close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Чем для меня является постнеклассическая наукаy.

код для вставкиСкачать
ЭПИСТЕМОЛОГИЯ & ФИЛОСОФИЯ НАУКИ · 2013 · Т. XXXVI · № 2
?
?? ??? ???? ????????
?????????????????? ?????
В.И. АРШИНОВ
Начну, однако, не с себя, а с Тома Рокмора, который дал весьма
емкую характеристику модели науки В.С. Стёпина «как динамически
развивающейся исторической системы». В частности, Рокмор подчеркивает, что «чрезвычайно интересная стёпинская модель современного естествознания возникает из его попытки вплотную подойти
к специфическим проблемам философии науки Нового времени»
и что «постнеклассическая концепция науки В.С. Стёпина опирается
на его заслуживающую особого интереса концепцию исторического
конструирования»1. В контексте же моих (умеренно полемических)
заметок важное значение имеет тот факт, что неклассическая и постнеклассическая наука (соответственно неклассическая и постнеклассическая рациональность) в ее эпистемологическом измерении характеризуется, согласно В.С. Стёпину, расширением поля рефлексии
над познавательной деятельностью. Помимо прочего это означает
учет «соотнесенности получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности, но и с ценностно-целевыми структурами». Далее В.С. Стёпин подчеркивает, что «возникновение нового типа рациональности и нового образа науки не следует понимать упрощенно в том смысле, что каждый новый этап
приводит к полному исчезновению представлений и методологических установок предшествующего периода»2.
В то же время эти представления и установки не остаются неизменными. Они переосмысливаются в границах своей применимости.
Так, возникновение теории относительности и квантовой механики
1 Рокмор Т. Постнеклассическая концепция науки В.С. Стёпина и эпистемологический конструктивизм // Человек. Наука. Цивилизация. К 70-летию академика Российской академии наук В.С. Стёпина. М., 2004. С. 249.
2 Стёпин В.С. Теоретическое знание. М., 2000. С. 634.
92
ЧЕМ ДЛЯ МЕНЯ ЯВЛЯЕТСЯ ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКАЯ НАУКА
привело к осознанию границ применимости классической механики и
переосмыслению понятий пространства-времени, причинности, реальности и т.д. Таким образом, между классической, неклассической
и постнеклассической рациональностями существует некое эволюционное соотношение, аналогичное обобщенному принципу соответствия. И здесь, естественно, возникает вопрос о формах конкретной
реализации этого принципа именно как принципа эволюции науки от
классического к постнеклассическому этапу ее развития. В.С. Стёпин
не уточняет, каким именно образом этот принцип непосредственно
реализуется. Это, по-видимому, связано с тем, что в фокусе рассмотрения процесса эволюции научного (по)знания как особого рода конструктивного исторического процесса находится прежде всего его
объектный полюс. Именно там фиксируется динамика его становления, которая реализуется в смене образов (гештальтов) исследуемых
объектов, располагаемых на шкале, упорядоченной по степени сложностности от простых объектов классической механики до сложноорганизованных человекоразмерных саморегулирующихся и саморазвивающихся систем.
Что же касается субъектного полюса модели развития науки,
то здесь, как отмечает Рокмор, «вновь вычленяя субъективную составляющую, элиминированную классическим подходом к науке,
В.С. Стёпин дистанцирует себя от позитивизма всех видов, открыто
принимая историцистскую точку зрения, включающую в науку и вненаучные, и внутринаучные факторы, в частности являющиеся ценностно насыщенными. Историзм В.С. Стёпина вовсе не направлен на
дисквалификацию ранее существовавших концепций науки, которые
он рассматривает в качестве ограниченных и вытесненных новыми
системами и нормами познания. Данное понимание науки не нейтрально по отношению к миру общественной жизни. Оно функционирует как один из способов ответа на доступные осознанию, встающие
перед конечными человеческими существами проблемы. Наряду с
другими решениями исторический подход ведет к пониманию рациональности как открытой, потенциально подлежащей ревизии в свете
изменения ценностей и приоритетов человека»3.
В то же время переключение внимания с объектного полюса рассмотрения системы научного познания на субъектный дает возможность более детально изучить динамику становления субъекта постнеклассической науки и, что для меня существенно, выйти за пределы
классической декартовской субъект-объектной парадигмы и расматривать его как становящееся коммуникативное сообщество (Апель),
т.е. по существу в возникающей интерсубъективной перспективе.
Иными словами, я утверждаю (вслед за Апелем)4, что именно в совре3
4
Рокмор Т. Указ. соч. С. 250.
Апель К.О. Трансформация философии. М., 2001.
93
В.И. АРШИНОВ
менной постнеклассической науке (ориентированной на конвергенцию естественно-научного и социогуманитарного знаний, на их синергийный диалог) возникает новая интерсубъективность как своего
рода субъективность второго порядка. В контексте становления
неклассической науки, в фокусе которой находились прежде всего
проблемы квантово-релятивистской физики и ее интерпретации, это
понимание интерсубъективности нашло свое выражение в высказывании Н. Бора, связывающем в одно контекстуальное целое экспериментальный контекст наблюдения (измерения) и контекст интерперсональной коммуникации.
Согласно Н. Бору, эксперимент ? это ситуация приготовления и
воспроизводимого наблюдения явления таким образом, что мы можем коммуницировать наши знания другому, чтобы он смог воспроизвести эту ситуацию приготовления, наблюдения и сообщения другому. Именно поэтому уже на этапе становления неклассической науки проблема объяснения как ее ключевая характеристика оказалась с
необходимостью дополненной проблемой понимания (прежде всего
проблемой понимания квантовой механики) в философском измерении, напрямую ведущей к проблеме трансцендентального субъекта
науки «как медиума коммуникации» (Б.В. Марков), а потому и как
носителя трансцендентальной рефлексии. А здесь мы опять сталкиваемся (уже на трансдисциплинарном уровне) с проблемой сознания на
уровне ее интерсубъективности. Как пишет Апель, «очевидность сознания, которая всегда моя, благодаря взаимопониманию посредством языка преобразуется в априорную значимость высказываний для
нас и потому может считаться априори обязательным познанием в
русле консенсусной теории истины. Благодаря имплицитному или
эксплицитному включению такой очевидности сознания в парадигму
языковой игры в известной степени был установлен аргументативный смысл достоверности представлений любого сознания для коммуникативного и интерпретативного сообщества. Но ведь на установлении смысла при коммуникативном синтезе интерпретации ? а не
синтезе апперцепции ? и основан ?высший пункт? (Кант) семиотически трансформированной трансцендентальной философии»5.
Мое обращение к Апелю в данном случае продиктовано желанием обратить внимание на еще одну (на этот раз уже субъектную) характеристику обобщенного принципа соответствия классического,
неклассического и постнеклассического этапов эволюции науки.
Я имею в виду характеристику, связанную с присутствием наблюдателя как концептуального персонажа, наделенного операциональной
функцией коммуникативного интерсубъективного посредника в когнитивном пространстве постнеклассической науки. Наблюдатель ?
ключевая фигура всех мысленных экспериментов, дискурсов неклас5
94
Апель К.О. Указ. соч. С. 195.
ЧЕМ ДЛЯ МЕНЯ ЯВЛЯЕТСЯ ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКАЯ НАУКА
сической и постнеклассической науки. И именно осознавание необходимости включения наблюдателя в описание реальности, осознание конструктивно-деятельностного характера его участия в этом
процессе и является для меня главной отличительной чертой постнеклассической рациональности. При этом существенно, что сам постнеклассический наблюдатель является предметом исторического
конструирования, исторического развития интенциональности человеческого сознания в связке Я?Другой. Иными словами, мы приходим к когнитивной конфигурации двух рекурсивно связанных (взаимно отсылающих друг к другу, коммуницирующих) наблюдателей.
Наблюдатель, наблюдающий другого наблюдателя, ? вот исходный
пункт мысленных экспериментов Эйнштейна, а затем Гейзенберга,
Бора, Вигнера, Бома, Хокинга, фон Неймана, Тьюринга, Сёрла?
Этот наблюдатель второго порядка (наблюдатель, наблюдающий себя как другого) явно или неявно присутствует в конструктивистских
дискурсах автопоэзиса (Варела, Матурана), «теории обществ» Лумана, кибернетики второго порядка фон Ферстера, синергетики процессов наблюдения.
В то же время проблема наблюдателя как медиатора интерсубъективной коммуникации, как средства коммуникативной самореференции и инореференции применительно к постнеклассике пока еще
ждет своего решения. Мне представляется, что здесь (как и в свое время в квантовой механике) есть два взаимодополняющих подхода к ее
решению. Первый связан с построением наблюдателя саморазвивающихся систем. Второй ? с построением наблюдателя сложности. В обоих случаях нам придется иметь дело с принципиальной неопределенностью, контингентностью, контекстуальностью онтологии постнеклассики и соответственно неопределенностью, контингентностью и
контекстуальностью ее постнеклассического субъекта?наблюдателя?участника и наблюдателя наблюдателя «второго порядка» как самонаблюдателя сложностного саморазвивающегося мира. Точно так
же как невозможно было бы построить квантовую теорию без понятий «наблюдатель» и «наблюдаемый», невозможно построить полноценную теорию сложностности и саморазвития без понятий «наблюдатель сложностности» и «наблюдатель саморазвития». Постнеклассическая наука сама по себе является открытой когнитивной
системой, креативного потенциала которой вполне достаточно для
решения этой задачи.
95
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
5
Размер файла
158 Кб
Теги
наука, является, постнеклассическая
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа