close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Нескучный сад №3 март 2011

код для вставкиСкачать
Учредитель — Сестричество во имя святого благоверного царевича Димитрия при Первой градской больнице
Одобрено Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви
Главный редактор
Юлия ДАНИЛОВА
Выпускающий редактор,
редактор блока «Ближний круг»
Марина НЕФЕДОВА
Арт-директор Дмитрий ПЕТРОВ
Редактор блока «Тема номера»
Ирина ЛУХМАНОВА
Редактор блока «Жизнь в Церкви»
Евгения ВЛАСОВА
Редактор блока «Общее дело»
Антонина ПЛАХИНА
Редактор блока «Культура»
Егор ОТРОЩЕНКО
Корреспонденты:
Леонид ВИНОГРАДОВ, Екатерина
СТЕПАНОВА, Дмитрий РЕБРОВ,
Кирилл МИЛОВИДОВ, Ирина РЕДЬКО,
Ирина СЕЧИНА
Корректор Любовь ФЕДЕЦКАЯ
Бильд-редактор Вячеслав ЛАГУТКИН
Фотограф диакон Андрей РАДКЕВИЧ
Отдел распространения
Дмитрий БРИТАНОВ
Духовник журнала
епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон
Просим молитв о наших
благотворителях: рабах Божиих Сергии,
Димитрии, Максиме, Сергии, Никите,
Андрее, Елене, Марине, Юлии, Илье,
Владимире, Марии, Василии, Сергии
Адрес редакции: 119049 Москва, Ленинский проспект,
д. 8, корп. 12, больничный храм
(для журнала «Нескучный сад»)
Телефон: (499) 237-58-53
E-mail: neskuch@yandex.ru
Сайт
www.nsad.ru Журнал зарегистрирован в Минпечати РФ
14 августа 2001 года
Свидетельство о регистрации ПИ № 77-9575
Верстка, дизайн, препресс РИЦ «АртПодготовка»
(495) 585-41-07
Печать: ООО «Полстар» (495) 785-57-33
г. Москва, Волоколамское шоссе, 4, ГУК МАИ, сектор Б
Тираж 10000 экз.
Подписной индекс
по объединенному каталогу
«Пресса России» —
11805
по каталогу «Роспечать» — 46331
По вопросам распространения
обращайтесь по телефонам:
(495) 943-04-98, 943-04-99
Региональный представитель
Украина, Одесса:
+38 (048) 735-03-85 Сергей Колесник
На 1-й странице обложки: фото РИА
Новости. Крест «За службу на Кавказе»
Нескучный сад
Журнал о православной жизни
Содержание
Эхо событий
2 4
Инспекция в церковных детдомах .......................................... 2
Опубликованы службы новомученикам ................................... 4
Кавказский крест России ......................................................... 7
Репортаж из Ингушетии: пуленепробиваемый храм ................8
Сенатор от Ингушетии и министр республики
по межнациональным отношениям — о ситуации в регионе ......................................................... 10, 12
Горцы между Европой и Азией ...............................................13
Госпрограмма по переселению кавказских безработных
в Центральную Россию: опрос православных священников ...................................18
Дорогие читатели! Номер, который вы держите в руках, вышел благодаря вам.
Мы сердечно благодарим всех, кто помог этому номеру выйти в свет. Наша
постоянная благодарность и молитвы — и тем замечательным людям, кото-
рые финансировали журнал все предыдущие годы его существования, и но-
вым постоянным благотворителям. Их имена указаны в колонке слева, и вы
можете за них помолиться.
«Нескучный сад» просит о помощи!
Судьба нашего журнала в
Ваших руках!Если Вы люби-
те наш журнал и хотите, чтобы
он существовал и дальше, Вы
можете поддержать нас по-
жертвованием (квитанция на
стр. 6).
Закинф: паломничество на остров прощения ........................20
Как измерить святость старца? .......................................... 28
90-е: десятилетие потерянных ..................................................31
Соборование: таинство милосердия ...................................... 34
Путешествие святого Патрика в Россию ................................. 38
Вопрос веры: мешает ли юбка спасению ................................ 41
Муж, жена и семейный бюджет .............................................42
Главный пульмонолог страны Александр Чучалин о кризисе и достижениях медицины ........................................48
Новая жизнь: о любви к вещам ................................................ 54
Посещение эльфа ............................................................56
Детский вопрос: отдавать ли ребенка в детский сад ............... 58
Город будущего: какой станет Москва ...................................74
Государев иконописец Симон Ушаков .....................................79
Реформа образования: патриотические ходули ....................83
Необязательное чтение: что читают православные священники ...................................86
42 59
60 73
74 86
20 41
87 88
7 19
Первый Народный: университет на благотворительные деньги .............................................60
Кто и почему жертвует на образование в наши дни .........63, 64
Фанаты: незнакомцы в шарфах ............................................. 65
Объектив: секреты школьной благотворительной ярмарки................................................... 68
«Милосердие.ру»: центр «Колыбель» просит о помощи ............ 72
Тема номера
Жизнь в Церкви
Ближний круг
Общее дело
Культура
Сlassified
2
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Эхо событий
Социальное служение Церкви
— На что планируется обратить
особое внимание при инспектирова-
нии церковных детских домов? Како-
вы критерии доброкачественности их
жизни?
— Тут есть две главные проблемы.
Первая — в том, что, если начать требова-
тельно проверять любое воспитательное
учреждение, мы неминуемо найдем проб-
лемы и неисправности. И уж конечно, в
любом детском доме таких проблем будет
гораздо больше, чем в семье. Потому что
семья — это естественный институт, Бо-
гом установленный, а детский дом — это
нечто искусственное, созданное людьми.
Вторая проблема связана с тем, что в
христианстве все построено не на внеш-
них формах, а на внутренних, духовных ре-
алиях. Вот в сказке или в магии все понят-
но — важно определенное количество
раз правильно сказать волшебные слова.
С точки зрения правил ислама тоже все
более или менее понятно: сколько раз мо-
литься, как молиться — очень большой
упор на внешнее. В отношении христиан-
ства это не так. Господь своих учеников
предостерегал прежде всего от страшного
греха лицемерия, фарисейства. Фарисей-
ство — это создание внешней правиль-
ной формы при сохранении внутреннего
страшного духовного содержания. Мы все
должны бояться этого греха, бояться пере-
родиться внутри, оставаясь внешне благо-
честивыми. Если человек так перерожда-
ется, то называться он может как
угодно — монахом, старцем — но он будет
антихристианином. Это вторая проблема.
Исходя из понимания этих двух проб-
лем, и нужно оценивать воспитание в
детских домах.
Нужно помнить, что Отцом и Учите-
лем в полном смысле этого слова мы на-
зываем только Бога. И если воспитатель
хочет поставить себя вместо Бога или
заменить собою Бога, тогда неминуемо
отношения между воспитателями и вос-
питанниками будут искажены, неминуе-
мо будут злоупотребления.
— Но как смогут сотрудники отде-
ла понять внутреннее устроение вос-
питателей? Это все равно будет внеш-
няя оценка.
— До Страшного суда Божия все че-
ловеческие рассуждения относительны,
и мы поедем не для того, чтобы решить,
какой детский дом или приют плох, а ка-
кой хорош, — не думаю, что где-то есть
на земле такой, который соответствует
всем требованиям. Наши сотрудники
едут для того, чтобы познакомиться с
детскими домами и постараться понять,
как можно помочь им избежать общих
ошибок.
Это главная задача — понять, что
происходит, и сопоставить различный
опыт. Надо учитывать, что любой право-
славный детский дом не похож на дет-
ские дома светские. Светские детдома
организуются по внешнему признаку:
есть некие нормативы, внешние прави-
ла, а внутренняя жизнь ребенка там мо-
жет быть любой, никому до нее особенно
дела нет. Все православные детские до-
ма стремятся иметь дух христианской
жизни, и этот дух иногда сохраняется в
самых разных формах. Иногда это полу-
чается вопреки всем внешним прави-
лам. Некоторые из этих детских домов с
точки зрения государства надо закры-
вать. Но там может быть как раз то, чего
нет в детдомах, которые соответствуют
всем внешним правилам и нормативам.
— Есть ли уже у Церкви какие-то
общие стандарты в отношении ее дет-
ских учреждений?
— Общим правилом должно быть не
превращать детский дом в монастырь.
Не стремиться воспитать там монахов.
Дети должны получать светское образо-
вание, должны знать о замужестве. Вы-
бор монашества в детстве — это удел не
многих избранных святых. Дети не
должны участвовать в монашеской жиз-
ни в той степени, в какой сейчас это
иногда бывает. Для церковных детских
домов правилом является следование,
в возможной для детей форме и мере,
установлениям Церкви. Здесь есть с
точки зрения государства ряд проблем:
в светских детдомах дети не могут по-
ститься, хотя сейчас разрабатывается
постный стол, который соответствует
нормам по белкам, жирам и углеводам.
Еще один вопрос — участие детей в
уборке, в приготовлении еды. Государ-
ство сейчас запрещает детдомовцу до
определенного возраста убирать или
помогать на кухне. Это, наверное, обос-
новано для больших детдомов, в кото-
рых двести-триста воспитанников, где
огромные плиты, но в маленьких детдо-
Дух или форма?
Церковные детские дома ждет церковная инспекция
Святейший Патриарх поручил Синодальному отделу
по благотворительности ознакомиться с ситуацией
в приходских и монастырских детских домах и приютах
на территории России. Сведения о детдомах будут
использованы в работе комиссии при Отделе по религиозному
образованию, которая выработает нормативы для церковных
детских учреждений, а сами детдома и приюты смогут получить
методическую и юридическую помощь. О задачах проводимой
инспекции «НС» побеседовал с председателем Отдела
по благотворительности епископом Орехово-Зуевским
ПАНТЕЛЕИМОНОМ.
Фото ИТАР-ТАСС
3
мах, где двадцать-тридцать детей, дети
должны уметь готовить! Должны уметь
то, что умеют дети в обычной семье.
Я не говорю, что нужно пренебрегать
государственными нормами: мы не бу-
дем призывать их нарушать. Но надо
учитывать, что правила эти разработаны
в безбожное время, специалистами, ко-
торые утверждали атеистическую систе-
му воспитания. К нам в Свято-Димитри-
евский детский дом в Москве приходили
чиновники и говорили: почему у вас
здесь храм? Надо здесь сделать спорт-
зал, а в храм ходить в городе. Почему у
вас так много икон? Повесьте одну. Сей-
час такие разногласия менее остры, чем
было вначале, но они есть.
Государство дает на содержание цер-
ковных детских домов копейки. Помощи
очень мало, а требования такие же, как к
тем детдомам, которые полностью финан-
сирует государство. Раз вы требуете вы-
полнения нормативов — дайте нам на это
средства, какие вы даете обычным дет-
ским домам. А ведь воспитательная сис-
тема в православных детдомах совершен-
нее и человечнее, чем в государственных,
где она чаще всего просто отсутствует.
— В ходе дискуссии о церковных
приютах высказывалось мнение, что
уж если Церкви создавать детский
дом, то только при наличии всех фи-
нансовых и материальных условий, а
иначе лучше не браться.
— Если в какой-то епархии детский
дом захочет создать сам архиерей, я ду-
маю, он сможет сделать все на высоте.
Но если приют хочет создать, например,
какая-то прихожанка, которая сочув-
ствует брошенным детям, а архиерей ей
по какой-то причине не помогает, то как
он может сравниться с государственны-
ми детдомами?Мне кажется, нужно не
закрывать такие созданные энтузиас-
тами детские дома, а находить сред-
ства для их содержания. Я знал один
детский дом в деревне недалеко от
Москвы, в котором дети жили в нищен-
ских условиях. Но это были нормаль-
ные здоровые дети, там были замеча-
тельные педагоги — у них просто не
хватало денег на то, чтобы сделать
жизнь в материальном плане хорошей.
Дом требовал ремонта, дети жили ску-
ченно, но дети там вырастали нормаль-
ными. Конечно, государство, если бы
узнало, наверное, закрыло бы этот
приют. Оно и с семьями так поступает.
К нам люди сейчас в Отдел приезжают
за помощью из других областей. Им го-
ворят: почему вы не попросите помо-
щи у государства, есть же субсидии! Так
они боятся просить у государства — по-
тому что отберут детей за бедность.
А они любят своих детей! Конечно, дети
не должны есть одни макароны, конеч-
но, нельзя детей пороть, нельзя ста-
вить на горох или на поклоны. Но есть
же честная бедность! Роберт Бернс на-
писал: «Кто честной бедности своей
стыдится и все прочее, тот самый низ-
кий из людей, трусливый раб и про-
чее». Множество детей в послевоенное
время росли в бедности — и стали за-
мечательными людьми. Эти трудности
не столь важны, сколь важна роди-
тельская любовь.
Так и в детском доме — может быть
бедный детский дом, в котором детьми
занимается подвижник или человек с пе-
дагогическим даром. И пусть там будет
не так богато, как в московском государ-
ственном детском доме, но там будет лю-
бовь и детям там будет хорошо.
РЕКЛАМА
Эхо событий
Богослужение
4
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Минея — это собрание богослужеб-
ных текстов, посвященных святому, кото-
рого почитает Церковь в тот или иной
день. Общая минея содержит «типовые»
тексты, то есть посвященные не каждому
святому по отдельности, а сразу группе, в
зависимости от лика святости, в котором
канонизирован подвижник. Например:
служба мученику, служба преподобному,
служба святителю. Новый сборник со-
держит «типовые» тексты, посвященные
новомученикам, пострадавшим в годы
советских гонений. Кроме «общих» служб
в книгу вошли: служба святителю Тихону,
Патриарху Всероссийскому, святым цар-
ственным страстотерпцам, Акафист со-
бору новомучеников и акафист цар-
ственным страстотерпцам. Почти все тексты публикуются впер-
вые. В 2000 году, после канонизации но-
вомучеников на юбилейном Соборе Рус-
ской Церкви, священноначалием была
поставлена задача создать службы
вновь прославленным святым. Список
самих новомучеников к тому моменту
превышал полторы тысячи имен. Было
решено составить сперва общие служ-
бы по ликам или типам святости. Готови-
ла минею целая группа специалистов:
историки, филологи, литургисты, богос-
ловы и даже певчие — тексты минеи чи-
таются нараспев, а стало быть, должны
быть удобны и для вокального исполне-
ния. Один из авторов новой минеи — до-
цент Московской духовной академии и
член Богослужебной комиссии игумен
Андроник (Трубачев) рассказывает:
«Практически все тексты мы пишем со-
обща, сказать, кто именно составил то
или иное песнопение, невозможно. Мы
обращаемся к древним богослужебным
памятникам, изучаем современные ли-
тургические тексты, посвященные ново-
мученикам, в том числе и литургические
тексты, созданные в РПЦЗ, дискутируем,
выдвигаем собственные варианты». «Минея общая новомученикам и испо-
ведникам Российским» — самая крупная
работа, вышедшая из-под пера авторов
Богослужебной комиссии за последние
годы. Кроме того, как сообщил «НС» со-
трудник издательства Московской Патри-
архии священник Николай Нефедов,
интересной особенностью издания явля-
ется его шрифт, разработанный специаль-
но для книг на церковнославянском язы-
ке. Новый шрифт призван прийти на
смену шрифту «Киприан»,вызывающему у
многих читателей раздражение своей
«лубочностью»: «В советское время богос-
лужебные книги переиздавались реприн-
том или в русской орфографии, так как пе-
ренабирать тексты славянским шрифтом
было невозможно. В девяностых годах с
появлением компьютерных технологий
такая возможность появилась, но един-
ственным доступным славянским шриф-
том оказался этот злосчастный «Кипри-
ан». «Минея общая новомученикам и
исповедникам Российским» стала пер-
вым в нашей истории изданием, когда мы
использовали другой, более совершен-
ный шрифт, он наиболее близок тем цер-
ковнославянским шрифтам, которые ис-
пользовались до революции», — сказал
отец Николай.
Остается выразить сожаление, что у
нас пока есть лишь типовые тексты, а не
службы конкретным новым мученикам, и
надежду, что такие службы появятся.
Опубликованы службы
новомученикам
Текст: Дмитрий РЕБРОВ
Издательство Московской Патриархии выпустило в свет
«Минею общую новомученикам и исповедникам
Российским» — долгожданный богослужебный сборник,
над текстом которого в течение почти десяти лет работала
Синодальная богослужебная комиссия. Новые в нем
не только тексты, но и шрифт, специально разработанный
для богослужебных изданий.
В № 1 (2011) «Нескучного сада» в материале «Убиты, но не прославлены» была до#
пущена ошибка: отец Игорь Розин был убит не в Чечне, а в Тырныаузе (Кабардино#Бал#
кария), в храме, где он служил. В № 12 (2010) «Нескучного сада» в тексте «Ирмосы Рождества: история и перевод»
прот. Виталия Головатенко в результате неточной редакции текста были допущены су#
щественные ошибки.
Вместо слов «По учению Церкви, спасение падшего человечества Христом, прими#
рение его с Богом было предопределено на предвечном, еще до начала бытия мира, в
совете Святой Троицы» следует читать: «По учению Церкви, послание к падшему чело#
вечеству Христа#Спасителя, примиряющего грешного человека со Святым Богом, бы#
ло предопределено на предвечном (состоявшемся еще до начала бытия мира) Совете
Святой Троицы».
Редакторские дополнения к четвертому ирмосу: «Пребывание Пророка Ионы во
чреве кита также — прообраз принятия Христом смерти, победы над ней и воскресе#
ние» и к пятому ирмосу: «Так дух Божий в человеке способен и призван преображать
его природу» — автор считает неверными.
С авторским вариантом статьи можно ознакомиться по адресу
http://nativitas.ru/heirmoi#NatDei.
Редакция приносит искренние извинения автору.
Извинения
Кавказский крест России
Еще в XII веке кавказские племена ясов
и косогов входили в свиту князя Андрея
Боголюбского. В XVI веке в Москву яви-
лись послы от адыгского народа, чтобы
заявить о присоединении к России —не
хотели идти под турок. Кабардинские
князья, после брака Ивана Грозного в
1560 году с княжной Марией Темрюков-
ной, принимали крещение и поступали
на царскую службу. А Русская Церковь
послала к адыгам священников. Но на
Руси началось Смутное время, сношения
с адыгами прервались. Больше чем че-
рез два столетия, в 1783 году, Восточная
Грузия (Картлино-Кахетинское царство)
перешла под российское покровительст-
во, спасаясь от мусульманских Турции и
Ирана. Мотив тот же: маленькому народу
нужна защита большого соседа. В ре-
зультате войн России с Ираном и Турцией
за Закавказье и присоединения Арме-
нии и Азербайджана Северный Кавказ
оказался окружен российскими владе-
ниями. В регионе проживали народы,
принадлежавшие к разным языковым
группам, религиям, стоявшие на разных
стадиях общественного развития, имев-
шие противоречивые политические ин-
тересы. Казбек Султыгов, министр по
межнациональным отношениям Ингуше-
тии: «Горцы, они же своевольные: никто
не хотел никому подчиняться. У нас в
языке даже нет слова “князь”. Все были
равны, но не было единства, потому что
никто не хотел уступать». Конфликт —ос-
таваться незавиcимыми горцами или
жить в цивилизованном обществе —
стал одной из причин Кавказской войны
(1817–1864), в результате которой Кав-
каз был присоединен к России. Сегодня
он проявился снова: на Северном Кавка-
зе коррупция, насилие, бедность, отсут-
ствие перспектив —в поисках лучшей
жизни кавказцы приезжают в «большую»
Россию, но и она не становится для них
домом. Различия в культуре, религии,
жизненных установках превращаются в
источник новых конфликтов. Хотят ли на-
роды Кавказа быть с Россией? Можно ли
ждать на Кавказе скорого мира? Как
найти то общее, что может стать его осно-
ванием? Об этом —Тема номера.
Тема номера
7
Когда и как Кавказ вошел в состав Рос-
сии? На первый вопрос, считают истори-
ки, ответить легче, чем на второй.
Одной из причин Кавказской войны (1817-1864) считается конфликт цивилизаций:
или оставаться незавиcимыми горцами, или жить в цивилизованной стране. В XIX ве-
ке преодолеть конфликт не удалось. Пока не удалось и в XXI.
На фото: крест «За службу на Кавказе» (1864). Из фондов Государственного историче-
ского музея
Фото РИА Новости
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Привычка бояться
«Раньше вздрагивали от каждого вы-
стрела и бежали в домик охраны. “Что вы
сюда бежите?” — говорили нам бойцы.
А куда еще нам бежать? Теперь мы при-
выкли, некоторые даже с постели не вста-
ют: “Что, опять взорвали? Ох, гады!” И сно-
ва спать ложимся... Страшная привычка,
но что поделаешь», — рассказывает мать
игумена Варлаама (Пономарева), благо-
чинного Грозненского и Магасского окру-
гов. Мы сидим в трапезной храма Покро-
ва Пресвятой Богородицы в станице
Орджоникидзевской. Здание нового хра-
ма — в том же дворе, сейчас идет его ро-
спись. За последние три года Покровский
храм четырежды обстреливали из под-
ствольного гранатомета и один раз про-
дырявили из противотанкового. Послед-
ний выстрел — 2 января 2011 года. «Они,
наверное, стреляют и думают: да что ж он
не рушится? А отец Варлаам специально
надежно строил, стены толщиной в четы-
ре кирпича», — смеется матушка. Она —
потомственная казачка, в Ингушетию по-
ехала вслед за сыном, когда того переве-
ли на место настоятеля. — Отец Варлаам попал в Ингушетию
в двадцать пять лет. Значит, он так и не
успел пожить в монастыре? — А мы тут и так одиннадцать лет как
в монастыре: ни выйти, ни войти. По край-
ней мере, без охраны. Правда, на рынок я
одна хожу. И когда слышу, что сзади подъ-
езжает машина, у меня тотчас все внутри
сжимается от страха. Думаю: только бы в
затылок или в сердце, чтобы поскорей. — Страшно здесь жить? — спраши-
ваю я у Раисы Хариной, депутата народ-
ного собрания Ингушетии, которая си-
дит тут же за столом. — Я вам так скажу: без молитвы из
дома не выхожу, — отвечает собе-
седница. Тема номера Кавказский крест России
8
Когда в редакции узнали,
то сначала не поверили:
в Ингушетии мусульмане
строят православным
новый храм и
просветительский центр
в память о замученном
бандитами протоиерее
Петре Сухоносове. Правда,
храм недавно обстреляли,
но это было
недоразумение, скорее
всего, китайская
петарда — так обрисовали
нам ситуацию
в администрации
Сунженского района.
Уже на месте выяснилось,
что «петарда» была
подствольной, а настоятеля
охраняют автоматчики.
Текст и фото: Симеон РАЗУМИХИН
Пуленепробиваемый
храм
1
9
В собрании 21 депутат, двое из
них — русские. Если учесть, что русских
в республике осталось около процента,
то и это количество покажется неспра-
ведливым. За четыре дня что я провел в
республике, мне удалось опросить около
десяти русских, и только один сказал, что
хочет остаться, потому что здесь его ро-
дина. Остальные же хотят уехать, но не
имеют такой возможности. «Мы живем,
как на раскаленной сковороде, но никто
об этом не знает. Официально же у нас
все хорошо», — сказал один из моих со-
беседников.
Вечные девяностые
Жалующихся на свою жизнь русских
можно понять, ведь волна убийств, прока-
тившаяся по Ингушетии в 2006-2007 го-
дах, происходила прямо на их глазах.
Здесь помнят и лето 2004-го, когда стани-
ца несколько часов находилась в руках
боевиков и бандиты расстреливали лю-
дей, в первую очередь ингушскую админи-
страцию и милиционеров. А еще раньше,
в 1997-м, была совершена попытка похи-
щения настоятеля Покровского храма
прот. Петра Сухоносова. Подоспевшие
прихожане пытались спасти батюшку, а
выбежавшие на шум соседки-ингушки
подняли такой крик, что бандиты бросили
священника и ретировались, побоявшись
стрелять по ингушкам. В 1999 году попыт-
ку похищения повторили. Отца Петра
схватили прямо в алтаре после службы,
прихожан рядом не оказалось, милицио-
нера-охранника избили. В плену у чечен-
ских боевиков —такова наиболее рас-
пространенная версия о похитителях о.
Петра —семидесятилетнего священника
замучили до смерти. С тех пор вместо од-
ного милиционера с автоматом храм ох-
раняют несколько, а по праздникам на ко-
локольне дежурят снайперы «федералов».
В милиции и охране служат ингуши, но это
не спасает их самих или их семьи от напа-
дений. Только в 2010 году, по информа-
ции МВД Ингушетии, при исполнении бы-
ли убиты 32 и ранены 102 сотрудника ми-
лиции. «Остановится тонированная маши-
на без номеров, дадут автоматную
очередь из приоткрывшейся двери, и
все», — рассказывает сотрудник МВД. Во-
обще, складывается ощущение, что в этой
самой маленькой (между западной и вос-
точной границами 72 километра) и самой
молодой республике России (образована
в 1992 году) до сих пор царят лихие девя-
ностые: машины часто ездят без номеров,
по ночам слышна автоматная стрельба,
безработица в республике свыше 53 про-
центов (по другим данным— 76). По оцен-
кам источника в МВД республики, сегод-
ня около 10 процентов всей молодежи
«уходят в лес», к бандитам. В лесу дают ору-
жие, деньги и проводят психологическую
обработку с религиозной составляющей.
За теракт, который попал в СМИ, платят
около 10 тысяч долларов. Но сегодняш-
ние проблемы Ингушетии начались не в
девяностых, а немного раньше.
1. Вид с колокольни храма на станицу Орджоникид-
зевскую, самое крупное поселение сельского типа в
России и одно из самых крупных в мире (около
70 тысяч населения). Примерно то же самое видят
охранники-ингуши,которые дежурят на колокольне
в Рождество
2. Крест на куполе с отбитым лепестком
3. Когда ей было семь, Ангелина (на фото слева) ос-
талась сиротой при живых родителях, и о. Петр Сухо-
носов приютил девочку при храме. Тогда Ангелина
почти не разговаривала, сейчас она поет на клиро-
се Покровского храма
4. «Ну что,похоже на петарду?» —спросил меня с ус-
мешкой охранник,указывая на след от взрыва гра-
наты на стене храма
5. Игумен Варлаам. «Не страшно вам здесь?» —спро-
сил я батюшку, как приехал. —«Страшно, но страх, рас-
творенный верой, уже не имеет панической силы»
2
3
4
5
10
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Преданные своими
Станица Орджоникидзевская, в кото-
рой стоит храм Покрова, с момента свое-
го основания в середине XIX века входила
в Кавказскую линию — систему оборони-
тельных сооружений, созданную россий-
скими войсками в ходе военных действий
против Турции и горцев в XVIII-XIX веках.
Рубеж охраняли специально созданные
казачьи войска, казаки составляли при-
мерно 70 процентов от общего количест-
ва жителей станиц. В советское время
южный кордон империи благополучно
«расказачили» (расстрел «неблагонадеж-
ного мужского населения», повальное ра-
зоружение, конфискация хлеба и сель-
хозпродуктов, выселение, переселение
иногородней бедноты на казачьи земли),
а пошатнувшуюся стабильность укрепили
насильственной депортацией чеченцев и
ингушей в отдаленные районы Казахста-
на и Киргизии. Операция, проведенная в
1944-м, получила название «Чечевица»,
депортировано было около 500 тысяч че-
ченцев и ингушей. Когда после распада
СССР они вновь вернулись на свои зем-
ли, поддерживать российские порядки в
регионе оказалось некому — централь-
ной власти было не до того: вокруг рушил-
ся Союз, республики, следуя ельцинскому
призыву, старались «взять столько суве-
ренитета, сколько смогут удержать». По-
томки же «расказаченных» казаков про-
тивостоять мстящим горцам оказались
не в состоянии. «Когда у нас убили атама-
на, тогда это все и началось, — вспомина-
ет моя собеседница-казачка. — Первы-
ми побежали атаманы, за ними есаулы.
Что оставалось делать нам? Теперь ду-
маю, что, если бы тогда остались, если бы
не дрогнули, конечно, была бы кровь, но
не так много...» Цифры достаточно крас-
норечивы: по данным переписи 1989 го-
да, доля русского населения в Чечено-
Ингушской АССР составляла около
23 процентов. По переписи 2002 года —
около 1,2 процента, в Чечне — около 3,7.
По свидетельствам участников событий
тех лет, соседи-ингуши вынуждали рус-
ских продавать свои дома за копейки или
уезжать и вовсе ни с чем. Но там, куда бе-
жали казаки,— на Ставрополье и в Крас-
нодарском крае, на Украине, — они тоже
оказались не нужны. «Что вы приехали,
поезжайте в свою Чечню, вы же чечен-
цы» — так, по свидетельству моей собе-
седницы, приняли русских казаков бра-
тья русские. Помощи не было ни с
работой, ни с деньгами, и некоторым при-
шлось вернуться. Боевой глава
Станица Орджоникидзевская — са-
мое крупное поселение сельского типа в
России и одно из крупнейших в мире. Из
семидесяти тысяч общего населения
русских здесь — не более трехсот чело-
век, в основном старики. Большинство
хотели бы, но не могут уехать. Есть те, кто
остаются в надежде на лучшие времена.
А есть и такие, которые не хотят уезжать,
Тема номера
Кавказский крест России
— То, что написано в статье про тяжелое положение
русских, — правда. Но ингушам живется так же тяжело, их
жизнь точно так же находится в опасности. Если взять
статистику, то в 99 процентах случаев страдают и погиба#
ют именно ингуши. В прошлом году погиб мой племян#
ник, молодой парень — ехал в машине с другом#милицио#
нером. Подъехала машина, и расстреляли их. Оба ингу#
ши, оба мусульмане. Надо понять, что у экстремистов, ко#
торые не понимают сути своей религии, больше поводов
для вражды с традиционными мусульманами, чем даже с
православными. А имамы, проповедующие против экс#
тремизма, находятся в большей опасности, чем священ#
ники, ведь их самих или мечети не охраняют автоматчи#
ки. За последние годы было убито и ранено несколько
имамов, сожжена мечеть, имамам во двор кидали грана#
ты. Но это делает не народ, а бандиты, которым выгодно
расколоть общество. Я, как ингуш, говорю, что у обыч#
ных людей нет антирусских настроений. Наоборот, люди
хотят, чтобы в республике были русские учителя, врачи,
специалисты, и очень ими дорожат. И с бандитами нам
надо бороться объединяясь.
Но бороться с экстремизмом невозможно только си#
ловыми методами или одной пропагандой. Нужны эконо#
мические меры, должны работать духовные лидеры на#
ших вер. Мы должны давать нашим детям хорошее обра#
зование, в том числе светское. Потому что образованных
людей с широким кругозором, у которых сформировано
мировоззрение, сложнее запутать. Надо создавать все условия для возвращения русских
на Кавказ. Это хорошо, когда общество является неодно#
родным. Люди узнают друг друга, друг от друга обогаща#
ются. Но мы не должны раздувать проблему и делить лю#
дей на русских и нерусских. Надо заручиться терпимос#
тью друг к другу и попробовать перетерпеть это сложное
время. Быть внимательными друг к другу. Бог один, это
нас не разделяет, а объединяет. Нельзя считать, раз мы
такие, а они другие, то надо идти стенка на стенку. Что
мы оставим своим детям — вот об этом надо подумать!
Проблема нестабильности в Ингушетии не имеет од#
ного решения, поскольку не является проблемой только
Кавказа. Это проблема всей России, а мусульманские рес#
публики просто находятся на переднем ее крае. В геопо#
литической игре, ведущейся против России, используют#
ся экстремисты, прикрывающиеся вывеской ислама. Это
большая политика, скрытые мотивы которой до конца не
определить. Но, сопоставляя разные явления, можно
прийти к выводу, что существуют силы, заинтересован#
ные в развале страны. Россия, как и любая сильная стра#
на, имеющая материальные и территориальные ресурсы,
не дает покоя многим.
«
Имамам, выступающим против
экстремизма, тяжелее, чем священникам»
По мнению Ахмета ПАЛАНКОЕВА, сенатора в Совете Федерации
от Ингушетии, положение ингушей в республике не менее сложное,
чем русских:
11
потому что здесь их дом и родные моги-
лы. Бок о бок с русскими здесь живут ко-
рейцы, цыгане, евреи, армяне, чеченцы
и самая многочисленная народность ре-
спублики — ингуши. Чеченцы и ингуши в
основном мусульмане, все прочие назы-
вают себя православными, но в храм хо-
дят редко. На Рождество в 2011 году в
храме было около ста человек, из них
менее половины причащались. По сло-
вам отца Варлаама, некоторые прихо-
дят в храм только за подарком от руко-
водителя республики Юнус-Бека
Евкурова. Для него это стало традици-
ей — каждое Рождество около полуночи
приезжать в православный храм, чтобы
расспросить людей об их проблемах и
передать сладкие подарки для прихо-
жан. Специально для главы в трапезной
готовят халяльную пищу, и разговор про-
должается уже за столом. Евкуров — бо-
евой офицер, в июне 1999-го руково-
дивший марш-броском российского
десанта, занявшего аэропорт столицы
Косово. За спасение пленных россий-
ских военнослужащих во время второй
чеченской войны был награжден звани-
ем Героя России. По отзывам местных властей, Евку-
ров — один из самых миролюбивых лиде-
ров Кавказа, его политика ориентирова-
на на примирение и компромисс.
Видимо, поэтому меньше чем через год
после назначения на него было соверше-
но покушение. После ранения Евкуров
вернулся к своим обязанностям. По указу
руководителя республики (а также его
предшественников) приходу выделяются
средства на строительство православно-
го просветительского центра, которое
длится уже более десяти лет. Идея созда-
ния центра принадлежит сразу несколь-
ким людям, в том числе игумену Варлаа-
му. По его словам, в просветительском
центре откроются библиотека, воскрес-
ная школа. «Отец игумен, русские уезжа-
ют, для кого же вы строите этот центр?» —
спросил я о. Варлаама. «Не для кого, а во
имя чего», — ответил батюшка.
Зачем мусульманину церковь? — Это воспитание народа. Будет ид-
ти молодой ингуш, увидит на одной ули-
це мечеть и православный храм — и
поневоле задумается. Если у народа
нет идеи, то он превращается в толпу.
Идея — это хотя бы строительство хра-
ма и мечети рядом друг с другом. — Нужна ли здесь церковь? В чем
вы видите миссию православного
священника на Кавказе?
— Мы здесь, потому что тут русские
люди. Наша задача — максимально со-
хранить ту паству, храмы, веру, мир, кото-
рые есть. Это земля наших дедов. Земля,
омытая кровью казаков, положивших
свою душу за отечество, за мир на Кавка-
зе, за единство страны. Поэтому надо по-
мочь русским остаться на Кавказе. Про-
сто наступили времена испытаний.
А испытания — это лекарства для нашего
общества. И если Господь нас еще испы-
тывает, значит, мы живы. Украшают толь-
ко покойников. Скорби есть и еще будут,
но это не повод искать виноватых во всех
бедах нашего народа. Мы должны скорби
принимать, нести и стараться сохранить
здравое восприятие реальности.
— Кто стрелял в храм?
— Наверное, ваххабиты. Может
быть, их раздражает мозаичное изо-
бражение Богородицы. Я бы не назвал
РЕКЛАМА
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
их мусульманами. Человек разрушаю-
щий, убивающий не может называться
верующим. — Что бы вы сказали такому
«стрелку»?
— Я не стал бы его рвать на клочки и
говорить: что ты сделал с моим храмом!
Я бы попытался понять, что им движет, и
убедить, что так делать нельзя. А сказал
бы я очень простые вещи: что у нас один
Творец и что все мы Его дети. Что солнце
восходит и над добрыми, и над злыми, а
вот кто из нас добрый, а кто злой — ре-
шит суд Божий. — Почему в кавказских храмах, в
отличие от мечетей, так мало людей?
— Думаю, это воспитание. Когда в
исламской семье растет ребенок, его с
детства учат молиться, объясняют, что
вера — это главное. А у нас, у русских,
считается, что ребенок сам должен
прийти к вере. Это ошибка. Воспитывать
веру в ребенке надо с младенчества. То-
гда и процент воцерковленных среди
христиан будет выше, и будет единение в
русском народе. Мне кажется, что про-
цент ходящих в храм здесь все равно
больше, чем в России. — Вернутся ли русские на Кавказ?
— Я думаю, что со временем вер-
нутся, но это не будет легко. Нужно по-
нять, что сложившаяся ситуация есть
отчасти последствие насильного пере-
селения ингушей и чеченцев. Родивши-
еся в Казахстане, воспитанные на чуж-
бине, не видевшие своего дома... Им
рассказывали, что у них есть родина, с
которой их силой прогнали. Я думаю,
что сердце любого молодого человека
это бы задело очень глубоко. Хотя и с
русскими происходило то же самое, од-
ни только казаки сколько перенесли...
Но на Кавказе произошедшее было
воспринято особенно болезненно. Ког-
да реабилитированные народы верну-
лись, кругом царило перестроечное ли-
холетье, что дало возможность для
раскрутки межнациональных и меж-
конфессиональных конфликтов. Я ду-
маю, что по милости Божией со време-
нем все они сгладятся. Но для этого
надо трудиться, созидать и искать не
причины для раздора, а точки соприкос-
новения. Тем более что у Кавказа есть
чему поучиться — в морально-нрав-
ственном отношении он стоит выше,
чем та же Москва, особенно с учетом ее
уровня развития цивилизации.
Тема номера Кавказский крест России
12
Вернутся ли русские?
Несмотря на трагическое положение
русских в Ингушетии, власть республики
уверена, что у русского народа там есть
будущее. «Без России мы развиваться
не сможем», — уверен Казбек СУЛТЫГОВ,
министр по связям с общественностью
и межнациональным отношениям
Республики Ингушетия.
— Русские вернутся, если мы сможем создать все условия, чтобы те рус#
ские, которые уже живут в республике, жили хорошо. Тогда об этом станет
известно и тем, кто уехал, и люди начнут возвращаться. Русский у нас не может себя защитить, как ингуш, у него нет такой
большой родственной базы — тейпа, который может за него вступиться в
случае конфликта. Поэтому русские очень зависимы от наличия работы.
В Ингушетии самый высокий уровень безработицы среди субъектов РФ.
И если ингуши с большим тейпом могут выехать в другие республики на
заработки, что#то продать на рынке, одолжить у богатых родственников,
то у русских такого нет — семьи маленькие, людей мало. Я, кстати, вообще
самую большую проблему русских вижу в том, что у них очень мало детей.
Поэтому нам надо всячески укреплять и поддерживать русскоязычное на#
селение на Северном Кавказе. Если он останется без русских, нормальной
жизни здесь не будет, в чем мы убедились на примере Чеченской Республи#
ки — терроризм, сепаратизм, работорговля. Зачем нам снова наступать на
эти грабли? Благодаря русским мой народ получил русский язык и с его помощью —
возможность приобщиться к мировому культурному наследию, достижени#
ям науки. До вхождения в состав Российской империи у ингушей не было
своего государства. Горцы, они же своевольные: никто не хотел никому
подчиняться. У нас в языке даже нет слова «князь». Все были равны, ник#
то не хотел уступать, поэтому не было единства. Но с приходом Россий#
ской империи на Кавказ ингуши объединились, и с тех пор мы были с Рос#
сией. Давайте вспомним историю. Во время Великой Отечественной вой#
ны не было ни одного ингуша, воевавшего на стороне немцев. В Афганис#
тане ингуши исполняли свой долг, и ни одного предателя не было. Ингу#
ши — воины. Мне наш военный комиссар даже жаловался, что ему семьи
предлагают деньги за то, чтобы детей взяли в армию. Служба считается
престижной, и желающих больше, чем размер квоты, выделяемой на рес#
публику. Мы не мыслим своего будущего без России. Ингушетия — это малая роди#
на, а Россия — наша большая родина. Да, были в наших отношениях трудные времена, но нет таких обид, кото#
рые разделили бы Россию и Ингушетию. И еще скажу, что для развития наших отношений огромное значение
имеет вера. Без веры как для христиан, так и для мусульман нормальной жиз#
ни не будет. Почему в Ингушетии не началась война, как в Чечне? В начале девяно#
стых, когда развалили СССР и возникла благодатная почва для распро#
странения экстремизма и сепаратистских идей, мы ввели в школах пред#
мет — основы религии. В это же время в соседних кавказских республиках
молодые люди ехали обучаться исламу за границу, в том числе в Саудов#
скую Аравию. К тому времени когда они вернулись, мы сумели поднять ре#
лигиозное образование на достаточный уровень, чтобы не дать задурма#
нить голову молодым ребятам. Так мы смогли избежать массового распро#
странения этой заразы — международного терроризма. Насколько тяжело
было это сделать в то время — ввести основы религии! Но и какую пользу
это дало! Сегодня Россия снова берет контроль над регионом. Это видно хотя бы
по количеству военных в республике. И означает внимание государства к
своей территории, что, надеюсь, даст добрые плоды.
13
— Сейчас много говорят о специ-
фическом кавказском менталитете.
Чем он отличается от русского?
— Северный Кавказ — это место
проживания десятков народов, где в те-
чение многих веков, еще до принятия ис-
лама, господствовала традиционная па-
триархальная культура. Она сплачивала
людей, особенно в критических ситуаци-
ях, и, как правило, помогала выжить в
сложных исторических условиях. Эта
культура отражала реалии родоплемен-
ного и феодального строя. В начале
XIX века, после того как Российская им-
перия пришла в Закавказье, началась
кровопролитная и долгая Кавказская
война, закончившаяся, впрочем, вза-
имовыгодно и для империи, и для боль-
шинства горцев. Царское правительство
сообразовывало свои действия с кав-
казскими традициями, оно признало ша-
риат, систему мусульманского права, в
некоторой мере учитывало и местное
обычное право (т. н. адаты), кавказские
народы получили возможность жить так,
как они привыкли, но в составе России.
Потом случилась революция, и наступил
Северокавказские республики тонут в проблемах:
всепроникающая коррупция, вооруженное насилие,
бедность, отсутствие перспектив — в поисках лучшей жизни
кавказцы приезжают в «большую» Россию, но и она
не становится для них домом. Различия в культуре, религии,
жизненных установках превращаются в источник
напряжения и новых конфликтов, трудноразрешимых для
слабого общества и государства. В чем источник проблем
и поддаются ли они решению — рассуждает кавказовед,
профессор Института лингвистики РГГУ Яков ТЕСТЕЛЕЦ.
горцы между
Европой и Азией
Кавказский перевал:
Яков Георгиевич ТЕСТЕЛЕЦ родился в Москве в
1958 году; в 1980#м окончил филологический фа#
культет МГУ. Специалист по кавказским языкам.
Области научных интересов — теория грамматики, лингвис#
тическая типология. Прихожанин храма Пресвятой Трои#
цы в Хохлах (Москва).
НС:
На илл.: Петр Грузинский.
Оставление горцами аула при приближе-
нии русских войск. 1872
Тема номера
Кавказский крест России
14
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
советский период, который многие се-
верные кавказцы воспринимают сейчас
как лучшее время в своей истории. Для
этого периода характерна «европеиза-
ция» Северного Кавказа, которая по
большому счету тогда всех устраивала:
скудость горных земель задавала непо-
мерно тяжелый ритм жизни, традицион-
ные виды хозяйства уже и до революции
не могли прокормить растущее населе-
ние. Интенсивного земледелия тогда не
существовало, а экстенсивное ввиду ре-
льефа оказывалось невозможным. Со-
ветская власть переселила значитель-
ную часть этих народов на равнину,
построила заводы, на которых вчераш-
ние горцы получили работу, определен-
ный доход региону приносила нефть и ос-
воение Каспия. На многих языках была
впервые создана письменность и лите-
ратура, развивались светское образова-
ние, наука, культура, медицина, доволь-
но эффективно работали социальные
лифты —многие горцы стали известны-
ми писателями, учеными, военными,
спортсменами, сделали карьеру в пар-
тийных и хозяйственных организациях.
Диктатура не давала возможности скры-
тым этническим конфликтам вырваться
наружу. Конечно, пребывая в СССР, се-
верные кавказцы заплатили за это ту же
цену, что и другие народы: каток террора
в 1930-е годы уничтожил всех потенци-
ально «неблагонадежных», в том числе
значительную часть интеллигенции, по-
лучившей дореволюционное образова-
ние; культурная жизнь должна была раз-
виваться в жестких рамках, заданных
цензурой и партийной линией, неэффек-
тивная экономика могла обеспечить
большинству только очень скромный
уровень жизни. Но характерно, что даже
среди народов, пострадавших от жесто-
ких послевоенных депортаций (чечен-
цев, ингушей, балкарцев), довольно рас-
пространено позитивное отношение к
СССР, основанное на опыте мирных
1950-1970-х годов.
Кавказ — южная граница Европы и Азии, здесь прожи#
вают более 30 национальностей. Большой Кавказский
хребет делит регион пополам: северные его склоны (Се#
верный Кавказ) практически полностью входят в состав
России, южные — делят Грузия, Азербайджан и Армения.
В течение веков Кавказ оставался ареной соперничества
мировых держав: Византии, Персии, Османской импе#
рии. В конце XVIII #— начале XIX века Кавказ почти цели#
ком вошел с состав Российской империи. В конце XX ве#
ка, с распадом СССР, закавказские республики получили
независимость, северокавказские народы остались в со#
ставе России.
От Таманского полуострова вдоль береговой линии
Черного моря до Сочи тянется западная часть Кавказского
хребта — это историческая родина черкесов (другое назва#
ние — адыги), группы родственных народов, говорящих на
адыгском языке. После Крымской войны 1853#1856 годов, в
которой черкесы#адыги поддержали турок, большая часть
их бежали на территорию Османской империи, побережье
заняли русские. Западные адыги, оставшиеся в горах и при#
нявшие российское подданство, стали называться адыгей#
цами. Сегодня они проживают на территории Адыгеи, са#
мой западной северокавказской республики, со всех сто#
рон, как остров, окруженной Краснодарским краем. Вос#
точнее Адыгеи — на территории Карачаево#Черкесской Ре#
спублики проживают черкесы, восточная часть адыгейско#
го этноса, а еще дальше — кабардинцы, также родственный
адыгам народ. Адыгейцы, кабардинцы и черкесы говорят
на языках, принадлежащих одной и той же языковой се#
мье: абхазо#адыгской. Как и многие северокавказские наро#
ды, адыги, поначалу язычники, около VI века (почти за че#
тыре века до Руси) приняли христианство; здесь даже суще#
ствовали свои епископские кафедры, однако с падением
Византии, под воздействием персидского и позже осман#
ского влияния, большинство адыгов к XV веку обратились
в ислам, так что сейчас черкесы, адыгейцы и кабардинцы —
мусульмане. Южнее черкесов и кабардинцев проживают два близ#
ких тюркоязычных народа: карачаевцы и балкарцы. Этни#
чески карачаевцы составляют единый народ с балкарцами,
разделенный чисто административно: первые вместе с эт#
нически неблизкими им черкесами образуют Карачаево#
Черкесию, вторые с кабардинцами — Кабарино#Балкар#
скую Республику. Причины такого причудливого админист#
ративного деления неясны. Как и черкесы, эти народы ко#
гда#то исповедовали христианство, но, выпав из круга ви#
зантийского влияния, приняли ислам. Восточнее Кабардино#Балкарии расположена Осетия.
Древнее христианское царство осетин (народ иранского
происхождения) — Алания — было одним из крупнейших
христианских государств Кавказа. Осетины и теперь оста#
ются единственным северокавказским народом, сохранив#
шим православное вероисповедание. К моменту общей ис#
ламизации осетины успели достаточно укрепиться в вере,
чтобы противостоять внешнему натиску и конъюнктуре, в
то время как прочие народы, не изжив до конца языческих
верований, по сути, так и не став до конца христианами,
обратились в ислам. В свое время в состав древнего Алан#
ского царства входили земли карачаевцев, черкесов, бал#
карцев и кабардинцев. До сих пор сохранились общины
моздокских кабардинцев, сохранившие православную са#
моидентификацию. До конца XIX века мусульмане#балкар#
цы, заселившие после падения средневековой Алании мно#
гие аланские земли, сохраняли «пережитки» христианства
в виде почитания церквей, крестного знамения. Еще восточнее проживают два родственных народа: ин#
гуши и чеченцы. Только в начале 90#х годов XX века эти два
народа образовали две отдельные республики на месте ког#
да#то единой Чечено#Ингушской АССР. Подавляющее боль#
шинство ингушей и чеченцев — мусульмане, христианство
исповедуют только чеченцы, проживающие в Панкисском
ущелье на территории Грузии. От восточной границы современной Чечни до Каспий#
ского моря расположен Дагестан, на территории которого
проживают более десяти национальностей, из них к чечен#
цам ближе всего народности, входящие в так называемую
нахско#дагестанскую языковую семью: аварцы, лезгины,
лакцы, даргинцы, табасаранцы и агулы. Все эти народы
проживают в горных районах. На каспийском побережье
Дагестана расположились тюркоязычные кумыки, а на се#
веро#востоке — также тюркоязычные ногайцы. Все эти на#
роды исповедуют ислам.
Какие народы живут на Северном Кавказе?
15
Инфографика Олега Сдвижкова на основе информации из Атласа этнополитической истории Кавказа (Цуциев А. А., М.: Европа, 2007)
Тема номера
Кавказский крест России
16
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Крушение СССР, падение цен на
нефть и закрытие военных производств,
разрушение сложившейся за десятиле-
тия социальной и экономической ин-
фраструктуры имелидля Северного Кав-
каза тяжелые последствия. В 1990-х
годах наступил жестокий кризис, выхода
из которого не видно до сих пор.
Важно понять, что тот карикатурный
образ кавказца, который используют в
пропаганде русские националисты, ма-
ло соответствует действительности. По-
давляющее большинство современных
жителей cеверокавказских респуб-
лик — никакие не «дикари из горных ау-
лов». Это постоянно живущие на равнине
обыкновенные постсоветские горожане,
которые по образу жизни, привычкам,
политическим взглядам, культуре, да и по
языку (родные языки сейчас используют-
ся в основном только в бытовом обще-
нии в несмешанных семьях) не так уж
сильно отличаются от жителей россий-
ских моногородов, промышленных про-
винциальных центров. Для Северного
Кавказа характерны во многом те же со-
циально-психологические проблемы, что
и для других регионов современной Рос-
сии: потеря идеологических и моральных
ориентиров, отсутствие гражданского
общества, социальная инертность, низ-
кий уровень правового сознания, незна-
ние механизмов современной экономи-
ки, доверие к ненадежным источникам
информации и во многом фантастичес-
кие представления о мире, надежды на
«сильного лидера» и на помощь со сторо-
ны государства. Есть и местная специфика, усугубляю-
щая общие российские проблемы. Во-
первых, традиционное патриархальное
общество, уничтоженное в России, на Се-
верном Кавказе во многом сохранило
свои позиции, хотя традиции эти и начали
разрушаться в советское время. Лояль-
ность семье, роду, этническая солидар-
ность, гостеприимство, чувствительность
к обидам, готовность стойко переносить
тяготы, безоговорочное доминирование
мужчин, культ военной доблести и оружия,
почитание старших и т. д. — этот кодекс
оказывается во многом несостоятельным
в обществе современного типа, которым
при всех оговорках является Россия. Кла-
новость и семейственность, презрение к
формальному праву способствуют тому,
что Северный Кавказ опережает осталь-
ную Россию по уровню коррупции.
Во-вторых, исламизация жизни, ко-
торая в последнее время происходит на
Северном Кавказе. Это общемировая
тенденция. Жители мусульманских стран
приходят к выводу, что ислам — един-
ственный ответ на вызовы современно-
го мира, тот путь, на котором они надеют-
ся компенсировать свое отставание от
Запада — а теперь уже и от более успеш-
ных стран Востока, таких, как Китай. То
есть люди осознали, что вернуть СССР
невозможно, а жить по стандартам об-
щества западного типа они не могут. Ос-
тается ислам, в котором многие видят
торжество справедливости, выход из
беззакония, бандитизма, коррупции, со-
циального неравенства. Конечно, на Се-
верном Кавказе много людей,равно-
душных к религии, и они нередко с
отчаянием наблюдают процесс ислами-
зации, который для них означает отказ от
всех культурных достижений эпохи СССР
и возвращение в средневековье. Расту-
щая популярность радикальных религи-
озных течений, таких, как салафизм (вах-
хабизм), нетрадиционных для Кавказа,
проекты «чистого ислама» — это мечты
страдающего и больного общества,не
удовлетворенного той реальностью, в
которой ему приходится существовать.
Оба этих фактора — традиционное
общество и ислам — поддерживают друг
друга. Но роль традиционных норм на
Кавказе нельзя преувеличивать. Напри-
мер, фактор этнической солидарности
явно слабеет: нынешние политические
группировки и кланы нередко состоят из
людей разных национальностей. До сих
пор некоторые политики и обществен-
ные деятели заняты поисками мифичес-
ких старейшин, слово которых будто бы
является законом для любого кавказца.
В действительности если что-то подоб-
ное когда-то и было, то сошло на нет уже
к 1950-м годам. Нормы традиционного
общества продолжают размываться, ис-
ламизация замедляет, но нигде в мире,
даже в Саудовской Аравии и Иране, на-
сколько мне известно, не может остано-
вить этот процесс.
— Что за люди приезжают сегодня
в Москву из кавказских республик?
— Кого замечает российский обыва-
тель в первую очередь? Тех, кто безоб-
разничает. Как правило, это свита и тело-
хранители кавказских чиновников и
лидеров криминальных группировок.
Этих людей точно так же не любят и дома. — И все это порождает всплеск
ксенофобии, национализма среди ко-
ренного населения... — Если в местность, имеющую доста-
точно однородный национальный со-
став, приезжает чужак, это всегда вы-
зывает напряжение, в каком-то смысле
это естественная реакция. Люди говорят
на разных языках, у них разные тради-
ции, вплоть до бытовых мелочей. Чело-
век может просто не осознавать этого,
он ведет себя так, как привык. Кавказ-
ская молодежь, которая приезжает в
Москву, зачастую оказывается подавле-
на обстановкой современного мегапо-
лиса. Инстинктивно они стараются дер-
жаться вместе и следовать привычным
нормам поведения, которые в новой
культурной среде неадекватны. Впрочем,
человек с приличным уровнем образова-
ния и культуры приспосабливается быст-
ро. К сожалению, образование в совре-
менной России постепенно деградирует,
и не только на Северном Кавказе.
— Но если конфликт неизбежен,
может, и вовсе отделить Кавказ,
разрубить пресловутый «кавказ-
ский узел»?
— Может быть, в какой-то другой ис-
торической ситуации отделение и было
бы благом, но сейчас я не вижу такого
«сценария» отделения, который не обер-
нулся бы катастрофой. Вспомним, что
Чечня при Дудаеве и Масхадове уже от-
делялась и в результате превратилась в
республику викингов, типа нынешнего
Сомали. Уже тогда кабинетными мысли-
телями выдвигались фантастические
проекты возведения непроницаемой
«стены».Сторонники отделения не по-
нимают, насколько выросли за послед-
ние десятилетия связи между кавказ-
скими республиками и остальной
Россией, в том числе и со славянским
населением, не только экономические,
но, например, семейные. «Отделиться и
забыть» не получится. Большинство на-
селения Северного Кавказа — это, как
я уже сказал, не сельские жители, а жи-
тели больших и малых городов, жизнь
которых, как и наша, зависит от поступ-
ления электричества, газа, воды, про-
довольствия и медикаментов, от рабо-
ты коммунальных служб. Допустим,
будут прекращены дотации из феде-
рального бюджета, которые сейчас в
основном, как говорят, разворовыва-
ются местными элитами не без участия
17
московских чиновников, будет отклю-
чен «кислород» — и что дальше? Весьма
вероятно, что слабые государственные
институты рухнут, наступит вооружен-
ный хаос. Сельское хозяйство там с тру-
дом может прокормить даже сельских
жителей. Значит, сопредельным рос-
сийским регионам придется столкнуть-
ся с миллионами уже не мигрантов, а
беженцев, в том числе женщин и детей,
спасающихся от голода и разбоя. Кто их
будет останавливать и как?
— Если проблем с иммигрантами
невозможно избежать, каким обра-
зом эти проблемы можно решить? — Проблемы с иммигрантами есть
везде, в той же Европе: в Германии,
Франции, Британии, Нидерландах. Рос-
сии в этом плане повезло несколько
больше. Наши колонии не были отделе-
ны от нас океаном, в течение долгих лет
кавказцы жили с нами бок о бок и в зна-
чительной степени восприняли совет-
скую городскую культуру. В наших горо-
дах нет этнических гетто, что, конечно,
облегчает аккультурацию. У меня нет готовых рецептов реше-
ния проблем, сопутствующих этнической
миграции. Ответственные политики и
законодатели должны учитывать запад-
ный опыт, в том числе опыт неудачный.
Могу только высказать очевидную исти-
ну: без эффективного общественного
контроля за государственными институ-
тами, оздоровления правоохранитель-
ной системы, без поддержки образова-
ния эти проблемы, как и многие другие,
решаться не будут. Требование решить
отдельно «проблему Кавказа», не упоми-
ная о других связанных с ней проблемах
современной России, — это или чьи-то
иллюзии, или демагогия.
Образование, несомненно, ключе-
вой момент. На Северном Кавказе
много талантливой молодежи, и надо
найти какие-то разумные формы во-
влечения ее в образовательный про-
цесс. Для этого не обязательно прибе-
гать к грубым формам позитивной дис-
криминации типа незаслуженных льгот
при поступлении, которые, во-первых,
неэффективны, а во-вторых, вызывают
раздражение. Надо поддерживать тех,
кто хочет учиться. В Грузии правительст-
во сегодня оплачивает обучение любо-
му грузинскому студенту, которому уда-
лось самостоятельно поступить в один
из наиболее престижных мировых уни-
верситетов. Такая мера у нас для моло-
дежи из малообеспеченных семей, из
дотационных регионов, в том числе Се-
верного Кавказа, несомненно, дала бы
эффект. На Кавказе еще не исчезло тра-
диционное уважение к учености, при
разумной политике Кавказ мог бы стать
для России ценным источником кадров,
потому что количество талантливых, яр-
ких, одаренных людей там велико.
— Однако неясно, захотят ли кав-
казцы интегрироваться? Ведь кроме
русского национализма и ксенофо-
бии существует еще и кавказский на-
ционализм.
— Если говорить о Дагестане, кото-
рый я знаю лучше всего, там нет анти-
русского национализма. В целом нацио-
нальная гордость — это болезненный
момент для самосознания практически
всех кавказских народов, но по-настоя-
щему сказывается он только в случае
вооруженного конфликта. Нет никакой «кавказской нацио-
нальности», говорить о «кавказцах» как
о какой-то единой силе бессмысленно,
поскольку они все разные и при кон-
фликтах не могут договориться друг с
другом. Я давно не вступаю в споры с эт-
ническими националистами любой на-
циональности — это бесполезно. Они не
слушают и не слышат аргументов, их ре-
чи — бесконечное воспроизведение
одних и тех же мантр, расчесывание на-
циональных обид и обличение злодея-
ний «врага». То, что у «врага» всегда есть
свой такой же или еще более длинный
список претензий, никогда не принима-
ется во внимание. В таком споре не
рождается истина, потому что истина
есть как раз то, чего этнический нацио-
налист больше всего боится. На приме-
ре кавказских или балканских конфлик-
тов очевидно, что для этнического
националиста единственное приемле-
мое «решение» проблемы — это разда-
вить и унизить противника. Если пробле-
ма кавказцев в России будет «решаться»
методами, присущими этническим кон-
фликтам на самом Кавказе, результаты
будут печальны. Иногда мне кажется, что Россия
могла бы помочь Кавказу превратить-
ся в успешно развивающийся реги-
он — а он мог бы процветать даже за
счет одного международного туриз-
ма,— если бы в распоряжении нашего
государства нашлось достаточно людей
типа лермонтовского Максима Макси-
мыча из «Героя нашего времени» или
тех русских врачей, учителей, инжене-
ров, нередко ссыльных, самоотвержен-
но работавших на Северном Кавказе в
1920-1940-х годах и оставивших там о
себе самую добрую память. К сожале-
нию, деятелей такого типа в современ-
ной России немного. Если бы их было
много, мы жили бы в другой стране.
Беседовал Дмитрий РЕБРОВ
Традиционное патриархальное общество
на Северном Кавказе во многом сохра-
няло свои позиции до середины XX века,
однако сейчас эти традиции разрушают-
ся. Лояльность семье, роду, этническая
солидарность, безоговорочное домини-
рование мужчин, почитание старших, гос-
теприимство, чувствительность к обидам,
готовность стойко переносить тяготы,
культ военной доблести —этот кодекс ока-
зывается во многом несостоятельным в
современном российском обществе.
На илл.: Сергей Прокудин-Горский. Груп-
па дагестанских женщин, фото 1910 года
18
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Протоиерей Димитрий СМИРНОВ,
председатель Отдела
по взаимодействию с вооруженными
силами и правоохранительными
учреждениями, настоятель храма
Благовещения Пресвятой Богородицы
в Петровском парке (Москва): — Несомненно, многие будут брать
деньги и не переезжать. Лучше бы эти
деньги отдали на поддержку многодетных
русских семей. Но надо понимать, что и без всяких проектов
все наши центральные области вскоре будут заселены жителя-
ми Кавказа. По той простой причине, что на самом Кавказе
тесно. Раньше рост населения этих народов ограничивали ин-
фекционные болезни и кровная месть. Никогда в Чечне не бы-
ло миллиона чеченцев, как сейчас. Это самый рожающий ре-
гион, а территория для миллиона людей мала. Поэтому они
переедут в Россию и будут здесь жить, а нам придется искать
место где-нибудь за Полярным кругом. Так уже было во време-
на хана Батыя. Когда он вошел в пределы Российского госу-
дарства, русские люди ушли на Север, от Вологды и выше, и
стали там строить города. Туда татары не доходили — холодно!
По-другому быть не может в стране, где ежегодно делается че-
тыре миллиона абортов, то есть детоубийств. Если бы наши
мамы рожали каждого зачатого ребенка, проблема вообще не
стояла бы. Тогда русских было бы много, люди с Кавказа зна-
ли, что здесь нет свободных рабочих мест. А так нам неизбеж-
но придется потесниться, как потеснились и немцы, и францу-
зы, англичане.
Это нормальный биологический процесс. Если русские
женщины будут рожать, мы все разберем по семьям всех си-
рот, из которых в государственных детских домах растят пре-
ступников, и станем каждого из них воспитывать с любовью,
чтобы он превратился не в преступника, а в семьянина, у нас
будет маленький шанс. Если же мы выберем, как сегодня, так
называемые гражданские браки вместо многодетной семьи,
то сильные молодые мужчины с Кавказа выкинут нас отсюда,
а сильные молодые китайцы — из Сибири. Без единого вы-
стрела. Просто придут и станут здесь жить. И это будет справед-
ливо! Я не верю в большинство инициатив чиновников, так как
вижу в них не здравый смысл, а свою корысть. Безусловно,
есть она и в этом проекте. Но винить в чем-то Хлопонина глу-
по. Он прагматик и бизнесмен, пытается решить проблему ре-
гиона, за который отвечает. Что ему жители Тульской области,
поля которой заросли лесом, которая пустует и вымирает? Не
надо искать происки врагов. Главный враг русского народа —
русский народ. Мы сами себя убиваем! Тема номера Кавказский крест России
Обмен народами
В сентябре 2010 года была подписана «Стратегия социально-экономического развития Северо-
Кавказского федерального округа до 2025 года» — документ, призванный реализовать две главные
инициативы полпреда президента в Северо-Кавказском федеральном округе А. Г. Хлопонина: рассе-
ление сорока тысяч безработных кавказцев в 20 регионах Центральной России и возвращение
русского населения на Северный Кавказ. Кавказских крестьян и производственников будут заманивать в российскую глушь
довольно весомым пряником: за три месяца на каждого переселенца предполага-
ют потратить 330 тысяч рублей, из них около 60 тысяч переселенец получит на-
личными. Плюс жилье, дорога. Такая щедрость, по-видимому, должна сыграть
роль своеобразного закрепительного талона и предотвратить бегство
мигранта к огням ближайшего большого города. Пряников для рус-
ских возвращенцев не прописали, наверное, предполагают дого-
вариваться по ситуации. Россия снова готова платить Кавказу —
уже не за замирение, а за медленную, осторожную русификацию. Программа сейчас активно обсуждается в обществе. Судя по от-
зывам читателей на сайте «Милосердие.ру», одна из ее частей —пе-
реселение кавказцев в Центральную Россию у большинства вызы-
вает настороженность. Что думают о программе переселения
кавказцев в Россию православные священники? «Главный враг русского народа — русский народ» Рисунок Петра Захарова
19
Протоиерей Константин ОСТРОВСКИЙ,
настоятель Успенского храма города
Красногорска Московской области,
благочинный церквей Красногорского
округа Московской епархии:
— Первый же опыт переселения, о ко-
тором написано в статье на сайте
«Милосердие. ру» (из 220 заявленных ми-
грантов летом прошлого года до Сверд-
ловской области доехали только 32 человека, а закрепились
четверо), показывает, что проект этот, скорее всего, неосу-
ществим. Если же он осуществится, то будет самоубийством.
Я не ксенофоб, и в том, что русский народ вымирает, ви-
новаты в первую очередь сами русские: мы не рожаем де-
тей, делаем аборты, не хотим физически работать, тем бо-
лее на земле.
И представьте, что в погибающую русскую деревню, где
почти все мужики спиваются (да и женщины не отстают),
приедут трудолюбивые и сплоченные кавказцы. А ведь если
приедут, то именно такие, а не обкуренные. Ни к чему хороше-
му для русского народа такое искусственное соединение не
приведет.
Я не считаю злом, если какой-нибудь осетин или чече-
нец (да и китаец) приедет и будет трудиться вместе с нами.
В царской России жили вместе десятки, если не сотни, на-
родов, но они, сохраняя свои обычаи, костюмы, веру (хотя
некоторые принимали Православие), органично влива-
лись в жизнь русского народа. Сегодня же русская народ-
ная жизнь едва теплится (за счет остатков исторической па-
мяти и продолжающей свое служение Православной
Церкви). Поэтому вливаться иноверным и инородным пере-
селенцам почти не во что. Значит, переселение других наро-
дов в русские села приведет только к тому, что через не-
сколько десятилетий именно эти народы станут хозяевами
на нашей земле.
Подготовил Леонид ВИНОГРАДОВ
«Кавказцы не любят советскую
нацию за то, что она оторвалась
от своих корней и от своей веры»
Иерей Сергий КРУГЛОВ,
клирик Спасского собора
города Минусинска
Красноярского края:
— В начале восьмидеся-
тых годов я служил в армии на
БАМе. Там национальный во-
прос стоял очень остро. Бата-
льоны неофициально называ-
лись чеченским, калмыцким,
азербайджанским и т. д., в зависимости от того,
какая нация верховодила в нем. Я тогда понял,
что все они не любят советскую нацию за то, что
она оторвалась от своих корней, от своей веры, от
Бога. Был у меня в армии приятель-цыган, сов-
сем неграмотный парень, но неглупый и верую-
щий. Не скрывал своей веры, носил крест. И его
все уважали, а ведь известно, как относится в
массе народ к цыганам. Если бы мы хранили свою веру, нам не надо
было бы ни защищаться от чужого, ни уничижать
его. Сказать однозначно, хорош или плох этот
проект, я не могу. Будь я политиком, сам в нынеш-
ней ситуации такого делать не стал бы. Боюсь,
что национальные конфликты неизбежны. Но по-
ка мы сами не станем людьми, помнящими свое
родство, имеющими свою веру, сами не переста-
нем пить, не начнем жить и работать, ничего у
нас не будет.
«Хотят ли жители русских сел, чтобы там
строили мечети?»
Протоиерей Максим КОЗЛОВ, настоятель храма Мученицы Татианы
при МГУ: — Предложение А. Хлопонина я считаю не-
приемлемым и с нравственной, и с обществен-
но-политической точки зрения. Идея смешива-
ния разнородных и, главное, разноверных
составляющих российского общества очень
опасна. Мы видим, какого напряжения дости-
гают сегодня национальные отношения даже в мегаполисах, где
социальная обстановка по сравнению с деревней благополучнее.
Всякий, кто сталкивался с жизнью в российской глубинке, знает,
что и там отношение к выходцам с Кавказа, мягко говоря, не теп-
лое. Коренное население видит, что участие этих людей в подъеме
сельского хозяйства минимально, зато они очень активно участву-
ют в мене, торговле и посреднических услугах не самого высокого
качества и не всегда легальных. Чтобы убедиться в этом, достаточ-
но зайти на рынок в любом райцентре или посмотреть, из кого в
основном состоят бригады бомбил. Как правило, это крепкие му-
жики, которые могли бы пахать, но среди пахарей их немного, на-
сколько я знаю. Если у Александра Хлопонина другая информация,
пусть он ее представит — скажет, в каком российском регионе вы-
ходцы из подведомственных ему субъектов федерации деятельно
поднимают сельское хозяйство. И не будем забывать, что все эти регионы в их нынешнем куль-
турно-историческом облике создавались прежде всего русским
народом и близкими ему по вере этносами. И надо бы сначала
спросить наших русских соотечественников, желают ли они, чтобы
в Костромской, Ярославской, Вологодской губерниях вместо хра-
мов строились мечети, а вместо деревень возникали аулы.
«Переселение кавказских народов в русские села — это самоубийство»
Жизнь в Церкви
Паломничество
Остров прощения
В Греции чувствуешь себя почти как дома —
общая вера сближает, несмотря ни на какие
национальные различия. «Руссиа ортодоксиа!» —
радостно восклицают греки и кидаются пожимать
руки приезжим из России. Дело дошло до того,
что администрация греческого острова-курорта
Закинф всерьез озаботилась вопросом, почему
у них отдыхает слишком мало русских.
Англичане,шведы, немцы есть в избытке, а вот
русских — нет. Вы много знаете мест на земле,
где рады нашим соотечественникам? Одну такую
географическую точку разыскали в Ионическом
море корреспонденты «НС». «Цветок Востока»
Самые древние обитатели острова —
морские черепахи каретта-каретта. Уже
несколько тысяч лет каждое лето они вы-
ползают на песчаные берега Закинфа,
чтобы вывести потомство. На этом их ро-
дительские обязанности заканчиваются.
Зарыв яйца в песок, мамаши-черепахи
вновь исчезают в морских глубинах, а че-
рез некоторое время, «дозрев» в теплом
песке, на свет появляются черепашата и
тоже устремляются к морю. Островитяне
чрезвычайно трепетно относятся к своим
реликтовым пресмыкающимся. На пля-
жах в местах кладок дежурят энтузиасты,
строго инструктирующие отдыхающих: не
бегать, не топать, громко не кричать, тя-
желые предметы не бросать, к кладкам
не подходить. Передвижение на мотор-
ных лодках у «черепашьих» пляжей кате-
горически запрещено. Даже самолеты
над островом летают только в светлое
время суток, чтобы не тревожить ночной
сон маленьких черепашат. Полвека назад на Закинфе произо-
шло землетрясение, унесшее жизни бо-
лее двух тысяч человек. История нынеш-
них островитян разделилась на «до» и
«после» страшной трагедии. Большинство
строений в тот день было разрушено —
отчасти от подземных толчков, отчасти
из-за распространившихся пожаров. Ос-
тавшиеся в живых закинфцы уехали на
континент в поисках нового жилья и за-
работка. Однако через несколько лет
многие вернулись на родину. И это не уди-
вительно. Из такого благословенного ме-
ста трудно уехать навсегда.
Венецианцы называли Закинф «цве-
ток Востока». Белые песчаные пляжи,
оливковые и миндальные рощи, красные
черепичные крыши, рыбацкие лодки, по-
качивающиеся в порту. Воздух над остро-
вом наполнен сладким цветочным аро-
матом, а из скал, образующих остров,
бьют ключи концентрированных мине-
ральных вод, поэтому вода здесь имеет
необычайно яркий голубой оттенок.
И,естественно, она целебная. Природа
острова уникальна — это единственный
в Греции национальный заповедник, ко-
торый в силу своей неповторимости фи-
нансируется Европейским союзом. Но даже не будь всего перечисленно-
го, на Закинф стоило бы поехать ради
знакомства с его жителями. Гостеприим-
ство — самая характерная черта греков,
особенно островитян. В деревнях до сих
21
Текст: Екатерина СТЕПАНОВА, Евгения ВЛАСОВА
Фото: Екатерина СТЕПАНОВА
22
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
пор существует что-то вроде соревнова-
ния между соседями — кто лучше примет
гостя. Щедрые угощения предлагают не
менее трех раз, даже после очевидного
отказа, и в конце концов все равно лучше
согласиться, чтобы не обижать хозяина. Первым, кто воспел этот греческий
остров, был Гомер — он называл За-
кинф «утопающим в зелени». Было бы
трудно сделать это лучше его, если бы
не христианство, которое спустя столе-
тия кардинально изменило дух и облик
острова. По одной из версий, в 34 году
на Закинф прибыла святая Мария Маг-
далина. Она остановилась здесь нена-
долго по пути в Рим, куда направлялась,
чтобы подать императору Тиверию жа-
лобу на Понтия Пилата. На том месте,
где святая проповедовала Слово Бо-
жие, позже был построен храм, освя-
Жизнь в Церкви Паломничество
2
23
щенный в ее честь и в честь ее спутницы
Марии, матери Иакова. Сейчас там де-
ревня Мариес. Согласно другому преда-
нию, христианское учение на остров
привезла святая Вероника по пути на
проповедь в Галлию.
Герой Греции — адмирал Ушаков
С основанием Византийской импе-
рии Закинф вошел в состав провинции
Иллирии, а после падения Константино-
поля оказался во власти норманнов из
Сицилии. В 1485 году остров надолго
был захвачен венецианцами. Их влия-
ние дало сильный толчок к развитию жи-
вописи, музыки и литературы. Состоя-
тельные греки ездили в Италию учиться
искусствам, итальянский язык посте-
пенно стал языком знати и приближен-
ных, на остров проникли католики, осно-
вали в крепости свою митрополию. Та-
кая «итальянизация» очень раздражала
патриотически настроенную часть гре-
ческого общества, начала формиро-
ваться оппозиция. Но что они могли сде-
лать против элиты, на стороне которой
были войска оккупантов? Господство венецианцев было пре-
рвано через 300 лет, в 1797 году, тогда
Ионические острова по Кампо-Формий-
скому мирному договору перешли к рес-
публиканской Франции. Переход власти
от одних чужестранцев к другим не все-
лял надежды на независимость и тяго-
тил греков.
Тогда пришло время для России сыг-
рать в судьбе острова свою особую роль.
В 1798 году начался Средиземномор-
ский поход адмирала Федора Ушакова.
В рамках антифранцузской коалиции,
объединившись с турецкой эскадрой Ка-
дыр-бея, русские корабли вышли в Эгей-
ское море и подошли к Закинфу. Помня
о непростых отношениях Греции и Тур-
ции, адмирал Ушаков повелел на турец-
ких кораблях поднять русские флаги.
Вдохновленное поддержкой союзных
войск, на Закинфе поднялось ополчение
из местных жителей. Французы испуга-
лись и попытались разоблачить «ковар-
ный союз России и Турции» в глазах про-
стого народа. Начальник французского
гарнизона развесил по городу прокла-
мации, описывающие зверства турок.
На больших плакатах были нарисованы
усатые и пузатые османы, держащие в
руках отрезанные головы греков. А ря-
дом русский моряк. Но французам не
1. Развалины старой венециан-
ской крепости. В 1798 году ад-
мирал Федор Ушаков, изгнав с
острова французов, водрузил
здесь русский флаг. Но вскоре
заменил его на греческий, объ-
явив независимость Закинфа и
других Ионических островов 2. Колокольня монастыря свт.
Дионисия — самое заметное
здание на набережной Закинфа
3. На территории монастырей
возводились башни, в которых
можно было укрыться от нападе-
ний пиратов
4. Духовник единственного жен-
ского монастыря на острове,
обычно избегающий общения с
туристами, охотно вышел благо-
словить русских паломников
1
3
4
24
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
удалось добиться нужного эффекта. Ме-
стный художник, исполнявший заказ,
нарисовал русского моряка симпатич-
ным, привлекательным парнем, отде-
лил его от турок и даже повернул в дру-
гую сторону. На второй день турецкая
чалма уже была переделана в шапку
французского гвардейца с трехцветной
кокардой. Огонь корабельных батарей
заставил французов укрыться в крепос-
ти. И скоро, почувствовав свою обре-
ченность, они сдались. Русский адмирал
приложил немало усилий, чтобы спасти
оставшихся французов от ярости мест-
ного населения, готового растерзать
оккупантов.
«Захватив в свои руки остров, рус-
ские не повели себя как очередные ок-
купанты, — рассказывает владыка Хри-
зостом, митрополит Закинфа. — Наобо-
рот, при поддержке святого Федора Уша-
кова было создано независимое Госу-
дарство Семи Островов, первая со
времен падения Константинополя фор-
ма греческой государственности. Федор
Ушаков утвердил Православие государ-
ственной религией, а греческий язык
провозгласил официальным». К сожалению, это государство само-
стоятельно просуществовало только до
1809 года. После чего, согласно услови-
ям Тильзитского мира, на острова снова
вернулись французы. Потом пришли анг-
личане, и только в 1864-м острова были
окончательно переданы Греции. Жители
Ионических островов почитают святого
Федора Ушакова как историческую лич-
ность, освободителя, благородного рус-
ского адмирала, а после церковного
прославления и как святого Православ-
ной Церкви. В октябре 2002 года на Кор-
фу (одном из Ионических островов) даже
был установлен памятник святому адми-
ралу Федору Ушакову, там же его именем
назвали одну из улиц.
Как святой Дионисий положил конец вендетте
У каждого из Ионических островов
есть свой святой покровитель, которого
местные почитают особо. Покровитель
Закинфа — святитель Дионисий. Боль-
шинство местных мужчин носят это имя.
Самый известный случай из жития
святителя Дионисия сохранился благо-
даря венецианским судебным записям
Жизнь в Церкви Паломничество
25
1, 3. На праздник свт. Дионисия съезжаются со всей Греции. В торжественном шествии с мощами
святого принимают участие военные, пожарные, мэрия, полиция, разнообразные оркестры и, раз-
умеется, множество греческих архиереев. 2. 500 лет назад праздник отмечался не менее торжес-
твенно. Картина из музея Византийского искусства г. Закинфа
РЕКЛАМА
26
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
XVI века, времени, когда жил святой. На
острове вспыхнула сильнейшая вражда
между семьями Мондинос и Сигорос
(Дионисий был из рода Сигорос). Святой
епископ пытался примирить их, но без-
успешно. В конфликт оказалось втянуто
все население острова. Был убит Кон-
стантин Сигорос, брат свт. Дионисия.
Спасаясь от преследования, убийца
прибежал в монастырь Анафонитрия, не
зная, что игумен этого монастыря — свт.
Дионисий, родной брат убитого. В ответ
на вопрос игумена беглец признался в
содеянном и стал умолять спасти его. Ко-
гда свт. Дионисий услышал об убийстве
своего единственного брата, сердце его
сжалось от горя, но он не открылся убий-
це, а стал умолять раскаяться в страш-
ном грехе. По некоторым сведениям,
святитель лично разрешил от греха
убийцу своего брата. Когда до монасты-
ря добралась погоня, он сказал, что не
видел беглеца. Потом снабдил преступ-
ника запасом пищи и денег и посадил на
корабль, таким образом дав ему воз-
можность спастись от мести. За этот по-
ступок свт. Дионисий почитается грека-
ми как образец высочайшего смирения.
Первое, что бросается в глаза в лавках
православной литературы на Закин-
фе,— яркая детская книжка под назва-
нием «Как научиться прощать», повест-
вующая о житии святого.
Память святителя Дионисия празд-
нуется на острове два раза в году: 17 де-
кабря, в день его кончины, и 24 августа,
в день перенесения мощей. В августе,
после торжественного богослужения
мощи святителя проносят в особом
вертикальном ковчеге крестным ходом
по всему городу. «Мощи святителя не-
тленны и сохранились так хорошо, что
первое время на праздник его носили
просто под руки, без всякого саркофа-
га, чтобы всем было видно чудесное не-
тление, — рассказывает архимандрит
Дионисий (Пликоянис), спикер за-
кинфской митрополии. — Но однажды
монастырь, где почивали мощи, был
разграблен пиратами. Они отрезали
святителю руки. Тогда был сделан осо-
бый вертикальный ковчег, который мы
до сих пор используем во время еже-
годных крестных ходов».
Праздник свт. Дионисия — событие
общецерковного масштаба. С раннего
утра тысячи верующих приезжают на
Закинф не только из материковой Гре-
ции, но и из других стран. В торжествен-
ном шествии участвуют военные, по-
жарные, полиция, скауты, множество
оркестров, мэрия, префектура, следом
за митрополитом по венецианской еще
традиции идут католические монахи.
Праздник начинается только в семь ве-
чера, когда жара немного спадает. Лю-
ди занимают места по пути следования
крестного хода заранее — все кофейни,
балконы, парапеты и столбы бывают
заняты. Шествие заканчивается ближе
к полуночи потрясающим окружающие
скалы салютом.
Куда податься путешественнику?
На Закинфе и сейчас остается множе-
ство зданий, разрушенных землетрясе-
нием. Тем не менее здесь есть на что по-
смотреть. В столице — городе Закинф—
Оливами в Греции никого не удивишь. Но эту показывают туристам как достопримечатель-
ность. Гиды утверждают, что ей более 2,5 тысяч лет. Как знать, может быть, это дерево ви-
дело саму Марию Магдалину
Жизнь в Церкви Паломничество
27
сохранились здания с характерными для
венецианской архитектуры лоджиями и
галереями и миниатюрная венецианская
площадь Сан-Марко. В городе есть не-
сколько музеев. Музей Византийского
искусства будет интересен любителям
живописи XVII-XVIII веков. Дом-музей за-
кинфского графа Александра Рома —
тем туристам, кто интересуется краеведе-
нием (кстати, потомок семьи Рома сам
встречает гостей у себя дома и живет со
своей семьей там же — во время экскур-
сии по богатым залам можно встретить
его самого или его детей, занимающихся
домашними делами). Но, пожалуй, самое интересное на-
ходится все же за пределами столицы.
Выбравшись на машине, скутере или да-
же на велосипеде хотя бы на пять—де-
сять километров от туристического цен-
тра, можно увидеть не музейную, а
настоящую греческую жизнь, побродить
по развалинам средневековой венеци-
анской крепости, познакомиться с на-
сельниками монастырей. Собственно,
монастырей на острове всего четыре.
Два из них больше напоминают скиты —
здесь живет всего по одному монаху.
Проделав недлинный путь по горной до-
роге, остановитесь у старых стен, тихо
толкните калитку — и вот вы на террито-
рии одного из них, монастыря Святого
Иоанна Предтечи. Кажется, здесь ниче-
го не изменилось с XVI века, с самых
времен его основания. Посреди монас-
тыря желтеют новым урожаем лимон-
ные деревья, у храма аккуратно сложе-
на старая черепица. Непонятно, кто
ведет здесь хозяйство, но от древних
стен не веет запустением, скорее стари-
ной и уютом никогда не закрывавшейся
обители. Строения монастыря не по-
страдали от землетрясения — в горах
толчки были значительно слабее, чем на
побережье. В маленьком храме — старинные ча-
сы с маятником, несколько икон, откид-
ные стулья вдоль стен, один-единствен-
ный подсвечник и свечи на столе. Цен
на записки и свечи здесь никто не уста-
навливает, каждый жертвует сколько
может. Если повезет, можно попасть на
литургию. Но ее служат далеко не каж-
дый день. Для того чтобы совершать Ев-
харистию, необходимо, чтобы в храме
присутствовал хотя бы один причастник,
кроме самого священника, а такое слу-
чается нечасто — вокруг никаких насе-
ленных пунктов, приезжают сюда лишь
верные чада единственого насельника
отца Феофила. Зато в монастыре царит
покой и умиротворение. Над головой —
безоблачное небо, вокруг — невысокие
горы, в калитку видно, как внизу, под го-
рой, поблескивает лазурное море. Стре-
мительный бег мыслей в голове неволь-
но начинает замедляться. И возникает
желание задержаться здесь подоль-
ше — помочь старенькому о. Феофилу
по хозяйству, помолиться, помолчать.
Можно ли приехать трудником в какой-
нибудь из островных монастырей? Да,
можно. С рекомендацией из Москов-
ской Патриархии русского паломника
примут в закинфской митрополии со
всем радушием. Ну а на гостеприимство
местных жителей можно рассчитывать
всегда и без всяких рекомендаций.
Благодарим туристическую компанию «Сол-
векс-трэвэл» за помощь в организации по-
ездки. Также благодарим за помощь За-
кинфскую митрополию и продюсера теле-
программы «Средиземноморская Одиссея»
Елену Даниленко. РЕКЛАМА
28
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Дурная традиция
Тамара Ивановна, прихожанка не-
большого провинциального храма, по
совету подруги несколько лет назад от-
правилась в один из мужских монасты-
рей Мордовии — к старцу-целителю.
Паломники, такие же, как и Тамара
Ивановна, провинциальные прихожа-
не, проехали не одну сотню километ-
ров на автобусе, прежде чем добра-
лись до места. У ворот монастыря их
встретил схиархимандрит Феофил —
тот самый «старец». Прямо из автобуса
паломников проводили в трапезную,
где мужчин попросили раздеться до по-
яса. Далее, держа в руках литургичес-
кое копие, отец-чудотворец принялся
колоть гостей до крови. Женщин — че-
рез одежду, мужчин — прямо в ого-
ленные спины и бока. «Не умеете
каяться — терпите!» — приговаривал
Жизнь в Церкви Ориентир
Текст: Дмитрий РЕБРОВ
Как измерить святость старца?
«Старцы благословили...» — за этим началом нередко
следует мрачноватое продолжение: «сжечь паспорт», «уйти
в леса», «не делать прививок». Старческое служение —
благодатный дар, но под «старческой внешностью»
нередко скрываются шарлатаны или же люди,
находящиеся в прелести. Как отличить истинного старца
от фальшивого?
Рисунок Екатерины Митрофановой
29
помощник «старца», монах помоложе.
После всего паломникам предложили
пожертвовать денег на монастырь.
С одного автобуса, как утверждает Та-
мара Ивановна, набралось почти два
пластиковых тазика наличности. «Ког-
да нас стали колоть, я сразу заподо-
зрила: что-то здесь не то происхо-
дит»,— вздыхает паломница. Брать
духовные советы у такого «старца» Та-
мара Ивановна не стала. Целительство — одна из многих
«специализаций» псевдостарцев. Впро-
чем, чаще они ограничиваются «на-
ставлением» и «духовным руковод-
ством». По советам таких «старцев» в
начале девяностых сотни человек про-
дали городские квартиры и в ожидании
скорого пришествия антихриста удали-
лись в леса. Некоторые поселились во-
круг Дивеева — по местному преда-
нию, в конце мира только избранные
праведники спасутся, спрятавшись от
мировой катастрофы в кольце дивеев-
ской Канавки. По прошествии лет кто-
то из этих эсхатологических беженцев
вернулся к обычной жизни, а кто-то не
отступился и стал частью причудливого
дивеевского пейзажа: в монастыре та-
ких с иронией называют «неформала-
ми».Та же картина характерна и для
Оптиной пустыни, где с начала девяно-
стых вокруг монастыря начали селить-
ся младостарцы, часть из них — быв-
шие оптинские монахи, отчисленные
из обители. Они проповедовали о по-
следних временах и грехе ИНН. Своего осуждения младостарчест-
во дождалось лишь к 2000 году, когда
стало объектом критики на юбилейном
Архиерейском соборе Русской Церкви.
К этому времени «традиция» успела
укорениться в церковной жизни, осо-
бенно монастырской, скрытой от глаз
высокого священноначалия. Чуть поз-
же младостарчество даст плоды в виде
пензенских «сидельцев» и епископа
Диомида.
«Сколько существовало старчество,
столько существовал и феномен псевдо-
старчества, — профессор Православно-
го Свято-Тихоновского университета
Александр Дворкин, историк, ведущий
российский сектовед, не склонен видеть
в псевдостарчестве только “пережиток
перестройки” или “лихих девяностых”. —
Просто имена настоящих подвижников
остаются в истории, а шарлатанов —
нет. Если мы вспомним “Братьев Кара-
мазовых” Достоевского, то увидим там
два примера: старец Зосима, с одной
стороны, и псевдостарец Ферапонт — с
другой. У всякого явления есть обратная
сторона, своего рода пародия, сущест-
вующая параллельно ему.
Своеобразным историче-
ским прецедентом псев-
достарчества можно счи-
тать историю одного из
крупнейших еретиков в
истории христианства —
александрийского прес-
витера Ария. Он, безус-
ловно, был влиятельным
харизматическим лидером, противопо-
ставлял себя церковной иерархии. Это
был классический “лжестарец”, и не-
спроста его окружали многочисленные
почитатели, вдовицы и даже монахи». Православный гуруизм
Для неофита, равно как и для чело-
века малоцерковного, определить лже-
старца довольно сложно. Когда очеред-
ной доброжелатель приглашает его в
паломничество, то перспективы поезд-
ки он описывает, как правило, лучезар-
но: «батюшка посмотрит раз в глаза и
все про тебя скажет». Но искренние не-
офиты принимают церковную жизнь под
руководством лжестарца за нормаль-
ную только потому, что никакой другой
церковной жизни они еще не знают. На что обратить внимание, если вы
отправились в поездку «к старцу»?
«Очевидно, что настоящий старец нико-
гда не навязывает свою волю, не лиша-
ет человека свободы выбора, — пред-
остерегает Александр Дворкин. —
Псевдостарец всегда больше похож на
гуру и требует беспрекословного под-
чинения себе. Гуруизм в принципе —
это и есть синоним младостарчества.
Настоящее отсечение воли, о котором
пишут святые отцы, это особая монас-
тырская практика, предназначенная
исключительно для монашествующих.
Молодому монаху назначается руково-
дитель из опытных насельников, он
обучает новоначального премудростям
аскетической борьбы, его советы по-
слушник обязан выполнять неукосни-
тельно. Но с одним исключением: если
старец начинает проповедовать грех
или ересь, то ученик обязан обличить
такого старца и уйти от него. То есть да-
же в случае отсечения воли мы гово-
рим о сознательном послушании, но не
о сектантском слепом повиновении.
Последнее как раз характерно для лже-
старчества». Кроме того, можно обратить внима-
ние на неканонические иконы со Стали-
ным, Иваном Грозным, Распутиным. «Это
однозначный сигнал! — считает Алек-
сандр Дворкин. — Малоцерковному че-
ловеку сложно оценить степень догма-
тических заблуждений, которые могут
разделяться общиной псевдостарца. Но
некоторые признаки сложно не заме-
тить. Если данная группа противопостав-
ляет себя священноначалию, если ста-
рец начинает с приказаний, если в
учении старца присутствует отрицание
всей светской культуры, не критика ка-
кой-то из ее частей, а принципиальное
отрицание культуры как “сатанинской”,
“нечистой”, — все это знаки, на которые
надо обратить внимание».
«Нужно помнить, что младостарчес-
кие идеи проникают в Церковь не толь-
ко “справа”, — продолжает профес-
сор.—Известны и весьма либеральные
общины с характерным для младостар-
чества отношением к их главе. Главное
ведь не сами идеи, а отношение к свя-
щеннику как к единственному непре-
рекаемому авторитету, каждое слово
которого — закон. А проповедует он ца-
ребожничество или то, что в Церкви
есть двойной институт членства (“пол-
ные” и “неполные” члены), — это уже
частности».
И еще один важный момент. Если по-
клонники такого духовного лидера начи-
нают говорить вам, что их община —
особенная, что только она по-настояще-
му православная, в отличие от всей (или
почти всей) остальной Церкви, что толь-
ко у них сохранена истинная традиция,
от которой остальные отступили, — будь-
те осторожны!
Старец должен мыслить трезво. Это
обязательное условие. Если старец
высказывает какие-то идеи,
противные Преданию Церкви, его
советы могут только навредить
Жизнь в Церкви
Ориентир
30
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Часто псевдостарцев окружает це-
лая гвардия экзальтированных почита-
телей или почитательниц. Впрочем, са-
мо по себе их наличие не может быть
решающим критерием. Святого правед-
ного Иоанна Кронштадтского, известно-
го русского подвижника начала XX века,
тоже окружали экзальтированные по-
клонницы из числа прихожанок. Святой
пытался всячески избавиться от них, об-
личал, но ничего не помогало. Важно от-
ношение старца к таким людям. Если он
поощряет поклонение собственной пер-
соне — это непременно должно вызы-
вать опасение. Святость как условие
«Признак настоящего старца — сми-
рение, — говорит протоиерей Влади-
мир Воробьев, настоятель московского
храма во имя святителя Николая в Куз-
нецах, ректор ПСТГУ, крупнейшего пра-
вославного вуза страны. — Подлинный
старец бежит от похвал, превозношения
и людской молвы». В течение 20 лет отец
Владимир регулярно посещал архиман-
дрита Иоанна (Крестьянкина) — самого
известного русского старца второй по-
ловины XX века. Богословский институт
(сегодня — Православный университет),
основанный им тогда же, создавался по
благословению отца Иоанна. «Кто такой старец и чем он отличает-
ся от духовника?» — спрашиваем мы у
отца Владимира. «Духовник — это духовный руково-
дитель, священник, с которым чадо на-
ходится в постоянном контакте. Он сле-
дит, наставляет, вникает в жизнь.
Старческое служение — в русском по-
нимании — это служение особое. Ста-
рец — это святой человек, а старчест-
во — благодатный дар. Каждый из свя-
тых имеет свой чудотворный дар от Бо-
га. Дар старчества — один из них.
У старца нет возможности общаться с
каждым, вникать в перипетии жизни, и
поэтому к старцу идут не как к духовни-
ку, а как к прозорливцу, который, ведо-
мый Духом Святым, может дать верный
совет. Вот почему старцы так популяр-
ны. Люди хотят видеть святых и всегда
будут искать с ними встреч».
Повидать отцу Владимиру довелось
многих старцев: и прославленного в
лике святых схиархимандрита Серафи-
ма (Романцова), жившего в начале ше-
стидесятых годов в Сухуми, куда ему
пришлось переехать после закрытия
Глинской пустыни, и знаменитого отца
Тавриона (Батозского), проживавшего в
Латвии. «Мы добирались к нему на поез-
де до Риги, автобусом до Елгавы, а даль-
ше пешком через лес, — вспоминает
отец Владимир. — Туда приезжало ог-
ромное количество народа. Студенты,
профессора, крестьяне. Это была удиви-
тельная личность, оказавшая на меня
большое влияние. Незадолго до смерти
отца Тавриона я спросил его: “Батюшка,
а правда, что вас вызывали в КГБ?” Он
ответил: “Да. Я их спросил, мол, посадить
хотите? Кра-со-та!” Отец Таврион долго
сидел в лагерях и уже ничего не боялся.
Чекисты тогда поняли, что они бессиль-
ны, и просто отпустили его». Бывал отец
Владимир и у священника Николая Го-
лубцова, отца Серафима Тяпочкина. Вел
переписку с отцом Павлом (Троицким).
«Часто за святых старцев выдают се-
бя персонажи, далекие от всякой свято-
сти, — предостерегает он. — Так же как
подделку от произведения искусства мо-
жет отличить только профессионал, осо-
бенно если подделка достаточно тонкая,
отличить старца от шарлатана иногда
очень непросто, для этого нужен опыт-
ный человек».
Трезвый подход
Проблема младостарчества сущест-
вует не только в России, но и у греков,
сербов. Часто поклонники лжестарцев
апеллируют к Афону. «Афон — это доста-
точно обширная территория, особенно
если ходить пешком», — говорит Алек-
сандр Дворкин. Его «Афонские расска-
зы», выдержавшие уже два печатных и
одно аудиоиздание, пользуются заслу-
женной популярностью. Как ни странно,
харизматики, раскольники-псевдостар-
цы встречаются и в этих рассказах. «Са-
мая гористая оконечность полуостро-
ва — северная, там живет множество
отшельников, не подчиняющихся ни од-
ному монастырю. Обычно это неуправ-
ляемые зилоты, которые выглядят весь-
ма экзотично. У них белые длинные
бороды, вытертые подрясники, что мо-
жет произвести на человека малосве-
дущего большое впечатление. Своими
речами они смущают паломников, но-
воприбывших. Другое дело, что эти зи-
лоты не являются афонскими монахами
по сути, на Афоне они находятся неза-
конно, бродяжничают, распространяют
самые экзотические учения, — объяс-
няет Александр Дворкин. — Последнее
время там появилось много и русских
“старцев” подобного типа, по паломни-
ческой визе они прилетают сюда из Рос-
сии и остаются нелегально».
Последний критерий «старчества»
отец Владимир Воробьев подчеркива-
ет отдельно: «Старец должен мыслить
трезво, это обязательное условие. Если
“старец” высказывает какие-то абсурд-
ные идеи, нелепые, противные Преда-
нию Церкви, — не стоит обращаться к
такому старцу. Его советы могут только
навредить».
Отправляясь к «старцу», христианин
оставляет этот поступок на собственной
совести, самостоятельно определяя, кто
стоит перед ним: святой подвижник, име-
ющий старческий дар, или шарлатан. Ни
гарантий, ни «знака качества» тут быть не
может. «Если вы сомневаетесь — спро-
сите знающего человека, духовника», —
советует отец Владимир. РЕКЛАМА
31
Рыночный дарвинизм
Сегодня одни вспоминают беспро-
светную нищету и локальные войны,
разгул бандитизма и коррупции, развал
страны. Другие — небывалый доселе
дух свободы и творчества, наполнивши-
еся полки магазинов и зарубежные по-
ездки, возможность самому решать и
свою судьбу, и судьбу народа. Как будто
те и другие находились в двух совершен-
но разных странах, живя на одной и той
же улице.
Десятилетие уникальных возможнос-
тей — хочется сказать про девяностые.
И большинство из нас добавит: упущен-
ных возможностей. Мало кто использо-
вал его по полной, как один мой одно-
классник, который успел на закате
советской власти сесть за «экономичес-
кое преступление» (фарцовку), в девяно-
стые вышел и точно такими же «преступ-
лениями» сколотил немалый капитал. «Я
ничего не делаю, а деньги идут и идут, на
что их тратить?» — недоумевал он. Под-
сел на героин и капитал потерял. С геро-
ина соскочил, но стал сильно пить. Когда
я видел его в последний раз, он честно
трудился топ-менеджером в фирме еще
одного одноклассника и лечился от алко-
голизма. Это ведь были уже двухтысяч-
ные, время стабильности и прогресса.
Для меня главный образ девянос-
тых — наш подъезд в самом центре
Москвы, самый обычный подъезд старо-
московского дома. Когда-то, до 1917 го-
да,в нем были ковры и бархатные пери-
ла. Конечно, в советское время это
великолепие пропало, но было относи-
тельно чисто.Но грянул рынок, и толкуч-
ка, расползающаяся от гума-цума-детми-
ра, очень скоро парализовала и наш
переулок. Днем здесь было невозможно
пройти, а вечером дворники жгли бро-
шенные картонные коробки и целлофано-
вые обертки, над мостовой летел едкий
дым. В туалет куда было ходить торгую-
щим? В незапертый подъезд, конечно.
И еще у нас были бомжи, тихие, спо-
койные, ночевавшие на широких лест-
ничных площадках. Они стелили себе
картонки, таскали тряпки, дурно пахли,
зато здоровались и не нахальничали, а
главное, сами не гадили там, где спали,
да и торговцам устраивать туалет рядом
с бомжами было неприятно. Так что мы
не возражали против них. А потом бомжи стали пропадать са-
ми. На дверях подъездов появлялись
кодовые замки, мутная стихия толкучки
сменилась организованным рынком
киосков, киоски росли в размерах, сли-
вались в торговые комплексы, а булоч-
ные и аптеки по соседству преврати-
лись в меховые и ювелирные бутики...
Не знаю, как в биологии, а вот в торго-
вом деле я сам наблюдал дарвинов-
скую эволюцию, от кишения однокле-
точных до появления динозавров.
В подъездах перестали гадить, правда,
начали колоться и кидать шприцы блед-
ные мальчики и девочки лет по шест-
надцать. Мы проходили мимо, ребята
вежливо здоровались и смотрели пусто
и печально. Кто-то из соседей вызывал
милицию. Та не приезжала. Скоро ис-
чезли и эти дети. Часть коммуналок бы-
ла продана под офисы, и началась впол-
не солидная жизнь.
Уже в двухтысячных услышал я от на-
стоятеля нашего храма в самом центре
Москвы: «Бомжи нынче куда-то делись, а
за благотворительными обедами прихо-
дят в основном молодые люди, приехав-
шие на заработки. Приходят уже пьяные,
закусить. Где же те старики и старушки,
которых мы кормили раньше?» Боюсь,
Жизнь в Церкви
Точка зрения
Десятилетие потерянных
Закончилось десятилетие
двухтысячных. Но говорить
об итогах рановато — мы не знаем
пока, каким останется это
десятилетие в истории, что
окажется началом глубинных
перемен, а что — случайной рябью
на поверхности. Зато мы можем
говорить о предшествующем
десятилетии: о девяностых.
Это действительно было великое
и страшное время, в которое
изменилось буквально все, к чему
мы привыкли. Текст: Андрей ДЕСНИЦКИЙ
Фото из архива Вячеслава Лагуткина
Жизнь в Церкви
Точка зрения
32
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
ответ будет прозаичным и жестоким:
кто-то умер, кто-то переехал на окраи-
ны. Это теперь совсем другой город, бед-
ным в центре не место.
Блаженное время развалин
А еще в девяностые восстанавлива-
лись церкви. Наша семья в те годы бы-
вала чаще всего в трех храмах, все три
возникали из руин. Надо было разгре-
бать завалы, таскать мусор на носил-
ках... это было блаженное время. Мы со-
бирались среди этих руин, как первые
христиане в катакомбах: все свои, пусть
даже и не знакомы лично, все понимают,
что привело их сюда, и среди двух-трех
десятков людей на воскресной литургии
не было ни случайных, ни скучающих
лиц. Там, за окнами, кипел и бурлил мо-
лодой капитализм, там торговали и уби-
вали, а мы... «Добро есть нам зде бы-
ти» — только и оставалось сказать.
Но так продолжалось недолго. По
мере расчистки завалов храм заполня-
ли люди — те самые, с улицы, других не
было. Они практически ничего не знали,
да не всегда и хотели узнать: приходили
помолиться, исповедаться, передохнуть
между отчаянными схватками за место
под солнцем. Вдохнуть запах ладана и
ощутить теплоту батюшкиной руки, кото-
рая накрывает буйну голову епитрахи-
лью: «прощаю и разрешаю...».
Но и мы, христиане со стажем, не так
много могли и хотели им объяснить. Нам
самим было не до того, мы тоже выжи-
вали. Интеллектуалы уходили с головой
в богословие фаворского света или в
древнерусскую иконопись. Другие сбе-
гали в град Китеж, в Святую Русь, ушед-
шую на дно даже не в 1917 году, а на-
много раньше, при Петре или при
татарах. «Ты, главное, будь русским!» —
говорил мне на исповеди один священ-
ник, и я понимал, что имеет он в виду не
реальных русских людей, а голубоглазых
блондинов с полотен Глазунова. Не многие из православных тогда
строили активную общинную жизнь, под-
контрольную коллективу, ориентирован-
ную на социальное служение. Выходило
неизбежно что-то вроде советской обще-
ственной работы, да оно и понятно — от-
куда взяться другим образцам у людей,
выросших в СССР? Я всегда сторонился
всяких собраний и общественных нагру-
зок, поэтому об этой стороне церковной
жизни знал мало. Немного участвовал
в благотворительных ак-
циях, например посещал
детей в детдоме. Самым
трудным было видеть пол-
ное несоответствие наших
усилий тем бедам, кото-
рые стояли перед этими
детьми. От них отверну-
лись родители, им кидало скудный кусок
государство, их на каждом шагу стреми-
лись обмануть или использовать пред-
приимчивые и просто похотливые граж-
дане — а мы практически ничего не
могли с этим поделать, ни вместе, ни по-
одиночке. Я мог погулять с парой таких
детей в парке, мог рассказать им что-то о
Боге... может быть, это и было просве-
том в их серой повседневности, но самой
повседневности это никак не меняло.
Наше христианство не столько преобра-
жало повседневность, сколько прята-
лось от нее, «навевало сон золотой».
Кирпичи вместо смыслов
Вначале этого десятилетия священ-
ников и грамотных мирян звали куда
угодно, жадно ловили каждое их сло-
во:наконец-то они объяснят нам, как
жить!Помню, один батюшка выступал в
программе «Спокойной ночи, малы-
ши» — и наша ма-
ленькая дочь, знав-
шая этого батюшку,
была очень огорчена.
Он занял место Хрю-
ши и Степашки! А что,
если теперь Хрюша и
Степашка займут его
место в алтаре?
Но все это очень скоро прекрати-
лось. Людям стало не до «духовности»,
вернее, они потребляли ее небольши-
ми порциями: детей крестить, машину
освятить. Рынок «все расставил по ме-
стам»: спрос — предложение. Странно
было и заикнуться о том, что обряд и
молитва не могут иметь цены по прей-
скуранту. Народ толпами валил крес-
титься-венчаться, но мало кому прихо-
дило в голову, что крещение вовсе
не итог, а начало пути. Не долг, отдан-
ный памяти предков, а, напротив, обе-
щание перед Богом начать новую
жизнь. Но и нам некогда было это
объяснять. Требовалось поднимать
храмы и монастыри из руин, возрож-
дать в них богослужение — эти цели
были очевидны, просты и понятны.
А научить народ жизни по Еванге-
лию — это как? Ну вот читаем пропо-
веди, переиздаем Библии и прочую
духовную литературу. Кто хочет — раз-
берется. А нам не до того, у нас служба,
потом требы, потом машину кирпича
привезут, от спонсора.
И эти спонсоры... Что можно собрать
с нищего прихода? Зато есть богатый
человек, и не так важно, откуда у него
деньги, важно, что он хочет пустить их
на благое дело. Так возрождались хра-
мы — и так же утрачивалась хотя бы ми-
нимальная финансовая прозрачность.
Что получено, на что потрачено — эти
цифры знали только несколько человек
в каждом приходе, и не всегда в их чис-
ло входил настоятель. А уж рядовым
прихожанам и вовсе спрашивать было
неловко. Платить мы были не готовы,
брать на себя ответственность, как пра-
вило, тоже.
Постепенно стало заметно, какие мы
разные, насколько разобщены. Когда-
то, до 1917 года, свой храм был почти в
каждом квартале, и его прихожане зна-
ли друг друга не только по общей молит-
ве — они были соседями по месту жи-
тельства, по работе, по социальной
лестнице. Им было где встретиться и о
чем поговорить после службы. Но те-
перь люди ездили с другого конца Моск-
вы к понравившемуся батюшке, и если у
них не было какой-то общей группы ми-
лосердия или евангельского кружка, то
встретиться после службы они могли
разве что в «Макдональдсе» по сосед-
ству с храмом.
Мы собирались среди
руин, как первые
христиане. Все свои, пусть
даже и не знакомы лично
Рынок все расставил
по местам: спрос —
предложение. Людям
стало не до духовности А еще тогда не было интернета. Он
стал появляться в домах ближе к концу
десятилетия, очень дорогой и ненадеж-
ный, и мало кто мог позволить себе пол-
ноценное общение на форумах. Цер-
ковная пресса была за редчайшими
исключениями сухой и официальной,
редкие конференции и семинары соби-
рали людей одного круга. Площадок для
общения практически не было. Именно
тогда родилась печальная шутка, что
экуменизм — это когда общаются пред-
ставители разных конфессий, суперэку-
менизм — когда люди из одной конфес-
сии, а гиперсуперэкуменизм — когда из
одного прихода. И в самом деле, порой
было проще обсудить какие-то насущ-
ные проблемы с зарубежными христиа-
нами (тогда они очень интересовались
нашей жизнью и охотно помогали), чем
с единоверцами и соотечественниками.
Церковь призвана быть в мире, но
не от мира. В лихие девяностые в мире
все бурлило, кипело, менялось — и в
храме хотелось тишины и покоя, вечно-
го, неизменного распорядка вещей. Чем
консервативнее, тем лучше — эта обыч-
ная болезнь неофита стала в девянос-
тых прямо-таки повальной эпидемией,
люди массово искали, по выражению
одного моего друга, «типикон спасе-
ния» — некоторую последовательность
молитв и действий, которая гарантирует
мир в душе и спасение в вечности. Не
находили его, разумеется, и кто-то уме-
рял неофитский пыл, а многие отчаива-
лись и покидали Церковь. Бесплодность
и тупиковость такого формализма тогда
еще мало кому была видна: мы были за-
няты строительством.
В девяностые мы сумели восстано-
вить рухнувшие стены и наладить в них
сносную жизнь. Мы успели разочаровать-
ся в наивных идеалах и постепенно при-
учались брать ответственность на себя.
Так было и в обществе в целом, и в Церк-
ви. Но нам редко удавалось тогда напол-
нить эту жизнь радостью и смыслом, уви-
деть цель своего движения.Мы почти не
общались друг с другом и пришли к концу
того десятилетия поодиночке, относи-
тельно свободными, но издерганными и
разочарованными. На пороге двухтысяч-
ных нам очень хотелось передохнуть, ус-
покоиться, а проблемы пусть подождут...
И похоже, что в десятые годы нам пред-
стоит наверстывать многое из того, что
не было сделано в девяностые.
Время восхождения из руин
Священник Алексий АГАПОВ, настоятель храма Архангела
Михаила города Жуковский Московской области: — Начало девяностых совпало с началом моего воцерков-
ления. Церковная жизнь в то время проходила под знаком мо-
нашества. В Церковь пришли тысячи новообращенных, мно-
гие из них вскоре приняли постриг и стали насельниками
открывающихся и восстанавливающихся монастырей. Но и
миряне считали монашество идеалом. Для христианства девяностых характер-
на поэтизация аскетизма. Чуть ли не каждый второй священник тогда (не толь-
ко монашествующий) был «старец». Позже покойный патриарх Алексий назвал
это явление младостарчеством и дал ему резкую оценку. По совету таких «стар-
цев» некоторые даже бросали семьи, детей, уходили в монастыри. Но причиной
такой ревности не по разуму была характерная для христианства девяностых по-
пытка уйти от духа времени, который веял во всем мире, — духа потребления. Тогда же в церковной среде началось повальное отречение от культуры, де-
монизация поэтического вдохновения, творчества, светской музыки и литера-
туры. Я, придя в Церковь, сразу разбил все свои любимые пластинки. Сейчас
сам себе удивляюсь: зачем? Но тогда я чувствовал внутреннюю потребность от-
казаться от всех увлечений прошлой жизни. И не только я — это было массовое
веяние. Вероятно, потому, что почти все мы, в том числе и священники, только
пришли к вере, не имели реального духовного опыта. Но много и замечательного было в то время. Те, кто тогда помогал восстанав-
ливать монастыри, никогда не забудут царившую там атмосферу бессословнос-
ти, неформального романтического братства: трудники и братья вместе молят-
ся, вместе трудятся, вместе сидят в трапезной. Когда монастырь восстановлен,
эта атмосфера уходит. Наверное, такая метаморфоза неизбежна, но невозмож-
но вспоминать прежнее без ностальгии. В девяностые были открыты архивы КГБ (как впоследствии оказалось,
временно), и этой кратковременной возможностью воспользовалась Цер-
ковь. Результат работы Комиссии по канонизации — прославление тысяч но-
вомучеников. А в общежитии МГУ мы с соседями по комнате превратили ее в настоящую
келью (мы все были православными). Таких православных комнат-келий в на-
шей общаге было несколько. Сейчас редко встретишь такое горение, как тогда. В этом есть свои плюсы и
минусы. Плюс в том, что люди стали рассудительнее, а именно рассудительнос-
ти не хватало в девяностые годы многим воцерковлявшимся. Но в отказе от ра-
дикализма в выстраивании своих отношений с Богом есть и риск опошлиться.
Проблема, как во все времена, — поиск «царского пути».
Первые христиане верили, что Второе пришествие Христа будет еще при их
жизни. Потом Церковь поняла, что выживать в этом мире придется тысячи лет,
и стала обустраивать свою повседневность. Теперь и перед нами стоит задача
обустройства. Девяностые стали для нас
опытом восхождения из руин. Потом ока-
залось, что нужно делать следующий шаг.
Шагнуть в прошлое стало уже невозмож-
но. Это как воспоминание о юности.
Счастлив человек, который всякий свой
возраст вспоминает с благодарностью,
хотя никто, особенно в молодости, не из-
бегает ошибок. 33
Фото ИТАР-ТАСС
34
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
«Вы что! Какое соборование!
Моя мама пока не
собирается умирать!» —
такие возмущенные речи
часто можно услышать от
родственников больного.
«Раз в году, Великим постом,
просто необходимо
пособороваться», — говорят
священники. Так к смерти
или к жизни совершается
это таинство? Действительно, взгляд на смысл таин-
ства елеосвящения в ходе истории сущес-
твенно менялся. Это кажется странным,
ведь апостол Иаков, чьи слова всегда ци-
тируют историки в качестве «установи-
тельных» для таинства, ясно пишет: «Боле-
ет ли кто-нибудь среди вас — пусть
призовет пресвитеров Церкви, и пусть по-
молятся над ним, помазав его елеем во
Имя Господне. И молитва веры спасет (ис-
целит) изнемогающего, и поднимет его Го-
сподь. И если он совершил грехи, то они
простятся ему» (Иак. 5: 14-15). Тем не ме-
нее на Западе (откуда к нам пришло и са-
мо учение о «Семи Таинствах») оно долго
трактовалось как «Последнее помаза-
ние», очищающее человека от грехов. В Православной Церкви —в народе
и даже среди духовенства —также уко-
ренился взгляд на соборование как на
«благословение перед смертью». Долгое
время считалось, что елеосвящение со-
вершается только над умирающим и не
может быть повторяемо. Отсюда следо-
вало, что, если такой человек паче чая-
ния выздоравливал, он должен был до
смерти хранить преподанное ему очи-
щение: или стать монахом, или, остава-
ясь в миру, отказаться от супружеских
отношений, от вкушения мяса и посвя-
тить себя церковному служению. Еще в начале XX века текст архиерей-
ской грамоты, вручаемой вновь рукопо-
ложенному священнику, содержал не-
двусмысленное предупреждение:«Над
здравыми никакое дерзати творити елео-
священие». Но в то же время существова-
ла «неписаная» традиция совершать елео-
священие один раз в год над всеми
желающими. На Руси «общее елеосвяще-
ние» происходило в Великий четверг. Этот
обычай появился у нас, вероятно, не ра-
нее XVI века. Сначала такое елеосвяще-
ние совершали во всех кафедральных со-
борах и монастырях, но к концу XVIII века
он стал частной особенностью Успенского
Кремлевского и некоторых других собо-
ров и ряда монастырей. Таким образом, с XVI века в Церкви
постепенно установились дни общего со-
борования, предназначенного и для
больных, и для здоровых. Традиционно
это дни Великого поста, дни особенного
покаяния и исправления жизни. Но при
необходимости таинство может совер-
шаться и в любой другой день года. Суще-
ствуют разные точки зрения на то, как
часто стоит прибегать к таинству елеос-
вящения. Архимандрит Иоанн (Крестьян-
кин) рекомендовал собороваться «в од-
ной болезни один раз в год».
Мы верим, что в таинстве соборо-
вания человеку дается благодать отпу-
щения забытых грехов. Однако соборо-
вание не заменяет покаяния! Одно
таинство должно быть восполнено дру-
гим, поэтому в ближайшее время после
соборования необходимо исповедо-
ваться.
Богословское обоснование таинства
находим в рассказе евангелиста Марка о
том, как исцеляли больных апостолы:
«Они... проповедывали покаяние; изгоня-
ли многих бесов и многих больных мазали
маслом и исцеляли» (Мк. 6: 12-13).
Жизнь в Церкви Ликбез
Таинство милосердия
Текст: Юрий РУБАН, Ирина СЕЧИНА
Фото: Екатерина СТЕПАНОВА
35
1. Запись на соборование, свечи
На соборование обычно записываются. Это
нужно для того, чтобы в молитве об исцеле-
нии болящих перечислить имена всех, над
кем будет совершено таинство. Запись часто
происходит в притворе храма или за свеч-
ным ящиком. Там же можно приобрести и
свечи. Во время совершения таинства при-
нято стоять с зажженной свечой в руках. Ког-
да происходит помазание святым маслом,
свечу гасят. Свечи в церкви символизируют
молитву, возносящуюся к Богу.
2. Приготовление к таинству
В храме или комнате помещается «столец»,
покрытый церковной пеленой. На него ставят
блюдо с пшеницей (вместо пшеницы могут
использоваться зерна других злаков). Зерно
не составляет «вещества таинства», но сим-
волизирует зародыш новой жизни — выздо-
ровление, а в перспективе — жизнь по смер-
ти тела, то есть всеобщее воскресение. Рядом с пшеницей на середину стола ставят
сосуд с маслом. 3. Вино
В сосуд с маслом вливают вино. Ветхозавет-
ная Церковь использовала вино во время
жертвоприношений. А в Новозаветной Церк-
ви таинство Евхаристии, сердцевина нашей
духовной жизни, совершается на чистом ви-
ноградном вине. Первым чудом, которое со-
вершил Христос в Евангелии, было превра-
щение воды в вино на браке в Канне Гали-
лейской. Масло и вино в древности использовались
как лекарства. Милосердный самарянин,
найдя при дороге избитого человека, «сжа-
лился и, подойдя, перевязал ему раны, воз-
ливая масло и вино» (Лк. 10: 33-34). 36
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Жизнь в Церкви Ликбез
4. Чтение канона
Все священники, участвующие в таинстве,
становятся перед алтарем. Соборный харак-
тер таинства сообщил ему народное назва-
ние «соборование». В требнике написано,
что его должны совершать семь священни-
ков, но на практике бывает по-разному
(меньше или больше). Иногда таинство со-
вершает только один батюшка. Священники зажигают свечи, и мы слышим
возглас: «Благословен Бог наш». Звучит 142-й
псалом: «Господи, услыши молитву мою, вну-
ши моление мое во истине Твоей...» В этой
первой части совершения таинства, которая
на самом деле является сокращенной велико-
постной утреней, поется канон, в котором
просится у Господа исцеление от болезней ду-
шевных и телесных.
5. Освящение елея
Помазание больных в таинстве совершается
не обычным маслом и не маслом из лампа-
ды (каким, например, нас помазывают на
всенощных бдениях). Масло соборования
освящено призыванием Святой Троицы и
наитием Святого Духа. Читая специальную молитву на освящение
елея, священник просит Бога, чтобы через
елей помазующемуся было даровано исце-
ление, чтобы человек освободился от сквер-
ны плоти и духа и чтобы в нем прославилась
Пресвятая Троица. Поются тропари Христу,
святым и Богоматери. 6. Семь евангельских чтений
Начинаются семь апостольских и семь еван-
гельских чтений, каждая пара из которых бу-
дет завершаться особой молитвой и помаза-
нием освященным елеем с тайносоверши-
тельной молитвой. Каждый раз апостольские
чтения и чтения из Евангелия, как и молитвы
об исцелении, будут разные, поэтому полез-
но иметь при себе чинопоследование таин-
ства, чтобы можно было следить за текстом и
молиться вместе со всеми. Апостольские и евангельские чтения подо-
браны в соответствии с характером совер-
шаемого богослужения. Здесь и тексты, свя-
занные с темой елея: отрывок из послания
апостола Иакова, притчи о милосердном са-
марянине и о мудрых и неразумных девах.
Здесь и рассказы о совершенных Христом
чудесах исцеления больных, а также тексты,
призывающие больных людей к смирению,
терпению и любви.
37
7. О чем мы молимся
До самого помазания в первой и второй ча-
сти соборования были прочитаны благодар-
ственные и покаянные молитвы, а перед
каждым помазанием в молитве об исцеле-
нии мы уже непосредственно излагаем свою
просьбу и перечисляем имена тех, о ком
просим Бога: «Отче Святый, Врачу душ и те-
лес, пославый Единороднаго Твоего Сына,
Господа нашего Иисуса Христа, всякий недуг
исцеляющаго, и от смерти избавляющаго,
исцели и раба Твоего (или рабов Твоих)
(имярек), от обдержащия его телесныя и ду-
шевныя немощи...»
Мы верим, что во время помазания совер-
шается таинственное действие Святого Духа
и что наша просьба обязательно будет ис-
полнена Богом сообразно с Его замыслом о
каждой человеческой жизни. 8. Как происходит помазание
Священник каждого человека крестообраз-
но помазывает святым маслом: лоб, ноздри,
щеки, рот, верхнюю часть груди, ладони с
внутренней и внешней стороны. Помазание требует особенного подхода в
выборе одежды для женщин. Платок лучше
повязать таким образом, чтобы все лицо и
шея были открыты. Воротник не должен быть
«под горло», челку лучше убрать под платок.
Уже к четвертому помазанию обычно все ли-
ца в храме сияют от масла, так что бумажные
салфетки не помешают. 9. Возложение Евангелия
После седьмого помазания все семь священ-
ников возлагают на голову больного Еванге-
лие, причем «письменами на главу», что бы-
вает только при хиротонии епископов! Стар-
ший из них при этом не кладет своей руки на
Евангелие, но читает особую «разрешитель-
ную» молитву: «Царю Святый, благоутробне и
многомилостиве Господи Иисусе Христе…»
В ее тексте содержится и объяснение того, по-
чему предстоятель не кладет руку на Еванге-
лие: «...Не полагаю руку мою грешную на гла-
ву пришедшего к Тебе во грехах и просящего
у Тебя через нас оставление грехов; но Твою
руку крепкую и сильную...» Таинство соверша-
ет всегда пребывающий с нами Господь, и от
Его руки мы ожидаем благодатной помощи. После завершающего благословения свя-
щенника — отпуста— больной трижды кланя-
ется священнослужителям (если он в силах
это сделать) и говорит: «Благословите, отцы
святии, и простите мя, грешнаго». Так завер-
шается это таинство. 38
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Упрямые и свободолюбивые
Откуда в Европу пришел загадочный
индоевропейский народ кельты, неизве-
стно. Во всяком случае, их происхождение
остается предметом научных споров. Еще
в I тысячелетии до Р. Х. кельты населили
Британию и Ирландию, где сохранили
свои традиции в максимальной неприкос-
новенности. Через пару тысячелетий они
вернулись в современную, уже романо-
германскую, Европу в искусстве, науке и
литературе. А в девяностых годах XX века
добрались и до России. Кельтская музыка,
кельтское искусство, фантазии на тему
кельтов, кельтская мифология — все это
сделалось в народе популярным.
И Священное Писание что-то сооб-
щает о кельтах. По крайней мере, те са-
мые галаты-галлы, которым адресовал
одно из своих посланий апостол Па-
Жизнь в Церкви
Святые
Путешествие святого Патрика в Россию
Праздничные парады, представления, пляски, игра на
волынках, виски и, конечно же, море пива — так в Москве
(и во всей Европе) 17 марта празднуют День святого Патрика.
Но невозможно назвать этот праздник исключительно
светским.Ведь, несмотря на сочную этнографическую
атрибутику, Патрик — это святой неразделенной Церкви,
просветитель ирландских кельтов. Отчего кельтские герои так
радушно приняты у нас? Может быть, дело в современном
интересе ко всему экзотическому, а может быть, и в
особенностях кельтского характера.
Текст: Дмитрий ДАЙБОВ
Рисунок Петра Захарова
39
вел,— кельтский народ. Это распро-
страненное мнение историков поддер-
живал и православный библеист, толко-
ватель Четвероевангелия архиепископ
Аверкий (Таушев).
У нас в России кельтская культура
связана с именем святого Патрика. День
его памяти празднуют в России довольно
широко, а парады имени святого Патри-
ка собирают массу людей. Ведь в число
увлеченных кельтистикой входят и музы-
канты, играющие кельтскую музыку, и
толкиенисты, и участники сообществ ис-
торической реконструкции. На одном из
интернет-порталов про День святого Па-
трика можно прочитать следующее: «Ну, у
нас все-таки отмечают просто День ир-
ландской культуры — не более». Так сто-
ит ли православным присоединяться к
громкому празднику? К примеру, сходить
на парад, побывать на фестивале «Кель-
ты нон-стоп» и «осушить шамрок»? По-
следнее означает выпить бокал виски,
куда вложен лист кислицы (трилистника),
который считается символом праздника. Может быть, кельтским характером
объясняется такое развеселое праздно-
вание дня памяти святого? А характер
этот, по словам протоиерея Александра
Шабанова, автора книги «Святой Патрик,
епископ и просветитель Ирландии»,
складывался из любви к свободе, «при-
чем в достаточно анархаичном ее прояв-
лении». Еще в VIII веке кельтов упрекал в
упрямстве духовный писатель Беда До-
стопочтенный. Речь шла о том, что кельт-
ские монахи остригали волосы (делали
тонзуру) не так, как это было принято во
всем христианском мире. Ирландские
кельты всегда сопротивлялись государ-
ственности в лице Ромейской империи в
силу того, что на своем небольшом остро-
ве не знали государства в европейском
варианте. Ведь изначально ими правили
жрецы-друиды, а не светские вожди.
История друидов предположительна и гипотетична
Действительно, в Ирландии до ее
христианизации друиды были не только
духовными лидерами, но и теми, кто ре-
ально повелевал. Не светская власть, не
социальная необходимость, но религи-
озно-мистические представления опре-
деляли жизнь кельтов. Римский писа-
тель Валерий Максим (I век н. э.) писал
об обычае среди кельтов брать в долг
деньги с расчетом вернуть их в будущей
жизни. А римский поэт Лукан отмечал,
что смерть для кельтов лишь середина
долгой жизни.
В разных источниках о друидах гово-
рится разное. Цезарь и Плиний Млад-
ший (I век) писали, что они приносили че-
ловеческие жертвы. Кто-то описывает
их как хранителей сокровенных знаний
о природе. Известно, что друиды воспи-
тывали кельтскую молодежь. Но относи-
тельно содержания учения друидов до-
стоверно ничего не известно. Слишком
тщательно они, объединенные в закры-
тые сакральные кланы, хранили свое
знание. Все передавалось устно. Вообще вся кельтология предполо-
жительна и гипотетична. Есть, напри-
мер, сведения о том, что в религии
древних кельтов особое место занимал
культ отрубленных голов, череп считал-
ся вместилищем духа. А Диодор Сици-
лийский (I век) и Страбон (I век) описы-
вают жертвоприношение как убийство
человека, по характеру предсмертных
конвульсий которого делались предска-
зания. Однако рассказы о человеческих
жертвоприношениях могли быть и наве-
том со стороны римлян. Цезарь был за-
интересован в том, чтобы представить
друидов жестокими врагами, достойны-
ми уничтожения.
Можно предположить, что в V веке
друиды были серьезными противника-
ми христианства и святого Патрика. Те,
кто держал руку на пульсе кельтской
«педагогики» и контролировал соци-
альную жизнь, не могли так просто от-
дать свои позиции чужой религии. По
крайней мере, поздние жития святого
сообщают о серьезном сопротивлении
кельтских духовных вождей. Сам свя-
той Патрик удивляется в своей «Испо-
веди»: «И как это случилось, что [живу-
щие] в Ирландии, где никогда не знали
Бога, но всегда, до сего дня, почитали
идолов и всякую нечистоту, теперь ста-
ли народом Господа и называются де-
тьми Божьими, что сыновей скоттов и
дочерей их вождей ныне мы видим мо-
нахами и невестами Христовыми»? «Исповедь» святого положила начало
ирландской письменности и ирландской
литературе. Во всяком случае, о сущест-
вовании дохристианских ирландских тек-
стов нам ничего не известно.
Патрик мифический и реальный
Из «Исповеди» Патрика можно уз-
нать совсем немного про внешнюю кан-
ву его жизни. Он жил в поместье своего
отца Кальпурния на британском побере-
жье. Ему было шестнадцать лет, когда
поместье разграбили ирландские пира-
ты. Юношу пленили, отвезли на остров
Ирландия и там продали в рабство. Слу-
чилось это предположительно в конце
IV века. По собственным словам свято-
го, невзгоды, которые он претерпел в
плену, были наказанием за равнодушие
к христианской вере. После шести лет унизительного пле-
на он бежал и после долгих странствий
вернулся домой. Но жить спокойно ему
было не суждено. Он стремился к мис-
сионерскому служению и однажды, уже
будучи епископом, вернулся из Брита-
нии на Зеленый остров проповедовать.
«Исповедь» не столько документальная
автобиография, сколько размышления
Патрика о его жизни во Христе: «...я
усердно искал Его, и там я нашел Его, и
Он хранил меня от всякого зла...» Святой Патрик пишет: «...я крестил
столь многие тысячи...» А все исследо-
ватели отмечают, что просвещение Ир-
ландии происходило мирным, бескров-
ным путем. Предполагают, что светские
правители Ирландии добровольно со-
гласились с христианизацией, лишь бы
избавиться от непререкаемого влияния
друидов. Но очевидна и миссионерская
роль святого. «В Ирландии мирный ха-
рактер просвещения связан с личнос-
тью самого святого Патрика, — говорит
исследователь наследия ирландских
святых отец Георгий Завершинский,
благочинный приходов Московского
Патриархата в Шотландии и Северной
Ирландии. — Он нес просвещение не
насильственно, а как бы вбирая лучшее
из того, что было там, придавая новый
смысл легендарным языческим персо-
нажам, языческим культам, то есть по-
настоящему просвещая. Кельтский
крест в круге, например, восходит к
языческим временам. Круг — символ
солнца, которому поклонялись язычни-
ки, крест — символ христианский. Одно
на другое накладывается, а не уничто-
жается, не изгоняется». Патрик не был
гонителем, чем и заслужил народную
любовь. В «Трехчастном житии» святого
Жизнь в Церкви
Святые
40
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
рассказывается, как он после много-
дневного поста вымаливает у Бога раз-
ные привилегии для ирландцев и право
лично судить каждого ирландца в День
Страшного суда.
Из того, что написал о своей жизни
святой Патрик, сложно составить связ-
ный рассказ. Свою «Исповедь» он начи-
нает словами: «Я, Патрик, грешник, че-
ловек весьма неученый, последний
среди всех верных, совершенно прези-
раемый многими...» Однако ирланд-
ский народ воспринимал его совсем
иначе. Святой Патрик стал героем уст-
ных легенд. Следы народных преданий
обнаруживаются в поздних житиях. Эти
мифические и сказочные черты образа
святого, словно кельтский орнамент,
расцвечивают истории, написанные
спустя 200 лет с использованием на-
родной устной традиции. Житие святого
Патрика, написанное ирландцем Мурь-
ху мокку Махтени, сообщает, что его по-
явление и упразднение языческих обы-
чаев в Ирландии было предречено
друидами. Святой Патрик из этого жи-
тия проходит через закрытые двери и
состязается с друидами в умении тво-
рить чудеса. Он заставляет исчезнуть
снег и разгоняет тьму, напущенную дру-
идом, выигрывает испытание огнем,
воскрешает мертвых, обращает ко Хри-
сту закосневших в злодеяниях людей,
наказывает несправедливых. Само жи-
тие читается скорее как сказочное по-
вествование об извечной борьбе до-
бра и зла, в которой добро непременно
побеждает.
Святой Патрик и пиво
Кажется, сам святой не имеет ника-
кого отношения к празднованию дня его
памяти в широких массах. Скажем, «осу-
шить трилистник» — традиция совсем не
древняя, до семидесятых годов XX века
в Ирландии закон предписывал 17 мар-
та всем питейным заведениям закры-
ваться. Или, например, при чем здесь
пиво «Гиннес», фестиваль которого уст-
раивается в этот день?
«“Гиннес” — это, конечно, уже из
сферы туризма, вовлечения масс. В ме-
сте служения святого Патрика пиво не
ассоциируется с его именем, — говорит
отец Георгий Завершинский. — Спектр
праздничных мероприятий в Ирландии в
этот день очень широк. Все проникнуто
особым духом — открытости, доброже-
лательности. Людей привлекает воз-
можность почувствовать традицию, как
религиозную, так и нерелигиозную.
В храмах служится особая месса, она
так и называется — месса святого Пат-
рика. Ее служат на кельтском языке. Это
уже не просто дань какой-то светской
традиции, это традиция духовная, кото-
рая сохраняется и чтится».
А как дело обстоит с историей празд-
нования в нашей стране? Есть сайт «День
святого Патрика в Москве», где можно
прочитать, что сказал ирландский посол
Ронан Мерфи по случаю парада в День
святого Патрика в 1996 году. Речь шла о
«налаживании деловых связей», «жела-
нии повеселиться по любому поводу» и
удовольствии от парада. О святом Патри-
ке — лишь постольку-поскольку... Как же
относиться христианину к такому празд-
неству? Может быть, стоит взять пример
с самого святого: не стремиться к безжа-
лостному искоренению, но с терпением
стараться освятить всякую традицию, не
имеющую злого начала.
РЕКЛАМА
Жизнь в Церкви
Вопросы веры
— Уважаемая Татьяна. Несколько лет назад вышла от-
личная книжка Владимира Легойды «Мешают ли джинсы спа-
сению?». Прочитав ее, все поняли, что нет, джинсы не меша-
ют. А юбка? Длинная бурая юбка без разреза мешает? Об
этом еще никто книжку не написал. Поэтому попробую вам
ответить.
Недавно я встретился с другом юности, а ныне известной
журналисткой, крестившейся лет тридцать назад в созна-
тельном возрасте. Она делилась со мной своими трудностя-
ми, внешними и внутренними. В ответ я высказал мысль, что
причина ее тяжелого душевного состояния отчасти в обстоя-
тельствах жизни, а отчасти в том, что она хотя и верует в Бо-
га, но по своей вере не живет. Тогда моя друг-собеседница
воскликнула, что не чувствует потребности надеть юбку до
пят и серый свитер.
Я ответил ей: «Да я не имел в виду одежду!» Одета она бы-
ла, кстати, скромно. Дальше мы с ней поговорили о смысле
христианской жизни. Но почему она с самого начала загово-
рила о юбке? Ну ладно какой-нибудь человек, поработав-
ший в храме или монастыре, которому недостаточно культур-
ные члены общины навязывали местный дресс-код. Или
девушка, попавшая на исповедь к излишне строгому монаху,
считающему уместным всех одеть в подрясники. Но с моей-
то собеседницей ничего этого не было!
Другой пример на ту же тему. У нас в храмах раньше бы-
ли (не знаю, есть ли сейчас) старушки, в глаза ругавшие лю-
дей, которые вели себя в церкви не так, как, по их мнению,
следовало. Один замечательный, ныне покойный, архипас-
тырь назвал таких старушек «православными ведьмами».
Почему столь строго? Почему не «дурами»? Почему не «хамка-
ми»? «Ведьма» — очень серьезное обвинение. А ведь этот ар-
хипастырь сам ни разу, я думаю, ни с одной «православной
ведьмой» не сталкивался. Дело в том, что все мы — даже лучшие и умнейшие из
нас — подвержены идеологическим штампам и модам. Дол-
гое время держалась мода ругать старушек, которые ругают-
ся в храмах. Они ругают нас, а мы — их. Они нас — грубо и в
глаза, мы их — тонко и за глаза. Конечно, церковных сотрудниц нужно воспитывать, что-
бы они не обижали прихожан; конечно, это обязанность в
первую очередь настоятеля. Нужно и других пожилых прихо-
жанок воспитывать. И молодых прихожанок. И прихожан
Отвечает настоятель храма Успения Пресвятой
Богородицы в городе Красногорске, благочинный
Красногорского округа протоиерей Константин
ОСТРОВСКИЙ:
Мешает ли юбка спасению?
Я недавно крестилась. Друзья говорят, что теперь надо
воцерковляться, то есть ходить в храм, исповедоваться, при-
чащаться, найти своего духовника и свой приход. Но ничего
этого делать не хочется. Меня отпугивают православные
женщины в платках и юбках до пят. Таких часто можно встре-
тить не только в храме, но и просто на улице, и глядя на них, я
понимаю, что не хочу становиться похожей на них. Неужели
для верующей женщины так важно носить юбку? Татьяна
мужского пола. И себя самих. И на это у нас уходит вся жизнь.
Поэтому будем к себе строги (не до отчаяния, помня о мило-
сердии Божьем), а ко всем будем снисходительны. И с любо-
вью относясь ко внешним, стараясь, чтобы ничто не мешало
им прийти в Церковь, будем с любовью относиться и к тем,
кто уже в Церкви. Они-то ведь тоже наши. Уча их мягко обра-
щаться с людьми, не лишим их самих нашей любви.
А что касается дресс-кода, для того, кто не знает ничего о
внутренней, духовной жизни, естественно все внимание об-
ращать на внешнее. Христиане же знают, должны знать, что
главное — это сердце человека, а не то, как он выглядит. По-
этому не нужно всех женщин стараться переодевать в длин-
ные юбки, но по той же причине не нужно всех переодевать
и в брюки. Помню, когда я, крестившись в возрасте 27 лет, только
начал церковную жизнь, мне очень понравилось ходить в
косоворотке. Так я везде и ходил: в голубой «русской» руба-
хе с матерчатым пояском, в простых штанах, туристических
ботинках, бороде и шевелюре вокруг зреющей лысины. Но
духовный отец (протоиерей Георгий Бреев, нынешний ду-
ховник епархии города Москвы) мне не делал на эту тему
замечаний. Однажды мы с ним ехали в метро, спокойно разговарива-
ли, и я как-то сам почувствовал, что ему должно быть нелов-
ко сидеть рядом с такой яркой фигурой. Наверное, ему дей-
ствительно было неловко, но он тогда мне ничего не сказал
и виду не подал. И правильно сделал, потому что важно не то,
чтобы неофит во что-то переоделся, а чтобы он сам почув-
ствовал: ни косоворотка, ни фрак, ни пиджак не приближа-
ют его к Богу и не удаляют. Поэтому люди, которые всех хотят нарядить в «право-
славные» юбки, думая, что в этом главное, — ошибаются. Но
и те, кто с презрением смотрят на мешковато одетых сотруд-
ниц некоторых приходов, тоже ошибаются. «Ибо Царствие
Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во
Святом Духе» (Рим. 14: 17). Не пища и питие, не платок и не
шляпка, не джинсы и не юбка.
41
Ближний круг
Семья
Муж, жена и семейный бюджет
«Он знает, как заработать деньги, она знает, как их потратить» —
был такой рекламный слоган в свое время. А если он не знает, как
заработать, а она тратит не на то? Деньги — составляющая нашей жизни.
В том числе и семейной. Как договариваться, когда один супруг хочет
потратить деньги на ремонт, а другой — на благотворительность?
Почему одни семьи мирно живут на небольшую зарплату, а другие
постоянно ссорятся из-за денег, неплохо зарабатывая? Специалисты
утверждают, что, если между супругами по поводу финансов есть
конфликты, это симптом. О чем он говорит?
«Я работаю с утра до ночи, а ты тран-
жиришь все не задумываясь». «Ты жи-
вешь на мои деньги — так будь добра
делать, как я говорю». «Какой ты му-
жик — не можешь даже на машину за-
работать!» «Ты покупаешь что хочешь, и
даже не советуешься со мной». Причиной многих конфликтов в се-
мье являются деньги. Но это только на
первый взгляд. Ольга Троицкая, се-
мейный психотерапевт:«В нормаль-
ной ситуации деньги — это всего лишь
ресурс для существования семьи. Но ес-
ли в семье есть напряжение, то семей-
ный бюджет является мощным возбуди-
телем конфликтов. Например, вопрос денег — это еще
и вопрос власти. И если в семье проис-
ходит борьба за власть, то деньги —
один из инструментов». Признак такой
борьбы — вместо обсуждения начина-
ются претензии: «я знаю, как надо, а ты
делаешь неправильно»; «неужели
нельзя считаться со мной?». С помо-
щью денег один супруг может манипу-
лировать другим, самоутверждаться и
даже унижать экономически зависи-
мого другого. Поэтому семейный бюджет должен
быть очень серьезным предметом об-
суждения мужа и жены, он должен быть
обязательно прояснен и озвучен. Обеспечивает —
значит любит?
«Мой муж мало зарабатывает!» —
подобные сетования жен не редкость в
наше время. С другой стороны, часты уп-
реки мужей: «Ты тратишь много лишне-
го!» Как показывает опыт, дело тут не в
реальных суммах, а в ощущениях. Например, жена считает, что может
тратить столько, сколько считает нуж-
ным, и неважно, сколько при этом за-
рабатывает муж. Если денег не хвата-
ет — это его проблемы. Эта установка
погубила добрые отношения не в од-
ной семье. Ольга Троицкая: «У нас сей-
час принято в обществе, что если чело-
век не может зарабатывать деньги —
он несостоявшийся человек. Если жен-
щина вышла замуж за мужчину, кото-
рый не умеет зарабатывать деньги, —
она несостоявшаяся женщина. Это очень часто результат воспита-
ния на “женской половине”, мамами,
которые убеждали: обеспечивает —
значит любит. И вот такая жена совер-
шенно искренне, с детским самосозна-
43
Текст: Марина НЕФЕДОВА
Рисунок Дмитрия Петрова
Ближний круг
Семья
44
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
нием считает, что муж должен для нее
заработать столько, сколько ей нужно.
Главный аргумент — “ведь он мужчи-
на”. Что испытывает муж в такой ситуа-
ции? Чувство, что его используют». Психолог Александр Колманов-
ский советует мужчинам «не вестись» на
стереотип «мало денег — плохой муж»:
«Это стереотип очень поверхностных от-
ношений, отнюдь не настоящих семей-
ных. По существу, муж и жена больше
всего должны быть заинтересованы не
в материальном, а в личностном благо-
получии друг друга. Поэтому нормально,
когда муж идет на менее оплачиваемую,
но “свою” работу, а жена его в этом под-
держивает. Муж и жена — это самые близкие
друзья. И аналогия с дружбой здесь пря-
мая. Ведь когда два человека дружат,
там нет представления, что кто-то из них
должен обеспечивать другого. В против-
ном случае мужчина рискует, преуспев в
заработке, никогда не почувствовать
вкуса своей настоящей жизни. И его же-
на, требующая этих денег, будет гово-
рить: ну что ты такой нервный? Ну поче-
му ты такой отрешенный?» На самом деле ответственность
мужчины за семью не равняется раз-
меру его заработка. «Есть распростра-
ненный рисуночный тест, —рассказы-
вает Александр Колмановский, —
когда детям предлагают нарисовать че-
ловека: на одной стороне листа —муж-
скую фигуру, на другой —женскую. И у
части детей (в основном у девочек)
мужской образ получается совсем не
мужественным — что-то вроде краси-
вого ангелочка с огромными глазами,
длинными ресницами и не мужествен-
ной фигурой. Знаете, из каких семей
эти дети? Чаще всего это либо дети ал-
коголиков, либо дети крупных бизнес-
менов. Что объединяет их пап? Полная
семейная безответственность. “У тебя
проблемы, — говорит такой бизнесмен
жене, — на деньги, реши, возьми няню,
сходи к психологу. Что тебе от меня еще
нужно? Я и так устал на работе”. Ребе-
нок такого папы не чувствует себя за-
щищенным. Показатель ответственности мужчи-
ны — насколько он лично вкладывается
в достижение конечного результата лю-
бого семейного процесса. И еще: ответ-
ственный человек следит за тем, чтобы
уровень жизни семьи соответствовал
реальному доходу. Остальное — вопрос
отношений». На одном форуме женщина писала:
«Я готова была развестись с мужем пос-
ле того, как однажды на мою просьбу
дать денег детям на фрукты он ответил: я
на фрукты сейчас не зарабатываю. Как
мужчина мог такое сказать?»
Ольга Троицкая: «Конечно, можно
обидеться на мужа, побежать жаловать-
ся маме или подруге, а можно сказать: я
понимаю, как тебе обидно (а ему дей-
ствительно очень обидно и больно, по-
верьте), ну ничего, заработаем, может
быть, я попробую подработать — выкру-
тимся, ты потом сможешь. Ведь одна из функций женщины в се-
мье — эмоционально поддерживать
мужчину. Поддерживать, а не тянуть из
него жилы. У мужчин, как и у женщин,
может получаться и не получаться зара-
батывать. И если ваш муж — мужчина,
который мало зарабатывает, — ну и что? Большинству же современных моло-
дых женщин не хочется никого поддер-
живать, хочется, чтоб оно “само получи-
лось”. На одном ток-шоу была беседа с
женой олигарха. Полный зал молодых де-
вушек, и ее, естественно, спрашивают:
так как выйти замуж за миллионера?
И эта уже немолодая женщина отвечает:
“Очень просто. Выходите на третьем кур-
се замуж за нищего студента, живете с
ним в общежитии, он работает — а вы
его поддерживаете. Муж вырастает — и
вот он уже олигарх”. Вы не представляе-
те, какие у девушек в зале были разоча-
рованные лица». Кто платит,
тот заказывает музыку?
Бывает другая проблема: один из су-
пругов полностью контролирует траты
другого, другой чувствует себя унижен-
ным. Здесь спектр ситуаций различный:
муж дает неработающей жене только на
то, на что считает нужным, или жена тре-
бует, чтобы муж всю зарплату отдавал
ей, а потом брал деньги только по ее
распоряжению. Это не про деньги — это про власть,
говорят психологи. Контролировать
деньги — это попытка захватить власть.
Тогда любая бесконтрольная трата суп-
руга вызывает ощущение непорядка и
агрессию. Правда, за такой авторитарностью
нередко стоит сильная неуверенность в
себе. Так же как за скупостью — страх:
так сильно может сказываться какая-то
жизненная травма. Что делать в этих си-
туациях второму супругу? Учиться гово-
рить о своих потребностях. Александр Колмановский: «Муж дол-
жен видеть, что жена к его страху (как и
к любой другой слабости) относится при-
нимающе. Можно сказать: “Я понимаю
твой страх разориться, потратить лиш-
ние деньги, это проявление твоей ответ-
ственности и основательности. Но зна-
ешь, я совсем не могу обойтись без того
или этого. Как же мне быть?” Если мы хо-
тим, чтобы супруг посчитался с нашими
Ольга Красникова, психолог:«У каждого взрослого
члена семьи должна быть определенная финансовая неза
висимость — люди не должны отчитываться сами и требо
вать полного отчета от другого о содержании своего ко
шелька. Всегда бывают какието траты, которые нет необ
ходимости декларировать (подарок супругу, какойто
сюрприз), а также какието непредвиденные расходы (по
ездка на такси, обед в кафе). На этот случай у супругов
должны быть свободные средства, не включенные в се
мейный бюджет. Человек не прячет эти деньги, никого не обманывает, но и
не показывает супругу чеки на купленные им вещи или счета за кофе с пи
рожным. Такие «честные заначки» — это нормально. Но если у когото из су
пругов появляется желание держать все расходы в семье, вплоть до мелочей,
под контролем, то другому супругу, чтобы сохранить самостоятельность и са
моуважение, возможно, захочется часть денег скрыть, иногда прибегнув к
обману. Ведь не должен один взрослый человек просить у другого взрослого
человека разрешение потратить какуюто сумму на кофе или лекарство для
мамы — это унизительно. Хотя, конечно, сумму таких неучтенных трат нуж
но оговаривать — она не может быть безразмерной». Дорогая моя заначка
45
желаниями и чувствами, эти желания и
чувства должны быть предъявлены ему
максимально обезоруженно,без пре-
тензий. Если они будут предъявлены с
упреком: как тебе на стыдно? кто так де-
лает? — муж тут же глохнет и слепнет,
начинает защищаться, обсуждать не су-
щество дела, а только этот выпад про-
тив себя».
Не надо копить обиды. Желания обя-
зательно должны быть озвучены: «Я ви-
жу, ты не можешь на это заработать —
давай я сама заработаю и куплю, ты со-
гласен?» Или: «Давай запланируем это в
наш бюджет?»
Иногда в сложных случаях без помо-
щи специалиста не обойтись. Одна пси-
холог рассказывала, что работала с же-
ной очень богатого человека: они жили
в огромном доме, она ездила на шикар-
ной машине, при этом у нее не было кар-
манных денег даже на кафе. На просьбу
давать ей какие-то хоть небольшие лич-
ные деньги муж говорил: «А зачем тебе?
У тебя и так все есть!» Правда, говоря о своих потребнос-
тях, нужно учиться и слышать другого че-
ловека. Как часто женщина, когда муж
не соглашается потратить деньги на то
или это, вместо того чтобы спросить:
«Слушай, а почему ты думаешь, что нам
не нужно этого покупать?» — внутренне
сразу отворачивается от него и думает
(или говорит вслух): «Конечно, я так и
знала, он жадный, не думает обо мне,
делает мне назло!..» Ольга Троицкая: «Простой вопрос “а
почему тебе кажется, что не надо этого
покупать?”, поверьте, очень редко за-
дается! А если его задать, то вдруг не-
ожиданно можно услышать от мужа, что
у него сейчас неприятности на работе.
Или что у него есть мысли о том, что
нужно что-то серьезное сделать для се-
мьи и лучше сейчас не тратиться. И по-
явятся точки соприкосновения. Ведь у
мужчины могут быть вполне объектив-
ные причины. Более того, часто бывает, что муж-
чина не хочет какие-то вещи принимать
по той причине, что он плохо их знает,
не очень представляет, что это и зачем:
“Не нужен нам этот платный врач, схо-
ди в поликлинику”; “Зачем ему этот ан-
глийский, пусть в школе учит”. Не ме-
шало бы рассказать поподробнее, что
это за врач, что это за занятия, что вы
по этому поводу думаете. У нас в последние годы в семье лю-
ди разучились разговаривать. Устают,
отвыкли за постперестроечное время,
когда речь нередко шла о том, чтобы вы-
жить, и люди работали сутками. Сейчас
в семье разговор в
основном состоит
из глаголов: “При-
шел наконец”; “Есть
будешь?”; “Пошли”.
В таком разгово-
ре нет содержания.
А ведь семья стро-
ится прежде всего
на умении слышать
собеседника. И все напряжение возни-
кает, когда ты неправильно понял чело-
века. Нам надо заново учиться общать-
ся в семье. И еще: раньше женщина
очень легко говорила, отказываясь от
чего-то, “муж против” — это был силь-
ный аргумент. Сейчас это в нашей куль-
туре отсутствует. А жаль: отношения с
деньгами были бы намного легче». Где зарыта собака
Денег всегда не хватает. Даже мил-
лиардерам. И если супруги говорят «нам
хватает» — это значит, они научились
нормально жить в рамках своего бюд-
жета. Как им это удается?
РЕКЛАМА
«Отчего некоторые люди мно
го и неразумно тратят деньги?
Они утешают себя, — говорит про
тоиерей Александр Борисов, на
стоятель храма Святых бессребре
ников Космы и Да
миана в Шубине. —
Это потребность
компенсации ка
кихто внутренних
проблем за счет
приобретения. На
самом деле каж
дый нуждается в
безусловной люб
ви. В той любви, которой нас лю
бит Бог. Если ее по какимто при
чинам человек не ощущает — он
может впадать в разные крайнос
ти, в том числе пытается обрести
радость через приобретение ве
щей». Супруг должен понимать,
что одним щелчком от такой проб
лемы не избавиться. Александр
Колмановский, психолог:«Нуж
но не ругать человека за транжир
ство, а оградить его от соблазна.
Как в комнате с маленьким ребен
ком мы следим, чтобы все острые
предметы были убраны, так и
здесь второму супругу необходимо
вести бюджет самому: “Машенька,
давай так: мы планируем вместе,
сколько на что можем потратить, а
физически деньги я тебе выдаю
сам. Видишь, твой «организм» по
ка что не может сам справиться с
соблазнами”. Как показывает опыт,
если человек понимает, что он в не
которых ситуациях не в состоянии
сам себя контролировать, он согла
сится на такие правила».
Чтоб куры всех денег
не склевали Ольга Троицкая: «В семье
люди разучились общаться
и обсуждать проблемы.
А все напряжение —
от непонимания»
Ольга Троицкая: «Если в семье каж-
дый из супругов будет тратить деньги по
своему усмотрению, не согласовав рас-
ходы, их всегда будет не хватать. Лучше
сесть и вместе обсудить семейные прио-
ритеты. Проговорить и озвучить, почему
покупаем — почему не покупаем. Со-
вместно принятое решение всегда бо-
лее взвешенное и толковое». Когда суп-
руги вместе решают, на что потратить
наши (а не мои заработанные) деньги,
тогда у них появляется чудесное чувство,
что они — семья. Здесь очень важно, как оба супруга
реагируют на распределение финансов.
Бывает, что жена вроде рачительная хо-
зяйка и денег много не тратит — но она
тратит их как бы отдельно от мужа, не об-
суждая, не советуясь, не аргументируя, он
толком даже не понимает, на что они идут.
Она считает, что мужчина не должен в это
вмешиваться, это не его мужское дело. «Мужчина в такой ситуации нередко
чувствует себя незамеченным, как будто
его нет: деньги дал — и свободен, — ком-
ментирует Ольга Троицкая. — Это очень
опасно для нормальных семейных отно-
шений. Да, есть семьи, где оба супруга
считают, что это нормально — муж не ле-
зет в семейные траты. Но если вы внима-
тельно присмотритесь к таким семьям, вы
заметите, что там проявлено уважение к
мужу. Жена всем своим поведением как
бы говорит: я снимаю с тебя эту обязан-
ность, потому что ты не очень это любишь,
ты можешь об этом не думать, ты мне до-
веряешь? С обеих сторон нет претензий.
Он этим не занимается по взаимной дого-
воренности. Освободили, потому что ты
этого не любишь, — и ты не можешь этим
заниматься, потому что ты в этом ничего
не понимаешь. Чувствуете разницу?»
Но как быть, если один из супругов
уверен, что деньги нужно потратить на
одно, а другой — на другое? Ольга Крас-
никова, психолог-консультант, руко-
водитель психологического центра
«Собеседник», помощник ректора Ин-
ститута христианской психологии:
«Семейный бюджет — это предмет дого-
вора. Супругам с одинаковой системой
ценностей гораздо легче договориться. Но нужно иметь в виду, что иерархия
семейных ценностей
(исключение — ценнос-
ти религиозные и духов-
ные) должна быть гиб-
кой, ведь на каждой
стадии семейной жизни
свои цели и приоритеты
(строительство дома,
обучение детей, забота
о старшем поколении). Единственное,
что остается неизменным, — на первом
месте всегда стоит жизнь и здоровье
членов семьи.
Договариваться — не значит ска-
зать в сердцах “да делай ты как хочешь”,
уступить, а потом попрекать. Признак
здорового общения — когда супруги от-
крыто говорят о своих потребностях, но
при этом признают потребности друго-
го, даже если они их не разделяют». Самое плохое, что может быть в от-
ношениях, это врать и обманывать,
считает Александр Колмановский. Луч-
ше жене, если она любит покупать коф-
точки, а мужа это крайне раздражает,
все-таки не делать этого втихаря, а го-
ворить ему: ты меня прости, я знаю, что
ты не очень это любишь, но я не могу
удержаться. Если он продолжает раз-
дражаться, тогда лучше не покупать
кофточки до тех пор, пока вы не решите
этот вопрос позитивно. Ведь раздраже-
ние со стороны супруга — это всегда
запрос: покажи, что ты со мной счита-
ешься! Продолжать в такой ситуации
покупать кофточки — значит игнориро-
вать этот запрос. При этом содержательные несо-
впадения — это нормально. Муж не
обязательно должен прыгать от радос-
ти, если жена на последние деньги хо-
чет купить сапоги. Это обсуждаемо.
Проблемы начинаются там, где появ-
ляются претензии и жесткая интона-
ция: а что, со мной нельзя посчитаться,
тебе все равно?» При этом нередко оказывается, что
претензия жены «мало денег» вообще
не относится к деньгам. На самом деле
ей нужно что-то другое — внимание, за-
бота, поддержка. Ольга Красникова:
«Капризы — это искаженные потребно-
сти. Человеку одиноко, не хватает вни-
мания, ему бы признать это, попросить
другого с ним поговорить, а он, возмож-
но, чтобы не показать своей слабости,
начинает изводить другого требования-
ми: купи то; хочу это. Даже если все его
капризы исполнить, он все равно най-
дет к чему придраться. Результат —
взаимное отчуждение. После такого
"общения" одиночество еще сильнее
ощущается. Капризам не следует пота-
кать, но важно разобраться, в чем же
состоит реальная причина такого пове-
дения супруга».
Ольга Троицкая: «Отношения — это
самое главное. Все остальное рассмат-
ривается через них. У меня сегодня бы-
ла на приеме женщина, которая прожи-
ла сложную семейную жизнь, с трудным
мужем, со всякими бытовыми пробле-
мами. И вот муж умер. И она вдруг толь-
ко сейчас поняла, как хорошо, тепло и
безопасно ей жилось с ним. С его не-
большой зарплатой и неурядицами.
У нас есть особенность все ценить
задним числом. И мне кажется, нам
всем надо потихонечку учиться ценить
день сегодняшний».
Ближний круг
Семья
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
РЕКЛАМА
Александр Колмановский:
«Ответственность мужчины
за семью не равняется
размеру его заработка»
46
47
Намерения
Молодые люди, студенты, решают
пожениться. Реакция родственников
может оказаться самой неожиданной:
— Жить будете с родителями? Сра
зу заведите отдельную полку в холо
дильнике и ешьте только свое. Тогда
вы не будете от них зависеть!
— Я бы сняла квартиру, жить надо
отдельно! Денег нет? Зарабатывайте!
Институт можно задвинуть, кому сей
час это образование нужно!
— Куда так рано? Вашим родителям
и так трудно деньги даются, а тут еще
вы на их шею сядете!
— Знаете, когда мы поженились,
мы сразу стали готовить и покупать
продукты отдельно от родителей. Де
нег у нас не было, а я в положении. Ро
дители увидели, что есть мне особо
нечего, и стали меня тайком подкарм
ливать, муж понял, что я ем их еду, и
обиделся.
Итак, бросать институт и идти за
рабатывать деньги на семью, совме
щать учебу и работу и все время нигде
не успевать? Брать деньги у родите
лей — вроде нехорошо, но если они
предлагают? Заводить ли свои продук
ты в родительском холодильнике?
Только что начавшим совместную
жизнь людям эти вопросы кажутся
подчас неразрешимыми, все вызывает
бурные споры и несогласие. Поступки
Время идет, институт окончен, ро
дились уже дети, муж начинает зани
маться бизнесом. Он целыми днями
пропадает на работе, а жена требует,
чтобы помогал с детьми. Он кричит,
что зарабатывает деньги, она же счи
тает — то, что он ей дает, «вообще
трудно назвать деньгами». Детям
столько всего нужно: памперсы, раз
вивающие игры, книги, конструкто
ры, одежда. С ними надо обязательно
ходить в школу раннего развития и
плавать в бассейне.
— Другие мужья приносят зарплату
домой, отдают жене, а я у тебя вечно
выклянчиваю какуюто мелочь. — Я вкладываю деньги в бизнес, по
этому не могу давать больше.
— А зачем это все нужно, если мы
не видим ни тебя, ни денег.
— Я стараюсь для вас, а ты все вре
мя заставляешь меня чувствовать себя
виноватым.
Стоит ли говорить, что масло в
огонь подливают искренне располо
женные родственники и друзья.
Технологии
Другой сюжет. Он и она работают
и получают примерно одинаковые
зарплаты, довольно высокие. У них
есть дети, и обязательства перед ро
дителями, и кредиты, взятые на ре
монт и новую машину, и репетиторы,
няни, и всевозможные секции у де
тей. Но возникают разногласия. Она
считает, что обе зарплаты надо скла
дывать в одну общую кучу, потом рас
пределять по конвертикам: «Еда»,
«Подарки», «Летний отдых». «А сига
реты я могу себе купить или надо от
дельный конвертик для этого заво
дить?» — спрашивает муж, на что же
на подписывает очередной: «Личные
траты». Теперь и у него, и у нее оди
наковое количество денег на свои не
большие расходы. Сначала все идет как по маслу —
как удобно, все у тебя оплачено, про
дукты куплены, карманные деньги
есть. Но в какойто момент муж тра
тит свои «личные» деньги на машину,
а жена не возмещает их ему из конвер
тика, потому что такого конвертика
не предусмотрено. Он начинает кипя
титься, потому что машина — дело об
щее, она не уступает, потому что об
щие дела надо сначала обсуждать, а
потом проворачивать. Он не согла
сен, она не сдается. Казалось бы, у лю
дей достаточно денег, у них все в по
рядке, но почемуто они ссорятся —
ссорятся изза денег, которые есть. Эксперименты
Жизнь намного интереснее каких
бы то ни было схем, и нежданноне
гаданно муж, специалист высокого
класса, оказался без работы — компа
ния, которой он служил верой и
правдой, приказала долго жить. Же
на, также специалист высокого клас
са, к тому моменту сидела дома без
работы, потому что младший ребе
нок был маленьким, да и остальные
дети также требовали ее внимания.
В течение какогото времени исполь
зовались запасы — финансовые, род
ственные, продуктовые, а потом на
ступил эндшпиль. Друзья, знакомые,
мамы, папы, бабушки разбились на
два лагеря. Первые: «Ребята, глав
ное — не волнуйтесь! Все устроится,
в Москве же живем. И не кидайтесь
на первое попавшееся. Вот баночка
повидла вам, кстати». Другие: «Как
можно! Сидит дома, не работает! Это
никуда не годится. Шоферомкурье
ромпродавцом всегда можно устро
иться!»
Из любой ситуации находится вы
ход, в данном случае он был таков: же
на вышла на работу, потому что на
шлось выгодное и интересное предло
жение, а муж остался с маленьким ре
бенком и всеми остальными дома —
научился варить кашу, развел на под
оконниках цветы, прибил все полки,
перечитал кучу интересных книг. Сто
ит ли говорить, что команда болель
щиков снова разделилась на два клана:
на тех, кто одобрял действия пары, и
тех, кто осуждал. Но им — главным ге
роям истории — не было до этого уже
никакого дела. Потому что он открыл
для себя мир собственных детей, а она
оценила его многолетний каждоднев
ный труд.
Достижения
Вместе они уже много лет. У них
разновозрастные дети: ктото в стар
ших классах школы, ктото недавно
научился ходить. На двоих приходит
ся пять работ.
В идеале их финансовые отноше
ния выглядят примерно так: нет кон
вертиков, нет друг от друга секретов,
нет непременного условия — получил
зарплату, принеси домой, но есть при
вычка к общему котлу, они договарива
ются о крупных тратах заранее, не об
ращают внимания на мелкое транжир
ство другого и т. д. Но в реальности
все, конечно, не так. Дети, как всегда,
порвали ботинки и/или выросли из
комбинезона, не предупреждая зара
нее; более предсказуемое: болезни
осенью, подарки зимой, море летом —
обходится всегда гораздо дороже, чем
рассчитывали. Машина ломается, на
еду тратятся просто астрономические
суммы. И когда до зарплаты остается
несколько дней, а денег уже нет... Но давайте будем скромны, оста
вим их один на один с доходами и рас
ходами. Это ведь личное дело каждой
семьи. Они снова и снова совершат
ошибки с точки зрения одних — и сде
лают все правильно с точки зрения
других.
Но их главным достижением в по
строении семейной экономики будет
умение не вмешивать никого в свою
личную жизнь.
Финансовые опыты
Текст: Маша ГРИНЕВА
В каждой семье складывается свой определенный
«финансовый» почерк. От «шаркнем по душе, купим
на последние деньги Бри» до «мы весь год откладываем
по тысяче в неделю, чтобы летом поехать на юг».
Но «правильных» и «неправильных» подходов нет.
Ближний круг Персона
48
Фото диакона Андрея Радкевича
49
Врач «по фенотипу»
— Александр Григорьевич, я пони-
маю, что разговор с вами должен ка-
саться самых серьезных тем: проблем
профессии, достижений в науке, орга-
низации медицины, души и веры, — но
не удержусь начать разговор с прово-
кационного вопроса. Недавно близкий
мне человек рассказала, как в моло-
дости ее отговорили быть врачом. Ка-
кой-то искушенный врач-мудрец, за-
метив, как остро она переживает боль
других, сказал, что с такой эмпатией
она станет сильно «эмоционально вы-
горать» и быстро закончится как хоро-
ший врач. Профессия доктора предпо-
лагает душевную толстокожесть?
— Знаете, раньше (сейчас — не
знаю) проводились исследования, из-
учающие пригодность к профессии. От-
бирали сто молодых людей, поступивших
в медицинский университет, и просле-
живали, какое количество из них стано-
вятся врачами. Как вы думаете, какое? — Наверное, около 90 процентов.
— Нет, еще первые исследования в
западных университетах показали —20-
25 процентов. Это не значит, что 75 про-
центов тех, кто получил медицинское об-
разование, впоследствии не имели к
медицине никакого отношения. Нет, кто-
то нашел себя в фарминдустрии, кто-то —
в административной работе. Но врачами
становились 25 человек из 100.
И уже тогда встал вопрос професси-
ональной «селекции». Потому что меди-
цинское образование — самое дорогое
в мире. Подготовка музыкантов, артис-
тов, литераторов, журналистов обходит-
ся дешевле, чем образование врача.
Нужны хорошо оснащенные кафедры,
физические лаборатории, лаборатории,
содержащие животных...
Поэтому нельзя так дорого учить лю-
бого, кто решил поступить в медицинский.
Надо угадывать заложенную в человеке
предрасположенность быть врачом. Без
нее, этой предрасположенности, не было
бы бабок-повитух или костоправов. Как
талант математика или астронома, талант
врача может обозначиться в человеке.
Прежде всего в том, что ты не огражда-
ешься от чужой болезни, а спешишь стра-
дающему на помощь. Так что эмпатия,
способность к переживанию, не противо-
показание, а скорее знак врачебного
призвания.
Я часто вижу в толпе людей, отнюдь
не врачей и медсестер, но по тому, как
они откликаются, приходят на помощь по-
страдавшему человеку, догадываюсь, что
этот человек врач по своему «фенотипу».
Врач начинается со стремления по-
мочь другому преодолеть его болезнь.
Сострадание, помощь в тяжелую минуту
без ожидания награды — это особенно
ценно во враче.
— Увы, сегодня много и других
примеров.
Каждый дышит
Главный пульмонолог страны — о кризисе
и достижениях медицины
Вера и церковная жизнь текут и через высшие достижения науки, которую
записные критики Церкви привыкли интерпретировать как первого ее врага,
и через глубинные художественные и философские исследования
современности, и через наши переживания, и через крупные решения, от
которых зависит судьба дела, которому ты служишь.
Академик РАМН, директор НИИ пульмонологии, доктор медицинских наук,
профессор, основоположник отечественной школы российской
пульмонологии Александр Григорьевич ЧУЧАЛИН — инициатор создания
Общества православных врачей. О том, как это сочетается — вершины науки
и организации медицины, служение своему делу и голос веры в душе
человека, — наш с ним разговор.
Текст: Елена ЯКОВЛЕВА
Александр Григорьевич ЧУЧАЛИН родился в 1940 году. Окон
чил Московский государственный медицинский институт им.
Н.И. Пирогова. В 1967 году защитил кандидатскую, а в 1974м —
докторскую диссертацию. С 1975 года — профессор. Академик РАМН. Ди
ректор Института пульмонологии Минздравсоцразвития РФ. Под его руко
водством проведена первая в России успешная двухсторонняя трансплан
тация легких. Главный терапевт России. Инициатор создания Общества
православных врачей России. Под его научным руководством защищено
40 докторских и 116 кандидатских диссертаций. Награжден медалями, орденами «Знак Почета» и «За заслуги перед Оте
чеством», трижды лауреат Государственной премии Правительства РФ. НС:
Ближний круг
Персона
50
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
— Одна очень известная певица (не
буду называть ее фамилию) рассказала
мне, как богатый знакомый привез к
ней врача. А тот с порога заявил, что
вылечит ей воспаление легких в тече-
ние пяти дней при помощи капельниц.
На вопрос о специальности он, не сму-
щаясь, ответил: «Гинеколог», а на во-
прос о гонораре — «Так как вы очень
известный человек не только в России,
но и в мире, я буду скромен и попрошу
за свои услуги 50 тысяч евро». Мы сме-
ялись, слушая ее рассказ. Но такая алч-
ность — это что-то невероятное в исто-
рическом масштабе.
Никогда деньги так не стояли между
больным и врачом, как сейчас. Иногда
мне кажется, что врачи, относящиеся к
своим больным не как к средству нажи-
вы, это такие маленькие светлые крис-
таллики в мире чистогана.
Поэтому сегодня, отвечая на во-
прос, как увидеть в молодом человеке
будущего врача, я бы предложил обра-
щать внимание на нестяжательность
как необходимое профессиональное
качество.
Мы ведь сегодня переживаем кри-
зис врачебной этики. И это самая боль-
шая наша болезнь. Новые экономичес-
кие формы жизни заставляют нас
забывать незабываемые для России об-
разы врачей: Антона Павловича Чехова,
святителя Луки (Войно-Ясенецкого),
Сергея Петровича Боткина, Николая
Ивановича Пирогова.
Больной человек для русского врача
не мог быть средством наживы. Мы вос-
питаны на принципе служить больному.
Это все принципы, близкие к идеалам
христианства. Недаром среди христиан-
ских святых немало врачей-бессребре-
ников.
Ну а если вернуться к выбору моло-
дых... Я недавно совершенно случайно
услышал разговор выпускников медин-
ститута и был поражен. Один говорит:
«Я хотел бы быть главврачом». Другой:
«А я — завотделением». Я невольно
встрял в этот разговор: «А почему вы
этого хотите? Для меня как-то неожи-
данны ваши желания. Я же вам не пре-
подавал науки “как стать главврачом
или завотделением”». Они на меня
удивленно посмотрели и отвечают:
«Деньги. Мы будем богатыми людьми,
поскольку сможем контролировать
движение денег».
— Александр Григорьевич, а ког-
да вы сами поняли, что будете вра-
чом? В какой момент у вас что-то
щелкнуло в сознании или шевельну-
лось в сердце, определив ваш вы-
бор?
— Мой выбор предопределили два
обстоятельства. Во-первых, мама... Она
у меня сидела в концентрационном ла-
гере в послевоенное время со мною, со-
всем маленьким. За то, что во время
войны наша семья находилась на окку-
пированной территории. Мама не была врачом, но у меня в
памяти осталось, как люди к ней тяну-
лись и она всем помо-
гала. Помогала как
умела. Помню, у кого-
то была тяжелая кож-
ная инфекция. А од-
нажды она помогла
женщине во время ро-
дов. На меня, на ребенка, это произвело
неизгладимое впечатление. Я это вос-
принял как чудо: человек может помочь
человеку. Это чудо, правда же? На са-
мом деле чудо.
А второе обстоятельство — мои
школьные приятели, раньше меня посту-
пившие во Второй медицинский. Я еще
до поступления в институт находился под
влиянием среды студентов-медиков.
И меня это захватило: их учебники, раз-
говоры о лекциях, преподавателях. Ну и,
наверное, внутри меня что-то такое си-
дело. Во всяком случае, к моменту по-
ступления не видел никакой альтернати-
вы медицинскому образованию.
— Мне кажется, раз уж мы загово-
рили о медицинском образовании,
нам никак не обойти тему падения ав-
торитета естественно-научных (и в
том числе медицинских) знаний. Зна-
харки, целители, псевдоврачи, полу-
оккультные практики, невероятная
вульгаризация представлений о вра-
чах и болезнях. То и дело кто-нибудь
лечит неизлечимые болезни каплями
водопроводной воды...
— Ну, если вычесть откровенное шар-
латанство, то все остальное условно мож-
но назвать парамедициной. Инадо ска-
зать, что люди тянутся к ней не только у
нас, но и во всем мире. У парамедицины
есть и свои неплохие результаты: напри-
мер, костоправы в ортопедии могут весь-
ма эффективно помогать людям. Да и те,
кто занимается лечением травами, тоже.
Если взять страны с супермедицин-
скими технологиями — Голландию, Нор-
вегию, — то и там процентов пятнад-
цать-двадцать медицинских услуг
приходится на альтернативные методы
лечения.
Наши парамедики, правда, отлича-
ются тем, что часто, будучи людьми
необразованными, они с пафосом
охаивают традиционную, научную ме-
дицину. На Западе это все юридичес-
ки и этически отрегулировано. Вся-
кий целитель такого рода должен
получить лицензию, сертификат. А у
нас разве кто-нибудь спрашивал у вла-
дельцев аптечной сети «Зеленая апте-
ка», на чем основано их право разви-
вать эту сеть? У нас за такого рода
явлениями нет достаточного правово-
го, этического и профессионального
контроля. — А вы все-таки считаете, что
за альтернативщиками есть своя
правда?
— Да. Являясь членом американ-
ской фармакопеи, я наблюдал, как там
в течение многих лет велась дискуссия о
ботанической медицине — лекарствах,
изготовленных на основе трав. Она шла
более 25 лет, собирались комиссии, и в
конечном счете было принято решение:
признать ботаническую медицину как
медицину, готовую решать некоторые
лечебные проблемы. Но правовое поле
очень жестко и понятно описало ее ме-
сто, очень хорошо были отработаны
стандарты. У нас же — вакханалия.
И люди, занятые парамедициной, могут
(я свидетель) запросто нанести ущерб
здоровью человека тем, что они делают
и рекомендуют. У нас это все доходит до
абсурда.
У человека много тайн
— Александр Григорьевич, вы —
основоположникотечественной шко-
лы пульмонологии. Вашими усилия-
ми пульмонология была выделена
как отдельная дисциплина. Что ха-
рактерно для вашей школы?
Я бы предложил считать нестяжательность
одним из основных качеств
будущего врача
51
— Школа прежде всего предполага-
ет хорошую подготовку профессионалов,
работающих в области легочного здоро-
вья. А это очень серьезная область. Если мы посмотрим структуру забо-
леваемости в нашей стране, то увидим,
что легочные болезни — лидирующие.
Проблемы легочного здоровья включа-
ют в себя и инфекции, и аллергии, и но-
вообразования. И с этими проблемами не справить-
ся без врача-пульмонолога, без научной
специальности «пульмонология», без се-
ти учреждений по всей стране, оказыва-
ющих квалифицированную помощь.
Она, кстати, реально создана и функци-
онирует. Почти с каждой докторской и канди-
датской были связаны целые направле-
ния. Наши бывшие докторанты стали
мировыми лидерами в области таких
легочных заболеваний, как, например,
дыхательная недостаточность, астма,
хроническая обструктивная болезнь ор-
ганов дыхания. Мы потому и состоялись
как школа, что наши докторские диссер-
тации определяли развитие целых на-
правлений дыхательной медицины. За
20 лет мы с коллегами создали и науч-
ную, и практическую специальность,
сформировали «модель» работающего
специалиста. Министр здравоохране-
ния и социального развития Татьяна
Алексеевна Голикова выделила меди-
цинские направления и оформила «По-
рядок оказания помощи больным раз-
ного профиля». Раздел «Оказание
помощи больным с заболеваниями ор-
ганов дыхания» включает в себя все от
первичного звена до высокотехноло-
гичных центров. Но мы не останови-
лись, нам надо дальше развиваться. — В какую сторону?
— Мы должны сравнять модель на-
шего специалиста с западным. Разрыв
пока очень большой. У западных специ-
алистов-пульмонологов куда больше на-
выков, они, например, сами делают
бронхоскопию, сами интубируют, сами
проводят искусственную вентиляцию
легких и еще много-много таких проце-
дур, которые в нашем случае выполняют
врачи разных специальностей. Врач-
бронхолог — это одна специальность,
врач-анестезиолог и реаниматолог —
другая и так далее. — Область незнания в пульмоно-
логии велика? Есть вещи, о которых
вы можете сказать: а вот это пока
тайна? — Конечно. К этой области относят-
ся так называемые редкие болез-
ни.Они генетически расшифрованы,
но их анатомия и методы лечения
не ясны. И они сегодня — движущее
начало для развития пульмоноло-
гии.Таких болезней, кстати, очень
много. Есть, например, такая довольно
распространенная генетическая бо-
лезнь муковисцидоз, поражающая же-
лудочно-кишечный тракт и дыхатель-
ные пути. Программа, которую мы
разработали вместе с педиатрами, и
в частности с профессором Никола-
ем Николаевичем Капрановым, по-
зволила таким больным сегодня жить
на 15-20 лет дольше. По мере изучения этой болезни был
описан целый ряд новых мутаций, до
этого неизвестных. И был выявлен, на-
пример, так называемый синдром Янга.
Мы описали только одного больного с
этой болезнью.
РЕКЛАМА
Ближний круг
Персона
52
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
— Только одного?
— Редкие заболевания и описаны
часто на примере двух-трех больных. Но
на этом зиждется дальнейшее развитие
клинической медицины. На Западе сей-
час стали активно открывать клиники по
редким болезням. Не ясным, не уклады-
вающимся в стандартное ложе. Таково
современное движение к тому, чтобы
объяснить, разобраться в многообра-
зии болезней.
— Получается, даже с естествен-
но-научной, медицинской точки зре-
ния человек во многом тайна?
— Да, у человека много тайн. И чело-
век во многом тайна. Наша задача со-
стоит и в том, чтобы помочь человеку
справиться с теми мучительными тайна-
ми, что вдруг обозначились перед ним,
особенно в период болезни.
— Я не раз слышала, что корни ас-
тмы — в психике.
— Да, психогенное влияние при мно-
гих болезнях, и при астме в том числе,
имеет очень большое значение. Вооб-
ще, это характерная черта российской
медицинской науки — учитывать и из-
учать влияние стресса, психогенных
факторов на обострение болезни. От ле-
гочных болезней часто зависит структу-
ра психического здоровья. Больные ту-
беркулезом склонны к депрессиям.
А астматики, наоборот, жизнеактивны.
Курильщики — тревожно-депрессивны.
Первая в России
— Первая трансплантация легких
в России была сделана вами?
— Да, четыре года назад. Но не
мной, конечно, а командой врачей.
Очень важна сформированность такой
команды. Пациентка жива и по сей день.
— Это большой прорыв. — Да, но удачных трансплантаций
пока только две. Вторую мы делали вме-
сте с «венской группой», с врачами из
Австрии.
Органы дыхания — очень сложные
органы. И трансплантация их очень
сложна. Легкие более предрасположе-
ны к инфекции. А определяющим факто-
ром, когда стоит вопрос, жить или не
жить человеку, являются как раз инфек-
ционные осложнения. — Медики — рациональные лю-
ди. И часто стихийные материалис-
ты. Еше несколько десятилетий на-
зад биография, подобная вашей, и
сам строй вашего мышления дол-
жныбылипочти закономерно закон-
читься незыблемым мировоззрен-
ческим материализмом. Но вы
человек верующий... — В моем случае все просто объяс-
няется: мама моя была верующей. Она
родилась в 1922 году, в ее поколении
еще были верующие люди. В церковь ча-
сто она не ходила, но соблюдала обряды.
И я видел, что она молилась перед ико-
ной Пресвятой Богородицы.
Я был школьником, с некоторым
удивлением наблюдал ее молитву, и мне
это все было как-то непонятно.
А когда она внезапно умерла, у меня
было глубокое и острое чувство вины,
что вот я врач и толком не помог ей.
Я старался найти ответы на мучитель-
ные вопросы.
Так часто бывает: у людей, теряющих
близких, возникает необходимость разо-
браться в себе и во всем вокруг глубже.
Ис этого начался мой путь в Правосла-
вие. Я крестился и постепенно стал укреп-
ляться в вере. Понимая, как она держит
меня во многих трудных обстоятельствах.
Особенно если учесть то, с какими тяже-
лыми этическими проблемами столкну-
лось врачебное сообщество, когда день-
ги встали между врачом и пациентом.
Именно вера христианская помога-
ла, помогает и, я уверен, будет помогать
выходить нам из всех жизненных кризи-
сов, с которыми мы столкнулись и еще
столкнемся.
И среди моих пациентов «обозначи-
лось» много людей, активно связанных с
Православием. И даже таких, которыми,
как мне кажется, оно держится.
Постепенно я понял, что надо созда-
вать Общество православных врачей
России, которые в первую очередь ис-
поведовали бы вопросы этики, добрых
нравов. Такое общество возникло.
Помню, как на первом съезде в
Белгороде вошел в полную людьми ау-
диторию и поразился обилию черных
ряс в зале. Но уже к вечеру насторожен-
ность ушла, мы сблизились, священни-
ки стали рассказывать о себе, и я по-
разился: 60 процентов из них — в
прошлом врачи. Это в какой-то степени
ведь повторение пути святителя Луки
(Войно-Ясенецкого). Врач, епископ, а
теперь уже и святой человек, он может
быть для нас идеалом.
Сейчас мы готовимся к третьему
съезду, он пройдет в Твери в мае 2011 го-
да. Этика и мораль в современном об-
ществе станут главными темами обсуж-
дения.
— Вы дружите с монахами Опти-
ной пустыни?
— Некоторые из них — мои пациен-
ты. Общество православных врачей у
нас ведь выросло из «Оптинских чтений».
А среди моих пациентов — отец Илий,
архимандрит Кирилл из Троице-Сергие-
вой лавры...
— Вам повезло...
— Моральный груз очень большой. — У вас серьезная администра-
тивная должность, вы — директор ин-
ститута. От вас требуются властные
решения, сила, жесткость. Не ради
зла — ради добра. Как сочетать пра-
вославный настрой, требующий ми-
лосердия, отдачи, жертвы, любви, —
с властью? Это какие-то очень раз-
ные «режимы» существования чело-
века. В одном надо быть «агнцем», а в
другом — «львом». У вас есть опыт,
как это органично сочетать?
— Я создавал этот институт, он из ме-
ня проистекал. И здесь работает не
столько сила нажима, сколько мой авто-
ритет. У меня нет никаких проблем с
моими сотрудниками. Я дал им хорошее
образование, они у меня прошли стажи-
ровку в лучших клиниках Запада, они се-
годня являются специалистами, которых
знает мир. Я доволен тем, как у нас идет
дело, хотя нам бывает и тяжело. Но мы
сейчас строим институт. И вот где нужно
власть употреблять, так это в контакте
со строителями. Более алчных людей,
чем строители, я не встречал. Вот кто во-
рует деньги, так это наши строительные
службы. Контакт со строительными мон-
страми — это моя беда. Для меня
рубль — это очень большая денежная
единица. А для строителей 10 милли-
онов — не деньги. Вот и власть прихо-
дится употреблять, вбивая им в голову,
что российский рубль — это деньги. А общение с коллегами — это удово-
льствие, они — суперспециалисты в сво-
их областях. Мы с ними поднимаем инте-
ресные темы.
— Ваш идеал врача — и профес-
сиональный, и нравственный, и ду-
ховный?
— Святитель Лука Войно-Ясенецкий.
Великий врач и святой.
РЕКЛАМА
Ближний круг
Новая жизнь
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Сделать больше на пять су
Священник Алексий ДАРАШЕВИЧ,
настоятель храма Живоначальной
Троицы в Поленове:
— В этом мире вещи есть прямое про-
должение материальной природы чело-
века. Человеку, обладающему телом,
нужны и еда, и одежда. И этой «вещест-
венности» не надо бояться: нужно только
знать, для чего она нам. А она нам дана
для спасения души, чтобы каждый в этом
мире прошел свой путь к Богу. Вещи обес-
печивают ему возможность двигаться по
этому пути — вот с этой позиции и нужно
их оценивать. К примеру, автомобиль.
Для одного это опасность стать причиной
смерти другого человека, у другого авто-
мобиль отбирает все свободное время, а
третьему без автомобиля никак до храма
не добраться. Вот почему невозможно
однозначно сказать, кому какое имущес-
тво необходимо. Это каждый должен оп-
ределять для себя сам.
Крайне важно в отношении к вещам
думать не только о себе. То есть нужно по-
нимать, что вещи могут быть даны нам
еще и для того, чтобы помогать другим.
Покупаю ли я квартиру, строю ли я дом—
я думаю о тех, кто там будет жить, о детях,
внуках и правнуках. В этом смысле удиви-
телен пример художника Василия Дмит-
риевича Поленова, основателя родовой
усадьбы. Он изначально рассчитывал на
то, что его дом будет центром искусства,
культуры, куда окрестные крестьяне смо-
гут приходить, чтобы увидеть и его карти-
ны, и его коллекции (он много путешест-
вовал); чтобы всем, чем владел он, могли
пользоваться многие. Вот христианское
отношение к своей собственности: чело-
век должен понимать, что все, что он
имеет, принадлежит не только ему, а
всем, кому понадобится. Он не хозяин, а
распорядитель. И все же даже в таком,
правильном, отношении к вещам есть
определенная опасность. Человек ко всему должен относиться с
любовью. Эта любовь его распространя-
ется и на вещи, которые ему верно служат,
и на животных. Но в этой естественной
любви есть грань, о которой говорит апо-
стол Павел: «...имеющие жен должны
быть, как не имеющие... и покупающие,
как не приобретающие; и пользующиеся
миром сим, как не пользующиеся, ибо
проходит образ мира сего» (1 Кор. 7: 29-
31). То есть имея нужную вещь, мы не
должны к ней прикипать душой, мол, это
54
«Иметь или не иметь?..»
Евангелие учит нас
доверять свою жизнь
Богу: Он обеспечит нас
всем необходимым.
При этом народная
мудрость советует не
быть беспечными: «На
Бога надейся, а сам не
плошай» и т. п. Но раз
так, то скоро мы
начинаем обрастать
большим количеством
вещей, расставание
с которыми и хлопотно,
и тяжело. Кто-то
с помощью новых
покупок снимает
стресс. А кто-то, сдавая
на утилизацию старую
машину, рыдает над
ней, чувствуя себя
живодером, ведущим
на бойню любимое
живое существо... Как
же правильно
относиться к вещам?
Фото РИА-Новости
55
моя вещь, а, наоборот, в любой момент
должны быть готовы к расставанию с ней.
Человек должен говорить себе: в этом ми-
ре ничего моего нет, я здесь гость; все, что
я имею, Господь дал мне, чтобы я совер-
шил самое главное: я нашел Его и научил-
ся в меру своих сил быть Божьим. Что это
значит? Это значит, что человек, пришед-
ший в храм, должен начать меняться. Не секрет, что сегодня одни ходят в
церковь, чтобы исполнять определен-
ные предписания, — это фарисейский
путь. Другие ищут там утешения, облег-
чения — это путь релаксации. Но духов-
ная жизнь начинается тогда, когда в ду-
ше человека происходит преображение.
Он переосмысливает свою жизнь и при-
ходит к пониманию, что все, чем он вла-
деет, все это в конечном счете не его. Для человека, зараженного вирусом
потребления, можно начать с понимания
того, что потребление естественно, но не
нужно прилагать к нему сердце. Как это
понять? Может быть, вообще не стоит ду-
мать о завтрашнем дне: «будет день, бу-
дет пища»? Может, все наши припасы «на
черный день» — это от недоверия Госпо-
ду, сказано же «не заботьтесь о завтраш-
нем дне» (Мф. 6: 34)? Нет, запасы делать
нужно. Яркое подтверждение этому есть
в Библии: Иосифу было открыто значе-
ние сна Фараона, о том, что его народ
ждет семь неурожайных лет. Узнав об
этом, люди стали делать запасы, и благо-
даря этим запасам выжили (см. Быт. 41).
Когда Господь говорит не заботьтесь (не
«пещитесь») — это значит не беспокой-
тесь, не мучьте себя, не живите этим. В Евангелии есть много мест, где Гос-
подь говорит о богатстве. Известна
всем фраза и о верблюде, которому
удобнее пройти сквозь игольное ушко,
нежели богатому войти в Царствие Не-
бесное; там же говорится и о юноше, ко-
торый не захотел расстаться со своим
имуществом ради того, чтобы наследо-
вать жизнь вечную (см. Мф. 19: 21-24).
Все это мы не раз слышали, но беда на-
ша в том, что мы не принимаем слово
Божие к себе: мы не считаем себя «бога-
тыми». Дело в том, что психологически
каждый, имея не так уж и мало, считает
богатыми только тех, кто богаче его, сле-
дующую ступень. В Евангелии же идет
речь о любящем богатство, любящем
приобретать, иметь — вот кто такой «бо-
гатый». Богатым можно считать и нище-
го, который больше жизни дорожит ка-
кими-то вещами. Только осознав это, на-
чинаешь потихоньку освобождаться от
имущества. Только почувствовав, что ты
тонешь в пучине потребления, можно
начать отказываться от него. В простейшем виде Господь показы-
вает это на примере поста. Человек пе-
рестает есть то, что любил, и вдруг с
удивлением обнаруживает, что от этого
он стал чувствовать себя лучше. Он стал
питаться беднее — но это только прида-
ло ему сил. Так Господь показывает нам,
настолько благотворно освобождаться
от разных излишеств. Только здесь мы часто впадаем в
другую крайность: освобождаясь от ве-
щей, начинаем презирать их, небрежно
относиться к ним, подобно тому, как это
делали, скажем, юродивые. Между тем
многие святые подвижники считали это
недопустимым. Преподобный авва До-
рофей пишет, что «хранение совести в от-
ношении к вещам состоит в том, чтобы
не обращаться небрежно с какою-либо
вещию, не допускать ей портиться и не
бросать ее как-нибудь, а если увидим
что-либо брошенное, то не должно пре-
небрегать сим, хотя бы оно было и нич-
тожно, но поднять и положить на свое
место». Старец говорит о смиренном со-
стоянии духа. И когда мы с неофитской
горячностью и максимализмом стре-
мимся в отношении к вещам уподобить-
ся юродивым, стоит вспомнить, что
юродство — это высочайший духовный
подвиг, доступный далеко не каждому,
выходящий за грани обычной жизни.
Нам же надо научиться «смиренному»,
внимательному отношению к собствен-
ным вещам. Например, постараться, если нам
эта вещь не нужна, ее отдать кому-то, а
не просто выбросить. Но ведь выбро-
сить куда проще! Чтобы отдать, надо при-
ложить усилия, найти того, кому это нуж-
но, привести старую вещь в порядок,
чтобы она могла еще послужить. Не все-
гда на это есть время. При нынешней на-
пряженной жизни человек очень выма-
тывается. И все же как проверить себя,
не можешь ли ты сделать еще чуть-чуть?
Замечательный французский художник
Дега говорил: «Если у тебя есть мастер-
ства на сто тысяч франков, купи еще на
пять су». Если у тебя есть желание поде-
литься с кем-то своим «имением», попро-
буй сделать еще небольшое усилие, что-
бы довести доброе дело до конца. Скажи, как ты
относишься к вещам,
и я скажу, кто ты...
Психолог Марьяна ДАНИЛЬЦЕВА,
член межрегиональной ассоциации
психологов-практиков «Просто
вместе»:
— Если человек зарабатывает мно-
го денег и при этом чувствует себя глубо-
ко несчастным, если он осознает, что
тратит свою жизнь на что-то внешнее, а
в глубине у него пустота, то тогда ему не-
обходимо в первую очередь разобрать-
ся в себе. Вообще, «потребительство»
как философия — это стремление найти
смысл во внешнем вместо того, чтобы
искать его внутри себя; это уход от ка-
ких-то внутренних сомнений, тревог, по-
пытка сделать свою жизнь проще. Не-
трудно заметить, что на это нацелена
вся современная «система ценностей»:
мода на успех, на комфорт. Пока чело-
век чувствует себя хорошо в этой систе-
ме, он не выйдет из нее никогда. Привязанность к вещам тоже одна
из граней «потребительства». Конечно,
расставаться всегда трудно и с челове-
ком, и с вещью. Но когда расставание с
вещью проходит так же тяжело, как с
близким человеком, — в нашем созна-
нии происходит подмена ценностей. Че-
ловек, которому трудно выбрасывать
вещи, либо таким образом борется с ка-
кой-то внутренней тревогой, либо у него
нет опоры в отношениях с близкими
людьми, и он опирается на вещи, обре-
тая стабильность во внешнем. Не так уж
редко встречаются люди, которые с дру-
гими людьми общаются на поверхност-
ном уровне, зато они вступают в отно-
шения с вещами: вещь более понятна,
отвечает тебе всегда тем, что от нее
ждешь, — отсюда и возникает феномен
Плюшкина. Такие люди живут в «ове-
ществленном» мире, где каждая вещь
уникальна, где вещи — это единствен-
ное, что у тебя есть. Преодолеть это мож-
но через осознание: это путь от вещей к
душе. Кому-то на этом пути поможет свя-
щенник, кому-то психотерапевт, кому-то
просто встретится человек, и таким об-
разом через друга он встретится с со-
бой. Главное в этот момент почувство-
вать, что в центре твоей системы должна
быть личность, а не вещи.
Подготовила Оксана СЕВЕРИНА
Все эти перинатальные периоды,
неонатология — для специалистов узко-
го профиля, из области медицины, а ни-
как не из понятной всем жизни.
Приход в семью эльфа — вещь почти
ненастоящая, виртуальная. А готов ли ты
отказаться от своей распланированной,
размеренной жизни ради какого-то смут-
ного состояния, однообразного, как ка-
жется, ритма? Вот ты бодренько шага-
ешь по жизни, и тут появляется этот
маленький взломщик твоего такого на-
сыщенного, интеллектуального, благопо-
лучного состояния. Отныне надо на вре-
мя забыть обо всем, что так сильно
волновало еще совсем недавно: «Новый
фильм А.? Странно, и кому только это мо-
жет понравиться? Последняя книга Б.?
А что в ней такого ужасного?» Перед приходом эльфа в доме всег-
да проводится генеральная уборка. Чис-
тится то, что всегда стоит чуть запылен-
ным, моются цветы и окна. Выкидывает-
ся все лишнее, ненужное, к чему привык
и не замечаешь. Там, на журнальном
столике, разбросаны журналы, здесь, у
дверей, стоит корзина с нитками.
И вот он появляется. Всегда неожи-
данно. Внезапно, даже если ждешь. Эль-
фы такие страшненькие, что, когда по-
являются, многие пугаются. Кривые,
покрытые пухом ножки, красное личико
с лиловым оттенком, неприятный голо-
сок, глаз из-под насупленных бровей
почти не видно. Тебе предстоит позна-
комиться с ним, а это штука сложная.
Почти невозможно узнать об эльфах,
расположиться к ним, заполучив лишь
одного. Второй, третий — только с них
может начаться общение. Только имея
опыт общения — пускай и не самый
удачный — с ними, можно сказать:
«А ведь мы как будто встречались...»
С ними связаны самые глупые мо-
менты жизни, глупые с точки зрения лю-
дей, не знающих эльфов по-настоящему.
Речь не идет о тех, кто не любит детей
(таких людей почти нет), речь о тех, кто
подходит к кроватке, где лежит эльф, с
благосклонной улыбкой, кто протягива-
ет эльфу палец со снисхождением. В от-
вет — отсутствующий и одновременно
сосредоточенный взгляд. «Еще не улы-
бается?» — говорят они с некоторым со-
жалением, не догадываясь, что улыб-
ка — первый шаг к превращению эльфа
в обычного симпатичного ребенка.
Человек, знающий, кто перед ним,
подходит к детской кроватке со смуще-
нием и неловкостью. Он протягивает ру-
ку и касается эльфа, тот не реагирует, но
ты чувствуешь, что тебя поприветство-
вали. Молчаливое приветствие было
приветствием в знак равенства, равен-
ства с тобой, и со звездами, и со всем
миром вокруг.
Проживая малюсенький отрезок
своей жизни рядом с эльфом, ты осозна-
ешь, что все в тебе сейчас обнажается.
Потом, когда-нибудь позже, будут мно-
гозначительные взгляды, сложные фра-
зы, неоднозначные решения, слова, пе-
редающие оттенки, но сейчас его ничего
не значащий взгляд — это и есть насто-
ящая жизнь. Ты отвечаешь ему ничего
не значащими словами и в эту секунду
живешь так, как и должен жить всегда. Научиться общению с эльфом очень
важно. Это позволит увидеть хрупкую
грань между нашим миром и всеми ос-
56
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Ближний круг
Родительский клуб
Посещение
эльфа
«С такими маленькими не понятно, что делать.
Вот когда они подрастут, мы сможем разговаривать,
куда-то ходить, что-то вместе делать...» Вам знакомы
эти слова? Мне — да. Я сама так раньше говорила. Текст: Анастасия ОТРОЩЕНКО
Фото: ИТАР-ТАСС 57
тальными, позволит ухватить неосязае-
мое. Общение с ним — очищение всех
чувств от наносной шелухи. Мы ведь за-
были, например, что такое «терпеливо».
У нас бывает «преувеличенно терпели-
во», или «терпеливо», когда с трудом
скрываешь раздражение. Но к просто
«терпеливо» нам помогает вернуться
лишь эльф. И так с каждым чувством, с
каждым нашим проявлением.
Я тру ему яблоко. Да, эльфы едят, они
же реальны, реальнее, чем мы, хотя и не
принадлежат еще почти нашему реаль-
ному миру. Даю ему сегодня пять капель.
А вокруг восхищенно замирают 15-лет-
ние подростки. Капля сока. Концентрат
всего, что есть в яблоке, — аромата,
сладости и кислинки одновременно.
«А можно я за ним доем? Ничего вкус-
нее не ел в жизни!» — конфузливое при-
общение к настоящему вкусу, настояще-
му запаху, настоящей жизни. В эльфе, даже когда он плачет или
кричит, нет самого страшного для
нас — нет страсти. Есть серьезное раз-
мышление, есть уравновешенность. Он
может испытывать боль, страх, ра-
дость, умиротворение, и в любом его
проявлении будет полнота и изобилие
жизни. Настоящей жизни, которой мы
лишены, которой мы не понимаем, а
когда видим ее проявления, то почти
не ценим их. Только эльф живет этой
минутой, все остальные — мечтами о
том, что скоро Дед Мороз принесет по-
дарки, а летом мы поедем на море, а
еще мы купим когда-нибудь что-ни-
будь. С ним можно ощутить тепло на-
стоящего, наиболее существенного,
что есть в мире, забыв тревожные
мысли о будущем, угрызения совести о
прошлом. С ним важно самое глав-
ное — тишина, тепло; рядом с ним нет
обмана, лицемерия, двоедушия. При-
сутствие эльфа — это проверка тебя:
кто ты есть на самом деле. С его мудростью ничто не сравнимо,
потому что в нем соединяется легко то,
что мудрейшие из мудрейших пытаются
соединить в себе всю жизнь — власть
без желания власти с простотой без лю-
бования ею. По-настоящему мудрые не
торопятся, торопиться им нет нужды. Все
будет тогда, когда должно быть. От тебя
почти ничего не зависит, потому что ты
лишь путник, странник здесь.
Рядом со мной приятное округлое
пыхтение. Случайно ловлю себя на том,
что усталость от всей предыдущей жизни
с такими важными вопросами, как при-
готовленный обед, убранная квартира,
состоявшиеся выходные, исчезает. Отказ от обладания вселенной, куда
можно проникнуть лишь с помощью
эльфов, — высшая трусость; наградой
храбрецу будет весь мир, пускай всего
на миг. Ты знаешь, что двери в этот мир
очень быстро закроются, но, проникая
в него, приобщаешься к самому глав-
ному, что есть на свете. К сожалению,
никто не станет тебя удерживать здесь.
Тебе останется лишь печально-нежное
воспоминание о прекрасном, которого
лишился.
Первая улыбка, первый зуб, первый
шаг — перед вами ребенок, первое ос-
мысленное слово — эльфа уже нет. Важ-
ным остается лишь то, что эта встреча
была. Тебе сказали пароль для того, что-
бы ты смог проникнуть за границы этого
мира. Ты забудешь пароль очень быстро,
забудешь, не успев им воспользовать-
ся, но всегда будешь помнить, что когда-
то его знал. РЕКЛАМА
Ближний круг
58
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Детский вопрос
Дмитрий ТЮТТЕРИН, директор детского сада «Семь гномов»:
— У многих из нас есть воспоминания о детском садике,
причем самого разного спектра: от самых плохих до самых
прекрасных. Кто-то помнит кашу с комками и то, как отличив-
шихся клали спать под портретом Ленина. Кто-то помнит лю-
бимую воспитательницу и до сих пор поддерживает дружбу с
одногруппниками. Многолетний опыт подсказывает мне: в
выборе сада, как и в решении отдавать ребенка в сад или нет,
родители ориентируются прежде всего на свой собственный
опыт. Это не правильно. Ваш опыт — не опыт вашего ребенка.
И если вы чувствовали себя в саду брошенным и одиноким —
не факт, что ребенок ваш также растеряется. И если вы помни-
те из садика только хорошее — ваш ребенок может ощущать
себя в саду совсем по-другому. Поэтому выбор стоит делать
осознанно и неэмоционально, давая трезвую оценку положе-
нию вещей и скрупулезно суммируя все плюсы и минусы. Плюсы домашнего пребывания —Каждый ребенок развивается индивидуально. Любая
работа в группе — своего рода прокрустово ложе: ребенок
вынужден работать в темпе группы, а значит, нарочно тормо-
зить там, где мог бы разогнаться. И пропускать то, что понять
не успел. Развивая ребенка дома, вы можете работать в
удобном для него ритме. Это намного эффективнее. —Выбирая домашнее образование, вы выбираете сво-
бодный график — нет необходимости вставать ни свет ни за-
ря, куда-то ехать. Можно дождаться, пока ребенок проснет-
ся во всех смыслах и уже после начать работать. Впрочем,
это же и своеобразные «грабли». Посещение садика все же
дисциплинирует. Причем не только ребенка, но и родителей.
—Вы покупаете ребенку те игрушки, которые считаете
нужным, исключив, к примеру, из его «рациона» Человека-
паука или детские игрушечные карты (есть и такие).
—Лучше мамы никто не накормит. Особенно это важно,
когда у ребенка существуют ограничения по питанию,на-
пример пищевая аллергия. Однако это все правда, если ма-
ма понимает, какое именно питание на самом деле необхо-
димо ребенку. И растит не Пончика и Сиропчика из сказок
Носова.
—Также очевидно, что дома безопаснее, и еще факт, что
в садиках дети много болеют. —А вот еще один из самых, пожалуй, весомых пунктов за
пребывание дошкольника в стенах дома: дома плохому не
научат. Причем, убежден, в первую очередь опасаться в са-
дике стоит именно того, что скажут ребенку не дети, а взрос-
лые. Взрослые бывают разными, тем более что в сфере до-
школьного образования сегодня ощущается нехватка
Детский сад: сажать или не сажать
кадров. Вскользь брошенное уставшим воспитателем обид-
ное слово может серьезно травмировать ребенка вплоть до
неврозов, энуреза или заикания. Но при этом родитель, оставшийся с ребенком дома, дол-
жен осознавать, что он вышел на работу в качестве одновре-
менно учителя, воспитателя и медицинской сестры. И ответ-
ственность за всестороннее развитие ребенка — на нем. Плюсы детского сада
Вы знаете, в каком возрасте ребенок должен уметь счи-
тать до пяти? Сколько калорий в день съедать? Сколько ему
положено физической активности? Как показывать картин-
ки? Как подобрать мебель по росту и что будет, если этого не
сделать? В детском саду ответы на эти и подобные им вопро-
сы давно известны. Также немаловажен такой момент, как
социализация: ребенок должен научиться знакомиться, иг-
рать с кем-то, взаимодействовать в группе, слышать и выпол-
нять указания взрослых, научиться отстаивать свои интересы
и научиться подчиняться и, главное, понять разницу между
первым и вторым. Эти навыки сродни навыкам автовожде-
ния — за партой их не получишь, а детсад — неплохой трени-
ровочный полигон для их приобретения. У своих сверстников
ребенок учится всему быстрее и охотнее, чем у взрослого.
Иногда родители годами могут биться над какой-нибудь
банальной бытовой проблемой, а ребенок, придя в садик, за
считаные дни справляется с ней. Так, например, в яслях де-
ти очень быстро привыкают к горшку, начинают самостоя-
тельно одеваться и есть. Все, что было нужно, это немножко
по-другому поставить задачу. Яркий пример,что со стороны
проблема видится проще: одна мама, только отдав в три го-
да сына в сад, узнала, что, оказывается, уже давно можно
было не перетирать ему всю еду в мелкое пюре. Она была
вполне адекватной, умной женщиной, просто продолжала
действовать по инерции. Как пережить адаптацию
Если по тем или иным причинам ваш ребенок идет в дет-
ский сад, позвольте предложить вам несколько советов, как
помочь ребенку пережить своего рода социальные роды, от-
деление от мамы. Если в семье все хорошо и садик хороший,
адаптация занимает в среднем полторы-две недели. Часто в
этот период дети болеют, интеллектуальное развитие может
не только замедляться, но даже откатываться назад, словно
ребенок мечтает вернуться в тот возраст, когда мама его не
оставляла в садике одного. Нередко из-за излишней эмоци-
ональности родителей, из-за их бессистемного поведения
адаптация перерастает в серьезную проблему и может при-
вести к различным детским травмам. Чтобы этого не про-
изошло, есть несколько простых правил.
«Детский сад — это ужас. Я помню, как меня заставляли есть морковную запекан-
ку, как дети ябедничали друг на друга, а в тихий час нужно было лежать и не шевелить-
ся, делая вид, что спишь! Я твердо решила, что не отдам своих детей в детсад. Но, мо-
жет быть, я не права, и они в садике будут лучше развиваться?» Анна «Осенью я отдаю ребенка в детский сад — необходимо выходить на работу. Как по-
мочь ребенку наименее болезненно привыкнуть к садику?» Вероника
1. Не врать. Ребенок не идет «в гости» или «в волшебное
место», он идет в детский сад. Если он поймет, что вы его в
этом вопросе обманули, то где гарантия, что вы не обманы-
вали его, когда обещали вернуться за ним? А остаться одно-
му — один из самых серьезных детских страхов.
2. Еще задолго до посещения детского сада надо подо-
гнать режим ребенка под садовский. 3. Если у вас есть тревоги и опасения, ни за что не гово-
рите о них ребенку, даже виду не подавайте. 4. Помните, что первые несколько дней, если это необходи-
мо, вы имеете право находиться в садике вместе с ребенком. 5. С самого начала помогите ребенку легко войти в дет-
ский сад, а расставаясь, не забудьте заверить, что непре-
менно вернетесь за ним. Не забывайте постоянно говорить
ему, что вы его любите. 6. В первый раз оставляйте ребенка на два-три часа. Не-
допустимо оставлять его сразу на весь день! 7. Приводите его в первый раз лучше всего на прогулку.
(И почему многие советуют приводить ребенка с утра? Ут-
ром, как правило, одни режимные моменты сменяют другие,
ребенку и так трудно, а тут еще куча незнакомых правил).
8. Когда вы уходите — расставайтесь с ребенком легко и
быстро. Долгое прощание с обеспокоенным выражением
лица вызовет у ребенка тревогу. 9. Дайте ребенку с собой его любимую игрушку, чашку
или еще что-нибудь, что будет согревать его сердце. 10. Сообщите воспитателю ласкательное имя ребенка,
подробности его домашней жизни, вообще, познакомьтесь
заранее с персоналом детского сада. 11. Не планируйте на период адаптации прививки, посе-
щение стоматолога и другие травмирующие процедуры. 12. Не ругайте ребенка за плохое поведение, вы же зна-
ете, что это не он, а его адаптация сейчас капризничает или
упрямится. 13. Поиграйте с ребенком домашними игрушками в дет-
ский сад, где какая-то из них будет самим ребенком. Понаблю-
дайте, что делает и говорит эта игрушка, помогите вместе с ре-
бенком найти ей друзей и решайте проблемы вашего ребенка
через нее, ориентируя игру на положительные результаты. ПАНТЕЛЕИМОН, епископ Орехово-Зуевский:
— Я знаю одного священника, который еще в советские
времена говорил, что ребенка отдают в детсад в двух случаях:
либо если родители умерли, либо если они сошли с ума. Дет-
ский сад может быть необходимостью — если родители нахо-
дятся в очень тяжелом материальном положении или мама
одна растит ребенка, — но никак не нормой. Иногда ребенка
и в детдом отдают, но мы же не считаем, что это правильно? Мне кажется странным говорить о пользе детсада как о
месте, где ребенок будет развиваться лучше, чем в семье.
Конечно, исключение могут составлять коррекционные дет-
сады, куда отдают детей-инвалидов, где с ними занимаются
по особой методике, — но это почти лечебные учреждения и
вынужденная ситуация. Конечно, когда-то придется идти в школу, но в школу ре-
бенок идет в семь лет, когда он уже хоть как-то сформиро-
вался как личность. Ребенка младше семи лет, я убежден,
нельзя бесконтрольно отпускать в детскую среду. Он может
быть там сломан. Особенно если у него есть какие-то особен-
ности, тонкая нервная система — а большинство детей сей-
час такие. Детский сад может стать мясорубкой, в которой
переломается душа. Нельзя утверждать, что детский коллек-
тив — лучший воспитатель. Да, кто-то, может быть, чему-то
научится. А кто-то — сломается. Почитайте рассказ Рэя Брэд-
бери «Детская площадка». Вспомните, что происходит на этих
детских площадках. В детском коллективе лидирует далеко
не лучший ребенок, который подминает под себя остальных.
И это никакая не мягкая адаптация перед школой, это жест-
кая ломка. Я не говорю, что не нужно ребенка отдавать в
школу — но хотя бы до школы он должен расти в семье, как
кенгуренок в сумке у своей мамы. Расти в атмосфере, где
все правила органичны для него. Процесс воспитания вообще вещь тяжелая и трагичес-
кая в нашем падшем мире. Дети рождаются хорошими, но
мы, воспитывающие их, изломаны грехом и их ломаем. Да-
же родители — что уж говорить о чужих людях.
Я помню себя в детском саду. Это было 60 лет назад, но
я сомневаюсь, что сегодня что-то изменилось. У меня был не
простой, а министерский детский садик, и все равно я вспо-
минаю его, как жуткое мученье. Например, у нас были две
воспитательницы. Одна была строгая, у другой была вседо-
зволенность. Я мучился, я не мог понять, как же все-таки
правильно поступать?! В семье мама что сказала, то пра-
вильно — формируется цельное сознание. А в саду сегодня
один воспитатель одно требует, завтра другой другое. Я в
детском саду научился всякой дряни. А способы наказания
какие у нас были! Родители могут даже не догадываться, что на самом де-
ле с ребенком в детском саду происходит, даже когда им ка-
жется, что все хорошо. Даже когда няню нанимают в семью,
умные люди ставят камеру — и то какие ужасы они иногда
наблюдают. Что говорить о садике?
В многодетной семье вопрос о детском саде обычно не
стоит, потому что она сама представляет общность, где детям
не скучно, где младшие учатся от старших и т. д. Очень хорошо, что придумали сейчас семейные детские
сады — когда многодетная мама получает зарплату. Конеч-
но, трения могут быть и в семье между братьями-сестрами.
Но все-таки в семье есть четкая иерархия, в отличие от сада,
где дети одного возраста.
Для развития, подготовки к школе достаточно водить де-
тей на развивающие занятия, на кружки — во время заня-
тий класс организован педагогом, дети заняты делом. Я убежден, что детей должны «дружить» родители — под-
бирать детям контингент друзей, играть с детьми, в том чис-
ле и на детской площадке, показывать им, как нужно играть,
как общаться. Конечно, иногда благодаря воспитателям, директору
может получиться что-то хорошее из детского садика. Бы-
вают исключения. Но сама система детских садов порочна.
И если уж есть такая крайняя необходимость отдать ребен-
ка в сад, нужно очень внимательно смотреть, что происхо-
дит с ребенком, как там с ним занимаются, какой там кон-
тингент детей. 59
Общее дело
История благотворительности
Вольный
и народный
В начале ХХ века самым известным
учебным заведением Москвы был
Народный университет. В России в то
время ничего подобного больше не
было: за умеренную плату (45 рублей
в год) знания здесь мог получить
любой желающий, независимо от
пола, вероисповедания,
политической благонадежности.
Университету было присвоено имя
человека, отдавшего для его
создания не только свое состояние,
но и все силы души. Блистательный генерал
Альфонс Леонович Шанявский ро-
дился в 1837 году в семье знатных, но
обедневших польских дворян. В семи-
летнем возрасте его определили в Туль-
ский кадетский корпус для малолетних.
Он был первым учеником там, стал луч-
шим среди курсантов Петербургского
корпуса и слушателей Академии Гене-
рального штаба. Все военные учебные
заведения Шанявский оканчивал с зо-
лотой медалью и «первым в списке».
Неудивительно, что его военная карь-
ера в Петербурге состоялась стремитель-
но. Но столицу Шанявскому очень быстро
пришлось покинуть: организм не вынес
здешнего климата, началось горловое
кровотечение. Поправлять здоровье он
отправился... на Дальний Восток. Здесь
как раз шло освоение Амурского края.
Налаживание коммуникаций, обустрой-
ство новых населенных пунктов, состав-
ление карт местности — все это было в
том числе и заботой молодого генерала.
В 37 лет он уходит в отставку, но Си-
бирь не покидает, а становится во главе
золотопромышленной компании. Повез-
ло ли Шанявскому, или ему помогли на-
блюдения и знания, сделанные и приоб-
ретенные более чем за десять лет жизни
в этом крае, который он исколесил вдоль
и поперек, но очень скоро его старатели
находят в верховьях Амура богатое мес-
торождение. Удача следует за удачей, и
Шанявский становится богатым челове-
ком. Но, наверное, самой первой удачей
сибирской жизни генерала была его
встреча с дочерью местного золотопро-
мышленника Лидией Алексеевной Род-
ственной. Они стали мужем и женой в
1872 году. Супруга была всего на три го-
да моложе Альфонса Леоновича, так что
этот брак был соединением двух сложив-
шихся личностей. Лидия Алексеевна,
женщина по-сибирски основательная и
деловитая, придерживалась передовых
взглядов. Она была участницей движе-
ния, добивавшегося равноправия жен-
щин с мужчинами при получении высше-
го образования.
Три года на alma mater
Через несколько лет Шанявские по-
кидают Сибирь и поселяются в Москве.
Их особняк на Новинском бульваре не
славился ни роскошными балами, ни
модными светскими салонами, зато его
адрес был хорошо известен многим
61
Текст: Наталья ПЛАХИНА
Фото диакона Андрея Радкевича
Общее дело
История благотворительности
62
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
профессорам Московского университе-
та. Шанявский уже обустроил Благове-
щенскую гимназию, купил землю и дал
средства на сельскохозяйственную шко-
лу в Чите (сейчас здесь сельскохозяй-
ственный институт). В Москве много сил
и средств он отдает для спасения Петер-
бургских женских врачебных курсов, ко-
торые закрыты властями.
В это время в Германии, Франции,
Дании открываются «свободные универ-
ситеты», и Шанявский заболевает идеей
создания подобного учебного заведе-
ния в Москве. Он понимает, что дело это
многосложное: надо организовать все
так, чтобы новый университет не только
на бумаге значился народным, но и на
самом деле был научным центром, даю-
щим образование всем желающим. Ос-
новы, концепцию, устав нового универ-
ситета он тщательно разрабатывает
вместе с единомышленниками.
Сам он к тому времени уже тяжело
болел: в 1901 году у Шанявского обна-
ружили аневризму аорты. Его жизнь
могла оборваться в любую минуту — от
неожиданного громкого звука, неверно-
го резкого движения, нервного перена-
пряжения. Лидия Алексеевна делала
все, чтобы непоправимое не случилось:
был снят дверной звонок, в доме все хо-
дили в обуви на мягкой подошве, мосто-
вая около особняка была устлана соло-
мой. Она тщательно прорабатывала все
документы, которые потом утверждал
Шанявский, следила за продвижением
бумаг в казенных инстанциях. И вот в
1905 году подготовительная работа бы-
ла завершена. 15 сентября Шанявский
направил в Московскую думу следую-
щее заявление: «В нынешние тяжелые
дни нашей общественной жизни, при-
знавая, что одним из скорейших спосо-
бов ее обновления и оздоровления
должно служить широкое распростране-
ние просвещения и привлечение симпа-
тий народа к науке и знанию, я просил
бы по возможности оказать содействие
скорейшему возникновению учрежде-
ния, удовлетворяющего потребности
высшего образования. Прошу принять от
меня для почина в дар Москве средства
для устройства Народного университета».
Через десять дней Дума постановила:
«Принять с благодарностью жертвуемое
господином Шанявским имущество для
устройства и содержания из его доходов
Народного университета».
В дарственной были предусмотрены
все мелочи и выдвинуто главное усло-
вие: университет должен быть открыт не
позднее чем через три года после со-
ставления документа — до 3 ноября
1908 года. Если этого не произойдет, то
средства будут направлены на другие
благотворительные цели. Это условие
было связано с тем, что Шанявский
слишком хорошо знал, сколько преград
будет выставлено Народному универси-
тету чиновниками от просвещения.
Днем 7 ноября нотариус заверил доку-
мент о дарении на нужды университета,
а вечером того же дня Шанявский скон-
чался. Теперь судьба главного благотво-
рительного проекта Альфонса Шаняв-
ского зависела от воли и энергии его
единомышленников, и конечно, Народ-
ный университет стал главным делом
его вдовы, Лидии Алексеевны.
В Москве и Петербурге разворачива-
лась целая кампания по противодей-
ствию этому небывалому новшеству — в
нем видели «источник новых вспышек ре-
волюции». Лидия Алексеевна ходила по
инстанциям в Москве, выезжала в Пе-
тербург, где переубеждала министерских
чиновников и депутатов. И вот 1 ноября
1908 года, когда до истечения срока, ого-
воренного в дарственной, оставалось
всего два дня, Народный университет
был торжественно открыт. Московская
дума постановила, что он будет носить
имя Альфонса Леоновича Шанявского.
Посторонних нет
Это был совершенно беспрецедент-
ный случай: университет был муници-
пальным, он не подчинялся министер-
ским чиновникам и был подотчетен
только Попечительскому совету, в кото-
рый входили как представители самого
университета, так и Московской думы.
В него мог поступить любой желающий,
достигший шестнадцатилетия. Здесь на-
до напомнить, что по существующим то-
гда правилам в университеты не могли
поступать выпускники реальных и ком-
мерческих училищ, духовных семина-
рий, технических и земледельческих
школ. Женщинам путь туда тоже был за-
казан. Для поступления же в Народный
университет не требовалось никаких до-
кументов и аттестатов, правда, и не вы-
давалось никаких бумаг выпускникам о
том, что курс прослушан. Но «шанявцев»
и без них охотно брали на работу как в
частные, так и в общественные органи-
зации. В университете было два отделе-
ния: на одном можно было восполнить
недостаток среднего образования, на
другом — прослушать курсы лекций по
естественно-научному, историко-фило-
софскому и общественно-юридическому
направлениям. Кроме того, здесь дей-
ствовали курсы, обучавшие актуальным,
что называется на злобу дня, знаниям и
навыкам: дошкольного воспитания,
библиотечные, по вопросам коопера-
ции, местного самоуправления и другие. И сегодня на Арбате сохранился этот
дом — трехэтажное здание, примыкаю-
щее к ресторану «Прага», именно в нем
открылся университет. В первом наборе
было четыреста слушателей, примерно
половина из них — женщины. Так как
большинство студентов днем зарабаты-
вали себе на пропитание или занимались
домом и детьми, то занятия проводились
по вечерам. Профессор Александр Кизе-
веттер, с первых дней преподававший в
университете историю, так описывал
свою аудиторию: «Какая пестрая карти-
на, какое смешение возрастов и одея-
ний! Во время лекций я видел сидящих
рядом офицера Генерального штаба и ва-
гоновожатого городского трамвая, при-
ват-доцента и приказчика магазина
“Мюр и Мерелиз”, барыню с пушистым
боа на шее и монаха в рясе».
Даже устроители не ожидали, что
университет будет столь популярен. На
второй год занятия приходилось прово-
дить и в здании Политехнического му-
зея, и в усадьбе Голицыных на Волхон-
ке — арбатские аудитории уже не
вмещали всех студентов. Стало ясно:
надо строить новый корпус. Город выде-
лил для него место на Миусской площа-
ди, где к тому времени складывался
центр народного образования: здесь
уже действовали ремесленное, реаль-
ное и начальное училища. В конкурсе на
проект здания победила работа архи-
текторов Иванова-Шица и Эйхенваль-
да. Территория была обустроена для
строительства, расчеты и чертежи гото-
вы, а работы не начинали — недостава-
ло средств. Но эта проблема быстро бы-
ла разрешена: «неизвестное лицо»
внесло в Думу 225 тысяч рублей. Все
знали, что это сделала Лидия Алексеев-
на, но она предпочитала не афиширо-
вать свои благодеяния.
Научный центр
Всего за год с небольшим здание на
Миусской площади было построено.
В1912 году студенты (а их было уже более
трех с половиной тысяч) начали учебный
год в новом дворце — по-другому этот
дом, признанный теперь федеральным
памятником архитектуры, и не назовешь.
Здесь были вместительные аудитории, ла-
боратории с современным оборудовани-
ем, домовая церковь, библиотека, сто-
ловая. А под стеклянным шатровым
куполом, спроектированным инжене-
ром-новатором Шуховым, разместился
амфитеатр на 600 мест, где проходили
знаменитые «шанявские» диспуты и се-
минары, на которые собиралась вся на-
учная элита Москвы. Да и многие науч-
ные мэтры преподают именно здесь.
В 1911 году в знак несогласия с реакци-
онной политикой министра народного
образования Кассо в Народный универ-
ситет из Московского уходит цвет профес-
суры: биолог Тимирязев, ученый-энцикло-
педист Вернадский, физики Лебедев и
Лазарев. Кроме них здесь читали курсы
минералог Ферсман, поэт и литературо-
вед Брюсов, аэродинамик Чаплыгин.
Один из студентов — будущий известный
генетик Тимофеев-Рессовский вспоми-
нал, что университет был «выстроен и обо-
рудован по типу совершеннейшего по тем
временам высшего учебного заведения»,
а кафедра экспериментальной биологии,
организованная профессором Кольцо-
вым, была первая не только в Европе, но,
возможно, и в мире. Она дала потом мно-
жество крупных ученых.
В стенах на Миусской площади не
только постигали научные премудрости,
но и увлеченно проводили досуг. В боль-
шом амфитеатре «шанявцы» устраивали
театрализованные представления, кон-
церты. Особо славился их хор, где вместе
со студентами пели и маститые профессо-
ра. Коллектив сопровождал службы в до-
мовом храме и в только что открытом
приделе строящегося собора Святого
Александра Невского. Кстати, в партии
вторых теноров здесь пел еще один «ша-
нявец» — Сергей Есенин. А Шаляпин в со-
провождении хорового коллектива не
раз исполнял свои коронные «Дубинуш-
ку», «Эй, ухнем», «Вдоль по Питерской». Хор
побывал даже в Париже, где представ-
лял русское искусство в программах зна-
менитых Дягилевских сезонов.
63
— У нас около 30 благотворитель
ных программ. В их числе поддерж
ка нескольких негосударственных
школ. Это «София» (город Клин),
«Рождествено» (село Рождествено,
Истринский район Подмосковья),
СвятоПреполовенская школа и Свя
тоГеоргиевская школа (обе в Росто
венаДону), гимназия № 12 (Омск).
Образовательные инициативы —
часть масштабного проекта «Боль
шая семья». Он направлен на по
мощь детям из многодетных малоо
беспеченных семей. Проект старто
вал два года назад. Сначала средства
предоставлялись на первоочеред
ные нужды: бытовую технику, одеж
ду. Потом мы стали устраивать похо
ды в театр, в цирк. Образователь
ные инициативы стали новым эта
пом. Многодетные малообеспечен
ные семьи у нас все еще остаются
«не в фокусе» общественного внима
ния. Если то, что необходимо помо
гать ребятам из детских домов, для
всех очевидно, то о таких семьях су
ществует предубеждение, что они
как бы сами виноваты в своих проб
лемах. Но ребята из многодетных
семей также нуждаются в том, что
бы получать хорошее образование,
иметь возможность развиваться ду
ховно и культурно, как и другие, кто
оказался в сложной ситуации. Мы
понимаем, что закупка оборудова
ния, обустройство классов и площа
док, гранты учителям — важные ве
щи. Но наша задача в первую оче
редь в том, чтобы помощь получили
талантливые ученики. Банк выпла
чивает им стипендию. Кроме того,
мы собираем для учеников подарки:
книги, игрушки. Например, такая
акция прошла в гимназии «София» к
1 сентября. У детей меньше возмож
ностей, как ни странно, для получе
ния помощи. Как бы ни было труд
но, школа может чтото получить от
государства, учитель может подра
ботать, а ребенок, растущий в мно
годетной семье, ограничен возмож
ностями его родителей. В этом суть
нашей стратегии, если сформулиро
вать ее коротко. Наверное, в помо
щи вузам и студентам проще увидеть
перспективу: из отличившихся сту
дентов можно вырастить целую ко
манду профессиональных кадров и
нанять на работу. Оказывать по
мощь школе, тем более той, в кото
рой учатся дети из малообеспечен
ных семей, занятие не столь «благо
дарное». Но разве от этого оно ме
нее важно?
РЕКЛАМА
Кто и почему жертвует на образование в наши дни
Алексей КОРОВИН, президент, председатель правления
ОТП Банка: «Мы помогаем школам, где учатся
ребята из многодетных
малообеспеченных семей»
Полезный и красивый подарок!
Православные сувенирные магниты
Мы изготовим для вас
магниты
с изображением
вашего храма,
монастыря,
воскресной школы.
Праздничные
магниты к памятным
датам. Магниты для
паломников.
Тел.: (495) 943-04-98 (офис), (901) 541-02-21 (Татьяна)
podpiska-nsad@yandex.ru, podpiska@nsad.ru
Общее дело
История благотворительности
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
«Окаянные дни»
«...Вдова основателя Народного уни-
верситета находится в настоящее время в
чрезвычайно бедственном положении.
Ходом событий она, помимо своего жела-
ния, заброшена в совершенно чужой ей
город Чернигов, где терпит крайнюю нуж-
ду». Так начиналось прошение о помощи,
поступившее в 1920 году во ВЦИК от
Правления Московского городского на-
родного университета, который, впрочем,
уже был закрыт. В письме сообщалось,
что Лидия Алексеевна, потерявшая зре-
ние и слух, живет в маленькой комнатуш-
ке вместе со своим секретарем Э. Р. Лау-
перт, которая взяла на себя заботу по
уходу за пожилой женщиной. Ведь вдове
Шанявского было 79 лет. Женщины едят
один раз в сутки — это бесплатный обед в
кооперативной столовой, у них нет теплой
одежды, поэтому зимой они на улицу не
выходят, нет денег на обогрев комнаты,
на бумагу для писем. «Лидия Алексеев-
на,—говорилось далее в прошении,—
принадлежит к числу тех лиц, которые вло-
жили больше всего своей души и своего
труда в создание первого в России демо-
кратического университета». Члены прав-
ления напомнили о просветительской и
благотворительной деятельности Лидии
Алексеевны и ходатайствовали об оказа-
нии ей всесторонней помощи. Прошение было рассмотрено, Ша-
нявская и ее секретарь возвратились в
Москву, где им было назначено денеж-
ное содержание. Через год Лидии Алек-
сандровны не стало, ее похоронили ря-
дом с мужем на кладбище Алексеевского
монастыря. Сегодня этого кладбища, так
же как и монастыря, не существует. На их
месте проложена трасса Третьего транс-
портного кольца.
А что стало с университетом, воль-
ным и народным? В 1919 году универ-
ситет расформировали, потом в его
здании открыли Коммунистический
университет. Троцкий и Сталин отмети-
лись там в числе лекторов. В советские
годы здесь была Высшая партийная
школа. Сейчас это главный корпус Рос-
сийского государственного гуманитар-
ного университета —РГГУ. В его цент-
ральном вестибюле вас встречает бюст
Альфонса Леоновича Шанявского, че-
ловека, который много сделал для того,
«чтобы дать России как можно больше
умных, образованных людей».
— В 1998 году, когда произошел де
фолт, Владимиру Потанину при
шлось переосмыслить свою благотво
рительную политику. Нужно было вы
брать какоето одно, главное направ
ление. Причем хотелось сделать это
максимально эффективно. Поэтому
решили помогать сильным и актив
ным, чтобы они, встав на ноги, уже
тянули за собой других и начинали
менять ситуацию вокруг себя. Феде
ральная стипендиальная программа
как раз и реализует эту стратегию.
Критерии отбора студентов в эту про
грамму довольно жесткие. Начальное
условие — нужно год учиться на одни
пятерки. Затем претенденты прохо
дят конкурсный отбор, и в результате
мы отбираем тех, кто работоспосо
бен и обладает знаниями плюс готов
двигаться дальше, готов проявлять
активность и инициативность. Про
грамма нацелена на развитие этих ка
честв. И студенты стремятся в нее по
пасть не столько изза стипендии (она
не слишком велика — ежемесячно
3,5 тысячи рублей в течение года), а
именно изза перспектив, которые им
открываются в программе: они обща
ются с такими же талантливыми и ак
тивными, как они, узнают техноло
гии, как двигаться дальше в своем раз
витии. Студентов мы берем из луч
ших вузов страны. Каждый год в про
грамме участвуют 60 вузов, их список
постоянно обновляется (у нас есть
свой рейтинг). Рейтинг позволяет
сравнить вузы по уровню лучших сту
дентов и преподавателей. Мы оцени
ваем «жирность сливок». Кстати,
МГУ или МГИМО в рейтинге могут
уступить первенство региональным
вузам. Столичные студенты обычно
лидируют на уровне тестирования,
когда мы проверяем логику и круго
зор. Но там, где речь идет об инициа
тивности, готовности развиваться,
выигрывают уже вузы провинциаль
ные. Просто у тех, кто поступил в
МГИМО или МГУ, часто есть такое
ощущение, что половина жизненного
успеха уже в кармане. Но в современ
ной парадигме образования важную
роль стали играть не только знания
(они быстро устаревают), а умение и
стремление их добыть, умение ре
шать задачи, умение пройти дальше в
своем профессиональном развитии.
Мы не вмешиваемся в учебные про
граммы вузов. Мы развиваем в студен
тах эту вторую, не менее важную для
образованного человека составляю
щую. Конкурс студенческих волон
терских проектов — это кульминация
стипендиальной программы. Ребята
представляют их на Летних и Зимних
школах Благотворительного фонда
В. Потанина, куда съезжаются со
всей страны. Проект — это подробно
разработанное предложение по улуч
шению окружающей жизни. Фанта
зию ребят мы ограничиваем только
рамками направлений, а темы они
выбирают сами. Это может быть все
что угодно: организация студенчес
кого театра, помощь бездомным жи
вотным, распространение математи
ческих знаний в провинциальных
школах, развитие донорства в студен
ческой среде... Дневники проектов
можно увидеть на сайте www.stipen
dia.ru. Победители получают грант
на реализацию от фонда, но могут ре
ализовать проект и без нашей помо
щи. Второе направление нашей рабо
ты — поддержка преподавателей. Но
вая программа фонда называется
«Преподаватель онлайн». Говорить
о ней можно долго, но суть в том, что
мы путем конкурсов отбираем луч
ших преподавателей в вузах и выде
ляем им гранты на создание их пер
сональных учебных сайтов. Это по
пытка решить еще одну глобальную
проблему нашего высшего образова
ния: студенты и преподаватели жи
вут в разном информационном про
странстве. С помощью интернеттех
нологий мы пытаемся приблизить их
друг к другу. Опять же: мы не влияем
на содержание образования, мы пы
таемся изменить сами образователь
ные технологии. На наш взгляд, это
намного важнее.
Кто и почему жертвует на образование в наши дни
Наталья САМОЙЛЕНКО, заместитель генерального
директора благотворительного Фонда В. Потанина: «Мы поддерживаем сильных
студентов — тех, кто хочет
двигаться дальше»
64
65
Общее дело
Взгляд изнутри
Незнакомцы в шарфах
После декабрьских событий на Манежной площади все
заговорили о футбольных фанатах. Мол, это они устраивают
стихийные погромы и выступления против приезжих.
Конечно, многие не раз встречали их в метро, в электричках,
на улицах в дни матчей: пьяные агрессивные парни
и девушки, в шарфах своих команд, орущие речовки
и пугающие мирных граждан, особых симпатий не вызывают.
И за футбол в моменты таких встреч становится обидно.
Что же получается? Все, кто увлекается этой красивой
зрелищной игрой, страдают агрессией и ксенофобией?
Разобраться что к чему нам помогла фанатка футбольной
команды ЦСКА Катя (имя вымышленное, так как девушка
попросила сохранить анонимность).
— Катя, давай разберемся с тер-
минологией, ведь фанаты и болель-
щики — это разные вещи.
— Болельщиком может быть каждый.
Вы включаете футбол по телевизору и бо-
леете за любую команду. Вы можете схо-
дить на матч и вместе с фанатами на ста-
дионе болеть за кого-то из играющих. Вы
можете целенаправленно болеть только
за одну команду всю жизнь или какой-то
период. Но при этом не быть фанатом, по-
тому что фанат — это гораздо больше чем
Беседовала Диана РОМАНОВСКАЯ
Рисунок Татьяны Лапонкиной
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Общее дело
Взгляд изнутри
болельщик. Это как смысл жизни. Это лю-
бовь к одной конкретной команде, выез-
ды на матчи, как домашние, то есть в сво-
ем городе, так и в других городах, за
границей. Наши действия мы координи-
руем с действиями клуба. Клуб помогает
выезжать на матчи. С визами, например,
если надо срочно, помогают. Через клуб
мы покупаем билеты на сам матч. Встре-
чаемся с командой. То есть они нас знают
и ценят. В случае чего — выручают. В про-
шлом году один фанат не мог уехать из
Владивостока, что-то у него случилось.
Клуб ему помог. Но тут главное — не фор-
ма. Надо, чтобы в душе это было. Оно ли-
бо есть, либо его нет. Изнутри идет. Не мо-
гу как-то иначе объяснить.
— А можно сначала быть фанатом
одной команды, а потом — другой? — Нет, менять команду нельзя. Это
как предательство. Или вы болеете за
одну команду, или не болеете вообще.
— А как стать фанатом? — Надо этого хотеть. Любить свою
команду. Я не знаю, как еще. Надо, что-
бы все увидели, что у вас это от души.
К нам обычно приходят по знакомству.
Чтобы со стороны кто-то пришел и ска-
зал «хочу к вам»... разве только школьни-
ки какие-нибудь. Но это не то. Человек
может пойти на футбол и проявить себя
во время матча так, что будет ясно: он
достойный. Тогда его фанаты сами позо-
вут к себе. На тренировку, например на
бокс. Пошли, мол, с нами. А случайно со
стороны прийти — так не бывает. — А кто такие «карланы»? — Это от слова карлик. Маленькие
люди, считающие себя фанатами, кото-
рые напиваются перед матчами, устраи-
вают драки в метро. В общем, ведут себя
так, как нормальные ребята никогда не
сделают. Они прежде всего по возрасту
маленькие. Им лет по шестнадцать, не
выросли еще. Если вы посмотрите на фо-
тографии тех, кто был на Манежке, вы
увидите, что там совсем зеленая моло-
дежь, которая ничего не понимает. Их
кто-то туда позвал, они и пошли. — Вас не было тогда на площади? — Нет конечно. Там вообще не было
фанатских группировок. Только какие-то
ангажированные карлики. — И настоящие фанаты не пьют и
не дебоширят? — Послушайте, все люди могут вы-
пить. Например, на последнем матче
ЦСКА было очень холодно. Мы взяли с со-
66
РЕКЛАМА
Гибель болельщика «Спартака» Егора Свиридова объединила фанатов из противобор-
ствующих клубов и заставила их на время забыть о раздорах. В Москве на сороковой
день после убийства Егора прошла панихида в храме Святителя Николая на Трех Горах.
В Петербурге, традиционно «зенитовском» городе, тоже прошли акции памяти. На фо-
то: фрагмент панихиды, прошедшей в Князь-Владимирском соборе Северной столицы.
Фото ИТАР-ТАСС/Интерпресс/Петр Ковалев
бой коньяк и чай в термосе. Но так мог
бы сделать и не фанат, холодно же. Иног-
да перед футболом мы все вместе соби-
раемся в баре, чтобы пообщаться. Выпи-
ваем там. На выездах — да, веселимся.
Но это не называется «напиться и дебо-
ширить». Потому что есть те, кто в прин-
ципе не приходит на матч трезвым. У них
цель такая — напиться перед матчем в
стельку. Это не про нас. У нас народ в
большинстве своем ведет довольно здо-
ровый образ жизни. Многие совсем не
пьют и не курят. Процентов восемьдесят
фанатов занимаются спортом: бокс, кудо
и так далее. А после матча многие просто
едут домой, к семье. Радостные, счастли-
вые. Или, наоборот, расстроенные, взбе-
шенные. И никаких драк и потасовок. — А как же агрессия? Ведь фана-
ты славятся своими драками.
— Да нет у фанатов никакой агрес-
сии. Просто это очень активное поведе-
ние. Если вы о драках перед матчами, то
чаще всего они согласованы заранее.
Лидеры команд договариваются о том,
где, когда и сколько человек встретятся,
какие будут действия, какие приемы. Это
цивилизованные драки, если можно так
сказать. Вроде разминки, соревнова-
ния, способа поддержки своих команд.
Но есть и стихийные, да. Ну представьте,
что человек так болеет за свою команду,
так хочет, чтобы она победила, что готов
побить того, кто может этому воспрепят-
ствовать. То есть фанатов других ко-
манд. Это от переизбытка эмоций, от
взбудораженности. И это нормально.
Это только показывает, насколько силь-
но человек предан команде и как сильно
он хочет, чтобы соперник проиграл. — То есть фанаты разных команд
ненавидят друг друга? — Нет, не ненавидят, а конфликтуют.
«Спартак» — с ЦСКА, «Зенит» — с «Дина-
мо». Так исторически сложилось. И то
сейчас говорить о конфликтах не прихо-
дится. После смерти Егора Свиридова
все это исчезло. Фанаты поняли, что сей-
час время объединяться, а не спорить,
кто круче. Когда был молебен на месте
его смерти — там были фанаты и болель-
щики всех команд. Они пришли поддер-
жать жену и родственников Егора. И там
было не важно, за какую команду кто бо-
леет. Потому что есть вещи посерьезнее.
Мы поняли, что мы все друзья. Даже
больше — семья. И ощущали единство.
Не зря же говорят, что беда объединяет.
— То есть ваше присутствие на па-
нихиде имело не религиозное, а иное
значение? — Да. Религия тут ни при чем. У нас
ребята самых разных религий. Есть и те,
кто каждое воскресенье в церковь хо-
дит. Есть язычники. Наверное, еще кто-
то есть, я не знаю. А многие вообще ни-
как себя не идентифицируют в этом
смысле. Мы тогда просто пришли как
поддержка. Это было нужно, как боль-
шой акт единения.
— А какие вообще у фанатов отно-
шения с Православием? — Это все равно что спросить, ка-
кие у людей отношения с Православи-
ем? Люди-то разные все. Я уже говори-
ла, самых разных вероисповеданий
или вовсе без них. Главное-то не это.
А ощущение семьи и единства. Если у
кого-то что-то случилось, он может
быть уверен, что ему придут на по-
мощь. Любая вообще беда. Болезнь
какая-нибудь. Соберут деньги, каж-
дый поможет чем может, иногда даже
последним. Вот я уверена, что меня
выручат, что бы ни случилось в моей
жизни, и я дорожу этим. Для этого же
не нужно быть человеком какой-то
конфессии.
— Катя, знаешь, у рокеров есть
свой священник, игумен Сергий Рыб-
ко. Он перед концертами произносит
небольшую проповедь. Ненавязчиво
так. Как бы отнеслись фанаты к тому,
что священник перед матчем сделал
бы то же самое? — Не думаю, что это уместно. Я со-
всем не против Православия, у меня
много православных знакомых, даже
воцерковленные есть. Но это действи-
тельно совсем другая область. Фана-
том может быть любой, вне зависимо-
сти от вероисповедания, потому что
главное — не это, а человечность, пре-
данность, готовность помочь, выру-
чить, поддержать. Диакон Андрей КУРАЕВ: — Нам необходимо
учиться общаться с фут
больными фанатами на
языке их культуры и от
талкиваясь от их систе
мы ценностей. Безуслов
но, нужны священники,
которые будут вести с ни
ми диалог. В Церкви мил
лионы разных людей с
разными талантами и увлечениями. Тихие
молитвенники нужны так же, как и пламен
ные проповедники. Ведь фанаты не тождес
твенны своим шарфикам. Они прежде всего
люди. Так вот, надо дойти до их человеческо
го, сделать их еще большими болельщиками,
чем они есть. А именно — чтобы они не толь
ко болели со стороны, но и сами бы заня
лись физкультурой. КОММЕНТАРИИ
67
Священник Глеб ГРОЗОВСКИЙ, духовник
футбольного клуба «Зенит»: — Думаю, настало время, по апостолу Павлу,
«для всех сделаться всем, чтобы спасти по крайней
мере некоторых». Конечно, самый идеальный ва
риант — это воспитание детей и оглашение взрос
лых. Тогда болельщики будут вырастать благочес
тивыми. А пока такого не предвидится, необходи
мо начать с объединения частных инициатив в об
щественное движение, создать единую информа
ционную базу, координировать миссионерскую и
социальную деятельность в области спорта. Привлечение средств мас
совой информации позволит выдающимся спортсменам стать приме
ром не только для детей, подростков, но и для молодежи. Удаляясь от
зла, человек творит благо. Под злом я разумею перегибы в фанатском
движении. Что лучше: сохранить субкультурную идентичность или вос
питывать культуру боления? Очевиднее, на мой взгляд, вариант, связан
ный со свободой общества от драк, разгромов и убийств. Невозможно
совместить православную веру с любым проявлением фанатизма, рели
гиозного или футбольного.
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Мы решили узнать, как проходят бла-
готворительные ярмарки в частной пра-
вославной школе «Знак» и в Свято-Ди-
митриевской школе. В «Знаке» эти
мероприятия стали традицией: рождест-
венские и пасхальные базары здесь ус-
траивают уже пять лет подряд. А «димит-
риевцы» провели пока две ярмарки и
готовятся к третьей. Но результаты уже
впечатляют: в общей сложности собра-
ли более двухсот тысяч рублей!
Подготовка к ярмарке, как правило,
занимает два-три месяца, рассказыва-
ет Елена Тюттерина, заместитель дирек-
тора по дополнительному образованию
школы «Знак». Это время нужно, чтобы
успеть смастерить достаточно товаров
на продажу. В Димитриевской школе о
предстоящем событии всем ученикам и
их родителям сообщают примерно за
два месяца. После этого можно пода-
вать заявки — сообщать, сколько и ка-
ких поделок кто принесет. Все изделия
должны быть сданы не позже чем за не-
делю до ярмарки, выпечка — за день.
Это нужно, чтобы оценочная комиссия
из родителей, учителей и добровольцев
успела назначить цены, рассортировать
поделки по павильонам и красиво офор-
мить витрины. «Когда мы готовились к
первой ярмарке, то даже не ожидали,
что работы будут такими качественны-
ми», — говорит Марина Разночинцева,
ответственная за культурную программу
Общее дело Объектив
Секреты школьной ярмарки
Текст: Ирина РЕДЬКО
Фото: Павел СМЕРТИН
68
Благотворительная
школьная ярмарка —
это праздник, творческий
и веселый. К участию
приглашаются все: дети,
родители, друзья, учителя.
Но проводить ее надо
с умом: чтобы помимо
веселья и польза была.
На ярмарке продают
только то, что сделано
руками самих ребят. А все
вырученные средства идут
на дела милосердия.
69
в Димитриевской школе. Комиссия да-
же ничего не отбраковала, и все было
принято для благотворительной прода-
жи. Надо было только придумать, как то-
вары распределить по классам — «тор-
говым павильонам».
Чтобы организовать ярмарочные па-
вильоны, нужна фантазия. Можно под-
ходить просто и делить изделия на дере-
вянные, глиняные, текстильные и т. п.
Можно придумать для торговых рядов
красивые названия. Например, на пер-
вой ярмарке в Димитриевской школе
действовали павильоны «Русский дом»
(поделки с народными мотивами), «Гале-
рея» (художественное творчество),
«В ожидании Рождества» (сувениры-по-
дарки). На Рождественской ярмарке то-
вары были распределены по странам:
Россия, Украина, Англия, Германия, Фин-
ляндия, Япония. Правда, деление это
было по большей части условное: напри-
мер, праздничные открытки и сувениры
из соленого теста «уехали» в Германию, а
самодельное мыло и кружева — в Фин-
ляндию. Вход в каждый класс-павильон
украшал соответствующий плакат, а в
коридорах висели указатели. В школе «Знак» в прошлом году в те-
чение Великого поста каждую пятницу
проходили творческие мастер-классы.
Так одновременно шло и обучение мас-
терству, и подготовка к ярмарке. «В этом
был еще и педагогический смысл —
весь пост мы все вместе трудились», —
поясняет Елена Тюттерина. «Очень охот-
но откликаются на все это младшие де-
ти, до седьмого класса, — делится опы-
том Елена. — Восьмиклассники иногда
помогают украшать зал, но поделки не
делают: они считают, что склеивать и
шить что-то — не для них». В Димитриев-
ской школе в организации ярмарки
вместе со школьниками участвуют сту-
дентки Свято-Димитриевского училища.
На Рождественской ярмарке они офор-
мили павильон «Россия» и были там гос-
теприимными хозяйками-продавцами.
Важно не только сделать товары, но
и зазвать как можно больше гостей.
В школе «Знак» за месяц до ярмарки вы-
вешивают плакаты на информационных
стендах, классные руководители обзва-
нивают родителей. В 2010 году перед
Рождеством школа «Знак» решила про-
вести две ярмарки: традиционную в
школе и районную в соседнем доме
1. Последние приготовле-
ния. Продавщица Саша
вместе с мамой расклады-
вают и изучают товары 2. Японский павильон был
самым экзотическим и
пользовался большой попу-
лярностью у посетителей.
Их встречали девушки в ки-
моно, которые танцевали
под японскую музыку и чи-
тали хокку
3. В финском павильоне
все продавцы были одеты в
национальные костюмы
финских крестьян. Экскур-
сантам показывали ма-
ленькое представление-
презентацию о Стране ты-
сячи озер. Piparkakku в пе-
реводе с финского — «им-
бирные пряники»
1
2
3
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
творчества. Чтобы оповестить жителей
о предстоящем празднике, были напеча-
таны плакаты, которые развесили по
району. За десять дней до события на
здании дома творчества появился бан-
нер. Правда, большая часть гостей все
равно попали сюда случайно: привели
детей на елку, а тут еще и ярмарка, и ма-
стер-классы, оказывается. Поначалу го-
сти даже побаивались участвовать. Но
потом многие втянулись и смастерили
массу красивых поделок. Организаторы
не собираются останавливаться: по их
мнению, такие школьные ярмарки рай-
онного масштаба могут сплотить людей
вокруг добрых дел. Поэтому после яр-
марки на подъездах домов появились
благодарственные обращения. Весной в
парке «Лианозово» школа «Знак» плани-
рует провести спортивный праздник и
новую ярмарку. В пригласительной афише очень важ-
но указать, в чью пользу будет проходить
ярмарка. «Люди лучше откликаются, когда
это адресный сбор средств и понятно, ко-
му именно пойдут деньги», — считает Еле-
на Тюттерина. Школа «Знак» начала про-
водить такие ярмарки, познакомившись с
фондом «Отказники». Сбор вещей для ма-
лышей перерос в благотворительный
праздник. В Димитриевской школе орга-
низаторы обратились в фонд «Подари
жизнь», и там им порекомендовали со-
брать деньги для Арины Устян: ей была не-
обходима операция по пересадке костно-
го мозга. Имя и фотография этой девочки
Общее дело Объектив
1
70
1. В павильоне «Украина» торговля идет полным
ходом. Перед началом продаж ребята разыгра-
ли сказку «Теремок» на украинском языке
2. Английский павильон. Рисунок на стене —
имитация готического витража
3. Когда товары были проданы, свои двери от-
крыл аукционный дом Grant. На продажу выста-
вили лучшие «произведения». Их отобрали зара-
нее. Под руководством завуча школы торги вели
восьмиклассники. Всего было 12 лотов. За кукол
в костюмах сестер милосердия разгорелась не-
шуточная борьба. Этот лот ушел за 351 фунтик
4. Вертеп для самых маленьких подготовили сту-
дентки факультета церковных художеств ПСТГУ
3
2
4
71
были помещены на пригласительную афи-
шу. Собрали в результате сто десять тысяч
рублей. Мама Арины была очень тронута
этой поддержкой. Вот что она написала в
письме школьникам: «Дорогие дети и до-
рогие организаторы ярмарки! Благодаря
вам была собрана большая сумма. Для ко-
го-то это просто деньги. Но для нас это
жизнь нашего ребенка...» На зимней яр-
марке «димитриевцы» выручили сто одну
тысячу рублей. Эти деньги пошли на по-
мощь старикам, опекаемым приходом
Свято-Димитриевского храма.
И вот все приготовления позади, по-
мещение школы украшено плакатами о
благотворительности, приглашениями
посетить павильоны с различными това-
рами, отведать вкусных пирожков в чай-
ной, принять участие в мастер-классах,
конкурсах, аукционе и прочих затеях, ко-
торые придумали организаторы. Можно
начинать праздник.
Поделки стоят того, чтобы их увидели
все, решили в Димитриевской школе. По-
этому перед продажей проводится вы-
ставка. На Рождественской ярмарке этого
года гостей разделили на семь групп и
провели их под руководством экскурсово-
дов по специальному маршруту из семи
«стран». В Англии они услышали Шекспира
на английском. В России посмотрели
плясовую. В Германии узнали о немец-
ких праздничных традициях. После этого
началась торговля. В Димитриевской
школе решили, что детям (продавцам и
покупателям) не стоит иметь дело с на-
стоящими деньгами, и придумали соб-
ственную валюту — фунтик. На ярмарке
действовал обменный пункт с курсом
10 рублей за фунтик. Валютным касси-
ром «работала» учительница. А продав-
цами были дети, но в каждом павильоне
обязательно был «старший товаро-
вед» — кто-то из взрослых.
В школе «Знак» на открытие ярмар-
ки иногда приглашают музыкантов.
Концертная программа — украшение
праздника. В Димитриевской школе му-
зыкальная часть обычно проходит за
чаем, среди выступающих — дети и ро-
дители. А Рождественская ярмарка это-
го года завершилась специальным
представлением для самых малень-
ких — вертепом.
Сохранить ребенка
«Колыбель» — наверное, единствен-
ная в России организация, где знают,
как превратить полную отчаяния девуш-
ку, пришедшую делать аборт, в мать, ко-
торая может самостоятельно позабо-
титься о себе и своем ребенке. У этого
«превращения» несколько этапов. На
первом работают пять врачей-консуль-
тантов — сотрудников «Колыбели» и че-
тыре врача-гинеколога (они волонтеры),
а также два психолога. Они проводят бе-
седы во всех женских консультациях, в
резус-лаборатории и непосредственно в
абортарии. Таким образом, каждая жен-
щина, обратившаяся по поводу аборта,
два или три раза встречается с сотрудни-
ком центра. Беседы направлены на то,
чтобы сохранить жизнь нерожденного
ребенка. В месяц врачи и психологи ус-
певают провести 40—50 индивидуаль-
ных бесед. В результате свое решение
только за 2010 год поменяли более
200 женщин. Если выяснится, что жен-
щину на аборт толкают причины соци-
ального характера (бросил отец ребен-
ка, бедность, негде жить и т. д.), то ее
направляют за помощью в «Колыбель».
Поддержать маму
Если мама соглашается встать на
учет в «Колыбель», рожает ребенка и не
сдает его в детдом, она получает помощь:
ежемесячный продуктовый набор на
сумму 500 рублей (пока ребенку не ис-
полнится полтора года). Еще до рожде-
ния малыша ей предоставляют бесплат-
ную юридическую помощь (написание
исковых заявлений, представительство
в суде и т. д.), консультации психолога.
Она может подготовиться к родам и мате-
ринству в «Школе для беременных» и
«Школе матери» (двухмесячные циклы
обучения). Важная часть работы цент-
ра — социальный патронаж: мамам по-
могают найти работу, устроить детей в
садики, помогают сделать ремонт, ухажи-
вают за детьми. Духовную помощь оказы-
вают православные священники. Центр
помогает достать лекарства, детские ве-
щи, коляску, кроватку. Для этих целей име-
ется склад. После того как коляска и кро-
ватка становятся больше не нужны, их
передают новой маме. Если ситуация кри-
тическая (нет жилья, угроза насилия, де-
прессия и т. п.), то беременную или маму с
младенцем помещают в приют. Научить
самостоятельности
Приют рассчитан на семерых мам с
младенцами, общая площадь — 130 кв.
метров. Средний срок пребывания в при-
юте — три месяца, в особых случаях — по-
ка ребенку не исполнится полгода, в сов-
сем особых — до десяти месяцев. Мам
там кормят, они общаются с психологами
и врачами. В приюте действует принцип
взаимопомощи: пока одна мама работа-
ет,другие сидят с детьми. Раз в неделю в
приюте бывает священник — исповедует
и причащает. Раз в месяц он крестит мла-
денцев. К концу пребывания в приюте ма-
ма должна решить свои проблемы: офор-
мить документы, получить все денежные
пособия от государства, по возможности
заново выстроить отношения с родствен-
никами, найти работу и жилье. Когда жен-
щина выходит на работу, она может остав-
лять своего ребенка в микрояслях.
МИЛОСЕРДИЕ.РУ
Кризис в кризисном центре
С 2003 года в Ивановской области действует «Колыбель» — кризисный
центр для беременных и мам, попавших в трудную ситуацию. Создали его
активные и неравнодушные православные люди. Благодаря «Колыбели»
на свет родилось более 500 детей, количество абортов в области
снизилось. Ежемесячно помощь здесь получают около 150 матерей-
одиночек. В этом году государство отказало центру в поддержке.
72
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Текст и фото: Кирилл МИЛОВИДОВ
1
2
Ясли размещаются в трехкомнатной
квартире в центре города и рассчитаны
на 10-12 детей. С детьми работает про-
фессиональный педагог, в качестве ня-
ни по очереди остаются мамы. Женщи-
ны, устроившиеся на работу, платят по
50-100 рублей в день, в зависимости от
того, сколько ребенок проводит време-
ни в яслях. Квартиру безвозмездно
предоставляет благотворитель. Рассказать о себе
«Колыбель» активно работает с ин-
формацией: реклама центра есть во
всех «диспансерных картах», выдавае-
мых каждой беременной, стационарные
стенды «Счастье материнства» размеще-
ны в женских консультациях, в город-
ской больнице № 8, резус-лаборатории,
в Центре занятости населения, в право-
славных храмах. О «Колыбели» идет до-
брая слава: ей ежегодно удается орга-
низовать 8-10 публикаций в местных
газетах и журналах, а на радио в про-
шлом году вышло пять программ с уча-
стием сотрудников, была передача по
ТВ, четыре месяца по пять раз в день
выходил рекламный ролик «Рожайте!
Будем жить!», создан и обновляется
сайт kolybel-ivanovo.ru. С Департамен-
том социальной защиты города подпи-
сан договор о сотрудничестве, и теперь
Соцзащита направляет кризисных мате-
рей в «Колыбель». Работает телефон до-
верия — (4932) 34-07-77.
Чтобы центр мог существовать, нуж-
но три миллиона рублей в год. Сотрудни-
ки работают бесплатно или за символи-
ческие деньги (обычно около тысячи
рублей в месяц). Средства нужны на по-
мощь самым беззащитным — одиноким
матерям, которым негде жить и не на что
кормить своих детей. В 2011 году центр
остался без государственного гранта,
который раньше ему выделяли регуляр-
но, и оказался под угрозой закрытия. За-
крыть центр можно, но что тогда отве-
тить молодой матери четверых детей
Елене, которая каждый месяц получает
здесь дрова, детское питание и 600 руб-
лей на продукты? Берет трясущимися от
волнения руками — так важна для нее
эта помощь. С закрытием центра она и
еще 150 малообеспеченных мам оста-
нутся один на один со своими бедами.
А сколько детей будут убиты еще во чре-
ве матери! Помогите собрать деньги, чтобы со-
хранить этот уникальный центр!
Как помочь
Телефоны «Колыбели»: +7 (4932) 340777, +7 (4932) 334277 Банковские реквизиты: р/с № 40703810917000180001 в Ивановском ОСБ № 8639, БИК 042406608, к/с 30101810000000000608, ИНН 3702028482 Электронные деньги: «Яндекс Деньги»: 41001627031308 WMZ: Z369578902189 WMR: R148852210098
73
1. Вера (все имена по просьбе самих жен-
щин изменены) живет в приюте центра «Ко-
лыбель» с момента рождения дочки Варва-
ры. Сотрудники научили молодую маму, как
собрать справки и оформить пособие
2. Юля тоже молодая мама. Вместе с подругой
они несут вещи к машине. Юля забеременела
в детдоме. Сотрудники центра уговорили ее ос-
тавить ребенка. Почти год она жила в «Колыбе-
ли», родила сына. Сейчас государство наконец
дало ей квартиру, и она переезжает к себе
3. В тесноте, да не в обиде: обитатели микро-
яслей — дети и их мамы. Микроясли находят-
ся в старой квартире в центре города 3
Культура
Архитектура
Город будущего
Вопрос не праздный: какой мы хотели бы видеть Москву 2050 года?
Какая она, наша идеальная столица, комфортная для проживания
и проезда, Москва, в которой нет нацконфликтов и сохранена
историческая застройка? Как ее видим мы и какой она виделась
нашим предкам?
Комплекс зданий делового центра
«Москва-Сити»
Фото: Саид Царнаев, РИА Новости
Разговаривая с друзьями на эту тему,
я часто сталкивался с тем, что они, совре-
менные москвичи, вообще не видят тако-
го идеального города. Прогнозируя буду-
щее, они рисуют апокалиптические
картинки типа: Москва разделится на на-
циональные анклавы с компактным про-
живанием чеченцев, азербайджанцев,
русских, украинцев, общим останется
только центр, превращенный властями в
огромный торгово-развлекательный
комплекс. Проблема пробок не только
сохранится — транспортный коллапс
ждет нас уже в самом ближайшем буду-
щем. В результате делается вполне уве-
ренный вывод — из «этого города» нужно
бежать, переселяться куда-нибудь и как
можно быстрее. Среди возможных мест
переезда рассматриваются Санкт-Пе-
тербург и центры ближайших к столице
областей: Рязань, Тула, Смоленск, Ярос-
лавль, Тверь, Владимир, Калуга. Правда,
сами «рассуждатели» бежать из Перво-
престольной пока не собираются, потому
что здесь и денежная работа, и дети еще
учатся в хорошей школе, и как-то не хо-
чется бросать уже полюбившийся мос-
ковский приход. Грешен, сам люблю по-
раскинуть мозгами на тему «как завтра
будет плохо всем жить на белом свете».
К сожалению, в подобных рассуждениях
не остается места городу, удобному для
жителей, нашей идеальной Москве. Что
это — примета последнего времени или
мы просто разучились верить в светлое
будущее (а значит, и планировать его)?
Особенно такие пессимистические
настроения характерны для нас, право-
славных обывателей: «Конец света не-
избежен, ничего удивительного в этом
нет». А ведь есть конкретные вопросы,
которые необходимо срочно решать, и
главный из них — какой должна быть
будущая Москва. Наш город давно уже
стал не только православным, но и му-
сульманским. Сильное впечатление
производят мусульманские праздники,
проводимые вокруг соборной мечети в
Москве, когда несколько улиц перекры-
ваются для размещения на них верую-
щих мусульман. Лично я не видел ни од-
ного православного богослужения с
участием такого количества мужчин мо-
лодого и среднего возраста. Какое мес-
то займут мечети на карте нашего пра-
вославного города — ведь рано или
поздно они будут построены в Москве?
О вызовах нашего непростого вре-
мени можно еще много рассуждать,
главная проблема —где найти ответы
75
Текст: Александр РАКИТИН
Культура
Архитектура
76
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
на поставленные вопросы. Спешу отве-
тить: конечно, в истории собственного
города. Выясняется, что во все времена
его существования Москву планирова-
ли и строили как идеальное поселение,
как город, наполненный высшими смыс-
лами и высокой архитектурой. Попробу-
ем это подтвердить примерами.
Град прославлен будет
Вопрос о первых московских пре-
столах благодаря последней работе ис-
кусствоведа Андрея Баталова и архео-
лога Леонида Беляева «Сакральная
топонимика средневековой Москвы»
почти изучен. Согласно летописям, в
Москве до XIV века известны всего два
храма: это разрушенный в советское
время храм Спаса-на-Бору (Преобра-
женский) и церковь Димитрия Солун-
ского, небесного покровителя сына
Юрия Долгорукого Всеволода, получив-
шего прозвище Большое Гнездо. Пер-
вый (правда, мы можем это только
предполагать) служил соборным хра-
мом Москвы, второй был церковью при
резиденции суздальского князя и поз-
же сохранял статус княжеской церкви.
Известно, что в нем похоронили убитого
в Орде московского князя Юрия Дани-
ловича. Таким образом, Москва была
спланирована как один из множества
новых городов, основанных князем
Юрием в собственном Ростово-Суз-
дальском уделе. Для примера: Преобра-
женские соборы были построены в Уг-
личе, Ярославле, Романове (ныне
Тутаев), Твери, Переславле-Залесском,
Нижнем Новгороде. Исключения со-
ставляют: город Дмитров, основанный
в честь рождения у князя Юрия сына
Всеволода, с собором Димитрия Солун-
ского; Юрьев-Польской (названный
Юрием Долгоруким именем собствен-
ного небесного покровителя) с собором
Георгия Победоносца; старейшие горо-
да княжества Ростов и Владимир с Ус-
пенскими соборами (они наследовали
традиции Киево-Печерского монасты-
ря) и Суздаль с Христорождественским
собором; в Костроме мы знаем о суще-
ствовании в XIII столетии церкви Федо-
ра Стратилата, которая, возможно, бы-
ла городским собором. Все города с
Преображенскими соборными престо-
лами являлись княжескими резиденци-
ями и выполняли функцию центров кня-
жеского влияния в крае. Как видим,
Москва не была исключением из этого
правила.
Становление Москвы как объедини-
тельного центра, сначала раздроблен-
ного Владимиро-Суздальского княжест-
ва, а потом и всех русских земель, также
связано с градостроительной политикой
великих князей московских. В правле-
ние Ивана Даниловича Калиты Москву
избирает постоянным местом пребыва-
ния митрополит Киевский и всея Руси
Петр. Именно с фактическим переносом
митрополичьей кафедры из Владимира
в маленькую Москву связано строитель-
ство на месте деревянной княжеской
церкви Димитрия Солунского белока-
менного Успенского собора. Таким об-
разом, московский Успенский собор на-
следует Успенскому собору столицы
княжества — Владимиру-на-Клязьме.
Более того, митрополит Петр определил
Успенский собор местом своего погре-
бения, его завещание Ивану Калите зву-
чит предсказанием будущего процвета-
ния города и обетованием его
царственности среди городов русских:
«Аще мене, сыну, послушаеши и храм
Пречистыя Богородицы воздвижеши во
своем граде, и сам прославишися паче
иных князей и сынове и внуце в роды и
роды. И град прославлен будет во всех
градех Руских, и святители поживут в
нем, и взыдут руки его на плеща враг
его, и прославлен Бог в нем; еще же мои
кости в нем положении будут». Мощи ми-
трополита Петра (ведь Петр с еврейско-
го переводится как камень) положены в
основании Успенского собора и в осно-
вании Москвы как столицы Русского го-
сударства.
Московский конец света
Планирование Москвы продолжа-
лось и в последующие столетия. В лето от
сотворения мира 7000 (1492 год от Рож-
дества Христова), в правление великого
князя Ивана III Васильевича в Московии
ждали конца света, ждали серьезно, го-
товились к последнему времени. В тот
год не сеяли, отчего позже разразился
страшный голод. За несколько лет перед
1492 годом в Москву по приглашению
князя прибыли итальянские зодчие-фор-
тификаторы для строительства новой мо-
сковской крепости: к «страшному году»
крепость должна была быть возведена.
Итальянцы не успевали, хотя основные
работы были сделаны. Первой возвели
восточную стену и Спасскую башню; на-
правленная ровно на восток башня
1. А. Васнецов. Рекон-
струкция «Москва-город
и окрестности во второй
половине XII века». 1929 2. Панорама ночной
Москвы из иллюминато-
ра самолета. «Нужно самим придумы-
вать город будущего,
удобный и красивый. По-
ка мы питаемся идеями,
что “все будет плохо”,
наш город не сможет хо-
рошеть»
оители» и «нефтя-
ники».
Репродукция РИА Новости
77
должна была закрыть врата перед анти-
христом и отворить их перед Спасителем.
Наверное, Московский Кремль — един-
ственная крепость в мире, построенная
не столько против «орд иноплеменных»,
сколько против врага рода человеческо-
го. В марте апокалипсиса не случилось,
новолетие перенесли на сентябрь по ви-
зантийскому стилю, с тех пор до реформ
императора Петра Новый год праздно-
вался 1 сентября. Но страшный суд не
случился и в сентябре. Русь проснулась
от недолгого наваждения. Князь Иван
Великий начал строить страну как пре-
емницу Византийской империи.
В прошлом планировали (придумы-
вали) не только идеальный город (Моск-
ву), но идеальную страну (Московию).
После присоединения Левобережья
Днепра и Киева русский царь Алексей
Михайлович и его «собиный» друг патри-
арх Никон всерьез задумались над осво-
бождением православных народов, на-
ходящихся под турецким игом. Военные
победы убеждали московских правите-
лей в такой возможности, им грезилось
восстановление Византийской импе-
рии, но с центром в Москве. В частности,
в связи с этим были задуманы преслову-
тые реформы патриарха Никона для
приведения в общий порядок русского
богослужения и церковных книг с грече-
ской церковной практикой. В Москву
привезли на короткое время известную
афонскую святыню — икону Божией Ма-
тери «Иверская», с нее был сделан спи-
сок, помещенный в часовне у Воскре-
сенских ворот Китай-города. Кроме
того, патриарх Никон решил создать ко-
пии главных православных святынь. Не-
далеко от Москвы на берегах Истры по
указу царя и при активном участии пат-
риарха создается грандиозный храм
Воскресения — копия Храма Гроба Гос-
подня в Иерусалиме. На озере Валдай
строится Иверский монастырь, в плане
являющийся копией Иверского монас-
тыря на Афоне. И третья копия — Крес-
товоздвиженский монастырь на Кий-ос-
трове в Белом море с известным
Крестом Господним (Кийский крест ныне
находится в московской церкви Сергия
Радонежского в Крапивниках) в меру
настоящего Креста Спасителя. Как изве-
стно, Русское государство не стало все-
православной монархией, но назван-
ные монастыри, к счастью, сохранились.
Век златой Екатерины
Продолжим наши наблюдения за
планированием Москвы в истории. Как
бы ни критиковали императрицу Екате-
рину Великую за ее церковную политику,
для Москвы и практически для всех рус-
ских городов эта правительница сдела-
ла исключительно много. В 1773 году в
Москве случился чумной бунт, вымерла
часть населения, дворяне покинули вто-
рую столицу, на улицах творились раз-
бой и грабежи. Доведенные жуткой бо-
лезнью до отчаяния, бунтовщики убили
московского митрополита Амвросия
(Зертис-Каменского). Эти события произвели сильное
впечатление на немку Екатерину: те са-
мые москвичи, с которыми она празд-
новала свое восшествие на престол в
1762/63 году, через десять лет зверски
убивают московского митрополита.
А позже начался Пугачевский бунт: весь
волжский юг и Урал восстал на самое со-
кровенное — власть императрицы и ее
наследника. Как известно, чтобы изме-
нить настроение жителей, нужно изме-
нить пространство вокруг них. Неизвест-
но, была ли знакома с этим принципом
«матушка» Екатерина, но задуманная ею
еще в 1760-х годах реформа городов по-
лучила новый виток развития. Результа-
ты этой реформы и сегодня потрясают:
было создано 264 новых города, все ос-
тальные получили новые регулярные
планы и активно перепланировались в
1780-1790-е годы. Создание большого количества но-
вых городов было связано с принятым
императрицей принципом «нет уезда
без города». Теперь каждый русский
город имел центральную площадь с
торговыми рядами, собором, ратушей,
присутственными местами, домами гу-
бернатора и вице-губернатора (в гу-
бернских центрах), почтой, широкими
улицами. Все городские кладбища выводи-
лись за городские границы. В связи с
этим в Москве образовалось известное
кольцо больших кладбищ: Пятницкое,
Новодевичье, Донское, Даниловское,
Калитниковское, Преображенское, Ро-
гожское. Со временем площади и глав-
ные улицы мостились, устраивалось ос-
вещение. В Москве было положено начало со-
зданию Мытищинского водопровода, а
Ростокинский виадук императрица счи-
тала лучшим сооружением эпохи. Итак,
Москва планировалась при Екатерине
Великой.
Фото ИТАР-ТАСС
Культура
Архитектура
78
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
От чиновников
к практикам
Как бы мы ни относились к генпла-
нам Москвы советского времени, нужно
отметить, что это были планы строитель-
ства идеального города, социалистичес-
кой столицы советского государства.
Москва в тридцатые годы и в послевоен-
ное время снова приобретает столичный
статус, в частности, благодаря новой им-
перской архитектуре — сталинскому
классицизму. Метро, сталинские высот-
ки, новые широкие проспекты — Ле-
нинский, Кутузовский, Мира, Ленин-
градский — все это символы нового
идеального советского города, ведь,
как грозился Никита Сергеевич, комму-
низм в СССР должен был быть построен
в 1980 году. Не случилось. Зато теперь
сталинская архитектура является не
только памятником тоталитарной эпохи,
но признана в мире как пример высо-
кой архитектуры. Именно благодаря
сталинской застройке Минск получил
статус памятника ЮНЕСКО.
В лихие девяностые наши согражда-
не мало задумывались над вопросом
идеального города, и Москва опросто-
волосилась. На место партчиновников в
руководство городом пришли практики
(как сами они себя именовали) и строи-
тели. Они строили без плана и особенно-
го смысла, главное — плати деньги.
Символами эпохи стали повсеместные
сносы исторической застройки, сопро-
вождаемые так называемой точечной
застройкой. Москвичи лишились мно-
жества уютных городских уголков, пло-
щадей (особенно не повезло вокзаль-
ным площадям), были изуродованы
многие панорамы, виды и перспективы
улиц. Строили без толку, а качество но-
вой архитектуры оставляет желать луч-
шего. Москва, оставаясь номинально
столицей, архитектурно стала терять
этот почетный статус. Московское стало
означать лужковское, лицо градона-
чальника заменило самобытное лицо
Первопрестольной, такого не было да-
же в советское время, несмотря на все
тогдашние разрушения. Москва поти-
хоньку становилась провинцией, конеч-
но в отрицательном смысле этого слова,
с второсортной архитектурой, неудобной
для жизни и проезда, с дикими ценами
на все, от продуктов питания до жилья,
местом, где все решает градоначальник
«и ничто ему нипочем». В таком плачев-
ном состоянии столица встретила жар-
кое лето 2010 года.
После Лужкова
После летнего дыма Москва про-
слезилась и заодно прозрела. В октяб-
ре Юрий Михайлович был отправлен в
отставку, а у столицы появился новый
мэр —Сергей Собянин. На смену «строи-
телям» пришли «нефтяники» (новый мэр
уже успел побывать Тюменским губерна-
тором и поработать в администрации
президента). Теперь назначен и новый
начальник московского стройкомплек-
са — это Марат Шакирзянович Хуснул-
лин из Казани. К слову, перспективы у
Москвы в связи с этим нерадостные. Но-
вому мэру поручено решить транспорт-
ную проблему. В Казани ее тоже решали:
там к 1000-летию города строили метро,
причем открытым способом, раскурочив
старый город с полноценной историчес-
кой застройкой. Вообще, Тюмень и Ка-
зань — лидеры по сносам памятников
архитектуры. В Тюмени новые дома на
месте старых кварталов местные жители
называют «пузырями земли».
Какие выводы можно сделать из
всего этого? Нужно самим придумывать
город будущего, удобный и красивый.
Пока мы сами питаемся идеями, что «все
будет плохо», наш город (хоть Москва,
хоть Ростов с Самарой) не сможет хоро-
шеть и развиваться. А свято место, как
известно, пусто не бывает, на него за не-
имением других будут приходить все но-
вые «строители» и «нефтяники». Пробле-
ма ведь в наших с вами головах. Не
нужно мысленно стараться уехать из
родного города, в Москве, к большой ра-
дости, еще много великолепных мест и
интересных людей. И не нужно сидеть
сложа руки, вспомните: благодаря ак-
тивности общественности в Москве уда-
лось тему сохранения исторического на-
следия сделать ключевой. Теперь новый
мэр не сможет ее обойти стороной. Одна
только защита церкви Воскресения в
Кадашах чего стоит. Так что на вопрос,
какая она, идеальная Москва 2050 го-
да, ответ можем дать только мы. РЕКЛАМА
Старое и новое
Творчество Симона Ушакова — наиболее яркое выра-
жение тех устремлений и эстетических идеалов, которы-
ми жила его эпоха. Тот факт, что Ушаков всегда оставлял
на созданных им образах авторскую подпись, часто со-
держащую не только дату, но и имя заказчика и место, ку-
да предназначается икона, свидетельствует не только о
становлении личностного самосознания в XVII веке, но и
о такой новой черте менталитета, как принятие автор-
ской ответственности за созданное произведение. Благо-
даря одной из подобных надписей, указывающей возраст
художника, мы узнаем, что будущий мастер родился в
1625 или 1626 году. Это означает, что Симон был не про-
сто современником, но и фактически ровесником Алек-
сея Михайловича, в период царствования которого были
созданы самые знаменитые работы Ушакова.
Неизвестно, где и у кого Симон учился искусству иконо-
писания. К 1648 году, когда он поступил на государеву служ-
бу в качестве художника, страна уже оправилась от послед-
ствий смуты и нашествия интервентов. Экономика России
упрочилась, зарубежные контакты были значительно рас-
ширены, активно возрождалась художественная жизнь в
Москве, Ярославле и других крупных городах. Несмотря на
социальные восстания, бунты и церковные реформы, при-
ведшие к расколу в Церкви, именно вторая половина
XVII столетия ознаменовалась последним, небывалым по
масштабу расцветом поздней русской средневековой ар-
хитектуры, монументального искусства и иконописи. Часто
культуру этого периода называют «переходной» от средневе-
ковья к Новому времени и сравнивают то с западноевро-
пейским Ренессансом, то с эпохой барокко. В действитель-
ности она представляла собой чрезвычайно пестрое
явление, когда создавались не только великолепные по-
стройки и грандиозные ансамбли фресок, но и велись ак-
тивные споры о стиле и качестве православных икон. В те-
чение долгой творческой жизни, длившейся около сорока
лет, если считать от наиболее ранней известной иконы ху-
дожника до наиболее поздней, Ушаков работал над реше-
нием сложнейшей задачи слияния новых художественных
приемов и многовековой иконописной традиции.
Драгоценности горнего мира
Как руководитель иконописной мастерской Оружей-
ной палаты Московского Кремля Ушаков участвовал во
всех крупных художественных работах. Его наследие по-
ражает, так как насчитывает более пятидесяти икон, име-
ющих надписи с именем художника, гравюры, выполнен-
ные по его рисунку, а также теоретическое сочинение об
искусстве живописи.
Икона имеет необычный «круглящийся» по-
зем. Слева и справа от архангела рисунком
намечены фигуры избранных святых. В левом
нижнем углу обращает на себя внимание изо-
бражение человека в молитвенной позе, оде-
того в посадское платье и обутого в сапоги.
Существовало предположение, что это авто-
портрет художника или портрет заказчика
иконы
79
Культура
Иконопись
Государев иконописец
В наши дни имя Симона Ушакова не столь
известно широкому кругу любителей
русской иконописи, как имена Рублева
и Дионисия. Однако именно сейчас
искусство этого мастера чрезвычайно
актуально, так как перед иконописцами
стоит задача поиска нового
художественного языка, который должен
опираться не на шаблонное копирование
древних образов, а на осознание всего
исторического развития русской
иконописи.
Текст: Светлана ЛИПАТОВА
На илл.: Архангел Михаил, попирающий дьявола. Иконопи-
сец Симон Ушаков. 1676. Государственная Третьяковская
галерея
Сложно представить себе обилие и разнообразие ви-
зуального материала, окружавшего Ушакова в Оружей-
ной палате. Здесь работали иностранные мастера, сюда
привозилось огромное количество гравюр, созданных по
мотивам произведений европейских мастеров. В Москву
стекались греческие иконы, свидетельствующие о про-
должении традиции поствизантийского православного
иконописания. Стоя на перепутье культурных влияний,
изографы заимствовали многие элементы, не копируя их
с картин и гравюр, но творчески перерабатывая и видо-
изменяя. В иконах и фресках второй половины XVII века
появляются начатки прямой перспективы, традиционные
иконные горки заменяются подробно написанными пей-
зажными фонами. Ушакова прежде всего интересовали приемы написа-
ния ликов святых. «Доличное», то есть изображения фона
и одежд, он часто поручал писать своим ученикам. Имен-
но в связи с сугубой увлеченностью Ушакова техникой и
приемами личного письма, им было создано более две-
надцати образов «Спаса Нерукотворного». Вновь и вновь
возвращаясь к этой иконографии, он ставит себе задачу
зримо передать соединение во Христе двух природ —бо-
жественной и человеческой, создать образы воплотив-
шегося Господа, Богочеловека. Конечно, в этих иконах
присутствует большая, по сравнению с древними образа-
ми, осязаемость, телесность. Но свет в его иконах по-
прежнему идет изнутри образа, не имея физической ха-
рактеристики и источника извне. Целью художника было
не подражание европейской живописи, как иногда об
этом писали исследователи, а попытка обновить русское
церковное искусство, которое не могло оставаться неиз-
менным ввиду новых исторических условий. Иконы Уша-
кова не превращаются в религиозную картину, остаются
истинными православными образами. Стиль письма Ушакова получил название «живоподо-
бие», которое нередко трактуется как светотеневая моде-
лировка ликов, приближенная к реалистической манере.
В действительности, несмотря на большую анатомичес-
кую точность и наметившийся объем, иконы, созданные
мастером, обладают отстраненностью, эмалевой гладко-
стью и светоносной силой, придающей образам характер
драгоценности горнего мира. Слово мастера
Ушаков, судя по всему, был незаменим при дворе.
Ему поручалось руководить поновлением древних па-
мятников, составлять сметы на работы, свидетельство-
вать о мастерстве принимаемых в артели художников.
Состоя на государственной службе, Симон делал рисун-
ки для знамен, монет и для украшения оружия, чертил
карты и планы. Любая работа была ему по плечу. Алек-
сей Михайлович ценил его талант, заказывая ему мер-
ные иконы с изображением небесных покровителей
своих детей. Весьма примечательно, что именно Ушако-
ву, уже создавшему большое количество великолепных
икон, царь поручает расписать колымагу, то есть повоз-
ку, для супруги.
Ушаков повторяет общую композиционную
схему прославленной иконы Андрея Рублева
«Троица», заимствуя позы, жесты, рисунок
складок на одеждах ангелов. При этом прото-
типом для архитектурного задника в зеркаль-
ном отображении послужила гравюра с карти-
ны Паоло Веронезе «Пир в доме Левия». Стро-
гий классицистический фон не разрушает мо-
литвенный характер образа
Культура Иконопись
80
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
1. Троица. Ико-
нописец Си-
мон Ушаков.
1671. Государ-
ственный Рус-
ский музей
2. Фрагмент
картины Паоло
Веронезе «Пир
в доме Левия».
1573. Галерея
Академии ху-
дожеств в Ве-
неции
1
2
81
Ушаков был сильной личностью, он организовал труд
огромной мастерской и находил при этом время для сво-
его творчества. Как известно по документам, он стремил-
ся открыть собственную иконописную школу, для которой
планировал написать «Азбуку художеств», своего рода
книгу образцов, анатомический атлас. Через него мастер
передал бы свои навыки в рисунке не только непосред-
ственному кругу учеников, но и зафиксировал бы нарабо-
танный годами бесценный опыт для следующих поколе-
ний церковных художников. К сожалению, оба замысла
остались нереализованными, однако вступление к пред-
полагавшейся «Азбуке» все-таки было создано, являя нам
великолепный трактат об искусстве живописи. В сочине-
нии, названном «Слово к люботщательному (то есть к лю-
бителю. — С. Л.) иконного писания», мастер говорит о
превосходстве изобразительного искусства над прочими
видами художеств, а также о личной ответственности ху-
дожника за свои работы: «Многие из нас, владеющие ис-
кусством живописи, пишут то, что скорее достойно смеха,
чем благоволения и умиления, этим они вызывают гнев
Божий и [подвергают себя] осуждению иностранцев и ве-
ликому посрамлению от честных людей». Главным Худож-
ником Ушаков называет Творца, создавшего и благоукра-
сившего мир. «Не сам ли Господь учит нас искусству
иконописания?» — вопрошает он. В трактате также зву-
чит слово в защиту почитания икон, содержатся рассуж-
дения о соотношении образа и первообраза и осуждает-
ся хуление святых икон.
Государственное древо
Притом что Ушакова можно назвать новатором в об-
ласти техники живописи, он не был новатором в области
православной иконографии, обращаясь к раз и навсегда
выбранному типу Спаса Нерукотворного на плате или со-
здавая списки с чтимых веками русских и греческих обра-
зов. Исключением можно считать одну из самых извест-
ных икон Ушакова «Похвала Владимирской иконе Божией
Матери» (1668, Государственная Третьяковская галерея,
она же носит название «Насаждение древа государства
Российского»), блестящий иконографический замысел
которой можно приписать гению художника. Образ был
написан для иконостаса церкви Троицы в Никитниках —
храма в Китай-городе, рядом с которым художник жил и
прихожанином которого, по всей видимости, являлся.
За стенами Московского Кремля изображен Успен-
ский собор, из которого произрастает древо. В центре,
среди его ветвей и цветов, — медальон с образом Влади-
мирской иконы Богоматери. У подножия Успенского со-
бора изображены насаждающий древо князь Иван Кали-
та и поливающий корни растения из кувшина митрополит
Петр. По сторонам от них представлена здравствующая
царская семья: государь Алексей Михайлович, его супру-
га Мария Ильинична, сыновья Алексей и Федор. От древа,
произросшего в центре Московского государства, идут
побеги в виде виноградных лоз с листьями, цветами роз
и гроздьями плодов. Главными же его плодами являются
святые русской земли, изображенные в двадцати меда-
Одной из икон, копию с которой
делает Ушаков, является Кикк-
ская (или Кипрская) икона Бого-
матери, восходящая к чудотвор-
ному образу монастыря Хиландар
на Афоне и чтимая на всем грече-
ском Востоке в XVI-XVII веках.
Владимирская икона Богоматери
относится к числу тех икон Уша-
кова, где тяготение к живоподоб-
ному стилю еще не проявило се-
бя в полной мере. Сумрачный ко-
лорит отсылает к образцам рус-
ской иконописи XVI века
1. Икона Божией Матери «Кик-
кская». Иконописец Симон Уша-
ков. 1668. ГТГ
1. Похвала Влади-
мирской иконе Божи-
ей Матери («Насаж-
дение древа государ-
ства Российского»).
Иконописец Симон
Ушаков. 1668. Госу-
дарственная Третья-
ковская галерея 2. Царица Мария Иль-
инична с сыновьями
Алексеем и Федором.
Фрагмент иконы «На-
саждение древа госу-
дарства Российско-
го». 1668. ГТГ
Одна из самых известных икон Ушакова, бле-
стящий иконографический замысел которой
принадлежит гению художника
1
2
1
2
2. Владимир-
ская икона Бо-
жией Матери.
Иконописец Си-
мон Ушаков.
1662. Государ-
ственный Рус-
ский музей льонах со свитками-молениями в руках. Справа от иконы
Богоматери представлены святители (митрополиты Ио-
на, Алексий, Киприан, Филипп, Фотий, патриархи Иов и
Филарет), а также цари Федор Иванович, Михаил Федо-
рович и царевич Димитрий. Слева представлены препо-
добные Андроник Московский, Сергий и Никон Радонеж-
ские, Пафнутий Боровский, а также московские
юродивые Василий Блаженный, Максим Блаженный и
Иоанн Большой Колпак. Общая композиция произведе-
ния восходит к сербским изображениям родословной
правителей Неманичей, которая, в свою очередь, опира-
ется на иконографию родословной Христа, называемую
«Древо Иессеево». Но если в этих двух схемах дерево с
многочисленными ветвями было прежде всего древом
генеалогическим, то в иконе Симона Ушакова оно симво-
лизирует духовные подвиги изображенных. Их родство
состоит в том, что все они — святые Русской земли. Мос-
ковское царство, а точнее, Кремль, его духовный и поли-
тический центр, символизирует устроенный Господом
вертоград. Благочестивыми работниками Христа как хо-
зяина виноградника являются митрополит Петр (1308-
1326) и Иван Калита (1325-1340), с именами которых
традиционно связывается возвышение Москвы. При ми-
трополите Алексии князем Димитрием были построены
стены Кремля, а при митрополите Киприане в Успенский
собор из Владимира была перенесена икона Богоматери
(в 1395 году), ставшая его главной святыней. Так проис-
ходило возвышение Москвы, превращение ее в перво-
престольный град. «Насаждение древа государства Рос-
сийского» — уникальная икона, отображавшая единую
историю Руси и Русской Православной Церкви и имевшая
государственную и политическую актуальность.
Встреча с Ушаковым
В конце XVII — начале XVIII века у Ушакова было нема-
ло подражателей. Его ученики тиражировали образы «Не-
рукотворного Спаса» в манере мастера, но никому не уда-
лось добиться той виртуозности, что была присуща его
кисти. Приходится признать, что в наши дни имя Ушакова не
столь известно широкому кругу любителей русской иконо-
писи, как имена Рублева и Дионисия. Его гений, как глав-
ное достижение целой эпохи, еще предстоит заново от-
крыть и осознать — наследие художника, как это ни
удивительно, пока не нашло своего отражения ни в инди-
видуальной выставке, ни в крупном альбомном издании.
Созданные им иконы рассредоточены по многочислен-
ным музеям, имеются в частных собраниях. Великолеп-
ный ушаковский образ «Спас Нерукотворный» с иллюстра-
циями на утренние стихиры в клеймах находится в церкви
Святого пророка Илии в Обыденском переулке в Москве.
Искусство Ушакова чрезвычайно актуально в наши
дни, когда современные иконописцы стоят перед задачей
поиска нового целостного художественного языка, кото-
рый должен опираться не на шаблонное копирование
древних образов, а на осознание всего исторического
развития русской иконописи, в том числе и в XVII веке.
Гравюры, выполненные по рисункам Ушакова, от-
личаются смелостью в передаче пространства,
построенного несколькими планами. В гравюре с
изображением царя Давида Ушаков вновь ис-
пользует архитектурный фон с картины Веронезе,
а в гравюре с изображением царевича Иоасафа в
окне виднеется пейзаж с дворцом и геометриче-
ски построенным регулярным парком перед ним
Ушаковский образ «Спас Нерукотворный» тира-
жировался учениками художника, но никто из
них так и не смог добиться виртуозности учителя
1. Спас Нерукотворный. Иконописец Симон Ушаков. 1658. ГТГ
2. Беседа Варлаама с царевичем Иоасафом. Илл. к книге «Исто-
рия о Варлааме и Иоасафе» Симеона Полоцкого. 1681
3. Царь Давид. Фронтиспис к стихотворной псалтири Симеона По-
лоцкого. 1681. Гравюры по рисункам Симона Ушакова
Культура Иконопись
82
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
1
2
3
83
Патриот от невежества
Волнения на Манежной площади
вскрыли не только проблему межнацио-
нальных отношений. В Российской ака-
демии образования копнули глубже: по
мнению специалистов, вирус ксенофо-
бии одолел наше общество (а особенно
представителей молодого поколения)
из-за недостатка патриотического и
нравственного воспитания. Устранять
этот изъян, считают в академии, необхо-
димо в старших классах средней школы.
С этим тезисом (впрочем, далеко не
новым) желающих спорить не нашлось
бы, если бы не одно «но»: делать из стар-
шеклассников патриотов предлагается в
ущерб изучению основных предметов
школьной программы. Один из авторов
инициативы — гендиректор издатель-
ства «Просвещение», член-корреспон-
дент Российской академии образова-
ния Александр Кондаков считает, что
нужно в корне изменить ситуацию, при
которой школа обучает, но не воспиты-
вает.Может и так, но о том, что развитие
интеллекта и расширение кругозора,
которые дает качественное образова-
ние, наилучшим образом способствуют
воспитанию личности, руководителю
издательства с таким названием забы-
вать не к лицу. В нижней палате парламента идею
воспитания патриотов за школьной
партой продвигает депутат-единоросс
Григорий Ивлиев, возглавляющий дум-
ский комитет по культуре. На прошлой
неделе он изложил журналистам суть
масштабной реформы старшей школы,
в рамках которой будет установлен но-
вый образовательный стандарт. Проект
этого документа обсуждался на заседа-
нии Государственно-патриотического
клуба (партийного кружка «Единой Рос-
сии»), состоявшемся в конце прошлого
года. Ивлиев обещает, что обществен-
ные дискуссии вокруг документа про-
длятся до 15 февраля. После этого экс-
перты обсудят поступившие замечания,
а затем законопроекту, возможно, бу-
дет дан ход в Государственной думе.
Факультатив любви
к родине
Новый стандарт, по словам Ивлиева,
станет более гибким. Это значит, что, на-
пример, программу по математике мож-
но будет модифицировать в зависимости
от того, является ли конкретное учебное
заведение гимназией, лицеем, обычной
или специализированной школой. Со-
гласно проекту, количество образова-
тельных предметов будет урезано в поль-
зу уроков нравственного воспитания.
В перспективе учебный день старшек-
лассников будет состоять из двух частей:
образовательной и воспитательной. При
этом, как отмечает Ивлиев, «в результате
нововведений никакого увеличения на-
грузки на школьников не будет — про-
изойдет лишь ее перераспределение», а
это значит, что от части предметов попро-
сту откажутся.
Проект, по словам депутата, меняет
сложившуюся нормативную часть
школьной программы. «Во-первых,
[стандарт] дает возможность ребенку
выбрать наиболее интересную для себя
Патриотические ходули
КультураОбразование
В старших классах российских школ предлагают сократить
количество образовательных дисциплин в пользу занятий
по нравственному и патриотическому воспитанию.
Соответствующий стандарт проходит общественные
обсуждения с подачи Российской академии образования.
Текст: Антон МЕСНЯНКО
Фото ИТАР-ТАСС
Культура
Образование
84
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
сферу знаний — естествознание, техни-
ческие науки, гуманитарный цикл. А во-
вторых, уделяет внимание не только си-
стеме доставки учащемуся конкретных
знаний по тому или иному предмету, но и
созданию социокультурной среды во-
круг ученика, позволяющей ему расти в
духовном, морально-нравственном и,
соответственно, творческом плане», —
заявил парламентарий.
Разработчики стандарта предлага-
ют на старшей ступени перейти от
двадцати обязательных учебных пред-
метов к десяти. По их мнению, необхо-
димо «затачивать старшеклассников
на дальнейшую успешную социальную
и профессиональную деятельность и
профобразование». «Так мы дадим воз-
можность каждому ребенку или школе
устанавливать соответствующий про-
филь обучения, каждому ребенку выби-
рать свой индивидуальный план, если
школа способна это обеспечить. Основ-
ной упор в старших классах должен де-
латься уже на социальной жизни уча-
щегося», — пояснил Ивлиев.
На практике это будет означать сле-
дующее. Обязательными для изучения
предметами станут физкультура, осно-
вы безопасности жизнедеятельности и
невнятная дисциплина под названием
«Россия в мире» (по чуть-чуть истории,
географии, культурологии и правоведе-
ния). Об этом, заметим, в интервью од-
ному из отечественных интернет-изда-
ний заявил разработчик стандарта
Александр Кондаков. Все остальные
предметы разделят на шесть областей:
русский язык и литература, иностран-
ный язык, общественные науки, мате-
матика и информатика, естественные
науки плюс курсы по выбору. Из каж-
дой группы ребенок сможет выбрать по
одному-два предмета, но в сумме не бо-
лее семи, чтобы не дай Бог не перетру-
диться. При этом три-четыре дисципли-
ны будут изучаться на базовом уровне,
остальные — на профильном. Чтобы не
размениваться по мелочам, в новый
стандарт введен термин «интегриро-
ванный курс»: например, химию, физи-
ку и биологию объединят в общем пред-
мете под названием «естествознание».
В то же время Григорий Ивлиев гово-
рит, что обязательными будут дисцип-
лины из всех пяти основных предмет-
ных групп, а не только занятия по
использованию противогазов и лаза-
ние по канатам. Так что с нюансами но-
вовведений их авторы еще сами не
вполне разобрались.
Вторая половина дня будет посвяще-
на урокам патриотизма. Какое именно
наполнение получат эти «акции, направ-
ленные на формирование личности
гражданина», и в каком формате они ста-
нут проходить, пока что не могут четко
объяснить ни в ГПК, ни в РАО. По всей ви-
димости, речь идет о факультативах,
кружках и секциях, на которых подрост-
ков будут учить родину любить. В качест-
ве вариантов времяпровождения назы-
ваются посещения мест боевой славы и
краеведческие экскурсии. Но, во-пер-
вых, на большей части российской тер-
ритории мест боевой славы нет, а во-вто-
рых, постоянное проведение экскурсий
требует серьезного финансирования.
А откуда в школах взяться лишним день-
гам на разъезды по стране, если им не
хватает средств на ремонт помещений,
закупку учебников и компьютерного
оборудования?
При этом авторы инициативы, види-
мо, не могут сами до конца разобраться,
что же самое главное в предлагаемом
стандарте. С одной стороны, они уверяют,
что речь не идет о сокращении програм-
мы, а всего лишь о ее специализации.
«Все направлено на то, чтобы дать воз-
можность реализовать индивидуаль-
ность ученика, но вместе с тем не лишить
его всестороннего и качественного об-
разования», — говорит член единорос-
совского клуба, депутат Госдумы Ири-
на Яровая. С другой стороны, Александр
Кондаков прямым текстом заявляет, что
«для любого государства воспитание
гражданина и патриота своей страны яв-
ляется главной задачей, оно важнее ма-
тематики или физики». «Физику можно
выучить потом, если не выучил, матема-
тику можно выучить. Но воспитать цен-
ностную сферу гораздо сложнее. Потом
не наверстаешь... Все содержание обра-
зования и духовно-нравственного раз-
вития в школе должно быть направлено
на гражданственно-патриотическое ста-
новление подростка. Основная задача
школы будущего — формирование граж-
данского общества России», — отмечает
член-корреспондент РАО.
Привив подросткам правильное (в
их представлении) понимание того, что
такое патриотизм, разработчики стан-
дарта хотят остановить рост национали-
стических настроений в обществе. Тогда
Россия сможет избежать повторения
декабрьских событий на Манежке, уве-
личенных в многократном масштабе.
«У современной молодежи совсем нет
понимания того, что мы живем в поли-
культурном, полинациональном, поли-
конфессиональном мире. Не воспитано
чувство толерантности, уважения к дру-
гим народам. Нет умения слышать и слу-
шать других людей. Именно на это мы
намерены максимально нацелить но-
вые стандарты», — настаивает Алек-
сандр Кондаков, в речах которого явно
слышится противоречие.
Такая постановка вопроса не может
не настораживать. Вместо того чтобы,
расширяя кругозор ребенка, исподволь
формировать в нем представления о
том, как устроен мир, чиновники предла-
гают, по сути, заниматься промыванием
мозгов. Внушение готовых формул и на-
саждение мыслительных стереотипов
может привести только к одному резуль-
тату — воспитанию безвольных и безы-
нициативных индивидуумов, мыслящих
шаблонами. До поры до времени такой
контингент, воспитанный в духе послу-
шания партии и правительству, будет
безобиден. Но если умами плохо обра-
зованных людей, не привыкших иметь
собственную точку зрения, завладеет,
например, та же националистическая
идея, то стихийными уличными погрома-
ми государство не отделается.
Без паники
Слава Богу, что школьникам хотя бы
не будут выставлять оценки за патрио-
тизм, о чем ранее сообщали некоторые
СМИ. По крайней мере, такое обещание в
одном из интервью дал Григорий Ивлиев.
«Это будет совершенно неправильно», —
сказал он. Предложение ввести стандарт
поведения и оценку по духовно-нрав-
ственному воспитанию содержится в
проекте нового закона «Об образова-
нии». При отсутствии даже теоретической
возможности создать четкий инструмен-
тарий, позволяющий оценивать уровень
патриотизма, эта идея выглядит совер-
шенно абсурдной.
Отметим, что единороссовский кру-
жок предлагает обеспечить подрастаю-
щему поколению формирование идеоло-
гически выверенной картины мира и в
пространстве культуры. На декабрьском
85
заседании Государственно-патриотичес-
кого клуба депутат Ивлиев предложил
современным творцам создавать новую
мифологию, в которой воспевается Рос-
сия и русский народ. Партия власти обя-
зуется не только спонсировать выход но-
вых фильмов и книг на патриотическую
тематику, но и оказывать финансовую
поддержку их создателям. По мысли еди-
нороссов, счастливый и обеспеченный
автор будет искренне любить свою роди-
ну, и именно в таком возвышенном со-
стоянии он сможет передать свои чув-
ства юным зрителям и читателям. «Мы
подготовили закон о гарантиях творчес-
кой деятельности и внесем его в янва-
ре», — пообещал глава комитета Госду-
мы по культуре.
Однако стоит помнить, что очередно-
го удара по российскому образованию
(а именно так в обществе восприняли
новый стандарт) пока никто не наносил.
И возможно, что не нанесет. Пока что у
документа нет никакого официального
статуса. И даже если новый стандарт ра-
но или поздно будет утвержден, то неиз-
вестно, что войдет в его окончательную
редакцию. С другой стороны, получив
партийное одобрение, проект очень бы-
стро может стать полноценным зако-
ном. Такие случаи тоже были.
Но даже в том случае, если кондаков-
ско-ивлиевский стандарт вступит в силу,
далеко не факт, что изложенные в нем
идеи будут воплощены в жизнь. Проект
затрагивает лишь верхушку айсберга, а в
одночасье поставить на новые рельсы
неповоротливую машину среднего обра-
зования вряд ли у кого получится: уж
очень кардинальные перемены предла-
гаются авторами документа. Политичес-
кая воля в России значит многое, но да-
леко не все. Чтобы в корне изменить
систему старшего образования, нужно
менять программы и учебные планы, пе-
реоснащать школы и переиздавать учеб-
ники (можно предположить, что один из
интересов господина Кондакова кроет-
ся именно здесь), готовить педагогов и
так далее. А это все миллионы и милли-
оны бюджетных рублей, которые с очень
большой степенью вероятности могут по-
просту уйти в никуда. С учетом всего вы-
шесказанного наиболее вероятным ви-
дится такой вариант развития событий,
при котором вокруг предлагаемых стан-
дартов еще некоторое время пошумят,
после чего страсти улягутся и все вернет-
ся на круги своя.
Поживем — увидим. Но стоит заме-
тить, что сама по себе мысль прививать
любовь к родине административными
методами говорит о том, что с обще-
ством и государством не все благопо-
лучно. Дети тонко чувствуют любую
фальшь. Искусственность и формализм
при разговоре о такой тонкой материи,
как любовь к отечеству, неизбежно вы-
зовет в них отторжение. Это в лучшем
случае. В худшем (для государства) —
эффект от уроков патриотизма станет
противоположным: вместо лояльных
граждан из сегодняшних школьников
вырастут революционеры и «несоглас-
ные». Научить подростков нравственно-
сти и патриотизму естественным путем
можно лишь тогда, когда то, о чем им го-
ворят в школе или с телеэкранов, не
расходится с тем, что они видят вокруг
себя. А вот с этим, похоже, в России са-
мые большие проблемы. Так что резкая
озабоченность патриотическим воспи-
танием очень походит на жест отчаяния
со стороны государственных мужей.
РЕКЛАМА
Этим летом я прочел трилогию Васи-
лия Белова о коллективизации. Давая
гимназистам задание на лето, я увидел в
списке рекомендуемой литературы «Ка-
нуны» и вспомнил, что было еще продол-
жение. Порывшись в библиотеке, обна-
ружил не только вторую, но и третью
книгу, о которой вовсе не знал. Это были
«Год великого перелома» и «Час шестый».
Вскоре я понял, что и первую книгу рань-
ше не читал.
Меня ожидало увлекательное и вме-
сте с тем не вполне легкое чтение. Из
вологодской деревни Шибанихи, кото-
рая делается читателю такой близкой и
почти родной (иногда кажется даже, что
Белов прописал тебя там), нам прихо-
дится следовать за героями повество-
вания, русскими крестьянами, в север-
ные тюрьмы, в страшную печорскую
ссылку, на строительство Беломоркана-
ла. В ставших привычными вологодских
краях приходится теперь видеть несча-
стных раскулаченных с Украины — жен-
щин и девушек, которых пригнали на се-
вер в украинских красных сарафанах и
черевичках.
Автор раскрывает перед нами стра-
ницы русской драмы, зная ее не пона-
слышке. Уроженец такой же вологодской
деревни, Василий Иванович Белов (он
родился в 1932 году) с детства общался с
живыми свидетелями и участниками
этой драмы, от них воспринял и дух жи-
вой — все-таки до конца так и не погуб-
ленной коллективизаторами — старины.
Видя обрушение прошлого, отчет-
ливее понимаешь, сколько же беспо-
рядка, потерянности, опустошенности
вошло в жизнь нашего народа с исчез-
новением крестьянской общины и все-
го прежнего уклада деревенской жиз-
ни, в которой авторитет стариков был
силен, семейные узы были крепкими,
мужская дружба — нерушимой, каки-
ми же мы все теперь стали сиротами и
бомжами, как пусто стало в России без
тех настоящих людей, которых с такой
неподдельной любовью представил
нам автор.
Трилогия Василия Белова, вызвав
множество глубоких, трагических и вме-
сте с тем светлых переживаний, остави-
ла все-таки и определенный осадок, из-
за чего я так и не порекомендовал детям
читать вторую и третью книги. Показы-
вая, и достаточно убедительно, что ги-
бель русской деревни была обусловле-
на и действиями самих крестьян: их
участием во вседозволенной Граждан-
ской войне на стороне красных, оскуде-
нием их веры, ослаблением прилежания
к храму (в том числе и у представителей
духовенства), — автор не избежал кон-
спирологического соблазна, поиска иу-
до-масонского заговора и борьбы с ним
товарища Сталина. На самом деле, Бе-
лов до конца остается крестьянином, ко-
торый демонизирует городской мир, на-
селяя его фантастическими чудовищами
и невиданными ангелами. К чести авто-
ра следует сказать, что все соответству-
ющие места в последних двух книгах (в
«Канунах» их нет) сразу бросаются в гла-
за и безболезненно перелистываются. А вот ради таких мест, я думаю, все
можно простить автору:
«Печора синела своими широченны-
ми плесами. Буксир надрывался и выби-
вался из сил, заглушая мужские крики и
женский вой, периодами доносящийся
со всех трех барж с ссыльнопереселен-
цами. Молча, равнодушно слушали эти
звуки песчаные берега, потому что сама
смерть плыла между островов и песча-
ных кос по бескрайней равнине. И вдруг
в эту монотонно-печальную какофонию
пробилось нечто совсем несхожее и не-
понятное, нечто противоречивое, пре-
красное и необъяснимое. Мелодия! Она
вмешалась в эти безобразные вопли, и
они стали стихать. Отступили, исчезли.
Казалось, что даже буксирный гул сми-
рился и опустился в речные глубины. Од-
на мелодия плыла на юг, подгоняемая
северным ветром, одна она реяла над
великой рекой Печорой. Басовые роко-
чущие звуки заворожили реку: Вниз по матушке по Волге... По Волге
По широкому раздолью, Да раздолью... Все отчетливо слышали голос отца
Николая...
...Ветер летел с Ледовитого океана,
но Печора не подчинялась даже холод-
ным океанским ветрам. Она была вели-
чественна и спокойна».
Культура
Необязательное чтение
86
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Кануны
Что читают православные священники в свободное время?
Для ответа на этот вопрос мы решили ежемесячно
публиковать рассказы-рецензии священников о книгах.
В этот раз о прочитанном говорит священник Василий
СЕКАЧЕВ, клирик Троицкого храма при НИИ скорой помощи
им. Склифосовского, кандидат исторических наук, научный
сотрудник Института Европы РАН.
Белов В. Кануны. — Роман-газета, № 16,
1989
88
Нескучный сад № 3 (62) март 2011 год
Индекс
46331
Индекс
11805
Через агентства:
Подписка
на электронную
версию журнала:
«Pressa.ru» «Артос-Гал» Тел.: (495) 981-03-24,
(495) 788-39-88
«Интер-Почта» Тел.: (495) 500-00-60
«МК-Периодика»
(для проживающих за рубежом)
Тел.: (495) 681-91-37
Служба распространения журнала «Нескучный сад»
Телефон: (495) 933-95-77
Web: http://pressa.ru/
«Роспечать»
«Пресса России»
В каждом отделении связи по каталогам:
Тел.: (495) 943-04-98, (495) 943-04-99
e-mail: podpiska@nsad.ru, podpiska-nsad@yandex.ru
Подписка на журнал «Нескучный сад»
РЕКЛАМА
Автор
diaconia
Документ
Категория
Нескучный сад
Просмотров
1 957
Размер файла
6 665 Кб
Теги
сад, нескучный, 2011, марта
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа