close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Нескучный сад №5-6 май-июнь 2013 г.

код для вставкиСкачать
Учредитель — Сестричество во имя святого благоверного царевича Димитрия при Первой градской больнице
Одобрено Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви
Главный редактор
Юлия ДАНИЛОВА
Выпускающий редактор,
редактор раздела «Тема номера»
Ирина ЛУХМАНОВА
Арт-директор Дмитрий ПЕТРОВ
Редактор раздела «Жизнь в Церкви»
Евгения ВЛАСОВА
Редактор раздела «Ближний круг»
Анастасия ОТРОЩЕНКО
Редактор раздела «Общее дело»
Екатерина САВОСТЬЯНОВА
Редактор раздела «Культура»
Егор ОТРОЩЕНКО
Редактор сайта
Арсений ЗАГУЛЯЕВ
Корреспонденты:
Екатерина СТЕПАНОВА, Дмитрий РЕБРОВ,
Кирилл МИЛОВИДОВ, Ирина СЕЧИНА
Корректор Любовь ФЕДЕЦКАЯ
Фоторедактор Александр ИВАНОВ
Фотограф диакон Андрей РАДКЕВИЧ
Отдел распространения
Дмитрий БРИТАНОВ
Просим молитв о наших
благотворителях: рабах Божиих Сергии,
Димитрии, Максиме, Сергии, Никите,
Андрее, Елене, Марине, Юлии, Илье,
Владимире, Марии, Василии, Сергии
Адрес редакции: 109004 Москва, ул. Станиславского,
д. 29, стр. 1
Телефон: (495) 912-91-19
E-mail: neskuch@yandex.ru
Сайт
www.nsad.ru
Журнал зарегистрирован в Минпечати РФ
14 августа 2001 года
Свидетельство о регистрации ПИ № 77-9575
Верстка, дизайн, препресс РИЦ «АртПодготовка»
(495) 585-41-07
Печать: ООО «Полстар» (495) 785-57-33
г. Москва, Волоколамское шоссе, 4, ГУК МАИ, сектор Б
Тираж 10000 экз.
По вопросам распространения
обращайтесь по телефонам:
(495) 943-04-98, 943-04-99
Региональный представитель
Украина, Одесса:
+38 (048) 735-03-85 Сергей Колесник
Нескучный сад
Журнал о православной жизни
Содержание
Эхо событий
2 4
Колонка редактора: прощаемся с бумагой ................................2
Зачем Церкви социология? ........................................................3
Человек в интернете ...................................................................7
Прот. Алексей Уминский: почему я ушел из соцсетей? ...............8
Особенности читательского поведения в интернете ...............12
Православный электронный мир: обзор .................................16
Меньше замкнутости, больше диалога:
опрос редакторов и публицистов орторунета ..........................19
Дорогие читатели! Номер, который вы держите в руках, вышел благодаря вам. Мы сердечно
благодарим всех, кто помог этому номеру выйти в свет. Наша постоянная благодарность
и тем замечательным людям, которые финансировали журнал все предыдущие годы его
существования, и новым постоянным благотворителям. Их имена указаны в колонке сле-
ва, и вы можете за них помолиться.
«Нескучный сад» благодарит!
Бахрушины: щедрее Морозовых, богаче Третьяковых ............22
Я исповедуюсь своему начальнику ..........................................30
Саша-грешник ...........................................................................33
Почему Россия выиграла Великую Отечественную войну? .....36
Может ли предприниматель в России быть честным? .............40
На детской площадке ................................................................44
Товарищ девушка, или Как обращаться к незнакомцам? .......48
Традиции счастья:
семья прот. Александра и матушки Марии Ильяшенко ...........50
Должен ли в школе быть один учебник истории? .....................56
44 59
60 73
74 88
22 43
7 21
Как не бояться старости ............................................................60
Неизвестные льготы для многодетных .....................................64
В объективе: младенец-приют просит помощи ........................66
Дела для добровольцев на любой вкус ....................................70
Музыка в храме .........................................................................74
Какие бывают кресты на храмах? ............................................80
Если ты умеешь петь: поэт Валентин Берестов ........................84
Тема номера
Жизнь в Церкви
Ближний круг
Общее дело
Культура
2
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Эхо событий
Колонка редактора
Дорогие читатели!
Номер бумажного журнала, который вы держите в руках, последний. Ре-
дакция приняла решение о переходе нашего издания в интернет-формат. Сайт
«Нескучного сада» — www.nsad.ru — давно существует и развивается парал-
лельно бумажному изданию, уже сейчас в сети у нас в разы больше читателей
и публикуется значительно больше текстов, репортажей, видео- и аудиомате-
риалов, и уже давно большая часть текстов журнала появляется сперва на
сайте. Несколько месяцев на сайте живут рубрики, которые невозможны в
ежемесячном журнале: объяснения воскресных песнопений, разбор еван-
гельских чтений недели, интерактивные викторины к праздникам, видеоуро-
ки церковного пения и многое другое.
Этот выпуск журнала — восемьдесят восьмой с начала нашего бумажно-
го издания — символическая цифра, два раза вечность! Мне кажется, что эта
цифра символизирует не просто конец эпохи — эпохи бумажных СМИ, — но и
начало новой жизни нашего журнала. Мы живем в интереснейший, перелом-
ный момент: в корне меняются — и уже изменились — читательские привыч-
ки и обращение человека с информацией. Новости, дискуссии, мнения, быст-
рая реакция на события — все то, что составляет жизнь СМИ, уходит в сеть.
Кто-то относится к новому со страхом (о некоторых опасениях, связанных
с интернетом, читайте, например, в Теме этого номера). Но мне кажется, что
особенно бояться нечего. Сеть — это ведь не только «паутина», это и рыбачьи
сети апостолов! В сети возможен прямой контакт с читателем, в сети читатель
из любого региона получает доступ к информации, которая может и не дойти
до него в виде бумажного издания, к тому же довольно дорогого. Интернет-со-
общество дает возможность людям Церкви вместе строить свою церковную
жизнь, оперативно помогать друг другу, слышать и видеть опытных священни-
ков, задавать им вопросы, даже учиться вместе петь праздничные тропари.
Поэтому ждем вас на нашем сайте и особенно на наших страницах в соци-
альных сетях: фейсбуке, «Вконтакте» и твиттере!
Наш адрес в сети: www.nsad.ru.
Заходите прямо сейчас и убедитесь, что сайт — это даже больше, чем бумага.
Скажу по секрету: я сама человек бумажной эпохи. Я люблю шелест и за-
пах страниц... книги. Сама себя поймала на том, что уже почти полгода не по-
купала и не читала бумажных СМИ — как и практически все, с кем я в послед-
ние месяцы обсуждаю это наше радикальное решение — перейти в сеть.
Услышав, что мы закрываем бумагу, люди обычно говорят: «Ну что же вы, как
жалко!» Но на вопрос «где вы нас читаете?» большинство отвечает уверенно:
«На сайте!» А книги от «Нескучного сада» будут: мы уже запустили несколько совмест-
ных книжных проектов с лучшими православными издательствами и намере-
ны продолжать. Так что любителей бумажной старины (к которым и я отношусь)
мы тоже, надеюсь, сможем порадовать. Бумага не исчезнет, но изменится, и
мы будем, я думаю, активно участвовать в этом изменении.
Если оглянуться назад, прямо дух захватывает: со времени первого бумаж-
ного номера «НС» прошло 12 лет. Мы, вместе с другими церковными СМИ, от-
крывали для себя и читателей церковную жизнь, ее героев: святых и современ-
ных подвижников, ее проблемы, ее тайну, сокрытую во Христе. Очень многое
изменилось и в обществе, и в Церкви с тех пор: выросло новое поколение ве-
рующих, Церковь столкнулась с новыми вызовами, а что-то можно назвать
уже пройденным и освоенным. Изменилось многое, но одно неизменно: наша
благодарность Богу за то, что у нас есть возможность говорить о главном. И на-
ша благодарность всем тем, кто помогал и помогает нам: крупным и некрупным
благотворителям, неравнодушным читателям, коллегам, пастырям, которые
дают нам советы и разговаривают с наших страниц с читателями. Встретимся на сайте!
С любовью, главный редактор журнала и сайта «НС» Юлия Данилова
3
— В СМИ регулярно публикуются
результаты опросов о численности
православных христиан в России. На-
сколько можно верить результатам
светских социологических исследо-
ваний? Насколько их методология,
подходы адекватны?
— Вся эта дискуссия — сколько в
России православных — всегда ведет-
ся в двух аспектах: в аспекте публицис-
тическом или политическом и в аспекте
академическом, научном. Если гово-
рить об академическом дискурсе, то
здесь достаточно много серьезных ра-
бот, сложилась традиция социологичес-
ких измерений религиозности, в том
числе православной религиозности на-
селения. Здесь уместно вспомнить
ФОМ (Фонд общественное мнение) и
Валентину Федоровну Чеснокову (ныне
почившую), которая с начала девянос-
тых курировала религиозные проекты
ФОМа. Ее книга «Тесным путем» была
первой попыткой обобщения измере-
ний православной религиозности в на-
шей стране. Учитывая традицию, зало-
женную Валентиной Федоровной, к
данным этого центра можно относиться
со значительным доверием.
— Сколько на самом деле право-
славных христиан в России и откуда
берутся эти цифры?
— Одним из приоритетных исследова-
тельских направлений в области социоло-
гии религии является определение уровня
религиозности и воцерковленности насе-
ления. Отсюда то, что периодически в СМИ
появляются те или иные проценты. Вопро-
су методологии и техники получения этих
цифр социологи уделяют пристальное вни-
мание: в связи с этим много дискуссий, те-
оретических и эмпирических работ.
Вопрос, какие показатели могут сви-
детельствовать об уровне религиозности
и воцерковленности человека, очень се-
рьезный, ведь вера рождается в душе и
изучить, измерить то, что там происходит,
сложно. Но надо признать, что все наши
ценности так или иначе находят свое вы-
ражение в нашем поведении, действиях,
Как именно социологи
подсчитывают количество
верующих? Какое
отношение их цифры
имеют к действительности
и зачем миссионерам
социология? Объясняет
декан факультета
социальных наук ПСТГУ
Игорь РЯЗАНЦЕВ.
Социологи о Церкви:
стоит ли верить цифрам?
Социология
Актуальное
Фото РИА Новости
Очередь к храму Христа Спасителя (Москва) в ожидании Пояса Пресвятой
Богородицы, который будет доставлен в храм из Ватопедского монастыря (Афон).
На пресс-конференции, посвященной итогам пребывания Пояса Богородицы в
России, Фонд апостола Андрея Первозванного привел статистику: за 40 дней Поясу
Пресвятой Богородицы поклонились около 3 млн 500 тысяч человек в 16 городах
России
Актуальное
Социология
4
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
в том, что мы пишем и говорим, поэтому о
некой вербализированной религиознос-
ти и воцерковленности говорить можно.
Как можно говорить и о глубине наших по-
знаний в вере, о нашей осведомленности
в вопросах простых и не очень относи-
тельно той веры, которую исповедуем. За-
дав, например, соответствующие вопро-
сы, мы можем получить более или менее
точные данные по изучаемому предмету.
Одним из признанных авторитетов в
области изучения религиозности и во-
церковленности населения в России яв-
ляется социолог Валентина Федоровна
Чеснокова. Именно благодаря ее тру-
дам отечественные социологи получили
наиболее адекватные показатели, по-
зволяющие делать замеры религиозно-
сти и воцерковленности. Будучи сама
человеком церковным, Валентина Фе-
доровна смогла выделить здесь такие
показатели, которые свидетельствуют
не только о церковном поведении, но и
о наличии или отсутствии церковного
мышления и мировоззрения.
Индексы Чесноковой используются
социологами до сих пор, конечно, пери-
одически возникают обсуждения вокруг
этих показателей, критика и дискуссии
относительно их возможностей, но все
же пока это наиболее совершенная с
точки зрения получения результата ме-
тодика. Подчеркну, что совершенная —
на данный момент, но не идеальная с
точки зрения других возможностей из-
учения в этой области в настоящем и бу-
дущем, поэтому и существуют дискуссии.
При этом Валентина Федоровна вне-
сла, на мой взгляд, еще один бесценный
вклад, актуализировав вопрос о том, ко-
го же можно назвать воцерковленным
человеком и сколько этих людей в дей-
ствительности. Сама Валентина Федо-
ровна в этом вопросе была по-христиан-
ски аккуратной, отмечая, что есть как
разная степень религиозности, так и раз-
ная степень воцерковленности челове-
ка, и в этом смысле она была созвучна
наставлениям святых отцов, которые
сравнивают духовную жизнь христиани-
на с прохождением различных ступеней.
Она говорит о четырех уровнях или груп-
пах воцерковленности: очень слабо во-
церковленные (нулевая группа), немного
воцерковленные, полувоцерковленные
и воцерковленные («церковный народ»).
— И каковы соотношения между
этими группами?
—Я бы сказал о трех наиболее ярко
выраженных группах. Во-первых, это во-
церковленные христиане. По данным раз-
ных исследований, эту небольшую группу
составляет от трех до пяти или чуть больше
процентов от всего общества. Пытаясь
вербализировать эту воцерковленность,
социологи спрашивают, насколько часто
человек исповедуется, посещает храм,
причащается, какие посты соблюдает, как
регулярно читает Евангелие и т. д.
Во-вторых, мы говорим о право-
славных верующих невоцерковленных,
их значительно больше. Это те, кто не
систематично следует канонам участия
православного христианина в жизни
Церкви. Таких людей около тридцати
процентов от всего общества.
Третья группа — это люди неверую-
щие. В то же время они являющиеся но-
сителями православной идентичности.
В храм они не ходят, в таинствах не участ-
вуют, в Бога не верят, но, отвечая на опро-
сы, все-таки причисляют себя к право-
славным, так как ассоциируют себя с
православной культурной традицией.
Православие для них —часть националь-
ной самоидентификации, не вероиспове-
дание, а часть истории и культуры нашей
страны. В целом эти названные группы и
дают знаменитые 60-70 процентов.
Недавно в профессиональной среде
провели дискуссию о том, какие именно
критерии должны использоваться для оп-
ределения количества воцерковленных
православных. Опираясь на апостоль-
ские правила — такие попытки есть и сре-
ди социологов, — было предложено счи-
тать, что человек, не посетивший подряд
три воскресные литургии, не является хри-
стианином. Именно таковы были правила
апостольской общины. Но сегодня, во вся-
ком случае для социологов, использовать
эти правила невозможно. Я привел этот
пример для того, чтобы показать разброс
мнений относительно критериев оценки
в профессиональном сообществе.
Игорь Павлович РЯЗАНЦЕВ — заместитель дека(
на социологического факультета МГУ им.М.В. Ло(
моносова по научной работе, профессор кафедры
«Экономическая социология и социология труда» социоло(
гического факультета МГУ, директор Центра социально(эко(
номических проблем регионального и городского развития.
Кандидат исторических наук, доктор экономических наук,
профессор, член Научно(методического совета по социологическому об(
разованию Министерства образования РФ. С 2007 года — декан факульте(
та социальных наук Православного Свято(Тихоновского гуманитарного
университета, директор Информационно(аналитического центра фа(
культета.
НС:
РЕКЛАМА
5
— Что влияет на соотношение
этих трех частей?
— Самые разные факторы. Недав-
няя информационная кампания против
Церкви, безусловно, оказала некото-
рое влияние. Мы обнаружили колеба-
ния уровня доверия к Церкви, причем в
долгосрочной перспективе снижение
было небольшим, но краткосрочные ко-
лебания — весьма заметными. Влияют
на соотношение частей и события, за-
трагивающие все общество, такие как
экономический кризис. Два года назад
мы проводили исследование в Белару-
си, которое показало, что во время по-
следнего кризиса люди стали чаще бы-
вать в храмах.
— Когда вы замеряете частоту по-
сещения храма, все это относится к
поведению человека, но не отражает
глубины его веры. Многие бабушки
ходят в храм часто, но о Православии
имеют специфическое представ-
ление...
— Социологии доступны измерения
не только фактов поведения, но и фак-
тов сознания. Это позволяют делать ко-
личественные и качественные исследо-
вания. В наших исследованиях мы часто
сталкиваемся с религиозным синкре-
тизмом, когда элементы Православия
соседствуют в сознании верующих с об-
рядоверием, язычеством. Такое искаже-
ние наблюдается у 15-20 процентов да-
же воцерковленных христиан.
— Насколько те цифры, о которых
говорят социологи, отражают реаль-
ность?
— Наука всегда имеет дело с моде-
лями, а не с живой реальностью. Но эти
модели должны максимально соответ-
ствовать реальности, поэтому социоло-
ги именно «измеряют» общество, а не
строят умозрительные конструкции.
— Как выглядит подобное иссле-
дование?
— Есть два вида социологических
исследований: количественные и качес-
твенные. Количественное исследова-
ние — это и есть те самые цифры и про-
центы, которые потом журналисты
публикуют в СМИ. Но с точки зрения ме-
тодологической, если мы исследуем ка-
кую-то социальную группу, особенно ес-
ли она малоизученна, то перед тем, как
приступить к количественным исследо-
ваниям, мы сначала прибегаем к иссле-
дованиям качественным, которые долж-
ны определить те параметры, которые в
будущем мы сможем положить в основу
наших количественных измерений.
Общая схема, как правило, такова,
но бывает и наоборот, дело не в последо-
вательности этапов и их жестком соблю-
дении, а в тех задачах, которые ставятся
исследованием. Проводится определе-
ние теории, методологии и методов ис-
следования. И если качественное иссле-
дование необходимо, то мы понимаем,
что его цель — не замерить пропорции и
цифры, а выявить содержательную сто-
рону вопроса. Мы должны быть уверены,
что мы замеряем некую реальность, а не
то, что присутствует лишь в сознании ис-
следователя. Качественное исследова-
ние — это способ углубить наше понима-
ние проблемы. Для этого собираются
фокус-группы, проводятся глубинные ин-
тервью с респондентами той социальной
общности, которую мы исследуем.
На основании качественного исследо-
вания готовится инструментарий для ко-
личественного, выявляются проблемы,
переменные которых мы будем замерять,
формулируются вопросы для анкеты.
Смыслы, выявленные в ходе качествен-
ного исследования, обобщаются, типизи-
руются и превращаются в шкалу ответов
на анкетные вопросы. Готовые анкеты те-
стируются в рамках пилотажного исследо-
вания, чтобы понять, насколько вопросы
в них корректны, работает ли инструмен-
тарий, понимают ли респонденты суть во-
просов, которые им задаются. А в итоге
проводится полномасштабное количест-
венное исследование — опрос, который
дает нам информацию, которую можно
потом уже как-то интерпретировать. По
следам исследования обычно проводит-
ся экспертный опрос, чтобы углубить наше
понимание полученных результатов.
— Вы возглавляете факультет со-
циальных наук ПСТГУ. Зачем Церкви
социология?
— Наши миссионеры идут к «Свидете-
лям Иеговы», атеистам, мусульманам, но
людьми, которые уже являются носителя-
ми православной идентичности, практи-
чески не занимаются. Каково их поведе-
ние? Кто эти люди? Что мы о них знаем?
Сегодня — практически ничего! Вот тут
церковная социология может пригодить-
ся. Окормление названных групп, на мой
взгляд, требует осознанных усилий, а это
люди из очень разных слоев российского
общества, и, стало быть, нужно говорить
о разнообразии стратегий, подходов к
каждому из них. Сегодня миссионеры
ориентируются исключительно на лич-
ный, субъективный опыт и представления
о том, кто является их аудиторией. Хотя,
конечно, людей в Церковь приводит Бог,
а не миссионеры, но если мы говорим о
миссионерской деятельности, то она тре-
бует своего осмысления, в том числе и
усилий ученых-социологов.
Беседовал Дмитрий РЕБРОВ
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Человек в интернете
Иначе останешься за бортом, а, по
слову Патриарха Кирилла, «церковный
корабль должен уверенно преодоле-
вать волны информационного моря и
направлять свой путь в соответствии с
правильными координатами».
В такое плавание пускается «Не-
скучный сад» — с июня уже не журнал на
бумаге, а одноименный сайт. Заключи-
тельную тему бумажной версии мы ре-
шили посвятить интернету и человеку в
нем, тем координатам, которые помогут
остаться на плаву. Рассматривалось несколько опы-
тов, один —негативный, прот. Алексея
Уминского,заявившего в конце марта,
что он вышел из сети: «В интернете лю-
бую проповедь, любое святоотеческое
высказывание могут превратить в
фейк. Сам человек может в нем превра-
титься в фейк». Подробнее о том, что
думает прот. Алексей о священнике в
интернете, его общении с мирянами, о
миссии Церкви в сети, читайте в
интервью с ним Теме номера.
По мнению экс-продюсера
RussiaToday Станислава Горячева, в ин-
тернете есть еще большая опасность —
поглупеть. «Ведь даже в приличных он-
лайн-изданиях вся архитектоника элек-
тронного текста выстраивается под со-
временного юзера, его “клиповое”
мышление и привычные ему потребитель-
ские навыки», —пишет он, однако дорогу
интеллектуалов в интернет считает без-
альтернативной, а прививкой от глупости
называет «здравый смысл и вкус». Редактор портала «Правосла-
вие.ru» диакон Дмитрий Асратян
убежден, что особенности интернетных
жанров —не помеха для миссии Церк-
ви в интернете. Ветхозаветные пророки
прибегали к жанрам проповеди, кото-
рые сегодня мы назвали бы
перформансом. О перспективах право-
славных интернет-порталов и блогов —
в опросе Темы номера.
И о технологиях интернета: как в нем
читают, в отличие от бумаги,насколько
чтение в интернете оставляет возмож-
ность для роста запросов читателя, — ре-
дактор Rubo.ru. Александр Малютин. Тема номера
В обществе, которое называют информаци-
онным, приходится соответствовать пусть не
контенту, но технологиям обязательно. 7
Коллаж ИТАР ТАСС
Сугубые интернет-грехи
— Почему у людей так сильна по-
требность жить виртуально в соци-
альных сетях?
— Мне кажется, что потребность
«жить виртуально» в социальных сетях
во многом связана с возможностью го-
ворить с «трибуны», не неся ответствен-
ности за свои слова. Человек в интерне-
те становится невидимкой. Он может
выступать из ниоткуда. Психологически
это очень комфортно. В социальных се-
тях собеседник не видит твоих глаз, ми-
мики, твоих настоящих эмоций. Есть и другие причины для активно-
го общения в интернете. Например,
одиночество или недостаток общения в
реальности или даже возможность са-
мовыражения, когда по-другому чело-
века никто не слушает и он никому не
интересен. В социальных сетях пользо-
ватель может мгновенно сделать досто-
янием общественности любую свою
идею, любую пришедшую в его голову
мысль. «Блогеры пишут» стало устойчи-
вым выражением, как «британские уче-
ные доказали». Даже в прессе стало
возможно ссылаться на надписи на за-
боре. Человек в социальных сетях ка-
жется значимым только потому, что вы-
сказал свое мнение. Через социальные
сети можно погрузиться в особенный
мир, который очень близок к реальнос-
ти, и начать жить в нем по его законам,
всерьез получая от этого мира под-
держку и уверенность.
В социальных сетях есть то, что при-
носит пользу, но есть и то, что лишает
внутреннего мира и обижает. Поэтому
соцсети можно рассматривать как спо-
соб быстрой связи, как способ поде-
литься откровенным, узнать что-то но-
вое или собрать денег на операцию
больному ребенку. А можно и как спо-
Протоиерей Алексей Уминский:
почему я ушел из соцсетей
«Было время, когда
я чувствовал, что
перепосты, проповеди,
переписка имеют смысл.
Некоторые из тех людей,
с которыми
я переписывался
в фейсбуке, пришли
в храм. Но в социальных
сетях спасения не
происходит. В интернете
любую проповедь, любое
святоотеческое
высказывание могут
превратить в фейк.
Сам человек может в нем
превратиться в фейк».
8
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Тема номера Человек в интернете
Текст: Екатерина СТЕПАНОВА Фото диакона Андрея Радкевича
9
соб посмеяться над кем-нибудь, потрол-
лить, собрать людей на митинг или сыг-
рать злую шутку, не опасаясь возмездия.
— В интернете информация рас-
пространяется быстро и широко. По-
лучается, что ответственность за сло-
во в социальных сетях должна быть
больше.
— Наоборот, ответственности за сло-
во в интернете меньше. И вес слова го-
раздо меньше. Слово становится легко-
весным, именно поэтому оно так легко и
распространяется. Поэтому так легко
словом в интернете пользоваться, легко
манипулировать. И на мой взгляд, имен-
но это — одна из самых главных проб-
лем интернета. Слово перестает быть
по-настоящему значимым. Люди над
словом не задумываются. Они что-то
слышат и сразу это множат, расшарива-
ют, копируют. А вдруг это неправда? Фейк — новое интернет-явление,
странное и ужасающее — шуточка, кото-
рая очень похожа на правду. Настоящее
дьявольское ухищрение — посмеяться
над словом, посмеяться над мыслью, по-
смеяться над человеком, который пере-
стал думать. Перестал осознавать, что
он читает в интернете. Например, фаль-
шивые просьбы о помощи, которые лю-
ди делают, чтобы прибавить себе попу-
лярности. Вот это страшно. Поэтому в
такой фейк в интернете могут превра-
тить любую проповедь. Любое святооте-
ческое высказывание. Интернет безли-
кий, безответственный, со склонностью
к фейку. Сам человек может в нем пре-
вратиться в фейк. Очень быстро. И пре-
вращается. Сам себя не может найти,
все что ни делает, все оказывается лож-
ным и неправильным.
— Влияет ли присутствие челове-
ка в социальных сетях на его созна-
ние в реальности?
— Да, конечно. Например, когда я
еду в машине и меня кто-нибудь подре-
зает, я в сердцах говорю: «Нехороший
человек, куда едешь!» Но я не стану это-
го говорить, когда я не в машине, потому
что на меня посмотрят окружающие, они
меня услышат, и мне будет стыдно. Обыч-
но я скрываю от других свои потаенные
мысли. Они вырываются только тогда,
когда я один. Поэтому мне хотелось бы,
чтобы о них никто не узнал. То же самое происходит с человеком
в социальных сетях. Он сидит один за
компьютером, но в то же время в обще-
стве других людей, и не замечает, как на-
чинает сообщать окружающим то, что
обычно хранит внутри себя. В социаль-
ных сетях все это вылезает наружу и ста-
новится для человека его реальностью,
он перестает стесняться других. Наклон-
ности, страсти, с которыми он до сих пор
боролся, становятся нормальными, по-
тому что в социальных сетях так принято.
Социальные сети сами провоцируют та-
кой стиль общения. Прочел какую-нибудь статью (может
быть, не до конца даже) и тут же про-
комментировал: «Вот урод!» А ему ответ,
а он им три, а они пятнадцать, а он трид-
цать. А потом этот человек делает так:
«Ах, вот ты какой. Ну, раз так, я тебя...
забаню!» Я так понимаю, что, был бы у
этого человека пистолет, он бы, навер-
но, пошел и выстрелил. Одному бан,
другому бан, третьему бан. Всех постре-
лял бы и жил спокойно. Ведь они боль-
ше не существуют в его пространстве.
Он их забанил.
Присутствие человека в социальных
сетях привнесло в духовный мир сугубые
интернет-грехи. Например, сильнейшую
зависимость, когда сообщения, коммен-
тарии, фотографии проверяешь ежеми-
нутно, благо теперь они приходят и в
компьютер, и в телефон и ты «всегда на
связи». Или сугубое интернет-тщесла-
вие, когда ты считаешь, сколько получил
лайков, сколько перепостов, сколько
людей у тебя в друзьях — это виртуаль-
ное собирательство, цена которого по-
нятна человеку, живущему духовной
жизнью.
Батюшка, благословите:
сели в самолет!
— Присутствие пастырей в соци-
альных сетях открывает чадам быст-
рый доступ к духовнику и даже к его
частной жизни. Хорошо ли это?
— Нет, все-таки не стоит пускать
прихожан жить в своем доме. Частная
жизнь священника должна быть сохра-
нена от других. Иначе от этой жизни, от
самого священника просто ничего не
останется. «Быстрый доступ», как вы го-
ворите, тоже совсем не так нужен, как
иногда кажется. У меня, например, ча-
стенько бывает, когда в четыре часа ут-
ра приходит сообщение. Просыпаюсь,
продираю глаза, читаю: «Батюшка
помолитесь!» Ну, думаю, произошло
страшное. Хватаюсь за сердце. Читаю
дальше: «Благословите, сели в само-
лет, улетаем на Кипр!» Вот она, быст-
рая связь. У меня чуть сердце не обор-
валось, а они — на Кипр улетают.
И если бы это было один раз. Поэтому
в течение последнего года я стал от-
ключать свой телефон на ночь. Утром
включаю — как правило, примерно
шесть сообщений и четыре непринятых
звонка.
— В социальных сетях люди жи-
вут очень открыто. Полезно ли духов-
нику читать странички своих чад?
— Создавая страницу о себе, чело-
век всегда рисует портрет, приятный для
других. Без всякого сомнения. Он не бу-
дет публиковать на своей странице что-
то, что разрушит его имидж. В какой-то
степени мы видим настоящего челове-
ка, но только в той, в которой он хочет
показать себя другим. То есть, по сути,
мы видим ложь.
Может ли этим пользоваться пас-
тырь? А зачем? Зачем лезть специально
в чужую жизнь? Да еще в жизнь ложную,
виртуальную. В нашей гимназии, напри-
мер, были случаи, когда школьники из
мести создавали фальшивые страницы
друг про друга и наполняли их ужасным,
обидным содержанием. Дело даже до-
ходило до исключения из гимназии.
Представляете, как мог бы обмануться
духовник, прочитай он такую страницу
перед исповедью или перед благослове-
нием на что-нибудь важное?
— Как сохраниться в информаци-
онном потоке, который окружает нас
все плотнее через социальные сети?
— Если, например, идет пост, я ста-
раюсь ограничивать окружающее ме-
ня информационное поле. Хотя и про-
сматриваю в интернете православные
сайты, но, скажем, радио в машине
уже не слушаю. Необходимой инфор-
мации на самом деле не так много.
Что-то действительно важное, что-то
серьезное или страшное, то, что имеет
отношение к молитве, ты обязательно
узнаешь без всякого интернета, без
всякого телевизора, без всякого ра-
дио. Поэтому иногда, в пост, можно
спокойно все выключить.
Настоящей духовной пищей всегда
останется книга. Если она исчезнет, ис-
чезнет и интернет. Потому что все начи-
нается с книги. Интернет — это перело-
жение книги в иное пространство, в
Тема номера
Человек в интернете
10
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
иную короткую, клиповую форму. Но и
здесь нет ничего нового. Пословицы, по-
говорки, мудрости, афоризмы всегда су-
ществовали. Издают же специальные
сборники, где подобраны афоризмы по
темам. Скажем, «философы о дружбе»
или «физики шутят». Фейсбук тоже такая
поговорка, которую ты прочел за зав-
траком.
Лучше уйти с фейсбука,
чем потерять друзей
— Полгода назад вы закрыли все
свои аккаунты в социальных сетях,
почему? Разве соцсети не дают воз-
можности для миссии?
— Я устал. Было время, я чувство-
вал, что перепосты, проповеди, пере-
писка могут иметь смысл. И действи-
тельно, некоторые из тех людей, с
которыми я переписывался в фейсбу-
ке, пришли в храм, на исповедь, и кто-
то даже остался в нашем приходе. Я вел
длительные дискуссии с людьми, дале-
кими от Церкви. Но в социальных сетях
спасения не происходит, поэтому те бе-
седы в соцсетях, которые перешли в
личный контакт, увенчались успехом, а
те, которые остались в интернете, ока-
зались бесплодными. И я понял, что хо-
тя из социальных сетей можно добыть
много хороших и добрых рыб, но меня
на это не хватает.
Кроме того, в социальных сетях у ме-
ня возникло множество огорчений. Как
я уже говорил, в интернет-общении из
человека вырываются наружу мелкие
бесики, которых он обычно прячет от
других. Вдруг я начал замечать в ком-
ментариях своих старых друзей, в их пе-
репостах такие размышления, которые
приводили меня в замешательство. Мне
было трудно верить, что это пишут те же
самые люди, которых я знаю в реально-
сти. Неужели они могут вот так думать?
Почему они говорят это? Я решил, что,
если буду соглашаться с тем, что читаю, я
потеряю что-то очень важное для меня и
попадусь на какую-то лукавую сатанин-
скую уловку. Лучше я уйду из фейсбука и
сохраню доброе мнение о людях, чем по-
теряю своих друзей. Я хочу знать своих
друзей такими, какими мне их показы-
вает Господь, а не кривое зеркало соци-
альных сетей.
У нашего храма по-прежнему есть
своя страничка в фейсбуке, и я по-преж-
нему думаю, что это хорошо. На странич-
ке чаще бывают люди, которые к наше-
му храму никакого отношения не имеют
и часто даже живут в других городах. Но
им интересна жизнь храма. Интересны
те темы, которые обсуждаются, кино-
клуб. Когда у меня был аккаунт, я тоже
участвовал в этих обсуждениях, но сей-
час на искушения вроде «Батюшка, воз-
вращайтесь после Пасхи» или «Батюшка,
возвращайтесь в закрытое сообщество»
по милости Божией отвечаю: «Ну уж
нет — никогда!»
— Должен ли пастырь как-то осо-
бенно вести себя в социальных се-
тях?
— Должен. Нужна мудрость. Вот у
меня такой мудрости не хватало. А есть
люди, у которых достаточно рассуди-
тельности, достаточно взвешенности,
достаточно трезвенности, которые де-
лают это хорошо, спокойно и, наверно, с
большей пользой, чем я. Если бы я знал,
как нужно пастырю себя вести в соци-
альных сетях, я бы остался. А поскольку
я не знаю, я ушел.
Протоиерей Алексей Уминский уже много лет
ведет на канале ТВЦ передачу «Православная
энциклопедия». На фото: последние штрихи перед эфиром
Фото диакона Андрея Радкевича
РЕКЛАМА
12
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
С развитием интернета, расширением
контингента пользователей, увеличением
их активности в соцсетях меняется само
онлайн-пространство, подстраиваясь под
желания и настроения его «клиентов».
Специалисты, изучающие лингвистичес-
кие, психологические, культурологичес-
кие, образовательные и прочие качества
и характеристики текстов в интернете в
отличие от их печатных аналогов, прежде
всего отмечают увеличение скорости пе-
редачи данных и их доступность.
Говорят о многоканальности (ис-
пользование различных электронных
носителей — мобильных телефонов, га-
джетов, ноутбуков и др.), мультимедий-
ности (картинки, фото, видео и прочие
визуальные образы), интерактивности
интернет-пространства (соцсети, чаты и
проч.), бoльшей свободе контента, а так-
же легкости в обращении с ним, которое
допускают электронные тексты в срав-
нении с печатными: копирование, при-
крепление, удаление, изменение внутри
текста, а также поисковые и другие
функции.
Все интернет ругают, и все
в него уходят. Экс-
продюсер RussiaToday
Станислав Горячев
считает, что дорога
интеллектуалов
в интернет
безальтернативна
и умный юзер найдет там
свое место. А прививкой
от глупости может стать
здравый смысл и вкус.
Текст: Илья КАРПЕНКО
Прививка от глупости
Тема номера Человек в интернете
13
В качестве принципиально важной
особенности интернет-текстов отмечают
их нелинейность (их «вертикальность» в
отличие от «горизонтальности» традици-
онных бумажных носителей). То есть, по
сути, в интернете мы возвращаемся к
более древнему способу письма и чте-
ния — «в свитках».
Соответственно, меняется поведе-
ние читателей в интернете — как по от-
ношению контенту (что читать?), так и по
отношению к носителям (как читать?).
Причем меняется радикально. Недаром
мы сегодня вместо слова «читатель» упо-
требляем более неопределенное —
«пользователь». Или английское, с оттен-
ком пренебрежительности, — «юзер».
И это логично. Ведь он и читатель, и слу-
шатель, и зритель, а главное — актив-
ный участник и «соучастник», творец и
«житель» этого беспредельного про-
странства — интернета.
В интернете меняется и структура тек-
ста, даже во вроде бы приличных онлайн-
изданиях, превращаясь в нечто более по-
хожее на тексты, известные в рекламе
как «продающие»: вся архитектоника
электронного текста теперь выстраива-
ется под современного юзера, его «кли-
повое» мышление и привычные ему по-
требительские навыки.
На первом месте, прямо в заголо-
вке — спрессованное «о чем речь» и ба-
нальное «завлекалово». Далее — корот-
кий текст на один-два экрана,
простенький по форме изложения и с
минимумом «формалистического» дав-
ления на мозг, при очень агрессивной
форме подачи информации. Сами текс-
ты становятся короче (интернет-издате-
ли говорят, что длинные никто не читает). Интересно, что при такой транфор-
мации интернет-текстов «интеллектуаль-
но продвинутого юзера» не становится
меньше. Экс-продюсер RussiaToday Ста-
нислав Горячев считает, что дорога ин-
теллектуалов в интернет безальтерна-
тивна: «Если вопрос стоит про “умные”
книги — то существует lib.rus.ec, alde-
baran.ru, lib.ru, kuchaknig.ru и другие он-
лайн-библиотеки, где можно бесплатно
или за умеренные деньги (30-50 рублей)
скачать все, что пожелаешь. При таком
уровне удобства и скорости в сочетании
с повсеместным распространением уст-
ройств для электронного чтения (как
обычных е-читалок, так и продвинутых
планшетов) очевиден тренд на чтение
электронных книг.
Что касается публицистики, то, как я
вижу, концентрация “вдумчивой” ауди-
тории произошла на сайте “Эха Моск-
вы”, “Ведомостей”, “Коммерсанта”. То
есть веб-версиях серьезных обществен-
но-политических или деловых СМИ. На-
пример, те же “Ведомости” в онлайно-
вом варианте придерживаются того же
строгого стиля, что и печатная версия
этой газеты. Также концентрация ауди-
тории наблюдается у блогеров с высо-
кой посещаемостью, хотя это больше по-
хоже на “кружки по интересам”, а также
на тематических форумах».
На вопрос, почему интересно напи-
санные тексты встречаются все реже и
откуда этот избыток «мусора», Станислав
Горячев отвечает, что «часто интернет-
издания так и иначе вынуждены дрей-
фовать в сторону «пожелтения»: «Неко-
торые онлайновые издания судорожно
пытаются нагнать посещаемость, и
тренд в желтизну — это очевидное и
простое решение. Зачастую они не вино-
ваты — просто у них во главе угла посе-
щаемость».
Как же нужно читать в интернете,
чтобы не поглупеть? И насколько это
чтение оставляет возможность для рос-
та, повышения качества запросов? По
мнению Горячева, «только собственный
здравый смысл и выработанный вкус
могут быть главным критерием. А для
этого нужно хотя бы прочитать объем,
соответствующий программе по литера-
туре приличного гуманитарного универ-
ситета».
Исследование Google, проведенное
в США, выделяет новейшую тенденцию
потребления цифрового контента: «мно-
гоэкранность/многоканальность» (multi-
screen). Смысл этой тенденции в том, что
пользователи получают доступ к контен-
ту, пользуясь многими устройствами од-
новременно: мобильными телефонами и
смартфонами, планшетными и персо-
нальными компьютерами, ноутбуками и
телевизорами. В разнообразных сочета-
ниях на мобильные телефоны, планше-
ты, компьютеры и телевизоры суммарно
приходится порядка 90% ежедневного
«медиапотребления» (media consump-
tion) среднего американца — 4,4 часа.
На традиционные средства массовой ин-
формации («бумажная» пресса, радио)
остается всего 10%.
Согласно данным исследовательской
организации Pew Research Center в рам-
ках глобального проекта по изучению со-
временных СМИ, онлайновое и цифро-
вое потребление новостей продолжает
расти. Но еще более важным показате-
лем исследователи Pew Research Center
считают увеличение сайтов социальных
медиа. Процент американцев, сказав-
ших, что они видели вчерашние новости
или заголовки новостей в социальной
сети, увеличился с 9 до 19% за период с
2010 года, согласно результатам двух-
летнего отчета об исследовании потреб-
ления новостей Pew Research Center, в
котором отслеживались примеры новос-
тей в течение приблизительно двух деся-
тилетий.
Среди взрослых моложе 30 лет, ска-
завших, что видели новость в предшест-
вовавший опросу день в социальной се-
ти, было столько же (33%), сколько
сославшихся на ТВ-новости (34%). Лишь
13% прочитали новости в печатном или
цифровом варианте газеты.
Значительно увеличивается и объем
электронных книг. В начале этого года в
Сан-Антонио (США) было тожественно
объявлено об открытии «первой в мире
библиотеки без печатных книг», на 100%
состоящей из текстов на электронных
носителях. Инициатор проекта Нельсон
Вольф утверждал, что «бумага» вскоре
исчезнет из библиотек.
С другой стороны, результаты иссле-
дований того же Pew Research Center
свидетельствуют, что в США в течение
прошлого года 73% опрошенных посети-
ли библиотеку в поисках печатной кни-
ги. Правда, эти же опрошенные хотели
бы иметь в своем распоряжении больше
«цифровых» услуг, однако при этом не хо-
тели бы полного исчезновения печатной
книги, так как ее существование счита-
ют основополагающим.
Кадр из фильма «Газонокосильщик» (Реж. Бретт Леонард, 1992). По сюжету, ученый Трэйс ставит над косильщиком лужаек Джоубом эксперименты с ис-
пользованием компьютерных технологий и внедряет его в виртуальную реальность, где
Джоуб становится злым супергением.
Как показывает реальный опыт внедрения в виртуальный мир компьютерных сетей, злым
можно сделаться довольно легко, а вот о случаях гениальности как следствии опыта «жиз-
ни в виртуале» пока не сообщалось. Наоборот, эксперты, изучающие аспекты влияния вир-
туальной жизни, особенно игр, в интернете на интеллект и психику человека, приходят к
выводу, что его способности, например, к самостоятельному анализу или творческой дис-
куссии слабеют, а агрессия и сопротивляемость зомбированию, напротив, растет
14
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Тема номера Человек в интернете
— В среднем современный интернет-
пользователь читает не более двух экра-
нов, то есть до 4 тысяч знаков. Правда,
есть исключения — некоторые тексты чи-
тают более углубленно. Это главные стра-
ницы сайтов — там «скроллят» сильнее.
Ведь читателю в сети очень легко пе-
реключиться на что-то другое. Его посто-
янно что-то отвлекает, и предложений
очень много — всякие ссылки, баннеры
и прочее. Кроме того, интернет-читатель
очень избалован. Если газета не понра-
вилась, ему ведь не нужно бежать в ки-
оск за другой или даже тянуться к жур-
нальному столику. Не понравилось
интернет-издание — есть масса альтер-
натив, и все на расстоянии одного кли-
ка. Что касается глубины просмотра
страниц, на одном сайте интернет-СМИ,
Как читают
в интернете
Фото РИА Новости
Каковы особенности
читательского поведения
в интернете, чем они
отличаются от бумаги?
Отвечает Александр
МАЛЮТИН, редактор
Rubo.ru.
Текст: Илья КАРПЕНКО
15
как правило, она составляет три-пять
страниц. Но это в том случае, если толь-
ко глубина просмотра страниц не увели-
чивается искусственно за счет особен-
ностей просмотра, как, например, в
чатах. Причем выпуски интернет-СМИ не
читаются «от корки до корки», даже если
это очень хороший сайт. Пользователь
все равно выбирает два-три, максимум
четыре лучших материала, и все.
Сам выбор текстов часто обуславли-
вается тем, что человек хочет быть в кур-
се мейнстрима, не выглядеть «лохом»,
поэтому он читает то, что на слуху, акту-
ально, общеизвестно, а значит, есть по-
вод обсудить, пообщаться. Это так назы-
ваемый эффект подтверждения. Я это
называю «перекличка своих». Тем более
что люди сейчас достаточно политизиро-
ваны. Опять же, несмотря на заповедь,
человеку свойственно творить кумиров
и постоянно подпитываться от них идео-
логической энергией.
Кроме того, интернет-пользователь
может читать мнения, которые потом
удобно выдать за свои, а значит, быть
человеком с позицией, дискутировать.
Человеку в интернете вообще легче
иметь свою позицию, причем сильную
(никто не видит, как краснеешь, смуща-
ешься, злишься и прочее). Хотя это не
главное, главное все же — быть в курсе
новостей и иметь повод для обсуждения. — Есть наблюдение, что в интер-
нете, например в фейсбуке, человек
сначала действует, потом думает, то
есть сначала «перепощивает» и «лай-
кает» и только потом может внима-
тельно прочитать текст.
— Думаю, что сначала все-таки чита-
ют, а не «лайкают» или делают перепо-
сты по первому позыву. Перепосты и
«лайки», собственно, и означают, что
пользователь, прежде чем оценивать и
рекомендовать, прочитал текст. Если,
конечно, этот пользователь не дурак или
промоутер, который просто продвигает
издание. Но глубоко думают они дей-
ствительно уже после того, как «лайкну-
ли» или «перепостили».
— Какова зависимость чтения в
интернете от ситуации, в которой про-
исходит чтение? За утренним кофе
человек будет читать газету (или жур-
нал) или возьмет в руки айфон?
— Ситуация меняется на глазах и
очень зависит от того, какие носители
появляются и насколько они удобны.
Пока у нас были только ноутбуки, газе-
ты и журналы еще как-то могли с ними
конкурировать. Однако с появлением
смартфонов газетам становится сов-
сем плохо — гаджеты вытесняют уже не
только бумагу, но и настольные ком-
пьютеры буквально на глазах.
—Что можно сказать о различных
жанрах в интернете, каковы их осо-
бенности? Все ли бумажные жанры
переложимы для интернета? Если
нет, почему?
— Наиболее переложимы в интер-
нет картинки и видео. То есть жанры бы-
стрые и яркие — все то, что в первую
очередь привлекает внимание. Количе-
ство такого рода продукции в интернете
с каждым днем увеличивается, и этого
будет все больше, а доля серьезных жа-
нров снизится.
Это обусловлено тем, что, во-первых,
юзеры хотят потреблять инфотейнмент,
то есть ту информацию, которая пред-
ставлена в максимально развлекатель-
ном виде; а во-вторых, они хотят только
следовать за своими лидерами, но при
этом не особенно думать собственным
мозгом. Они предпочитают уже разже-
ванную информацию. Поделать с этим
ничего нельзя. Это следствие общего за-
кона минимума энергии и устойчивости
систем.
—По вашему мнению, насколько
чтение в интернете оставляет воз-
можность для роста читателя, повы-
шения не только количества, но и ка-
чества его запросов?
— Я абсолютно убежден, что тот, кто
действительно хочет, может сделать в
интернете практически все — и обучить-
ся, и заработать денег. Для этого нужно
только включить мозг.
— Меняет ли работа с интернет-
информацией способ мышления, пси-
хологию человека?
— Я и сам хотел бы почитать ис-
следования об этом. Конечно, когда
ты сидишь в интернете, то находишь-
ся во многом в придуманном вирту-
альном мире, но если ты при этом
читаешь новости, аналитику или при-
личную литературу, то удаляешься от
реального мира не так уж далеко. Дру-
гое дело — игры со всеми этими драко-
нами и рыцарями. От этого можно сой-
ти с ума.
Александр МАЛЮТИН — один из пионе
ров отечественной интернетжурналистики:
в конце 1990х стал шефредактором отдела
экономики и финансов первой в России онлайнгазе
ты Gazeta.ru, а также главным редактором первого
российского онлайнжурнала Rockfeller.ru. Новый
проект Александра Малютина Rybo.ru, согласно мне
нию экспертов РИА «Новости», оценивается сегодня
«как самая лучшая оригинальная идея на российском
медийном рынке после “Коммерсанта”».
НС:
РЕКЛАМА
Фото из личного архива
16
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Православный интернет
отражает положение
верующих в стране
Православный интернет отражает —
с поправкой на сетевые особенности —
положение верующих в стране. Их не мно-
го, они живут не особенно дружно, влия-
ние их на неверующую общественность
невелико, но они обладают способностью
быть чрезвычайно заметными, будучи
своего рода лицензионными держателя-
ми религии в общественном сознании.
«Верующий», как правило, в России озна-
чает «православный». Убедиться в этом
легко, зайдя на любой антиклерикальный
или атеистический сайт или блог — почти
все материалы там посвящены критике
Русской Православной Церкви. Специфика православной
полемики
Бывают споры и в православной
среде, с одной особенностью — они ве-
дутся как борьба частных мнений в ос-
новном на нейтральных площадках.
В Церкви, как структуре иерархической
и догматической, чересчур уверенное
высказывание частного мнения на сай-
те чревато негативной маркировкой ре-
сурса как неблагонадежного. Поэтому
полемика концентрируется в местах, где
ответственность за слова ниже, и сосре-
доточена не столько на мнениях, сколь-
ко на личностях или группировках. Внут-
рицерковная полемика, помимо
новостей, крутится вокруг одних и тех же
вопросов и тем последние 15 лет: пере-
воде богослужения на русский язык,
особенностях внутрицерковного управ-
ления, постной дисциплины, отношении
к мирским феноменам, воспитании де-
тей, «кто из известных людей еретик»,
«как нам обустроить Россию». В целом
уровень полемики невысок, но это беда
сети в целом. В православном интернете (ортору-
нете) осталось мало самостоятельных
ресурсов, основным содержанием ко-
торых является общение пользователей
между собой. Форумы умирают, посте-
пенно лишаясь своих обитателей. Даже
ряды пользователей некогда объеди-
нявшего всех и вся форума отца Андрея
Кураева изрядно поредели. Люди ухо-
дят в сеть и продолжают общение там.
На смену площадкам для общения с
централизованным управлением при-
шли сервисы, где каждый сам себе су-
пермодератор. Что представляет собой
православный интернет,
точнее,интернет-СМИ?
Какова их специфика,
аудитория, степень
успешности, в какой
степени они отражают
состояние ума и сердца
верующих? Субъективное мнение
высказывает публицист
Владимир БЕРХИН.
Электронный мир веры
На илл.: часовня свт. Николая Угодника онлайн, где можно поставить свечку,
выбрать молитву в виртуальном молитвослове и прочитать ее перед иконой.
Вопрос — зачем? Причина подобной миграции в том,
что полемика в сети ведется почти всег-
да не ради выяснения истины, а ради ут-
верждения своего мнения, и логично, что
спорящие люди уходят туда, где им легко
окружить себя единомышленниками.
Соцсети дают больший комфорт в поле-
мике, ибо кнопка бана есть у каждого. Сайтов, которые сумели найти свою ни-
шу, около 10 процентов. Этой цели они до-
бились или путем жесткой отраслевой спе-
циализации, или обретением однозначной
позиции по всем вопросам церковного бы-
тия. Такие сайты, даже при их возможном
безумстве, посещать интересно. Потому
что там может быть нечто такое, чего не
опубликуют в других местах — в силу ориги-
нальности тематики или заявленной пози-
ции. Это сайты, посвященные конкретным
темам, такие как сообщество «Церковный
устав во всей его полноте» или сайт «Иси-
хазм.ру», сборники богослужебной литера-
туры («Литургия.ру» и другие), личные блоги,
как у отца Дмитрия Смирнова или архи-
мандрита Рафаила (Карелина), тематичес-
кие площадки о церковном искусстве и т. п.
Иногда это сайты, посвященные отдельным
людям,— митрополиту Антонию Сурожско-
му или отцу Серафиму (Роузу).
Оригинальные же по своей позиции
сайты — это или «консервативные» ре-
сурсы вроде «Русской народной линии»,
пропагандирующей «Домострой» в част-
ной жизни и сталинизм в политической,
или же «либеральные» страницы, такие
как «Библиотека Якова Кротова». На-
именования «консервативный» и «либе-
ральный» закавычены, ибо условны, бу-
дучи скорее интернет-обзывалками,
нежели содержательными понятиями. Официальные СМИ
Наиболее цитируемый из всех право-
славных сайтов —www.patriarchia.ru, по-
ставщик официальной информации. Это
понятно — официальный ресурс является
авторитетным для СМИ источником цер-
ковных новостей. Однако обычному ин-
тернет-пользователю там сориентиро-
ваться непросто. Документы Синода, его
отделов и комиссий, сообщения о хирото-
ниях и церковных прещениях — все то,
что органично на сайте серьезной адми-
нистративной структуры, — могут быть ин-
тересны лишь социальным аналитикам и
тем, кто хочет быть в курсе официальной
версии текущих событий. Недавно открытый сайт Межсобор-
ного присутствия http://msobor.ru/ мож-
но назвать официальной дискуссионной
площадкой орторунета. Там также пред-
ставлены документы и сохранены жи-
вые комментарии интернет-пользовате-
лей к проектам. Активно обсуждаются
деяния Присутствия в специальном со-
обществе в системе «Живого журнала»
http://mpr.livejournal.com/.
Более ориентирован на массового
читателя www.pravoslavie.ru, изготовля-
емый в Сретенском монастыре. Это сво-
его рода СМИ для православных, мало-
понятное остальным. Если для примера
взять тему Великого поста, «Правосла-
вие.Ру» публиковал о нем материалы с
обильным цитированием святых отцов,
которые хорошо читались 200 лет назад.
Как осветили Пост в прочих СМИ — я
скажу в другом месте. «Патриархия.Ру» и «Правосла-
вие.Ру» — наиболее известные из офици-
альных церковных сайтов. Разумеется,
иные поместные Церкви не отстают — от-
крыты и работают сайты УПЦ МП или Бе-
лорусской Православной Церкви. Держат
свои официальные порталы и синодаль-
ные отделы (например, СИНФО или
ОЦБСС), развиваются сайты епархий (на-
пример, mepar.ru — неплохо исполнен),
благочиний, приходов, комиссий и прочих
органов. Хороший приходской сайт выгля-
дит примерно так (речь о содержании): ин-
формация о приходе и духовенстве, рас-
писание богослужений, библиотечка,
приходские служения, аудио- и видеопро-
поведи и мероприятия, форум и сообще-
ства в социальных сетях. Свои сайты со-
здают монастыри, например Валаамский. Неофициальные СМИ
Среди сайтов православных СМИ бли-
жайший конкурент «Православия.Ру» —
сайт «Православие и мир», точнее,
объединенная редакция, делающая
pravmir.ru и несколько тематических сай-
тов (женский журнал «Матроны.ру», про-
ект равных возможностей «Неинвалид»,
сайт «Суициду.нет») лидером отрасли по
количеству читателей и публикуемых ма-
териалов. Хотя в штате всего пять сотруд-
ников, редакция выпускает не менее 15
эксклюзивных материалов в день силами
внештатников, пишущих на темы от чисто
духовных до общественно-политических.
Оперативно берутся комментарии у офи-
17
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
циальных лиц. К постам, праздникам и
общецерковным событиям готовятся от-
дельные страницы, создается модная ин-
фографика, выходит специальная стенга-
зета для развешивания в храмах.
Посещаемость сайта — до двухсот тысяч
уникальных посетителей в пиковые дни. «Правмир» регулярно подвергается
критике: и за либеральность, и за лояль-
ность к церковной власти. Впрочем, сам
формат «СМИ для максимально широ-
кой аудитории» подразумевает избега-
ние крайностей — и, соответственно,
критику со стороны ревнителей принци-
пиальных позиций. Если «Правмир» позиционирует себя
как универсальный ресурс, ориентирован-
ный на миссионерство и скорее нецерков-
ную аудиторию, то остальные СМИ так или
иначе выбрали своего посетителя или те-
матику. «Милосердие.ру» — качественный
сайт о благотворительности и социальной
проблематике православными глазами,
при этом публикуемые материалы инте-
ресны не только верующей публике, но и
любому, кто переживает за нашу социаль-
ную сферу. По одним лишь просьбам о по-
мощи на сайте «Милосердие.ру» в месяц
собирают до 3,5 млн рублей. Электронные версии бумажных жур-
налов «Нескучный сад», «Фома» и «Татья-
нин день» рассказывают о том, как жить
современному православному горожа-
нину. «Фома» более светский; «Татьянин
день», недавно сменивший главного ре-
дактора, пока непонятно какой; «Нескуч-
ный сад» скорее сконцентрирован на
практических духовных вопросах. Примеры: когда начался Великий
пост, на «Правмире» опубликовали рас-
суждения психолога «Может ли еще по-
ститься современный человек?», в «Не-
скучном саду» — дискуссию на тему
соотношения вкусного, полезного и пост-
ного, а на сайте «Фомы» — ответы свет-
ских лиц на вопрос «Зачем я пощусь?».
Сайты православных радио- и ТВ-ком-
паний в большинстве своем малопосеща-
емы. Исключение — сайт телеканала «Со-
юз» — и то потому, что на нем публикуются
видеолекции Алексея Ильича Осипова,
рейтинг прочих передач значительно ни-
же. Можно отметить сайт радио «Радонеж»,
наработавший за годы вещания станции
свою аудиторию, и сайт радио санкт-петер-
бургской епархиальной радиостанции
«Град Петров» — наиболее качественного
православного радио на сегодня. Отдельного абзаца заслуживают сай-
ты-справочники. Например, «Христиан-
ство.Ру» — каталог православных сайтов
на многих языках. Подраздел «Правосла-
вия.Ру» — days.ru — отличный календарь
для верующих, сделанный с восхититель-
ной скрупулезностью. Исправно работа-
ет множество сайтов «для новоначаль-
ных», таких как «Азбука веры». Оригинальные СМИ
К оригинальным начинаниям можно
отнести сайт «Богослов.Ру». Он задуман и
устроен как научно-популярный, чтобы и
почитать было можно, и интеллектуаль-
ный уровень был хорошо выдержан, и ис-
точники при создании текстов использо-
вались, как говорят в сети, в количестве.
Материалы разделены тематически, об-
новления постоянны, хотя и непредсказу-
емы. Неизвестно, когда выйдет следую-
щий материал по библейской археологии,
а когда — по патрологии. Научная ориентация сайта позволя-
ет публиковать тексты, которые сложно
представить на сайтах менее академи-
ческих — за авторством известных кри-
тиков церковных властей, инославных
или иноверцев. Это сильно идет сайту на
пользу, позволяя предложить больше
мнений и поместить его в широкий кон-
текст обсуждаемой проблематики. В разделе «проектов» сайта публико-
вались материалы общественной поле-
мики вокруг документов Межсоборного
присутствия — случай в новейшей рос-
сийской церковной истории уникаль-
ный. В кои-то веки зазвучал живой го-
лос российского монашества. Дальше я буду немного хвастаться.
Другой сайт, оригинальный совсем ина-
че, это то, над чем работаю я, — «Преда-
ние.Ру». Наша оригинальность скорее в
попытке совместить в одном портале
два основных направления православ-
ного бытия — духовное развитие и дея-
тельную добродетель. Мы пришли к тому,
что просто давать людям информацию
недостаточно, даже безответственно.
Если мы хотим помочь людям служить
Богу, находить Его, то мало поделиться
пищей для ума, необходимо снабдить
людей практическими инструментами
по реализации полученных знаний. Мы
поставили задачей дать посетителям
возможность на деле проявить то, чему
их учит Церковь, и создали благотвори-
тельный фонд. Помогать мы стараемся
не просто людям, а организациям, заня-
тым социальной деятельностью и не
имеющим возможности или опыта най-
ти себе финансирование. Мы также от-
крыли раздел для тех, кто интересуется
Евангелием и хочет читать его в группе.
Там можно найти себе группу по региону,
по вкусу (со священником или без него,
со склонностью к дискуссиям или к об-
щей молитве, более молодежную или
скорее для взрослых и так далее) или по
времени сбора. Когда-то у нас был форум. Мы его за-
крыли, потому что его влияние на людей
выглядело скорее разрушительным. Те-
перь его завсегдатаи, от них же первый
есмь аз, рассказывают о том, какие кру-
гом собрались грешники и гордецы, в
каких-то иных местах. Обидно, что мы не
справились, но приятно, что нашли в се-
бе силы отказаться. Еще один сайт, который производит
свежее впечатление, это ресурс «Семья
растет». Создала его психолог Екатерина
Бурмистрова, мама десяти детей. Сайт
предназначен в первую очередь для
многодетных семей. Это самый практич-
ный из сайтов на семейные темы, по-
моему. Там нет обычных для наполнения
православных ресурсов стенаний на те-
му погибели семейных ценностей, там
все по делу — вот рекомендации по
тайм-менеджменту семьи, вот кулинар-
ные рецепты на тему «как сделать быст-
ро, просто и вкусно», а вот способы за-
нять детей полезным делом и прочие
понятные статьи на разные темы: как
выбрать ранец для первоклассника, во
что играть с ребенком, если он мучается
страхами, как с детьми поститься и так
далее. И еще один оригинал от ортору-
нета — очень специальный сайт «Пре-
одоление-Х»: для людей, имеющих
нарушение сексуального влечения и
осознающих его потенциальную грехов-
ность. На сайте дана подборка литерату-
ры, методические материалы для друзей
и родных тех, кто оказался этому подвер-
жен. Собраны личные свидетельства тех,
кто преодолел проблему или пытается ее
преодолеть. Часть материалов переве-
дена с других языков, ибо в иных конфес-
сиях о проблеме задумались раньше,
чем в Русском Православии. На сайте
можно получить консультацию психолога
или священника. Тема номера
Человек в интернете
18
19
— Каковы наиболее яркие право-
славные блоги и какая у них перспек-
тива? Виктор СУДАРИКОВ:
— Сейчас интернет-СМИ и блоги
уже, по причине легкости распростра-
нения и дешевизны, практически пол-
ностью заменили собой СМИ бумаж-
ные (за исключением ряда интересных
журналов).
Число православных блогов рас-
тет, и авторы по-разному относятся к
их ведению: кто-то выкладывает ссыл-
ки на церковные тексты и иллюстра-
ции, кто-то ведет личный дневник (хо-
тя многие побаиваются, не станут ли
тексты из соцсети поводом для пре-
тензий начальства). Некоторые авто-
ры используют блоги для отработки и
обсуждения своих идей, которые по-
том входят в статьи. Думаю, что такой
ситуация и будет в ближайшие годы —
многообразие и расширение. При
этом люди, занимающие разные пози-
ции в жизни и в сети, общаются не так
часто. Преодоления раздробленности
пока не видно.
Есть такая «клерикальная» точка зре-
ния, что православными стоит считать
только интернет-ресурсы, принадлежа-
щие церковным организациям. А лучше
бы вообще сделать один церковный ме-
га-ресурс, все же остальное будут част-
ные ресурсы, к Церкви отношения не
имеющие. А конкуренция, разные точки
зрения —это «не наш метод».
Думаю, что жизнь Церкви, в том чис-
ле и в медиапространстве, такую точку
зрения не поддерживает, как не поддер-
живает ее и православ-
ная экклезиология. Цер-
ковь — не только клир и
причт, но все христиане.
Поэтому будут возникать
независимые православ-
ные СМИ.
Евгения ЖУКОВСКАЯ: — А что мы понимаем под яркостью
и перспективностью? Скажем, есть со-
общество «Устав». Мы куда его отнесем?
Оно популярно у церковных блогеров и
христиан, знакомых с блогосферой. Оно
многочисленно и разнообразно. Несмо-
тря на некоторое затухание сообщества,
оно по-прежнему регулярно обновляет-
ся, люди задают вопросы о церковной
жизни и получают ответы.
Но есть и другие блоги, ко-
торые ведут православ-
ные христиане. Подписчи-
ков здесь в разы больше,
а обсуждаемые темы ост-
рее — с точки зрения
внешних по отношению к
Церкви людей. Считать ли
нам такие аккаунты ус-
пешными? Вот что для
Церкви полезнее: проанализировать
вопрос частоты причастия и формы под-
готовки к главному Таинству или рас-
смотреть очередной скандал вокруг того
или иного клирика Русской или другой
поместной Церкви? Вот почему мне кажутся успешными
такие проекты, как «Устав», как офици-
альный блог Межсоборного присут-
ствия. Успешными просто потому, что
они существуют, дают возможность лю-
бому человеку, подключенному к интер-
нету, поделиться своим мнением.
Почти каждый день в социальных
сетях появляется какой-нибудь новый
региональный проект: православные,
церковные СМИ, епархиальные подраз-
деления, благочиния, приходы открыва-
ют аккаунты, авторы православных
СМИ заводят свои странички. В каждом
конкретном случае — это успех. Потому
что вне храма возникает возможность
нести слово Божие, беседовать друг с
другом, выстраивать внутрицерковную
коммуникацию.
— Удалось ли с помощью соцсе-
тей решить новые церковные зада-
чи? Как бы вы оценили успех (неус-
пех) миссии в сети на сегодня?
Виктор СУДАРИКОВ: — Если говорить о блогах, то, по-мо-
ему, миссионерски полезны и насыще-
ны те из них, в которых автор приоткры-
вает свой духовный мир. Да, это
рискованно, в открытую душу легко
плюнуть — что мы часто и видим. Да, в
таких случаях нельзя фальшивить —
это будет сразу видно. Так же видны и
заблуждения тех, кто пишет искренне.
Но зато это тот редкий случай, когда че-
рез сеть может быть передана не толь-
ко информация, но и некая толика вну-
тренней жизни человека. Это может
заставить задуматься... И в этом будет
успех миссии.
Евгения ЖУКОВСКАЯ: — Безусловно, удалось. Например, в
рамках Межсоборного присутствия про-
исходит всестороннее обсуждение доку-
ментов в том числе и в интернете. При-
чем в официальном блоге Присутствия
комментарии оставляют одни пользова-
тели, на официальном сайте Присут-
Каковы перспективы православных интернет-СМИ и блогов
в реальной жизни православных? Отвечают редакторы
и публицисты интернет-изданий.
Православие в сети:
меньше замкнутости, больше диалога!
Виктор СУДАРИКОВ,
ответственный редактор
портала «Православие
и мир» Евгения ЖУКОВСКАЯ,
специалист Управления
делами Московской
Патриархии, главный
редактор портала
«Приходы»
Тема номера
Человек в интернете
20
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
ствия — другие, на «Богослове.ру» — тре-
тьи. По окончании дискуссий сотрудники
Управления делами Московской Патри-
архии сводят все поступившие отзывы.
Мы видим, что в одной и той же среде —
интернете — разные площадки посеща-
ют читатели из разных аудиторий.
Что касается успеха миссии, то все
зависит от целей, которые перед собой
ставят создатели православных медиа-
продуктов. Участие в общецерковной
дискуссии огромного количества поль-
зователей — не успех ли и это? Другое
дело, что с этим успехом мы будем де-
лать. Нам нужно переходить к форми-
рованию дискуссионной культуры не
только в интернете, но и в реальной
жизни. Чтобы также живо и интересно
обсуждались, скажем, проекты Присут-
ствия между священнослужителями и
мирянами в самых разных приходах на-
шей Церкви. Диакон Дмитрий АСРАТЯН:
— Что касается собственно миссии,
то есть свидетельства об истине Христо-
вой для «внешних», то в этом направле-
нии успехи скромные. Почти все наши
ресурсы — официальные, полуофици-
альные, общественные, блоги и проч. —
в основном рассчитаны на церковную
или околоцерковную аудиторию. Гово-
рить с атеистами, агностиками, инослав-
ными и т. п. мы пока не умеем.
Но соцсети — это еще один способ
передачи информации от говорящего к
слушающему. Церковь не может не вос-
пользоваться еще одним инструментом
для проповеди. Кроме того, соцсети по-
зволяют наладить не только прямую, но и
обратную связь с адресатами. Разумеет-
ся, в этом случае приходится отфильтро-
вывать неизбежный информационный
«шум», но очень важно, чтобы со стороны
представителей Церкви была готовность
услышать своих собеседников, даже ес-
ли они говорят не совсем то или совсем
не то, что нам хотелось бы.
—Есть тенденция разочарования
пастырей в соцсетях, закрытие акка-
унтов. В чем причина?
Протоиерей Павел ВЕЛИКАНОВ:
— Думаю, основная причина —
крайне низкий процент реального кон-
такта между священником и человеком.
Слишком много условностей, ролевых
игр, ненастоящего. У нас и в реальной
жизни правды хронически не хватает; а
в сети неправду отличить от правды поч-
ти невозможно. И при этом соцсети —
очень емкие по временным и эмоцио-
нальным затратам. Хронофагия в не ме-
нее ярко выраженной форме, нежели
сидение пред телевизо-
ром. Поэтому, думаю,
внимательные к своей
внутренней жизни свя-
щенники могут сделать
вывод: мне сетевое обще-
ние скорее вредит, неже-
ли идет на пользу. И я
вполне понимаю и даже одобряю такую
позицию. Священник должен Богу мо-
литься и с людьми общаться —реально,
а не виртуально. Разве не от скудости
нашей всесторонней мы стали увлекать-
ся виртуальными мирами соцсетей?..
Но, конечно, бывают ситуации, когда
присутствие в социальной сети — долг, а
не порыв сердца.
Социальная сеть подходит для пас-
тырских целей постольку, поскольку
способна сформировать паству. А это не
более 2-3 процентов от участвующих в
диалоге. Ведь паства— это общая мо-
литва, общее Причастие, общая жизнь.
И все это — путем столкновений и кри-
зисов, болезненных процессов прити-
рания друг ко другу. Это
формирует паству как об-
щину — вокруг Христа.
А тут сидят фрики, исступ-
ленно стучат по клавиату-
ре и думают: ой какая у
нас дружная паства?
С трудом я в такое верю.
Путь в социальные сети — это не путь уп-
рощения общения между людьми, а, на-
против, усложнения и еще большего от-
чуждения в итоге. Я за то, чтобы все в
жизни находилось на своих местах: и ко-
гда общение «ВКонтакте» происходит
между отцом и дочерью, которые сидят в
разных комнатах одного дома, — это
странновато. А вот размещать в соответ-
ствующей группе информацию о жизни
прихода, обсуждать конкретные вопро-
сы, которые нормально вписываются в
такой формат, — вполне допустимо.
— Тенденция к упрощению всего
в сети: короткие тексты, комиксо-
вость, клиповость, язык демотивато-
ров, инфотейнмент: нет ли тут про-
тиворечия с глубиной церковного
послания миру?
Протоиерей Павел ВЕЛИКАНОВ:
— С одной стороны, для тех, кто по-
другому уже не понимает, для интеллек-
туальных и душевных инвалидов это по-
лезно. И демотиватор хороший может
стать ступенькой ко Христу, если ока-
жется вовремя на нужном месте. Но вот
когда я захожу на какой-то сайт и вижу
там рекомендованный для православ-
ных тест по христологии — меня коро-
бит. Превращать всю тонкую, изыскан-
ную ткань христианского богословия в
математический кондовый алгоритм —
то же самое, что разложить икону Свя-
той Троицы прп. Андрея Рублева в цве-
товой палитре RGB и утвердить как
единственно правильное цветовое ре-
шение православной иконографии. По
сей день Церковь благодаря своей здо-
ровой консервативности остается по-
следним островком подлинности, тра-
диционности в отношении многих
вопросов — семьи, образования, вос-
питания, отношения к телу и многого
другого. Наша сердцевина, а это преж-
де всего богослужение и все, что к нему
относится, должна оставаться совер-
шенно вне воздействия всех этих внеш-
них бушующих волнений мирского океа-
на. Но мы должны уметь улавливать
ищущие Христа души —и не удерживать
их на поверхности, а вовлекать вглубь,
открывать им те смысловые вещи, о су-
ществовании которых живущие на по-
верхности и не догадываются. Поэтому
мы должны присутствовать и в социаль-
ных сетях —но основной акцент должен
делаться на богослужении как сердце
жизни Церкви.
Виктор СУДАРИКОВ: — Язык интернета соответствует
миру городского человека нашего вре-
мени со всеми проблемами и порока-
ми — многознайством, вечной спеш-
Диакон Дмитрий
АСРАТЯН, редактор
портала «Патриархия.ru»
Протоиерей Павел
ВЕЛИКАНОВ, главный
редактор портала
«Богослов.ru»
21
кой, суетливой клиповостью впечатле-
ний и суждений, поверхностным отно-
шением к жизни. Но разве Церковь не
должна обращаться и к такому челове-
ку? При этом не обязательно копиро-
вать существующие приемы общения.
По примеру свв. Кирилла и Мефодия,
взявших за основу народные наречия,
обогативших и трансформировавших
их греческой мудростью и создавших
язык, прекрасно приспособленный для
выражения отношений между челове-
ком и Богом, мы и сегодня можем ука-
зать на вечное с использованием при-
емов, понятных человеку нашего
времени.
Евгения ЖУКОВСКАЯ:
— Конечно, медиатренды проника-
ют в православный сегмент интернета.
Но я не вижу в этом ничего плохого. Раз-
ве плохо, когда церковную историю лю-
ди изучают по викторинам, ставшим в
последнее время популярными сразу на
нескольких православных интернет-
порталах? Или когда в социальных сетях
гуляют демотиваторы с изречениями
святых отцов? Или когда «Журнал Мос-
ковской Патриархии» представляет ди-
намичный видеоролик, снятый в акту-
альной технологии?
А к какому тренду отнести начинание
на нашем портале «Приходы», позволяю-
щее людям услышать песнопения, по-
смотреть видео с их исполнением и все
это вперемежку с рассказом, объясне-
нием богослужебных текстов и устава?
К развлечению? Или все-таки к глубине
церковного послания миру? Создавая
данный ресурс, мы, кстати, изначально
выбрали самую скучную тему и самый
неинтересный пласт пользователей:
«Приходы» информируют о сугубо цер-
ковных вопросах от богослужебных
практик до разъяснения церковных до-
кументов, причем делается это все для
воцерковленных людей. Но при этом мы
активно используем такие жанры, как
инфографика, фотозарисовки. Надеем-
ся, что в скором времени будут запуще-
ны аудио- и видеоблоки.
Мы живем здесь и сейчас. Поэтому
должны научиться искусно овладеть ме-
диаинструментами, чтобы спасти хотя
бы некоторых.
Диакон Дмитрий АСРАТЯН:
— Форма церковной проповеди, ве-
роятно, может быть любой. Ветхозавет-
ные пророки прибегали к
тому, что мы бы сейчас на-
звали перформансом.
Главное — быть услышан-
ным. Другое дело — не на-
до недооценивать аудито-
рию, презирать ее,
считать, что ничего слож-
нее демотиватора твой собеседник
понять не способен.
Ольга ГУМАНОВА:
— Евангелие — просто. Евангель-
ские притчи, выражаясь современным
языком, клиповы и рассказывают о про-
стых вещах. Так что демотиваторы, пра-
вославные «вирусные» открытки с цита-
тами из Священного Писания и святых
отцов — это как раз возвращение к ис-
токам. Краткость послания не исключа-
ет его глубины. Напротив, это искусство,
очень сложная творческая задача —
уложить глубокое церковное послание в
картинку, которую пользователь про-
смотрит в ленте за полсекунды. — Приход и интернет: какие здесь
могут быть тренды?
Евгения ЖУКОВСКАЯ:
—Я думаю, хотя бы раз в неделю каж-
дый приходской сайт должен обновляться
сообщениями о социальном, просвети-
тельском, молодежном, миссионерском
служении, работе воскресной школы. Я по
совместительству являюсь помощником
настоятеля храма пророка Илии в Черки-
зове по информационной деятельности и
знаю, что новостей у нас предостаточно
для ежедневного обновления. Мы пишем
обо всем: как прошла уборка к празднику,
как приходская молодежь съездила на
экскурсию в музей, как добровольцы
развозят немощных прихожан, как вос-
кресная школа проводит реформу в со-
ответствии с новыми синодальными стан-
дартами церковно-приходских школ. Мы
стараемся каждую неделю пополнять ау-
диоархив проповедями настоятеля.
Сайт —очень удобная форма опове-
щения прихожан о предстоящих и про-
шедших событиях. Мы публикуем объяв-
ления приходского совета, расписание
богослужений с указанием служащих
клириков. Раз в две недели на сайте по-
является свежий выпуск приходской га-
зеты «Илиинский вестник». Газету мы вы-
кладываем в интернет из-за того, что
аудитория здесь иная: на сайт заходят не
только прихожане. И, оказывается, нашу
газету читают не только в Москве и Рос-
сии. Мы этому рады.
Нам нужно уходить от номинального
присутствия приходов в интернете. На-
писать сообщение о том, что кто-то по-
могает приходу, дело получасовое. Зато,
быть может, кто-то, прочитав текст, так-
же захочет присоединиться к социаль-
ной службе храма. Приходские сайты
должны стать еще одним местом для
внебогослужебного общения прихожан.
Приходской сайт —это хорошее подспо-
рье и в просветительской работе прихо-
да. Здесь можно размещать информа-
цию о Таинствах Церкви, как к ним
готовиться, куда и к кому обращаться, а
также ответы на самые распространен-
ные вопросы.
Ольга ГУМАНОВА:
— Большой плюс к миссионерской
эффективности — это когда все, что при-
хожане какого-то храма делают в интер-
нете, служит приглашением не просто в
какую-то абстрактную церковь когда-ни-
будь, а в конкретное место и в конкрет-
ное время: «Приглашаем вас не просто
прийти в Православие, а на литуругию в
храм святителя Николая Чудотворца в
воскресенье в 9.00 по адресу ул. Зеле-
ная, дом 15. Мы вас ждем и после литур-
гии будем рады налить вам чаю и отве-
тить на все ваши вопросы».
В сети часто задают вопросы: под-
скажите, куда я могу успеть, например,
на соборование в районе моей работы?
На службы Страстной седмицы? В таком
случае работающим, занятым право-
славным людям хорошо могла бы по-
мочь общая база расписаний богослу-
жений по разным городам. Такая, в
которую можно было бы набрать стан-
цию метро или улицу и получить распи-
сание всех имеющихся богослужений
именно в этом районе.
Православные часто не знают, что
происходит в соседнем приходе. Где есть
какие дискуссионные клубы, богослов-
ские кружки, молодежные собрания,
группы милосердия и так далее. Все это
тоже хорошо было бы объединить в еди-
ную базу, где каждый мог бы найти себе
дело по душе.
Ольга ГУМАНОВА,
публицист, интернет-
редактор, модератор
портала «Матроны.ру»
Жизнь в Церкви
Благотворители
Бахрушины:
щедрее
Морозовых, богаче
Третьяковых
О меценатах, покровительствовавших искусству на рубеже
XIX-XX веков, знают все. А вот о благотворителях, открывших
первый российский хоспис и первый детдом семейного типа,
сегодня напоминает разве что улица Бахрушина и одноименный
театральный музей. «НС» решил восстановить историческую
справедливость и рассказать о предпринимателях братьях
Бахрушиных, жертвовавших на благотворительность до
80 процентов своего дохода.
Бывший Вдовий дом Бахрушиных, теперь — здание «Роснефти»
Как «Роснефть»
потеснила с Болотной
многодетных вдов
Если вы бывали на Болотной площа-
ди, то, наверное, видели за «памятни-
ком грехам» огромное здание «Роснеф-
ти», выходящее окнами на Кремль и на
Болотную (Софийская наб., д. 26/1). Но
вы вряд ли знаете, что этот комплекс
зданий до революции назывался «Дом
бесплатных квартир для многодетных
вдов и бедных курсисток на Софийской
набережной», а устроен был и содер-
жался он купцами Бахрушиными — мо-
сковскими благотворителями, входив-
шими в пятерку самых богатых людей
страны. В 1912 году в доме жило около
двух тысяч человек. Кроме квартир с
отоплением и освещением они бес-
платно пользовались лазаретом, чи-
тальными залами и библиотекой, дву-
мя детскими садами, школой, двумя
ремесленными училищами с оборудо-
ванием, рабочими комнатами со швей-
ными машинками, баней и тренажера-
ми. А для курсисток была бесплатная
столовая. «Крупнейшее и единственное
в своем роде учреждение во всей Рос-
сии», — писали про Вдовий дом в прес-
се того времени. Бахрушины придумали и воплотили
в жизнь еще два уникальных для того
времени проекта: первый в России хо-
спис и первый детский дом семейного
типа. Оба комплекса зданий стоят до
сих пор, но, как и Вдовий дом, сменили
владельцев. Ни один другой купеческий
род не построил в Москве столько бого-
угодных заведений и храмов, сколько
Бахрушины. Миллионер из корзины
Бахрушины жили в Зарайске и зара-
батывали прасольством, то есть скупа-
ли по деревням скот и перегоняли его
на продажу в Москву и Санкт-Петербург.
Не все животные выдерживали долгую
дорогу. Чтобы добру не пропадать, туши
животных свежевали, а шкуры выделы-
вали и продавали. На этом деле Алек-
сей Бахрушин заработал некоторую
сумму и перевез жену с детьми в Моск-
ву. Самый маленький из будущих муль-
тимиллионеров ехал в двуручной корзи-
не для куриц, закутанный в шубы. Семья
поселилась в районе Кожевники и
здесь же открыла свое перчаточное
производство.
23
Текст: Кирилл МИЛОВИДОВ
Работали всей семьей, жили скуд-
но. «Доходишки были грошовые, —
вспоминает современник. — Старший
сын Петр ходил на Мытный двор, где
был сенной торг, и за гривенник-пяти-
алтынный сопровождал купленный воз
с сеном до двора покупателя, чтобы не
разворовали по пути». Братья, по вос-
поминаниям правнучки А. Бахрушина,
«любили народные развлечения; участ-
вовали в кулачных боях, обладая недю-
жинной силой, и с увлечением катались
во дворе на бочках, быстро-быстро пе-
ребирая ногами». Образование Бахрушин попытался
дать своим детям самое лучшее, какое
могли позволить доходы, а среднего сы-
на даже обучил французскому языку.
Сам Бахрушин хоть и был «образован
на медные деньги», но недостаток обра-
зования восполнял природным умом и
наблюдательностью. Его любознатель-
ность и любовь ко всему новому опреде-
лили направление развития семейного
предприятия. «Он стремился поставить,
развить и дать прогрессивный намек то-
му делу, которым начал заниматься поч-
ти случайно», — вспоминали люди, близ-
ко его знавшие.
Мастер высокой трубы
Бахрушин одним из первых в Москве
модернизировал свое производство: вы-
писал из-за границы 12-сильную паровую
машину, провел к ней водопровод и со-
орудил самую первую в столице кирпич-
ную трубу, ставшую самой высокой в горо-
де. Хозяин даже воспел в стихах свою
паровую машину и трубу, «которая горит
на фабрике, как свеча». Предприимчи-
вость и деловитость не мешали Алексею
Федоровичу быть поэтом и философом.
Он сочинял афоризмы и стихи, а понра-
вившиеся мысли записывал в блокнот. На западный манер Бахрушин сде-
лал производство почти безотходным —
из отходов варили клей и мыло. Многие
посматривали на трубу Бахрушина с не-
одобрением, качая головой: «Вылетит он
в эту самую трубу». Возможно, отсюда и
пошла широко распространенная те-
перь крылатая фраза. И ладно бы только труба, но Бахру-
шин еще и бороду сбрил, что для купца
того времени считалось зазорным. Вот
как описывает это в книге «Москва ку-
печеская» П. Бурышкин: «Про бороду
говорили, что однажды, выпивши, А. Ф.
поспорил с другими купцами на
100 рублей, что сбреет себе бороду. Тут
же позвал цирюльника: “Сбрей мне
бороду”. — “Не могу, ваше степенство,
когда протрезвитесь, меня побье-
те”.— “Давай ножницы”. И он сам се-
бе отрезал бороду, и тогда цирюльник
побрил его». Передовые взгляды распространя-
лись и на детей. И если мать заказывала
сыновьям сюртуки со слишком длинны-
ми, по мнению отца, полами, он молча
брал ножницы и отрезал лишнее.
24
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Жизнь в Церкви Благотворители
При всей современности технологий
дела Бахрушиным велись по старинным
купеческим традициям, а само семей-
ство было известно своей твердой пра-
вославной верой. Алексей Федорович
так учил своих детей: «Вы знали нужду со
мною вместе, умейте же уважать ее и у
других; никогда не говорите о человеке
чего-нибудь, что может повредить его
доброму имени или деловым отношени-
ям и благосостоянию. Если что и услыши-
те, знайте про себя».
Пролетел в трубу
Доходы выросли, и дела, казалось
бы, пошли в гору. В 1845 году на фабри-
ке купца 2-й гильдии А. Ф. Бахрушина ра-
ботало 80 человек, а товаров произво-
дилось на сумму в 73 500 рублей
серебром. Для сравнения: крупнейшее
предприятие кожевенной промышлен-
ности того времени производило про-
дукции на 103 500 рублей. Но в 1848-м неожиданно сбываются
прогнозы завистников. Эпидемия холе-
ры забирает жизнь главы семейства.
После его смерти оказывается, что день-
ги для реконструкции фабрики Бахрушин
брал под проценты и предприятие еще
не успело окупить вложенных средств.
Кредиторы, узнав о смерти заемщика,
потребовали свои деньги обратно. Но да-
же стоимости всего имущества фирмы
не хватало для того, чтобы рассчитаться,
и семье советовали отказаться от на-
следства, чтобы не брать на себя долги.
Вдова Наталья Ивановна (1791-1862)
собрала сыновей Петра (1819-1894),
Александра (1823-1916) и Василия
(1832-1906) на семейный совет. На совете было решено продолжить
дело отца, не отказываться от его долгов
и работать — Бог поможет. У кредиторов
попросили отсрочки, пообещав все вы-
платить с будущих прибылей. Братья так-
же положили на будущее деньги под про-
центы никогда не брать, а с партнерами
расплачиваться только наличными. Сле-
дуя наказу отца, семья решила часть
прибыли по итогам года обязательно
тратить на благотворительные цели.
Кроме того, решено было не разделять
капиталы и вести дела вместе в форме
товарищества. Руководство взяла на се-
бя неграмотная, но знающая дела фир-
мы Наталья Ивановна. Без старшего за стол
не садились
«14 вторник. В 7 часов утра... Богу
помолясь, чаю напился, по заводу про-
шел, товары принял и разобрал...» — пи-
шет в своем дневнике старший брат
Петр Алексеевич. Судя по записям,
практически каждый день он начинал с
участия в богослужении. После смерти матери братья подели-
ли управление между собой. Петр стал
главой семьи и взял на себя управление
семейным бюджетом, а также суконной
25
1. Храм Троицы Живоначальной при бывшем сиротском приюте для мальчиков имени братьев
Петра, Александра и Василия Алексеевичей Бахрушиных
2. Семья Петра Алексеевича Бахрушина. Сидят: Петр Алексеевич, Екатерина Ивановна и Дми-
трий Петрович; стоят: Алексей Петрович, Константин Петрович и Николай Петрович.
Петр Алексеевич Бахрушин, старший сын Алексея Бахрушина, умер в 1894 году. Он был женат
на Екатерине Ивановне Митрофановой и имел 18 человек детей. Взрослого возраста достиг-
ли четыре сына и пять дочерей. У всех сыновей были многодетные семьи
1
2
фабрикой. Средний брат, Александр, уп-
равлял кожевенным производством, а
младший, Василий, — системой реали-
зации товаров. К этому моменту братья
уже окончательно рассчиталась с креди-
торами и бизнес процветал, а товары
продавались не только по всей России,
но и в Персии и Китае. «Жили братья очень патриархаль-
но,— пишет знавший семью Бурыш-
кин.— Старший, Петр Алексеевич, пра-
вил всем домом, всей семьей и братьями,
и взрослыми, женатыми сыновьями, как
диктатор... до прихода его в столовую ник-
то не мог сесть». Когда старший в семье
входил, кто-нибудь читал молитву, и все
молча садились. За столом никто не смел
говорить, кроме старшего. Если он зада-
вал вопросы, ему отвечали. Детей к столу
взрослых не допускали совсем.
Один из младших братьев два года
копил на богоугодное дело. Когда по-
нял, что денег не хватает, он отправился
к старшему бить челом, то есть на коле-
нях кланяться до самого пола, прося по-
мощи. Так уж было заведено в этом се-
мействе. Помощь, разумеется, была
оказана. За эффективность в богоугодных де-
лах Бахрушиных уже в XIX веке прозвали
профессиональными благотворителями.
Скупые, но щедрые
Благотворительность Бахрушиных
отличали несколько характерных черт.
Во-первых, ни одно из построенных ими
благотворительных учреждений не оста-
валось без храма. Во-вторых, примерно
половину пожертвованных средств бра-
тья клали в банк под проценты на содер-
жание и развитие учреждения. Чтобы деньги расходовались макси-
мально эффективно, братья и их род-
ственники входили в попечительские
советы создаваемых учреждений, вни-
кали во все внутренние дела, «отдавая
свои знания, опыт с целью сберечь каж-
дую копеечку из пожертвованных ими
сумм». Современники ошибочно прини-
мали эту их особенность за жадность к
деньгам и скряжничество.
Масла в огонь добавляли умерен-
ность в быту и экономия на своих прихо-
тях, отличавшие Бахрушиных. Знакомый
семьи Н. А. Варенцов свидетельствует:
«Дела их шли весьма успешно, но моск-
вичи не могли себе представить их бо-
гатства по скромности и сдержанности
их жизни, хотя они жили в своих особня-
ках, быть может, больших размеров, но
не бросающихся в глаза роскошью от-
делки... Ездили в простых экипажах...
Мне ни разу не пришлось видеть кого-
либо из ...братьев Бахрушиных в... мод-
ных ресторанах или сидящих в первых
рядах кресел во время особых театраль-
ных представлений». У Бахрушиных были самые скром-
ные по отделке приемные конторы в
Москве, над чем подтрунивали совре-
менники. Вот, например, что писало «Но-
26
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Жизнь в Церкви Благотворители
вое время»: «Одной из самых крупных и
богатых фирм в Москве считается торго-
вый дом братьев Бахрушиных... Вла-
дельцы молодые еще люди, с высшим
образованием, известные благотвори-
тели, жертвующие сотни тысяч. Дело
свое они ведут, хотя и на новых началах,
т. е. пользуясь последними словами на-
уки, но по старинным московским обы-
чаям. Их, например, конторы и прием-
ные заставляют многого желать». Но
если конторы и мог кто-то поругать, то
благотворительные учреждения были
самыми передовыми.
В детдоме, как в раю
Ансамбль из семи зданий красного
кирпича с обезглавленным храмом, за-
терянный на задворках завода «Водо-
прибор», это все, что остается сегодня
от первого в России детского дома се-
мейного типа, созданного Бахрушины-
ми (1-й Рижский пер., д. 2, стр. 7). В цен-
тре ансамбля — созданный специаль-
но для мальчиков «детский храм» в
честь Живоначальной Троицы. Храм
был сделан в псевдовизантийском сти-
ле, с обилием золота и убранством, на-
поминающим иллюстрации к сказке.
Над алтарем редкая фреска — Христос
в юности, то есть без бороды. Сегодня
храм возвращен Церкви, а улей ком-
нат, в который было превращено внут-
реннее пространство, уничтожен. Когда
община стала очищать стены, из-под
краски в бывшем кабинете Жиринов-
ского (он здесь работал до того, как за-
няться политикой) проступили фрески,
предположительно работы Васнецова.
По информации потомков Бахрушиных,
Васнецов был одним из художников,
облагодетельствованных меценатами,
и в благодарность расписывал многие
их храмы. В январе 2013 года умер последний
из воспитанников приюта (в возрасте
106 лет) по фамилии Рачков. Он расска-
зывал о своей жизни в приюте такими
словами: «Я был как в раю, я всю жизнь
потом вспоминал это место и то, как нас
любили». «Имеем честь просить Вас довести
до сведения Московской Городской ду-
мы, что мы желаем пожертвовать капи-
тал в 600 тыс. рублей... на устройство в
Москве бесплатного приюта для бед-
ных, покинутых родителями детей и си-
рот православного вероисповедания,
преимущественно московских жите-
лей», — писали Бахрушины князю Голи-
цыну в 1895 году. Под приют купцы по-
дарили городу землю в парковом
районе Сокольников. На этой земле вы-
росли шесть домиков, в которых боль-
шими семьями по 20-25 человек жили
дети вместе с прикрепленными к ним
воспитателями. К 1905 году в приюте
содержались 150 «стипендиатов брать-
ев Бахрушиных». Здесь был устроен до-
машний театр, перед каждым домиком
руками детей разбиты сады, устроены
27
1. Один из корпусов Бахрушинского приюта, первого в России семейного детдома
2. Больница, при которой был открыт первый российский хоспис (фото 1888 г.). Сегодня это
больница № 14, ул Стромынка, д. 7 (на фото 3). Храм обезглавлен, пространство перестроено
1
2
3
несколько курятников, голубятен и во-
льеров для гусей, имелись лазарет, пра-
чечная и баня. На праздники здания ук-
рашались электрическими гирляндами,
а по вечерам устраивались чтения с
волшебным фонарем. Женщины рода
Бахрушиных преподавали в приютской
школе.
Задачей приюта было подготовить
детей к самостоятельной жизни, для че-
го их не только обучали грамоте, но и
давали какую-либо профессию, смотря
по склонности. Главным ремеслом было
избрано совсем тогда новое и наиболее
перспективное электротехническое.
В приюте работали столярная и слесар-
ная мастерские, кузница. Уже во время
учебы подростки профессионально вы-
полняли заказы и зарабатывали своим
трудом. Бахрушины продолжали участ-
вовать в жизни стипендиатов и после
того, как те в 18 лет покидали приют. Их
трудоустраивали.
Первый хоспис империи
Еще одним ноу-хау человеколюбивой
династии стал первый в России хоспис.
Сегодня это больница номер 14 (ул.Стро-
мынка, д. 7) рядом с метро «Сокольники»,
бывшая 33-я Остроумовская — по име-
ни первого главврача и выдающегося те-
рапевта. Остроумов, как и Васнецов, был
поднят из нищеты именно Бахрушиными,
в благодарность за что стал их семейным
доктором. В 1882 году Бахрушины предложили
городскому голове 450 тыс. рублей на
строительство больницы для страдаю-
щих хроническими заболеваниями на
200 коек. Согласно уставу на лечение
принимались «лица всякого звания и со-
стояния, преимущественно из недоста-
точных». В 1893 году при больнице был
построен Дом для призрения неизлечи-
мо больных еще на 200 человек. Анало-
гов этому типу заведений на тот момент
в Москве не существовало. Бахрушины
продолжали жертвовать, и комплекс
прирастал новыми зданиями: самый
крупный в Москве роддом, амбулатория
для оказания помощи приходящим боль-
ным, рентгеновский кабинет, первый в
Москве женский туберкулезный барак.
В больницу привозили больных из бога-
делен, приютов и фабрик и даже прямо
с улицы, если человека подбирали вра-
чи или полиция. Отношение к своим работникам как
к членам семьи было еще одной отличи-
тельной чертой семьи. Бахрушины счи-
тали, что Бог специально свел их с этими
людьми, чтобы купцы приняли участие в
их судьбе. Один из внуков благотворите-
лей, Юрий Бахрушин, напишет, что после
войны к нему во множестве приходили
люди и рассказывали, как деды подняли
их из канавы, умыли, одели, привели на
фабрику, дали образование и работу. Он
напишет, что даже не догадывался, и де-
28
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Жизнь в Церкви Благотворители
Фото РИА Новости
ды об этом не любили говорить, какое
количество душ — сотни, тысячи — они
облагодетельствовали. Благодарные
рабочие и служащие трудились на бахру-
шинских предприятиях многие годы це-
лыми династиями, что способствовало
процветанию фирмы.
Самые известные
и самые забытые
В общей сложности Бахрушиными
было создано около десятка профессио-
нальных училищ, заложены основы трех
музеев (в том числе небезызвестного Те-
атрального музея Бахрушина), с их помо-
щью создано четыре театра. Братья по-
строили 10 храмов, систематически
помогали 17 храмам и 3 монастырям.
Всего же они оказали значительное уча-
стие в создании или создали с нуля око-
ло 100 учреждений. На филантропию,
включая пожертвования Церкви, эта се-
мья потратила более 6 млн 390 тыс. руб-
лей. Притом что к 1917 году недвижимое
имущество фирмы оценивалось в 5 млн
215 тыс. рублей. Братья тратили на бла-
готворительность больше, чем на биз-
нес, и процветали. Для сравнения: са-
мый богатый человек Российской
империи барон Александр Штиглиц имел
состояние примерно в 100 млн, а пожер-
твовал около 6 млн. Братья Третьяковы,
обладавшие капиталом более 8 млн, по-
жертвовали более 3 млн.
В 1901 году Александр и Василий Бах-
рушины (Петра уже не было в живых) «за
многолетнюю благотворительную дея-
тельность в пользу беднейшего населения
Москвы» были удостоены звания Почет-
ных граждан. С момента появления этого
звания и до революции его удостоились
всего 12 человек, из них купцов трое —
Павел Третьяков и братья Бахрушины.
Внук А. Бахрушина вспоминал: «Мой дед, с
чисто буржуазным пренебрежением отно-
сившийся к выпадавшим на его долю ор-
денам и другим знакам отличия, искренно
гордился званием, дарованным ему Ду-
мою, и художественно исполненная гра-
мота о пожаловании ему такового, встав-
ленная в массивную раму, украшала стену
его скромного и неуютного кабинета». Многие предпринимательские се-
мьи занимались широкой благотвори-
тельностью: Абрикосовы, Алексеевы,
Баевы, Карзинкины, Лепешкины, Моро-
зовы, Третьяковы и другие. И все же, по
выражению В. П. Рябушинского, самый
весомый вклад в дело любви и милосер-
дия внесли именно Бахрушины. После
революции иностранные журналисты
спросили внучку одного из Бахрушиных,
как теперь они собираются жить, остав-
шись без денег. Она ответила: «Ничего
не жаль, была бы жива держава». Использована диссертация
к. и. н. Натальи Филаткиной 29
1. Театральный музей имени Бахрушина, основанный Алексеем Александровичем Бахруши-
ным, сыном одного из трех братьев. Здесь проходили известные «бахрушинские субботы», на
которых бывали Ермолова, Шаляпин, Станиславский, Немирович-Данченко 2. Актеры и театралы с воодушевлением поддержали А. А. Бахрушина в создании музея. Мно-
гие «безданно и беспошлинно» присылали ему в подарок редкие фотографии, автографы, ме-
мориальные вещи. Сам Бахрушин несколько раз специально ездил за границу за экспоната-
ми для разделов по истории западноевропейского театра Фото РИА Новости
1
2
Яичница с покаянной
приправой Приходская повариха взяла отгул —
и вдруг настоятель нагрянул, голодный,
уставший, возвращался откуда-то вмес-
те с сыном. «Покорми нас!» Я оторвалась
от компьютера, помчалась на кухню, в
холодильнике — только яйца. Ага, пова-
риха ничего не оставила. Боится, что я
приготовлю нечто эдакое, завидует мо-
им кулинарным талантам. Ну ничего, я и
из яиц могу шедевр создать. Сначала на-
до поджарить хлебушек до золотистого
состояния, вылить яйца, накидать поло-
сок сыра и быстро-быстро равномерно
разбросать тонко нарезанный помидор.
Настоящая пицца получается! Чудо из
ничего. А повариха наша — старуха де-
ревенская, только на тефтели горазда.
Вот батюшка и поймет, кто чего стоит, в
буквальном смысле. Ведь я на приходе и
за секретаршу, и за бухгалтера... Может,
отцу N придет в голову зарплату мне по-
высить?.. Я вот сейчас готовлю, а мои
дела стоят. А он мне: «Покорми», словно
я к кухне приставлена. И вообще, отчего
бы им домой сразу было не поехать? Ма-
тушка бы ужином накормила, нечего ле-
ниться!
Пока отец с сыном ели да нахвалива-
ли, я сидела и подсчитывала, сколько
раз успела нагрешить во время приго-
товления яичницы. Тщеславие, гордость,
осуждение, пренебрежение к ближнему,
непослушание — пусть и мысленное...
Теперь с этим надо идти на исповедь. Жизнь в Церкви От первого лица
30
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Я исповедуюсь своему
начальнику
Многие мечтают о том,
чтобы быть к духовнику
поближе, иметь
возможность
советоваться с ним как
можно чаще и сверять
практически каждый шаг.
Такой шанс выпадает тем,
чей непосредственный
начальник — священник.
О том, что таит в себе
подобный опыт,
рассказывает сотрудница
одного из приходов.
Текст: Ольга ГОВОРОВА
Простая яичница побудила меня к
видению неосознанных грехов — это
хорошо. Но вот на исповедь я пойду все
к тому же отцу N, моему начальнику и
автоматически — духовнику. Почему ав-
томатически? Да священник у нас в хра-
ме один. И мне придется рассказывать,
что за мысли примешала я к яичнице.
Батюшка — живой человек, я его очень
люблю и уважаю. Как же мне все это
вывалить на него? Как сказать, что мне
не нравится его избалованный сынуля,
что я плохо подумала о матушке и счи-
таю, что мне несправедливо мало пла-
тят. Таинство таинством, но и после ис-
поведи мои признания не сотрутся у
него из памяти. Он может обидеться,
расстроиться, а может изменить отно-
шение ко мне не в лучшую сторону, ведь
он — мой босс.
Почему не ходить на исповедь в дру-
гой храм, к другому духовнику? Богослу-
жебные дни — рабочие. Пойти куда-ни-
будь еще на службу — нельзя. И потом —
от добра добра не ищут. Отец N знает ме-
ня как облупленную. Могу сказать: «Вот
мы с Марьванной опять...» — и больше
ничего не надо. Все ясно. Я исповедую
грех, наполненный личностным содер-
жанием, а не просто: «раздражилась»,
«осудила». За этот конкретный грех мне
стыдно: стыдно вновь и вновь погружать
батюшку в наши бабьи дрязги, стыдно,
что не могу пересилить эту многолетнюю
склоку. Исповедуя «будничные» проступ-
ки незнакомому священнику, я больше
рискую скатиться в автоматизм, в про-
стое перечисление грехов. С другой сто-
роны, если (вдруг!) у него есть время вы-
слушать все обстоятельства дела, он,
возможно, даст мне столь необходимый
совет человека, который смотрит на си-
туацию со стороны. Ведь Мария Иванов-
на — казначей, и наши с ней разногла-
сия основаны исключительно на
«производственных» проблемах. Так что
отец N, наставляя меня на исповеди, во-
лей-неволей может выступить в роли не
только духовника, но и администратора,
радеющего о трудовой дисциплине, эф-
фективности рабочего процесса и т. д. Штраф или епитимия
Безусловно, каждый наш поступок
имеет духовный смысл, и мы должны
внимать себе, пребывая в постоянном
покаянном настрое. Увиденные грехи
Как бы старцы, как бы чада...
Можно ли работать в подчинении у своего духовника? Как
при этом не смешивать духовные и деловые отношения?
Своим мнением делится благочинный Красногорского
округа Московской епархии, настоятель Успенского храма
в г. Красногорске протоиерей Константин ОСТРОВСКИЙ:
— Работать в храме и окормляться у настоятеля можно без вреда для ду
ши, но при одном из двух условий. Или работающее в храме чадо действи
тельно имеет от Бога великий и редкий дар духовного послушания и ревно
стно борется за сохранение этого дара (как — об этом сейчас говорить не бу
дем). Или, не имея такого дара, человек и не фантазирует, будто имеет. То же
относится и к настоятелю: не нужно изображать когото великого.
Подробное и искреннее исповедание всех помыслов (в том числе и про
тив духовного отца), о котором упоминается в рассказе Ольги Говоровой, не
свойственно обычным отношениям настоятеля и сотрудницы, даже если
она у него постоянно исповедуется. И батюшка из обсуждаемого текста не должен был бы требовать себе не
померного духовного послушания. История с протоколом и налоговой дек
ларацией, за которой последовала трехнедельная епитимия в форме «нераз
говаривания» и «несмотрения», — это какойто кошмар. Такое поведение на
водит на мысль о не усмиренных благодатью Божией, но зажатых в душе че
ловека «неудобносказуемых» страстях, которые, не имея прямого выхода,
прорываются в такой вычурной форме.
Кстати, батюшку из рассказа Ольги Говоровой необходимо считать соби
рательным образом, иначе получится не только литературная исповедь ав
тора, а еще и публичное поношение вполне конкретного священника. Это
совершенно недопустимо. Да и кто же хотел бы, чтобы о его немощах — а кто
без греха? — писали в журнале.
Разумный начальник не станет добиваться от подчиненных слепого по
виновения, а будет поощрять их инициативу. Я вот считаю себя разумным
настоятелем, но я ведь не пророк и не специалист во всех областях приход
ской деятельности. Могу ошибаться, и нередко ошибаюсь. Поэтому, пока
идет обсуждение вопроса, сотрудники не только могут, а обязаны высказы
вать все имеющиеся у них соображения. Я об этом их прошу и поощряю от
кровенность. А вот когда решение обсуждено и принято, тогда его нужно ис
полнять и не спорить.
Приходский священник должен четко различать, в какой ипостаси он
пребывает в каждой конкретной ситуации: духовник (для тех, кто обращает
ся к нему как к духовнику и именно тогда, когда они обращаются именно как
к духовнику), начальник (для сотрудников храма, если батюшка — настоя
тель), муж (только для своей жены), друг, отец (для своих детей) и тому по
добное.
Такое различение не так уж сложно. Например, мы служим в одном хра
ме с одним моим старым другом, и по службе он мне оказывает искреннее
послушание, а я иногда делаю ему строгие замечания. Но в неслужебной си
туации, на прогулке например, мы просто друзья, и нелепо было бы мне его
поучать, а ему меня слушаться. А сотрудник храма, если я его духовник, пусть о своих служебных по
грешностях рассказывает не на исповеди. Если же он чувствует неловкость
в сочетании «настоятель — духовник», то ему следует избрать другого духов
ника. Можно еще перестать работать в храме, но это уже вряд ли восстано
вит отношения, впрочем случается всякое.
Бывают иногда настоящие трудности — когда единственный священник
на десятки или даже сотни километров вокруг. Мне пришлось быть в коман
дировке в таком приходе, и одна девушка поделилась, что влюблена в моло
дого настоятеля (да еще и целибата), просила совета. Что тут будешь делать?
До ближайшего другого храма ей было ехать несколько часов на поезде. По
советовал обращаться к этому священнику только за совершением таинств,
исповедоваться без подробностей, разговаривать сухо, за советами не обра
щаться. Не знаю, как все обошлось, никогда больше в том городе не был.
Впрочем, всех случаев не переберешь и не предусмотришь.
КОММЕНТАРИЙ
31
Жизнь в Церкви
От первого лица
32
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
несем на исповедь, которая проходит в
определенное время. Когда твой на-
чальник — священник, ты имеешь шанс
ощущать себя почти непрерывно стоя-
щей перед аналоем. Наверное, это не-
плохо — как высший духовный пилотаж.
Но вмещает не всякий. Вот в моем случае, например. То, что
является обычным служебным проступ-
ком, недочетом или ошибкой, в моей си-
туации наделялось совсем другим, ду-
ховным смыслом. Однажды я получила
два задания: от настоятеля и казначеи.
Первое было не очень срочным, вто-
рое — очень: налоговая декларация,
завтра сдавать... Какая разница, что я
сделаю первым, а что вторым? Настоя-
тель ушел на службу, успею до ее оконча-
ния выполнить оба задания. Не успела,
погрязла в цифрах. Отец N осерчал. Не
так и необходим был ему протокол при-
ходского собрания, который уже завтра
с утра лежал у него на столе. И совсем не
нужны были мои объяснения. Я прояви-
ла непослушание — и заслужила епити-
мию: три недели он со мной не разгова-
ривал, смотрел сквозь меня.
Перенесла тот бойкот я очень тяже-
ло. Слушалась теперь беспрекословно,
но за страх, а не за совесть. С тем же ус-
пехом батюшка мог использовать адми-
нистративный ресурс и, скажем, оштра-
фовать меня. Урока нужного — духовного — я не
вынесла. Вспомнила, конечно, историю
про капусту, которую будущим иноки-
ням велели сажать корешками вверх,
но не вразумила меня она: мы не в мо-
настыре, куда приходят исключительно
ради спасения и возрастания духовно-
го. Я работаю на приходе. Конечно,
пришла сюда не за длинным рублем и
возможностью сделать карьеру. Но я
получаю зарплату, имею семью, обя-
занности в миру. Я не давала обета по-
слушания. Хлеб вместо камня Есть такая шутка: «1. Начальник
прав. 2. Начальник всегда прав. 3. Если
начальник не прав, см. п. 1.» И все-та-
ки... Начальнику можно возражать. На-
чальнику-священнику — проблематич-
но. Но здесь дело не в неравенстве сил
участников дискуссии, а в привлечении
чуждых для нее категорий, перенесении
ее в другую плоскость. Несогласие с точкой зрения облечен-
ного саном шефа чаще расценивается
как отсутствие послушания, смирения,
гордыня. Порой приходится соглашаться
с настоятелем только потому, что он —
настоятель. Но он же — и человек, кото-
рый не может с равным успехом разби-
раться во всем. Иногда указания моего босса-духов-
ника, касающиеся, например, создания
приходского листка, были, как бы помяг-
че выразиться, дилетантскими, порой —
просто невыполнимыми. Работа с верст-
кой, подготовка текстов к печати — моя
специальность. Тут я чувствую себя про-
фессионалом и готова к профессиональ-
ному диалогу. К чему я не готова в даном
случае —так это к слепому послушанию
без рассуждения. О каком духовном по-
слушании может идти речь в рабочих во-
просах? Однако на мои профессиональ-
ные доводы отец N обычно отвечал
духовными. «Батюшка, давайте поменя-
ем макет, здесь все сливается. Вот смо-
трите, что я предлагаю, я же не первую
газету делаю» — «Это в тебе гордыня го-
ворит, ты должна покаяться» и т. д. Я пла-
кала, но слезы мои не были покаянны-
ми: мне жалко было дела.
Пишу эти строки и чувствую страх.
Знаю, что многие скажут: твоя гордыня и
впрямь сквозит в каждой строчке, ты на-
тыкалась лишь на свое непослушание и
мучаешься от отсутствия смирения. Бес-
ценную возможность постоянно общать-
ся с духовником, сверять с ним каждый
свой самый маленький шаг вменяешь ни
во что. Это не так. Я очень ценю это и бла-
годарна Богу за то, что поставил меня
именно сюда. Я получала утешения в тя-
желые минуты жизни, я разрешала со-
мнения, могла посоветоваться по само-
му ничтожному поводу. Но иногда я не
просила совета. Я просто работала —
так, как работаем все мы. Кто на фирме,
кто в редакции, кто на стройке. Я прихо-
дила к батюшке с рабочим вопросом, а
получала взамен духовное наставление.
Перефразируя Евангелие, мне давали
кусок хлеба вместо камня. Но что, если в
тот момент я вовсе не хотела есть, а мне
просто нужно было что-то тяжелое, чтобы
подпереть дверь?
РЕКЛАМА
Смерть
Главная достопримечательность
Калязина — колокольня, возвышаю-
щаяся посреди Волги. Зимой об нее
разбиваются пурга и ветер волжского
снежного простора. Это все, что можно
увидеть сегодня в той части города, ко-
торая навсегда осталась под водой
после «обводнения Москвы-реки пу-
тем соединения с верховьями реки
Волги» в 1931 году. Наполовину ампу-
тированные новым берегом водохра-
нилища улицы Калязина уже никогда
не смогут наполнить город полноцен-
ной жизнью. Церкви, торговые ряды и
большой монастырь погребены под во-
дой и льдом, как под крышкой хрус-
тального гроба. В 2002 году совсем ря-
дом с колокольней, на небольшом
необитаемом островке появилось
странное сооружение — высокая оди-
нокая башня. Ее построил человек, ко-
торый верил в воскресение мертвого
города.
Александр Капитонов, устроитель
башни и многих калязинских церквей,
трагически погиб в том же 2002 году.
Он ехал зимой на уазике через Волгу,
вез двух знакомых. Машина ушла под
воду. Он успел вытолкнуть на лед одно-
го пассажира, второго – не смог и сам
не выплыл. Остров
«Ведь ставят поклонные кресты, а у
нас вот есть поклонная башня», — рас-
сказывает Сергей Круглов, краевед,
житель Калязина и прихожанин Возне-
сенского храма, кстати, тоже восста-
новленного с помощью Александра Ка-
питонова. Мы с Сергеем на лыжах пересекаем
Волгу, точнее, несколько сотен метров
от берега до острова. Этим путем Саша
много раз ходил, зимой — на лыжах, ле-
том — на лодке, чтобы помолиться и по-
работать. «У Саши был такой характер,
как спичка, чиркнешь —и уже светит, —
продолжает Сергей. — Я помню, как я
ему рассказал, что на этом месте был
монастырь. “Вот, — говорю, — смотри,
все эти острова — монастырские храмы.
А этот остров так и называется — Мона-
стырский”. Он тут же отреагировал:
“Сворачиваем туда”. Я долго ждал в лод-
ке, пока он по острову бродил. Позже
пригласил его на просмотр нашего
фильма “Время собирать камни”, про
33
Жизнь в ЦерквиСвоими глазами
Саша"грешник
Башня на необитаемом
острове — единственное
восстановленное здание
затопленного
Калязинского монастыря.
Возрождать обитель
взялся не святой, не богач
и даже не уроженец
Калязина. Что это —
безумие или настоящая
вера? Одинокая башня
дает каждому свой ответ.
Текст: Ирина СЕЧИНА
Саша"грешник
Фото из личного архива Александра Капитонова
Жизнь в Церкви
Своими глазами
34
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
историю затопленного Свято-Троицкого
Калязинского монастыря. После филь-
ма были аплодисменты. Выходим, я
спрашиваю: “Как тебе?” Он резко так от-
вечает: “Там показывают разрушенные
церкви, надгробия из воды, а люди ап-
лодируют”. Я ему объясняю, что это все
светские люди. А он мне: “Что смотреть?
Надо что-то делать”». Потоп
За пять столетий до рождения Саши
Капитонова в Чувашии в Тверских краях
появился монах Макарий из рода бояр
Кожиных. Туда, где сейчас Калязин, он
пришел по берегу речки Кашенки из Ка-
шина. Тогда этой землей владел боярин
Иван Коляга. Коляге не понравилось то,
что монах какой-то на его землях келью
себе построил. Но из кельи постепенно
вырос монастырь, и Коляга сдался. Да-
же стал иноком этого монастыря. Мака-
рий, став игуменом, упорно называл
монастырь Калягинским. Вокруг монас-
тыря разросся город, который тоже стал
называться по имени владельца земли:
Калягин город, Калязин. Сергей, придерживая капюшон от
ветра, показывает бывшие улицы и цер-
кви, направляя мой взор на темные пуч-
ки деревьев, тут и там разбросанные по
снежной шири: «Все эти острова — вы-
сокие точки бывшего Калязина». До появления в Калязине Саши в го-
роде оставалась только одна церквуш-
ка — Введения Божией Матери. Еще од-
на, незатопленная церковь Вознесения
Христова, была заброшена, а в другой,
сохранившейся церкви Богоявления, до
сих пор находится краеведческий музей.
Пушки у его входа на середине улицы,
которая уходит дальше под воду, указы-
вают как раз на Монастырский остров и
башню. Когда-то по этой улице, по ров-
ной дороге от Богоявленского храма
православные шли в Макарьевский мо-
настырь помолиться. В современном Калязине одна гос-
тиница и одна туристическая достопри-
мечательность — колокольня, которая
стала подобием надгробья. Вечером в
этой единственной гостинице пью кофе
и читаю небольшой путеводитель, точ-
нее, проспект о продаже участков под
Калязином с пляжами «на живописных
берегах водохранилища». «Шестивеко-
вая история Калязина так насыщена ве-
ликими событиями, что ее вполне мож-
но сравнить с историей Москвы или
Киева», — сообщает путеводитель. Воз-
можно, так и есть, но самое великое со-
бытие города Калязина произошло в
1931 году. Событие, масштаб которого
город уже не вынес. Удастся ли когда-ни-
будь поднять из воды то, что «кануло» в
нее, как говорят в народе, навсегда? Храмы
Саша построил часовню. Она просто-
яла лето. А потом ее пришлось разби-
рать. Выяснилось, что земля не оформ-
лена, благословения священноначалия
нет. Благочинный отнесся к Сашиной за-
тее скептически. На тот момент в един-
ственную церковь Калязина не много
народа ходило, а тут монастырь восста-
навливать. Саша расстроился, но сми-
рился. В то же время он занимался восста-
новлением городского Вознесенского
храма. Когда-то вокруг него было город-
ское кладбище. К 1936 году здесь пре-
кратились службы, и храм был отдан
спортивному клубу «Спартак». На клад-
бище стали играть в футбол, а в 1940 го-
ду, в последний этап затопления города,
церковь передали хлебозаводу. Вскоре
хлебозавод переехал, а здание храма
бросили. У храма постепенно разруши-
лась крыша, осыпались своды. Когда в
1993 году члены церковной общины, ко-
Настоятель храма святителя Николая в Кузнечной слободе в Москве, ректор ПСТГУ протоиерей Владимир Воробьев познакомился с Сашей
(на фото справа), когда некоторые прихожане его московского храма стали строить дома под Калязином, а Саша им помогал. Отец Влади-
мир часто приезжал на остров, молился вместе с Сашей, служил молебны. Эти молебны стали традицией, которая не прерывается и после
Сашиной смерти Фото из личного архива Александра Капитонова
35
торой передали храм, пришли посмот-
реть на свои «владения», они увидели
внутри храмовых стен настоящие джунг-
ли: из кирпича росли деревья, балки пе-
рекрытий и груды силикатного кирпича
оплетали корни. Саша был спортсмен, физически
крепкий человек, и еще он очень быстро
переходил от слов к делу. Храм восстано-
вили. В прошлом году в Калязин в Воз-
несенский храм перенесли мощи препо-
добного Макария, которые до этого
находились в Твери. Молитва
Александр появился в Калязине в
1980-х годах. Мать его была верующей
женщиной и передала свою веру сыну,
но по-настоящему он пришел в храм в
1990-е. И стал духовным чадом прото-
иерея Леонида Береснева. Отец Леонид, духовник Тверской
епархии, тридцать лет служит священни-
ком в селе Красное, в 15 километрах от
Калязина. Мы с Сергеем, промерзшие
после лыжного похода на остров, едем к
нему. Храм. Внутри теплый сумрак рас-
сеянного лампадного света выхватыва-
ет из таинственной глубины алтаря по-
линялую завесу. Отец Леонид с кадилом
выходит из врат: «Ну, пойдемте на моги-
лу. Помолимся». После литии идем пить
чай в домик отца Леонида через дорогу
от храма.
«Как я с ним познакомился? Да про-
сто... Он сам пришел. Его жизнь была та-
кая: вера и молитва. У него была молит-
ва от сердца, а не от ума. Иногда придет
с острова или с другого дела. Устал. Ля-
жет. Через час силой воли заставит себя
встать. Прочитает вечернее правило и
тогда уж ложится спать до утра. И так он
часто понуждал себя молиться», — вспо-
минает отец Леонид. Москвичи
Григорий Владимирович, москвич,
отец большого семейства, купил разва-
ливающийся домик в деревне Селищи
недалеко от Калязина 12 лет назад и по-
звал Сашу восстанавливать хозяйство.
«Саша сразу сказал, что лишнего с нас
не будет брать, и вообще, заработанное
будет отдавать на храм. Это было в мар-
те 2000 года. Но первый раз я услышал
о Саше от своей жены. Она рассказала,
как в Селищах, недалеко от нашей де-
ревни, увидела мужика, в одиночку тас-
кающего бревна деревянного недостро-
енного храма. Это и был Саша. Потом,
когда я поближе с ним познакомился,
понял, что у него такой характер: когда
надо что-то делать, он начинал делать,
независимо от того, один он или не один.
Так и с этим деревянным храмом митро-
полита Филиппа. Москвичи начали стро-
ить, но не смогли, бросили. Саша увидел
и не смог спокойно спать, пока его не
поднял. Найти работников, которые со-
гласились бы ему помогать бесплатно, в
Калязине нереально. Вот он часто один
и работал».
«Последние пять километров подъ-
езда к нашему дому почти непроходи-
мы,— говорит Григорий Владимиро-
вич.— Саша всегда нас встречал там,
где начинались гиблые места, ехал впе-
реди и показывал дорогу. Зимой он при-
ходил пешком в наш дом, чтобы прото-
пить его к нашему приезду. С человеком,
который так к вам относится, не будешь
общаться как с наемным рабочим. Он
стал для нас близким человеком. “Пап!
Тебя Грешник к телефону!” —звала меня
дочка, когда звонил Саша. Он сам так
представлялся: “Добрый день. Это Са-
ша-грешник”. Мы сначала посмеива-
лись, но, понимаете, он по-настоящему
так про себя думал. Постепенно между
собой мы тоже стали так его называть.
Удивительный был человек...» Башня
«Идея с башней была похожа на без-
умие, —вспоминает Григорий Владими-
рович. —Но это была мечта. Саша зате-
ял ее строить после неудавшейся эпопеи
с часовней. Решил, что главное — на-
чать строительство, а документы потом
оформит, постепенно. Материалы Саша
доставлял на маленькой лодочке. Тонны
кирпича, цемента, песка мелкими пар-
тиями переправлял на остров. Будущее
он представлял так. В башне будет храм.
Потом придет подвижник и будет там
спасаться. Понятно, что это будет насто-
ящее подвижничество. Ведь никто ему
туда электричество не проведет. Вот
представляете, я в детстве тоже мечтал,
что сам запущу ракету в космос. Но Са-
ша не соразмерял свои мечты с реаль-
ностью никогда. Такого масштаба был
человек».
Благочинный Сашину идею о восста-
новлении монастыря не поддержал. Ка-
кой монастырь, если в церковь-то еди-
ницы ходят. Но удалось получить
благословение патриарха Алексия II.
Экологическая служба Калязина не
могла не видеть, как строится башня,
потому что ее окна выходят как раз на
остров, но там закрывали глаза. «Башня
росла у нас на глазах. Мы с московски-
ми священниками и отцом Леонидом
часто приплывали туда на пароходике,
служили там молебны. В какой-то мо-
мент люди из Экологической службы
сказали Саше, что “это уже невозможно
скрыть, пора оформлять”», — Сергей
Круглов рассказывает, что документы
оформили чудом. В ожидании подвижника
Башня построена на века. В фунда-
мент заложены огромные валуны из
реки. Но периодически ее пытаются
взломать. На зиму она закрывается
на замок, а летом там постоянно жи-
вет сторож. Вода, молитва, рыбалка.
Он открывает башню для посетите-
лей.Мы с Сергеем обнаружили, что за-
мок сломан. Его пытались выломать
ломом, но не получилось. «Зачем все-
таки эта одинокая башня, памятник ве-
ры в чудо одного человека, стоит на
этом острове, как вы думаете?» —
спрашиваю я Сергея. «Если это просто
остров, то его будут показывать и го-
ворить: тут был монастырь. Ну сказа-
ли, и все. А теперь, с башней, этот ост-
ров стал форпостом. Ведь из-за этого
монастыря к городу было особое отно-
шение. Башня отмечает место монас-
тыря, возвращает память о нем», — от-
вечает Сергей.
Отец Леонид говорит, что «надежду
терять нельзя». Когда-нибудь, возмож-
но, и подвижник придет, и монастырь бу-
дет. Сергей рассказывает, что какие-то
люди загорелись идеей полностью вос-
становить монастырь. Они даже высы-
пали несколько барж песка на мелково-
дье рядом с островом. Раз в год Тверской архиерей с па-
ломниками приплывает на остров и со-
вершает панихиду по всем усопшим по-
движникам монастыря, включая Сашу.
Это обязательный пункт большого тра-
диционного крестного хода. Может
быть, это начало?
От войны не уйти
После февраля 1917 года русская
армия быстро потеряла свою боеспо-
собность. Командованию пришлось от-
казаться от плана морской операции по
захвату Босфора. Начавшееся под «Мар-
сельезу» летнее наступление на фронте
закончилось позорным бегством. Те-
перь Германия смогла перебросить свои
лучшие части на англо-французский
фронт. После заключения Брестского
мира с советской Россией немцы полу-
чили контроль над громадными террито-
риями, богатыми столь нужными Герма-
нии продовольственными и сырьевыми
ресурсами. Поражение России позволи-
ло им продержаться до конца 1918 года.
Версальский мир мог бы быть для Герма-
нии гораздо более тяжелым и обернуть-
ся ее разделом на ряд небольших госу-
дарств, что устранило бы угрозу новой
глобальной войны, но из-за поражения
России победители не смогли этого до-
биться. Германия сохранила свое един-
ство, а позднее начала активное восста-
новление. В этом она могла опираться
на СССР: обе страны стремились к выхо-
ду из изоляции и взаимовыгодному со-
трудничеству.
Неизбежная после процветания
1920-х годов Великая депрессия и рас-
тущая угроза большевизма в Восточной
и Центральной Европе спровоцировали
в Германии победу нацизма. Однако те-
перь создать новую Антанту в противо-
вес немцам было уже невозможно. Мир
понесся навстречу Второй мировой вой-
не. Италия и Япония на сей раз выступи-
ли на стороне Германии. Франция и Бри-
тания встретили новую войну в гораздо
худшей форме, чем в 1914 году: в ре-
зультате победоносного блицкрига пер-
вая прекратила существование, а вто-
рая была загнана в глухую оборону.
Уинстон Черчилль не зря назвал обе
мировые войны одной «новой Тридцати-
летней войной» 1914-1945 годов. Для
нашей страны Великая Отечественная
война стала неизбежной расплатой за
революцию, но победить в самом страш-
ном за всю русскую историю испытании
удалось, опираясь уже не на советскую
идеологию, а на ценности гораздо более
значимые — вечные.
В первые полтора года войны поте-
ри Красной армии убитыми, умершими
от ран и пленными составили более
5 миллионов человек (что уже превыси-
ло кадровую численность РККА или по-
тери русской армии за всю Первую ми-
ровую войну). Была утеряна территория,
на которой проживало около 40 про-
центов населения страны, находилась
подавляющая часть военной промыш-
ленности, добывалось более половины
каменного угля и железной руды, соби-
ралась почти половина зерна. Ленин-
град — «колыбель февральской рево-
Жизнь в Церкви История
36
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Великая Отечественная война:
победу даровал Бог
Первая мировая война
могла бы стать и последней.
Но русская революция
1917 года положила начало
трагической цепи событий,
еще раз поставившей мир на
грань вселенской
катастрофы. Монархический
принцип в Европе был
окончательно поколеблен,
а новоявленные демократии
и республики слишком легко
склонялись к диктатуре.
Вожди и фюреры, играя
на инстинктах толпы, легко
бросали ее в бой во имя той
или иной химеры. На этом
фоне Первая мировая война
становилась лишь
репетицией грозных событий
будущего.
Текст: Федор ГАЙДА
Фото ИТАР-ТАСС
37
люции», произошедшей Великим по-
стом 1917 года, через четверть века по-
сле нее был подвергнут нацистами чудо-
вищному посту — блокаде.
Перепись 1937-го:
больше половины
верующих
В 1933-1938 годах на пространстве
Советской страны гремела «безбожная
пятилетка», в ходе которой Русская Цер-
ковь как организация была почти пол-
ностью уничтожена. Но лишь как органи-
зация: в 1937 году в СССР была
проведена перепись населения, во вре-
мя которой более половины жителей от-
крыто признали себя верующими (в ре-
зультате материалы переписи предали
гласности лишь спустя полвека). К началу Второй мировой войны на
своих кафедрах находились лишь четы-
ре архиерея: митрополиты Московский
Сергий (Страгородский) и Ленинград-
ский Алексий (Симанский), а также два
их викария — архиепископы Дмитров-
ский Сергий (Воскресенский) и Петер-
гофский Николай (Ярушевич). Однако с
началом международного конфликта в
1939-1941 годах в составе Русской
Церкви было образовано еще 15 епар-
хий — на территориях, присоединенных
к СССР и потому не испытавших двух де-
сятилетий гонений (Западная Украина,
Западная Белоруссия, Прибалтика,
Молдавия). Правда, в первые же недели
Великой Отечественной войны все они
оказались в оккупации. Руководство Третьего рейха взяло
курс на восстановление религиозной
жизни на своих новых территориях, но
намеревалось держать ее под жестким
контролем и направлять в выгодном для
себя русле. Однако нацисты просчита-
лись. Епископским собором в августе
1941 года в Почаевской лавре была
создана временная церковная автоно-
мия, которую возглавил экзарх митро-
полит Волынский Алексий (Громадский).
Немцам так и не удалось добиться от
епископата создания отдельной Украин-
ской Церкви. В октябре 1941 года в
Минске по инициативе германской ад-
министрации также прошел Собор Пра-
вославной Церкви в Белоруссии, кото-
рая поставила провозглашение
собственной автокефалии в зависи-
мость от «признания ее всеми автоке-
фальными Православными Церквами».
Таким образом, Церковь на оккупиро-
ванных территориях сохраняла молит-
венную связь с Москвой. В период окку-
пации были созданы 33 кафедры на
Украине, в Белоруссии, в оккупирован-
ных областях России и в Латвии.
По другую линию фронта события
развивались не менее стремительно.
Уже 22 июня 1941 года митрополит Сер-
гий выступил с посланием, в котором бы-
ли такие слова: «Вспомним святых вож-
дей русского народа, например
Александра Невского, Димитрия Донско-
го, полагавших свои души за народ и ро-
дину. ...Церковь Христова благословляет
всех православных на защиту священ-
ных границ нашей Родины. Господь нам
дарует победу». Знаменитое обращение
Сталина от 3 июля 1941 года со словами
«Братья и сестры!» и речь на параде 7 Но-
ября в значительной степени были по-
вторением митрополичьего послания.
С началом войны произошло резкое
оживление церковной жизни и в совет-
ском тылу. Уже в сентябре 1941 года на-
чалось образование новых епархий.
Всего на не подвергшихся оккупации
территориях в годы войны было создано
27 новых кафедр. Ко Дню Победы в
СССР уже действовало 10 547 храмов и
75 монастырей (позднее эта цифра бу-
дет превзойдена только в 1990-е годы).
Изменения отчетливо затронули и
воюющую армию. 10 декабря 1941 года
с военных газет был снят лозунг «Проле-
тарии всех стран, соединяйтесь!». 29 ию-
ля 1942 года, в начале Сталинградской
битвы, на следующий день после выхода
знаменитого приказа № 227 «Ни шагу
назад!», были учреждены ордена Алек-
сандра Невского, Суворова и Кутузова.
Позднее был учрежден орден Славы,
лента которого имела цвета Георгиев-
ского креста (их разрешалось носить
вместе). 6 января 1943 года, когда во-
круг 6-й армии Паулюса уже сомкнулось
кольцо, в Красной армии были введены
погоны, которые однозначно ассоции-
ровались со «старым режимом». НКВД
фиксировало армейские разговоры:
«Видимо, это все-таки сделано под дав-
лением Англии и Америки или может
быть для того, чтобы поднять авторитет
Красной армии, так как многие народы,
как украинцы и белорусы, перестали лю-
бить и доверять ей... Теперь будут все со-
блюдать честь русского военного мунди-
ра. ...А может быть с введением погонов
вскоре на них вскочит и орёл». Очевидно
было одно: армия не могла освобождать
западные территории СССР в той фор-
ме, которая всем запомнилась как сим-
вол отступления.
Реабилитация Руси:
из патриаршего титула
в государственный гимн
Начиная с августа 1943 года, после
Курской битвы, Красная армия (это на-
звание сохранялось до 1946 года) раз-
вивала мощное наступление на Украине.
До зимы планировалось форсировать
Днепр и освободить все Правобережье.
Именно эти события подтолкнули союз-
ников к подготовке открытия Второго
фронта в Европе. В августе было принято решение о
первой встрече высших руководителей
«большой тройки». В течение всей осени
шла интенсивная подготовка Тегеран-
ской конференции. В рамках укрепле-
ния союзнических связей во второй по-
ловине сентября планировалось
посещение Москвы делегацией Англи-
канской Церкви во главе с архиеписко-
пом Йоркским. Накануне Кремль акти-
визировал свои контакты с Русской
Церковью. 4 сентября состоялась зна-
менитая встреча Сталина с митрополи-
тами Сергием, Алексием и Николаем.
А уже 8 сентября, в день Сретения Влади-
мирской иконы Божией Матери, Собор
епископов избрал нового патриарха. Но-
вый патриарший титул «Патриарх Мос-
ковский и всея Руси», судя по протоколу
встречи с главой государства, был ини-
циативой самого митрополита Сергия.
В титуле прежнего патриарха, святителя
Тихона, как и патриархов XVI-XVII веков,
значилось «всея России».Однако его ис-
пользование затруднялось тем, что Рос-
сия формально была лишь одной из
16 союзных республик (РСФСР). В ре-
зультате появилось новое каноническое
понятие «Русь», которое включало в себя
всю территорию СССР, кроме Грузии, где
была своя поместная Церковь (тогда же,
19 ноября 1943 года, было восстанов-
лено общение Русской и Грузинской
Церквей, прерванное еще в 1917 году).
Закрепленное с 1943 года в патриар-
шем титуле понятие «Русь» означает не
Жизнь в Церкви
История
38
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
только территорию Российской Федера-
ции, но всю каноническую территорию
Московского Патриархата.
Еще 15 мая 1943 года был ликвиди-
рован Коминтерн — отживший призрак
мировой революции. Прежний совет-
ский гимн «Интернационал» также полу-
чил отставку. Летом 1943 года был объ-
явлен конкурс на текст нового гимна.
Конкурировали десятки известных авто-
ров, но Сталин остановился на варианте
Сергея Михалкова, в котором присутст-
вовало то же слово, что и в только что ут-
вержденном титуле патриарха, — «Русь».
Михалков вспоминал о своей совмест-
ной работе с Г. Эль-Регистаном: «Нам
приходилось слышать от собратьев по
перу, что не стоило в советском гимне
употреблять слово “Русь”, поскольку это
понятие архаическое, древнее и сегодня
звучит диковато. Но нам казалось, что
именно это слово значительно, своевре-
менно, и, возможно, именно оно при-
влекло внимание Сталина». 1 января
1944 года новый гимн впервые прозву-
чал по радио: «Союз нерушимый респуб-
лик свободных сплотила навеки вели-
кая Русь». По данным спецслужб, гимн был вос-
принят положительно. Как сообщалось
Сталину, начальник Главного артилле-
рийского управления Красной армии ге-
нерал-полковник Яковлев отзывался
так: «За границей это будут расценивать
как шаг назад, как уступку союзникам, а
на самом деле это не так. Ведь сколько
таких шагов мы сделали за войну: ко-
миссаров ликвидировали — ничего не
случилось, даже лучше стали воевать,
генеральские офицерские звания вве-
ли, погоны всем надели — дисциплину
укрепили. Святейший синод создали,
патриарха выбрали, Коминтерн распус-
тили и, наконец, отменили “Интернацио-
нал”, и все это на пользу Родине». На-
чальник разведывательного отдела
штаба Белорусского фронта генерал-
майор Текмазов говорил: «Новый текст
гимна учит любить Родину, отечество
конкретно, а не вообще. Он складывает
смысл понятия об отчизне, и главное,
что Советский Союз сплотила Великая
Русь». Начальник отдела Главного управ-
ления Инженерно-авиационной службы
ВВС Мотаев отмечал: «Наконец-то
вспомнили про великую Русь, а то ведь
ее совсем было забыли. Из русского
лексикона это слово было вычеркнуто.
Вверху: священник Мефодий Белов, партизанский разведчик, настоятель Видонской церк-
ви Уторгошского района (Ленинградская область), прощается с дочерью Руфиной, парти-
занской разведчицей
Письмо управляющего Московской епархией митрополита Крутицкого Николая и епископа
Дмитровского Илариона Верховному Главнокомандующему И. В. Сталину с просьбой при-
нять собранные верующими к 1 мая 1 225 000 рублей в фонд помощи детям, оставшимся
без родителей. 1944 год 39
Это было большой ошибкой. Основой
нашего государства, из которой возник
Советский Союз, была Россия. На этой
основе и надо воспитывать. Это слово
создает большие традиции, в которых
мы так нуждаемся». А специальный кор-
респондент газеты авиации дальнего
действия «Красный Сокол» майор Голы-
дев заявлял даже так: «Это сбор грубо
рифмованных лозунгов, в котором нет
той силы и красоты, как в монархиче-
ском гимне “Боже, царя храни”».
Пасхальная Победа
Последние крупные бои Второй ми-
ровой войны в Европе отгремели на
Страстной седмице, когда был взят Бер-
лин. В 1945 году православная Пасха
совпала с праздником великомученика
Георгия Победоносца 6 мая. В этот день
в штабе западных союзников в Реймсе
начались переговоры о капитуляции
германских войск. Ночью была подписа-
на капитуляция, но по требованию со-
ветской стороны через двое суток (в
ночь на 9 мая) состоялось новое подпи-
сание с участием официальных предста-
вителей СССР. Новые западные границы, утвер-
жденные Потсдамской конференцией, в
целом соответствовали тем, которые об-
суждались в российских государственных
кругах уже после вступления России в
Первую мировую войну: присоединение
Галиции, Угорской Руси (Закарпатья), Бу-
ковины, Восточной Пруссии, ослабление
Германии, восстановление Польши в эт-
нографических границах. Те же принци-
пы реализовывались и на востоке стра-
ны. В обращении к советскому народу по
случаю окончания Второй мировой вой-
ны 2 сентября 1945 года Сталин говорил:
«Поражение русских войск в 1904 году в
период Русско-японской войны оставило
в сознании народа тяжелые воспомина-
ния. Оно легло на нашу страну черным
пятном. Наш народ верил и ждал, что на-
ступит день, когда Япония будет разбита и
пятно будет ликвидировано. Сорок лет
ждали мы, люди старого поколения, это-
го дня. И вот этот день наступил». Ми-
нистр иностранных дел В. К. Молотов
позднее вспоминал: «После войны на да-
чу Сталина привезли карту СССР в новых
границах — небольшую, как для школь-
ного учебника. Сталин приколол ее кноп-
ками на стену: “Посмотрим, что у нас по-
лучилось... На Севере у нас все в поряд-
ке, нормально. Финляндия перед нами
очень провинилась, и мы отодвинули
границу от Ленинграда. Прибалтика —
это исконно русские земли! — снова на-
ша, белорусы у нас теперь все вместе
живут, украинцы — вместе, молдава-
не — вместе. На Западе нормально. —
И сразу перешел к восточным грани-
цам:— Что у нас здесь?.. Курильские ост-
рова наши теперь, Сахалин полностью
наш, смотрите, как хорошо! И Порт-Артур
наш, и Дальний наш, — Сталин провел
трубкой по Китаю, — и КВЖД наша. Ки-
тай, Монголия — все в порядке... Вот
здесь мне наша граница не нравит-
ся!” — сказал Сталин и показал южнее
Кавказа». Малая Азия, Константинополь
и проливы не давали покоя...
Речь здесь, разумеется, не идет о ка-
кой-то «реабилитации вождя». Он дейст-
вовал жестоко, прагматично и в интере-
сах сохранения своей собственной
власти. Однако стоит помнить о том, что
даже при советском строе с его мощной
государственной машиной и репрессив-
ным аппаратом от русской и православ-
ной традиции уйти было нельзя — она в
конечном счете оказалась сильнее.
Слева: священнослужитель Георгий Пух-
нов из города Уржум. Полный Георгиев-
ский кавалер
Митрополит Сергий (Страгородский).
В период 1934-1943 годов патриарший
местоблюститель. Во время Второй миро-
вой войны вдохновлял патриотическую
деятельность паствы. В 1943 году избран
Патриархом Московским и всея Руси
Докажи,
что ты не верблюд
— Трудно богатому войти в Царст-
вие Небесное?
— Вопрос не ко мне. Я же не распре-
деляю людей ни в рай, ни в ад. Жизнь в Церкви
Карьера и вера
40
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Верблюжий горб, набитый
деньгами
Может ли предприниматель в России быть честным?
А православным? А честным и православным?
О том, какие нравственные вопросы встают перед
современными бизнесменами в России, размышляет
предприниматель Святослав МОЖЕЙ. Репродукция РИА Новости.
«Верблюд с погонщиками». Нико Пиросманашвили
41
— Но вы же не можете об этом не
думать, занимаясь бизнесом и явля-
ясь православным христианином.
— В Евангелии черным по белому
написано про то, что трудно войти. Ниче-
го же другого не написано. И сравнение
с игольным ушком показывает, что
очень трудно. А дальше докажи уже Богу,
что ты не верблюд.
— А почему трудно? Почему так не
«везет» богатым людям?
— Нужно понимать, что такое богат-
ство. И как люди достигают его. Многие
достигают богатства из-за того, что у них
страсть такая — к накоплению, к день-
гам. Это уже одна из причин, поскольку
человек на место Бога ставит деньги.
И может быть, в его мировоззрении мес-
та Богу в принципе нет. И Евангелие нам
указывает, что это настолько сильная
страсть, что все остальные страсти могут
перед ней просто померкнуть. На приме-
ре юноши, который задавал похожий на
ваш вопрос, вот он все заповеди соблю-
дает, но от богатства отказаться не мо-
жет. И вот люди, которые богатства име-
ют, подобны этому юноше. Они, может
быть, и в Бога верят, и живут по запове-
дям, но Царства Божия не наследуют. Не
пролезают в ушко никак — не дает верб-
люжий горб, набитый деньгами.
— Мне кажется, тут проблема шире.
— Конечно, кроме сребролюбия там
еще целый пучок страстей. И лично для
меня тут есть большая проблема, потому
что мне не довелось еще ни одной книги
прочесть, где было бы написано конкрет-
но, как спастись начальнику. На каких-то
примерах конкретных. Взятки — это са-
мое банальное. Есть вещи, которые куда
как сложнее решить. Например, если у те-
бя свой бизнес, то ты уже начальник. По-
лучается сразу грех превозношения себя
над другими людьми. Или вот наказание
сотрудника. В каком случае его наказать,
а в каком простить? Если ты обычный че-
ловек, ты должен всех простить. А тут как
быть? Я же начальник. Если сотрудник не-
добросовестно относится к работе, как
поступить? Когда уволить, а где слово ска-
зать? Где та линия, которая разделяет пра-
вила игры бизнеса и долг христианина? — Можете привести пример?
— Например, нанял я на работу со-
трудницу. Работает она плохо. Есть пре-
тензии и к ее поведению. Надеешься,
что исправится человек. Господа в мо-
литве просишь — помоги ей, помоги мне
правильно поступить в этой ситуации.
А потом приходит весь коллектив и гово-
рит: «Мы не можем с ней работать». И я
говорю: «Ну давайте потерпим, дадим ей
шанс. Вы должны снисходительно к со-
труднику относиться». А они простой при-
мер приводят: берешь на работу водите-
ля, а у него зрение плохое, и что, будем
его терпеть? Пример наглядный, нужно
расставаться. А человек в слезах сидит. Недавно тоже один человек от нас
ушел. У меня осталось чувство, что мы
его выжили. А совесть — это главный
обличитель. Или вот одни хорошо работают, а дру-
гие — плохо. Как начальнику удержаться
от осуждения вторых? То есть получается,
что начальник все время попадает в са-
мый центр греха. Простым сотрудникам
проще: если ты христианин — молись,
принимай послушание, если дали зада-
ние — то выполняй. А кто надо мной? На-
до мной Бог. Он четких инструкций не да-
ет. Нужно как-то с молитвой понять, куда
двигаться. А бывает, не успеваешь помо-
литься, спросить, как поступить, а раз —
и уже поступил. И только потом думаешь,
правильно поступил или нет. Вот это
сложно.
Бог-работодатель
— Ну так раздайте все, как сказа-
но в Евангелии. — Бизнесом я давно занимаюсь, а
православным человеком где-то четыре
с половиной года как стал. И когда обра-
тился, на своем опыте понял, как трудно
богатым войти в Царствие Небесное.
Я ведь так и подумал, что, может, бросить
все и уделить больше времени молитве и
спасению души. Но то же Евангелие вра-
зумило меня — там есть слова о том, что
где призван, там и служи. И я в итоге
осознал, что по воле Божией и бизнес
этот есть у меня, и то, чем я занимаюсь. Я же признал руководителем своим
Господа нашего Иисуса Христа. Поэтому
не могу этот бизнес бросить. Это уже бу-
дет непослушание. Это уже будет попе-
рек креста. Поэтому из проблемы биз-
нес стал решением — это как средство
спасения для меня теперь. Сейчас у ме-
ня есть понимание, что если я брошу
бизнес, то, наоборот, не спасусь.
— Изменилось то, как вы стали
вести бизнес, ваше отношение к
деньгам?
— Конечно, изменилось. Самое
главное — и это вообще фундамент — я
осознал, что материальные богатства,
деньги принадлежат не тебе лично, а да-
ны тебе в управление. Это как с таланта-
ми. И Господь спросит, зарыл ты или при-
умножил их. И если Господь тебе еще
больше даст, то это нисколько не твоя
заслуга. Это только показывает, что ты
не поперек креста идешь, а идешь по
кресту и выполняешь Его волю. И ни в
коем случае это не становится твоим, ес-
ли все получается. Если православный бизнесмен ра-
ботает на Бога, а не на себя, если он все
делает с молитвой, то Господь поможет. — При этом вопросов становится
больше, ведь каждый раз встаешь
перед выбором и не видишь линию,
отделяющую бизнес от молитвы? — Может быть, и больше. Но с ними
легче, потому что ты чувствуешь, что ты
с Богом. И ты не так уже по многим во-
просам волнуешься. Вот ехала фура,
попала в аварию, и груз пропал. Не бу-
дучи православным, я бы убивался,
плакал, все считал: да сколько же денег
пропало, да сколько же я мог на эти
деньги купить? А теперь я думаю: ну, та-
кова воля Божья. Абсолютно спокойно
ко всему этому отношусь. Так что в этом
плане намного легче и проще стало
вести дела.
— Как может быть бизнес служе-
нием?
— Если мы тюрьму посетили, то мы
посетили Бога. Если мы одного из малых
сих накормили, мы накормили Бога. Как
мы можем кого-то накормить, если у нас
нет средств? Господь дает нам средства,
Святослав МОЖЕЙ, 37 лет. Родился в Минске. Женат, двое де
тей. Образование — экономист с правом преподавания. Основной
бизнес — производство сувениров: магниты, брелоки, часы, на
клейки, значки, репродукции. Его предприятие является официальным по
ставщиком некоторой сувенирной продукции для олимпиады Сочи2014.
Руководитель книжного издательства «Символик», сопредседатель попе
чительского совета издательства «Нравственные посевы».
НС:
Жизнь в Церкви
Карьера и вера
42
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
чтобы мы этими средствами творили ми-
лостыню, делали благие дела. Через лю-
дей, которые ему угодны, он покупает
кирпичи и строит церкви и монастыри
для их спасения. Православие — это ведь постоянное
совершенствование. Как говорят, оста-
новка в вере — это уже падение. Поэто-
му я живу и каждый месяц становлюсь,
как мне кажется, совершеннее. Еще
больше понимаю происходящее вокруг
меня и со мной. Вот буквально вчера, я
сижу в состоянии стресса. Скайп звонит,
письма падают, люди приходят. Один си-
дит передо мной и говорит, при этом дру-
гой по телефону что-то рассказывает.
Я сам по себе раздражительный и не-
спокойный — может голос на крик со-
рваться или еще что-нибудь произойти.
Так и происходит, собственно. И опять
начинаешь думать: «Вот, Господи, был бы
простым сотрудником, и сейчас бы не
крикнул, и не согрешил бы». И пришло
такое осознание, что, может быть, и не
крикнул бы, но это же не значит, что во
мне этого раздражения нет. Что Господь
через эти стрессовые ситуации показы-
вает мне, что во мне есть грехи, есть
страсти. У меня стресс, я на человека го-
лос повысил, я понял, что во мне есть
страсть гнева. Если бы не было этой си-
туации, я, может, и не осознал бы этого.
И она бы продолжалась и жила бы во
мне дальше. Через такие моменты начи-
наешь понимать, что вот это место, на
котором я сейчас нахожусь, оно самое
идеальное для моего спасения.
Проверка
на православность
— Как вы сотрудников набирае-
те? Есть условие, чтобы они были пра-
вославными?
— У нас есть православные проекты,
есть светские. По светским направлени-
ям мы вероисповедание не спрашива-
ем. В православных проектах — по-раз-
ному. Руководящие должности,
менеджеры должны быть православ-
ные. На рабочих должностях это не обя-
зательно. Хотя при равном конкурсе
возьмем на место православного. — Вы верите соискателям на сло-
во или как-то их проверяете?
— Я задаю вопросы, провожу собе-
седование. Есть у меня любимый во-
прос. Вот я с человеком разговариваю:
так мол и так, в какой храм ходите, как
зовут батюшку и т. д. А потом спраши-
ваю: «Скажите, в чем цель православ-
ной жизни?» Иногда человек просто в
осадок выпадает, иногда ничего не мо-
жет сказать. И тут все сразу понятно. Ты
не знаешь, какая твоя цель, тогда какой
ты православный? — И какая цель православной
жизни для вас?
— Не для меня. Эта цель сформули-
рована Церковью. И есть еще ответ пре-
подобного Серафима Саровского: «Стя-
жи дух мирен, и тысячи вокруг тебя
спасутся». То есть цель жизни христиа-
нина — спасение души. — Вы лично занимаетесь подбо-
ром всех кадров?
— Для ключевых сотрудников прохо-
дит два собеседования. Первое — пред-
варительное, без меня. Второе — я уже
сам принимаю человека. Но это ключе-
вые позиции. Рабочих я не смотрю. Хотя
в православные проекты я смотрю во-
обще всех. Без меня ни одного человека
не берут. — Ваши сотрудники живут по цер-
ковному календарю?
— Так как фирма у нас большая и ис-
торически мы православной фирмой не
были, у нас очень разные
сотрудники. И я не вижу
пока, как найти консен-
сус. То есть если праздник
посреди недели, мы все
равно работаем. Право-
славные сотрудники могут
отпроситься, и я им пойду навстречу. — Нет дискриминации неправо-
славных сотрудников православ-
ными?
— У меня в анкете нет такого пунк-
та — вероисповедание. Поэтому я не
имею статистики, сколько у меня право-
славных, сколько неправославных. На церковные праздники я дарю
подарки каждому сотруднику — право-
славные книги. И вот, кстати, благодаря
подаркам у нас многие сотрудники во-
церковляются. У нас есть библиотека,
где можно прийти и книги взять. Внача-
ле она популярностью не пользова-
лась. Они никому не были нужны. И вот
мы год примерно дарили книги бес-
платно, и в итоге библиотека заработа-
ла. Появляется некий духовный голод.
Они приходят в библиотеку и берут еще
и еще. Еще в комнатах вешаем плака-
тик с объяснением праздника. И уже
никто не скажет, что Троица — это нача-
ло посевной.
Беседы с батюшкой проводим при-
мерно раз в два месяца. В будний день,
за час до окончания работы. Час рабоче-
го времени берется и час личного. Но, к
сожалению, на эти встречи приходит ма-
ло людей. Москва — очень тяжелый го-
род, потому что всем еще ехать час-два
до дома. У многих семья. Плюсы, минусы,
подводные камни
— Все-таки существуют объектив-
ные проблемы бизнеса в России:
взятки, откаты, конкуренты, которые
поджимают. Можно ли по-христиан-
ски вести бизнес?
— Нужно стараться максимально со-
блюдать все заповеди... Но я, даже буду-
чи простым мирским человеком, не мо-
гу все заповеди соблюсти. Мы все равно
грешим. И в бизнесе то же самое. Я не
говорю, что раз так, можно спокойно да-
вать взятки. Конечно, старайтесь нико-
му никогда не давать. Но может сло-
житься такая ситуация, что надо
согрешить. Да, взятка — это грех, но
иногда этот грех необходим, например,
для того, чтобы выжило предприятие.
Это не правило, но в исключительных
случаях так бывает. И вы совершаете
свой личный грех, исходя из страха за
жизнь предприятия и людей, которые
там работают. Но я допускаю, что я здесь
могу быть не прав, и нужно просто боль-
ше уповать и доверять Богу.
По поводу конкурентов — мы не бо-
ремся с ними. Мы боремся, только пред-
лагая своим клиентам выгодные усло-
вия. Никаких других методов: взятки,
чтобы работали с нами, а не с ними, или
там натравить проверки какие-то, чер-
ный пиар устроить — такими вещами мы
не занимаемся. Более того, еще до того,
как я пришел в Православие, у меня был
принцип: конкурентов нужно делать
партнерами. И в итоге у нас очень много
конкурентов, которые с нами же и со-
Честный бизнес возможен. Платить
налоги, не давать взятки — это
абсолютно реально 43
трудничают. Иногда мы какие-то вопро-
сы совместно решаем. Звонит, скажем,
руководитель предприятия-конкурента
и говорит, вот такая ситуация на рынке
складывается, что будем делать. Это го-
раздо лучше, чем воевать. И это даже не
на православном уровне, а на уровне
житейской логики. — Вы сказали, что негде научить-
ся и прочитать, как вести бизнес по-
православному. То есть это путь, кото-
рый вы нащупываете в одиночку. Или
у вас есть какие-то образцы, на кого
можно ориентироваться?
— Образцов нет, я ко всему пришел
и прихожу сам. Недавно прослушал в ау-
диоварианте книгу «Бедность и богатст-
во: этика православного предпринима-
тельства». Интересно, но я большую
часть предложенных там рекомендаций
уже вывел на собственном опыте. — Как можно систематизировать
ваши знания? Может, нужен какой-то
факультет православного предпри-
нимательства? — Почему нет? Православные пред-
приниматели есть, и их довольно много.
И здесь важно, чтобы они своим приме-
ром показывали, что честный бизнес
все-таки возможен. Может, не полно-
стью, на сто процентов, но хотя бы ста-
раться на максимум, чтобы исправить
ситуацию — платить налоги, не давать
взятки. Это абсолютно реально. Непро-
сто, да. Но вот, например, у нас есть
большое предприятие в Орле. И нас там
трясли со страшной силой: угрожали,
присылали проверки и т. д. Месяц или
два мы отбивались и в итоге победи-
ли — прошли все проверки, не дав ни
копейки. И это была заслуга директора
предприятия, который занял принципи-
альную позицию в этом вопросе.
Внутренний круг
— Есть ли такой выбор для вас —
семья или бизнес? — Да, это большая проблема. У меня
двое детей. Я до недавнего времени счи-
тал, что бизнес — это главное. Семья
страдала, конечно. Прочитал где-то, что
быть успешным руководителем легче,
чем быть успешным отцом. И я понял,
что не дотягиваю до успешного отца, по-
этому и успехами в бизнесе нечего гор-
диться. С недавнего времени пытаюсь
переставить приоритеты. Буквально
полгода назад осознал, что семья важ-
нее. А вообще, здесь дол-
жен быть некий баланс. — Вы собираетесь
передавать детям свой
бизнес?
— Пока не знаю. Тут же
важно не то, что ты пере-
дашь бизнес именно своим родственни-
кам. Важно, чтобы таланты, которые Гос-
подь дал, то есть вот этот бизнес, вот это
предприятие, чтобы они были приумно-
жены. Если мой сын или дочь будут обла-
дать такими талантами, тогда возможно
передать им бизнес. Если совершенно
посторонний человек сделает это лучше,
тогда лучше отдать ему. — Есть ли предел богатства для
вас, когда вам и вашей семье уже
хватит? — Не знаю, не отвечу. Вот Господь
меня поставил приумножать таланты, и
какая Его воля будет, вот так и нужно ее
выполнять. Или как я ему скажу: «Все,
Господи, хватит, это предел»? Тем более
что деньги не мои. И с увеличением до-
хода, наоборот, увеличивается ответст-
венность — хочется вести дела, сообра-
зуясь со своей внутренней совестью.
Потому что от любого твоего неверного
движения уже может пострадать не
только семья, но и огромное количество
людей вокруг.
Православие не равно
честность
— «Православный бизнес» равно
«честный бизнес»? — По сути, да. Но если бизнесмен
назвал себя православным, это еще не
значит, что он именно таким и является
и что это равно честности. Многие «пра-
вославные» предприниматели ходят в
церковь и соблюдают посты. А не это ли
делали и фарисеи? Но обманывают они
не меньше, чем те, кто к Церкви себя не
относит. И обман клиента для них поче-
му-то грехом не является. «Не обма-
нешь — не проживешь» — такое прави-
ло жизни.
— У вас так же?
— Среди своих православных со-
трудников я вижу, что проблема денег
для многих очень серьезная. Есть со-
трудники, которые не требуют повыше-
ний — я вот тут переработал, доплатите
мне. Православный сотрудник просто
работает как для Христа, и все. И я ино-
гда за такое смирение людям зарплату
повышаю. Нагрузили, навалили — все
делает. А бывает наоборот. Православ-
ный человек пальцем пошевелил — за-
платите. Вы мне не доплатите, я не буду
работать. Но может, я действительно жадни-
чаю. Может, это мой грех. Может быть,
мой сотрудник прав. Может быть, тут я
неправильно распоряжаюсь богатст-
вом. Так вот и живем — балансируем
между плюсом и минусом в попытке най-
ти равенство. — Если представить, что у вас есть
некие полномочия, то какую главную
проблему в бизнесе вы видите в Рос-
сии и как бы вы ее решали?
— Проблема бизнеса — это наша ис-
тория. Советский строй уничтожил класс
кулаков и предпринимателей. Потом за-
ставили всех ходить на работу, где за
инициативу не поощряли. Потом после
перестройки история в другую сторону
повернулась. Людей, которые броси-
лись в бизнес, либо просто убили, либо
посадили. Потом опять ситуация поме-
нялась — на место бандитов встало го-
сударство. Стали приходить люди в пого-
нах, которые говорили: если вы мне не
дадите столько-то денег, то мы вас за-
кроем. И у многих закрыли предприятия,
кого-то посадили. Уничтожение класса
бизнесменов продолжается до сих пор.
И после такой истории гонений на биз-
нес нечего удивляться, что мы имеем то,
что имеем. Это следствие того, что мы
продолжаем жить без Бога. Вот, например, чиновник — он посту-
пал бы так, если бы жил с Богом? Огром-
ный класс чиновников сдерживает Рос-
сию от экономического роста. Это
особенно видно в регионах. Рубится
инициатива, деньги разворовываются.
Поэтому сегодня нужны примеры как
бизнесменов, которые живут с Богом,
так и чиновников. Пусть открыто испо-
ведует: «Я православный, я взяток не бе-
ру», и бизнес сразу откликнется.
Беседовал Александр ЛЕВИН
Если я до успешного отца «не
дотягиваю», то и успехами в бизнесе
нечего гордиться. Семья важнее
Ближний круг
Наблюдения
На детской
площадке
Казалось бы, на детской площадке все предсказуемо:
песочница, качели, разговоры о животиках-кашках-кружках.
Но непредсказуемы они сами, дети. И непредсказуемы
жизненные ситуации, которые начинаешь замечать,
отрываясь на «прогулочный» час от обычной житейской суеты.
Рисунок Дмитрия Петрова
Карусель
На детской площадке мой малыш
крутится на карусели. Один. Он с бла-
женной улыбкой едет по кругу, я раска-
чиваю его. Вдруг — резкий рывок: это
чья-то рука остановила карусель. Сын
насупился, я недовольно оборачива-
юсь. Рядом — молодая... кто: узбечка?
таджичка? А может, вообще, кореянка?
Я плохо разбираюсь в национально-
стях, тем более когда мозг атакован
шквалом обидных мыслей: «Почему
она не попросила остановиться, как
будто нас здесь нет. А если бы мой ре-
бенок упал?» Я пытаюсь «включить»
православное смирение, но замечали
ли вы когда-нибудь, как много мы мо-
жем вытерпеть и простить другому в
храме и как мало — в обычной жизни?
Через минуту мы обе подталкиваем ка-
русель, делая вид, что не замечаем
друг друга. И вдруг наши дети — мой
сивенький трехлетка и ее годовалая
смуглянка — начинают улыбаться.
А раз карусель плывет по кругу, то их
улыбки достаются и мне, и ей, и тому
насупленному бомжу, что обшарил урну
и теперь отдыхает на краешке скамей-
ки в ожидании, когда прогонят. Глядя
на разделенную нашими детьми ра-
дость, и мы с незнакомой мамочкой
впервые осмелились взглянуть друг на
друга. Есть очень важные вопросы ве-
ры, есть очень важные вопросы мигра-
ционной политики, но почему-то, пока
крутилась карусель, думалось только о
том, что все мы созданы Богом для сча-
стья. И если бываем несчастны, то не
потому ли, что не можем так же откры-
то улыбаться друг другу, как наши раз-
ные дети на одной карусели?
Собачье счастье
Внимание всех, кто находится сего-
дня на детской площадке, привлекают
мужчина и женщина пенсионного воз-
раста, суетящиеся вокруг бездомной со-
баки. Большая рыжая псина не верит в
свое минутное собачье счастье. Она то
жадно хватает корм из поставленной
перед ней миски, то крутится волчком
перед кормильцами, преданно загляды-
вая им в глаза. Мужчина и женщина ув-
лекаются беседой:
— Я давно бездомных собак при-
кармливаю, — объясняет мужчина. —
Вон, видите, мой подъезд, я там часто
миску выставляю.
45
Текст: Елена МИЛОВИДОВА
Ближний круг
Наблюдения
46
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
— Какой вы молодец, правильно, —
одобряет женщина. — Жалко их.
Эту сцену наблюдает бездомный
старик, присевший на край скамейки.
Замызганная одежда и, главное, запах
выдают в нем бомжа. Он смотрит тяже-
лым взглядом. Должно быть, он не ис-
пытывает голода, вдоволь наевшись на
любой помойке. Но когда в последний
раз он слышал участливое слово не се-
бе подобного, а человека из нашего
мира, в котором сам не смог удержать-
ся? И на нашей площадке он не больше
переполненной урны, у которой при-
мостился: все видят, и никто не замеча-
ет... Наконец старик поднимается со
скамейки и, волоча большую клетчатую
сумку «челноков», медленно уползает
прочь. Вслед за ним, пометавшись ме-
жду доброхотами, срывается с места
рыжая псина. Наверное, тоже понима-
ет, что люди и собаки без определенно-
го места жительства по-настоящему
нужны только друг другу.
Праведный гнев
Перед грозой душно и томно. На дет-
ской площадке капризничают дети. В за-
паренном состоянии опускаюсь на ска-
мью: наконец-то удалось «утрясти»
младшую, и теперь надо следить только
за одним трехлетним, «нарезающим»
круги по всему двору. Вдруг раздается
детский плач. Из всех громких звуков
именно этот больнее всего бьет по роди-
тельским нервам.
Во двор перед площадкой стреми-
тельно выкатывает детская коляска.
Толкающая ее мамочка бежит бегом,
ребенок примерно полутора лет зали-
вается криком. Все сочувствующе —
знакомая ситуация! — поворачивают-
ся в их сторону. И тут происходит сле-
дующее. С криком «Ты мне надоела!»
мама выхватывает дочку из коляски и
рывком опускает — если не сказать
бросает — на асфальт. А сама с коля-
ской убегает дальше. Девочка плачет
одна посреди шумного двора, где по-
стоянно снуют машины. Медленно, да-
вая возможность матери вернуться,
подхожу к ребенку. Она стоит на ас-
фальте босыми ножками: бритая голо-
ва с большим шрамом, недорогой
джинсовый сарафанчик, зареванная
мордашка. Глажу и прижимаю ее к се-
бе, но никак не могу успокоить, а внут-
ри нарастает «праведный» гнев. Прохо-
дит долгих десять минут. Наконец моя
соседка оказывается догадливее и
идет в ту сторону, где скрылась девоч-
кина мама. Возвращаются они вдво-
ем. Оказывается, мать плачущей ма-
лышки пряталась за углом дома, таким
образом наказывая дочку. Бросив ее
назад в коляску с шипением «Ну я тебе
дома устрою», она опять же бегом уда-
лилась. Мне долго не успокоиться.
В голове одна за другой сменяются
гневные речи...
— Бедная женщина, — говорит
вдруг моя соседка. — Она где-то в обща-
ге живет, там одни алкаши. Наверное,
надругался кто-нибудь над ней, а теперь
она мучается и на ребенке вымещает.
И сразу перед глазами встали не за-
меченные вовремя детали: какая у них
старая разбитая коляска, как бедно оде-
та эта мама, что она сама по возрасту —
вчерашний ребенок. Надо бежать
вслед... Но она уже уехала, а адреса ни-
кто на площадке не знает.
Счастливица
— Девочки, можно я немножко с ва-
ми посижу?
Элегантная, ухоженная женщина
преклонных лет с такими
словами опустилась на на-
шу скамейку. Без паке-
тов — значит, не из мага-
зина. Без детей — значит,
не занята внуками.
— Гуляю я здесь, — от-
ветила она на изучающий
взгляд. Женщина предста-
вилась Валентиной Петровной и явно
приглашала всех к разговору.
— А вы знаете, девочки, сколько мне
лет? Семьдесят пять!
Ну какая же «девочка», независимо
от возраста, откажется оценить другую
женщину, так смело называющую свои
года? Валентина Петровна стала цен-
тром внимания. Выглядела она на ше-
стьдесят с небольшим. Очень долго рас-
хваливала свою жизнь. Какой у нее
замечательный сын, правда, живет да-
леко и видятся они редко, какая чудес-
ная квартира с дорогим ремонтом, ка-
кой необыкновенный муж.
— Я — счастливая женщина! — по-
вторяла Валентина Петровна, и все ма-
мочки на детской площадке рассмат-
ривали ее как диковинку. Ну в самом
деле, часто ли встречаются у нас люди,
еще и преклонного возраста, готовые
на такие смелые заявления? Здесь бы
и поставить точку, но Валентина Пет-
ровна не унималась. На подъеме, с го-
рящими глазами, женщина громко
расхваливала мужа. Какой он ум-
ный — профессор; какой правиль-
ный — ведет здоровый образ жизни:
раздельное питание, еда на пару, ни-
какого курения и алкоголя, каждый
день бегает.
— А ведь ему семьдесят семь, девоч-
ки! Вы знаете, скольких он друзей схоро-
нил! Но он не любит говорить об этом.
Ему врач сказала, что он до ста лет про-
живет. У него такие чистые сосуды — у
молодых таких нет.
Валентина Петровна говорила без
конца. И чем больше выдавала подроб-
ностей своей жизни, тем больше вытяги-
вались у слушательниц лица. На эпизо-
де, какие она пекла раньше вкусные
пироги — до того, как они стали пра-
вильно питаться, — одна мамочка не
выдержала:
— Да испеките вы этот пирог!
И съешьте!
Валентина Петровна от этих слов
«сдулась» как воздушный шарик.
— Не переживайте, у меня все хоро-
шо, — чуть слышно заверила она моло-
дую мамочку, посмотрев умными пе-
чальными глазами.
— А вы бы сходили в храм, свечку по-
ставили, — выдала моя знакомая, уже
«продвинутая» в православных делах
Люда.
— Уже ходила, — тоном, в кото-
ром звучало «бесполезно», ответила
«счастливица». Быстро распрощалась
и ушла.
— Бегай не бегай, а от смерти не убе-
жишь, — грубовато подытожила одна из
мамочек. Говорить больше было не о
чем, впечатление было тягостным, и си-
туацию спас дождь, так кстати разогнав-
ший всех по домам.
Хлеб лежит посредине дороги,
и прохожие торопливо перешагивают
через него. Но вот до этого места
добредает старушка
47
Пример для подражания
День на детской площадке перестал
казаться обычным, когда рядом с нашей
коляской остановилась чужая бабушка:
— Простите, вы не присмотрите за
моим внуком? Он не хочет идти со мной
в магазин. Я быстро.
Бабушка ушла, а мальчишка-семи-
классник сразу представился:
— Меня зовут Слава. А вас?
Слава оказался не просто разговор-
чивым мальчиком. Он был идеальным
примером для подражания, и я, слушая,
предвкушала, как расскажу о нем сво-
ему старшему, выдававшему нам сюр-
призы переходного возраста.
Слава отлично учился в школе, причем
по убеждениям. С детского возраста он
планировал карьеру, поэтому последова-
тельно шел к своей цели. Выполнял все
домашние задания, не тратил время на те-
левизор, занимался в нескольких круж-
ках, много читал. В подтверждение Слава
вытащил из рюкзачка яркую энциклопе-
дию и прочел мне краткую лекцию о том,
какие скоро появятся роботы. Слава гово-
рил все двадцать минут, пока отсутствова-
ла его бабушка. «Наверное, будущий уче-
ный!» — мелькало в моей голове.
Наконец бабушка появилась, все «спаси-
бо» сказаны, Слава уходит. Я спохватыва-
юсь, что не успела спросить главное.
— Слава, — кричу вслед. — А кем ты
хочешь стать?
— Шулером,— слышу в ответ. — Я по-
считал, они много денег получают...
Хлеб
Рядом с детской площадкой дорож-
ка, ведущая в магазин. По ней с утра до
вечера снуют люди с набитыми пакета-
ми. Мы вышли к вечеру прогуляться. На
улице ноябрьская распутица, грязный
снег под ногами. Две девчонки-подрост-
ка с хохотом заходят в магазин, вскоре
возвращаются с одной-единственной
буханкой хлеба. «Надо же, мамины по-
мощницы», — думаю с умилением, по
собственному опыту зная, как трудно
сподвигнуть домашних сходить вечером
за хлебом. Девчонки между тем совсем
расшалились. Они принялись толкать
друг друга, и вот рука с буханкой опусти-
лась на спину одной из «маминых по-
мощниц». Тонкий пакет лопнул, ломти
хлеба упали в снежную грязь под нога-
ми. Девчонки на миг замерли, затем
взорвались новым приступом веселья
и, развернувшись, снова пошли в мага-
зин. Двадцать с небольшим рублей — не
такая большая стоимость.
Хлеб лежит посредине
дорожки, и уставшие про-
хожие торопливо переша-
гивают через него. Но вот
до этого места добредает
ветхая старушка. Опер-
шись на палку, заменяющую костыль,
она долго вглядывается себе под ноги.
И вдруг, разглядев, всплескивает рукой
и, причитая как над покойником, начи-
нает переносить хлеб на обочину. Ста-
рушка выполняет свою работу медленно,
кланяясь каждому куску и не прекращая
оплакивания. Наконец она побрела
дальше. Сложенный ровной стопочкой
хлеб остается лежать на чистой обочине.
Хасан
На площадке сегодня появились Ха-
сан с мамой. Это наши новые соседи по
подъезду. Папа Хасана делает в кварти-
ре ремонт, и их пустили за это там жить,
среди красок и мешков с цементом.
...Однажды в подъезде раздался
странный шум, и я открыла дверь по-
смотреть. На ступеньках лежал маль-
чишка лет девяти. Он цеплялся руками
за перила и пытался ползти вверх.
— Что ты делаешь? — спросила я в
удивлении.
— Тренирую ноги, — мальчишка в от-
вет улыбнулся самой обезоруживающей
улыбкой. — Меня Хасан зовут, а тебя?
«Сумасшедший», — подумала я, за-
хлопывая дверь.
Все стало ясно на следующий день,
когда Хасан с мамой встретились мне во
дворе. Они шли из магазина, точнее,
шла мать, а Хасан висел на ее руке. У Ха-
сана ДЦП, он не может стоять на ногах, и
его мечта — встать хотя бы на костыли.
В погоне за мечтой эта дагестанская се-
мья колесит на проржавленной «копей-
ке» между Питером и Москвой, цепляясь
за любую возможность заработать де-
нег, чтобы пустить их на очередной курс
лечения. Прописки у них нет, и на бюд-
жет ни в одну клинику не берут. Мама Ха-
сана, обрадованная вниманием, скоро-
говоркой выкладывает свою историю.
Из уважения ко мне русифицирует свое
настоящее имя и представляется Мари-
ей. Она до слез скучает по дому. Однаж-
ды услышав неловкое утешение, теперь
каждый раз, завидя меня во дворе, под-
летает и докладывает: «Опять сегодня
плакала». И улыбается такой же подку-
пающей, как у Хасана, улыбкой. Марии
не важно, что я говорю в ответ, важно,
что ее слушают.
С нашей детской площадки хорошо
видно, как Хасан играет в футбол. Я вы-
ношу это зрелище ровно пять минут, по-
том забираю детей и ухожу прочь.
...Хасан ложится на живот и передви-
гается по асфальту, быстро перебирая
руками—так Хасан «стоит» на воротах.
Рискуя получить удар в лицо, он рывком
на руках поднимается время от времени
и пытается поймать мяч. Дети — сестра
Хасана и дворовые мальчишки — бьют
слабо, стараясь положить мяч прямо
«голкиперу» в руки. Если это получается,
Хасан светится самой необыкновенной
улыбкой на свете: улыбкой счастливого
человека.
Прохожие оглядываются, но Мария-
Мариам привыкла отрясать с себя лю-
бопытные взгляды, как налипшую грязь
с одежды. Вечером она будет стирать и
сушить над газом единственную куртку
Хасана. Потом опять поплачет, но рас-
скажет об этом, наверное, только мне.
У Хасана есть брат-близнец. У него
тоже ДЦП, но с несравнимо меньшими
проявлениями. Брат слегка прихрамы-
вает на одну ногу. Он никогда не здоро-
вается и обозлен на весь мир. Я не знаю, как это правильно ска-
зать, поэтому начинаю полушепотом:
— Вот бы вам помолиться.
В голове прокручиваются истории,
как мусульмане обращались к право-
славным святыням и, получив проси-
мое, переходили в нашу веру. Но Мария
перебивает:
— Мы молимся, всей семьей, и Ха-
сан очень просит, и отец его, и я.
Что тут сказать? Они — хорошие му-
сульмане, а я — плохая христианка. Но
иногда, прочитав привычное «...и всех
православных христиан», я добавляю:
«...и Хасана, пожалуйста».
Мой малыш крутится на карусели.
Вдруг — резкий рывок — чья-то рука
остановила карусель...
Представьте, что вам необходимо
обратиться к совершенно незнакомому
человеку, мужчине или женщине. Каким
словом вы его назовете? (Попробуйте
ответить себе на этот вопрос, прежде
чем будете читать дальше.) Как к ним обратиться? Оказывается, у нас тут неразреши-
мая проблема. Потенциальный арсенал
обращений вроде бы велик, но выбрать
нечего. В описанной ситуации очень прак-
тично было бы употребить какой-то
признак для идентификации, типа «эй,
вы, в красном пальто!». Но ведь это зву-
чит почти как хамство, вроде «эй, ты,
шляпа!».
Что у нас есть еще? «Товарищ» —
это даже не смешно. «Гражданка»,
«гражданочка» — ага, после этого про-
сится добавить: «Предъявите докумен-
тик» или «Пройдемте в отделение». Есть
еще масса обращений на любителя:
иные люди ими пользуются, иные ад-
ресаты на них обижаются. Скажем,
если перед вами женщина, есть ино-
странное «мадам» или русское неза-
конченное «уважаемая». Есть фамиль-
ярные «сестренка», «мамаша», «дочка»
и тому подобные. Они иногда прекрас-
ны и бывают на своем месте там, где
уместно обращение на ты, но незна-
комкам эти слова могут показаться
просто грубыми.
Существуют в архивах вежливые об-
ращения: «сударыня», «барышня», «да-
ма». Но они принадлежат к литературе
позапрошлого века или к пьесам из
жизни аристократов. Даже если они не
обидят адресата, маловероятно, что, ус-
лышав эти слова, на них среагируют и
обернутся. Наконец, есть простые гендерные
обращения: «девушка» и «женщина» (и
это тоже вопрос: какое из них и как мы
выбираем?). Похоже, именно эти обра-
щения сегодня наиболее популярны.
Только все равно ты так рискуешь кого-
то обидеть и это явно не решение про-
блемы, а выбор наименьшего из зол.
Нужного слова мучительно не хватает.
Почти то же самое касается обращения
к незнакомому мужчине. Социальный статус
не ясен Многие считают, что все испортила
революция 1917 года, разрушившая
традицию использовать такие слова,
как «сударь», «сударыня» и «барышня».
Ближний круг
48
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Нравы
Товарищ девушка
Как обращаться к незнакомцам
Как мы обращаемся
на улице к незнакомцам?
Похоже, мы чаще, чем нам
того бы хотелось,
используем мычание. Потому
что нет такого обращения,
которое кому-то
не покажется обидным.
Это просто национальное
бедствие. Как мы дошли
до такой жизни?
Текст: Михаил ЗАВАЛОВ
На фото: Самуэль Воллер (1850-1903).
Джентльмен спрашивает слугу, как правильно
обратиться к стоящей поодаль даме, чтобы не
оскорбить ее неточным определением статуса
49
Однако перечисленные обращения ни-
когда не были универсальными, но каса-
лись только привилегированных клас-
сов. Сто лет назад никто не называл
«сударем», скажем, извозчика или слугу
и никто не сказал бы «барышня», обра-
щаясь к девушке из крестьян. Тогда эти
обращения указывали на определенный
социальный статус. «Надобно сказать,
что у нас на Руси если не угнались еще
кой в чем другом за иностранцами, то
далеко перегнали их в умении обра-
щаться. Пересчитать нельзя всех оттен-
ков и тонкостей нашего обращения», —
рассуждал Гоголь в «Мертвых душах», го-
воря о чувствительности к социальному
статусу собеседника. Похоже, во всех знакомых европей-
ских странах существовало нечто подоб-
ное: сэр, синьорина, мадам — изначаль-
но все это были обращения к
представителям благородных сословий.
А затем, по мере появления могущест-
венного среднего класса, они стали при-
меняться все шире, пока не сделались
практически всеобщими. Можно только
гадать, что было бы со средним классом
(и соответствующим этикетом) в России,
если бы не революция. Как бы там ни
было, слово «сударь» так и не стало обра-
щением к абстрактному незнакомцу. Революция сначала ввела обраще-
ние «гражданин», которое не прижилось
и стало попахивать милицией и тюрь-
мой, затем его вытеснило слово «това-
рищ», которое упраздняло не только раз-
деление на господ и слуг, но и отличие
мужского пола от женского. Нельзя ска-
зать, что оно решило все проблемы: это
обращение оставалось достаточно офи-
циальным. «Товарищ Иванова» можно
было услышать в учреждении, но на ули-
це — во всяком случае, в знакомых мне
1970-х или 1980-х — разве что какой-
нибудь чудак осмелился бы так обра-
титься к женщине. (По иронии судьбы се-
годня это обращение, которое должно
было бы всех уравнивать, осталось в
системе, где существует наистрожайшая
иерархия, — в армии РФ.)
Но и после падения социализма «то-
варищ» исчез, а «сударь» или «сударыня»
вовсе не заполнили пустоту, и возрожде-
нием их (за пределами сети быстрого пи-
тания «Теремок») не пахнет. Да и вопрос
о наличии среднего класса в нынешней
России вызывает споры. Высшие же
классы у нас используют исключительно
такие обращения, как «господин» и «гос-
пожа» — теоретически они могут просо-
читься вниз, к нам, но не станем гадать:
это будет другая история. Пока тут нали-
чествует пустота. Возможно, уличное
хамство, особая хмурость и высокий
уровень насилия как-то с
ней связаны. Пол, возраст
и только «девушки»
Есть еще одна — ген-
дерная — проблема, кото-
рая, похоже, не специфич-
на для России. Мы
сталкиваемся с ней, мучи-
тельно выбирая между ва-
риантами «женщина» или
«девушка», но она есть и в
других странах. Во всех из-
вестных мне европейских языках обра-
щения к благородным лицам женского
пола, ставшие потом нормой обращений к
незнакомым, изначально зависели от
брачного статуса. В феврале 2013 года французские
феминистки добились великой побе-
ды: отныне в официальных документах
упразднено слово «мадемуазель». До
сего момента, заполняя официальные
бумаги, взрослые французы мужского
пола ставили галочку напротив «ме-
сье», а француженкам приходилось вы-
бирать между «мадемуазель» и «ма-
дам». «Почему такое неравенство? —
спрашивали феминистки. — Почему
мы должны докладывать о своей дос-
тупности или давать информацию о на-
шей сексуальной жизни каждый раз,
когда заполняем официальные доку-
менты?» Теперь они могут торжество-
вать победу, хотя на улице в целом лю-
ди смело пользуются термином «маде-
муазель». Примерно то же происходит
в Италии и Испании. Но вообще страны Европы в этом от-
ношении довольно разные: скажем, в
Германии термин «фрейляйн» вышел из
официального употребления еще в
1972 году и сегодня используется срав-
нительно редко, поскольку несет в себе
большой потенциал обиды. Мы тоже не знаем, что делать с подоб-
ным разделением. Незамужние «девуш-
ки» (я рискую кого-то обидеть? Может
быть, мне надо было сказать нейтрально:
«люди женского пола»?) могут хотеть на-
зываться «женщинами». С другой стороны,
любые «женщины» могут желать зваться
«девушками». Тут виноват культ молодо-
сти, но не только: называя незнакомку
«девушкой», я как бы говорю, что нахожу
ее достаточно привлекательной и мог бы
при каких-то условиях за ней ухаживать.
Конечно, так я тоже рискую обидеть чело-
века, но, кажется, это обращение наи-
меньшего риска, и потому я его постоянно
выбираю, хотя оно мне не слишком нра-
вится. Вероятно, по той же причине я не-
редко слышу, как меня — после 50 лет —
на улице зовут «молодым человеком». Лю-
ди считают, что делают мне комплимент. Мучительное мычание
Итак, хорошего обращения к незна-
комцам, за исключением детей, у нас не
существует. Хотя иногда мы в нем мучи-
тельно нуждаемся. Я открываю рот — и
мне нечего сказать: я в этом не виноват,
но ощущаю это как собственный дефект,
как если бы я в нужный момент вдруг не
мог вспомнить необходимое слово из-за
провала в памяти. И потому я сам, как и
большинство моих соотечественников,
до последнего момента буду избегать об-
ращения, используя другие выражения:
«простите», «будьте добры», «не могли бы
вы». Это удобнее, когда шепчешь такие
слова человеку в ухо, но плохо действует в
толпе и на дистанции. И мы обречены так
мучиться, мычать, заикаться, извиняться,
звать всех «девушками» и кого-то оби-
жать. Этот провал описывает мучитель-
ную неопределенность нашего общества. К счастью, настоящие уважение,
внимание и любовь важнее этикета.
И если мы действительно хотим
обратиться к человеку вежливо, оскор-
биться в такой ситуации трудно.
Революция ввела обращение
«гражданин», но оно попахивало
милицией и не прижилось, затем
его вытеснило слово «товарищ»,
упразднявшее не только деление
на господ и слуг, но и на мужской пол
и женский. С крушением социализма
«товарищи» исчезли, а на смену пока
ничего не пришло
Детство
Отец Филипп Ильяшенко, второй
ребенок из двенадцати, старший из
братьев, сам отец восьмерых детей,
считает себя очень счастливым че-
ловеком благодаря семье: «Я родился
в семье полной, где есть и папа, и ма-
ма. В семье очень образованной и
интеллигентной. Это может быть не
обязательным условием, но это не
могло не сказываться в общении ро-
дителей с нами, нашем воспитании.
Я родился в семье не просто полной,
но и многодетной, где то, что один или
два ребенка в семье имеют, умножа-
ется многократно и качественно, на-
полняется множеством старших и
младших, мальчиков и девочек. Конеч-
но, особое сокровище нашей семьи —
это то, что семья верующая. И это все
не в первом поколении: мои родители
из полных семей, из многодетных се-
мей, из в разной степени, но верующих
семей».
«Мы держимся благодаря всепро-
щающей, всепокрывающей любви роди-
телей, — говорит Варвара Ильяшенко,
четвертый ребенок в семье. — Даже
сейчас, когда мы выросли, мама всегда
рядом, всегда доступна и может погово-
рить. Когда мы были маленькими, ино-
гда спорили, кого мама больше всех лю-
бит. Ответ ее прост: «“Того, кому я сейчас
больше всего нужна”». Очень важна та атмосфера, в кото-
рой растут дети, это понимает любой
ответственный родитель. Но как это
объяснить тем, кто сам не переживал
такого, у кого детство было вполне
октябрятско-пионерское? В семье
отца Александра и матушки Марии
Ильяшенко каждый стремится пере-
дать опыт абсолютного счастья. Сын,
который ходил с отцом в поход, став
сам отцом, берет в поход своих стар-
ших детей, потому что помнит, как ему
тогда было хорошо. И он переживает
сильно, если не успевает читать перед
сном детям, разговаривать с ними, как
это делал его отец. Семья родителей и
их традиции — идеал для счастливых
детей. Ближний круг Семья
50
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Традиции счастья
Семей, где в нескольких
поколениях сохранилась
вера, не так много сегодня.
Наши ровесники в этих
семьях — это не та
молодежь, которая
воцерковилась
в студенческое время
девяностых годов и теперь
пытается вырастить своих
детей, вслушиваясь
в проповеди о воспитании.
Нет смысла «опробовать»
то или иное на собственных
детях, когда у тебя есть
опыт счастливого детства,
куда хочется вернуться.
Рассказом об одной
из таких удивительных
семей мы начинаем новый
цикл материалов — в доме
отца Александра и матушки
Марии Ильяшенко 12 детей
и 31 внук.
Текст: Светлана ГАДЖИНСКАЯ
Фото из личного архива семьи Ильяшенко
51
Удивительно, что в такой большой се-
мье справлялись без бабушек и дедушек.
Они умерли очень рано, но связь с ними
чувствовалась всеми очень остро. Со
слов папы дети знали исключительную
историю любви дедушки и бабушки, кото-
рых никогда не видели. Дедушка рано
стал инвалидом и предупредил свою не-
весту, что освобождает ее от данного ему
слова, потому что было понятно, что
жизнь его продолжится только в коля-
ске. Она вышла за него замуж, они были
нецерковными людьми, но их отношения
в семье удивительны, они создали мно-
годетную семью. Дедушка стал профес-
сором, хотя и без специального высшего
образования, поскольку дети дворян бы-
ли ограничены в правах. Наверное, поэтому до сих пор не-
обыкновенные отношения между собой
сохранили их потомки. Семейные встре-
чи с двоюродными братьями и сестра-
ми, их семьями, не слишком частые, но
они регулярны. Варвара: «В современ-
ном мире не все любят большие семей-
ные встречи, но у нас все тянутся друг к
другу, несмотря на то что многие разъе-
хались, живут за границей, но нам не
хватает социальных сетей для общения,
мы обязательно организуем встречи». Любовь
Совершенно очевидно, что вырасти
в полной и церковной семье, даже в се-
мье священнослужителя, это само по се-
бе не есть что-то необходимое и доста-
точное, чтобы воспринять эту традицию
любви, которую дает сам Господь, кото-
рую Он благословляет в браке. Мало ро-
дить детей, водить их в храм, надо их вос-
питать так, чтобы они захотели эту
любовь продолжить. Для этого родите-
лям надо самим любить, стараться учить-
ся этому. Любовь не имеет отношения к
безответственности, попустительству,
заигрыванию. Любовь — это состояние
сердца, позволяющее быть строгим, но
оставаться милосердным, требовать, но
и давать. Ребенок не может пощупать
любовь руками, но не может не ощущать,
если она есть. Ребенку не нужны слова,
он это понимает своим сердцем. «Традиция любви предполагает и не-
избежно приводит — хотя и не во всем
от человека это зависит — к традиции
многодетности. Не у всех и не всегда, да-
же у тех, кто очень хочет, рождаются де-
ти, — признает отец Филипп. — Как свя-
щенник я вижу многих людей, трепет-
ных, ждущих и любящих, но бездетных. И
нельзя сказать, что если нет детей или
немного детей, то это семья нелюбящая
или в ней нет традиции. Я говорю только
о нашем личном опыте. Про себя я с восьмого класса знал,
что не смогу быть монахом, что не хочу
жить один, а хочу семью, причем только
многодетную. Мы как реалисты понима-
ем, что в наше время поиска собствен-
ного комфорта найти единомышленни-
ка, который захочет большую семью, не
для своего удовольствия, не потому, что
так модно или статусно, а чтобы была
любовь, очень непросто. Я знаю таких,
которые не могут найти себе избранниц.
Господь мне дал это счастье, понимаю,
что это не просто незаслуженно, но даже
и несправедливо».
Начало семьи — тоже отдельная тра-
диция. Если молодые люди намерены
пожениться, это не только внутреннее
дело двух семей. На самом большом
ближайшем богослужении, при макси-
мальном стечении народа, с амвона
объявляется о том, что есть люди, кото-
рые хотят вступить в брак. «Нас всех бла-
гословляли так, и мы надеемся именно
так благословить наших детей, — гово-
рит отец Филипп. — Если мы устраиваем
свадьбу, то это тоже не внутрисемейное
мероприятие, а дело всего прихода,
всей общины, событие космического
масштаба. Неудивительно поэтому, что
в списке гостей может быть 400 чело-
век, потому что не только родственни-
ков и друзей много, но и тех людей, чье
участие в нашей жизни важно и с кем
хотелось бы эту радость разделить». Замкнутость
и самодостаточность
Иногда православное сообщество
сталкивается с упреком в замкнутости и
закрытости. Но большая семья, хороший
приход создают общую духовную среду
через молитву, события приходской и
церковной жизни. Понятно, что, когда у
тебя один ребенок, тебе нужно искать ему
общество, потому что один ребенок — это
эгоизм, если ты его не научишь общаться
с кем-то. Двое — антагонизм, тоже про-
блема, нужно третьего искать. А вот когда
у тебя большая семья, эти вопросы стоят
и решаются по-другому. Родителям боль-
шой семьи, «встроенной» в активную при-
ходскую жизнь, не нужно искать друзей
во дворе и думать о том, с какой семьей
дружить. «Церковь есть семья и для нас, — объ-
ясняет отец Филипп. — Во-первых, наша
семья окормляется у одного духовника,
отца Владимира Воробьева, который соз-
нательно, последовательно, очень кро-
потливо создавал и укреплял как семьи
частные, так и семью церковную — при-
ход. Можно сказать, что наш приход есть
большая семья со всеми понятными труд-
ностями, противоречиями. Мы живем об-
щей семейной жизнью, где у нас есть стар-
шие и младшие, духовные родители и
дети, общая жизнь во всем ее многообра-
зии. Во-вторых, наш папа священник, слу-
жит Церкви. Господь позволил и мне слу-
жить алтарю. В этом неразрывность
традиции. Наш дедушка тоже священно-
служитель. И третье. Господь судил нам
быть потомком священномученика иерея
Владимира Амбарцумова, чье участие в
своей жизни, чем старше я становлюсь,
особенно с момента серьезного церков-
ного служения — алтарного, диаконско-
го, особенно иерейского, — я не могу не
чувствовать всегда и везде».
В такой большой приходской семье и
семья частная развивается гармонично,
всегда перед глазами примеры семей
друзей, где старшие дети дают младшим
то, чего им не хватает. Большая семья в
трех поколениях — это сложный орга-
низм, в котором младшие дяди и тети мо-
гут быть ровесниками своим старшим
племянникам. Эта разновозрастность
плодотворно влияет как на младших, так
и на старших, причем не только детей, но
и родителей.
Все вместе — один
праздник
Основная традиция, объединяющая
в буквальном смысле всю семью Илья-
шенко, — приезд всех детей и внуков в
«родительский дом», к бабушке и дедуш-
ке, на Рождество. Собирается около
50-60 человек. Дети готовятся к этому
событию заранее, каждый раз приду-
мывают, что показать старшим, чем за-
нять малышей. «Мы всегда в этот день
собирались всей семьей, — рассказы-
вает Варвара. — Сейчас это сложно,
потому что нас очень много, примерно
30 детей, это событие необыкновен-
Ближний круг
Семья
52
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
ное, но оно стало традицией. И все ждут
этого дня, прилагают усилия, чтобы
встреча состоялась».
К Рождеству подготовка начинается
накануне: наряжается елка. Это имен-
но традиция, поскольку большинство
детей из последнего поколения
проводят святки, совпадающие с кани-
кулами в православной школе, в зим-
нем лагере, возвращаются ближе к
празднику Богоявления. Но елка тем не
менее стоит дома все эти дни.
Отец Филипп: «В современной ситуа-
ции мы стоим перед выбором — вся стра-
на празднует Новый год, а это время осо-
бых дней перед Рождеством. Отмечать
праздник в такой ситуации не только не-
правильно, но и очень вредно, потому что
ты приучаешь таким образом детей к мыс-
ли о том, что есть праздник, который от те-
бя ничего не требует: ты сидишь дома и
получаешь подарки, — а через несколько
дней праздник, когда надо куда-то идти и
чего-то ждать в наполненном людьми про-
странстве, терпеть, с утра не есть. Проис-
ходит разделение сознания, раздвоение».
Важно самим чувствовать и пере-
дать детям, что главный праздник — это
встреча с Богом, а не с подарками. Это
не значит, что не надо дарить подарки,
никто не собирается «загонять детей в
монахи». Суметь научить детей пони-
мать, что главный праздник совершает-
ся на Литургии Рождественской или Пас-
хальной — это уже очень много. Когда дети подрастают, у них есть
возможность и желание как-то особо от-
метить этот день, они 31 декабря вече-
ром приходят с родителями в храм на
молебен перед началом года. 1 января
семья, не встречавшая специально Но-
вый год, просыпается в обычное время.
А значит, целый выходной день у папы,
если он не священник, впереди. В семье
Александры Ильяшенко, мамы семерых
детей, именно в этот день папа, который
обычно занят на работе, бывает дома,
поэтому несколько лет назад зароди-
лась своя традиция — выходить всей
семьей гулять, чтобы поваляться с папой
в снегу. К Рождеству мама с детьми де-
лает пряничный домик — работа очень
кропотливая и хлопотливая, но увлекает
всех, и дети уже не представляют Рожде-
ства без этой красоты. Родители стара-
ются передать детям радость Рождест-
ва, соединяя яркие детские впечатления
с церковной службой и событиями
христианской истории.
Другой объединяющий всю семью
праздник — Пасха. К нему также гото-
вятся все заранее. Страстная неделя на-
сыщена важнейшими событиями и пе-
реживаниями, много сил нужно
положить, чтобы показать детям глубину
этих дней. И конечно, только подвигом
можно назвать домашнюю традицию
подготовки к трапезе. Как можно не ис-
печь кулич? Не приготовить пасху? Не
покрасить яйца? Эти труды объединяют
всех членов семьи. Это яркое воспоми-
нание детства, это то, что присутствует в
семьях детей, выросших в атмосфере
ожидания праздника.
«На Пасху обязательно красим, хотя,
возможно, особо и не едим вареные яй-
ца, расписываем их как можем и печем
куличи, как бы ни было это трудно, —
рассказывает отец Филипп. — Мы пере-
даем из поколения в поколение «бабуш-
кин рецепт», один из таких удачных рас-
пространенных до революции рецептов,
утраченных ныне: как испечь сдобный
кулич, который не будет сохнуть как по-
купной, как правильно его готовить из
натуральных продуктов, хранить, чтобы
к вечеру он не превратился в сухарь. Ку-
личи печь очень сложно в домашних ус-
ловиях, но труд прилагается, и это дела-
ется. Это, как и пасха, приготовленная
из особого творога, обязательная часть
праздника».
Родные гости
Пока дети маленькие, дни рождения
начинаются с похода в храм, где
новорожденный причащается, затем —
подарки, дома — торжественный стол
(даже без виновника торжества, если он
уже спит в люльке). Когда дети становят-
ся старше, возникает вопрос культурной
программы. Здесь мы, к сожалению,
сталкиваемся с неизбежной и главной
проблемой многодетных семей, реше-
ние которой, по мнению отца Филиппа, в
государственном масштабе, несомнен-
но, способствовало бы улучшению демо-
графической ситуации. Это проблема
квадратных метров: «Нас десять человек
на 80 метров, и мы, конечно, помещаем-
ся, но не разгуляешься, если еще пять
подружек пригласить, все затрещит, де-
ти же не будут сидеть чинно. Поэтому
культурную программу приходится выно-
сить за пределы дома. Да, мы можем ос-
тавить дома праздничный стол, но на ус-
мотрение детей остается совместный с
друзьями поход в театр, на концерт, в ак-
вапарк, кафе. Понятно, что это зависит
от состояния финансов, пожеланий ре-
бенка, понимания родителями, что ему
безопасно или опасно физически или
духовно». Для детей гости — это событие, ра-
дость. И очень важно, когда сами родите-
ли любят и умеют радоваться общению.
«Собираться полезно по праздничным
У отца Александра и матушки Марии 12 детей и 31 внук. Главная традиция семьи — сбор
всех в доме дедушки и бабушки на Рождество, а это по 50-60 человек одновременно
Фото из личного архива семьи Ильяшенко
53
поводам, — считает отец Филипп. — По-
тому что если у тебя нет общих радостей,
то едва ли получится совместно пережи-
вать общие трудности».
«Наш папа очень любит праздники,
людей, общение, — рассказывает Вар-
вара. — И нам всем очень дороги
поздравления родителей. Родители нам
давали столько, что это перекрывало
все возможные материальные подарки:
удивительную атмосферу дома, любовь,
поддержку, понимание, заботу, поэтому
нам не так нужны были новые игрушки.
Подарки в детстве были скромные, но
это всегда был радостный сюрприз». Праздник в кругу родных — самое
важное событие для детей, растущих в
дружной семье. Александра: «Для нас
святы отношения семейные. Поэтому
сейчас всеми силами мы стараемся не
прерывать эту традицию —собираться
всем вместе: маленькие дети всегда
ждут таких встреч, а старшие готовятся
серьезно и заранее, придумывают
программу, ставят сценки на тематику
праздника или что-то еще». Свое лето
Дети в семье Ильяшенко выросли
без детского сада и пионерского лаге-
ря. Дружба с другими семьями из общи-
ны, насыщенная жизнь большой цер-
ковной семьи позволяют сегодня
решать вопрос каникул: есть возмож-
ность отправлять детей в свой летний
или зимний лагерь, а вместо «чужих» ту-
ристических или экскурсионных путеше-
ствий родители сами организуют детям
такие программы. Так формируется са-
модостаточная среда, случайная компа-
ния исключается. Когда таких возможностей еще не
было, вся семья на полгода перебира-
лась в деревенский домик, пять кило-
метров пешком от станции. Вспомина-
ет Варвара: «Мы жили так, пока не
было школьников в семье. Ходили в
храм в соседнюю деревню за несколь-
ко километров — это было большое со-
бытие, хотя и тяжело. Папа приезжал
вечером в пятницу с огромным рюкза-
ком — нужно было привезти продукты
на всю неделю. Надо представить себе
эту страшную темноту вечером в дерев-
не, где нет освещения. Из ниоткуда он
приходил, в любую погоду. Мы его все
всегда ждали».
Походы и велопоходы старших детей
с папой — это то, что помнят все. Начи-
ная восстанавливать подробности, по-
нимают, что походы были почти всегда
однодневные и не очень далеко. Но как
картина счастливого детства это возни-
кает очень ярко. «Мы не перемешива-
лись с детьми во дворе, — вспоминает
Варвара, — больше играли и общались
между собой. Нам было интересно друг с
другом. Мы жили другими ценностями и
сами видели разницу между собой и
прочими детьми, родители не навязыва-
ли ничего специально». Еще одна черта «замкнутости» боль-
шой семьи — отсутствие телевизора до-
ма. Отец Филипп объясняет, почему «не
заводит» телевизор в своей семье: «Мы
не то чтобы ограничиваем — любой ра-
зумный родитель ограничивает своих
детей в их желаниях, — но мы исключа-
ем неконтролируемый вал информации
к нашим детям. Мы не смотрим телеви-
зор, но есть компьютер, интернет, мы по-
казываем фильмы и мультфильмы де-
тям, водим их в театр и на концерты, в
музей или аквапарк. Наше принципи-
альное отличие в том, что мы выбираем.
Телевизионная программа не позволяет
по-настоящему выбирать, хотя, конечно,
можно переключать телевизор в надеж-
де, что промотаешь ненужное и попа-
дешь на нужное. В этом смысле век ин-
формационных технологий дает ценную
возможность посмотреть и узнать то,
что ты хочешь, запросто и без всякого
телевизора, навязывающего свое ви-
дение мира». При этом у большинства детей отца
Александра и матушки Марии всегда бы-
ло непреодолимое желание читать. Вспо-
минает Варвара: «Когда мама прихо-
дит — учебник читаем, мама выходит —
откладываем его в сторону и продолжаем
“глотать книгу”. Читали даже по дороге,
причем не только дети. Как-то раз мама
увидела, что папа подходит к дому. Зна-
чит, скоро должен быть, но почему-то не
появляется очень долго. Оказалось, что
он читал стоя под дверью». Долгая дорога в школу
Ездить в школу далеко тоже можно
назвать семейной традицией. Не пойти
в ближайшую школу, чтобы было удоб-
но, а найти хорошую. Причем не просто
сильную, а такую, где есть «свои». В вось-
мидесятых годах, когда еще не было пра-
вославных школ, дети из верующих се-
мей старались держаться вместе,
ходили в одну школу, прихожане устраи-
вались туда на работу преподавателями.
Но как только появилась возможность
для создания своей школы, все дружно
перешли туда. «Человеку, который незнаком с
жизнью многодетной семьи, трудно
объяснить, насколько экстремально боль-
шой семьей мы были и какие трудности
РЕКЛАМА
Ближний круг
Семья
54
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
приходилось преодолевать, — вспомина-
ет Варвара. — Все было на грани возмож-
ного. Утром проснуться и собраться в шко-
лу, когда в ванной комнате умываться
приходилось по очереди, и очередь была
длинной, — это непросто, тем более что
каждая секунда на счету. Со всем справ-
лялась одна мама без помощников, не
было бабушек и дедушек. Старшие очень
быстро всему учились и становились са-
мостоятельными именно потому, что се-
мья большая. Притом что мы страшно ус-
тавали от дальних поездок в школу, в
голове не возникала даже мысль не пой-
ти в храм в воскресенье. Как так —все
пойдут, а ты останешься?»
Энергии родителей хватало и на до-
полнительные занятия помимо школы.
У всех в семье были свои интересы: от
конного спорта до рукоделия, плавания.
Матушка находила время и силы зани-
маться рукоделием с девочками дома и
водить их на кружок. Вспоминает Алек-
сандра: «Старшая сестра Татьяна всегда
интересовалась чем-то, много занима-
лась, искала себе дополнительные кур-
сы, ездила сама. Нам всем хотелось
учиться, потому что образование — это
серьезная ценность в нашей семье, и
никто не считает, что семья, дети могут
помешать получить образование».
Безусловно, в наше время, как и в
любое другое, подвиг — дать настоя-
щее высшее образование старшим де-
тям в семье, где еще рождаются малы-
ши. Когда возможности нанимать
преподавателей не было, помогали
прихожане. Затем старшие дети зани-
мались с младшими — у кого что лучше
получается. При этом цель образова-
ния понимали —не стать «самыми-са-
мыми», а ради помощи ближним. Варвара: «Когда Маша была студент-
кой (Катя и Маша — двойняшки, седь-
мой и восьмой ребенок в семье), она
стала понимать, что можно спасти лю-
дей, став донором. Она так и сделала, хо-
тя сама физически некрепкая. А когда
произошло крушение поезда “Сапсан”,
она оплатила и прошла курсы оказания
первой помощи, чтобы быть в состоянии
помочь, если рядом случится беда».
В контакте
Серьезное и глубокое общение
взрослых с детьми — во всеми вместе и
с каждым в отдельности, без суеты, ве-
чером перед сном — это также семей-
ная традиция. Беседы с папой о жизни, о
радостях, о проблемах, планах — об
этом вспоминают все с особым чувст-
вом. Это было сознательным выбором
родителей, благодаря которому
сложилась крепкая основа для взаимо-
понимания со своими детьми. Варвара:
«Хотя мы внешне похожи, но очень раз-
ные. Мы могли ссориться, родители не
только наказывали, но и объясняли,
разговаривали с нами».
Внимание друг к другу, воспитанное
в семье, дает возможность и силы на
интерес, внимание и открытость другим
людям. Отец Филипп: «Важнейшей прак-
тической традицией нашей семьи явля-
ется ее максимальная публичность, от-
крытость. Я преподаю в университете, и
студенты могут прийти ко мне домой. По-
нятно, что не все сразу — есть понятие
Александра, дочь отца Александра и матушки Марии, мама семерых детей (четверо — в кадре): «Нам всем хотелось учиться, образование в
нашей семье — серьезная ценность, и никто не считает, что семья, дети могут помешать получить образование»
Фото диакона Андрея Радкевича
55
личного пространства. Но ребята могут
рассказать о своих проблемах, и я все-
гда готов видеть их у себя дома, если моя
помощь нужна: они могут пообедать, по-
хозяйничать у жены на кухне, погово-
рить о том, что им нужно или важно». Сложно представить, но отец
Александр и матушка Мария смогли ор-
ганизовать не только разговоры перед
сном, но и соблюдение строжайшего ре-
жима. В семье всегда существовало
бескомпромиссное родительское «нет»,
наказание за дурной поступок. Но дети
за таким запретом чувствовали любовь,
и это помогало воспринимать запрет
как справедливый. Общение — это семейная традиция.
Спустя годы дети выросли и многие соз-
дали свои семьи, разъехались. Теперь
общение братьев и сестер часто идет че-
рез маму: все ей звонят, кто-то по не-
сколько раз в день. Варвара: «Мама тот
человек, который всегда выслушает все
о проблемах и радостях, она живет на-
шими радостями и бедами». Папа может все
Папа приходил домой и успевал по-
говорить с каждым ребенком, очень
любил почитать детям перед сном. Ко-
нечно, чтение не было ежедневно, но де-
ти всегда этого ждали. Сейчас в своих
семьях, в новом ритме жизни, когда па-
пы работают допоздна, это редко быва-
ет. Но идеал, к которому нужно стремить-
ся, именно таков — доступный папа,
которому вечером ты успеешь все рас-
сказать, получить совет или просто
поделиться тем, что волнует. Когда матушка уезжала в роддом, с
детьми оставался папа. Детям очень
нравилось это время. Варвара: «Папа
заплетал нам косички, совсем не краси-
вые. Но вообще он может сделать дома
абсолютно все. Когда он приходил до-
мой, всегда с нами играл, нами зани-
мался, что-то рассказывал, что-то
объяснял. Он работал много, но, когда
возвращался, он был —наш, полностью
присутствовал в жизни семьи. Когда
папа стал священником, мы видели его
реже, но тогда родились уже все дети и
мы больше общались друг с другом». Очень многие критикуют современ-
ных мужчин. В семье Ильяшенко не так.
Здесь братьев считают мужчинами в са-
мом хорошем смысле слова: они всегда
помогут, всегда защитят от опасности
женщин и детей, всегда самое трудное
возьмут на себя. Это стена, за которую
укроешься. При этом сестрам и маме не
только придут на помощь словесным
участием, но помогут и по хозяйству. Де-
ления на «женские» и «мужские» обязан-
ности нет — женщина может устать, и ей
нужно помочь, в том числе и с ребенком,
особенно когда он болен. Варвара опи-
сывает «типичную мужскую реакцию на
проблему любого масштаба» мужчин в
их семье на примере своего брата
Данилы (шестого ребенка в семье
Ильяшенко. —Прим. «НС»): «С Данилой
был недавно такой случай. Он, его бере-
менная жена Варя и их маленький ребе-
нок вышли из подъезда, который выхо-
дит буквально на дорогу, и на них чуть не
наехал грузовик. Данила молниеносно
бросился закрыть собой жену и младен-
ца-сына. Никто просто чудом не постра-
дал, слава Богу».
Необыкновенные отношения между
родителями, для которых понятие «спо-
рить» друг с другом не существовало ни-
когда, стали основой и счастья детей.
Дети замечают, что с годами отношения
между родителями становятся еще теп-
лее и мягче. Но и начинались они удиви-
тельным образом: до свадьбы молодые
Александр и Мария виделись всего не-
сколько раз. Варвара: «По характеру они
в чем-то диаметрально противополож-
ны. Мама на сто процентов домашний
человек, а папа —“светский”, очень лю-
бит общение: и из нас кто-то в этом
похож на папу, а кто-то — на маму. Но
как маме с папой эта разница в
характерах не мешает быть одним
целым, так она не мешает и общению
братьев и сестер». Общее дело
Общая вечерняя молитва была в
семье обязательной, пусть правило бы-
ло и маленьким. Позже старшие начи-
нали молиться отдельно. Перед школой
общей молитвы не было. Но летом в де-
ревне вместе с мамой на молитву стано-
вились все дети — утром и вечером. Несмотря на то что жизнь нового по-
коления сильно изменилась, в молодых
семьях детей Ильяшенко удается сохра-
нить общий дух, где главное —молитва.
«Однажды двое маленьких детей отца
Филиппа, дошкольники, застряли в лиф-
те, — рассказывает Варвара. — Выклю-
чился свет, и дети сразу стали молиться.
Вскоре их освободили, и на вопрос, не
было ли страшно, взрослые получили от-
вет: “Нет, мы же молились!”». Жизнь церковная, соблюдение тра-
диций в большой счастливой семье —
не формальность и даже не форма, а
именно то, что наполняет всех, то, к чему
стремятся взрослые и дети. Понятно,
что, если одному ребенку три, другому
полтора, а третий еще не родился, всем
вместе бывает тяжело даже просто дой-
ти до храма. Но совершенно без пафоса
можно свидетельствовать, что Божест-
венная литургия — это отправная точка,
начало и конец семейного единства, как
воздух, о котором можно забыть и не
сразу сообразить, что именно это глав-
ное. Отец Филипп: «Основа, стержень,
который нас объединяет, — евхаристи-
ческое общение. Это то, что нас делает
тем, что мы есть. Потому что для нас са-
мое главное — это единство во Христе, у
святой Чаши. Литургия — это то общее
дело, которое делает нас едиными меж-
ду собой и Богом».
РЕКЛАМА
Вот при Сталине...
Министр образования Дмитрий Ли-
ванов пообещал, что новый общенацио-
нальный учебник истории напишут за
год «20 лучших историков России». Ранее на совете по межнациональ-
ным отношениям о необходимости со-
здать единый учебник истории говорил
президент России Владимир Путин.
Как отметил глава государства, такой
учебник призван показать учащимся
«единство народов и культур России»,
должен соответствовать логике «не-
прерывной российской истории, вза-
имосвязи всех ее этапов», быть напи-
сан «хорошим русским языком и не
иметь внутренних противоречий и
двойных толкований». Инициативу президента поддержали
некоторые ученые, политики, обще-
ственные деятели. Среди них —министр
культуры Владимир Мединский, сторон-
ник «одной трактовки истории», автор
фразы о том, что «нельзя в голове пяти-
классника порождать плюрализм». Отношение Владимира Мединского к
предмету разговора не секрет: еще до
вступления в министерскую должность
он говорил о необходимости специаль-
ного органа, который бы проводил госу-
дарственную историческую политику:
«А ее у нас нет — все развивается «само-
стийно». Вот при Сталине историческая
политика была — был заказ на историче-
ские фильмы, исторические книги. <...>
Потому что человек (Сталин) знал толк в
идеологии и промывании мозгов». Между тем на российском рынке
школьных учебников разнообразия не
наблюдается. Пренебрегшие «правиль-
ной трактовкой» исторических событий и
обвиненные в «антипатриотизме» учеб-
ники «Отечественная история. ХХ век»
Игоря Долуцкого и «Новейшая история
зарубежных стран» Александра Кредера
к началу 2000-х были лишены грифа
Минобра «рекомендовано». «Но где тот
список непатриотических или антинауч-
Ближний круг Школа
56
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Борьба за историю
Идея единого учебника
истории обосновывается
необходимостью создания
учебника без «двойных
толкований», дающего
«единую трактовку»
исторических событий.
Однако сегодня почти нет
исторической темы,
которая бы не вызывала
дискуссий — не только
в обществе, но и среди
историков. Инициативу властей
создать единый учебник
истории комментируют
учителя.
Текст: Ирина КОСАЛС
Фото ИТАР-ТАСС
57
ных версий и оценок в утвержденном
федеральном списке учебников?» —
возражает академик Валерий Тишков,
директор Института этнологии и антро-
пологии РАН. По его мнению, «этот са-
мопогром устраивают сами авторы на-
иболее массовых линеек школьных
учебников».
Но общественность волнует
главным образом то, что новый «обще-
национальный учебник» станет реин-
карнацией «Краткого курса ВКП(б)» и
историю снова превратят в инструмент
госидеологии. Опасения не беспочвен-
ны: в последнее время были изданы
учебники и пособия, авторы которых и
не скрывают подобных взглядов. «Важ-
но, чтобы история писалась с позиции
интересов и ценностей государствооб-
разующего народа. Потому что “тот, кто
пишет историю, контролирует настоя-
щее”», считает А. Вдовин, написавший в
соавторстве с А. Барсенковым учебник
для студентов «История России. 1917-
2009», где сталинские репрессии оп-
равдываются «исторической необходи-
мостью», а события часто оцениваются
с точки зрения вреда или пользы для
той или иной национальности. Под на-
жимом общественности (и при под-
держке Общественной палаты) учебник
был признан ксенофобским и изъят из
процесса преподавания. В 2009 году вышел учебник для 11-го
класса «История России. 1900-1945» под
редакцией Александра Филиппова, до-
полнивший изданную за пару лет до это-
го книгу для учителей «Новейшая история
России. 1945-2006», где сталинский тер-
рор объявлен эффективным методом уп-
равления, позволившим сохранить «ста-
бильность» в стране. Недавно появилась «История Рос-
сии. Учебник для учителей», подготов-
ленная группой авторов из Центра
проблемного анализа и государствен-
но-управленческого проектирования
(«учебник Якунина-Сулакшина»), в кото-
ром используется все та же тема прио-
ритета интересов государства перед ин-
тересами личности («все жертвы были
не напрасны, если повлекли за собой
развитие страны»). Но сегодня, пожалуй, нет ни одной
исторической темы, которая не вызы-
вала бы дискуссий — не только в об-
ществе, но и среди историков. Не-
возможно написать стерильную и
непротиворечивую историю, которая
была бы предметом гордости «для
всех». «Как можно с уважением отно-
ситься к крепостному праву? По-мое-
му, это позорная страница истории. Так
же как выбор народа в пользу больше-
виков во время Гражданской войны,
как участие миллионов граждан всех
национальностей в терроре — в крас-
ном терроре 1918-1921 годов и в
большом терроре 1937-1938-го, и в
коллективизации. Сочувствие к жерт-
вам — да, уважение к борцам про-
тив зла — да. Но уважение ко всем
без разбора страницам прошлого, осо-
бенно к некоторым элементам госу-
дарственной политики, — никогда», —
считает Андрей Зубов, член Межсобор-
ного присутствия Русской Православ-
ной Церкви, редактор двухтомника
«История России. XX век». Может ли «единый
учебник» научить думать? Широко обсуждаемая идея единого
общенационального учебника и фор-
мирование единого мнения у школьни-
ков и студентов удивительна не только
попыткой идеологизировать историю,
но и тем, что это никак не соответству-
ет реформам образования, проводи-
мым тем же самым правительством
при поддержке президента. Те новые
стандарты, вокруг которых было столь-
ко споров, как раз подразумевают от-
каз от понимания учителя как един-
ственного носителя знаний и от
системы заучивания школьниками
фактов из учебника. На Западе давно отказались от «нар-
ративного способа» преподавания исто-
рии, когда учитель рассказывает детям,
как надо «правильно» понимать и трак-
товать историю. Нет этого и в учебниках,
как во многих случаях нет и самих учеб-
ников. В Германии, например, отсутству-
ет не только единый учебник, но и еди-
ная программа преподавания истории:
каждая земля сама принимает решение
о том, что и как преподавать. В Северной Америке — ни в Кана-
де, ни в США нет единого списка учеб-
ных пособий, решения по поводу книг и
программ принимаются на уровне шта-
тов и провинций, и каждая школа са-
мостоятельно решает, какие учебники
ей использовать и использовать ли во-
обще. Учитель может сам выбирать ма-
териалы для урока. Ребенку даются
инструменты, с помощью которых он
конструирует собственную картину ис-
торического прошлого, он не имеет за-
ранее готовых ответов и вынужден ис-
кать их сам. Последнее десятилетие Россия пы-
тается интегрироваться в международ-
ное образовательное пространство,
присоединившись в 2003 году к болон-
скому процессу и начав изменения в
системе высшего образования. В част-
ности, они включают гораздо более ши-
рокий выбор студентом предметов и
форм обучения, дают ему больше само-
стоятельности, но и требуют большей
активности. Выпускники школ, не на-
ученные добывать информацию и рас-
суждать, с одним учебником истории, в
котором изложено «единственно пра-
вильное» понимание исторического
процесса, не смогут воспользоваться
этими новыми возможностями и учить-
ся в современном университете. Вве-
дение такого учебника — шаг к заведо-
мому отставанию России в сфере
образования, какими бы высокими го-
сударственными интересами это ни
объяснялось.
Инициативу создания единого учеб-
ника истории комментируют учителя. — Сегодня у нас есть учебники, пред-
ставляющие разные направления: либе-
ральное, консервативное, националис-
тическое и так далее. Их недостаток
заключается в том, что авторы считают
лишь свою точку зрения единственно
верной. А необходим учебник (или учеб-
ники), которые бы предлагали разнооб-
разие мнений и учили бы детей их анали-
зировать. Единого взгляда на историю не бы-
вает, есть разные взгляды разных групп
населения: социальных, гендерных, воз-
растных, этнических. Но разные взгля-
ды — это совсем не то, что нас разобща-
Тамара Эйдельман, учитель
истории в школе № 1567
(Москва):
«Разные взгляды — это
не то, что нас
разобщает»
ет. Это естественно, это данность, но ес-
ли ее замалчивать, это приведет к кон-
фликтам. Хорошие учебники закончились, когда
в 1990-х годах закрылся МИРОС (Москов-
ский институт развития образовательных
систем). Там были новаторские учебники.
Наша Ассоциация учителей — преподава-
телей истории совместно с Европейской
ассоциацией учителей EuroClio в рамках
общих проектов в конце 1990-х — начале
2000-х выпускала учебные пособия по ис-
тории XX века. Последнее пособие назы-
вается «Мозаика культур: преподавание
истории и обществознания в поликультур-
ном обществе». Оно построено на работе
с источниками. Прошли переговоры с
большим издательством, где пособие
нравилось, но было настолько революци-
онным по методике, что нам говорили:
«А давайте вы нам напишете вступление
страниц на сорок и все объясните детям,
чтобы они просто запомнили». Чиновники
мыслят по-старому. В Европе есть англосаксонская ме-
тодика преподавания, к ней примыкает
скандинавская, построенная не вокруг
знаний, а вокруг навыков и умений. Но
там нет хронологической системы, кото-
рая есть в России. И общая картина ос-
тается неполной. Мне было бы жаль, ес-
ли бы мои ученики потеряли общие
представления об историческом про-
цессе. С другой стороны, у нас настолько
все сосредоточено на зубрежке фактов,
что все равно общего представления не
складывается. Поэтому нужно разумное
сочетание: давать общую традиционную
схему исторического процесса, но на-
полнять ее анализом и сопоставлением,
тренируя мыслительные навыки. — Борьба за историю, за историчес-
кую память — признак кризисного об-
щества, не определившегося с целями и
ценностями. Российское массовое со-
знание архаично, отсюда постоянные
попытки апеллировать к истории, к кол-
лективному преданию. Все традицион-
ные культуры интересуются больше про-
шлым, чем будущим. Но советское
прошлое действительно не проработано
и не преодолено, его проблематика не
исчерпана. Отсюда споры. По данным социологов, более поло-
вины россиян не планирует свою жизнь
больше чем на год. Откуда взяться «се-
годняшней идеологии»? Власть пытается
опереться на народный консерватизм и
повернутость в прошлое, манипулиро-
вать сознанием при помощи мифов.
Обычное средство насаждения пресло-
вутой «консолидации» и конформизма.
На это, я думаю, есть слабо артикулиро-
ванный, недооформленный запрос со
стороны консервативной, неуверенной,
патерналистски настроенной части учи-
тельства. Сообществом ее не назовешь. Учебник может служить становлению
единомыслия, но не должен. Хотя следу-
ет оговорить, что считать единомыслием.
Неплохо иметь национальный консенсус
по некоторым ключевым вопросам, но
не до полной унификации, которая воз-
можна лишь при тоталитарном режиме. Без критического подхода граждани-
ном стать нельзя, с таким же успехом
можно колоть дрова, топора не имея.
«Уважение ко всем страницам прошло-
го» — утопия. Знать и понимать можно
всякую страницу, а вот уважать — уволь-
те. Миф может быть прекрасен при усло-
вии, что мы понимаем — вот миф, его ме-
сто в культуре такое-то, а вот научное
знание, а вот идеология-футурология; в
личной картине мира они могут допол-
нять друг друга, но Боже упаси их путать.
Я — за систему, которая существует в
т. ч. в Северной Америке. Ее опасности
очевидны: школьник может не получить
систематических сведений о человечес-
кой истории в целом. Но зубрила и начет-
чик еще не есть культурный, гуманитарно
развитый человек. (И, как правило, люди
оканчивают школу с очень путаными све-
дениями об истории. Помнят мало и кри-
во — таковы настоящие плоды «хроноло-
гической системы».) Можно сочетать обе
методики, что и делается в некоторых
странах. В начальной и средней школе —
рассказывать историю от пещер до на-
ших дней по возможности увлекательно и
живо. А в старших классах — решительно
перенести акцент на работу с источника-
ми, аналитическую работу школьника,
творческие задания и т. п.
Весь пафос современного образо-
вания в том, чтобы научить человека
учиться. Уметь находить и анализиро-
вать информацию. А неспособность к
самостоятельному суждению — язва
российского социума. И не только рос-
сийского. Человек с аналитическими на-
выками сможет выучить и понять собы-
тийную историю лучше, чем тот, который
засунет себе в голову десять томов, не
разжевав их толком. Шерлок Холмс не
знает, что Земля вращается вокруг
Солнца, но его мыслительный аппарат в
порядке, «чердак» не завален хламом,
инструменты разложены по местам. Ес-
ли он действительно захочет разобрать-
ся, что вокруг чего вращается, он с этой
задачей справится.
— По-настоящему плюралистичным
последние 20 лет преподавание исто-
рии и не являлось, несмотря на вроде
бы имевшиеся для этого условия, осо-
бенно в 1990-е годы. Большинство учи-
телей после распада СССР беспрестан-
но жаловалось на отсутствие ясного и
четкого нарратива, и при первом удоб-
ном случае школы хватались за один по-
нравившийся учебник. Исключения были, но их количество
ничтожно. То, что от школы к школе, от
города к городу, от района к району
учебники могли быть разными, вовсе
не гарантировало полифоничного по-
вествования о прошлом. Если посмот-
реть на вопросы и задания из ЕГЭ по
истории, то можно увидеть все тот же
слепок традиционного позитивистско-
го представления об историческом зна-
нии («столько-то предпосылок» и «столь-
ко-то последствий отмены крепостного
права» и т. д.), примерно так же обстоя-
Ближний круг
Школа
58
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
«Неспособность
к самостоятельному
суждению — язва
российского социума»
Дмитрий Ермольцев, историк,
преподаватель истории
и зарубежной литературы в школе
«Муми-Тролль» (Москва):
«Не боюсь единого
учебника»
Михаил Долбилов, профессор
факультета истории Университета
штата Мэриленд (США),
в 1996-2009 годах преподавал
историю России в Воронежском
государственном университете
и Европейском университете
в Санкт-Петербурге:
59
ло дело и до первого опыта ЕГЭ в 2003-
м. С моей точки зрения, история препо-
дается все хуже и хуже, что видно и по
интеллектуальному уровню тех, кто вы-
бирает истфаки.
В этой ситуации я не только не бо-
юсь введения единого учебника, но ду-
маю, что в каком-то смысле в обозри-
мом будущем он может — независимо
от намерения его вводящих — произве-
сти эффект, благотворный для оживле-
ния интереса к истории. Во-первых, аб-
солютно догматичным этот учебник
быть не может, стало быть, террора ин-
доктринации не будет. Во-вторых, это
будет наверняка кондовый учебник, на-
зидательный, с тоскливо-правильно по-
добранными сдобными картинками. Он
будет вызывать отторжение у детей, на-
строенных знать больше и эстетически
не приемлющих монотонный речитатив,
усилит у них тягу к альтернативным ис-
точникам знания.
Абсурдна сама идея написания учеб-
ника «20 лучшими историками»: не гово-
ря уже о зыбкости критериев «лучшес-
ти», такой ареопаг талантов (допуская,
что соберутся талантливые люди) редко
может выполнить такую рутинную зада-
чу, каковой является написание учебно-
го текста.
— У меня нет ощущения, что совре-
менные учебники по истории России
противоречат друг другу. Конечно, есть
разные акценты, разная подача
информации, разный объем материала,
но противоречий я не припомню.
В 1990-е были учебники, проводив-
шие крайние взгляды, но их раскритико-
вали, и Министерство образования их
не одобрило. Мне кажется, министерство вполне
справляется со своими обязанностями
и не пропускает того, что детям может
повредить. Сейчас существует учеб-
ник, который фактически играет роль
единого учебного пособия, — это «Ис-
тория России XX — нач. XXI вв.» А. Да-
нилова, Л.Косулиной, М. Брандта. Все
в основном по нему занимаются, там
учтены все новые данные по нашей ис-
тории, материал грамотно и взвешен-
но подается.
То есть «одна трактовка истории», ис-
пользуя слова министра образования
Ливанова, уже есть. Теперь, наверное,
нужна просто другая трактовка — более
причесанная: что репрессии были не так
страшны или даже необходимы, что лич-
ности главных злодеев были более при-
влекательны — ведь они строили и ук-
репляли русское государство и т. д. и т. п. Что этому противопоставить? Неко-
торые считают, что нужно просто изла-
гать факты — и дети под руководством
учителя будут сами разбираться и приоб-
ретать навыки исторических исследова-
телей и мыслящих личностей. Но учите-
лей, которые могут пробудить в детях
подобную творческую активность, мало.
В основном проводят некую «генераль-
ную линию». Я думаю, пусть они ее лучше
проводят по учебнику Данилова — Ко-
сулиной. Можно ли предложить что-то луч-
шее? В училище сестер милосердия я
постоянно встречаюсь с тем, что после
9-го класса дети приходят, не зная и не
любя своей истории. То есть им
преподают, в основном, скучно, не
объясняют или плохо объясняют,
заставляют зубрить.
И нам в училище приходится пробуж-
дать этот интерес заново — рассказы-
вать о реально действовавших в исто-
рии живых людях: князе Владимире,
Сергии Радонежском, Иване Грозном,
Андрее Курбском, Степане Разине, Пет-
ре I и др. Биографии, конечно, можно тоже
причесать. Но лучше уж рассказать все
как было... Чтобы дети видели, как слож-
ны люди. В этом направлении был предпри-
нят хороший опыт — в начале 2000-х
годов. В издательстве «Росмэн-пресс»
были изданы книги для чтения по исто-
рии России с изложением биографий
различных исторических лиц. Участво-
вали А. А. Сахаров, А. Левандовский,
М. Горинов, Л. Пушкова. Детям одно удовольствие читать та-
кие книги! История XX века, например,
представала через жизнеописания
А.Макаренко, М. Фрунзе, А. Колчака и
других совершенно разных людей. По-
являлось объемное представление об
истории, осознание глубокого трагиз-
ма происходившего в те годы. А об ис-
токах этого трагизма пусть дети и поду-
мают вместе с учителем.
«Мало учителей,
способных научить
мыслить творчески»
Священник Василий Секачев,
кандидат исторических наук,
помощник настоятеля храма
Святой Троицы при
Странноприимном Шереметевском
доме, преподаватель истории
в ПСТГУ, Свято-Димитриевском
училище сестер милосердия,
Димитриевской школе:
Плакат времен Великой Отечественной войны, иллюстрировавший речь Сталина 22 ию-
ня 1941 года после объявления Германией войны России: тогда глава СССР — в интере-
сах дела — не постеснялся вспомнить о великих полководцах России, несмотря на их
«враждебное» классовое происхождение
Общее дело
Психология
Как не бояться
старости?
Старость. Хоть и есть у слова сомнительная рифма со словом «радость»,
никто не ждет ее с приятным волнением. Ждем со страхом. Но что пугает
нас в старости? Болезни? Они подстерегают в любом возрасте. Смерть?
Вспомним о хрестоматийном падающем на голову кирпиче. Можно
ли избежать этого страха, правильно подготовившись
к старости? На эти и другие вопросы отвечает
кандидат психологических наук, профессор
МГППУ, старший научный сотрудник
ПИ РАО Андрей КОПЬЕВ.
Все начинается
с кризиса
— Тревога понятна. Старость —
сплошные потери: болезни, немощь, ут-
рата внешней привлекательности, со-
циальных позиций... Слово «страх», на-
верное, слишком сильное, это, скорее,
некоторое хроническое негативное
предчувствие, которое с какого-то мо-
мента появляется в жизни. Предощуще-
ние старости, ее первые признаки, да
просто само по себе знание того, что не-
приятности, связанные с возрастом, ра-
но или поздно придут, могут приводить
человека в уныние.
— Когда появляется это чувство?
— По-разному. Обычно где-то после
пресловутого кризиса середины жизни.
Здесь доминирующая вещь — гедо-
низм, стремление к наслаждению, став-
шее максимой жизни. Это примитивный
принцип: человеку, как любому живому
организму, свойственно желать удо-
вольствий и избегать неприятностей.
Удовольствие — в широком смысле
слова — любое упоение, опьянение
жизнью. Как сказано у апостола, «по-
хоть плоти, похоть очей и гордость жи-
тейская» (1 Ин. 2: 16). Все, что начинает
ощущаться как ограничение всему это-
му, воспринимается как неприятность.
Казалось бы, человек пребывает в пол-
ном расцвете сил, во всеоружии всех
своих козырей — материальных, карь-
ерных и прочих, и тут как раз подступают
первые признаки грядущей инволю-
ции... Начинаются проблемы со здо-
ровьем, уходит внешняя привлекатель-
ность, теряет социальные позиции твоя
«группа поддержки», на работе ведущие
посты вдруг начинают занимать люди
моложе тебя. Несправедливо! Ведут се-
бя люди в этой ситуации по-разному. Не-
которые вытесняют эту тему, пытаются
«пожить для себя», пускаются во все
тяжкие. Другие, наоборот, начинают «бо-
роться» с течением времени: пластиче-
ские операции, сыроедение, голодание,
«прожить до двухсот лет — это реаль-
но»... Есть у Гойи такая работа — «До са-
мой смерти». Это известный сюжет, ис-
пользованный многими художниками.
Состарившаяся кокетка прихорашива-
ется перед зеркалом. Она повинуется
уже иррациональному посылу — во что
бы то ни стало себя приукрасить, вновь,
пусть даже иллюзорно, ощутить ту силу и
ту власть над ситуацией, которую когда-
то имела. Человек пытается сохранить-
61
Текст: Екатерина САВОСТЬЯНОВА
Репродукция РИА Новости. Хромолитография «Ступени челове-
ческой жизни». Мастерская Е. Федосенко. Одесса. 1911 год.
Из собрания Государственного Исторического музея
Общее дело
Психология
62
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
ся более-менее цельно перед лицом ох-
ватывающего его отчаяния, продемон-
стрировать — себе в первую очередь, —
что с ним все в порядке, что тема ста-
рости и болезней откладывается на не-
определенный срок. И то и другое — бес-
смысленно, это — бегство.
— Но от времени убежать невоз-
можно. Не рискует ли бегущий чело-
век у финиша столкнуться с большим
отчаянием?
— Еще как. Причем отчаянием, уже
не совместимым со здравым смыслом.
Мне даже кажется, что нередко возрас-
тные психические изменения — сениль-
ных и пресенильных (возрастных) пси-
хозов — связаны именно с этим.
Напряжение эмоциональное очень
сильно, а организм уже ослаблен, нерв-
ная система не так эластична, как преж-
де. Сколько может эта слабеющая пло-
тина выдерживать мощнейший напор?
В какой-то момент ее прорывает, не
хватает психических сил — и все.
Но не это самое главное. Обратная
сторона гедонизма — отсутствие абсо-
лютного упования, абсолютной ценно-
сти. Если для человека первично удо-
вольствие — во что бы то ни стало,
любой ценой, сейчас, то он не в силах
уповать на что-то отсроченное, дальней-
шее. Между тем единственное средство
от отчаяния и уныния — идея вечной
жизни, Царствия Божьего.
Если человек слишком многое ста-
вил на свои внешние достоинства и при-
обретения, соответствующие времени
активной деятельности, то в конце кон-
цов окажется, что дом-то он строил на
песке. Я, помнится, обратил внимание
на газеты конца Советского Союза. Там
было много практически одинаковых
некрологов. Умирали партийные функ-
ционеры, только-только вышедшие на
персональную пенсию союзного значе-
ния. Не старые еще люди, лет шестидеся-
ти. Видимо, на пенсию их «уходили», что-
бы освободить место для молодой
смены, — неожиданно, неприятно, не-
заслуженно. Жизнь их теряла основы и
опоры, теряла смысл — и очень быстро
эти люди сгорали.
Гедонизм и аскетизм
— Часто говорят: вам, верующим,
легко, вам все нипочем. А в пособиях
для подготовки к исповеди страх пе-
ред старостью и болезнями обычно
числится в списке грехов. Получает-
ся, что прежде, когда народ был бо-
лее богобоязнен, люди и старости
боялись меньше?
— Думаю, что сегодняшний ужас пе-
ред старостью и немощью вовсе не был
всегдашним. Религия помогает челове-
ку справиться с этими разочарования-
ми и потерями. Кстати, обратите внима-
ние: если судить по художественной
литературе, то и никакого «кризиса сред-
него возраста» в былые времена не су-
ществовало. То, что ему, «кризису», уде-
ляется сейчас столько внимания,
связано с доминированием гедонисти-
ческой установки в обществе. Попро-
буйте вспомнить в русской классике ге-
роя, чьи метания связаны с этим
жизненным рубежом.
— Не припоминается. Как-то все
на зависть гармонично пребывают в
своих возрастных ролях.
— Прежде существовали и соответ-
ствующие возрасту утешения — не обя-
зательно чины и богатства. Пожилой че-
ловек приобретал статус уважаемого
лица. Существовало — и еще не так дав-
но — уважение к старшему. Молодняк
Соответствующее возрасту утешение — статус уважаемого лица, возможность передать опыт, знания, умения, помогает спокойнее принять
свою старость
Фото ИТАР-ТАСС
63
видел проходящую мимо бабулечку и
мог устыдиться тех выражений, в кото-
рых шла беседа. А та имела полное пра-
во дать им укорот, ведь она была в дру-
гом статусе. Это, к сожалению, ушло.
Сейчас можно говорить даже о некоем
«поколенческом расизме». Если золотом
считается только то, что блестит, то как
же страшно утратить этот блеск!
— Противоположность гедониз-
му — аскетизм. Выходит, он и есть
лучший способ борьбы со страхом
старости? Но это путь не для всех. Хо-
чется же порадоваться жизни!
— А я вовсе не говорю об отмене ра-
дости. Ее как раз намного меньше у тех,
кто делает удовольствие смыслом
жизни. Когда начинаешь относиться к
самому веселому и легкомысленному
делу слишком серьезно, тут и приходят
страхи. Кстати, большую лепту в
формирование этой опасливой
серьезности внес фрейдизм, отняв у
людей возможность естественной и
простодушной радости. Это относится ко
всем удовольствиям.
Люди как яблоки
— Бывает, что человек стремится
не убежать от возраста, а наоборот.
Про некоторых говорят: в 25 лет уже
старик. Это не связано со здоровьем.
Такие люди словно носят костюм на
вырост. Их взрослость проявляется
слишком рано и буквально во всем: в
поступках, внешности, речи, мане-
рах... Такое ощущение, будто они се-
бя всю жизнь к старости готовят.
— Как у яблок бывают сорта ранние
и поздние, так и люди: одни себя актив-
но растрачивают, а другие живут сдер-
жанно, словно ожидая чего-то. Есть та-
кое понятие в психологии — жизненный
сценарий — некий подсознательный
жизненный план, диктующий нам наше
поведение, отношения с людьми и т. д.
Складывается он еще в раннем детстве
под влиянием прежде всего родителей.
Сценарий имеет завязку, кульминацию,
развязку. Быть может, основное дейст-
вие жизненной пьесы у такого человека
«намечено» на пожилой возраст. Только
тогда начнет что-то происходить, ему
придется отвечать на брошенные жиз-
нью вызовы, и он себя наилучшим обра-
зом реализует. А вся предыдущая часть
жизни явится подготовкой к этому.
Но чаще все-таки у такого поведе-
ния другое объяснение: страх. Человек
словно заговаривает его, торопя ста-
рость. Он будет подчеркивать свой
«преклонный» возраст, говорить об об-
реченности на старение, видя в этом
некоторую предусмотрительность: я не
попрыгунья-стрекоза какая-нибудь, я в
будущее заглядываю! Здесь хороший
пример — Эпаминонд Максимович Ап-
ломбов, жених из чеховской «Свадьбы»
(в фильме его блестяще сыграл Э. Га-
рин). Всем недовольный, ничему не ве-
рящий, ни одного искреннего движения
в жизни не сделавший... Это не столько
страх старости, сколько страх самой
жизни. Такой человек живет по прин-
ципу лукавого раба, который зарыл та-
лант в землю, ни на что не решился, ни-
чего не совершил, в том числе и
оправдываясь грядущей старостью...
В этой позиции не мудрость — а тру-
сость. А если ставить ему психологиче-
ский «диагноз», то, возможно, это отсут-
ствие фундаментального доверия —
важного фактора психического разви-
тия человека. Такое доверие — появ-
ляющееся во младенчестве бессозна-
тельное ощущение, что мир —
безопасное место, а окружающие люди
заботливы и надежны. С православной
точки зрения это — осознанное дове-
рие к Богу. Нарушения фундаментально-
го доверия могут приводить, например,
к депрессии. Это может проявляться в
вечно плохом настроении, раздражи-
тельности, брюзжании, зависти к моло-
дым, готовности их осуждать.
Сказать себе «вольно!»
— Так когда же нужно начинать го-
товиться к старости?
— А зачем к ней готовиться? Надо
просто жить. Только жить — умно. Неда-
ром говорят: форма старости — рас-
плата за молодость. Бездумно, нелепо,
самовлюбленно проведенные моло-
дость и зрелость словно заносят под
старость взрывчатку. И человек уже
опасается выйти из порочного круга са-
мообольщения, вступить на это минное
поле. Потому что там придется заду-
маться: а что дальше? В построении
своей жизни как подготовки к старости
ничего путного нет.
— То есть не полезно думать об
этом?
— Если вы не гигант мысли, не ище-
те в этом философско-мировоззренче-
ского религиозного смысла — лучше
жизнью своей жить как Бог дает и ка-
кие-то выводы из нее делать.
— А для человека неверующего
есть ли какой-то путь избежать этого
страха?
— Предощущаемые потери, осозна-
ние призрачности земных благ все-таки
подвигают разумных людей к осмысле-
нию жизни и переосмыслению ее.
А Царство Божие внутри нас. По мере
ограничения возможностей внешней
самореализации у человека появляется
больше возможностей торить дорогу к
этому источнику. Есть люди, которые не
считают себя верующими, но живут по
внутреннему зову, который в себе ощу-
щают. Они с достоинством принимают
все приходящее — как новое приобре-
тение, наступление другой фазы жизни.
— Известный психотерапевт Карл
Витакер написал в возрасте 77 лет:
«Старость — такое прекрасное вре-
мя, что стыдно ждать его так долго!»
Он назвал старость — радостью. Да и
от «обычных» людей мне приходилось
слышать похожее мнение. Как бы
достичь такого настроения в нужное
время?
— Я думаю, это реальная перспекти-
ва. Если жить правильно —не делая ге-
донизм максимой своей жизни, не пыта-
ясь убежать от времени и спрятаться от
жизни, не вытесняя из своего сознания
неизбежное, а делая это поводом пере-
осмыслить жизнь и найти в ней новые,
абсолютные ценности, жить в доверии к
Богу, — это ощущение будет подарено
нам. Ощущение старости как — да! —
заслуженного отдыха. Но не от работы, а
от борьбы, которая в молодости неиз-
бежна. Молодость, зрелость проходят,
как на войне: вот эту высоту надо взять,
этот окоп отстоять. А в старости с чело-
века больше не требуется продолжения
боевых действий, и можно спокойно
примириться с теми пространствами,
которые удалось отстоять. Мне кажется,
что возраст, старость, болезни объек-
тивно в себе это несут. Ты вынужден ра-
зоружиться, выйти из жесткого режима
противостояния жизненным вызо-
вам — не потому, что ты капитулировал
и оказался слабаком, а потому, что вре-
мя пришло. Демобилизация. Можно ска-
зать себе «вольно».
У нас есть законы. Их много, но они
часто не действуют. Причем когда при-
нимается очередной и вроде бы полез-
ный закон, многие восклицают: «Ну, за-
чем он нужен?! Только взяток будут
больше брать!»
К законам у нас странное отноше-
ние: мы хотим законности, сетуем, что
никто законов не исполняет, но на са-
мом деле в глубине души сами не пони-
маем, для чего они и как ими пользо-
ваться. И получается, что это не
государство плохое, которое, оказыва-
ется, принимает полезные законы. А это
мы сами ленивы и нелюбопытны. Поэто-
му мы терпим круглосуточно работаю-
щие магазины на первых этажах наших
домов, возле которых всю ночь орут под-
ростки. Мы нервничаем, не спим, даже
иногда звоним в милицию. Хотя по зако-
ну о тишине и строительным нормам ма-
газины в жилых домах должны работать
максимум до 23.00, и достаточно пойти
и написать несколько бумажек в управу,
участковому или в прокуратуру, чтобы
это безобразие прекратилось.
Мы за свой счет меняем у себя в
квартирах протекающие батареи. Хотя
по закону они относятся к домовому
имуществу общего пользования и их
замена уже входит в стоимость услуги
«содержание и ремонт», так что менять
их на новые в случае аварийности дол-
жен ТСЖ/ЖЭК без дополнительной
платы.
Многие платят за установку водо-
счетчиков, хотя существует целый спи-
сок лиц, кому они должны устанавли-
ваться бесплатно. Это распространяется
даже на граждан Белоруссии и Кирги-
зии, проживающих в РФ!
Общее дело
Ликбез
64
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Неизвестные льготы
для многодетных
Оказывается,
многодетные семьи
обладают множеством
легальных льгот
и возможностей,
которые прописаны
законодательно и про
которые мало кто
знает. Ведь, увы,
многодетные семьи,
как правило, меньше
всех остальных
«льготников»
осведомлены о своих
правах. Им всегда
некогда, они всегда все
делают на бегу и
оформляют только то,
что «на слуху».
Текст: Екатерина НОВИКОВА
Фото диакона Андрея Радкевича
65
Особенно все это касается много-
детных семей. Они, как правило, мень-
ше всех остальных «льготников» знают о
своих правах. Ведь им всегда некогда,
они все делают на бегу и оформляют
только то, что на слуху. Скидка на кварт-
плату и бесплатный проезд — вот и весь
список льгот, которыми чаще всего
пользуются многодетные.
А ведь это далеко не все, на что они
имеют полное право.
Начнем по порядку.
Отдых и билеты. Федеральный за-
кон дает право на 50-проентную компен-
сацию проезда любым видом транспор-
та к месту санаторно-курортного отдыха
для многодетной семьи, а также право
на предоставление детям до 18 лет бес-
платных путевок в санатории, детские
оздоровительные лагеря и т. д.
При этом многие регионы расшири-
ли эту льготу. Так, каждая многодетная
семья из Московской области один раз
в год может получить частичную компен-
сацию стоимости турпутевок. Причем
никто не заставляет вас ехать только ту-
да, куда вам укажут. Вы можете съездить
даже за границу. Это может быть санато-
рий, дом отдыха или просто гостиница, и
в зависимости от дохода вашей семьи
вам возвратят от 50 до 90% стоимости
путевки.
Для получения компенсации в числе
прочих документов, удостоверяющих
личность и многодетность, родители
должны предоставить:
— справку о доходах;
— документ, подтверждающий оплату
путевки (кассовый чек или квитанцию);
— договор на приобретение путевки;
— документ, подтверждающий пре-
бывание ребенка в данном месте отдыха.
Региональные материнские капи-
талы.Помимо всем известного феде-
рального материнского капитала, во
многих регионах существуют еще и ре-
гиональные материнские капиталы.
Обычно это денежное пособие в разме-
ре примерно 100 тысяч рублей, которым
можно распорядиться так же, как и фе-
деральным материнским капиталом.
Однако в ряде субъектов РФ деньги ре-
гионального материнского капитала
можно направить на покупку автомоби-
ля, земли или лечение ребенка.
Детский сад.Многодетные имеют
право на первоочередной прием детей
в детские сады и оплату детсада на
льготных условиях (в зависимости от ре-
гиона). Скидка на оплату должна распро-
страняться и на дополнительные услуги
детского сада (кружки), которые часто
навязываются родителям, а о скидке не
говорят.
Скидка на оплату обучения. Дети из
многодетных семей обучаются с 50-про-
центной скидкой в музыкальных школах,
школах искусств и других некоммерче-
ских учреждениях дополнительного обра-
зования.В некоторых регионах физ-
культурно-оздоровительные комплексы,
входящие в государственную систему
физической культуры и спорта, для де-
тей из многодетных семей бесплатны.
Бесплатные завтраки и учебники.
В школах и профессиональных учебных
заведениях учащиеся из многодетных
семей обеспечиваются бесплатными
завтраками и обедами. Многодетным
родителям ежегодно должна компенси-
роваться стоимость комплекта школь-
ной формы и спортивной одежды для де-
тей. Также школа должна предоставлять
бесплатные учебники или компенсиро-
вать родителям их стоимость.
Бесплатные лекарства.До шести
лет детей из многодетных семей должны
бесплатно обеспечивать лекарствами
по рецептам врачей (для этого нужно об-
ратиться в поликлинику). Правда, как
правило, список таких лекарств, имею-
щихся в наличии, в конкретной поликли-
нике будет коротким.
В поликлинике без очереди. По
федеральному закону, который распро-
страняется на все регионы России, дети
из многодетных семей имеют право на
обслуживание в поликлиниках без оче-
реди (достаточно предъявить удостове-
рение). То, что об этом не написано на
дверях кабинетов врачей, не означает,
что этот закон не надо исполнять.
В музей бесплатно.Один раз в ме-
сяц многодетные могут бесплатно схо-
дить в музей, в один из парков культуры
и отдыха. Например, в Москве в парке
им. Горького катание на лодках для мно-
годетных бесплатно, а в один из дней не-
дели можно бесплатно покатать детей
на аттракционах. В Москве многодет-
ные могут раз в неделю бесплатно посе-
щать большинство музеев, зоопарк, вы-
ставки, ботанический сад и другие
развлекательно-образовательные объ-
екты. Московский планетарий предос-
тавляет 50-процентную скидку.
Билеты в Большой театр! У всех
многодетных есть возможность сходить
в Большой театр. Определенное количе-
ство билетов для «льготников» админист-
рация «Большого» выделяет на каждый
спектакль по цене 100 рублей независи-
мо от сцены! На одно удостоверение
можно купить два билета. Для этого нуж-
но узнать день начала продаж билетов
на нужный спектакль и приехать в этот
день к открытию касс в 11 часов утра.
Освобождение от налога.Много-
детные не платят транспортного налога
на личный автомобиль.
Все это далеко не полный список.
Потому что есть еще право на получение
бесплатно земельного участка, на льгот-
ные кредиты, на материальную помощь,
если семья малообеспеченная. Есть
множество региональных законода-
тельных нюансов. Ведь федеральный
закон о многодетных семьях, по которо-
му мы живем, принят более 20 лет на-
зад, он перечисляет лишь самые общие
права многодетных, а каждый регион ус-
танавливает конкретику сам.
Но «качать права» в наших инстанци-
ях тоже нужно умеючи. Не стоит сканда-
лить или что-то доказывать на повышен-
ных тонах. Прежде всего нужно самому с
помощью интернета или юриста изучить
свои права и законы, выписать их на бу-
мажку. Чиновники могут долго упирать-
ся и отнекиваться, но, как только они ви-
дят перед глазами точное название
закона или положения, их пыл сразу ос-
лабевает. Еще больше убеждает их, если
человек знает, куда ему идти жаловаться
в случае отказа, так что обязательно
изучите и этот вопрос. Причем обяза-
тельно требуйте письменного отказа, с
которым вы в дальнейшем пойдете в
управу или министерство, — это дейст-
вует радикально.
И не нужно стесняться и спрашивать:
«А есть ли скидки или льготы многодет-
ным?» Это не попрошайничество, а наше
гражданское право. В конце концов, на-
ше общество считает, что люди имеют
право на аборт, на избавление от детей,
и государство оплачивает им это право
из наших общих налогов. Многодетные
точно так же, как и все, платят налоги, и
при этом рожают детей, которые, как
декларирует государство, ему очень
нужны. Так почему же многодетные не
могут потребовать того, на что они име-
ют право по закону?
66
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Где помогут? В Церкви
«Бить меня он начал через месяц
после свадьбы», — рассказывает Алек-
сандра, придерживая рукой кудрявого
Кирилла. Мужа не остановила ни Саши-
на беременность, ни присутствие ря-
дом двухлетней дочки от первого бра-
ка. Дочке тоже иногда доставалось от
отчима. Вдобавок он хотел заставить
Сашу сделать аборт, но она решила от-
стоять ребенка и переехала на съем-
ную квартиру. Муж приходил и туда,
иногда выбивал дверь и снова бил их.
Маленькая Настя практически переста-
ла разговаривать, а Кирилл родился
эпилептиком. Когда Ян увидел Кирил-
ла, то сказал, что сын не от него, и отка-
зался платить алименты. Видя Сашино
положение, ее сестра отобрала у нее
материнский капитал, а прочие род-
ственники даже не пускали на порог.
Почти все детские деньги уходили на
аренду квартиры, на еду ничего не ос-
тавалось. Сашина подруга посоветова-
ла ей обратиться в Церковь.
В Туймазах (это город в Башкорто-
стане, в 150 км от Уфы) слово «Церковь»
уже несколько лет как вошло в обиход-
ную речь, в том числе и в мусульман-
ской среде, как синоним благотвори-
тельности и помощи женщинам с
детьми: «Куда отдать детские вещи?» —
«А отдай в Церковь». «Мне стыдно было
Общее дело Объектив
В Башкирии нуждается
в помощи приют для
женщин «Ты не одна»
при Центре защиты
материнства «Ковчег».
Благотворители
не понимают, зачем
помогать беременным.
Цена вопроса —
30 тысяч рублей в месяц.
Текст и фото: Кирилл МИЛОВИДОВ
Младенецприют
67
просить, но выхода не было», — говорит
Саша. Она приехала из соседнего горо-
да в Туймазы и обратилась в Центр за-
щиты материнства «Ковчег» при храме
св. ап. Андрея Первозванного. Сашу
взяли в приют «Ты не одна», оборудован-
ный в двухкомнатной квартире напро-
тив храма.
За шесть месяцев пребывания в
приюте штатный юрист ЦЗМ помог со-
ставить и подать заявление на алимен-
ты, а также написать заявление в ми-
лицию на сестру. Сестра испугалась и в
досудебном порядке вернула деньги.
Их хватило, чтобы купить Саше малень-
кую однокомнатную квартиру. Муж
также был вынужден начать выплачи-
вать небольшие алименты. Настя стала
понемногу общаться с другими людь-
ми, а у Кирилла снизилась частота
припадков. Как слепые видят
Епархиальный Центр защиты мате-
ринства «Ковчег» был открыт в Туймазах,
70-тысячном городе в 150 км от Уфы, в
2011 году. Все началось с объединения
многодетных прихожанок вокруг идей
пролайфа. «Нам помогают в основном
знакомые знакомых, и этот круг стано-
вится все шире», — рассказывает ди-
ректор «Ковчега» многодетная мама На-
талья Ермошина. Квартиру для приюта
пожертвовала одна из прихожанок хра-
ма, ремонт сделали за счет гранта Сино-
дального отдела по благотворительно-
сти. За год работы приюта в нем нашли
убежище восемь женщин с детьми. Проще всего было организовать гу-
манитарный склад при приходе, куда лю-
ди начали приносить одежду и обувь. Се-
годня склад «Ковчега» на регулярной
основе помогает примерно 500 семьям
в месяц. Кстати, две трети получателей
вещевого склада — мусульмане. На
складе за 3,5 тысячи рублей в месяц
(средняя зарплата в регионе около
15 тысяч) работает Надежда Степанов-
на. Надежда появилась на складе после
того, как вошла в храм слепой, соборо-
валась — и вышла зрячей. Эта пожилая
женщина со светло-голубыми глазами
не любит рассказывать о произошед-
1. Кирилл, который мог и не родиться. Несмотря на эпилепсию, держится молодцом
2. Марина и ее двое детей у дверей своей комнаты в общежитии. Дочка Маша родилась толь-
ко благодаря тому, что получила помощь в «Ковчеге». Сейчас Марина не представляет, как бы
она жила без Маши
1
2
68
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
шем с ней чуде и отказывается фотогра-
фироваться.
При ЦЗМ также действует телефон
доверия — это мобильный Алевтины, же-
ны дальнобойщика, мамы трех детей и
прихожанки Свято-Андреевского храма.
Алевтина может связать просителя с лю-
бым штатным специалистом центра —
психологом, юристом — или самостоя-
тельно дать консультацию как соцработ-
ник. По воскресеньям специалисты про-
водят очный прием в офисе «Ковчега». Психолог Ирина Карнаухова совме-
щает работу в «Ковчеге» с предабортным
консультированием в туймазинском род-
доме. Все записавшиеся на аборт в обя-
зательном порядке должны пройти через
кабинет психолога. В месяц на аборт за-
писываются около 20 женщин. После бе-
седы с Ириной около четырех-пяти из них
меняют свое решение. «Бывает, мы бесе-
дуем, и передо мной совершенно непро-
биваемая стена: женщина уже приняла
решение и не хочет никого слушать. У нее
срок 10-11 недель. У меня есть муляж в
натуральную величину эмбриона на та-
ком же сроке развития. Даешь ей в руки
подержать, лицо женщины в этот момент
внешне не меняется. Только из глаз слез-
ки двумя дорожками бегут».
Живем на 10 рублей
«Мы живем на 10 рублей», — шутит На-
талья Ермошина. Самое частое пожертво-
вание — стальной червонец. Финансиру-
ется ЦЗМ за счет работы специалиста по
фандрайзингу и гранта Синодального отде-
ла по благотворительности. В июле грант
заканчивается, и сотрудники «Ковчега»
опасаются за будущее приюта. Жертвуют в
Туймазах и рядовые граждане, и мелкий
бизнес. Детям эта категория благотвори-
телей отдает много и с готовностью, но они
не понимают — зачем оплачивать работу
специалистов. Всего в штате ЦЗМ девять
человек, самая высокая зарплата —
1. Свято-Андреевский храм и офис «Ковчега» (на втором плане слева). В помещении храма
сейчас ремонт
2. Протоиерей Виталий Беляев, священник Свято-Андреевского храма, в офисе «Ковчега»
3. Психолог Ирина Карнаухова совмещает работу в «Ковчеге» с предабортным консультирова-
нием в туймазинском роддоме. Все записавшиеся на аборт в обязательном порядке должны
пройти через кабинет психолога. В месяц на аборт записываются около 20 женщин. После бе-
седы с Ириной около четырех-пяти из них меняют свое решение
1
2
3
3,5 тысячи рублей. Но и эту небольшую, по
меркам Москвы, сумму — 27 тысяч рублей
ежемесячно — взять пока что негде.
Сегодня Саша, о которой мы расска-
зывали вначале, снова приехала за по-
мощью в Церковь. Ее Кирилла не взяли
в детский сад, сославшись на то, что он
инвалид. Саше не с кем оставить ребен-
ка, и она не может выйти на работу. Вдо-
бавок муж перестал платить алименты.
«Мне бы в садик детей устроить — уже
было бы полегче», — говорит Саша. Са-
ша любит своих детей и хочет работать.
Пока что «Ковчег» ей помогает, и хочет-
ся надеяться, что они успеют оформить
инвалидность до лета. Но в июле, когда
закончатся средства гранта, денег на
оплату работы специалистов может не
найтись. Останутся разве что те самые
многодетные мамы, которые когда-то
начали строить свой «Ковчег», и вместе
с ними прозревшая Надежда.
Уже после моего отъезда Наталья
Ермошина встретилась с епископом
Нефтекамским и Бирским Амвросием,
и он заверил директора, что «Ковчег»
является важным для епархии проек-
том и что епархия найдет возможность
его поддержать. Но помощь все равно
очень нужна!
Р/с 40703810507870000090 в ОАО
СИБ, г. Уфа, Туймазинский филиал,
к/с 30101810900000000739,
БИК 48073739,
ИНН 0269005090,
КПП 026901001,
ОГРН 1030200010191.
Назначение платежа: «Пожертвова*
ние для ЦЗМ “Ковчег”»
КАК ПОМОЧЬ
Наша служба добровольцев объе*
динила тех, кто помогает одиноким
пожилым людям на дому и в больни*
цах, инвалидам, бездомным, много*
детным семьям, детям*сиротам. Ос*
новные направления деятельности
добровольческой службы таковы:
— помощь нуждающимся в больни*
цах;
— помощь людям на дому в любом
округе Москвы;
— помощь людям, живущим в пси*
хоневрологических интернатах;
— помощь детям*инвалидам, про*
живающим в детских домах;
— помощь детям в больницах;
— помощь детям*сиротам;
— помощь бездомным;
— помощь ВИЧ*инфицированным
(взрослым и детям) в инфекционной
больнице;
— помощь на машине.
Вот несколько историй наших доб*
ровольцев.
«Ничего грандиозного»
У бренд*менеджера Жени совсем
недавно было боевое крещение. Пер*
вый добровольческий опыт она полу*
чила в семье ребенка*инвалида. Когда
у Жени появилось свободное время,
она решила извлечь из него, как она
говорит, максимальную выгоду, то есть
кому*то помочь. К 10.30 утра она бе*
жит к Артемке. Малышу 11 месяцев,
он болен ДЦП. «Я поражена мамой, ее
любовью и силой духа, — рассказывает
девушка, — сейчас она проходит все
круги нашей медицинской системы.
Врачи уговаривают ее отдать ребенка
в детский дом для инвалидов. А она бо*
рется, хотя ей тяжело слушать то, что
ей говорят. Меня восхищает ее ис*
кренность, открытость к общению.
В ней нет никакой озлобленности. Сейчас у Артемки возраст, когда
он должен вовсю ползать. Он этого де*
лать не может, поэтому с ним нужно
проводить комплекс упражнений, по*
могающих развиваться. И мы, два*три
человека, помогаем малышу ползти,
делаем с ним движения ползущего
младенца. Эта техника позволяет
Артему скоординировать движения,
чтобы в дальнейшем он пополз сам, а
потом начал ходить. По сути, играешь
с малышом, и все, а ведь я могла по*
тратить это время впустую. В нашей
помощи нет ничего грандиозного, но
для мамы и малыша это так важно».
«Мне было жалко себя»
Ане 26 лет, по профессии — дизай*
нер. Признается, что пришла в службу
«Милосердие» в сложный период, ко*
гда ей было жутко жалко себя: «Помо*
гая другими людям, я хотела отвлечь*
ся от своих проблем».
Близнецов*трехлеток Дашу и Да*
ню Аня по средам забирает из садика.
Дома малышей ждет мама с грудным
братишкой. А по четвергам Аня едет в
Нахабино к многодетной семье.
«Я приезжаю на два*три часа. Вижу,
как мамам трудно. Нелегко и мне бы*
ло. Тяжело привыкать к капризам де*
тей. Но сейчас*то я их знаю как облуп*
ленных, и нам вместе уже интересно.
Их никогда не устанешь изучать. С ма*
лышами я заряжаюсь энергией на весь
день. Вообще, я увидела, что много*
детные мамы очень сильные и терпе*
ливые. Им часто приходится забывать
о себе. И всего пара часов помощи
добровольца помогает мамам немнож*
ко о себе позаботиться».
«Я научился не спорить»
Николаю 30 лет, он работает ме*
неджером*консультантом и считает,
что встреча с 24*летней Женей, боль*
ной ДЦП, повлияла на его жизнь:
«Без преувеличения, помогая Жене, я
сам получаю терапию души».
Женя передвигается на коляске.
Даже выйти на улицу — проблема, по*
тому что мама не может поднять Же*
ню. «Ступени, которые нужно преодо*
леть на коляске, даже мужчине не все*
гда по силам, — делится с нами Нико*
лай, — и что же, человеку в четырех
стенах сидеть? Раз в неделю я прихо*
жу к Жене, она просится сначала в
церковь, а потом мы гуляем. Кроме
меня, в этой семье никто не может
выйти с Женей на улицу. Получается,
я здесь нужен. Для меня счастье, что я
услышал этот крик о помощи. У меня
есть такой недостаток: когда я обща*
юсь с друзьями, то часто с ними спо*
рю, осуждаю, говорю, что они
неправильно думают или поступают.
А тут я пришел к человеку, который не
похож на других, и учусь слушать, по*
нимать. Я, наверно, впервые пытался
кого*то слушать не перебивая. Женя,
бывает, иногда говорит наивные ве*
щи, судит о том, чего на самом деле не
знает. Но я научился не спорить — сна*
чала с ней, а потом с другими.
Она добрая девушка, мне нравится
заботиться о ней, следить, к примеру,
чтобы она не замерзала. Когда люди
смотрят, как я везу Женю, я спраши*
ваю себя: «А не иду ли я сейчас такой
весь гордый, показывая, что я такой
молодец?» Но я стараюсь отгонять та*
кие мысли».
МИЛОСЕРДИЕ.РУ
Дела для добровольцев
на любой вкус
70
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Добровольцев Православной службы помощи «Милосердие»
можно смело называть экспертами в вопросах помощи.
Однако большинство добровольцев считают, что помощи
больше получают они, чем те, к кому они спешат. Мы решили
разобраться в этом вопросе. Текст: Елена ВЕРБЕНИНА
Продолжение на стр. 72
Если вы хотите стать
добровольцем
Православной службы
помощи
«Милосердие»,
мы ждем вас каждое
воскресенье в 11.45
по адресу: г. Москва,
Ленинский проспект,
дом 8, корпус 12
(метро «Октябрьская»-
кольцевая).
Телефон для справок: 8 (495) 972-97-02.
Подробнее обо всем, чем
занимаются добровольцы
службы, читайте на форуме
добровольцев:
www.miloserdie.ru/forum
«Мастер-класс по
налаживанию отношений»
Валерии 27 лет, она работает в
журнале «Фома». Полтора года назад
пришла в службу «Милосердие», по*
могает одинокой бабушке*инвалиду.
Валентина Ивановна из*за болезни с
трудом может дойти до кухни. Ни по*
мыться, ни убрать*постирать, ни
приготовить что*то серьезное сама
не может, родственники есть, но у
них свои заботы — практически не
помогают.
«За год*полтора наши отношения с
Валентиной Ивановной сильно изме*
нились. Мне было тяжело вначале, не*
сколько месяцев ушло на «притирку».
Ведь у человека свои многолетние
привычки, свой быт, который склады*
вался десятилетиями, а тебе в нем на*
до быть как рыба в воде. Стиснув зу*
бы, выслушиваешь замечания, переде*
лываешь — очень полезный навык!
Гордость крутится как уж на сковород*
ке — а ты делай свое дело, не кипя*
тись. Сейчас у нас прекрасные отно*
шения. Я Валентине Ивановне прямо
так и говорю: «Вы мой педагог по
предмету «Как ужиться с будущей
свекровью», каждый раз — мастер*
класс». Шучу, конечно. Но это дейст*
вительно школа терпения, налажива*
ния отношений».
Лера посещает Валентину Иванов*
ну по выходным. Почему решила по*
могать? «В какой*то момент появи*
лось четкое ощущение, что я слишком
хорошо в этой жизни устроилась. Ко*
гда у тебя вроде все есть — родители,
дом, работа, друзья, здоровье, хоб*
би,— невольно задаешься вопросом:
“Ты как христианин правильно ли жи*
вешь? Имеешь ли ты право на такой
комфорт, когда есть люди, которые се*
бе суп приготовить не могут или кому
неделями поговорить не с кем?”».
Даже сталкиваясь с трудностями,
Лера не думала о том, чтобы не ходить
к Валентине Ивановне: «Это инфан*
тилизм — если трудно, все бросить и
бежать. Наоборот, надо остаться и по*
менять ситуацию! Помню, первое вре*
мя я все расспрашивала Валентину
Ивановну о ее молодости, думала, на*
до поговорить с человеком, но она
очень неохотно рассказывала о себе.
Говорила, что трудная жизнь была, ни*
чего хорошего не вспоминается. Сей*
час она все больше рассказывает уже и
забавные случаи, благодарит за все
Бога. Ей непросто жить, и у меня му*
рашки по коже, когда бабушка нет*нет,
а скажет вдруг: “Слава тебе, Боже, за
все страдания, за все”.
Несмотря на то что Валентина
Ивановна знает в три раза больше
моего, она спрашивает: а как прощать
обиды, а как лучше исповедоваться?
Чувствуешь себя неловко в этом пла*
не: куда тебе*то учить, чему?.. Так и
разговариваем.
Странно, вроде бы чужой был че*
ловек, а как*то прикипаешь к нему. Де*
вушка, которая раньше к Валентине
Ивановне ходила, теперь звонит ей,
секретничает... Так что это всегда обо*
юдно: ты отрываешь от себя время,
силы, тебе возвращается — так или
иначе».
Нарасхват
у колясочников
В больнице святителя Алексия де*
журство добровольцев происходит по
строгому графику. У каждого добро*
вольца свои дни для посещений боль*
ных, кто*то приходит только на вы*
ходные. Матушка Александра сама из
Смоленска, лечилась в терапии, в Мо*
скве у нее — никого. В день выписки
добровольцы помогли собрать вещи,
проводили матушку, посадили в вагон.
Добровольцы на машине особенно
востребованы, они помогают привез*
ти и отвезти одиноких больных. А ко*
му*то нужно купить в аптеке лекарства
или принести продукты.
Но основная помощь — это уход за
тяжелобольными людьми: покор*
мить, помыть, переодеть, постричь,
иногда погулять в больничном двори*
ке или проводить на процедуры. К ко*
му*то из больных добровольцы так
«прикипают», что помогают им и по*
сле выписки, ищут врачей, покупают
редкие лекарства, отвозят в другие го*
рода на лечение, общаются с врачами,
следят за состоянием здоровья.
В больнице святителя Алексия по*
могают 30 добровольцев. Анатолий
нарасхват у колясочников: он занима*
ется ремонтом колясок и никому еще
не отказал из*за сложности поломки.
А уж сколько им было починено бо*
лее легких конструкций, от кипя*
тильников до радиоприемников, не
сосчитать. У Феликса свой бизнес, он
часто летает в разные страны. А как
освобождается — развозит памперсы
и лекарства подопечным. Антон каж*
дую субботу обходит палаты с вопро*
сом: «Что вам нужно купить?» Кто
давно и не первый раз лежит, делови*
то заказывают покупки. Новенькие
сначала с удивлением переспрашива*
ют, правильно ли они поняли, ведь
ни в одной другой больнице они еще
не сталкивались с помощью добро*
вольцев.
Это только часть примеров доб*
рых дел, которые можно совершить,
вступив в нашу службу добровольцев.
В каждом округе Москвы, в больни*
цах, в детских домах очень ждут лю*
дей, нашедших время и силы для по*
мощи ближним.
МИЛОСЕРДИЕ.РУ
РЕКЛАМА
72
Окончание. Начало на стр. 70
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Культура
Церковь и музыка
Богослужебное
пение и светская
религиозная
музыка
Богослужебное
пение и светская
религиозная
музыка
Снова и снова возникают
вопросы относительно
церковности и нецерковности
тех или иных наших клиросных
песнопений и, соответственно,
уместности и неуместности их
исполнения за богослужением.
Необходимо навести порядок
в своем мировосприятии
и обрести ясность и
определенность в разграничении
понятий церковного, святого
и мирского, светского.
Пение: слово и музыка
Пение — это сопряжение двух рит-
мов: ритма слова и ритма мелоса, то
есть гармоничное соединение поэзии и
музыки. Но как бы органично ни сочета-
лись слова и мелодия в вокальной му-
зыке, это все же вещи разные, как по
своей природе, так и по назначению.
Функция слова (а точнее, языка в вер-
бальной коммуникации) — по возмож-
ности ясно выражать те или иные мыс-
ли, суждения, намерения, чувства и т. п.
Функция музыки (по преимуществу) —
создание того или иного настроения на
основе художественного образа, выра-
жаемого музыкальными звуками.
Например, если я скажу или напишу
«мне холодно», то всякому станет понят-
но, о каком человеческом ощущении
идет речь. Я могу попытаться передать
это же ощущение холода без слов — ме-
лодическим или гармоническим оборо-
том, но, во-первых, далеко не всякий и
никак не сразу сумеет определить, о чем
именно моя музыка, а во-вторых, я по-
просту могу оказаться плохим компози-
тором и не выразить в звуке это самое
ощущение. На первый взгляд цель у
вербального и музыкального языков
одна: передача информации. Но если та
или иная намеренно несложная словес-
ная фраза воспринимается и толкуется
большинством слушателей, как прави-
ло, однозначно, то смысл даже простой
фразы музыкальной вызывает различ-
ное ее восприятие и толкование, осо-
бенно у людей немузыкальных. Таким
образом, слову изначально присуща оп-
ределенность, а музыке без слов — не-
определенность высказывания.
Музыка — материя особо тонкого
рода. Она гораздо легче, быстрее и бес-
контрольнее слова проникает в созна-
ние. И даже не столько в сознание,
сколько в подсознание — подобно
фильтрующемуся вирусу: так сказать,
без спроса. И там, в сумерках нашего
подсознания, эта музыкальная инфор-
мация способна жить своей автоном-
ной и пока еще ничтожно мало изучен-
ной жизнью, порождая порой
неожиданные и необъяснимые мысли,
чувства, импульсы. Именно этой ее бес-
контрольно «проникабельной» особен-
ностью объясняется, например, фено-
мен «навязчивых мотивов». И именно
поэтому людям эмоционально неурав-
новешенным и психически неустойчи-
вым настоятельно не рекомендуется
75
Текст: священник Виталий ГОЛОВАТЕНКО
Фото РИА Новости
Культура
Церковь и музыка
76
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
слушать музыку без разбора, все под-
ряд. И вот почему известная реплика
Фонтенеля «Соната, чего тебе от меня
надо?» — это не только ирония.
Церковное пение
Святая Соборная и Апостольская
Церковь Христова есть духовно-религи-
озное сообщество — собрание братьев
и сестер по вере (см. 1 Кор. 11: 18; 12:
28; Деян. 12: 5; 15: 22). Соответственно,
церковное пение (как и всякое другое
церковное искусство) есть, во-первых и
прежде всего, соборное художество (то
есть совместное, коллективное, а не ин-
дивидуально-авторское); а во-вторых,
это так называемое культовое искусст-
во, то есть не автономное (самодоста-
точное, самодовлеющее), а прикладное,
призванное служить целям и задачам
Церкви. Уточню один существенный мо-
мент: идея соборности церковного ис-
кусства выражается не в единовремен-
ном коллективном труде артели
мастеров над неким произведением, а в
совместном творчестве многих поколе-
ний. Канон, преемственность — важ-
нейшие и существеннейшие моменты
для любого церковного художества.
Церковное пение подразделяется на
две неравнозначные категории: 1) бого-
служебное (литургическое), или храмо-
вое, и 2) небогослужебное (паралитур-
гическое), или внехрамовое.
Богослужебными именуются лишь
те гимны (песнопения), которые испол-
няются за храмовым богослужением и
составляют гимническую (а по-славян-
ски — песненную) часть чинопоследо-
вания той или иной церковной службы.
«Церковная служба» по-гречески — ли-
тургия (с маленькой буквы, в отличие от
верховного богослужения христиан-
ской Церкви — Божественной Литур-
гии), поэтому богослужебные песнопе-
ния также называются литургическими.
В свою очередь, литургические песно-
пения бывают уставными и неуставны-
ми. К первым относятся лишь те гимны,
которые предлагаются Богослужебным
уставом (Типиконом). К последним, со-
ответственно, — песнопения, которые
иногда исполняются за богослужением,
но не освящены уставной традицией
(например, так называемые величания
на полиелее; все акафисты, исключая
Акафист Богородице в субботу Акафи-
ста; некоторые каноны для келейного,
или домашнего, чтения; песнопения на
молебнах и т. д.).
Вместе с тем в сокровищницу цер-
ковно-певческой традиции вошло мно-
жество песнопений небогослужебных
или паралитургических (греческая при-
ставка para здесь означает «около»).
К таковым относятся так называемые
стихи духовные. В России этим наимено-
ванием обозначают значительный
пласт христианской народно-церковной
песенной поэзии, куда входят песнопе-
ния покаянные, постные, брачные (или
венчальные), заупокойные (или поми-
нальные), а также праздничные — ко-
лядки, щедровки, волочебные (или пас-
хальные), богородичные, стихи о святых,
псалмы, народные песненные молитвы
и т. п. Не будучи богослужебными, то есть
не исполняемые непосредственно за
богослужением в храме, они в то же вре-
мя являются безусловно церковными,
как по своему происхождению, так и в
идейно-содержательном плане.
«Духовная музыка»
Этот ставший ныне расхожим обо-
рот заключен мной в кавычки намерен-
но, так как он весьма расплывчат и
слишком многое вмещает. Ведь, с од-
ной стороны, не только музыкальное,
но и всякое творчество восходит к об-
ласти человеческого духа, а с другой —
ни для кого не секрет, что и в нашем ми-
ре, и за его пределами существуют (и
действуют!) разного рода духи. И, на-
пример, музыка какого-нибудь сата-
нинского культа, воспевающая духов
злобы поднебесной (см. Еф. 6: 12), так-
же является духовной по определению.
Вот почему христиане призваны быть
особо бдительными в этой области и
постоянно испытывать и различать духов
(см., напр.: 1 Ин. 4: 1-6; 1 Кор. 12: 10).
Но ведь существует музыка и небого-
служебная, и нецерковная, но так или
иначе воспевающая христианские обра-
зы, идеалы, ценности. А еще есть вокаль-
ная музыка, написанная на тексты Свя-
щенного Писания, а также на тексты
богослужения, но при этом опять-таки не
являющаяся ни литургической, ни даже
паралитургической. И для ее определения
есть своя терминология: христианская,
религиозная, религиозно-христианская,
наконец, светская религиозно-христиан-
ская и т. п.
И беда некоторых наших клиросных
хоров заключается именно в том, что их
руководители — регенты — далеко не
всегда осознают разницу между культо-
выми, богослужебными песнопениями и
религиозными, но в своей сущности —
светскими хоровыми произведениями.
Светская религиозная
музыка и церковное
пение
Один регент монастырского хора (за-
метьте, монастырского, а не приходско-
го!) как-то сказал мне, что его певчие —
профессиональные вокалисты с высшим
музыкальным образованием — часто
сетуют на однообразие их клиросного ре-
пертуара: «Ну что это такое: поем все од-
но и то же! А хочется чего-то нового, раз-
нообразного». Меня бы нисколько не
удивила эта реплика, если бы речь шла о
концертном или оперном хоре. Но ведь
это — голос церковных певчих! И на мой
взгляд, это практически то же самое, как
если бы я, священник, сказал: «Ну сколь-
ко можно каждый день молиться одними
и теми же словами: Верую да Отче наш,
да Богородице Дево, радуйся? Хочется
же и чего-то новенького!»
Конечно, если речь идет именно о му-
зыке, то тут никакого спору нет: разнооб-
разие, новизна, оригинальность — важ-
нейшие средства эстетического
воздействия светского музыкального
искусства. Да и самый термин «музыка»
(древнерусское «мусикия», с греческого
«искусство муз» или «мусическое искусст-
во» — самостоятельное свободное худо-
жество) к богослужебному пению в сущ-
ности неприложим. Ибо цель музыки —
услаждение слуха мелодией и гармони-
Протоиерей Виталий ГОЛОВАТЕНКО, на
стоятель храма Рождества Пресвятой Богороди
цы при СанктПетербургской государственной
консерватории, преподаватель кафедры древнерусского
певческого искусства.
НС:
77
ей. Цель же литургического пения — по-
буждение к молитве, причем не в прият-
ных слуху и душе переливах созвучий, а в
подчеркнуто строгих и бодрящих дух рит-
мах молитвенного текста. «Пению время,
молитве час —/ Прилежно возопиим
единому Богу:/ Свят, свят, свят еси, Боже
наш!» (троичный тропарь 5-го гласа Трио-
ди Постной). «Церковь стоит без пе-
ния» — так в старину на Руси говорили о
храме, в котором не совершается бого-
служение. Таким образом, за богослуже-
нием «пение» и «молитва» выступают как
равные и дополняющие друг друга дейст-
вия, и в известном смысле пение есть
молитва, а молитва есть пение.
И если совместная церковная мо-
литва — это дух богослужения, то цер-
ковное пение — это его душа. Цель цер-
ковной молитвы — богообщение. Цель
церковного пения — сплотить молящих-
ся воедино и донести их общие молитвы
до Неба. Как однажды выразился бла-
женный Августин: «Quis cantat, bis
orat» — «Кто поет, тот дважды молится»
(сравните с отечественной поговоркой
«Пение — молитвы усугубление»).
Но есть два принципиально разных
духовных состояния: богообщение (мо-
литва Богу) и богомыслие (размышле-
ние о Боге). В соответствии с учением
Церкви молитва гораздо важнее и цен-
нее размышления, поэтому во время
молитвы категорически не рекоменду-
ется предаваться никаким, даже самым
возвышенным, медитациям. И не только
пение, но всякий атрибут церковного ис-
кусства должен служить главному — по-
могать духовному подвигу молитвенного
делания, не отвлекая ум молящегося на
богомыслие и не развлекая его душу эс-
тетическими моментами или художест-
венными образами. А вот автономная и
самодостаточная красота произведений
светского искусства как раз призвана
привлекать внимание не к невидимому,
непостижимому и неизобразимому Богу,
а к самой себе, пробуждая те или иные
(тут уж как получится) мысли, чувства
или настроения у ее созерцателей.
Вот почему еще с ветхозаветных
времен в Священном Писании понятия
«музыка» и «богослужебное пение» стро-
го различались. Вот почему многие свя-
тые Отцы и учителя Церкви, призывая к
духовному трезвению, настоятельно ре-
комендовали не смешивать искусство
светской музыки с искусством церков-
ного пения.
Церковное и светское:
борьба или
взаимодействие?
После церковных и гражданских ре-
форм XVII-XVIII веков в литургическую
культуру нашей Церкви стали практиче-
ски официально внедряться идеи и реа-
лии мирской жизни, в ре-
зультате чего происходило
так называемое обмирще-
ние (или секуляризация)
церковного искусства.
Впрочем, в церков-
ную культуру любого хри-
стианского государства,
начиная уже с великой
империи ромеев, Визан-
тии, всегда проникали элементы нецер-
ковной — народной, светской. И наобо-
рот: светское искусство также черпало
многие идеи и мысли, сюжеты и образы
из церковного искусства. Это взаимо-
обогащение светского и церковного
вполне закономерно (человек остается
человеком и в церковной ограде, и за ее
пределами), более того, полезно обеим
культурам — и церковной, и светской.
Ведь именно так рождается всякая са-
мобытность, неповторимое своеобра-
зие каждой христианской литургической
культуры, которое отличает ее в ряду
других, братских по вере, культур.
Однако во всем, как известно, важ-
на мера. И если мера эта нарушается, то
в жизни всякого организма и всякой
системы начинается внутренняя дисгар-
мония и разлад нормального функцио-
нирования. Ведь всякое заимствование
чужого хорошо и полезно лишь до опре-
деленной степени, а именно до тех пор,
пока оно не становится чрезмерным и
не начинает заслонять собой свое, род-
ное, постепенно оттесняя его на второй
план, а затем и вовсе замещая.
Подобное замещение происходило и
в русской богослужебной культуре в
XVIII-XIX веках, когда наша церковная
иконопись постепенно превращалась в
религиозную живопись, наши храмы
строились и перестраивались по образ-
цам и модулям западноевропейской ар-
хитектуры, а наше богослужебное пение
становилось концертно-оперным. Тако-
го рода метаморфозы происходят везде
и всякий раз, когда в наших переменах к
лучшему нарушается верховная перво-
иерархия ценностей, о которой стоит по-
говорить особо.
Сущностная причина
подмены церковного
светским
Сотворив человека по Своему обра-
зу и подобию (см. Быт 1: 26-27), Творец
создал высшее мыслящее существо, ду-
ховно и телесно обращенное вверх, к
своему Создателю и Отцу. Эта идея за-
мечательно отразилась в лексике гре-
ческого языка, где слово «человек» —
anthropos — родилось из соединения
предлога ana («вверх») и глагола trepo
(«обращаю», «поворачиваю»). При этом,
в соответствии с замыслом Едино-Тро-
ичного Бога, человек был создан трисо-
ставным — в единстве духа, души и те-
ла. А тело, как известно, было создано
из праха земного или «красной глины»
(см. Быт 2: 7; 3: 19), т. е. из примарной и
примитивной материальной субстан-
ции, которая, в свою очередь, была
создана из ничего. Но к Богу новосоз-
данный человек изначально был обра-
щен своей высшей частью — областью
человеческого духа, природа которого
божественна. Дух был призван господ-
ствовать над душой, а душа — над те-
лом. И до тех пор пока эта первоздан-
ная иерархия соблюдалась человеком
в его жизни и деятельности, он оставал-
ся с Богом, пребывая в блаженстве не-
посредственного и прямого богообще-
ния. Но однажды нарушив эту
первоиерархию и согрешив, переори-
ентировав свой дух с Творца на само-
достаточную красоту тварного плода,
он отпал от Бога: совершилось грехо-
падение человека.
Своей великой искупительной
Жертвой — страданиями и смертью на
Кресте — Божий Сын, Христос, освобо-
За богослужением «пение»
и «молитва» выступают как равные
и дополняющие друг друга действия,
и в известном смысле пение есть
молитва
Культура
Церковь и музыка
78
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
дил человека от рабской зависимости у
греха и смерти, вернув ему его сущност-
ную первоиерархию. Но при этом Он
никоим образом не умалил человече-
скую свободу, оставив каждому его лич-
ное право решать главный вопрос сво-
ей жизни — вопрос о своей духовной
ориентации. И каждый из нас в свое
время сам выбирает, куда и к кому об-
ратить свой дух, на какие ценности его
сориентировать. Условно это можно
представить себе так: если наш дух со-
риентирован на Бога, т. е. обращен к
Небу, вверх, то вместе с духом две ос-
тальные наши составные части — душа
и тело — располагаются в той самой
первозданной иерархии: управляемый
Богом дух (разум, мысль) руководит ду-
шой (чувствами, эмоциями), а душа гос-
подствует над телом (плотью и ее фи-
зиологией). А если эта первоиерархия
нарушается и дух общества переориен-
тируется на земные, материальные
ценности, тогда и происходит подмена
главного второстепенным и перенос
акцента с внутреннего, сущностного и
вечного — на внешнее, случайное и
преходящее.
Последствия
переориентации духа
с небесного на земное
Так и в религиозной жизни России
и, соответственно, в ее литургическом
искусстве в XVIII-XIX веках под влияни-
ем культуры западно-христианской
произошла подмена духовности душев-
ностью. Церковный символ — знак
высшей, небесной реальности — был
заменен религиозной иллюстрацией,
христианская символика — изобрази-
тельностью. И вот вместо строгих хра-
мов возводятся пышные дворцы, вме-
сто канонических икон появляются
картины в позолоченных рамах, а вме-
сто древних духовных песнопений на
клиросах звучат задушевные хоровые
концерты и оперные арии...
И исчезает красота церковная, усту-
пая место светской красивости, привле-
кательности. И художественное вопло-
щение реалий литургической культуры
определяется уже не древними и вечны-
ми канонами, а изменчивыми и прехо-
дящими категориями моды, художест-
венного вкуса и стиля.
Так неудивительно, что вместо мо-
литвенников в храмах по большей части
стояли зрители и слушатели, лишь усла-
ждавшие душу в созерцании художест-
венных образов религиозной живописи
и слушании хоровой музыки. А в церков-
ном обиходе XVIII-XIX веков появились
новые обороты: «отслушать Обедню»,
«отстоять пасхальную заутреню».
Примеры подмены
церковного светским
в богослужебном пении
В советское время ку-
рортные массовики-затей-
ники предлагали такую му-
зыкальную игру: спеть
слова одной песни на мо-
тив другой. Вероятно, я и
забыл бы про эту сомни-
тельную забаву, если бы во
время моей учебы на дири-
жерско-хоровом отделении
не столкнулся с хоровыми партитурами
Д.Бортнянского, М. Березовского,
П.Чайковского и некоторых других отече-
ственных композиторов на слова авто-
ров... второй половины двадцатого ве-
ка — В. Дорофеева, А. Машистова,
В.Золотарева и прочих. Особенно много
таких музыкальных недоразумений печа-
талось в серийных сборниках «Хоровая
миниатюра». Выяснилось, что это — про-
изведения на богослужебные тексты,
подтекстованные советскими версифика-
торами. Так их идеологически обезопа-
сили, приспособив для концертного ис-
полнения. Это, конечно, варварство, но
вот что интересно: с новой подтекстов-
кой звучали эти хоры вполне убедитель-
но! Сравните, например, великопостный
гимн Богородице «Свыше пророцы»
М.А.Балакирева и позднейшую его пе-
ределку — «Вечернюю песню» со слова-
ми А. Машистова. А убедительность эта
объясняется просто: по характеру мело-
дики, гармонии и интонациям это все же
не литургические песнопения, а свет-
ские хоры, пусть и религиозные.
Немного позже, уже в мою бытность
регентом богослужебного хора в храме
Санкт-Петербургских духовных школ, в
поисках достойных литургических песно-
пений я просмотрел великое множество
старых хоровых партитур. И тогда я
столкнулся с обратным явлением: пере-
иначиванием светской музыки для кли-
росных нужд. Чего я только не нашел!..
Песнь «Иже херувимы», переложенную и
на музыку «Ave verum» Моцарта, и на те-
му из оратории «Сотворение мира» Гайд-
на, и на знаменитую пьесу «Лебедь» Сен-
Санса; «Милость мира» — на арию
Жреца из оперы Спонтини «Весталка»...
Казалось бы, все это — архивные пе-
режитки давно ушедших эпох, уже не зву-
чащие на нынешних клиросах. Но, как вы-
ясняется, некоторые из этих музыкальных
«оборотней» все еще живы и исполняются
непосредственно за богослужением и в
наши дни. По большей части это — песно-
пения на мотивы русских народных песен,
инструментальных наигрышей, городских
и даже цыганских романсов. Особенно
много их появилось в XIX веке.
Так, городской «душещипательный»
романс «На разорение Москвы» был
приспособлен сразу для двух литургиче-
ских гимнов: для «Иже херувимы» и для
«Милость мира». Два начальных оборота
«жестокого» бульварного романса «Су-
хой бы я корочкой питалась» стали мело-
дической формулой для распева попу-
лярной в народе молитвы «Царице моя
преблагая». И т. д. и т. п. Так никак не уди-
вительно, что в отечественной публици-
стике конца XIX — начала XX века разда-
вались недоуменные реплики вроде
этой: «Войдешь в иной храм, послуша-
ешь пение его хора — и не понимаешь,
где находишься: в храме Божием или в
“Яре”» (известный московский ресторан
с цыганским ансамблем). Так не пора ли,
наконец, сдать эти и им подобные об-
разчики в музей курьезов?..
Театральность
и концертность
на клиросе
Обличаемый древними отцами и
учителями Церкви театральный элемент
в богослужебном пении оказался прису-
Идея соборности церковного
искусства выражается
не в коллективном труде артели
мастеров, а в совместном творчестве
многих поколений
79
щим, увы, и российским храмовым хо-
рам. Вот, к примеру, только два свиде-
тельства авторитетных исследователей
и знатоков русского церковного пения.
Оба они относятся уже к началу XX века.
Первый взят из этюда И. А. Гарднера «Хо-
ровое церковное пение и «театраль-
ность» в его исполнении»:
— Не раз приходилось слышать се-
тования серьезных знатоков и любите-
лей церковного пения на то, что такой-
то хор «поет чудесно, но театрально,
нецерковно»... Помню еще отзыв одно-
го весьма авторитетного москвича-зна-
тока об исполнении «Разбойника [бла-
горазумного]» артистами Московского
Большого театра... со знаменитым хо-
ром храма Христа Спасителя: «Изуми-
тельно! Бесподобно! Но... знаете: что-то
не то... Что-то постороннее слышится.
Даже все настроение после [Страстных]
Евангелий как рукой смыло. Театр — и
все тут! А музыкально — безупречно...»
Художественность исполнения высоко
оценивалась, но в то же время конста-
тировалась и «театральность манеры»,
шедшая вразрез с общим характером
богослужения.
Второй — из публицистической ста-
тьи протоиерея Михаила Лисицына. Ав-
тор пишет о своих впечатлениях об ис-
полнении хоровых циклов Чайковского
и Рахманинова за храмовым богослу-
жением:
— Прекрасный хор поет превосход-
ные сочинения лучших русских компози-
торов. Прихожане увлечены чарующими
звуками мелодий и гармоний. Кажется,
они уже готовы аплодировать!.. И только
два человека чувствуют себя лишними
на этом празднике музыки — священ-
ник и диакон.
Дом Мой домом молитвы
наречется
Хочется верить, что сегодня мы, на-
конец, возвращаемся к изначальной и
единственно верной иерархии ценно-
стей и понимаем, что нельзя, недопус-
тимо смешивать искусство храмовое,
литургическое с художеством светским.
Как писал апостол Павел, когда я
был младенцем, я по-младенчески раз-
говаривал, по-младенчески размыш-
лял, по-младенчески рассуждал; но ко-
гда я стал мужчиной — я оставил все
младенческое (1 Кор. 13: 11; перевод
автора). И сегодня, на пороге двадцать
первого века бытия Церкви Христовой,
дай Бог всем нам, осмысливая наше
прошлое, не продолжать и впредь со-
единять взрослое и младенческое или
подменять Божие кесаревым!
Пусть молитва останется молитвой,
а богомыслие — богомыслием. Пусть в
храме звучат духодвижные молитвен-
ные гимны, а в концертном зале — ду-
шевноподъемные музыкальные раз-
мышления (медитации, рефлексии...)
на самые возвышенные темы. Я ни в
коей мере не против ни хоровых кон-
цертов, ни религиозной живописи — в
свое время и на своем месте все это (и
условно, и безусловно) полезно и нуж-
но. Не следует подменять икону — кар-
тиной, литургический гимн — хоровой
миниатюрой. А иконописный сюжет в
основе прекрасной картины или кано-
нический церковный текст, на который
написано гениальное произведение
для хора, автоматически не делают их
пригодными к использованию за бого-
служением.
РЕКЛАМА
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Основная часть коллекции Инвера
Шейдаева собрана во времена хрущев-
ской оттепели, а затем брежневского
застоя. Первая выставка прошла в
1968 году, но была сразу закрыта. Толь-
ко в 1990-е годы коллекция получила
признание и была показана не только в
России, но и в Париже. Тридцать лет фо-
тограф Инвер Шейдаев ездил по тогда
еще Советскому Союзу и фотографиро-
вал кресты, венчающие главы русских
церквей, — кресты-надглавники. Чего
только ему не приходилось претерпе-
вать в этих путешествиях. Однажды он
каким-то чудом уговорил мужиков одно-
го далекого села разобрать строитель-
ные леса, окружающие купол храма, что-
бы сфотографировать крест.
А началось все в кабинете Петра
Дмитриевича Барановского (1892-1984),
где молодой фотограф показывал свои
работы знаменитому архитектору-рестав-
ратору. Тогда Инвер был увлечен декора-
тивными элементами храмов. Петр Дмит-
риевич сказал: «Этого всего полно. Ты
лучше наверх посмотри. Кресты снимай.
Такой красоты еще никто не снимал. Рано
или поздно это понадобится, вот посмот-
ришь».
Эти слова оказались пророческими.
К Инверу потом с «заказами крестов»
обращались не однажды. Он делал фото-
графии для восстанавливающихся хра-
мов на Соловках, для храмов Тобольска
и других городов.
Коллекция оказалась бесценной во
времена, когда стали «собирать камни».
Многие кресты восстанавливали по фо-
тографиям из коллекции Шейдаева. К сожалению, сегодня еще много
разрушенных храмов, кресты которых
фотографировал Инвер, стоят заросшие
лесами, обезглавленные. Петр Дмит-
риевич Барановский, повидавший в
своей жизни много храмов без крестов,
говорил: «Почему в первую очередь
крест уничтожают? Потому что он как
грудь матери — питает».
Лилия и виноград Крин — стилизованное изображе-
ние цветка лилии, символа чистоты. Та-
кие крины обычно делали на концах
«ветвей» креста (рис.1), потому что три
листа лилии (крина) указывают на Еди-
ную в трех Лицах Святую Троицу.
Обвивающая крест виноградная ло-
за с гроздьями ягод — символ Живого
Христа. «Я есмь истинная виноградная
лоза, а Отец Мой — виноградарь» (Ин.
15: 1). Вологодские кузнецы особенно
преуспели в мастерстве ковки вино-
градного орнамента на надглавных
крестах. Голубь
Голубь, символ Святого Духа. «...
И увидел Иоанн Духа Божия, Который
сходил, как голубь...» (Мф. 3: 16). Сама
эта птица, застывшая в полете, имеет
вид креста. Если присмотреться, то можно уви-
деть в ажурном сердце этого креста
(рис.2) голубя с распростертыми кры-
лами. Но такое изображение един-
ственное, в основном голубки были ли-
тые и увенчивали крест. Например,
такой крест с голубком на куполе хра-
ма Святой Софии в Новгороде имеет
свою легендарную историю. Существу-
ет пророчество, что Великий Новгород
будет существовать, пока голубь нахо-
дится на вершине креста Святой Со-
фии. В 1942 году, во время Великой
Отечественной войны, крест со Святой
Софии был сброшен взрывной волной.
Его вывезли за пределы России солда-
ты «Голубой дивизии» — испанского по-
дразделения немецкой армии. Вместо
утраченной святыни на главном куполе
Софии впоследствии был установлен
«крест-двойник», подлинник же хра-
нился в Испании, в храмовой галерее
Военно-инженерной академии под Ма-
дридом, где был установлен на видном
месте. Более 60 лет перед этой русской
святыней молилось не одно поколение
испанских христиан. Рядом с крестом
80
Культура
Как должен выглядеть крест
на храме? Фотограф Инвер
Шейдаев посвятил всю
жизнь собиранию коллекции
фотографий купольных
крестов — надглавников
различных форм. Мы
расскажем о самых
интересных из них.
Текст: Ирина СЕЧИНА
Архитектура
Крест
на храме
была положена памятная плита с име-
нами саперов, погибших в России.
В 2004 году крест вернулся на роди-
ну — Испания добровольно передала
его России. Его привез в Москву ми-
нистр обороны Испании, торжествен-
но встречали крест в храме Христа
Спасителя. Сейчас он хранится в одном
из приделов Софийского собора.
Процветшие побеги
Если из-под основания креста про-
израстают побеги (рис.7), то его называ-
ют «процветшим». Побеги символизиру-
ют возрождение, Воскресение Христа из
мертвых. Вознесенные в небеса, надглав-
ные «процветшие» кресты являли для
русского человека зримый образ
Райского сада и древа жизни, расту-
щего в нем. Встречаются кресты это-
го «вида», сплошь усыпанные цвета-
ми. Они и впрямь напоминают
растения в весеннем саду, с таким ху-
дожественным чутьем подобраны все
его элементы.
Капли крови
Медные выпуклости-«росинки» и
бусины на цепях (рис.8) означают кап-
ли крови, пролитые Спасителем на
кресте. На Руси они еще назвались
«слезками». Трость и копие
Трость с губкой и копие — орудия
Страстей Господних — нередкое явле-
ние на накупольниках (рис.6). Надглав-
ный крест с орудиями Страстей как бы
замещает собой Распятие, которого не
может быть на куполе (оно находится
внутри храма). Но реализм страшных
крестных мук Спасителя не должен за-
тмевать главного — торжества Распя-
того Искупителя, воскресшего и побе-
дившего смерть. Поэтому
завершающие крестные «ветви» — это
цветы лилии, символ торжества жизни. Корона
Корона на вершине надглавного
креста (рис.1) символизирует Крест Не-
бесного Царя и указывает на то, что
церковь возведена по указу царя зем-
ного или на пожертвования из царской
казны. Державный скипетр
Крест может символизировать и
второй знак царской власти Христа —
скипетр (рис.7). Придание кресту вида
скипетра возможно с помощью хорошо
известной всем символики: навершием
скипетров русских царей была фигура
коронованного двуглавого орла — дер-
жавного знака Византии. Впрочем, накупольники с двугла-
вым орлом устанавливались на храмах
только в эпоху Петра I, известного свои-
ми имперскими амбициями.
В единстве и равенстве
Крест четырехконечный (как пра-
вило, с полумесяцем внизу) с древней-
ших времен ставят на куполах храмов
(рис.4). Этот вид креста символизиру-
ет Церковь Христову в единстве и
равенстве ее видимой и невидимой
сторон. Со временем нашлись хулители че-
тырехконечного креста, говорили, что
это неправильный крест, потому что не
на таком был распят Иисус Христос. Но
святитель Димитрий Ростовский поста-
вил в этом споре точку. Он предполо-
жил, что когда Христос нес на плечах
Своих крест, то крест был четырехко-
нечным, потому что не было еще на
нем ни титла, ни подножия. И только на
Голгофе воины, не зная, до какого мес-
та достанут ноги Христовы, приделали
подножие.
Русское подножие
Один из древнейших русских
крестов — шестиконечный, с косой
нижней перекладиной. Косое подно-
жие символически представляет
собой перекладину «весов» Страш-
81
Крест украшен крином — цветком лилии,
символом чистоты, и обвит виноградной
лозой с гроздьями ягод, символизирующей
Христа.
Вологда. Софийский собор (XVI) Ажурный крест в виде голубя — символа
Святого Духа.
Крест церкви жен Мироносиц Марфы
и Марии в Новгороде (XVI)
Крест с копием и губкой, стилизованными
под два цветка, процветших на кресте.
Псковская область, село Виделебье.
Церковь Николая Чудотворца (XVI) 1
2
3
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Культура
Архитектура
82
Надглавный крест с орудиями Страстей
Христовых — тростью и копием.
Кириллов. Кирилло-Белозерский монастырь.
Церковь Иоанна Лествичника (XVI) Семиконечный, Т-образный крест. Именно
так выглядел крест, на котором распяли
Спасителя. Москва, Кремль. Церковь Двунадесяти
апостолов (XVII)
Крест четырехконечный. Тульская область, Арсеньевский район,
с.Монаенки. Церковь Георгия
Победоносца (XIX) Крест восьмиконечный с державным
скипетром наверху. Москва. Церковь Покрова Богородицы
в Филях (XVII)
Крест «на якоре». Хотя его, как корабль
спасения, и качают волны, но потопить
не могут.
Москва. Церковь Успения Божией Матери
в Гончарах
Место пересечения горизонтали с вертикалью
(средокрестие) символизирует пересечение
человеческого с божественным, земного с
небесным. Москва. Церковь Воскресения
Христова в Кадашах (XVI-XVIII)
4
5
6
7
8
9
ного суда. Некоторые исследовате-
ли христианских символов, в частно-
сти Н. В. Покровский, предполагают,
что косая перекладина есть не что
иное, как видоизмененная форма
древневизантийского подножия кре-
ста. Так или иначе, но эта форма ут-
вердилась в русской иконописи. Ко-
сой перекладине было присвоено
значение «мерила праведного». А в
народе подножие стали называть
«стояло».
Тот Самый Крест
Семиконечный, Т-образный крест,
видимо, и был древнейшей формой хри-
стианского креста (рис.5), потому что
именно так выглядел крест, на котором
распяли Спасителя. У этого креста вид жертвенника из-
за верхней перекладины, похожей на
престол. Ветхозаветные священники
приносили жертву на золотом подно-
жии, приделанном к престолу, поэтому
если верхняя перекладина символично
изображает жертвенник, то нижняя пе-
рекладина такого креста обозначает это
крестное подножие и указывает на
жертвенное священническое служение
Спасителя.
Солнце и звезды Исходящие из центра креста прямые
или волнистые линии передают сияние
солнца (рис.10). Прямые лучи обознача-
ют прямой свет, а волнистые — горение,
тепло. Мотив исходящего из креста «све-
та жизни» передается каждым художни-
ком на свой лад.
Часто концы лучей украшались еще и
звездами.
Молнии
«Яко молние видящее крестную си-
лу» бегут злые силы от креста. Поэтому и
молнии можно встретить на храмовых
крестах (рис.11).
Ангелы и херувимы
Прикрепляя к кресту медного ан-
гелочка, автор подчеркивал, что у
храма тоже есть ангел-хранитель
(рис.12). Наиболее известны и тради-
ционны ангелы, несущие крест, подоб-
но знамени, — на шпиле собора
Петропавловской крепости в Санкт-
Петербурге.
Нередко в надглавных крестах
встречаются и изображения Херувимов.
Корабль и якорь
Самые древние храмы, на главах
которых красуется крест с полумеся-
цем, это Благовещенский собор Мос-
ковского Кремля, новгородский Со-
фийский собор и Дмитриевский собор
во Владимире. Полумесяц — это ко-
рабль церковный, ведомый кормчим
Христом. В XIX веке тема плывущего корабля
уже не ограничивается только симво-
лом полумесяца. Так, в средокрестии восьмиконечно-
го креста храма Воскресения Христова
на Обводном канале в Санкт-Петербур-
ге изображен штурвал морского судна, а
вместо полулунного мы видим косое
подножие.
Если корабль стоит на якоре, то
по безопасности своей он находит-
ся как бы уже на земле. И хотя его ка-
чают волны, но потопить не могут. От-
личить накупольный крест на
«полулунном основании» от креста-
«якоря» во многих случаях почти
невозможно. Единственная деталь,
которая безошибочно указывает
именно на «якорь», это всевозмож-
ные украшения и утолщения на окон-
чаниях дуги (рис. 8).
83
Исходящие из центра креста прямые или
волнистые линии передают сияние солнца.
Псковская область, с. Дуняни. Церковь
Архангела Михаила (XVI-XVIII)
«Яко молнии видящие крестную силу» бегут
злые силы от креста. Поэтому и молнии
можно встретить на крестах. Московская
область, Одинцовский район, с. Юдино.
Церковь Преображения Господня (XVIII) Нередко в надглавных крестах встречаются
изображения Ангелов.
Рязань. Церковь Входа Господня
в Иерусалим (XVII)
10 11
12
Валентин Берестов — имя негром-
кое, не звонкое, не связанное с рекорд-
ными тиражами, скандалами, ослепи-
тельными любовными историями и
очевидными гонениями. Зато это имя
связано с порядочностью, хорошим вку-
сом и любовью — всем тем, чего так не
хватает в жизни.
Новелла Матвеева даже назвала
его человеком ХХ века — именно пото-
му, что этому веку, огромному и кроваво-
му, остро не хватало таких людей, как Бе-
рестов. В нем не было ничего от героя: не-
складный на вид человек в больших оч-
ках — такие редко оказываются на
первом плане. Даже день рождения
его, 1 апреля, отмечается в один день с
днем рождения Чуковского, его стар-
шего друга, наставника и даже, пожа-
луй, спасителя. Валя Берестов, старший сын в се-
мье учителя Дмитрия Берестова, ран-
ние годы прожил в Мещовске под
Калугой, где отец работал в школе, за-
тем в Калуге. В войну, когда отец ушел
на фронт, худенький и маленький Валя
уехал вместе с мамой в эвакуацию — в
Ташкент. Он уже писал стихи; его сбор-
ники начинаются с военных, уже сов-
сем взрослых, не подражательных
стихов — разве что слишком сильно
на них лежит отпечаток русских клас-
сиков, как почти всегда бывает со
стихами много читающих русских
детей. Современники рассказывают, что
одно из его ташкентских стихотворений
ходило по рукам. Оно по-юношески бес-
компромиссно обличало «дух мелкого
расчета, трусливую жажду барыша», ты-
ловую нечистоплотность, воровство, ад-
министративный восторг мелких чинов-
ников — и кончалось торжественной
кодой:
Культура Поэт
84
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
Если ты умеешь петь
Каждый из нас, наверное,
с детства знает строчки
«Читалочки»: «Как хорошо
уметь читать! / Не надо
к маме приставать,
/Не надо бабушку
трясти:/ “Прочти,
пожалуйста! Прочти!”/
Не надо умолять
сестрицу:/ “Ну почитай
еще страницу”./ Не надо
звать, / Не надо
ждать,/А можно взять /
И почитать!» Странно, что
мало кто помнит имя их
автора — кто Маршака
назовет, кто Михалкова.
А это Валентин Берестов,
умный и тонкий поэт.
И даже, наверное,
не детский. Текст: Ирина ЛУКЬЯНОВА
Фото ИТАР-ТАСС
85
Хоть нас гнетет необходимость, но
все мы вынести должны.
Пора понять неповторимость, вели-
чье грозное войны,
Неповторимы наши муки, и испыта-
нья, и нужда,
И, вспоминая, скажут внуки: «Зачем
не жили мы тогда?»
А мы пройдем, хоть путь наш труден,
терпи, страдая и борясь,
Сквозь серый дождь тоскливых бу-
ден, сквозь голод, холод, скорбь и
грязь.
Маму юного поэта вызвали куда надо и
предложили передать талантливому маль-
чику, чтобы он таких стихов больше не пи-
сал. Мама ему это передала спустя много
лет. Мальчик продолжал писать стихи. Как пышен юг!
Как странно голодать,
Когда вокруг
Такая благодать!
Он голодал и болел пеллагрой; спас
его Чуковский, который пристроил юного
поэта на лечение, а потом на занятия в
литкружок и Центральный дом художест-
венного воспитания детей. В ЦДХВ Валя
получал карточки, учился английскому у
Надежды Яковлевны Мандельштам и ли-
тературоведению у Лидии Корнеевны Чу-
ковской. Это было удивительное время
человеческого и литературного ученичес-
тва, когда он получал от великих не толь-
ко уроки мастерства, но и уроки «добрых
нравов литературы», по ахматовскому
выражению, когда тощий маленький под-
росток открывал для себя огромный ма-
терик русской поэзии: Гумилева, Ман-
дельштама, Анненского, Случевского. Он
писал тогда Лидии Корнеевне: «Я стал ды-
шать стихами. Чувствую себя в этой сти-
хии как рыба в воде, а сам, как подобает
порядочной рыбе, молчу, выдерживаю
карантин». И жаловался, что не может чи-
тать средних стихов: «тошнит». Он вернул-
ся в Москву — щуплый, в толстых очках,
«в линялом ватнике и брезентовых ботин-
ках», как он сам вспоминает; привез
Эренбургу письмо от Надежды Яковлев-
ны и сразил его замечанием о картине на
стене: «Какой прелестный Марке!»
В 1946 году его стихи впервые были
опубликованы; в тот же год появилось
ждановское постановление о журналах
«Звезда» и «Ленинград» — ему, привык-
шему к свободному воздуху поэзии, стало
понятно, что пришли безвоздушные вре-
мена. Через три года, в 1949-м, аресто-
вали двух его друзей; сам Берестов унич-
тожал и прятал свои ташкентские записи.
Ему надо было выбирать, чем заниматься
дальше, в самое мертвое для русской ли-
тературы время, — удивительно ли, что
он выбрал историю: историческая пер-
спектива всегда дает возможность ды-
шать, когда в настоящем дышать нечем, и
заниматься живым делом. Он поступил в
МГУ и пошел на кафедру археологии; сти-
хов в это время почти не писал, занимал-
ся раскопками в Новгороде и Хорезме. К стихам он вернулся в середине пяти-
десятых: и дышать стало легче, и, что важ-
но, родилась дочь Марина. Хорошие дет-
ские поэты обычно берутся из хороших
родителей. А какой он был папа — очень
понятно из стихотворения про коня:
Я для дочери моей
Самый лучший из коней.
Я умею громко ржать
И цокать звонко.
И верхом, верхом, верхом
На коне своем лихом
Так и носится
Наездница-девчонка.
А наутро нет коня.
Он уходит на полдня,
Притворяется сердитым,
Деловитым,
Но мечтает об одном:
Стать бы снова скакуном.
И, дрожа от нетерпенья,
Бьет копытом.
Мир его детских стихов — не сумас-
шедший, азартный, полный опасностей,
побед и приключений мир Чуковского.
Это очень домашний, очень уютный мир,
сияющий любовью и нежностью, пол-
ный радости — просто оттого, что жи-
вешь и жить хорошо. О чем поют воробушки
В последний день зимы?
— Мы выжили, мы дожили,
Мы живы, живы мы!
Это ведь не только о воробушках. Бе-
рестов ухитряется разговаривать с ма-
леньким читателем совсем просто и по-
нятно — но сообщать ему между делом
исключительно важные вещи. Напоми-
нать актуальное во все времена:
Чтобы сделаться смелей
Нужно стать повеселей.
Чтобы стать повеселей,
Нужно сделаться смелей.
Это шут говорит в его кукольном теа-
тре; это хотя и кукольный, но совершен-
но шекспировский шут, и строчки гране-
ные, лаконичные — по-шекспировски,
по-маршаковски, по-бернсовски... Или вдруг среди стихотворения, пол-
ного разных скрипов, у Берестова вдруг
запевают скрипки:
Как-то совестно скрипеть,
Если ты умеешь петь.
Вот прямо хоть выписывай, вешай
на стену и перечитывай всякий раз, как
вздумаешь скрипеть. Берестовский мир полон мягкой иро-
нии: он не осмеивает, а подтрунивает:
«если перышек лишиться, нечем будет
петушиться». И капризный заяц, не жела-
ющий барабанить, удостаивается не
осуждения, как положено в правильной
детской книжке, а лукавого сочувствия:
За уши зайца
Несут к барабану.
Заяц ворчит:
— Барабанить не стану!
Нет настроения,
Нет обстановки,
Нет подготовки,
Не вижу морковки!
И оказывается вдруг, что ворчливый
заяц — прямой родственник державин-
ской птички голосистой. Некоторые его детские стихи врезают-
ся в память с самого младенчества — и уже
потом, во взрослом возрасте, перечиты-
вая, вспоминаешь: да-да, вот это, любимое,
оказывается, тоже из Берестова? И это?
И гололедица, в которую не идется и не
Стихи Берестова — про радость от того,
что живешь и жить хорошо
На илл.: обложка сборника стихов Ва-
лентина Берестова хорошо знакома де-
тям 1970-х
Культура
Поэт
86
Нескучный сад № 5-6 (88) май - июнь 2013 год
едется — «зато отлично падается, почему ж
никто не радуется?». И ледоход, который на-
чался от того, что рыбы дружно ударились
об лед, и король, сделанный из куля, но пре-
красно справляющийся с ролью... Берестов вспоминал, что и ему, и его
второй жене, Татьяне Александровой,
художнице и автору «Домовенка Кузь-
ки», критики советовали не быть такими
благостными: ей — стать безжалостнее
к героям, ему — рассердиться... А чего
сердиться, ворчал он, и так полно серди-
тых кругом.
Он вообще не был ни трибуном, ни ге-
роем, ни пламенным революционером,
о чем прямым текстом сказал своему
другу Науму Коржавину: нет, я не револю-
ционер. Но когда было надо — так же
просто и спокойно, как писал детские
стихи, выступил в защиту Синявского и
Даниэля; он сохранял достоинство без
всякой позы, без всякого героизма —
как дышал; он был живым напоминани-
ем о порядочности, хорошем тоне, хоро-
шем вкусе, доброте и благородстве. Дети его признали быстро и безого-
ворочно — влюблялись в стихи сразу,
запоминали моментально, на встречах с
читателями сами читали ему любимые
строчки. Он изначально не считал себя
детским поэтом — да и не был исключи-
тельно детским, он был, пользуясь дет-
ским словечком, так восхищавшим Чу-
ковского, «всехний». Даже когда он
пишет про кукол — это оказывается про
людей, а в трех белых кроликах — в пе-
реводе из Мориса Карема, — кроликах,
которые в сумерках держат совет о са-
мом главном, читатель узнает себя. Времена, в которые он жил, были не
особенно к нему дружелюбны: о застое с
его совещаниями, собраниями и партий-
ным руководством он вспоминал без вся-
кого удовольствия, новые времена лиши-
ли писателей возможности печататься и
разговаривать с публикой; Берестов в
это время пел старые песни у Эдуарда Ус-
пенского в программе «В нашу гавань за-
ходили корабли». Там он спел однажды
свою пронзительную песню-воспомина-
ние «С милым домом разлученные...».
В ней пассажиры пьют кипяток, а вагоны
с эвакуированными долго стоят на стан-
циях, пропуская санитарные поезда и во-
инские эшелоны, замаскированные
срубленными березками:
Паровоз рванет и тронется,
И вагоны полетят.
А березки как на Троицу,
Как на избах шелестят.
История и память юности, щедрой на
удивительных людей, всегда придавали
простым берестовским стихам глубину и
дополнительное измерение — а ему са-
мому простоту и достоинство. Отсюда и
его простая заповедь начинающим: «Не
льните, милые, к элите / И перед нею не
юлите». Отсюда — и евангельская кон-
цовка о горлинке: Мир наш бунтующий, шумный и не-
совершенный
Ты покоряешь и мирно воркуешь в
тени.
Всем ты довольна. А может, и вправ-
ду блаженны
Кроткие, ибо наследуют землю они?
Берестовские стихи, негромкие, не
предназначенные даже иной раз для
чтения вслух — это надо читать глазами,
про себя, складывать в душе, — всегда о
главном: о любви. Хорошие взрослые
стихи могут рождаться из скорби, ярос-
ти, гнева, боли, из тревоги и тоски. Хоро-
шие детские стихи всегда рождаются из
любви и счастья: это самое главное, что
человеку надо вынести из детства. Об
этом Берестов не стесняется напомнить
в лучшем своем стихотворении:
Любили тебя без особых причин За то, что ты — внук, За то, что ты — сын, За то, что малыш, За то, что растешь, За то, что на папу и маму похож. И эта любовь до конца твоих дней Останется тайной опорой твоей.
Это ведь и для нас, родителей, запо-
ведь. Ведь не для того мы даны детям,
чтобы обучить их алгебре и вырастить из
них высокооплачиваемых специалис-
тов, а для того, чтобы поделиться с ним
главным — счастьем и светом, вырас-
тить в них любовь и радость — един-
ственное, что помогает жить и дышать
на самых крутых поворотах жизни, в са-
мые горькие исторические времена. РЕКЛАМА
Сборник стихов Валентина Берестова «По
дороге в первый класс» — рекомендован
для семейного чтения
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Автор
diaconia
Документ
Категория
Нескучный сад
Просмотров
739
Размер файла
12 509 Кб
Теги
ns_2013_0506_25_88
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа