йозеф
Х. Грин (брат) Дж.
Берджесс Картер,
Рацингер
В.
Грин Кегни, ,
Р. Рейган,
(жена)
Ч.
Дж.
Ф.
Ф. Грин (сын) Чаплин Оруэлл,
Кастро,
Л.
Грин ,
Л. Р. Даль, М. Ганди
(дочь)
Оливье С.
,
Ш. Маршак,
Темпл Э. Боуэн
Адресаты Г. Грина
19
Организации
Радиостанция
Би-би-си,
Беркамстедска
я школа,
ряд
британских и
французских
СМИ
В переписке Г. Грина можно отметить имена М. Эмиса, Р. Брэдбери, Б.
Брехта, А. Кристи, Ч. Диккенса, А. Конан Дойла, Дж. Конрада, Дж. Голсуорси,
У. Голдинга, Р. Хаггарда, Т. Харди, Э. Хэмингуэя, О. Хаксли, Дж. Джойса, А.
Мѐрдок, а также А.П. Чехова, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, И.С. Тургенева,
Б.Л. Пастернака, А.И. Солженицына и др.
В параграфе 2 «Эпистолярный диалог Грэма Грина и Ивлина Во»
анализируются письма, рассказывающие о молодости Г. Грина и И. Во, их
знакомстве, точках пересечения в творчестве. Из биографии двух известных
английских писателей становится известно, что их объединяет не только
дружба, но и вера – католичество, принятое в сознательном возрасте, а также
ранняя женитьба, тяга к путешествиям и, в конце концов, успех у широкого
читателя. Особо выделена переписка между Грином и Во 1960-х гг., когда Грин
переживал некоторый кризис в своих представлениях о мире и вере. Как
интеллигент он тяготел к экзистенциализму христианского толка, как человек
дела искал выходы из состояния «несчастного сознания». Писатели обменялись
несколькими посланиями, наполненными творческой рефлексией и даже
религиозными диспутами в духе героев позднего романа Грина «Монсеньор
Кихот». Из писем мы узнаем о глубоких размышлениях этих авторов о романе
«Ценой потери», вызвавшем широкий резонанс у читателей, а также о его
критике И. Во, катализатором которой послужили неканонические религиозные
настроения в произведении37.
Параграф 3 «Казусы и ляпсусы в творчестве и переписке Грэма
Грина» посвящѐн ранним художественным достижениям писателя, которые
были обозначены как «казусы», то есть любопытные случаи в истории
литературного наследства Г. Грина. Не изученный критикой поэтический
сборник «Журчащий апрель» и неоконченная, только недавно найденная в
архивах детективная повесть «Пустой стул» раскрывают литературные
интенции юного автора. В исследуемых текстах заметно влияние поэтов и
37
Однако отказавшись писать рецензию на роман «Ценой потери», Во восхищается великолепными
описаниями деревни прокаженных, блестящими диалогами героев, прописанными на четырех языках, а также
проповедью настоятеля.
20
писателей, чьѐ невидимое присутствие, а порой реальное взаимодействие
(общение с У. Де Ла Маром и Э. Миллей, Э. Лоуэлл, Э.Л. Ситуэлл, подражание
А. Конан Дойлу и Дж. Бьюкану) вдохновило Грина на первые пробы пера.
Другой тип казуса, рассмотренный в данном параграфе, интересный
случай – роман «Человек внутри» (The Man Within, 1929). С помощью писем
было доказано, что существует большой разрыв между мнением писателя о
своѐм произведении и отзывами на него друзей, читателей и профессиональных
критиков. Недовольство собой и своим созданием перевесило читательское
внимание и восхищенные отклики друзей. Биографический подтекст книги,
найденные в ней примеры подражания неоромантикам, например Р.Л.
Стивенсону38 или Дж. Конраду, побуждают к внимательному изучению текста
произведения. Наряду с известными интерпретациями этого произведения М.
Бреннана, В.В. Ивашевой, В.М. Толмачева и других литературоведов роман
«Человек внутри» заново проанализирован с опорой на эго-документы и
биографию автора.
С фамилией Г. Грина также связаны несколько казусов. Писатель
использовал разные псевдонимы, под одним из которых – Хилари Тренч – он
собирался опубликовать роман «Наѐмный убийца», другой псевдоним Грина
упоминается в письме его друга И. Во от 2 января 1961 года: «М. Грисджамбон
Верт написал очень грустный роман39»40. Ряд казусов в творчестве Грина связан
с его неразборчивым почерком, расшифровкой которого в особых случаях
занимались такие известные текстологи, как Д.Л. Хигдон и Ф. Галли. «Я знаю,
как непросто разобрать мой почерк, – пишет Грин в одном из писем в 1977
году, – поэтому я диктую текст своего послания».
38
Ряд эпизодов в романе «Человек внутри» мог быть заимствован Г. Грином из романа Р.Л. Стивенсона
«Остров сокровищ» (1883). Наиболее доказательные примеры: аллюзия на пиратскую черную метку из
«Острова сокровищ», желание главного героя романа «Человек внутри» Эндрюса украсть корабль своего врага
Карлиона схоже с поступком Джима, угнавшего «Испаньолу» у пиратов, обособленность героев и нежелание
помочь ближнему в случае беды чѐтко прослеживается в обоих текстах.
39
«Ценой потери» (A Burnt Out Case, 1960).
40
The Letters of Evelyn Waugh [Text] / Ed. by M. Amory. – L.: Phoenics, 2009. – P. 629.
21
Письма Г. Грина – значимая страница в английской литературе и
культуре. Этот особый, пока малоизученный инструмент современного
гриноведения требует дальнейшего исследования. Ляпсусы в эпистолярном
наследии Г. Грина занимают не центральное место, но их поиск и
комментирование позволяет выявить и заполнить лакуны, связанные с
изучением документальных текстов классика.
В Главе III «Голос автора в автодокументальном повествовании»
сведены в одной главе автобиография Г. Грина «Часть Жизни» (A Sort of Life,
1971) и произведение «Конец одного романа» (The End of the Affair, 1951),
потому что последнее видится примером художественного текста с высокой
степенью автобиографичности. Романы «Сила и слава» (The Power and the
Glory, 1940) и «Монсеньор Кихот» (Monsignor Quixote, 1982) рассматриваются
здесь с опорой на переписку писателя, выявляются авторские убеждения о
назначении религии и особенной роли священника в современном мире.
В параграфе 1 «Часть жизни» (A Sort of Life, 1971): эпистолярные
штрихи к автобиографическому портрету» одноимѐнная автобиография
рассматривается как попытка создания автопортрета, литературный источник,
где ценность имеют не только личные воспоминания Грина41, но также
исторический фон. Из автобиографии читатель узнает о многочисленных
лондонских пожарах в 1940-1941 гг., о кораблекрушении океанского лайнера
«Титаник» и о гибели пассажирского судна «Рауэн»42и др. Вспоминая об
особенностях английского быта, Грин посвящает в автобиографии и письмах
целые абзацы ритуалу чаепития. Когда писатель снимал недорогое жилье в
Ноттингеме, единственным, что могло утешить или, наоборот, повергнуть в
уныние Грина-журналиста, являлось «высокое» (вечернее) чаепитие. Подобным
ритуалом писатель отпраздновал свое решение стать католиком. Отметив
эстетику этого ритуала в 1920-е гг., Грин останется чайным гурманом даже в
41
На красивую легенду смахивает история о случайной встрече отца писателя Чарльза Грина с Оскаром
Уайльдом в Неаполе примерно в 1897-1898 гг. Однако, как убежден Николас Деннис, племянник писателя,
данная встреча все же имела место быть: о ней как-то вскользь упоминала сестра Грина Элизабет.
42
Пассажирское судно «Rowen» затонуло в Ирландском море в 1921 году.
22
военные будни, о чем свидетельствуют другие приводимые нами письма.
Например, послание литературному критику Д. Хейворду от 14 сентября 1939
года: «Я звонил тебе домой, чтобы понять, находишься ли ты еще в Лондоне,
и в этом случае я хотел просить тебя о чашечке чая. Мне не нравится чай из
магазина, но я не могу озадачиться тем, чтобы делать чай самому. Хотя чай я
люблю превыше всего»43.
Топографическим особенностям Беркамстеда44 посвящен ряд строк
автобиографии. Например, вспоминая свою школу, Грин пишет без прикрас:
«Сочетание розового «тюдора» с мерзким современным кирпичом цвета
окорока – здесь начались мои мучения»45. Однако далее автор рассказывает о
красотах окрестностей родного городка, которые он тонко чувствовал в период,
когда зарождалась его привязанность к пейзажам Беркамстеда, никогда более
его не покидавшая. Порой нелестные, но искренние воспоминания Грина о
родном городе никоим образом не повлияли на отношение к писателю его
жителей46.
После публикации автобиографии Грину приходило много писем, в том
числе и от жителей Беркамстеда. Послание, датируемое 15-м декабря 1971 года,
пишет писателю его соученик У.А. Сандерс, критикующий автора за
меланхоличный тон и некоторые ляпсусы47: «Огромное спасибо за твоѐ
длинное и интересное письмо о Беркамстеде. После публикации «Части
43
Graham Greene A Life in Letters [Text] / Ed. by R. Greene. – L.: Abacus, 2008. – P. 101.
В 2012 году усилиями организаторов международного фестиваля, посвященного писателю и проводимого в
родном для него Беркамстеде, была издана специальная карта города под названием «Беркамстед Грэма
Грина». Данный документ представляет интерес для всех, кто почитает этого автора и следит за его судьбой.
Карта примечательна также тем, что на ней отмечены те достопримечательности города, которые
непосредственно связаны с литератором и стали прообразами места действия некоторых произведений,
например «Человеческий фактор» (The Human Factor, 1978) и «Капитан и враг» (The Captain and the Enemy,
1988).
45
Путешествие без карты [Текст] / Г. Грин. – М.: Вагриус, 2007. – С. 34.
46
Недавно на стене, окружающей школу Сент-Джон, где Грин появился на свет, была установлена
мемориальная доска, напоминающая о рождении писателя в этом месте. Беркамстедцы по-прежнему сожалеют,
что последним приютом Грина стал швейцарский городок Веве.
47
Неточная интерпретация романов Ч. Диккенса, допущенная Грином в тексте автобиографии. Позже ляпсус
был исправлен при переиздании книги.
44
23
жизни» случилось нечто странное. Я не мог вспомнить имя одного из
«железнодорожных» мальчишек48, которого наказывали в классе, но однажды
я получил письмо от жительницы Беркамстеда. Она жила в этом городе
вместе с мужем. Еѐ отец получил травму и на тот момент находился в
больнице. И вот эта женщина хотела бы послать отцу подписанный мною
экземпляр автобиографии. Я внезапно начал понимать, что Майо – так звали
ее отца – это тот человек, который фигурирует в моей книге. Я выслал ей
книгу, а она потом сообщила мне, что Майо, успев еѐ дочитать, скончался»49.
Наполненная авторской признательностью У. Де Ла Мару, Р. Бруку, а
также Р. Браунингу и Э. Паунду, «Часть жизни» становится «литературной
исповедью» Грина. А источниками для еѐ написания были письма, например
переписка с матерью, записки, открытки, таможенные штампы в паспорте и,
конечно, воспоминания литератора. В автобиографии писателя не так много
прямых цитат из художественных произведений, но те, которые есть, создают
духовный портрет писателя. У. Де Ла Мар в молодые годы Грина был одним из
любимых его поэтов. Судьба свела его с этим человеком и в жизни. Знакомя Де
Ла Мара, приехавшего с лекцией в Беркамстед, со своими родителями, Грин с
гордостью скажет о себе как о друге поэта, а в 1925 году направит поэту книгу
стихов «Журчащий апрель» (Babbling April, 1925), сопроводив ее письмом, в
котором речь идет о том земляничном чае, который он пил вместе с У. Де Ла
Маром в Беркамстеде.
Г. Грин – У. Де Ла Мару. Письмо от 1925 года (точная дата не указана;
предположительно май-июнь): «Дорогой мистер Де Ла Мар, надеюсь, с моей
стороны будет не слишком самонадеянно послать Вам мою первую книгу. Вы,
наверное, забыли, кто я такой, пока я не напомню вам о нашем земляничном
чаепитии в Беркамстеде»50.
Отметим в автобиографии интересные факты, так или иначе касающиеся
48
Речь идет о школьниках, которые, в отличие от пансионеров, чье содержание в школе оплачивали богатые
родители, приезжали на учебу на поезде. Пансионеры к таким детям относились презрительно и с недоверием.
49
Graham Greene A Life in Letters [Text] / Ed. by R. Greene. – L.: Abacus, 2008. – P. 315.
50
Там же, Р. 14.
24
его литературных интенций. Например, юный Грин в письме 51 выразил мнение
о книге шотландского ученого У.С. Брюса «Полярное исследование» (Polar
Exploration, 1911) и заявил о своем страстном желании посетить Южный полюс.
Выбирая между чтением «Улисса» и посещением коммунистического митинга
в Париже, молодой Грин предпочтѐт провести время с книгой. Спустя годы
роман Дж. Джойса покажется Грину «скучной и переоцененной книгой»,
особенно после просмотра одноименного фильма. Об этом Грин пишет в
письме от 30 апреля 1967 года своей возлюбленной К. Уолстон: «Я попытался
перечитать книгу, готовясь к просмотру фильма, и обнаружил еѐ чрезвычайно
скучной, какой, собственно, стала и сама картина. Этот классический роман,
действительно, один из самых переоцененных»52.
Автобиография «Часть жизни» не только личностные переживания, но и
ярко описанный уклад жизни благополучного социального круга Англии
первой половины XX века. Нетрадиционное, с помощью писем, прочтение
мемуаров Г. Грина способствовало выявлению разнообразных историкокультурных пластов. Перевод избранных посланий прокомментировал давно
знакомый всем гриноведам текст и выявил личные пристрастия и этапы
становления Грина-художника.
В параграфе 2 «Эпистолярий периода создания «Конца одного
романа» (The End of the Affair, 1951) речь идѐт о произведении в котором
писатель предлагает такого протагониста, с которым читатели непременно
будут пытаться ассоциировать самого Г. Грина. Герой романа Морис Бендрикс,
по профессии тоже литератор, имеет сходство с Грином, выраженное в
поступках, поведении, увлечениях.
«Конец одного романа» – книга, буквально наполненная литературными
воплощениями реальных лиц, окружавших Грина, а также событиями, которые
самому писателю довелось пережить. Большое значение для этой истории о
51
На данное несохранившееся послание, написанное примерно в 1914 году, ссылается Р. Грин (Graham Greene
A Life in Letters [Text] / Ed. by R. Greene. – L.: Abacus, 2008. – Р. xxiii). Это было письмо мальчика, который
вряд ли планировал тщательно вести и хранить свой личный архив.
52
Там же, Р. 287–288.
25
любви играет документальный фон: трагические события Второй мировой
войны, разделѐнные «жителем Лондона» Грином с лондонцами. 18 октября
1940 года одна из бомб разрушила дом четы Гринов в Лондоне53 на улице
Клэпэм Коммон,14. Грустное настроение писателя зафиксировано в письме
матери от 19 октября 1940 года: «Увы, наш дом разрушился в пятницу в 1:30
ночи. Я лишь надеюсь, что некоторые мои книги и кое-что из вещей жены
будут спасены. Однако недалеко еще остаѐтся неразорвавшаяся бомба,
готовая вот-вот взорваться. И тогда вся территория подвергнется еще
большему разрушению. Сердце разрывается от осознания, что такой
замечательный дом, столько всего переживший, может исчезнуть подобным
образом»54.
Драматический эпизод потери своего жилища, взятый из реальной жизни,
как и некоторые другие (например, появление королевской семьи на балконе
Букингемского
дворца, символизирующее
окончание войны),
Г. Грин
практически без изменений внѐс в текст «Конца одного романа»55. Физическую
близость мужчины и женщины, в данном случае связь Бендрикса и его
возлюбленной Сары Майлз, обострѐнную обстоятельствами войны, страхами
частых бомбѐжек, Грин трактует как «переход-искупление» между жизнью и
смертью. Смерть можно истолковать как высшую точку, освобождение, то есть
начало новой, чистой жизни вне греховных помыслов. Потрясение, полученное
Грином от осознания, что собственная жизнь и жизни его близких были на
волосок от гибели, повлияло на все последующие воспоминания автора о
войне. В данном случае знание биографического материала представляется
важным как для читателя, так и для критика.
53
Историческое здание было построено архитектором Джоном Хаттом во времена правления королевы Анны.
Примечательно, что в 2011 году, на годовщину смерти писателя, на месте дома в Лондоне, где он жил с 1935
по1940-гг., была установлена мемориальная доска. После бомбежки дома во время войны он стал абсолютно
непригоден для проживания, однако сохранившиеся внешние стены позволили восстановить его исконный
облик. Это здание еще примечательно тем, что Грина в нем навещали такие писатели, как И. Во и Д. Бетжемен
(Грин переписывался с ним с 1946 по 1983 гг.).
54
Там же, Р. 104.
55
Также на основе этого события Грин написал рассказ «Разрушители» (The Destructors, 1954), в котором
описывается история того, как группа мальчишек разрушает сильно пострадавший во время войны старинный
дом. Образ этого дома связан с реальным домом писателя в Лондоне.
26
Установив, что прообразами героев этого романа была преуспевающая
супружеская чета Уолстонов, мы делаем предположение о том, что Сара Майлз
вобрала в себя черты Кэтрин Уолстон, а также еще одной близкой Грину
женщины – автора детских книжек и художницы Дороти Гловер56, с которой он
был знаком с конца 1930-х гг. Вот как Грин описывает еѐ в одном из писем
военного времени, обращѐнном к литературному критику Дж. Хейворду:
«Подозреваю, ты преуспел в том, чтобы сдавать квартиру, не выплачивая при
этом аренду. Я пишу об этом потому, что одна хорошенькая, умная и
надежная подруга, которая создает театральные костюмы, просила меня
найти кого-нибудь, кто бы официально не сдавал свою квартиру и кого бы
устроила умеренная плата, не более тридцати в неделю. А взамен она
тщательно берегла бы вверенные ей вещи»57.
Мы отмечаем авторский ход Грина, сделавшего героя исследуемого
романа писателя Мориса Бендрикса внимательным читателем. Фрагменты
третьей части книги посвящены рефлексии Бендрикса, познающего себя и свою
возлюбленную Сару Майлз через текст еѐ дневника-исповеди. Бендрикс не
торопится его прочитать, сомневаясь в искренности чувств Сары. Дневник
Сары и ремарки Бендрикса о нѐм сопоставляются с обширной перепиской Г.
Грина и К. Уолстон. Например, в письме от 30 января 1950 года Г. Грин
негативно отзывается о муже Кэтрин, который в романе фигурирует под
именем Генри Майлз: «Я не одобряю и не люблю суждения Гарри. На самом
деле ваш союз разрушился еще до нашего знакомства. И я не верю в то, что
Гарри любит тебя или кого-то еще сильнее, чем свою власть»58.
Вышеуказанные элементы: художественный текст и эго-документы
относятся к авторскому макротексту. Ряд фактов и вымыслов в данном романе
был изучен с помощью переписки Г. Грина.
56
Г. Грин и Д. Гловер вместе часто дежурили по ночам. Когда Лондон подвергался бомбѐжкам нацистов, они
должны были успеть затушить неразорвавшиеся бомбы. Иногда их принимали за супружескую пару. Писатель
Бендрикс из «Конца одного романа» также, случалось, нѐс вахту в ночное время, избегая спокойных утренних
дежурств. По утрам Бендрикс и Сара тайно встречались.
57
Там же, Р. 102.
58
Там же, Р. 169–170.
27
В параграфе 3 «Эпистолярный ракурс романов «Сила и слава и
«Монсеньор Кихот» исследуется отношение автора к вере, назначению
священнослужителя в современном мире, рассматриваются исторические
аспекты в двух выдающихся философско-религиозных романах Г. Грина «Сила
и слава» и «Монсеньор Кихот». Обращение к данным произведениям актуально
и в наши дни, когда наблюдается стремительное падение авторитета
католической церкви (существенный момент – отречение главы Римскокатолической церкви от престола в 2013 году).
Писателя на протяжении всего творчества интересовала атмосфера
внутри государства и личная судьба одного ничем не выдающегося человека, в
данном случае – священника. Автор проявляет себя как безусловный гуманист
и защитник традиционных человеческих ценностей и той религии, которая
давала силы и окрыляла многих христиан, без разделения на католиков,
англиканцев, православных или протестантов. В романе «Сила и слава» образ
безымянного падре мог быть частично «списан» с отца Мигеля Про. Как было
указано выше, судьбы католических подвижников Д. Герарда и Э. Кампиона
также не могли не взволновать Г. Грина. Священник в разных ипостасях –
важная фигура в европейской литературе со времен эпохи Возрождения до
наших дней. Показать его слабым и беззащитным, но старающимся до конца
выполнить
свой
долг
–
большая
заслуга
писателя,
обеспокоенного
пренебрежение к авторитету церкви, мировой политикой, воспринимаемой им
через людей.
Защищая роман «Сила и слава» от цензоров Ватикана, Г. Грин в письме
от 6 мая 1954 года кардиналу Дж. Пиццардо выполняет миссию просветителя.
В частности, он заявляет: «Целью написания книги было противопоставить
власти силу таинств и несокрушимость Церкви, с одной стороны, и просто
светскую власть коммунистического, по существу, государства, с другой.
Могу я напомнить Вашему Преосвященству, что моя книга написана в 19381939 гг., незадолго до того, как ужасающие события, которые я наблюдал в
28
Мексике, распространились по всей Европе»59.
Эпистолярные диалоги с представителями Ватикана о романе «Сила и
слава», переписка с друзьями о литературной критике, путешествиях, политике,
письма в поддержку близким людям и родственникам часто высвечивают
широкий спектр современных проблем и явлений. Они требуют дальнейшего
изучения.
Анализируя роман «Монсеньор Кихот», мы продолжаем опираться на
эпистолярий Г. Грина. Из писем известно, что автор задумывал свою историю
как развлекательную книгу о путешественниках в духе «Путешествий с
тетушкой» (Travels with My Aunt, 1969), но, работая над ней, изменил еѐ
содержание в сторону «философско-исторического романа-диспута». Г. Грин
пишет журналисту Б. Дидриху 17 июня 1980 года: «Я еду в Испанию по
приглашению мэра Мадрида, а потом вместе с моим другом отцом Дюраном
мы совершим наше ежегодное путешествие по стране. Я надеюсь, что эта
поездка возродит интерес к начатому мной комическому роману [Монсеньор
Кихот]»60.
Из переписки следует, что роман мог не состояться. 6 апреля 1978 года Г.
Грин написал другу, испанскому священнику и литератору Л. Дюрану:
«Надеюсь, я привезу вам забавы ради первую главу «Монсеньора Кихота» –
первую и последнюю, ибо я сомневаюсь, что когда-либо продолжу эту книгу»
61
. Наличие в тексте романа упоминаний не только об известных религиозных и
политических деятелях разных эпох (Кальвина, Франциска Сальского, Понтия
Пилата, Торквемады, Троцкого, Гитлера, Кастро, Брежнева, Маркса, Франко,
Ленина и Сталина), но и писателях (У. Шекспира, Л. де Веги, М. де Унамуно,
М. де Сервантеса) заставляет читателя задуматься о нравственно-философской
позиции Грина на закате его жизненного пути.
В Заключении подводятся итоги исследования, делаются основные
59
Там же, Р. 206.
Diederich, B. Seeds of Fiction. Graham Greene’s Adventures in Haiti and Central America 1954–1983 [Text] / B.
Diederich. – L.: Peter Owen, 2012. – P. 213.
61
Graham Greene A Life in Letters [Text] / Ed. by R. Greene. – L.: Abacus, 2008. – P. 348.
60
29
выводы о значении эпистолярного наследия Г. Грина в его творчестве,
поскольку многие письма проливают свет на нравственные и эстетические
искания автора и его литературные интенции. Дар писателя-мыслителя и
выдающиеся способности рассказчика выдвинули Грина, художника слова XX
века, на почетный пьедестал классика мировой литературы. Изучая письма Г.
Грина, отыскивая забытые рукописи, оперируя известными произведениями,
хотя и не только его признанными шедеврами, в настоящей работе мы
продемонстрировали иные, прежде незнакомые, грани творчества этого автора,
а
именно
сплав
поэтических
настроений,
эпистолярного
ритуала
и
гуманистических убеждений.
В качестве перспектив развития темы отметим, что интерес представляет
переписка Г. Грина с представителями творческой интеллигенции СССР.
Выявление суждений Г. Грина о литературе в письмах отечественным критикам
и литераторам 1950-1980-х гг., например Г.В. Аникину, Т. Ланиной, Б. Изакову,
Т. Кудрявцевой, Ю. Семѐнову, позволит полнее узнать представления Г. Грина
о России и его эпистолярные контакты в нашей стране. Переписка Г. Грина с А.
Кѐстлером, А. Силлитоу и П.П. Ридом, Г. Маркесом, Ф. Мориаком, С.
Кубриком и др., не вошедшая в исследуемый в настоящей работе эпистолярный
сборник, также нуждается в анализе и комментариях.
Основные выводы диссертационного исследования были апробированы
на научных сессиях МГПУ 2011-2015 годов, на VI и VII Всероссийской
научной конференции «Англистика XXI века» (СПбГУ, 2012, 2014), на
Всероссийской научно-практической конференции «Литература и кино в
поисках общего языка» (Владимир, ВГУ, 2012), на XIV международной
научной конференции «Взаимодействие литератур в мировом литературном
процессе. Проблемы теоретической и исторической поэтики» (Беларусь, ГрГУ,
2012). Научные результаты, содержащиеся в диссертации, отражены в 8
публикациях, общим объемом 4,9 п.л., из них 3 работы опубликованы в
рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК при Минобрнауки России:
30
1. Шишкин К.Г. Принципы подхода к эпистолярному наследию Г.
Грина / К.Г. Шишкин // Вестник МГПУ. Сер. «Филология. Теория языка.
Языковое образование». – 2012. – №2 (10). – С. 117–122.
2. Шишкин К.Г., Тимашева О.В. Грэм Грин и Ивлин Во (Штрихи к
портрету писателей в молодости) / К.Г. Шишкин // Интеллигенция и
мир. Рос. междисциплин. журнал гум-ных наук. – 2012. – №4. – С. 90–
102.
3. Шишкин
К.Г.
Особенности
детективного
жанра
на
примере
неоконченной повести Г. Грина «Пустой стул» (1926) / К.Г. Шишкин //
Вестник МГПУ. Сер. «Филология. Теория языка. Языковое образование».
– 2014. – №3 (15). – С. 121–127.
4. Шишкин К.Г. Новейшие зарубежные исследования о Г. Грине / К.Г.
Шишкин // Англистика XXI века: Материалы VI Всероссийской научной
конференции, 24-26 января 2012 г. – СПб: СПбГУ. – 2012. – С. 35–37.
5. Шишкин К.Г. «Конец одного романа» Г. Грина: попытка сопоставления
литературного и кинематографического текстов / К.Г. Шишкин //
Литература и кино – в поисках общего языка: Материалы Всероссийской
научно-практической конференции. – Владимир: ВГУ им. Столетовых. –
2012. – С.127–135.
6. Шишкин К.Г. Жанровые эксперименты Г. Грина / К.Г. Шишкин //
Актуальные
проблемы
лингвистики,
литературоведения,
лингводидактики: сб. ст . – М.: ГОУ ВПО МГПУ, 2011. – С. 170–176.
7. Шишкин К.Г. «Конец одного романа» Г. Грина как художественная
разновидность
автобиографии
/
К.Г.
Шишкин
//
Антропология
литературы: методологические аспекты проблемы: сб. науч. ст. В 3 ч. Ч.2
/ ГРГУ им Я.Купалы. – Гродно: ГРГУ, 2013. – С. 128–133.
8. Шишкин К.Г. О Грине-католике в письмах и критике / К.Г. Шишкин //
Англистика
XXI
века:
Материалы
VII
Всероссийской
научной
конференции, 21-26 января 2012 г. – СПб: СПбГУ. – 2014. – С. 61–64.
31
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
14
Размер файла
6 898 Кб
Теги
переписку, интенция, свидетельство, грина, литературное, грэма
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа