close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

2000. 02. 017. Вадецкая Э. Б. Таштыкская эпоха в Древней истории Сибири РАН. Ин-т истории материальной культуры. СПб. Петерб. Востоковедение 1999. - 439 с. - библиогр. С. 425-433

код для вставкиСкачать
115
АРХЕОЛОГИЯ
2000.02.017. ВАДЕЦКАЯ Э.Б. ТАШТЫКСКАЯ ЭПОХА В ДРЕВНЕЙ
ИСТОРИИ
СИБИРИ
/РАН.
Ин-т
истории
материальной
культуры. — СПб.: Петерб. Востоковедение, 1999.- 439 С.- Библиогр.:
с.425-433.
В монографии рассматриваются этногенетические процессы,
происходившие на территории Южной Сибири в I в. до н.э. —
VII в. н.э. и в определенной мере обусловленные политическими
событиями этого периода в Центральной Азии и Восточном Туркестане
— войной ханьцев и хуннов за контроль над основными маршрутами
Великого шелкового пути и дорогами, ведущими в глубь Сибири,
расселением хуннов у Саян, объединением кочевников в Тюркский
каганат (VI в.) и пр. В работе дается всесторонний источниковедческий
анализ могильников разных этнических групп I-IV и V-VII вв.,
исследуются проблемы происхождения таштыкской культуры и
этнического состава ее носителей.
Структура книги, как отмечается во введении, определяется тем
обстоятельством, что важнейшим вопросом для понимания всей
изучаемой эпохи по-прежнему остается интерпретация грунтовых могил
и склепов, анализу погребального обряда, инвентаря и хронологии
которых посвящены, соответственно, части I и II.
Автором пересмотрена принятая методика датирования сибирских
памятников хунно-сарматского времени, основанная на местных копиях
пряжек, блях и наконечников ремней хуннского типа. Вместо них
предложены даты по импортным изделиям, поступавшим в данный
регион по шелковому пути. В качестве датирующих источников
использованы китайские ткани, а также — впервые — стеклянные бусы.
По химическому составу стекла и происхождению (Восточное
Средиземноморье, Средний Восток, Индия) систематизированы
коллекции бус II-I вв.до н.э. и I-II вв. н.э. с предварительной их
типологией. По названным категориям инвентаря хронологические рамки
таштыкских грунтовых могильников достаточно точно определяются IIV вв. н.э. Это соответствует внутренней относительной периодизации
могильников и подкрепляется радиоуглеродными датами, полученными
из непот-ревоженных или незначительно потревоженных погребений
(с.75). По формальным признакам условно выделяются три хронологические группы.
116
К первой группе (I-II вв.) относятся могильники типа Быстрая,
Комаркова-Песчаная, Абаканская Управа, Салбык и часть могильника
Оглахты. Могильники обширны, содержат индиви-дуальные и
преимущественно парные погребения, а также единичные захоронения
одновременно трех людей. Число трупоположений преобладает над
захоронениями
остатков
кремаций.
Практически
отсутствуют
перезахоронения. В могилах много импортных вещей, особенно бус.
Гипсовые маски лица трупов часто вылеплены без предварительной
трепанации черепа.
Вторую группу (II-III вв.) образуют могильники типа Терский, Новая
Черная IV, V, часть могил некрополей Оглахты и Мысок. Для них
характерны одновременные захоронения и перезахоронения трехчетырех человек. Приблизительно равно число людей, погребенных
разными способами (труп, кости, пепел). Моделировка гипсом лица
становится обязательной и всегда сочетается с посмертной трепанацией
черепа. Могилы беднее, чем прежде, мало импортных изделий, за
исключением китайских тканей.
Третью группу (IV в.) составляют могильники Красная Грива,
Таштык, частично Новая Черная V и Мысок. Могильники небольшие, до
20 могил, в конструкции которых теперь используются сооружения в
виде срубов и ящиков. Преобладают трупосожжения с последующим
помещением остатков кремации в куклы-манекены из мягкого материала,
имитирующие покойника, а также в сосуды и берестяные свертки. Следы
масок единичны. Могилы очень бедные, нет импортных вещей,
практически отсутствуют украшения (с.66).
Хронологически более поздними являются могильники с каменными
сооружениями ("склепами"), содержащими, как правило, остатки
кремированных покойников, пепел которых помещался в различные
упаковки: обшитые кожей соломенные куклы, корытца, туески,
берестяные коробки, шерстяные мешочки, сосуды, урны-бюсты.
Устройство склепов отличается разнообразием, но в целом, как отмечает
автор, можно выделить три их группы, различающиеся по размерам и
степени сложности конструкции: простые, усложненные и сложные с
размерами котлованов, соответственно, от 9 до 16; от 16 до 25 и в
пределах 50-80 кв.м (с.80-85). Датировку таштыкских склепов
определяют как импортные, так и местные изделия. Среди датирующих
предметов автор выделяет детали поясной гарнитуры, прежде всего
пряжки, цепочки для подвешивания мелких предметов. Большинство из
117
них представлено типами, бытовавшими в пределах V-VI — начала VII в.
(с.124).
Таким образом, таштыкские грунтовые могильники и могильники с
каменными сооружениями принадлежат разным историческим периодам
— I-IV и V-VII вв. — и между ними имеются очень большие различия.
Соответственно, как отмечает автор, объединение их в единую культуру
достаточно условно. Практически население этих этапов связано лишь
двумя культурными традициями. Первая проявляется в керамике, где
наряду с новыми формами сохраняются и ранние. Вторая традиция — в
продолжающемся использовании в качестве урн для кремированных
остатков мягких кожано-соломенных кукол, хотя чаще для этой цели
теперь стали применяться урны-бюсты (с.129).
Часть III посвящена проблеме происхождения таштыкской
культуры. В настоящее время, пишет автор, вполне отчетливо
прослеживается генетическая связь одной из групп таштыкских
памятников — склепов сложной конструкции — с местными тагарскими
курганами позднего (тесинского) этапа, которые датируются III-IV вв.
(с.135, 147). Таким образом, высказывавшаяся в литературе гипотеза о
том, что таштыкская культура является продолжением тагарской,
подкрепляется только частично. Она верна лишь в отношении одной из
этнических групп таштыкского общества V-VI вв. Более ранние
памятники — таштыкские грунтовые могильники отражают очень
сложную мозаику культур и традиций. По формально-типологическим
археологическим признакам они не только не связаны с местной, более
древней, тагарской культурой сарагашевского этапа, но как бы нарушают
закономерное развитие тысячелетних традиций. К таким признакам
относится все, касающееся устройства могильников, их топографии и
расположения погребений. Наиболее отличительные инновации
одновременно являются этническими. По ним фиксируются две группы
таштыкцев, захороненные на одних кладбищах и даже в одних могилах.
Разделение между ними идет по способу погребения и,
предположительно, по физическому типу населения (с.174). С первой
группой (собственно таштыкцы, по определению автора) связано
появление такой инновации в погребальном обряде, как трупосожжение
(с последующим помещением пепла в куклы-манекены) определенной
категории населения, постепенно распространившееся на все его слои.
Вторую группу составляли тагарцы, захороненные по обряду ингумации
118
на таштыкских кладбищах. Последние, как считает автор, генетически
связаны с южными самодийцами (с.178).
В то же время ряд элементов таштыкской культуры указывает на
участие в ее формировании хуннов, а также на влияние ханьцев,
источником которого, по-видимому, были не только китайские колонии в
Восточном Туркестане, но и китайские поселенцы на Енисее,
проживание которых здесь отражает архитектура дворца под г.Абаканом
и прилегающего к нему городища, а также появление свиноводства,
земледелия, ирригационных систем, роспись глиняных масок, сходство
китайских и таштыкских верований. Обряд кремации не позволяет
выяснить физический облик таштыкцев, Однако присутствие среди них
китайской популяции подтверждается находками двух черепов
дальневосточного типа в таштыкском склепе IV-V вв. могильника
Тепсей. Городище под Абаканом, как полагает автор, было одним из
самых северных ханьских гарнизонов военных поселенцев на юге
Сибири, в число которых входили земледельцы, ремесленники, мастерастроители, подвергшиеся в процессе длительного проживания здесь
значительной "варваризации". Версия о существовании китайской
колонии на Енисее, считает Э.Б.Вадецкая, позволяет объяснить многие
специфические особенности как погребальной обрядности, так и облика
таштыкской культуры в целом (с.190-195).
В приложении (с.204-283) приводится описание материалов
раскопок таштыкских могильников в бассейнах рек Чулым, Абакан и
Енисей.
А.Е.Медовичев
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа