close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Некоторые проблемы виндикации имущества отчужденного на публичных торгах.

код для вставкиСкачать
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС
Лаукарт Анна Николаевна
аспирант кафедры гражданского права Кубанского государственного аграрного университета,
помощник судьи Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа
Некоторые проблемы
виндикации имущества,
отчужденного на публичных
торгах
В
практике распространена ситуация ареста и продажи на публичных торгах имущества, принадлежащего не должнику, а
иному лицу. В этом случае договор купли-продажи, заключенный по результатам публичных торгов, ничтожен (ст. 168 ГК РФ).
Поскольку собственник имущества не является
стороной указанного договора, он не вправе требовать передачи ему имущества в порядке реституции; предъявление собственником иска о
признании торгов недействительными и применении последствий их недействительности влечет
отказ в удовлетворении требования о реституции
в связи с отсутствием охраняемого законом интереса.
Если имущество приобретено по возмездному договору у лица, которое не имело права
его отчуждать, надлежащим способом защиты
права лица, считающего себя собственником,
является предъявление виндикационного иска к
фактическому владельцу. Только в этом случае
могут быть всесторонне защищены не только
законные интересы собственника, но и добросовестного приобретателя.
В силу ст. 301 ГК РФ собственник вправе
истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Согласно п. 1 ст. 302 ГК РФ если
имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный
приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае,
когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того
или другого, либо выбыло из их владения иным
путем помимо их воли.
По смыслу приведенных норм в предмет
доказывания по спору об истребовании имущества из владения покупателя на публичных торгах (третьих лиц, которым спорное имущество
было впоследствии продано / передано по иным
основаниям) входят следующие обстоятельства:
право собственности истца (или иное вещное право) на истребуемое имущество;
факт владения ответчиком спорным имуществом;
наличие либо отсутствие правовых оснований для владения имуществом (недействительность торгов и заключенного по их результатам
договора либо ничтожность договора купли-продажи);
факт недобросовестности (добросовестности) владения;
обстоятельства выбытия имущества из обладания собственника;
условия поступления имущества к ответчику;
другие обстоятельства.
Виндикация имущества, отчужденного на
публичных торгах имеет следующие особенности.
Как известно, виндикационный иск – это иск
невладеющего собственника к владеющему несобственнику об истребовании индивидуально
определенного имущества из незаконного владения последнего. Ответчиком по такому иску
является незаконный владелец, у которого фактически находится вещь (покупатель либо третье лицо, которому предмет торгов отчужден покупателем). До признания публичных торгов и
заключенного по их результатам договора куплипродажи недействительными виндикационное
требование не может быть удовлетворено, так как
до этого момента покупатель (третье лицо) является законным владельцем спорного имущества
(кроме случаев ничтожности договора купли-про-
72
ОБЩЕСТВО И ПРАВО
2008
№2(20)
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС
дажи).
Требование собственника имущества, реализованного на публичных торгах, о применении последствий недействительности торгов и
заключенного по их результатам договора либо
последствий ничтожности договора купли-продажи не подлежат удовлетворению в связи с отсутствием интереса в применении такого способа
защиты. Вместе с тем за собственником в этой
ситуации следует признать наличие интереса в
признании торгов недействительными (без заявления требования о применении последствий недействительности торгов и заключенного по их
результатам договора) либо интереса в признании ничтожным договора купли-продажи, заключенного по результатам публичных торгов. Удовлетворение названного требования влечет за собой отпадение основания для владения спорным
имуществом и признание владельца незаконным.
Признание торгов недействительными производится путем предъявления самостоятельного требования (в отдельном производстве или
совместно с требованием о виндикации имущества). Признавать ничтожным договор купли-продажи путем предъявления отдельного иска в силу
п. 2 ст. 166 ГК РФ не требуется, ничтожность договора купли-продажи (как и недействительность
торгов, установленная по другому делу) будет
одним из фактических оснований, приводимых в
споре об истребовании имущества для обоснования незаконности владения. При ничтожности
договора купли-продажи, в том числе и в случае
продажи чужого имущества, в отдельном оспаривании самих торгов нет необходимости.
Одним из фактических обстоятельств, входящих в предмет доказывания по спору об истребовании имущества, является факт добросовестности либо недобросовестности приобретателя, который зависит от фактических обстоятельств спора и устанавливается судом. Практически важным представляется вопрос о распределении бремени доказывания названного обстоятельства между истцом и ответчиком.
На наш взгляд, добросовестность владельца должна быть опровергнута истцом. Презумп-
ция добросовестности незаконного владельца
является частью общей презумпции добросовестности участков гражданского оборота, которая,
к сожалению, в качестве основного начала гражданского права законодательно не установлена.
Презумпция добросовестности в осуществлении
гражданских прав, закрепленная п. 3 ст. 10 ГК
РФ, конечно, не тождественна добросовестному
приобретению имущества применительно к ст.
302 ГК РФ и по буквальному содержанию п. 3
ст. 10 ГК РФ не распространяется на виндикационные требования, поскольку незаконный владелец не обладает какими-либо правами в отношении виндицируемого имущества. Вместе с тем в
литературе отмечается, что истинный спектр действия данного понятия намного шире, чем защита гражданских прав в предусмотренных законом
случаях, поэтому формулировка названной нормы нуждается в законодательной корректировке1.
Поэтому заслуживает внимания позиция о возможности расширительного толкования п. 3 ст.
10 ГК РФ как общей презумпции добросовестности участков гражданского оборота, поскольку
«недобросовестность никогда не предполагается»2.
На необходимость возложения бремени
доказывания недобросовестности на истца неоднократно указывалось и в научно-практической
литературе3.
В юридической литературе высказана и
противоположная точка зрения: в спорах об истребовании имущества бремя доказывания лежит на ответчике, т.е. незаконный владелец должен доказать, что он не знал и не мог знать о
том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение. Сторонники названного подхода отмечают, что п. 3 ст. 10 ГК
РФ, устанавливающий презумпцию «доброй совести», не подлежит применению к виндикационным требованиям, поскольку отсутствует субъективное право, подлежащее защите4. Пункт 24
Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля
1998 г. № 8 также возлагает обязанность доказывания добросовестности на приобретателя имущества.
1
Краснова С.А. Определение понятия «добросовестность» в российском гражданском праве // Журнал российского права. 2003. № 3.
2
Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 2000. С. 257.
3
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая / Под ред. Т.Е. Абовой,
А.Ю. Кабалкина. М., 2004. С. 778; Краснова С.А. Определение понятия «добросовестность» в российском гражданском праве // Журнал российского права. 2003. № 3; Сойфер Т.В. Комментарий к гл. 2 ГК РФ // Научно-практический
комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. В.П. Мозолина, М.Н. Малеиной.
М., 2004 и др.
4
Аксюк И.В. Добросовестность приобретения как основание возникновения права собственности на недвижимость // Журнал российского права. 2007. № 3; Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о
собственности и владении. Практические вопросы. М., 2004. С. 347.
73
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС
Некоторые авторы предлагают распределять бремя доказывания добросовестности приобретения в зависимости от вида имущества: на
приобретателя – при виндикации недвижимости
и движимых вещей, которые носят на себе отличительные признаки в виде номеров, серий и т.д.
и либо широко не распространены в обороте
вследствие своих особых качеств, редкости и т.д.;
в отношении остальных движимых вещей – на
собственника1.
Добросовестность приобретателя исключается, если к моменту совершения возмездной
сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых покупателю было известно, и если эти притязания впоследствии признаны в установленном порядке
правомерными (п. 24 Постановления Пленума
ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. № 82).
Так, по одному из дел арбитражный суд
пришел к выводу о недобросовестности приобретателя, указав, что он мог знать о наличии притязаний на спорное имущество третьих лиц (общества – должника и санатория), поскольку являлся директором организации – одного из учредителей должника – и принимал непосредственное участие в его хозяйственной деятельности3.
В другом случае суд указал, что о недобросовестности приобретателя свидетельствуют обстоятельства приобретения им спорного имущества
(имущество приобретено ответчиком у первого
покупателя через 18 дней после приобретения
имущества самим покупателем; цена, по которой
ответчик приобрел имущество, незначительно
превышает цену, по которой имущество приобретено первым покупателем)4. Еще по одному
делу суд признал покупателя недобросовестным,
поскольку из протокола проведения торгов следовало, что спорные помещения находились у
должника не в собственности, а в пользовании,
поэтому приобретатель мог знать о том, что спорное имущество как не принадлежащее должнику не могло выставляться на торги для продажи5.
«Добрая совесть» устраняется одним только фактом наличия регистрационной записи о принадлежности отчуждаемой вещи третьему лицу
либо об ограничениях, исключающих отчуждение (например, об аресте имущества)6. В то же
время, если такие ограничения не могли быть
известны приобретателю либо регистратор не сообщил о них при обращении за соответствующими сведениями, то «добрая совесть» может быть
доказана7. Отсутствие в едином государственном
реестре записи о наличии каких-либо ограничений само по себе не свидетельствует о невозможности опровержения «доброй совести» приобретателя, если собственник представит доказательства того, что ответчик мог знать об имевшихся ограничениях (например, являлся лицом,
участвующим в деле, по спору о принятии обеспечительных мер в виде наложения ареста). Если
имущество приобретено ответчиком с явным нарушением закона, о котором ему должно быть
известно (например, без проведения торгов; приобретено имущество, ограниченное в обороте в
силу закона и т.д.), добросовестность приобретения имущества также исключается8.
Следует отметить, что добросовестность
приобретателя не имеет правового значения, если
имущество не выбывало из владения собственника9.
Действие защиты добросовестного приобретателя в рамках п. 1 ст. 302 ГК РФ ограничено
только теми случаями, когда имущество выбыло
из владения собственника по его воле. В этой
связи интерес представляет вопрос о том, не предоставляется ли должнику право неограниченной
виндикации имущества, реализованного в рамках исполнительного производства, как выбывшего помимо его воли.
Генезис и дальнейшее развитие института
обращения взыскания на имущество неисправного должника свидетельствуют о том, что воля
такого субъекта безразлична для права и остальных участников оборота. Соответственно, утра-
1
Ханашевич С.К. Добросовестное приобретение имущества от неуправомоченного лица // Документ не опубликован // СПС «Консультант Плюс».
2
О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других
вещных прав: постановление Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 // Вестник ВАС РФ. 1998. № 10.
3
Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 1 сентября 2000 г. по делу № 193
/6 // СПС «Консультант Плюс».
4
Архив ФАС СКО. 2007. Дело № Ф08-1145/07.
5
Постановление Президиума ВАС РФ от 30 октября 2001 г. № 9003/99 // Вестник ВАС РФ. 2002. № 2.
6
См., например, постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 8 сентября
2005 г. по делу № А74-3090/04-Ф02-4401/05-С2 // СПС «Консультант Плюс».
7
Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владения. Практические
вопросы. М., 2004. С. 344.
8
Архив ФАС СКО. 2006. Дело № Ф08-3943/06.
9
Архив ФАС СКО. 2007. Дело № Ф08-1145/07.
74
ОБЩЕСТВО И ПРАВО
2008
№2(20)
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС
чивает юридическое значение тот факт, сам ли
должник передал вещь на реализацию или она
была у него принудительно изъята. Вступая в
оборот, лицо принимает на себя риск несения
неблагоприятных последствий, связанных с таким участием. И уже этим выражает свою волю
на возможное изъятие своего имущества при
неисполнении принятых на себя обязательств.
Статья 302 ГК РФ под «иными случаями выбытия имущества помимо воли собственника» подразумевает, прежде всего, противоправные действия третьих лиц либо действия самого собственника, не направленные на утрату своего имущества. По этим причинам применительно к ст. 302
ГК РФ нельзя, на наш взгляд, говорить о том,
что имущество, реализованное на торгах в порядке исполнения решения суда, выбывает помимо воли собственника.
Основанием для принудительного изъятия
имущества является вступивший в законную силу
судебный акт, установивший неисправность должника, поэтому такое изъятие не может считаться незаконным. Отмена решения суда, явившегося основанием для выдачи исполнительного
листа и совершения исполнительных действий,
свидетельствует об отсутствии воли собственника на изъятие имущества, добросовестность приобретателя не препятствует удовлетворению иска
об истребовании имущества.
При продаже в рамках исполнительного
производства чужой вещи, выбывшей из владения собственника по его воле, ссылка собственника на изъятие имущества без его воли не может приниматься во внимание, в иске об истребовании имущества должно быть отказано. Собственник в такой ситуации не лишен возможности предъявить иск о взыскании убытков, если
продажа имущества явилась следствием незаконных действий судебного пристава-исполнителя.
Судебная практика также исходит из неприменимости норм о неограниченной виндикации
при выбытии имущества помимо воли собственника к отношениям публично-правого характера,
связанным с осуществлением полномочий судебного пристава-исполнителя, поскольку согласия
должника на изъятие имущества в порядке исполнения решения суда не требуется1.
В научной литературе мнение о том, что
изъятие имущества в порядке исполнения решения суда не может считаться выбытием имущества помимо воли собственника, высказано также К.И. Скловским и И. Ашихминым2 . Противоположной точки зрения, согласно которой выбытие имущества на основании судебного решения
должно быть признано выбытием помимо воли
собственника (даже при добровольном исполнении судебного акта), кроме случаев признания
3
ответчиком иска, придерживается Г. Чернышов .
Применительно к возмездности приобретения имущества необходимо отметить следующее.
Если имущество было передано взыскателю
вследствие признания торгов несостоявшимися,
а судебный акт, явившийся основанием для возбуждения исполнительного производства, отменен, взыскатель не сможет сослаться на возмездность приобретения имущества, поэтому собственник будет вправе виндицировать имущество
без ограничений. Неисполнение покупателем обязанности по оплате имущества, приобретенного
на торгах, само по себе не свидетельствует о
безвозмездности приобретения.
Таким образом, виндикация имущества,
отчужденного на публичных торгах, подчинена
общим правилам виндикации. Отраженные отличительные черты касаются, прежде всего, процессуальных особенностей доказывания незаконности владения, распределения бремени доказывания добросовестности (недобросовестности)
приобретателя имущества, установления обстоятельств выбытия имущества из владения собственника. При этом до признания недействительными торгов и заключенного по их результатам
договора (кроме случаев ничтожности договора
купли-продажи) виндикация невозможна, поскольку до указанного момента приобретатель
продолжает оставаться законным владельцем;
бремя доказывания недобросовестности приобретения имущества лежит на истце; принудительная реализация имущества в рамках исполнительного производства не предоставляет должнику
права неограниченной виндикации.
1
Постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 23 сентября 2004 г. по делу № А126749/04-С52, от 15 июня 2006 г. по делу № А49-9074/05-446/24, постановление Федерального арбитражного суда
Восточно-Сибирского округа от 13 марта 2007 г. по делу № А33-16756/05-Ф02-1208/07-С2, постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 16 декабря 2003 г. по делу № Ф03-А04/03-1/2978, постановление
ФАС СКО от 7 сентября 2006 г. по делу № А32-3485/2005-31/900 // СПС «Консультант Плюс».
2
Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические
вопросы. М., 2004. С. 350; Ашимихин И. Рисковые торги // ЭЖ-Юрист. 2005. № 5.
3
Чернышов Г. О выбытии имущества из владения собственника помимо его воли // ЭЖ-Юрист. 2006. № 26.
75
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
9
Размер файла
205 Кб
Теги
имущества, публичный, торгах, виндикации, отчужденного, некоторые, проблемы
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа