close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Поиск логики между разнообразием и универсализмом современного общества (философско-методологический анализ).

код для вставкиСкачать
nK?“2"% , %K=,ƒ=,
Марина РЯБОВА
ПОИСК ЛОГИКИ МЕЖДУ РАЗНООБРАЗИЕМ
И УНИВЕРСАЛИЗМОМ СОВРЕМЕННОГО
ОБЩЕСТВА (ФИЛОСОФСКОМЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ)
В развитии мирового сообщества происходят качественные изменения, заставляющие
по иному смотреть на наше будущее и более тщательно заботиться о нем.
Современные представления о мире формируются на основе идеи глобализации,
которую преимущественно понимают как всеобщий процесс универсализма.
такой интерпретации результатом универсализма выступает
повсеместная вестернизация, представляющая мир однородным, европейским, нивелирующая исконные ценности, институты, традиции и обычаи других цивилизаций. Однако вопрос о
выборе какого-либо одного полюса складывающейся оппозиции
«Восток – Запад» все же не актуален. Ретроспективный взгляд на
историю общества, современные тенденции показывают, что универсализму оппонирует разнообразие социокультурной сущности
современного мира. Поэтому серьезный теоретический и практический интерес представляет поиск логики между разнообразием
и универсализмом, осмысления, познания современных процессов, в тенденции именно тех, которые приводят к позитивному
результату.
В первую очередь актуальность обозначенной проблемы определяется значимостью последствий двойственности глобализации
для России и всего мира. Становясь всё более взаимосвязанным,
человечество продолжает оставаться разделённым по многим
параметрам. Ситуация складывается таким образом, что набирающий силу процесс глобализации, с одной стороны, проблематизирует дальнейшее существование разнообразных национальных
государств как наиболее распространенной институциональной
формы общежития, а с другой – стимулирует рост их активности,
вызывает противодействие глобализации этнических, религиозных, культурных, политических и иных меньшинств, движений и
организаций.
Каким же образом теоретически и исторически связаны между
собой разнообразие и универсализм, и действительно ли в обозримом будущем мироустройство различных цивилизаций уступит
место мироустройству единого глобального сообщества открытых
друг другу обществ, эволюционизирующему, как считают многие, в
направлении к глобальной демократии и глобальному гражданскому обществу? Дать обоснованные ответы на эти и некоторые другие
вопросы можно считать сверхзадачей данного исследования.
В теоретическом плане достижение поставленной задачи осложняется тем, что в научном сообществе нет единства взглядов на
природу, формы, характер и направления ни эволюции «разнообразия», ни «универсализма», ни «глобализации». Соответственно,
нет и общепринятых концепций указанных исторических феноменов, и тем более работ, специально исследующих развитие их формирования и противоречивого взаимоотношения (диалектику) в
прошлом и настоящем. Более того, в литературе разнообразие и
В
РЯБОВА Марина
Эдуардовна –
д.филос.н.,Мордовский
государственный
университет
им. Н.П. Огарева
12’2008
ВЛАСТЬ
универсализм, как правило, интерпретируются как не связанные между собой и
даже противостоящие друг другу исторические явления: разнообразие рассматривается как разъединяющая общества
тенденция, а универсализм – как сравнительно недавно возникший процесс
экономической и политической интеграции народов и стран. При таком взгляде невозможно понять, почему, например, общепризнанные ведущие лидеры современной глобализации (США,
Великобритания и др. страны «большой
финансовой семерки») одновременно
являются отчаянными сторонниками
разнообразия, отстаивающими «национальные интересы» своих народов и корпораций в любой точке мира. Зато интуитивно ясно, что вынесенная в заглавие
тема относится к числу тех междисциплинарных проблем, осмысление которых осуществляется в пределах сложных
и весьма разнообразных онтологических
ландшафтов, в границах которых понятия «разнообразие» и «универсализм»
меняют свое содержание вплоть до противоположного.
Понятно, что полностью преодолеть
плюрализм теоретических интерпретаций
разнообразия и универсализма нельзя,
да и не нужно. Но можно существенно
сблизить позиции учёных за счёт выхода
в трансдисциплинарную область исследований – сферу философско-методологического анализа научно-рационального
дискурса о разнообразии и универсализме, последующей социально-философской интерпретации дуальной оппозиции
«разнообразие – универсализм». Такой
подход позволит, на мой взгляд, предложить новые трактовки указанных дефиниций и на этой теоретической основе
выявить роль разнообразия и универсализма в указанном процессе, переосмыслить мировой опыт в связи с потоком
новых проблем изменяющегося мира.
Проблема социокультурного
разнообразия
Суть проблемы разнообразия человеческого мира, его условий, средств и
целей заключается в том, что мир наполнен бесконечным множеством реальных
и потенциальных явлений, факторов,
которые в свете той или иной проблемы,
решаемой субъектом, могут на определенном этапе их рассмотрения выступать
43
как реально не значимые, представлять
мир как наполненный случайностями. Человек может сталкиваться с ними
непреднамеренно, не ставя каких-то особых задач, возможно лишь удовлетворяя
абстрактное любопытство, играя. Человек
может находиться в слепом поиске ответа
на какой-то вопрос. Его активность при
этом возрастает. Он может интерпретировать те или иные факторы как предположительно связанные. Попытка углубить
понимание этой связи, проникнуть в её
суть – это, с одной стороны, как бы игра
с миром, некоторая игра воображения,
но с другой – выявление значимой, возможно объективной, связи, схватывание
сути вещей, создающее основу разрешения проблемы, которой озабочен субъект. В этом проявляется исключительная
важность разнообразия, бесконечное
поле которого постоянно мерцает намеками на некоторые возможности, пути
разрешения проблемы, амбивалентность
отношений. Например, в постсоветское
время граждане Российской Федерации
столкнулись с необходимостью переосмысления пространства своей страны, а
именно её новых территориальных очертаний, этнического состава населения,
политического устройства, рождающихся
и отходящих на задний план ценностных
ориентаций, изменяющейся социальной
стратификации. Скорости и масштабы
осмысления происходящих трансформаций, встраивание в новую систему отношений, освоение новых смыслов были
разными. Все это определяло разнообразие социокультурной реальности, в
которой происходила, с одной стороны,
индивидуализация идентичности людей,
а с другой – росла потребность в пространстве, где тебя понимают и разделяют те или иные интересы, усиливалась
важность больших сообществ (областного, республиканского, государственного, гражданского, политического и т. п.
уровней). Можно утверждать, что разнообразие – мера общественного богатства
культуры и одновременно атрибут бытия.
Общество существует как качественно
неоднородное, разнообразное пространство территории, культуры и т.д.
Рост разнообразия как бы подсказывает, что в мире таится потенциал бесконечного количества возможностей, и решение проблемы, которая интересует субъекта, зависит от его способности видеть,
44
ВЛАСТЬ
искать, чувствовать, провоцировать
бесконечное поле этих возможностей,
которые сначала могли показаться циклическим повторением уже раз и навсегда заданного привычного разнообразия.
Получение желаемой возможности зависит также от способности искать нужную
взаимосвязь в якобы неизменном мире,
находить в ней если не полный ответ на
вопрос, то вектор движения, который,
возможно, приближает к ответу, ведёт к
нему.
На развитие идеи разнообразия повлияла теория И. Пригожина, теоретически
интерпретирующая реальность через возникновение разрушительных бифуркаций, последствия которых были принципиально непредсказуемы. И. Пригожин
и И. Стенгерс писали об исчезновении,
смерти того конечного, статичного и
гармоничного старого мира, который
разрушила коперникианская революция, поместившая Землю в бесконечный
космос. Наш мир – это не молчаливый
и однообразный мир часового механизма1. Идея И. Пригожина о неустойчивых динамических системах по своей
сущности диалектическая. Она подводит
к мысли, что подвластность общества
энтропии требует объяснения самого
факта сохранения общества, существующего вопреки его постоянной неустойчивости. Сохранение общества вопреки
многочисленным бифуркациям можно
объяснить лишь одним – существованием адекватной антиэнтропийной силы,
сдерживающей разрушение общества.
Речь идет о способности общества воспроизводить себя, свои отношения, культуру. Следовательно, возникает дуальная оппозиция «энтропийный процесс
– антиэнтропийный процесс», методологически необходимая для объяснения
самой сути общества. Один полюс этой
оппозиции указывает на бесконечную
опасность деструкции общества. Другой
– несёт потенциал наращивания человеческих способностей в противостоянии умножающимся сложным проблемам. Можно сделать вывод, что человек
существует как точка между двумя возможностями: с одной стороны, быть подвергнутым возрастающим опасностям, а
с другой стороны, быть в состоянии им
1 Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса.
Новый диалог человека с природой. – М., 2003,
стр. 157.
12’2008
противостоять, развивая человеческий
творческий интеллектуальный потенциал. Человек, постоянно находясь между
этими «точками роста», в любой момент
решает, достаточно ли у него жизненного стремления действовать, выходить за
рамки своей собственной ограниченности, чтобы сделать выбор в сторону напряженного саморазвития, или обратиться к
вере, что всё решится само собой (традиционное русское «авось»). Фактически,
человек формирует свое самоопределение. Это, в первую очередь, требование
человека к самому себе, включающее
внутренний отказ от стремления жить по
старинке, «как жили деды». Тем самым,
выбор человека есть формирование стратегии его развития.
Разнообразие выступает как объективная характеристика расчленённости
общества, несущая усложнение проблем.
Взаимоотношения полюсов рассматриваемой оппозиции можно представить
как извечную проблему наращивания
человеческой способности отвечать на
возрастающие вызовы истории, на проблемы, принявшие крайне острую форму.
Однако в реальной жизни никогда не
бывает ничего идеального, то есть оптимального. Всегда имеет место доминирование одного начала при подчинённом
положении другого. В этом смысле можно
утверждать, что разнообразие общества
– основа его устойчивости (в том числе
как носителя смыслов), источник развития. В то же время известно, что слишком
высокий уровень разнообразия системы
несовместим с устойчивостью, именно
он «взламывает» систему изнутри, подрывает ее организацию. Следовательно,
можно говорить о двойственности процесса разнообразия, который, с одной
стороны, может тормозить углубление
понимания наиболее сложных процессов, так как умножение знаний без достаточных соответствующих обобщений
приводит к потере способности адекватно ориентироваться в этом множестве.
Но с другой стороны, разнообразие стимулирует развитие, прогресс, развитие
способности преодолевать сложность. В
истории человечества найдется немало
примеров того, что наиболее интенсивное
социокультурное развитие происходило
именно там, где поощрялось культурное
разнообразие, где пересекались торговые
пути, расширявшие культурные транс-
12’2008
ВЛАСТЬ
национальные отношения. Несомненно,
что одной из причин активного развития,
процветания и прогресса общества в течение длительного времени на сухопутных
перекрестках типа Ближнего Востока или
побережья морей, как это имело место в
Средиземноморском бассейне или на побережье Индийского океана, явились как раз
контакты, взаимодействия, взаимовлияние
между различными культурами.
Анализ позитивных и негативных
аспектов разнообразия показал, что
«называя разнообразие источником развития, исследователи нисколько не ошибаются»1. Известный российский философ А.С. Ахиезер отмечает, что «существует иерархия разнообразия, возможно,
закономерности её динамики»2. Не вдаваясь в дальнейшие подробности выявления позитивных и негативных сторон
разнообразия, следует обратить внимание, что в социальной философии (впрочем, не только в ней) объяснение важнейших происходящих социокультурных
процессов идет через исходную дуальную
оппозицию, о чём уже писалось ранее3.
В случае, когда речь идет об исследовании влияния разнообразия на человека
и общество, в основу рассуждений кладется дуальная оппозиция «разнообразие – личность», которая в процессе
дальнейшего рассмотрения обрастает всё
большим количеством других оппозиций.
Важнейший аспект её создания заключается в переплетении сложнейших социальных процессов. В этой связи понятие
«разнообразие» приобретает социальный
характер, охватывает широкий круг явлений социального мира и открывает путь к
его осмыслению на новом теоретическом
уровне.
Диалектическое единство полюсов
дуальной оппозиции «разнообразие
– универсализм»
Разнообразию противопоставлен универсализм, унификация, единообразие,
а в контексте культуры – монокультурность. Универсализм создает массовый
страх угрозой подчинить исторически
сложившиеся общества, соответствую1 Ефимчук И. В. Социальная организация – прошлое без будущего? // ОНС, 2005, № 3, стр. 150
2 Ахиезер А.С. Труды. Т. 2. – М., 2008, стр. 153.
3 Ахиезер А.С., Рябова М.Э., Сычёв А.Н.
Концепция социальной философии в усложняющемся мире // Власть, 2005, № 7, стр. 54–62.
45
щие культуры иным, идущим извне отношениям, которые способны разрушить
привычные формы жизни, подчинить их
неизвестным, чуждым целям, ценностям и принципам. Этот страх становится
важной проблемой в условиях современной социокультурной реальности. Опыт
российской истории свидетельствует,
что такая ситуация, если она достаточно
продолжительна, вызывает дискомфортное состояние, усиливающийся уровень дезорганизации, что может повлечь
за собой деструктивные для общества
действия. Они сопровождаются попытками вернуться к некоторому идеальному состоянию, стремлением покарать те
силы, которые, в соответствии со сложившимися в данной культуре мифами,
рассматриваются как ответственные за
все беды. Очевидно, что в фокус философского осмысления механизма этого
явления выдвигается дуальная оппозиция «разнообразие – универсализм».
Невозможно игнорировать, что механизм универсализации как функции
человеческой деятельности существовал
с момента возникновения человека. Вся
история человечества есть постепенный
процесс его универсализации, постоянная дифференциация предмета своего
труда, всех форм деятельности, непрерывный выход за рамки первобытного
синкретизма. Начало универсализации
связано с переходом от исключительно
природного существования к собственно цивилизационному, с так называемой
«неолитической революцией», переходом к присваивающему хозяйству и
городам. Человеческие сообщества начинают жить все более похожим образом.
Основополагающим становится сходный
образ мышления. Сама универсализация
долгое время имела локальный характер
имперских «точек роста» как в политической, экономической, военной, так и
в интеллектуальной областях. Первые
сообщества универсализировали территории, относимые сегодня к региональным. Египет, Китай, Рим, наполеоновская Франция, Россия в освоении Сибири
и Средней Азии и многие другие империи
создавали для своего времени межрегиональные анклавы универсализации, где
преобладала та или иная форма гомогенизации, наиболее яркие примеры которых – эллинизация, латинизация, исламизация и т. д.
46
ВЛАСТЬ
Безусловно, человеческая деятельность
может быть связана и с конкретизацией реальности. Другими словами, человек погружён в постоянно осваиваемую
реальность, находится на грани неосвоенной и освоенной реальности. Думаю,
что человек неизбежно погиб бы, если
бы его деятельность ограничивалась
только расчленением и конкретизацией. Одновременно с этим происходит
процесс обобщения растущего разнообразия, развивается способность двигаться от разнообразия к целому, к единству
увеличивающегося множества значимых для выживания элементов человеческой реальности. Эта закономерность
была открыта еще в философии Древней
Греции, которую некоторые философы
называют основным вопросом философствования1. Смысл её заключается в
том, что познание есть единство двух когнитивных процессов: рассмотрения целого как единства разнообразия и рассмотрения разнообразия в качестве результата расчленения целого. Эта дуальность
познания реализуется в двойственности программ деятельности, что можно
понимать как противоречивое единство
расчленяющей и интегрирующей, обобщающей и синтезирующей деятельности.
Сказанное даёт ключ к познанию диалектического единства универсализации и разнообразия. В этой связи обоснованной представляется точка зрения
И.Н. Ионова, который утверждает, что
«залогом долголетия человечества в равной степени являются как гомогенность
культур мировых держав – основа взаимопонимания и мира, так и разнообразие
образов жизни на периферии»2. Это требует дальнейшего изучения сферы межполюсного пространства дуальной оппозиции «разнообразие – универсализм».
Универсализация – одна из форм глобализации – генерализирующего, интегрирующего процесса, организуемого человеком, который стремится обобщить растущее разнообразие. Универсализацию
можно рассматривать как форму освоения реальности, возникающую как реакция на её дифференциацию, как попыт1 Ахиезер А. С. Философские основы социокультурной теории и методологии // Вопросы философии, 2000, № 9, стр. 3–36.
2 Ионов И.Н. Исторический субъект и альтернативы социальной деятельности // Анналы. Вып.
3. Альтернативность истории. – Донецк, 1992, стр.
128.
12’2008
ку нейтрализовать опасность проблем
сложного общества через интеграцию.
То, что человечество представляет собой
единую, динамично развивающуюся систему, вряд ли станут отрицать даже те, кто
недооценивает, в силу разных причин,
объективные тенденции глобализации,
её интегративную роль в международной
жизни, и, как следствие, скептически
относится к перспективе сбалансированных социокультурных отношений в планетарном масштабе. Вместе с тем вовсе
не очевидным является то, что целостность системы предзадана ходом исторического развития и обеспечивается универсальным единством мирового сообщества. Формирование универсального
сообщества не означает установления,
даже в отдаленной перспективе, некоего
всеобщего социокультурного однообразия. И нет никаких оснований полагать,
что когда-либо оно возникнет. Гарантией
тому служит не только бесконечное разнообразие естественных условий, в которых живет человек и которые в немалой
степени предопределяют разнообразие
быта и множество всевозможных форм
его деятельности, но и то, что человек
сам по своей природе существо неоднозначное, противоречивое и до конца
не предсказуемое в своей многогранной,
творческой деятельности. Безусловно,
по мере усиления социальной динамики
акцент общественного развития смещается к единому мировому сообществу,
однако это не отменяет ни культурного
разнообразия, ни специфических особенностей развития тех или иных стран и
народов. Беспрецедентно складывающаяся мировая система органически вбирает их в себя в качестве своих составных
частей и важнейших характеристик.
Важное значение при этом имеет субъективный фактор, выражающийся, прежде всего, в культурном и цивилизационном самосознании массового человека, что следует различать как по форме,
так и по содержанию. Напомню, что по
формам проявления самосознание может
быть локальным, региональным, национальным, глобальным и т.д. По содержанию культурное самосознание фиксирует внимание на принадлежности
индивида к духовному и материальному
достоянию, накопленному прошлыми
поколениями. Цивилизационное самосознание соотносит накопленный опыт
12’2008
ВЛАСТЬ
с определенным типом общественного
развития, с той или иной формой социального устройства, сложившегося на
территории проживания. В условиях же,
когда многоаспектная универсализация
объективно формирует мировую общечеловеческую культуру и цивилизацию,
сознание большинства людей становится интерактивным, оказывая влияние и
на их традиционное культурное и цивилизационное самосознание, направляя
его в сторону признания общечеловеческих ценностей. Оба процесса, как
разнообразие, так и универсализация, с
логической точки зрения могут рассматриваться как движение от абстрактного
к конкретному и одновременно как движение от конкретного к абстрактному.
Если первый процесс есть реакция на
усложнение целого, то второй процесс
является реакцией на дифференциацию.
Оба они не автономны, не изолированы
друг от друга, но представляют собой две
стороны, два аспекта единого процесса.
Это подсказывает нам, что глобализация
может быть понята как диалектическое
единство разнообразия и универсализма.
Обе стороны амбивалентны, не существуют друг без друга, находятся в противоречивом единстве, переходят друг в друга,
но вместе с тем отрицают друг друга как
стремление к изменению и стремление
ему воспрепятствовать в определенных
границах. Этот разрыв необходим как
стимул поиска меры реальных изменений, социокультурных инноваций в каждый момент времени.
В этой связи непродуктивны подходы,
выдвигающие приоритетной основой
лишь культурное разнообразие в стремительно меняющемся, интегрирующемся
мире и нивелирующие универсализм,
или наоборот, подчеркивающие только
ценность универсализма и игнорирующие роль разнообразия. Упрощенные,
односторонние схемы, применяемые для
познания реальности, порождают больше вопросов, чем дают ответов, и теряют
свою привлекательность. Наступившее
XXI столетие все более настоятельно диктует необходимость выработки новых
подходов, в которых учитывались бы не
только новейшие мировые тенденции и
противоречия, вызываемые современной
реальностью, но и универсальное единство мирового сообщества, проистекаю-
47
щее из его общечеловеческих социокультурных оснований.
Культурная основа межполюсного
пространства дуальной оппозиции
«разнообразие – универсализм»
Человеческая реальность представляет собой сложнейшую динамичную систему, непременно характеризующуюся
культурным контекстом и цивилизационным развитием. Сегодня мы живем в
мире, культурная основа которого ориентирована на изменения. При этом следует
подчеркнуть, что культуре присуще разнообразие, а цивилизации – тенденция к
единству. Из этого следует, что проблема
универсализации и разнообразия общества не может быть понята без анализа
противоречивого процесса формирования и распада её культурной составляющей. Спор между этими процессами и
одновременно логическими оппозициями есть спор о судьбе общества, превращающего реальные и потенциальные
отношения внешних социокультурных
процессов во внутреннее содержание
культуры соответствующего субъекта,
его сознания и деятельности, в проблему, подлежащую разрешению. В каждый
момент своего существования культура
как форма человеческой деятельности конкретизируется в соответствии со
спецификой назревающих проблем, в
частности противоречием между разнообразием и универсализмом. Отношения
между ними можно описать в диапазоне
между полюсами дуальной оппозиции
«взаимопроникновение – взаимоотталкивание». Культурная основа межполюсного пространства данной оппозиции
характеризуется конструктивной напряженностью, то есть некоторой наработанной ценностно насыщенной культурной
программой, которая также осваивается
соответствующим субъектом.
Современные ученые признают, что
мыслить социальную реальность, её культурную основу без субъекта непродуктивно. Но присутствие субъекта в социальных системах иногда трактуется вполне
в духе XIX в. Так, например, В.В. Ильин,
рассуждая о взаимосвязанности человека и создаваемых им отношений, настаивает на возможности их раздельного
рассмотрения. В качестве аргумента он
48
ВЛАСТЬ
прибегает к метафоре, что люди уподобляются электрическим проводникам, по
которым проходит ток; и так же как не
стоит отождествлять электрический ток
с проводниками, так не стоит отождествлять людей с их социальными структурами, системами и пространствами1. На
мой взгляд, дело даже не в том, можно
ли рассматривать общество отдельно от
человека или нет. Хотелось бы проанализировать предложенную метафору в контексте обсуждаемой проблемы. Думается,
что человек это не только «проводник»
социокультурной реальности, но и в то
же время «ток», который социальная
реальность создает. Человек не только
элементарная сущность, монада, проводящая социальную энергию, но и сила,
эту энергию создающая и воспроизводящая. При таком ракурсе рассмотрения
становится понятно, что без человеческих взаимоотношений невозможна никакая социокультурная реальность. Отсюда
возникает важный социально-философский вопрос, как возможно мышление об
обществе без конкретных характеристик
его субъекта?
В настоящее время культура сформировалась как феномен, содержанием которого выступает способность человека на
сугубо человеческих (выходящих за пределы биологического приспособления)
началах организовать и воспроизвести
отношения с миром. В постоянно меняющихся условиях, в динамике общества
появляется необходимость совершенствовать способность эффективно решать
возникающие проблемы. Человек все
время принимает на себя ответственность
за то, за что раньше несли ответственность внешние силы, на авторитете которых покоились догматические схемы.
Основа этой идеи содержалась в самом
замысле новой философии человеческой
ответственности за целое, рассматриваемое, однако, лишь в его теоретической
форме.
Идея культуры базируется на осмыслении субъекта самоидентификации,
осуществляющейся в процессе динамического сдвига культурных смыслов.
Попадая в смысловое поле межполюсного пространства дуальной оппозиции
1 См. Ильин В.В. Социальное пространство //
Государство и социальная стратификация советского и постсоветского обществ (1917–1996) // http://
socnet.narod.ru/library/authors/Ilyin/syrata/html.
12’2008
«разнообразие – универсализм», любое
явление получает новую возможность
быть переосмысленным в качестве производного нового синтеза этих полюсов,
нового элемента культуры, требующего
формирования новой дуальной оппозиции. Возникновение нового смыслового
фокуса и фиксация узла новых противоречий как производного стремления
к преодолению сложившейся дуальной
оппозиции становится причиной становления другого смыслового фокуса,
свидетельствуя о непрерывности процесса изменения смыслового содержания
дуальной оппозиции, в межполюсном
пространстве которой находится субъект самоидентификации. Действие этого
механизма играет исключительно важную роль во всей практической деятельности человека.
Конкретно-исторический характер
механизма формирования смысловых
инноваций, воздействующих на развитие субъекта, на способность принимать
решения, требует разработки их соответствующей типологии. Можно выделить
три типа механизмов, влияющих на самоидентификацию субъекта. Первый тип
не способен снять антиномию и воспроизводит её в относительно неизменном
виде. Этот механизм работает в условиях,
когда человек не в состоянии овладеть
предметом своих решений, управлять
ситуацией. Второй тип механизма можно
квалифицировать как манипулирование. Его суть заключается в стремлении
снять антиномию через абсолютизацию
какой-то одной её стороны и нивелирование другой. Данный подход основан на
стремлении интерпретировать, понять
всю ситуацию, игнорируя одну из сторон
антиномии. Третий исходит из того, что
антиномия должна быть превращена в
реально решаемую проблему реального
субъекта. Этот подход нацелен на превращение всех видов человеческих отношений в предмет, по поводу которого может
быть принято решение, в предмет управления. Каждый субъект несёт в себе свои
особые возможности и специфический
ракурс освоения смыслов.
Понимание механизма формирования
смысловых инноваций основывается
на заложенной в обществе возможности постоянных качественных сдвигов в
культурной интерпретации явлений, что
приводит к изменению сознания субъек-
12’2008
ВЛАСТЬ
та. Субъект своей способностью осваивать самые различные ценности, привносимые отношениями, возникающими в
межполюсном пространстве дуальной
оппозиции «разнообразие – универсализм», создаёт определенный стимул
дальнейшего развития общества.
Таким образом, воспроизводство и
развитие социокультурной реальности
достигается не распространением человеческой деятельности на природные объекты, а изменением её моделей, порядков,
организаций. Но изменение этих порядков означает преобразование последовательности человеческих действий, то есть
изменение межполюсного пространства дуальной оппозиции «разнообразие
– универсализм», в котором выстраиваются взаимоотношения социальных
субъектов. Разнообразие раскрывается
как локализация универсализма, универсализм реализуется как интеграция разнообразия. Разнообразие и универсализм
как разные аспекты человеческой полисубъектной деятельности интегрируются
в бытии этих субъектов и оказываются
формами их связи друг с другом. В каждый момент люди занимаются разными
действиями, но различие действий оказывается условием достижения общего
результата. Многообразная деятельность
в свернутой форме представляет собой
различные вариации движения к общему результату. Следовательно, действие
каждого отдельного субъекта характеризуется и как разнообразие деятельности
– в логике последовательности, – и как
49
универсальное в смысле совместности и
координации действий с другими социальными субъектами. Другими словами, дуальная оппозиция «разнообразие
– универсализм» характеризует человеческое общество как процесс, в котором
субъекты могут быть как непосредственно связаны, так и разделены.
***
Фокусом логики между разнообразием
и универсализмом современного общества является то, что на первый план
выходит анализ переходов между культурой и отношениями людей, анализ противоречий, которые вынуждают людей
напряжённо переосмысливать эти переходы, искать выход, формировать смыслы, позволяющие ориентировать человека на всё более эффективные решения.
Всё это открывает возможность «снять»
проблему, осмыслить современного человека, современный мир и присущие ему
тенденции как подлежащие исследованию через дуальную оппозицию «способность адаптироваться к реальности
– стремление изменить себя». Наверное,
мы ещё только начинаем понимать всю
многоплановую сложность проблем,
вытекающих из самого человеческого
существования. И нам ещё предстоит
научиться вступать в отношения с новой
культурой складывающегося планетарного сообщества как особым миром, чтобы
стать человеком, достойным этого имени.
Тема эта по своей важности и актуальности требует специального исследования.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа