close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ПРИГЛАШЕНИЕ К ДИЗАЙНУ: СОВЕРШЕНСТВОВАТЬ НАШ ПРЕДМЕТНЫЙ МИР

код для вставкиСкачать
Каким путем приобщиться к дизайну, проникнуться его идеями, научиться воспринимать смысл его образов, а затем и участвовать в их создании? Кратким объяснением тут не обойтись, на долгие же ( и скучные) объяснения нет ни времени, ни охоты, поэтому
Л.Б. Переверзев
ПРИГЛАШЕНИЕ К ДИЗАЙНУ:
СОВЕРШЕНСТВОВАТЬ НАШ ПРЕДМЕТНЫЙ МИР
Термин дизайн, ныне международный, заимствован из английского, хотя корень его, восходящий
к латыни, имеется и в других языках. Означает он примерно одно и то же: образный замысел,
эскиз, набросок, рисунок, предначертание, чертеж или проект того, чего еще нет в природе, но что
мы в состоянии осуществить, изготовить, соорудить: чему можем придать не только мысленное и
«нарисованное», но и «настоящее», действительное, воплощение бытие.
Все мы до какой-то степени занимаемся дизайном (хотя и не всегда это осознаем)когда, например,
решаем поудобнее и уютнее расставить мебель в комнате, например, решаем поудобнее и уютнее
расставить мебель в комнате или оклеить её более подходящими обоями: придумываем себе или нашим
близким новый фасон платья и подбираем для него ткань; намечаем сервировку праздничного стола;
прикидываем, как лучше распланировать полученный за городом садовый участок, какой домик на нем
поставить и т.д.
Есть люди, занимающиеся этим профессионально. Их называют дизайнерами, художниками конструкторами или специалистами по технической эстетике (все три понятия практически
равнозначны), в чью компетенцию входят и более масштабные задачи: проектирование ассортимента,
формы, цвета и пространственной организации промышленных изделий, машин, систем оборудования
и много другого. В пределе дизайнеры стремятся к совершенствованию всего предметного мира, нам
есть чему у них поучиться и применить их опыт в наших домашних делах, особенно в воспитании
детей, для которых занятие дизайном может стать хорошим средством развития творческихудожественных навыков.
Каким путем приобщиться к дизайну, проникнуться его идеями, научиться воспринимать смысл его
образов, а затем и участвовать в их создании?
Кратким объяснением тут не обойтись, на долгие же ( и скучные) объяснения нет ни времени, ни
охоты, поэтому попробуем сочинить маленькую сказочку, начинающуюся с такого вопроса, что
осталось бы с нами, если по воле какого-то злого волшебника все искусственные, то есть созданные
людьми вещи, составляющие наш предметный мир, внезапно исчезли?
Сомнений нет, участь наша была бы не только плачевна, но и просто ужасна. Представьте себе картину,
голый человек на голой земле, дрожащий о холода, беспомощный и беззащитный перед всесильной,
грозной и часто смертельной опасной для него Природой. Нам не во что одеться и негде укрыться,
неоткуда получать продукты питания и не на чем готовить из них пищу. А ведь не имея этого
необходимого для поддержания жизни минимума, этой элементарной материально-предметной,
хозяйственно-экономической базы нечего и мечтать о том, чтобы заняться чем-то поинтересней,
скажем, искусством, наукой, спортом и прочими увлекательными вещами–к тому же бесследно
исчезнувшими вместе с остальными, создававшегося человечеством на протяжении его истории.
Лишившись предметного мира, люди фактически лишились бы столь дорогой ценой добытой
культуры, ведь все книги, картины, статуи, ноты, научные трактаты с их формулами и законами, все
справочники и учебники, все технические расчеты и чертежи –весь опыт и знания, накопленные
тысячелетиями, перестали бы существовать в форме, пригодной для сохранения, использования и
передачи другим людям. Поэтому мы были бы тут же отброшены в первобытность, и нам не оставалось
бы ничего другого, как прикрывать тело листьями или древесной корой, ночевать в пещерах, а дни
проводить в изнурительных и далеко не всегда успешных поисках съедобных растений или еще реже
увенчивающихся удачей попытках изловить на обед какое – ни будь зверье.
Ни на что иное у нас уже не оставалось бы ни времени, ни сил, ни даже желания и не
исключено, что вскоре мы вообще позабыли бы о том, что у человека сверх заботы о каждодневном
пропитании могут и должны быть какие-то долгосрочные цели, развитые потребности, сложные
устремления и возвышенные идеалы. А если бы мы о них все-таки не забыли и вознамерились бы жить
1
той жизнью, которую считаем достойной человека, нам обязательно пришлось бы обзаводиться всем
необходимым для того вещами, то - есть заново создавать наш предметный мир.
Итак, не довольствуясь ролью жалких приживальщиков Природы, мы переходим от собирания
и присвоения её даров к производству требуемых нам продуктов. С чего начинать?
Давайте хорошенько подумаем, не торопясь называть какие-то единичные вещи или списки
вещей–они непременно окажутся случайными и неполными. Нам нужна система предметов, некое
предметное целое, предметный центр, с помощью которого мы могли бы не только удовлетворять
наши различные потребности, но и производить новые предметы. Каким быть этому центру?
Тогда почему бы, не мудрствуя лукаво, не воспроизвести в точности прежний, старый
предметный мир, отнятый у нас злым волшебником? Можно, пожалуй, но, во-первых, сразу
восстановить его целиком не удастся и вопрос с чего начинать этим не снимается. А во-вторых,
возникает еще один вопрос , все ли в том старом мире было так уж прекрасно и безупречно? Не
попадалось ли там вещей, от которых стоило бы избавиться в нашем новом предметном мире, заменив
их совсем другими, и таких, которые нам хотелось бы как то видоизменить, улучшить,
усовершенствовать? Не бывало ли так, следствия, сводили леса иссушали реки, загрязняли атмосферу?
Повторять все это в нашем новом предметном мире было бы непростительно. Поэтому –то
столь важно глубже и всестороннее продумать вопрос о том, во имя чего оно затевается, что именно мы
хотим производить и какими средствами, какой ценой и в какие сроки, и в каком количестве и какого
качества, каких положительных результатов в конечном счете мы ожидаем и каких отрицательных
последствий хотели бы избежать. Короче–нужно разработать целевую программу, план, проект.
Отправным же моментом должно стать для нас некое обобщенное и вместе с тем конкретное
представление–идея, образ предметного мира, помогающего строить ту истинную, справедливую и
прекрасную жизнь, которую мы хотим и надеемся с его помощью сделать реальностью.
Где можно найти, как получить, сформулировать и обрисовать такую идею и такой образ?Уже
говорилось, что никакие списки и перечни вещей нас к ним не приведут. Тут необходимо представить
себе систему предметов, целостное предметное единство, универсальный предметный центр,
посредством которого мы могли бы не только удовлетворять все ниши жизненные потребности, но и
производить нужные для этого предметы. Но откуда же все-таки взять подобное представление?
Оказывается, его вовсе не обязательно специально изобретать и так уж долго искать, все
требуемое мы находим в идее и образе Человеческого Дома – в начале самого скромного и почти
неприметного, но способного к практически бесконечному росту, усложняться и развиваться вместе с
обитающими в нем человеком.
Что же мы называем Домом, вернее, Нашим Домом?
Человеческое жилище, защищенное от неблагоприятных внешних воздействий и
соответственно оборудованное изнутри обитаемое пространство. Место, где мы находимся у себя,
среди своих и родных, где мы родились и воспитывались, где рождаются, живут и воспитываются
наши дети, где ведется хозяйство, обеспечивающее поддержание- продолжение нашей общей, то-есть
общество жизни. Наш дом –это наша семья , наш род, и наша Родина- недаром в древних языках эти
понятия обычно передавались одним словом и совпадали с представлением о всей обитаемой, обжитой,
хозяйственно освоенной человечеством части Вселенной. Превращение Земли в Дом для живущего на
ней человечества –одна из главных целей культуры, отсюда и созидание предметного мира, которым
мы собираемся заняться, есть домостроительство, понятое в самом глубоком, точном и
всеобъемлющем смысле этого слова.
Задачи домостроительства отнюдь не исчерпываются возведением стен и крыш, они предполагают
изготовление всех вещей, находящихся в доме или при дома. Сюда относятся различные орудия для
охоты, земледелия, скотоводства и ремесел, дающих нам пищу, одежду утварь и прочие инструменты и
приборы, с помощью которых мы сможем создавать такие вещи, выходящие за рамки первой
необходимости. Кстати, какие предметы / помимо орудий труда, помогающих нам удовлетворят
2
«естественные» потребности в еде, теплее и физической защите/ следует считать абсолютно
необходимым?
Несомненно, игрушки - причем как для маленьких, так и для больших. Лишенные игрушек,
дети никогда не научатся тому, что полагается знать и уметь взрослым, будь то работа или общение с
себе подобными /ведь все детские игры - это подражание каким –то видам «серьезной» активности
старших/, взрослые же забудут, что и они когда-то были детьми и утратят эмоциональный контакт с
поколением, идущим им на смену. Итог в обоих случаях будет одинаково печален.
Абсолютно необходимы музыкальные инструменты, приспособленные для рисования,
раскрашивания и лепки, различные изображения, нарядные костюмы, маски и прочие предметы для
проведения обрядов, церемоний, зрелищ, развлечений и праздничный действ. Ведь праздник –это
долгожданная награда и слава, увенчивающая наш труд, - не только отдых, разрядка или
восстановление энергий, затраченной энергии на тяжелую работу, но коллективное, всенародное
переживание полноты и радостного торжества побеждающей жизни.
Наконец, в доме никак обойтись без предметов, служащий орудиями чистой мысли и памяти –
принадлежности для фиксации словесных идей и образов сознания, приборов письма и чтения,
манускриптов и книг, предающих человеческие послания далеко за пределы слышимой речи и
короткого срока нашего пребывания на земле.
Добавим, что не одни лишь книги и рукописи, но каждая рукотворная вещь всегда выражает собой
некое «послание», вольно или невольно вложенное в нее ее создателем и «прочитываемое» нами в ее
видимом, слышимом и осязаемом облике. Даже беглый взгляд на «наружность» предмета может нас
информировать –хотя подчас и дезинформировать (об этом чуть ниже)- о его сущности, цели,
назначения и качестве, о том, насколько знающ, искусен, изобретателен и добросовестен сделавший (и
пользовавшийся им) человек, на какие образцы и традиции мастерства он при этом равнялся.
Легко убедиться, что решительно все вещи так или иначе вызывают к нам и говорят с нами-то ясно и
внятно, то смутно и невразумительно, то честно, то обманчиво языком своей формы, цвета,
поверхности и пространственного расположения, особенностями своего устройства и действия,
способами и приемами их изготовления. Надо только научиться понимать их язык и тогда весь
предметный мир предстанет нам, по словам Маркса, раскрытою книгой сущностных человеческих сил.
Вглядываясь в её страницы, мы можем заметить, пути и способы выражения этих сил бывают крайне
различны. В одних случаях они проявляются и «опредмечиваются» согласно истинной природе
человека, сознательно и свободно. Они просветляют, одухотворяют и очеловечивают творимые ими
вещи, делают их живыми, добрыми и домашними, придают им подлинно человеческое лицо. Но когда
те же силы движутся неразумно, вслепую, по принудительно навязанными им чуждым и ложным
путями, все происходит наоборот. Их творческая сущность затемняется, извращается и отчуждается от
своего носителя, предметы выходят безликими, злыми и бездушными, происходит уже не прекрасное
очеловечивание вещи, а уродливое и мертвящее овеществление человека. Такие предметы нам совсем
не дружественны, порой даже враждебны, а значит и нехороши для работы и жизни. Они не сближают
нас с другими людьми, но отдаляют от них, не помогают строить наш общий дом, не ослабляют наши
усилия, а иногда и угрожают разрушить уже достигнутое.
Как же добиться, чтобы в создаваемом нами предметном мире у нас было поменьше «чужих»,
«недругов» и «противников» и побольше «своих», «друзей» и «союзников» в деле домостроительства?
Отправные точки мы уже наметили в нашем сказочном мысленном проектном эксперименте со злым
чародеем, похитившим у нас все вещи и заставившем решать проблему их восстановления в новом, по
возможности улучшенном виде. Резюмируем, как полагается в конце поучительных сказок,
вытекающую из них мораль.
Прежде всего, надо не только понять, но и всем существом прочувствовать, что создаваемые
нами ( или другими людьми для нас) вещи суть продолжение, «опредмечивание» нас самих со всеми
нашими достоинствами и недостатками. Вещи –зеркала, отражающие наши собственные отрасли,
устремления и ожидания, но они же – орудия, с помощью которых мы, если захотим и сумеем, можем
изменить себя и всю нашу жизнь к лучшему. О чистоте и верности таких зеркал, об эффективности и
надежности таких орудий нужно неусыпно думать, тревожиться и беспокоиться, принимая любые
3
решения, относящиеся к проектированию, изготовлению, приобретению, смене или комбинирование
любых вещей. Не полагалось, что все как – ни будь само собой образуется, но сознательно брать на себя
за это личную ответственность. Не считая, что дело можно отложить на потом, ибо дальше, тем
сложнее и дороже исправлять накапливающиеся здесь ошибки, все меньше поддающиеся исправлению
и становящиеся все более опасным.
Чтобы не растеряться и потонуть мыслью в бесконечно многоликом, пестром и текучем
множестве вещей, полезно руководствоваться единой идеей и целостными образом желанного нам
предметного мира, понятого и увиденного нами как Домостроительство –превращение чужого,
необитаемого, непригодного для жизни человека пространства и пространство обитаемое, освоенное и
родное в человеческий Дом. Сделать пространство обитаемым –значит устроить его сообразно
условиям, законам и требованиям человеческого существования, придать ему законосообразный
порядок, строй и смысл. Древние греки называли это словом «эйкономия», составленным из двух
понятий - «эйкос» (область обитания) и «номос» (закон). Происходящие отсюда слово экономия и
экономика напоминают о том, что домостроительство неотделимо от хозяйствования, а последнее
изготовления и применения орудий, то есть от техники. Однако даже чисто «технически»
хозяйствование невозможно без определенных предметных форм и норм человеческого общежития
сотрудничества и обмена. Чтобы сохранять, предавать, наследовать и прививать эти формы и нормы
подрастающим поколениям необходимы известные способы и обычаи их изучения, усвоения и
почитания, опять-таки выраженные и закрепляемые с помощью специальных предметов. Отсюда
параллельно орудиям труда нужно иметь орудия игры и общения, а также орудия мысли и памяти –
жестоко музыкальные, скульптурные, графически-живописные и другие изображения, знаки символы,
приобщающие человека к опыту, знания переживаниям, законам, идеалам и устремлениям рода и
пробуждающим спящую в нем творческую энергию.
Так предметный мир домостроительства ,начинаясь с сугубо материального, но вместе с тем
творчески одухотворенного хозяйствования, шаг за шагом восходит вместе с нами по степеням некоей
лестница к созданию все более сложных и утонченных идеальных объектов и ценностей, воплощаемых
в произведениях искусства, инженерии, науки и философии. Мы убеждаемся, что духовность и красота
отнюдь не исключается в материально – вещественных продуктах человеческого труда, важно лишь
помнить ,что они не привносятся в полезные вещи откуда-то извне, но вырастает из самих, расцветая по
мере того как создаваемые нами предметы все более полно выражают лучшие стороны нашего
существа.
Наша сказочка о дизайне незаметно перешла в обсуждение главной его проблемы, которые
выходит за рамки компетенции экспертов - специалистов, и прямо касается каждого из нас и в
принципе не может быть удовлетворительно решена без нашего соучастия. Первый шаг к дизайну –
будь то «профессионально» или «любительски»- мы совершаем в том момент, когда говорим себе, в
наших вещах много недостатков и стоит заняться их устранением. Ведь мы могли бы гораздо разумнее,
экономнее и эффективнее вести наш дом и наше хозяйство, то-есть лучше трудиться и отдыхать,
учиться и учить, приобретать больше разнообразнейших впечатлений и делиться ими с друзьями, жить
более интересно, интенсивной и насыщенной жизнью, если бы окружающие нас вещи полнее отвечал
бы нашим потребностям и запросам, стали бы более совершенными, чем они есть сегодня.
Нам, правда, еще неясно, каким именно они должны быть, но есть надежда узнать это путем
проектных исследований. Надо глубже вникнуть в суть наших потребностей и объемы наших ресурсов,
решить, в каком направлении и какими средствами мы хотим их развивать и приступить к
проектированию таких предметов, которые в наибольшей степени отвечали бы нашими идеалам,
планам и ожидания. Скрупулезный анализ, строгая логика, точный расчет и трезвое взвешивание всех
за и против должны при этом идти рука об руку со смелым предвидением, творческим воображением и
художественной фантазией, без которой, как говорил Ленин, человек не додумался бы и до каменного
топора. Мощнейший прием дизайнерского поиска –мысленно –проектный эксперимент, в ходе
которого мы «деморализуем» старый предметный мир и пробуем сотворить его заново, причем не один
раз, а многократно, сравнивая различные варианты, испытывая в самых трудных обстоятельствах и
условиях подвергая их беспощадной критике и отбирая лишь то, что выдержало наиболее жестокую и
всестороннею проверку. При этом мы быстро убеждаемся в абсурдности попыток построить абсолютно
новый, ни на что прежнее непохожий предметный мир, во всем совершенный и не нуждающийся более
уже ни в каких изменениях. Напротив, чем дольше, тем очевиднее нужда в таком предметном мире,
4
который исключал бы всякую окаменевшую жесткость и был бы способен к органическому росту и
развитию в ответ на новые научные открытия, технические изобретения, экономические условия, а
главное на новые цели и задачи общественно -политического и культурного прогресса.
Не менее очевидным становится недопустимость невежественного пренебрежения прошлым,
поколение людей, живших и творивших века и тысячелетия до нас, оставили нам во области дизайна
богатейшее наследие, которым мы далеко не всегда умеем правильно распорядиться и которое
фактически еще почти не изучено. Одна из главных задач сегодняшней дизайнерской деятельности –
способствовать не расточению, а сохранению и всестороннему приумножению этого богатства. Задача
нелегкая, предметный мир прошлого создавался ручным трудом, тогда как сегодня почти все вещи
производятся машинами, отнюдь не во всем обеспечивающим тот же уровень качества. Поэтому
дизайнеры, разрабатывающие свои проекты, стремятся согласовывать требования машинной
технологии с человеческими требованиями тех людей, которым предстоит пользоваться её продуктами,
здесь открывается широчайшее поле как для инженерного, так и для художественного
изобретательства, где и таким образом дизайнер выступает посредником между сферой потрясения и
сферой производства, причем успешное выполнение данной функции требует от него основательных
знаний и умений как в области науки и техники, так и в области искусства.
Профессия дизайнера является, таким образом, настолько же новой, насколько и старой,
сочетание в одном лице архитектора, скульптора, живописца, химика, металлург, оптика, и механика
было обычном в эпоху Возрождения – такие великие мастера-универсалиста как Вероккио, Леонардо
да Винчи или Микеланджело появились не на пустом месте. Правда, в последующий период
олицетворяемая ими творческая целостность личности была во многом историческим причинам
нарушена. все более углубляющееся расхождение и специализация отдельных профессий,
участвующих в созидание предметного мира, в свою очередь становящимся все более сложным,
богатым, и разнообразным, но не менее целостным и гармоничным. В конце концов разобщенность
различных его частей, отражающаяся и усиливающая разобщенность соответствующих человеческих
усилий стала ощутимым препятствием к дальнейшему росту всех видов общественного производства.
Объективное развитие экономических, социальных и культурных сил, вызванных к жизни НТР,
заставило искать и устанавливать новые (или восстанавливать старые) связи между различными
областями творческой деятельности в науке, искусстве и технике. Одной из таких связей стала
специфическая «междисциплинарная» или «синтетическая» деятельность, получившая название
дизайна.
Более подробный разговор о том, чем и как занимаются современные дизайнеры, мы отложим
до другого раза. Скажем только, что эта профессия наверняка окажется интересной для всех, кто питает
склонность к изобретению, черчению, рисованию, раскрашиванию, лепке, склеиванию, вырезанию,
кройке, конструированию, комбинированию, переделыванию, необычайному использованию или
новому применению любых веществ, посредством которых нам легче, удобнее, продуктивнее
радостнее общаться и взаимодействовать с другими людьми и вещами.
21декабря 1982 г.
5
Автор
shmilik47
Документ
Категория
Другое
Просмотров
195
Размер файла
124 Кб
Теги
invait
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа