close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Президентское интервью как жанр политического дискурса и его лингвопрагматические характеристики(на материале английского и русского языков)

код для вставкиСкачать
Общая характеристика работы
Реферируемая диссертационная работа посвящена исследованию
лингвопрагматических характеристик президентского интервью как жанра
политического дискурса.
Повышенная политизированность современного общества повлияла на
возрастание интереса к языку политиков и к их речевому поведению, в
особенности, к языку главы государства, которого традиционно воспринимают
не только как руководителя, но и как своего рода символ страны.
Существующая на сегодняшний день систематизация жанровых
разновидностей дискурса позволяет на ее основе выделить такой вид
политического дискурса как президентский, исследование которого, учитывая
такие его основные жанрообразующие признаки, как пространственные и
временные параметры, социальный состав и ролевые характеристики
участников дискурса, тематическая программа общения, жанровая композиция,
коммуникативная цель и стилистические особенности риторического
произведения [Ильичева, 2010, Электронный ресурс]1, становится перспективным направлением современной политической лингвистики.
Непосредственное воздействие на политический дискурс сегодня
оказывает экспансия диалогических форм в сфере публицистики [Демьянков,
2001]2, результатом чего становится появление жанра политического интервью
в качестве интересного примера реализации дискурсивной практики, в котором
привычные единицы языка наделяются непривычной интерпретацией, а хорошо
знакомые ситуации включаются в неожиданные смысловые контексты, что
обусловлено прагматической направленностью данного вида дискурса.
Для анализа выбрано именно президентское интервью как один из
наименее исследованных жанров политического дискурса и его
лингвопрагматическая специфика как одна из наименее изученных
характеристик этого вида жанра.
Тот факт, что данная область недостаточно изучена с лингвистической
точки зрения, обуславливает актуальность настоящего исследования, которая
заключается:
во-первых в том, что изучение институциональных видов речевого
общения находится в центре интересов социолингвистики, прагмалингвистики,
лингвистики текста, теории дискурса, однако, президентское интервью как
разновидность политического общения еще не было специальным объектом
исследования в лингвистической литературе, а его лингвопрагматическая
специфика не получила достаточного отражения в отдельных работах по
языкознанию;
во-вторых в том, что необходимость анализа лингвопрагматических
1
Ильичева В.В. Жанрообразующие признаки торжественной президентской риторики в системе российского
политического дискурса // Электронный журнал «Гуманитарные, социально-экономические и общественные
науки». Сер.: Филологические науки, 2010. № 1. [Электронный ресурс]. URL: http://www.onlinescience.ru/m/products/filologicheskie-nauki/gid2483/pg0/ (дата обращения: 07.06.2014).
2
Демьянков В.З. Интерпретация политического дискурса в СМИ: учебное пособие. М.: Изд-во МГУ, 2001. 133
с.
3
характеристик речей глав государств способствует выявлению тенденций
употребления языковых средств в опосредованном диалоге, систематизации
закономерностей речевого поведения президентов и установлению специфики
формирования президентского интервью как жанра политического дискурса,
что существенно дополняет современную теорию текста.
Степень разработанности темы диссертации определяется тем, что
политический дискурс и политическое интервью, жанровой разновидностью
которых является президентское интервью, получили свою актуальную
разработку в целом ряде работ как на материале одного, так и нескольких
языков в основном в рамках теории речевых жанров и теории дискурса.
Ряд исследований касается изучения такой разновидности политического
дискурса
как
президентский
на
основе
анализа
особенностей
функционирования эпидейктических (инаугурационная речь, приветственная
речь и т.д.), ориентационных (интервью, пресс-конференция и т.д.) и
агональных (обращение к избирателями, дебаты и т.д.) жанров [Спиридовский,
2006; Ильичева, 2010, Электронный ресурс]3. Нерешенность проблем,
связанных с выделением президентского интервью как отдельного вида
политического общения и необходимостью комплексного анализа его
лингвопрагматических характеристик, составили объект, предмет и цель
настоящего диссертационного исследования.
Объектом данного исследования выступают тексты англоязычных и
русскоязычных президентских интервью.
Предмет
исследования
составляют
лингвопрагматические
характеристики англоязычных и русскоязычных президентских интервью,
выражаемые речевыми средствами, имеющими четкие прагматические,
грамматические и лексико-семантические особенности.
Целью диссертационного исследования является выявление основных
лингвопрагматических характеристик русскоязычного и англоязычного
президентских интервью и их сопоставительный анализ.
Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих
задач, которые одновременно являются этапами анализа:
1.
Определить
теоретическую
базу,
позволяющую
создать
инструментарий, необходимый для исследования президентского интервью как
жанра политического дискурса;
2.
Установить жанровую специфику президентского дискурса,
формирующую основу президентского интервью;
3.
Выявить основные показатели лингвопрагматического подхода,
необходимые для анализа президентского интервью;
4.
Проанализировать англоязычные и русскоязычные президентские
интервью в прагматическом, грамматическом и лексико-семантическом
аспектах и выявить общие и индивидуальные особенности, формирующие речь
каждого из шести президентов: трех американских (Б. Клинтона, Дж. Буш-мл. и
3
См., напр.: Спиридовский О.В. Лингвокультурные характеристики американской президентской риторики как
вида политического дискурса: дис. … канд. филол. наук. Воронеж, 2006. 255 с.
4
Б. Обамы) и трех российских (Б.Н. Ельцина, Д.А. Медведева и В.В. Путина);
5.
На основе полученных данных провести сопоставительный анализ
и определить сходства и различия в характеристике разноязычных
президентских интервью.
При решении поставленных задач в работе нашли применение такие
методы исследования как описательно-аналитический метод, метод
сегментного анализа, метод лингвокогнитивного анализа, включающий в себя
анализ лексической сочетаемости ключевого слова, синонимов ключевого
слова, деривационного и лексико-фразеологического полей ключевого слова,
метод анализа словарных дефиниций. В исследовании использовались
основные положения теории речевых актов, приемы и методы анализа
дискурса. Однако основным методом исследования служит сопоставительный,
так как именно он позволяет на основе анализа, оценки, обобщения и
сопоставления выделить общие и индивидуальные особенности речей
американских и русских президентов, что, в свою очередь, помогает выявить
схожие и отличительные характеристики русскоязычного и англоязычного
президентских интервью.
Методологической и теоретической базой работы послужили труды
отечественных и зарубежных лингвистов по изучению:
–
антропоцентрической лингвистики: Э. Бенвениста [Бенвенист,
1974], В. Гумбольдта [Гумбольдт, 1984], Ю.Н. Караулова [Караулов, 1987],
Ю.С. Степанова [Степанов, 1985], В.Н. Телии [Телия, 1991]4;
–
когнитологии и теории концепта: Н.Д. Арутюновой [Арутюнова,
1998], А.П. Бабушкина [Бабушкин, 1996], Н.Н. Болдырева [Болдырев, 1999;
2001], А. Вежбицкой [Вежбицкая, 1997; 1999], В.Г. Зусмана [Зусман, 2001],
В.И. Карасика [Карасик, 1991; 2001; 2002], В.В. Красных [Красных, 1998],
Е.С. Кубряковой [Кубрякова, 1994; 2002; 2004], А.Н. Леонтьева [Леонтьев,
1975], И.В. Малышева [Малышев, 1983], Г.Г. Слышкина [Слышкин, 2004]; Дж.
Лакоффа [Lakoff, 1980; 1987]; Д. Спербера, Д. Уилсона [Sperber, Wilson, 1995]5;
–
теории межкультурной коммуникации: И.И. Валуйцевой,
Г.Т. Хухуни [Валуйцева, Хухуни, 2012], Т.А. ван Дейка [Дейк, 1978; 1989],
Н.Н. Кошкаровой [Кошкарова, 2011, Электронный ресурс], М.Н. Левченко
[Левченко, 2015, Электронный ресурс], В.А. Масловой [Маслова, 2004];
В.В. Ощепковой [Ощепкова, 2010], Т.Г. Поповой [Попова, 2003],
О.В. Спиридовского [Спиридовский, 2006; 2013], Л.В. Цуриковой [Цурикова,
1998; 2002], А.П. Чудинова [Чудинов, 2003]; Х. де Ландтскеер [Landtsheer,
1991]6;
4
См., напр.: Бенвенист Э. Общая лингвистика. М.: Прогресс, 1974. 466 с.; Караулов Ю.Н. Русский язык и
языковая личность. М.: Наука, 1987. 264 с.
5
См., напр.: Бабушкин А.П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка. Воронеж: Воронеж.
гос. ун-т, 1996. 104 с.; Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М.: Русские словари, 1997. 412 с.; Карасик В.И.
Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград: Перемена, 2002. 477 с.
6
См., напр.: Маслова В.А. Лингвокультурология: учеб. пособие. 2-е изд., стереотипное. М.: Изд. центр
«Академия», 2004. 208 с.; Попова Т.Г. Национально-культурная семантика языка и когнитивносоциокоммуникативные аспекты (на материале английского, немецкого и русского языков): монография.
М.: Изд-во МГОУ «Народный учитель», 2003. 145 с.; Чудинов А.П. Метафорическая мозаика в современной
политической коммуникации. Екатеринбург: Изд-во Ур. ГПУ, 2003. 248 с.
5
–
теории текста: В.В. Богданова [Богданов, 1993]; И.Р. Гальперина
[Гальперин, 1981]; Т.М. Дридзе [Дридзе, 1984]; В.А. Звегинцева [Звегинцев,
1976]; М.Н. Левченко [Левченко, 1982; 2003; 2013]; А.Н. Леонтьева [Леонтьев,
1974]; А.Н. Мороховского [Мороховский, 1989]; Е.А. Реферовской
[Реферовская, 1983]; О.Б. Сиротининой [Сиротинина, 1994]7;
–
теории речевых жанров: М.М. Бахтина [Бахтин, 1979; 2000],
С.Т. Гайды [Гайда, 1999]; И.В. Ивановой [Иванова, 2009]; Ю.М. Ивановой
[Иванова, 2003]; М.Н. Кожиной [Кожина, 1999]; Л.П. Семененко [Семененко,
1996]; Дж. Р. Серля [Серль, 19861;2;3]; П. Сопера [Сопер, 1995];
М.Ю. Федосюк [Федосюк, 1997]; Т.В. Шмелевой [Шмелева, 1997]8;
–
теории дискурса: В.Б. Кашкина [Кашкин, 2005]; М.Л. Макарова
[Макаров, 1998; 2003], Н.Н. Мироновой [Миронова, 1997]; Г.Г. Почепцова
[Почепцов, 2000]; О.Г. Ревзиной [Ревзина, 1999, Электронный ресурс];
О.С. Сыщикова [Сыщиков, 2000]; М. Агара [Agar, 1985]; Т.А. Дейка [van Dijk,
1985]; М. Пешо [Pecheux, 1995, Электронный ресурс]; Дж. Поттера [Potter,
2004]; М. Стаббса [Stubbs, 1983]; А. Фетцер, Г.Е. Лауербах [Fetzer, Lauerbach,
2007]; Б. Фрейзера [Fraser, 1990; 1996]; Д. Шифрина [Schiffrin, 1994; 2001]9;
–
прагматики, лингвопрагматики и риторики: Е.Л. Григорьяна
[Григорьян, 2003]; Ю.М. Лотмана [Лотман, 2010, Электронный ресурс];
Ю.В. Рождественского [Рождественский, 1997]; Ю.С. Степанова [Степанов,
1981, Электронный ресурс]; И. Свитсер [Sweetser, 1990]10;
–
социолингвистики: В.Б. Кашкина [Кашкин, 2001]; Л.П. Крысина
[Крысин, 1989]11;
–
стилистики: И.В. Арнольд [Арнольд, 2002], Ш. Балли [Балли, 1961;
2001], Т.Г. Винокур [Винокур, 2009]; Б. Совинского [Sowinsky, 1999]12.
Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что
впервые в комплексе охарактеризованы прагматические, грамматические и
лексико-семантические параметры президентского интервью, что позволило на
их основе провести подробный анализ лингвопрагматических характеристик
англоязычных и русскоязычных президентских интервью и определить общие и
индивидуальные особенности речи названных президентов.
Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что
7
См., напр.: Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: Наука, 1981. 137 с.; Левченко
М.Н. Интерпретация текста и его грамматических моделей: (типологический аспект): колл. монография.
М.: Изд-во МГОУ, 2013. 240 с.
8
См., напр.: Бахтин М.М. Проблемы речевых жанров. Автор и герой: к философским основам гуманитарных
наук: сборник. СПб: Азбука, 2000. 337 с.; Кожина М.Н. Речевой жанр и речевой акт (некоторые аспекты
проблемы) // Жанры речи. Саратов, 1999. Ч. 2. 62 с.
9
См., напр.: Кашкин В.Б. Сопоставительные исследования дискурса // Концептуальное пространство языка: сб.
науч. тр. Тамбов: ТГУ, 2005. 353 с.; Макаров M.JI. Основы теории дискурса. М.: Гнозис, 2003. 280 с.
10
См., напр.: Григорьян Е.Л. Лингвистическая прагматика: учеб. пособие для студентов вузов. Ростов-на-Дону:
Изд-во РГУ, 2003. 24 с.;
11
См., напр.: Кашкин В.Б. Коммуникативная мимикрия и социальная власть /В.Б. Кашкин // Эссе о социальной
власти языка: колл. монография. Воронеж: Воронежский гос. ун-т, 2001; Крысин Л.П. Социолингвистические
аспекты изучения современного русского языка. М.: Наука, 1989. 138 с.
12
См., напр.: Арнольд И.В. Стилистика. Современный английский язык. М.: Флинта: Наука, 2002. 384 с.;
Винокур Т.Г. Закономерности стилистического использования языковых единиц. М.: Издательская группа
URSS, 2009. 240 с.
6
результаты сопоставительного лингвопрагматического анализа президентского
интервью представляют собой значимый материал для дальнейшей разработки
таких проблем линговпрагматики и лингвистики текста, как институциональное
общение, его признаки и типы жанрово-стилистических характеристик
интервью в системе дискурсов массовой коммуникации.
Практическая значимость работы состоит в применении ее результатов
в вузовских курсах стилистики и интерпретации текста, в теоретических
дисциплинах дискурсоведения, межкультурной коммуникации, сопоставительной лингвистики и спецкурсах по политической коммуникации; результаты исследования могут быть также учтены при разработке механизмов и форм
оптимизации политического дискурса.
Апробация исследования. Основные итоги и результаты работы были
представлены на XXV Международной научно-практической конференции
«Научная дискуссия: вопросы филологии, искусствоведения и культурологи» в
2014 г. Материалы диссертации были использованы при проведении лекций и
практических занятий по вопросам грамматики, стилистики и лингвистики
текста в Гуманитарно-прикладном институте, который является структурным
подразделением «Национального исследовательского университета «МЭИ»
(с 2012 по 2014 г.). Некоторые положения исследования опубликованы в
межвузовских сборниках научных трудов МГИМО (2012 г.) и МГОУ (с 2011 по
2014 г.), а также в ежемесячном научном журнале «Молодой ученый» (2013 г.),
в сборнике статей по материалам XXV Международной заочной научнопрактической конференции (2014 г.) и сборнике “Science, Technology and Higher
Education” V Международной конференции (2014 г.). Общее число работ –
8 статей общим объемом 3,95 п.л., в том числе, опубликованных в
редактируемых журналах, рекомендованных ВАК РФ – три статьи.
В основу настоящей работы была положена гипотеза о том, что
лингвопрагматическая специфика речи президента государства характеризуется
не только наличием общих прагматических, грамматических и лексикосемантических особенностей, объединяющих речи с другими президентами как
в рамках одной лингвокультуры, которую он представляет, так и другой, но
также может указывать на совокупность индивидуальных характеристик,
определяющих речевую деятельность главы государства как уникальную, или
четко отличающих разноязычные президентские интервью друг от друга.
На защиту выносятся следующие положения:
1.
Жанровая специфика президентского интервью предполагает
наличие двух подходов к анализу президентского интервью: в первом случае
предметом рассмотрения становятся индивидуальные особенности речи главы
государства; во втором – исследуется его речевая деятельность в целом;
2.
Исследование лингвопрагматических характеристик англоязычного
и русскоязычного президентского интервью предполагает трехаспектный
анализ его прагматических, грамматических и лексико-семантических
особенностей, позволяющих выявить речевые закономерности формирования
речи президента с учетом политической ситуации как в мире в целом, так и в
стране, которую он представляет;
7
3.
Сопоставительный анализ лингвопрагматических характеристик
англоязычного и русскоязычного президентского интервью определяет
специфику президентского интервью как вида политического текста,
обладающего прагматическим потенциалом, направленным на оказание
воздействия на аудиторию посредством использования речевых средств,
имеющих четкие прагматические, грамматические и лексико-семантические
особенности;
4.
Сравнение и сопоставительное исследование интервью президентов
на материале двух языков (английского и русского) обеспечивает
формирование жанровой модели политического дискурса, реализуемой в виде
президентского интервью, которая включает в себя такие жанрообразующие
признаки, как хронотоп общения, другими словами, время и место дискурса,
ролевые характеристики участников дискурса, институциональную сферу
общения, тематическое ядро общения и жанровую композицию.
Структура
диссертации
соответствует
логике
решаемых
исследовательских задач. Работа включает введение, три главы, заключение,
словарь терминов, список использованной научной литературы, список
словарей и Интернет-источников, список лингвистического материала
исследования и приложения А, Б.
Основное содержание работы
Во введении обосновывается актуальность работы, определяются объект
и предмет исследования, формулируются цель и задачи диссертации,
теоретическая значимость и практическая ценность диссертационной работы,
перечисляются методы научного исследования, выдвигаются положения,
выносимые на защиту.
В первой главе «Теоретические основы лингвопрагматического
исследования президентского интервью» рассматриваются предпосылки
возникновения интереса к политическому дискурсу, в результате чего
определяется жанр политического интервью как пример реализации
дискурсивной практики в политическом дискурсе; изучается специфика
президентского дискурса, жанровые признаки которого оказывают
значительное влияние на формирование президентского интервью как жанра
политического
дискурса; также раскрываются основные
единицы
лингвопрагматического подхода как центрального в лингвистической
прагматике и детально излагаются основные единицы анализа, представляемые
тремя аспектами: прагматическим, грамматическим и лексико-семантическим.
Понятие «дискурс» пришло в лингвистику вместе с признанием
необходимости выхода исследователя за пределы узкого понимания языкового
знака как элемента системы, замкнутой на себе самой. Однако изучение
теоретической литературы по исследуемой проблеме свидетельствует о том,
что в лингвистике пока еще не сложилось общепринятого определения термина
«дискурс» и оно требует уточнения.
Проанализировав разные точки зрения, можно прийти к выводу о том, что
8
дискурс, понимаемый как текст в ситуации реального общения, допускает
различные измерения, более того, одной своей стороной он обращен к
прагматической ситуации, которая привлекается для определения связности
дискурса и его коммуникативной адекватности, а другой – к ментальным
процессам участников коммуникации13.
Интенсивное развитие политических технологий, возрастающая роль
средств массовой информации и все большая театрализация политической
деятельности способствуют повышению внимания общества к теории и
практике политической коммуникации, а значит, и к политическому дискурсу,
представляющему разновидность институционального общения, имеющего
особую знаковую систему какого-либо национального языка, предназначенную
для политической коммуникации.
Факт того, что под политическим дискурсом понимается особая знаковая
система, говорит о том, что языковой знак обладает в нем не только семантикой
(отношением к обозначаемому) и синтактикой (отношением к другим знакам),
но и прагматикой (отношением к пользующимся языком).
Прагматический потенциал политического дискурса раскрывает его целевую направленность на основе определения следующих семи прагматических
особенностей, выделяемых в речи субъекта14:
–
первая прагматическая особенность заключается в функционировании явных/скрытых целей высказывания, т.е. «иллокутивных сил»15,
предполагающих передачу некоторой информации, мнения, приказа и т.д.
посредством прагматических маркеров в англоязычном политическом дискурсе
и дискурсивных – в русскоязычном;
–
вторая прагматическая особенность представлена речевой тактикой,
определяемой как одно или несколько речевых действий, которые направлены
на достижение основной стратегической цели16;
–
третьей прагматической особенностью становятся правила
разговора
или
«конверсационные
максимы».
Сформулированные
17
исследователем Г.П. Грайсом , они предполагают анализ речевого общения в
соответствии с принятой целью и направлением разговора;
–
четвертая прагматическая особенность заключается в выявлении
прагматического значения высказываний говорящего18;
–
пятой прагматической особенностью следует считать функциониро13
Большой энциклопедический словарь. Языкознание / гл. ред. В.Н. Ярцева. М.: Большая Российская
энциклопедия, 1998. С. 389–390.
14
Большой энциклопедический словарь. Языкознание / гл. ред. В.Н. Ярцева. М.: Большая Российская
энциклопедия, 1998. С. 389–390.
15
Остин Дж. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1986. Вып. 17. С. 22–129.
16
Борисова И.Н. Дискурсивные стратегии в разговорном диалоге // Русская разговорная речь как явление
городской культуры. / под. ред. Т.В. Матвеевой. Екатеринбург, 1996. С. 21– 48.
17
Grice H.P. Logic and Conversation // Syntax and Semantics / Eds. P. Cole, J.L. Morgan. N.Y.: Academic Press,
19751. Vol. 3. P. 41–58; Grice H.P. Logic and Conversation // The Logic of Grammar / Eds. D. Davidson, G. Harman.
Encino, CA: Dickenson, 19752. P. 64–75.
18
Кирюшкина А.А. Прагматическое значение оценочного высказывания // Личность-слово-социум: материалы
8 междунар. науч.-практ. конф., 28-29 апреля 2008 г. Сер.: Лингвистика (Секция 2). Минск, 2008. [Электронный
ресурс]. URL: http://www.pws-conf.ru/nauchnaya/lss-2008/213-lingvistika/5903-pragmaticheskoe-znachenie.html
(дата обращения: 08.10.2013).
9
вание референции, а именно, отнесение языковых выражений к предметам
действительности, вытекающих из намерений говорящего;
–
следующей, шестой, прагматической особенностью становятся
прагматические пресуппозиции («пресуппозиция» – термин происходит от
латинского “prae” – «впереди», «перед» и “suppositio” – «предположение»),
исследование которых необходимо для установления уместности или
истинности высказывания19;
–
последняя прагматическая особенность содержится в отношении
говорящего к тому, что он сообщает. Данное явление обозначается термином
«эмпатия», которое ввел в обиход С. Куно для определения степени принятия
говорящим точки зрения участника описываемого события20.
Явления, связанные с прагматическими факторами, затрагивают широкий
спектр языковых явлений разных уровней, а значит, прагматический элемент
может входить не только в лексическое значение слова, но также и в значения
грамматических категорий и синтаксических структур21.
Грамматическая партитура политического дискурса включает грамматические элементы микроструктуры дискурса, соединенные между собой связями
и создающие хронотоп. Представленный в виде пространственно-временного
континуума дискурса и текста22, он изучается в рамках категории связности,
определяя текстовое время (или темпоральность) как текстовую категорию, с
помощью которой содержание текста соотносится с осью времени23, а
текстовое пространство (или локальность) как категорию, приписывающую
объектам действительности посредством различных средств пространственные
характеристики24.
Еще одна грамматическая категория, категория цельности (или
когерентности), предполагает наличие определенного общего замысла, который
охватывает текст в целом и может быть реализован при помощи различных
средств локальной и глобальной связности25.
Грамматическая категория модальности, многообразие подходов к
изучению которой свидетельствует о ее сложности, также представляет значи-
19
Языкознание.ру: сайт [Электронный ресурс]. URL: http://yazykoznanie.ru/content/view/68/257/ (дата обращения:
09.08.2014).
20
Приводится по: Лось А.Л. Средства выражения эмпатии в языке // Филологические науки. Вопросы теории и
практики. Тамбов: Грамота, 2014. № 10 (40): в 3-х ч. Ч. 1. С. 131–135. [Электронный ресурс]. Система
требования: Adobe Acrobat Reader. URL: http://scjournal.ru/articles/issn_1997-2911_2014_10-1_31.pdf (дата
обращения: 13.07.2015).
21
Григорьян Е.Л. Лингвистическая прагматика: учеб. пособие для студентов вузов. Ростов-на-Дону: Изд-во
РГУ, 2003. 24 с.
22
Кашкин В.Б. Сопоставительные исследования дискурса // Концептуальное пространство языка: сб. науч. тр.
Тамбов: ТГУ, 2005. 353 с.
23
Левченко М.Н. Темпорально-локальная архитектоника художественных текстов различных жанров: дис. …
докт. филол. наук. М.: МГОУ, 2003. 449 с.
24
Елисеева А.А. Типологический потенциал грамматических категорий газетно-публицистических текстов:
Опыт анализа категорий темпоральности, локальности и модальности на материале немецкого языка: дис. …
канд. филол. наук. М.: МГОУ, 2004. 172 с.
25
См., напр.: Корнев В.Н. Средства локальной и глобальной связности публицистического текста (на примере
немецкого политического комментария): дис. … канд. филол. наук. Спб., 2010. 205 с.; Hobbs J.R., Agar M.H.
The coherence of incoherent discourse // Journal of Language and Social Psychology. 1985. Vol. 4. P. 213–232.
10
мость для политического дискурса, так как ее прагматическая составляющая26
позволяет выявить, какие языковые структуры наиболее адекватно передают
коммуникативные интенции говорящего и соответствуют определенной
коммуникативной обстановке политического дискурса.
Выражение данной категории различается в зависимости от ее типа, так,
например, средства передачи субъективной модальности в английском и
русском языках отличаются, но совпадают в случае объективной.
Говоря о лексической составляющей политического дискурса, следует
отметить, что принципиальное отличие политического языка от обыденного
состоит в таком изменении соотношения между знаком (словом) и значением,
при котором привычные единицы языка наделяются непривычной
интерпретацией, что обусловлено основной функцией политического дискурса
– убеждать и управлять общественным мнением.
Лексико-семантические особенности политического дискурса отличаются
такими речевыми характеристиками, как выразительность, стандартизированность, концептуализация, ритуализованность и персуазивность.
Под выразительностью речи понимается ее способность привлекать к
себе внимание и удерживать его при помощи различных лексико- и синтактикостилистических средств.
Стандартизированность высказываний обеспечивает доступность их
восприятия для адресата посредством употребления общеупотребительной
высокочастотной лексики27и «слов-хронофактов»28.
Исследование концепта в репликах политиков объясняется тем, что
политический дискурс эксплицируется в различных аспектах языковой
личности, а принадлежность этого типа дискурса к ритуальному
подтверждается его задачей, так как он представляет собой стереотипное
символически нагруженное общение, ориентированное на закрепление
идентичности индивидуума как члена социума. Таким образом, поведение
политика становится возможным изучать при помощи различных средств
выражения ритуализованности29.
Огромный интерес у исследователей политического дискурса сегодня
вызывают языковые процессы и текстовые элементы, отражающие
нацеленность текстового целого на воздействие на адресата, а именно,
различные персуазивные средства30, обозначаемые термином «персуазивность»,
которая представлена в виде диалогизации и интимизации.
Внешняя диалогизация позволяет устанавливать доверительные
отношения между говорящим и слушающим, а внутренняя является
26
Малюга Е.Н. Прагматические аспекты модальности в англоязычных газетных текстах // Вестник МГОУ. Сер.:
Лингвистика. М.: Изд-во МГОУ, 2012. № 6. С. 118–122.
27
Шейгал Е.И. Семиотика политического дискурса. М.: ИТДГК «Гнозис», 2004. 326 с.
28
Фомина З.Е. Слова-хронофакты в языке политических текстов // Язык и эмоции: сб. науч. тр. Волгоград, 1995.
С. 207–224.
29
Извекова М.Г. Прагмалингвистические характеристики ритуального дискурса: дис. ... канд. филол. наук.
Волгоград: ВолГПУ, 2006. 204 с.
30
Чернявская Е.В. Дискурс власти и власть дискурса: учебное пособие для студентов высших учебных
заведений. М.: Флинта, 2006. 146 с.
11
эффективным способом привлечения внимания слушателей31.
Интимизация передается через поиск особых форм выражения,
рассчитанных на каждого слушателя отдельно, посредством использования
различных средств установления контакта с адресатом32.
Итак, обзор научной литературы об исследованиях политического
дискурса позволяет закрепить характеристики данного типа текста как
основополагающие.
В данном исследовании в качестве основного используется определение
дискурса, данное Н.Д. Арутюновой в «Лингвистическом энциклопедическом
словаре». Дискурс понимается автором как «связный текст в совокупности с
экстралингвистическими факторами; текст, взятый в событийном аспекте;
речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как
компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмов их сознания;
речь, погруженная в жизнь»33.
Термин «политический дискурс» определяется в данной работе вслед за
Е.И. Шейгал как любые речевые образования субъекта, содержание которых
относится к сфере политики, при этом учитываются все присутствующие в
сознании коммуникантов компоненты, как, например, предыдущие тексты,
содержание которых знакомо автору и адресату данного текста, или
конкретная политическая ситуация, оказывающая влияние на роль, которую
этот текст играет в системе политических текстов и в политической жизни
страны34.
Выделяемый в рамках существующей систематизации жанровых
разновидностей дискурса президентский дискурс характеризуется:
–
набором речевых актов, представляющих собой прагматическую
структуру дискурса, которая отражает его ритуальный характер;
–
использованием трех составляющих политической коммуникации:
адресанта, в роли которого выступает президент, сообщения и адресата
сообщения в лице граждан страны35;
–
и применением двух подходов к его изучению, из которых первый
рассматривает идиостиль главы государства (анализируемый в данной работе
как совокупность индивидуальных особенностей его речи); а второй – речевую
деятельность президента по пути создания и отражения его образа в
национальном сознании36.
Изменения в языке политического дискурса и экспансия диалогических
31
Хорошилова С.П. Диалогизация процесса речевого воздействия на аудиторию // Международный журнал
экспериментального образования. Сер.: Народное образование. Педагогика. 2010. № 11. С. 131–133.
[Электронный ресурс]. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/dialogizatsiya-protsessa-rechevogo-vozdeystviya-naauditoriyu (дата обращения: 25.10.2013).
32
Русский язык и культура речи: учебник / под. ред. проф. В.И. Максимова. М.: Гардарики, 2001. 215 с.
33
Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В.Н. Ярцева. М.: «Советская энциклопедия», 1990. С.
136–137.
34
Шейгал Е.И. Семиотика политического дискурса. М.: ИТДГК «Гнозис», 2004. 326 с.
35
Шейгал Е.И. Семиотика политического дискурса. М.: ИТДГК «Гнозис», 2004. 326 с.
36
Гаврилова М.В. Репрезентация понятия «Президент» в инаугурационных речах Б.Н. Ельцина и В.В. Путина //
ПОЛИТЭКС. Политическая экспертиза. 2008. Ч. 1. С. 236–246. [Электронный ресурс]. URL:
http://politex.info/content/view/418/ (дата обращения: 15.09.2014).
12
форм в сфере публицистики приводят к появлению жанра политического
интервью, однако, президентское интервью еще не было специальным
объектом изучения в лингвистической литературе, что делает его исследование
перспективным направлением в лингвистике.
Основу изучения президентского интервью составляют базовые
характеристики политического и президентского дискурсов, а также
особенности диалогического типа речи, указывающие на то, что его можно
классифицировать как аналитический текст, который представляет развернутый
диалог о конкретной проблеме37 и реализует закономерности публичной
спонтанной речи38.
Проведение систематизации имеющихся результатов по анализу
политического дискурса демонстрирует, что семь прагматических особенностей, о которых говорится ранее, являются основными при анализе
прагматического аспекта президентского интервью. Однако следует отметить,
что только две «конверсационные максимы»: количества и формы выражения39
и только четыре речевые тактики: контрастивного анализа, видения
перспективы, обоснованных оценок, акцентирования используются для анализа
этого аспекта президентского интервью, так как они точно определяют
статусно-ролевую ориентацию интервьюируемого президента40.
Грамматический аспект анализа президентского интервью предполагает
исследование трех текстовых категорий: связности, позволяющей выразить
субъективно-оценочное
отношение
интервьюируемого
президента
к
объективному пространству и времени; модальности, передающей
субъективно-оценочное
отношение
интервьюируемого
президента
к
объективной действительности; и цельности, включающей в себя способы
выражения смысловой интеграции порядка предложений в тексте, в основе чего
лежит соответствие его замысла и формы.
Лексико-семантические критерии анализа президентского интервью
основаны на изучении таких речевых характеристик политического дискурса,
как
выразительность,
предполагающая
апелляцию
к
эмоциям,
стандартизированность,
обозначающая
стандартизацию
формы,
концептуализация,
включающая
ценностные
ориентиры
любой
лингвокультуры и базовые концепты мира политики, формирующие на ее
основе ритуализованность президентского дискурса, а также персуазивность,
содержащая средства манипулирования общественным сознанием.
Вторая глава «Лингвопрагматический анализ англоязычного
президентского интервью» посвящена анализу интервью трех американских
37
Стилистический энциклопедический словарь русского языка / под ред. М.Н. Кожиной. М.: ФЛИНТА; Наука,
2011. 456 с.
38
Левченко М.Н. Интерпретация текста и его грамматических моделей: (типологический аспект): колл.
монография. М.: Изд-во МГОУ, 2013. 240 с.
39
Приводится по: Кобозева И.М. Лингво-прагматический аспект анализа языка СМИ // Банк рефератов. Раздел:
Издательское дело и полиграфия. 2012. [Электронный ресурс]. URL: http://www.bestreferat.ru/referat-395396.html
(дата обращения: 13.07.2015).
40
Паршина О.Н. Стратегии и тактики речевого поведения современной политической элиты России: дис. …
докт. филол. наук. Саратов, 2005. 325 с.
13
президентов: Б. Клинтона, Дж. Буша-мл. и Б. Обамы с позиции их
прагматических, грамматических и лексико-семантических особенностей.
Основная задача исследования на данном этапе заключается в выявлении
общих и индивидуальных особенностей речи президентов США с целью
определения основных лингвопрагматических характеристик англоязычного
президентского интервью.
Проведенный лингвопрагматический анализ англоязычного интервью
президентов Б. Клинтона, Дж. Буша-мл. и Б. Обамы позволил установить
следующие общие прагматические особенности:
–
эвиденциальные
маркеры
высокой
степени
уверенности
представлены наречием absolutely (абсолютно) и индивидуальным
использованием глагола to think (думать) в составе вводного сочетания;
низкую степень уверенности передает наречие probablу (вероятно); а
эмфатические маркеры чаще всего выражены наречиями actually (на самом
деле, в самом деле) и really (действительно);
–
самым распространенным способом выражения маркера манеры
является идиоматическая фраза You know (Знаете ли); маркера воздействия –
локутивный перформатив в виде глагола to say (говорить);
–
тактика
акцентирования
выражена
глаголами
to
think
(думать/считать), to say (сказать), to know (знать), to want (хотеть),
to believe (думать/считать); тактика видения перспективы представлена
изложением положительных результатов проведения правительственных
реформ; тактика контрастивного анализа передается посредством соотношения
временных планов, основанных на сравнении действий президентов с
действиями их предшественников;
–
прагматическое
значение
высказывания
выражено
самоотождествлением с нацией в качестве основного средства прямой
коммуникации;
–
референция,
реализуемая
парадигматическим
дейксисом,
представлена, в основном, базовой оппозицией «мы» – «они»;
–
эмпатия находит выражение в употреблении слов только с
положительной коннотацией.
В
результате
проведенного
лингвопрагматического
анализа
англоязычного интервью президентов Б. Клинтона, Дж. Буша-мл. и Б. Обамы
были выделены общие грамматические особенности:
–
выражение
временных
отношений
посредством
монотемпоральности и авто- и синсемантичных обстоятельств времени, также
наличие свойств обратимости и прерывистости у дискурсивного времени
(реализуемых на примере войны в Ираке);
–
высокая степень насыщенности текста темпоральными и
локальными указателями;
–
обозначение США как супердержавы в качестве пространственного
дейксиса;
–
выражение объективной модальности посредством употребления
глаголов to think/to believe (думать); и субъективной – посредством
14
(не)перфектных форм сослагательного наклонения и модального глагола can;
–
передача глобальной связности различными группами дистантного
повтора; локальной связности – средствами фразового повтора,
синтаксического параллелизма, анафоры, видовременных форм глагола,
вводных конструкций и рекурренции.
На основе проведенного лингвопрагматического анализа англоязычного
интервью президентов Б. Клинтона, Дж. Буша-мл. и Б. Обамы стало
возможным выявить следующие общие лексико-семантические особенности:
–
выразительность
реализуется
посредством
стилистически
окрашенной лексики, а также может быть представлена лексическим повтором
и синтаксическим параллелизмом;
–
стандартизированность выражена политическими константами,
терминами и злободневной лексикой;
–
ритуализованность функционирует в виде элементов усложненного
языка, речевых клише и шаблонных политических выражений;
–
персуазивными средствами являются подконтекстный императив и
инклюзивные местоимения We (Мы) и Our (Наш) в случае внешней
диалогизации; метафорические модели – в случае внутренней диалогизации;
политические реалии и конкретные политические фигуры – в случае
интимизации.
Результатом проведенного лингвопрагматического анализа англоязычного интервью президентов Б. Клинтона, Дж. Буша-мл. и Б. Обамы стало
определение следующих индивидуальных прагматических особенностей:
–
в интервью Б. Клинтона количество употребляемых им оценочных
и эвиденциальных маркеров сводится к минимальному и не превышает одногодвух маркеров на одно интервью; в интервью Дж. Буша-мл. оценочные
маркеры наиболее распространены и выражают глубокий интерес президента к
проведению государством ряда социальных реформ; в речи президента
Б. Обамы доминируют оценочные и эвиденциальные маркеры, выраженные
наречиями, которые наиболее точно выражают личное мнение главы
государства в отношении ряда вопросов;
–
маркеры манеры речи выражены наречиями, которые делают
высказывания Б. Клинтона и Дж. Буша-мл. категоричными, а в случае Б. Обамы
они облегчают понимание информации; маркеры воздействия предполагают
индивидуальный отбор глаголов и отдельных комбинаций, которые носят
разъяснительный характер и сохраняют манипулятивное значение в речи
Дж. Буша-мл., а в речи Б. Обамы помогают добиться согласия и подтверждения
адресатом правильности выбранной им президентской политики;
–
использование количественных числительных для выражения
тактики контрастивного анализа и глаголов to hope (надеяться) и to try
(стараться), прилагательных interesting (интересный), clear (понятный) и
important (важный), конструкции to be focused on (сконцентрироваться) для
выражения тактики акцентирования;
–
принцип использования максимы количества соблюдается в речи
только президента Б. Обамы;
15
–
непрямая коммуникация и максима формы выражения реализуется
посредством
стилистических
приемов,
служащих
подтверждением
правильности президентских высказываний, или лексических единиц
разговорного типа, сближающих президентов с потенциальной целевой
аудиторией;
–
установление референта именных групп в оппозиции «мы» – «они»,
представляющей
парадигматический
дейксис;
функционирование
синтагматического и избыточного дейксисов в речи Б. Клинтона, а
имплицитного – в речи Дж. Буша-мл.;
–
формирование пресуппозиций обусловлено основными задачами
президентского срока;
–
представление объекта эмпатии, различающегося в зависимости от
тематики интервью и личности президента.
Проведенный лингвопрагматический анализ англоязычного интервью
президентов Б. Клинтона, Дж. Буша-мл. и Б. Обамы позволил определить
следующие индивидуальные грамматические особенности:
–
выражение точки референции путем оценки деятельности
действующего правительства США (в случае Б. Клинтона) и собственных
действий (в случае президентов Дж. Буша-мл. и Б. Обамы); а точки
ретроспекции посредством обращения к событиям до прихода к власти
Б. Клинтона, во времена военных действий в Ираке в интервью Дж. Буша-мл. и
в период экономического кризиса 2008 г. в случае Б. Обамы;
–
обозначение временного дейксиса посредством указания на
нахождение Б. Клинтона вне власти и Дж. Буша-мл. и Б. Обамы у власти;
–
выражение субъективной модальности при помощи употребления
простых глаголов и словосочетаний с ними, глагольных выражений to make
sure (убеждаться) с оттенком уверенности и to be required (требоваться), one
has got to do smth (необходимо сделать что-то) с оттенком долженствования
в интервью Дж. Буша-мл. и Б. Обамы;
–
представление изотопии как средства глобальной связности
ключевыми словами, реализующими основную макротему каждого отдельного
президентского интервью;
–
использование катафоры в случае Б. Клинтона и индивидуальной
рекурренции в случае Б. Обамы в качестве средств локальной связности.
Лингвопрагматический анализ англоязычного интервью президентов
Б. Клинтона, Дж. Буша-мл. и Б. Обамы позволил заключить, что их
индивидуальными лексико-семантическими особенностями являются:
–
использование стилистически окрашенной лексики, сообщающей
или о сфере ее употребления в интервью Б. Клинтона, или об отношении
президентов Б. Клинтона и Б. Обамы к своей работе, а в случае Дж. Буша-мл. –
к обществу, или характеризующей самого Дж. Буша-мл.; а также лексического
повтора в виде кольца в речи Дж. Буша-мл.;
–
индивидуальная манера при выборе события или личности,
обусловленных их острой актуальностью на текущий момент президентства,
в качестве основы «слов-хронофактов»;
16
–
представление базового концепта “freedom” (свобода) в интервью
президента Б. Клинтона лексемой freedom (свобода), а в речи Дж. Буша-мл.
лексемой democracy (демократия); отрицательная вербализация концепта
“terrorism” (терроризм) посредством слова-синонима terror (террор) в
интервью Дж. Буша-мл.; и не только отрицательная репрезентация концепта
“crisis” (кризис) посредством лексем depression (упадок), recession (рецессия),
но также и положительная при помощи лексем progress (прогресс), a path
forward (дорога вперед), change (перемена), a balanced approach
(сбалансированный подход) в интервью Б. Обамы;
–
функционирование «бушизмов» в речи Дж. Буша-мл. в качестве
специфической черты передачи принципа «ритуализованности»;
–
реализация
внешней диалогизации посредством вводной
конструкции (в интервью Дж. Буша-мл.) и инклюзивного местоимения
единственного числа I (Я) (в речи Б. Обамы), а внутренней – посредством
персонификации США и Вашингтона.
Третья глава «Лингвопрагматический анализ русскоязычного
президентского интервью» представляет собой анализ интервью трех
российских президентов: Б.Н. Ельцина, Д.А. Медведева и В.В. Путина.
Аналогично анализу англоязычных интервью русскоязычные сопоставляются
путем выявления способов выражения прагматических, грамматических и
лексико-семантических
особенностей,
позволяющих
определить
индивидуальные и общие признаки, формирующие прагматический потенциал
русскоязычного президентского интервью и характеризующие речь каждого из
трех российских президентов.
В
результате
проведенного
лингвопрагматического
анализа
русскоязычного интервью президентов Б.Н. Ельцина, Д.А. Медведева и
В.В. Путина были выявлены следующие общие прагматические особенности:
–
маркеры, использующиеся для повтора информации, выражены
вводным словом кстати; маркеры, подчеркивающие важность информации –
вводным словом конечно;
–
тактика акцентирования выражена лексемой задача, глаголами
считать, рассчитывать и сказать, кратким прилагательным важно, а также
словосочетанием с существительным взгляд – на мой взгляд; тактика
контрастивного анализа передается посредством соотношения временных
планов и путем использования обстоятельств времени в конце 80-х, в 90-м и
количественных числительных 60 миллиардов;
–
принцип использования максимы количества не соблюдается;
–
прагматическое значение высказывания выражено единичными
случаями самоотождествления с нацией; основными средствами прямой
коммуникации выступают вводные слова скажем и по-моему и конструкция
по моему глубокому убеждению; а средствами непрямой коммуникации –
оригинальная политическая метафора и метонимия;
–
референция,
реализуемая
парадигматическим
дейксисом,
представлена, в основном, базовой оппозицией «мы» – «они»;
–
формирование прагматических пресуппозиций обусловлено
17
задачами экономического развития российского государства;
–
эмпатия находит выражение в употреблении слов/словосочетаний с
отрицательной коннотацией.
Проведенный лингвопрагматический анализ русскоязычного интервью
президентов Б.Н. Ельцина, Д.А. Медведева и В.В. Путина позволил определить
следующие общие грамматические особенности:
–
выражение временных отношений посредством монотемпоральности и авто- и синсематичных обстоятельств времени, а также определение
многомерности дискурсивного времени через основные события, а именно,
борьба с коррупцией, бюрократией и пережитками советского прошлого;
–
передача точки ретроспекции путем обращения к событиям до
прихода всех трех президентов к власти, связанных с распадом СССР; а также
высокая насыщенность текста темпоральными и локальными указателями и
неоднородный состав языковых средств;
–
обозначение
России
как
супердержавы
в
качестве
пространственного дейксиса;
–
выражение объективной модальности посредством употребления
глагола считать в форме изъявительного наклонения настоящего времени;
и субъективной – посредством предикативного прилагательного должен в
сочетании с инфинитивом глагола в форме настоящего времени
активного/пассивного залогов;
–
передача глобальной связности различными группами дистантного
повтора; локальной связности – средствами фразового повтора, анафоры и
рекурренции.
На основе лингвопрагматического анализа русскоязычного интервью
президентов Б.Н. Ельцина, Д.А. Медведева и В.В. Путина стало возможным
выделить следующие общие лексико-семантические особенности:
–
выразительность
реализуется
посредством
стилистически
окрашенной лексики и лексического повтора;
–
стандартизированность выражена политическими константами,
терминами и злободневной лексикой;
–
ритуализованность представлена паремиями, а также элементами
усложненного языка, речевыми клише и шаблонными политическими
выражениями;
–
персуазивными средствами являются подконтекстный императив и
инклюзивные местоимения Мы и Наш в случае внешней диалогизации;
метафорические модели – в случае внутренней диалогизации; политические
реалии и конкретные политические фигуры – в случае интимизации.
Лингвопрагматической анализ русскоязычного интервью президентов
Б.Н. Ельцина, Д.А. Медведева и В.В. Путина позволил установить следующие
индивидуальные прагматические особенности:
–
в интервью президентов Д.А. Медведева и В.В. Путина порядок
следования информации выражен вводными словами во-первых, во-вторых,
наконец; повтор информации – вводным словосочетанием как известно,
вводными предложениями надеюсь, что и я напомню, что и вводными
18
глаголами повторять – повторяю и говорить – я уже говорил; в интервью
президентов Б.Н. Ельцина и В.В. Путина новая информация вводится
посредством выражения обращать внимание с использованием глагола в
повелительном наклонении или в инфинитиве;
–
важность информации подчеркивается вводными словами
безусловно, действительно, главное в интервью президента Б.Н. Ельцина;
вводными словами очевидно, правда, действительно в интервью президента
Д.А. Медведева; в интервью президента В.В. Путина – вводными словами
безусловно, ясно, очевидно и вводными словосочетаниями кстати говоря,
более того;
–
примеры в речи Б.Н. Ельцина представлены вводным словом
в
частности;
выводы
обозначены
вводным
словом
значит,
а противопоставление – вводным словосочетанием другой вопрос;
Д.А. Медведев и В.В. Путин используют вводное предложение скажем для
обозначения примеров; противопоставления представлены функционированием
одного из элементов таких словосочетаний, как с одной стороны, с другой
стороны; заключения и выводы в речи В.В. Путина особенно распространены
вводными сочетаниями в конце концов, таким образом, в конечном итоге;
–
дискурсивные маркеры, передающие отношение говорящего к
сказанному, в интервью всех трех российских президентов представлены
различными вводными словами, словосочетаниями и предложениями, а в
случае интервью Д.А. Медведева и В.В. Путина особенность их выражения
заключается в употреблении глаголов надеяться, сомневаться и казаться в
качестве основных элементов вводных предложений; маркеры, отражающие
процесс взаимодействия говорящего и слушающего отличаются обращением к
аудитории посредством глагола смотреть в повелительном наклонении в речи
Б.Н. Ельцина и глагола знать – в интервью Д.А. Медведева и В.В. Путина;
–
тактика видения перспективы в речи Д.А. Медведева заключается в
перечислении ключевых позиций успешного развития внутреполитического
курса страны; в речи В.В. Путина – в изложении положительных перспектив
для будущего развития страны; интервью Б.Н. Ельцина и В.В. Путина отличает
выражение объективной оценки действий во внутренней политике;
–
обобщенная оценка знаковых для страны событий характеризует
тактику контрастивного анализа в интервью Б.Н. Ельцина; в случае
Д.А. Медведева и В.В. Путина – анализируются конкретные события и
реформы во внутренней и внешней политике;
–
реализация прямой коммуникации посредством вводных
конструкций с краткими прилагательными интересно, что и важно, что в
случае президента Б.Н. Ельцина и при помощи обращений – в речи
Д.А. Медведева; непрямой коммуникации и максимы формы – ссылками на
политических лидеров и нетривиальными формами выражения в интервью
Б.Н. Ельцина; – оригинальными эпитетами в интервью Д.А. Медведева; –
и авторскими суждениями в интервью В.В. Путина;
–
установление референта именных групп в оппозиции «мы» – «они»,
представляющей парадигматический дейксис; функционирование синтагмати19
ческого и имплицитного дейксисов в речи Б.Н. Ельцина и В.В. Путина, а
избыточного – в речи Д.А. Медведева и В.В. Путина;
–
формирование пресуппозиций обусловлено основными задачами
президентского срока;
–
представление объекта эмпатии, различающегося в зависимости от
тематики интервью и личности президента.
В рамках лингвопрагматического анализа русскоязычного интервью
президентов Б.Н. Ельцина, Д.А. Медведева и В.В. Путина были определены
следующие индивидуальные грамматические особенности:
–
передача точки референции путем оценки деятельности
действующего правительства России (в случае Б.Н. Ельцина) и собственных
действий (в случае президентов Д.А. Медведева и В.В. Путина);
–
обозначение временного дейксиса посредством указания на
нахождение Б.Н. Ельцина как у власти, так и вне ее;
–
выражение объективной модальности при помощи глаголов думать
и ожидать в интервью В.В. Путина; субъективной модальности при помощи
употребления глагола может в интервью всех трех президентов и слов
категории состояния нужно/можно – в интервью президентов Д.А. Медведева
и В.В. Путина;
–
представление изотопии как средства глобальной связности
ключевыми словами, реализующими основную макротему каждого отдельного
президентского интервью;
–
выражение
средств
локальной
связности
посредством
использования катафоры в случае Б.Н. Ельцина и вводных слов в случае
В.В. Путина; сослагательного наклонения в качестве видовременной формы
глаголы в интервью Б.Н. Ельцина и Д.А. Медведева.
Следующие индивидуальные лексико-семантические особенности
русскоязычного интервью президентов Б.Н. Ельцина, Д.А. Медведева и
В.В. Путина были выделены в результате лингвопрагматического анализа:
–
использование стилистически окрашенной лексики, сообщающей
или о сфере ее употребления в интервью Б.Н. Ельцина и Д.А. Медведева, или
об отношении президента к работе, например, в случае Б.Н. Ельцина, и к
своему обществу – в случае Д.А. Медведева, или указывающей на отношение
президента В.В. Путина к политической составляющей его работы;
–
индивидуальная манера при выборе события или личности,
обусловленных их острой актуальностью на текущий момент президентства, в
качестве основы «слов-хронофактов»;
–
как отрицательная, так и положительная вербализация базового
концепта «экономика» в интервью Д.А. Медведева и В.В. Путина и ключевого
концепта «Россия» в речи Б.Н. Ельцина;
–
функционирование паремии в речи всех трех президентов;
–
реализация внешней диалогизации посредством инклюзивного
местоимения
единственного/множественного
числа
Я/Мы
в
речи
Д.А. Медведева; выбор СНГ в качестве объекта персонификации в интервью
Б.Н. Ельцина.
20
В заключении сопоставляются полученные данные, обобщаются
результаты проведенного лингвопрагматического анализа, намечаются
дальнейшие перспективы исследования.
Так, проведенный анализ лингвопрагматических особенностей речи
первых лиц США (Б. Клинтона, Дж. Буша-мл., Б. Обамы) и России
(Б.Н. Ельцина, Д.А. Медведева, В.В. Путина), отражающих их статус и
особенности личности, позволил выделить наиболее яркие индивидуальные
черты, указывающие на прагматический потенциал их речей (см. таблицу 1).
Таблица
1
–
Наиболее
яркие
индивидуальные
лингвопрагматические
особенности речей президентов США и России
Президент
США/России
1
Б. Клинтон
Дж. Буш-мл.
Б. Обама
Б.Н. Ельцин
Д.А. Медведев
Индивидуальные лингвопрагматические особенности
2
Указание на ответственное отношение к политическим задачам,
сравнение своих действий с действиями предшественников,
импликация в интервью собственных суждений и ссылок на
политических лидеров, обращение к периоду нахождения вне власти
и к деятельности действующего правительства.
Употребление слов, содержащих низкую степень уверенности, и
метафор, олицетворяющих историю, частое обращение к военным
действиям в Ираке, неоднократный повтор фразы I made the decision
I made (Я принял решение, которое принял) и лексем
terrorism/terror (терроризм/террор) и democracy (демократия),
вербализующих концепты “terrorism” (терроризм) и “freedom”
(свобода).
Функционирование прагматических
маркеров, облегчающих
понимание информации и подтверждающих правильность
выбранной президентом политики, указание точных дат проведения
реформ и объективных оценок действий его правительства,
умеренная подача информации, импликация нетривиальных форм
выражения и рекурренция в отношении движения за права человека,
а также реализация концепта “crisis” (кризис).
Использование дискурсивных маркеров, передающих личное
отношение президента и усиливающих важность его слов, наличие
обобщенной оценки событий и указание на необходимость
проведения реформ во внутренней политике страны, введение в речь
ссылок на авторитетные лица, нетривиальных форм выражения и
паремий, обращение к прошлому, связанному с распадом СССР и
созданием СНГ, что объясняет олицетворение СНГ и реализацию в
речи концепта «Россия».
Выражение объективной оценки в отношении внешнеполитического
курса страны, оказание прагматического воздействия посредством
эпитетов, обращений и метонимии, олицетворяющей власть, а
персуазивного посредством введения в речь инклюзивных
местоимений ед.ч. Я/мн.ч. Мы, создание эффекта интимизации при
помощи паремий.
21
1
В.В. Путин
2
Использование модальной частицы давайте, точных дат,
конкретных цифр и паремий, придающих иронический оттенок
словам президента, перечисление положительных перспектив
будущего развития страны, импликация в речь авторских суждений
и оценок действительности, а также открытая номинация высокого
статуса «Президент РФ» и обозначение лидирующей роли России
посредством рекурренции.
Сопоставительный
анализ
лингвопрагматических
характеристик
разноязычных президентских интервью позволил выявить способы выражения
прагматических особенностей, грамматических категорий и лексикосемантических критериев, отличающих англоязычное президентское интервью
от русскоязычного и являющихся значимыми для той лингвокультуры, которую
представляет глава государства (см. таблицу 2).
Таблица
2
–
Отличительные
лингвопрагматические
особенности
русскоязычного и англоязычного президентского интервью
Лингвопрагматическая
особенность
1
Прагматические особен-ти
в виде иллокутивных сил
Прагматические особен-ти
в виде речевых тактик:
1. видения перспективы и
2. обоснованных оценок
указывают:
Прагматические
особенности,
представленные
конверсационными
максимами, из которых:
Прагматическое значение
высказывания выражено:
Русскоязычное президентское
интервью
2
Выражены дискурсивными
маркерами.
1. На развитие
внутриполитического курса
страны и положительные
перспективы ее развития;
2. оценку вн. и вш. политики.
Максима количества не
соблюдается.
Вводными словами/
конструкциями, обращениями,
политической метонимией.
Прагматические
На экономическое развитие
пресуппозиции указывают: государства.
Выражение прагматичес- Словами
с
отрицательной
кой особенности в виде коннотацией.
эмпатии, представленной:
Грамматическая категория 1. Указания на борьбу с
связности передается через: коррупцией и пережитками
1. многомерность;
советского прошлого;
2. точку ретроспекции;
2. обращения к событиям до
3. пространственный
прихода к власти;
дейксис посредством:
3. обозначения России.
22
Англоязычное президентское
интервью
3
Выражены прагматическими
маркерами.
1. На изложение
положительных результатов
проведения полит-их реформ;
2. оценку действий в политике и
экономике.
Максима количества
соблюдается в речи Б. Обамы.
Оценочными
маркерами,
метафорами, нетривиальными
формами выражения.
На различные актуальные темы.
Словами
с
коннотацией.
положительной
1. Указания на войну в Ираке;
2. обращения к важным
событиям в период
президентства;
3. обозначения США.
1
2
Грамматическая категория Глаголом считать, предикативмодальности представлена: ным прилагательным должен
с инфинитивом глагола в
настоящем времени.
Грамматическая категория 1. Группы дистантных
цельности
передается повторов в отношении распада
такими
средствами СССР и приоритетных
выражения:
направлений политики.
1. глобальной связности и
2. локальной связности,
как:
Лексико-семантический
Паремий.
критерий ритуализованности функционирует в виде:
3
Глаголом думать (to think/to
believe), (не)перфектными формами сослагательного наклонения, модальным глаголом can.
1. Группы дистантных повторов
в отношении войны с терроризмом или национальных
ценностей;
2. синтаксический параллелизм,
видовременные формы глагола,
вводные конструкции.
«Бушизмов» (Дж. Буш).
Итак, жанрообразующие признаки президентского интервью включают
обозначение времени и места дискурса, которые приходятся на период
нахождения главы государства у власти в его стране, ролевую характеристику,
подчеркивающую высокий статус президента, институциональную сферу
общения, имеющую отношение к темам власти и политики, тематическое ядро
общения, обусловленное обсуждением значимых на момент президентства
вопросов и проблем, жанровую композицию, предполагающую диалог о
конкретной проблеме в виде неподготовленных ответов, формирующих по
своей совокупности аналитический тип текста.
Перспективы исследования предполагают, что материалы настоящей
диссертации могут найти применение в различных вузовских курсах и
теоретических дисциплинах, быть востребованы при разработке механизмов
оптимизации политического дискурса, а принципы анализа, полученные при
изучении текста интервью, могут быть использованы и при анализе текстов
другого жанра и стиля.
Словарь терминов содержит толкование 12 терминов.
Список использованной научной литературы включает 185 наименований
работ.
Список словарей состоит из 6 справочных изданий.
Список Интернет-источников включает 8 ссылок на Интернет-ресурсы.
В списке лингвистического материала исследования (50 наименований)
перечислены тексты президентских интервью, опубликованные на различных
Интернет-сайтах.
Приложение А содержит 6 таблиц, в которых указаны общие и
индивидуальные лингвопрагматические особенности англоязычных и
русскоязычных президентских интервью, и 1 сопоставительную таблицу, в
которой представлены отличительные лингвопрагматические особенности
русскоязычного и англоязычного президентского интервью; в приложении Б
находятся два рисунка, на которых изображена универсальная жанровая модель
политического дискурса, реализуемая в виде англоязычного и русскоязычного
23
президентских интервью.
Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:
Статьи, опубликованные в журналах перечня ведущих периодических
изданий ВАК Минобрнауки России:
1.
Бабич Н.Г. Диалогизация и интимизация как средства создания
персуазивности в политическом дискурсе (на материале президентского
интервью Б. Клинтона, Дж. Буша-младшего и Барака Х. Обамы) // Вестник
МГОУ. Сер.: Лингвистика. М.: Изд-во МГОУ, 2012. № 6. С. 97‒103.
2.
Бабич Н.Г. Президентская риторика В. Путина (на примере
президентского интервью) // Вестник МГОУ. Сер.: Лингвистика. М.: Издво МГОУ, 2013. № 6. С. 6‒13.
3.
Бабич Н.Г. Сопоставительный анализ способов выражения
лексико-семантического
аспекта
прагматического
наполнения
президентского интервью (на материале английского и русского языков) //
Вестник МГОУ. Сер.: Лингвистика. М.: Изд-во МГОУ, 2014. № 5. С. 87‒97.
Научные материалы, опубликованные в других изданиях:
4.
Бабич Н.Г. История изучения политической коммуникации и
формирование отечественной политической лингвистики // Актуальные
проблемы теории и практики межкультурной коммуникации. М.: Изд-во
МГОУ, 2011. Вып. 4. С. 9‒16.
5.
Бабич Н.Г. Лингвопрагматические особенности президентского
интервью (на материале интервью президентов США Дж. Буша-мл. и Б.
Обамы) // Филологические науки в МГИМО / Сб. науч. тр. М.: Изд-во
«МГИМО-Университет», 2012. № 48(63). С. 5‒13.
6.
Бабич Н.Г. Жанровая специфика президентского дискурса //
Молодой ученый. М.: Изд-во Молодой ученый, 2013. № 9. С. 437‒439.
7.
Бабич Н.Г. Средства выражения критерия выразительности в
политическом дискурсе (на материале президентских интервью Б. Клинтона,
Дж. Буша-младшего и Барака Х. Обамы) // Научная дискуссия: вопросы
филологии, искусствоведения и культурологии / Сб. науч. тр. по материалам
XXV Междунар. заочной научно-практич. конф. – М.: Изд-во «Международный
центр науки и образования», 2014. № 6 (25). С. 166‒174.
8.
Бабич Н.Г. Особенности функционирования грамматической
категории в президентском дискурсе (на материале президентского интервью
Б. Обамы) // V Междунар. научно-практич. конф. «Наука, технологии и высшее
образование» 20 июня 2014 г. Секция 10.00.00 Филологические науки,
Westwood, Canada // Science, Technology and Higher Education. P. 291–296.
24
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа