close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Нескучный сад №4 апрель 2013 г.

код для вставкиСкачать
Вы узнаете, как читается молитва «Отче наш» на других языках.
Вместе с хором вы научитесь правильно петь молитву Господню.
Увидите видео с беседой епископа Орехово-Зуевского Пантелеимона о том, что стоит за словами молитвы Господней.
Сможете детально рассмотреть иконы «Отче наш» и прочитаете, что и почему на этих иконах написано.
Сможете прочитать толкования Святых Отцов на молитву «Отче наш».
А самое главное, узнаете, что означают слова молитвы и как правильно читать молитву «Отче наш» утром и вечером, несмотря на нашу вечную занятость.
Ищите страницу в интернете по адресу http://www.nsad.ru/otche-nash или с главной страницы сайта www.nsad.ru нажимайте на баннер.
Учредитель — Сестричество во имя святого благоверного царевича Димитрия при Первой градской больнице
Одобрено Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви
Главный редактор
Юлия ДАНИЛОВА
Выпускающий редактор,
редактор раздела «Тема номера»
Ирина ЛУХМАНОВА
Арт-директор Дмитрий ПЕТРОВ
Редактор раздела «Жизнь в Церкви»
Евгения ВЛАСОВА
Редактор раздела «Ближний круг»
Анастасия ОТРОЩЕНКО
Редактор раздела «Общее дело»
Екатерина САВОСТЬЯНОВА
Редактор раздела «Культура»
Егор ОТРОЩЕНКО
Редактор сайта
Арсений ЗАГУЛЯЕВ
Корреспонденты:
Екатерина СТЕПАНОВА, Дмитрий РЕБРОВ,
Кирилл МИЛОВИДОВ, Ирина СЕЧИНА
Корректор Любовь ФЕДЕЦКАЯ
Фоторедактор Александр ИВАНОВ
Фотограф диакон Андрей РАДКЕВИЧ
Отдел распространения
Дмитрий БРИТАНОВ
Просим молитв о наших
благотворителях: рабах Божиих Сергии,
Димитрии, Максиме, Сергии, Никите,
Андрее, Елене, Марине, Юлии, Илье,
Владимире, Марии, Василии, Сергии
Адрес редакции: 109004 Москва, ул. Станиславского,
д. 29, стр. 1
Телефон: (495) 912-91-19
E-mail: neskuch@yandex.ru
Сайт
www.nsad.ru
Журнал зарегистрирован в Минпечати РФ
14 августа 2001 года
Свидетельство о регистрации ПИ № 77-9575
Верстка, дизайн, препресс РИЦ «АртПодготовка»
(495) 585-41-07
Печать: ООО «Полстар» (495) 785-57-33
г. Москва, Волоколамское шоссе, 4, ГУК МАИ, сектор Б
Тираж 10000 экз.
Подписной индекс
по объединенному каталогу
«Пресса России» —
11805
по каталогу «Роспечать» — 46331
По вопросам распространения
обращайтесь по телефонам:
(495) 943-04-98, 943-04-99
Региональный представитель
Украина, Одесса:
+38 (048) 735-03-85 Сергей Колесник
На первой странице обложки:
коллаж с использованием фото РИА Новости
Нескучный сад
Журнал о православной жизни
Содержание
Эхо событий
2 6
Протоиерей Максим Козлов:
зачем священникам политология ..............................................2
Почему люди выгорают ..............................................................9
Как я сгорела: личный опыт .....................................................10
Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон:
За что умирать не надо ............................................................. 13
Помощь нужна всем .................................................................14
Признаки синдрома выгорания ...............................................17
Протоиерей Павел Великанов:
«Не надо ничего замалчивать!» ................................................ 19
Дорогие читатели! Номер, который вы держите в руках, вышел благодаря вам. Мы сердечно
благодарим всех, кто помог этому номеру выйти в свет. Наша постоянная благодарность
и тем замечательным людям, которые финансировали журнал все предыдущие годы его
существования, и новым постоянным благотворителям. Их имена указаны в колонке сле-
ва, и вы можете за них помолиться.
«Нескучный сад» благодарит!
Фоторепортаж: Православие в Тель-Авиве ............................22
Как устроена Страстная седмица ............................................30
Русское византийское пение ...................................................36
Исповедь: покаяние или пропуск на Причастие? ....................39
Учредил ли Сталин РПЦ МП? ....................................................41
Счастливая женщина:
четверо своих и восемь приемных ..........................................44
Бывает ли ложь во спасение ...................................................48
Персона: переводчик с сербского
Светлана Луганская .................................................................50
Подростки и деньги ..................................................................55
Протоиерей Максим Первозванский:
первый заработок как способ познания .................................59
44 59
60 73
74 88
22 43
9 21
Насилие в семье: терпеть или звать на помощь? ...................60
Время жизни —9 часов ..........................................................66
Деревня приемных мам ...........................................................68
Милосердие: готовим православных нянь ..............................72
Владимир Мономах: восстановитель порядка ........................74
Почему растет интерес к документальному кино .....................79
Фрэнк Баум и его «Волшебник Оз» ...........................................83
Детское кино, взрослые вопросы ............................................86
Тема номера
Жизнь в Церкви
Ближний круг
Общее дело
Культура
— Каков уровень образования в
современных семинариях? Очевид-
но, что Московская и Петербургская
хороши, но часто можно услышать,
что провинциальные семинарии ос-
тавляют желать лучшего. Это дейст-
вительно так?
— К концу советской эпохи на всю
Русскую Церковь у нас было три духов-
ные семинарии: в Москве, Ленинграде и
Одессе — и две духовные академии: Мо-
сковская и Ленинградская. Кроме того,
функционировала аспирантура при От-
деле внешних церковных сношений.
Никаких других учебных заведений
на тот момент не было. В 1988 году ре-
шением юбилейного собора были от-
крыты Тобольская, Ставропольская и
Киевская семинарии. Когда Церковь
получила свободу, ей понадобились
пастыри, и наряду с лавинообразным
открытием храмов и монастырей также
стремительно открывались и духовные
школы. Разного уровня. Понятно, что де-
лать это было необходимо, потому что
тогдашнюю ситуацию можно уподобить
военной: во время Великой Отечест-
венной войны вместо регулярных воен-
2
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Актуальное
Образование
Протоиерей Максим КОЗЛОВ:
зачем священникам
учить политологию
Сопоставим ли уровень
образования в семинарии
и светском вузе? Что
происходит с церковной
наукой вне столиц и зачем
московские профессора
будут читать лекции
по интернету? Замглавы
Учебного комитета Русской
Православной Церкви
протоиерей Максим КОЗЛОВ
рассказал «НС» о том, как
меняются сейчас семинарии.
ных училищ и институтов офицеры про-
ходили ускоренные офицерские курсы,
потому что нужно было хоть кого-то по-
сылать на фронт. Так, в начале девяно-
стых духовные училища заменили пол-
ноценный семинарский курс, людей
часто рукополагали без духовного обра-
зования, при условии, что они заочно
поступят в семинарию, и это было луч-
ше, чем ничего, потому что паства жаж-
дала открытия храмов и возобновления
богослужений. Тщательно следить за
уровнем образования в те годы было
фактически невозможно. Не хватало
книг, преподавателей, пособий, но мно-
гое из перечисленного восполнялось
энтузиазмом.
— Кто тогда преподавал в семина-
риях?
— Это были выпускники наших акаде-
мий, иногда очники, иногда заочники, а то
и просто клирики, имеющие полное семи-
нарское образование. Их главной зада-
чей было не развивать науку, а поделить-
ся той традицией, носителями которой
они сами были. Постепенно времена ме-
нялись, и требования к семинариям, под-
готовке преподавательского состава ста-
новились все более жесткими.
— Уровень образования в право-
славных семинариях можно сопоста-
вить с уровнем светского вуза?
— Сегодня, как справедливо указал
Патриарх на последнем соборе, боль-
шинство наших семинарий соответству-
ют уровню бакалавриата, если сравни-
вать их со светскими вузами, и лишь
некоторые могут претендовать на уро-
вень магистратуры. Откуда мы это зна-
ем? Этой осенью Учебным комитетом
была предпринята инспекция всех ду-
ховных семинарий, находящихся на тер-
ритории Российской Федерации, по ито-
гам которой мы составили рейтинг.
Учитывались многие параметры:
знания студентов на выходе, уровень
методического обеспечения, матери-
альные условия. Кроме того, мы предъ-
являли и те требования, которые
ставит перед лицензированными учеб-
ными заведениями Рособрнадзор, что-
бы в случае проверки быть уверенны-
ми, что наши семинарии такую
проверку пройдут.
Рейтинг — это внутренний документ,
и я не могу вам его зачитать, но могу ска-
зать, что по результатам проверки у нас
есть ряд очень крепких семинарий, кото-
РЕКЛАМА
Церкви необходима наука, и хотя далеко не каждый священник обязан быть церковным уче-
ным, но без церковных ученых, без историков, без богословов будет просто невозможно
решить огромное число задач, стоящих перед Церковью
3
рые дают неплохое образование: кроме
МДА и СПбДА это Сретенская семинария
в Москве, Смоленская семинария, Ко-
ломенская, Саратовская, Томская, Ка-
занская, Рязанская, Воронежская, То-
больская, Хабаровская. Но есть и
семинарии, чей уровень крайне низок.
Они находятся в самом конце рейтинга,
и в ближайшем будущем им предстоит
доказать свое право носить имя семи-
нарии. Я не буду их перечислять, но ска-
жу, что всего из 36 семинарий таких про-
блемных у нас как минимум три-четыре.
— Каким образом вы диагности-
ровали знания студентов?
— Мы проводили устный опрос и
письменное тестирование, которые да-
ли достаточно ясное представление об
уровне семинаристов.
— Но вы же знаете, что в России
любят к приезду комиссий «из цен-
тра» строить «потемкинские дерев-
ни», выдавать желаемое за действи-
тельное...
— Я не думаю, что это наш случай,
например, если есть библиотека — вам
есть что показать, а если библиотеки
нет, то ее невозможно создать за два
дня до инспекции. Или каталог есть, или
его нет.
— С какими проблемами в ре-
зультате проверок пришлось столк-
нуться?
— Главной проблемой провинциаль-
ных семинарий, на мой взгляд, практи-
чески везде остается ситуация с кадра-
ми. В частности, это связанно с тем, что
те преподаватели, которые там работа-
ют, как правило, являются клириками и
обременены приходскими заботами. Ес-
ли их не разгружать, у них почти не оста-
ется времени на преподавание.
Выходом может оказаться и приме-
нение дистанционных технологий.
Например, сегодня у нас создается сис-
тема, позволяющая студентам провин-
циальных семинарий слушать прямые
трансляции лекций ведущих столичных
профессоров. Пока эта система работает
только в тестовом режиме, но в ближай-
шем будущем она позволит проводить
вебинары, организовывать обратную
связь. Такие лекции могут быть офици-
ально включены в учебный план, особен-
но в тех случаях, когда администрация
понимает, что лучше послушать москов-
ского профессора, чем своего, но не
очень подготовленного батюшку.
Другой существенной проблемой яв-
ляется небольшое число учащихся. Пять-
семь человек на курсе — этот очень ма-
ло, и содержать ради них целую
семинарию слишком дорого, получает-
4
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Актуальное Образование
5
ся, что церковные средства расходуются
неэффективно.
— В церковной прессе неодно-
кратно звучали предложения за-
крыть подобные семинарии, объеди-
нить их с более успешными, чтобы
не профанировать образователь-
ный уровень. Ведь есть регионы, где
очень трудно создать полноценную
семинарию...
— Тут важно не рубить с плеча, раз-
рушать всегда проще, чем создавать. Не
нужно спешить с закрытиями, хотя в этих
предложениях и есть здравое начало.
Что касается региона — то дело тут не в
регионе. Многое зависит от личности
правящего архиерея, от тех усилий, кото-
рые он тратит на организацию и обеспе-
чение учебного процесса.
Более серьезная проблема — на-
чальные духовные учреждения, учили-
ща, которых до сих пор остается очень
много. Я убежден, что лучшие из училищ
должны стать семинариями, а осталь-
ные надо перепрофилировать в учили-
ща, где готовят иконописцев, певчих,
чтецов, других церковных работников,
но не священнослужителей.
— Как определить минимум зна-
ний, который должен получить семи-
нарист?
— Есть сложившееся представле-
ние об основных блоках духовного об-
разования: это история Церкви, догма-
тическое богословие, святоотеческая
литература, библейские дисциплины,
практические дисциплины, дополни-
тельные гуманитарные предметы. В ка-
ком объеме должны читаться по-
следние? Что касается истории,
философии, политологии, мы стараем-
ся, чтобы их объем соответствовал
программам светских университетов,
во всяком случае, сегодня в семинари-
ях их преподают в объеме никак не
меньшем, чем в большинстве из про-
винциальных вузов.
Время обскурантистского отноше-
ния к светским предметам в семина-
риях прошло, и сейчас, наверное, ни-
кто не решится озвучить идею, что
социология или политология не нужна
священникам, хотя, возможно, кто-то
так и думает.
— На Западе, например, в неко-
торых американских духовных шко-
лах, при поступлении в семинарию
необходимо пройти светский бака-
лавриат или так называемый курс
General studies. Это позволяет сэко-
номить силы.
— Я согласен, что светский бакалав-
риат может стать хорошим фундаментом
для духовного образования. С идеаль-
ной точки зрения это могло бы позво-
лить абитуриентам поступать в семина-
рию в более зрелом возрасте, так, чтобы
к выходу из семинарии они были лучше
готовы к пастырскому служению. Но это
не дело ближайшего будущего. У нас не
так много абитуриентов и не такой высо-
кий конкурс, чтобы мы могли себе по-
зволить выдвигать какие-то дополни-
тельные условия. Хотя в Московской
духовной семинарии обычно каждый год
до трети абитуриентов имеют светское
законченное высшее образование.
И это им только помогает.
— Недавно наша Церковь пере-
шла на болонскую систему образова-
ния. Священников теперь готовят по
схеме: бакалавриат — магистрату-
ра — аспирантура. В своих интервью
некоторые церковные ученые жалу-
ются, что подготовить специалиста
за два года магистратуры невозмож-
но. Вы согласны с такой критикой?
Раньше в академии семинаристы
учились в течение четырех лет, а за-
вершив академический курс, защи-
щали диссертацию кандидата бого-
словия.
— Сегодня кандидатскую диссерта-
цию защищают не в рамках основного
академического курса, а в рамках аспи-
рантуры. Магистратура в академии —
это два года, аспирантура — еще два,
получаются все те же четыре года ста-
рой академии, так что срок на подготов-
ку диссертации не сократился.
— Тогда в чем был смысл ре-
формы?
— Далеко не все выпускники магист-
ратуры попадают в аспирантуру, канди-
датская степень теперь остается только
для тех, кто предполагает связать свою
жизнь с церковной наукой. Выпускник
академии будет получать магистерскую
степень, которая позволит ему занимать
определенные должности в церковном
управлении, нести более ответственное
церковное служение.
— Традиционно считается, во вся-
ком случае в светской академиче-
ской среде, что полноценный образо-
вательный процесс немыслим без
науки. Семинарии теперь приравни-
ваются к высшему образованию, но
почему церковная наука почти не
развивается в провинции?
— Это не совсем так, есть среди про-
винциальных преподавателей и настоя-
щие ученые, просто их имена не так из-
вестны, как имена профессоров
столичных академий, но многие семина-
рии выпускают свои сборники, публику-
ют научные статьи.
Уровень этих статей очень разный, и
актуальной задачей сегодня является
создание в церковном образовании
стандартов и требований, которые будут
относиться и к учебной, и к научной ра-
боте. Хотя с другой стороны я могу со-
гласиться с вами, понимание того, что
кафедра, которая является базовой
Сегодня у нас создается система, позволяющая студентам провинциальных семинарий слу-
шать прямые трансляции лекций ведущих столичных профессоров. В ближайшем будущем она
позволит проводить вебинары, организовывать обратную связь
Актуальное
Образование
6
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
структурной единицей любого учебного
заведения, только входит в жизнь наших
духовных школ.
— Подводя некую черту, хочется
спросить: а зачем Церкви в принципе
нужна своя система образования?
На Западе богословские факультеты
обычно инкорпорированы в состав
светских университетов, их студенты,
пока проходят свое обучение, нахо-
дятся в светской среде, может, стои-
ло бы позаимствовать этот опыт?
— У католиков есть и семинарии, и
университетские факультеты, причем в
семинариях готовят в первую очередь
священнослужителей, а в университе-
тах — церковных администраторов и
ученых. Семинарию можно сравнить с
пединститутом. Он ведь тоже готовит не
ученых, которые развивают новые сфе-
ры знаний, а людей, которые должны по-
лученные знания транслировать. В то же
время любой педагогический вуз озабо-
чен воспроизводством собственных на-
учных кадров. Кто-то из его выпускни-
ков поступает в аспирантуру, становится
преподавателем.
Так и Церковь. Церкви необходима
наука, и хотя далеко не каждый священ-
ник обязан быть церковным ученым, но
без церковных ученых, без историков,
без богословов будет просто невозмож-
но решить огромное число задач, стоя-
щих перед Церковью.
Сомневаюсь, что можно обойтись
без семинарий, полностью положив-
шись на светскую образовательную сис-
тему. Семинария должна оставаться ба-
зовым элементом в системе подготовки
священнослужителей, потому что только
в семинарии можно полноценно объеди-
нять образовательный процесс с воспи-
танием будущих пастырей. Я совсем не
склонен идеализировать воспитание в
наших семинариях, но все же тем и отли-
чается духовная система от светской, что
она никогда не может сказать, что воспи-
тание — это не ее дело. Нахождение в
стенах светского вуза с известным сти-
лем общения, привычками не способст-
вует воспитанию. Другое дело, что нам
необходимы контакты, совместные ме-
роприятия, перекрестные курсы со свет-
скими университетами — все это очень
хорошо, и я убежден, что такие контакты
нужно только приветствовать.
Беседовал Дмитрий РЕБРОВ
РЕКЛАМА
Семинария должна оставаться базовым элементом в системе подготовки священнослужи-
телей, потому что только в семинарии можно полноценно объединять образовательный
процесс с воспитанием будущих пастырей
-
-
-
-
-
-
-
-
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Почему люди выгорают?
Этой зимой в православных интер-
нет-СМИ шла дискуссия о так называе-
мом профессиональномвыгорании: ра-
зочаровании в избранном служении,
опустошенности, унынии, потере смыс-
ла деятельности. Высказывались свя-
щенники, архиереи, публицисты. В ос-
новном признавали: да, выгорание
есть. Но были и мнения, отрицающие
проблему: какое еще выгорание, про-
сто человек ошибся призванием. В медицине синдром профессио-
нального выгорания определяется как
«Расстройства адаптации» в междуна-
родной классификации болезней (МКБ-
10). У церковного сознания свои аргу-
менты, такие как «с креста не сходят, с
креста снимают» или «нет работы —есть
служение». В контексте креста и служе-
ния говорить, например, о графике ра-
боты или перечне должностных обязан-
ностей даже неловко. Что же делать?
«Умирать надо не ради дела, а ради
спасения души», —комментирует тему
епископ Орехово-Зуевский Пантелеи-
мон (Шатов). А начальникам, по мнению
владыки Пантелеимона, следует по-
мнить арифметику аввы Дорофея
(см.стр.13). Потому что за разговорами
о «кресте служения» нередко стоит
плохая организация труда и отсутствие
заботы о людях.
По мнению автора программы под-
держки волонтеров молодежного дви-
жения «Даниловцы» психолога Елены
Чичериной, если вам плохо, надо
звать на помощь. Но не только затем,
чтобы вам помогли. Признание того,
что тебе, представителю помогающей
профессии, нужна помощь, позволит
преодолеть комплекс спасателя, кото-
рый питает невидимая гордость, а
также восстановит общность между
людьми.
Помощь нужна всем, даже священ-
никам, уверен протоиерей Павел Вели-
канов, главный редактор портала «Бо-
гослов.ру». По мнению отца Павла,
помощь друга, архиерея, и особенно
здоровой христианской общины —луч-
ший рецепт от выгорания. Читайте в Те-
ме номера.
Тема номера
Жила-была православная девушка. Пошла
работать в храм...и «выгорела» (см. текст «Как
я сгорела»). Кто виноват? 9
Фото ИТАР-ТАСС
Вкл/выкл
Женщина плакала. Сын лежит в реа-
нимации. Передозировка наркотика.
Врачи говорят, если выживет, станет
«овощем». Что делать? Она пришла на
исповедь, но служба еще только через
час, вот и подошла к свечному ящику.
Зашла ко мне. Она винит себя: с от-
цом-то его не венчана. Вот и наказание
за грех. Я слушаю. Ловлю себя на том, что
смотрю в окно: «Вот Володя, алтарник,
протащил мешок просфор... Кошка мышь
поймала, играет с ней во дворе, а дети
смотрят... Солнышко как светит, совсем
весна, надо б на лавочку пойти!» Спохва-
тываюсь: ах да, я же слушаю женщину.
Сын умирает. Почему мне все равно? По-
тому что здесь пролито так много слез и
рассказано так много скорбных историй?
Но с этой женщиной мы хорошо знакомы,
я даже была у нее дома, ее сын показы-
вал мне смешных новорожденных котят.
Внутри меня есть переключатель —
«вырос» за годы работы при храме, я на-
хожу его и поворачиваю. Он слушается и
тут же переводит мою душу и органы вос-
приятия в режим «эмпатия». Теперь я
слушаю женщину профессионально, я ей
внимаю. Безразличие и раздражение
(она оторвала меня от срочного дела
подсчета свечей) ушло, но сочувствия
нет, его я даже не ждала, его давно нет... Корабль, бурям
не подвластный
Когда я начинала работать на прихо-
де (стояла за свечным ящиком, дежури-
ла в сторожке на телефоне), мне каза-
Тема номера Почему люди выгорают?
10
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Как я сгорела
«Мне казалось, приходит опыт. На самом деле, уходила любовь»
Работа при храме — это почти ежедневная встреча с людской бедой.
Чужие беды могут накрыть неподготовленного человека, сделав его
беспомощным и бесчувственным. О том, как это бывает, рассказывает
сотрудница одного из подмосковных приходов.
Татьяна ХВОСТОВА
Рисунок Дмитрия Петрова
11
лось, будто нахожусь в эпицентре самой
жизни, бурной, насыщенной, разнооб-
разной. В самом центре бури, как из-
вестно, всегда тишина. Вокруг ходят вол-
ны, заворачиваются спиралями смерчи
и водовороты, а сюда долетают лишь
брызги и дуновения ветров. На работу
первые годы летела как на крыльях, ду-
мала лишь о ней, говорила только о ней.
Я чувствовала себя самым счастливым
человеком в мире. Идя вдоль храма,
всякий раз ощущала прилив радости и
убыстряла шаг. Сейчас я взойду на борт
корабля, где ничего не страшно, и начну
выполнять самую важную в мире рабо-
ту. Я буду общаться с людьми в перелом-
ные моменты их жизни, стараться уте-
шить, объяснить непонятное, выберу
книжку из специальной бесплатной биб-
лиотечки, которую подобрала для посе-
тителей. До работы в храме я даже не предпо-
лагала, сколь велика в мире концентра-
ция горя. Что ни день, чья-то беда стучит-
ся в дверь. Даже просто приходя подать
записку и поставить свечи, человек
очень часто начинает изливать тебе все,
с чем он пришел сюда. «Прибавлять ли
“болящий” к имени? Или лучше “тяжко
болящий”? Операция на сердце завтра,
я не знаю, как лучше, помогите!», «Не-
крещеного младенчика можно вписать,
я не успела?.. Но почему? Почему вы та-
кие злые здесь, он же ангел!». Вот чело-
век с посеревшим лицом. Умерла
школьница-дочь. Записки, свечки... «Что
еще я могу сделать? — вопрошает. —
Что еще?!» Помню чувство физической устало-
сти после каждого такого разговора.
Нужные слова искала в душе, старалась
не заплакать вместе с собеседником, а
после долго отходила в тиши сторожки.
Усталость была благодатной и светлой.
Надо же, удалось кого-то утешить, пусть
немного. И вновь звонил телефон, зве-
нел дверной колокольчик, просили де-
нег на дорогу фальшь-нищие, плакали
вдовы, сияли радостью новоиспеченные
мамочки, смущались молодожены, исто-
во крестились на купола пьяные шабаш-
ники в синих наколках, в очередной раз
потерявшие нательный крест. И так до
позднего вечера...
«Таня здесь всегда», — говорил ба-
тюшка, и я радовалась. «Да есть ли у те-
бя другая жизнь, кроме храма?» — удив-
лялись прихожане. «Зачем? — в свою
очередь, удивлялась я. — Все здесь, мне
ничего не надо. Я совершенно счастли-
ва». Я действительно считала свою рабо-
ту лучшей в мире. Несмотря на то, что ра-
бочий день был ненормированным,
зарплата — ниже минимальной, выход-
ной — всего один, посреди недели, а от-
пуск — не более двух недель и только за
свой счет, количество обязанностей —
неоговоренным и постоянно растущим...
Пол помыть в храме — это же очень бла-
годатно, всякий скажет. Тридцать чело-
век накормить обедом вместо заболев-
шей поварихи — просто подарок.
Составлять отчеты и изучать основы бух-
галтерии при полной идиосинкразии к
цифрам — освоение новых пространств
и профессий во славу Божию, что может
быть прекраснее!
Как уходит любовь? Пики жизни, ее острия, язвы, ужа-
сы, трагедии, критические события —
будни храмовой жизни. Рождения,
смерти, свадьбы — часто ли средне-
статистический человек сталкивается
с этим? Сотрудник прихода — еже-
дневно. От отпеваний я поначалу уви-
ливала — как могла. И так еле отходи-
ла после разговоров с плачущими
родственниками, приходящими запи-
сываться. Потом привыкла. Порой са-
ма ловила себя на слишком строгих ин-
тонациях, а иногда мне об этом и
говорили: «Зачем вы так, у нас же го-
ре». — «А как? — оправдывалась внут-
ренне перед собой. — Я не грублю, я
говорю по-деловому, не все же нюни
разводить, вдруг что напутают».
Благоговейный страх перед покой-
ником сменился чувством причастности
(пусть косвенной) к делу проводов чело-
века в иной мир, радостью от возможно-
сти помолиться лишний раз за усопшего.
Вот только родственники раздражать
стали. Стоят не так, не крестятся совсем,
а идут ко гробу прощаться, рыдать начи-
нают — не остановишь. Разве так мож-
но, надо же себя в руках держать...
С крестинами — еще больше про-
блем. Папы-мамы вне себя от счастья, а
тут же столько тонкостей, столько раз-
ных правил. Поначалу с каждой счастли-
вой мамашкой мы сидели едва ли не по
часу. Она делилась радостью, я отвечала
на вопросы, водила смотреть купель, мы
вместе листали святцы, подбирая имя. Я сама не заметила, когда и как об-
щение с посетителями стало вдруг таким
коротким. Мне казалось, так приходит
опыт, а, наверное, это уходила любовь. Нужные слова находились все про-
ще. Не требовалось больше копаться
для их поиска в душе. Сами собой сложи-
лись некие стандартные формулы — не-
вольно, а не по черствости. Такова, на-
верное, защита от наваливающегося
иррационального и невеселого мира.
Таков путь наименьшего сопротивле-
ния. Иначе можно просто сломаться, и
очень быстро.
«Вас много, я одна!» Я вспоминаю, как поначалу было
страшно, когда я сталкивалась со мно-
гими вещами впервые в жизни. При
мне современный странник в кровь
разбил лоб о бетонные ступени, прося
дать денег на дорогу, а у меня не было...
Я говорила по телефону с человеком,
друг которого стоял на подоконнике и
угрожал сигануть вниз, с мамой, чей
сын бегал по квартире в алкогольном
психозе. Я кормила мужчину, не евшего
несколько дней, — и никогда не забуду
этого темного взгляда и размеренных
движений ложкой — не пролить ни ка-
пельки! Мы с подругой обрабатывали
ожоги парню, надев перчатки и замо-
тав носы от нестерпимого запаха гние-
ния. Мы пустили жить в котельную ста-
рика с собачкой. Собачка умерла,
старик ушел в никуда. После всех этих случаев оставался
тяжелый осадок и смутное чувство ви-
ны. Со временем привыкла. Держала
одноразовую посуду для странников,
аптечку первой помощи, список нуж-
ных телефонов под рукой. Всем же не
поможешь, есть на то специальные ор-
ганизации! У нашего прихода своя спе-
циализация социальной работы —
окормляем близлежащий Дом преста-
релых, хватит с нас. И когда алтарники, люди жалостли-
вые, но совершенно безответственные,
пытались в очередной раз кого-то при-
греть и приютить, выражала протест, ру-
галась и шла извещать настоятеля. Ал-
тарники приходят и уходят а я здесь —
всегда. И значит, с этим нищим, как и со
многим другим, возиться мне. Порабо-
тали бы так же, как я, а не только красо-
вались в стихарях во время богослуже-
Тема номера
Почему люди выгорают?
12
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
ния, наверное, поняли бы, как это труд-
но. Алтарники отчего-то вздыхали и гру-
стили, глядя на меня. Тишины!
Проработав в храме года четыре, я
стала уставать. Ежедневный проход
вдоль храмовой ограды перестал прино-
сить мне радость. Я шла на работу. Я хо-
тела в отпуск. Вместо этого я заболела, и
серьезно. Встревоженные друзья наве-
щали меня, а я не желала никого видеть.
Я больше не могла говорить с людьми,
слушать их. Я мечтала о тишине. Вернулась из больницы — чувство
такое, будто тащила тяжелую сумку, по-
ставила ее ненадолго — и теперь надо
снова в путь! После такой передышки тя-
жесть ощущаешь с новой силой. Тем бо-
лее что отлежаться после операции до-
ма положенные три недели мне никто не
разрешил. Сослуживцы раздражали ме-
ня, а прежде любимые обязанности —
тяготили. А тут как раз годовые отчеты, и
январь, когда служба за службой, и бух-
галтеру нужно сдавать данные в налого-
вую только в электронном виде, а ее ин-
струмент — это счеты. А еще в храме
должен быть теперь соцработник — ко-
му как не мне. «Батюшка, я устала, — не выдержала
я наконец». — «Отчего? Отчего тебе уста-
вать? — недоумевал настоятель. — Ты
же здесь как у Христа за пазухой, кормят
тебя, поят, живи да радуйся. Тебе столь-
ко людей завидуют!» Ну раз батюшка говорит... Отчеты
сдали, на соцработника выучилась, с по-
токами людей обращалась все более
уверенно. А ненормированный рабочий
день стал мне на самом деле нравиться.
Стала приходить к полудню, а то и к часу,
уходить вместо прежних восьми в
шесть... Люди придут? Ничего, подождут.
Их много, я одна, притом не железная.
Свои обязанности я выполняю четко и
делаю все, что могу. Я перестала ходить на работу по суб-
ботам. Как по расписанию, у меня с утра
начинала раскалываться голова, слов-
но протестуя против выхода на работу,
когда у всех нормальных людей — вы-
ходной.
Когда мне предлагали какую-то до-
полнительную нагрузку, например укра-
сить храм цветами к празднику, все ча-
ще отказывалась, хотя прежде бралась
за все. На Преображение Господне под-
рядились все же быть флористами с под-
ругой, но спустя пару часов я поняла, что
сейчас взорвусь. Меня злит подруга, у
которой совершенно нет вкуса, мне не
нравятся цветы, выбранные нами в ма-
газине, композиции наши кривы и не-
профессиональны, а прихожане непре-
менно на службе выскажут нам свои
претензии. Я ушла, сказавшись боль-
ной, оставив подругу одну и пропустив
праздничную службу.
Отношения с коллегами меж тем ста-
новились все хуже. Я поймала себя на
том, что не могу больше видеть одни и те
же лица, перемалывать одни и те же те-
мы. Мелочные интриги, к
которым прежде относи-
лась с юмором, доводили
до слез. Человеческая не-
благодарность (что может
быть естественнее!) под-
рывала веру в человече-
ство.
Начало пути
обратно И вот тогда, на излете лета пришла та
женщина, у которой умирал сын. Именно тогда я поняла, что надо что-
то делать. Заняла денег и уехала на три
недели в Черногорию. Жила там одна, в
сарайчике у моря, который сдавали ме-
стные, ходила молиться в крошечный
монастырь, купалась на безлюдном пля-
же. Отдохнула ли? Не знаю. Но время
как следует задуматься было. Я перешла на работу на полставки,
отчего зарплата стала совсем микроско-
пической, зато три выходных в неделю
дали возможность отоспаться и огля-
деться вокруг себя. Мне предложили вы-
ступить с лекциями о социальной работе
на вебинарах и семинарах в нескольких
епархиях — я с готовностью согласи-
лась. Смена обстановки и направления
деятельности оказалась на удивление
целительной. Я вдруг ощутила, что ис-
чезло то, чего я на сознательном уровне
и не замечала. Исчезла ограда между
мной и окружающим миром. Я вновь по-
чувствовала себя частью целого. В шут-
ку я называла свою приходскую работу
«монастырь дневного пребывания», не
ощущая, что полностью заперла себя в
ней, словно в непроницаемых стенах.
Все мои интересы органичивались ра-
ботой. Впрочем, я и говорить так — «ра-
бота» — считала стыдным. В храме была
вся моя жизнь, мое все.
Оказавшись во внешнем мире, я
ощутила всю тяжесть своего добро-
вольного заточения. Мне понравилось
заниматься чем-то другим, общаться с
новыми интересными людьми, хотя ка-
залось, что я так устала от разговоров.
Я устроилась на психологические курсы
и с упоением посещала их по вечерам,
открывая для себя новый мир. Там,
кстати, у меня впервые появилась воз-
можность обсудить мою усталость и
раздражение с профессионалами-пси-
хологами.
Обязанности между тем оставались
прежними. Наступил момент, когда я не
могла усадить себя за работу. Не могла
снять трубку, чтобы позвонить в комму-
нальную службу и сообщить, сколько ку-
бометров газа наш приход использовал
в этом месяце. Просто физически не
могла сделать этого. Мне было против-
но. Я не могла представить себе, что ко-
гда-то выполнение этих будничных обя-
занностей могло радовать меня. На
работе я теперь проводила не больше
трех часов — и почти все это время си-
дела в интернете. От меня, той, что при-
шла сюда на работу семь лет назад, не
осталось ничего. Сгорела? Это слово ка-
жется мне слишком громким. Увяла как-
то, выветрилась.
Номер коммунальной службы тогда я
все же набрала, а потом... написала за-
явление об уходе. Увядать мне далее не
хотелось, а от сгоревшей головешки ма-
ло толку для окружающих, один лишь
вред. Никак не выходила у меня из голо-
вы та женщина и мой «выключатель про-
фессионала». Сын ее умер все же, как
выяснилось. Я отделалась скорбной
СМС. На большее не хватило души. Ее
мне теперь еще предстоит оживить, это
долгий труд. «Батюшка, я устала, — не выдержала я
наконец». — «Отчего? Отчего тебе
уставать? — недоумевал настоятель. —
Ты же здесь как у Христа за пазухой,
кормят тебя, поят, живи да радуйся.
Тебе столько людей завидуют!» «Умирать ради дела — неправильно, умирать
надо ради спасения души. А люди выгорают,
когда не чувствуют к себе уважения
и любви», — убежден епископ
Орехово-Зуевский ПАНТЕЛЕИМОН (Шатов):
— Прочитав статью «Как я сгорела», я пришел в смуще
ние, даже уныние. Тяжело видеть, как человек, который
начинает работать с горячим сердцем, отзывчивостью, со
страданием, постепенно остывает: теряет любовь, мило
сердие и оказывается в тупике. Я решил поговорить с авто
ром статьи. И понял, что помимо усталости, привыкания к
чужому горю у Тани были личные непростые обстоятельст
ва: настоятель прихода не поддержал ее идеи социальной
помощи, которые она считала важными. А когда нет взаи
мопонимания, особенно с начальником, когда твое мнение
не учитывается, не уважается, работать сложно. Осложня
ло положение и то, что настоятель был одновременно и на
чальником, и духовником Тани. А когда она сказала, что ей
трудно, он ее не услышал. И даже стал иронизировать. Ко
нечно, отягчала ситуацию нищенская зарплата, отсутствие
нормального отдыха, восстанавливающего и физические,
и эмоциональные силы в человеке.
Но само выгорание произошло не потому, что Таня зани
малась тяжелым служением, делами милосердия, а потому,
что она занималась этим в немилосердных условиях. Не на
шлось никого, кто позаботился бы о ней самой! А ведь при
ход — это не корпорация, это семья. У нас на приходе тоже
зарплаты маленькие, но мы стараемся както поддержать че
ловека, в том числе и материально, если он заболел, если
ему нужно кудато поехать, отдохнуть, хотя бы единоразово.
Кроме того, человеку, который долго занимается од
ним видом деятельности, надо ее периодически менять,
потому что возникает уставание от однообразия. А в случае
перемен могут открыться новые, даже неожиданные для
самого человека способности, а это всегда вдохновляет,
развивает. Но, пожалуй, самое важное средство против выгора
ния — иметь духовное руководство, иметь человека, кото
рому можно открыться, не стесняясь сказать о своих слабо
стях, признаться в том, что устал, что надоело, что вот уже
ноги не идут. Без духовника, то есть без помощи доброго,
заботливого и в то же время объективного взгляда вообще
все трудности преодолеваются с очень большим трудом.
Бывает, что человек старается, все силы кладет, ему
трудно, но он никому об этом не говорит, а потом прихо
дит в совершеннейшее расстройство. Это совершенно не
правильно — молчать, когда тебе трудно. Тяжело — скажи
духовнику и вместе с ним молись, чтобы открылась воля
Божия — как поступить? Может, надо поменять работу, мо
жет — уменьшить нагрузку, может — потерпеть. Обязатель
но надо начальнику сказать, что вы устали, может быть, на
вас слишком много обязанностей. Конечно, духовник и начальник должны и сами внима
тельно смотреть, что с человеком, не надрывается ли он.
Важно помнить слова аввы Дорофея, который говорит,
что состояние души человека — это семь восьмых, а его де
ло — лишь одна восьмая. И здесь главное не цифры (авва
Дорофей жил в монастыре, а не в миру), а принцип. Нужно жить не для того, чтобы сделать много дел, соз
дать богадельню, журнал, сайт, накормить всех голодных, а
для того, чтобы спасти свою душу. А душа спасается испол
нением двух главных заповедей: любви к Богу и любви к
ближнему. Причем любовь к Богу проверяется как раз лю
бовью к ближнему, состраданием ему, которое начинается
с простого внимания. И начальник, если он христианин,
должен быть отцом больше, чем начальником, понимать,
что состояние души подчиненного важнее, чем состояние
дела. А дела надо делать спокойно, с рассуждением и упова
нием на Бога. Совершать усилия не по разуму и не по си
ле — грех. Так можно и людей замучить, и самому прийти в
расстройство. Нужно искать свою меру. Это не значит по
такать себе, но в любом христианском делании важнее де
ла — душа. Умирать ради дела неправильно. Умирать нужно
ради спасения своей души.
Но у проблемы выгорания, как мне кажется, есть и дру
гая сторона. Нам надо помнить, что христианская жизнь —
это подвиг. А в подвиге всегда есть какаято грань, дойдя до
которой человек чувствует: все, больше не могу. И начина
ет страдать, унывать. Но это — нормально. Потому что мы
должны строить свою жизнь по образу земной жизни Спа
сителя. Христос пошел на вольные страдания. Но и Хри
стос, зная, что воскреснет из мертвых, тяжело переживал
Гефсиманское борение, приближение страданий и смерти.
Поэтому мы должны быть готовы встретиться со своим
страданием, унынием и сопротивлением подвигу. Это нор
мально для природы человеческой. Нам всем предлежит подвиг смерти. Подвиг одиноче
ства, подвиг старения и умирания. Нельзя жизнь про
жить без бед. Но нужно учиться их побеждать. Жизнь в
Церкви не избавляет человека от скорбей, но помогает
их преодолевать. А преодолеваются они во Христе и со
Христом. КОММЕНТАРИЙ
13
За что умирать не надо
Как на войне
— Елена, если обратиться к тексту
«Как я сгорела», можно ли понять, по-
чему человек, начинавший работать
с таким энтузиазмом, в результате
«сгорел»?
— Давайте внимательно рассмот-
рим этот пример: человек приходит на
очень сложную работу. Как он ее вос-
принимает? Вопрос восприятия челове-
ком своей деятельности влияет на весь
дальнейший процесс. С чем пришла эта
девушка? Она боялась мира. Мир вос-
принимался как бушующее море, а ра-
бота в храме — место тишины. Ее моти-
вация, наверное, не осознанная, —
бегство от жизни. Поэтому она соглаша-
ется на все условия, даже поначалу не
задумываясь о них. А условия ее работы жестокие: не-
нормированный рабочий день, отсутст-
вие четко прописанных обязанностей и
ответственности, объем отдыха в нару-
шение всяких трудовых законода-
тельств: выходной — раз в неделю, и то
в середине, то есть не в те дни, когда вы-
ходные у близких, значит, она с ними не
встретится. Отпуск — всего две недели,
и то он не оплачивается (что за преде-
лом любых стандартов правового обще-
ства). Практически никаких моральных
компенсаций — даже в виде простой
благодарности со стороны организации.
Никакой поддержки и понимания: когда
она обращается к руководству за помо-
щью, ей не верят.
Налицо — совершенно неправиль-
ная организация труда. Равновесие ме-
жду требованием работодателя и ком-
Тема номера Почему люди выгорают?
14
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Помощь нужна всем
Как правильно организовать работу, чтобы люди помогающих профессий
не «выгорали»? Что здесь зависит от работодателя, а что от самого
человека? По мнению Елены ЧИЧЕРИНОЙ, психолога, автора программы
поддержки волонтеров движения «Даниловцы», прежде чем помогать,
человек должен научиться сам принимать помощь. Текст: Сергей КАМЫШНИКОВ
Рисунок Дмитрия Петрова
15
пенсацией нарушено изначально. Такой
перекос неизбежно приводит к сниже-
нию мотивации и истощению ресурсов
человека. В этой девушке скорее видят
духовного робота, не предполагая, что у
нее есть менее «духовные» потребности:
отдохнуть, отвлечься, тем более поехать
в отпуск. А ведь еще преподобный Мак-
сим Исповедник писал, что о своем теле
нужно заботиться как о соработнике, а
не как о рабе. Это говорил монах, аскет.
Что в итоге происходит с человеком?
Во-первых, он перестает понимать, за
что отвечает. Вроде бы за все — значит,
ни за что конкретно. Если человек отве-
чает за все подряд, то ни одно дело он не
может сделать полноценно, вдумчиво.
Работать в таком режиме можно во вре-
мя войны или каких-то бедствий, когда
все так же страдают и понимают, что эта
ситуация — временная. Но в описанной
ситуации мир вокруг остается прежним,
а ты — как на войне.
Кроме того, здесь совершенно сбит
общий ритм жизни. А ведь ритм имеет
большое значение и в Церкви: в ней есть
посты, есть праздники, есть сплошные не-
дели. Организм человека также живет по
биоритмам: вдох — выдох, сердечный
ритм, сон —бодрствование. Человек дол-
жен четко разделять: вот закончилось од-
но и началось другое. В описанном же
примере мы видим просто белку в колесе. Так накапливается усталость — и фи-
зическая, и моральная. Ты должна всех
утешить, понять, выслушать, посочувство-
вать, но тебя никто не слышит, не благода-
рит, зато все требуют. Сделала — так и
должно быть, это норма, какая еще благо-
дарность? Это ты должна благодарить, что
в храме, для Бога трудишься! Сам человек
не чувствует никакого уважения к своему
труду. Односторонне требовательное от-
ношение при таком перекосе обязаннос-
тей и отсутствии компенсаций рождает в
человеке ощущение постоянного несоот-
ветствия ожиданиям; я плохой; не могу до-
стичь цели. Эта неудовлетворенность при-
водит к раздражительности, упадку сил.
По сути, человек использован. При этом
он остается один на один со своей пробле-
мой, ему не с кем поделиться. У него исче-
зает желание вкладываться.
Это и есть то, что называется выгора-
нием: когда больше нет той здоровой
почвы, куда человек может вложить
свои силы и почувствовать гармонию об-
мена, когда и ты отдаешь, и тебе отдают.
За все в ответе
— Только ли от работодателя за-
висит, что человек попадает в столь
жесткий режим и выгорает?
— Конечно, в таких случаях всегда
есть две стороны: организация и чело-
век. Мы уже сказали вначале, что то, как
сложится работа, во многом определя-
ется мотивацией. В нашем случае де-
вушка искала «тихую гавань». У многих
приходящих в Церковь бывает иллюзия,
что здесь все не так, как «в миру». А ос-
вобождение от иллюзий сопровождает-
ся разочарованием и охлаждением,
очень энергозатратными.
Но пока не пришло разочарование и
не накопилась усталость, девушка бра-
лась за все. Мало того, что ей предложи-
ли до крайности расплывчатые слу-
жебные обязанности, но она и сама
внутренне не стремилась их ограничить,
взвесить свои силы: и пол мыла, и уте-
шала, и катехизировала, и вела приход-
ские книги и много чего еще. По сути,
взяла на себя роль спасателя.
Но никто не может сутками напролет
эмпатически реагировать на других лю-
дей. Даже Христос иногда уходил в пус-
тыню и заботился о Своих апостолах,
отпускал их отдохнуть! А наша героиня
очень долгое время не позволяла себе
признать, что она — человек, возмож-
ности которого ограниченны, который
сам остро нуждается в эмпатии, понима-
нии, поддержке. Полное игнорирование
своих потребностей до добра не довело.
Еще один момент мне показался
важным: у девушки из рассказа вне ра-
боты не было своей, личной жизни (под
личной жизнью я понимаю не только
семью, но реализацию каких-то инте-
ресов человека помимо работы). Она
говорила, что ее жизнь — это храм. Но
в результате ей даже не на что было пе-
реключиться. А именно в таких пере-
ключениях на другие занятия нередко
можно найти поддержку. Такое пере-
ключение восстанавливает правиль-
ный ритм жизни: есть работа, есть
отдых, есть кружок вязания, или анг-
лийский, или рисование, хор, курсы
вождения и т. д. Досуг, переключение
совершенно необходимы, только заду-
маться о нем надо, пока еще остались
ресурсы. А если человек понимает, что у
него даже есть время (в выходной), но
совершенно нет сил, моральных и фи-
зических, чтобы поехать на встречу с
друзьями или на бесплатный концерт, и
это не единичный случай, а часто повто-
ряется, —это сигнал, что вы на пределе.
Помощь дал — помощь
принял
— Когда создавалось волонтер-
ское движение «Даниловцы», психо-
логическая поддержка изначально
была заложена в его структуру или
идея ее создания пришла из опыта
работы?
— Эта идея закладывалась сразу.
Любой психолог знает, что люди помога-
ющих профессий: врачи, учителя, спаса-
тели, соцработники — подвержены
риску выгорания, и им необходима про-
фессиональная поддержка. Организуя
волонтерское движение «Даниловцы»,
мы с соавтором программ поддержки
волонтеров Наталией Суполкинойпред-
ложили ввести понятие «поддержка» в
качестве ключевого для развития дви-
жения. И не только для подопечных. Мы
предложили обратить внимание на па-
ру «волонтер — подопечный». И сразу
разрабатывали программу психологи-
ческой поддержки волонтеров. В слу-
жении волонтер сталкивается с болез-
нью, страданием другого человека и
даже со смертью. Оставить его один на
один со своими переживаниями мы по-
считали безответственным. Важно,
чтобы волонтер мог обсудить волную-
щие его вопросы, свои переживания,
знал, что его поддерживают едино-
мышленники, команда, организация.
Что у него всегда есть возможность об-
ратиться за профессиональной психо-
логической помощью.
— Как организована ваша служ-
ба? Какая у нее структура?
— Изначально в «Даниловцах» пред-
полагалось и личное консультирование,
и навыковые тренинги, когда координа-
торы-волонтеры делятся своим опытом,
например, как играть с больными деть-
ми. Регулярно, несколько раз в месяц, у
волонтеров и координаторов была воз-
можность встретиться с психологами,
где заявляется какая-то общая тема для
обсуждения, и в то же время каждый во-
лонтер может поделиться собственными
переживаниями по любому вопросу.
Кроме психологической, есть и другие
формы поддержки, например, ежеме-
Тема номера
Почему люди выгорают?
16
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
сячный семинар «Человек перед Богом»,
где рассматривается опыт благотвори-
тельности у нас и за рубежом. Проходят
литургии для волонтеров и молодежи
Патриаршего центра, евангельские
кружки. Главным для нас было создание та-
кого пространства, где каждый мог чув-
ствовать себя безопасно и не боялся
обратиться за помощью. Еще очень важный момент — мы за-
нимались созданием команд. Волонтер
обязательно должен чувствовать, что у
него есть единомышленники. В том чис-
ле и на уровне группы. Ведь волонтеры
ходят в разные дни. Отдельные встречи
проводятся для того, чтоб они все друг
друга увидели, познакомились, поня-
ли — «я не один»! Почувствовали, что
они — часть целого движения. Такое ко-
мандообразование — это тоже психоло-
гическая поддержка. Через создание
команды формируется пространство, в
котором человек начинает чувствовать
себя увереннее.
— С какими запросами приходят
волонтеры?
— Нам было принципиально важно,
чтобы волонтер мог прийти с любым за-
просом, который у него по ходу дела
возникает. Это может быть очень кон-
кретный вопрос, например, как зайти в
палату к больному ребенку, как себя
вести, чтоб не навредить, как разгова-
ривать с его родителями. Волонтеры-ко-
ординаторы приходят с вопросами и по
организации работы команды, по тому,
как лучше подбирать людей в группы
помощи, как сочетать их личные осо-
бенности.
Но мы не только отвечали на вопро-
сы, мы сами предлагали группам темы
для размышления. Например, кто такой
волонтер? Ведь у людей очень разные
представления о задачах волонтера.
Кто-то считает, что наша задача — это
миссия, разговор о Боге. Тут можно раз-
очароваться. Допустим, ребенку, подро-
стку просто неинтересны эти темы — и
что дальше? Твое общение с ним уже не
имеет смысла? Или кто-то считает, что
мы идем к больному ребенку, чтобы его
спасти. В этом случае нашей задачей
было объяснить, что это неверная цель. Если говорить о неформальном, глу-
бинном содержании, то наша цель —
встреча. Встреча волонтера с подопеч-
ным, которая призвана восстановить
человеческую, нормальную жизнь. Ведь
ребенок, как правило, находится в со-
вершенно ненормальных условиях —
приют, приемник-распределитель, нар-
кодиспансер. Наша задача — чтобы туда
пришел просто нормальный человек, с
которым можно пообщаться, поиграть.
Бывало, что после такого общения у ре-
бенка даже улучшались анализы, но,
подчеркиваю, это не наша цель, нельзя
брать на себя слишком многое.
Зачем заботиться о себе
— За помощью обращаются толь-
ко те, кто уже устал? Насколько во-
лонтер может отследить момент, ко-
гда ему нужна помощь?
— Это очень хороший вопрос. Как
правило, начинающие не сразу понима-
ют, что помощь им нужна. Но люди,
имеющие опыт волонтерства, знают, что
помощь понадобится. Волонтерам зара-
нее нужно рассказывать о синдроме вы-
горания и о том, как его избежать. Важ-
на работа на профилактику!
Те волонтеры, которое несут служе-
ние уже несколько лет, рассказывают,
что поддержка, которую получали они
сами, изменяла их подход к общению,
помогала увидеть и усвоить ценность
уважительного, заботливого общения.
А такое общение невозможно без того,
чтобы человек не заботился и о себе.
Понимаете, если человек не умеет при-
нимать помощь — он не умеет и помо-
гать. Если он не умеет заботиться о себе,
не видит в этом необходимости, он про-
сто не сможет понять, в чем нуждается
другой. Если человек не согласен с тем,
Фото ИТАР-ТАСС
17
Что такое синдром профессионального
выгорания? Чем отличается от лени
и усталости? Объясняет
Наталья СУПОЛКИНА —медицинский
психолог, старший преподаватель кафедры
социологии и психологии МЭСИ, соавтор
системы психологической поддержки
Добровольческого движения «Даниловцы».
—Термин «синдром эмоционального выгорания» («эмо
ционального сгорания») был введен в 1974 году американ
ским психиатром Фреденбергом как характеристика пси
хологического состояния людей, чья работа связана с ин
тенсивным общением с клиентами или пациентами, кото
рое сопровождается эмоциональным перенапряжением.
Представители специальностей, относящихся к системе
«человек — человек», то есть помогающих профессий, на
пример врачи, священники, педагоги, юристы, социаль
ные работники, психологи, а также волонтеры, попадают
в зону риска возникновения этого синдрома. Существует множество определений синдрома выгора
ния, в самом общем виде его можно определить как неадап
тивную реакцию на стресс, возникающий в результате про
фессиональной деятельности. В строгом смысле слова син
дром эмоционального выгорания не является психичес
ким заболеванием, однако в случае хронификации он мо
жет стать предпосылкой возникновения серьезных аффек
тивных и поведенческих нарушений, которые могут быть
квалицированы как заболевания психики (среди них де
прессия или расстройство адаптации).
Синдром эмоционального выгорания — сложный по
этапный процесс, в котором обычно выделяют три стадии.
Первая стадия характеризуется хронической усталос
тью, эмоциональным истощением, опустошенностью. Лю
ди, находящиеся на этой стадии, часто приходят в состоя
ние растерянности, теряют ясность мысли и способность
разрешать проблемы. Избегание своей профессиональной
деятельности, дневные грезы, иллюзии, ощущение, что на
тебя нападают или что ты находишься в ловушке работы,
частые смены настроения также являются симптомами
этой стадии. На этом этапе, особенно в его начале, призна
ки эмоционального выгорания могут ошибочно истолко
вываться самим человеком как обычная усталость или
лень, однако если отдых (в достаточном для человека объ
еме) или волевое усилие не приводят к изменению психи
ческого состояния в лучшую сторону, речь идет о синдроме
эмоционального выгорания.
Вторая стадия характеризуется усилением выражен
ности симптомов первой стадии, к ним присоединяются:
фрустрация (субъективное состояние, возникающее в си
туации реальной или предполагаемой невозможности
удовлетворения какихлибо потребностей), неудовлетво
ренность собой и своей работой, неуверенность в себе,
непереносимость критики, цинизм, нечувствительность
к другому человеку. Энергетический уровень существен
но снижается, что субъективно проявляется в ощущении
сильной усталости, крайней эмоциональной опустошен
ности. Важным признаком второй стадии синдрома является
отрицание его симптомов, то есть человек не отдает себе
отчета о наличии у него вышеописанных признаков эмо
ционального выгорания.
Третья стадия характеризуется переживанием тоталь
ного чувства разбитости. Ощущение себя неудачником,
отсутствие энергии, невозможность сосредоточиться,
снижение иммунитета к болезням (на этой стадии могут
обостряться и хронические заболевания), апатия, резко
сниженный фон настроения, ощущение бесперспектив
ности своей жизни — симптомы этой стадии.
Факторами риска, способствующими возникновению
синдрома эмоционального выгорания, могут стать такие
характеристики личности, как гиперответственность, го
товность помогать за счет собственных личностных ре
сурсов. Это может приводить к нереалистическим ожида
ниям от себя, переживаниям своей некомпетентности и,
как следствие, самообвинениям и непропорциональной
критике.
Развитию синдрома выгорания могут также
способствовать:
— отсутствие реалистичной профессиональной (или
волонтерской) позиции, а именно нечеткость сформули
рованных целей и задач, недостаточное понимание лично
стного смысла своей деятельности;
— высокий психоэмоциональный накал, характерный
для работы с людьми, находящимися в кризисном состоя
нии болезни, постоянное столкновение с острыми пере
живаниями. Это может спровоцировать возникновение
идентификации со страдающим человеком, когда воспри
ятие жизни у самого профессионала становится нерадост
ным. В качестве бессознательной защитной реакции от
идентификации у работника появляется отчуждение, кото
рое выражается во враждебности, даже агрессивности по
отношению подопечному, формальном исполнении своих
обязанностей; — отсутствие или недостаточная поддержка со сторо
ны коллег, трудности в осознании и разрешении соб
ственных личностных проблем и неумение справляться
со стрессами. Все это приводит к преобладанию эмоциональных
отношений над профессиональными и увеличивает
возможность возникновения синдрома эмоционально
го выгорания. Как следствие, нарушаются межличност
ные отношения на всех уровнях, возникает напряжен
ность и конфликты в профессиональной среде и частной
жизни.
Признаки синдрома выгорания
Тема номера
Почему люди выгорают?
18
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
что он сам нуждается в помощи, то он на-
ходится с человеком, которому помога-
ет, не на равных, не в единстве, а — над
ним. И будет убежден, что призван все
время отдавать, а подопечный — все
время брать, а это неминуемо приведет
отдающего к выгоранию.
На глубинном, личностном уровне од-
на из причин выгорания — невозмож-
ность человеку быть самим собой. Так
происходит, если он поставлен в ситуа-
цию, когда весь, целиком присутство-
вать не может, потому что — не нужен, а
нужна только какая-то его часть, которая
выдает необходимый продукт, например,
в случае волонтера — поддержку, силу,
радость. Жан Ванье, создатель общины
«Ковчег», где вместе живут здоровые и
психически больные люди, говорил об
отношениях волонтера и подопечного
как о взаимном обмене дарами. Конеч-
но, это не должно быть потребительст-
вом: мне плохо, у меня горе, и я в чужом
горе как бы спасаюсь от своего. Важен
именно обмен, встреча: встречаются два
человека, у каждого — свои дары, и мы
можем многое дать друг другу. И вот если так понимать работу во-
лонтера, тогда она не приведет к выго-
ранию. Основная миссия волонтера
больше, чем помощь, скорее это восста-
навление единства, общности, связи
между людьми, которая нарушена не-
благоприятными обстоятельствами.
А одна из наших главнейших задач —
настроить волонтера на такую встречу с
человеком.
Но здесь надо работать в комплексе
со всей организацией, начиная с руко-
водителя. Бесполезно приглашать пси-
хологов, создавать психологическую
службу, если руководитель сам не готов
принимать помощь, не умеет о себе за-
ботиться, считает, что главное — это ре-
зультат, а людей рассматривает как
функции. Тогда ничего не получится. Его
ценности рано или поздно вступят в кон-
фликт с ценностями, на которых и осно-
вана психологическая поддержка.
Комплекс волонтера
— А если волонтер стесняется
признаться, что ему нужна помощь,
боясь, что он «не сдюжил»?
— Конечно, многие стеснялись сами
обращаться за помощью. На круглых
столах по волонтерству, в которых я уча-
ствовала, нередко можно было слышать
истории, когда человек уставал и хотел
как-то поделиться с коллегами, но на-
талкивался на непонимание: как это ты
устал ходить к детям? Ведь дети — это
радость! И человек начинает думать, что
с ним что-то не так. А на самом деле си-
туация совершенно естественная.
У человека должно быть место, где
его не осудят, поймут, где он сам поймет,
что устать — это не стыдно, это естест-
венно! Но такие признания возможны
лишь в атмосфере доверия. А для этого и
руководителю, и координаторам важно
быть открытыми для разговора со свои-
ми людьми, делиться опытом, в том чис-
ле и опытом каких-то промахов. Тогда
волонтер поймет, что в ошибках нет ни-
чего страшного, без них он бы и не уз-
нал, что нужно изменить.
Вообще быть волонтером невоз-
можно без процесса познания и воспи-
тания себя. Человек учится чувствовать
себя, быть в гармонии с собой. И в этом
психологи могут помочь, например, нау-
читься разбираться в своих пережива-
ниях, справляться с ними.
— Почему человеку так трудно
просить о помощи, признаться в том,
что она ему нужна?
— В нашей культуре, на мой взгляд,
есть устойчивое представление, что за-
бота о себе — это эгоизм, и если ты при-
нимаешь помощь — то ты слаб.
Жан Ванье, много лет занимавший-
ся организацией общин для людей с ум-
ственной отсталостью, писал, что для
полноценной деятельности необходи-
мы три составляющие: компетентность,
солидарность и единство. И если пер-
вые две не вызывают у современного
человека несогласия, то с единством —
гораздо сложнее. Единство невозмож-
но без добровольной общности. Но не-
просто человеку здоровому признать
свою общность, например, с челове-
ком психически больным. Находя и
признавая единство с теми, кому мы
помогаем, мы неизбежно признаем,
что и мы тоже слабы и нуждаемся в по-
мощи. В чем-то своем. Быть челове-
ком — это в том числе и болеть, иметь
слабости, просить помощь, нуждаться в
заботе и поддержке. К сожалению, у нас в обществе, в
том числе и христианском, распростра-
нена такая установка: ты не имеешь
права на негативные чувства. Как пси-
хотерапевт я работаю в том числе и с
христианами. Когда я говорю, допус-
тим: вы злитесь на этого человека, то
реакция бывает: нет, я не злюсь! Чело-
век отрицает свое отношение, потому
что знает, что злиться — грех, а гре-
шить он «не должен». Но чтобы научить-
ся видеть свои чувства, нужно уметь
признавать.
За страхом признания своих слабо-
стей так или иначе стоит гордыня. Так же
как за чрезмерным энтузиазмом следу-
ет охлаждение. Вначале такой энтузи-
азм бывает часто, но важно потихоньку
приучать себя к трезвости. Скажу чест-
но: меня, как психолога, настораживает,
если человек участвует в волонтерских
мероприятиях пять раз в неделю, а не
один-два, как большинство.
Как организовать помощь
волонтерам
— Что делать тем, кто хочет орга-
низовать помощь волонтерам: на
приходах, в сестричествах? С чего на-
чать?
Хорошо привлечь к работе профес-
сиональных психологов. Но если нет
возможности их пригласить, то важно
создать атмосферу внимания и заботы,
когда на человека смотрят не как на
функцию, а как на коллегу, которого ува-
жают, ценят, которого всегда готовы вы-
слушать и поддержать.
Начать же надо с того, чтобы собра-
лись люди заинтересованные и обсуди-
ли, чего они хотят, какие цели ставят и
какие ценности исповедуют. Выработать
общий подход, подумать о сложностях,
которые могут возникнуть. Руководите-
лям служб помощи волонтерам я бы так-
же рекомендовала неспешно прочесть
книги Жана Ванье. Очень важно пого-
ворить с теми, кто уже давно в волонтер-
ском движении и может поделиться сво-
им опытом. Очень важно подумать о разумных
границах труда и отдыха волонтеров, зо-
нах ответственности, о благодарности,
обучении и психологической поддержке.
Руководителям волонтерских орга-
низаций нужно помнить о том, что они в
первую очередь сами должны быть при-
мером для волонтеров. Необходимо
быть готовым к саморазвитию, измене-
нию самих себя, а не только к организа-
ции деятельности других людей.
Разленился батюшка?
— Отец Павел, обычно говорят о
выгорании у социальных работни-
ков. А что такое пастырское выгора-
ние? Какие у него специфические
симптомы? — Да, действительно, синдром про-
фессионального выгорания чаще все-
го встречается у людей, по характеру
своей деятельности активно взаимо-
действующих с другими людьми: это
учителя, врачи, работники социальных
служб. Что такое «пастырское выгора-
ние»? Дать ему определение лучше,
чем Святейший Патриарх, не получит-
ся: это «состояние, когда священнослу-
житель теряет мотивацию к несению
пастырского служения, состояние хро-
нической усталости и апатии, сопрово-
ждающееся сомнениями в наличии
пастырского призвания и правильно-
сти выбора священнослужения как
профессии и образа жизни».
Вне зависимости от профессии вы-
горание прежде всего характеризуется
тремя признаками: эмоциональное ис-
тощение, деперсонализация и сомнение
в профессиональной пригодности. Дру-
гими словами, когда работа перестает
радовать, когда нет уже никаких сил уде-
лять даже минимум внимания окружаю-
щим, и все это рождает в душе глубокую
неудовлетворенность жизнью и своим
местом в ней. В случае со священством все обост-
ряется: амплитуда человеческой свято-
сти и мерзости, с которой постоянно
имеет дело духовник, в разы выше, чем
в любых других профессиях, даже у ра-
ботников правоохранительных органов.
И при этом пастырь должен найти в себе
19
Пастырское выгорание:
не нужно ничего замалчивать
С собственным выгоранием у православных принято идти к батюшке.
А если он тоже «выгорел»? Каковы могут быть причины? Как ему помочь? По мнению протоиерея Павла ВЕЛИКАНОВА, доцента МДА, главного
редактора портала «Богослов.ру», лучший способ противостоять
выгоранию пастыря: помощь друга, архиерея и здоровой христианской
общины.
Текст: Дмитрий РЕБРОВ
Фото диакона Андрея Радкевича
Тема номера
Почему люди выгорают?
20
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
силы не осудить, не оттолкнуть, не возне-
навидеть человека, который пришел к
нему на исповедь.
Батюшка, который регулярно слу-
жит, имеет более высокие риски по
сравнению с любым, даже самым рев-
ностным и благочестивым мирянином:
он постоянно стоит перед лицом огня
Божественной благодати, с одной сто-
роны, и перед бездной человеческого
греха — с другой.
Тема выгорания очень многоплано-
вая, но не надо его путать с неверием,
богоотступничеством, впадением в тяж-
кий грех или страсть, хотя это все и мо-
жет легко попасть в один публицистиче-
ский котел. Не надо смотреть на
выгорание как на какую-то «духовную
проказу». Любой ревнующий о спасении
и себя, и своей паствы священник в той
или иной мере проходит через подъемы
и падения, через усиление и ослабление
интенсивности подвига и духовной жиз-
ни. И в этом нет ничего трагического. Выгорание как острый смысловой
кризис, если правильно преодолевает-
ся, существенно повышает качество
всей религиозной жизни: шелуха, вто-
ричное сгорает, а то, что остается, стано-
вится настоящей, неподдельной ценно-
стью. Поэтому я бы не стал говорить о
выгорании как «неизбежном зле». О вы-
горании правильнее сказать как об осо-
бом, очень важном опыте богооставлен-
ности и призыве быть верным Христу
даже до смерти. В своей статье на эту тему, опублико-
ванной два года назад на сайте «Бого-
слов.ру», я сопоставлял симптомы выго-
рания и уныния, в то же самое время
показывая, что это не одно и то же. Если
говорить об отличии выгорания от обыч-
ной лени, то здесь на первое место вы-
ходит функциональная недееспособ-
ность священника, а вовсе не его
нежелание выполнять свои обязанно-
сти. Именно это и позволяет говорить о
пастырском выгорании как комплекс-
ной проблеме, духовно-душевной, тре-
бующей, соответственно, и комплексно-
го подхода к терапии. Ленивого батюшку достаточно тем
или иным образом «промотивировать»
к нормальному служению, а вот в слу-
чае с «выгоревшим» священником это
уже не только не поможет, но чаще все-
го приведет к еще большему углубле-
нию кризиса.
Антидот
— А как можно противостоять вы-
горанию? Можно дать список практи-
ческих советов? — Лучший способ противостоять вы-
горанию — это здоровая христианская
община, которая любит своего пастыря
таким, какой он есть, и готова грудью
встать на его защиту. Но таких общин,
увы, у нас крайне мало. Чаще всего у нас
священник воспринима-
ется как безотказный
удовлетворитель индиви-
дуальных религиозных по-
требностей, объект духов-
ного потребительства
прихожан. И это не может
не вести к выгоранию. К сожалению, у нас не-
редко смотрят на священ-
ника как на «православно-
го супергероя», которого куда ни брось —
он везде сможет решить проблемы лю-
бой, даже космической, сложности. На
самом же деле пастырь неотделим от па-
ствы, и процесс духовного роста общины
вместе со священником— процесс дол-
гий и непростой. Когда священник оказы-
вается в своеобразной невесомости, не
ощущая благодарности своих прихожан,
в таком состоянии очень легко согласить-
ся с мыслью об отсутствии призвания к
пастырству. Есть и противоположная крайность —
когда прихожане вольно или невольно
создают на приходе культ «старца», и свя-
щеннику это начинает все больше нра-
виться, он старается во всем соответство-
вать ожиданиям своей паствы, в
результате чего привычное благочести-
вое лицемерие становится непрекра-
щающимся лицедейством — в какой-то
момент такой батюшка оказывается бук-
вально раздавленным ложным образом,
который создала его же паства.
Культивирование различных хариз-
матических даров, требование их от сво-
его духовного наставника: безошибочно-
сти мнений и снайперской точности
благословений, пророческого видения,
действенности молитв, образцовости во
всех добродетелях — все это превращает
христианского предстоятеля общины, не-
отделимого от нее, в некоего «суперша-
мана», в руках которого все дверцы и к
житейскому благополучию, и к Царствию
Небесному. Воспитание в пастве пра-
вильного понимания священства, его ро-
ли и места в общине — прекрасный анти-
дот не только выгоранию, но и многим
другим болезням пастырского служения. Помощь друга
Второе лекарство — любящий свое
духовенство архиерей, не стесняющийся
общаться с ними как с братьями во Хри-
сте, а не как с обреченно-подчиненны-
ми. Ведь одна из причин выгорания, как
это ни парадоксально, хроническое оди-
ночество священника, отсутствие близ-
ких и равных друзей, невозможность об-
судить свои проблемы, свои горести и
сомнения на одном языке с теми, кто го-
тов слушать, слышать и продолжать лю-
бить. В идеале этим настоящим отцом и
должен быть правящий архиерей.
Если говорить о практических сове-
тах, то первое, что необходимо сделать
при появлении признаков выгора-
ния,— отнестись к священнику как к
нормальному человеку, по-человечески.
Священство — это ведь не пожизнен-
ный диагноз, а призвание. И если батюшка переутомился — ему
надо дать возможность полноценно от-
дохнуть. Если он на грани срыва от бес-
конечной приходской круговерти — на-
до ему обеспечить гарантированное
время полного покоя и тишины. Без
этих, казалось бы, элементарных вещей
все остальное может повиснуть в возду-
хе. А вот что делать далее — вопрос бо-
лее сложный. В идеале здесь должны ра-
ботать опытные духовники-психологи,
имеющие большой опыт работы с подоб-
ными ситуациями, умеющие отделить
проблемы душевные, психосоматиче-
ские от смысловых и духовных. Однако
таковых, насколько я знаю, у нас сего-
дня нет. Но это не значит, что при нали-
чии желания они не могут появиться в
нашей Церкви лет через десять-пятна-
дцать, например.
У нас нередко смотрят на священника
как на «православного супергероя»,
которого куда ни брось — он везде
сможет решить проблемы любой,
даже космической, сложности 21
Можно ли сменить
призвание
— Как заметить, что выгорание
уже близится, есть какие-то «первые
звоночки» выгорания священника? — Если бы не Божественная благо-
дать, всегда немощная врачующая и
оскудевающая наполняющая, если бы
не регулярное служение Евхаристии и
причащение — любой священник сго-
рал бы словно спичка, едва успев за-
жечься. Мне кажется, первый серьез-
ный «звоночек» — это заметное
уменьшение резонанса души при бого-
служении, когда сердце перестают
вдохновлять любимые молитвы, песно-
пения, праздники, моменты службы —
а это у каждого очень индивидуально.
И это не следствие какого-то эпизоди-
ческого переутомления или неожидан-
но навалившихся скорбей, а долго тяну-
щееся состояние. Причем такое
состояние не преодолевается волевым
усилием: появляется ощущение, что в
душе «что-то сломалось» или «шестерен-
ки заклинило».
Для того чтобы помочь выйти из та-
кого состояния, иногда бывает достаточ-
но вовремя отправить батюшку в отпуск
или хотя бы дать возможность прово-
дить больше времени в кругу любящей
его семьи — да здесь огромный выбор
средств в руках разумного архиерея, ес-
ли только он не относится к своему духо-
венству как к безликим винтикам боль-
шой епархиальной машины.
— Почему о выгорании ничего не
написано у святых отцов? В древней
Церкви у пастырей не было выгора-
ния? — Потому что в то время не было со-
циальной психологии и их прежде всего
интересовало внутреннее устроение ду-
ши и ее путь ко спасению, нежели чем
правильное функционирование эле-
мента системы — даже если эта систе-
ма церковная. Поэтому отцы говорили
об «окамененном нечувствии», об уны-
нии и действии других страстей, сразу
смотря в корень. Увы, но сегодня мы на-
столько далеки от подобного отношения
друг к другу даже внутри Церкви, что пы-
таться бороться с проблемой выгора-
ния путем архипастырских призывов
«не унывать и больше молиться» дейст-
венным не будет. — Как отличить выгорание от
разочарования в служении? Когда
разочарование маскируется под вы-
горание? — Вопрос очень непростой. Подойти
к нему мне хочется через другой вопрос:
что важнее — священство или христи-
анство? Ведь бывает не только уход из
священства, но и отказ от очевидного
священнического призвания — как это
имело место, например, с Сергеем Ио-
сифовичем Фуделем: он не стал священ-
ником, зато в горниле страданий выпла-
вился в подлинного богослова и
тайнозрителя. Может ли человек, ушед-
ший из священства, остаться христиани-
ном и иметь реальную надежду на спасе-
ние? Или он уже относится к категории
отвергнутых Богом, про-
клятых и в этой, и в буду-
щей жизни? Ответ на этот
вопрос не так уж и очеви-
ден. Конечно, нет греха,
побеждающего любовь
Божию. Но человек, вку-
сивший Трапезы Господ-
ней как ее совершитель,
как предстоятель перед
Престолом Божиим, уже
никогда не может начать
жизнь «с чистого листа»,
как будто бы этого нико-
гда не было. И это не просто какой-то
«житейский опыт» — это опыт принципи-
ально иного, бытийственного, онтологи-
ческого состояния. Еще раз повторюсь:
священство — это призвание, а не диаг-
ноз: призвание любить Христа «паче
сих» — и только потому дерзать «пасти
овец Христовых». И вот если здесь воз-
никают сложности, если человеческое
сердце почему-то в какой-то момент
жизни захлопывается перед Христом и
неизбежно открывает себя кому-то или
чему-то другому — конечно, в любом
случае это большая жизненная драма.
Я не знаю ни одного бывшего священ-
ника, по разным причинам ушедшего из
священнослужения, чтобы в душе не жи-
ла тоска по самому главному, чего они
себя лишили, — служению Божествен-
ной литургии. Но в ситуации, когда надо
было делать выбор — либо постоянно
лгать Богу и людям, скрывая свое грехо-
любие, либо исповедать свою немощь
публично и снять с себя священный
сан,— они выбирали второе. И это их
характеризует как людей, возможно, и
выгоревших, но вовсе не «сожженных в
своей совести». Выгорает только — подчеркну это! —
только тот человек, который горел, горел
ярко, жертвенно, самозабвенно. Гово-
рить о выгорании, когда вчерашний
школьник случайно забрел в семинарию,
покрутился там пару лет, от безысходно-
сти и под давлением рукоположился, не
особо напрягался в священнических тру-
дах, параллельно живя обычной, свет-
ской жизнью, — а потом он через пару
лет объявляет о своем «выгорании» и сня-
тии сана, — это, конечно же, просто
смешно. Не было там и в помине ни горе-
ния, ни выгорания. Была только элемен-
тарная небрежность и безответствен-
ность инспекции семинарии и архиерея.
— Вы работаете в семинарии,
разбирается ли тема выгорания со
студентами на лекциях, в частных бе-
седах? — Конечно, в курсе пастырского бо-
гословия разбираются многие подоб-
ные ситуации, но надо понимать, что
реалии приходской жизни зачастую
оказываются гораздо жестче и суро-
вее, нежели чем даже самые ужасные
«страшилки», нарисованные некогда в
учебной аудитории. Поэтому никаких
универсальных рецептов по «минима-
лизации» случаев ухода из священства
быть не может. И выгорание, и снятие
сана, и отказ от монашеских обетов —
все это очень важные показатели об-
щего качества христианской жизни в
Церкви. И эти показатели важно не за-
малчивать, не «замыливать» общими
красивыми словами типа «от нас уходят
только те, кто никогда и не были наши-
ми», а относиться к ним как к сигналам
свыше, которые заставляют о чем-то
серьезно задуматься, что-то переос-
мыслить, а в чем-то и по-настоящему
покаяться и измениться.
Но пастырь неотделим от паствы,
и процесс духовного роста общины
вместе со священником — долгий
и непростой. Когда священник
не ощущает благодарности своих
прихожан, ему очень легко согласиться
с мыслью об отсутствии призвания
к пастырству Жизнь в Церкви
Спецрепортаж
Православие
в ТельАвиве
Русский и еврейский
приходы древней
Яффы
Человек в Израиле определяется именем, национальностью, религией
и гражданством. Комбинации этих четырех элементов находятся
в бесконечном многообразии, но только один, пятый, элемент жизненно
необходим для каждого — вера в Бога. Иначе «Святая земля глотает»,
сказал нам священник одного из православных приходов Тель-Авива.
Иерусалимский синдром — редкое
психическое расстройство, при кото-
ром турист или паломник воображает
и чувствует, что на него сошла благо-
дать или открылся дар пророчества.
При этом поведение его резко меня-
ется, становится неадекватным, так
что некоторые «пророки» даже попада-
ют в больницу. Впрочем, быстро прихо-
дят в себя. Определить, где открове-
ние, а где психоз, даже психиатрия
может не всегда. В любом случае, поч-
ти всем, кто хоть раз побывал в Иеру-
салиме, ясно, что там что-то происхо-
дит, что, может быть, именно там
находится источник всех смыслов.
Выйдешь из Храма Гроба Господня на
ослепительные блики мостовых старо-
го города, отдохнешь под мандарино-
вым деревом в Сионском квартале,
посмотришь александрийские колон-
ны, купишь карту в магазине ордена
францисканцев, и вот уже чувствуешь
в себе удары мирового пульса. Еще сто лет назад паломники из Рос-
сии попадали в Иерусалим только мо-
рем, их встречал старый порт Яффы, ны-
нешний Тель-Авив. Миссия Русской
Церкви в Яффе стала форпостом Пра-
вославия на Святой земле.
Яффа
Сегодня Яффа — пригород Тель-Ави-
ва, большого делового города с небо-
скребами на фоне моря. Рядом с урба-
нистическим соседом древнейший порт
средиземноморья выглядит как ласточ-
кино гнездо, прилепившееся к стеклян-
ной стене офисного здания. В «Деяниях святых Апостолов» Яффа
называется Иопия. В Иопии апостол
Петр воскрешает умершую Тавифу и по-
лучает откровение о том, что нет «нечис-
тых» животных: все, «что Бог очистил, то-
го не почитай нечистым» (Деян. 10: 15).
В дальнейшем Яффа, переходя из
рук арабов в руки христиан-крестонос-
цев и обратно, постепенно разрушилась
и стала запыленной прибрежной дере-
вушкой с каменными развалинами
вдоль берега. В 1950-х годах Тель-Авив объединя-
ется с Яффой в один административный
центр. Так начинается новая, туристиче-
ская жизнь старого города. Его рекон-
струируют, и в девяностые туристы зано-
во начинают полировать до масляного
блеска современные камни «древней»
мостовой своими сандалиями.
23
Текст и фото: Ирина СЕЧИНА
Миссия. Начало
Сотни лет Яффа являлась единствен-
ными морскими входными воротами
Святой земли для тысяч паломников. Из
России 1843 году в Яффу прибывает
представитель Русской Церкви, которо-
му Священный синод поручил находить-
ся в Иерусалиме под видом паломника,
чтобы избежать осложнений с Осман-
ской Портой (в то время Святая земля
входила в состав Османской империи) и
докладывать о «делах в Иерусалимском
Патриархате». Этим представителем был
архимандрит Порфирий (Успенский). В одном из своих донесений из Иеру-
салима архимандрит Порфирий выска-
зал Синоду мысль о создании в Иеруса-
лиме русского монастыря, который стал
бы опорой и защитой русских паломни-
ков от греческого произвола. Мысль эта
была одобрена Синодом и царем Нико-
лаем I, но для исполнения ее нужно было
приобрести помещение. Иначе Русская
миссия так и осталась бы гостьей.
Нельзя сказать, что русские монахи
были встречены греками Иерусалима
как родные. Первыми кельями русско-
го монашества в святом граде стали
портомойни и кухни Михаило-Архан-
гельского монастыря Иерусалимского
патриархата. «Архангельский монас-
тырь... загроможден лестницами, тер-
расами, кельями, кухнями и портомой-
нями в таком беспорядке, с таким
неудобством... что величайшее терпе-
ние ослабевает и вянет. Нет покоя от
прилива, шума и отлива разноплемен-
ных поклонников, помещаемых вместе
с нами в сей обители», — писал в отче-
те нашему Константинопольскому по-
сольству архимандрит Порфирий. Там
же он рассказал, что однажды гречес-
кий паломник, задумавший молиться и
поститься 40 дней Великого поста, тай-
но поместился в «подземелья сего мо-
настыря и после двадцатидневного
подвига ревности не по разуму был от-
крыт и вынесен оттуда полумертвый».
Но надвигалась Русско-турецкая
война. России было не до русских келий
в портомойнях Иерусалима. Надо было
уезжать, но денег не присылали. Однаж-
ды архимандрит Порфирий так отчаял-
ся, что на трапезе предложил всем «про-
бираться в Россию кто как знает», и
только члены миссии подкрепили его
дух, решив терпеть до конца. 8 февраля
1854 года вместе с турецким указом о
немедленном отъезде всех русских из
пределов Турецкой империи пришли в
миссию деньги на эвакуацию монахов и
русских паломников, находящихся на тот
момент в Иерусалиме. После войны ис-
тория миссии возобновилась, и сложи-
лась она очень благоприятно для России
и паломнических российских фирм.
Русская Палестина
Своим нынешним великолепием
Русская миссия на Святой земле обяза-
на третьему своему начальнику, архи-
24
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Жизнь в Церкви Спецрепортаж
мандриту Антонину (Капустину). Благо-
даря ему автобусы с русскими паломни-
ками продолжают колесить по горам Па-
лестины и по сей день.
Российской дипломатии после Рус-
ско-турецкой войны уже не обязательно
было получать сведения о состоянии дел
в Иерусалимском Патриархате, да и Си-
нод не уделял миссии большого внима-
ния, так что архимандрит Антонин был
вынужден самостоятельно организовы-
вать ее деятельность. Он стал приобре-
тать земельные участки за пределами
старого Иерусалима и строить на них до-
ма для паломников. Эти участки часто располагались в тех
самых местах, где разворачивались со-
бытия Ветхого и Нового Заветов. Их стали
называть Русской Палестиной. Благода-
ря архимандриту Антонину русские до сих
пор могут спокойно, как у себя дома, мо-
литься в Вифании и на горе Елеон, в Гали-
лее, в Назарете и на месте встречи
Пресвятой Богородицы и праведной Ели-
заветы в Горненском монастыре. Его же
стараниями устроился и монастырь на
месте гробницы праведной Тавифы в Яф-
фе (ныне подворье Иерусалимской мис-
сии Русской Церкви Московского Патри-
архата в Тель-Авиве).
В наши дни, чтобы попасть на улицу
Герцель, где находится территория подво-
рья Русской миссии, надо свернуть с
пыльной и шумной улицы Кибуц Галует.
С приближением к заветному забору
воздух становится заметно чище, кажет-
ся, что пахнет морем, хотя до моря минут
тридцать пешком. Раньше территория
миссии в Яффе была гораздо больше, и
вокруг ее высокого холма, называемого
Голгофа, с которого в ясную погоду можно
увидеть морскую даль, были рассажены
кедры и цитрусовые сады.
В хрущевские времена сады подво-
рья вырубили, а территорию значитель-
но сократили. «Правительство Израиля
не дремлет. По закону земля, на которой
ничего не строится и на которой не растут
деревья, передается в собственность го-
сударству. В 2005 году с вертолета влас-
ти Израиля разглядели, что стоит участок
бывших садов (по бумагам-то еще сады)
пустой. Пришли и говорят: все, забира-
ем. Мы в ужасе. Что делать? Узнали че-
рез знакомых, когда приставы придут, и
за две ночи насадили на этой земле ман-
дариновые деревья, уже с мандаринами.
Даже оросительную систему провели,
чтобы не подкопались. Приходят приста-
вы, ничего не понимают: “Ошибка вы-
шла, извините”. Так и ушли», — расска-
зывает о проблемах Яффы монахиня
Горненского монастыря матушка Сергия
(Клюева).
Горненский монастырь тоже входит в
состав «Русской Палестины». 90 сес-
тер — насельниц монастыря приехали
сюда из России или из стран СНГ. «Когда
почивший патриарх Алексий (Ридигер)
направлял сестер на послушание в Гор-
ненский монастырь в 1991 году, он гово-
рил, что основная миссия сестер — слу-
25
1. Валентина на Святой земле уже третий раз. Сегодня ее очередь убирать в миссии. А тут как
раз включили запись «Богородице Дево». Поневоле заслушаешься
2. В Яффе одна из самых знаменитых барахолок в мире. Здесь найдется старье на любой
вкус — от дивана до иголки
3. Так выглядела Яффа в 30-е годы XX века 1
2
3
жить паломникам. Люди читают четыре
Евангелия, а проходя эти места, видя их
реальность, открывают для себя пя-
тое,— продолжает мать Сергия. — Од-
нажды приехал к нам один неверующий
бизнесмен с верующей женой и со всей
своей семьей. Он просто ходил, не крес-
тился, не поклонялся святым местам,
все время смеялся и смотрел в телефон.
Я,говорит, ни во что не верю. И вот при-
ехали они на праздник Преображения
Господня на Фавор. В ночь на Преобра-
жение, под утро гору Фавор каждый год
покрывает облако и в нем сверкают
молнии. Бизнесмен, как все это увидел,
стал восклицать: “Бог есть! Бог есть!”».
У Тавифы
Свое значение российских входных
ворот на Святой земле подворье миссии
в Яффе так и не утратило, но теперь они
не морские — воздушные. Из аэропорта
Бен-Гурион до монастыря святой Тави-
фы ехать полчаса на общественном
транспорте и 15 минут на машине. Зада-
чи у миссии остались те же: паломников
надо разместить, покормить, охранять и
обеспечить им молитвенную жизнь.
За высоким забором русского по-
дворья в Тель-Авиве — тишина россий-
ских просторов. Только вместо жаво-
ронков весело разрезают голубое небо
зеленые попугаи. Российские паломни-
ки трудятся над кактусами, агавами и ту-
ями с запахом лимонов. Молодые,
вполне современные люди, приехав-
шие из Воронежа, весь день занима-
лись послушаниями, а вечером пойдут
гулять по Яффе. В храме наводит чисто-
ту Валентина из Петрозаводска. В тра-
пезной готовит котлеты Лидия из Ниж-
него Новгорода.
Завтра в Израиле праздник — день
дипломата, и все заняты подготовкой к
нему: миссия исторически неразрывно
связана с российской дипломатией на
Востоке, на ее территории даже похоро-
нен первый вице-консул Российской им-
перии Владимир Николаевич Тимофеев.
На могилу вице-консула плетут венок, в
храм святого Петра, главный храм мона-
стыря, несут букеты. С дорожек сметают
сухие листы магнолии. По традиции весь
дипломатический корпус приедет на ли-
тию об упокоении вице-консула. По-
том — чай с фруктами.
Протоиерей Игорь Пчелинцев, клю-
чарь храма святого Петра, заботится о
хозяйстве, нажитом еще архимандри-
том Антонином и бережно охраняемом
последующими начальниками: о гробни-
це святой Тавифы, храме, гостинице, са-
де с фонтанами и павлинами, трапезной
с представительскими функциями. Отцу Игорю помогает жена. Ворота
монастыря в обычное время закрыты.
Открывают их только на время службы.
Матушка сама бегает через всю терри-
торию, чтобы открыть или закрыть их для
каждого. Она же отвечает за гостиницу,
трапезу и распределение послушаний.
Жизнь в Церкви Спецрепортаж
26
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
«На Святой земле есть несколько
подворий Русской духовной миссии, —
рассказывает отец Игорь. — Мы отлича-
емся тем, что у нас есть православные
прихожане. В Галилее, Магдале и Иери-
хоне прихожан нет, и литургию служат,
только когда приезжают паломники со
священниками. Наши прихожане — это
русские, украинцы, молдаване, грузины,
белорусы, не принявшие израильского
гражданства. Они съезжаются со всех
окрестных городов, приезжают с юга, из
пустыни, где никакого храма нет, чтобы
вместе молиться и общаться».
Языки языков
«Те, кто приезжает в Израиль, называ-
ются “ляолот”, от слова “олия” — репатри-
ант. В девяностые годы таких было много.
Многие православные ляолот были счаст-
ливы, что в Тель-Авиве есть храм. Даже
искали жилье рядом. У нас была одна жен-
щина. Она получила квартиру недалеко от
арабской деревушки. Там только араб-
ский православный храм Иерусалимско-
го Патриархата. Время от времени ездила
к нам, а потом ничего, привыкла к службе
на арабском»,— рассказывает отец
Игорь. Сам он служит литургию на церков-
нославянском языке. На празднование
святой Тавифы (16 апреля и 25 октября)
на службу по установившейся традиции
приходят православные арабы и читают
«Апостол» и Евангелие на арабском. Один
раз в году отец Игорь служит вместе со
всеми священниками Русской Церкви в
храме Иерусалимского Патриархата. Это
бывает в первый день празднования Свя-
той Троицы. А на второй день уже иеруса-
лимские священники служат в Свято-Тро-
ицком соборе нашей Русской миссии в
Иерусалиме.
Дети в школах Израиля учатся на ив-
рите. Поэтому для репатриантов особое
значение имеет воскресная школа при
русском храме. Сейчас в этой школе
учится 40 детей.
В храме святого Петра можно увидеть
такое объявление: таинства венчания и
крещения совершаются только для тех, у
кого нет гражданства Израиля. В Из-
раиле, получив гражданство, получаешь
социальный пакет. Это важно для тех, кто
приехал надолго. Граждане Израиля при-
надлежат канонической территории Ие-
русалимского Патриархата и должны
принимать таинства Церкви у себя, в Ми-
хаило-Архангельском монастыре. Впро-
чем, это скорее формальность. Если кто-то
из граждан Израиля пожелает креститься
или венчаться именно в храме подворья
миссии, необходимо обратиться с проше-
нием в Иерусалимский патриархат. Отец
Игорь говорит, что на его памяти еще нико-
му в такой просьбе не отказывали.
За два года своего пребывания на
подворье о. Игорь еще ни разу не захо-
дил в храм Иерусалимского Патриарха-
та: «Некогда! Храм открыт только во вре-
мя богослужений. А в это время я у себя
служу».
27
1. Своим нынешним великолепием Русская миссия на Святой земле обязана ее третьему на-
чальнику, архимандриту Антонину (Капустину). Его стараниями устроился и монастырь на ме-
сте гробницы праведной Тавифы На фото: колокольня храма апостола Петра и праведной Та-
вифы подворья Русской духовной миссии в Яффе
2. В кварталах, где проживают правоверные иудеи, царит почти идеальная чистота
2
1
Хозяева
Маленькая синяя дверь обозначает
вход в стене узкого уличного прохода
старой Яффы. За этой дверью — Михаи-
ло-Архангельский монастырь Иеруса-
лимского Патриархата, в котором слу-
жит отец Александр Шенкевич.
Полдень. В Михайловском соборе
допевают Херувимскую. По традиции
Иерусалимской Церкви, утреня была
присоединена к литургии, поэтому служ-
ба закончится приблизительно в час
дня. Ектении отец Александр произно-
сит на греческом, церковнославянском
и иврите. «Отче наш» — на арамейском.
Завораживающе звучат древние иудей-
ские звуки в храме восточного обряда. Окна храма обращены на море. Пе-
ред причастием отец Александр выходит
на исповедь. На широком подоконнике
лежит Евангелие и крест. На исповедь с
растерянным видом подходит девушка.
Через открытые ставни в полумрак храма
врывается морской бриз. Наконец, при-
частие. Девушка подходит к Чаше. Отец
Александр с ней разговаривает. Слышно
только его: «Ты сегодня первый раз при-
чащаешься. Поздравляю. Постепенно
всему научишься. Читай Евангелие. Ну
возьми на две недели, прочитаешь —
вернешь, как раз опять причастишься».
После службы все, кто в храме, при-
глашаются на трапезу. Та девушка не-
уверенно соглашается, она же первый
раз на службе. Но уже за общим столом,
когда разгорается горячий спор (выяс-
няют, должна ли Россия принести всена-
родное покаяние), с интересом слушает
доводы обеих сторон. «Ну, пожалуйста, вопросы», — начи-
нает свою нехитрую катехизацию отец
Александр. «Почему Ананию и Сапфиру
Господь убил за мухляж с имением, это
же их имение было?» «Можно ли есть
креветок постом?» После чая девушка
подходит к отцу Александру и спрашива-
ет, можно ли читать Евангелие на иври-
те. «Даже нужно. Я всем рекомен-
дую»,— радуется вопросу отец Алек-
сандр. Он не считает, что в мире оста-
лись настоящие духовные отцы. Для
своей паствы он «священник, у которого
постоянно исповедуются».
Откровение
Днем рождения Иерусалимской Цер-
кви предание считает день Сошествия
Святого Духа на апостолов.
«Я начал служить в Иерусалимском
Патриархате, потому что, во-первых, по-
пасть в Русскую миссию в Израиле было
делом очень сложным с административ-
ной точки зрения, а во-вторых, я понял,
что надо восходить в Израиль, как дитя
своей матери, как еврей, — рассказы-
вает отец Александр свою историю. —
До этого я был очень активным членом
Православной Церкви в Запорожье,
еженедельно причащался и ходил на ка-
техизаторские курсы. Большим был эн-
28
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Жизнь в Церкви Спецрепортаж
тузиастом. Затем все мои родственники
уехали в Израиль, я остался со своей се-
мьей один, но все продолжал твердить,
что можно и в Запорожье прекрасно
жить, работать и молиться Господу Иису-
су Христу. А когда я в 1997 году первый
раз приехал в Израиль навестить роди-
телей и поклониться святым местам, со
мной произошло событие, которое я
описывать подробно не буду, скажу толь-
ко, что это было некое откровение. Оно
развернуло меня на 180 градусов. Я ре-
шил, что тут мое сердце. Никакой бы род-
ственник меня не убедил, но тут мне и
без родственников все стало ясно. Уже
много-много чего произошло с тех пор, я
построил маленький храм, у нас есть
свой приход, но то событие, которое мне
было предсказано, еще не произошло».
Маленький храм во имя святой Тави-
фы внутри Михаило-Архангельского мо-
настыря выстроен на средства прихо-
жан, благотворителей и собственные
средства отца Александра.
«Большинство наших бывших со-
отечественников здесь, крещеные они
или некрещеные, евреи или неевреи, —
это практически неверующие люди, кото-
рые не знают ни Торы, ни Евангелия, ни
покаяния, ни причастия, ни молитв ника-
ких, то есть просто живут без Бога. Все их
ценности — это материальный мир и его
удовольствия. Объяснить такое явление
можно культурным провалом. Там, в Со-
юзе, эти люди не успели в девяностые
прилепиться к Православию, а здесь они
не могут прилепиться к иудаизму, потому
что это другая ментальность, другая сис-
тема ценностей. Раненые люди, честно
скажу, — делится отец Александр. —
Здесь невозможно не верить в Бога, по-
тому что без веры слишком тяжело. Свя-
тая земля глотает. Она предъявляет к че-
ловеку большие духовные требования.
Здесь надо больше молиться, больше
причащаться, больше читать Евангелие,
чем в странах нашего исхода. В России
есть огромные монастыри, где молятся
монахи за безбожный, разрушивший все
народ. Люди говорят «попы», а на попе в
России все держится, его молитва защи-
щает. То, что в России и Украине людям
прощается, потому что Бог знает, какая
катастрофа с нами произошла, здесь не
прощается. Как это происходит? Было у
человека все, и все отнялось: бизнес,
здоровье, семья. Я очень много хороню
наших молодых людей: наркомания, ава-
рии, огромное количество онкобольных,
особенно среди женщин. Это происходит
из-за отсутствия желания быть с Богом.
Многие наши женщины, крещенные,
принимают иудаизм или ислам и броса-
ют Христа. Здесь чувствуется иудейский
космос, который не сглажен Жертвою
Христовой. На Святой земле обнажена
сама суть происходящего, и эту суть я на-
зываю системой, которая со мной как со
священником борется. Мне совершенно
не мешает государство и иудаизм. Здесь
со мной по-настоящему борется дьявол,
и это страшнее всего».
29
1. В иерусалимском храме на литургии диакон проходит по храму с блюдом для пожертвова-
ний. В руки жертвователей в знак благодарности принято капать освященный елей
2. Отец Александр Шенкевич убежден, что его место здесь, в Тель-Авиве. Номер его телефона
прибит у дверей храма: для израильских репатриантов он всегда в зоне доступа
3. Маленькая синяя дверь в стене — вход в монастырь Михаила Архангела
1
2
3
Еще один чин прощения
Страстная седмица представляет
собой древний пасхальный пост, вы-
росший из поста Крестной Пасхи. В глу-
бокой древности многие христиане
праздновали не Воскресную Пасху, как
мы, а Крестную; этот день теперь назы-
вается Страстной пятницей. Один из
святых отцов III века говорит, что Вос-
кресение мы и так празднуем каждую
неделю, а вот Крестную Пасху, воспо-
минание Страстей Христовых, только
один раз в году. Были ожесточенные
споры и несогласия по этому вопросу, и
только на Первом Вселенском соборе,
в 326 году, был установлен единый для
всех день празднования Пасхи — Свет-
лое Христово Воскресение. Как празд-
новалась Крестная Пасха? Она отме-
чалась очень строгим постом, и из это-
го поста выросла вся Страстная
седмица. Это означает, что пост Страстной
седмицы отделен от Великого поста и
по смыслу, и по богослужебному строю.
Обычно говорят, что Великий пост за-
канчивается в пятницу перед Лазаре-
вой субботой, но можно считать и
подругому: что Великий пост заканчи-
вается в Страстную среду, так как вели-
копостное богослужение продолжает-
ся в обычном порядке до Страстной
среды, а вечером в этот день соверша-
ется чин прощения. Такой же точно, как
и в Прощеное воскресенье. Это чин
прощения именно за Святую четыреде-
сятницу. В этом чине прощения приво-
дятся слова игумена, обращенные к
30
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Оказывается, на
Страстной седмице
совершается еще один
чин прощения — за все
обиды, которые мы
причинили друг другу
во время Великого поста,
а чтение 12 Евангелий
раньше было шествием по
городу — на остановках
читали, на переходах
пели. Подробнее строй
богослужения Страстной
седмицы объясняет Илья
КРАСОВИЦКИЙ, старший
преподаватель кафедры
практического богословия
ПСТГУ.
Как устроена Страстная
Жизнь в Церкви Календарь
Текст: Екатерина СТЕПАНОВА
31
братии: «Благословите, отцы святии, и
простите ми грешному, яже согреших
во всей жизни моей, и во всей Святей
четыредесятнице...» Таким образом, по
мысли Постной Триоди, Страстная сре-
да является последним днем Великого
поста. Именно поэтому можно считать,
что пасхальный пост — Страстная сед-
мица — начинается только со Страст-
ного четверга.
Евангельские темы
Но с какого бы дня ни начинали мы
считать пост Страстной седмицы, с чет-
верга или с понедельника, Страстная
седмица — это нечто совершенно от-
дельное и особенное. Нужно отметить,
что на Страстной седмице Евангелие чи-
тается почти на каждой службе суточно-
го круга. Не только на больших: вечерня,
утреня, литургия, но и на малых — на ча-
сах. Почему? В первую очередь потому,
что последние дни земной жизни Спаси-
теля описаны гораздо подробнее, чем
другие периоды Его жизни. По тексту че-
тырех евангелистов можно проследить
буквально каждый шаг Спасителя: все,
что Он говорил, делал, куда ходил, с кем
общался в последние дни. И богослуже-
ние Страстной седмицы дает нам воз-
можность провести эти дни как бы вме-
сте с Ним, шествуя по Его стопам, слушая
Его слова. Таким образом евангельские
чтения и распределены. Попробуем разобраться, как Господь
проводил Свои последние дни. Из Еван-
гелия очевидно, что в понедельник,
вторник, среду и четверг Он проповедо-
вал в Иерусалимском храме. Затем, ко-
гда солнце начинало клониться к закату,
Он уходил за город вместе с учениками.
Господь выходил из города, шел полями,
останавливался для отдыха и бесед с
учениками. Утром возвращался обрат-
но. Так продолжалось четыре дня. Страстной понедельник,
утро
Читается Евангелие о бесплодной
смоковнице (Мф. 21: 18-43). Чуду о бес-
плодной смоковнице посвящено бого-
служение всего дня. Господь утром шел в
Иерусалим на проповедь и недалеко от
городской стены увидел это дерево. И не
найдя на нем плодов, Он его проклял, а
вечером того же дня, когда они возвра-
щались той же дорогой, ученики увиде-
ли, что дерево совершенно сухое. Это
чтение о событиях, которые происходи-
ли в эти часы, но оно глубоко символич-
но. По толкованию Постной Триоди, этой
бесплодной смоковнице уподобился ев-
рейский народ, в котором Господь не на-
шел плодов, которые ожидал найти. А в
более широком смысле Божьим наро-
дом являются все верующие в Него.
И найдет ли Господь в нас те плоды, кото-
рых ожидает? Этот вопрос ставится пе-
ред каждым слышащим эти слова. Страстной понедельник,
вечер
Читается отрывок о событии, проис-
ходившем за городом, на склоне Еле-
онской горы — эсхатологическая бесе-
да Господа с учениками (Мф. 24: 3-35).
Как известно, Елеонская гора располо-
жена напротив древнего Иерусалима, и
с нее открывался изумительный вид на
Иерусалимский храм. Они сидели на
склоне, смотрели на город, и Господь,
указав им на храм, сказал, что очень
скоро от этого здания не останется кам-
ня на камне. Тогда это было очень труд-
но представить, потому что храм был
только недавно отстроен царем Иро-
дом. Господь провел с учениками дли-
тельную беседу о конце мира. Эта эсха-
тологическая тема для Страстной
седмицы чрезвычайно важна. Она про-
ходит через все дни Страстной седми-
цы. Почему? Потому что перед Своим
отшествием Господь хотел, чтобы уче-
ники получше запомнили, что будет, ко-
гда Он придет во второй раз. Он неод-
нократно предупреждает в эти дни о
событиях Своего второго пришествия,
поэтому всю Страстную седмицу поют-
ся песнопения, связанные со вторым
пришествием Господа. Тропарь «Се Же-
них грядет в полунощи» поется три пер-
вых дня. Можно сказать, что евангель-
ское чтение понедельника вечера дает
эту тему на всю Страстную седмицу.
Страстной вторник, утро
Проповедь в Иерусалимском храме
(Мф. 22: 15; 23: 39). Господь обличает
фарисеев и законников: «Горе вам,
книжники и фарисеи, лицемеры...» — и
так восемь раз. «Горе вам, книжники и
фарисеи, лицемеры, что затворяете
Царство Небесное человекам, ибо сами
не входите и хотящих войти не допускае-
те». Господь обличает фарисеев. Счита-
ется, что это событие было во вторник.
В ходе проповеди Господь обличал Сво-
их недругов. Страстной вторник, вечер
Большинство притч Господь говорил
Своим ученикам наедине. Во вторник на
вечерне читаются три притчи, изложе-
нные в 25-й главе Евангелия от Матфея.
Это притча о десяти девах (Мф. 25: 1-13),
о талантах (Мф. 25: 14-30) и о Страшном
суде (Мф. 25: 31-46). Все три притчи раз-
вивают эсхатологическую тему. Страстная среда, утро
Читается отрывок о событиях, проис-
ходивших в среду утром в Иерусалим-
ском храме, когда ко Христу приводят
некоторых из язычников и Господь гово-
рит: «Пришел час прославиться Сыну Че-
ловеческому». Его слава вышла за пре-
делы Израиля, избранного народа.
Слава Господа становится всемирной.
И в этот же момент слава Господа явля-
ется с Небес — гремит гром, и в нем Сам
Господь и его ученики слышат голос Бога
Отца: «И прославил, и еще прославлю»
(Ин. 12: 17-50). А народ ничего не услы-
шал; для него это был просто гром. Так
была явлена слава Господа с небес и в
мире. Это отрывок о небесной, надмир-
ной и одновременно всемирной славе
Господа.
Страстная среда, вечер
Вечером в среду читается очень зна-
менательное место о помазании Госпо-
да миром. О том, как жена-грешница по-
мазала миром Его главу и Его ноги и
отерла своими волосами. Здесь же го-
ворится об Иуде. Очень кратко. Но сопо-
ставление очевидно. С одной стороны,
грешная женщина, которая совершает
подвиг ради любви ко Христу, и Господь
говорит ей, что везде, где будет пропо-
ведано Евангелие, сказано будет о том,
что она сделала. И с другой стороны, Иу-
да — предатель, который замыслил ко-
варство, пошел к фарисеям и догово-
рился предать им Христа. Эти два
персонажа противопоставлены друг
другу (Мф. 26: 6-16).
В шести чтениях первых двух дней
мы видим, что события утром происхо-
дили в Иерусалимском храме или на пу-
ти к нему, а вечером — в доме, где Спа-
ситель проводил ночь, или по дороге —
на склоне горы, где Он с учениками от-
дыхал от дневных трудов. Но кроме этих
чтений из Евангелия есть и другие.
В Церкви существует очень интерес-
ный обычай чтения Четвероевангелия
на часах. По этому порядку должно
быть прочитано почти все Четверо-
евангелие в ходе служб часов первых
трех дней. Но это очень продолжитель-
ное чтение, поэтому в некоторых хра-
мах Четвероевангелие начинают чи-
тать заранее. Например, с шестой
седмицы Великого поста или с четвер-
той, а иногда и со второй — по неболь-
шому отрывку каждый день. Но чтение
Четвероевангелия на часах символич-
но именно для дней Страстной седми-
цы, потому что тот священник, который
стоит посередине храма и долгое время
читает Евангелие, являет образ Христа.
Это пример символизма в богослуже-
нии. Всякий вошедший в это время в
храм видит священника, читающего
Евангелие. Аналогичным образом лю-
бой еврей, входивший в иерусалим-
ский храм в те дни, видел Христа пропо-
ведующего. Итак, на Страстной седмице Еван-
гелие читают очень часто. Но, кроме то-
го, существуют и другие темы этих дней.
Понедельник, как уже говорилось, по-
священ бесплодной смоковнице. Но, с
другой стороны, понедельник также по-
священ ветхозаветному образу Иосифа
Прекрасного, которого братья продали
в рабство. На Страстной седмице чита-
ют не только Евангелие — читают так-
же и книги Ветхого Завета. Образ Иоси-
фа взят из ветхозаветного чтения. Это
рядовое чтение удивительно вписыва-
ется в контекст воспоминаемых собы-
тий. Иосиф — прямой прообраз Христа,
ведь братья продали его в рабство за
деньги, и Христа в эти дни продают за
деньги. Иосиф дошел до самого дна, он
должен был умереть, лежал в темнице
и был приговорен, но после этого его
вознесли на самую высоту иерархиче-
ской лестницы: он становится ближай-
шим советником фараона, первым ми-
нистром. Что это, как не прообраз
смерти и воскресения Христа? А что Ио-
сиф сделал, после того как стал минист-
ром? Спас свою семью от неминуемой
смерти. В то время был семилетний го-
лод, и его братья пришли в Египет про-
сить о помощи. А Господь после Своего
Воскресения спасает всех верующих,
Свою Церковь. Страстной четверг,
главная Литургия года
Это память Тайной Вечери. Того со-
бытия, которое происходило ночью с
четверга на пятницу. Тайная Вечеря —
пасхальная трапеза Христа с учениками.
Весь день Господь проповедовал в Иеру-
салимском храме, а вечером состоялась
пасхальная трапеза. Евангельские чте-
ния Страстного четверга описывают со-
бытия Тайной Вечери. Подробнее всех о
Тайной Вечере пишет Евангелист Иоанн.
Он записывает всю долгую беседу Хри-
ста с учениками, описывает омовение
ног. Евангелист Лука также приводит
элементы беседы, которых нет у других
Евангелистов. А что касается Евангелия
Матфея и Марка, они подробно описы-
вают то главное, что произошло, а имен-
но установление Евхаристии. В Страст-
ной четверг Литургия Василия Великого
совершается на вечерне, поэтому чте-
ние этого составного Евангелия прихо-
дится фактически на Литургию. После то-
го как Тайная Вечеря завершилась,
Господь с учениками ушел в Гефсиман-
ский сад, и там происходит Его моление
до кровавого пота. Это событие ночного
времени. Надо сказать, что для Страст-
ной седмицы не существует четкого от-
деления одного дня от другого. События
непрерывным потоком перетекают друг
в друга.
В Церкви много обычаев связано с
Великим четвергом. Например, освяще-
ние мира, приготовление запасных Да-
Жизнь в Церкви
Календарь
32
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Великий четверг. Тайная Вечеря. Фреска монастыря Ватопед на Афоне. Начало XIV века
ров, раньше еще совершалось омове-
ние престола. Почему именно с этой Ли-
тургией связано так много традиций?
Потому что это главная Литургия года,
воспоминание самого установления та-
инства. Чин омовения ног
Этот чин совершается, как правило,
во время архиерейского служения. На-
пример, Святейший Патриарх Кирилл
совершает его ежегодно в Москве. Это
происходит после Литургии Великого
четверга. По правилам эта Литургия
должна совершаться вечером, но на
практике ее совершают в первой поло-
вине дня, и это неверно, так как она яв-
ляется символическим изображением
самой Тайной Вечери, которая проходи-
ла поздним вечером. На это же время
приходится и чин омовения ног. По Иеру-
салимскому уставу, по которому живет
наша Церковь, он совершается после
Литургии. В этом действе Христа изобра-
жает сам архиерей, а апостолов —
12 священников, среди которых, конеч-
но, есть и Иуда, ведь ему тоже Господь
омыл ноги. И архиерей омывает ноги си-
дящих перед ним священников. При
этом читается евангельский текст от Ио-
анна: евангельский текст читает прото-
диакон, а все реплики произносят ар-
хиерей и священники. Великая пятница,
двенадцать Евангелий
Великая пятница посвящена собы-
тиям страданий и распятия Господа на-
шего Иисуса Христа. Все службы Страст-
ной седмицы имеют иерусалимское
происхождение, и это очень важно для
их понимания. Что собой представляло
богослужение в древнем Иерусалиме?
Это было шествие по святым местам, по
Крестному пути. Все богослужение Ве-
ликой пятницы и есть духовное шествие
по Крестному пути вместе со Христом.
В древнем Иерусалиме это шествие
продолжалось целую ночь. Такой тип
службы назывался стациональным бо-
гослужением, то есть шествием с оста-
новками. Стация — это остановка. Та-
кое богослужение было чрезвычайно
характерно для Иерусалима и, кстати,
для Константинополя тоже. Верующие
ходили во время службы по городу и его
окрестностям. В Великую пятницу шествие начина-
лось на Елеонской горе, затем перехо-
дило в пригород Иерусалима, потом в
сам город. Во время шествия были ос-
тановки: на месте, где был суд у Каиа-
фы, в претории, где был суд Пилата, за-
тем шествие приходило на Голгофу.
Голгофа — последняя остановка, где
звучат все дальнейшие песнопения и
чтения. Со временем ко-
личество евангельских
чтений увеличивалось.
Сейчас в нашей Церкви
шествий нет, вся служба
читается и поется в од-
ном храме. Но это древ-
нее стациональное богослужение отра-
жено в строе службы Великой пятницы.
Позже произошло соединение чина
Двенадцати Страстных Евангелий с
обычной утреней, что и дало в результа-
те наше богослужение, которое назы-
вается «Последование святых и спаси-
тельных Страстей Господа нашего
Иисуса Христа». На практике служба Двенадцати
Евангелий совершается в четверг ве-
чером, но задумана была как ночное
бдение. Потому что в Иерусалиме это
шествие происходило ночью, сразу пос-
ле событий Тайной Вечери. И первое
чтение (самое длинное чтение во всем
православном богослужении) — это
прощальная беседа Господа с ученика-
ми. Это почти пять глав Евангелия от
Иоанна. Второе чтение — моление в
Гефсиманском саду и взятие Господа
под стражу, третье — суд у Каиафы, чет-
вертое — суд у Пилата и так далее: о
распятии, о словах, которые Господь го-
ворил на Кресте, о том, как Он умирает
и как Его погребают в пещере и прива-
ливают к ней камень. На этом последо-
вание заканчивается. Оно проводит
перед нашим взором весь Крестный
путь от Тайной Вечери до погребения
Господа в пещере.
Все песнопения, которые поются
между чтениями, комментируют сами
чтения. Например, перед седьмым
евангельским чтением, повествующим
о распятии, поется светилен Страстно-
го четверга: «Разделиша риза моя себе
и об одежде моей меташа жребий», а
после восьмого евангельского чтения,
повествующего о разбойниках, кото-
рые были распяты по правую и по ле-
вую руку от Господа, поется известное
песнопение — светилен Великой пят-
ницы: «Разбойника благоразумного
во едином часе раеви сподобил еси
Господи». Царские часы
Страстная пятница — день строжай-
шего поста, литургия в этот день не со-
вершается. Вторая служба Страстной
пятницы называется Царскими часами.
Она совершается в пятницу утром. Тра-
диция этого богослужения уходит корня-
ми в чтения Священного Писания на
Голгофе в Иерусалиме. А в константино-
польской традиции она соединилась со
службой обычных часов. Наименова-
ние «Царские часы» она получила в Кон-
стантинополе, потому что на этой служ-
бе всегда присутствовал император.
Часы продолжают ту же тему, которая
была ночью на чтении Двенадцати
Евангелий. Читаются те же Евангелия,
только их уже не двенадцать, а четыре
(по количеству часов). Мы снова воз-
вращаемся к тем событиям, только те-
перь они изложены уже по четырем
Евангелистам. Плащаница
Третья служба Страстной пятницы —
Великая Вечерня с выносом Плащани-
цы. Она совершается на практике имен-
но в то время, когда и должна быть — во
второй половине дня, после полудня. Ве-
черня Страстной пятницы четко делится
на две половины. Первая половина —
еще одно воспоминание Страстей, сно-
ва читается составное Евангелие о Стра-
стях. А вторая половина службы повест-
вует о погребении Тела Господа во
гробе, точно соответствуя тексту Еванге-
лия по времени: Господь был погребен
вечером в пятницу. Но в церковном оби-
ходе существует одна очень досадная
ошибка, которая крепко вошла в тради-
цию. Считается почему-то, что день по-
гребения — это суббота. И погребением
называют утреню Страстной субботы. Но
33
Страстная седмица — это древний
пасхальный пост, выросший из поста
Крестной Пасхи
в субботу никак не могло происходить
никакого погребения. Потому что в суб-
боту по иудейским законам любое по-
гребальное действие было строжайше
запрещено, и это многократно упомина-
ется в Евангелии. В богослужении есть последование,
посвященное погребению, это вторая
половина вечерни Страстной пятницы.
Это событие изображается как вынос
Плащаницы. Плащаница — это вышитая
или писаная горизонтальная икона Хри-
ста, лежащего во Гробе. Ее выносят на
вечерне пятницы. Выносят и полагают в
центре храма, для поклонения верую-
щих. Вынос Плащаницы — это и есть
символическое погребение. Это совер-
шается во второй половине дня в пятни-
цу, т. е. именно в то время, когда это про-
исходило по Евангелию, до захода
солнца, потому как после захода солнца
у иудеев уже начиналась суббота. Этим
объясняется спешка, с которой хорони-
ли Христа: не успели даже совершить
все обряды, не успели как следует пома-
зать Его тело благовониями. Почему ми-
роносицы прибежали ко гробу с первы-
ми лучами солнца воскресного дня? Они
должны были доделать незавершенное. Утреня Великой субботы, которую по
досадному недоразумению называют
погребением, несет совершенно иной
смысл и имеет другое происхождение.
В приходской практике она служится ве-
чером в пятницу, хотя была задумана
как ночная, но в некоторых монастырях
совершается ночью. Как мы уже упоминали, богослуже-
ние в древности носило стациональ-
ный характер. То есть в древности ве-
рующие почти каждый раз приходили в
храм откуда-то. Поэтому все входы все-
гда так торжественны: община возвра-
щалась в храм после продолжительно-
го шествия по городу. Торжественный
вход в конце утрени был характерен
для Византийского богослужения, но в
русской практике он со временем пе-
рестал совершаться. А в Великую суб-
боту он как раз происходит. Его совер-
шает вся община, а священник несет
над собой Евангелие и над Евангели-
ем — Плащаницу. Плащаница по про-
исхождению — евхаристический воз-
дух, плат, которым покрывают Чашу и
Дискос во время Евхаристии. Когда хо-
дили на Крестный ход, из благоговения
Евангелие обертывали в этот плат.
Позже этот плат стал Плащаницей, ко-
торая участвует в службе Великой пят-
ницы и Великой субботы. Но главный
предмет на этом входе все-таки не
Плащаница, а Евангелие. Это вход с
Евангелием.
Темы Великой субботы
Это день между Крестной Пасхой и
Воскресной Пасхой. В богословии су-
ществует такой термин — пасхальное
триденствие. Это Страстная пятница,
Великая суббота и Светлое Христово
Воскресение, поэтому Пасха в широ-
ком смысле это не один день, а три дня.
Крестная и Воскресная Пасхи объеди-
ненные. А Великая суббота, которая
находится между одной Пасхой и дру-
гой, в Триоди названа самым важным
днем года. Великая суббота — это день оплаки-
вания Христа. Богослужение Великой
субботы отчасти построено как плач. В то же время Великая суббота —
день ожидания Воскресения Христова.
День Великой субботы Господь Иисус
Христос телом Своим провел во гробе.
И это дает основание для интересней-
шей и глубочайшей богословской те-
мы — темы Божественного покоя. И в
текстах службы Великой субботы она
присутствует. Это параллель к событиям
сотворения мира. Господь сотворил мир
за шесть дней, а седьмой день — суббо-
ту — Он провел в покое. В покое от дел
творения. Он больше не совершал ника-
ких творческих актов. Мир уже был со-
творен, и Бог «почил от дел Своих». Седь-
мой день творения, в богословском
смысле, идет до сих пор. Бог участвует в
жизни мира только Своим Промыслом.
Потом наступит восьмой день — это
жизнь будущего века, после всеобщего
воскресения. А Христос называется но-
вым Адамом. То, что сделал Христос, это
«новое творение». И когда Христос со-
вершил дело искупления, совершил Сво-
ей смертью на Кресте, Он почил. Провел
эту субботу в пещере Гроба, в полном по-
кое. Эта параллель с сотворением мира
явно проводится в богослужении Вели-
кой субботы. Господь Телом Своим пребывал во
Гробе, а душой Он спускался во ад. Гос-
подь спустился во ад и вывел оттуда ду-
ши умерших праведников. То есть Он
«разрушил двери ада». Ведь ад — это ме-
сто, где нет Бога. Сойдя во ад, Господь
это место уничтожил. Сошествие Христа
во ад — тоже тема богослужения Вели-
кой субботы. Кроме того, Великая суббота — это
еще и Крещение. То самое, которого
ждали оглашенные весь Великий пост.
Жизнь в Церкви
Календарь
34
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Положение во гроб. Плащаница Софийского собора в Новгороде. XV век
В древности оно происходило в Вели-
кую субботу. За крещением следовала
Крещальная литургия: Литургия Вели-
кой субботы. Она должна была проис-
ходить поздним вечером (самая позд-
няя в году), и за ней вскоре вторая
Литургия: Пасхальная — рано утром
(самая ранняя в году). В нашей практи-
ке, к сожалению, Литургия Великой суб-
боты совершается слишком рано: в
первой половине дня. На то, что эта Литургия была кре-
щальной, указывает чтение пятнадцати
паремий на вечерне Великой субботы.
Для чего нужно было такое долгое чте-
ние отрывков из Ветхого Завета на этой
службе? Чтобы Патриарх успел совер-
шить крещение оглашенных. А все вер-
ные в это время стояли в храме и слуша-
ли Писание, ожидая возвращения
новокрещеных. Первое песнопение, ко-
торое слышали крещаемые по возвра-
щении в храм: «Елицы во Христа крести-
теся, во Христа облекостеся» — это в их
честь до сих пор поется. Переоблачение
в белые одежды в Великую субботу тоже
происходит ради крещаемых: они воз-
вращаются в храм в белых одеждах, и
вся Церковь вместе с ними переоблача-
ется в белое. Великая суббота наполнена вос-
кресной радостью. По ходу службы эта
радость динамично возрастает. Поется
целый ряд воскресных песнопений. Их
становится все больше и больше, и в
конце они перерастают в саму Пасху. Это
и понятно. Ведь на самом деле никто не
знает, в какой момент Христос воскрес.
Этого момента никто из христиан не ви-
дел. Когда жены-мироносицы прибежа-
ли к пещере Гроба с первыми лучами
солнца, они увидели, что Гроб пустой.
Церковь не знает, когда это произошло,
но она ждет этого каждую минуту. Мо-
мент начала Пасхи, когда распахивают-
ся Царские врата в храмах и звучит «Хри-
стос Воскресе из мертвых»,— это не мо-
мент Воскресения, это момент, когда
они увидели пустой Гроб, момент, когда
Церковь узнала о Воскресении. Пас-
хальная радость вырастает из недр бо-
гослужения Великой субботы, и это, мо-
жет быть, самая впечатляющая из
многочисленных тем этого дня.
35
Омофор Вселенского Патриарха Серафима I «Христос с заблудшей овцой», XVIII век.
Монастырь Иоанна Богослова на острове Патмос
РЕКЛАМА
Божественное веселие
Адепты византийской певческой
традиции любят приводить в пример до-
шедшие до наших дней слова летописца
о том, что послы святого равноапос-
тольного князя Владимира пленились
красотой византийского богослужения
во многом благодаря пению, сопровож-
давшему литургию. Скептики утвержда-
ют, что, несмотря на красоту легенды,
современное византийское пение
претерпело влияние разных культур и
существует сегодня в искаженном ви-
де.Иеросхимонах Сергий (Веснин) в
1844 году в одном из своих «Писем свя-
тогорца» называет услышанное им на
Афоне греческое пение «монотонным,
скучным, не имеющим ни гармонии, ни
мелодических переливов». «Трудно по-
верить, чтоб наши русские послы Влади-
мировы, пленяясь, как ангельским, гре-
ческим пением в Константинополе при
патриаршем служении, слышали в нем
тяжелые переходы и вялые, усиленные
переливы нынешнего греческого напе-
ва». Другой святогорец, старец Паисий,
писал, что афонские отцы, по преда-
нию, выучились византийским «зави-
тушкам», которые подчеркивают боже-
ственные смыслы. «Вот только
услышать эти красивые «завитушки»
можно нечасто. Большинство певчих
поют совершенно поверхностно, одно-
цветно — как будто у них по нотам про-
ехал дорожный каток и все умял. А вот
чистое византийское пение — насколь-
ко же оно сладостно! Оно умиротворя-
ет, умягчает душу. Правильное церков-
ное пение — это излияние вовне
внутреннего духовного состояния. Это
божественное веселие! То есть Христос
веселит сердце, и человек в сердечном
веселии говорит с Богом».
Протопсалт из «Логофета»
Для Серафима Астахова, основате-
ля русского византийского хора «Пахо-
мий Логофет», живая, неиссякаемая,
тысячелетняя традиция византийского
пения и самосовершенствование в ней
Жизнь в Церкви Ноухау
36
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Удивить мир византийским
русским пением!
Из храмов Санкт-
Петербурга все чаще
доносится византийское
пение. 18-летний
Серафим Астахов, сын
православного
священника, специалист
по оформлению витрин
магазина Zara, студент
теологического
факультета РХГА,
с завидным упорством
воссоздает в Северной
столице каноны
византийского
моноголосного предания. Фото Мадины Астаховой
РЕКЛАМА
Жизнь в Церкви
Ноухау
38
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
давно — насколько это слово примени-
мо к 18-летнему юноше — являются
главным служением в жизни. Невмы —
древняя византийская нотация, больше
похожая на зашифрованные послания,
составленные на каком-то мертвом
языке, — стали для него проводником к
первоисточнику церковной музыки. Те-
перь к византийской традиции приоб-
щаются прихожане трех питерских хра-
мов, где регулярно поет хор. А еще —
заключенные колонии строгого режима
в поселке Форсоново Тосненского рай-
она Ленобласти. Здесь протоиерей Дио-
нисий Астахов проводит регулярные
службы, которые неизменно сопровож-
дает византийское пение в исполнении
его сына Серафима.
Финальная спевка перед выхо-
дом на сцену центра «Святодухов-
ский» Свято-Троицкой Александро-Не-
вской лавры проходит в гримерной.
«Хајде!» — участники хора, привыкшие
к сербским выражениям своего юного
протопсалта, послушно вскидывают го-
ловы, внимательно следят за руками,
показавшимися из-за греческой рясы.
На счету хора «Пахомий Логофет» нет
пока ни одного сольного концерта. Од-
нако для полугода существования по-
служной список внушительный: не-
сколько получасовых выступлений, а
также совместные «дружеские» службы
с мировыми византийскими тяжелове-
сами — румынским хором «Византион»
и сербским хором «Моисей Петрович». Прямая речь
Невозможно точно сказать, когда
византийское пение стало делом жизни
Серафима Астахова. Так или иначе, пос-
ле долгих бессонных ночей, проведен-
ных на певнице сербского Ковильского
монастыря, после года круглосуточного
подражания лучшим образцам визан-
тийского исполнения, когда все сошлись
во мнении, что он «скоро чокнется», пос-
ле посещения концерта сербского ви-
зантийского хора «Моисей Петрович» в
Санкт-Петербургской филармонии Се-
рафим решился, наконец, на главный те-
лефонный звонок в своей жизни — ос-
нователю и регенту хора «Моисей
Петрович» Николе Попмихайлову.
— И что ты ему сказал?
— Я говорю: «Здравствуйте, Никола,
можно я спою на вашем концерте в Пе-
тербурге? Мне кажется, что у меня полу-
чится». — А он?
— Он говорит: «Я с работы иду, подру-
житесь со мной в скайпе». Он думал, что
это шутка, розыгрыш какой-то. Потом я
спел ему в скайпе, и он удивился — рус-
ский человек, а поет по-византийски.
К тому времени я неплохо освоил манеру
пения. И мы стали заниматься: я штудиро-
вал концертную программу, он исправ-
лял ошибки, шлифовал технику исполне-
ния. В 2011 году в рамках Великопостных
концертов я выступил в составе хора
«Моисей Петрович». С тех пор он не толь-
ко мой учитель, но и близкий друг. С само-
го начала он принимает деятельное учас-
тие в жизни нашего хора: я присылаю ему
записи наших репетиций, он дает советы,
на что обратить внимание. — Кто твои певчие?
— Очень разные люди. Среди основ-
ного состава есть «знаменщики» — уча-
щиеся Института религиоведения и цер-
ковных искусств, иконописец из «Мухи»,
участник хора Государственной капеллы,
основатель и руководитель фольклорно-
го ансамбля «Белорыбица», два священ-
ника — о. Дионисий (Астахов), мой отец,
и о. Максим (Василюк)... Подтягиваются
новички. — Что в репертуаре?
На сегодняшний день у нашего хора
есть необходимый литургический мини-
мум на все гласы. При этом я добавляю
свои малюсенькие особенности, кото-
рые присущи любому певчему, но оста-
юсь в рамках канона — то есть самому
автору этих древних нот было бы не за
что меня ругать. Я и сам занимаюсь пес-
нетворчеством, уже года полтора пишу
ноты на свои тексты — беру фразы из
канонических источников (сам ничего
не придумываю), далее согласовываю
нотацию и стихотворный размер. На
концертах мы уже исполняли две стихи-
ры моего сочинения: святым Савве
Сербскому в день его памяти и Царю Ни-
колаю в день празднования 400-летия
дома Романовых. Все свои ноты отправ-
ляю Николе, раньше он все исправлял,
теперь почти ничего. Вообще у меня
много рецензентов. От всех принимаю
критику с благодарностью. — Хор поет в нескольких храмах
Петербурга. Тяжело отцам служить
по-византийски? Как к византийской
традиции относятся простые прихо-
жане, за сектантов не принимают?
— Различия в самой службе незна-
чительные, речь идет о деталях, кото-
рые, однако, в соединении с византий-
ским церковным пением несут в себе
глубокий смысл. Большинство священ-
ников, с кем мне приходилось служить,
влюблялись в эти особенности, и назад
им уже не хотелось. Многие так и гово-
рили: «Так молиться получается лучше».
Среди прихожан реакция либо лояль-
ная, либо позитивная — люди подходят
после службы, благодарят. Полное не-
приятие встречал редко, да и то у людей
скорее фанатично консервативных.
— Когда ты решил создать хор, ка-
кая цель у тебя была?
— Однажды, когда я был в Сербии,
один из певчих хора Николы попросил
меня приехать к нему на приход в его
родной город и что-нибудь спеть. Сербы
очень любят русских, и настоятелю той
церкви очень хотелось услышать, как по-
ют их братья-славяне. Когда мы приеха-
ли, меня уже ждало большое количество
слушателей из прихожан. Кто-то провоз-
гласил: «Сейчас вы услышите настоящее
русское пение!» И тут я запел по-визан-
тийски на церковнославянском языке...
Никогда не забуду округлившиеся глаза
настоятеля — его изумлению не было
предела! Они долго не хотели меня отпу-
скать, так им понравилось. Так что глав-
ная цель — удивить весь мир настоящим
русским пением! Беседовал Алексей ЛЫСЕНКО
Серафим Астахов — основатель русского
византийского хора «Пахомий Логофет»,
специалист по оформлению витрин мага-
зина Zara
Фото Мадины Астаховой
«Прощаю и разрешаю»
Проблема, на мой взгляд, не так
сложна, как кажется. Просто нужно при-
знать, что по сложившейся почти повсе-
местно в России приходской практике
под одним обрядом, называемым «испо-
ведь», существует несколько нужных и
важных церковных явлений, которые
могут происходить одновременно, но ко-
торые все же нужно различать. Сразу
скажу: я не предлагаю никаких реформ,
пусть обычаи, даже не вполне удачные,
сохраняются, пока перемены не созре-
ют в душах людей. Тогда перемены, если
они действительно нужны, произойдут
сами собой и безболезненно. О каких
церковных явлениях под обрядом испо-
веди идет речь?
Во-первых, собственно таинство ис-
поведи, как оно было установлено изна-
чально. Это когда христианин впал в
тяжкие смертные грехи, которые отсека-
ют его от церковного общения. Такой че-
ловек должен прекратить эти грехи, а
потом уже идти к священнику, объявить
их и, возможно, понести епитимию. По-
сле этого он получает от Церкви «про-
щаю и разрешаю», то есть принимается
в церковное общение.
В наше время в этом отношении
мало что изменилось с древних вре-
мен, только значительно менее суро-
выми стали епитимии. И в наше время,
если, скажем, на исповедь приходит
человек и сообщает, что живет с чужой
женой, то, пока он не прекратит это
безобразие, исповедь у него не при-
нимается, таинство не совершается и
до причастия он не допускается. Есть
не только телесные, а и душевные гре-
хи, несовместимые с причащением Те-
ла и Крови Христовых, например, если
кто-то отказывается простить своего
обидчика.
Нуждаются в подробной исповеди
за всю жизнь также люди, которые ни-
когда или очень давно не исповедова-
лись и не причащались. В большинстве
случаев у них на совести оказываются
тяжкие грехи, но даже если смертных
грехов не было, такие люди принима-
ются в церковное общение через таин-
ство исповеди.
Таинство исповеди бывает также
уместно при грехах, как их называет
преподобный авва Дорофей, против уст-
роения. Вот что он пишет: «Бог оставляет
человека тогда, когда он сделает что-ли-
бо против своего устроения, например,
39
Жизнь в ЦерквиОриентир
Как часто следует
исповедоваться? Как
не превратить исповедь
в рутинную процедуру
для галочки, лишь бы
допустили до причастия?
Может быть, стоит
разделить исповедь
и причастие, это ведь два
отдельных таинства?
Своим мнением делится
благочинный
Красногорского округа
Московской епархии
протоиерей Константин
ОСТРОВСКИЙ.
Исповедь: покаяние или
благословение на причастие?
Фото РИА Новости
Жизнь в Церкви
Ориентир
40
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
если кто был благоговеен, и уклонится в
бесчинную жизнь; или был смирен, и
сделается наглым. И не столько остав-
ляет Бог проводящего порочную жизнь,
когда он живет бесчинно, или наглого,
когда он гордится, сколько Он оставляет
благоговейного, когда этот делает бес-
чиние, и смиренного, когда он возгор-
дится: это и значит грешить против сво-
его устроения, и от сего происходит
оставление» (Поучение 12. О страхе бу-
дущего мучения и о том, что желающий
спастись никогда не должен быть беспе-
чен о своем спасении).
Каждый человек имеет свое устрое-
ние, нравственную меру, он ее знает и
чувствует. Один человек, например, вре-
мя от времени впадает в блуд — и кает-
ся в этом; другой в блуд делом не впада-
ет, но иногда явно кокетничает; третий
ничего такого себе не позволяет, но ре-
гулярно посматривает непристойности в
интернете; четвертый, бывает, увлекает-
ся греховными помыслами; пятый, если
и примет нечистый помысел, то сразу в
нем кается; а бывают такие люди, кото-
рые греховных помыслов совсем не
принимают.
Все они находятся в разных устрое-
ниях относительно одного и того же гре-
ха, и состояния эти устойчивы; каждый
из нас, кстати, знает это на своем опыте.
Перейти в более высокую меру просто
так не получается при всем желании —
нужно особое действие Божией благо-
дати. Но и в более низкую меру человек
не сразу проваливается. Обычно, если и
согрешит против устроения, но сразу по-
кается, его мера сохраняется. Вот в та-
ких случаях тоже бывает полезно, а ино-
гда необходимо таинство исповеди.
Душа человека, согрешившего против
своего устроения, томится и жаждет та-
инственной помощи от Церкви.
Грехи повседневные
Но ни в тяжкие смертные грехи, ни
даже в грехи против своего устроения
постоянные прихожане наших храмов
не впадают — слава Богу! — каждую не-
делю. Может быть, если ничего такого
не произошло, разрешить всем людям
причащаться без исповеди?
Это вполне уместно в регионах, где
мало православных. Одна наша прихо-
жанка несколько лет прожила в США и
рассказывала, что в их приходе не при-
нято было исповедоваться перед при-
частием, а когда человек нуждался в ис-
поведи, он договаривался со священни-
ком по телефону и приезжал в церковь
специально для этого. Но там настоятель
лично знал всех своих немногочислен-
ных прихожан, у нас такое бывает разве
только в глухих деревнях.
А в нашем приходе — отнюдь не са-
мом многолюдном — постоянных прихо-
жан сотни, да еще есть множество лю-
дей, которые ходят в храм редко, но
иногда причащаются, и есть еще люди
приезжие. Очень многих я и другие свя-
щенники нашего храма совсем не знаем
или знаем мало, но это еще не означает,
что никому из них нельзя причащаться.
Поэтому мы устраиваем исповедь вече-
ром накануне литургии и утром во время
литургии, чтобы те, кто хотят причастить-
ся, могли или исповедоваться, если в
этом есть необходимость, или получить
благословение на причащение Святых
Христовых Тайн, или не получить.
Я против того, чтобы устраивать осо-
бые порядки для, так сказать, «своих»
или «продвинутых», это развивало бы в
людях гордость и зависть. Порядки оста-
ются одни для всех. Но если какая-ни-
будь прихожанка, которую я хорошо
знаю, говорит мне: «Батюшка, у меня
обычные повседневные грехи. Благо-
словите в воскресенье причаститься», я
благословляю. И так сложилось, что
многие постоянные прихожане и сотруд-
ники исповедуются, когда чувствуют в
этом необходимость, а на причастие бе-
рут благословение необязательно во
время исповеди.
Что это за «обычные повседневные
грехи»? Да всем известные: пустосло-
вие, осуждение, объедение, рассеяние
на молитве, смотрение пустых передач
по телевидению, шныряние по интерне-
ту и тому подобное. Все это грехи, конеч-
но, но сами по себе они не препятствуют
причащению, и если для конкретного че-
ловека не являются грехами против его
устроения, то не требуют обязательной
исповеди как таинства.
Повседневные грехи — это постоян-
ные проявления наших страстей. Со
страстями мы должны всеми силами бо-
роться, но наличие в сердце страстей, с
которыми человек борется, не отлучает
его от причастия. Тут требуется не столь-
ко совершение таинства исповеди,
сколько постоянное покаяние.
Между исповедью
и беседой
Если бы таинство исповеди освобо-
ждало нас от страстей, мы после испове-
ди уходили бы совершенно бесстрастны-
ми, но этого не происходит, и Слава Богу!
Он оставляет нам страсти, чтобы мы,
ощущая их в себе, смирялись; падая и
поднимаясь в борьбе с ними, обретали
духовный опыт, так что со страстями нам
придется бороться всю жизнь.
Но зачем же тогда и каяться в по-
вседневных грехах? А это третий (после
исповеди как таинства и после благо-
словения на причащение) смысл совре-
менной исповеди — исповедание по-
мыслов, страстей и состояний. Бывает,
душа жаждет перечислить духовнику
свои, пусть обычные и повторяющиеся,
грехи и страсти. Такое исповедание по-
лезно для укрепления духовных сил
христианина — зачем же его отменять?
А к этому по смыслу примыкает ду-
ховная беседа. Конечно, беседу можно
было бы совсем отделить от исповеди,
но исповедь в беседу иногда перетека-
ет сама собой, потому что духовник,
бывает, даст прихожанину совет, а тот
что-нибудь спросит и так далее. Кроме
того, прихожанину не всегда легко
«поймать» священника, чтобы с ним
поговорить. А расписание исповедей
висит в притворе, вот люди и пользуют-
ся возможностью пообщаться с ба-
тюшкой.
И последнее — в защиту бумажек.
Не раз приходилось читать критические
слова против того, что люди исповеду-
ются по бумажкам, как будто отчитыва-
ются. Да пусть исповедуются, как им
удобно! У меня в церковной юности был
длительный период, когда я подробно
записывал все свои греховные помыс-
лы и отдавал духовному отцу на испове-
ди чуть ли не целые тетрадки. А был
другой период, когда вся исповедь со-
стояла из слов «переедаю и мало и хо-
лодно молюсь». И мудрый пастырь
никогда не привязывался к внешнему
образу покаяния, не обучал меня фор-
мальностям. Потому что душевная ткань
очень тонкая, чуть пережми — и порва-
лась. Поэтому пусть наши духовные чада
исповедуются, как им удобнее: по бу-
мажкам, по тетрадкам, по памяти. Не
этому всем нам нужно учиться, а самому
покаянию.
Нераспавшаяся связь
Прежде чем отвечать на поставлен-
ный вопрос, следует уточнить ключевые
понятия. Когда мы говорим о Церкви,
речь может идти как о богочеловече-
ском организме, Главой которого явля-
ется Сам Христос, так и о земной органи-
зации верующих людей во главе с
церковной иерархией. Нельзя сказать,
что Церковь-организм и Церковь-орга-
низация — это не связанные между со-
бой явления. Но очевидным образом
они не являются и тождественными. До
тех пор пока церковная организация
хранит в чистоте православную веру и
канонический строй, она является зем-
ным продолжением богочеловеческого
организма Церкви, Тела Христова. В слу-
чае утраты чистоты веры и повреждения
основ канонического строя эта связь на-
рушается, примером чего являются раз-
нообразные еретические и сектантские
сообщества, которые организационно
могут быть весьма крепкими (например,
мормоны или иеговисты).
Понятно, что к Церкви-организму
Сталин не причастен. Никакие историче-
ские превратности оказать воздействие
на Церковь как Тело Христово не могут.
Очевидно, что, когда говорят, «Сталин уч-
редил РПЦ МП», имеют в виду именно
земную церковную организацию. Так ли
это? Чтобы разобраться в том, что такое
Русская Православная Церковь как ор-
ганизация, потребуется небольшой ис-
торический экскурс.
После Крещения Руси наша церков-
ная организация оформляется как ми-
трополия Константинопольской Церкви
и существует в таком виде до середины
XV века. Затем в результате отпадения
(временного) Константинополя от Право-
славия в связи с Флорентийской унией
Русская Церковь становится автоке-
фальной. Подобно византийским импе-
раторам верховными покровителями
Церкви были московские великие кня-
зья, а затем цари. В результате реформ
Петра Великого церковная организация
41
Жизнь в ЦерквиИстория
Учредил ли Сталин РПЦ МП?
«Нынешняя РПЦ
не настоящая, она
учреждена Сталиным» —
такова одна из наиболее
популярных
антиклерикальных
формулировок, звучащих
сегодня в медийном
пространстве.
Действительно,
в 1943 году политика
государства в отношении
Церкви резко
изменилась. Изменилась
ли при этом сама
Церковь?
Текст: священник Александр МАЗЫРИН, доктор церковной истории
Выборы Патриарха Московского и всея Руси на Поместном соборе Русской
Православной Церкви. 2 февраля 1945. Фото РИА Новости
Фото РИА Новости
Жизнь в Церкви
История
42
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
оптимизируется в духе того времени.
Патриаршество упраздняется, вместо
него учреждается Святейший синод. Ре-
форма весьма значительная и по-своему
беспрецедентная, но церковной само-
идентичности она не нарушила: Русская
Православная Церковь осталась Рус-
ской Православной Церковью и при Свя-
тейшем синоде, и при государе-импера-
торе как ее земном главе. Чистоты
православной веры она не утратила и ос-
нов канонического строя не повредила
(в отличие от Католической Церкви, не
мыслящей себя без папства, Православ-
ная Церковь без патриаршества сущест-
вовать вполне может), а посему как бы-
ла, так и осталась продолжением
богочеловеческого церковного организ-
ма на русской земле.
Нелегальная Церковь
Новейший период истории Русской
Православной Церкви как организа-
ции начался в 1917 году. После паде-
ния самодержавия прежний синодаль-
ный строй сохраняться уже не мог.
Собравшийся впервые за два с лиш-
ним века Поместный собор восстано-
вил патриаршество и принял целый том
определений, в соответствии с которы-
ми должна была строиться дальнейшая
организационная жизнь Русской Пра-
вославной Церкви. В частности, в соот-
ветствии с этими определениями каж-
дые три года должны были проводиться
Всероссийские соборы, патриарх дол-
жен был управлять Церковью не еди-
нолично, а во главе коллегиальных со-
управляющих органов — Священного
синода и Высшего церковного совета.
Правящие епископы должны были из-
бираться при участии клириков и мирян
епархии, в епархиальном управлении
важная роль отводилась избираемым
Епархиальным советам, а в приход-
ском, соответственно, советам приход-
ским. Эти определения предполагали,
что жизнь Церкви будет протекать в бо-
лее-менее спокойной обстановке, без
вмешательства извне.
Вмешательство, однако, не застави-
ло себя ждать, причем в самой агрес-
сивной форме. Еще во время работы
Собора новое советское правительство
и его приверженцы на местах разверну-
ли открытое гонение на Церковь. Это
привело, в частности, к тому, что выбор-
ные коллегиальные органы церковного
управления вскоре прекратили сущест-
вование, а после кончины святейшего
Тихона в 1925 году не было возможно-
сти избрать и нового патриарха. Во гла-
ве Русской Церкви, в соответствии с за-
вещанием патриарха Тихона, встал
патриарший местоблюститель митропо-
лит Петр (Полянский), а через восемь
месяцев, после ареста священномуче-
ника Петра, в соответствии с его заве-
щанием, заместителем патриаршего
местоблюстителя стал митрополит Сер-
гий (Страгородский). Надо заметить, что
передача высшей церковной власти с
помощью единоличных завещаний не
согласуется с канонами, но в чрезвы-
чайной обстановке тех лет церковное
сознание спокойно восприняло такой
способ сохранения цер-
ковно-организационного
преемства, тем более что
на авторов этих завеща-
ний православные люди
смотрели как на выдаю-
щихся исповедников.
Церковная организация, возглав-
ляемая Московской Патриархией, и при
патриархе Тихоне, и при митрополите
Петре, и поначалу при митрополите Сер-
гии была нелегальной. Это не означает,
что она действовала подпольно, но со-
ветская власть ее не признавала и вся-
чески препятствовала православной
иерархии (в отличие от иерархии обнов-
ленческой) исполнять ее канонические
обязанности. Стремление добиться для
православной церковной организации
элементарных прав побудило митропо-
лита Сергия в 1927 году принять ус-
ловия легализации, предложенные
властью. Условия эти были весьма тяже-
лыми. Фактически и внешняя и внутрен-
няя церковная деятельность ставилась
под контроль органов госбезопасности.
В то же время вопросы сугубо вероучи-
тельные и канонические советскую
власть не волновали, в них она не вме-
шивалась.
Удар по Церкви
Компромисс с властью, на который
пошел митрополит Сергий, нанес силь-
ный удар по моральному авторитету Мо-
сковской Патриархии, в оппозицию ему
стали многие замечательные подвижни-
ки, такие как, например, первый, со-
гласно завещанию патриарха Тихона,
кандидат в патриаршие местоблюстите-
ли митрополит Кирилл (Смирнов). Тра-
гичность ситуации усугублялась тем, что
политика митрополита Сергия никакого
облегчения Церкви не принесла, гоне-
ние только усиливалось, достигнув в го-
ды «большого террора» (1937-1938) не-
бывалого в истории размаха. К началу
Второй мировой войны Церковь в Рос-
сии организационно была почти полно-
стью разгромлена, на весь СССР оста-
валось всего четыре архиерея на
кафедрах, включая самого митрополита
Сергия, и несколько сот действующих
храмов.
Однако политика митрополита Сер-
гия не сделала возглавляемую им цер-
ковную организацию безблагодатной.
Православное вероучение и основы
канонического строя компромиссом
митрополита Сергия с властью повреж-
дены не были, а личные грехи иерар-
хов, пусть и высших, остаются их лич-
ными грехами, за которые они
отвечают перед Самим Богом. Конеч-
но, нет ничего хорошего, когда священ-
нослужитель не имеет должного авто-
ритета у своей паствы, нравственно
недостойное поведение может отталки-
вать от него людей, но само по себе это
еще не делает совершаемые через не-
го таинства безблагодатными. Таково
учение Церкви, сформулированное
еще в IV-V веках.
К этому надо добавить, что о митро-
полите Сергии есть что сказать и добро-
го. Он, к примеру, был настоящий мо-
нах, никто из его оппонентов не мог
бросить ему обвинения в неаскетично-
сти. Имел и многие заслуги как церков-
ный ученый и администратор. На ком-
промисс с властью он пошел исходя из
интересов Церкви, хотя и понимаемых
достаточно специфично. Высшую цер-
ковную власть он получил не из рук
безбожных правителей, а был призван
к ней патриаршим местоблюстителем
митрополитом Петром, который хотя и
признал его политику ошибочной, но не
стал объявлять об отстранении его от
В 1943 году Сталин осознал, что ему
выгоднее не уничтожать Церковь,
а использовать ее в своих интересах
43
должности заместителя местоблюсти-
теля. После мученической кончины ми-
трополитов Петра и Кирилла в 1937 го-
ду других кандидатов в патриаршие
местоблюстители, кроме митрополита
Сергия, уже не оставалось. Наконец,
нельзя умолчать и о том, что сонм ново-
мучеников и исповедников Российских
в значительной мере состоит из тех, кто
от него, как от главы Московской Пат-
риархии, не отделялся.
Возрождение
под контролем
Теперь, наконец, мы подходим к
1943 году, когда, по мнению некоторых,
«Сталин учредил РПЦ МП». Что же тогда
произошло? В силу политических при-
чин, вызванных мировой войной, Ста-
лин осознал, что ему выгоднее не унич-
тожать церковную организацию, а
использовать ее в своих интересах.
Этим интересам отвечала внешне силь-
ная Московская Патриархия, выступаю-
щая перед всем миром в поддержку по-
литики советского правительства.
Тогда-то и был в экстренном порядке со-
зван Архиерейский собор из 19 чело-
век (к тем, кто пережил «большой тер-
рор» на свободе, добавились полтора
десятка епископов, освободившихся из
мест заключения и рукоположенных за
годы войны). Митрополит Сергий был
провозглашен патриархом, был воссоз-
дан Синод, началось планомерное за-
мещение пустующих архиерейских ка-
федр. Вслед за этим были возрождены,
хотя и в ограниченном количестве, ду-
ховные школы, ликвидированные еще
в первые годы советской власти. Мона-
стыри (за исключением Троице-Сергие-
вой лавры, они все находились на тер-
риториях, побывавших под немецкой
оккупацией) получили право на сущест-
вование. Военное восстановление ор-
ганизационной структуры Русской
Православной Церкви в основном
было завершено на Поместном собо-
ре 1945 года, избравшем патриарха
Алексия I и принявшем «Положение об
управлении РПЦ», которое действовало
с поправками до 1988 года.
Конечно, давая согласие на возрож-
дение церковной организации, совет-
ская власть позаботилась о том, чтобы
обеспечить максимальный контроль
над ней. Был учрежден специальный
Совет по делам РПЦ при СНК СССР. Мо-
сковская Патриархия должна была
согласовывать все вопросы, представ-
ляющие интерес для власти, с сотруд-
никами этого совета, а на местах
архиереи должны были считаться с
уполномоченными совета, которые на-
значались во все области, где были
действующие церкви. Само «Положе-
ние об управлении РПЦ», перед тем как
оно было принято Собором, было рас-
смотрено и допущено Совнаркомом.
Конечно, это «Положение» заметно от-
личалось от постановлений о церков-
ном управлении, принятых Собором
1917-1918 годов.
Перевернутая страница
Значит ли все это, что «Сталин учре-
дил РПЦ МП»? Не значит. Не Сталин ста-
вил во епископов будущих патриархов
Сергия и Алексия, свои поставления они
получили еще до революции (хиротонию
епископа Алексия в 1913 году, кстати,
возглавил антиохийский патриарх Григо-
рий IV). Некоторые другие архиереи, уча-
стники Соборов 1943 и 1945 годов,
были поставлены в патриаршество свя-
тейшего Тихона, святитель Лука (Войно-
Ясенецкий), например. В юрисдикцию
Московской Патриархии вернулась и не-
малая часть из тех, кто в 1920-1930 го-
дах находился в оппозиции митрополиту
Сергию. Самое яркое имя среди них —
святитель Афанасий (Сахаров). Были
священники, рукоположенные подполь-
но до войны, после войны вышедшие на
открытое служение, например, отец
Сергий Никитин — будущий епископ Сте-
фан. Были русские епископы и священ-
ники из эмигрантов, также признавшие
Московскую Патриархию и воссоеди-
нившиеся с ней в 1940-е, например, ар-
хиепископ Серафим (Соболев). Никто из
них не был сталинской креатурой, как и
тысячи других подвижников, которые
были и остались членами Русской Пра-
вославной Церкви.
А то, что внешние формы церковной
организации были выстроены в соответ-
ствии с требованиями советской власти,
значит не так уж много. Эти формы все-
гда так или иначе приспосабливались к
условиям существования Церкви. Дру-
гие Поместные Церкви тоже не избега-
ли подобного рода подстраивания под
среду (об одной Константинопольской
Патриархии можно на эту тему очень
много печального написать — куда
больше, чем о Патриархии Московской). Как только советская власть ослабе-
ла, на Поместном соборе 1988 года был
принят новый «Устав об управлении Рус-
ской Православной Церкви», при разра-
ботке которого (а разработчиком был
архиепископ Смоленский и Вяземский
Кирилл — наш нынешний Патриарх) бы-
ли не в последнюю очередь учтены и по-
становления Собора 1917-1918 годов.
Советская страница истории перевер-
нута, и если были в церковных рядах
пособники богоборческой власти, то
вовсе не они являются главными ге-
роями Русской Церкви ХХ века, а ново-
мученики и исповедники Российские.
Их торжественное прославление в пла-
ны Сталина точно не входило. Связь
Церкви-организации в России и Церк-
ви — Тела Христова, богочеловеческо-
го организма, не разрушена. Историю
Церкви периода коммунистических го-
нений, конечно, надо изучать, не за-
крывая глаза и на ее неприятные стра-
ницы, но оценивать их нужно трезво и
тем более не спекулировать ими.
Митрополит Крутицкий, управляющий Московской епархии Николай (Ярушевич) на
Поместном соборе Русской Православной Церкви. 1945. Фото РИА Новости
Фото РИА Новости
Ближний круг
Личный опыт
Счастливая женщина:
четверо своих и восемь
приемных
У Марины Федоровны Адриановой
четверо своих детей и восемь
приемных. А еще она в течение
двадцати лет — бессменный
казначей храма Флора и Лавра
в селе Ям Домодедовского района.
Поднимать храм из руин, растить
собственных детей, спасать
от сиротства чужих — все
пришлось делать одновременно. Фото Кирилла Миловидова
На кухне у Марины Федоровны
очень живописно. На стене — тканый
коврик, гирлянды из луковиц и алого
перца, на окне — банки с густо-красным
вареньем собственного приготовления,
в углу на раритетном сундуке — боль-
шие ярко-оранжевые тыквы со своего
огорода. Даже кот, заглядывающий с
улицы в окошко, какой-то картинный —
рыжий, холеный, по-барски неторопли-
вый. Единственное, что выбивается из
общего стиля, — журнал «Здоровье
школьника» на обеденном столе. Хозяй-
ка при участии младшей дочки, шести-
летней Кристины, готовит обед. К столу
ожидается десять человек, а может
быть и больше. При этом на кухне — ни-
какого беспорядка. Благодаря Кристи-
не мусор, не успев появиться, оказы-
вался в мусорном ведре, грязная
посуда — в мойке. «Я в юности ходила в
геологические экспедиции, с тех пор на-
кормить с десяток ртов для меня не про-
блема», — говорит Марина Федоровна,
ставит пирог в электропечь и садится
рядом со мной. Вообще-то я собиралась погово-
рить о восстановлении храма. Два-
дцать лет назад, когда Церкви начали
возвращать руины, «храм в Яме» был
притчей во языцех. Вдохнуть жизнь в
его оскверненные стены казалось за-
дачей почти невыполнимой. «В доку-
ментах он назывался «сарай с купола-
ми». Колокольни не было, в алтаре
пробили вход, внутри разделили про-
странство на два этажа, там стояли
станки по изготовлению колготок. Рос-
писи никакой не сохранилось», — начи-
нает Марина Федоровна, но рассказ о
превратностях тех лет быстро обрыва-
ется. Никаких особых историй из пе-
риода восстановления храма Марина
Федоровна не помнит. «У меня на тот
момент было двое маленьких детей, я
на сносях. А тут храм поднимать. Очень
было здорово. Трудно, конечно. Но ко-
гда воля Божья есть, все как-то несет-
ся само собой, без надрыва. Просто не
надо дергаться. Отдаешься этой струе,
и она сама несет тебя. И чувствуешь,
что все правильно, все так, как должно
быть. Знаете, такое острое ощущение
присутствия Бога в моей жизни, такое
понимание Его воли у меня было толь-
ко два раза в жизни: когда я храм вос-
станавливали и когда детей усыновля-
ла». Дети — главный проект ее жизни,
о них Марина Федоровна может гово-
рить бесконечно. 45
Текст: Евгения ВЛАСОВА
Ближний круг
Личный опыт
46
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Просто праздник
— Как вы решились сразу столько
чужих детей принять в свою семью?
— Да я не решала ничего. Мне их Бог
послал. У меня дом в Псковской облас-
ти, недалеко от Себежа. Очень люблю
эти места. И вот как-то раз объезжала я
со своими детьми пустынные уголки Се-
бежского района. На Псковщине много
таких вымирающих деревень, где лишь
в одном-двух домах еще теплится жизнь.
Остановились мы в одной такой дере-
веньке, и решила я молока купить. Захо-
жу в ближайшую избу, а там детишек
полна комната, и все на меня смотрят с
ужасом. Я в длинной юбке была — они
меня за цыганку приняли. Пока молоко
покупала, разговорилась с их бабушкой:
чем живут, как живут. Трудно все у них
было. Мать пила, отца никто давно не
видел. За всех взрослых — одна бабуля,
и десять детей у нее на руках. Спраши-
ваю, крещены ли дети. Нет. Да и как их
крестить? В деревню священник не при-
езжает, они тоже никуда не выбирают-
ся — не на чем, автобус давно не ходит.
Ну, я денег ей оставила, молока купила и
уехала. А потом стала наведываться
время от времени. Помогала чем могла:
вещами, деньгами. На Покров привезла к ним местного
батюшку, всех детей крестили в боль-
шом корыте. И стала я неожиданно для
себя им всем крестной. К одной из дево-
чек, 11-летней Анюте, я особенно при-
вязалась. И вот однажды говорю их ма-
ме: «Галь, отдай мне Аню» — «Да бери.
Жалко что ли». Галя тогда беременна де-
сятым ребенком была. Стала я оформ-
лять добровольную опеку. А пока с бу-
мажками бегала, Галя скоропостижно
умерла в больнице после родов.
На похоронах оказалось, что у детей
родни видимо-невидимо. Приехали из
Подмосковья, из Тульской области, род-
ная сестра Гали с Чукотки объявилась.
Я у нее спрашиваю: «Что с детьми-то те-
перь будет? Может, возьмете хоть стар-
шую?» Она говорит, нет, не могу, у меня
проблемы. В общем, родни полон двор,
а о сиротах позаботиться некому. Был август. Ко мне тогда подруга
приехала по грибы. Я ей рассказала эту
историю, и вдруг она мне говорит: «Зна-
ешь, наверное, все не случайно. Я все
равно хотела усыновлять ребенка из
детдома. Усыновлю не одного, а не-
скольких. Давай поделим детей. Я возь-
му четверых младших, а ты пятерых стар-
ших». Десятая девочка, новорожденная,
была тогда в реанимации, вопрос о ней
вообще не стоял. Он встал позже. Так
вот, звоню я своему духовнику, отцу Ва-
лерию. Описываю ситуацию, прошу бла-
гословения, чтобы взять четырех дево-
чек к себе. «Если можешь, бери», —
говорит. Звоню мужу — он не против. Ну,
я и забрала. Хотела и бабушку забрать.
Мне ее очень жалко было: дочь умерла,
внучек увезли. Как она теперь будет? Но
бабушка переезжать отказалась. А де-
вочек я к первому сентября привезла в
свой дом в Яме. Всех пятерых.
Дом у нас большой, сейчас, когда тре-
тий этаж обустроили, всем места хватает.
А поначалу моим родным детям при-
шлось «подвигаться» во всех отношениях.
Правда, они особенно и не роптали. Стар-
шая дочь Катя к тому времени уже взрос-
лая была, она сразу приняла приемных
как сестра. А вот младшей, Саше, было
тяжело. Самая маленькая, самая люби-
мая, она привыкла, что я принадлежу
только ей. И вдруг мое внимание при-
шлось делить с таким количеством чужих
детей. Но дети оказались замечатель-
ные — тактичные, трудолюбивые, ответ-
ственные. Если б я знала, какие это дети,
я бы всех взяла. Казалось
бы, из такой неблагополуч-
ной семьи — у них должна
быть масса проблем. А вот
представьте себе, у меня с
ними проблем не было!
У них есть то, что я назы-
ваю «ген послушания». Я сказала — они
сделали. Откуда взялось это послушание,
не знаю. Когда я спрашивала Аню: «Ну
что, поедешь ко мне?» — она всегда отве-
чала: «Как мама скажет». Маме-то было
совершенно все равно. Их вообще никто
никогда не воспитывал. А выросли пре-
красные дети. И очень дружные. С такими
детьми не жизнь, а просто праздник.
В доме только девочки
— Трудно поверить, что с пятью
приемными детьми может быть все
просто и гладко. Мы-то знаем массу
других примеров, совсем не таких
благополучных.
— И я знаю. Лично знаю приемных
родителей, которые были вынуждены
вернуть ребенка в детский дом. Не
справились. Даже не знаю, для кого
это была большая трагедия. Родители
в подобных ситуациях страдают не
меньше детей — от разочарования,
стыда, чувства собственной несостоя-
тельности. Нет, вы не думайте, я очень
хорошо понимаю, как мне повезло.
Проблемы были, конечно, но «техниче-
ские», не поведенческие. Например,
двух девочек определили в коррекци-
онную школу. Я порвала их личные де-
ла, оформила домашнее обучение и
стала сама их подтягивать. Но разве
это трудности? Так, обычные житей-
ские проблемы. Мне было легко, правда. И захоте-
лось еще кому-то помочь. Почему ж не
помочь, если я получаю от этого не мень-
ше удовольствия, чем мои подопечные?
Решила усыновить еще кого-нибудь.
Пришла в опеку в Домодедово. Мне го-
ворят: есть девочка. Правда, у нее еще
старшая сестра. Ну хорошо, давайте обе-
их. Им тогда было семь и восемь лет. По-
том выясняется, что есть еще и младшая
сестра. Ее до трех лет не могли взять в
детский дом и упекли в больницу, где она
просто лежала себе и лежала. Я как об
этом узнала, так сразу побежала оформ-
лять документы на всех троих. Разом их
всех и забрала. Вот с этими девочками оказалось со-
всем не просто. Нет у них ни гена послу-
шания, ни дружбы между собой. Может
быть, потому, что росли они не в деревне
среди природной красоты, а в городе, с
пьющей мамой, которая их била утюга-
ми и сковородками. Поначалу было и во-
ровство, и вранье, и вызывающее пове-
дение. Но ничего, не все сразу. Нельзя
требовать от ребенка, чтобы он в один
момент стал хороший. Так не бывает. По-
тихонечку все выправляется. Вот у стар-
шей из трех, Анечки, открылись способ-
ности к рисованию. Потом я их ткать
научила. Нашла профессиональную тка-
чиху, которая приезжала к нам и давала
мастер-классы. Видите коврики на сте-
не? Это все мы соткали. И вязать они у
меня тоже все умеют. Сейчас их еще че-
му-нибудь полезному обучу. Подруга мне говорит: «Давай поделим
детей. Я возьму четверых младших,
а ты пятерых старших»
47
Это большое счастье, что мне доста-
лись одни девчонки. У меня два родных
сына. Сейчас они уже взрослые, но я хо-
рошо помню, насколько с ними было
сложнее, чем с дочками. Девочек я луч-
ше понимаю, больше жалею, что ли. Ле-
том увожу всех в деревню. Это просто
спасение для меня. Там как-то все уст-
раивается само собой: и дисциплина, и
послушание, и взаимная ответствен-
ность. Если б не учеба, я бы их насовсем
в деревню увезла. Крестьянская жизнь
очень разумно устроена. Там не надо
объяснять ребенку его обязанности, хо-
чешь не хочешь, а с утра надо вовремя
встать, скотину покормить, огород по-
лить. Я по образованию агроном, очень
люблю в земле возиться, так что огород
у нас большой, всем пахать приходится.
А в качестве скотины — приходской
конь Дема. Он при храме в Яме живет.
У нас ведь тут была ямская слобода, от-
сюда и название села. И храм — во имя
Флора и Лавра, покровителей коневод-
ства. Поэтому одним из первых строе-
ний при храме двадцать лет назад у нас
стала конюшня. Никакой практической
цели в этом не было, кони просто катали
детей на престольный праздник. Сейчас
на всю конюшню остался один Дема.
Ему здесь, конечно, тесно и скучно, вот я
и беру его с собой летом на вольный вы-
пас, специальную коневозку для этого
заказываю. В общем, несмотря на все сложно-
сти, все очень хорошо. Старшие псков-
ские сейчас учатся в Свято-Димитриев-
ском училище сестер милосердия.
Самая старшая, Света, уже работает в
роддоме 7-й больницы, недавно ее с
молочной кухни перевели в реанима-
цию. Представляете, какое доверие?
Остальных девочек тоже настраиваю
поступать в училище. Не потому, что я
всех хочу непременно сделать медсест-
рами. Совсем нет. Со временем, когда
они определятся с профессиями, разой-
дутся, кто куда захочет. А пока взросле-
ют, пусть получают среднее медицин-
ское образование. Это в любом случае
девочкам не повредит. Мера
— Марина Федоровна, такое впе-
чатление, что вы готовы усыновить
всех. Но возможности человека не
безграничны. Вы чувствуете свою
меру? — Ну вот последнюю, десятую псков-
скую девочку я ведь так и не взяла. Хотя
и собиралась. Сначала это было невоз-
можно: она родилась с множественны-
ми пороками и долго лежала в реанима-
ции. А потом, когда я начала готовить
документы, ко мне подошел врач-невро-
патолог и сказал: «Я должен вас преду-
предить. Эта девочка — глубокий инва-
лид, вы ничем ей не поможете, она даже
не поймет никогда, что вы ее отсюда за-
брали. Если вы совершаете этот шаг
осознанно, забирайте.
Если же по легкомыслию,
то никакого подвига с ва-
шей стороны не будет. Вы
просто испортите жизнь и
себе, и детям. Подумайте
хорошенько». Я подума-
ла —и не взяла. Наверное, испугалась,
что это будет сверх меры. Не знаю, пра-
вильно ли я поступила тогда. Если бы
сейчас пришлось усыновлять, я бы одно-
значно взяла больного ребенка. Просто
потому, что его никто больше не возьмет.
Но мне сейчас никого больше усынов-
лять нельзя. Надо этих восьмерых на но-
ги поставить. Это и есть моя мера. А вообще, все наши проблемы такая
ерунда по сравнению с тем, что вокруг
творится. Вот, например, дом малютки
недалеко от нашей деревни в Псковской
области. Там сейчас 47 детей. И все име-
ют живых родителей! Мамы сдают своих
малышей в госучреждение — кто на вре-
мя, а кто и насовсем. Дети статуса сирот
не имеют, потому и усыновить их никто
не может. Они же по документам мамки-
ны. Только мамкам не нужны. Моя стар-
шая дочь Катя с друзьями старается как-
то помогать этому дому малютки.
В следующем году я с девочками тоже
собираюсь подключиться — хоть раз в
неделю будем приезжать и с детьми за-
ниматься. А сколько семей нуждаются в помо-
щи у нас на Псковщине! Катя с подругой
взяла в местных органах соцзащиты ад-
реса всех многодетных матерей района.
Сами всех объездили, оценили масшта-
бы нищеты и начали адресно помогать,
в основном вещами. Приехали в одну
глухую деревню, а там семья: хозяйка
хорошая, работящая, у нее старший сын
в Чечне по контракту, дочка в десятом
классе только-только родила и еще двое
маленьких. Нужда беспросветная. Катя
ей привезла одежду для детей и спраши-
вает: «А чего бы вы хотели для себя-то?»
Она улыбается: «Чего я для себя хочу, то-
го вы мне не дадите». Стала допытывать-
ся, что это за желание такое невыполни-
мое? Оказалось, хозяйка о корове
мечтает. Ну, мы скинулись и купили. Это
тоже было почти чудо. Летом хорошую
корову купить не так-то просто, а если
кто и продает, то цену заламывают в со-
ответствии с сезоном. Но, видимо, на то
воля Божья была — прямо на следую-
щий день нашли по объявлению отлич-
ную недорогую корову. И надо было ви-
деть глаза той женщины, когда мы
привезли ей свой подарок. Она была
бесконечно счастлива. И я тоже. Все-та-
ки наивысшее счастье — это когда мо-
жешь сделать счастливым другого чело-
века. Это ни с чем не сравнится. Нельзя требовать от ребенка, чтобы
он в момент стал хорошим. Так не
бывает. Потихоньку все выправляется
РЕКЛАМА
Как оказалось, многие люди искрен-
не считают, что они не лгут. Но согласно
одному исследованию, средний человек
лжет в каждом пятом разговоре, для-
щемся десять минут и более. Другое ис-
следование показало, что 60 процентов
людей в среднем трижды лгут в течение
каждых десяти минут беседы — правда,
стоит заметить, что тут изучались разго-
воры до того незнакомых людей и под
«ложью» понималось все многообразие
ее проявлений, в том числе вежливость
(«Я очень рад вас видеть» — когда это не
так), умолчания и другие вещи, которые
мы обычно ложью не называем.
В некоторых ситуациях люди лгут ча-
ще. Так, в период первых свиданий
влюбленные лгут в 30 процентах случа-
ев. Поскольку ложь вызывает некоторое
напряжение, по телефону лгут охот-
нее — а еще легче лгать при общении
онлайн. Любопытно, что на ложь обычно
тратится больше слов, чем на правду.
Ложь становится неосознанной, как
дыхание, поскольку мы усваиваем это
искусство довольно рано. Ребенок начи-
нает лгать с двух лет, но только после че-
тырех обретает умение врать убедитель-
но: тут нужна не только фантазия, но и
понимание мыслей слушателя. Ребенок
впервые понимает, что родители не об-
ладают всеведением, и интуитивно чув-
ствует, что ложь помогает избежать не-
приятностей, включая наказания. Даже
самые хорошие родители тут вносят
свой вклад, призывая детей к вежливо-
сти. Скажем, они учат ребенка, что не на-
до прямо спрашивать бабушку «Когда ты
уйдешь?» или откровенно делиться с нею
своими наблюдениями и говорить: «Ба-
буля, смотри, какое ты пузо наела!»
Ложь как воздух нашего
мира
Зачем люди лгут? В большинстве
случаев причины тут достаточно невин-
ны: чтобы не расстраивать других, чтобы
избежать конфликтов и не подвергнуть-
Ближний круг Внутренний мир
48
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Если человек уверяет:
«Я никогда не лгу», скорее
всего, в этот самый
момент он говорит
неправду.
Парадоксальным
образом, чтобы
признаться во лжи, нужно
быть достаточно честным.
Ложь повсеместна.
Правда, значительная
часть лжи выражает
благие намерения —
не оскорбить чувства
других людей. Хуже того,
жизнь постоянно ставит
нас перед трудным
выбором: сказать
«вежливо» или «как
я думаю и как есть
на самом деле».
В чем здесь проблема?
Ложь с любовью или
честность без любви
Текст: Михаил ЗАВАЛОВ
49
ся наказанию, а также чтобы хорошо вы-
глядеть в глазах других и повысить свой
статус. (Любопытно, что, хотя мужчины и
женщины лгут с одинаковой частотой,
женщины чаще лгут, заботясь о чувствах
других, а мужчины — заботясь о своем
имидже.)
Мы уже привыкли к мифотворчеству
политиков и не ожидаем правды от рек-
ламы. А в профессиональной жизни —
кто станет говорить всю правду в резю-
ме, на собеседовании при приеме на ра-
боту или в момент опоздания? Мы хва-
лим в гостях невкуснуюеду и на вопрос
«как дела?» отвечаем всегда оптимисти-
чески, даже когда на душе очень плохо. Этому способствует постмодернизм
с его очень знакомым нам рефреном
«Что есть истина?», сопровождаемым
скептическим пожатием плечами. Дей-
ствительно, если истины нет, вопрос о
лжи упраздняется. Профессор Дэвид Ливингстон Смит,
автор популярной книжки о лжи, утвер-
ждает, что общество есть «сеть лжи и об-
мана, которая просто разорвалась бы
под весом чрезмерной честности». «Хотя
мы уверяем, что ставим правду выше
всего прочего, — говорит он, — мы так-
же смутно сознаем, что в чрезмерной
честности есть нечто антисоциальное».
И в самом деле, если ложь не приносит
явного вреда и часто служит благим це-
лям: сглаживает трения между людьми и
делает жизнь проще, — то стоит ли во-
обще делать из этого проблему? Дешевое решение
Монахи, жившие в одной азиатской
стране, рассказывали мне, что там, если
заблудишься, лучше не задавать вопро-
сов. Местный житель с улыбкой указы-
вает тебе направление, но потомты убе-
ждаешься, что идешь не в ту сторону.
Встречный просто не знал ответа, но
этикет требовал, чтобы он не расстраи-
вал путешественника и сказал ему что-
нибудь приятное. Этот случай кажется
нам курьезом, потому что за ним стоит
иная культура, где прямой отказ равно-
силен оскорблению. Но он, как притча,
показывает, что благие намерения ино-
гда заводят не туда, куда нужно.
Есть не такие смешные случаи. Моему
знакомому, умственно отсталому челове-
ку, мама просто не сказала о смерти отца,
а во время похорон отправила его погос-
тить в другой дом. Или часто мне приходи-
лось наблюдать ложь вокруг умирающе-
го — а еще пакостнее, когда и меня про-
сили в ней участвовать. Обманутый
больной полон оптимизма, но близкие
опасаются смотреть ему в глаза и всегда
напряжены. Или я вспоминаю одну жен-
щину, узнавшую, что покойный муж чет-
верть века молча ей изменял, — и ее дол-
гое прошлое, казавшееся счастливым,
просто развалилось. Я понимаю мотивы
тех, кто скрывал тут правду, тем не менее
во всех подобных случаях мне кажется,
что у человека украли нечто ценное и его
в каком-то смысле покинули. Да, только странному герою Булгако-
ва «легко и приятно» говорить правду,
обычно тут мы натыкаемся на тревогу и
дискомфорт. Это делает ложь силой, с
которой трудно справиться и в сетях ко-
торой легко запутаться. Ложь действи-
тельно помогает быстро решать многие
проблемы. Но не без потерь.
Что мы теряем, когда
лжем?
Тут есть близкие последствия: утрата
доверия — обманутые люди чувствуют
себя преданными. И это утрата контакта
с людьми, которым мы лжем. Если, об-
щаясь с умирающим, я напряженно ду-
маю, как бы не сказать лишнего, мне
труднее быть самим собой, труднее лю-
бить, труднее прощаться. Есть и отдаленные последствия: ут-
рата себя. Человек носил маску, а потом
маска приросла к лицу, и он уже сам не
знает, кто он такой. И если мне нужно
поддерживать ложный образ себя, мне
надо постоянно что-то прятать в тени и
«не идти к свету». Хуже того, мне нужны
окружающие, которые не бросают вы-
зов моей лжи. Тут совет «придумай себе
иную реальность и живи с ней счастли-
во» не работает, мне нужно вовлечь в
мой миф окружающих. И тогда я пыта-
юсь строить альтернативную реальность
вокруг себя, пытаюсь создать ложный
мир — мир слепых, где люди лгут и не
знают, что лгут. Зона честности
Бывают и довольно простые ситуа-
ции, которые ставят нас перед выбо-
ром. Недавно один приятель робко про-
тянул мне самое свое сокровенное —
тетрадку со стихами — и попросил ска-
зать мое мнение. Я не нашел в его риф-
мованных строчках ни малейших при-
знаков поэтического дара. Что я скажу?
Я в ловушке.
У меня нет готовых принципов и от-
ветов на все случаи жизни, но есть силь-
ное убеждение в том, что места, где не
надо обманывать, лучше. Скажем, когда
человека любят, ему меньше нужна за-
щита в виде лжи, потому что любовь ос-
вобождает от страха. Скажем, ребенок
обманывает не из желания убежать от
наказания, но потому, что боится пока-
заться «плохим». Когда его любят не за
поступки и достижения, ему проще не
лгать. Это справедливо и для взрослых,
и для любой человеческой среды. Я бы сформулировал свою скром-
ную задачу так: расчистка зоны, сво-
бодной от лжи, вокруг себя. Мне от
этого лучше, поскольку такая среда на-
дежнее и тут можно быть собой. Один
психолог говорил: «Брак и правда несо-
вместимы», — но я думаю: «А нужен ли
мне вообще такой брак?». Если мне
важно не просто отмахнуться от людей
и гладко провести беседу, мне важна
возможность быть собой. В семье, об-
щине, в приходе, среди друзей — далее
как получится. Разумеется, это не от-
дельный акт, а процесс, который требу-
ет времени и создания прочных связей
с другими. Для этого также нужно по-
стоянно разоблачать свои собствен-
ные самообманы. Честность — это отнюдь не норма в
нашем мире, а плод усилий. (Чтобы это
понять, достаточно проделать экспери-
мент: попробовать один день совсем не
лгать.) Привычка говорить невыгодную
правду иногда дорого обходится. Стоит
ли создавать такую «антисоциальную»
привычку? Смотря ради чего. Голая
правда без любви действительно ужас-
на, а любители «резать правду» часто бы-
вают жестоки и крайне нетерпимы к
правде о себе самих. Может быть, поэто-
му у честности дурная репутация?
Тем не менее это нужно: чтобы быть
собой и чтобы глубже соприкасаться с
людьми. Иначе оказываются под вопро-
сом и моя целостность, и мои отноше-
ния. И тогда, если я дорожу отношения-
ми, я могу сказать приятелю-поэту: «Мне
не понравились эти стихи». Добавив к
этому — не в виде слов — кое-что еще:
«Но ты для меня важен».
Ближний круг Персона
50
Фото из личного архива Светланы Луганской
51
Песня про Йохана
— В современных западных
фильмах сербов часто выводят в об-
разах террористов и бандитов. И та-
кое отношение возникло давно. Отку-
да эта репутация? Можете как-то
объяснить?
— Наверно, слишком хорошие. Воз-
можно, их сердечность, их отношение к
России, их верность святыням — для ко-
го-то немой укор. Это, разумеется, не
аналитический вывод, просто мое вос-
приятие. Я много раз туда ездила, два
года проработала там на радио как мос-
ковский корреспондент. Расскажу об од-
ном случае, который показывает серб-
ский характер. В Косово есть монастырь
Печская патриархия. В 2005 году, когда
была осада монастыря албанцами, там
находился владыка Иоанникий, епископ
Будимлянский. Албанцы обстреливали
монастырь и угрожали сравнять его с
землей, и миротворцы ООН — итальян-
цы, по-моему, — пытались всячески убе-
дить монахинь: «Мы вас выведем из мо-
настыря, иначе они уничтожат все вме-
сте с вами». Я владыке тогда звонила,
мы с ним разговаривали, и я слышала
звуки рвущихся снарядов, но он сказал:
«Я останусь, отсюда не выйду», а сестрам
он предложил покинуть монастырь. Но
ни одна не ушла. Слава Богу, тогда их не
тронули. Но это очень характерное отно-
шение сербов к святыне, к вере, к роди-
не: стоять до конца. Недавно я услышала
песню отца Войислава Билбия — он свя-
щенник, поэт, художник, сочиняет мело-
дии, достаточно простые, но красивые.
Он положил на музыку «Небесную литур-
гию» святителя Николая и недавно поло-
жил на музыку и стал исполнять под гита-
ру поэму «Сербское сердце Йохана». Это
невозможно спокойно слушать. Там
речь идет уже о последних событиях — о
«Желтом доме». Несколько лет назад бы-
ло раскрыто страшное преступление: в
разных местах Косово похищали людей
и отправляли туда, в Желтый дом, где са-
мым изуверским образом без наркоза
изымали органы у людей для трансплан-
тации, для продажи в Европе, об этом
писали у нас. Обнаружены более сотни
свидетелей, вышла книга воспомина-
ний одного из спасшихся людей: как-то
удалось ему бежать, его «забраковали»,
нашли какое-то инфекционное заболе-
вание и не стали препарировать. И в по-
эме «Сербское сердце Йохана» расска-
зывается о том, как немцу с тяжелым
сердечным заболеванием была сдела-
на пересадка сердца. Вскоре, когда он
пришел в себя от того восторга, что ему
дарована новая жизнь, у исцеленного
начались какие-то странные видения.
Об этом писали, это не выдумка: чело-
веку стала сниться незнакомая дерев-
ня, какая-то женщина и ребенок. Сны о
том, чего он никогда не видел и не знал,
они повторялись, как наваждение. Мо-
жет быть, это и вымысел, не буду утвер-
ждать, но, если и вымысел, он имеет глу-
бокий смысл. Герой стал выяснять,
искать, откуда его сердце, попал и в Ко-
сово, нашел этот дом, нашел эту женщи-
ну — жену того человека, сердце кото-
рого ему пересажено, и затрепетало его
сердце при встрече с ними. То есть эта
история — пример того, какие страш-
ные страдания сербы принимают до сих
пор. А почему я вспомнила эту песнь-
сказание — там есть такие слова: поче-
му такому самому открытому, гостепри-
имному, радушному народу выпали
такие страдания? В чем он провинился
и перед кем? Почему сербские святыни
уничтожаются? Ведь весь мир ополчил-
ся против Сербии: Америка и вся Евро-
па — на маленькую страну. Какое тут
может быть объяснение?
— Как вам кажется, обратимо ли
отделение Косово?
— Вы знаете, мне трудно давать ка-
кие-то оценки, тем более прогнозы, я со-
всем не оптимист на этот счет, хотя, ко-
нечно, люди там остались: и миряне, и
монашество — монастыри действуют, и
Сердце — Сербия
Переводчица Светлана Луганская с детства связала свою жизнь с этой
маленькой страной и ее гостеприимным и стойким народом. На долю
сербов не первый век выпадают страшные испытания, и все-таки во всех
своих бедах они сумели сохранить свою «крестную славу» и свою
необъяснимую любовь к России.
Текст: Андрей КУЛЬБА
Светлана ЛУГАНСКАЯ — переводчик. Родилась в Подольске.
В 1984 году окончила институт иностранных языков им. Мориса
Тореза. Работала на Гостелерадио, а также в качестве московско*
го корреспондента на радио митрополии Черногорско*Приморской «Све*
тигора», деятельно помогала российским СМИ в освещении событий,
происходящих в Косово и Метохии. Переводила с сербского книги святи*
теля Николая Сербского (Велимировича), книги митрополита Амфило*
хия, в том числе «Основы православного воспитания», «Четки святого
Саввы» Милана Милетича, Атлас Древней Сербии, «Меморандум о Косо*
во и Метохии» и другие, а также многочисленные статьи. Награждена ор*
деном Святителя Саввы (III степени) «за деятельную любовь к Сербскому
народу, Сербской Православной Церкви и верное свидетельство Христа
воскресшего».
НС:
Ближний круг
Персона
52
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
все это как-то живет. Старец Фаддей Ви-
товницкий — известный сербский ду-
ховник, его духовными чадами были
многие священники — говорил неодно-
кратно, что настанет время и Косово
снова станет сербским. Он был удиви-
тельным духовником и без серьезных
оснований не говорил. Значит, есть на-
дежда, что произойдет чудо и эта земля
вернется сербам.
— А как вы начали заниматься
Сербией, сербским языком?
— Это с отцом связано, с мамой, кото-
рая очень любила эту страну и культуру.
А отец в свое время прошел всю войну,
имеет награды за многие важнейшие
битвы от Сталинграда до Берлина, в том
числе за освобождение Белграда. И если
можно сказать, что о войне могут остать-
ся хорошие воспоминания, то у отца та-
кие воспоминания были связаны с Сер-
бией. После войны он возглавлял один
научно-исследовательский институт обо-
ронной промышленности, ездил по миру,
часто бывал в Югославии и любил эту
страну. Меня он с собой не брал, времена
были другие. А мне всегда легко давались
языки. И практически в дошкольном воз-
расте сформировалась склонность к
сербскому языку и к Югославии. Отец
привозил мне детские книжечки, слова-
рики. Я их старалась читать, изучать. Осо-
бенно теплое чувство у меня возникло
при чтении сербских книжек. Позже у ме-
ня был основной язык английский, но вся
жизнь как-то складывалась в сторону
Сербии. Тогда в школах были так назы-
ваемые клубы интернациональной друж-
бы, каждый брал какую-то страну, пере-
писывался с ровесниками, писали
доклады, работы. Конечно, я переписы-
валась с Югославией, все мои доклады,
рефераты были посвящены только Юго-
славии, не только Сербии, но и Хорватии,
Словении, немножко Македонии. Тайник в подвале
— А православные книги к вам то-
гда из Сербии не доходили?
— Православные книги в Югосла-
вии тоже не издавалось. Владыка Нико-
лай был запрещен, коммунистические
власти искали его рукописи, чтобы унич-
тожить. Первое издание его произведе-
ний вышло только в 1984 году в Герма-
нии. Оно было сделано владыкой
Лаврентием, который считается вла-
дельцем — или, скорее, хранителем —
авторских прав на произведения влады-
ки. Эти произведения запрещено было
даже хранить. Чтобы их не нашли комму-
нисты, они были размножены в трех эк-
земплярах, чтобы хотя бы один сохра-
нить, и прятали один в стене, в подвале,
еще в каком-то в тайном месте. И когда
я пришла к владыке Лаврентию просить
благословение на перевод и на издание
этих работ в России, он с радостью бла-
гословил и не поставил никаких усло-
вий: но «только чтобы это было издано в
России!» — было ответом владыки. Он
просил присылать ему все, что выйдет в
России, тоже в трех экземплярах — как
бы в продолжение традиции. Сейчас в
монастыре Лелич, где находятся мощи
святого Николая Сербского, в музее мо-
настыря находятся и первые книги, из-
данные в России.
— Раньше всегда говорили и пи-
сали — «сербохорватский язык». А те-
перь то и дело встречаешь — «серб-
ский», «хорватский»...
— Сербохорватский и сербский —
это, конечно, один язык, с незначитель-
ной разницей. И словари всегда были
сербохорватские, и учебники. Но в силу
политических влияний уже и хорватский
язык изобретен, и черногорский изобре-
тают — это абсурд. Но хор-
ваты и сербы — не один
народ, а черногорцы —
чисто географическое по-
нятие, это те же сербы, жи-
вущие в Черногории, раз-
ница только в этом. — Сербский ближе к
церковнославянскому, чем совре-
менный русский?
— Он похож по звучанию. И грам-
матически из всех славянских языков
наиболее близок. Поэтому наших тури-
стов и паломников не смущает то, что
богослужение переведено на совре-
менный сербский язык, так благосло-
вил патриарх Павел. А в моей в жизни
было такое потрясение: когда я впер-
вые в жизни попала на богослужение,
лет в десять, от услышанных в храме
молитв и песнопений мостик переки-
нулся к сербскому языку, к Сербии.
С родителями мы часто ездили по горо-
дам Золотого кольца, по святым мес-
там, хотя родители были неверующие и
монастыри воспринимали как истори-
ческие и культурные памятники. Как-то
мы вошли храм во время всенощной,
это было в Пскове. Раньше мне не при-
ходилось бывать в храме во время бо-
гослужения. И тогда в моем восприятии
возникла перекличка богослужебного
языка, этой благодати и красоты с
сербским языком. Я очень долго тогда
в храме простояла. Конечно, воспита-
ния религиозного не было, литературы
не было, это впечатление ушло на пери-
ферию сознания, но так или иначе оно
связано с последующей моей дорогой к
вере, и к храму, и к Сербии. Это все па-
раллельно развивалось: и мое жела-
ние принять крещение, и мой интерес к
Сербии, к сербскому языку и к право-
славной культуре — притом что тогда
довольно мало было источников. — А как вы крестились?
— То детское чистое переживание в
псковском храме оказало на меня силь-
ное воздействие, но со временем оно
побледнело, и поиск смысла жизни был
долгим. В какой-то момент стало оче-
видным, что все земное ограниченно,
исчерпаемо. И как нередко бывает, ис-
кала совсем не там, где следовало: изу-
чала восточные учения, латиноамери-
канскую эзотерику — Кастанеду и т. д.
Но мне это не принесло ощущения пол-
ноты, которое позже я обрела в Право-
славии, в христианстве. Я еще в школе
стала ходить в церковь — но опять же
ничего не зная, с некоторой опаской.
К таинствам, конечно, не приступала,
просто приходила, подолгу находилась в
храме, ставила свечи, молилась как уме-
ла. И в какой-то момент — стала чувст-
вовать себя инородным телом, так как
была некрещеной. Это чувство было до-
вольно мучительным и подтолкнуло ме-
ня к решению креститься. Хотя реши-
лась не сразу, опасаясь, что у отца будут
неприятности: он занимал довольно вы-
сокий пост. Возможно, это были необос-
нованные опасения, но они были. И я
крестилась в 1988 году в Латвии, в ма-
леньком деревянном храме святого
равноапостольного князя Владимира на
Рижском взморье.
Почему такому открытому,
гостеприимному, радушному народу
выпали такие страдания?
53
Мы сами так себя
не любим, как они нас
любят
— Когда вы впервые попали в
Сербию?
— В 1987 году. Тогда это была еще
Югославия. В те времена для того, чтобы
поехать в Югославию, нужно было побы-
вать в какой-то стране соцлагеря. А я то-
гда работала в комитете Гостелерадио,
была активной комсомолкой, и меня
премировали поездкой в Венгрию. По-
бывав в Венгрии, я получила право по-
ехать в Югославию. Поехала по пригла-
шению подруги. И первым сильным
впечатлением, которое сохраняется и по
сей день, было то, что совсем не было
ощущения, что я за границей. Было чув-
ство, что я попала в Россию прошлого
века, до революции. По укладу жизни,
патриархальности, по открытости людей
друг другу, к человеку. А любовь сербов
к России невозможно сравнить ни с чем.
Мы так сами себя не любим, как они нас
любят. Это всегда потрясение, о котором
трудно говорить. Подруга, пригласившая
меня в гости, католичка, словенка, и с
большим уважением, с любовью отно-
сится к Православию. Живя в Белграде,
называла себя словенкой с сербской ду-
шой. Мы очень тепло общались друг с
другом, это тоже сыграло в моей жизни
большую роль, эта дружба и тот первый
визит. До сих пор в памяти это первое
чувство теплоты отношений, открытости
людей, их отношений между собой. И с
годами это чувство не ослабло. Теперь у
меня там много очень друзей — близ-
ких, хороших.
— В России обычно сербов пред-
ставляют по фильмам Кустурицы... — Мне даже бывает обидно, что о
сербах судят по фильмам Кустурицы. Он,
безусловно, очень талантливый чело-
век, но то, что он снимает, преимущест-
венно не является отражением характе-
ра и жизни сербов. А сербское кино —
это целый пласт в мировой культуре, но,
к сожалению, оно в России очень мало
известно теперь, раньше проводились
дни югославского кино, фестивали, те-
перь этого нет, а сербское кино дало ми-
ру выдающихся Горана Паскалевича,
Срджана Карановича, Горана Маркови-
ча, Здравко Шотра, Драгослава Лазича
и других, фильмы «Сторож пляжа в зим-
ний период», «Сон в зимнюю ночь», «Боч-
ка пороха», «Любовь и другие преступле-
ния» — множество, они очень разные,
смешные наивные, страшные, тяжелые,
циничные, но из этой мозаики склады-
вается образ. Очень люблю.
— Сербская культу-
ра вообще долгое вре-
мя жила под спудом,
подпольно. Там же из
века в век были серьез-
ные гонения на право-
славных?
— Да, Сербская земля
пропитана кровью муче-
ников, пострадавших за веру: священст-
ва, мирян. А на долю народа выпали тя-
желые испытания — от турецкого ига до
усташей, коммунистов, и вот в наши дни
весь мир ополчился на Сербию.
Тайно крестили детей, тайно празд-
новали сербскую «Славу». Этот праздник
существует только в Сербии. Святой
Савва, крестя сербов в Православие,
зная их приверженность домашнему
очагу, по любви к своему народу дал ка-
ждому роду своего святого покровителя,
в день которого они были крещены. Это
называется «крестная слава», т. е. в день
крещения и прославляется тот святой,
который был дан семье или роду в кре-
щении. Самые прославляемые свя-
тые — святитель Николай, святой Иоанн
Предтеча, Михаил Архангел, первомуче-
ник Стефан, Игнатий Богоносец, святой
Дмитрий Солунский, святая Параскева
Пятница.
— А как празднуют Славу?
— Слава — это прежде всего духов-
ное событие. Накануне дня Славы пекут
праздничный хлеб — славский колач,
его украшают крестом и словами
«ИСХС», «НИКА». Славский хлеб — сим-
вол прославления Господа как хлеба
жизни. Славский хлеб, вино и свечу бе-
рут с собой на службу, после литургии
священник разрезает хлеб, это очень
красивый обычай, все празднующие
берутся за края хлеба, те, что стоят сза-
ди, кладут руки на плечи стоящих впере-
ди, вращают хлеб и поют церковные
песнопения, затем священник прелом-
ляет хлеб вместе с хозяином со слова-
ми: «Христос посреди нас!» Это очень объединяет людей. Когда
вера была под запретом, крестная сла-
ва помогла сохранить Православие, ве-
ру, как писал об этом владыка Николай:
«Во время войны сербские солдаты
праздновали свои Славы в окопах, на-
полненных водой и трупами. В день сво-
ей Славы солдат в окопе затеплил свечу
и поставил ее на лоб убитого друга. На
грудь ему поставил хлеб и вино. И обна-
жив голову, продолжал стрелять, испол-
няя приказ.
— Что все это значит? — спросил его
старшина.
— Сегодня день моей Крестной Сла-
вы, и... пусть она станет и поминовением
моему земляку: он мне послужит столом
в этом болоте.
Свеча, хлеб, вино и обнаженная го-
лова! Четыре символа — свет веры, по-
слушание Богу, любовь к Богу и молит-
ва. Вот что главное в праздновании
Крестных Слав, прославлении святых
Божиих». Исцеление в Цетине
— Во многих бывших социалисти-
ческих странах Россию до сих пор
отождествляют с Советским Союзом.
Удивительно, что сербы сохранили
любовь к России, несмотря на это со-
ветское прошлое...
— Да, и такое отношение тоже дав-
няя традиция. Меня всегда очень согре-
вало, что даже в те времена сербы на-
зывали СССР — Русия. Когда я впервые
приехала в Цетинский монастырь, бра-
тия мне прочитала завещание святого
Петра Цетинского, оно звучит примерно
так: и если кто-то из вас подумает отсту-
питься от единоверной и единокровной
христолюбивой России, пусть Всемило-
стивый Бог учинит так, что все земные
блага отступят от него навсегда. И они во
многом следуют этому завещанию. Свя-
той Петр очень любил Россию, дважды
обращался к Екатерине II с просьбой
принять его, приезжал в Петербург, но
был оклеветан и изгнан, его обвиняли в
том, что якобы он не архиерей, а обман-
щик. Владыка был в добрых отношениях
с русским царем Павлом I, который ока-
зывал ему свою помощь и даже награ-
Власти искали рукописи святителя
Николая Сербского, чтобы
уничтожить, его произведения было
даже запрещено хранить
Ближний круг
Персона
54
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
дил орденом Святого Александра Нев-
ского. При императоре Александре I свя-
титель Петр был оклеветан еще более
жестоко, его называли учителем зла,
подвергали самым нелепым обвинени-
ям. Но любовь святого к России остава-
лось неизменной.
Возможность находиться у его мо-
щей была очень важна для меня, я стоя-
ла там часами, чувствуя огромную лю-
бовь к этому святому. Я даже не
молилась ему, то есть не просила в мо-
литвах ничего для себя. В то время меня мучила сильная ал-
лергия на пыль и дым, вызывала удушье
по ночам, лишала сна. Приходилось при-
нимать довольно сильные препараты.
Вернувшись в очередной раз из Цети-
нье, какое-то время спустя я с удивлени-
ем поняла, что аллергия меня больше не
мучает. Я по маловерию думала, что по-
влиял воздух, климат и что скоро снова
начнется — но не началось. И с тех пор
аллергия не возвращалась. Рассказала
об этом в монастыре, рассказали митро-
политу Амфилохию.
Удивительная встреча произошла в
позапрошлом году. Мне пришлось
задержаться на неделю в приморском
городе Герцег-Нови, и я попала в дом к
пожилой сурпужеской паре и их
родственнице. Я чувствовала что-то
особенное в этой женщине, ее зовут
Косара Вукманович, мне хотелось
узнать ее поближе, но я не решалась
завязать более тесное знакомство.
В какой-то момент она сама, зная, что я
еду в Цетинский монастырь, попросила
передать привет одному из монахов.
И с некоторою застенчивостью сказа-
ла: «У меня папа был священник, он по-
страдал во время Второй мировой вой-
ны». Я передала привет тому монаху, он
историк, занимается архивами по но-
вомученикам. Вернулась, рассказала
Косаре о поездке, о впечатлениях. И то-
гда она поведала, что ее отец — ново-
мученик, канонизированный Сербской
Церковью, что икону отца она получила
из России, и принесла икону, я узнала
ее, она была написана по просьбе отца
Петра Драгойловича, сербского иеро-
монаха, который учился в России, он
делал доклад об этом святом — свя-
щенномученике Луке Црмницком — на
«Рождественских чтениях». На обрат-
ной стороне иконы очень краткое жи-
тие святого с молитвой. Это житие я пе-
реводила для отца Петра. Мы молча
смотрели друг на друга и обнялись, как
родные. И по сей день у нас очень теп-
лые отношения, мы всегда встречаемся.
У нее самой очень интересная судьба.
Она — историк, очень любит Россию,
прекрасно владеет русским языком. Ей
84, здоровье уже подводит, но от нее ис-
ходит такой свет и тепло, такие в ней
жизнелюбие, мужество и стойкость, ка-
кие теперь не часто встретишь.
— Собираетесь еще в Сербию?
— Скоро поеду к своему хирургу.
Здесь мне не смогли помочь, у меня
очень сложный случай с глазами, диаг-
ноз «эпимакулярный фиб-
роз». Проблема пожиз-
ненная, очки с детства,
дошло до сильной потери
зрения, до минус 18, ла-
зерную коррекцию сде-
лали неудачно, пострада-
ла роговица, помучилась, но привыкла.
Но потом после длительной химиотера-
пии сильно пострадали сосуды, особен-
но капиллярное кровообращение, на
макуле образуется фиброзная ткань и
практически рвет ее, что приводит к по-
тере зрения. Требуется уже не лазерная
операция, настоящая хирургическая,
сложная и рискованная. В Сербии, в
клинике военно-медицинской акаде-
мии есть уникальный витреохирург Ми-
ролюб Вукосавлевич, думаю, таких ма-
ло в мире. Меня направили к нему, он
действительно удивительный человек и
специалист, он обследовал меня и в по-
запрошлом году, осенью, проопериро-
вал, но необходимо наблюдаться и не
упустить момент, когда нужно будет
оперировать второй глаз, вопрос не
стоит, видеть лучше или хуже — но ви-
деть или не видеть.
— Удается ли еще работать? Вый-
дут ли в ближайшем будущем новые
книги с вашими переводами?
— Я больше не могу переводить, к
сожалению. Только очень небольшие
тексты. В издательстве «Никея» готовят-
ся переиздания моих прежних работ: не-
сколько книг владыки Николая Сербско-
го, книга Владеты Еротича, которая в
оригинале называется «50 вопросов и
50 ответов из православной психиатри-
ческой практики». Я очень благодарна
этому издательству, Владимиру Лучани-
нову, который занимается этим проек-
том. Еще были переведены, с большой
помощью Натальи Лукиной, два тома
дневников митрополита Амфилохия —
«Летопись нового косовского распятия».
Владыке 7 января исполнилось 75 лет,
он родился на Рождество и назван был в
миру Ристо, т. е. Христос. Он архиепископ
Цетинский, митрополит Черногорско-
Приморский и экзарх Печского Трона.
Владыка постоянно бывает в Косово, с
сентября 1999 года по сей день ведет
записи, это свидетельства, которые про-
сто нельзя не сохранить. Есть такой
фильм «Косово. Страшный суд», он у нас
практически неизвестен, но есть на мо-
ей страничке в ЖЖ, я его переводила по
благословению митрополита. Это хрони-
ка одной из его поездок, тогда зверски
была убита девочка, подросток, албан-
цы изнасиловали ее и убили, владыка
отпевал ее. В фильме показано, как
владыка, еще один священник и монах
ходят по лесу, ищут останки погибших
людей, пытаются их как-то идентифици-
ровать, достают из оврагов, болот, очи-
щают, складывают, служат панихиду, от-
певают и хоронят. Все это делается их
руками без всякой помощи. Владыка
человек просто невероятный. Он как
любящий, заботливый отец. К нему каж-
дый может прийти, и он находит время.
Как-то я была свидетелем, как к влады-
ке пришел один житель Цетине, одино-
кий, немножко странный, болезненный,
но очень добрый человек. Владыка
спрашивает: «Что ты, брат, как ты?» А тот
ему: «Да вот, владыко, радости нет у ме-
ня» — искренне рассказывает про свои
невзгоды. И владыка ему говорит: «Как
же, брат? Радость, она ведь как помидо-
ры в огороде, ее выращивать надо, и по-
ливать, и возделывать. Вот меня бьют
отовсюду: снизу, сверху, изнутри и снару-
жи...» И утешил человека. А испытаний у
владыки очень много, и такая скорбь
бывает на лице. Но чаще небесная ра-
дость и свет. Спрашивают его: «Влады-
ка, как ты?» Он отвечает: «Как гром!» Это
необыкновенной силы и доброты чело-
век. Встреча с ним — одна из самых
важных в моей жизни, определившая и
определяющая многое.
Радость, она ведь как помидоры
в огороде, ее выращивать надо,
и поливать, и возделывать
В 2005 году Фонд общественно-
го мнения (ФОМ) провел опрос, со-
гласно которому 65 процентов
взрослых считают, что у подростков
должны быть деньги на карманные
расходы, а 28 процентов выступают
категорически против. Мой собст-
венный опрос среди друзей и знако-
мых показал: больше двух третей
подростков карманные деньги от роди-
телей получают (регулярно или по за-
просу), кому-то денег не дают из прин-
ципиальных соображений или потому,
что в семье тяжелая финансовая
ситуация, ну а кто-то уже подрабатыва-
ет сам.
Когда, сколько и на что?
Некоторые дети начинают получать
карманные деньги еще до школы. Конеч-
но, пятилетний ребенок не выходит из до-
ма один — казалось бы, зачем ему день-
ги? Но возможность самостоятельно
принять решение, потратить ли 20 рублей
на мороженое или опустить их в копилку,
важна и в этом возрасте. Многие начина-
ют давать ребенку деньги, когда он идет в
первый класс, чтобы он мог купить что-то
в школьной столовой. Но игрушки и жур-
налы все равно покупают ему взрослые.
«Некоторым в классе дают деньги на кар-
манные расходы, но они их не тратят —
копят сами не знают на что, только хва-
стаются время от времени: “У меня одна
тысяча!” — “А у меня 52!”», — говорит де-
сятилетняя Саша.
55
Подростки и деньги
Нужны ли подросткам
деньги? Должны
ли родители выдавать
на карманные расходы
«просто так» или ребенок
должен их заработать?
С какого возраста
ребенку можно начинать
работать и нужно
ли платить за домашние
обязанности и учебу?
Текст: Ирина КОСАЛС
Ближний кругДетский вопрос
Фото РИА Новости
«Деньги на карманные расходы мне
начали давать лет в семь, по 150 рублей
в месяц. Куда уходили эти деньги — не
помню. Кажется, я покупала своей соба-
ке игрушки. В шестом классе мне начали
давать по тысяче в месяц. Эти деньги
тратила в основном на еду и аксессуа-
ры». (Вера, 17 лет.)
Большинство родителей раскоше-
ливаются, когда ребенок становится
подростком и у него появляется само-
стоятельная жизнь. 33 процента опро-
шенных ФОМом взрослых, полагаю-
щих, что у подростков деньги быть
должны, указали их практическую не-
обходимость (транспорт, угощения, раз-
влечения). И лишь немногие видят в
карманных деньгах обучающую и вос-
питательную роль: всего 10 процентов
респондентов ответили, что подростки
должны уметь обращаться с деньгами,
и 5 процентов — что это способствует
самостоятельности и взрослению. Ме-
жду тем специалисты считают, что воз-
можность самостоятельно распоря-
жаться карманными деньгами
способствует экономической грамот-
ности подростка в будущем. Однако, по мнению психологов, у
денег «по требованию» несколько ми-
нусов. Подростку, как правило, прихо-
дится информировать родителей, на
что именно они ему нужны, т. е. ответст-
венность за принятие решения берут
на себя взрослые. Если деньги выда-
ются каждый раз, когда ребенок про-
сит, то у него может сложиться впечат-
ление, что деньги в семье есть в
неограниченном количестве. Эконо-
мить и планировать расходы он так не
научится. Так что если вы хотите, чтобы
подросток умел обращаться с деньга-
ми, то надо выделять оговоренную сум-
му постоянно, вне зависимости от того,
потратил ли ребенок предыдущие
деньги или нет. Но в России пока родители про эко-
номическую грамотность детей думают
меньше всего: по данным компании
TNS, 73 процента подростков просят
деньги у родителей, когда им нужно,
32 процента получают деньги в качест-
ве подарка, 31 — просят у бабушек-де-
душек и только 29 процентов получают
фиксированную сумму регулярно. Сколько денег выделять — каждый
решает сам, исходя из финансовой си-
туации в семье, а также представляя,
что сколько стоит в мире подростка (на-
пример, поход в кино или кофе в «Стар-
баксе»).
В 2009-2010 годах, как показало
исследование маркетинговой компа-
нии TNS, российские подростки полу-
чали в среднем сумму, эквивалентную
24 долларам в неделю. Для сравнения:
самыми «богатыми» оказались нор-
вежские (149 долларов) и финские
(124) и подростки из ОАЭ (129), а самы-
ми «бедными» — из Египта (6) и Индии
(4). В Германии рекомендован недель-
ный минимум для каждого возраста:
0,5 евро — до 6 лет, 1,5 — до 10 лет,
10 — до 13 лет, 20 — до 15 лет и т. д.
С выданной ребенку суммы некото-
рые немецкие родители удерживают
20 процентов налога, приучая, таким
образом, своих детей к финансовой
дисциплине. Мой опрос показал, что в среднем
подросткам выдают от 100 до 1000 руб-
лей в неделю (в зависимости от возрас-
та: 100 рублей — до 12 лет, 1000 руб-
лей — уже старшеклассникам). Доверять или проверять?
Тема денег затрагивает еще одну
семейную проблему: доверия. Среди
тех, кто не дает своим детям карманных
денег, всего 1 процент
опрошенных объясняют
это непростой финансо-
вой ситуацией и 2 про-
цента — тем, что подрос-
ток должен зарабатывать
сам (опрос ФОМа). Остальные противни-
ки карманных денег твер-
до уверены: доверять под-
росткам ни в коем случае нельзя, т. к.
они будут тратить деньги в первую оче-
редь на «запретное» — наркотики, алко-
голь и сигареты, — так считают 10 про-
центов опрошенных («до 16 лет денег
подросткам не надо давать — это ведет
к курению, пьянке, гулянию»). Многие
считают, что «подростки не умеют распо-
ряжаться деньгами» — 5 процентов («у
них еще мозг не готов тратить, это то же
самое, что пистолет в руках»). Подростки между тем могут быть ку-
да как разумнее, чем о них думают
взрослые: «Мы с друзьями обсудили и
решили четко придерживаться позиции:
не тратить деньги, полученные от роди-
телей, на что-то типа алкоголя и сигарет.
Такого рода вещи не должны быть при-
обретены за их счет. Если уж губить себя,
то хотя бы не впутывать в это дело пред-
ков. (Саша, 15 лет.)
Многие взрослые считают, что за
несовершеннолетних все должны ре-
шать они: «У него есть родители — за-
чем ему деньги?», «Если на что-то нуж-
но — попросит денег, а я посмотрю,
насколько это ему нужно» (опрос ФО-
Ма), «А хватит ли у него сил отказаться
от соблазна, если у школы стоит ларек
с чипсами и жвачкой?». Многие пред-
почитают покупать ребенку дорогие иг-
рушки и гаджеты, нежели доверять не-
большую сумму. «У нас в классе денег
мало кому дают, зато айфоны и айпады
есть у всех — это называется “ни в чем
ребенку не отказывать”», — делится
мама сына-шестиклассника одной мо-
сковской школы.
Согласно данным опроса SuperJob,
из 78 процентов опрошенных, вы-
дающих карманные деньги ребенку,
61 процент заявил о том, что контроли-
рует их расходы, и только 17 процентов
родителей ребенку полностью дове-
ряют.
Эти недоверие и контроль практи-
чески перечеркивают идею научить
подростка самостоятельно делать пра-
вильный выбор. И даже когда мы про-
сто указываем ему, на что не стоит тра-
тить деньги, критикуем, это приводит к
тому, что, во-первых, мы опять лишаем
его возможности быть самостоя-
тельным, а во-вторых, провоцируем на
обман.
«Родители не контролируют мои
расходы, но иногда мама может спро-
сить, на что я потратила ту или иную
сумму, и, если я понимаю, что потрати-
ла их на глупость, пытаюсь это скрыть,
иногда вру. Знаю, что поступаю непра-
вильно, но мамину демагогию по пово-
ду того, как и когда мне нужно тратить
деньги, слушать неохота. У нас совер-
Ближний круг
Детский вопрос
56
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Если давать деньги каждый раз, когда
ребенок просит, у него может
сложиться впечатление, что деньги
в семье есть в неограниченном
количестве
57
шенно разные взгляды, и поэтому я
стараюсь не всегда распространяться
о своих покупках, будь то альбом люби-
мой группы или милая вещичка, по
мнению мамы, безобразная. Я стара-
юсь избегать подобных “отчетов”. За-
претов не имею, если я хочу что-нибудь
купить, я это куплю, но скрою». (Ксения,
18 лет.) О том, что дочь иногда покупает
спрайт и чипсы, которых никогда не бы-
вает дома, я знала, но это уже была зо-
на ее ответственности: все, что могла
рассказать о вредном фастфуде, я рас-
сказала. Как выяснилось, я не одинока:
«То, что действительно им необходимо,
я куплю, а газировку и сладкие батон-
чики пусть покупают сами», — так счи-
тает мой знакомый, папа двух подрост-
ков. «Когда после бассейна мы
проходим мимо автомата со снеками и
сын просит что-то купить, я напоминаю
ему, что у него есть собственные день-
ги. В конце концов, я и даю карманные
деньги на то, чтобы сами покупали себе
то, что хотят».
Очень немногие родители понима-
ют, что карманные деньги воспитыва-
ют у подростка самостоятельность и от-
ветственность: «Мои траты они не
контролируют — считают, что это мои
деньги и я должна сама учиться ими
распоряжаться. Хотя поначалу меня
обязали вести дневник расходов, но не
потому, что не доверяли, — им было
важно показать мне, как планировать
и контролировать свои расходы». (Ве-
ра, 17 лет.) «Моя мама вот уже два года
не дает мне наличных денег, но каждый
месяц перечисляет мне на кредитную
карту около 10-15 тысяч. Так она ведет
свой финансовый контроль». (Hиколай,
16 лет.)
Подобный подход считается специа-
листами самым верным. Главное — не
покрыть деньгами все запросы ребен-
ка, а научить простой бухгалтерии: запи-
сывая расходы и доходы, подросток бу-
дет понимать, на что уходят деньги и
столько он может тратить каждый день,
чтобы хватило на неделю.
Сто рублей за «пятерку»
по алгебре и тысяча —
за «Войну и мир»
Встречаются взрослые, которые счи-
тают, что просто так давать подростку
деньги нельзя, чем раньше ребенок уз-
нает цену деньгам, тем лучше. Навер-
ное, в таком подходе не было бы ничего
плохого, если бы не одно но: до опреде-
ленного возраста у российского подро-
стка практически нет возможностей ра-
ботать, а потребность в карманных
деньгах уже есть. На Западе, где таких
возможностей больше, предпочитают
действовать так: выдают
небольшую сумму на кар-
манные расходы, а ос-
тальное предлагают зара-
ботать — подстричь газон
перед домом, вымыть ма-
шину и проч. Родители, которые надеются при-
учить ребенка к труду, начинают платить
ему за выполнение домашних обязанно-
стей: вынос мусора, мытье посуды, покуп-
ка продуктов, прополка грядки на дачном
участке и т. д. А кто-то из детей сам начи-
нает просить или даже требовать деньги.
«Когда в детстве мне были нужны деньги,
я говорила маме: “Давай ты будешь пла-
тить мне за работу по дому”, и мы даже
составили расценки за разный труд, но
до дела почему-то так и не дошло», —
вспоминает 14-летняя Кристина. «Снача-
ла у него появился азарт — он каждый
раз кидался мыть посуду, пылесосить.
А потом начал торговаться: сколько хочет
денег за то или иное поручение. Даже пы-
тался записать “в долг”, если прямо сей-
час у меня не было денег», — делится на
форуме мама 13-летнего сына, пытав-
шаяся получить хоть какую-то помощь по
дому. В общем, такая коммерциализация
домашних обязанностей нравится не
всем родителям. Десятилетний сын моей
подруги, наученный предприимчивым од-
ноклассником, решил потребовать денег
за вымытую после обеда посуду. Мама со-
гласилась, выставив ему, в свою очередь,
счет за обед, а также за постиранные и
выглаженные школьные рубашки. На
этом тема финансовых обязательств в
семье на ближайшие несколько лет была
закрыта. Главный аргумент противников: а
принесет ли вам ребенок стакан воды,
если у вас кончатся деньги? Психологи
считают, что такая опасность существу-
ет: ребенок может начать манипулиро-
вать родителями, специально стараясь
сделать что-то хорошее и полезное в на-
дежде на вознаграждение. Со време-
нем он будет добавлять все новые дела
и обязанности, ожидая или требуя за них
денег. В конце концов, он может сделать
неправильные выводы: бесплатно в
жизни не делается ничего.
Что думают об этом сами
подростки? «Думаю, если бы я поставила такие
условия, родители были бы не против.
Но я и так всегда могла попросить у них
денег на покупку новых вещей, при
этом сохраняя отношения взаимопо-
мощи без определенной выгоды, по-
этому такие предложения не поступа-
ли». (Даша, 18 лет.) «Каждый раз, когда
я делала что-то хорошее или полезное,
отец давал мне деньги. Сначала мне
это нравилось, но, когда я подросла,
стало даже неприятно: лучше бы он ме-
ня просто хвалил. Нельзя выражать
любовь к детям с помощью денег», —
считает 16-летняя Юля.
К этой же категории («все должно оп-
лачиваться») можно отнести и тех роди-
телей, кто платит своим детям за выпол-
нение уроков или за хорошие оценки.
Чаще всего такой подход работает, если
подросток и так успевает с учебой. «Классе в шестом родители платили
мне за пятерки, но быстро перестали,
т.к. им это оказалось невыгодно — я и
так была отличницей». (Аня, 16 лет.)
«Я предложила своей маме поэкспе-
риментировать: за каждую хорошую от-
метку она будет платить мне деньги, а за
каждую плохую — забирать. За одну хо-
рошую отметку я получала до 5 гривен.
В итоге за неделю у меня могло соби-
раться до 50 гривен, а то и больше. Мне
это очень нравилось, так как учиться я
стала лучше. А какие родители не будут
рады росту успеваемости их ребенка?
Думаю, это намного дороже денег. (Ли-
за, 16 лет, Украина.)
«Мои родители практиковали оплату
каждой зачетной письменной работы по
основным предметам и определенного
балла за полугодие. Не скажу, что это
резко улучшило мою успеваемость, за-
ставило учиться на пределе возможно-
стей, но однозначно дало осознание, что
Один папа признался, что его сын
прочитал «Войну и мир», только когда
ему пообещали за это новые ролики
Ближний круг
Детский вопрос
58
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
головой можно заработать денег как ми-
нимум не меньше, чем руками», — делит-
ся на форуме своим школьным опытом
женщина, по признанию которой ее соб-
ственного сына такая «подработка» не
впечатлила: ему оказалось интереснее
сидеть за компьютером. Кстати, подро-
стков, чрезмерно увлекающихся элек-
тронными играми или не вылезающих из
социальных сетей, вообще сложно сти-
мулировать деньгами — они им не так
нужны, как подросткам, живущим в «ре-
альной» жизни. «Мне трудно сказать, ко-
гда я просил у родителей деньги в по-
следний раз... Да мне толком и не нужно.
Особенно если потратишь их на какую-то
ерунду, а потом думаешь — ну и за-
чем?» — говорит 16-летний Миша, про-
водящий значительную часть свободно-
го времени за компьютером.
Так что если подросток учится неваж-
но, то этот метод редко работает: чаще
всего ребенок довольно быстро машет
на заработок рукой — свободное время
и собственные увлечения оказываются
для него важнее. Я слышала о родителях, готовых да-
же платить своим детям за чтение книг
(не вслух старенькой подслеповатой ба-
бушке, а просто потому, что дети не чита-
ют). Правда, среди моих знакомых таких
не оказалось, поэтому так я и не выясни-
ла, как в таком случае происходит про-
верка прочитанного и как рассчитывает-
ся стоимость книги: по количеству
страниц или затраченному времени? Но
когда-то давно один папа признался
мне, что его сын прочитал «Войну и мир»
только после того, как ему пообещали за
это новые ролики.
Работа
По данным опроса компании TNS,
только 24 процента российских подро-
стков от случая к случаю подрабатыва-
ют, а 14 процентов работают неполный
рабочий день. В Северной Америке, по
данным TNS, этот показатель в два
раза выше. Что неудивительно: там да-
же у 10-12-летних есть возможность
заработать, выгуливая соседскую соба-
ку или занимаясь бебиситтерством, а
старшие подростки могут в свободное
от учебы время работать в «Макдонал-
дсе», развозить пиццу или, например,
получить сертификат и работать инст-
руктором плавания. Многие американ-
ские и канадские подростки еще в шко-
ле начинают копить деньги на универ-
ситет или колледж — это всячески по-
ощряется родителями.
В России немного другая традиция:
считается, что все усилия в старших
классах надо тратить на подготовку к по-
ступлению в вуз. Некоторым школьни-
кам подрабатывать запрещают родите-
ли, считая, что все силы и свободное
время должны отдаваться учебе, ведь
главная цель — высшее образование.
Часто российские родители пытаются
оберегать своих детей, затягивая, таким
образом, их вступление во взрослую
жизнь, а для кого-то это возможность
как можно дольше контролировать сво-
его ребенка.
Тем не менее все больше и больше
российских подростков начинают рабо-
тать. Кто-то использует полученные зна-
ния и становится репетитором, кто-то
делает переводы, а кто-то пишет конт-
рольные и эссе на заказ. Кто-то раздает
рекламные листовки или работает в том
же «Макдоналдсе». А кто-то проходит
«трудовую практику» у родителей. «Закончив десятый класс, я подраба-
тывала на различных акциях промоуте-
ром. Одной из моих самых запоминаю-
щихся работ была дегустация соков,
оплата небольшая, но мне было интерес-
но работать с людьми, даже за такие не-
большие деньги». (Женя, 16 лет.)
«Я подрабатывала, продавая лимо-
над и пирожки для знакомой из школы.
Курьером у родителей, распечатывала
документы у папы, сейчас логотип сде-
лала знакомым». (Вера, 17 лет.)
«Сейчас беру курсовые и контроль-
ные работы делать, получается разово.
Постоянную работу найти не могу: уни-
верситет — днем, курсы по вождению —
вечером». (Кирилл, 18 лет.)
Заработанные самостоятельно день-
ги подростки тратят на себя — и эти день-
ги родители уже не контролируют. Но воз-
никает другой вопрос: отдавать ли
родителям часть заработанного или все
оставлять себе? Кто-то из родителей счи-
тает, что достаточно и того, что подросток
теперь зарабатывает себе на карман-
ные расходы сам. А кто-то намекает, что
неплохо бы начинать вносить свою долю
в семейный бюджет. Из опроса ФОМа
видно, что большая часть людей считает,
что подростки должны отдавать часть за-
работанного родителям (58%), часть —
что должны отдавать всю сумму (15%), а
16 процентов ответили, что ничего не
должны — пусть оставляют себе (но я уже
писала выше, кто именно так считает).
Сами подростки не видят ничего страш-
ного в том, чтобы иногда часть денег от-
давать родителям («помогать»), но если
делать это регулярно, то мотивация про-
падает: раз все равно заработанные
деньги заберут, то проще не работать. «Отдавать какую-то часть родителям
представлялось невозможным, потому
что заработок маленький, а эти деньги я
могла тратить на какую-то мелкую одеж-
ду. Мне еще, к сожалению, никогда не
приходилось зарабатывать какую-то
значительную сумму, чтобы делиться ею
с родителями». (Ксения, 18 лет.)
Если попытаться аккуратно приучить
подростка к тому, что не все заработан-
ные деньги можно тратить только на се-
бя (потому что во взрослой жизни им
придется платить, к примеру, за кварти-
ру), то можно оговорить какую-то не-
большую часть, например 10 процентов,
которая будет идти в счет оплаты комму-
нальных услуг — в западных странах это
часто практикуется. ***
В некоторых европейских странах
карманные деньги детям фактически
выплачивает государство, как, напри-
мер, в Германии (Kindergeld — «детские
деньги») или Швеции. Эти деньги получа-
ют родители, но часть из них они обяза-
ны выдавать на карманные расходы:
параграф первый германского Закона о
помощи детям и молодежи гласит, что
каждый подросток «имеет право на под-
держку своего развития и на свое вос-
питание в духе ответственности за соб-
ственные поступки и в духе исполнения
своих обязанностей перед обществом».
У нас же специальных законов нет, да-
вать ли карманные деньги и можно ли
подростку работать — решают родители
исходя из собственного опыта и пред-
ставления о том, как надо воспитывать
ребенка. Но надо помнить, что умение обра-
щаться с деньгами, их экономить и тра-
тить, а также зарабатывать — это часть
тех навыков и умений взрослой жизни,
которую подростку рано или поздно при-
дется осваивать. И родители могут им в
этом помочь. — Проблема «подросток и деньги»,
как мне кажется, должна решаться в ка*
ждой семье индивидуально. Дети очень
разные, и то, что подходит одному, со*
вершенно не годится для другого. Мно*
гое зависит и от традиций семьи, и да*
же от того, в какой местности, в мега*
полисе или в глубинке, люди живут. Деньги дают много возможностей,
но предполагают и ответственность.
Очень важно, чтобы ребенок это по*
нял. Поэтому родителю нужно учить
ребенка распоряжаться деньгами ос*
мысленно. Ведь нередко бывает так,
что ребенок, получив деньги, напри*
мер, на экскурсию, тратит их, просто
лишь бы что*то купить. Лучший способ объяснить ребенку,
как нужно обращаться с деньгами, —
дать возможность самому их зарабо*
тать. Если у подростка в 14*15 лет воз*
никает такое желание, не стоит этому
препятствовать. У нас в России часто
бывает так, что ребенок до двадцати с
лишним лет не имеет никакого пред*
ставления о том, что такое работа. Ме*
жду тем есть прекрасный международ*
ный опыт достаточно ранней социали*
зации детей, например, в Ирландии.
Там дети при желании могут начать ра*
ботать чуть ли не с девяти лет, для того
чтобы понять, чем в дальнейшем они
хотели бы заниматься. Поработав, они
возвращаются в школу и продолжают
обучение, уже понимая, какое образо*
вание они хотели бы получить. При*
мер Ирландии — это пример когнитив*
ного общества, нацеленного на позна*
ние, на развитие сложных процессов в
жизни, науке и т. д. И такое «разорван*
ное» во времени образование позволя*
ет ребенку благополучно интегриро*
ваться в это общество. Конечно, у нас
ситуация другая, но она тоже в послед*
ние годы резко меняется. Сегодняш*
няя школа в России не выполняет тех
функций, которые были возложены на
нее еще 50 лет назад. Если раньше
именно школа была местом социализа*
ции детей, то сегодня она стала местом
их «инфантилизации»: многие родите*
ли, выбирая меньшее из двух зол, про*
сто выдерживают в ней подростков,
предохраняя от опасностей бесцельно*
го шатания по улицам. В 18*19 лет на*
ши дети только заканчивают одинна*
дцатый класс, при этом совершенно
ничего не знают о взрослой жизни,
особенно если родители своевремен*
но удовлетворяют все их материаль*
ные потребности. Сегодня в Москве у подростка есть
возможность работать. Однако не ка*
ждый к этому готов. Могу привести
известный мне лично пример. В семье
моих друзей девочка, закончив девять
классов, сказала родителям, что в
школе ей больше делать нечего. До
этого несколько лет она занималась в
школе Сергея Андрияки акварелью.
Девочка ушла в экстернат и нашла ра*
боту, связанную с дизайном. В освобо*
дившееся от учебы время она четыре
дня в неделю ездит на работу. То есть
работа для подростка — это необяза*
тельно курьерские услуги или «Макдо*
налдс». Можно при желании найти
возможность приобретать опыт по бу*
дущей специальности и при этом про*
должать учиться. Однако не стоит подростков к это*
му подталкивать. Кто*то увлечен уче*
бой, занимается в кружках, помогает
по дому — и ничего особенно не требу*
ет. Сложнее, когда ребенок в переход*
ном возрасте, ничего не делая, ставит
родителям ультиматумы: а почему ко*
му*то дают денег больше, чем ему? Вот
здесь родитель должен объяснить,
что деньги не берутся из ниоткуда.
Впрочем, это не значит, что ребенок
тут же пойдет искать работу, может и
начать воровать — дети очень разные. Даже если ваша семья православ*
ная, это не дает никакой гарантии, что
у вас не возникнет проблем с ребенком
в переходном возрасте. В этом возрас*
те Церковь вообще на подростка мо*
жет не иметь никакого влияния. Не
стоит думать, что сложных подростков
мы сможем перевоспитать Церковью.
В церковных семьях сложные подрост*
ки встречаются не реже, чем в нецер*
ковных, и связано это с тем, что роди*
тели сами пришли к вере не так давно. Проблема детских запросов в ка*
кой*то степени проще решается в
многодетной семье, где вообще лю*
бой вопрос решается по принципу
«слабого звена». То есть все понима*
ют, что, если ребенок в этом году за*
канчивает школу, значит, надо поддер*
живать именно его. Или если в семье
появился новорожденный, значит,
все внимание какое*то время будет от*
дано ему. И пусть сегодня ты не в фо*
кусе внимания, но ты твердо знаешь,
что настанет час, когда все ресурсы
будут отданы тебе: «один за всех и все
за одного». Гораздо сложнее, когда ре*
бенок один и у него перед глазами
примеры других детей, которым дают
какие*то суммы на расходы, а ему не
дают или дают меньше. Но и здесь бы*
вают исключения из правил. Хочу еще
раз подчеркнуть, что дети очень раз*
ные, общих решений здесь нет. Важ*
но, чтобы родители чувствовали сво*
их детей и понимали, что они могут
позволить, а что нет. Если ребенок хочет летом порабо*
тать и это не противоречит планам
семьи, то почему нет? Можно сейчас
подавить в нем самостоятельность, а
потом, лет в двадцать, он не захочет
ее проявлять: сядет за компьютер,
начнет играть — и считай человека
потеряли. Как ребенку лучше распорядиться
собственными деньгами? Наверное,
не стоит у него забирать часть зарпла*
ты на нужды семьи, но можно перело*
жить на плечи ребенка какую*то часть
расходов на него самого. Пусть купит
себе какой хочет мобильный телефон
или велосипед. Впрочем, в этом во*
просе каждая семья может принять
свое решение. Подготовила Оксана СЕВЕРИНА
КОММЕНТАРИЙ СВЯЩЕННИКА
59
Заработок
как способ познания «Если ребенок хочет летом поработать, то почему нет?
Можно сейчас подавить в нем самостоятельность, а потом,
лет в двадцать, он не захочет ее проявлять: сядет за
компьютер, начнет играть — и считай человека потеряли...»
Проблему детей и денег комментирует священник Максим
ПЕРВОЗВАНСКИЙ.
Общее дело
Остановить
насилие
в семье
Домашнее насилие... Все священнослужители так
или иначе сталкиваются с этой проблемой в среде
своих прихожан. Что может сделать Церковь
для борьбы с этим настоящим бичом некоторых
несчастных семей? Большой опыт по профилактике и
борьбе с домашним насилием накоп-
лен в Белоруссии, в частности Сою-
зом сестричеств милосердия (ССМ)
Белорусской Православной Церкви.
С 2009 года в городе Лида работает
приют для жертв домашнего насилия,
работу которого курирует ССМ. Также
в прошлом году в Белоруссии старто-
вал проект Фонда ООН в области наро-
донаселения (ЮНФПА) по предотвра-
щению и борьбе с домашним
насилием. Среди партнеров проекта
— государственные, общественные и
религиозные организации Белорус-
сии. Ответственным в рамках этого
проекта за информирование и обуче-
ние религиозного сообщества тоже
стал Союз сестричеств милосердия. О планах и опыте работы сестричест-
ва по проблеме домашнего насилия, а
также о возникающих проблемах в этой
области рассказывает исполнительный
секретарь СCМ БПЦ Елена ЗЕНКЕВИЧ.
Терпеть, пока не убьет?
— Елена Евгеньевна, как сложи-
лось сотрудничество Союза сестри-
честв и ЮНФПА по противодействию
домашнему насилия?
— Эта международная организация
сама проявила желание работать с Пра-
вославной Церковью. Ведь как показы-
вает опыт Германии и Голландии, самые
устойчивые инициативы по работе с по-
терпевшими от домашнего насилия —
церковные.
Начиналось все с того, что примерно
три года назад мы с руководителем со-
циального отдела Минской епархии от-
цом Олегом Шульгиным выступили на
ежегодной конференции ЮНФПА и рас-
сказали о том, что делаем в области
предотвращения домашнего насилия.
Для многих сотрудников и партнеров
ЮНФПА было открытием, что у нас есть
довольно обширный и позитивный опыт
работы в этой сфере.
Новый проект ЮНФПА готовился
уже с учетом возможностей ССМ. И на-
ше участие в его разработке и реализа-
ции получило благословение митропо-
лита Минского и Слуцкого Филарета, а
также одобрение Синода БПЦ.
— Вы отметили, что церковные
структуры (соцотдел и Союз сестри-
честв) уже не первый год работают с
проблемой домашнего насилия. Что
послужило поводом? 61
Текст: Елена НАСЛЕДЫШЕВА
— Проблема эта на самом деле
очень актуальная, больная. К священни-
кам довольно часто обращаются жен-
щины, а то и мужчины с вопросом: «Что
делать? Мой муж (моя жена) бьет и изде-
вается надо мной...»
Союз сестричеств начинал семина-
ры на эту тему еще шесть лет назад. Мы
рассуждали о том, что многие верующие
говорят: терпи, смиряйся. До какой сте-
пени терпеть? Пока не убьет? А как будет
чувствовать себя священник, которому
женщина жаловалась, что муж бьет, а
батюшка говорил «терпи, смиряйся», и
муж избил ее до смерти? Не будет ли это
соучастием?
Наши церковные социальные служ-
бы больше занимаются, так скажем,
традиционными вопросами: пожилые,
сироты, больные. А вот профессионалы
уже давно говорят о проблеме насилия
в семье. В учебных заведениях читают-
ся целые курсы по этому предмету для
психологов, социальных работников и
сотрудников правоохранительных ор-
ганов.
Благодаря проекту мы сможем
больше проводить семинаров, пригла-
шать квалифицированных психологов,
печатать больше раздаточной литера-
туры, в общем, сможем лучше инфор-
мировать церковное сообщество —
священников, сотрудников, сестер ми-
лосердия, членов молодежных братств
и прихожан.
— Расскажите подробнее о ваших
планах.
— У нас два блока. Первый — ин-
формационно-теоретический — на-
правлен на разработку учебного модуля
по проблеме домашнего насилия, про-
ведение информационных и обучающих
семинаров и тренингов, а также вклю-
чает в себя выработку национальной
концепции, отражающей отношение
Церкви к проблемам домашнего наси-
лия. Одна из задач для священников и
богословов — дать четкие определения
тому, что мы понимаем под терминами
«домашнее насилие», вообще дать хри-
стианское обоснование того, почему мы
работаем с этой проблемой, опреде-
лить, какие формы работы мы прием-
лем, какие нет. Второй блок направлен исключи-
тельно на приют в Лиде — поддержка
его деятельности и проведение на его
базе мероприятий по обучению и обме-
Общее дело Острый угол
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Мы приходим на помощь, когда женщине
уже некуда деться
О работе приюта для жертв домашнего насилия в Лиде
рассказывает его руководитель Ольга ГОРШАНОВА: — Наше сестричество снимает четырехкомнатную квартиру в центре го
рода, чтобы сюда можно было легко доехать из любого уголка города. Есть
кухня, одна комната — гостиная, в остальных трех располагаем пострадав
ших. Для их приема у нас есть горячая телефонная линия. Ее номер мы даем
бегущей строкой по местному телевидению. И еще во всех городских авто
бусах и на остановках размещены рекламные листки. Город Лида — небольшой, около 100 тысяч жителей, поэтому многие про
блемы у нас решаются просто, посемейному, на личных контактах. Напри
мер, ночью, после звонка на горячую линию, за жертвой насилия едет не
специальный курьер, а муж руководителя приюта. А благодаря тому, что у
нас хорошие отношения с милицией, наши сотрудники могут позвонить уча
стковому и попросить навестить проблемную семью.
Когда женщины к нам приходят, то они не поднимают глаз, им не хочет
ся говорить. Мы даем им время прийти в себя, а потом стараемся найти кон
такт. Беседуем, консультируем, проводим тренинговые занятия. При прие
ме мы не требуем никаких документов, чтобы никого не отпугнуть. Работа
ем и ночью. Ведь, как правило, самые тревожные звонки поступают к нам в
основном после 22.00.
Мы приходим на помощь в момент, когда женщине с детьми просто неку
да деться. И в том, чтобы ребенок не бегал ночью по улице, а поспал пару но
чей в спокойной обстановке — уже польза.
Обычно пострадавшие у нас находятся около десяти дней. Это оптималь
ный срок, за который женщина может определиться, что она дальше наме
рена делать: вернуться к мужу (что чаще всего происходит) или найти себе
другое жилье. Если мы видим, что женщина не может принять решение, мы
можем продлить срок пребывания в приюте. Идеальный вариант, когда оба супруга — и агрессор, и жертва — захотят с
этой проблемой справиться. Но такого, к сожалению, у нас пока еще не бы
ло. Бывало так, что пострадавшая говорит: мою мамку били и меня бьют —
это наша доля такая... Возникает чувство, что твоя работа не дает отдачи.
Хотя есть и другой опыт. Бывало, женщины уходили от мужейагрессо
ров. Но у этих пострадавших уже было твердое решение больше не терпеть
издевательств. Им только очень нужно было мнение Церкви, как она к та
ким ситуациям относится.
Очень хорошо, если женщина побеседует со священником, если, конеч
но, у нее возникает такая потребность. Но мы на этом не настаиваем. При
нимаем всех без оглядки. Кстати, женщин часто смущает, что проживание в приюте бесплатное.
Когда узнают про бесплатность, сразу задают вопрос: «А кто вы, от какой ор
ганизации?» — «От Церкви». Это тоже пугало людей — еще в секту затянут.
Поэтому мы стали сообщать, что они могут положить какуюто сумму в ящик
для пожертвований.
Cтатистика
Более 500 звонков поступило на белорусскую общенациональную го
рячую линию для пострадавших от домашнего насилия в период с 13 ав
густа по 21 ноября 2012 года.
По словам руководителя линии Анастасии Фолейчик, «мониторинг
обращений разрушает стереотип о том, что домашние тираны — это лю
ди без образования и работы. На самом деле не имеющих постоянного
места работы и безработных среди агрессоров не более 26 процентов.
Все остальные — люди среднего и высокого социального статуса: работ
ники госструктур, специалисты среднего звена, военнослужащие, пред
приниматели».
62
63
ну опытом. Но любую болезнь легче пре-
дупредить, чем лечить, поэтому весь ин-
формационный потенциал направлен
на профилактику. На это нужно гораздо
меньше средств, чем на помощь постра-
давшим.
Мы решили в своей работе делать
акцент на то, какой должна быть се-
мья. В частности, на то, какой должна
быть православная семья. Опять же
мы говорим про насилие не только
между супругами. Есть насилие в отно-
шении инвалидов, стариков, детей.
Оно бывает не только физическое, но
сексуальное, эмоциональное, психоло-
гическое, экономическое и даже ду-
ховное.
С жертвами насилия у нас заплани-
ровано несколько форм работы. Это
может быть консультирование психо-
лога в случае звонка на горячую теле-
фонную линию: в Лиде в сестрическом
центре работает телефон доверия. Так-
же с августа 2012 года действует об-
щенациональная горячая линия, кото-
рую курируют наши партнеры по
проекту.
Если жертва решает принять какие-
то меры, мы предоставляем консульта-
ционную помощь, социальное сопрово-
ждение, в частности юридическое. Мы
планируем установить взаимодействие
с государственными службами и структу-
рами, чтобы осуществлять помощь в тру-
доустройстве или профессиональном
обучении, если женщина решает рас-
статься с мужем, от которого зависит
экономически.
И крайняя, экстремальная форма
помощи — приют. Это место, где можно
переждать, пока муж не успокоится. Что-
бы женщина не на вокзале сидела или в
подъезде, как обычно это бывает. Не ка-
ждая решится пойти среди ночи к знако-
мым или родственникам.
— А как вы собираетесь сочетать
профилактику домашнего насилия
с правом семьи на частную жизнь,
которая может быть закрыта для
других?
— Мы осознаем, что работа только
с жертвой — это однобоко, важно
взаимодействовать и с агрессорами.
Иногда жертва сама провоцирует на-
силие неправильным поведением.
И тогда приходится идти в семью. Мы
недавно побывали в Армении. Там
приходские священники (из небольших
РЕКЛАМА
населенных пунктов) знают каждую се-
мью на своем приходе, проводят про-
филактические беседы по проблемам
домашнего насилия в школах: на фа-
культативах — с детьми, на родитель-
ских собраниях — со взрослыми. Если
поступает жалоба и становится ясно,
что в какой-то семье есть проблема, то
батюшки идут туда и беседуют со всеми
членами семьи.
— И все-таки, насколько допусти-
мо вмешательство общества в се-
мью? Домашнее насилие случалось
во все времена. Но раньше ни госу-
дарство, ни общественность не вме-
шивались во внутреннюю жизнь се-
мьи...
— Представьте, что муж избивает
жену до полусмерти. Это — внутренняя
проблема семьи... Но женщина потом
берет оплачиваемый больничный. За
это платит государство, точнее, мы с
вами — своими налогами. Возникает
вопрос: это исключительно семейная
проблема? А если муж убивает жену и
остаются дети-сироты? А что говорить
про то, какую травму переживают дети,
у которых на глазах отец бьет или
убивает мать! Этих детей потом заби-
рает государство, содержит, воспиты-
вает. Чья это проблема? Опять же ми-
лиция должна идти, разбираться,
сотрудникам правоохранительных ор-
ганов ведь тоже платят зарплату. А ра-
бота судов, содержание насильника в
тюрьме?
— Поставим вопрос иначе: какая
мера вмешательства в семью допус-
тима? — В том-то и дело, что критерии
очень субъективны. Кто-то стерпит и
фингал под глазом, потому что считает:
раз бьет — значит любит. К сожалению,
существуют и такие заблуждения. А у на-
туры более тонко организованной одна
фраза всю душу перевернет. Каждый
человек в состоянии вынести разную
степень негатива. И где грань? Именно
поэтому нужно сформулировать опре-
деления по домашнему насилию в хри-
стианском контексте.
— Но в этом-то и опасность —
грань и определения расплывчаты.
В силу греховной поврежденности
человека многие благие начинания
извращались, приобретали нега-
тивное содержание. В прессе появи-
лась критика в адрес церковных
инициатив по предотвращению до-
машнего насилия. Пишут, что борь-
ба с домашним насилием, как и юве-
нальная юстиция, нацелена на
разрушение семьи как закрытого
института. — Такая точка зрения имеет право
на существование. Наши оппоненты
считают, что в семью нельзя вмешивать-
ся. Но если в семье не любовь, а драка,
если там экономическое или психологи-
ческое насилие, можно ли это назвать
семьей? Можно ли назвать христиан-
ским равнодушие к чужой беде? Общее дело Острый угол
64
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Многие мужчины не
подозревают, что они
агрессоры
Рассказывает духовник
Сестричества в честь
преподобной Евфросинии
Полоцкой протоиерей
Алексей ГЛИНСКИЙ:
— Женщине, пострадавшей от
мужадрачуна, важно помочь вый
ти из замкнутого круга, помочь об
рести достоинство, работать над
собой. Но не менее важно рабо
тать и с мужчинамиагрессорами.
К сожалению, многие из мужчин
себя даже не осознают в качестве
насильников. Думают, что иногда
поколачивать свою жену — это
нормально: отец так себя вел, дру
гие так себя ведут... И не осознают,
что такие действия приводят к тя
желейшим травмам как его само
го, так и его жертву, и детей, кото
рые во взрослой жизни повторя
ют ту же модель поведения. У нас есть профессионалы, ко
торые могут работать с агрессора
ми, но человек прежде всего сам
должен осознать, признать, что са
мостоятельно он не может спра
виться со своей агрессией. Он дол
жен осознать, что ему нужен совет,
помощь и работа над собой. Воз
можно, тогда и жертвы перестанут
стесняться, бояться и начнут бо
роться с насилием, а не жить с ним.
РЕКЛАМА
Англичанка Катя Роу никогда осо-
бенно не хотела становиться матерью.
Просто она и ее муж Шейн Джонсон по-
следние четыре года жили с мыслью:
«А вдруг?» «Вдруг» получилось неожидан-
но. Врачи сказали «да», и все должно бы-
ло пойти своим ходом, но...
Как говорит сама Катя: «Первое ска-
нирование я прошла, когда была на
третьем месяце беременности. Как
только мы увидели нашего малыша, мы
влюбились в него. Будущее выглядело
безоблачным».
Но уже на следующем обследовании
доктора забили тревогу. У малыша был
неправильно сформирован мозг, и все,
что могло его ожидать, это тяжелейшая
инвалидность. Следующий удар после-
довал в детской больнице Бирмингема,
где доктора пришли к неутешительным
выводам: этот ребенок никогда не смо-
жет ни ходить, ни говорить, вряд ли про-
живет на этом свете дольше пяти лет и
все время будет нуждаться в неусыпной,
круглосуточной заботе.
Тогда, на 24-й неделе беременности,
врачи предложили Кате сделать искусст-
венные роды. Логично, казалось бы...
Но во время повторного трехмерного
сканирования в режиме реального вре-
мени женщина увидела своего малыша
на мониторе. Он улыбался, пускал пузы-
ри, пинался и смешно размахивал руч-
ками. Он ничем не отличался от других
младенцев, наслаждающихся жизнью в
материнской утробе. И тогда Катя приня-
ла решение идти во что бы то ни стало до
конца. Материнский инстинкт проснулся
в ней именно в этот момент.
Позже она скажет: «Если он мог сме-
яться, играть и что-то чувствовать, если
он хотел жить и радоваться этому, пусть
и недолго, как я могла ему отказать?!
В тот момент я поняла — неважно, сколь
долгим будет счастье моего ребенка. Но
оно — будет».
Катя и Шейн принялись готовиться к
важному событию. Обставили детскую.
Катя изучила все что могла про болезнь
ребенка и старалась предугадать любые
его нужды. «Он рос, он толкался внутри
меня, и, несмотря на то что еще не поя-
вился на свет, у него уже были свои
предпочтения», — вспоминает она. На-
пример, малыш полюбил... душ. Всякий
раз когда Катя направляла струю воды
себе на живот, он начинал шевелить-
ся — она чувствовала, что сын радуется.
Чувствовала она и реакцию некоторых
людей на свое поведение. Многие счи-
тали ее странной... «Но если меня охва-
тывали какие-то сомнения насчет того,
правильно ли я поступаю, я брала в руки
“портрет” будущего сына — фотографию
того самого сканирования, где он улыба-
ется, — и понимала, что права».
Последние полтора месяца бере-
менности оказались мучительными. Па-
тология, вызвавшая нарушение разви-
тия малыша, стала также причиной
развития выраженного многоводия, и
его матери проходилось ежедневно про-
ходить болезненные процедуры откачки
вод. «Это был настоящий кошмар, —
вспоминает Катя, — но передо мной и
тогда не вставал вопрос, стоит ли му-
читься ради ребенка, который проживет
на этот свете совсем немного. Любая
мать сделает все возможное для своего
малыша, даже если он еще не родился».
Мальчик появился на свет 23 октября
2012 года в больнице Royal Shrewsbury и
сразу попал под надзор медиков. Катя
рассказывала: «Я была готова к тому, что
мне его не покажут сразу, как обычным
молодым родителям, но не могла предпо-
ложить того, что случится». Спустя всего
несколько минут после родов к ней в па-
лату ворвались акушерки: «Скорее! Он
умрет с минуты на минуту!»
Катя с мужем заранее приняли ре-
шение, что предоставят Лукиану (так на-
звали сына еще до рождения) право на
выбор. Если он «решит» жить, значит, так
тому и быть. Если не захочет задержи-
ваться на этом свете, они не станут под-
вергать его сложным медицинским ме-
роприятиям и поддерживать в нем
жизнь искусственно. Лукиан умер спустя
девять часов после своего рождения.
Катя говорит: «Любовь, которую я ис-
пытала в тот момент, когда взяла сына
на руки, не сравнится ни с чем. Это са-
мое главное, что может быть в судьбе
женщины. Это вообще единственное,
ради чего стоит жить. И этому меня нау-
чил Лукиан. Я всегда буду благодарна
своему сыну за это».
По материалам
http://www.dailymail.co.uk
Общее дело Личный опыт
66
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Жизнь длиной в девять часов
Что мы знаем о счастье?
Наверное, это самый
сложный вопрос, на который
не могут найти ответ лучшие
умы человечества. Кому-то
понадобятся машина-
квартира-и-все-такое,
а кому-то... всего лишь
девять часов, проведенных
со своим новорожденным
ребенком. Текст: Денис СЕМЕНОВ
РЕКЛАМА
68
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Мамы Маши и Димы живут в дерев-
не с необычным названием: Детская де-
ревня-SOS. Это альтернатива государст-
венным детским домам, уникальная
модель воспитания детей, потерявших
семью. Маша и Дима выросли здесь в
соседних домах. Детские деревни-SOS существуют по
всему миру, их придумал в Австрии педа-
гог Герман Гмайнер в 1949 году для ре-
шения проблемы послевоенного сирот-
ства. SOS — сокращение от social society
или social support и одновременно сим-
волическое обозначение острой про-
блемы, просьба о помощи. В России пер-
вая Детская деревня-SOS была построе-
на в поселке Томилино под Москвой в
1996 году. Сейчас их в России шесть —
для детей в возрасте от 3 до 16 лет.
Когда попадаешь на территорию то-
милинской деревни — просто глазам не
веришь. Коттеджи в лесном массиве, не-
сколько собственных автомобилей и ав-
тобус с логотипом деревни, детские и
спортивные площадки, цветники... В ка-
ждом доме живут от пяти до восьми детей
и женщина, которая работает мамой.
Еще приходит тетя, которая помогает по
хозяйству. Дети живут как в нормальной
семье: ходят в обычные детские сады и
школы, мама готовит еду, стирает, делает
с детьми уроки, отводит их в кружки и
секции, вместе ездят в магазины за по-
Общее дело Объектив
Мария и Дмитрий —
молодая семья. Маша —
гимнастка, окончила
спортивный институт.
Дима отслужил в армии,
отучился в колледже
и устроился на работу.
Вместе с годовалым
сыном Лешей они
приехали на День матери
в подмосковный поселок
Томилино. Приехали
в гости к своим мамам.
Мамы у обоих супругов
приемные.
Текст: Наталья ДОРОШЕВА
Фото: Павел СМЕРТИН
Томилино:
когда тянет домой
69
купками. Каждый дом производит впе-
чатление именно дома — со своим укла-
дом, традициями, характером. На пер-
вом этаже — прихожая с обувью разных
размеров, большая кухня, гостиная, у ко-
го-то пианино, у кого-то хомячок в клет-
ке. На втором — четыре детские спаль-
ни, мамина комната, туалет и душ. Мама
живет в доме круглосуточно, занимается
хозяйством и учит детей всему, что мо-
жет им понадобиться во взрослой жиз-
ни: от приготовления еды и уборки по
дому до планирования бюджета и совер-
шения покупок. Это кажется само собой
разумеющимся, если не знать, что боль-
шинство выпускников государственных
детских домов, попадая во взрослую
жизнь, не имеют представления о быте,
правилах поведения в обществе и об-
ращении с деньгами. Сколько случаев,
когда предоставленные государством
квартиры они обменивали на красивые
вещи и заканчивали свои дни плачев-
но. У томилинской деревни за 16 лет —
73 выпускника. Все ребята смогли уст-
роиться в жизни, получили образова-
ние, профессии, 20 из них создали се-
мьи, растят своих малышей.
Детские деревни-SOS — это не при-
емные семьи, а мамы не являются при-
емными родителями. Юридически это
опека, оформленная на директора. А ма-
мами здесь работают, имея, как и в лю-
бой другой работе, один выходной в не-
делю и отпуск — во время летних
каникул, когда дети уезжают в лагеря.
Чтобы получить работу в детской де-
ревне, нужно пройти строгий отбор, собе-
седование, работу с психологами и други-
ми специалистами и окончить школу мам.
Главный критерий отбора — человечес-
кие качества претендентки, а не профиль-
ное педагогическое образование: среди
SOS-мам есть и бывшие ядерные физики,
и бизнес-леди. Подготовка SOS-мам длит-
ся до двух лет! Ведь все дети, которые по-
падают в детские деревни, с непростой
судьбой, и задача SOS-мамы — помочь
им преодолеть кризис и залечить душев-
ные травмы, которые они получили после
расставания с родной семьей.
SOS-мамы никогда не просят, чтобы
их называли мамами, здесь нет сюсю-
каний и все по-честному. Но, как прави-
У мам из Томилина уже 15 внуков, которые периодически наведываются в гости. Мама живет в доме круглосуточно, занимается хозяйством и учит детей всему, что может им
понадобиться во взрослой жизни
70
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
ло, все дети, от самых маленьких до
подростков, через какое-то время на-
чинают говорить «мама». Как-то само
получается.
— Наша мама живет с детьми в ре-
альной обстановке: ходит с ними в мага-
зин, стирает, покупает одежду, — расска-
зывает директор Детской деревни-SOS
Томилино Анатолий Васильев. — Вот это
и есть реальное воспитание — через
свой пример. А уже в процессе каждому
ребенку подбирается индивидуальная
программа развития, в зависимости от
уровня его образования, социализации,
творческих способностей. Еще большой
плюс — наши дети не изолированы от
мира: они ходят в обычные школы, у них
есть друзья за пределами деревни.
Бюджет Детской деревни-SOS То-
милино складывается из трех состав-
ляющих: 70 процентов финансируется
из-за рубежа — это средства головной
благотворительной организации SOS
Children’s Villages, представительства ко-
торой есть в 133 странах мира. 20 про-
центов перечисляет московское прави-
тельство, то есть положенный норматив
на одного ребенка — 12 тысяч рублей в
месяц. И около 10 процентов собирают в
виде благотворительных взносов. Есть
такое понятие, как друзья Детской де-
ревни — у Томилино их около 300 чело-
век. Они перечисляют посильные для них
суммы на благотворительный счет Де-
ревни. В ответ раз в квартал им отправ-
ляют письма-благодарности и отчеты, на
что потратили пожертвованные ими
средства. Как ни парадоксально, 80 про-
центов друзей Детской деревни — пен-
сионеры.
На празднование Дня Матери в Дет-
скую деревню-SOS Томилино съехались
выпускники, многие со своими детьми, а
также SOS-мамы, вышедшие на пенсию.
Большая гостиная с трудом вместила
SOS-мамами в детской деревне могут быть и пенсионерки, которые уже вырастили своих
родных детей. Кроме 11 семейных домов на территории деревни находятся административные
здания, где работают директор, бухгалтер, педагоги, приходящие работники, охрана и т. п. Штат,
по сравнению с обычным детским домом, маленький всех желающих посмотреть концерт, по-
здравить дорогих мам, пообщаться со
старыми друзьями за большим сладким
столом. Дети пели, разыгрывали сценки
и читали стихи. Мамы, сидевшие в пер-
вом ряду и переживавшие за маленьких
артистов, подбадривали их аплодисмен-
тами. Выпускники пели под гитару — им
подпевал весь зал. Затем разливали чай
из огромных чайников, разрезали пиро-
ги, малыши с визгом носились, показы-
вая подарки, мамы нянчились с внука-
ми... Было ощущение одной большой
дружной семьи, теплого дома, удивитель-
ного покоя и радости.
Вы тоже можете помочь Детским деревнямSOS. Сделать пожертвование
просто — на сайте www.sosdd.ru/help с помощью банковской карты, с мобиль
ного телефона или банковским переводом на реквизиты Детских деревень
SOS. Даже самое маленькое пожертвование — это важный вклад в большое де
ло: дать ребенкусироте любящий дом, семью и маму!
Банковские реквизиты:
МБОО Российский комитет «Детские деревниSOS»,
ИНН 7702026034,
КПП 770501001,
р/с 40703 810 5 00010565795,
в Банке ЗАО «Юникредит банк» г. Москва,
к/с 30101 810 3 00000000545,
БИК 044525545.
Назначение платежа: «Благотворительное пожертвование».
КАК ПОМОЧЬ
71
В храме царевича Димитрия от
служили благодарственный молебен,
после которого один из преподавате
лей курсов православных нянь — свя
щенник Иван Захаров вручил выпуск
ницам свидетельства об окончании.
С этого дня нянечки начнут работать
в многодетных семьях, впрочем, мно
гие помогали многодетным семьям
еще во время обучения.
В течение трехмесячных курсов
будущие православные няни изучали
такие предметы, как духовные основы
милосердия, основы педиатрии, уход
за ребенком, возрастная психология.
Теоретические занятия совмещались
с практикой в семьях. Курсы оконче
ны — няни трудоустроены.
Аня — по первому образованию
экономист, прежде успела порабо
тать в СвятоДимитриевском дет
ском доме помощником воспитате
ля, а теперь, по рекомендации ду
ховника, пять дней в неделю помога
ет в многодетной семье священника.
В семье — семеро детей, Аня с ними
гуляет, играет, водит на занятия, го
товит, убирает. Аня считает, что она
не просто нянечка, а помощница ма
тушки.
В семье, в которой работает ня
ней Елена, родился четвертый ребе
нок. Мамочка прежде служила людям
в качестве сестры милосердия, и вот
настал черед помогать и ей. У самой
Елены двое детишекшкольников.
В принципе, она бы могла и не рабо
тать, семью обеспечивает муж. Но ей
хотелось послужить Богу и ближним.
Елена сначала думала пойти на курсы
патронажных сестер, чтобы потом
ухаживать за больными, ждала звон
ка, но с курсов все не звонили и не
звонили. А тут муж читал газету и на
ткнулся на объявление, где пригла
шали на курсы нянечек в многодет
ные семьи.
«Мы довольны нашим выпуском! —
комментирует главная сестра патро
нажной службы “Милосердие” Ольга
Егорова, — из 16 подготовленных
нянь семеро уже приступили к работе.
Учились наши будущие няни с боль
шим интересом, скрупулезно и бук
вально с азартом разбирались в тонко
стях взаимоотношений с детьми. Во
время набора мы в первую очередь
смотрели на желание человека рабо
тать в многодетных семьях. Даже если
потенциальная няня оказывалась не
глубоко воцерковленной, но стреми
лась к этому, мы ее брали. Теперь, ко
гда няни окончили курс и заступили
на полноценную работу, мы будем на
блюдать за их работой, поскольку не
сем ответственность перед семьями, в
которые порекомендовали наших вы
пускниц. Мы активно взаимодейству
ем как с подопечными семьями, так и
с нянями, благодаря чему удается из
бежать возможных конфликтных си
туаций».
Вера Николаевна сама мама троих
детей, правда, они уже выросли.
С шести лет они помогали ей мыть по
суду, убирать квартиру. Теперь Вера
Николаевна три дня в неделю оказы
вает содействие семейству с четырьмя
детишками. Папа — водитель междуго
роднего автобуса. Мама очень доволь
на. Когда Вера Николаевна временно
не могла их посещать, мама чуть не
плакала: «Что я без вас буду делать?»
Надежда помогает обихаживать
пятерых детей тоже в семье священ
ника. Родителям трудно справиться,
проживают они в одной комнате, На
дя приходит и часть деток сразу уво
дит гулять на улицу. Несколько раз в
день их нужно отвезтипривезти в
гимназию, в музыкальную школу.
Они вместе играют, занимаются
сольфеджио (у няни — музыкальное
образование). Надя окончила Хими
котехнологический университет (на
Менделеевской), занималась дизай
ном изделий из силикатных материа
лов (керамика, стекло). Недавно она
вышла замуж, пока своих детей не
имеет, младших сестренокбратишек
у нее тоже не было, вот и решила на
бираться опыта у других. К своей
деятельности тоже относится как к
милосердному служению Богу и
ближним.
Танечке 23 года, она не замужем и
утверждает, что на поприще няни про
ходит превосходную репетицию се
мейной жизни. В опекаемой ею семье
ждут уже шестого ребенка, при этом
жилищные условия можно назвать
экстремальными: все ютятся в одной
комнате. Помощь Тани этой семье
трудно переоценить, а сама юная няня
не скрывает, что за время работы
очень полюбила детей, хотя иногда
приходится туго: «Нужно себя кон
тролировать, чтобы не сорваться, не
крикнуть, здесь на помощь приходят
различные психологические советы,
приемы, которым нас обучили на кур
сах. А вообще, пройдет выходной — и
я уже скучаю по своим сорванцам, с
ними очень интересно!»
МИЛОСЕРДИЕ.РУ
Арины Родионовны
для многодетных
72
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
В феврале этого года Православная служба помощи
«Милосердие» подготовила первый выпуск православных
нянь. Выпущено 16 нянь, из них семеро уже приступили
к работе. Все няни будут работать в многодетных семьях.
Текст: Елена ВЕРБЕНИНА
Зарплата у нянечек
предполагается
небольшая — сто
рублей в час в семье,
где три ребенка, а при
большем количестве —
больше. Расходы по
оплате труда нянечек
взял на себя
благотворитель.
Желающие работать православными нянями могут
обратиться за консультацией по телефону 8 (499) 236-44-78.
Курсы православных нянь
организованы патронажной службой
«Милосердие» — одним из проектов
московской Православной службы
помощи «Милосердие». Поддержать
проект можно, став Другом
милосердия. Больше информации
здесь:
http://www.miloserdie.ru/friends/about/
Культура
История
Владимир Мономах:
восстановитель
порядка
О князе Владимире Всеволодовиче (1053-1125) известно
больше, чем о любом другом русском домонгольском
правителе. В летописях он предстает в первую очередь князем-
воином, правившим городами и землями не сходя с седла.
Он страстно любил охоту, прославился дипломатическим
талантом и государственными преобразованиями. Мало кто
помнит, что Владимир Всеволодович был канонизирован
в чине святого благоверного князя и имя его вошло в Собор
всех святых, в земле Российской просиявших.
Ненастная эпоха
Для современников и ближайших
потомков Владимир Всеволодович был
прежде всего образцом христианского
правителя, а уж потом все остальное —
полководцем, дипломатом, великим
охотником и т. п. И его личность осталась
в русской истории как пример государя,
подчиняющего интересы своего рода,
своей земли, да и собственные интере-
сы той истине, которую принесло на
Русь Крещение. Он родился у переславского князя
Всеволода Ярославича, по материнской
же линии приходился внуком византий-
скому императору Константину IX Моно-
маху. Отсюда и звучное прозвище —
Мономах. Князю Владимиру выпало жить в не-
настную эпоху. Ему назначен был долгий
век: семьдесят два года — очень много
по меркам русской древности! Вся мо-
лодость, все зрелые годы князя при-
шлись на Смутное время: Русь более и
более погружалась в бесконечный ла-
биринт кровавых междоусобных войн,
а окраины ее терпели страшный урон от
степных пришельцев-половцев. Виднейшие князья Рюрикова рода
поделили между собой города и области
Руси. В Киеве на великокняжеском пре-
столе сидел старший из Рюриковичей,
но полновластием он не обладал. В его
распоряжении находились громадные
доходы от богатейшей Киевщины, силь-
ная дружина да право номинального
первенства. Однако действительное
старшинство следовало поддерживать
силой оружия, умными союзами с влия-
тельной родней, добрыми отношениями
с киевской городской общиной. Велико-
го князя, если он оказывался слишком
слаб или нерасчетлив, могли выбить из
Киева ближайшие родственники.
Смерть любого из старших Рюрико-
вичей приводила к переделу богатых
княжеских «столов» внутри семейства.
Помимо Киева большой доход сулили
Чернигов, Переславль-Южный, Смо-
ленск, Муром, Ростов и т. д. Право на
княжение в любом из этих городов мож-
но было обосновать двумя способами:
местом в лестнице старшинства Рюри-
ковичей либо военной мощью. Князья
Рюрикова рода в таких случаях не стес-
нялись скрещивать мечи с племянника-
ми, дядьями, не говоря уже о дальней
родне. То один из них, то другой обра-
щался за поддержкой к половцам и при-
75
Текст: Дмитрий ВОЛОДИХИН
Культура
История
76
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
водил их войска на Русь, вышибая со-
перников с богатых «столов». Особенно
прославился по этой части князь Олег
Святославич, прозванный Горислави-
чем за лютую привычку «аргументиро-
вать» свои претензии с помощью поло-
вецких сабель.
Половцы приходили, грабили, жгли,
уводили в «полон», разоряли крестьян.
Не один, не два и не три — десятки по-
ловецких походов наносили раны ос-
лабевшему телу Руси. Пришельцы с ра-
достью пользовались княжескими
раздорами, то и дело являясь к Киеву,
Чернигову, Переславлю по приглаше-
нию русских князей и при почетном
«эскорте» их дружин.
Помиримся
Между тем из-под пера Владимира
Мономаха выходит поучение сыновьям,
где он пишет: «Оружие извлекают греш-
ники, натягивают лук свой, чтобы прон-
зить нищего и убогого, заклать правых
сердцем. Оружие их пронзит сердца их, и
луки их сокрушатся. Лучше праведнику
малое, нежели многие богатства греш-
ным. Ибо сила грешных сокрушится,
праведных же укрепляет Господь. Греш-
ники погибнут — праведных же Бог ми-
лует и одаривает. Ибо благословляющие
его наследуют землю, клянущие же его
истребятся. Господом стопы человека
направляются. Когда он упадет, то не ра-
зобьется, ибо Господь поддерживает ру-
ку его. Молод был и состарился, и не
видел праведника покинутым, ни потом-
ков его просящими хлеба. Всякий день
милостыню творит праведник и взаймы
дает, и племя его благословенно будет.
Уклонись от зла сотвори добро, найди
мир и отгони зло и живи во веки веков».
А к своему горчайшему неприятелю
и убийце сына князю Олегу Святослави-
чу он обращается в письме со словами,
исполненными христианской мудрости:
«Кто молвит: “Бога люблю, а брата свое-
го не люблю”, — ложь это. И еще: “Если
не простите прегрешений брату, то и вам
не простит Отец ваш небесный”... Но все
наущение дьявола! Были ведь войны
при умных дедах наших, при добрых и
при блаженных отцах наших. Дьявол
ведь ссорит нас, ибо не хочет добра ро-
ду человеческому. Это я тебе написал,
потому что понудил меня сын мой... при-
слал он ко мне мужа своего и грамоту,
говоря в ней так: “Договоримся и поми-
римся, а братцу моему Божий суд при-
шел. А мы не будем за него мстителями,
но положим то на Бога, когда предстанут
перед Богом; а Русскую землю не погу-
бим”. И я видел смирение сына моего,
сжалился и, Бога устрашившись, сказал:
“Он по молодости своей и неразумению
так смиряется, на Бога возлагает; я
же — человек, грешнее всех людей”».
Владимир Мономах совсем недавно уз-
нал о кончине сына, о том, как другой
его сын, пошедший в русскую историю
под именем Мстислава Великого, бился
с Олегом Святославичем и одолел его.
Мстислав, победитель, просит безутеш-
ного отца: «Помилосердствуй, да будет
мир!» И Владимир Мономах смиряет
гнев, смиряет гордыню, сам пишет обид-
чику: «Помиримся». Когда, в какое время он пишет эти
слова? Да еще недавно кровная месть
была разрешена по закону! «Русская
правда» несколько ограничивала ее, но
отнюдь не запрещала. Языческий обы-
чай, уповающий на право силы, говорил:
отомсти! А христианский, только-только
набирающий силу на Руси, требовал
Вся молодость, все зрелые годы князя пришлись на смутное время: Русь более и бо-
лее погружалась в бесконечный лабиринт кровавых междоусобных войн, а окраины
ее терпели страшный урон от степных пришельцев-половцев.
Вверху: захват половецкими отрядами полона в окрестностях Киева и угон людей и
скота в половецкие степи. Внизу: поход против половцев.
Миниатюры Радзивилловской (Кенигсбергской) летописи. XV век
77
иного: прости, откажись от мести! На то-
го, кто шел по второму пути, будь он
сколь угодно храбр, смотрели как на че-
ловека, проявившего непонятную сла-
бость. Не отомстил? Глупец! Тряпка!
Владимир Мономах научился про-
щать. Научился ставить мир превыше
любой выгоды, которую только можно
добыть мечом. Научился отстранять от
себя соображения прямой и очевидной
корысти, если для их осуществления тре-
бовалось очертя голову бросаться в оче-
редное междоусобье.
Устав Владимира
Всеволодовича
Не всю жизнь он провел в праведни-
ках. Да это и невозможно для князя! По
собственным словам Владимира Всево-
лодовича, он с тринадцати лет принял на
себя бремя княжеских трудов: участво-
вал в 83 больших военных предприяти-
ях, не вылезал из сражений с половца-
ми, 19 раз заключал с ними мир, в
разное время захватил в плен несколь-
ко сотен знатных степняков, из них при-
мерно сотню пощадил, а двести двад-
цать утопил или иссек мечом. Ему
приходилось лить чужую кровь постоян-
но. Да и в междоусобных войнах, со сво-
ими, с единоплеменниками и единовер-
цами, бывало, Владимир Всеволодович
проявлял большую жестокость. Вот его
собственные слова: «...На ту осень ходи-
ли с черниговцами и с половцами... к
Минску, захватили город и не оставили в
нем ни челядина, ни скотины». Сказа-
но — красноречивее некуда.
Иной скорбный случай — князь дал
клятву и преступил ее... Тогда к Пере-
славлю подступили половецкие вожди,
давние противники Руси. Но на сей раз
они явились с доброй целью. Летопись
сообщает: «Пришли половцы, Итларь и
Кытан, к Владимиру мириться. Пришел
Итларь в город Переславль, а Кытан
стал между валами с воинами; и дал
Владимир Кытану сына своего Святос-
лава в заложники, а Итларь был в горо-
де с лучшей дружиной. В то же время
пришел Славята из Киева к Владимиру
от [великого князя] Святополка по како-
му-то делу, и стала думать дружина... с
князем Владимиром о том, чтобы погу-
бить Итлареву чадь, а Владимир не хотел
этого делать, так отвечая им: «Как могу я
сделать это, дав им клятву?» И отвечала
дружина Владимиру: «Княже! Нет тебе в
том греха: они ведь всегда, дав тебе
клятву, губят землю Русскую и кровь хри-
стианскую проливают непрестанно».
И послушал их Владимир, и в ту ночь по-
слал Владимир Славяту с небольшой
дружиной... между валов. И, выкрав
сперва Святослава, убили потом Кытана
и дружину его перебили». На следующий
день Итларя «с чадью» заманили в ло-
вушку и всех уничтожили. Многого ли добились таким веро-
ломством? В самое скорое время рус-
ский город Юрьев запылал от рук поло-
вецких. Но не напрасно дал Бог Владимиру
Всеволодовичу столь долгую жизнь.
Чем больше видел он вокруг себя сви-
репости, чем больше сам склонялся к
жестоким мерам против своих врагов,
тем больше понимал: доброго итога ду-
шегубство дать не способно. Пролил
кровь — прольют и твою, а не твою, так
близких тебе людей. Обманул — бу-
дешь обманут. Не пожалел врага — и
сам жалости не увидишь. Собрал боль-
шую силу — найдется большая. Поэто-
му в зрелые годы князь сумел побороть
собственную гордыню и с делами боль-
шой политики управлялся, покорив-
шись смирению.
На протяжении длинной политичес-
кой карьеры Владимир Мономах зани-
мал то один, то другой княжеский «стол».
Правил в Ростове, Владимире-Волын-
ском, Турове, Смоленске, Чернигове,
Переславле-Южном. И несколько раз
мог занять Киев, но отказывался. Глав-
ной причиной отказа становилось неже-
лание сражаться с родней. В военной-то
силе недостатка Владимир Всеволодо-
вич не испытывал. Так, однажды великий князь Свято-
полк оказался замешан в скверной
истории: на его княжьем дворе с его
согласия схватили князя Василько Рос-
тиславича. Позднее несчастный Ва-
силько подвергся ослеплению. Такого
прежде не случалось в роду Рюрика!
Владимир Мономах со своей дружиной и
войсками двух других князей подступил
к Киеву, требуя от великого князя дать
ответ за его злодеяние. Святополк изго-
товился бежать из города. Но, по словам
летописи, «не дали ему киевляне бежать,
но послали вдову Всеволодову и митро-
полита Николу к Владимиру, говоря:
“Молим, княже, тебя и братьев твоих, не
погубите Русской земли. Ибо если нач-
нете войну между собою, поганые ста-
нут радоваться и возьмут землю нашу,
которую собрали отцы ваши и деды ва-
ши трудом великим и храбростью, бо-
рясь за Русскую землю и другие земли
приискивая, а вы хотите погубить землю
Русскую”. Всеволодова же вдова и мит-
рополит пришли к Владимиру, и молили
его, и поведали мольбу киевлян — за-
ключить мир и блюсти землю Русскую и
биться с погаными. Услышав это, Влади-
РЕКЛАМА
Культура
История
78
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
мир расплакался и сказал: “Воистину от-
цы наши и деды наши соблюли землю
Русскую, а мы хотим погубить”. И уступил
Владимир мольбе княгини, которую по-
читал как мать... Владимир был полон
любви». Мог бы занять место Святопол-
ка? Мог. Но не стал грязнить душу.
В конце концов, великокняжеский
престол сам упал в руки, как перезре-
лый плод, задержавшийся на ветке.
16 апреля 1113 года умер Святополк
Изяславич. После похорон «устроили ки-
евляне совет, послали к Владимиру (Мо-
номаху), говоря: “Пойди, князь, на стол
отчий и дедов”. Услышав это, Владимир
много плакал и не пошел (в Киев), горюя
по брате», а больше того опасаясь, веро-
ятно, нового междоусобья. «Повесть
временных лет» рассказывает о волне-
ниях, охвативших столицу Руси: «Киевля-
не... разграбили двор Путяты тысяцкого,
напали на евреев, разграбили их иму-
щество. И послали вновь киевляне к
Владимиру, говоря: “Пойди, князь, в Ки-
ев; если же не пойдешь, то знай, что мно-
го зла произойдет, это не только Путятин
двор или сотских, но и евреев пограбят,
а еще нападут на невестку твою, и на бо-
яр, и на монастыри, и будешь ты ответ
держать, князь, если разграбят и монас-
тыри”. Услышав это, Владимир пошел в
Киев... Сел он на столе отца своего и де-
дов своих, и все люди были рады, и мя-
теж утих». Успокоение мятежного Киева про-
изошло не само собой. Владимир Все-
володович знал причину, вызвавшую
волнения: горожане страдали от ростов-
щичества, принявшего небывалый раз-
мах и покрываемого старой властью.
Князь устроил в Берестове, под Киевом,
государственное совещание. Там при-
сутствовала его старшая дружина, ты-
сяцкие из Киева, Белгорода, Переслав-
ля-Южного, а также местное боярство.
На совещании было принято решение:
ограничить проценты («резы») по дол-
гам, т. е. ввести прибыль, получаемую
ростовщиками, в разумные пределы.
Свод законов «Русская правда» обога-
тился новыми статьями на сей счет, они
получили общее название «Устав Влади-
мира Всеволодовича». Только тогда по-
рядок в городе был восстановлен.
С высоты изрядного возраста и опы-
та — нравственного, политического, во-
енного — Владимир Мономах мог по-
учать детей: «Убогих не забывайте, но,
насколько можете, по силам кормите и
подавайте сироте и вдовицу оправды-
вайте сами, а не давайте сильным гу-
бить человека. Ни правого, ни виновно-
го не убивайте и не повелевайте убить
его; если и будет повинен смерти, то не
губите никакой христианской души. Го-
воря что-либо, дурное или хорошее, не
клянитесь Богом, не креститесь, ибо нет
тебе в этом никакой нужды. Если же вам
придется крест целовать братии или ко-
му-либо, то, проверив сердце свое, на
чем можете устоять, на том и целуйте, а
поцеловав, соблюдайте, чтобы, престу-
пив, не погубить души своей. Епископов,
попов и игуменов чтите, и с любовью
принимайте от них благословение, и не
устраняйтесь от них, и по силам любите и
заботьтесь о них, чтобы получить по их
молитве от Бога. Паче же всего гордос-
ти не имейте в сердце и в уме, но ска-
жем: смертны мы, сегодня живы, а зав-
тра в гробу; все это, что Ты нам дал, не
наше, но Твое, поручил нам это на не-
много дней... Лжи остерегайтеся, и пьян-
ства, и блуда, от того ведь душа погиба-
ет и тело... А вот вам и основа всему:
страх Божий имейте превыше всего». Собственные соблазны, собствен-
ные грехи и собственные беды, следо-
вавшие за грехами, дали ему понима-
ние: не убивай, не гордись, не клянись, а
если все же поклялся — соблюдай клят-
ву ради души своей.
Третий съезд
Эта смиренная мудрость Владимира
Мономаха в конечном счете привела и к
самому большому успеху всей его жиз-
ни — одолению половцев. Не за один
год и не за один поход, но сила степня-
ков оказалась сломленной. Пока между русскими князьями шли
свары, пока они не оказывали друг дру-
гу помощи, эта задача оставалась нере-
шаемой. Даже когда они собирались в
единое войско, но не могли управлять
им в согласии, большая рать, случалось,
терпела ужасающее поражение. Так,
1093 год принес черную весть всей Ру-
си: общие силы князей Святополка
Изяславича, Владимира Мономаха и его
брата Ростислава разбиты половцами
на реке Стугне. Горе! Сколько дружинни-
ков полегло! Сам князь Ростислав Все-
володович погиб. А причина одна: не ус-
тановилось лада в княжеской коалиции.
Трижды собирались князья на боль-
шие «съезды» — в Любече (1097), Увети-
чах (1100) и Долобске (1103). Учились
договариваться друг с другом. Получа-
лось с трудом...
Всякий раз Владимир Всеволодович
говорил остальным о выгодах согласия,
мира, объединения сил. Наконец, До-
лобский съезд проломил стену всеоб-
щей вражды. После него русские князья,
собравшись воедино, нанесли полов-
цам несколько тяжелых поражений. Их
натиск на Русь ослаб.
Отправившись
в богомолье
Как верный сын Церкви, Владимир
Мономах строил новые храмы в Киеве,
Ростове, Смоленске. Судя по археологи-
ческим данным, при нем появилась цер-
ковь Спаса на Берестове под Киевом.
Он же возвел Борисоглебскую церковь
на реке Альте близ Переславля-Южно-
го — там, где когда-то принял смерть
святой Борис. При нем почитание святых князей
Бориса и Глеба, долго и трудно склады-
вавшееся в 70-80-х годах XI века, рас-
цвело. В княжение Владимира Всеволо-
довича и не без его влияния возникла
окончательная редакция «Сказания» о
святых Борисе и Глебе. В 1115 году он
пригласил к себе князей Давыда и Оле-
га Святославичей. По словам летопис-
ца, князья «решили перенести мощи Бо-
риса и Глеба, ибо построили им церковь
каменную, в похвалу и в честь и для по-
гребения тел их. Сначала они освятили
церковь каменную мая 1, в субботу; по-
том же во 2-й день перенесли святых.
И было сошествие великое народа,
сшедшегося отовсюду: митрополит Ни-
кифор со всеми епископами... с попом
Никитою белогородским и с Данилою
юрьевским и с игуменами...». После это-
го три дня гулял народ киевский на кня-
жеские деньги, три дня бесплатно кор-
мили нищих и странников. Позднее
Владимир Всеволодович «оковал» раки
с мощами серебром и золотом.
Скончался великий воитель тихо, от
старости и хворей. Отправившись в бо-
гомолье к Борисоглебской церкви,
князь встретил там свой последний
срок 19 мая 1125 года. Останки его на-
шли упокоение в соборе святой Софии
Киевской.
Аргументы и факты
Есть мнение — или относительно
общее ощущение, — будто за послед-
ние годы в нашей стране заметно вы-
рос интерес широкого зрителя к доку-
ментальному, или неигровому, кино.
Его как будто стали чаще показывать в
кинотеатрах. Его обсуждают. О нем спо-
рят. Документальное кино впервые на
нашей памяти — или, во всяком случае,
впервые с 1980-х годов, то есть с со-
ветских еще времен — выходит на пе-
редний план. Или уже вышло.
Помимо этого мнения-ощущения,
есть и некоторая объективная (эконо-
мическая, социальная) активность, от
нашего возможного сомнамбулизма
практически независимая. Попробуем
вкратце перечислить некоторые ее по-
казатели. Открытие телеканала «24 ДОК» не-
сколько лет назад сопровождали со-
мнения в успехе этой бизнес-идеи. Не
беремся оценивать прибыль, получен-
79
Культура
Кино
Рост зрительского
интереса россиян
к документальному
кинематографу —
иллюзия или реальность?
И если реальность,
то каковы ее
доказательства
и причины?
Наш корреспондент
выслушал и сопоставил
мнения специалистов.
Предъявите ваши документы
В чем секрет успеха документального кино
Текст: Евгений МАЙЗЕЛЬ
Фото РИА Новости
Культура
Кино
80
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
ную или недополученную инвесторами,
но сегодня его среднемесячный охват,
в том числе благодаря вхождению в
бесплатный соцпакет «Мостелекома»,
составляет три с половиной миллиона
человек. На международном кинофес-
тивале «Артдокфест», проходящем в хо-
лодной декабрьской Москве, с каж-
дым годом все больше народу. Различные документальные лен-
ты — будь то деликатно сделанный, но
художественно непритязательный
фильм «Ходорковский» или байопик о
покойном рок-музыканте «Джордж
Харрисон» — собирают кассы, сравни-
мые с бокс-офисами иных шедевров
артхауса (подтверждая давнее подо-
зрение, что непопулярность якобы до-
кументального жанра среди широких
зрительских масс — лишь часть тяже-
лой болезни под названием «россий-
ский кинопрокат»).
Мастерски снятая картина о под-
ростке-аутисте «Антон тут рядом» не
только собирает овации по всему миру,
но и запускает в России создание фон-
да по решению проблем аутизма. Мно-
гочисленные институции — от инфор-
магентств до модных столичных
клубов — систематически организуют
в своих стенах регулярные программы,
в рамках которых проводятся темати-
ческие показы документального кино
для всех желающих, нередко бесплат-
ные. По мнению куратора докумен-
тальной программы ММКФ и вице-пре-
зидента Гильдии неигрового кино
Григория Либергала, 12 лет назад в
стране был один такой киноклуб, а сей-
час их «как минимум полторы сотни».
В виде реакций на общественный за-
прос появляются и соответствующие
учреждения — так, в 2013 году Центр
документального кино намерен от-
крыть в Москве специализированный
кинотеатр документального кино.
Возможно, в самом деле, времена,
когда документальное кино ассоцииро-
валось с нудно говорящими головами и
непреходящей скукой, уходят в про-
шлое? Не факт
Чтобы не впадать в преждевремен-
ную эйфорию, сразу признаем: не все
эксперты готовы безоговорочно согла-
ситься с утверждением о росте популяр-
ности документального кино. В частности,
режиссер-документалист Андрей Грязев
усматривает в интересе к документаль-
ному кино в первую очередь стремление
наших сограждан к информации:
— Если отвечать честно, то никако-
го роста интереса именно к докумен-
тальному кино в России нет. Измене-
ние от нуля до единицы говорит не о
росте, а просто о динамике. Зато есть
обострившееся стремление простого
человека к информации, показанной
под другим углом и часто отличной от
его собственной, ну или от обществен-
ной. Причем в процентном соотноше-
нии это стремление не в пользу отече-
ственного производителя. И вовсе не
из-за того, что к западному взгляду до-
верия больше или просто нет пророка
в своем отечестве. Новая развивающаяся площадка
требует тех фильмов, которые по раз-
ным причинам в России не снимаются,
и предпосылок к этому нет, как и само-
го роста отечественного документаль-
ного кино. Конечно, можно присягнуть
в верности патриотичным заветам и
всегда снимать про светлое небо над
головой и выключать камеру, когда
идет дождь, но зрителя это вряд ли за-
интересует. На реальных событиях
Иначе смотрит на ситуацию знаме-
нитый российский документалист и про-
дюсер Виталий Манский:
— Вода всегда найдет себе дорогу.
Вода камень точит. Нынешний интерес
связан с нехваткой для достаточно боль-
шой категории российских граждан про-
странства соотнесения своих чувств,
своей жизни и самого себя с тем про-
странством, в котором ты живешь. А до-
кументальное кино является в этом
смысле удобным инструментом для по-
добного рода рефлексии. И учитывая,
что думающая аудитория — глубокие,
объемные люди — составляет достаточ-
но внушительный процент в России, она
и провоцирует нынешний интерес к до-
кументальному кино.
Президент российской Гильдии кино-
ведов и кинокритиков, отборщик ряда
документальных фестивалей, автор и
ведущий программы «Документальная
камера» (телеканал «Культура») Андрей
Шемякин полагает, что нынешний рост
не просто заметен, но и имеет немало
культурно-исторических предпосылок: — В сторону документального кино
движется общемировой процесс: в лите-
ратуре — огромный интерес к нон-
фикшн, в голливудских блокбастерах все
Андрей Шемякин, президент российской
Гильдии киноведов и кинокритиков:
«В сторону документального кино
движется общемировой процесс:
в литературе — огромный интерес к нон-фикшн, в голливудских
блокбастерах все чаще ставят титры
“основано на реальных событиях”».
Виталий Манский, документалист и продюсер:
«Нынешний интерес связан с нехваткой
для большой категории российских
граждан пространства соотнесения своей
жизни и самого себя с тем
пространством, в котором ты живешь».
Фото РИА Новости
Фото ИТАР-ТАСС
81
чаще ставят титры «основано на реаль-
ных событиях», и постепенно растут бюд-
жеты документальных фильмов уже в ки-
но собственно американском. Майкл
Мур получил своего «Оскара» еще в
1989-м за фильм «Роджер и я» (фильм о
социальной катастрофе после закрытия
заводов General Motors в Мичигане), но
только теперь он стал культовой фигурой.
А какие там еще имена, любо-дорого. Сотая доля
— Во-вторых, такой прецедент уже
был, — продолжает Андрей Шемя-
кин.— Перечитайте первую главу за-
мечательной книги Майи Туровской
«Герои безгеройного времени» — все
книги о подлинных переживаниях пу-
тешественников-экстремалов были
бестселлерами. Что касается России,
то здесь дело обстоит еще интереснее:
работает социалистический принцип
дефицита. Шум стоит (коллеги тоже на-
чали стараться, не один я уже), а где
увидеть-то? Но классику уже можно по-
смотреть какую-никакую, а наши ре-
жиссеры-неигровики — это реальные
фигуры, надувать не надо — хоть Коса-
ковского возьмите, хоть Пашу Косто-
марова. И еще один аспект — стадиально-ис-
торический. 1960-е, возродившись в
1980-е, дали максимум (в том числе в до-
кументалистике), теперь дело за поздни-
ми 1950-ми — тогда все это началось в
мире, в середине 1960-х докатилось до
нас, но своей «оттепели» у документалис-
тов не было. А когда пришла — надо бы-
ло сразу предупредить, вот многие в со-
циалку и кинулись. Так что для авторского
кино еще поле непаханое. В 1990-е был
некоторый взлет — примерно до 2005-
го, потом пауза. А теперь начинается но-
вая волна. — Какие конкретные работы вы
бы отметили?
— «Да здравствуют антиподы!» Вик-
тора Косаковского. «Революция, которой
не было» Алены Полуниной. Ошеломляю-
ще дерзкая по монтажу работа покойно-
го Максима Капитановского «До видео»,
неслучайно не попавшая в конкурс ни
одного отечественного фестиваля —
только в параллельную программу «Арт-
докфеста». «Иконоскоп» Манского еще
не видел. Из дебютантов — «Милана»
ученицы Разбежкиной Мадины Муста-
финой —о Маугли из Караганды. Из мо-
лодых, но уже известных — «Нет проб-
лем» Таисии Решетниковой. «Тихий
океан» Анны Шишовой — опять дебют
(это уже мастерская Сергея Мирошни-
ченко; они друг с другом спорят, и это от-
лично). В визуальной антропологии —
уже обошедшая мир картина Алексея Ва-
хрушева «Легенда о Вуквукае, малень-
ком камне». «Поморы» Александры Стре-
ляной — это Питер. Это только то, что с
ходу вспомнилось. И главное, опять по-
явились разные школы и совсем отдель-
ные спецпроекты. Они уже создают но-
вую атмосферу. Сильно раздражают.
Заставляют заново сверять часы. Так что одной-двух причин «подъема»
нет. Мы явно вступаем в новую фазу,
шок проходит. Не будет опять того, что
наша коллега Елена Стишова именует
«террором среды» (я это немного испы-
тал на себе в прошлом году, летом, во
время отбора в Екатеринбург, это фести-
вальная конкуренция, так сказалась яр-
лыками, — бодрит!). Поэтому главное —
формировать среду. Чтобы не заглох
этот импульс. Я его не преувеличиваю,
это сотая доля того, что хотелось.
Код реальности утерян
Главный редактор журнала «Искус-
ство кино», социолог и общественный
деятель Даниил Дондурей видит вопрос
в контексте той продукции, которой ны-
нешний российский зритель откровенно
перекормлен:
— Мне кажется, что это вполне понят-
ное явление, и связано оно с нескольки-
ми причинами. Во-первых, российский
кинематограф не отражает реальную
жизнь, в которой находятся и в которой
живут люди. Вместо репрезентации их ре-
альности он поставляет им либо трэше-
вые комедии, либо криминальные филь-
мы (ими телевизор наполняют в виде
сериалов), либо военные блокбастеры.
Таким образом, код реальности для зри-
телей утерян. Наши соотечественники де-
сятилетиями узнавали себя в советском
кино — и в лучших (таких как «Июльский
дождь»), и в худших его образцах. В лю-
бой, даже самой проходной картине Эль-
дара Рязанова зрители узнавали себя и
свою жизнь. Прямо или косвенно, талан-
тливо или не очень реальность все же
проникала сквозь экран. Сегодня в игро-
вом российском кино — за исключением
очень немногих фильмов очень немногих
режиссеров (того же Хлебникова или По-
погребского) — реальность отсутствует. — Интересно, что даже россий-
ский артхаус тоже нередко обвиняют
в неспособности отобразить сегод-
няшнюю реальность.
Андрей Грязев, режиссер-документалист:
«Никакого роста интереса именно к
документальному кино в России нет.
Зато есть обострившееся стремление
простого человека к информации,
показанной под другим углом и часто
отличной от его собственной».
Даниил Дондурей, главный редактор
журнала «Искусство кино:
«Код реальности утерян. Наши
соотечественники десятилетиями
узнавали себя в советском кино. Сегодня
в игровом российском кино реальность
отсутствует». Фото РИА Новости
Культура
Кино
82
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
— Безусловно. Ему тоже достается,
потому что фильмы этих авторов все
же не рассчитаны на широкого зрите-
ля. Это второй момент. Нормальные
зрители, которые просто, без особых
киноведческих запросов, ходят в кино,
не получают ответа ни на какие свои
вопросы. А ведь человек нуждается во
второй реальности. Все люди нуждают-
ся во второй реальности. Человек по-
тому и человек, что эмпирической жиз-
ни — той самой жизни, что состоит из
жены, детей, начальства, ЖКХ, распо-
рядка дня и прочего, — ему недоста-
точно. Всякий человек, независимо от
своего интеллектуального потенциала
и социальной принадлежности, нужда-
ется в мифологическом, если хотите,
осмыслении происходящего, в предло-
женной художниками, то есть в художе-
ственно освоенной второй реальности.
Нуждается, но в наших условиях нигде
ее не получает. В сериалах у нас одни
бандиты с полицейскими и бизнесме-
нами, в сущности неотличимыми от
бандитов; либо брошенные жены и лю-
бовницы, что тоже большое вранье... а
в кинотеатрах его ждут трэшевые ко-
медии и боевики. Поэтому человек с
более или менее развитым внутрен-
ним миром, не получив этого кода ре-
альности от игрового кино, идет смот-
реть кино документальное и получает
этот код хотя бы частично, но, конечно,
далеко не полностью. Таким образом,
когда людям, не имеющим касания с
этой художественно освоенной реаль-
ностью, показывают документальное
кино, это все равно как если бы в боль-
нице их подключили к кислородной по-
душке. — Получается, что документаль-
ное кино восполняет нехватку в том
числе именно мифологического со-
держания? В этом есть известный па-
радокс...
— Безусловно. Это вы обратили вни-
мание очень точно. Получается, что до-
кументальное кино находится как бы
вне своей функции. Ведь оно — не глав-
ный ответчик за мифологизм. Мы как
раз обсуждаем эту ситуацию во втором
номере «Искусства кино», который пол-
ностью посвящен документальному ки-
но, в частности творчеству Виктора Ко-
саковского. Сегодня документалисты выполняют
те функции, с которыми не справляется
ни Михалков по одним причинам, ни эти
армянские ребята («Самый лучший
фильм» и тому подобные комедии) по
другим причинам, ни эта молодая артха-
усная волна по третьим причинам (они
кажутся слишком трагичными, а люди не
хотят трагедий). А люди хотят, чтобы бы-
ло, как в «Июльском дожде». — Но очевидно, эта ситуация уте-
ри игровым российским кинемато-
графом реальности сложилась не се-
годня и не вчера?
— Невосполнение кинематографом
своих символических функций началось
еще в 1990-х и продолжается по сей день.
Чиновники, ответственные за телевизи-
онную политику в стране, не справляются
со своими полномочиями. Если бы наши
телевизионщики понимали свои обязан-
ности, они бы устраивали обсуждение до-
кументальных фильмов на телевидении.
А делает это только канал «Культура» с Хо-
тиненко, и говорят, что у них неплохие рей-
тинги. Причем, заметьте, и у Хотиненко нет
русских фильмов. И документальных рос-
сийских фильмов тоже нет. РЕКЛАМА
Фрэнк Баум, так же как и Карло Кол-
лоди или Хью Лофтинг, — из тех писате-
лей, чья судьба в России сильно постра-
дала от советского отношения к
копирайту, издательской политики и ли-
тературного таланта больших писателей,
взявшихся за пересказ их книг. Писатели сначала честно придер-
живались оригинала, но потом счастье
сочинять сказки брало верх над пере-
водческой добросовестностью. И то,
что получилось, было так непохоже на
оригинал и так обаятельно, так по-рус-
ски сказано (ну кому из русских детей
будет понятен какой-то «Дулиттл», то ли
дело Айболит!) — что переводы, пере-
сказы и сочинения по чужим мотивам
совершенно затмили в глазах русского
читателя сказки, заслуженно получив-
шие мировую славу. Зачем нам Баум,
когда у нас есть отличный Волков? Ба-
ум впервые попал к русскому читателю
в 1990 году, слегка разочаровав: ну-у-у,
неоригинально, мы же это все у Волко-
ва читали...
Самые лучшие сказки начинаются
обычно с того, что сказочник рассказы-
вает их своим детям — не берем случай
фольклористов вроде братьев Гримм
или Афанасьева. Так Баум сочинял сказ-
ки для своих четверых сыновей, созна-
тельно отталкиваясь от сказок тех же
братьев Гримм — слишком злых, по его
мнению, слишком жестоких, слишком
европейских по духу — и Андерсена с
его надломом, болью и иногда страшной
моралью — вспомним-ка девочку, на-
ступившую на хлеб! Или Русалочку, изре-
завшую ножки, несчастную, преданную,
обернувшуюся морской пеной. Нет, совершенно невозможно про-
стодушному и деятельному американ-
скому ребенку вынести это все — неда-
ром и андерсеновская Русалочка много
позже обернулась диснеевской Ариэ-
83
КультураСказки
Фрэнк Баум и его
«Волшебник страны Оз»
впервые попали к русскому
читателю в 1990 году
и остаются в тени
Александра Волкова
и «Волшебника
изумрудного города».
А ведь Баум писатель
талантливый и биография
у него потрясающая —чем
только ни занимался,
сколько раз разорялся,
а все как ванька-встанька:
отряхнулся, вздрогнул,
встал опять —
покачивается и улыбается.
В марте в кинотеатрах
Москвы прошла премьера
фильма «Оз: великий
и ужасный».
«Волшебник страны Оз»:
сквозь зеленые очки
Текст: Ирина ЛУКЬЯНОВА
Фото ИТАР-ТАСС
Культура
Сказки
84
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
лью, стала петь песни, причесываться
вилкой и деятельно сражаться за свое
счастье, как и положено нормальному
американскому герою. Сказки Баума — вполне американ-
ские, с активными, положительными,
сохраняющими присутствие духа аме-
риканскими детьми в главных ролях.
Что делает его Дороти, когда ее смыва-
ет с корабля в океан? Промокшая на-
сквозь, в курином деревянном ящике,
оторванная от дяди, голодная, не знаю-
щая, что с ней дальше будет, она не
плачет, не отчаивается, а спокойно
рассуждает, что самое разумное ей
сейчас — лечь спать, а завтра будет
видно, что делать. И спит, понимаете?
Ложится — и спит. Что же еще мог сочинить неунываю-
щий Баум? Потрясающая биография у
него — чем только ни занимался, чего
только ни перепробовал, сколько раз
разорялся, а все как ванька-встанька:
отряхнулся, вздрогнул, встал опять —
покачивается и улыбается. Его отец был бочар, бондарь — делал
бочки для нефти. Потом стал приторго-
вывать нефтью и неожиданно разбога-
тел на этом занятии. Лаймен Фрэнк был
седьмым ребенком, его назвали в честь
дяди, но он так не любил имя Лаймен, что
всегда подписывался вторым — Фрэнк.
У мальчика был порок сердца, он рос бо-
лезненным и слабым, учился поэтому до
четырнадцати лет дома. Ни в чем не знал
отказа — отец даже подарил ему однаж-
ды печатный станок, и Фрэнк стал выпус-
кать газету «Домашний журнал Розовой
лужайки». Человек он был увлекающий-
ся: стал собирать марки — начал выпус-
кать журнал о марках, занялся лет в два-
дцать разведением экзотических кур
гамбургской породы («петух гамбург-
ский», ага) — и тоже выпускал журнал
про домашнюю птицу... Когда мальчику исполнилось четыр-
надцать, родители спохватились и за-
пихнули его в военную академию, чтобы
дисциплинировать. Ничего хорошего из
этого не вышло: Фрэнк возненавидел
муштру всем сердцем, а учеба в акаде-
мии кончилась через два года — некото-
рые биографы сообщают, что академию
пришлось бросить из-за сердечного
приступа, и юноша вернулся домой к
своим экзотическим интересам и разно-
образным занятиям.
Занятий он потом сменил множест-
во. Для начала решил стать актером, по-
ступил в странствующую труппу, ролей
не получил... Потом, правда, он сам на-
писал пьесу, которая имела успех у зри-
телей, и сам играл в ней, и ездил с ней по
стране; пьесы играли перед лесорубами
и нефтяниками, на сценах, иногда кое-
как сколоченных из досок... Кончилось
это все плохо — отец, который помогал
любимому мальчику деньгами, разорил-
ся и умер, а костюмы и декорации той
самой успешной пьесы, да и остальное
имущество театра уничтожил пожар. Похоже, Фрэнк Баум подумал, что ут-
ро вечера мудренее, и лег спать. Зав-
трашний день принес совсем другие но-
вости: он влюбился в Мод Гейдж, дочь
На илл. сверху: Лаймен Фрэнк Баум, фото из газеты «Лос
Анжелес Таймс», 1911 год. Потрясающая биография у не-
го — чем только ни занимался, чего только ни перепро-
бовал, сколько раз разорялся, а все как ванька-встань-
ка: отряхнулся, вздрогнул, встал опять — покачивается и
улыбается
Слева: французская афиша американского фильма 1939 го-
да «Волшебник страны Оз», режиссер Виктор Флеминг, в ро-
ли Дороти Джуди Гарленд
известной суфражистки. Очень скоро по-
шли дети — один, другой... четверо. Он пе-
реехал с семьей в Южную Дакоту, где сна-
чала содержал универсальный магазин,
потом разорился... и взялся редактиро-
вать газету «Пионер» (точнее, «Субботний
пионер Абердина»). С этой газетой связа-
на одна из самых скверных страниц в
жизни Баума: газета публиковала редак-
ционные материалы без подписи — ско-
рей всего, написанные самим Баумом, —
где речь шла о том, что белые смогут чув-
ствовать себя в безопасности только то-
гда, когда полностью истребят индейцев,
и приветствовала убийство индейских
вождей — Сидящего Быка и Раненое Ко-
лено. Стоит заметить, что одна из этих за-
меток сопровождалась примечанием:
«Когда белые одерживают верх — это по-
беда, когда краснокожие — резня».
В 2006 году потомки Баума специально
ездили в Южную Дакоту — попросить
прощения у индейцев Сиу за своего пред-
ка. Кстати, именно в «Пионере» увидела
свет шутка об ослике, которому насыпают
в кормушку опилок и надевают зеленые
очки, чтобы он думал, что это трава. В Южной Дакоте семья тоже долго не
прожила — переехали в Чикаго, стреми-
тельно развивающийся промышленный
центр. Баум опять занялся журналисти-
кой, и не очень успешно. И тут его теща
предложила ему записывать сказки, кото-
рые он рассказывает своим детям. Идея
оказалась плодотворной: его переложе-
ния классических «Сказок матушки Гусы-
ни» довольно хорошо продались; за ними
в 1899 году вышли совсем уже ориги-
нальные «Сказки папаши Гусака» и сразу
стали бестселлером. Дети требовали, что-
бы сказки вышли уже за пределы птичье-
го двора — и тут фантазия Баума развер-
нулась вовсю. У него уже сложился
творческий дуэт с художником Денслоу —
и сказка «Волшебник страны Оз», которую
Баум придумал, а художник проиллюстри-
ровал, увидела свет уже в следующем,
1900-м, году. Сказка необыкновенная, в
самом деле, и совсем американская, пол-
ная живых реалий провинциальной аме-
риканской жизни, с настоящей нацио-
нальной героиней Дороти, никогда, как и
автор ее, не теряющей присутствия духа, с
необыкновенными чудесами и порази-
тельными персонажами.
Баум удивительный писатель: откры-
ваешь любую его сказку — и моменталь-
но залипаешь: будь то история о говоря-
щей курице Биллине и медном человеке
Тиктоке (или Тик-таке, как вам больше
нравится) или Тыквоголовом Джеке с
дружелюбной улыбкой — просто трудно
заставить себя закрыть книгу и заняться
более серьезным делом: как же? Мне
же надо знать, что было потом? Американские дети мгновенно влю-
бились в эти сказки и стали требовать
продолжения; тут-то Баум уже смог за-
рабатывать на жизнь творчеством, а не
выбиваться из сил, занимаясь то жур-
налистикой, то издательством, то ба-
нальным коммивояжерством — хожде-
нием от дома к дому, чтобы впарить
товар. Коммерческий успех в Америке
требует продолжения — и уже в
1902 году на основе сказки появился
мюзикл, который с успехом показывали
много лет подряд по всей стране.
В 1904 году вышла следующая сказ-
ка — «Чудесная страна Оз» — с ехидной
пародией на суфражисток, и тоже была
принята публикой на ура. Затем продол-
жения посыпались одно за другим, при-
чем читатели настойчиво предъявляли
требования: мол, хотим Дороти, верни-
те Дороти,— а Баум соглашался (инте-
ресно, что и Волков потом пытался от-
биться от читательских требований:
мол, все, хватит, Элли выросла, она
больше не попадет в Волшебную стра-
ну,— а читатели требуют, и на смену Эл-
ли приходит ее младшая сестричка Эн-
ни...). Баум десять лет сочинял сказки
про страну Оз (общеизвестно, что на-
звание стране дал библиотечный ката-
ложный ящик с буквами O — Z) — и ему
надоело. Он клялся, что шестая сказка
станет последней. Всё, читатели, хватит:
вокруг страны Оз возвели кирпичную
стену и попасть туда больше нельзя.
Но читательская любовь и не такое
преодолевала — она даже Шерлока
Холмса вернула с того света, а тут какая-
то кирпичная стена. Попытки Баума пи-
сать о чем-то другом публика не приня-
ла, две следующие книги — не о стране
Оз — провалились, и Баум вернулся на
прежнюю стезю и дальше уже аккуратно
выпускал по книге в год вплоть до самой
своей смерти в 1919 году. Последняя
вышла в 1920-м, после его смерти. Умер
он после операции по удалению желчно-
го пузыря — ныне совсем нестрашной,
элементарной, проще, чем аппендикс
удалить, а тогда это была еще тяжелая
полостная операция, и он так и не при-
шел окончательно в себя, и умер слиш-
ком рано, в 63 года. Последние годы его
семья прожила под Лос-Анджелесом, в
Голливуде, — именно с кино были связа-
ны его последние мечты и прожекты.
Всемирная слава пришла после
смерти: в 1939 году на экраны вышел
фильм «Волшебник страны Оз» с Джуди
Гарленд — коренастой, энергичной, на-
стоящей американской Дороти, которая
мечтает пролететь над радугой и загады-
вает желание, когда падает звезда.
Одновременно началась и громкая
слава «Волшебника Изумрудного горо-
да» в СССР: книга вышла в 1939 году.
Александр Волков, ее автор (здесь, точ-
нее, переводчик, это в остальных книгах
он уже полноправный создатель вол-
шебного мира, а от Баума там только не-
большие следы вроде живительного по-
рошка), взялся изучать английский язык
по «Волшебнику страны Оз» и начал пе-
ресказывать ее своим сыновьям. Но это
уже совсем другая история, как говори-
ли сказочники в нашем детстве.
85
На илл.: Волшебник страны Оз, рисунок
Вильяма Волласа Денслоу из книги
Л.Ф.Баума «Удивительный волшебник из
страны Оз», 1900 год
Что с тобой происходит
Парень из восьмого класса возится
с второклашками, не дает топтать газон,
по которому ходят все кому не лень. Ему
есть дело до того, что у какого-то маль-
чишки из его школы нет желания идти
домой после уроков, потому что не хва-
тает внимания родителей. Этот парень
борется за то, чтобы старую лошадку не
отправили на живодерню, а отдали в
школу. Он готов вести через весь город
старичка, приехавшего из далекой де-
ревни и не знающего адреса. Он не уме-
ет проходить мимо, если видит неспра-
ведливость. Ну и поэтому он вечно
опаздывает в школу. У него проблемы с
учебой, а больше с дисциплиной. Он спо-
рит с учителями. Он постоянно попадает
в истории. Он любит девчонку, которая
полгода болеет и из-за этого собирается
остаться на второй год. И он ради нее то-
же делает все, чтобы остаться на второй
год тоже. Таков герой картины «Что с то-
бой происходит» (реж. В. Саруханов,
1975). Если вдуматься, то быть неравно-
душным человеком в наше время — это
почти подвиг. В мегаполисе, где никому
ни до кого нет никакого дела, где мы
стыдливо отводим глаза от хамства в
метро, стараемся побыстрее исчезнуть
из вагона, где нагло грабят спящего пас-
сажира, где откупаемся от нищих ничего
не меняющей в их жизни десяткой, быть
неравнодушным, не проходящим мимо
неправды и горя человеком — выраже-
ние истинного достоинства человече-
ской личности. Мы боимся быть одино-
кими, смешными в глазах других, мы
боимся связываться, попадать в исто-
рии. Может быть, поэтому мы часто не
имеем покоя совести и что-то внутри
гнетет и гнетет, будто чего-то мы не дела-
ли и не делаем, а должны бы. Мне кажется, этот фильм говорит об
очень важном, что должно быть в чело-
веке, о благородстве, мужестве и нетер-
пимости по отношению к подлости, хам-
ству и несправедливости. Шапка Мономаха
Мы обычно довольно насмешливо и
презрительно относимся к тихоням по
жизни, тем людям, кто не заметен, кто
сносит молча насмешки, колкости в
свой адрес, тем, кто не выделяется ка-
кой-нибудь способностью или компа-
нейским характером, кто не блещет в
обществе остроумием, не умеет лучше
других играть, прыгать, петь или сочи-
нять. Скучная личность, серенькая. Но
что в ней прячется? А если присмотреть-
ся внимательнее. А если воспринять эту
личность как незаурядную. Что тогда
можно разглядеть?
Вот об этом говорит фильм «Шапка
Мономаха» (реж. И. Хамраев, 1982). По-
сле проверки умственных способностей
на специальном аппарате выяснилось,
что самый высокий коэффициент у ни-
кем не замечаемого тихони и предмета
всеобщих шуток Петрова. Всех в классе
это безмерно удивило, и к нему стали
внимательнее присматриваться. А паре-
нек-то, оказывается, был просто золо-
той. И починить что-то может, и друг на-
дежный, и есть в нем такая устойчивость,
внутреннее спокойствие и благородство. Мы любим привлекать к себе инте-
рес, быть в центре внимания, мы для
этого даже начинаем что-то изобра-
жать, выделываться. Но ведь придет
другой, более остроумный или привле-
кающий к себе чем-то иным, и все.
А быть самим собой — это не всегда по-
пулярно. Но это признак внутренней си-
лы. Когда этого мальчика пытались уни-
зить тем, что он не такой начитанный,
он не озлоблялся. Он просто молчал
или уходил. И всем становилось вдруг
стыдно. Потому что унижать, видя в от-
вет озлобленность, это заводит, а уни-
жать, когда в ответ тишина, это застав-
ляет услышать голос собственной
совести. Меня же тронула в этом герое удиви-
тельная способность тихо, не эгоистич-
но, а преданно и верно любить. Он идет
за ней сзади, потому что идти рядом она
не разрешает. Любой бы посчитал это
унизительным. Да и смешно со стороны.
Но он об этом не думает. Потому что ра-
достно идти пусть и сзади. Он замечает,
что ей нравится, о чем она мечтает.
И ему радостно исполнить какую-нибудь
ее мечту. Он ее понимает лучше других,
хотя об этом не говорит и не выпячивает
себя перед ней. И когда ему говорит од-
ноклассница: «Слушай, она просто тебя
не любит, ты что, не видишь?» — Он отве-
чает: «Ну и пусть, а я все равно люб-
лю».—«Ну и глупо».
Но, может быть, без этих глупостей
мы так и не поняли бы, что значит лю-
бить по-настоящему. Не отвечает ли че-
ловеческий род распятой за него Любви
равнодушием и отвержением, но Лю-
бовь Христова не отворачивается в от-
вет просто потому, что иной быть не мо-
жет, ибо она настоящая. Вот вам и
детские фильмы с недетскими вопроса-
ми и ответами. Культура Кино для детей
86
Нескучный сад № 4 (87) апрель 2013 год
Недетские
детские Священник Дионисий ГУДЗЬ рассказывает о несправедливо
забытых детских фильмах с недетскими вопросами
и ответами.
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Автор
diaconia
Документ
Категория
Нескучный сад
Просмотров
1 459
Размер файла
11 716 Кб
Теги
ns_2013_04_25_87
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа