close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

2 Легионер

код для вставкиСкачать
Луис Ривера. Легионер. Часть II
В моей палатке горит масляная лампа, при свете которой я пишу эти строки. Лагерь спит.
Слышны лишь голоса часовых, бряцание доспехов, когда мимо палатки проходит патруль, всхарпывание
коней да отдаленные раскаты хохота – кто-то из солдат решил потратить часы отдыха на игру в кости.
Ко всем этим звукам я привык настолько, что не могу представить себе, как еще может звучать ночь.
Я не знаю, для кого я стараюсь сейчас, царапая на бумаге букву за буквой. Кому нужна эта
история? Кому нужно знать, какой путь я прошел, прежде чем ткнуться лицом в сочную зеленую траву,
посреди бескрайних полей? Все мы лишь пылинки на плаще Вечности. И я не исключение. Так почему так
щемит сердце при мысли, что все мои надежды и мечты, все мои поражения и победы сгинут вместе со
мной?
Смерть не раз скалилась мне в лицо. И у меня всегда хватало мужества улыбнуться ей в ответ. Но
у кого хватит сил улыбнуться, когда в лицо смотрит безвестность? Не смерть, забвение - вот что пугает
меня. Поэтому рука, больше привычная к мечу, чем к стилосу, с трудом выводит эти строчки. Все мои
надежды давно умерли. Кроме одной. Мне хочется верить, что кто-нибудь спустя века прочитает то,
что написал я, Гай Валерий Крисп, старший центурион пятой Германской когорты II Августова легиона, в
ночь перед своим последним боем.
Я не жду сочувствия. Я хочу лишь, чтобы меня помнили. А вместе со мной, и всех тех, кто
сражался со мной бок о бок. Мы не были героями. Но мы тоже заслужили право на память. Хотя бы
потому, что были людьми. Так же как и ты, читающий эти строки.
Глава 1
- Похоже, этот мерзавец кабатчик разбавляет вино ослиной мочой, - Кроха сделал большой глоток и
громко рыгнул.
- Не нравится – не пей, - пожал плечами Сцевола.
- Помолчал бы. Привык в своей глуши что попало хлебать...
- Ну конечно, а ты ничего, кроме фалернского не пил… Не смеши. Тебе хоть чистой мочи налей,
выпьешь и глазом не моргнешь.
Я лепил хлебные шарики и вполуха слушал, как лениво переругиваются Сцевола с Крохой. Кабак, в
котором мы сидели, был набит битком – вчера нам выдали жалование вместе с «гвоздевыми» и сегодня все,
свободные от караула и работ устремились в поселок выросший рядом с лагерем, прогуливать честно
заработанные денежки. Легионеры, солдаты вспомогательных войск, легионные рабы,
девочки,
отпущенники-мастеровые, нищие бродяги, вечно вьющиеся вокруг лагерей, как мухи, и прочий сброд – кого
здесь только не было. Дым, чад, пьяный смех, стук игральных костей, визгливые крики проституток, брань –
у нормального человека башка бы затрещала через пять минут. Но мы привыкли. Для нас такие кабаки,
разбросанные на территории канаба, были чуть ли не единственным местом, где мы могли расслабиться и
побыть самими собой. Ну, если не считать двух заведений с девочками. Хотя, там ничуть не лучше, разве
что чад не такой густой.
Грязный до омерзения раб со стуком поставил на стол кувшин с вином. Сцевола кинул ему монету,
тот поймал ее на лету, ухмыльнулся, обнажив черные редкие зубы, и убежал к другому столу.
Шел третий год войны. Все надеялись, что это он будет последним. Восставшим приходилось
нелегко. Дрались они только из-за своего упрямства. Поля не возделывались второй год, и мятежники
-1-
голодали. В их лагере начались раздоры. Часть предлагала завершить борьбу, часть настаивала на обратном.
Вторых с каждым днем становилось все меньше. Мы же не знали недостатка ни в людях, ни в оружии, ни в
провизии. Мятежники вынуждены были скрываться в горах и болотах, избегая прямого столкновения. Мы
же мечтали повстречаться с ними в поле. Мелкие отряды повстанцев были разбросаны по всей провинции и
подчинялись полевым командирам, плохо представлявшим, что теперь делать. Наши пятнадцать легионов,
собранные в железный кулак подчинялись опытным полководцам, и были готовы к драке в любой момент.
Но несмотря на все это, война продолжалась. С приходом весны вновь должны были начаться
боевые действия. За эту зиму мы потеряли людей едва ли не больше, чем за прошлогоднюю кампанию.
Холод, болезни и постоянные стычки с повстанцами, которые плевать хотели на снег и бездорожье –
неудивительно, что легионы таяли, как лед на солнце.
Кампания прошлого года прошла в горах Далмации. Мощные крепости, неприступные скалы и
труднопроходимые горные дороги – мы были просто счастливы, что оказались там. Мятежники хорошо
укрепились, и выбить их оттуда было ох как непросто.
Парни, которые сбрасывали на нас камни со стен, а потом сами бросались в пламя, лишь бы не
сдаваться в плен, быстро заставили себя уважать. Тем летом надежды на то, что восстание будет подавлено
к осени, развеялись очень скоро. И даже сейчас, после двух лет сражений, даже жрецы не брались
предсказывать, как скоро мы победим.
- Ох, когда же закончится эта война? – вздохнул Кроха, наполняя свою чашу вином.
- Закончится эта, начнется другая, - ответил Сцевола.
Скажи Кроха, что облака на небе белые, молчун-Сцевола тут же заявил бы, что они самые что ни на
есть черные. Иногда эта парочка выводила меня из себя. Постоянные споры и свары кого угодно утомят. Но
приходилось терпеть. Из моего отделения после драки в том форте осталось лишь четверо. Я Сцевола,
Кроха и Крыса, который отлеживался в госпитале, пока мы изображали из себя героев. Остальные полегли.
Кто был убит сразу, кто умер от ран, когда мы уже выбрались из окружения. Только судьба Луция была
неясна. Пропал без вести – так это называется. Может, остался в форте, похороненный под грудой тел,
может, схватили повстанцы… На войне этих «может» бесчисленное множество. Поди, угадай…
- Уж лучше другая. Я уже от каждого куста шарахаюсь. Того и гляди стрелу в спину получишь…
Что это за война, скажи на милость, когда за врагом нужно чуть ли не по всей провинции бегать? А стоит
догнать, так он как сквозь землю проваливается. И потом из-под земли же и вылазит, там, где меньше всего
его ждешь… Нет, я хочу, чтобы все по-честному – вышли в поле и посмотрели, кто чего стоит. А все эти
засады, патрули да осады – это не по мне.
- Угу, тебя не спросили, как надо воевать.
- Нет, ну в самом деле, командир, нас здесь, говорят, пятнадцать легионов. Неужто нельзя выкурить
мятежников из их нор, да одним махом прихлопнуть, а?
- Пей вино, Кроха, - сказал я. – Пусть легаты думают, а твое дело – топать, куда прикажут и
помалкивать.
Вообще-то, Кроха был не единственным солдатом, который так думал. Все, кто провел эту зиму в
Паннонии, были бы рады настоящему делу. Война, которую навязали мятежники, действительно здорово
действовала на нервы. Мелкие стычки, нападения на патрули и форпосты, засады… Чего уж тут веселого? В
каждой занюханной деревеньке мы были вынуждены держать свои отряды, чтобы хоть как-то
контролировать территорию. Либо торчишь в какой-нибудь дыре, подыхая от голода и холода, каждую
-2-
минуту рискуя получить стрелу или камень из пращи, либо месишь грязь на строительных работах и ходишь
строем. Вот и вся война.
Но говорить все это Крохе я не стал. Как ни крути, а я его командир. Значит, должен делать вид, что
сам не свой от счастья, и эта война – лучшее из того, что я видел. Старший центурион Квинтилий Бык ходит
именно с такой рожей – светящейся от радости и гордости за римское оружие.
- А кто в эту кампанию командовать будет? – не унимался Кроха.
- Тобой буду командовать я. Остальное – тебя волновать не должно.
- А тобой кто?
- Бык.
- А Быком?
- Отстань, Кроха. Выпей лучше. Не сегодня – завтра выступаем, так что наслаждайся. О службе еще
успеешь подумать.
- Не, командир, - подал голос Сцевола. – Хватит ему. Мы же с тобой эту тушу не дотащим.
- Кто кого еще потащит!
- Заткнись!
Я больше не хотел их слушать. Встал, бросил на стол пару монет и начал протискиваться сквозь
одуревшую от вина и духоты толпу к выходу.
После чадного кабака весенний воздух показался особенно свежим. Я вдохнул полной грудью, и тут
же закружилась голова. Пришлось прислониться к стене.
В позапрошлом году наша центурия попала в переплет. Отправившись на поиски пропавшего
патруля, мы сами угодили в ловушку мятежников. Нас заперли в одном из укрепленных фортов высоко в
горах и вырезали бы всех как скот, если бы не офицер, который командовал нами. Он заставил нас собрать
волю в кулак и повел на прорыв. Во время атаки камень из пращи угодил прямо в голову. Спас шлем. Если
бы не он, я мигом бы отправился к предкам. Вмятина была такая, что оружейник, который выправлял мне
шлем, только цокал языком. Хорошо еще, что это был не бронзовый «монтефортино» старого образца, а
железный галльский имперский. Шлем дорогой, но надежный. Я купил его по случаю, на деньги,
полученные от Цезаря. Повезло, словом.
Тогда меня вынес на себе Кроха. Каким-то чудом нашим удалось вырваться из окружения. Одни
боги ведают, чего им это стоило. Уцелели, правда, немногие. Десятка три, не больше. Всадника Оппия Вара,
командовавшего нами в том памятном бою, по словам Сцеволы, среди выживших не было. Гигантафракийца, его денщика и телохранителя – тоже. Правда, никто не видел, и как они погибли. Впрочем, в
такой мясорубке разве за всеми уследишь?
Три недели после ранения я провалялся в госпитале. Постоянно шла носом кровь, и голова гудела
так, будто внутри трубила сотня буцин. Ни чемерица, ни примочки не помогали. Я уж думал все,
отвоевался. Помог Сцевола. У него бабка знала толк в травах, ну и его научила. Он-то меня и выходил.
Каждое утро он собирал какие-то травки, заваривал и отпаивал меня каким-то отвратительно пахнущим
варевом.
Постепенно дело пошло на лад. Еще через месяц я встал в строй. И воевал наравне со всеми. Но до
сих пор бывали приступы головокружения. Не сильные, но все же. Оставалось только молиться, чтобы этого
не случилось во время боя. Не хотелось бы из-за такого пустяка остаться вовсе без головы.
Два года войны… Всего два года в армии. А мне иногда казалось, что я так и родился – в тяжелых
калигах и грубом шерстяном плаще. Всю жизнь на меня орал Бык, всю жизнь я вставал на заре под звуки
-3-
труб и барабанов, всю жизнь спал в отсыревшей палатке… Разве может быть иначе? Я в это не очень-то
верил. Все люди на свете едят грубый солдатский хлеб, все люди без конца играют в кости и сквернословят,
все люди мостят дороги, ходят строем и сражаются. Другой жизни не существует. Да и вообще, весь мир –
это ограниченный валом и рвом прямоугольник лагеря с ровными рядами палаток. Весь мир – это канаб с
его кабаками и лавками, грязью и вонью, пьяными драками и отборной руганью. Весь мир – это Двадцатый
Доблестный и Победоносный легион, ведущий нескончаемую войну…
Два года под орлом. Оставалось еще восемнадцать. Если, конечно, меня не убьют или не ранят так,
что придется уйти в отставку. Восемнадцать лет… Честно говоря, мне было страшновато даже думать об
этом. Когда тебе едва исполнилось пятнадцать, такие цифры кажутся чем-то нереальным. Служба
закончится, когда мне будет целых тридцать три года! Я буду совсем старик…
Но я сам выбрал этот путь. Не потому что хотел славы, не из жажды богатой добычи и не из любви
к приключениям. Я просто следовал за человеком, который убил моих родителей. Я поклялся отомстить и
был готов сдержать клятву любой ценой.
Я не сожалел о том, что сделал, вовсе нет. Будь я уверен, что этот человек жив, все тяготы военной
службы были бы мне нипочем. Но беда в том, что этой уверенности у меня не было. Он не вышел тогда из
окружения. Даже если он не погиб, а попал в плен, шансов на то, что мы встретимся в этой жизни было
немного. Мятежники не церемонятся с пленными. Тем более – с пленными офицерами. Скорее всего, его
уже давно принесли в жертву или запытали до смерти. Они это любят… Слишком сильна ненависть к Риму.
И вот теперь, когда моего врага нет в живых, для меня нет смысла и в этой войне. Но уже ничего не
изменишь. Я присягнул на верность Цезарю, я поклялся своим товарищам сражаться вместе с ними и не
покидать строй. Я связан этими клятвами. Я связан узами боевого братства, которые куда сильнее
родственных уз.
Как же прав был мой учитель грек Эвмел, когда говорил, что каждый поступок рождает новый долг,
отдавая один, человек приобретает три других «ты должен». Так и вышло. Мой долг перед памятью отца
привел меня на войну. Теперь я должен не отомстить, а быть верным своей присяге. То есть оставаться
хорошим солдатом, несмотря ни на что. Вот так-то… А ведь раньше слова старого грека казались мне
глупостью выжившего из ума отпущенника. Может, и во всем остальном он не ошибался?
Честно говоря, после того боя в форте, я долго не мог смотреть в глаза своим ребятам. Тогда я
решился убить трибуна, того самого всадника Оппия Вара, убийцу моих родителей. Он единственный, кто
мог вывести нас из окружения. Меня и ребят… А я решил убить его. Зная, что тем самым лишаю остальных
последнего шанса выжить. Зная, что с его гибелью все будут обречены. Сцевола, Кроха, Тит, остальные из
моего десятка и из центурии. Они мне верили, как своему командиру, а я был готов предать их. Из-за того,
что должен был убить того трибуна. Все просто и одновременно бесконечно сложно.
Где-то в глубине души я был даже рад, что меня ранили тогда. Я был в одном шаге от своей цели. И
меня остановил какой-то бревк, метко пустивший камень из своей пращи. Благодаря этому мы остались
живы. А Оппий Вар, погиб, но сумел спасти нас. Погиб не от моей руки. И слава богам… Иначе, как бы я
жил, уцелей в том бою? А так мне удалось не стать предателем. Ни по отношению к отцу и его другу Марку
Кривому, ни по отношению к своим ребятам. В тот раз Фортуна по недоразумению повернулась ко мне
лицом.
По крайней мере, мне так казалось до недавнего времени. Если быть точным – до ночи накануне
февральских ид. Мы тогда сменили ребят, охранявших одну деревеньку в дне пути от основного лагеря.
Разведчики сообщили, что ее жители помогают повстанцам, и командиры не придумали ничего лучше, как
-4-
отправить в эту дыру несколько десятков наших. Всем было ясно, что это глупость. Про каждую деревню
можно было сказать, что она помогает мятежникам. Но мы прекрасно знали, что в этих деревнях остались
только старики, женщины и дети, которым и самим нечего есть. Чем они могли помочь? Разве что добрым
словом, да и то вряд ли – простым крестьянам эта война уже давно была поперек горла. Постепенно они
начинали ненавидеть мятежников так же, как раньше ненавидели римлян.
Как бы то ни было, деревню под контроль мы взяли. Не солдатское дело обсуждать приказы. Раз в
неделю отряд, размещенный в ней, сменял другой. Собачья служба. Ни кабаков, ни бани, ни нормальной
жратвы. Тоска смертная. Да еще того и гляди, мятежники нагрянут. А что сможет сделать десяток
легионеров да человек двадцать из вспомогательных войск? Разве что геройски погибнуть. Короче говоря,
не любили мы такую службу. Одна радость – от муштры можно отдохнуть. А то чем ближе было начало
кампании, тем больше командиры зверели. Чуть ли не каждый день то марши, то маневры, то строевая.
Вот в той деревне все и случилось. По мне уж лучше бы повстанцы в гости пожаловали, чем такое…
Я был старшим в патруле. А заботы у командира какие? Людей разместить, караулы распределить,
расставить часовых, за остальными проследить, чтобы не напились, были сыты и оружие держали в порядке.
Да мало ли дел… Словом, провозился до ночи. Потом часок поспал и, с началом третьей стражи1, пошел
обходить посты.
Темень стояла непроглядная. Деревня была хоть и небольшая, но дома разбросаны бестолково, так
что быстро не обойдешь. Да к тому же местность знал я не очень хорошо, времени оглядеться как следует не
было. Три поста я кое-как нашел, правда, чуть ноги не переломал, пока добрался до них. А вот четвертый,
тот, что стоял на севере деревеньки, как сквозь землю провалился. Как назло пошел дождь. Да такой, что я
сразу же вымок до нитки.
Не знаю, сколько времени я месил грязь. Мне показалось, что не меньше часа. Хотя, конечно, когда
плутаешь под проливным дождем в кромешной темноте, время по-другому идет. Мокрый, усталый,
голодный, злой, как собака, я кружил по полям и огородам, пока не понял, что заблудился окончательно.
Даже не представлял, в какой теперь стороне эта проклятая деревня. Куда ни глянешь – пелена ливня да
тьма. Руку протянешь, и ладони собственной не видно. Дом и то заметишь только когда носом в него
ткнешься. А уж пост найти…
Некоторое время я стоял, вглядываясь в ночь. Толку от этого не было никакого. Если бы хоть луна
выглянула... Хотел было покричать, но представил себе, как завтра ребята будут потешаться, когда узнают,
что их бравый командир потерялся, будто ребенок малый, и не стал. По моим прикидкам до смены караулов
оставалось еще часа полтора, так что время было. Главное, не растеряться и попытаться вспомнить, с какой
стороны я пришел.
Но сделать это было не так-то просто. Как тут вспомнишь, если ходил кругами, словно рыба на
крючке? Казалось, что пришел со всех сторон одновременно. Да в такой темноте и верх с низом спутаешь,
не то что север с югом… Я сделал наугад несколько шагов, запнулся о камень и рухнул в какие-то кусты,
расцарапав лицо и окончательно перемазавшись в грязи. Прошипев несколько слов из лексикона Квинта
Быка, я кое-как поднялся и плюхнулся на валун, об который чуть не расшиб колено.
Положение было глупейшее. Командир патрульного отряда заблудился, обходя посты. И
заблудился не где-нибудь в лесу или пустыне, а в самой обычной деревне. Расскажи такое ребятам –
засмеют. А рассказать наверняка придется. Те парни, пост которых я не смог найти, подождут меня еще
1
Сутки делили на стражи, по три часа каждая. Третья стража – от полуночи до трех часов утра.
-5-
немного, а потом поднимут тревогу. Все просто - если проверяющий не дошел до них, значит, попался в
руки мятежников, которые подобрались совсем близко к деревне. Кому в голову придет, что проверяющий
сидит на камне, быть может, в десяти шагах от них, и не знает, в какую сторону идти… Если об этом узнает
Бык, мне несдобровать. В лучшем случае заставит целый день стоять с дерном в руках у претория. А то и
разжалует обратно в рядовые, предварительно выпоров как следует.
От грустных дум меня отвлек какой-то посторонний звук. Последний час я слышал только шум
дождя и собственные ругательства. Звук повторился. Тихий, но отчетливый. Кто-то шел ко мне, осторожно
пробираясь сквозь кусты. Я схватился за меч. Во рту мигом стало сухо, сердце заколотилось так, будто я
пробежал миль десять.
Нашим здесь делать нечего. Да и если бы шел кто-то из моих парней, я услышал бы бряцание
оружия. Человек же, который приближался ко мне, явно был без доспехов, слишком тихими были его шаги.
Однако это не успокаивало. Мятежники часто подкрадывались вплотную к нашим постам, прихватив лишь
ножи и избавившись от лишнего железа, чтобы не выдать себя. Я бесшумно вынул меч из ножен и поднялся
с камня, запоздало пожалев, что не прихватил с собой щит. Конечно, таскать эту тяжесть было мало
радости, но сейчас скутум очень пригодился бы. Оставалось надеяться лишь на прочность кольчуги. В такой
темноте и думать нечего о том, чтобы отражать удары. Тьма такая, что с тем же успехом можно драться с
завязанными глазами. Я знал, что есть бойцы, умеющие сражаться вслепую. Но сам этим искусством не
владел.
Я до боли в глазах всматривался в черноту, пытаясь уловить хоть какое-то движение. Один раз мне
показалось, что шагах в десяти мелькнуло что-то светлое. Мелькнуло, но тут же исчезло, так что я даже не
понял, показалось мне или нет. Вот треск ломающихся веток я слышал отчетливо, несмотря на то, что
незнакомец пытался ступать очень осторожно.
Внезапно все стихло. Не только шаги. Исчезли вообще все звуки, будто мне заткнули уши. Даже
монотонного шума дождя не было слышно. Только стук сердца… Такой громкий, что мне казалось, его
должны были услышать и в спящей деревне.
Я не мигая смотрел в ту сторону, откуда совсем недавно раздавался звук шагов, ясно представляя
себе, как человек там, в кустах, неотрывно следит за мной, выжидая удобный момент для нападения.
Несмотря на холод, по спине пробежала струйка пота. А что, если у него лук или дротик? Я напряг слух,
пытаясь уловить скрип тетивы. Но, разумеется, ничего не услышал. Тишина была такой плотной, что у меня
заложило уши.
Я стоял не шевелясь, чтобы звяканьем доспехов не выдать своего места. Хотя почему-то был
уверен, что уже давно обнаружен. Со мной просто играют, как кот играет с мышью. Забавляются, прежде
чем прикончить. А может, ждут сигнала, чтобы одним ударом покончить и со мной, и с часовыми. Потом им
ничего не будет стоить пробраться в деревню и вырезать спящих. Мерзавцы! Оцепенение вмиг прошло.
Обратить страх в ненависть – этот главный урок старшего центуриона Квинта по прозвищу Бык не прошел
даром. Я больше не был потерявшимся растерянным юнцом, окаменевшим от страха. Я снова был
командиром десятка, ответственным за жизнь своих подчиненных. И должен был спасти их даже ценой
собственной гибели. Я прекрасно понимал, что как только я подам сигнал своим, из кустов вылетит стрела
или дротик, которые заставят меня замолчать навсегда. Но все равно я должен был это сделать.
Предупредить ребят, что враг поблизости. И надеяться, что они услышат меня… Это был мой долг солдата
и командира. Не самый легкий… Но единственный.
-6-
Я уже было открыл рот и набрал в легкие побольше воздуха, чтобы поднять тревогу, но крик
застрял в горле. Честно говоря, от того, что я увидел впору было и вовсе онеметь. Медленно, как во сне
кусты раздвинулись, и прямо передо мной выплыл из темноты огромный белый волк. Он не вышел, а
выпрыгнул на поляну, но выпрыгнул абсолютно бесшумно и плавно, будто имел за спиной крылья.
Выпрыгнул и сел, немного склонив голову на бок и пристально глядя на меня, словно ждал, что я теперь
буду делать. Его косматая голова была где-то на уровне моей груди. Ярко-желтые со странным зеленоватым
отливом глаза смотрели не мигая. Они показались мне неживыми. Как будто кто-то вставил живому зверю
кусочки чистейшего янтаря вместо глаз. Ну или что-то в этом роде, мне сложно описать, я солдат, а не поэт.
Не знаю, сколько времени мы смотрели друг на друга. По-моему, время вообще перестало
существовать. А вместе с ним и весь мир. Все было как в тот раз, когда я, стоя на посту, увидел старика в
белых одеждах. Тогда тоже все как будто растворилось, и остались только мы, я и старик. Сейчас во всей
Вселенной существовали только я и громадный белый волк. И один из нас даже не представлял себе, что
теперь делать.
Особенного страха я не испытывал. Уж лучше волк, даже такой большой, чем отряд мятежников.
Но мне все было не по себе. Слишком уж странным был этот зверь. Белоснежная шкура без единого
пятнышка, это в такую-то погоду, когда и Юпитер запачкается. Неестественно блестящие, но в то же время
абсолютно мертвые глаза, которые, тем не менее, внимательно следили за каждым моим движением. Да и
размеры – теленок, а не волк… Было чему удивляться. К тому же, я никак не мог понять, чего он хочет.
Если голоден, почему не нападет? Если сыт, зачем вообще пришел к человеку?
На всякий случай, я поудобнее перехватил меч. Волк тут же глухо зарычал. Верхняя губа
приподнялась, обнажив чудовищные клыки. Я замер. Пожалуй, справиться с таким зверем будет очень
непросто. Внизу живота противно заныло.
И тут в моей голове зазвучал хриплый глухой голос, однажды уже слышанный мной. Я чуть не
подпрыгнул от неожиданности. Голос произнес только три слова:
- Верни Сердце Леса!
Я почему-то не сомневался, что эти слова принадлежат волку, хотя пасть у того была закрыта. Он
все так же сидел и смотрел на меня. Вот только глаза словно ожили, слабое зеленоватое свечение,
исходившее от них, стало ярче.
- Верни Сердце Леса!
При каждом слове зеленый свет пульсировал, и я чувствовал, как на меня наваливается
непреодолимая сонливость.
Волк повторял эти слова снова и снова, пока я тяжело не опустился на землю. У меня мелькнула
мысль, что тут-то он и бросится на меня. Но мне было все равно. Появись сейчас мятежники, я и пальцем не
пошевелил бы. Я понимал, что должен собраться с силами, не дать усыпить себя, бороться до конца, но
ничего не мог с собой поделать.
Я прислонился к валуну и выпустил из ослабевшей руки меч. Теперь со мной можно было сделать
все, что угодно. Волк запросто мог перегрызть мне глотку, а потом сожрать с потрохами.
- Верни Сердце Леса!
Из последних сил, чувствуя, что сознание вот-вот покинет меня, я разлепил пересохшие губы и
прошептал:
- Да как мне это сделать, порази тебя Юпитер?
-7-
В ответ волк задрал голову к небу и завыл. Пронзительно и тоскливо. Так тоскливо, что мне самому
вдруг захотелось заплакать. Кажется, я и заплакал… Тихо, беззвучно. Я сидел, привалившись спиной к
камню, и слезы безостановочно катились по щекам. А вой становился все громче, надрывнее, будто волк
хотел и в самом деле докричаться до луны, скрытой за тучами. Это был даже не вой – вопль отчаяния.
Я больше не мог вынести этого. Мне казалось, что голова сейчас расколется на части от этого воя, а
душа вырвется из тела и устремится туда, откуда ей уже не будет возврата.
Уже теряя сознание, я услышал тихий, будто доносящийся издалека голос:
………………………..
… Когда я очнулся, луна заливала ровным мягким светом все вокруг. Ни дождя, ни ветра не было.
На редкость тихая и спокойная ночь. Как оказалось, от деревни я отошел совсем недалеко, до небольшой
рощи, у которой заканчивалось деревенское поле. Просто я прошел чуть дальше, чем было нужно, поэтому
не обнаружил и поста. Если бы свернул направо пораньше, без приключений добрался бы до своих ребят.
Теперь, при свете луны, мне вообще было непонятно, как я мог так ошибиться.
Судя по звездам, третья стража едва перевалила за половину. То есть плутал я около получаса.
Странно, я готов был поклясться, что полночи шлепал по грязи под проливным дождем. Да потом с этим
волком-обортнем просидел столько… А оказывается, времени прошло совсем немного. Но времени
размышлять над всем этим не было. Волки, знамения и загадки подождут. А вот служба ждать не будет. Не
теряя ни минуты, я отправился к северному посту.
Остаток ночи прошел без всяких происшествий. Волк больше не появлялся, мятежники не
показывали носа, из часовых никто не уснул.
Так же спокойно прошла и вся неделя. Единственным человеком, который не мог наслаждаться
относительным покоем и отдыхом от учений и работ, был я. И вовсе не из-за своего звания и положения.
Сна и покоя меня лишали мысли о том белом волке. За два года я начал забывать про того старика и его
слова. Иногда мне вообще начинало казаться, что та встреча в учебном лагере, всего лишь сон. И вот на
тебе! Опять это «сердце камня»…
Я и рад был бы выбросить эту историю из головы, но волчий вой так и стоял в ушах. Несколько раз
я даже просыпался среди ночи, мне чудилось, что я слышу, как вдалеке воет белый волк. Пронзительно и
тоскливо.
Рассказывать об этом я, понятное дело, никому не стал. Хотя время от времени ловил на себе
внимательный взгляд Сцеволы. Похоже, он почувствовал, что со мной происходит что-то неладное. Но
вопросов не задавал. Наверное, подумал, что сказывается ранение. Я его не разубеждал. Остальные же
ничего не заметили. И слава богам…
Глава 2
Первый сигнал к выступлению прозвучал, едва мы успели позавтракать и привести себя в порядок.
Свернуть палатки, собрать свой скарб, вооружиться, все бегом, чтобы успеть до второго сигнала труб.
Крики, шум, суета, брань центурионов и опционов. За зиму обжились, обросли пожитками. Расставаться с
ними жалко, тащить все с собой тяжело и глупо.
В расположенном неподалеку от лагеря канабе тоже суета. Добрая половина штатских из поселка
последует за нами. Маркитанты, гражданские ремесленники, солдатские подруги, мелкие торговцы – без нас
им здесь делать нечего. Все это напоминает переселение целого города.
-8-
Вчера на сходке легат сообщил, что идем мы на север, в Верхнюю Паннонию. По данным разведки
именно там скрывался один из Батонов со своим войском. Поход обещал быть долгим. Но авгуры и
гаруспики предсказывали благоприятный исход кампании, жертвоприношения были богатыми, так что мы
могли надеяться на скорое окончание войны. Настроение у всех было приподнятое, несмотря на мерзкую
погоду.
Второй сигнал к выступлению. Мы навьючиваем мулов и грузим повозки. Судя по всему, за зиму
обоз увеличился раза в полтора. Ничего, не пройдет и месяца, как он станет меньше. После отдыха на
зимних квартирах солдаты больше походят на разленившихся купцов. Но несколько дней перехода отлично
избавляют нас от лишнего жира и лишних вещей.
Все погружено, и мы занимаем свои места для марша. Если бы это был временный лагерь, сейчас он
запылал бы, подожженный с разных концов. Но нам еще предстоит вернуться сюда следующей осенью.
Поэтому все остается как есть. Семь когорт счастливчиков будут присматривать за хозяйством, пока мы
геройствуем во славу Рима.
Третий сигнал к выступлению. Опоздавшие сломя голову спешат занять свое место в строю.
Последний раз можно проверить, все ли собрано. Я окидываю взглядом свой контуберниум. За последний
год его состав обновился почти полностью. У нас были самые большие потери в центурии.
Маленький юркий Самнит, которого прозвали так за то, что он в один проиграл годовое жалование,
поставив на гладиаторов-самнитов во время игр, устроенных легатом провинции для солдат. Домовитый
Ноний Валент, получивший за огромные оттопыренные уши кличку Слон, наш бессменный повар и вообще
что-то вроде префекта нашей палатки; если нужно достать что-нибудь из снаряжения или съестного
достаточно сказать об этом Слону, тот через час явится навьюченный, как мул, прихватив по дороге еще
кучу ненужного барахла. Юлий Аттик, стройный, почти изящный, молчаливый, холодный, как лед, лучше
всех в когорте управляющийся с пращей и мечом; на него даже Бык старается не орать. Лысый, как колено
Ромилий Марцелл, по кличке Кудрявый; любитель выпить и азартный игрок, но в бою надежный, как скала.
Неплохие, в общем, ребята. Оставалось надеяться, что они прослужат под моим началом подольше,
чем те, с кем я выступил из учебного лагеря два года назад.
Стоящий рядом с командующим глашатай громко спрашивает нас, готовы ли мы к походу. Тысячи
рук взлетают в салюте, и тысячи глоток трижды кричат:
- Готовы! Готовы! Готовы!
Железная змея легиона медленно выползает из ворот лагеря. Марш, марш, марш!
Кампания этого года отличалась от прошлой, как день отличается от ночи. Зима расставила
изменила расстановку сил. Мы сумели подтянуть подкрепления, мятежникам их взять было неоткуда. Они
голодали, у нас было вдоволь припасов. У нас была одна общая цель, в их лагере случился раскол. Ну а
главное, мы успели оправиться от неожиданности и собраться с духом. Рим частенько проигрывал
отдельные сражения, но войны – никогда. Чем больнее нас бьют, тем упрямее мы становимся. Так
получилось и на этот раз. Мы больше не были растерянными парнями, лихорадочно латающими бреши,
пробитые повстанцами. Теперь мы перешли в наступление. И горе побежденным!
Война стала больше похожа на карательную экспедицию. Там, где проходили наши легионы, не
оставалось ничего живого. Приказ командующего армией был прост: сравнять с землей всю восставшую
провинцию. Нужно было показать варварам, что значит поднимать оружие против римлян. К тому же
-9-
только так можно было лишить армию противника возможности пополнять свои запасы. Нет тыла, нет и
армии. Верный расчет.
Продвигаясь на север, мы оставляли за собой сожженные деревни и города, уничтоженные поля и
сады… И трупы. Много трупов. Некоторые племена вырезались подчистую. Мы не столько воевали,
сколько убивали, если кто-то понимает, в чем тут разница. Тиберий сделал из нас палачей. Конечно, это
было нужно для дела. Оставь целой деревню, и к вечеру здесь будет набивать мешки зерном отряд
мятежников. Оставь целым город, на завтра его жители ударят тебе в спину…
Мы это понимали. И исправно выполняли приказы командиров. Кто-то с большим рвением, кто-то с
меньшим, но выполняли. Все-таки мы были солдатами, а приказы солдаты не обсуждают. Они выполняют
их или умирают. А то, что выполнение приказа означает смерть кого-то другого… Так ведь это война.
Лучше ты, чем я – вот военная максима. Циничная и жестокая истина. Такая же циничная и жестокая, как
сама война.
Сопротивление мятежников слабело с каждым днем. Нет, они вовсе не хотели сдаваться, они
прекрасно знали, что пощады не будет. Просто силы теперь были неравны. Город за городом, крепость за
крепостью, укрепление за укреплением превращались в руины или в каменные братские могилы, стоило им
оказаться на нашем пути.
Мы шли, осаждали, штурмовали, снова шли, и не было силы, которая способна была бы остановить
нас. Как не было силы, которая смогла мы внушить нам жалость к побежденным. Чем дольше держался
город, тем хуже приходилось его жителям, когда мы, наконец, появлялись на улицах.
Мне самому это было не по нутру. Не то чтобы я был таким уж из себя добрым. Просто жутковато
было смотреть, как женщины и дети, чтобы не попасть в рабство бросаются со стен, как старики запираются
в домах и поджигают их, как обезумевшая орда солдат уничтожает все на своем пути, словно стая саранчи.
Против грабежа самого по себе я не возражал, богатство еще никому не мешало жить. Тем более что добычу
мы всегда зарабатывали в честном бою. Но зачем убивать все живое, включая собак и кошек? Безумие,
самое настоящее безумие. Так мне казалось тогда. И я старался по возможности остаться в стороне от
бойни, которая обычно начиналась после захвата городских стен. Может, я был не слишком хорошим
солдатом. Но поделать с собой ничего не мог.
Так прошла вся весна и половина лета. Накануне июльских ид мы подошли к очередному городу, в
котором засели крупные силы мятежников. Именно здесь и произошло событие, в результате которого,
спустя несколько месяцев я едва не сгинул в мрачных лесах херусков.
Города берутся не мечом и копьем, а лопатой и киркой. В этом мы уже неоднократно могли
убедиться. Под крепостными стенами мы превращались в трудолюбивых муравьев, готовых долбить хоть
землю, хоть камень дни напролет. Каждая корзина земли, перенесенная на собственном горбу, каждое
поваленное дерево, каждый удар кирки спасали еще одну солдатскую жизнь. Здесь уже командовали не
полководцы, а инженеры, а главной ударной силой были не солдаты, а легионные рабы.
Этот штурм ничем не отличался от других. Мы разбили два лагеря, перекрыв любую возможность
подхода подкреплений к городу. Обнесли свои позиции постами контрваляции 1 и принялись выравнивать и
расчищать местность, для того чтобы подкатить к стенам осадные орудия. Нам повезло – город стоял на
равнине, так что сооружать огромную насыпь не пришлось. Иначе провозились бы куда дольше. А времени
1
Контрваляция – сооружения, возводимые для защиты осаждающих от возможных нападений
осажденных и их союзников.
- 10 -
у нас было немного. Поблизости находилась армия мятежников, которая вот-вот могла прийти на помощь
осажденным. Так что мы спешили как могли. За лопаты взялись все – рабы, вспомогательные войска
союзников, легионеры. Даже кавалерии пришлось потрудиться, хотя это им было совсем не по нраву.
Одновременно с подготовкой почвы вдали от стен строились башни и «черепахи» 1, спешно
собирались баллисты и онагры. В лагере не стихал стук молотков и визг пил. Война это почти всегда либо
безумная спешка, либо томительное ожидание. Никогда ничего не происходит вовремя… С другой стороны
города наши начали делать подкоп под стены. Та еще работенка.
Осажденные тоже не сидели на месте. Атака на наши передовые посты следовала за атакой. Ребятам
приходилось там несладко. Приходилось сменять передовые части дважды в сутки, утром и вечером.
Слишком уж напористы были мятежники. Еще бы, они хорошо знали, что будет, если подойдем вплотную к
стене…
Несколько дней прошли в земляных работах и отражении вылазок гарнизона. Те, кто был на
передовой рассказывали, что видели несколько раз среди атакующих женщин, которые бросались на мечи
так же храбро, как мужчины. Новость была одновременно и плохая и хорошая. Хорошая – если даже
женщины идут в атаку, значит гарнизон не так велик, как мы думали. Плохая – мятежники решили драться
насмерть. Впрочем, насмерть бился каждый второй город. Мы уже почти перестали обращать на это
внимание.
Вскоре мы приблизились ко рву. Это был совсем не тот ров, что нам пришлось преодолевать в
учебном лагере. Тут уже не выстроишь настил из щитов, по которому пройдут остальные. Чтобы засыпать
его, мы подвели свои башни как можно ближе и те принялись обстреливать стены, пытаясь прогнать с них
защитников. С башен баллисты, «скорпионы» и лучники осыпали стрелами, камнями и дротиками
мятежников, пока наши под прикрытием «черепахи» заваливали ров землей, плетенками из прутьев,
фашинами.
Возле стен становилось все горячее. Постоянно прибывали раненые. Обожженные, обваренные,
придавленные тяжелыми камнями, пронзенные стрелами и дротами. Недостатка в боеприпасах осажденные
не знали.
Несколько раз и наша центурия отправлялась к стенам. Но нам везло, в нашу смену мятежники вели
себя потише. Десяток раненых и один убитый – не такие уж серьезные потери для такого дела. Из моей
палатки не пострадал никто. Только Крыса как всегда отличился – уронил себе на ногу здоровенный камень.
Камень выскользнул из влажных от пота ладоней и размозжил несколько пальцев на ноге. Я не знал,
смеяться мне или злиться. Быку я, конечно, доложил о происшествии, но упросил не судить Крысу за
нарочное нанесение себе увечья. В общем-то, с каждым могло случиться. Хотя с этим парнем такое
случалось подозрительно часто.
Наконец, после того, как мы перетаскали десятки тысяч корзин земли, перекопали чуть ли не всю
долину, вырубили все близлежащие рощи и уничтожили все съестное на несколько миль вокруг, настал день
штурма. Осада и так слишком затянулась. Оказалось не так-то просто пробить брешь в стене. За ночь
защитники успевали кое-как залатать поврежденный тараном участок. И каждое утро нам приходилось
начинать все сначала, теряя под градом стрел и камней людей.
1
«Черепаха» - передвижной навес для осадных работ. С ее помощью можно было вплотную
приблизиться к стене. Ее использовали при выравнивании местности, засыпании рвов, подкопах стен и
пробивании брешей. В последнем случае, «черепаха» снабжалась тараном.
- 11 -
Правда, к этому времени дела осажденных были довольно плохи. По словам многочисленных
перебежчиков, добрая половина города настаивала на сдаче. Из-за разногласий, на улицах то и дело
вспыхивали ожесточенные схватки между желающими сражаться до конца и сторонниками капитуляции.
Голодный, ослабленный гарнизон, растерянные жители, болезни и нехватка воды, сводившие в могилу по
сотне человек в день – мы были уверены в том, что недорого заплатим за победу. Гадатели предвещали
благополучный исход боя, а озверевшие от изнурительных земляных работ солдаты так и рвались в драку.
Ничто так не раздражает нас, как сопротивление заведомо обреченного противника. Глядя на лица
ребят, я понимал, что город ожидает бойня.
Накануне штурма меня вызвал в свою палатку Бык.
- Завтра на рассвете начинаем, - сказал он. – Люди готовы?
- Да, Квинт.
- Надо сравнять с землей этот поганый городишко.
- Да, центурион.
- А чего рожа такая недовольная? Не нравится наша работа? – Бык исподлобья посмотрел на меня.
- Никак нет, центурион, нравится… Только вот женщин да детей убивать как-то…
- Помолчи, декан. Сначала ума наберись, а уж потом рассуждай. Ты этих баб видел? Да любая из
них за радость сочтет тебе глотку перерезать или в спину вилы воткнуть. А варварские щенки еще в
колыбели римлян ненавидят. Они враги, а врагов надо убивать. Тебе за это деньги платят.
- Врагов – да. Но не детей.
Вместо ответа Бык приспустил с плеча тунику и повернулся ко мне спиной. Чуть ниже шеи белел
длинный рваный шрам, от позвоночника он косо спускался к левому боку и исчезал под одеждой.
- Видишь?
- Вижу.
- Это единственный шрам на спине, - проговорил Бык, поправляя тунику. – Я никому его не
показываю. Для тебя сделал исключение. Знаешь, почему?
- Нет, центурион.
- Потому что ты туп, как самый настоящий мул. Я начинал свою службу здесь же, в Паннонии. В
консульство Африкана Фабия и Юлла Антония, когда мы впервые пришли на эти земли с оружием в руках.
Эту отметину, - Бык ткнул большим пальцем себе за спину, - я получил не в сражении. Мы тогда вошли в
какую-то деревеньку. У нас был строгий приказ – не трогать мирных жителей… И мы действительно вели
себя мирно. Я даже угостил одного мальчишку лепешкой… Ему было лет семь. Он выглядел так, будто не
ел несколько дней и с жадностью набросился на черствую солдатскую лепешку. Я был тогда чуть постарше
тебя. И так же наивен. Поумилявшись этому маленькому голодному сиротке, я собрался идти и повернулся
к нему спиной. Сам догадаешься, что он сделал?.. Этот малолетний ублюдок выхватил непонятно откуда
меч и попытался снести мне башку. В благодарность за то, что я не дал ему помереть с голоду. Вот так-то…
А ты говоришь, дети. Впрочем, я не за этим тебя позвал. Я перехожу в центурионы второй когорты. Еду в
Германию, в семнадцатый легион. Ты отправишься со мной. Мне там понадобятся смышленые парни.
- А как же мой десяток?
- Выберут себе нового декана.
- Но я…
- 12 -
- Да что с тобой, декан?! – взревел Бык, который никогда не отличался терпением. – Тут тебе не
кабак, чтобы языком чесать. Не понятен приказ? Так я мигом разъясню! Возьмем этот городишко,
передохнем несколько дней, и собираемся в дорогу, понял меня?
- Так точно, центурион!
- То-то же… И смотри, не вляпайся завтра в какое-нибудь дерьмо. Ты мне нужен целым. Все,
свободен. Готовь людей.
Из палатки я вышел с тяжелым сердцем. Такого поворота событий я не ожидал. Расставаться со
своими ребятами мне ох как не хотелось. Два года они были моей семьей. Два года мы делили одну палатку,
ели из одного котла, стояли щит к щиту в строю… На каждого из них я мог положиться, как на самого себя.
И вот на тебе! Конечно, я знал, что разлуки в солдатской жизни неизбежны. Но все получилось слишком
неожиданно.
И потом, до сих пор у меня не было уверенности в том, что Оппий Вар погиб. Да, конечно, скорее
всего, так оно и было. Но пока у меня оставалась хоть капля сомнений, я хотел быть здесь, поблизости от
того места, где он исчез. Теперь все пропало. До Германии не одна неделя пути. Вряд ли в такую глушь
доходят слухи о том, что происходит здесь. Если найдется какой-то след, ведущий к Вару, как я об этом
узнаю?
Нет, ехать с Быком я не хотел. Мелькнула даже гнусная мысль продырявить себе руку или ногу во
время штурма, чтобы угодить в госпиталь. Но я быстро прогнал ее. Не хватало еще уподобляться Крысе. В
который уже раз я вспомнил слова старого грека о долге. Он как в воду глядел… Все знал наперед. Жаль
только не сказал ничего о том, как выйти из такого положения.
Ребятам я решил пока ничего не говорить. Нечего им перед боем забивать голову всякой ерундой. К
тому же, после штурма многое могло измениться. Мы уже давно отучились загадывать что-то на будущее.
Война быстро приучает думать только о сегодняшнем дне.
Но я даже не подозревал, насколько был прав, когда думал, что завтрашний день может
преподнести сюрприз. Да еще какой…
Глава 3
- Быстрее, быстрее, третья когорта! Не растягиваться, держать строй! Быстрее!
Тяжело пыхтя, мы спешили по направлению ко рву, где кипел бой. Атака передней линии
захлебнулась около бреши. Легкая пехота не смогла пробить оборону, и была оттеснена назад. В дело
бросили нас. Пять когорт скорым шагом, бряцая оружием, спешили к месту схватки. У наших дела были
плохи. Повстанцы дрались, как безумные. Со стен ливнем сыпались стрелы и камни, не щадя ни своих, ни
чужих.
- Шире шаг! Пилумы приготовить! Бегом, бегом, бегом!
Не добегая двадцати шагов до мятежников, мы забросали их ряды дротиками и взялись за мечи. На
флангах вспомогательные части вели упорную перестрелку, но в рукопашную переходить не спешили.
Видно ждали, когда мы сделаем всю работу.
И конечно, мы ее сделали. Мятежники не выдержали и первого натиска легионных когорт. Одним
сокрушительным ударом мы отбросили их обратно к стене, захватив плацдарм на закопанном участке рва.
Но занять его оказалось намного проще, чем удерживать. Четыре когорты оказались запертыми на
крошечном пятачке, где и двум-то когортам было бы тесно. Мятежники чуть ли телами затыкали брешь, а со
стен нескончаемым потоком лились горячее масло и кипяток, градом летели дротики и камни. Почти все
- 13 -
наши «черепахи», которые вспомогательная пехота смогла перетащить через ров, были разрушены, так что
укрыться можно было только за щитами.
- Лестницы, лестницы давайте!
- Башни подводите ближе!
- Первая центурия, «черепаху»!
Стоящему рядом со мной Самниту камень угодил прямо в голову. Из-под шлема брызнула кровь, и
Самнит, хрюкнув, тяжело осел.
- Оттащите его назад! - заорал я.
Кто-то схватил тело Самнита за ворот кольчуги и, прикрывая щитом поволок к задним шеренгам.
Подтащили лестницы. Смельчаки начали карабкаться по ним наверх. Но мятежников на стенах
было слишком много, они тут же отталкивали лестницы, сбрасывая штурмующих на головы толпящихся
внизу солдат.
- Да где же эти башни?!
- Щиты плотнее! Щиты плотнее!
Еще один солдат рухнул со стрелой в горле. Оттащить его возможности уже не было, пришлось
топтаться на нем, чтобы закрыть брешь в стене щитов. Соседней центурии повезло меньше. Десяток солдат
вспыхнули, как факелы, когда несколько горящих стрел угодили в облитые маслом щиты. От их воплей
кровь застыла в жилах. «Черепаха» сразу развалилась и вражеские стрелки не замедлили этим
воспользоваться.
Наконец, башням удалось очистить небольшой участок стены он защитников. Тут же были
приставлены несколько лестниц, и желающие заполучить золотой венок поползли, прикрываясь щитами
наверх. Тем временем сопротивление мятежников, закрывавших брешь, чуть-чуть ослабло. Совсем немного.
Но достаточно для того, чтобы сражающиеся в первых рядах легионеры воспрянули духом и усилили
натиск. Задние ряды криками и бряцанием оружия как могли поддержали атакующих.
Нам нужно было любой ценой уйти с этого простреливаемого отовсюду пятачка. Здесь мы не могли
развернуть ряды и воспользоваться численным преимуществом. Все, на что мы были способны – стоять,
прикрывшись стеной щитов и грязно ругаться из-за собственного бессилья. Прорваться в брешь, хлынуть
бурной горной рекой внутрь крепости, рассредоточиться – и тогда нас ничто не смогло бы удержать.
Но это понимали не только мы, но и повстанцы. И дрались они отчаянно. Нас снова потеснили.
Передние шеренги шаг за шагом начали отходить, а задние ряды продолжали напирать, в полной
уверенности, что все идет не так уж плохо. Началась давка. Ни о каком строе и речи быть не могло. Мы
пихались, лягались, молясь богам, чтобы не упасть и не оказаться раздавленным своими же товарищами. О
том, что происходит в этот момент впереди, лучше было не думать.
Зато на стенах дела шли получше. Сначала один легионер, за ним второй, третий начали появляться
наверху, отважно бросаясь в гущу врагов, чтобы оттеснить их от лестниц. Вскоре там уже было жарко. На
стены всегда шли лучшие из лучших, опытные хорошо вооруженные бойцы, настоящие сорвиголовы.
Против них сражались преимущественно легкие пехотинцы и стрелки, почти вся тяжелая пехота закрывала
брешь. Мы связали ее по рукам и ногам.
Чем больше наших появлялось на стенах, тем слабее становился град снарядов, косящий наши
шеренги. Нам стало полегче. Зато прибавилось хлопот защитникам города. А когда с восточной стороны
раздался рев труб и шум сражения, ряды повстанцев дрогнули и начали медленно отходить назад, отдавая
нам драгоценные шаги. Инженеры не зря провозились целую неделю с подкопом. В самый напряженный
- 14 -
момент боя, наш отряд, пробравшийся по подземному ходу прямо в город, ударил в тыл обороняющимся.
Это и решило дело.
Нет, мятежники, конечно, не побежали и не начали сдаваться в плен. Они продолжали драться,
решив подороже продать свои варварские жизни. Но драться на два фронта всегда тяжело. Особенно, когда
второй фронт открывается неожиданно. Сейчас их главной задачей было вырваться их окружения, а не
удерживать позиции, которые было уже невозможно удержать. Парень, который командовал ими, понимал
это и не стал класть своих людей ради бесполезной обороны бреши. Сражение было проиграно, так что
теперь нужно было не драться за недостижимую победу, а захватить с собой в могилу как можно больше
врагов. Что они и делали…
Бой на улицах города всегда страшен. Здесь не удержать правильный строй, здесь врага часто
замечаешь в последний момент, здесь стреляет каждое окно, здесь в любой момент может обвалиться кусок
стены, похоронив под собой десяток твоих людей… Повсюду огонь, дым, трупы, наспех сооруженные
баррикады. Вопли раненых, яростные крики сражающихся, звон мечей, проклятия, звук выбиваемых дверей,
женский визг.
Внутри одной большой крепости мы нашли сотни маленьких крепостей. Драться приходилось за
каждую улицу, за каждый дом. Защитники истекали кровью, но и не думали сдаваться. Они лучше знали
город и умело пользовались этим, атакуя нас с самых неожиданных направлений. Только что они были
прямо перед нами, и вдруг бьют во фланг нашей колонны. Правда и мы были не новичками в этом деле. За
нашими спинами остался не один десяток взятых городов. Так что хоть и медленно, но мы все же
продвигались к центру города, где в огромном храме, расположенном на холме укрылись старейшины
города с остатками гражданского населения и элитным отрядом из городской знати.
Ранили Кудрявого. Во время рукопашной стычки один не в меру шустрый мятежник нырнул под
его щит и рассек бедро до кости. Вряд ли Кудрявый сможет когда-нибудь ходить. Слону камень из пращи
годил прямо в ухо. Камень был на излете, так что Слон отделался легкой контузией и распухшим до
невообразимых размеров ухом. Сцевола тут же предложил называть теперь Нония Одноухим Слоном.
Шутка успеха не имела, мы слишком устали, чтобы оценить ее.
День клонился к закату, когда сопротивление по большей части было подавлено. Кое-где еще шли
бои, но основная масса войск уже стягивалась к храму, этой последней цитадели защитников города.
Начались грабежи и резня. Разъяренных упорным сопротивлением мятежников солдат было не удержать.
Они врывались в уцелевшие дома, выволакивали перепуганных жителей на улицу, тут же приканчивали их
и ныряли обратно, в поисках чего-нибудь ценного. Трупов на улицах становилось все больше, несмотря на
то, что штурм почти закончился. Некоторые центурионы и трибуны пытались как-то вразумить своих
бойцов, но не слишком настойчиво. Командиры знали, что если они будут упорствовать, солдатские мечи
могут обернуться против них.
Наша когорта находилась у подножия холма, на котором возвышался варварский храм. Сразу за
ним стоял дворец, больше похожий на укрепленный форт. Тяжелые осадные орудия по кривым улочкам
города не прошли, поэтому рассчитывать приходилось только на собственные мечи. Мы могли бы, конечно,
просто заморить мятежников голодом, но на это не было времени. Пробовали поджечь деревянные здания
на холме, но последние несколько дней шли дожди, и дерево отсырело.
- До чего же они упрямые, - проворчал Сцевола, вытирая подкладку шлема.
Мы сидели на мокрой земле, привалившись спинами к обгоревшей стене дома. Нам выпала
передышка. Вокруг суетились вспомогательные, инженеры и рабы, наспех сколачивая большие щиты и
- 15 -
«черепахи» из всего, что попадалось под руку. Неподалеку мастера сооружали таран. Впереди шла вялая
перестрелка, силы и у той и у другой стороны были на исходе. Из храма доносился женский и детский плач,
какие-то песнопения и редкие хриплые ругательства.
Рядом валялся труп повстанца со стрелой в спине. Сцевола повесил шлем на измазанное кровью
древко и достал бутыль с поской.
- Достал бы ты нам, Слон, чего-нибудь пожевать, а? – сказал он.
- Что?
- Он плохо слышит этим ухом. Говори громче. Или в другое, - сказал я.
- Что?
- Я не тебе, Слон!
- Что?
К нам подошел Бык. Ему тоже досталось. Рука повыше локтя была замотана тряпкой, на которой
проступили красные пятна. Щит весь в дырках от вражеских стрел, на шлеме свежая вмятина. Центурион
посмотрел в сторону храма, плюнул под ноги и тяжело уселся на камень.
- Ну что, жив? – спросил он, глядя на меня.
- Жив.
- Потери?
- Самнит и Кудрявый. Как Самнит, не знаю, может, скоро очухается. Кудрявый, похоже, с
концами…
- Дешево отделались. У остальных куда хуже. Почитай три десятка из первой центурии легло и
столько же из второй… Ладно, передохнули? Вот и славно.
- А что, уже атакуем? – вскинул голову Кроха. – Ничего ведь не готово… Голыми что ли под стрелы
лезть?
- Декан, чего у тебя в десятке все такие болтливые? Кроха, еще пасть свою откроешь, я тебе в лагере
язык отрежу, понял? – устало сказал Бык, нахлобучивая шлем. – Нам приказано очистить восточную часть
города. Там вроде остались мятежники. Так что готовьтесь, скоро выступаем.
С этими словами он ушел, а мы, бормоча ругательства начали приводить в порядок снаряжение. Вот
так всегда: стоит на минутку присесть перевести дух, появляется какое-нибудь начальство и велит тащить
наши и без того исхудавшие задницы в какое-нибудь новое дерьмо.
Один Кроха не унывал. Он был уверен, что уж теперь-то сможет спокойно набить свой мешок
каким-нибудь добром. Он вообще умел находить хорошее в любой ситуации и искренне этому хорошему
радоваться. Редкая способность. Но незаменимая для тех, кто большую часть жизни проводит не так, как
ему хочется.
Прочесывать город отправилось две легионных когорты и когорта вспомогательных войск. Мы не
ожидали сильного сопротивления. Большая часть уцелевших в этом бою собралась на холме, будто стены и
святыни храма могли как-то их защитить. С теми же, кто не смог или не хотел искать спасения у древних
богов, предстояло разобраться нам.
Очень скоро наши силы распылились. Множество кривых узких улочек, переходящих одна в
другую, пересекающихся, разбегающихся в разные стороны, снова сливающихся, да при этом уйма
кварталов вообще не имеющих улиц, лишь узкие проходы между домами или оградами… Неудивительно,
что через час все три когорты рассыпались на небольшие отряды человек по тридцать-сорок, бредущие
наугад по погруженному в сумерки городу.
- 16 -
То там, то тут слышались звуки ожесточенных, но быстротечных схваток. Время от времени то
слева, то справа вспыхивал какой-нибудь дом, раздавались вопли сгорающих заживо людей, которые
слишком рассчитывали на свое везение. Пришлось схлестнуться с отрядами защитников и нам.
Первый раз мы столкнулись буквально нос к носу с двумя десятками мятежников. Они, видимо,
пытались ускользнуть от одного из наших отрядов, но повернув на очередную улицу напоролись на нас. И
они и мы едва успели схватиться за мечи. Последовала короткая яростная рубка. Это была одна из тех
схваток, когда ты даже не успеваешь понять, что происходит. Тело действует само, пока голова пытается
разобраться, что к чему. Какая-то суматоха, крики, звон железа, непонятно, где свои, где чужие… Всего
несколько мгновений. А потом ты вдруг видишь, что улица усеяна трупами, которые непонятно откуда
взялись… Правда, в этой стычке у повстанцев не было ни единого шанса. Чтобы быть незамеченными, они
избавились от доспехов, а некоторые и от щитов, оставив только копья и мечи. Мы просто смели их, потеряв
всего двоих.
А вот во второй раз не повезло уже нам. Отряд мятежников, решивших биться до конца, устроил
засаду на одной из площадей. Улица, по которой шли мы, как раз упиралась в нее. Не успели мы вывернуть
из-за угла, как несколько наших рухнули на землю, утыканные стрелами. Я сам едва успел поднять щит,
стрела ударилась о железную оковку края скутума. Тут же с двух сторон, из полуразрушенных домов, с
бешенными криками вылетело где-то полсотни мятежников. Мы не успели ни перестроиться, ни призвать на
подмогу товарищей. Сбившись в круг, спина к спине, мы ожесточенно отбивались. И, скорее всего,
справились бы. Но лучники повстанцев засели на крышах близлежащих домов и оттуда спокойно
расстреливали нас, как зайцев. Доспехи и щиты – это, конечно, хорошо. Но доспехи оставляли слишком
много открытых мест, куда более или менее опытный лучник мог без труда вогнать стрелу. Тем более с
каких-то двадцати – тридцати шагов. А щитами нам приходилось закрываться от наседавших мятежников,
которые дрались как смертники.
В нашем отряде тоже было несколько сирийских лучников, маленьких, черных, творящих самые
настоящие чудеса с луком. Но мы сбились так плотно, поставив их в центр круга, что у них не было
возможности даже натянуть луки, не то что прицелиться. Сирийцы вопили что-то на своем варварском
наречии, и нам не нужно было знать их язык, чтобы понять, что они извергают потоки отборной сирийской
брани.
Словом, нам пришлось бы туго, не подоспей на помощь один из соседних отрядов. Парни
услышали, что здесь идет нешуточная драка, и повернули к нам. Неожиданная атака с тыла заставила
мятежников отказаться от своей затеи умереть героями. Оставшиеся в живых побросали оружие, но мы
были слишком разгорячены боем и слишком злы из-за этой засады и своего испуга, чтобы брать пленных.
Все, кто принимал участие в засаде, были перебиты, кроме нескольких стрелков, которые успели улизнуть.
Мы объединились со вторым отрядом. Часть солдат, подобрав убитых и раненых, отправилась
назад, к центру города. Остальные продолжили поиск повстанцев. Мы решили больше не расходиться.
Мятежники убедительно доказали, что их рано списывать со счетов.
Само собой, мы не просто бродили по улицам, мечтая нарваться на неприятности. Ни один дом не
остался без нашего внимания. Даже самые запущенные лачуги были тщательно обысканы. И не только в
поисках укрывающихся солдат противника. Основной целью было барахло побежденных. Некоторые из
наших уже сгибались под тяжестью мешков, набитых всяким хламом. Кто-кто был основательно пьян, ктото был озабочен исключительно тем, как бы найти более или менее молодую женщину.
- 17 -
С каждым кварталом наш отряд все больше становился похож на обычную разбойничью шайку.
Только я, Сцевола, Юлий Аттик да еще пяток легионеров, которых я не знал по именам, сохраняли трезвую
голову и помнили, зачем мы здесь. Остальные думали только грабеже, женщинах и вине.
Особенно распоясались сирийцы. Они первыми врывались в дома, не расталкивая других солдат,
устраивали склоки и потасовки чуть ли не из-за простой глиняной кружки, а если поживиться было нечем,
то просто сжигали дом, не обращая внимания, были там мирные жители или нет.
Меня их поведение просто бесило. Я глянул на Сцеволу и Юлия. Те тоже были не в восторге от
союзников. Но пока вмешиваться мы не спешили. В конце концов, горе побежденным, разве нет? Этим
парням тоже досталось за сегодня и, может, даже побольше нашего. В какой-то степени они заслужили
отдых. А отдыхает каждый так, как ему нравится.
В одном из дворов мы решили сделать привал. К этому времени уже почти стемнело, но город
хорошо освещался огнем пожаров. Мы устали как самые настоящие мулы. Да и квартал был не из бедных,
судя по всему, здесь было чем поживиться. Так что охотники за сокровищами разбрелись по близлежащим
домам, а те, в ком усталость победила жажду наживы, устроились в дворике самого зажиточного на вид
дома.
Сирийцы, разумеется, отдыхать не торопились. Они, побросав луки и колчаны со стрелами где
попало, перевернули вверх дном дом, обшарили все пристройки и уже собирались было запалить все это
хозяйство, как один из них заметил в дальнем углу еще один крошечный сарайчик. Торопясь обогнать своих
приятелей, он кинулся туда, и вскоре мы услышали его радостный вопль. Остальные что-то лопоча,
бросились вслед за ним, и через минуту двор огласился их восторженными криками.
- Не иначе кувшин с дерьмом нашли, - проворчал Сцевола.
Но это был не кувшин с дерьмом. Из сарая вывалились возбужденные сирийцы, таща за ноги двух
человек. Пленники кричали и брыкались, но солдаты, не обращая на это внимания, выволокли их на
середину двора и рывком поставили на колени.
Пленники оказались почти детьми. Парню было лет тринадцать, девчушке и того меньше. Похоже,
брат и сестра. Во всяком случае, мне так показалось. Я почувствовал, как напрягся Сцевола. Мне все это
тоже не понравилось.
Парень попытался встать, но сириец ударил его по лицу, и тот опрокинулся на спину. Тут же
налетели остальные и принялись избивать пленника. Девчушка что-то кричала, плакала, пыталась хватать
солдат за туники, но те даже не замечали ее. Когда парень перестал шевелиться, один из сирийцев схватил
его за волосы, приподнял голову и одним движением перерезал пленнику горло. Девочка завизжала и
вскочила на ноги. Хохоча солдаты обступили ее. Кто-то рванул на ней платье, обнажив бледное худое тело,
и толкнул на землю. Двое тут же схватили ее за щиколотки и развели ноги в стороны. Старший из сирийцев,
не переставая весело болтать, принялся снимать кожаный нагрудник.
У меня потемнело в глазах. Но не успел я подняться, как командир лучников вдруг рухнул, нелепо
взмахнув руками, прямо на девчонку и затих. Сирийцы на минуту замолчали, растерянно озираясь. Я
посмотрел на Юлия. Тот невозмутимо вкладывал камень в кожаную петлю пращи. Взмах, короткий щелчок,
и еще один сириец осел на землю, схватившись за плечо. Союзники, увидев это, взвыли и схватились за свои
короткие мечи. Мы вскочили на ноги, обнажая оружие.
Сирийцев было человек десять. Нас – шестеро. Некоторое время мы стояли друг напротив друга,
приготовившись к схватке. Наконец, один из сирийцев вышел вперед.
- 18 -
- Эй! - крикнул он. - Это наша добыча! Вы что, не знаете законов войны? Зачем убили наших
людей? Если тоже хотите эту женщину, можете взять ее после нас. Но ваш солдат должен ответить за
смерть Саллаха. Скажите его имя и легион… А еще лучше – отдайте нам. И будем считать, что ничего не
случилось. Иначе…
- Что иначе, обезьяна черная? – не выдержал я.
Сцевола схватил меня за плечо, но я сбросил его руку и сделал шаг вперед.
- Так что иначе?! Слушай, что я тебе скажу. Вы оставляете девчонку и убираетесь отсюда,
прихватив эту падаль, своего Саллаха. Ясно?
- Зачем оскорбляешь, а? Или хочешь, чтобы мы и вам ваши поганые римские глотки перерезали?
Как твое имя, солдат?
- Гай Валерий Крисп, декан первого манипула третьей когорты двадцатого легиона. И я тебе
обещаю, что ни один из вас отсюда живым не уйдет, если сейчас же не сложите оружие.
Сириец рассмеялся. Остальные подхватили его смех. Они не были новичками в армии. У каждого за
плечами было больше лет службы, чем у любого из нас. Наверное, в их глазах мы были зелеными
новобранцами, возомнившими о себе бог весть что.
- Да что с ними говорить, пустим им кровь, да займемся девкой! – загалдели сирийцы.
Но тот, что говорил со мной, поднял руку, призывая их к тишине.
- Вот что, декан Гай Валерий Крисп, - ухмыляясь, сказал он. – Ты не хуже нашего знаешь, что
может быть за убийство товарища по оружию в военное время. Я не хочу, чтобы меня казнили за то, что я
убил римских солдат. Давай сразимся с тобой. Один на один. Без доспехов и щитов. Если победишь ты,
забирайте девчонку, а мы пойдем искать другую добычу, и никто из нас не скажет о том, что сделал твой
солдат. Если я тебя убью, вы отдадите нам его, - сириец кивнул в сторону Юлия, - уберетесь отсюда, и
будете помалкивать. Идет?
- Командир, - встрял Кроха, - дай я с ним разберусь.
- Командир, Кроха, это моя забота, а не ваша, - сказал Юлий. – Я сам…
Он положил на землю щит и принялся стаскивать кольчугу. Но я его остановил.
- Юлий, ребята… Не вмешивайтесь. Стойте и смотрите, чтобы бой был честным. И не вздумайте
встревать. Ко всем относится. Считайте это боевым приказом.
- Ну так что, декан, ты будешь драться? – нетерпеливо спросил сириец, теребя рукоять меча.
Вместо ответа я начал снимать доспехи. Сириец последовал моему примеру.
Вскоре мы стояли с ним друг напротив друга в одних туниках, с обнаженными мечами наизготовку.
Остальные окружили нас, оставив свободным необходимое для боя пространство. Не было слышно ни
подбадривающих выкриков, ни оскорблений в адрес противника. Все стояли молча, не выпуская на всякий
случай оружие из рук.
Сириец был меньше меня, но не настолько, чтобы мое преимущество в росте сыграло какую-нибудь
роль. Скорее, наоборот, будучи ниже и легче, он наверняка был быстрее. А если бой идет без доспехов, сила
не важна, главное скорость и ловкость. К тому же, по первым его движениям, я понял, что передо мной
действительно опытный боец.
Боялся ли я? Да нет. Я был слишком зол, чтобы по-настоящему бояться. Странно, у меня не было
особых причин ненавидеть этих солдат. С ними я сражался бок о бок, мы воевали на одной стороне, делали
общее дело, выполняли одинаковую работу… Девчонку же я видел впервые. Кто она такая? Обычная
жертва войны. Только в этом городе за один сегодняшний день десятки, если не сотни таких как она, были
- 19 -
изнасилованы или убиты. Война больше всего страшна для тех, кто оказался втянут в нее случайно. Мне ли
было менять эти правила? Я не бог и даже не цезарь. Я простой солдат, который вдруг решил, что он не
согласен с законами, древними как само время.
И все же в глубине души я был уверен, что поступаю правильно. Пусть я солдат, но ведь я еще и
человек. Многие очень часто забывают об этом. Люди носят те маски, которые им удобны или выгодны, и
со временем начинают считать эту маску своей истинной сутью. Срастаются с ней. И все их поступки
отныне принадлежат не им, а завладевшей ими маске. Так мне подумалось тогда. Вряд ли есть просто
плохие люди. Скорее всего, у них просто плохие маски. Например, солдат должен быть иногда жесток.
Ничего не поделаешь, такое ремесло. Но почему-то для одних жестокость лишь необходимая иногда мера, а
для других – едва ли не единственный смысл жизни. Разве дело только в характере человека? А случись так,
что он не стал бы солдатом, а остался бы простым крестьянином? Был бы он тогда таким же жестоким? Или
маска крестьянина позволила бы ему быть достойным человеком?
Я не знал ответов на эти вопросы. Но одно понял наверняка: быть хорошим солдатом – это не
значит убить в себе все человеческое. Быть хорошим солдатом значит уметь забывать иногда о том, что на
тебе надет военный пояс.
Сириец атаковал мощно и стремительно. Я едва успел парировать его выпад. Мой ответный удар
был куда хуже. Ерунда, а не удар. Хорошо, что Бык не видел.
Дальше все пошло в том же духе. Сириец атаковал, я кое-как защищался, время от времени
контратакуя, но как-то неубедительно, будто впервые взял в руки меч. Я просто не мог ничего поделать.
Противник каждый раз опережал меня на какое-то мгновение. Но этого мгновения было достаточно, чтобы
мой меч встречал пустоту. Его же удары сыпались одновременно с разных сторон, не давая мне ни секунды
передышки. Только успевай поворачиваться. Если бы не суровая школа Квинта Быка, я уже давно был бы
мертв. А так пока держался.
Единственная надежда была на то, что рано или поздно сириец выдохнется. Меч это не перышко и
долго поддерживать такой темп боя нельзя. Будь ты хоть самый что ни на есть двужильный парень,
усталость все равно возьмет свое. К тому же сириец был постарше меня лет на десять. А возраст в таких
делах играет не последнюю роль. Словом, мне оставалось лишь беречь силы и ждать, когда противник
допустит ошибку. И изо всех сил постараться не ошибиться самому. Не слишком красивая победа, конечно.
Но когда дерешься за свою жизнь, о красоте как-то не задумываешься.
Первое волнение, которое всегда бывает в начале боя, улеглось, и я стал действовать расчетливее. А
главное – спокойнее. Ярость нужна перед боем, чтобы заглушить страх. Или тогда, когда ты понимаешь, что
обречен и все что тебе остается, забрать с собой как можно больше врагов. Во всех остальных случаях она
только мешает. Не меньше, чем страх. Не меньше, чем жажда жизни. Не меньше, чем любое другое
чувство…
Сириец по-прежнему раз за разом бросался в атаку, но теперь я предугадывал почти каждое его
движение и без особого труда отбивал удары. Видя, что мою защиту не пробить, он решил изменить
тактику. Теперь он заставлял атаковать меня, рассчитывая на один единственный ответный удар. Он
опускал меч, открывая свой бок, делал ложные выпады, якобы случайно проваливаясь и оставляя
незащищенной грудь или спину. Что ж, это мы тоже проходили… На эти уловки я не поддавался. Спокойно
стоял и ждал, когда ему надоест ломать комедию.
Раздались первые недовольные возгласы приятелей сирийца, которые рассчитывали, что их
товарищ без труда одолеет юнца. Да и он сам, похоже, начал злиться. Его можно было понять: легкая на вид
- 20 -
добыча оказалась не по зубам. Ничто так не злит человека, как понимание того, что все расчеты оказались
ложными.
Эта злость мне была только на руку. Чем больше выходил из себя сириец, тем точнее и эффективнее
действовал я.
Когда ты не можешь ничего противопоставить своему противнику, ищи то, что он
противопоставит сам себе. Ищи, а когда найдешь – пользуйся этим. В любой стене можно пробить брешь,
если работать упорно и методично. Бык часто говорил, что одной храбрости для победы мало. Нужно еще и
трудолюбие.
Я дрался спокойно, будто на учениях. Никуда не спешил, не злился из-за того, что у меня все идет
не слишком гладко, не пытался удивить противника своим искусством фехтовальщика. Простые удары,
незатейливая защита, никакой суеты и лишних эмоций. Работал, а не сражался. И, в конце концов, это
принесло свои плоды. Уставший от собственных бешеных атак сириец во время очередного выпада
выставил ногу чуть дальше, чем было нужно. И тут же мой меч метнулся ему навстречу и вонзился прямо
подмышку. Ранение это очень болезненное и опасное. Сириец рухнул на одно колено, побледнев и
скрежеща зубами.
Сирийцы взвыли. Мои ребята радостно завопили.
Но мужества у моего врага хватило бы на троих. Он переложил меч в другую руку и с трудом
поднялся, всем своим видом давая понять, что бой еще не закончен. Видно такой уж был сегодня день. Все
драться до конца, чего бы это ни стоило.
Поначалу сириец держался неплохо. Меч в его левой руке был так же опасен, как и в правой. Но
кровотечение было слишком сильным. Задора у лучника хватило лишь на несколько атак, которые я легко
парировал. Честно говоря, убивать мне его не хотелось. Одно дело нанести смертельный удар в горячке боя.
И совсем другое – добить раненого врага. Поэтому я даже не пытался атаковать сам. Просто отбивал удары
и ждал, когда силы покинут истекающего кровью сирийца окончательно.
Наконец, он не выдержал и снова опустился на колено.
- Ну, чего ты ждешь, легионер? – прохрипел он, подняв ко мне залитое потом и перепачканное
собственной кровью лицо. – Давай уж, прикончи меня.
- Я выиграл этот бой. Так что скажи своим людям, чтобы брали тебя и убирались отсюда.
- Лучше убей меня, солдат. Если оставишь меня в живых, я буду искать новой встречи с тобой.
Саллах был моим братом. Так что ты мой кровный враг. И я не успокоюсь, пока не отомщу. Лучше убей
меня сейчас…
Слова давались ему с огромным трудом. Было видно, что он вот-вот потеряет сознание.
Я вытер меч и поднял с земли ножны:
- Не буду я тебя убивать. Хочешь мстить – мсти. Но сейчас выполни наш уговор.
Сириец безразлично пожал плечами, будто мы с ним не сошлись в цене на кувшин никудышно
вина. Он что-то коротко сказал своим. Те, поворчав немного, соорудили из щитов и жердей подобие
носилок, положили на них раненого, лишившегося к тому времени чувств, и вышли со двора, бросая на нас
злобные взгляды.
Кроха шумно выдохнул. Сцевола хлопнул меня по плечу. Юлий усмехнулся и одобрительно
кивнул. А меня била дрожь.
- Дайте воды, - сказал я.
Кто-то протянул мне баклагу. Я сделал несколько больших глотков. Стало немного легче. Только
сейчас я понял, как зверски устал. Руки и ноги были словно из дерева…
- 21 -
- Ну что, командир, - хохотнул Кроха, - теперь девица твоя. Надо сказать, знатная добыча!
И заржал. К нему присоединились остальные. Я внимательно посмотрел на девчонку, тихо
сидевшую чуть в стороне, не сводя с нас испуганных глаз. Мне стало понятно, что так развеселило ребят.
Девчонка была ужасающе грязной и тощей, будто ее месяц морили голодом. К тому у нее же была заячья
губа. Короче, красавицей ее не смог бы назвать и слепой…
Она вся дрожала то ли от страха, то ли от холода и пыталась удержать разорванное платье, которое
то и дело сползало с плеча.
- Не бойся, - сказал я. – Мы тебе ничего плохого не сделаем.
Она меня не поняла. Затряслась еще сильнее. Я повторил то же самое по-гречески. Это помогло.
Она что-то защебетала в ответ, но говорила слишком быстро. Я не настолько хорошо знал греческий.
- Помедленнее. Говори медленнее, я плохо понимаю.
- Это она на каком, командир?
- На греческом.
- А ты и по-гречески можешь?
- Могу, только плохо.
- Вот это да…
Туповатому Крохе я, наверное, в этот момент показался вторым человеком, после цезаря. Девчонка
продолжала что-то быстро и сбивчиво говорить, но я понимал одно слово из десяти. И тут раздался рев
Быка. Он совершенно неожиданно появился здесь во главе небольшого отряда.
- Эй, обезьяны, что это тут за сходка? Какого рожна вы здесь делаете? Вы должны быть в пяти
кварталах отсюда, мулы!
Мы мигом забыли про девчонку.
- Привал, старший центурион, - сказал я, вставая так, чтобы закрыть собой девчонку.
- Ты почему без доспеха, декан? Жить надоело? Или думаешь, что всех тут уже победил?
- Никак нет, старший центурион!
- Быстро приведи себя в порядок! А кто разрешил отдыхать? Вы что, обезьяны, слышали команду
отбой?
- Никак нет, старший центурион! – дружно рявкнули мы.
- Ну понятно, - протянул он, оглядывая близлежащие дома, в которых орудовали легионеры из
нашего отряда. – В общем так, мулы, вернемся в лагерь, я вам напомню, что такое служба. Мало не
покажется. А сейчас быстро собирайтесь и тащите свои задницы дальше, к восточной стене. Если к концу
этой стражи вас там не будет, лучше… Так, а это что?
Бык вразвалочку подошел ко мне и отодвинул в сторону. Посмотрел на девчонку, которая, увидев
это чудовище, чуть не померла от страха, и вдруг оглушительно захохотал. Девчушка взвизгнула, метнулась
ко мне и схватилась на край моей туники. Это развеселило Быка еще больше. Я же готов был сквозь землю
провалиться.
- Что, декан, на баб потянуло? – вытирая слезы, спросил Бык. – Вкус у тебя хороший, клянусь
Марсом! Экую красотку себе отхватил, а!
Он снова расхохотался. А за ним и все остальные. Не до смеха было только девчонке и мне. Я
попытался отцепить ее руку от туники, но девчонка умоляюще посмотрела на меня и прижалась к моей
ноге. Я подумал, что всех удар хватит, так они грохнули… Что с них взять? Мулы они и есть мулы. И шутки
у них мульи.
- 22 -
- Ладно, ребята, повеселились, и будет, - сказал, наконец, Бык. – Вишь как декан смущается…
Выступаем, выступаем! Нам еще топать и топать. Быстрее, мулы, становись! Гай, ты бери свою милашку и
дуй к дворцу, там пленных собирают. Ох, и завидую я тебе, парень!
Продолжая хохотать своей шутке, Бык повел отряд за собой. А я остался один на этом проклятом
дворе. Лучше бы уж не заходили сюда.
Девчонка осмелела и поднялась на ноги. Ростом она оказалась не такого уж и маленького. Чуть
пониже меня. Да и лет ей, судя по всему, было не так уж и мало. Никак не меньше тринадцати. Она
подбежала к телу убитого сирийцами парня, упала перед ним на колени и заплакала навзрыд.
Этого мне еще не хватало. За свою жизнь я с женщинами почти и не общался. Совершенно не знал,
что делать, когда они плачут. Да еще так жалостливо. Но, поразмыслив, решил дать ей выплакаться. А сам
тем временем натянул кольчугу, надел шлем и подобрал свое оружие. Хоть город большей частью и был в
наших руках, осторожность не помешает.
Девчонка перестала рыдать и теперь тихо сидела, раскачиваясь всем телом рядом с трупом. Я
подошел к ней. Она посмотрела на меня.
- Ну и что мне с тобой делать теперь? – проворчал я.
Взгляд у нее тут же стал тревожным.
- Да ладно, не бойся. Сейчас отведу тебя туда, где ваших собирают… Может, кого из родни
найдешь.
И переходя на греческий, скомандовал:
- Давай, иди за мной.
Вместо того чтобы послушаться, она опять схватила меня за тунику и что-то быстро сказала,
указывая грязным пальцем в сторону сарая.
- Да не понимаю я тебя! Говори очень медленно…
Она глубоко вздохнула и сказала чуть ли не по слогам.
- Там остался римлянин. Надо вытащить его из ямы. Иначе он умрет.
- Какой римлянин? Солдат? Он ранен?
Она замотала головой.
- Нет, он очень давно там сидит. Тоже раб, как и я. Ты хочешь его спасти? Он хороший. Нам с
братом помогал.
- Это твой брат? – я кивнул на мертвого парня.
- Да, - она снова заплакала.
И зачем только я это спросил?
Римлянин. Наверняка какой-нибудь солдат, попавший в плен к варварам. Просто чудо, что он
остался жив. Мятежники не особенно нуждались в рабах. Они были уверены, что хороший римлянин –
мертвый римлянин. Парню здорово повезло. К тому же сейчас и мы иначе относились к тем, кто сдался в
плен. Не то что в былые временя, когда пленные, стоило им сбежать и вернуться на родину, прямиком
отправлялись в изгнание. Позор, конечно, остался позором, но никаких мер к бывшим пленным не
принимали. Часто даже принимали обратно на службу. Правда, с понижением. В какие-нибудь
вспомогательные части или на флот.
- Хватит плакать, - я помог девчонке подняться. – Давай, веди к римлянину.
- 23 -
Она кивнули и, вытирая на ходу слезы, направилась к сараю. Я последовал за ней. Она обогнула
деревянную пристройку, за которой оказалась накрытая толстой решеткой и обложенная камнем яма. Точно
в такой же довелось посидеть и мне. Правда, было это так давно, что казалось почти сном.
Девчонка подошла к яме и схватилась за тяжеленную решетку. Платье соскользнуло с плеча,
обнажив маленькую белую грудь. Меня аж в жар бросило… Говорю же, с женщинами почти не общался.
- Прикройся, - сказал я, отвернувшись.
Подошел к яме и заглянул внутрь. Было уже темно и ничего разглядеть было невозможно.
- Эй, есть тут кто?
В яме послышалась возня и звон цепей.
- Есть, есть, - насмешливо ответил кто-то. – Сможешь поднять решетку, солдат?
Голос показался мне знакомым. Хотя, наверное, у всех людей, посидевших в таком сыром и
холодном каменном мешке, голоса будут одинаковыми. Не голос, а натужный сип. Но вот интонации…
Кое-как мы вдвоем с девчонкой оттащили решетку в сторону. Все это время она не переставала
болтать с пленником по-гречески. Кое-что я понимал, конечно, но немного. Кажется, она рассказывала о
том, что ее брата убили, а мужчина ее успокаивал.
Когда яма была открыта, возникла другая сложность. Пленник был прикован цепями к стене ямы.
Нужно было спуститься к нему и сбить оковы. Девчонка убежала куда-то и скоро вернулась с кузнечным
молотом. Я взял молот, стащил с себя военный пояс и привязал его у края ямы так, чтобы потом можно
было из нее выбраться. Но тут замер в нерешительности. А что, если это ловушка? Я, безоружный, прыгну в
эту яму, а там никакой не пленник, а мятежник… Или я туда спущусь, а девчонка отвяжет пояс и сбежит. И
будем мы вдвоем сидеть в этом мешке, надеясь на чудо, пока не помрем с голоду…
- Ну чего ты ждешь, солдат?
- Ты правда римлянин?
- Клянусь Юпитером Всеблагим и Величайшим.
Не скажу, что меня это в чем-то убедило. Но не бросать же человека только из-за своей
подозрительности. Можно было, конечно, сбегать за подмогой, но пока кого-нибудь найдешь… Да и трусом
посчитают.
- За девчонку ручаешься? Не убежит? – спросил я.
- Не убежит.
- Ладно, смотри, наши знают, где я. Если не вернусь, они придут сюда. И тогда я тебе плохо
придется.
- Не смеши меня, солдат. Я может быть и пленный, но не предатель.
- Никуда не уходи, хорошо? – сказал я девчонке.
Та кивнула:
- Не бойся, я не убегу. Мне некуда бежать.
Призвав на помощь Фортуну, я начал спускаться в яму. Она оказалась гораздо глубже той, в
которой мне пришлось сидеть. Два человеческих роста. Пояса едва хватило… Было совершенно темно и
воняло так, что у меня заслезились глаза. Рядом кто-то тяжело дышал.
- Я здесь, солдат, - раздался в темноте голос пленника.
Теперь, когда он звучал совсем рядом, я был готов поклясться, что уже где-то слышал его. Но
думать об этом было некогда. Я все-таки боялся, что девчонка выкинет какую-нибудь штуку.
- 24 -
С кандалами пришлось повозиться. Орудовать молотом в темноте и тесноте не очень-то сподручно.
Но я все же справился. После того, правда, как несколько раз попал по пленнику и по собственным пальцам.
Девчонка, свесив голову, наблюдала за нами и, похоже, бежать никуда не собиралась.
Наконец, пленника удалось освободить.
- Спасибо, солдат, - сказал он таким тоном, будто я ему одолжил пару ассов. – Давай выбираться
отсюда. А то пахнет тут…
Я выбрался из ямы первым, потом помог вылезти бедолаге. При свете пожаров, выглядел он, прямо
скажем, неважно. В изодранной грязной тунике, исхудавший, обросший, измазанный жирной грязью и
дерьмом… Но глаза смотрели весело и ясно. Я проникся уважением к этому парню, который одни боги
знают сколько провел в каменном мешке, но не упал духом и держался молодцом. Я-то знал, каково это –
посидеть в эргастуле.
Девчонка радостно взвизгнула и бросилась к мужчине. Он обнял ее за плечи и нежно погладил по
голове, бормоча что-то ласковое. Потом обернулся ко мне:
- Спасибо тебе, легионер. Если бы не ты… Уж и не знаю, выбрался бы сам… Можно сказать,
жизнью тебе обязан. Да и …….. тоже. Жаль, нечем тебя отблагодарить. Хотя… Скажи свое имя, я напишу
своим родным, они тебя разыщут и щедро вознаградят. Моя семья хоть и не принадлежит сенаторскому
сословию, но достаточно богата, чтобы…
- Не нужно. Я это сделал не ради денег.
- Я понимаю. Но это не значит, что нужно отказываться от предложенной награды. Я не хочу быть
неблагодарным, легионер.
- Послушай, сейчас не место и не время обсуждать это. В городе еще остались отряды мятежников.
Давай доберемся до большого храма, там стоят наши. Там и поговорим.
Я действительно немного нервничал. Поблизости запросто могла оказаться шайка повстанцев.
Забреди они сюда, нам бы не поздоровилось. Что мы сможем сделать? Пленник ослаб настолько, что еле
держится на ногах, в случае чего помощи от него будет немного. Да и оружия у него нет… Мы станем
легкой добычей. Да, нужно как можно быстрее доставить этих бедняг в безопасное место. Все остальное
потом.
Свои соображения я тут же высказал пленнику. Он помолчал, напряженно думая о чем-то, потом
погладил по голове девчонку и что-то тихо сказал ей. Она кивнула.
- Спасибо тебе, солдат. Но мы не пойдем с тобой, - произнес пленник.
- Это еще почему?
- Я больше года провел в плену у варваров. Мне нет дороги домой. Моя семья не примет меня. Все
мои предки сражались за Рим, и ни один из них не был пленен. Они либо побеждали, либо бросались на меч,
как подобает настоящим воинам. Я опозорил свой род. Как я могу вернуться?
- Ты сам сдался в плен?
- Конечно нет! Я дрался до последнего. Мня взяли, когда я был без сознания. Семь ран, легионер.
Семь дырок во мне проделали варвары, прежде чем я упал. Но это ничего не меняет. Позор плена мне не
смыть никогда. Так что я не могу вернуться в Рим. Да даже если вернусь, меня не пустят на порог родного
дома.
Все это пленник сказал абсолютно спокойно. Ни нотки горечи не было в его голосе. Наверное, он
уже успел все как следует обдумать и принять решение. Я понял, что спорить с ним бесполезно.
- Ну а девчонка?
- 25 -
- Если ты позволишь, она пойдет со мной.
- И куда же вы собираетесь направиться? Везде идет война. Повсюду либо отряды мятежников,
либо наши легионы. Рано или поздно вы попадетесь тем или другим.
- Это не твоя забота, легионер. Просто скажи мне свое имя и жди награды. Остальное не должно
тебя беспокоить. Я смогу позаботиться и о себе, и о …………
Совсем недалеко послышались крики и звон мечей. Похоже, наши опять повстречались с
мятежниками. Девчонка тревожно посмотрела на пленника. Тот оставался спокойным. В темноте мне было
плохо видно его лицо, но я чувствовал, что уверенности в себе и воли ему не занимать. Нечасто встречаются
люди, способные в таком бедственном положении сохранять присутствие духа. Голодный, обессилевший,
без денег, одежды и оружия, в самом центре наводненного войсками города, он был абсолютно невозмутим
и беспокоился лишь о том, чтобы я смог получить награду за его спасение.
- Так ты назовешься? Давай быстрее, легионер. Нам надо спешить. Я хочу затемно покинуть этот
поганый город.
- Сначала скажи ты свое имя. Ведь я тебя спас, а не ты меня.
- Хорошо. Я Оппий Вар, всадник, бывший военный трибун девятнадцатого легиона. Ты доволен?
Я потерял дар речи. Оппий Вар, убийца моего отца, человек спасший жизнь мне и моим товарищам,
человек, жизнь которого спас только что я… Так вот почему голос показался мне знакомым. Как же я мог не
узнать его сразу! Значит, он выжил в том бою. Значит, все это время я ошибался, думая, что отец может
быть спокоен.
Рука сама собой легла на рукоять меча.
- Почему ты замолчал, солдат? Как твое имя?
Я попытался справиться с охватившим меня волнением, но все равно, когда заговорил, голос звучал
хрипло:
- Я Гай Валерий Крисп, сын Гнея Валерия Криспа, которого ты убил восемь лет назад. А вместе с
ним мою мать и лучшего друга отца Марка по прозвищу Кривой. Я Гай Валерий Крисп, который поклялся
отомстить тебе за смерть моей семьи. И я отомщу, чего бы мне это ни стоило.
Я слышал свой голос как бы со стороны. Будто не я, а кто-то другой произносит эти слова. А сам я
был в этот момент далеко. На маленьком, залитым светом пожара и кровью, дворе обычного крестьянского
дома рядом с телами моих отца и матери; в крохотной комнатушке в доме Марка Кривого; в окруженном
врагами форте плечом к плечу с давно павшими товарищами… Я видел лица тех, кого убил и кого спас
человек, стоящий передо мной. И не чувствовал при этом ничего, кроме внезапной усталости. Тяжелой,
свинцовой, пригибающей к земле усталости, какая бывает после долгого сражения или затянувшегося
марша.
- Значит, ты сын того ветерана… - донесся до меня голос Вара. – Вот ведь как бывает… Скилас
успел мне сказать про тебя пред смертью.
- Он погиб? – отстраненно спросил я.
- Да, тогда, у форта… Ну так что, ты хочешь убить меня?
- Да.
- Прямо сейчас? – Вар скрестил руки на груди.
Я промолчал. Девчонка, поняв, что происходит нечто странное, теснее прижалась к бывшему
трибуну.
- 26 -
- Чего же ты медлишь, солдат? Давай, делай свое дело. Ты видишь, я беззащитен. Только у меня к
тебе будет одна просьба. Позаботься о ………. Она хорошая девушка, пусть и не красавица. Проследи,
чтобы она попала в хорошие руки. А еще лучше – выведи ее из города и отпусти. Она не пропадет.
Он мягко отстранил от себя девчонку. Та заплакала и ухватила его за рукав.
- Не бойся, - сказал он по-гречески. – Этот солдат не причинит тебе вреда. Слушайся его, и все
будет хорошо. Обо мне не волнуйся. Видать, мой срок вышел…
Девчонка зарыдала еще сильнее. Вар погладил ее по голове и зашептал что-то, пытаясь успокоить.
А я чувствовал себя самым настоящим мерзавцем. Хладнокровным убийцей. Злодеем, который не
останавливается ни перед чем ради достижения своей гнусной цели.
Уговоры Вара не помогли. Девчонка и не думала успокаиваться. Ее пронзительные рыдания мне
всю душу наизнанку выворачивали. Совсем погано стало, когда она вдруг оттолкнула руку Вара и кинулась
ко мне. Рухнула на колени, обхватила мои ноги и принялась умолять отпустить их. Кажется, ей взбрело в
голову, что я собираюсь убить их обоих.
Шум схватки не затихал, видимо, наши парни наткнулись на большой отряд. Мало того что не
затихал, он как будто становился ближе. То ли легионеры теснили мятежников, то ли наоборот, не поймешь.
Один раз мне даже показалось, что я слышу рев Квинта Быка.
- Гай Валерий, чего ты ждешь? Прикончи меня и уводи отсюда девочку. Неужели сам не
понимаешь, что скоро здесь будет? Там ведь хорошая драка идет… Скоро и сюда докатится. Что тогда
делать будешь?
- Это моя забота, - сказал я, пытаясь отлепить от себя плачущую девчонку.
Однако он был прав. Нужно было поторапливаться. Не торчать же тут вечно! Мое место было там,
рядом моими товарищами, которые честно сражались, пока я собирался убить безоружного человека.
Я вытащил меч. Он поддался туго, будто ножны ожили и не хотели выпустить из своих тесных
объятий отточенный клинок. Девчонка запричитала еще быстрее. Вар даже не пошевелился. Честно говоря,
я не совсем понимал его. Почему он безропотно и покорно ждет своей гибели? Почему не пытается убежать
или драться? Неужели действительно чувствует себя виноватым и хочет искупить вину?
Ответ пришел сам собой. Вар сделал шаг вперед, чтобы оттащить от меня девушку, но покачнулся и
рухнул на одно колено.
- Что-то я совсем ослаб, - с усмешкой сказал он. – Делай свое дело, солдат. Я не хочу, чтобы ты
зарезал меня, пока я буду без сознания. Я должен видеть твой меч. Поторопись.
С каждым словом голос Вара слабел. Было видно, что силы оставляют его.
- Да порази тебя Юпитер! – я со стуком вбросил меч обратно в ножны. – Убирайся отсюда! Бери
девчонку и проваливайте! Только не думай, что я простил тебя. Мы еще обязательно увидимся. Надеюсь,
тогда ты сможешь держать в руках оружие.
- Что, Гай, не можешь убить меня?
- Не могу, - честно сказал я. – Я солдат, а не убийца.
- Ты можешь пожалеть об этом.
- Знаю. Но я наверняка пожалею, если прикончу тебя сейчас. Не испытывай моего терпения. Уходи.
Скажи мне только одно: ты убил моего отца из-за талисмана друидов? Сердце Леса – что ты знаешь о нем?
- Кто тебе рассказал про Сердце Леса?
- Неважно, отвечай на вопрос.
- 27 -
- Мне нечего сказать тебе. Для меня это тоже загадка. Твой отец силой отнял этот талисман у моего
отца, когда тот выводил остатки когорты из ловушки, устроенной галлами. В той схватке старший Вар
лишился глаза…
- Ты хочешь сказать, что мой отец повернул оружие против своего командира?
- Да.
Он сказал это так, что я поверил. Поверил сразу, хотя такое и казалось мне невозможным. Мой отец,
старый служака не раз награжденный самим Юлием Цезарем, во время боя напал на собственного
офицера… И из-за чего? Из-за какой-то варварской безделушки. Ерунда, ложь, наговор. Но это простое «да»
из уст человека, которого я видел всего дважды, и который оба раза демонстрировал несгибаемое мужество
и готовность пожертвовать собой ради других… Это проклятое «да» заставило поверить меня. Может быть,
не до конца, может быть не полностью. Но достаточно для того, чтобы взглянуть на всю эту историю иначе.
Послушай одну сторону и ты будешь считать абсолютно правым. Выслушай другую – сомнения
могут заставить свернуть тебя с пути. Беда в том, что до конца дней ты вряд ли узнаешь, какая дорога все же
была верной. Это всего лишь вопрос твоего выбора. Любой путь будет правильным, если ты убедишь себя в
этом. И любой путь будет неверным, если ты начнешь искать истину.
- Так что это за талисман? Что он делает?
- По рассказам, исполняет сокровенное желание того, кто им обладает. Но сам я в это не верю…
Вряд ли мой отец хотел лишиться глаза, а твой жизни. Они владели этим камнем совсем недолго, но никого
из них он не сделал счастливым…
- А где он теперь?
Вар пожал плечами.
- То есть как? Ты ведь забрал его у моего отца. Куда же ты его дел?
- Я ничего не забирал. Его не было у твоего отца. Он так и не сказал, куда подевал его. Мы
обыскали весь дом, но ничего не нашли. Мне кажется, что вообще талисман не попадал в Италию. Сила его
велика только в пределах леса, где он родился. Скорее всего, твой отец спрятал его где-то в галльских
лесах…
- Тебе так был нужен этот камень? Настолько, что ради него ты убил двух стариков? – честно
говоря, в этот момент мне опять захотелось достать меч. Но ответ Вара заставил меня забыть об этом.
- Я искал этот камень, чтобы вернуть его друидам. Моему отцу были видения… К нему приходил
старик в белых одеждах...
- Он просил вернуть талисман?!
- Да. Угрожал. Незадолго до того как я стал трибуном и уехал из дома… Мой отец обезумел. Я
уверен, что это проклятие было наслано на него тем колдуном. Больше я ничего не знаю, солдат. Либо убей
меня, либо отпусти. Мы и так потеряли слишком много времени.
Он был прав, бой шел уже совсем близко. Может быть, домах в двух от нас. И судя по
раздававшимся командам, дело легионеров было плохо. Теперь я был уверен, что отряд, который возглавил
Бык попал в засаду. Нужно было спешить на помощь своим. Оставаться в стороне, когда рядом гибнут твои
товарищи – последнее дело. Не можешь помочь – гибни вместе с ними. Живодер и самодур, гроза
новобранцев и грубиян, бесчувственный, жестокий, ужасный центурион Квинт по прозвищу Бык, благодаря
которому мы уже не однажды избежали смерти, сумел вбить нам в головы эту простую солдатскую истину.
- 28 -
- Хорошо, - сказал я. – Ступай. Уходите дворами. Вся западная часть города в наших руках. Если
будете вести себя тихо, может быть, и выберетесь за стену… Только учти, Оппий Вар, мы еще обязательно
встретимся. Сегодня тебе повезло…
- Как знать, - ответил он, - может, повезло тебе. А может, - нам обоим. Но я буду ждать нашей новой
встречи. Видно судьба так распорядилась, что нам нужно закончить то, что начали наши отцы. Я буду готов
к нашей встрече. До свидания, Гай Валерий Крисп. Надеюсь, боги будут хранить тебя.
- Удачи и тебе, всадник Оппий Вар. Не погибни раньше времени.
Так мы расстались. Второй раз убийца моего отца был у меня в руках. И второй раз уходил живым.
Но почему-то я не переживал из-за этого. Предчувствие говорило мне, что будет и третья встреча. Она-то и
расставит все по своим местам.
Не глядя больше на Вара и девчонку, я развернулся и зашагал туда, где шел бой, на ходу подгоняя
доспехи. Я снова был деканом двадцатого Доблестного и Победоносного легиона. И мой долг солдата звал
меня туда, где сражались мои друзья.
Глава 4
Германия встретила нас неприветливо. То промозглая сырость, то изнуряющая духота, испарения
многочисленных болот, мошкара, комары – все это здорово портило настроение, пока мы с Быком
добирались до летнего лагеря на Везере. В этом большом укрепленном лагере располагались три легиона
под командованием легата Квинтилия Вара, которые и составляли костяк германской армии.
Само собой, по землям германцев мы путешествовали не одни. Несмотря на то, что местные
племена покорились Риму, спокойными эти места назвать было нельзя. Так что мы прибились к небольшому
отряду союзных хавков, двигавшихся, как и мы, к летнему лагерю Вара.
Признаться, эти рослые хмурые парни, одетые в вонючие шкуры животных или какое-то рванье
порядком меня нервировали. Конечно, они были союзниками и в случае чего должны были драться на
нашей стороне. Но почему-то у меня к ним доверия не было. Да и Бык, бывалый вояка, в самом начале
нашего пути сказал мне:
- Ты смотри в оба. Уж к кому к кому, а к ним спиной поворачиваться точно не стоит. Гляди, как
зыркают…
Варвары все были как на подбор. Выше меня чуть ли не на голову и шире в плечах. Грубые лица,
грубые голоса, грубые привычки. Пиво они пили в огромных количествах, но не пьянели. Были ловкими
охотниками и часто делились с нами своей добычей. Странное дело, настороженное, почти недружелюбное
поведение у них в один миг могло смениться добродушием, граничащим с наивностью. На привалах они
хохотали, распевали свои причудливые песни, расспрашивали нас о римских обычаях, охотно отдавали
самые лучшие куски убитого оленя, и вдруг замыкались, глядели исподлобья… Только что за копья не
хватались. Мечей у них почти не было. Только у трех самых здоровых и, судя по одеждам, богатых. Один
был командиром отряда, двое – его помощниками. Остальные были вооружены короткими копьями и
дротиками, которые метали на удивление далеко и метко. Мы то и дело ждали заполучить такой вот дротик
промеж лопаток.
В общем, дорогу приятной я бы не назвал. Время от времени встречались, правда, римские дозоры и
посты, но по большей части мы шли одни либо по лесным дорогам, либо по топким берегам рек. Иной раз
от деревни до деревни было три дня перехода. Глушь, словом.
- 29 -
Таких лесов, кстати, я раньше не видел. Могучие стволы в два, а то и три охвата, раскидистые
кроны, сквозь которые не проникает солнечный свет, полумрак, тишина такая, будто тебя в землю живьем
закопали… Красиво, конечно, но в то же время жутковато. Особенно в такой компании… Нет, не то чтобы я
боялся этих варваров. Опасался, скорее. Бойцами они были хорошими, сразу видно. Сильными,
выносливыми, закаленными. С одной стороны, я даже немного гордился – вон каких воинов мы себе
подчинили. Но с другой, что-то мне подсказывало – такой народ совершенно подчинить невозможно. Одной
рукой они тебе кусок мяса протянут, а другой кинжал в бок воткнут. И будут считать, что так и должно
быть. Как с такими бок о бок жить?
Немудрено, что мы с Быком за все время пути глаз почти не сомкнули. А если и спали, то по
очереди, не снимая доспехов. И рабу Быка, которого он называл просто Галл, оружие дали и кольчугу. Всетаки трое это больше чем двое.
Вздохнули мы с облегчением только когда на противоположном берегу реки, наконец, увидели наш
лагерь. Зато хавки помрачнели еще больше. Но нам уже до этого дела не было. Добрались до дома и ладно.
Я уже к тому времени привык считать лагерь домом.
Первое время немного тосковал по своим ребятам. Все-таки три года вместе. Как с семьей
расстался. Даже хуже. Радовало только то, что та война шла к концу. Все считали, что осенью прижмут
мятежников окончательно. Мне оставалось надеяться, что за эти несколько месяцев мой десяток не потеряет
никого. Командовать вместо меня остался Сцевола. Ребята сами его выбрали, ни я, ни Бык не возражали. Я
даже в глубине души был уверен, что из него получится более толковый декан, чем из меня. Всем этим я
утешался, конечно, но все равно было как-то уныло. Не привык я еще к таким вот скитаниям от легиона к
легиону. Для центурионов это обычное дело, а рядовые чаще всего служат там, куда попали в самом начале,
если легион не расформируют.
Тоски добавляло и то, что в девятнадцатом легионе, в списки которого включили меня, все было
иначе. Солдаты в большинстве своем были опытными рубаками, не то что у нас сплошная зелень. Так что на
меня посматривали свысока. Но в то же время с дисциплиной дело обстояло куда хуже, чем в двадцатом.
Ребята уже навоевались к этому времени, и решили, что пора бы отдохнуть. Многие завели себе подруг из
местных женщин, обросли хозяйством… Центурионы отпускные 1 брали, глазом не моргнув. Заплатил и
гуляй себе, никаких тебе работ, никаких тебе учений. Бывало, чуть ли не весь легион по лагерю да по канабу
шляется без дела. Только те, у кого денег совсем в обрез лямку тянут и за себя, и за тех, кто побогаче. У
офицеров что ни день, то пир, что ни ночь, то попойка. Ну и солдаты туда же. Смотреть что ли? Отвоевали
свое, пора и честь знать. Что-то вроде того.
Во второй-то когорте Бык быстро порядок навел. Невзлюбили его, само собой, но ослушаться
боялись. Слишком уж у него рука была тяжелая. Он назначил меня тессерарием второй сотни, хотя
центурия не слишком одобрила его выбор. Были там солдаты и постарше и поопытнее меня, которые уже
давно заслужили повышение. Я сразу сказал об этом Быку, но он как обычно исподлобья взглянул на меня и
коротко ответил:
- Не твоя забота. Мне здесь свой человек нужен.
Мне оставалось только слушаться. Видно уж такая моя судьба, что как меня в звании не повысят,
все остальные недовольны. Но это армия, здесь приказы старших не обсуждаются. Так что солдаты
1
Чтобы избежать тяжелых работ, получить увольнительную или отпуск, солдаты обычно платили
центурионам из своих сбережений.
- 30 -
поворчали, поворчали да и смирились. Хоть и хромала дисциплина, однако постоянная угроза со стороны
непокоренных еще племен не позволяла легионерам расслабляться окончательно и высказывать
неповиновение командирам.
В остальном это была самая обычная служба. Побудки, учения, упражнения, земляные работы,
патрули, да простые грубые развлечения в редкие минуты отдыха. Незамысловатая солдатская жизнь, где
большую часть дня думаешь, как бы увильнуть от работы, а потом – как бы убить время.
Мне-то, правда, было чем заняться помимо службы. Из головы не шла та встреча с Оппием Варом.
Я не знал, удалось ли ему выбраться из города, и где он может быть сейчас. Вряд ли он подался в Италию, а
уж тем более в Рим. Скорее всего, решил осесть в какой-нибудь провинции. Вот только в какой? В Африке,
в Испании, в Галлии? Последнее было вероятнее всего. Если он тоже ищет этот проклятый талисман,
наверняка захочет оказаться поближе к тем местам, где он был найден.
Я очень жалел, что отец ничего не рассказывал мне об этой истории. Да и о своей жизни вообще.
Удивительно, насколько мало я знал о нем. Разве что о его службе под началом Цезаря. Да и то совсем
немного. Несколько названий тех мест, где были наиболее примечательные сражения, да пару случаев из
солдатской жизни. Вот и все, совсем негусто. Мать мне, правда, говорила, что на подаренной Цезарем земле
отец осел не сразу, а какое-то время путешествовал по провинциям. Но именно он бывал, она и сама толком
не знала.
Теперь я уже понимал, что не столько желание повидать новые земли двигало им тогда. Почти
наверняка, это путешествие он затеял из-за талисмана. Может быть, он хотел перепрятать его понадежнее,
чтобы потом передать тайну мне. Оставалось только гадать.
Честно говоря, иногда я раскаивался в том, что отпустил своего врага. Покончи я с ним тогда, одним
делом было бы меньше. И на душе было бы легче. Долг перед отцом и Марком был бы исполнен. Мне
оставалось бы только найти амулет. Само собой, я старался гнать от себя эти мысли. Сожалеть о сделанном
или не сделанном, все равно что жалеть о том, что солнце заходит. Кто знает, чем бы все закончилось, убей
я его тогда… Все пошло бы по-другому, и одни боги ведают, лучше или хуже мне было бы сейчас.
Так что я старался поменьше думать и получше служить. Это единственное, что мне оставалось –
служить и ждать, какой поворот решит сделать судьба. Я не очень-то верил в то, что человек сам ей хозяин.
Он, скорее, помощник. Судьба направляет его на какой-то путь, а дальше уже от человека зависит,
насколько далеко он уйдет.
Дни шли своей чередой, похожие, как братья-близнецы. Лето медленно катилось к концу. За все это
время мы не приняли участия ни в одной стычке с германцами. Воевать приходилось гарнизонам небольших
фортов, разбросанных по провинции, да отдельным летучим отрядам, то есть, в основном, вспомогательным
войскам. Да и то, если это можно назвать войной. Так, отдельные столкновения с шайками слишком
свободолюбивых или охочих до чужого добра разбойников.
Конечно, мы ходили и в дозоры, и в карательные экспедиции, усиливали некоторые гарнизоны, в
тех местах, где было особенно неспокойно, но все это нельзя назвать настоящим делом. Похоже, германцы
все-таки смирились с тем, что больше не хозяева на своих землях.
Так прошло все лето. Из Паннонии до нас время от времени доходили известия. Там война тоже
угасала. Большинство мятежников сложили оружие. Сопротивлялись лишь некоторые города и селения, но
их капитуляция была делом времени. Я от души надеялся, что все мои товарищи живы и не терял надежды
рано или поздно вновь увидеться с ними.
- 31 -
Только одно событие выбило меня ненадолго из колеи. За три дня до сентябрьских календ ко мне
опять приходил белый волк. Все было почти как в прошлый раз. Я обходил дозоры за пределами лагеря,
чтобы сообщить пароль, вступавший в действие с новой стражей. Ночь была холодная и ясная, на небе
полно звезд. Я шел быстро, стараясь сделать все побыстрее и вернуться в караульное помещение к горячей
жаровне и подогретому вину. Волк выскочил на тропинку передо мной внезапно, я не слышал ни шороха.
Просто вдруг раз! И мне дорогу преграждает огромный белы зверь с ярко-зелеными глазами. Я даже
испугаться не успел. Замер, как зачарованный… А волк посидел немного, похлопывая по усыпанной прелой
листвой земле, а потом завыл на луну. Как и тогда, невыносимо тоскливо и протяжно… Правда, на этот раз
в нем явно слышалась угроза. В голове у меня само собой зазвучало уже знакомое: «Верни Сердце Леса!» И
все, больше ни слова, хотя я умолял подсказать, где мне искать камень. Так и остался ни с чем. А волк еще
повыл, и исчез в кустах так же внезапно, как и появился.
На всякий случай утром я сходил к гадателям. Но, как и их коллеги из двадцатого легиона, они
только разводили руками, да надувая щеки, требовали денег. Мне предстояло самому разгадать загадку
талисмана. Но я даже не представлял, с чего начать. Меня заинтриговали слова Вара о том, что этот камень
может исполнить сокровенное желание человека. Было бы неплохо заполучить его. Ненадолго. Только
чтобы исполнилось одно желание. А потом вернуть его хозяевам. Не знаю уж, кто они, но уверен, что они
есть. Волк, старик в белых одеждах… Друиды, так кажется, говорил раб-галл.
Правда, никаких сокровенных желаний у меня не было. Ну, кроме, смерти Оппия Вара. Однако с
этим я предпочел бы справиться сам. Он заслужил честной смерти от меча, в открытом бою. Отправлять его
к предкам с помощью варварской магии мне казалось недостойным и неправильным. Еще можно было бы
оживить отца и мать. Но я не верил, что простой камень может обладать таким могуществом. Да и им,
наверное, неплохо там, где они сейчас.
Больше никаких желаний у меня не было. Ну там всякие солдатские надобности вроде: денег
побольше, а службы поменьше, не в счет. Доспехи бы новые не помешали. Здесь у некоторых старых
солдат, которые были побогаче, начали появляться доспехи нового образца. Не тяжелая кольчуга, а панцири
из железных полос и пластин, которые охватывали тело на манер створки моллюска. Они были и прочнее и
легче, чем обычные кольчуги. Стоили, правда, дорого. Мне пока были не по карману. Но ведь не доспехи же
просить у талисмана! Вот стану центурионом или хотя бы опционом, тогда и заведу себе такие. Без всякой
магии.
Впрочем, из-за отсутствия желаний я не переживал. К тому времени, когда я найду камень (а в том,
что я его найду, у меня сомнений не было) желаний, наверное, будет не один десяток. Знай только, какое
выбрать…
В общем, то лето я вспоминаю как одно из самых спокойных в моей жизни. Если бы я знал, что это
всего лишь затишье перед бурей, которая приведет нас к такой катастрофе, что Рим на долгие дни
погрузится в траур, я не был бы так беспечен. Но так уж устроен мир, что узнать свое будущее нам, простым
смертным, не дано. А постоянно предполагать самое худшее… Это так же губительно для духа, как и
упорная вера в то, что все будет неизменно хорошо. В первом случае ты прослывешь трусом, во втором –
дураком. Тогда я не знал этих премудростей.
На войне в Паннонии я привык жить одним днем. Какой смысл беспокоиться о будущем, когда тебя
в любой момент могут убить? Зачем строить планы, чего-то бояться, к чему-то стремиться? Каждая минута
может стать последней. И думать нужно только о том, как ты проживаешь ее. Все остальное не имеет
значения.
- 32 -
Еще я уверился в том, что всем в мире правит случай. Моя жизнь и моя смерть – дело случая. От
меня тут зависит немного. Конечно, умение кое-что значит. Но не так много, как кажется. В бою словить
камень из пращи или стрелу может любой. В свалке боя зеленый новобранец может сразить опытного
фехтовальщика ударом в спину. В тебя может угодить камень из баллисты, тебя могут окатить кипящей
смолой. Будь ты хоть трижды опытный вояка, избежать подобных вещей ты не можешь. Все решает случай.
Почти все. Конечно, у умелого солдата шансов выжить немного больше. Но это всего лишь значит, что он
лучше защищен от случайностей. Избегает смерти он благодаря своему мастерству. Но гибнет – только по
воле случая.
Сцевола считал иначе. Он был убежден, что все в руках Фатума. Если тебе суждено погибнуть в
этом бою, ты погибнешь, как бы ни старался избежать этого. Если ты вдруг оказался под потоком
раскаленного масла во время штурма, значит, так распорядилась судьба.
Мы часто спорили с ним до хрипоты, приводя в качестве доказательств те случаи, которым стали
свидетелями во время сражений. Я, конечно, тоже верил в Фатум. Но не так слепо, как Сцевола. По мне так
судьба привела тебя на поле боя. А случай решил, покинешь ты его живым или мертвым. Сцевола смеялся
над этим и говорил, что даже при игре в кости места случайностям нет. Выиграешь, проиграешь – все уже
предопределено.
До сих пор не знаю, кто из нас прав. Наверное, человеку это и не суждено узнать это наверняка.
Но одно я уяснил для себя осенью, которая последовала за тем безмятежным летом: если судьба и
есть, то она возьмет тебя за шкирку и отвесит хорошего пинка в самый неожиданный момент.
Глава 5
- Эй, что растянулись? Лагерные шлюхи и те бодрее топают! Подтянись, мулы дохлые!
Это Бык. Злой, как целая свора боевых псов. Злой не столько на солдат, сколько на командиров,
которые, по его словам, понимали в походах не больше чем заяц в арифметике.
Мы шли на зимние квартиры, к реке Липпа. Там был построенный еще Друзом форт Ализо,
который к этому времени превратился в самый настоящий город. Туда-то и лежал наш путь.
Племена, расположенные по ту сторону Липпы, вдруг взбунтовались. Командующий легионами
Квинтилий Вар принял решение немедленно выступать, причем, всеми силами, рассчитывая дойти до
Ализо, оставить там обоз, а потом налегке, с одним войском, войти в мятежные земли и восстановить
порядок. План был не так уж плох. Если бы нами командовал полководец, который хотя бы мало-мальски
разбирался в военном деле, может быть, все и обошлось бы. Но этот придурковатый бездарь сделал все,
чтобы усложнить жизнь и себе, и своим солдатам.
Выступили мы сразу после октябрьских ид. Как раз тогда, когда начались проливные дожди, а
холода по ночам стояли такие, что изо рта шел пар. Отличное время для похода, ничего не скажешь. Тем
более что пройти предстояло по таким местам, где и летом-то не очень походишь. Густые леса, топи,
буреломы, холмы, пересеченные глубокими ущельями, многочисленные реки и просто широкие ручьи – не
разбежишься. Дорога, конечно, была. Но не настоящая римская военная дорога, по которой в любую погоду
можно идти спокойно, как по городской площади. Обычная лесная дорога, которую мы лишь кое-где
укрепили да подровняли. Дожди сразу же размыли ее, превратив в глинистую жижу, где мгновенно увязало
все от наших калиг, до колес телег.
Прибавьте к этому обоз, который был едва ли не вдвое больше, чем само войско. Дети, женщины,
гражданские ремесленники и торговцы, с которыми одна морока. То устали, то холодно, то есть хотят…
- 33 -
Постоянное нытье и жалобы, будто мы для того к ним и приставлены, чтобы всякие прихоти выполнять. Да
и барахла всякого столько, что голове не укладывалось – откуда набралось? Командующий, сам не большой
любитель тягот военной жизни, сделал рохлями и своих солдат. Никому и в голову не пришло тащить
походное снаряжение на себе. Загрузили мулов поклажей. Одних телег несколько сотен… Какой может
быть марш с таким балластом, как говорят моряки? Ползли, как черепахи…
О том, чтобы в боевом порядке идти и речи не было. Поначалу еще пытались его держать, но к
концу первого же дня все перемешалось: солдаты, гражданские, рабы, груженые повозки. Идет легионер, а у
него на плече старуха с мешком висит да кряхтит. Солдат с ребенком на закорках, другой – с лагерной
шлюхой идет шуточками перебрасывается.
Боевое охранение, само собой, было. Несколько когорт вспомогательных войск, преимущественно
из германцев шли по обе стороны колонны. Они же составляли авангард. Но уж лучше никакого бы
охранения не было, чем такое. Они были больше похожи на погонщиков скота, которого ведут на убой, чем
на подразделения, призванные охранять обоз от неожиданных нападений. Да и недолго они с нами шли. То
один, то другой отряд вдруг разворачивались и исчезали в среди деревьев. Командиры объясняли нам, что
они направляются за подмогой, так как усмирить взбунтовавшиеся племена трем нашим легионам будет
трудно.
На место германцев выдвигались уже легионные когорты, но от них тоже толку было немного. Все
жались к колонне – кому охота ноги ломать по буреломам? Да еще в такой чаще, что дальше чем на
пятьдесят шагов ничего и не разглядишь. Боязно.
Бык бесился из-за всего этого. И вымещал свою злость на нас. Правда, благодаря этому наша
когорта, шедшая в одной из первых в колонне, шагала в относительном порядке. Хотя, «шагала» слишком
громко сказано. Как можно шагать по скользкой грязи, в которой утопаешь по щиколотку? К тому же, через
каждые две-три мили приходилось останавливаться. Ветры и проливные дожди с градом сделали плохую
дорогу в некоторых местах и вовсе непроходимой.
Приходилось то и дело расчищать завалы из поваленных деревьев, искать обходные пути там, где на
месте дороги образовались вдруг самые настоящие болота. Мостам тоже досталось. Чуть ли не половина из
них была разрушена или повреждена так, что пускать по ним повозки было небезопасно. Гражданские
постоянно требовали отдыха. Их понять можно было. Нам-то, закаленным солдатам, приходилось тяжело, а
уж штатским… Можно себе представить.
Так и ползли. Три часа идешь, пять сидишь, ждешь, пока инженеры мост наладят или дорогу
расчистят, да укрепят. А то и сам деревья валишь и лопатой машешь до седьмого пота. Да все под дождем,
по колено в стылой воде или грязи. Костер и тот не особо разведешь, все мокрое. Если и дрова и займутся,
то дымят так, что близко не подойдешь, чтобы руки окоченевшие отогреть. Жевали сухари да вяленое мясо.
Тоже все заплесневевшее, пополам с дождевой водой.
- Не кончится все это добром, - проворчал Бык, поглядывая по сторонам.
Я шел рядом с ним, в голове нашей когорты. Позади – сигнифер первого манипула с боевым
значком и музыканты с инструментами, завернутыми в какие-то тряпки и куски кожи.
- Лучшего места для засады не найти, - поддакнул я.
Слева и справа нас окружали невысокие, густо поросшие лесом холмы. Противник запросто мог бы
незаметно подойти почти вплотную к колонне.
- Да вся эта проклятая Германия – одна большая засада, - Бык плюнул под ноги и в сердцах заорал: Подтянись, бараны!
- 34 -
Солдаты ответили глухим ворчанием, но шагу прибавили.
- Ишь, еще и недовольны. Распустили их тут… Ох, распустили. Моя бы воля…
Что было бы в этом случае, я примерно себе представлял. Третий год я служил под началом этого
центуриона и был уверен, что дай ему под командование один легион, через месяц все остальные можно
было бы распускать. Этот легион покорил бы весь мир и кусочек неба в придачу. Такой уж человек был
Квинт Серторий по прозвищу Бык. Поначалу я его боялся, потом ненавидел, затем уважал, теперь не
задумываясь полез бы в любое дерьмо, чтобы спасти его шкуру. Он не был добрым парнем, нет. Но он был
самым лучшим командиром, которого я когда-либо знал. Готовым снять кожу с солдата в мирное время, и
отдать свою жизнь за последнего новобранца на поле боя.
У него было звериное чутье на опасность. В двадцатом легионе все знали: если Бык начинает
нервничать и почем зря гонять рядовых, значит, жди беды. И это чутье ни разу не подвело его. Во всяком
случае, на моей памяти. Точно так же он нутром чуял, как выбраться из ловушки. Если его манипул попадал
в окружение, Бык точно знал, в какое место нужно ударить, чтобы вырваться. Причем, иногда его решения
противоречили всем законам военного искусства. Но он никогда не ошибался. Его решение всегда было
единственно верным. Я доверял ему безгранично.
И во время того марша, видя, что Бык сам не свой, я держал оружие наготове. Наверное, поэтому и
остался жив.
Все произошло на второй день марша. Ночь мы провели спокойно, соорудив на ровном, свободном
от деревьев месте лагерь. Дозоры не заметили ничего подозрительного, поэтому рано утром мы, как обычно,
разобрали лагерь, сожгли то, что нельзя было разобрать и двинулись в путь. Выступление было омрачено
одним событием. Двух легионных орлов знаменосцы долго не могли сдвинуть с места. Заостренные концы
древков словно вросли в землю. Пришлось им помогать.
Примета была хуже некуда. Некоторые ветераны, которые уже сталкивались с подобными
знамениями, стали мрачнее туч, плывущих над нашими головами. Глядя на них, и более молодые солдаты
поскучнели. Одно дело просто месить грязь, и совсем другое – месить грязь, когда боги обещают крупные
неприятности.
Около полудня колонна снова втянулась в густой лес. Растянулись мы к этому времени еще
сильнее. Всем хотелось побыстрее добраться до Ализо. Там нас ждал отдых, горячая еда, крыша над
головой и другие нехитрые радости.
Дважды мы останавливались, чтобы расчистить дорогу. И оба раза Бык, не обращая внимания на
ругань солдат и косые взгляды командиров, рассылал солдат когорты далеко в стороны от дороги, проводя
таким образом на свой страх и риск разведку. Остальные даже не думали о таких простых мерах
предосторожности. Войско окончательно превратилось в неорганизованную толпу, грязную, уставшую,
которая плевать хотела на уставы и здравый смысл.
Во время второй остановки зарядил дождь. Да такой, что даже кроны деревьев, правда, порядком
поредевшие, не могли удержать потоков воды. Бормоча проклятия мы натянули капюшоны и плотнее
закутались в плащи. Бык же, наоборот, снял с груди шлем и надел его на голову. Поразмыслив немного, я
последовал его примеру, хотя таскать такую тяжесть на башке во время перехода удовольствие небольшое.
Один из легионеров стоящий рядом со мной хмыкнул:
- Думаешь, так меньше вымокнешь?
Легионера все называли Рябой. Лицо у него было сплошь в следах от мелких ожогов. Какой-то
германец во время боя ткнул ему в лицо горящую палку.
- 35 -
- Посмотри на центуриона, Рябой, - ответил я. – Три года я служу под его началом. И за все это
время он ни разу не надел шлем просто так. У нас была верная примета – если Бык в шлеме, враг уже
пересчитывает твои медали. Да и орлы сегодня не просто так застряли.
Рябой внимательно посмотрел на меня, понял, что я не шучу, и тоже нахлобучил свой шлем. Так,
один за другим, поглядывая то на Быка, то на меня, остальные солдаты центурии тоже скинули капюшоны,
надели шлемы и принялись расчехлять щиты.
Тут же появился совсем молоденький трибун-латиклав из штабных.
- В чем дело, солдаты? С кем вы собираетесь сражаться? Кто дал команду готовиться к бою?
Бык, услышав это, вперевалочку направился к трибуну.
- Никто не давал такой команды, - прогудел он. – Просто некоторым парням из этой облепленной
дерьмом толпы еще хочется пожить. В отличие от их командиров, у ребят хватает ума понять, что здесь
скоро будет.
- Центурион! Ты знаешь, как это называется?
- Здравый смысл, трибун. Так это называется. Я воюю дольше, чем ты живешь, так что дам тебе
один совет: отдай приказ всем остальным приготовиться к бою. Не слушай легатов и тем более Вара.
Призывай всех к оружию, трибун. Тогда, быть может, кто-то из нас и уцелеет.
- Все это здорово смахивает на мятеж, центурион. Я доложу легату, что ты нарушил приказ и
подбивал меня сделать то же самое. Встретимся с тобой в Ализо, центурион.
- Вот это вряд ли, - спокойно сказал Бык, и не слушая больше гневные окрики офицера развернулся
и побрел к голове колонны.
Вскоре прозвучала команда двигаться. Теперь мы шли в полной тишине, которую нарушал только
шелест дождя по пожелтевшим листьям, да скрип телег. Лес перестал быть просто недружелюбным. Всей
кожей мы чувствовали исходящую от него угрозу. Темную, тяжелую, древнюю, как сам он. Как будто
мрачные, кровожадные боги варваров покинули свои жилища и собрались здесь в предвкушении обильной
кровавой жертвы.
Мы сжимали побелевшие губы, стискивали до хруста в пальцах древки пилумов, напряженно
всматривались в густые заросли, наполовину скрытые пеленой дождя. И молились своим богам, прося у них
одного – быстрее выйти из этого проклятого леса.
Пройти нам удалось не больше полумили.
Сначала никто не сообразил, что произошло. Передовые отряды колонны, вдруг остановились. С
нашего места не было видно, что там произошло.
Рябой повернулся ко мне и, облизывая пересохшие вдруг губы, хрипло спросил:
- Опять что ли завал?..
И вдруг рухнул в грязь со стрелой в глазнице.
В этот миг со всех сторон раздался леденящий душу вой, и на нас обрушился град камней и
дротиков. Мне показалось, что это воют и стреляют сами деревья.
В первые же секунды рядом со мной упало человек пять. Остальные метались из стороны в сторону,
прикрывшись щитами и затравленно озираясь, пытаясь увидеть врага. Но снаряды летели отовсюду, не было
никакой возможности определить, откуда прилетит очередная стрела. То тут, то там вражеский дротик
находил свою цель и пронзенный насквозь солдат, захлебываясь кровью, валился на землю.
- 36 -
В вой и рев вплелись вопли раненых, беспорядочные команды, крики ужаса, женский визг и ржание
перепуганных мулов. Это был самый настоящий хаос. Избиение растерянной беззащитной толпы. По
колонне словно ходила огромная коса, выкашивая целые ряды.
Нас расстреливали с очень близкого расстояния, поэтому от доспехов пользы было немного. А
щит… Щит полезен, когда ты знаешь, где враг и можешь повернуться к нему лицом.
Нас застали врасплох, мы были измучены маршем, растеряны и не готовы к сражению. Но все же
мы были вымуштрованными винтиками огромной отлично отлаженной машины под названием «легион».
Мы были опытными, отлично обученными и спаянными железной дисциплиной профессиональными
солдатами. И если варвары думали, что мы станем легкой добычей, они здорово просчитались.
- Спина к спине! Спина к спине! – рев Быка перекрыл на мгновение какофонию боя, если это можно
было назвать боем.
За ним клич подхватили другие командиры. Бестолковые метания прекратились. Быстро и
слаженно, будто и не было этих мгновений паники, мы занимали свои места в строю, не разбираясь, где своя
центурия или когорта, а просто вставая под ближайший значок. Сходящих с ума гражданских, пинками и
затрещинами загоняли в середину строя.
Встав спина к спине, закрывшись щитами и ощетинившись пилумами, мы приготовились отразить
атаку. И она не заставила себя ждать. Неподвижный до этого момента лес ожил. Со склонов на нас ринулись
орды германцев.
Огромные, волосатые, полуголые, раскрашенные синей и зеленой краской, обезумевшие, визжащие,
вопящие, орущие они летели на нас и казалось ничто не сможет остановить их напор.
- Пилумы!
Сотни дротиков метнулись навстречу этой живой стене, пробивая в ней бреши. Но германцы даже
не обратили на это внимания. Мы взялись за мечи…
Они врезались в наш строй тяжелым тараном. Будь на нашем месте менее опытные солдаты, бой
закончился бы после первой сшибки. Никто из варваров и не помышлял о защите. Все они визжа лезли
вперед, пытаясь любой ценой добраться до врага. Получив удар мечом под ребра, они норовили в
последнюю секунду жизни ухватиться за щит легионера и повисали на нем, открывая дорогу копью своего
товарища. Если кто-то оставался безоружным, он продолжал сражаться голыми руками, а некоторые
пускали в ход и зубы.
Они бросались на нас, как свора взбесившихся псов. Раз за разом, не считаясь с потерями, не
замечая ран.
Правда, варвары все же остаются варварами. Среди них большинство думало не столько о
сражении, сколько о добыче. Стремясь прорваться к обозу, они даже не пытались действовать
организованно. Увидев брешь в нашем строю, они кидались туда, забыв всякую осторожность, и падали под
нашими мечами.
В общем-то, это нас и спасло. Знай они хоть что-нибудь о дисциплине, нам пришлось бы совсем
туго. А так после получасового ожесточенного боя, нам все же удалось отбросить их. Крича ругательства,
они растворились в лесу, оставив своих павших и раненых на поле боя.
Преследовать их мы не стали. Отступление могло оказаться ловушкой. Да и обоз нельзя было
оставлять. Поэтому едва последний германец скрылся, трубы сыграли отбой.
Раненых варваров мы добивали с остервенением, давая выход пережитому страху и отчаянию.
Вероломство должно быть сурово наказано.
- 37 -
После того как последний варвар перестал биться в предсмертной агонии, настало время считать
наши потери. Они оказались огромными. Как выяснилось, более или менее удачно отбились от германцев те
когорты, которые были в начале колонны. Арьергард тоже пострадал не особенно сильно, там были
опытные бойцы, не отягощенные обозом. А вот вся середина оказалась попросту раздавленной натиском
варваров. К тому же именно в том месте по одну сторону дороги были лесистые холмы, а по другую –
заболоченная низина. Германцам удалось сбросить наших в это болото, где тяжеловооруженная пехота была
бессильна против легких подвижных варваров. Там-то и было настоящее избиение. А мне казалось, что
именно на нашем участке дела были плохи.
Дорога и близлежащие заросли были усеяны трупами. Вперемешку лежали тела легионеров,
варваров, солдат вспомогательных войск, женщин, детей. Повсюду стояли разбитые повозки. Припасы,
снаряжение и всякий скарб валялись в грязи. Слышны были стоны раненых, женский и детский плач.
Только солдаты молчали. Ни ругани, ни команд, ни хохота… Мы были слишком подавлены. Наша победа
была больше похожа на поражение. Все понимали - еще несколько таких атак, и от трех легионов останется
лишь воспоминание.
Однако предаваться унынию и скорби времени не было. Мы должны были как можно скорее выйти
из этого леса на открытую местность. Там мы сможем дать правильный бой. Там германцам придется очень
несладко, когда они пойдут на плотно сбитый строй легионов. Все варвары хорошие воины. Сильные,
бесстрашные… Но хороши они, когда нападают из-за угла. У них не хватает упорства, выучки и
дисциплины, чтобы успешно драться в настоящем бою.
Слава богам, командиры это тоже понимали. Поэтому мы лишь кое-как закидали тела наших парней
ветками и землей, рассчитывая вскоре вернуться сюда и похоронить их, как положено. Потом привели в
порядок обоз, и, уже в боевом порядке двинулись дальше к Ализо. Теперь отдельные когорты охранения
постоянно следовали по обе стороны от колонны, оберегая фланки от внезапного нападения. Авангард и
арьергард были усилены, разведка ушла далеко вперед.
Но все эти меры предосторожности не могли исправить главной ошибки. Мы шли по почти
незнакомой территории, которую полностью контролировал враг. Мы шли в самое неподходящее для
маршей время года. Мы шли, отягощенные огромным обозом, который связывал нам руки и уменьшал
скорость передвижения. Эти грубейшие ошибки и просчеты командования привели к тому, что
боеспособность легионов была снижена донельзя. И варвары с успехом пользовались этим. Боевое
охранение попросту не могло сдерживать их.
То там, то тут, германцы просачивались сквозь наши дозоры и нападали на колонну. Мы
огрызались, как раненый, загнанный в ловушку зверь. В наших контратаках было больше отчаяния, чем
злости, больше обреченности, чем жажды победы, больше безысходности, чем надежды.
Среди нападавших мы часто узнавали отряды, которые совсем недавно располагались в нашем
лагере, изображая из себя преданных союзников. Это бесило больше всего. Конечно, предательство можно
назвать военной хитростью. Но много ли доблести в победе, добытой не мужеством, а хитростью? Порой
поражение может принести больше славы, чем победа. Впрочем, варварам эта истина была неведома.
Целый день мы пробивались вперед, отражая постоянные атаки германцев. Дождь не переставал.
Из-за него наши щиты постепенно приходили в негодность. Дерево и кожа скутумов тяжелели, набухали
прямо на глазах. Бросать мы их не отваживались, но и защищаться не могли. Просто забросили за спины, в
надежде на прочность кольчуг.
- 38 -
Каждый шаг стоил нам одного солдата. Раненых мы тащили на себе, зная, что германцы их
обязательно добьют, если их оставить. Многих убитых оставляли, хотя это во все времена считалось
позором. Разбитые повозки мы бросали на дороге, иногда прямо с вещами. Теперь уже никому не приходило
в голову заботиться о своем добре. Время от времени мы проходили мимо деревьев, ветви которых были
увешаны головами наших солдат. Это означало, что еще одна передовая центурия наткнулась на очередную
засаду.
Выть хотелось от злости и бессилия. Некоторые, не стесняясь, плакали. Большинство же угрюмо
молчали, глядя под ноги.
Так и шли. Шли долго. Очень долго. Этот день мне показался самым длинным в моей жизни. Тогда
я еще не знал, что впереди еще три таких же дня. Если бы знал, не раздумывая, бросился бы на меч.
К вечеру мы все же выползли на более или менее открытое место. Во всяком случае, здесь можно
было разбить лагерь. Без него нас вырезали бы ночью, как овец. Само собой, германцы пытались нам
помешать. Они были предателями, но не были дураками.
Ливень превратился в надоедливую морось. Но это было куда лучше, чем нескончаемые потоки
воды. Наша когорта стояла в охранении. Позади раздавался стук топоров - солдаты других подразделений
рубили лес для устройства лагеря. Иногда к этим вполне мирным звукам примешивались звуки боя.
Германцы и не думали оставлять нас в покое.
Моя центурия, растянувшись в длинную линию прикрывала несколько небольших групп лесорубов
– человек по пять – семь. Еще пара десятков солдат, зачищала срубленные деревца и ветки, несколько
человек оттаскивала наспех затесанные колья к лагерю. Неутомимый Бык сновал вдоль нашей боевой
линии, подбадривая солдат, кого добрым словом, кого затрещиной.
Чтобы усложнить варварам задачу, мы везде, где только было можно, разожгли костры. Сырые
дрова давали больше дыма, чем света, но все же…
Я стоял, до рези в глазах всматриваясь в темноту, но все равно не заметил, как небольшой отряд
германцев подкрался совсем близко. Только когда вдруг ожили тени и несколько наших солдат рухнули, я
сообразил, что то, что я принимал за колеблющиеся на ветру кусты на самом деле были германцы.
Заорав во всю глотку: «к оружию!», я ринулся к варварам. Они уже прорвали нашу линию и теперь
неслись к парням, которые валили лес. Оружие те, естественно оставили в стороне, чтобы не мешало
работать, оставив при себе только кинжалы. На мое счастье неподалеку оказался Бык. Он сразу понял, что к
чему.
- Тревога! К оружию, бараны! – взревел он.
Первыми в неплотный строй германцев врубились именно мы с Быком, вызвав замешательство в их
рядах. После минутной неразберихи, за время которой мы успели отправить к праотцам нескольких человек
и занять удобную позицию, встав спиной к спине, германцы разделились. Часть побежала к лесорубам,
которые в спешке бросали свои топоры и хватали первое попавшееся оружие, остальные насели на нас с
Быком.
Вот это была драка! Честно говоря, я тогда уже попрощался с жизнью. В неверном свете костров
разрисованные краской германцы с оскаленными в криках ртами были похожи на каких-то неведомых
чудовищ. С короткими копьями наперевес, они бросались на наши щиты всем телом, пытаясь если не
проткнуть нас, то хотя бы сбить с ног. Мне повезло, что позади стоял Бык. Он врос в землю, как скала и не
давал мне упасть. Я только успевал отмахиваться мечом от копий, даже не думая о том, чтобы поразить
- 39 -
кого-нибудь из врагов. Зато Бык, не уступавший ни ростом, ни силой германцам успел прикончить троих,
прежде чем к нам подоспела помощь.
Через пять минут от просочившегося отряда не осталось ничего. Мы потеряли человек десять. По
одному за троих варваров.
- Не ранен? – спросил Бык.
- Вроде нет.
- Добро. Ты первый заметил этих ублюдков?
- Я.
- Поздновато. Ну да ладно… Хотя, такой размен мы себе позволить не можем. Одного за троих – это
слишком. До Ализо еще топать и топать… Сколько дойдет, если так драться будем?
Он снял шлем и вытер подкладку. Я заметил у него на лбу здоровую ссадину.
- Продержимся мы? – глухо спросил я.
Бык помолчал, глядя в никуда, потом нахлобучил шлем и вместо ответа сухо скомандовал:
- Проверь посты.
Первый раз на моей памяти Бык ушел от прямого ответа.
Спустя два часа мы уже сидели у костров, под защитой лагерных укреплений. Вал с частоколом, ров
и сотня шагов очищенного от деревьев и кустарника пространства отделяли нас от варваров. Все были
вымотаны настолько, что посты сменялись каждый час. Остальные либо спали вповалку, не снимая
доспехов и не расставаясь с оружием, либо жевали сухие солдатские лепешки с салом – другие припасы
погибли во время дневного перехода.
Высокий тощий легионер по кличке Жердь подкинул несколько влажных валежин в костер. Тот
недовольно затрещал и выбросил нам в лица клубы едкого дыма. Потом вытащил невесть как уцелевшую
баклагу с вином и пустил ее по кругу. Мы молча выпили. Мы – это Жердь, Холостяк, Кочерга и Луций четверо уцелевших бойцов из первого десятка первой центурии. Ну и я. Весь день мы держались друг рядом
с другом. Теперь вместе коротали эту ночь.
Со стороны темного леса слышались вопли и боевые песни германцев.
- Не угомонятся никак, - проворчал Жердь играя желваками. – Нам бы пару свежих когорт, живо бы
угомонили.
- Ага, видел я, как ты сегодня их угомонить пытался, - язвительно усмехнулся Холостяк, чем-то
похожий на Самнита, такой же тощий и верткий.
- А что? Скажешь плохо дрался?
- Ну конечно! Ой, Холостяк, сколько же их тут, сколько же их тут?! – передразнил Холостяк делая
испуганное лицо и озираясь, будто действительно вокруг были орды германцев.
Мы невесело рассмеялись.
- Да что ты врешь-то? Не было такого.
- Да, рассказывай. Чуть в штаны не наложил, поди…
- Смотри сам не наложи завтра.
- Прорываться будем? – плохо скрывая страх спросил Луций, совсем молодой парень, в армии без
году неделя.
- А что, хочешь здесь всю зиму просидеть?
- Нет… Просто как-то…
- 40 -
- Страшно, да? Откуда же вас таких берут, а? – неприязненно скривился Жердь. – Я таким как ты
пришел. Служил у Друза. Тут еще жарче было. И ничего, не дергался раньше времени.
У него самого на левом запястье болтались три наградных браслета, а через все лицо шел
уродливый шрам, из-за которого казалось, что он все время подмигивает.
- Да чего ты накинулся на парня. В такую переделку попал, что и ветерану впору поседеть. А он
ничего, держится.
- Держится… За штаны.
Крики германцев стали громче. Мы напряглись. Руки сами потянулись к оружию. Лица
превратились в застывшие маски.
- Неужели сунутся? – ни к кому конкретно не обращаясь проговорил обычно молчаливый Кочерга.
Но варвары подбежав ко рву забросали стены дротиками и камнями и тут же откатились обратно.
На серьезный приступ не отважились. Мы вздохнули свободнее.
Мимо нас пронесли нескольких раненых. Мы проводили их взглядами.
- Ничего, завтра поквитаемся, - мрачно сказал Жердь. – Я сегодня четверых положил.
- Подумаешь! Я семерых себе записал.
- Вот ты врать!
- Орлом клянусь.
- Да ты и крысу убить не сможешь…
Я вздохнул. Сразу вспомнились Сцевола с Крохой. Видно, в каждом отряде найдется парочка,
которая будет при малейшей возможности устраивать свару.
Подошел Бык. Сел, протянул свои лапищи к огню. Жердь молча подал ему баклагу с остатками
вина. Тот так же молча взял, сделал несколько глотков, крякнул, вытер ладонью губы и вернул баклагу
хозяину.
- Чего не спите? – спросил он.
- Да толку-то? Того и гляди опять полезут. Не разоспишься.
- Когда полезут, тогда и подымешься. А сейчас хорош байки травить. Завтра целый день дерьмо
месить будем. Мне солдаты нужны, а не дохлые мулы. Оружие в порядке?
- Щиты никуда не годятся.
- Это я и сам знаю. Дождь, будь он неладен… - центурион зло выругался. – Если и завтра будет
лить, вообще драться будет нечем.
- Ничего, прорвемся как-нибудь.
- Надо не как-нибудь. Надо так дойти до Ализо, чтобы ни одного германца на сотню миль вокруг не
осталось. Резать всех без жалости.
- Это уж мы с радостью.
- Ну и славно, - сказал Бык, тяжело поднимаясь. – А сейчас всем спать.
Но поспать так толком и не удалось. Всю ночь германцы дергали нас, не давая отдыха. Только
засыпать начнешь, тут же начинают надрываться трубы, сдергивают с нагретого клочка земли, и ты
несешься к левым или правым воротам, ничего не соображая, на ходу подгоняя доспехи. А варвары, дав
залп дротиками, отступают обратно в лес, чтобы через полчаса напасть с другой стороны.
Один раз, правда, они все же дошли до ворот и даже попытались разбить их. Но мы настолько
разъярены, что силами всего четырех потрепанных когорт сумели отбросить их к лесу. Мы пошли бы и
дальше. Но возможно, это была просто ловушка. Командиры подумали об этом и дали нам сигнал отступать.
- 41 -
Отходили мы неохотно. Хотели драться. Покончить с германцами одним сокрушительным ударом. Головой
мы конечно понимали, что ночью в лесу против превосходящих сил противника, для которого к тому же
этот лес был родным домом, мы бы не выстояли. Но как хотелось забыть обо всех этих премудростях! Как
хотелось броситься очертя голову в схватку и убивать, убивать, убивать. Пока сам не рухнешь под грудой
вражеских тел…
Мы были дисциплинированными солдатами. Мы отошли обратно в лагерь, спрятались за валом и,
проклиная судьбу, завалились спать. В доспехах, сжимая в натруженных руках рукояти мечей, укрывшись
плащами и положив под головы походные сумки. Чувствуя лишь свинцовую усталость и опустошенность.
Мы спали, не видя снов, и не зная, что последующие два дня станут последними для большинства
из нас.
Так закончился первый день сражения, которое гораздо позже назовут битвой в Тевтобургском
лесу.
Глава 6
Утром все было иначе. Дождь перестал, и в разрывах облаков выглянуло солнце. Одного этого было
достаточно, чтобы мы воспрянули духом. За ночь мы хоть и немного, но все же отдохнули и рвались в бой.
Нам казалось, что вчера варвары показали все, на что были способны. Теперь настал наш черед.
Нам приказали избавиться от всего лишнего, сжечь большую часть обоза, взяв только самое
необходимое. Солдатам запретили тащить на себе что-нибудь кроме оружия. Вся поклажа досталась тем,
кто не мог держать в руках меч.
Стройной колонной, держа строй, мы вышли из лагеря, готовые ко всему. Германцы были где-то
поблизости, но нападать не отваживались. Все же мы были еще достаточно сильны, несмотря на вчерашние
потери. И эти трусливые германские псы прекрасно понимали, что на открытом месте им с нами не
совладать. Поэтому как стервятники следовали за нами, ожидая удобного случая, чтобы снова напасть. Но
застать нас врасплох теперь было непросто.
Легионные когорты и кавалерия, правда совсем малочисленная, шли в боевом охранении, готовые в
любой момент отразить атаку. Основная часть войска тоже не думала расслабляться. Мы все еще были
крепким орешком. И варвары понимали, что могут запросто обломать о нас зубы.
Первая половина дня прошла спокойно. Беспокоила нас только варварская конница, которая
следовала за нами по пятам и время от времени наносила стремительные удары по нашему арьергарду. Как
собачонка, кусающая за пятки человека.
Мы повеселели. Всего два дня перехода, и мы будем на зимних квартирах. В безопасности и тепле.
Всего-то два дня… Пустяк. Только бы продержалась такая погода. Пустяк. Мы обязательно дойдем. А
потом вернемся в эти места. Чтобы отомстить. Пройдем по этим проклятым землям, оставляя за собой
выжженные селения и груды трупов. Мы снова докажем, что Рим часто проигрывал сражения, но никогда войны.
Всего два дня… У нас есть пища и оружие. У нас есть мужество и воля к победе. У нас есть страх,
который мы обратили в ненависть. Враг уже знаком нам в лицо. И мы поняли, что можем побеждать. Так
неужели мы не продержимся каких-то два дня. Только бы снова не пошел дождь… Пустяк, мы обязательно
дойдем.
- 42 -
Так мы думали, тяжело шагая по размытой дороге. Три измотанных обескровленных, но не
сдавшихся легиона. Три легиона, номера которых вскоре будут навсегда вычеркнуты из списков римской
армии.
Дождь зарядил, когда день перевалил далеко за середину. Он обрушился внезапно, будто боги разом
перевернули огромную бочку. Вместе с дождем налетел ледяной ветер. Из-за сплошной пелены воды ничего
нельзя было разглядеть и в сотне шагов. Мы мгновенно вымокли с головы до ног. Потоки грязи с холмов
едва не сбивали с ног. Ветер ломал толстые ветви и те с оглушительным треском падали прямо на наши
головы. Дорога снова превратилась в раскисшее болото. Идти было не то что трудно, почти невозможно.
Когда тащишь на себе ….. фунтов железа скользкая грязь превращается в непроходимое препятствие. Мы то
и дело оскальзывались и падали в эту жижу, ломая строй и посылая проклятия богам.
Само собой, германцы не заставили себя долго ждать. Их легкая пехота была куда подвижнее, чем
мы, для них дождь был скорее союзником, чем врагом.
Это было повторение вчерашнего дня. Быстрые наскоки, интенсивные обстрелы, короткие
рукопашные схватки то в одной части колонны, то в другой. Потери, конечно, были не такими большими,
как вчера. Но все же легионы медленно таяли, как снег на солнце. Германцев же, наоборот, становилось все
больше. Все новые племена вступали в схватку. Появлялись те, кто еще вчера не отважился бы повернуть
оружие против Рима. Но услышав о вчерашнем успехе их более храбрых товарищей, они поспешили сюда,
чтобы получить свою долю добычи и славы. Одно слово – стервятники. Стая волков затравила медведя, и
тут же появляются мелкие хищники, стремясь отхватить кусок пожирнее от гниющей туши. Примерно так
все выглядело. Разница лишь в том, что еще не были гниющей тушей. Мы тяжело ворочались в этой
ловушке, отмахиваясь от наседающего шакалья, и теряя кровь от сотен мелких, но болезненных укусов.
Мы потеряли счет стычкам. Как потеряли счет убитым врагам и своим погибшим товарищам. Рядом
с тобой кто-то падал, его место тут же занимал другой, а ты шел вперед, не думая ни о чем. Просто
передвигал ноги, в ожидании момента, когда германский дротик найдет тебя, и ты сможешь, наконец,
отдохнуть от этого бесконечного марша.
Истерзанные когорты боевого охранения вливались в колонну, вместо них на фланги выдвигались
другие, порой потрепанные еще сильнее. Рабам и свободным гражданским дали оружие. На счету был
каждый меч. Толку, правда, от них было немного. Они умели только умирать. Но каждый забирал с собой
хотя бы одного варвара. Своих раненых, тех, часы которых были сочтены, мы добивали сами, не оставляя
этой возможности германцам. Тут и там мелькали окровавленные повязки. Многие кое-как передвигали
ноги, повиснув на своих соседях, чтобы во время следующей стычки, собрав последние силы, броситься в
бой и умереть достойной смертью.
Но все же мы шли. Упорно, шаг за шагом мы приближались к спасительным стенам Ализо. И
каждый новый шаг был нашей маленькой победой в этом затянувшемся сражении.
Нет, ни страха, ни отчаяния не было. Нас душила бессильная злоба. Мы знали, что еще в силах дать
германцам хороший урок. Но для этого нам было нужно найти хорошее поле. Ровное, не затопленное водой.
Чтобы можно было развернуться в боевые порядки и встретить варваров сплошной стеной щитов. Выиграть
такой бой у нас хватило бы сил и злости. Покончить одним решительным ударом с предателями – вот, о чем
мы мечтали. Но нас окружали лишь изрытые оврагами и расселинами, поросшие густым лесом холмы или
топкие болота. Дорога местами была такой узкой, что приходилось сжимать ряды до пяти человек. И конца
этому лабиринту не было видно.
- 43 -
Все работало на германцев, и местность, и погода, и время. С каждым часом нас становилось все
меньше, к ним же присоединялись все новые и новые отряды. Свежие, отдохнувшие, полные сил и желания
покончить с нами.
Во время одной из вынужденных остановок мимо нас пронесли того самого молодого трибуна,
который обвинял нас в попытке мятежа. Он был рассечен чуть ли не надвое, но еще дышал. Кровь алой
струей вытекала из ужасной раны и смешивалась с дождевой водой.
- Ну что, трибун, по-прежнему считаешь нас мятежниками? - зло крикнул вслед удаляющимся
носилкам Жердь.
Бык, стоявший в это время рядом, молча развернулся и коротко, но сильно ударил легионера в лицо.
Тот отлетел на пару шагов и рухнул в грязь. Никто даже не подумал помочь ему подняться.
- Всем приготовиться, - как ни в чем не бывало скомандовал Бык. – Наш черед на фланг идти.
Нашу когорту посылали в охранение чаще других. Вообще бросали на самые беспокойные участки.
Из всего восемнадцатого легиона, у нас были самые маленькие потери. Мы были самым боеспособным
подразделением. И все благодаря Квинту Быку, который спускал с нас по десять шкур и которого солдаты
когорты ненавидели так же, как раньше ненавидели его мы. Время показало, что гоняя нас до седьмого пота
по плацу, он попросту спасал наши жизни. В тот день во всей когорте не осталось ни одного солдата,
который сказал бы что-нибудь плохое про старшего центуриона. Даже Жердь, поднявшись кое-как и
потирая распухающую на глазах скулу, не произнес ни слова. Молча подобрал шлем, надел его и встал в
строй.
Преодолев очередную речушку, мы, наконец, выбрались из леса на более или менее ровное поле.
Если, конечно, длинную узкую полоску земли, свободной от деревьев, можно назвать полем. Но все же
здесь можно было немного раздвинуть ряды и перестроится из колонны в некое подобие каре. Наша когорта
шла в стороне от колонны, между основными частями опушкой леса, в котором собирались для очередной
атаки германцы. Рядом находились вспомогательные войска и один из трех эскадронов конница. Остальная
кавалерия прикрывала тыл каре. Германские всадники крутились
невдалеке, забрасывая нас легкими
дротиками и стрелами. Приближаться вплотную, правда, пока не решались. Наша кавалерия пыталась
отогнать их, как назойливых мух. Но римлян было мало, и они не уходили далеко от тяжелой пехоты. То
и дело вспыхивали короткие конные стычки. Германцы, не принимая затяжного боя, отходили к лесу, а
римляне возвращались к нам, с перекинутыми поперек седел павшими товарищами, ведя в поводу
лишенных седоков коней.
Кавалерия варваров все прибывала. Видно, они решили использовать на этом поле свое
преимущество в коннице. Что ж, это было разумно. Рассеять легкую пехоту и стрелков, пробиться к центру
каре, к обозу, а потом быстро отхлынуть обратно, не увязая в бою с тяжелыми легионерами. Могло и
получится.
Мы находились как раз между нашей колонной и кавалерией варваров. И первый удар должен был
прийтись по нам. Бык тоже понял это и приказал идти медленнее, маневрируя так, чтобы не позволить
германцам обойти нас стороной. Как могла помогала наша конница, отвлекая внимание варваров, давая нам
возможность перестроиться.
Не зря мы проводили долгие часы в учебных битвах, маневрах и строевых упражнениях. Нам не
нужно было ни о чем договариваться, не нужно было заранее согласовывать свои планы. Все происходило
словно само собой. Конница угадывала наш следующий маневр и оказывалась точно в том месте, где ей
- 44 -
надлежало быть. Мы же в свою очередь четко, как на параде, без суеты и толкучки перестраивались, меняли
направление движения, прикрывая собой идущую в стороне колонну.
В конце концов, варварам надоело играть с нами в кошки-мышки. Они перестали метаться по полю,
и начали стекаться в одну точку, собираясь для решительного удара. Наши всадники решили помешать им
сделать это, и бросились в атаку. На полном скаку они врезались в не успевшую еще набрать скорость
конную лавину германцев. Раздался ужасающий грохот. Конный бой это всегда страшно. Обезумевшие
лошади кусают друг друга, бьют копытами, ржут так, что кажется, это кричит сама изрытая копытами земля.
Лязг оружия, треск ломающихся копий, вопли на несколько томительных минут накрыли собой всю
равнину. Но вот что-то дрогнуло, будто оборвалась нить, связывающая между собой отдельные фигурки
всадников, и мы увидели, что остатки нашего эскадрона стремглав мчатся к нам. А следом за ними вопя и
улюлюкая несется волна вражеской кавалерии.
Запели трубы, поднялись и опустились значки манипулов, мы быстро развернулись и перестроились
для отражения атаки. Не знаю, на что рассчитывали германцы теперь, когда их попытки обойти наше
прикрытие провалились. Может быть, они были слишком самонадеянны и решили, что им удастся легкой
пройти сквозь наш строй. Если это было действительно так, то они здорово разочаровались.
На самом деле, остановить конную лавину не так уж и трудно. Здесь главное загнать поглубже
животный страх, возникающий при виде несущейся на тебя лошади с вооруженным всадником на спине,
который получается вроде как в два с лишним раза выше тебя. Этакое чудовище, способное раздавить,
расплющить, раздробить все кости одним ударом. Если не поддашься панике, не дрогнешь, не повернешься
к этому чудовищу спиной, у тебя есть неплохой шанс выйти целым из переделки. Нужно только стоять
потверже и быть уверенным в тех, кто стоит рядом с тобой, облизывая побелевшие губы.
В таком деле незаменимы длинные копья. Если сбить щиты и ощетиниться навершиями копий,
никакая кавалерия не страшна. Но у нас были лишь тяжелые пилумы, которые не очень хорошо подходили
для рукопашной, да короткие мечи, незаменимые в плотном бою с пехотой, но не рассчитанные на борьбу с
всадниками. Однако мы располагали двумя вещами, с помощью которых не раз одерживали блестящие
победы. У нас были мужество и опыт, а это куда надежнее самого крепкого копья.
Когда лавина приблизилась, мы метнули пилумы, целясь в лошадей. Дружное «х-ха!», и первые
ряды германцев смешались. Несколько десятков коней, получив дротик в грудь или морду кубарем
покатились по земле, сбрасывая седоков. На какую-то долю секунды нам показалось, что атака
захлебнулась. Так часто бывает после хорошего залпа, проредившего первую линию врага – кажется, что
теперь-то вал надвигающийся на тебя приостановится.
Но германцы не были новичками. Они и не думали отворачивать. Вот они только что были далеко, а
спустя какое-то мгновение широкая взмыленная грудь лошади оказывается прямо перед тобой, а сверху на
тебя обрушивается топор на длинной рукояти.
Мы были чем-то вроде своеобразных волнорезов на пути лавины германской конницы. Их плотный
строй разбился о наши манипулы, буквально вросшие в землю. Как штормовая волна, способная смести все
на своем пути, бессильно разбивается на десятки маленьких волн, столкнувшись с выходящими далеко в
море каменными волноломами. Мы приняли на себя главный удар этой орущей, визжащей волны.
Страшный удар. Германцы атаковали отчаянно, вложив в этот натиск всю свою ненависть.
Волна разбилась, но и нам досталось. Правильные аккуратные квадраты манипулов смешались,
рассыпались, сразу став меньше чуть ли не на треть. Бой превратился в отдельные схватки. Конный против
пешего. Опыт и сноровка против массы и силы.
- 45 -
Рядом со мной закутанный в грязные шкуры германец, вооруженный копьем пытался проткнуть
легионера, лежащего на земле. Тот кое-как прикрывался щитом, одновременно стараясь встать на ноги, и
что-то кричал. Я метнулся к всаднику и одним ударом рассек незащищенное бедро до кости. Германец
взвыл и свалился с коня. На него тут же накинулись двое наших. В этот же миг сзади раздался визг и
дробный топот копыт. Я едва успел обернуться и подставить щит под удар тяжелого топора. Щит треснул, а
я с ноющей рукой рухнул в грязь, глядя как кто-то из наших, кажется Жердь, присев и прикрывшись щитом
перерубил передние ноги коню, с тем самым германцем, который едва не отправил меня к праотцам.
И пошло. Сейчас ты, через секунду – тебя. Никаких схваток один на один. Никаких раздумий и
сомнений. Я вертелся, как волчок, подобрав чей-то щит. Резал, колол, рубил, уворачивался, падал,
поднимался, снова рубил. Конница, увязнув в пехоте, становится очень уязвимой. Лошадь – это не человек,
она не может действовать обдуманно и расчетливо в такой мясорубке. Один тычок острием меча в морду – и
всадник летит на землю, сброшенный взбесившимся от боли животным. Остается только добить его,
оглушенного, судорожно пытающегося нащупать выпущенное из рук оружие. Правда, в этот момент могут
угостить топором тебя. Или растоптать. Или просто сбить с ног, а потом пригвоздить длинным копьем к
земле, как жука. Зато и ты можешь перерубить незащищенную ногу всадника, можешь, схватив его за
древко нацеленного на тебя копья, стащить с коня, можешь вспороть брюхо лошади… Ты можешь убить и
быть убитым. Единственное, чего ты не можешь сделать – отступить.
И мы не отступили. Постепенно германцев становилось все меньше. Теперь думали не о сражении,
не об обозе с добром, а о том, чтобы вырваться из этой бойни. Один за другим они начали пробиваться к
лесу, туда, где они будут в безопасности. На помощь нам спешил эскадрон и отряд легкой пехоты. Мы,
видя, что поле боя остается за нами, грянули «бар-ра!» и усилили натиск.
Мы окружали небольшими группами отдельных всадников, стараясь выбрать тех, кто был
познатнее и расправлялись с ними, радуясь этой возможности выместить свою злость. Некоторые подбирали
пилумы и сбивали скачущих к лесу германцев, не ввязываясь в ближний бой. Метнул пару дротиков и я.
Один раз неудачно, зато второй вошел прямо между лопаток рослому варвару, который на свое несчастье не
озаботился тем, чтобы перекинуть щит за спину.
Победа далась нам дорого. От когорты осталось едва ли больше половины. Бык, слава богам,
уцелел. Когда я увидел его, забрызганного с ног до головы кровью, с германским копьем в одной руке и
мечом – в другой, устало бредущего среди тел, я обрадовался так, словно встретил родного отца.
Нашу когорту сменила другая. Теперь мы шагали в главной колонне, и принимали поздравления от
других солдат, видевших то, что мы сделали.
В который раз мы убедились, что в настоящей открытой схватке победа остается за нами. Если бы
не эти проклятые леса! Леса, где стрелял каждый куст. Где варвары ухитрялись устраивать небольшие
крепости в кронах деревьев, поливая нас сверху расплавленной смолой и швыряя на наши головы огромные
булыжники. Где лучника ты мог заметить только тогда, когда его стрела уже воткнулась в твой щит или в
грудь. Где повсюду расставлены хитроумные ловушки, капканы и «лилии»1. Где наше умение вести
правильный честный бой было ни к чему.
К закату мы все-таки выбрались из очередной чащи. Выбрались, оставив в лесу еще несколько сотен
убитых. Заплатив за каждый шаг неимоверно высокую цену. Но все же это была еще одна победа, которую
уже никто не сможет у нас отнять.
1
Солдатское обозначение волчьей ямы с частоколом.
- 46 -
Перед нами лежало поле, а за ним - небольшие холмы, окруженные песками и идущие
параллельно горной гряде. Посередине горы были разорваны узким ущельем, через которое нам нужно
было пройти любой ценой. Там, за горами, мы будем спасены. Оттуда рукой подать до Ализо. Там нет
лесов. Там германцы не будут чувствовать себя как дома. Там… Совсем близко.
Они ждали нас на этом поле. Нет, в их планы не входило дать нам настоящий бой. Для этого они
были слишком трусливы. Даже несмотря на то, что теперь на одного измученного легионера приходилось
как минимум по три, полных сил германца. То, как мы расправились с их кавалерией несколько часов назад,
показало им, что мы еще слишком опасны. А рисковать эти парни не хотели. Поэтому вместо пехоты,
которая засела на холмах, подтянули сюда всю свою кавалерию. Не очень многочисленную, правда. Но нам
и не нужно было много…
На этот раз германцы не стали бросаться в самоубийственную атаку на когорты. Они стремительно
приближались, забрасывали нас дротиками и тут же откатывались назад, хохоча над нашими полными
бессильной ярости воплями. И так раз за разом. Волна за волной. Наскок, залп, отход. Наши стрелки
пытались отвечать, но из-за дождя стрелы и луки пришли в негодность, а дротиками на ходу много не
навоюешь.
Нам не оставалось ничего другого, как просто идти вперед под этим бесконечным обстрелом, теша
себя мыслью, что завтра, когда мы пойдем на прорыв, сможем поквитаться и за это. Наконец, германцы,
израсходовав запас боеприпасов, оставили нас в покое. Поулюлюкав в отдалении, их конница неторопливо
развернулась и скрылась за холмами. Мы вздохнули с облегчением. Было ясно, что на сегодня все
закончилось. Исход сражения должен был решить завтрашний день.
Мы разбили лагерь. Без всяких помех. Видно, германцы были уверены, что наша участь решена.
Что ж, мы думали иначе.
Лагерь получился не очень внушительным. Неглубокий ров, больше похожий на канаву, вал, скорее
просто обозначавший границы лагеря, чем призванный остановить атакующих. У нас просто не было сил
возводить серьезные укрепления. Завтра мы или выберемся отсюда, или умрем. В любом случае, завтра
лагерь нам будет не нужен. В нем нам предстояло провести лишь одну ночь. А для этого он вполне годился.
Как и вчера мы сидели у костра. Я, Жердь, Кочерга и Холостяк. Луций погиб днем, во время той
конной атаки. Его место у костра было свободным, будто он отошел ненадолго и должен вот-вот вернуться.
В эту сторону никто не смотрел.
Мы почти не разговаривали. Даже Жердь с Холостяком помалкивали. Каждый был погружен в
собственные мысли. Друг перед другом мы храбрились, строили из себя этаких отчаянных парней, которым
море по колено. О том, что творилось в душе у каждого, когда он оставался наедине с собой, оставалось
только догадываться. Судя по лицам, грубым, изрезанным шрамами и морщинами, усталым, с потухшими
глазами и ввалившимся щеками, густо поросшими щетиной, мысли были далеко не такие бодрые.
Конечно, были среди нас и такие, кто искренне верил в завтрашнюю победу. Тот же Кочерга. Сидит,
спокойно правит меч, поплевывая на оселок, и что-то напевает себе под нос. Сколько я его знаю, точно
такое же лицо у него было и летом, когда мы припухали на солнышке и радовались жизни. Безмятежное,
туповатое, не выражающее ничего, кроме благодушия, да и то только после сытного обеда или похода
бордель. Не знаю, понимал ли он всю тяжесть нашего положения и просто свято верил в силу римского
оружия, или ничего не понимал и был уверен, что все идет, как надо.
И таких, как он было немало. Как ни крути, а мы профессиональные солдаты. Давно прошли те
времена, когда служба в армии была обязанностью каждого гражданина. Каждый римлянин от рождения
- 47 -
был солдатом и пахарем. Наверное, тогда у парней, попавших в переплет, были другие мысли и другие
настроения. Они сражались за свой народ, за сенат, за Рим. Мы уже начали забывать эти слова. Мы дрались
за жалованье, добычу, своего императора1 и своих товарищей. Поэтому воспринимали все несколько в ином
свете. Нас мало заботило то, что здесь мы защищаем интересы римского народа. Мы просто выполняли
свою работу, за которую нам платят. Мы просто мстили за павших. Мы просто должны были вытащить из
этого дерьма своих друзей, которые были ранены или просто оказались слабее нас. Никаких высокопарных
слов и мыслей. Никакого героизма.
Так чего, спрашивается, впадать в уныние? Когда ты пришел на вербовочный пункт, ты уже сделал
выбор – твоя жизнь не принадлежит тебе больше. За нее заплатили звонкой монетой. Но на время дали
попользоваться тебе. Все равно, что я купил мула у соседа, но попросил его подержать немного мула у себя,
пока у меня освободится для него стойло. Придет в голову соседу жалеть своего мула, когда настанет срок
отдавать его мне? Нет. Сделка заключена, и я требую лишь то, что уже давно принадлежит мне. А он отдает
мне то, что ему так же давно не принадлежит. Конечно, жизнь – это не мул. Но суть не меняется. Должен –
отдай и не хнычь. Мужчина должен всегда отдавать долги без сожалений. Будь то деньги или жизнь…
К тому же, мы не слишком-то ценили свои жизни. Когда каждый день видишь смерть, когда рядом
гибнут твои друзья, когда ты сам убиваешь не задумываясь, жизнь превращается в мелкую разменную
монету. Смерть окружает нас, смерть шагает рядом с нами в строю, смерть греется с нами у костра. Она
наша близкая подруга, гораздо ближе, чем жизнь, которой нет места на войне. Убьют меня завтра или нет –
не так уж и важно. Мы привыкли к мысли, что все мы рано или поздно умрем. Так что важно не когда, а как.
Храбрецы не бывают долгожителями, а нам хочется прослыть храбрецами. То, что будут говорить
после нашей гибели друзья, сидя у костра нас волнует намного больше, чем то, что мы не увидим
следующий рассвет. Говорят, что человека обычно вспоминают по его делам. Мы вспоминаем своих
товарищей по тому, как они погибли. Последний мерзавец может в миг стать отличным парнем, если
погибнет, спасая свой десяток. Смерть – это возможность одним махом исправить всю свою жизнь. Или,
наоборот, перечеркнуть все хорошее, что ты когда-либо делал.
Гибель на поле боя – обычный конец для солдата. И с этой мыслью мы живем постоянно. Поэтому,
попав в переделку, не отчаиваемся. Пришел и наш черед, как приходил черед тысяч других. Не мы первые,
не мы последние. Это не равнодушие и не обреченность, и уж подавно не исключительная смелость. Это –
наше ремесло. Не самое легкое, но почетное. Не самое приятное, но достойное мужчины. А смерть – лишь
одна из наших обязанностей. Как сбор урожая одна из обязанностей крестьянина.
Вот потому-то тем вечером, в лагере раскинувшимся близ Дэрского ущелья, слушая грозные боевые
песни варваров, доносящиеся с вершин холмов, большинство из нас оставались спокойны. Завтра мы
пойдем на прорыв. И в который раз сделаем свою работу. Какие могут быть сомнения. А то что не все
доживут до вечера… Что ж, это война. Это наш суровый мужской мир, который мы сами выбрали. Здесь
свои правила и законы. Так неужели кто-то будет всерьез сомневаться в их справедливости, только потому
что ему страшно умирать?
Но если бы я сказал, что все мы были охвачены небывалым подъемом и просто рвались в бой – это
было бы ложью. Для того чтобы верить в легкую победу мы были слишком опытны. А для того чтобы
обманывать себя – слишком циничны. Три легиона, от которых осталась едва ли половина. Плюс изрядно
1
Здесь слово «император» используется в своем первоначальном значении. Таким титулом солдаты
награждали наиболее успешных полководцев.
- 48 -
поредевшие вспомогательные когорты. Плюс три эскадрона кавалерии на полудохлых от усталости конях со
сбитыми копытами. Плюс толпа женщин и детей, которых нельзя бросить на произвол судьбы. Против
нескольких десятков тысяч германцев, большая часть которых – испытанные опытные воины. Надо быть
глупцом, чтобы думать, будто завтра мы отделаемся испугом.
И если быть честным, я в тот вечер приготовился умереть. Конечно, я всегда был готов к гибели,
такая уж у меня работа. Но одно дело идти в бой, зная, что шансы равны и все зависит лишь от твоего
мужества и умения. И совсем другое – понимать, что никакое мужество не поможет тебе, если против
одного тебя встанет пять воинов. Это в легендах герои рубят врагов сотнями, а потом играючи
расправляются с какой-нибудь гидрой.
В жизни все не так. В жизни твои мускулы налиты свинцовой тяжестью, и все тело ломит от
усталости. В жизни размокший щит не выдержит и десятка ударов германского топора, а кольчуга, надетая
на промокший насквозь стеганый жилет, стирает спину и плечи до крови. В жизни невыносимо ноет отбитая
рука, мелкие порезы и царапины не заживают из-за влажности и грязи, а начинают загнивать, как бы их не
перевязывали. В жизни живот подводит от голода, а от плохой болотистой воды, которую мы пьем не
смешивая с вином или уксусом, потому что их попросту нет, чуть ли не половину солдат мучает понос. И
глядя на их позеленевшие измученные лица, как-то слабо веришь в древние легенды.
Я и не верил. Что мне до древних героев? Они не тащились три дня по лесам и болотам, избиваемые
германцами. Не увязали по пояс в ледяной грязи, не добивали своих раненых, не снимали обезображенные
головы своих товарищей с веток деревьев, не получали стрел в спину от невидимого врага, не принимали на
себя удар вражеской конницы, не плакали от бессильной ярости, не бросались в самоубийственные атаки
только потому что из-за ран уже нет сил идти, а быть обузой для друзей не позволяет совесть. Все это
делали мы, простые смертные. Наши кости останутся белеть в этих проклятых лесах, а наши имена будут
преданы забвению. Так что мне до древних героев? Те, кто сейчас сидит рядом со мной у костра куда
больше достойны называться героями. Но никто из них даже не задумывается об этом.
И если суждено мне завтра погибнуть, пусть так и будет. Я с радостью умру за этих парней. За всю
битую перебитую в боях вторую когорту восемнадцатого безымянного легиона. За каждого солдата, труп
которого остался гнить в болотах Тевтобургского леса. Никакие мы не герои. Мы обычные солдаты,
выполняющие свой долг. Не перед родиной или народом. А перед самим собой и перед братьями по
оружию.
В тот вечер я кое-что понял о долге. То, чего не понимал раньше. Настоящее, подлинное «ты
должен» исходит от сердца, а не от головы. Когда ты не понимаешь, а чувствуешь всем своим нутром, что
лучше броситься на меч, чем не выполнить долг. Только так ты можешь пройти до конца по своему пути и
не пожалеть об этом в самом конце. Грек-учитель отчасти был прав, когда говорил, что моя жажда мести
делает мою жизнь беднее. Так было потому, что сердце не хотело принимать этот долг. Конечно, я любил
отца и ненавидел его убийцу. Но тогда я был слишком мал, чтобы до конца прочувствовать это. Месть была
для меня чем-то вроде повинности. Правда, я сам боялся себе в этом признаться. Я всячески пестовал свою
жажду мести, заботился о ней, как путник в дождливую ночь заботится о костерке. В конце концов, мне
удалось убедить себя, что я действительно не смогу жить, если не отомщу. Но где-то в глубине души, я знал,
что это самообман.
Наверное, поэтому Оппий Вар дважды ушел от меня. Я действовал так, будто кто-то наблюдал за
мной. Ребенок, который ведет себя примерно в присутствии взрослых не потому что он по-настоящему
послушен, а только лишь желая избежать наказания.
- 49 -
Сейчас же все было иначе. Я смотрел в лица людей, которых всего несколько дней назад
недолюбливал, так же как они меня, и понимал, что на самом деле готов умереть за любого из них. «Ты
должен» полностью совпадало с «я хочу». И от этого на душе становилось легко. У меня было ощущение,
что долгие годы я носился на корабле по бурному морю, и только сейчас вдруг увидел долгожданную
полоску земли.
Поэтому прощание с такой короткой жизнью не было печальным. Я знал, что отец примет меня с
радостью, если завтра я паду в битве. Даже несмотря на то, что его убийца продолжает бродить по земле. И
мне хотелось встретиться со своим отцом, с Марком Кривым. Мы бы сели и поговорили на равных о том,
что пережил и что понял каждый из нас. Это была бы приятная беседа.
Жаль, что это понимание пришло так поздно. Я уже ничего не успею изменить. Не смогу прожить
жизнь иначе. Выполняя тот долг, который является действительно моим.
Впрочем, и один день – это очень много. Если это один день жизни, наполненной до краев.
Так я думал, сидя у костра в окруженном германцами лагере в ночь перед последним боем в
Тевторубргском лесу близ Дэрского ущелья. И горечь медленно, капля за каплей, покидала мое сердце.
Глава 7
Нам дали выспаться и не торопили со скудным завтраком. Спешить было некуда. Враг вон он,
совсем рядом, два полета стрелы, не больше, и он терпеливо ждет. Ждет, когда мы начнем свой путь к
смерти.
После завтрака мы в последний раз проверили оружие и подогнали снаряжение. Многие были без
щитов – выбросили, как бесполезный хлам еще во время марша. Я свой сохранил, хотя потяжелел он
здорово. Но на первое время сойдет и такой. Некоторые легионеры решили сражаться экспедити, то есть без
доспехов, в одних туниках и шлемах. Тут же возникли споры. Одни говорили, что на песчаных дюнах,
которые покрывали дно ущелья, в доспехах делать нечего – по песку и так идти тяжело, а уж когда у тебя на
плечах ……. фунтов, вообще шагу не сделаешь. Другие возражали, что германцы почти наверняка будут
избегать рукопашной и предпочтут метательный бой, а в нем надежная кольчуга не помешает. Обсуждалось
это таким тоном, словно разговор шел о цене на зерно. И каждый все равно оставался при своем мнении.
Я кольчугу оставил. На всякий случай. Просто не чувствовал пока себя в силах лезть в мясорубку
рукопашной схватки без доспехов. Это могли себе позволить только очень опытные воины, побывавшие не
в одном десятке сражений.
Наше промедление было вызвано не только необходимостью отдохнуть как следует и привести себя
в порядок. На самом деле мы давали время семнадцатому легиону, незаметно ускользнувшему из лагеря еще
затемно, чтобы по горам обойти германцев с тыла. Так что пока легион совершал обходной маневр, у нас
было время не спеша выйти из лагеря и выстроиться в боевые порядки напротив входа в ущелье.
Перед нами лежал небольшой кусок поля, покрытый высокой, чуть не по пояс, травой, уже
утратившей яркие краски лета, но все еще довольно сочной. Дальше, за полем, начинались холмы из
известняка, поросшие вереском и окруженные песками. Эти холмы были чем-то вроде форпоста ущелья.
Передовые укрепления, первая линия обороны, прикрывающая горы Оснинга. За холмами начиналась сама
горная гряда, которую рассекало надвое Дэрское ущелье. По нему-то нам и предстояло пройти сегодня.
Пройти или погибнуть. Третьего не дано. Впрочем, как и всегда.
Ущелье было не очень широким, шагов триста, если верить проводникам. Там тоже везде был
песок, вернее, песчаные холмы, такие же, как у подножья гор. Они шли по всему ущелью. И нам предстояло
- 50 -
штурмовать эти естественные укрепления. Никакой дороги в самом ущелье не было, она шла по обеим
сторонам гор. Но вряд ли германцы будут так любезны, что предоставят ее в наше распоряжение. Скорее
всего, они уже оседлали склоны. Если семнадцатый легион не сбросит их оттуда, нам придется идти между
двух высот, занятых противником, открыв для удара свои фланги. Лучше не придумаешь.
Словом, это была самая настоящая ловушка. Даже сейчас это было понятно. Но иного пути не было.
Если мы не прорвемся к Ализо, германцы осадят лагерь и просто уморят нас голодом. Не самая достойная
смерть. Уж лучше погибнуть в честном бою, чем уподобиться запертому в норе барсуку.
Небо хмурилось. Даже оно было против нас сегодня. Вот-вот должен был начаться дождь.
Глинистые дороги, идущие по склонам гор размоет, и нам не останется ничего другого, как идти по дну
ущелья. К тому же сильный дождь ухудшает визуальную связь. С этим мы уже столкнулись в лесах. Не
видны значки манипулов, непонятно, какую команду подает знаменосец, не видно, где соседи – держат ли
они оборону или уже отступили, открыв наши фланги… Только из-за этой неразберихи мы потеряли кучу
людей. Похоже, сегодня будет то же самое.
Впрочем, маневрировать сегодня нам вряд ли придется. Какие маневры в ущелье. Все будет просто
– вперед, вперед и еще раз вперед, пока хватит сил. Прорываться, прорубаться, прогрызать себе дорогу к
выходу. Вот и весь план боя.
Мы выстроились для атаки. Сплошной линией, плечо к плечу, щит к щиту, на всю ширину ущелья.
На флангах встали ошметки легкой пехоты, стрелков и конницы. Случись что, толку от них будет немного.
Их попросту сомнут и даже не заметят.
Бык прошелся перед строем манипула. Начищенная до блеска кольчуга, отполированные медали,
тщательно расчесанный плюмаж. Наверное, раб трудился всю ночь, стирая себе руки до крови, чтобы
привести снаряжение своего хозяина в порядок.
- Вот что, ребята, - звучно сказал Бык. – Врать не буду. Сегодня придется нам тяжко. Очень тяжко.
Мы по горло в дерьме, если говорить прямо. Единственный способ вылезти из него – дойти до конца этого
проклятого ущелья. Обратной дороги нет. Если не прорвемся, подохнем здесь, как собаки. И ладно бы
только мы. Сами знаете, в лагере баб да детей полным полно осталось. Если не прорвемся, им тоже солоно
придется. Так что драться придется как следует. Знаю, что устали. Знаю, что мало нас… Придется
потерпеть. Отступать нельзя. Вы уж не подведите, меня, ребята. Я до седых волос дожил, - Бык снял шлем и
наклонил голову, - До седых волос… И еще ни разу с поля боя ноги не уносил. И сегодня не хочу…
- Не подведем, Квинт!
- Веди, центурион! За ребят поквитаться хотим!
- Не отступим! Костьми там ляжем, но не отступим!
- Давай, Бык, мы с тобой до конца пойдем!
- Ладно, ладно, братцы, я вас понял, - Бык надел шлем. – Слушайте мой голос, следите за значками,
держите строй. Покажем этим собакам, на что способны легионеры, если им на хвост соли насыпать!
Ответом ему было громовое:
- Бар-ра!
Соседние манипулы тоже что-то кричали и колотили мечами о щиты. И я кричал и бил в щит вместе
со всеми, чувствуя, как меня накрывает горячая волна неукротимой ярости и жажды битвы.
Германцы, толпящиеся на вершинах холмов, ответили нам боевыми песнями и глухим боем
барабанов.
- 51 -
Я хорошо видел их. Разбившиеся на небольшие группы по племенам и родам, в шкурах, полуголые,
в доспехах, разукрашенные краской и татуировками, сжимающие копья, огромные топоры, дубины и
длинные кельтские мечи, молодые и старые, высокие и коренастые, что-то орущие и потрясающие оружием,
они сливались в безликую массу, единое существо с тысячами рук и ног, но одной душой, мрачной,
враждебной, полной животной ярости…
Обычно место тессерария в бою - позади своей центурии. Его обязанность – загонять обратно в
строй поддавшихся страху и панике легионеров. Но сегодня в этом не было необходимости. Никто не
собирался бежать. Поэтому я встал в первую линию. Не хотелось прятаться за спинами. Только не сегодня…
Позади стоял Жердь, справа и слева Холостяк и Кочерга. Меня окружали ребята, с которыми мы прошли
бок о бок три страшных дня. Теперь они были мне ближе, чем братья, хотя братьев у меня никогда не было.
Так же близки мне были когда-то Кроха со Сцеволой. Но с теми я жил бок о бок два года. Я жалел и
радовался, что их нет рядом. Я жалел и радовался, что оказался здесь. Под тяжелым низким небом, на
поросшем густой травой поле, в далекой жестокой стране, рядом с людьми, которые способны сделать то,
что и не снилось героям из древних сказаний.
Раздался глухой раскат грома, и по нашим шлемам забарабанили первые крупные капли дождя. Тут
же запели наши трубы, давая сигнал к атаке. Строй дрогнул, колыхнулся и тяжелой мерной поступью
двинулся вперед. Варвары встречали нас оглушительным ревом. Они тоже жаждали боя. Все эти дни они
просто проверяли нас на прочность. Теперь же настало время решить раз и навсегда, кто чего стоит.
Когда мы были в пятидесяти шагах от подножья первой гряды холмов, в нас полетели камни и
стрелы. Но мы не перешли на бег. Нужно было беречь силы для броска на вершину. Прикрываясь щитами,
мы ползли вверх по склону, увязая в песке, еще не успевшем как следует намокнуть, рыхлом, сыпучем.
Тяжело пыхтя, опираясь на пилумы, как на дорожный посох, пытаясь удержать равновесие и не скатиться
кубарем вниз. Задние, как могли, поддерживали передних, подталкивали их щитами, но все равно, то тут, то
там кто-нибудь не мог устоять на ногах, валился назад и ломал плотный строй.
Сопя и отплевываясь, я лез вместе со всеми, чувствуя как колотится сердце и как упирается мне в
поясницу умбон щита Жерди.
Германцы дали нам подняться до середины склона, и когда наш строй утратил свою сплоченность, а
дыхание сбилось, всей массой бросились вниз. Мы едва успели упереться, присев и воткнув в песок щиты.
Задние ряды метнули пилумы, но залп получился вялым. Слишком неожиданной была атака и слишком
неудобной наша позиция.
Германцы докатились до нас и ударили в стену щитов, как штормовая волна в каменный утес. Они
даже не пытались достать нас копьями или топорами. Просто всей массой наваливались на наши щиты,
пытаясь столкнуть нас вниз. Тем, кто стоял сзади, пришлось попотеть, чтобы удержать всю эту лавину
человеческих тел.
В нескольких местах варварам удалось пробить бреши в строю и теперь нам приходилось
отбиваться не только с фронта, но и с флангов. А стоявшие на гребне холма стрелки, забрасывали нас
дротиками, дикими воплями подбадривая своих.
Но, несмотря на все это, мы все же продолжали карабкаться вверх. Медленно, очень медленно,
преодолевая чудовищное сопротивление, словно заталкивая на холм огромный камень, шаг за шагом мы,
выбиваясь из сил, теснили германцев.
Один раз я мельком увидел Быка. Тот отбивался сразу от трех наседавших на него варваров. Его
скутум был изрублен в щепы. Я пожелал ему удачи.
- 52 -
Удача была нужна нам всем. Хотя бы совсем немного. Самую малость. Крошечный кусочек удачи.
Но вот как раз с этим дело было плохо. Дождь косыми струями хлестал прямо в лицо, заставляя то и дело
смаргивать и утирать мокрое лицо. Песок, летевший из-под ног варваров, забивался в нос, запорашивал
глаза, скрипел на зубах. Вереск цеплялся за ремни калиг, подолы туник, будто был заодно с исконными
хозяевами этих земель.
Сколько продолжалась эта схватка, я не помню. Не думаю, что очень долго. Долго такого боя мы не
выдержали бы. Я колол, закрывался щитом, полз чуть ли не на четвереньках наверх, снова закрывался и
колол, хрипел, сипел, стонал от натуги, скользил в чужой крови… А когда поднял голову наверх, вдруг
увидел, что мы всего в нескольких шагах от вершины холма, и варвары уже откатываются назад.
- Бар-ра! – разнеслось над грядой.
Мы нажали, вложив в натиск все, что у нас оставалось. И германцы не выдержали дружного удара
легионных когорт. Отступление превратилось в паническое бегство. Мы с остервенением кололи и рубили
покрытые вонючими шкурами спины, шагая прямо по телам, безжалостно приканчивая раненных и
умоляющих о пощаде.
На вершине мы остановились, дав возможность уцелевшим варварам уйти. Впереди нас ждала еще
одна гряда, а за ней еще и еще одна, так что силы нужно было беречь. Мы перестроились, напились,
перевели дух, подождали, пока подтянутся задние когорты и снова двинулись вперед.
Я поискал взглядом Быка. Тот шагал, как и положено справа от передней центурии. Я вздохнул
свободнее. Мне почему-то казалось, что пока центурион с нами, все будет хорошо.
Все повторилось точь-в-точь. Залп град камней, стрел и дротиков, осыпающийся песок под ногами,
карабканье наверх, атака германцев, едва мы достигли середины подъема и кровавая мясорубка на склоне.
Убили Холостяка. Его место занял другой легионер, но сам тут же поймал меч в бок и рухнул на
песок, корчась в судорогах. Рядом со мной встал Жердь.
После штурма второй гряды, наша когорта отошла во вторую линию, мы были просто измочалены.
Эта вторая гряда оказалась ключом к ущелью. Наконец, мы его увидели полностью. Пески, дюны, редкие
деревца, вереск – унылая картина. По дну ущелья бежала небольшая речушка, даже скорее, ручей. Из-за
него в некоторых местах встречались болотистые участки. Неприветливые горы возвышались с двух сторон,
и к своему огорчению мы увидели, что каменистые склоны заняты германцами. Оставалось надеяться, что
семнадцатый легион сделает свое дело и сбросит их оттуда.
Еще плотнее сбив строй, мы начали спуск в ущелье. Когорты, расположенные на флангах взяли
левее и правее, по дорогам идущим вдоль склонов по обе стороны ущелья. Германцы поджидали нас в сотне
шагов, на очередных холмах.
Ночь они провели с пользой, перекрыв и без того труднопроходимое ущелье засеками. Кое-где, на
самых широких участках они даже ухитрились соорудить небольшие валы с частоколами. Не скажу, что
увиденное подняло нам настроение. Будь нас чуть больше, не будь мы такими уставшими, все эти
укрепления были бы бесполезны. Но сейчас они казались нам серьезным препятствием.
Германцы ждали нас, колотя в свои барабаны и распевая свои песни, уже сидевшие у нас в
печенках. Хотелось побыстрее добраться до них, чтобы хоть заставить заткнуться. Пока они не собирались
атаковать. Просто выжидали, когда мы окончательно вымотаемся и поглубже втянемся в ущелье, оставив
открытыми фланги. То, что нам сравнительно легко удалось взять две гряды, говорило лишь о том, что
варвары хотели, чтобы мы их взяли. Они просто заманивали нас вглубь ущелья. Туда, где мы не сможем как
следует развернуть строй. Не сможем маневрировать, а значит, будем вынуждены играть по их правилам.
- 53 -
Все это понимал даже самый зеленый легионер. Нам просто-напросто предлагали сунуть голову в
пасть голодному льву. Предлагали открыто. Мы уже видели толпы германцев на склонах гор, которые на
отдельных участках нависали над ущельем. Варвары висели на них гроздьями, выжидая удобный момент,
чтобы обрушиться на нас. Они и не думали скрываться. Знали – у нас нет другого пути, кроме как через это
проклятое ущелье.
И они это знали, и мы. Так что резона играть в прятки не было. Единственное, что нам оставалось –
лобовая атака. Лобовая атака на превосходящие силы противника, занимавшего к тому же куда более
выгодную позицию. Если перевести это гражданский язык, получится слово «самоубийство». Именно это
нам предстояло сделать. Потому что идти обратно – это тоже самоубийство, но еще и позор.
И мы пошли вперед. Пошли в мрачном молчании, без кличей, барабанов и труб. Варавары тоже
притихли, слава богам. Был слышен только тяжелый топот наших калиг, бряцание оружие и шум дождя,
заливающего идущие в последнюю атаку легионы.
Из-за этого дождя песок, устилавший дно ущелья намок, стал плотным и тяжелым, так что идти
стало легче. Нам. Тем же, кто двигался по дорогам, повезло куда меньше. Глинистые дороги размокли, и
идти по ним было почти невозможно. Так что фланги здорово отставали теперь от центра.
Добравшись до первой линии варваров мы бросились в атаку. Ни о каком метательном бое и речи
быть не могло, стрелы и дротики размокли окончательно. Пришлось сразу брать германцев на мечи. Мы
дрались как одержимые. Каждый новый погибший легионер умирал хотя бы на шаг впереди предыдущего.
Мы вгрызались в плотную упругую массу врагов, как зубило вгрызается в мягкий известняк. Бой кипел
повсюду: на песчаных холмах, на склонах гор, в болотистых низинах.
Мы все еще держали строй. Мы все еще могли двигаться вперед. Но у нас не было никакой
возможности перестроиться или сменить боевые линии. Германцы, более легкие и подвижные из-за
отсутствия тяжелых доспехов, атаковали отовсюду. Они накатывались на нас, разбивались о стену наших
щитов, отходили, меняли позицию, снова бросались вперед, но уже с другой стороны. И все больше
затягивали нас в узкую щель между горами.
Наши когорты, идущие по склонам, очень скоро оказались сброшенными вниз. Драться в тяжелом
вооружении на скользких, покрытых размокшей глиной склонах было невозможно.
Мы все ждали, когда же в спину варварам ударит семнадцатый легион. Это была наша последняя
надежда. Если бы мы оседлали хотя бы одну сторону гор, германцам пришлось ох как туго. Но бой шел, мы
увязали все больше, несли тяжелые потери, а спасительного грозного «бар-ра» с вершин все не было
слышно.
Я опять оказался в первой линии. Мы так и держались втроем, я, Жердь и Кочерга. И были пока
целы. Только у Жерди на бедре алел разрез, но неглубокий, простая царапина. От нашей центурии осталось
мечей тридцать. Да и то половина раненых. Рядом сражались легионеры из других манипулов и даже
когорт. Все смешалось.
Было понятно, что нам уже ни за что не пробиться. Просто не хватит сил. Мы дрались не за победу,
мы не выполняли приказ, не решали боевую задачу, мы мстили за погибших и стремились подороже
продать свои жизни. Это была самая настоящая зона смерти. Мы были обречены, и не видели смысла в том,
чтобы думать о спасении – все равно оно было невозможно. Хотелось одного – убить как можно больше
варваров, прежде чем придется отправиться к предкам.
- 54 -
Но силы были на исходе. Мы и так прошли с боем почти половину ущелья, штурмуя холм за
холмом, и просто валились с ног. Поддерживала нас только слепая животная ярость, жуткая, доводящая до
исступления ненависть.
Все чаще падали наши, и все реже – германцы. Я получил увесистый удар дубиной, расколовший
мой щит на две половинки. Кусок края щита, окованный железом, отлетел мне прямо в лицо и перебил нос.
Захлебываясь кровью, я спрятался за спину Жерди. Кто-то дернул меня за плечо назад, дальше, вглубь
строя.
- Давай, ребята! Вперед, вперед! – услышал я голос Быка. – Не останавливаться!
Значит, жив – пронеслось в гудящей голове.
Но тут же этот крик перекрыл десяток голосов, сначала слабых, но постепенно набирающих силу:
- Вар убит! Вар мертв!
Мы замедлили шаги. Будто что-то оборвалось внутри у каждого сражающегося. Растерянные лица,
потухшие глаза… Мечи вдруг стали невыносимо тяжелыми. Руки опустились сами собой.
- Вар бросился на меч!
- Предали!
- Задние бегут!
Эти отчаянные вопли поразили нас надежнее вражеских клинков. Мы остановились. Замерли.
Заколебались. Сделали крохотный шаг назад.
Нам в уши ударил гром германских барабанов и их торжествующие вопли. Со склонов на нас
скатывались толпы варваров, почуявшие, что настал момент для решительной атаки.
Они ударили со всех сторон. Спереди, с боков… Конница германцев громила наши тылы на входе в
ущелье. Варвары прыгали даже с нависших над ущельем скал, прыгали на наши головы, полуголые,
визжащие, некоторые с одними ножами. Правильный бой закончился. Началась резня.
Наш мгновенно строй рассыпался. Кучками и поодиночке мы схватились с врагом накоротке.
Кололи, рубили, лягались, душили, топили в ручье… В ход шли камни, кинжалы, кулаки, зубы. Упавших
затаптывали насмерть. Раненых добивали. Это было какое-то безумие.
Но долго такой напор мы выдержать не могли. Сначала один легионер, за ним второй бросили свои
щиты и устремились назад, к спасительному лагерю. За ними последовали третий, пятый, десятый. Вскоре
паника захлестнула и остальных…
Мимо нас бежали солдаты, на ходу сбрасывая тяжелое снаряжение и оружие. Германцы настигали
их, истребляя безжалостно, как зверей.
Пробегавшему рядом со мной легионеру в спину с хрустом вонзился дротик, солдат коротко
взмахнул руками, словно взывая к богам, и рухнул лицом в ручей, подняв тучу мелких бырзг. Другому в
затылок угодил увесистый булыжник и сбил с ног, на спину упавшему тут же запрыгнул варвар и одним
движением перерезал горло. Третьему подрубили ноги, четвертому влепили стрелу в бедро и добили
ножами…
Бежали, конечно, не все. Некоторые тут же бросались на свои мечи, послав последнее проклятие
врагу. Были такие, кто отшвырнув оружие шел с голыми ру
Все это происходило совсем рядом, в нескольких шагах. Мы же продолжали сражаться. Бык собрал
вокруг себя десятка три бойцов из разных манипулов и теперь вел нас к какой-то видимой только ему цели.
Как ни странно, но драться стало немного легче. Германцы предпочитали обтекать небольшие островки
- 55 -
сопротивление, подобные нашему, и продолжать избиение бегущих, а потому беззащитных солдат. Для них
сражение уже закончилось. Началось самое веселое.
Постепенно я понял замысел Быка. Мы бежали тесно сплоченной группой, прикрывшись со всех
сторон щитами, не назад, как все, а в сторону, поперек людского потока. Время от времени кто-то из нас
падал, но мы уже не могли останавливаться и подбирать раненых. Мы стремились к месту, где склон горы
был более пологим, там виднелась ведущая наверх тропинка, которая терялась в густом кустарнике. Если
мы доберемся до нее, у нас появится шанс уцелеть.
Бык был опытным воякой и прекрасно понимал, что отступать сейчас к лагерю равносильно
самоубийству. Без припасов, без оружия, лагерь не продержится долго. А когда германцы возьмут его
штурмом… Об этом даже не хотелось думать. Эти ребята не особенно нуждаются в пленных и рабах.
Обычная участь попавших в лапы к ним – смерть. Быстрая и легкая или долгая и мучительная – тут уж как
повезет. Если ты простой солдат, тебе, скорее всего, просто и без затей перережут глотку. А вот если ты
имел несчастье родиться всадником или дослужиться до центуриона, умирать тебе придется очень долго.
Когда мы начали пробиваться к этой неприметной тропинке, нас было человек тридцать. До начала
подъема дошла половина. Погиб Жердь, ценой собственной жизни позволивший нам пробежать еще
несколько десятков шагов. Скорбеть времени не было. Когда-нибудь, если мы выберемся отсюда, мы
обязательно почтим память всех погибших в этом ущелье. Мы вернемся сюда и похороним по обычаю
павших товарищей и принесем богатые жертвы богам. Когда-нибудь… Но сейчас мы могли лишь
стискивать зубы, когда падал кто-то из наших. Стискивать зубы и бежать еще быстрее, чтобы успеть, чтобы
их смерть не была напрасной.
Наверное, Фортуна все-таки продрала глаза и обратила свое внимание на тех, кто все эти дни взывал
к ней в своих молитвах. Что она там сделала, я не знаю. Может, ослепила варваров, может, сделала
невидимыми нас… Не знаю. Но мы все же добежали до тропинки. Добежали и начали карабкаться по ней,
благо германцы настолько увлеклись преследованием, что мало смотрели по сторонам. Мы почти не
встречали сопротивления. Да и дождь, бывший нашим врагом все это время, теперь играл нам на руку,
прикрывая нас серой пеленой от глаз противника, теснившегося на дне ущелья.
«Неужели, вырвемся? Неужели вырвемся?» - билось в голове в такт хриплому дыханию.
Уже на подходе к вершине дорогу нам преградило несколько варваров. Глупцы, неужели они
надеялись остановить нас? Нас, осужденных на смерть, которым в последний момент удалось улизнуть с
эшафота? Мы смели их, даже не замедлив шага. Но в этой стычке потеряли легионера по имени Гней
Кассий, он успел выкрикнуть его, прежде чем принять на себя основной удар варваров. Еще одно имя,
которое должно быть вписано в историю этой битвы. Еще одно лицо, которое долго будет стоять у меня
перед глазами. Если, конечно, я уцелею.
Каким-то чудом нам удалось взобраться на гребень горы. Прячась в кустах, где бегом, где ползком,
потеряв еще двоих ребят, мы все же достигли вершины. И во весь дух припустили подальше от ущелья. Так
я не бегал давно. Громыхая доспехами, обливаясь потом, срывая дыхание, не видя ничего, кроме спины
бегущего впереди легионера, да красных кругов перед глазами… Если бы у меня за спиной вдруг выросли
крылья, я все равно не побежал бы быстрее.
Там, впереди, примерно на середине спуска с горы, начинался лес. Если мы сможем добежать до
него, будем спасены. Во всяком случае, на какое-то время, пока германцам не придет в голову прочесать
окрестности. Но сейчас… Сейчас добраться до опушки, нырнуть под густые кроны деревьев, скрыться за
спасительными стволами, упасть на усеянную прелыми листьями землю и хотя бы на несколько мгновений
- 56 -
застыть в неподвижности. Наслаждаясь тишиной и покоем, наслаждаясь пониманием того, что ты жив, жив
несмотря ни на что…
Слева послышались недоуменные крики, которые тут же перешли в разъяренный рев. Мы не
заметили их. Не заметили отряда германцев, которые, видимо, решили обойти ущелье по верху, чтобы
побыстрее добраться до нашего лагеря. Теперь они, истошно вереща, неслись к нам. Человек тридцать.
Пятеро из них остановились и вскинули луки. Стрелы просвистели над нашими головами. Мы побежали
еще быстрее, хотя это казалось невозможным.
Следующий залп был точнее. Одна стрела чиркнула по моему шлему. На мгновение в глазах
потемнело, я сбился с шага и чуть не упал, запнувшись о камень. Но тут же пришел в себя. И увидел, что
Бык сидит на земле и держится за бедро, из которого торчит стрела. Остальные солдаты остановились.
Центурион вел нас все это время, мы всецело полагались на него, на его опыт, чутье, силу… И теперь, когда
он был ранен, растерялись. Германцы завопили еще громче.
- Что встали, мулы? – заревел, поднимаясь, Бык. – Бегите, обезьяны, бегите! Вон к тому лесу! Потом
на юг, до Ализо рукой подать. Бегите, я придержу их!
Зашипев от боли, он одним движением обломил древко стрелы и выпрямился, сжимая меч. Только
сейчас я увидел, что предплечье у него тоже рассечено, чуть ли не до кости.
Мы неуверенно топтались на месте, не зная, как быть.
Варвары были уже совсем рядом. Лучники снова дали залп, но боясь зацепить своих, целились
высоко, и стрелы прошли верхом.
- Да бегите, же, сыновья ослиц! – Бык в бешенстве швырнул в нас окровавленным обломком
стрелы. – Бегите, Юпитер вас порази в задницы всеми своими молниями!
Мы сделали шаг назад. Потом другой… Парни из других когорт, не знавшие Быка, повернулись и
побежали к лесу. Пробормотав что-то, Кочерга последовал за ними. Мы с Быком остались одни.
На меня вдруг навалилась страшная усталость. Чудовищная. Придавила к земле, расплющила,
лишила воли. Я смотрел на бегущих к нам германцев и не испытывал ничего, кроме апатии. Бык что-то
кричал мне, но я его не слышал. Все было как во сне. Дождь, раненый центурион, варвары, удаляющиеся
спины легионеров… Это просто сон… Мне действительно захотелось лечь на мокрые камни и уснуть. И
увидеть во сне что-нибудь очень хорошее. Доброе, тихое, светлое… Дом, который я покинул много лет
назад, оливковую рощу рядом с ним, наполненную солнечным светом и густым запахом смолы, мать,
спешащую ко мне с корзиной, в которой дымятся мягкие пшеничные лепешки…
Откуда-то из другого мира, холодного, жестокого, страшного, до меня донесся голос:
- Что ты стоишь, обезьяна безмозглая?! Беги! Это приказ!
Я тряхнул головой, прогоняя чудесное видение. И снова ощутил капли дождя на лице,
пронизывающий ветер, острую боль в подвернутой невесть когда лодыжке, почувствовал, как ноет
распухший до невероятных размеров нос.
- Не уйду, - прохрипел я.
- Дурак! Ты ничем мне не поможешь! - Бык схватил меня здоровой рукой за пояс и встряхнул. –
Беги, Гай! Я свое пожил, мне терять нечего. А ты беги. Если хочешь помочь мне, беги и дослужись до
центуриона. А потом рассказывай всей легионной зелени, что был когда-то в списках легионов центурион
Квинт Серторий по прозвищу Бык, настоящий сукин сын, который жил и умер, как настоящий солдат. Беги!
Я хочу, чтобы меня помнили.
Он снял с запястья два золотых наградных браслета и протянул мне:
- 57 -
- И еще сохрани вот это. Не хочу, чтобы они достались собакам. Давай, Гай Валерий, - тихо сказал
он. – Уходи отсюда. Дай мне умереть так, как я хочу. И расскажи всем, о том, как погиб старший центурион
второй когорты восемнадцатого легиона Квинт Бык.
Он развернулся и спокойно, вразвалочку, будто обходил строй зеленых новобранцев, пошел
навстречу врагам.
Я бежал, сжимая в руке награды центуриона. Бежал, слыша за спиной звон железа и яростные крики
варваров. Бежал, чувствуя, как капли дождя текут по лицу, смывая с него кровь и слезы. Первые слезы за все
эти годы. Бежал, больше всего боясь услышать победный клич германцев и тишину, которая должна была
сменить его. Бежал, не разбирая дороги и не думая ни о чем. Бежал, меньше всего желая быть спасенным.
Уже на опушке леса я остановился и обернулся. Бык все еще продолжал сражаться. Он стоял на
одном колене, укрывшись за щитом, прижавшись спиной к стволу дерева. Вокруг лежали тела варваров.
Рядом с местом схватки появился всадник. Он не был похож на германца. Стройный, одетый,
скорее, как римлянин, а не как варвар, хотя и в варварских длинных штанах, с коротким копьем в руке.
Некоторое время он гарцевал чуть в стороне, наблюдая за схваткой. А потом, видя, что одолеть центуриона
никак не удается, резко пустил коня в галоп, и на полном скаку вонзил копье в грудь Быку, пригвоздив
центуриона к дереву.
Варвары завопили, потрясая оружием, и бросились к мертвому Квинту, торопясь обыскать тело.
Всадник подождал, пока германцы закончат свое дело, потом спешился и подошел к центуриону, чтобы
вытащить копье.
Даже с такого расстояния я узнал эту походку и манеру держать голову.
Это было невозможно. Римлянин, всадник, бывший военный трибун, вдруг переметнувшийся на
сторону варваров. Все равно, что птица ставшая черепахой. Но глаза меня не обманывали. Это
действительно был он. Человек, которому, похоже, самой судьбой было предназначено убивать тех, кто был
мне дорог. Оппий Вар. Враг, которому я совсем недавно спас жизнь. Хотя мог убить его тогда, в
полыхающем городе, и сейчас, возможно, центурион Квинт Бык был бы жив.
Мне показалось, что на меня рухнуло само небо. В глазах потемнело от какой-то нечеловеческой
ненависти.
Я рванулся вперед. Мне было наплевать, что отряд варваров по-прежнему был там, делил доспехи
Быка. Мне было все равно, умру я, пытаясь прикончить Вара, или останусь жить. Я думал только об одном –
как бы добраться до него. Добраться и вогнать меч в его глотку, чувствуя, как горячая кровь убийцы моего
отца и еще двух людей, которые тоже были в какой-то степени отцами, хлынет мне на руку.
Но едва я дернулся вперед, чьи-то руки обхватили меня, зажали рот, и потащили обратно в лес. Это
был Кочерга. Я извивался, как червяк, насаживаемый на рыболовный крючок, лягался, пробовал даже
укусить ладонь, закрывающую рот. Но все было бесполезно. Сил у Кочерги хватило бы на троих таких как
я. Наконец, я перестал сопротивляться. Слишком устал, слишком много пережил, слишком был разочарован
в себе и в этом проклятом мире. Я смирился. Я дал увести себя подальше от того места, где были
разгромлены три легиона, и где погиб Квинт, от места, где я снова совершил предательство, бросив своего
центуриона.
Еще вчера я клялся, что отдам жизнь за своих товарищей. И что? Я жив, бреду по враждебному
лесу, который медленно погружается в сумерки. Жердь убит, Холостяк был тяжело ранен, когда мы бросили
его, сейчас он тоже наверняка мертв. Квинт Бык убит. Луций, который был немногим старше меня, можно
- 58 -
сказать, мальчишка, погиб еще вчера. А я вот он – преспокойно прыгаю себе с кочки на кочку в вонючем
болоте, старательно обходя стороной изредка встречающиеся отряды германцев. Сегодня я увижу закат,
завтра рассвет… Только какими они мне покажутся? Не будет ли у меня чувства, что эти закаты и рассвета я
украл у ребят, которые полегли сегодня в ущелье?
Мы идем в затылок друг другу. Идем молча. Коротенькая колонна из десяти человек. Десять
измученных, грязных, перепачканных своей и чужой кровью человек. Хотя, нет, мы не люди. Мы призраки.
Это бредут наши неуспокоенные души, которым не нашлось места в братской могиле Дэрского ущелья.
Десять призраков, затерянных в бескрайнем ночном лесу.
Но все мы твердо верим в то, что наши души обретут желанный покой, когда мы вернемся сюда и
отомстим за убитых друзей. Отомстим за наш позор, за наши боль и страх, за наши неудавшиеся попытки
стать героями.
Мы обязательно вернемся. И закончим, дело, начатое сегодня.
Но кто знает, будем ли мы тогда радоваться покою, о котором сейчас мечтаем…
Глава 8
После трех дней блуждания по лесам, мы все-таки вышли к Рейну. А там, пройдя вверх по течению,
добрались и до Ализо. Об этом пути рассказывать особо нечего. Шли по ночам, шарахаясь от каждого
подозрительно шороха. Днем забивались в щели и норы, чтобы хоть ненадолго забыться тревожным сном.
На наше счастье, ни одного отряда германцев мы не встретили. Назвать это приятной прогулкой было
нельзя, но и ничего ужасного не было. Только что есть было нечего. Но терпеть голод нам было не в первой.
Под стенами Ализо мы появились вовремя. Германцы уже замыкали кольцо окружения вокруг этого
форпоста римской империи. Победа в Дэрском ущелье вскружила варварам голову, и они решили
разделаться заодно и со всеми гарнизонами в фортах, стоящих на Рейне. Предмостные укрепления, заставы,
лагеря – все было захвачено и уничтожено. Ализо оставался последней римской крепостью в этих землях.
Через несколько дней после того как мы появились в лагере, он был осажден. Мы, что называется,
попали из огня да в полымя. Едва вырвавшись из одной передряги, мигом угодили в другую. Шутка богов,
неистощимых на такого рода придумки.
Впрочем, мы были скорее рады этому. У нас появилась возможность хоть частично смыть свой
позор. Нас, выживших в ущелье и прорвавшихся в Ализо, здесь было сотни две. Разные когорты, разные
легионы. Жалкие остатки войска, долгое время державшего в повиновении половину германских земель.
Теперь мы больше походили на дезертиров. Побитый, потрепанный сброд, не смеющий поднять глаз от
стыда. Правда, к стыду примешивалась и злость. Злость на солдат гарнизона, спокойненько сидевших все
это время в тепле и уюте, а теперь смотрящих на нас, как на трусов.
Командовал гарнизоном префект лагеря, бывший примпил Цедиций. Старый рубака, поседевший в
боях и походах, отнесся к нам снисходительно. Отчасти, потому что понимал, каково это трое суток подряд
драться, не имея шансов на победу, отчасти потому что на счету был каждый меч. Нас заново раскидали по
когортам, выдали оружие из запасов арсенала и поставили на довольствие.
Несколько дней мы отдыхали, а потом появились германцы. Они обложили город, перекрыв все
дороги, и принялись неторопливо грабить окрестности. Однажды попытались взять крепость приступом.
Для того, чтобы понизить наш боевой дух, они полдня ходили вокруг рва, неся на остриях копий головы
солдат, погибших в Тевтобургском лесу. Добились они обратного. Мы дрались в тот день как бешенные и
- 59 -
заставили их умыться кровью. Пережитое унижение тоже можно обращать в ненависть и мужество. Что мы
и сделали.
После этого варвары решили, что мы и так никуда не денемся, и оставили всякие попытки
штурмовать хорошо укрепленный лагерь. Сидели и ждали, пока мы подохнем с голоду.
Припасы кончились быстро. Помимо солдат гарнизона и нас, прорвавшихся через кольцо
германцев, в лагере было полным полно гражданских. И в мирное время прокормить всю эту ораву было
делом непростым. А уж при осаде… С каждым днем мы все туже затягивали пояса, надеясь, что вот-вот под
стенами появятся наши и снимут осаду. Ходили слухи, что целая армия идет к нам на выручку. Хотя, может
быть, слухи эти специально распускались, чтобы поднять наш боевой дух. Не знаю. Во всяком случае,
подмоги мы так и не дождались.
Прорываться открыто, с такой толпой гражданских значило повторить Тевтобургский лес. В
открытом поле нас перерезали бы сразу же. Но и сидеть в лагере мы больше не могли. Съедено было все,
включая обозных мулов.
Когда положение стало совсем безнадежным, Цедиций решился на отчаянное дело. Ненастной
ночью, без факелов, в полной тишине мы вышли из лагеря попытались проскользнуть мимо германцев. Те
были настолько уверены в том, что мы прочно заперты в ловушке и наша капитуляция – дело нескольких
дней, что несли службу кое-как. Пили, грабили, дрались между собой, спали на постах. Словом, вели себя
именно так, как было нужно нам.
Тогда мы почти вырвались из кольца. Были уже в тылу варваров. Но из-за плохой погоды и
незнания местности немного сбились с пути. Женщины, узнав, что мы заблудились, подняли вой. Понятно,
страшно им было. Да только этим чуть всех не погубили. Германцы подняли тревогу. И полегли бы мы все
той ночью, если бы не префект. Старый опытный лис, он приказал музыкантам трубить сигнал к атаке.
Варвары, услышав его, решили, что это подходит наша армия, чтобы снять осаду с крепости. И отступили,
даже не попытавшись ввязаться в бой.
Мы дошли до Колонии Агриппины, где были расположены наши части. Потом, остатки трех
легионов Вара отправились дальше, в Ветеру. Им предстояло влиться в другие легионы, стоявшие в нижней
Германии.
Так я покинул земли херусков. Я еще не знал, что несколько лет спустя, вновь пройду по тому
страшному пути, усеянному костями трех погибших легионов. Не знал, что именно в этих местах состоится
моя четвертая и последняя встреча с всадником по имени Оппий Вар. И уж тем более не знал, что эта
встреча вовсе не станет концом истории начавшейся летним вечером в 753 году от основания Рима, в
консульство Косса Корнелия и Лентула Кальпурния.
Заканчивается вторая стража. Скоро сменятся караулы, и тессерарии разнесут по караулам
дощечки с новыми паролями. А продрогшие за ночь часовые разойдутся по своим палаткам, чтобы успеть
вздремнуть хоть немного перед тем, как вписать свои имена на арке ворот, ведущих в Вечность.
Масла в моей лампе почти не осталось. Но зато у меня есть еще несколько часов, чтобы
закончить свой рассказ. Несколько коротких предрассветных часов…
- 60 -
Автор
Kpacoma
Документ
Категория
Искусствоведение
Просмотров
8
Размер файла
510 Кб
Теги
легионер
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа