close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Уголовно-процессуальные новеллы Федерального закона № 432-ФЗ «о государственной защите участников уголовного судопроизводства».

код для вставкиСкачать
ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
ЭКОНОМИКА И ПРАВО
141
2014. Вып. 3
УДК 343.1
Я.И. Бобков
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ НОВЕЛЛЫ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА № 432-ФЗ
«О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЗАЩИТЕ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»
Новый закон существенно усиливает гарантии прав потерпевшего как активного участника уголовного судопроизводства. Многие изменения, внесенные в содержание действующего УПК РФ, относятся к обеспечению
безопасности потерпевшего, уточняют уже имеющиеся средства его уголовно-процессуальной защиты. Однако
не все новеллы в достаточной степени определяют механизм реализации мер безопасности при производстве по
уголовному делу. Помимо внесения изменения в УПК, новый правовой акт корректирует и иные законы, в том
числе и специальный Федеральный закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».
Ключевые слова: потерпевший, уголовное судопроизводство, борьба с преступностью, уголовное дело, защита
прав, личность, процесс, безопасность, судебное решение.
Среди многих преимуществ Федерального закона № 432-ФЗ1 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в
уголовном судопроизводстве» (далее – закон № 432 или ФЗ № 432) следует отметить его комплексность. Кроме того, исследуемым нами правовой акт внес изменения и дополнения в закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»2, (далее –
закон № 119 – ФЗ), который регулирует основания, средства и иные вопросы применения мер государственной защиты не только к потерпевшему, но и к иным участникам производства по уголовному делу.
Отметим, что современное состояние борьбы с преступностью включает достаточные меры
противодействия, одной из них принято считать установление гарантий безопасности участников
уголовного судопроизводства. Этот межотраслевой институт возник и начал развиваться относительно недавно3. Тем не менее, как свидетельствует динамика роста количества и качества нормативноправовых актов, принимаемых российским законодателем в последние годы, участие граждан при
производстве по уголовному делу становится более безопасным.
Нормы действующего УПК Российской Федерации содержат пять процессуальных мер безопасности, перечисленных в ч. 3 ст. 11 УПК: ч. 9 ст. 166, ч. 2 ст. 186, ч. 8 ст. 193, п.4 ч.2 ст. 241 и ч.5 ст.
278 УПК. Кроме того, отдельными статьями УПК РФ регулируется механизм реализации этих мер
безопасности. Принятые изменения коснулись, прежде всего, полномочий руководителя следственного органа, которого наделили правом утверждать постановление следователя об осуществлении
государственной защиты (дополнен п. 9 ч. 1 ст. 39 УПК РФ). Это положение, на наш взгляд, представляется вполне логичным, так как именно руководитель следственного органа осуществляет процессуальный (иногда его называют ведомственным) контроль за предварительным следствием по
уголовному делу. Такое утверждение (контроль) решения следователя позволит более качественно,
своевременно, законно и обоснованно принимать решение о применении мер безопасности в отношении участников уголовного процесса.
Вопросам контрольно-надзорной деятельности при производстве по уголовному делу, в том
числе и в процессе принятия процессуального решения, направленного на обеспечение безопасности
участников процессе, уделялось достаточное внимание со стороны ученых4.
1
Федеральный закон от 28.12.2013 № 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве» // Рос. газ.
2013. 30 дек.
2
Федеральный закон от 20.08.2004 № 119-ФЗ (ред. от 03.02.2014) «О государственной защите потерпевших,
свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» // СЗ РФ. 2004. № 34. Ст. 3534.
3
См., напр.: Зайцев О.А. Государственная защита участников уголовного процесса. М.: Экзамен, 2001; Епихин
А.Ю. Обеспечение безопасности личности в уголовном судопроизводстве. СПб.:Изд-во Р.Асланова «Юридический центр Пресс», 2004; Брусницын Л.В. Комментарий законодательства об обеспечении безопасности участников уголовного судопроизводства (постатейный). М.: Юстицинформ, 2009 и др.
4
Подробнее см., напр.: Абрамов А.Б. Соотношение контроля и надзора за принятием решения и осуществлением мер государственной защиты участников уголовного судопроизводства // Общество и право. 2013. № 1 и др.
142
2014. Вып. 3
Я.И. Бобков
ЭКОНОМИКА И ПРАВО
Кроме того, процесс применения мер государственной защиты и обеспечения безопасности
участников уголовного судопроизводства находит свое детальное регулирование в ряде дополнений
на основании Федерального закона № 432-ФЗ. Как самостоятельное средство дополнительного обеспечения сохранности данных об участниках уголовного процесса следует рассматривать и дополнение ч. 3 ст. 161 УПК РФ запретом на разглашение данных о частной жизни участников уголовного
судопроизводства без их согласия, а также данных о частной жизни несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего возраста четырнадцати лет, без согласия его законного представителя.
Уточняются и условия хранения сведений о защищаемом лице. На самом деле это очень важное
дополнение, так как ранее, до внесения изменений, нормы УПК не регламентировали подробно процедуру сохранности имеющихся в деле сведений об участнике уголовного процесса, в отношении которого приняты и реализуются меры безопасности. В этой связи правоприменительная следственная и судебная практика не имели единообразия, а иногда это приводило к раскрытию секретных данных.
Отметим, что такие дополнения подтверждают предположение о том, что национальное законодательство развивается по пути более подробной регламентации механизмов реализации конкретных
мер безопасности личности в производстве по уголовному делу. Подобные прогнозы ранее уже делали
отдельные ученые, специализирующиеся в области безопасности участников уголовного процесса5.
Дополнения, внесенные в ч. 9 ст. 166 УПК, обязывают ведущее производство по делу должностное лицо, вынесшее постановление о сохранении сведений о личности защищаемого лица, приобщить его к материалам уголовного дела и хранить при нем в условиях, исключающих возможность
ознакомления с ним иных участников уголовного судопроизводства. Прежняя редакция указанной
нормы фактически не обязывала должностное лицо, ведущее производство по уголовному делу,
обеспечивать запрет доступа посторонних лиц к конверту с запечатанным в него постановлением.
Действующая редакция ч. 9 ст. 166 УПК РФ более четко регулирует этот, весьма важный аспект
обеспечения безопасности сведений о защищаемом участнике уголовного процесса.
Комплексность новелл подтверждается внесением дополнений в ряд норм, регулирующих судебное производство по уголовному делу.
Содержание ст. 227 УПК РФ дополнено новой ч. 3.1, обязывающей судью при решении прочих
вопросов в стадии назначения дела к слушанию исключить возможность ознакомления с постановлением о сохранении в тайне данных о личности защищаемого участника процесса.
Обеспечение мер государственной защиты нашло свое отражение и в процессе постановления
судом приговора, его содержания. Так, диспозиция ст. 303 УПК РФ, регулирующая правила составления приговора, дополнена новой ч. 4, обязывающей суд не раскрывать сведения о защищаемой лице, если в ходе судебного разбирательства они не оглашались. В этом случае суд ссылается на псевдонимы этих лиц, с указанием этого факта. При этом закон не раскрывает процедуру такого «неоглашения». По нашему мнению, следовало бы более точно определить действия суда: отразить запрет
использования в приговоре подлинных данных и указание только псевдонимов защищаемых лиц.
Недостатком этого в целом позитивного предложения о сохранности сведений, которым дополнена ст. 303 УПК РФ, по нашему мнению, является отсутствие подобных новелл в иных статьях,
регламентирующих вынесение судебного решения. Приговор – не единственный процессуальный акт,
который выносится судом. Подобная необходимость (указание псевдонимов защищаемых участников
уголовного процесса) может возникнуть при отложении или приостановлении судом производства по
делу на основании ст. 253 УПК. К примеру, в силу ч. 1 ст. 253 УПК суд обязан принять меры по вызову или приводу неявившихся лиц, среди которых может быть и защищаемое лицо. В этой связи
следует дополнить и иные статьи УПК, в которых принимается судебное решение о движении уголовного дела, запретом использования подлинных данных о лице, в отношении которого принимаются меры безопасности, и указанием только его псевдонима. Реализация такого постановления – для
тема отдельного исследования.
Претерпела изменения и ст. 313 УПК РФ, которая дополнена ч. 2.1: «В случае осуществления в
отношении осужденного государственной защиты суд выносит определение или постановление об
отмене мер безопасности либо о дальнейшем применении указанных мер». Это дополнение пред5
См., напр.: Епихин А.Ю. Правовые основы безопасности личности в уголовном судопроизводстве в отдельных международных документах // Международное уголовное право и международная юстиция. 2012. № 2. С.
12-14 и др.
Уголовно-процессуальные новеллы Федерального закона № 432-ФЗ…
ЭКОНОМИКА И ПРАВО
143
2014. Вып. 3
ставляется важным, так как ранее этот вопрос не было урегулирован уголовно-процессуальными
нормами. Зачастую судьи принимали различные решения об обеспечении сохранности сведений, так
как закон не обязывал их обращать внимание на последующее продолжение государственной защиты
и обеспечение мер безопасности защищаемого лица.
Вступление приговора в законную силу означает прекращение действия уголовнопроцессуальных норм, а следовательно, и уголовно-процессуальных мер безопасности, которые, как
предполагается, должны прекратиться. Вместе с тем существующая в настоящее время система мер
государственной защиты включает широкий перечень средств и способов обеспечения безопасности,
не связанных с производством по уголовному делу.
По мнению А. Епихина, обеспечение как процессуальных, так и внепроцессуальных мер безопасности должно распространяться на всех участников, вовлекаемых в сферу уголовного процесса6.
Так, например, к внепроцессуальным мерам относятся положения Федерального закона № 119 – ФЗ «О
государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»7,
которые предоставляют правоохранительным органам несколько эффективных мер безопасности:
1) личная охрана, охрана жилища и имущества;
2) выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности;
3) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице;
4) переселение на другое место жительства;
5) замена документов;
6) изменение внешности;
7) изменение места работы (службы) или учебы;
8) временное помещение в безопасное место;
9) применение дополнительных мер безопасности в отношении защищаемого лица, содержащегося под стражей или находящегося в месте отбывания наказания, в том числе перевод из одного
места содержания под стражей или отбывания наказания в другое (ч. 1 ст. 6). Этот специальный правовой акт принят в целях повышения защищенности личности в сфере уголовного судопроизводства,
а также создания условий для борьбы с преступностью.
В другом Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности»8 (далее – Закон «Об
ОРД») также установлены определенные средства обеспечения безопасности лиц, участвующих в проведении оперативно-розыскных мероприятий. Так, например, постановление о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, осуществляемых уполномоченными на то государственными
органами в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации, является одним из
оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий является (ч. 5 ст. 7 Закона «Об ОРД»).
Перечисленные в указанных законах меры могут применяться вне зависимости от начала или
окончания производства по уголовному делу. При этом возможна их параллельная (совместная) реализация. Следовательно, в подобной ситуации может возникнуть вопрос о том, насколько излишне
указывать в приговоре суда как в завершающем процесс судебном акте какое- либо дополнительное
процессуальное решение, относящееся к продолжению применения мер безопасности? Кого и к чему
оно будет обязывать? По нашему мнению, дополнительный судебный акт, в котором указывается
факт продолжения мер безопасности, следует рассматривать как дополнительную гарантию защищенности участников процесса, содействующих (содействовавших) уголовному правосудию.
В качестве предположения об адресатах такого судебного решения о продолжении мер безопасности, на наш взгляд, можно упомянуть, например, орган, отвечающий за обеспечение безопасности участника уголовного судопроизводства, специальное структурное подразделение органов внутренних дел. На основании ч. 1 ст. 3 Федерального закона № 119 – ФЗ к таким государственным органам относятся:
1) органы, принимающие решение об осуществлении государственной защиты;
2) органы, осуществляющие меры безопасности;
3) органы, осуществляющие меры социальной поддержки.
6
Епихин А. Правовое регулирование мер безопасности участников процесса // Законность. 2003. № 5.
Федеральный закон от 20.08.2004 № 119-ФЗ (ред. от 03.02.2014) «О государственной защите потерпевших,
свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» // СЗ РФ. 2004. № 34. Ст. 3534.
8
Федеральный закон от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 21.12.2013) «Об оперативно-розыскной деятельности» //
СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3349.
7
144
Я.И. Бобков
2014. Вып. 3
ЭКОНОМИКА И ПРАВО
В заключение отметим, что Закон № 432–ФЗ установил новые, дополнительные гарантии обеспечения прав и законных интересов потерпевшего и других участников уголовного судопроизводства
в реализации их права на безопасное производство по уголовному делу.
Поступила в редакцию 09.06.14
Ya.I. Bobkov
CRIMINAL PROCEDURE NOVELS OF THE FEDERAL LAW No. 432-FZ ON THE STATE PROTECTION
OF PARTICIPANTS IN CRIMINAL LEGAL PROCEEDINGS
The new law significantly strengthens guarantees of the rights of victims as active participants in criminal legal proceedings. Many changes made to the current Russian Criminal Procedure Code concern the safety of victims and specify the already existing means of their criminal procedure protection. However, not all novels define sufficiently the
mechanism of implementation of security measures during criminal proceedings. In addition to amendments to the
Criminal Procedure Code, the new legal act also corrects other laws, including the special Federal law “On the State
Protection of Victims, Witnesses and Other Participants in Criminal Legal Proceedings”.
Keywords: victim, criminal legal proceedings, prevention of crime, criminal case, protection of rights, personality,
process, safety, judgment.
Бобков Ян Игоревич, старший следователь
Bobkov Ya.I., Senior Investigator
Следственный отдел по г. Сыктывкар
Следственного управления Следственного комитета РФ
по Республике Коми
167000, Россия, г. Сыктывкар, ул. Интернациональная, 142
Syktyvkar Investigative Division, Investigative
Department of the Investigative Committee
of the Komi Republic of the Russian Federation
167000, Russia, Syktyvkar, Internatsionalnaya st., 142
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа