close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Подходы к оценке природно-ресурсного потенциала и показатели эффективности его использования в регионе.

код для вставкиСкачать
110
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ И ПРОЦЕССЫ
ПОДХОДЫ К ОЦЕНКЕ ПРИРОДНО-РЕСУРСНОГО ПОТЕНЦИАЛА
И ПОКАЗАТЕЛИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В РЕГИОНЕ
А. А. КОСТЫЛЕВ
В статье излагаются результаты обзора основных методических подходов к оценке природно-ресурсного потенциала территориального комплекса; отражена авторская точка зрения на проблему оценки эффективности использования природно-ресурсного потенциала,
а также предложена система показателей, выступающих критерием и индикаторами эффективности использования природно-ресурсного потенциала региона.
Ключевые слова: природно-ресурсный потенциал региона, целевая функция системы,
индикаторы эффективности использования природно-ресурсного потенциала региона.
Проблемы эффективного использования природно-ресурсного потенциала (ПРП) проявляются
в первую очередь на региональном уровне, и поэтому именно на региональном уровне необходимо устранять эколого-экономические противоречия, возникающие между домохозяйствами и хозяйствующими субъектами, с одной стороны,
и территориальным природным комплексом –
с другой [15].
Природные ресурсы являются составной частью сложных территориальных природных комплексов. Определенное сочетание разных видов
природных ресурсов или модификаций одного
вида ресурсов в пределах целостных систем в современной науке получило название «территориальное сочетание природных ресурсов». Под ними понимаются «источники ресурсов различного
вида, расположенные на определенной целостной
территории и объединяемые фактическим и перспективным совместным использованием в рамках единого производственно-территориального
комплекса» [7].
Территориальные сочетания природных ресурсов являются объективной основой формирования отраслевых и интегральных экономических
районов. Некоторые авторы считают, что содержание понятия «территориальное сочетание природных ресурсов» максимально приближено
к понятию «природно-ресурсный потенциал территории» в пределах территориально-производственных комплексов [12].
В связи с возросшей потребностью рационального использования природных запасов возникла острая необходимость в экономической
оценке различных по градации природных ресур-
№ 3 (019), 2010
сов, учитывая их качество и количество. Методологическая база анализа и собственно методика
оценки обусловливаются целями, задачами и объектами экономической оценки природно-ресурсного потенциала региона. Например, оценка экологических затрат, потерь от изъятия земель и
природных ресурсов в денежном выражении позволит учесть экологические интересы при экономическом анализе ПРП региона. Это дает возможность более обоснованно устанавливать ставки платы за использование природных ресурсов,
экологические платежи и избегать перекосов
в природопользовании, когда при интенсивной
эксплуатации отдельных видов природных ресурсов наносится значительный ущерб окружающей
среде и затрудняется или становится невозможным использование других видов ресурсов.
По мнению Н. Н. Лукьянчикова, экономическая оценка природно-ресурсного потенциала
представляет собой «определение их ценности
в денежном выражении в фиксированных социально-экономических условиях производства при
заданных режимах природопользования и экологических ограничениях на хозяйственную или
иную деятельность» [6].
Можно выделить следующие направления
оценки ПРП:
1. Оценка стоимости природных ресурсов,
входящих в состав природно-ресурсного потенциала региона.
2. Оценка ущерба, вызванного неэффективным природопользованием.
3. Оценка эффективности использования
природно-ресурсного потенциала и отдельных его
компонентов.
А. А. КОСТЫЛЕВ
4. Оценка природно-ресурсного потенциала
по критериям экологической безопасности.
Практически все существующие подходы к
оценке природно-ресурсного потенциала не учитывают многие аспекты его использования:
− возможность взаимодействия природных
объектов, в частности, взаимоисключение их использования (лесной массив – недропользование,
ГЭС – затопление лесных и сельскохозяйственных земель);
− один и тот же природный ресурс может
использоваться различным образом;
− в рамках одного направления использования природного ресурса может быть много вариантов, отличающихся интенсивностью использования, технологиями и т. д. [1].
Экономическая оценка ПРП может быть произведена на базе единого критерия, например,
стоимостного, или ряда критериев. Так, в рамках
решения первых двух отмеченных выше задач
еще в отечественной науке и практике широкое
распространение получили методики, основанные
на исчислении дифференциальной ренты [11].
Наряду со стоимостной оценкой, теоретически возможна и бальная оценка ПРП, которая, однако, страдает субъективизмом и применяется,
главным образом в рейтинговых оценках природно-ресурсного потенциала [9].
В настоящее время, когда необходимость и
возможность экономических оценок природных
ресурсов стали общепризнанными, сложились две
принципиально отличающиеся методологические
концепции их определения: затратная и рентная.
Возникновение различных концепций обусловлено двойственным характером природных ресурсов: с одной стороны, они выступают естественной базой производства, фактором роста производительности труда, с другой – природные ресурсы
являются его продуктом, носителем стоимости,
элементом национального богатства.
Сторонники рентного подхода видели основной недостаток затратной концепции в том, что
при оценивании ресурсов по затратам на освоение
наиболее высокие оценки получают самые неблагоприятные для использования, наименее ценные
по качеству природные ресурсы. Другой недостаток заключается в отсутствии строгого учета качественных особенностей природных ресурсов [7].
При переходе к рыночной экономике возникли новые методические подходы к экономической
оценке природных ресурсов, являющиеся разновидностями упомянутых выше: рыночная оценка
ресурсов, концепции альтернативной стоимости и
общей экономической ценности (стоимости) и др.
111
В качестве единого критерия для оценки эффективности ПРП и эффективности его использования применяется, в частности, годовая продуктивность ресурсов, т. е. той их частью, которая
может быть изъята или использована при условии
естественного воспроизводства соответствующих
ресурсов [1].
Обобщая методические подходы к экономической оценке природно-ресурсного потенциала
региона, следует отметить следующее.
1. Выбор методики оценки и показателей эффективности природно-ресурсного потенциала
обусловлены целью и задачами конкретного исследования.
Конкретные задачи экономической оценки
природно-ресурсного потенциала и отдельных его
элементов связаны с:
− определением стоимости природных ресурсов;
− выбором оптимальных параметров их эксплуатации (использования);
− определением экономической эффективности инвестиций в природно-ресурсный комплекс;
− определением убытков от нерационального и некомплексного использования природных
ресурсов;
− отражением оценки доли природных ресурсов в структуре национального богатства;
− установлением платежей и акцизов за
пользование природными ресурсами;
− определением залоговой стоимости природных объектов и ресурсов;
− прогнозированием и планированием использования природных ресурсов;
− определением величины компенсационных платежей, связанных с выбытием или изменением целевого назначения природных ресурсов;
− решением других задач, связанных с рациональным использованием природных ресурсов.
2. В научном сообществе существует четкое
понимание того, что методики оценки природноресурсного потенциала и эффективности его использования должны отвечать критерию устойчивости экосистемы, на практике методики экономической оценки показывают неспособность интегрировать пороговые показатели устойчивости
экосистемы. Во многом это обусловлено тем, что
устойчивость экосистемы как критерий эффективного использования природно-ресурсного потенциала характеризуется качественными переменными, с трудом подвергающимися квантификации, т. е. формализованному описанию.
С другой стороны, экологические индикаторы
стали инструментом оценки в концептуальных и
№ 3 (019), 2010
112
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ И ПРОЦЕССЫ
эконометрических моделях устойчивого развития.
Термин «устойчивое развитие» (sustainable development) в экономической теории применяется для
характеристики типа экономического развития,
обеспечивающего экономическую и экологическую безопасность и воспроизводимость ограниченных ресурсов [3; 4]. Экологическая составляющая в них раскрывается через обеспечение
экологической безопасности, сохранение качества
окружающей среды, экологического равновесия.
3. Проблема экономической оценки природно-ресурсного потенциала и эффективности их
использования видится в стремлении свести анализ не просто к количественной оценке параметров ПРП, многие из которых плохо поддаются
формализации, но сделать это на основе одной методики, одного показателя. Между тем представляется, что ПРП как системное понятие целесообразно моделировать через систему показателей.
Сложность оценки эффективности использования ПРП состоит в определении методологических основ, предопределяющих методику. Прежде всего, это касается толкования самого понятия
«эффективность». Весьма распространен подход,
согласно которому эффективность использования
природно-ресурсного потенциала территориаль-
ного комплекса можно оценить как фактическую
продуктивность ПРП в сравнении с расчетной
оценкой общей экологически равновесной продуктивности природного комплекса (стоимости
ПРП) [1; 6].
Г. И. Корнилов отмечает, что теоретически
доказано существование «функции ценности системы – в виде зависимости ее эффективности
(почти всегда это экономический показатель) от
условий построения и функционирования» [5].
Кроме того, эта функция ограничена, а значит
имеет свой максимум. По мнению И. Б. Родионова, эффективность системы определяется как соотношение между заданным (целевым) показателем результата функционирования системы и
фактически реализованным [1].
При всех преимуществах такого подхода нельзя не отметить его существенный методологический недостаток – несоответствие, строго говоря,
данного показателя критерию эффективности.
Рассмотрим, как функционирует любая, в том
числе эколого-социо-экономическая система
ПРП. По сути оно состоит в переработке входных
параметров и известных параметров воздействия
окружающей среды в значения выходных параметров с учетом факторов обратной связи (рис. 1).
Система
управления
Обратная
связь
Процесс
Вход
Выход
Рис. 1. Функционирование системы
Вход – это все, что изменяется при протекании процесса (функционирования) системы. Выход – результат конечного состояния процесса.
Процессор – перевод входа в выход. Система
осуществляет свою связь со средой следующим
образом. Вход данной системы является в то же
время выходом предшествующей, а выход данной
системы — входом последующей. Таким образом,
вход и выход располагаются на границе системы
и выполняют одновременно функции входа и выхода предшествующих и последующих систем.
№ 3 (019), 2010
Таким образом, показатели, выражающие параметры выхода из системы показывают эффект,
который достигается в результате функционирования системы с учетом прямых, обратных связей
и синергии. Другими словами, возможные показатели параметров выхода – это результативные показатели, определяющие эффект, а не эффективность. С их помощью можно определить степень
соответствия фактически реализованного природно-ресурсного потенциала предельно возможному.
А. А. КОСТЫЛЕВ
Можно ли данное отношение рассматривать
как показатель эффективности? С теоретической
точки зрения это возможно, но методика его расчета вызывает много вопросов. Прежде всего, это
касается расчета суммарного показателя потенциала, а именно определения предела экологически безопасного, устойчивого изъятия ресурсов в
процессе природопользования и учета альтернативной стоимости природных ресурсов, обеспечивающих разные функции системы – ресурсовоспроизводящую и средообразующую.
Ключевым моментом в оценке эффективности использования природно-ресурсного потенциала, таким образом, является определение критерия эффективности, т. е. признака, по которому
производится оценка соответствия функционирования системы желаемому результату (цели) при
заданных ограничениях. В системном анализе такое выражение называют критерием функционирования, показателем эффективности, целевой
функцией [4, с.65]. То есть, с одной стороны, критерий отражает меру приближения к цели, а с
другой – цену этого приближения.
В поисках адекватных методических подходов к оценке эффективности использования ПРП
стоит обратить внимание также на наработки, полученные в рамках теории устойчивого развития.
В настоящее время сложилось несколько методических подходов в вопросе формирования системы индикаторов устойчивого развития и экологической безопасности:
1. Геоэкосоциосистемный подход, реализация
которого осуществляется путем совместимости
хозяйственного развития региона с его природным потенциалом, соответствием направленности
процессов природных и социально-экономических систем и применением экологически приемлемых и природосовместимых технологий.
2. Теория биотической регуляции и стабилизации окружающей среды, согласно которой,
высший приоритет в системе экологических индикаторов должны иметь индикаторы, характеризующие состояние естественных экосистем и
биоразнообразия (доля площади, занятой естественными экосистемами в общей площади территории региона должна быть таковой, чтобы обеспечивать полноценное регулирование окружающей среды, ее стабильность, достаточные темпы
восстановления или сохранения естественных
экосистем).
3. Подход «нагрузка – состояние – ответная
реакция» разработан Европейским союзом и Организацией экономического сотрудничества и
развития. Данный подход основан на концепции
113
причинно-следственной связи: деятельность человека оказывает нагрузку (давление) на окружающую среду и изменяет ее качество, а также
количество природных ресурсов («состояние»),
общество реагирует на эти изменения проведением экологической, экономической и отраслевой
политики («ответная реакция общества»).
4. Подход «ключевые / базовые, дополнительные и специфические индикаторы», согласно
которому все индикаторы классифицируются
по уровням приоритетности и региональной специфике.
5. Подход «тема / проблема – индикатор»
(предложен ООН и Всемирным Банком), в соответствии с которым критериями выбора индикаторов являются важнейшие проблемы, связанные
с охраной окружающей среды и рациональным
природопользованием глобального, национального и регионального уровня.
6. Создание интегральных (агрегированных)
индикаторов, дающих возможность сравнения и
сопоставления отдельных предприятий, регионов
и стран для эффективного управления в целях
обеспечения устойчивого развития [5].
Обобщая вышеназванные подходы, нами
предложена система показателей, выступающих
в качестве индикаторов эффективности использования ПРП региона. На наш взгляд, данная система индикаторов должна включать:
1. Индикаторы, которые отражают эффективность эколого-социо-экономической системы
(в данном случае – природно-ресурсного потенциала и технико-экономической системы региона);
2. Результативные показатели, т. е. наиболее
общие показатели, характеризующие предельные
возможности (эквифинальность) системы и параметры выхода (эффект).
3. Показатели-факторы прямого и косвенного действия (факторы нулевого, первого, второго
и т. д. порядка), которые оказывают усиливающее
или ослабляющее влияние на характеристики системы, в том числе ее эффективность.
Данная система индикаторов предложена в
рамках постановки вопроса, поэтому, безусловно,
не все из перечисленных показателей являются
бесспорными.
Система индикаторов состоит не только из
экономических, но и эколого-, технико-, а также
социально-экономических показателей (табл. 1).
Далее в системе индикаторов должны найти отражения особенности региона как территориального комплекса. В перечень индикаторов были
специально включены те, которые являются приоритетными или наиболее проблемными для ре-
№ 3 (019), 2010
114
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ И ПРОЦЕССЫ
гиона. Применительно к Тамбовской области это,
например, показатели, характеризующие наиболее значимые компоненты природно-ресурсного
потенциала региона – земельный фонд. В частности в число базовых индикаторов включен показатель степени эродированности почв, который
отражает степень разрушения (уменьшение мощности или исчезновение) верхних наиболее плодородных горизонтов – результат действия процессов водной и ветровой эрозии.
В качестве критерия эффективности использования природно-ресурсного потенциала региона
используются эколого-экономические показатели
природоемкости региональной экономики. На мезоуровне природоемкость определяется как затраты используемых природных ресурсов на единицу
валового регионального продукта (ВРП). Частным показателем природоемкости является энергоемкость региональной экономики. Другим индикатором эффективности использования ПРП
региона выступает ресурсоемкость, которая рассматривается здесь как удельный вес сырьевого
сектора в ВРП.
Результативные показатели эффективности
ПРП включают в себя следующие индикаторы:
− Темпы прироста ВРП (экономический индикатор).
− Стоимость природно-ресурсного потенциала региона (эколого-экономический индикатор).
− Количество техногенных катастроф (технико-экологический индикатор).
− ИРЧП – Индекс развития человеческого
потенциала (социальный индикатор).
Таблица 1
Система индикаторов эффективности природноресурсного потенциала региона
Типы индикаторов
ПОКАЗАТЕЛИ ЭФФЕКТИВНОСТИ
1. Энергоемкость
2. Ресурсоемкость
ПОКАЗАТЕЛИ-ФАКТОРЫ
Прямые факторы
I. Экологические факторы
II. Технико-экономические факторы
Косвенные факторы
I. Внешнеэкономические факторы
II. Финансовые факторы
III. Кредитно-денежные факторы
IV. Институциональные факторы
V. Социальные факторы
РЕЗУЛЬТАТИВНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ
1. Темпы прироста ВРП
2. Стоимость ПРП
3. Динамика техногенных катастроф
4. Индекс развития человеческого потенциала
№ 3 (019), 2010
Стоимость природно-ресурсного потенциала
следует рассматривать как агрегированный показатель, характеризующий предельные (сохраняющие экологическую устойчивость системы)
возможности использования природно-ресурсного
потенциала региона. Он складывается из стоимости отдельных компонентов регионального ПРП.
Основной целью эффективного использования ПРП является обеспечение качества жизни.
Вопросы качества жизни определяются устойчивостью роста в рамках региональной системы.
Интегральным
результативным
показателем
функционирования эколого-экономической системы можно рассматривать индекс развития человеческого потенциала.
Как интегральный показатель ИРЧП позволяет отследить вклад различных его составляющих.
Из данных ООН следует, что при росте ИРЧП
в России в 2005 г. по сравнению с 1999 г. его
увеличение достигнуто исключительно за счет
роста подушевого ВВП, при снижении индексов
долголетия и образования [8]. Это позволяет выдвинуть гипотезу о том, что экологический фактор оказывает отрицательное влияние на динамику ИРЧП.
Фактически управление факторными показателями – это управление параметрами экологической безопасности территориального комплекса.
Методика оценки экологической безопасности
предполагает решение следующих моментов:
− выбор показателей, которые своими характеристиками соответствуют критериям (индикаторам) экологической безопасности;
− группировка критериев экологической
безопасности;
− определение пороговых значений показателей экологической безопасности.
Наиболее сложной в методическом плане является третья задача – разработка нормативов пороговых значений. Несмотря на интерес к теории
безопасности, обусловленный системными преобразованиями в России в 90-е гг., многие системы пороговых показателей экономической безопасности были подвергнуты резкой критике, которая выявила главную проблему методологии
критериев безопасности – отсутствие методологии. Поэтому и выбор показателей и определение
пороговых значений представляются совершенно
произвольными. По мнению И. Я. Богданова подобные подходы «грешат» крайним субъективизмом и эклектикой [2].
На наш взгляд, подобная критика не вполне
конструктивна. Безопасность – категория относительная, а в случае с экологической безопасно-
115
А. А. КОСТЫЛЕВ
стью еще и межпредметная, и потому ее количественные показатели как инструментарий нормативного анализа всегда будут носить оценочный
характер. Следовательно, и выбор пороговых показателей экономической безопасности и их предельно-критические значения всегда будут носить
на себе отпечаток субъективизма.
Таблица 2
Прямые факторы экологической безопасности региона
Индикатор
Предельное значение или
динамика показателя
Технико-экономические факторы
1. Норма накопления, в %
не < 30 %
не < 20 %
2. Доля ПИИ в общем объеме инвестиций в ОК, в %
3. Доля расходов на НИОКР
не < 2 %
в ВРП, в %
4. Доля затрат на гражданне < 70 %
скую науку
5. Доля машиностроения и
не < 25 %
металлообработки в промышленном производстве
6. Доля инновационной проне < 15%
дукции, в % ко всей промышленной продукции
7. Внутренние затраты на
растущая
исследование и разработки
растущая
8. Поступление патентных
заявок и выдача патентов
9. Число созданных передорастущая
вых производственных технологий
10. Коэффициент износа ОФ
Эколого-экономические факторы
1. Интенсивность загрязнепадающая
ния атмосферы
2. Интенсивность загрязнепадающая
ния водных ресурсов
3. Интенсивность образовападающая
ния отходов производства и
потребления (количество отходов на единицу ВРП)
4. Инвестиции в природопадающая
охранную деятельность, в %
к инвестициям в основной
капитал
5. Степень эродированности
падающая
сельхозугодий
6. Лесовосстановление в
равновесная
лесном фонде
В таком принципиальном вопросе, как оценка предельно-критических значений экологической безопасности, та или иная позиция в немалой степени определяется методологическими
особенностями научных школ и персональными
представлениями о пределах и формах государственного вмешательства в экономику в качестве
решающего фактора экологической безопасности. Другими словами, позиция определяется
представлениями об институциональной системе
управления экологической безопасностью и природопользованием.
В качестве характеристики факторов прямого
действия на природно-ресурсный потенциал региона в рамках системного подхода были отобраны две категории индикаторов: технико- и эколого-экономические (табл. 2).
Индикаторы первого типа, т. е. технико-экономические, отражают гипотезу о том, что инвестиции выступают решающим ограничителем
эффективности ПРП территориального комплекса. Как ограничитель техногенного типа инвестиции в инновации определяют технологическую
структуру региональной экономики, и через нее
как элемент подсистемы природно-ресурсного
потенциала влияют на его эффективность.
Инвестиционный кризис, берущий свое начало еще в 80-е гг., привел к тому, что в материальной сфере фактически пропущен «по крайней мере, один полный цикл качественного обновления
средств труда» [14].
Коэффициенты ввода и выбытия ОФ в докризисный период оставались на уровне 1-2 % при
норме 8-10 % в год. В последние годы коэффициенты ввода / выбытия стабилизировались на
уровне, при котором степень износа ОФ снова
стала расти. Это свидетельствует о том, что в экономике и социальной сфере России продолжается
технологическая деградация, которую не могут
сдержать растущие темпы прироста инвестиций в
ОК (табл. 3) [10].
Индикаторы второго типа характеризуют антропогенную нагрузку на экосистему региона,
а также параметры факторов устойчивости экосистемы.
Таблица 3
Некоторые показатели воспроизводства основных фондов в РФ в докризисный период
Коэффициент обновления ОФ,
в% (в сопоставимых ценах)
Коэффициент выбытия ОФ, в %
(в сопоставимых ценах)
Степень износа ОФ на начало года, в %
1990
6,1
1995
1,7
2000
1,5
2001
1,7
2002
1,8
2003
1,9
3004
2,1
2005
2,2
2006
-
2,3
1,7
1,2
1,2
1,2
1,2
1,1
1,1
-
35,1
38,6
42,4
45,8
47,9
49,5
42,8
44,3
45,3
№ 3 (019), 2010
116
Таким образом, определяющим фактором
экологической безопасности региона выступает
технологическая отсталость, как системная характеристика российской экономики.
Косвенные факторы эффективности ПРП связаны с воздействием элементов окружающей среды, к которым относится прежде всего макроэкономическая и институциональная подсистемы.
Реформа прав собственности. Фиксация
прав собственности позволяет в ряде случаев решить проблемы общей, «ничьей» собственности
на природные ресурсы, «дарового» характера
природных благ, свободного доступа к природным ресурсам, что приводит к их эксплуатации за
пределами устойчивости экосистемы. Здесь также
важно отметить разделение прав собственности
на природные ресурсы на федеральном, региональном и муниципальном уровне.
Эта проблема связана и с вопросом о получателе выгод и эффектов от сохранения биоразнообразия. В условиях отсутствия средств у региональных и муниципальных властей возникает желание усилить эксплуатацию природных ресурсов
для получения быстрой прибыли
Тенденции
дезинтеграции.
Региональные
структуры стремятся проводить собственную экономическую политику. Это часто приводит к хищническому использованию природных ресурсов.
Так как эффект от сохранения ресурсов возможен в
масштабах всей страны или зачастую – на глобальном уровне в масштабах всей планеты. Такая
ситуация порождает противоречие между федеральными и местными интересами. Это хорошо
проявляется на ситуации с особо охраняемыми
природными территориями (ООПТ). В этом плане
сохранение федеральной собственности на многие
природные объекты представляется оправданным.
Монополизм. Монополии в условиях отсутствия
конкуренции, наличия лобби в законодательных и
исполнительных структурах власти могут не уделять экологическим вопросам должного внимания.
Налоговая политика также не способствует
решению экологических проблем. Налоговое бремя на предприятия чрезвычайно велико, что вынуждает их ориентироваться прежде всего на краткосрочные задачи и минимизировать природоохранные затраты, не увеличивающие выпуск основной
продукции. Скрываются объемы выбросов и сбросов загрязняющих веществ, захоронение отходов,
для того чтобы избежать платы за них, штрафов.
Кредитно-денежная политика. В условиях
высокой инфляции подавляющее число банковских операций приходится на короткие торговые и
финансовые сделки (95 % активных банковских
№ 3 (019), 2010
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ И ПРОЦЕССЫ
операций), что практически лишает экономику инвестиций в перспективное развитие, радикальную
структурную перестройку. Аналогичное воздействие имеет и высокая учетная ставка, что делает невыгодным инвестирование долгосрочных или медленно окупающихся проектов, в число которых
входят многие природоохранные проекты.
Внешнеторговая политика. При неразвитости
отрасли экологического машиностроения многие
нуждаются в импорте природоохранного оборудования. При этом до 1/3 затрат может уйти на
пошлины и другие налоги. Тем самым ставится
барьер на пути инвестиций в охрану среды. На
экспортно-импортные потоки также существенно
влияет инфляция. Быстрое обесценение национальной валюты приводит к стимулированию
экспорта, который на 80 % состоит из первичных
природных ресурсов [13].
Из расширенного состава индикаторов эффективности ПРП региона были выбраны ключевые индикаторы, характеризующие наиболее
важные параметры функционирования экологоэкономической системы. Это приоритетные показатели в сфере природопользования и охраны окружающей среды, которые определяют целевые
параметры управления природно-ресурсным потенциалом Тамбовского региона.
Всего было выделено восемь таких индикаторов (табл. 4). Из них четыре индикатора экологоэкономические (1-4 показатели), один – техникоэкономический (5-й показатель) и три экологических индикатора (6-8 показатели).
Итак, в целом параметры эффективности ПРП
показывают умеренный, но растущий уровень антропогенной нагрузки на экосистему, что влечет за
собой снижение природно-ресурсного потенциала
региона и рост экологических издержек. Даже там,
где в целом отмечена положительная динамика,
наблюдаются деструктивные тенденции роста антропогенного воздействия на окружающую среду.
Например, за анализируемый период (20002007 гг.) количество неудовлетворительных проб
по санитарно-химическим показателям источников
водоснабжения области выросло с 17,6 % до 47,0 %.
Тамбовская область по показателю старения
ОФ превышает средний по Российской Федерации
уровень. Это чревато сверхпотреблением природных ресурсов, дополнительным загрязнением окружающей среды, техногенными авариями с тяжелыми экологическими последствиями, технологическим отставанием. Износ фондов, обеспечивающих
потребление водных, энергетических и других природных ресурсов, тормозит устойчивое развитие и
снижает экологическую безопасность региона.
117
А. А. КОСТЫЛЕВ
Таблица 4
Ключевые индикаторы эффективности природно-ресурсного потенциала Тамбовской области в 2000-2007 гг.
№
1
2
Индикатор
Энергоемкость
Интенсивность загрязнения водных ресурсов
Динамика
0
+
3
Интенсивность образования отходов производства и потребления
(количество отходов на единицу
ВРП)
–
4
Интенсивность загрязнения атмосферы
–
5
Коэффициент износа основных
фондов
Лесовосстановление в лесном
фонде
Степень эродированности сельхозугодий
Инвестиции в природоохранную
деятельность, в % к инвестициям
в основной капитал
6
7
8
Комментарий
Неустойчивая динамика
Общий объем сброса загрязненных сточных вод в водные объекты
в 2007 г. составил 18,55 млн м3 (в 2006 г. – 52,88 млн м3).
Качество воды в поверхностных водных объектах соответствует
3 классу (умеренно-загрязненная)
Рост в 1,5 раза. Наибольшее количество токсичных промышленных отходов образуется в промышленно развитых городах области.
Основную массу отходов составили отходы 4-го и 5-го классов опасности (осадки очистных сооружений биологической очистки, барда спиртзаводов, дефекат сахарных заводов, зерновые отходы элеваторов,
строительные отходы, пищевые и растительные)
Отрицательная динамика обусловлена ростом выбросов в атмосферу со
стороны автортранспорта, на долю которого приходится почти 90%
выбросов.
Рост выбросов от стационарных источников незначителен и связан
с деятельностью топливно-энергетического комплекса региона
Повышенный и растущий уровень износа основных фондов
–
Вытеснение более ценных пород менее ценными
–
Общая пораженность территории эрозийными процессами составляет
от 19 до 57 %
Ниже, чем в среднем по Российской Федерации
–
Обозначения: положительные изменения в реализации целевой функции +; отрицательные изменения в реализации целевой
функции –; невыраженные изменения в реализации целевой функции – 0.
Таким образом, анализ методических подходов к оценке природно-ресурсного потенциала
региона позволяет сделать следующие выводы:
− Проблема оценки эффективности использования природно-ресурсного потенциала на базе
системного подхода предполагает применение
комплекса индикаторов трех типов: 1) базисных
индикаторов эффективности использования ПРП;
2) результативных индикаторов, определяющих
потенциал и его влияние на регион как систему;
3) показателей, характеризующих факторы внешней и внутренней среды ПРП, влияющих на эквифинальность эколого-социально-экономической
системы, выражением которой является ПРП через систему экологической безопасности.
− В формализованном виде критерием эффективности (целевой функцией) использования
ПРП выступают модификации показателя природоемкости, в частности энерго- и ресурсоемкость
региональной экономики.
− Анализ ключевых индикаторов показывает, что даже при видимой позитивной динамике
ряда областных показателей сравнительный анализ свидетельствует об имеющиеся экологических проблемах в контексте отставания Тамбовской области от других регионов.
Литература
1. Бендерский Ю. Г., Варфоломеев И. В., Лопатин А. П. Проблемы экономической оценки природноресурсного потенциала Красноярского края. Красноярск, 2001. С. 8.
2. Богданов И. Я. Экономическая безопасность
России: теория и практика. М., 2001. С. 45.
3. Данилов-Данильян В. И. Экологизация народного хозяйства – основа устойчивого развития // Экология. Экономика. Бизнес. М., 1995. С. 32.
4. Дрогобыцкий И. Н. Системный анализ в экономике. М., 2007. С. 7.
5. Корнилов Г. И. Основы теории систем и системного анализа. URL: http://victor-safronov.narod.ru/
systems-analysis/lectures/
6. Лукьянчиков Н. Н. Экономико-организационный механизм управления окружающей средой и природными ресурсами. М., 1998.
7. Минц А. А. Экономическая оценка естественных ресурсов. Научно-методические проблемы учета
географических различий в эффективности использования. М., 1972. С. 66-67.
8. ПРООН. URL: http://www.undp.ru
9. Рейтинг инвестиционной привлекательности
российских регионов. Эксперт РА. URL: http://www.
raexpert.ru
10. Российский статистический ежегодник. 2006
М., 2007. С. 326.
№ 3 (019), 2010
118
11. Самодай В. П. Анализ методических подходов
к оценке природно-ресурсного потенциала региона //
Вiсник СумДУ. Сер.: Економiка. 2007. №2.
12. Соколова Н. В. Природно-ресурсный потенциал территории: содержание понятия, методы
оценки // Вестн. Ленингр. ун-та. Сер.: 7. 1988. Вып. 3.
С. 125-130.
13. Стратегия эколого-экономического развития
региона: аналит. обзор / А. К. Тулохонов, Б. Л. Раднаев,
Б. О. Гомбоев, А. С. Михеева [и др.] ; Гос. публич. науч.-техн. б-ка Сиб. отд-ния Рос. акад. наук, Байкальский
ин-т природопользования (Сер.: Экология. Вып. 83).
Новосибирск, 2007.
14. Федоров В. Инвестиции и производство //
Экономист. 2000. № 10. С. 24.
15. Экономический потенциал административных
и производственных систем: монограф. / под общ. ред.
О. Ф. Балацкого. Сумы, 2006.
№ 3 (019), 2010
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ И ПРОЦЕССЫ
***
APPROACHES TO ESTIMATION OF
POTENTIAL OF NATURAL RESOURSES AND
MEASURES OF EFFICIENCY OF USE OF
THIS POTENTIAL WITHIN REGION
A. A. Kostylev
This paper reports the results of overview of the main methodical approaches to estimation of the natural-resources potential
of the territorial complex. This paper also reflects the author’s point
of view with regard to the problem of estimation of the efficiency
of use of the natural-resources potential. In addition, a system of
measures that are both criteria and indicators of the efficiency of
use of the natural-resource potential of the region is proposed.
Key word: natural-resource potential of the region, objective
function of system, indicators of the efficiency of use of the natural-resource potential of the region.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
69
Размер файла
259 Кб
Теги
показатели, эффективность, природного, оценки, использование, подход, регион, потенциал, ресурсного
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа