close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Макроэкономический анализ взаимосвязи динамики отраслевых рынков труда и системы образования.

код для вставкиСкачать
ТРУД И ЗАНЯТОСТЬ
А.Г. Коровкин, И.Б. Королев
МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВЗАИМОСВЯЗИ ДИНАМИКИ
ОТРАСЛЕВЫХ РЫНКОВ ТРУДА И СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ
В статье обсуждаются вопросы взаимодействия сферы занятости, рынка труда и
системы профессионального образования. Оценивается роль системы образования в
существующем комплексе народнохозяйственных взаимосвязей. Предложена модификация
модели согласования спроса на труд и его предложения, включающая наряду с отраслями
экономики систему образования по ее уровням. Рассмотрена динамика коэффициентов модели
и проведен их сравнительный анализ для отраслей экономики и системы образования. Даны
перспективные оценки развития системы образования во взаимосвязи со сферой занятости и
рынком труда. Сделаны выводы об эффективности согласования спроса на труд и его
предложения и роли системы образования в этом процессе.
Рынок труда и рынок образовательных услуг как системы упорядоченных
взаимоотношений между агентами спроса и предложения являются неотъемлемой
частью всего экономического пространства и естественным образом зависят от
динамики его развития и изменений в его структуре. Нарушение единого поля
экономического взаимодействия ведет к негативным последствиям для экономики
страны, замедляя течение экономических процессов, искажая естественные
принципы разделения труда, снижая эффективность хозяйственной деятельности.
Соответствующие асимметрии и деформации проявляются и на рынке труда, и на
рынке образовательных услуг. Их устранение должно проводиться посредством
реализации мер государственной макроэкономической политики, направленной в
том числе на перераспределение факторов производства российской экономики.
Несмотря на качественные различия в способности основных ресурсов
производства (труда и капитала) к свободному перемещению в экономическом
пространстве, рабочей силе при определенных условиях свойствен высокий
потенциал мобильности, что требует переноса акцентов регулирования
воспроизводства рабочей силы с национального уровня на локальные (отраслевые,
профессиональные, региональные) рынки труда, а также на их взаимодействие. В
то же время важной особенностью регулирования локальных рынков труда должно
быть обеспечение комплексного, взаимоувязанного подхода, обусловливающего
изменения на них в унисон современным требованиям развития страны и
состоянию экономики. Таким образом, в свете актуальности социальноэкономической задачи согласования спроса на рабочую силу и ее предложения, в
том числе через регулирование системы профессионального образования,
представляется важной попытка оценить возможные перспективные результаты
дальнейшего развития сложившихся социально-экономических тенденций в сфере
занятости, профессионального образования и на рынке труда. Актуальность
очерченного круга проблем подчеркивается все возрастающим интересом к ним
(см., например, [1, 2]).
Занятость и уровень образования занятого населения России. К 2005 г. в сфере
занятости, по данным Федеральной службы государственной статистики, численность
экономически активного населения России в целом составила 72,9 млн. чел., т. е.
примерно 51% общей численности населения страны. При этом численность
занятых составила 66,7 млн. чел. Как следует из данных табл. 1, для численностей
28
Анализ взаимосвязи динамики отраслевых рынков труда и системы образования
экономически активного населения и занятых характерно сопоставимое
увеличение по сравнению с предыдущим годом.
Таблица 1
Динамика основных параметров российского рынка труда в 1992-2004 гг.
Показатель
1992 г. 1995 г. 1998 г. 1999 г. 2000 г 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г.
Экономически активное
население, млн. чел.
74,9
70,9
67,3
71,8
71,8
70,8
71,8
71,6
72,9
Занятые в экономике, млн. чел.
71,1
64,1
58,4
62,5
64,2
64,4
66,1
65,7
66,7
Безработные (по методологии
МОТ), млн. чел.
3,9
6,7
8,9
9,3
7,5
6,4
5,7
6,0
6,2
Безработные,
зарегистрированные в органах
государственной службы
занятости, млн. чел.
0,6
2,3
1,9
1,3
1,0
1,1
1,5
1,6
1,9
Потребность организаций в
работниках, заявленная в
службы занятости, тыс. чел.
315
309
328
590
751
887
818
804
788
Нагрузка незанятого трудовой
деятельностью населения на
одну заявленную вакансию
3,1
8,2
6,6
2,4
1,6
1,5
1,8
2,3
2,7
Отраслевая занятость. В период с 1999 по 2003 г. занятость в экономике
выросла на 5,2%. Динамика занятости в отраслях экономики и промышленности
носила неоднозначный характер. Для отраслей топливно-энергетического
комплекса были характерны сравнительно невысокие темпы прироста численности
занятых при значительном уровне их дифференциации для подотраслей.
Наибольший темп прироста занятости зафиксирован в нефтедобывающей отрасли,
в то время как в угольной промышленности занятость сокращалась темпом 4,5% в
год. Высокие темпы прироста занятости характерны также для газовой
промышленности, цветной металлургии, торговли. Достаточно высокими были
темпы увеличения занятости в черной металлургии, химической и
нефтехимической промышленности, электроэнергетике. Весьма умеренными
темпами роста (1% в год) отличались такие отрасли, как транспорт, связь,
образование и здравоохранение, пищевая промышленность. В то же время в целом
ряде отраслей темп прироста занятости был отрицательным. Среди них –
машиностроение и металлообработка, легкая промышленность, промышленность
строительных материалов, наука и научное обслуживание, сельское и лесное
хозяйство. Практически неизменной относительно 1999 г. осталась численность
занятых в строительстве и управлении.
В 2003 г. тенденции небольшого роста отраслевой занятости сохранялись в
электроэнергетике, нефтедобывающей, газовой промышленности. Среди других
отраслей позитивная динамика занятости наблюдалась также в цветной
металлургии, пищевой промышленности, транспорте и связи, торговле,
образовании и здравоохранении. Напротив, в угольной промышленности,
машиностроении и металлообработке, промышленности строительных материалов
занятость сокращалась. Тенденция уменьшения численности отраслевой занятости
была характерна и для сельского и лесного хозяйства, строительства, транспорта и
связи, науки и научного обслуживания. В отраслях сферы услуг ареал расширения
занятости ограничивался фактически торговлей и сферой обращения.
Занятость по группам занятий. Обследование занятого населения дает
информацию о его динамике в разрезе видов занятий, которые представляют
собой агрегированные профессиональные группы. В период 1999-2003 гг.
наблюдался рост занятых в 14 видах занятий, в остальных отмечался спад. В
наибольшей степени выросла численность руководителей органов власти и
29
А.Г. Коровкин, И.Б. Королев
управления всех уровней, прочих специалистов высшего уровня квалификации,
рабочих полиграфического производства, работников сферы индивидуальных
услуг и защиты граждан и собственности.
Вместе с тем существенно сократилась численность неквалифицированных
рабочих в промышленности, сельском хозяйстве, сфере бытового обслуживания,
операторов, аппаратчиков и машинистов промышленных установок, рабочих, занятых
на горных, горно-капитальных работах. Изменения в профессиональной структуре
занятых могут быть охарактеризованы следующим образом. Наибольший удельный
вес в структуре занятых в 1999 г. соответствовал водителям и машинистам
подвижного оборудования (10,8%), неквалифицированным рабочим (9,7%); продавцам
и демонстраторам товаров (6,3%), квалифицированным работникам товарного
сельскохозяйственного производства (5,9%); рабочим, занятым на горных, горнокапитальных, строительно-монтажных и строительно-ремонтных работах (5,9%). В
2003 г. в перечне самых многочисленных профессий произошли изменения (табл. 2).
Так, существенно увеличился удельный вес руководителей органов власти и
управления, в 1999 г. имевших только 11-й ранг по доле в структуре занятости. В
целом можно отметить, что изменения в профессиональной структуре занятого
населения соответствовали тенденции роста уровня образования населения и его
занятой части.
Таблица 2
Удельный вес крупнейших профессиональных групп
в структуре занятых в 1999 г. и 2003 г., %
Вид занятий
Водители и машинисты подвижного
оборудования
Неквалифицированные рабочие всех
отраслей экономики
1999 г.
Удельный
вес
10,79
9,67
Продавцы, демонстраторы товаров,
натурщики и демонстраторы одежды
Квалифицированные работники
товарного сельскохозяйственного
производства, лесного, охотничьего
хозяйства, рыбоводства и
рыболовства
Рабочие, занятые на горных, горнокапитальных, строительномонтажных и строительноремонтных работах
6,26
Вид занятий
Водители и машинисты
подвижного оборудования
Неквалифицированные рабочие
всех отраслей экономики
Руководители (представители)
органов власти и управления
всех уровней, включая
руководителей учреждений,
организаций и предприятий
Рабочие металлообрабатывающей и
машиностроительной
промышленности
5,92
Продавцы, демонстраторы товаров,
натурщики и демонстраторы
одежды
5,93
2003 г.
Удельный
вес
10,29
8,70
7,15
7,14
6,86
Динамика безработицы. В декабре 2004 г. численность безработных,
исчисленных по методологии МОТ, составила 6,2 млн. чел., т.е. соответствующий
уровень безработицы был – 8,5%. Уровень безработицы среди женщин ниже, чем
мужчин. Несмотря на снижение безработицы и рост занятости, средний период
поиска работы продолжает оставаться высоким – во второй половине 2004 г. он
равнялся 8,2 мес., более 38% безработных ищут работу более года, и только
каждый третий находит работу в течение 3-х мес. Численность
зарегистрированных в органах службы занятости безработных выросла в конце
года до 1,9 млн. чел. По сравнению с прошлым годом зарегистрированная
безработица выросла на 18,7%. Растет и доля безработных, зарегистрированных в
органах служб занятости.
30
Анализ взаимосвязи динамики отраслевых рынков труда и системы образования
Переход к рыночным отношениям в начале 90-х годов привел к тому, что общая
несбалансированность рынка труда усилилась и приняла иные формы. Это, в
частности, проявилось в появлении безработицы, обусловленной не только
общеэкономическим спадом, но и нерациональным, расточительным использованием
трудовых ресурсов в предыдущие годы, а также в резком сокращении избытка
вакантных рабочих мест, заполнить которые в новых условиях не представлялось
возможным. По мнению акад. Ю.В. Яременко, «есть разные виды безработицы. Ведь у
нас говорят не о той безработице, которая возникает вследствие структурной
перестройки экономики и сопутствующих этому процессов трудовой миграции. У нас
говорят о безработице, которая возникнет вследствие крупномасштабного
экономического спада. Зачем же этот спад создавать? Ведь для него нет никаких
объективных оснований» [3]. Следствием недостаточного внимания власти в 90-е годы
прошлого века к проблемам социальной сферы, в частности занятости и рынка труда,
явились накопленные за годы реформ серьезные деформации и асимметрии в этой
области.
Одна из них, на наш взгляд, – структурная безработица, возникающая вследствие
технологических изменений и колебаний совокупного спроса в том случае, когда
рынок труда не успевает приспосабливаться к изменениям в структуре спроса и (или)
структуре производства. Таким образом, если циклическая безработица возникает изза отсутствия спроса на рабочую силу, то структурная безработица – из-за
неспособности рынка труда полностью и качественно удовлетворить существующий
спрос на труд. В условиях роста российской экономики технологические изменения и
колебания спроса на продукцию различных отраслей как причины несоответствия
структуры предложения рабочей силы и спроса на нее проявляются сегодня в отраслях
по-разному. Однако приоритет неравномерного падения спроса на отраслевую
продукцию пока, вероятно, выше. Достаточно сравнить, например, отрасли ТЭК и
легкой промышленности. Очевидно: кризис затронул их по-разному.
Проведенные нами исследования [4] выявляют нарастание негативных
тенденций согласования спроса на рабочую силу и ее предложения при
взаимодействии
локальных
рынков
труда,
которое
характеризуется
взаимосвязанными процессами территориальной, отраслевой, профессиональноквалификационной подвижности населения и рабочей силы. При этом реальный
объем структурной безработицы, вероятно, еще выше, чем показывают расчеты,
так как региональная и отраслевая компоненты структурной безработицы
существуют на рынке труда одновременно, не всегда полностью совпадая. Кроме
того, при оценке объемов структурной безработицы необходимо учитывать
профессиональные, квалификационные, образовательные, возрастные и другие
диспропорции. Именно на уровне отдельных занятий и профессий структурные
несоответствия проявляются в наибольшей степени. Так, если в 1974-1984 гг.
региональная структурная безработица в экономике развитых стран Европы
(Германия,
Франция,
Англия,
Нидерланды)
оценивалась
в
15-30%, то структурная безработица в разрезе профессий достигала 40%. Оценки
отраслевой структурной безработицы в этих странах в целом несколько ниже
региональной (10-25%) [5]. В связи с этим представляется обоснованным считать
профессиональные и квалификационные проявления структурной безработицы на
российском рынке труда наиболее масштабными. Получение более точных
количественных оценок требует соответствующего статистического обеспечения, в
частности, статистики о наличии вакантных рабочих мест по профессиям. В этом
случае удастся более полно отразить взаимосвязи сферы занятости, рынка труда и
системы профессионального образования.
Структурная безработица как результат движения рабочей силы между секторами
экономики является показателем неэффективности функционирования рынка труда,
31
А.Г. Коровкин, И.Б. Королев
обусловленной, прежде всего, низкой мобильностью рабочей силы, недостатками
системы профессиональной подготовки и переподготовки кадров, а также
неразвитости информационной системы рынка труда.
Сегодня актуально исследование этого типа безработицы с точки зрения политики
государства в сфере занятости, поскольку меры по развитию инфраструктуры рынка
труда менее ресурсоемки в отличие от открытия новых рабочих мест и также ведут к
снижению существующего уровня безработицы.
Развитие сферы занятости и рынка труда в России происходит в рамках
институциональной среды, которая в основном сформировалась в
пореформенные годы. Один из важнейших институтов рынка труда –
Федеральная служба по труду и занятости. На этот орган, имеющий широкую
сеть региональных отделений, возложена основная нагрузка по реализации
правоприменительных функций в сфере занятости, обеспечению социальной
защиты безработных и проведению мероприятий, направленных на достижение
разрядки на рынке труда, снижение общей безработицы, борьбу с застойными
ее формами, расширение занятости. С переходом на финансирование политики
занятости непосредственно из бюджета реализация названных выше задач
потребует от государства постоянного к ним внимания.
Система частных кадровых агентств не способна полностью ликвидировать
возникающие на рынке труда деформации и асимметрии. Это связано как с
низким уровнем доверия населения к значительной части таких учреждений,
так и с платным характером их услуг. При этом предлагаемый сервис нередко
формален (например, помощь при создании резюме в виде шаблона текстового
документа или предоставление устаревшей базы данных о вакансиях). Поэтому ареал
распространения положительного опыта посредничества негосударственных кадровых
агентств узок и ограничивается, главным образом, достаточно локальными рынками
труда, к которым, например, можно отнести услуги наемных работников в домашнем
хозяйстве (гувернеров, сиделок, домработниц), модельные агентства. Кадровые
агентства нередко выполняют функции подбора персонала, т. е. ограничивают свою
задачу исключительно удовлетворением существующего спроса на труд со стороны
предпринимателя. При всей необходимости и прибыльности такой деятельности
соответствующая структура в значительной степени превращается во внешний отдел
кадров, осуществляющий строгую процедуру отбора претендентов, и во многом теряет
свойства посредника между претендентом и работодателем. В большей степени
такими свойствами обладает приобретающая официальное признание практика
лизинга персонала – интересная форма экономии на издержках найма и увольнения
работников. Тем не менее сторона текущего предложения на рынке труда остается в
существенной мере неохваченной и неудовлетворенной. Кроме того, деятельность
частных институтов на рынке труда слабо согласована с общей политикой занятости, в
связи с чем, очевидно, не в полной мере соответствует потребностям общества. В
частности, в официальной статистике рынка труда не отражаются сведения о
заявленных в негосударственные службы вакансиях и об обратившихся в них
безработных.
Уровень образования занятого населения России. По формальным критериям
уровень образования занятого населения России существенно вырос с начала
экономических реформ (табл. 3). К 2003 г. лица с профессиональным образованием
составляли почти 70% всех занятых в экономике. Если в 1992 г. высшее
профессиональное образование имели 16% всех работников, то в 2002 г. уже более
22%. Особенно сильно увеличилась доля лиц с высшим образованием в женской
занятости. В целом, на фоне общего падения занятости численность занятых,
имеющих высшее образование, возросла за эти десять лет почти на 4 млн. чел.
Таблица 3
32
Анализ взаимосвязи динамики отраслевых рынков труда и системы образования
Занятые в экономике по уровню образования, тыс. чел.
Показатель
Занятые, всего
в том числе с образованием:
высшим профессиональным
неполным высшим
профессиональным
средним профессиональным
начальным профессиональным*
средним (полным) общим
основным общим
начальным общим, без начального
общего
____________________
1992 г. 1995 г. 1998 г. 1999 г. 2000 г. 2001 г. 2002 г. 2003 г.
71068 64149 58437 63082 64465 64664 65766 66496
11469
11777
12077
12752
13953
15407
15382
15427
1234
22458
23388
10275
963
21342
21312
7654
1107
19568
4362
14782
5449
1423
20912
5556
15270
5488
2900
18508
7084
15138
5594
1595
20107
7619
14754
4573
1618
21174
7403
15343
4344
1330
17821
11038
15294
4921
2245
1101
1092
1681
1288
610
502
532
* До 1998 г. занятые, имеющие начальное профессиональное образование, учитывались по соответствующему уровню общего образования.
Отмеченные изменения непосредственным образом связаны с повышением
образовательного уровня населения в целом (рис. 1). Согласно результатам
переписи населения 2002 г., высшее и послевузовское профессиональное
образование имели почти 18,7 % населения старше 15 лет, в то время как по
результатам микропереписи 1994 г. высшим профессиональным образованием
обладали 13,3%, а в 1989 г. – 11,3% (послевузовское профессиональное
образование как отдельная категория в 1989 и 1994 гг. не выделялась).
2002 г.
1989 г.
g (19%)
h (1,1%)
a (11%)
g (9,2%)
i (0,3%)
a (15,8%)
b (3,1%)
b (2%)
f (13,6%)
c (19%)
f (18%)
e (17,4%)
e (18%)
d (12,6%)
d (13%)
c (26,9%)
Рис. 1. Структура населения России по уровню образования в 1989 г. и в 2002 г.:
a – высшее профессиональное;
f – основное общее
b – неполное высшее профессиональное; g – начальное общее, без начального
c – среднее профессиональное;
общего;
d – началье профессиональное;
h – другое;
e – среднее (полное) общее;
i – послевузовское профессиональное
Распределение населения и по возрасту, и по уровню образования (для
населения старше 15 лет), показывает, что наибольший удельный вес лиц с
высшим образованием наблюдался в возрастной группе 45-49 лет, в которой такое
33
А.Г. Коровкин, И.Б. Королев
образование имел каждый пятый (21,9%). В возрастных группах 30-45 этот
показатель колеблется в пределах 18,8-19,3%. Несколько ниже уровень для лиц в
возрасте 25-29 лет. Причем именно на эту возрастную группу приходится
максимум лиц со средним профессиональным образованием.
В возрастных группах старше 50 лет доля лиц с высшим и средним
профессиональным образованием заметно меньше. От одной до двух третей имеют
только основное или начальное общее образование, в то время как в более
молодых возрастных группах эти категории не превышают 20%.
В ближайшей перспективе, однако, в системе основного профессионального
образования ожидается сокращение контингента учащихся в связи с уменьшением
численности населения молодых возрастов.
Анализ изменения региональной численности занятого населения по уровню
образования показывает следующее.
Численность занятых с высшим и послевузовским профессиональным
образованием увеличилась во всех федеральных округах за исключением
Дальневосточного. В наибольшей степени это проявилось в Центральном ФО и
Приволжском
ФО.
В Южном ФО прирост составил около 40%. На 46% увеличилась численность занятых
с высшим и послевузовским профессиональным образованием в Уральском ФО.
Вместе с тем в Северо-Западном ФО прирост составил только 12%, а в
Дальневосточном ФО численность занятых с высшим профессиональным
образованием даже сократилась на 5%. Последнее обстоятельство, по-видимому,
является следствием значительного сокращения общей численности занятых в этом
округе. По данным переписи, в Дальневосточном ФО сокращалась численность
занятых и с другими уровнями профессионального образования: так, численность лиц
со средним специальным образованием сократилась на 9%, с начальным – почти
наполовину. В остальных округах динамика численности занятого населения со
средним и начальным профессиональным образованием носила разнонаправленный
характер. Численность первой из рассматриваемых групп увеличилась, причем
наиболее ощутимо в Приволжском ФО (на 30%) и Уральском ФО (на 28%). В СевероЗападном ФО, Южном ФО, Северном ФО соответствующее увеличение составило не
более 10%. Численность занятых с начальным профессиональным образованием
повсеместно сократилась не менее чем на 20%, причем особенно сильно в
Дальневосточном и в Северо-Западном округах (41%).
Наиболее резко увеличилась численность занятого населения с неполным
высшим образованием. Более существенно, чем в среднем по России, численность
данной категории выросла в Уральском ФО (130%), Центральном ФО (85%) и
Приволжском ФО (80%). В наименьшей степени эта тенденция проявилась в
Дальневосточном ФО, где численность занятых с высшим профессиональным
образованием увеличилась лишь на 38%.
Перепись населения 2002 г. зафиксировала существенное снижение
численности занятого населения с общеобразовательным уровнем. Так,
численность занятых с полным общим образованием сократилась с 30% в
Уральском ФО до 50% в Дальневосточном ФО. Значительно сократилась
численность занятых с основным общим образованием.
Еще значительнее в межпереписной период уменьшилась численность занятых
с начальным образованием. Из этого следует, что в современных условиях лица с
таким низким уровнем образования в экономике не востребованы.
Итак, как было показано выше, система образования играет важную роль в
процессе согласования спроса на труд и его предложения. Вот почему анализ этого
процесса целесообразно проводить, например, на основе совместного, в рамках
одной модели, рассмотрения отраслей экономики и системы образования.
34
Анализ взаимосвязи динамики отраслевых рынков труда и системы образования
Макроэкономические взаимосвязи системы профессионального образования
и рынка труда. Проблемы подготовки и переподготовки рабочей силы должны
рассматриваться в контексте многообразия прямых и обратных связей с другими
важнейшими макроэкономическими и демографическими процессами, динамикой
занятости и рынка труда, изменением их структурных характеристик.
Можно выделить несколько основных направлений таких взаимосвязей. На рис. 2
отображены макроэкономические взаимосвязи в замкнутой рыночной экономике с
государственным сектором. Домохозяйства и бизнес осуществляют трансакции на
рынке товаров и услуг и на рынках основных факторов производства – капитала и
труда, а государство проводит социально-экономическую политику, корректируя
действие рыночных сил.
Система образования, включающая общее, основное и дополнительное
профессиональное (рис. 2), выполняет в кругообороте несколько функций.
Рынок товаров
и услуг
Домохозяйства
Государство и его социальноэкономическая политика
Бизнес
Рынок капитала
Рынок труда
Рынок
образовательных услуг
Система образования
Профессиональное
образование
Взаимодействие спроса на труд и его предложения
Занятость
(потребность в регулярном
повышении квалификации и
переподготовке)
Безработица
дополнительное
послевузовское
Циклическая
Структурная
Фрикционная
высшее
среднее
начальное
Общее образование
Рис. 2. Основные макроэкономические взаимосвязи и система образования
Во-первых, она выступает в качестве поставщика (агента предложения) на
рынке образовательных услуг, домохозяйства предъявляют спрос на эти услуги.
Во-вторых, она может рассматриваться в качестве альтернативы занятости
населения: человек может либо трудоустроиться в какую-то отрасль экономики,
либо пойти учиться.
35
А.Г. Коровкин, И.Б. Королев
В-третьих, удовлетворение возникающей потребности в работниках может
осуществляться за счет имеющихся кадров, а также подготовленных через системы
основного и дополнительного профессионального образования. При этом
возникает вопрос, в какой мере существующая в экономике и подготовленная в
системе образования рабочая сила соответствует по своим свойствам актуальным и
перспективным потребностям экономики, или, иначе говоря, в какой мере
качественные и количественные характеристики спроса на труд и его предложения
совпадают (как по экономике в целом, так и на локальных рынках труда).
При их совпадении результатом взаимодействия на рынке труда являются
удовлетворенные спрос и предложение труда, тождественно равные численности
занятых в экономике. Рассогласование спроса и предложения на рабочую силу
означает существование избыточного спроса на труд, выраженного объемом
вакантных рабочих мест (текущий спрос), или избыточного предложения,
выраженного численностью безработных (текущее предложение). Наличие
безработицы ведет в свою очередь к макроэкономическим потерям в виде
недопроизведенного ВВП, влияет на процессы установления в экономике
равновесной оплаты труда. Несовпадение качественных характеристик рабочих
мест и рабочей силы говорит о существовании структурной безработицы, для
которой характерны длительность и относительно слабая связь с общей
макроэкономической конъюнктурой.
По нашим оценкам, безработица на российском рынке труда существует в
значительной мере в ее структурной форме. Так, отраслевая структурная безработица
составляет не менее 40% общей безработицы [6]. В перспективе эта доля будет расти,
особенно при условии сокращения общей численности безработных, обусловленного
экономическим ростом и сокращением с 2006 г. численности населения в
трудоспособном возрасте. До 2006 г. эта тенденция будет сопровождаться и
абсолютным увеличением численности структурных безработных. Таким образом, в
обозримой перспективе острота проблемы структурной безработицы сохранится, что
предопределяет актуальность поиска путей ее решения, в том числе и за счет
структурных изменений в системе образования. Подготовка в системе основного
профессионального образования подразумевает при этом ориентацию на
среднесрочную и долгосрочную перспективу (для случая высшего профессионального
образования, например, это 4-6 и более лет), а система дополнительного
профобразования ориентирована на более оперативное реагирование на потребности
рынка труда.
Основные подходы к анализу взаимосвязи динамики отраслевых рынков
труда и системы образования. В соответствии с рассмотренной выше системой
макроэкономических взаимосвязей рынка труда и системы образования, а также
оценкой социально-демографической и экономической ситуации можно
определить основные подходы к оценке процесса согласования предложения
рабочей силы и спроса на нее и роли системы образования в этом процессе.
Потребительский подход состоит в определении услуги в сфере образования
как стандартного товара, который продается и покупается по свободно
складывающейся на рынке цене и приобретается для целей текущего потребления.
Соответственно образование является альтернативным методом расходования
средств: индивид рассматривает возможность получения в течение определенного
периода некоторого объема услуг за определенную цену (в числе этих услуг,
например, такие, как пользование университетской библиотекой, спортивной
базой, использование лабораторной базы).
При таком подходе спрос на образование будет ограничиваться
платежеспособностью населения, которая определяет доступность образования для
него. Рост доходов населения расширяет его потребительские возможности, ведет
36
Анализ взаимосвязи динамики отраслевых рынков труда и системы образования
к увеличению потребления и как следствие к росту расходов на образование в
качестве одного из элементов потребительской корзины. Объем и структура
потребления находится также в зависимости от цен. Поскольку образование
является альтернативной формой расходования средств на текущее потребление,
то возникает эффект замещения. Данный эффект может, по-видимому, возникать
также и в отношении различных уровней образования (например, при выборе
между относительно более дешевым средним профессиональным образованием и
относительно более дорогим – высшим). При росте цен на потребительские товары
относительная стоимость услуг образования уменьшается, что стимулирует их
потребление в большем объеме. И наоборот, рост цены (повышение стоимости
обучения) ведет к сокращению объемов потребления данной услуги вследствие
сокращения реального дохода и замещения более дорогого элемента потребления
более дешевым. Реакция спроса на образование на изменение стоимости обучения
(цены) является предметом активных практических исследований [7-9]. По
существующим оценкам, спрос на образование характеризуется невысокой
эластичностью.
Отметим очевидный недостаток потребительского подхода – игнорирование
специфичных свойств образования, поскольку эта услуга не может быть
непосредственно (в один момент) потреблена. Соответственно вложение в
образование связано с риском невозврата вложенных средств.
Инвестиционный подход, альтернативный потребительскому, исходит из
понятия о доходности вложения в человеческий капитал. Вкладывая средства в
свое образование, индивид рассчитывает на отдачу вложенных средств, так как
работник с более высоким уровнем образования может получать более высокий
доход. Соответственно разница в доходах может расцениваться как рента на
обладание более высоким запасом человеческого потенциала.
Анализ процесса принятия экономического решения о получении образования
происходит следующим образом: индивид сравнивает свои затраты на получение
образования с ожидаемыми доходами в случае его получения.
Расходная часть традиционно состоит из прямых затрат на оплату учебы, на
проживание в период обучения и из альтернативных издержек, которые представляют
собой приведенную по некоторой дисконтной ставке к одному (например,
начальному) периоду времени сумму заработной платы, которую бы получил человек,
если бы работал, а не учился. В неявную часть затрат можно также включить такие
дополнительные издержки (их стоимостную оценку), как трудность обучения, стресс и
т.д.
Если текущая стоимость выгод от получения образования превышает текущую
оценку издержек на его получение, то индивид принимает положительное решение
об инвестировании в образование. В противном случае он предпочтет отказаться от
вложений в увеличение своего человеческого капитала. В анализ должна быть
также включена денежная оценка дополнительных выгод от образования (таких,
как более высокий социальный статус, приобретаемый вместе с
профессиональными знаниями, и более высокий уровень общечеловеческих
знаний). Однако в целях упрощения ими, как правило, пренебрегают, допуская
примерное равенство дополнительных немонетарных выгод и издержек.
Среди
основных
факторов,
влияющих
на
принятие
индивидом
соответствующего инвестиционного решения, можно выделить разницу в
заработках работника с высоким и низким уровнем образования, издержки
получения образования, ставку дисконтирования.
Чем выше заработная плата работника с высоким уровнем образования по
сравнению с заработком работника с низким уровнем образования, тем более
высокую дополнительную выгоду получит индивид от дополнительного
37
А.Г. Коровкин, И.Б. Королев
образования. Кроме того, чем ниже заработки лиц с низким уровнем образования,
тем меньше альтернативные издержки неполучения заработной платы во время
учебы.
Низкие прямые издержки получения образования делают такие инвестиции
привлекательнее и, следовательно, увеличивают спрос на образование. Низкая
стоимость обучения делает вложения в образование менее рисковыми и более
прибыльными. Поэтому между стоимостью обучения и спросом на образование
существует устойчивая отрицательная связь [10]. В то же время количественные
оценки эластичности спроса на курс обучения по цене сильно различаются в
зависимости от предпосылок и условий анализа [9]. В частности, на решение индивида
о получении образования влияют возможности получения финансовой помощи в
форме образовательных кредитов, грантов, субсидий [10]. Указанные инструменты
облегчают доступ к образованию, поэтому можно ожидать их положительного
воздействия на спрос на образование. Ставка дисконтирования отражает степень
предпочтения будущих доходов настоящим. Высокая ставка дисконтирования
негативно влияет на эффективность вложений в образование, поскольку означает
невысокую стоимость будущих доходов.
Отметим, что потребительские и (или) инвестиционные вложения в систему
образования не носят лишь денежный характер, поскольку предполагают
соответствующую аллокацию временных ресурсов домохозяйств. В этом смысле
система образования (прежде всего профессионального) выступает, вообще говоря,
альтернативой занятости: человек может трудоустроиться в одну из отраслей
экономики, или пополнить контингент системы образования. В условиях
экономического спада и роста безработицы расширение сферы профессионального
образования становится одним из механизмов смягчения напряженности на
молодежном сегменте рынке труда. В долгосрочном плане, однако, эффективность
соответствующего механизма падает, поскольку обостряется вопрос финансирования
образования, теряется связь с реальными потребностями отраслей экономики. В
реальной жизни нередки случаи совмещения обучения и работы, однако ими
допустимо пренебречь, учитывая тот факт, что в таких обстоятельствах речь, как
правило, идет о неполноценной учебе или работе*.
Потребность экономики России в специалистах с профессиональным
образованием находится в непосредственной зависимости от макроэкономической
динамики, что определяет, в частности, ее изменения в соответствии с
колебаниями совокупного спроса и инвестиционных потоков. При этом отраслевая
специфика соответствующих колебаний влияет на формирование структуры
потребности в кадрах с различным уровнем профессиональной подготовки. Ее
удовлетворение, как уже отмечалось выше, осуществляется в том числе за счет
подготовленных через системы основного и дополнительного профессионального
образования кадров. Как показано на рис. 2, домохозяйства предлагают рабочую
силу на рынке труда непосредственно или через систему профессионального
образования.
Прогнозно-аналитическая модель согласования спроса и предложения рабочей
силы с учетом взаимосвязи динамики отраслевых рынков труда и системы
образования. Для этих целей может быть использована модель движения населения и
трудовых ресурсов, которая базируется на данных государственной статистической
отчетности о движении рабочей силы в отраслях экономики [4]. В модель вводится
понятие «потенциальные работники» ( u (t ) ) – часть населения в трудоспособном
возрасте страны (или региона),
*
которая в данный момент не занята ни в одной из n
Как правило, студенты вынуждены работать по свободному (особому) графику, неполный рабочий день.
38
Анализ взаимосвязи динамики отраслевых рынков труда и системы образования
рассматриваемых в модели отраслей народного хозяйства ( i – номер отрасли, i = 1, n ).
u (t ) = N (t ) − L(t ) , где N (t ) – численность населения в
трудоспособном возрасте; L(t ) – численность занятых в исследуемой системе
Иными словами,
занятости.
Рассмотрим случай, когда вместо совокупного количества вакансий w
рассматривается их множество w1 , w2 ,..., wn , где n – число отраслей экономики. При
гипотезах, аналогичных описанным в [4], получим следующую систему уравнений:
 dw1
 dt = (ε 1 + µ 1u ) w1

...
 dw
,
(1)
 n = (ε + µ u ) w
n
n
n
 dt
n
 du
=
+
(
ε
µ i wi )u

∑
0
i =1
 dt
где ε0, εi – коэффициенты прироста, выражающие отношение приростов du/dt и dwi/dt к
u и wi соответственно; µi – коэффициент, характеризующий отношение приростов
численности занятых в отраслях к произведению величин u и wi с обратным знаком.
В зависимости от объекта исследования эти коэффициенты отражают
различные явления действительности. На макроуровне ε0 определяется
демографическими
процессами
(рождаемость,
смертность,
миграция).
Коэффициент прироста числа вакантных рабочих мест εi зависит от тенденций
изменения спроса, процессов создания новых и ликвидации старых рабочих мест
(предполагается, что сокращение числа рабочих мест происходит лишь после
выбытия работников в результате естественной убыли, текучести кадров и других
причин). Коэффициент µi, характеризует изменение численности потенциальных
работников (и соответственно вакантных рабочих мест) за счет их взаимодействия, т.е.
процесса движения рабочей силы.
Введенное определение потенциальных работников позволяет наметить подход
к решению задачи согласования спроса отраслей на рабочую силу и ее
предложения, поскольку создает возможность упростить в модели взаимосвязи с
демографическими процессами.
В данной работе к потенциальным работникам относятся следующие группы
населения: неработающие инвалиды 1 и 2 групп, занятые в домашнем хозяйстве,
служащие в армии, нуждающиеся в трудоустройстве и некоторые другие. Поэтому в
отличие от предыдущих исследований численность учащихся в системе общего и
профессионального (по уровням) образования рассматривается нами наравне с
численностью работников, занятых в отраслях. Таким образом, исследуемая система
занятости включает в себя отрасли экономики и сферу образования. Суть модели не
изменится, если вместо отраслей будут рассмотрены профессиональные, социальные
или другие группы населения и трудовых ресурсов (или регионы). Для перехода от
прогноза потенциальных работников к практически значимому прогнозу численности
безработных, необходим экзогенный прогноз перспективной динамики всех
упомянутых выше групп, отнесенных нами к потенциальным работникам.
Число вакантных рабочих мест для отраслей экономики и промышленности в
модели определялось как сумма собственно вакантных рабочих мест,
регистрируемых службой занятости или службой государственной статистики, и
численности работников, принятых в экономику и ее отрасли.
В свою очередь под вакантными ученическими местами в системе образования
(аналогично вакантным рабочим местам в отраслях) понимаются свободные места для
39
А.Г. Коровкин, И.Б. Королев
дневного обучения, на которые могут претендовать абитуриенты и которые возникают
вследствие движения учащихся внутри системы образования (например, переход из
одного вуза в другой). Таким образом, это вакантные места для желающих получить
образование того или иного уровня. Оценки численности вакантных ученических мест
в системе образования по ее уровням определялись следующим образом.
1. В общем образовании их численность детерминируется демографическими
причинами. В этом смысле предложение полностью определяет количество
ученических мест, поскольку Федеральный закон (ст. 5) об образовании гарантирует
бесплатность и общедоступность общего образования. Соответственно любому
обратившемуся (в данном случае речь идет об обращении родителей) в учреждение
общего образования гражданину должна быть предоставлена соответствующая услуга.
2. В профессиональном образовании наряду с демографическим фактором
весомую роль при определении численности вакантных рабочих мест играет спрос
населения, который различается по уровням профессионального образования.
3. В начальном профессиональном образовании, общедоступность и
бесплатность которого также гарантируется государством, спрос населения
фактически
выступает
лимитирующим
фактором
приема
учащихся.
Соответственно действительный прием может быть меньше номинально
возможного, и возникает ситуация так называемого недобора. В этом случае прием
учащихся является, вероятно, не вполне адекватной (хотя и формально – с
законодательной точки зрения – верной) оценкой объявленных вакансий, однако
из-за отсутствия более подробной информации по данному вопросу в качестве
оценки вакансий выступал именно прием в дневные учреждения начального
профессионального образования.
4. В среднем и высшем профессиональном образовании осуществляется
конкурсный прием (табл. 4 и 5). Как показывают данные этих таблиц, на
протяжении всего рассматриваемого периода конкурс на одно место был
существенно выше единицы. В учреждениях среднего профессионального
образования он был особенно высоким на дневном отделении с обучением на
бюджетной основе. Сопоставимой популярностью пользовался только экстернат.
Таблица 4
Конкурс на вступительных экзаменах в государственные средние специальные
учебные заведения по формам обучения, заявлений о приеме на 100 мест
Форма обучения
Всего
Дневная
Вечерняя
Заочная
Экстернат
На бюджетной основе
Всего
Дневная
Вечерняя
Заочная
Экстернат
1995 г.
150
159
139
126
115
1996 г.
153
162
138
126
107
1997 г.
153
163
140
124
102
1998 г.
153
164
135
121
106
1999 г.
151
161
136
121
104
2000 г.
147
157
131
120
103
2001 г.
145
155
126
118
106
2002 г.
148
159
124
117
103
161
168
151
136
400
165
173
152
137
121
170
180
157
137
116
176
187
155
134
172
178
189
159
137
134
177
187
152
140
167
175
185
145
137
274
178
190
141
134
126
В вузах конкурс в целом выше, чем в средних профессиональных заведениях.
Интересно при этом, что с 2000 г. особенной популярностью у абитуриентов стали
пользоваться вузы промышленного и строительного профиля, транспорта, связи:
конкурс на вступительных экзаменах в эти образовательные учреждения выше
среднего. Учитывая вышесказанное, правомерно принять, что все объявленные в
учреждениях среднего и высшего профессионального образования вакантные
40
Анализ взаимосвязи динамики отраслевых рынков труда и системы образования
ученические места заполнялись, а поэтому достоверной оценкой их объема может
стать прием учащихся.
Таблица 5
Конкурс на вступительных экзаменах в государственные высшие учебные
заведения по отраслевым группам, заявлений о приеме на 100 мест
Отраслевая группа
Всего
Промышленность и строительство
Сельское хозяйство
Транспорт и связь
Экономика и право
Здравоохранение
Физическая культура и спорт
Образование
Искусство и кинематография
1985 г. 1990 г.
166
194
142
167
148
170
148
166
215
268
206
224
191
198
184
213
568
451
1999 г. 2000 г.
190
187
190
190
177
185
191
200
172
160
212
215
182
169
195
191
277
267
2001 г. 2002 г.
183
189
190
201
178
182
198
202
155
153
205
204
159
158
182
193
257
243
Таким образом, с учетом принятых ограничений и допущений система
уравнений (1) позволяет исследовать взаимодействие отраслей экономики и
системы образования в динамике, анализировать его результаты с точки зрения
развития сферы занятости, состояния рынка труда и рынка образовательных услуг.
Использование моделей согласования динамики спроса и предложения
рабочей силы для анализа взаимосвязи динамики отраслевых рынков труда и
системы образования в РФ. В рамках предлагаемого подхода рассмотрены
модификации модели (1) с различным набором отраслей экономики и
промышленности, а также системы профессионального образования с учетом его
уровней. Полный перечень рассматриваемых отраслей экономики и
промышленности, а также уровней образования приведен в табл. 6. Последние
включают образование: общее, три уровня профессионального (начальное,
среднее, высшее), послевузовское (аспирантура и докторантура).
Анализ динамики параметров модели (1) показал следующее. Демографический
фактор (параметр ε0) оказывал негативное влияние на динамику численности
потенциальных работников (рис. 3). Исследуемый параметр оставался
отрицательным на протяжении практически всего анализируемого периода, что
характеризует сокращение ресурсного потенциала, которое в перспективе
отразится на численном составе рабочей силы.
0,006
0,009
0,004
0,006
0,003
0,002
0,000
0
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
1992
-0,006
-0,004
Год
1991
-0,003
-0,002
-0,009
-0,006
-0,012
-0,008
-0,01
-0,015
-0,012
-0,018
Рис. 3. Динамика параметра ε0 в российской экономике в 1991-2003 гг.
Анализ динамики численности населения по возрастным группам показывает,
что отмеченная выше тенденция обусловлена уменьшением численности населения
в возрастах 0-4 года и 5-9 лет, т.е. моложе трудоспособного. Численность возрастной
41
А.Г. Коровкин, И.Б. Королев
группы до 14 лет сократилась к 2004 г. по сравнению с 1991 г. на 11,3 млн. чел., в том
числе в группе до 4 лет – на 5,4 млн. чел., или на 45%.
Сокращение численности в младших возрастных группах в настоящий момент
оказывает непосредственное воздействие на систему общего образования, а в
перспективе означает уменьшение контингента абитуриентов системы
профессионального образования и лиц, впервые выходящих на рынок труда. В
целом, с точки зрения демографических тенденций перспективное развитие сферы
занятости и рынка труда после 2006 г. будет происходить в условиях снижения
численности трудоспособного населения, т.е. в принципиально других условиях. В
связи с этим возрастает необходимость эффективного использования наличной
рабочей силы, более полного согласования предложения и спроса на труд,
повышения эффективности системы профессионального образования в аспекте
соответствия рабочей силы определенного качества потребностям экономики.
Динамика параметров модели для отраслей экономики может быть
охарактеризована следующим образом. Значения параметра спроса на рабочую силу
по отраслям экономики и уровням системы образования приведены в табл. 6.
Таблица 6
Динамика параметра εi в отраслях экономики и по уровням системы образования
Параметр
E1 (народное хозяйство, всего)
Промышленность (рабочие)
Промышленность (остальной
персонал без рабочих)
Сельскохозяйственное производство
Транспорт и связь
Строительство
Торговля и общественное питание
Жилищно-коммунальное хозяйство и
бытовое обслуживание населения
Управление
Наука
Другие отрасли
Послевузовское профессиональное
образование
Высшее профессиональное
образование
Среднее профессиональное
образование
Начальное профессиональное
образование
Общее образование
Учащиеся системы
профессионального образования
Численность занятость в отраслях
экономики
1992 г. 1994 г. 1996 г. 1998 г. 1999 г. 2000 г. 2001 г. 2002 г. 2003 г.
-0,190 -0,249 -0,104 -0,033 0,104 0,161 0,141 0,098 0,006
-0,096 -0,624 -0,584 -0,320 0,088 0,316 0,026 -0,173 -0,056
-0,957
0,290
-0,116
-0,325
-0,067
-0,938
0,180
-0,106
-0,297
0,033
0,292
-0,561
-0,118
-0,412
0,019
0,054
0,154
-0,396
-0,751
0,774
0,409
-0,144
0,137
0,066
0,128
0,291
-0,026
0,221
0,086
0,253
0,340
-0,300
0,095
0,096
0,871
0,224
-0,122
0,047
-0,075
1,100
-0,270
-0,405
0,120
0,012
0,255
-0,301
-0,552
-1,839
0,127
0,166
0,164
-1,828
0,116
0,281
1,687
-1,128
0,096
0,150
0,592
-0,982
0,041
0,022
0,343
-0,604
0,092
0,041
0,294
0,147
0,007
0,065
0,044
0,081
0,197
0,037
0,323
0,004
0,166
0,025
0,204
0,129
0,068
-0,244 0,344
0,847
0,509
0,357
0,388
0,327
0,172
0,111
0,012
0,280
0,413
0,462
0,564
0,536
0,395
0,297
-0,109 -0,142 0,150
0,136
0,188
0,241
0,185
0,108
0,091
0,063
-0,048 -0,070 -0,036 -0,010 0,011 -0,004 -0,027 -0,033 -0,024
-0,025 0,180 0,062 -0,049 -0,188 -0,307 -0,246 -0,284 -0,450
-0,054 -0,057 0,102
0,152
0,194
0,241
0,221
0,159
0,126
-0,204 -0,273 -0,133 -0,068 0,088
0,146
0,127
0,088 -0,014
В начале анализируемого периода (1991-1998 гг.) параметр спроса на рабочую
силу (εi) оставался отрицательным для большинства отраслей (за исключением
управления и торговли), а также в целом для экономики.
Наиболее интенсивно спрос на рабочую силу сокращался в промышленности (на
рабочих), в науке и научном обслуживании, на транспорте. Так, число вакантных
рабочих мест и прием рабочих сократились за этот период более чем вдвое, а
собственно численность занятых в промышленности рабочих уменьшилась с 1991 по
1998 г. на 5,8 млн. чел. К сожалению, учет численности рабочих в отраслях
экономики осуществляется только в отраслях промышленности и на СМР в
строительстве. Это не позволяет проводить полноценный анализ динамики этой
категории персонала в других отраслях и в экономике в целом. Кроме того,
42
Анализ взаимосвязи динамики отраслевых рынков труда и системы образования
отсутствие этих данных затрудняет эффективное решение задачи развития
соответствующих учебных заведений по подготовке квалифицированных рабочих
кадров во взаимосвязи с динамикой производства. Так, падение спроса на рабочую
силу на транспорте было менее интенсивным, чем в промышленности.
В остальных отраслях динамика исследуемого параметра в период 1990-1998 гг.
была менее однозначной. Например, это характерно для сельского хозяйства, где в
начале рассматриваемого периода наблюдался, с одной стороны, некоторый прирост
численности занятых (в 1990-1994 гг. – примерно на 550 тыс. чел.), а с другой –
сокращение числа вакантных рабочих мест и числености принятых в экономику (за
тот же период на 50 тыс.). В дальнейшем занятость в сельском хозяйстве уменьшалась.
После 1999 г. динамика исследуемого параметра была существенно
скорректирована с учетом проявившихся в экономике тенденций экономического
роста. Наряду с управлением, отраслью торговли и общественного питания,
положительная динамика анализируемого параметра отмечалась в отраслях
транспорта и связи, промышленности, строительства. В то же время период
положительных значений параметра спроса на рабочих в промышленности (19992001 гг.) вновь сменился отрицательными величинами. Собственно численность
рабочих в промышленности, незначительно увеличившись в 1999-2000 гг., затем
вновь значительно сократилась. Подобная тенденция была характерной не только
для рабочих в промышленности, но и для занятых в отдельных ее отраслях. В
рассматриваемый период εi<0 в химической и нефтехимической промышленности,
машиностроении и металлообработке, промышленности строительных материалов,
легкой промышленности. Так, в химической и нефтехимической промышленности
численность принятых в отрасль работников за два рассматриваемых года
сократилась более чем на 20%, или на 45 тыс. чел. Численность занятых также
несколько сократилась. В машиностроении и металлообработке уменьшение
численности занятых было более интенсивным и составило за рассматриваемый
период 3,6%, или 185 тыс. чел. Прием работников в отрасль сократился несколько
меньше (на 120 тыс. чел, или на 11%), что свидетельствует о более интенсивном
выбытии из отрасли. Неоднозначные значения соответствующего коэффициента
можно отметить в нефтедобывающей и нефтеперерабатывающих отраслях
промышленности. В первой из них он был отрицательным в 1999 г., а в 2000-2001
гг. – положительным и значительно выше среднего по экономике, в 2002 г. – снова
отрицательным. В нефтепереработке положительное и отрицательное значения
коэффициента чередовались. Таким образом, насколько позволяет судить
динамика коэффициентов εi в 2002-2003 гг. в отраслях промышленности, эффект
повышения спроса в промышленности в период активного импортозамещения
быстро был нивелирован.
Возможно, практика использования трудосберегающей техники ведет к экономии
затрат неквалифицированного труда и высвобождению соответствующих рабочих.
Вместе с тем в последнее время предприятия реального сектора все острее ощущают
дефицит квалифицированных рабочих кадров. Например, обследования, проводимые
лабораторией анализа и прогнозирования микроэкономических процессов ИНП РАН
[11], показывают, что дефицит квалифицированных рабочих кадров испытывает более
80% предприятий. Характерно также, что дефицит инженерно-технических
работников и менеджеров испытывают 20-25% опрошенных предприятий. Более
подробно эти показатели в разрезе основных отраслей экономики приведены в табл. 7.
43
А.Г. Коровкин, И.Б. Королев
Таблица 7
Процент предприятий, испытывающих дефицит трудовых ресурсов
по категориям персонала (сумма >100%)
Отрасль
Управленче
ский
персонал
20,5
25,6
22,5
22,1
ИТР
Янв. – февр. 2001г.
25,8
Янв. – февр. 2002 г.
35,3
Июнь-июль 2003 г.
30,0
Август – сентябрь 2004 г.
25,4
В том числе:
Электроэнергетика
100,0*
0,0
Черная металлургия
14,3
28,6
Цветная металлургия
22,2
44,4
Химическая промышленность
10,5
31,6
Машиностроение
20,3
27,1
ЛДЦБ
20,0
40,0
ПСМ
23,1
7,7
Легкая промышленность
7,7
23,1
Пищевая промышленность
25,0
8,3
Сельское хозяйство
28,6
57,1
Строительство
57,1
28,6
Транспорт
40,0
0,0
Прочие
21,4
21,43
____________________
* По результатам опроса одного предприятия отрасли.
Квалифициро
ванные
рабочие
84,8
82,7
86,9
86,2
Низкоквалиф
ицированные
рабочие
4,6
5,3
7,5
9,4
Обслужива
ющий
персонал
4,0
4,5
5,0
7,7
100,0
100,0
88,9
84,2
93,2
90,0
92,3
84,6
66,7
71,4
71,4
80,0
78,6
0,0
14,3
0,0
10,5
5,1
0,0
15,4
15,4
8,3
28,6
0,0
20,0
14,3
0,0
0,0
11,1
5,3
6,8
0,0
7,7
23,1
25,0
0,0
0,0
0,0
7,1
В строительстве в период 1999-2003 гг. параметр спроса на рабочую силу был
существенно ниже, чем в среднем по экономике. Определенный интерес представляет
анализ изменений значений параметра спроса для жилищно-коммунального хозяйства
и бытового обслуживания населения (ЖКХ и БОН). Он был отрицательным только на
протяжении первых трех лет рассматриваемого периода, затем превышал нулевое
значение вплоть до 1999 г. Так, если в период 1994-1998 гг. в этой отрасли отмечались
опережающие по отношению к экономике в целом темпы роста спроса на труд, то в
фазе экономического роста темпы изменения спроса на труд стали более умеренными.
Параметр спроса на рабочую силу в науке и научном обслуживании в
последние годы имеет тенденцию к повышению, что, однако, пока не находит
адекватного отражения в динамике занятости в данной отрасли. Очевидно,
кардинальное изменение тенденции потери кадрового потенциала этой отрасли
возможно при выполнении как минимум двух обязательных условий. Во-первых,
более интенсивное развитие остальных отраслей экономики и промышленности
должно повысить спрос на инновации и как следствие на научную продукцию. Вовторых, необходимо обеспечить достойный уровень оплаты труда в отрасли, что
позволит активнее привлекать в науку молодые кадры, дефицит которых она
испытывает.
Анализ динамики параметра µ показывает, что в 1990-1998 гг. фактор движения
оказывает, главным образом, негативное воздействие на процесс согласования динамики
численности потенциальных работников и вакантных рабочих мест. Исключение
составляют торговля и общественное питание, управление. После 1998 г. процесс
согласования движения потенциальных работников и рабочих мест стал более
эффективным. Так, фактор движения действовал на расширение занятости, помимо
упомянутых выше отраслей, в транспорте и связи, строительстве, промышленности
(кроме рабочих).
Динамика параметров модели (1) для различных уровней системы образования.
В динамике параметра εi для системы образования (рис. 4) можно выделить три
основные фазы. В первой (1991-1993 гг.) параметр находился в отрицательной
области для начального и среднего профессионального образования,
44
Анализ взаимосвязи динамики отраслевых рынков труда и системы образования
послевузовского профессионального и общего образования (в 1992 г.), принимая в
остальных случаях положительные значения в пределах 0,01-0,07. Вероятно, в
значительной степени такая динамика объясняется шоковым состоянием системы в
результате социально-экономических преобразований и сокращением спроса
населения на услуги профессионального образования. Тем не менее значения εi для
всех отраслей образования были значительно выше, чем для народного хозяйства в
целом. Данная тенденция сохранялась вплоть до 1998 г., когда значения
исследуемого параметра для народного хозяйства перешли в положительную
область.
1
0,8
0,6
0,4
0,2
0
Год
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
-0,6
1992
-0,4
1991
-0,2
Рис. 4. Динамика параметра εi в российской экономике и системе образования по ее уровням:
–◆– докторантура, аспирантура; –▲– вузы; –‘– ССУЗЫ; –†– ПТУ; ––– школы; ---- Ε1
Во второй фазе (1994-1999 гг.) динамика анализируемого параметра для
рассматриваемых уровней образования была менее однозначной. Для
послевузовского профессионального образования характерен резкий рост значений
исследуемого коэффициента с 0,34 до 0,85, сменившийся затем таким же
стремительным падением до прежнего уровня. Тенденцию к устойчивому росту
имели и значения параметра для высшего профессионального образования. К 1999
г. они достигли максимальных среди всех отраслей сферы образования значений и
оставались такими в дальнейшем. В среднем профессиональном образовании
ситуация была иной: с 1995 г. значения коэффициента стали положительными,
изменяясь в диапазоне 0,13-0,18. Для начального профессионального образования
значения исследуемого параметра (рис. 4) лежали в отрицательной области (за
исключением 1999 г.), что отражает постоянное уменьшение приема учащихся в
эти заведения. Несколько сократилась и сеть этих учреждений. В общем
образовании первоначально рост численности соответствующих возрастных групп
стимулировал увеличение числа ученических мест (ε1>0), затем динамика
сменилась на противоположную.
Описанные выше тенденции к 2000 г. в значительной степени исчерпали себя.
Поэтому третий период (2000-2003 гг.) отмечается сглаживанием и унификацией
процесса образования вакантных ученических мест на разных уровнях системы
образования. Результатом этого стало, во-первых, сближение значений
рассматриваемого параметра и, во-вторых, некоторое уменьшение их к концу
анализируемого периода. Исключение составляет общее образование, где в силу
рассмотренных выше демографических тенденций численность обучающихся и прием
абитуриентов постоянно уменьшались.
Проведенный анализ динамики коэффициентов в отраслях экономики и по
уровням системы образования целесообразно дополнить исследованием
преломления отраслевых тенденций на агрегированном уровне. Рассмотрим
45
А.Г. Коровкин, И.Б. Королев
динамику параметров εi для отраслевой занятости и системы профессионального
образования (рис. 5). Первый из них, как можно видеть, в значительной степени
повторяет динамику показателя по экономике в целом. В динамике параметра
спроса на рабочую силу в системе профессионального образования, как было
показано выше, можно выделить три фазы. По крайней мере, в первой и последней
из них можно увидеть достаточную степень согласованности изменений со сферой
занятости. Так, с 2001 г. отмечается уменьшение εi как в сфере профессионального
образования, так и в отраслевой занятости. Вышеназванное позволяет предположить
наличие определенной взаимосвязи этих показателей, на попытке количественной
оценки которой остановимся ниже. Здесь лишь отметим, что еще более характерные
взаимозависимости могут проявляться на уровне отдельных отраслей и уровней
образования, и их выявление позволит в перспективе точнее определить отраслевые
особенности удовлетворения возникающей отраслевой потребности в рабочей силе.
0,3
0,2
0,1
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
1992
-0,1
1991
0
Год
-0,2
-0,3
Рис. 5. Динамика параметра εi для сферы занятости и системы
профессионального образования по России в целом:
–◆– учащиеся; ––– занято в экономике; ---- Е1
Например, оправданно ожидать, что спрос на ученические места в системе
начального профессионального образования должен быть связан со спросом
экономики на работников с соответствующим уровнем образования. Как уже
отмечалось выше, совокупный его объем в сложившихся условиях статистического
обеспечения достаточно сложно оценить, однако основным потребителем рабочих
кадров является промышленность. Сравнительный анализ коэффициентов εi для
рабочих в промышленности и для системы начального профессионального
образования показывает, что динамика спроса на рабочие кадры отличалась
значительно большей амплитудой значений. При этом падение спроса на рабочие
кадры в промышленности было сильным и достаточно резким, в то время как в
начальном профессиональном образовании снижение носило значительно более
плавный характер. Это иллюстрирует, например, тот факт, что прием рабочих и
численность вакантных рабочих мест для них в промышленности уменьшились за
1991-1998 гг. на 55%, а прием в учреждения начального профессионального
образования сократился только на 15%. Коэффициент корреляции двух рядов данных,
равный 0,52, показал наличие умеренной корреляционной связи.
Анализ динамики параметра µ для рассматриваемых уровней системы образования
показал, что фактор движения оказывал неоднозначное влияние на процесс
согласования предложения вакантных мест и спроса на них со стороны потенциальных
работников. Наиболее эффективно процесс согласования осуществлялся в
послевузовском и высшем профессиональном образовании. С меньшей
эффективностью это происходило в среднем профессиональном образовании.
Положительные значения параметра (µ1) для начального профессионального
46
Анализ взаимосвязи динамики отраслевых рынков труда и системы образования
образования характеризуют негативное влияние процесса движения потенциальных
работников и ученических мест на результат взаимодействия спроса и предложения. В
целом влияние фактора движения на процесс согласования спроса и предложения
труда было более позитивным в сфере профессионального образования, чем
отраслевой занятости, хотя процесс увеличения ученических мест за счет воздействия
указанного фактора значительно замедлился.
Прогнозные оценки взаимосвязи динамики отраслевых рынков труда и
системы образования в РФ. Проведенный анализ показал обоснованность
совместного рассмотрения тенденций согласования спроса и предложения в сфере
занятости и в системе профессионального образования, что подразумевает
необходимость их взаимоувязанного рассмотрения и при осуществлении
прогнозных оценок.
Прогноз параметров модели (1). Для реализации прогнозного варианта модели
необходимо на основе ретроспективных данных выполнить прогноз всех ее
коэффициентов. Задача динамизации предполагает моделирование параметров ε0 и
отраслевых (включая систему образования) параметров спроса на рабочую силу (εi)
и движения (µi). Последнее предполагает набор специфичных для каждой отрасли
факторов, оказывающих воздействие на динамику текущего спроса на рабочую
силу и процесс согласования спроса и предложения труда, а также набор сценариев
значений этих параметров на прогнозную перспективу. На данном этапе
целесообразно смоделировать поведение параметра спроса на рабочую силу для
занятости и системы профессионального образования по России в целом.
На основе предыдущих исследований [1, 2, 4] получена эконометрическая
зависимость, где параметр спроса на рабочую силу по экономике в целом выступает
как зависимая величина, а темпы роста ВВП, инвестиций в основные фонды и
заработной платы использовались в качестве объясняющих переменных. В результате
построена адекватная модель, где параметр спроса на рабочую силу в экономике
положительно зависит от темпов изменения совокупного спроса в экономике и
отрицательно – от темпов изменения инвестиций (последнее, вероятно, предполагает
существование трудосберегающих инвестиций и возникающую тенденцию к
замещению труда капиталом). В свою очередь расчеты показали, что динамика
изменений моделируемого показателя в сфере профессионального образования может
быть на три четверти объяснена изменениями ранее динамизированного ε1 для
сферы занятости в целом.
На рис. 6 отражен результат моделирования параметра ε0 как функции от
численности трудоспособного населения. Как видно, динамика ε0 может быть
адекватно объяснена с помощью данного фактора. Об этом говорит и достаточно
высокий коэффициент детерминации (R2=0,84) соответствующего уравнения.
47
А.Г. Коровкин, И.Б. Королев
0,1
0,06
0,02
Год
2010
2008
2006
2004
2002
2000
1998
1996
1994
1992
1990
1988
1986
1984
1982
1980
-0,02
-0,06
-0,1
Рис. 6. Динамика фактических и объясненных значений ε0
и темп прироста населения в трудоспособном возрасте:
--- ε0 фактические значения; –{– темп прироста постоянного населения
в трудоспособном возрасте × 10; –– уравнение регрессии
В свою очередь параметр µ может быть представлен как функция ε1. Опыт
построения соответствующей зависимости показывает, что 95% вариации µ
объясняется динамикой значений ε1. Таким образом, рассмотренные
эконометрические зависимости позволяют моделировать перспективное поведение
параметров модели.
Сценарии экономического развития. Для использования полученных
зависимостей необходим экзогенный по отношению к модели сценарий
перспективной динамики численности населения в трудоспособном возрасте,
темпов прироста ВВП и инвестиций в основной капитал. Первый из этих
показателей берется из данных демографического прогноза. Для двух остальных
сценарии их развития необходимо разработать. В данной работе в качестве базового
сценария использовались основные показатели прогноза социально-экономического
развития Российской Федерации на период до 2007 г., разработанные
Минэкономразвития (МЭРТ) России [12]. Согласно этому прогнозу, темпы роста ВВП
в период 2005-2008 гг. снизятся по сравнению с 2004 г. и будут находиться в диапазоне
5,8-6,5%. Максимальный за этот период темп роста достигается в 2006-2007 г., а
минимальный – в 2008 г. Аналогичную динамику на прогнозном периоде
демонстрируют и темпы роста инвестиций в основной капитал, изменяясь в диапазоне
9-11%.
Интегрированная оценка перспективной динамики исследуемых показателей в
соответствии с заданным сценарием показала, что в период до 2008 г. численности
занятых в экономике и учащихся в системе профессионального образования
изменяются
весьма
умеренными
темпами.
Инерционность
развития
рассматриваемых показателей проявляется, например, в более высоких, но
уменьшающихся к концу прогнозного периода темпах роста численности
учащихся в системе профессионального образования. Численность занятых в
экономике в первые два года также растет уменьшающимся темпом, а затем
начинает сокращаться в абсолютном выражении. В качестве некоторого
результирующего показателя совместной динамики может быть рассмотрена доля
учащихся, получающих профессиональное образование, в численности занятых.
Она плавно увеличивается на всем рассматриваемом прогнозном периоде
примерно до 11%. Таким образом, можно сказать, что, во-первых, на тенденции
увеличения численности занятых и числа учащихся действуют серьезные
(особенно с 2006 г.) ресурсные ограничения в виде негативного демографического
48
Анализ взаимосвязи динамики отраслевых рынков труда и системы образования
фактора. Тем более, что заданные сценарием темпы роста народного хозяйства не
позволяют обеспечить заметного прироста спроса на рабочую силу и увеличение
численности занятого населения. Некоторый рост доли учащихся в численности
занятых свидетельствует, на наш взгляд, о том, что в рамках упомянутых
ресурсных ограничений происходит перераспределение контингентов занятых и
учащихся, результат которого во многом определяется сложившимися ранее
тенденциями. Из этого, в частности, следует, что инерционность развития системы
профессионального образования может в среднесрочной перспективе служить
дополнительным сдерживающим фактором роста занятости.
В заключение отметим.
В целом, проведенный анализ показал, что включение системы образования в
модель взаимодействия спроса и предложения на рабочую силу позволяет оценить
влияние различных факторов на результат согласования спроса и предложения на
рынках труда и образовательных услуг, более подробно изучить эти процессы на
разных уровнях образования.
В обозримом будущем, как представляется, будут доминировать проблемы
структурной перестройки и адаптации трудовых ресурсов, вопросы конструирования,
налаживания и развития мобильной, адаптированной к запросам рынка труда,
современной и емкой системы профессионального образования. Соответственно в
этом направлении и должны быть консолидированы усилия государства, бизнеса и
науки.
Предлагаемый подход к анализу и моделированию российского рынка труда во
взаимосвязи с системой образования позволяет всесторонне рассматривать спрос
на труд и его предложение, включать в модель показатель движения населения и
трудовых ресурсов, дает возможность исследования различных равновесных
состояний рынка труда и системы образования.
Использование предложенного инструментария обеспечивает разработку
вариантного прогноза основных параметров сферы образования, рынка труда,
занятости населения и ее структур в зависимости от макроэкономических
сценариев развития экономики.
Ценность предлагаемых методов и расчетов существенно возрастает при системном
рассмотрении данной проблемы, что позволит органично включать систему
образования в комплексное рассмотрение социально-экономических взаимосвязей и
осуществлять более точный, обоснованный и согласованный прогноз параметров
занятости и рынка труда, а также основных макроэкономических параметров развития
страны.
Литературы
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
Спрос и предложение на рынке труда и рынке образовательных услуг в регионах России: Сб. Докладов
по материалам Всероссийской научно-практической Интернет-конференции с международным
участием. Кн. 1,2,3 / Петр ГУ. Петрозаводск, 2004.
Коровкин А.Г., Королев И.Б., Полежаев А.В. Макроэкономические проблемы сферы занятости и рынка
труда в России и некоторые направления их решения // Концепции. 2003. №2(12).
Яременко Ю.В. Экономические беседы. М.: Центр исследований и статистики науки, 1998.
Коровкин А.Г. Динамика занятости и рынка труда: вопросы макроэкономического анализа и
прогнозирования. М.: МАКС Пресс, 2001.
Jackman R., Roper S. Structural unemployment. Oxford bulletin of economics and statistics, 49,1, 1987
Научные труды: Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. М.: МАКС Пресс, 2004.
Robert Campbell, Barry N. Siegel. The demand for higher education in the United States, 1919-1964. The
American Economic Review, Volume 57, Issue 3. 1967.
Richard B. Freeman. Demand for education. Handbook of labor Economics, Volume I, Edited by Aschenfelter
and R. Layard. Elsevier Science Publishers BN, 1986.
Gregory A.Jackson, George B. Weathersby. Individual demand for higher education: A review and analysis o
recent empirical studies. Journal of Higher Education, Volume 46, Issue 6. 1975.
Michael L. Tierney. The impact of financial Aid on student demand for public/private higher education. Journal
of higher education, Volume 51, Issue 5. 1980.
49
А.Г. Коровкин, И.Б. Королев
11. Кувалин Д.Б., Харченко-Дорбек А. Российские предприятия в середине 2004 г.: внутренние и внешние
факторы развития // Проблемы прогнозирования. 2005. № 2.
12. Опубликованы на сайте МЭРТ www.economy.gov.ru
50
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
406 Кб
Теги
анализа, динамика, рынков, отраслевое, система, образования, макроэкономическое, труда, взаимосвязь
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа