close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Позиция британских политических кругов по проблемам Евроконституции в начале XXI века..pdf

код для вставкиСкачать
ИСТОРИЯ
А.А. НИКУЛИН, аспирант кафедры всеобщей истории исторического
факультета Орловского государственного университета
Тел.: 8 (920) 802-03-67; andnik38@rambler.ru
ПОЗИЦИЯ БРИТАНСКИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ
КРУГОВ ПО ПРОБЛЕМАМ ЕВРОКОНСТИТУЦИИ
В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА
В статье «Позиция британских политических кругов по проблемам Евроконституции в начале XXI века» исследуется позиция ведущих партий Соединённого Королевства в отношении Конституции Европейского cоюза, разработанной
под руководством бывшего президента Франции Валери Жискар д?Эстена.
Значительное внимание уделяется поиску причин негативного отношения к этому документу со стороны большей части британского общества.
Ключевые слова: Евроконституция, политические партии, Евросоюз, Великобритания, Кабинет министров, оппозиция, евроскептицизм.
С того момента как в 1973 г. Великобритания вступила в Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) ? организацию, которую мы все сегодня знаем как Европейский cоюз, евроскептических настроений в Соединённом Королевстве не убавилось. И всё это несмотря на энергичные попытки команды «новых лейбористов» во
главе с Тони Блэром, пришедших к власти в стране в 1997 г., вернуть Британии прочные позиции ведущей державы в Европе и укрепить её влияние в процессах европейской интеграции. Сам Евросоюз за годы правления лейбористского кабинета министров Тони Блэра не единожды испытывал серьёзные внутренние трудности.
К маю 2005 г. в Европейском союзе (ЕС) разразился серьёзный кризис, вызванный целым рядом причин. Провал проекта единой европейской Конституции на референдумах во Франции и Нидерландах стал первым предупреждением для ЕС. Ещё
одной серьёзной проблемой стал финансовый вопрос ? обсуждение планирования
бюджета Евросоюза на 2007?2013 гг. Здесь на первый план вновь вышел франкобританский антагонизм. Британии суждено было сыграть одну из ведущих ролей в
этом кризисе.
Правда, не стоит обвинять в возникновении серьёзных проблем в ЕС одну лишь
Великобританию. К 2005 г. ЕС оказался в состоянии кризиса, который был преимущественно вызван двумя важными моментами. Во-первых, Единая Европа не смогла
до конца «переварить» новых членов. Это было связано не только с серьёзными расхождениями в уровне экономического развития «старых» и «новых» государств?участников ЕС, но и с тем, что новички в основном строили свои внешнеполитические
концепции на более тесном партнёрстве с США, а ЕС стремился составить достойную
конкуренцию Вашингтону как в экономической, так и в политической сферах. Во-вторых, важным негативным моментом стали разногласия между самими «старыми» государствами?участниками ЕС по вопросам, касающимся реформирования системы руководящих органов ЕС.
К этим трудностям добавилось и недовольство политикой Брюсселя со стороны
европейской общественности, приведшее к провалу референдумов по единой европейской Конституции во Франции и Нидерландах. В Британии, в которой тоже должно было пройти голосование по Евроконституции, многие политики заявляли о том,
что данный документ может привести к серьёзному кризису в Евросоюзе и нанести
вред национальным интересам Соединённого Королевства. Опросы в английских СМИ
© А.А. Никулин
45
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
деятельности ЕС7 . Но после голосования во Франции и Нидерландах отвечавший за внешнюю политику в либерально-демократической партии сэр
Мензис Кэмпбелл заявил, что у референдума по
конституции в Британии нет никаких перспектив, а
Европе нужно время для размышлений8 .
Партия независимости Соединённого Королевства также противилась Евроконституции. Пожалуй, только один пункт документа устраивал
представителей данной партии ? статья о возможности выхода любого государства из числа членов Евросоюза.
Наметилось и явное противоречие между позицией премьер-министра Тони Блэра и рядом
евроскептиков среди членов Лейбористской
партии Великобритании (ЛПВ). Граждане Британии также в большинстве своём выступали против
единой европейской Конституции.
Разработка первой Европейской конституции
началась после того, как в декабре 2001 г. лидеры
стран ЕС договорились в Брюсселе о созыве конституционного конвента. Он состоял из 20 парламентариев европейских стран, а во главе стал бывший президент Франции Валери Жискар д?Эстен.
Долгие месяцы работы привели к появлению на
свет договора, за который европейцам, в том числе и британцам, предстояло проголосовать. Как
отмечала газета The Times, Жискар д?Эстен и его
коллеги положили в основу Евроконституции своё
видение Европы, которая должна была стать объединённой и централизованной. Всё больше власти передавалось властям в Брюсселе. В Евросоюзе должны были появиться президент и премьерминистр9 .
В целом же единая Конституция ЕС представляет собой довольно пространный документ, в
котором мало конкретики. Созданная на основе
компромиссов, Конституция пыталась вместить
в себя все те положения, которые считали приемлемыми большинство стран ЕС. Можно говорить о недовольстве народных масс бюрократизацией ЕС, но причина не только в этом. Многие
граждане Франции и Нидерландов, которые высказались против Евроконституции, просто не
знали, о чём в ней идёт речь, чем не преминули
воспользоваться евроскептики в этих государствах. То же самое можно сказать и о Великобритании. Ещё одним обстоятельством, которое вызывало опасения у жителей Соединенного Королевства, стало то, что у них возникло опасение,
что введение общеевропейской Конституции
приведёт к утрате значительной части национального суверенитета и усилит влияние континентальной Европы на европейские дела.
показывали, что большинство британцев также
выступают против Конституции ЕС. Поэтому Блэру пришлось перенести референдум. Позднее
процесс ратификации Евроконституции был и вовсе приостановлен.
Конституционный договор Европейского союза встретил серьёзное сопротивление со стороны общественности ряда европейских государств. В тех государствах, где Конституция
проходила одобрение только в парламенте,
проблем с её ратификацией не возникло, а вот в
государствах, по законам которых необходимо
было всенародное волеизъявление, возникли
проблемы. Апофеозом этих проблем стал отказ
населения Франции и Нидерландов принять документ. 63% голландцев и 55% французов отвергли этот документ.
В Великобритании, традиционно отличавшейся своим евроскептицизмом, конституционный
вопрос вызвал не менее жаркие дискуссии. Ещё в
2003 г. после Афинского саммита ЕС, на котором
обсуждался проект Конституции, глава МИД Великобритании Джек Стро заявил, что текст документа «устанавливает нужный баланс между независимыми государствами и ЕС, с национальными
государствами в качестве якоря союза»1 . Но вот
член конституционного конвента, бывший министр
по делам Европы в правительстве консерваторов
Дэвид Хиткот-Амори говорил о том, что существует опасность того, что Евроконституция превратит ЕС в сверхгосударство2 . О том, что Евроконституция передаст гораздо больше полномочий
Брюсселю, говорил и лидер консерваторов Майкл
Говард3 . Глава либерал-демократов Чарльз Кеннеди призывал к скорейшему принятию такого
важного документа, как Конституция ЕС4 . Подобная позиция либерал-демократов не является чемто неожиданным.
Либерал-демократы традиционно являлись
наиболее активными сторонниками углубленной
интеграции Великобритании в Евросоюз. Однако
ещё в 2001 г. в предвыборном манифесте либерал-демократов Европе отводилось только около
5% текста. К тому же партия придерживалась в
этом документе менее открытого проевропейского тона5 . Появление определённых евроскептических настроений в среде либерал-демократов было
отмечено ещё и тем, что партия стала настаивать
на сохранении за государствами?участниками ЕС
права вето в жизненно важных для них вопросах6 .
Однако в то же время в своём манифесте либерал-демократы говорили о полной поддержке ЕС
и делали акцент на том, что Британии, как ключевому члену ЕС, необходимо активно участвовать в
46
ИСТОРИЯ
оборонной политики от НАТО; обеспечении того,
чтобы министр иностранных дел ЕС отчитывался
перед правительствами, а не перед Еврокомиссией; сохранении за Британией права вето в вопросах налогообложения и т.д.14.
В июне 2004 г. в The Times появилась статья
под ярким названием «Мы, народ, отвергаем эту
жалкую конституцию»15 . В статье отмечается то,
что британцы до сих пор не видели документа в
его окончательной форме, но они «верят, что он
нанесёт вред или уничтожит их независимость, и
они нацелены отвергнуть конституцию»16 . Боязнь
потерять свой суверенитет, инстинкт к которому
у британцев в крови, действительно можно назвать той основной причиной, по которой подданные Её Величества не желали мириться с Евроконституцией и передачей значительной части государственной политики на наднациональный уровень в Брюссель. В ответ на подобные
опасения Блэр указывал на то, что Соединённое
Королевство может принять общеевропейский
основополагающий документ и при этом оставаться независимым, самоуправляющимся, демократическим государством.
Автор статьи в The Times провёл и краткое сравнение европейской и американской конституций.
Он отметил, что конституция США ? это «демократический проект для единого федеративного
государства, основанного на существовавших штатах Американского союза. Европейская конституция ? это бюрократический проект для централизованной Европы, основанный на существующих институтах Европейского союза и на юридическом верховенстве над его 25 членами»17. Как
видно из этого пассажа, сравнение явно не в
пользу европейцев. К тому же по сравнению с американской Конституция ЕС являлась достаточно
громоздким и запутанным документом, в котором
тяжело было разобраться. Отчасти на этом сыграли евроскептики, убеждая жителей Соединённого Королевства в том, что Брюссель своей Конституцией хочет отобрать у них суверенитет, за который они веками сражались.
Тем не менее большинство членов Кабинета
высказывалось в поддержку проекта Евроконституции и проводило активную работу с общественным мнением, разъясняя преимущества и выгоды, которые могла бы получить Британия от нового конституционного договора. Министр по делам
Европы Денис МакШэйн говорил о том, что данный документ более чётко прописывает полномочия отдельных органов власти ЕС и способствует
большему вовлечению национальных парламентов
в принятие решений на общеевропейском уров-
Не добавило популярности Евроконституции и
опубликование в ноябре 2003 г. доклада комиссии аудиторов, проверявших структуры ЕС и установивших, что 9 лет подряд из бюджета Евросоюза пропадали средства. Газета The Daily Telegraph
не преминула возможностью задаться вопросом
о том, можно ли доверять ЕС и его институтам,
которые «Тони Блэр хочет привести на смену юридической системе Великобритании, её энергетическим ресурсам и экономике»10 . Здесь мы можем отметить традиционное неприятие углубленной европейской интеграции основной массой
британских СМИ. Говоря о негативной позиции
британской прессы в отношении ЕС, нельзя не отметить слова Ананда Менона о том, что «большая
часть британской прессы всё ещё предпочитает
мифы о ЕС фактам о Евросоюзе»11 .
Правительство страны назначило референдум
на весну 2006 г. Здесь следует отметить, что Блэр
первоначально надеялся избежать заведомой
неудачи на референдуме и провести Конституцию
ЕС только через парламент, но он получил серьёзный отпор со стороны евроскептиков. Ещё в мае
2003 г. газета The Times писала о том, что Палата
лордов будет стараться вынудить Тони Блэра провести референдум по Евроконституции, если он
продолжит сопротивляться политическому давлению и откажется сделать это12 . В свою очередь
Тони Блэр противился проведению всенародного
волеизъявления по конституционному вопросу,
ссылаясь на то, что консерваторы не пошли на подобный шаг, когда присоединили Великобританию к Маастрихтскому договору. Консерваторы не
уставали повторять, что лейбористы с момента
своего прихода к власти провели уже более 30 плебисцитов и по менее важным вопросам.
Оппозиция также заявляла о том, что Евроконституция «представляет собой движение к федеративному «сверхгосударству» с целым рядом новых полномочий для Брюсселя»13. Некоторые самые одиозные евроскептики в своей критике Евроконституции дошли до того, что убеждали сограждан, что в случае принятия документа королева может потерять статус главы государства, а
Британия ? лишиться места в Совете Безопасности ООН.
В ноябре того же 2003 года Блэр сам был готов
наложить вето на проект Евроконституции. Правительство заявляло о том, что данный документ в
том виде, в каком он был представлен, мог нанести ущерб Британии. Кабинет обозначил так называемые «красные линии», по которым он не собирался идти ни на какие компромиссы. Лондон настаивал на предотвращении отхода европейской
47
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
не18 . Окончательный текст документа многие ведущие европейские политики были склонны называть победой Британии. Соединённое Королевство смогло отстоять свои интересы при обсуждении проекта договора. Министр иностранных дел Джек Стро отмечал, что перед британцами в случае проведения референдума будет стоять выбор. Если подданные Её Величества откажутся поддержать проект Евроконституции, то
Британия будет ослаблена и изолирована в рамках ЕС и со временем превратится во второстепенное государство, тогда как остальные уйдут
далеко вперёд19 .
Но известно, что британцы столетиями гордятся своей демократией и независимостью. Они ?
народ, который может участвовать в управлении
государством путём выборов. Палата общин ? это
олицетворение британского общества. И многие
на Туманном Альбионе не понимают, почему, согласно конституции, основная власть в ЕС должна
находиться в руках назначаемых органов, подобных Еврокомиссии или Совету ЕС. Именно так им
говорили консерваторы, хотя реальность была
совершенно иной. Евроскептики говорили и о том,
что если у ЕС появится Конституция, то оно превратится в единое самостоятельное государство.
Эти домыслы очень удачно и уверенно парировали представители правительства, указывая на то,
что конституциями обладают даже клубы по игре
в гольф и организации бойскаутов.
Пойдя на референдум, Блэр рисковал проиграть. Но первоначально он выступал за Конституцию, опровергая различные «мифы» о единой Европе, существовавшие в британском обществе.
Согласившись на принятие Евроконституции, премьер-министр не только не обратил внимания на
состоявшиеся 1 июня 2004 г. выборы в Европарламент, на которых евроскептики одержали уверенную победу, но и «бросил вызов историческим
инстинктам британцев»20.
Блэр, отстаивая национальные интересы Соединённого Королевства, пытался внести изменения
в проект Конституции ещё на стадии обсуждения.
Так, он выступал за то, чтобы президента Еврокомиссии выбирал Европарламент, и настаивал на
передаче значительной части управленческих функций именно парламенту. И в этом вопросе он
столкнулся с противодействием внутри Кабинета
и вновь со стороны Гордона Брауна, который считал, что избрание президента Европарламентом
приведёт к «неприемлемой потере суверенитета
национальных правительств»21.
После провала референдумов во Франции и
Нидерландах Великобритания отказалась прово-
дить голосование по Евроконституции. Соответствующий законопроект был отозван министром
иностранных дел Великобритании Джеком Стро
после долгих переговоров с премьер-министром
Тони Блэром. Британское правительство сразу же
заявило, что не намерено снова выносить вопрос
по конституции на всенародное обсуждение.
Этим решением Кабинет министров Соединённого Королевства показал, что он учитывает настроения, царящие в британском обществе. Блэр надеялся убедить лидеров других европейских государств в том, что дальнейший процесс ратификации Евроконституции не имеет никакого
смысла, так как он не находит поддержки среди
населения многих стран ЕС.
Поражение Евроконституции в Нидерландах и
Франции привело к ликованию в стане британских
противников этого документа. Мэтью Мак Грегор,
официальный представитель так называемой
«Кампании «нет», т.е. движения против единой
Конституции ЕС, заявил, что провал референдумов в двух крупных государствах ЕС ? это «великолепный результат»22 . Он также отметил, что «европейская политическая элита должна послушать
людей: мы не хотим этой конституции, мы не хотим большей европейской интеграции»23 .
Из всего сказанного выше можно сделать вывод, что проект Евроконституции в Великобритании был обречён на провал. Опросы, проведённые британскими социологическими службами в
начале июня 2005 г., показывали, что около 72%
британцев выступают против данного документа. О негативных настроениях в обществе относительно конституции говорил и личный социолог Блэра Филипп Гоулд. Он сказал, что британцы ожесточились по отношению к Европе после
того, как Франция попыталась заблокировать
создание международной коалиции с целью свержения режима Саддама Хусейна, и предложил
советникам из различных министерств забыть не
только про Евроконституцию, но и про единую
европейскую валюту24.
В те дни, когда французы высказались против
Конституции ЕС, в Великобритании был опубликован доклад учёных из Cardiff Business School, согласно которому в случае принятия Евроконституции членство Британии в Евросоюзе будет обходиться ей в 200 млрд. фунтов стерлингов в год25 .
Один из авторов доклада Патрик Минфорд посчитал, что раздел конституции об основных правах
граждан приведёт к потере 1,8 млн. рабочих мест
и увеличению безработицы в Британии, а производительность труда в Соединённом Королевстве
снизится на 6,4%26. Авторы доклада также пред-
48
ИСТОРИЯ
ложили Британии «пересмотреть условия своего
членства в ЕС для предотвращения разрушительных последствий действующей политики»27. Патрик Минфорд также отметил, что «трудно оценить,
насколько другие члены ЕС смирятся с таким положением дел. Если они не согласятся, то в интересах Великобритании будет выйти из ЕС и проводить либеральную политику в одностороннем
порядке, в том числе и по отношению к членам
союза»28. Даже в случае введения всех мыслимых
санкций в отношении Соединённого Королевства
со стороны европейских стран, отмечает Минфорд, «страна всё равно останется в значительном выигрыше»29. Это исследование явно не добавило популярности главному документу ЕС среди подданных Её Величества.
Естественно, позиция Соединённого Королевства по вопросам конституционного договора не
была однозначной. Ещё в июне 2004 г. Блэр говорил о том, что Британия не примет ничего, что
вторгается в право Соединённого Королевства
применять своё собственное рабочее законодательство30. Эти слова были сказаны главой Кабинета сразу после того, как на выборах в Европарламент Партия независимости Великобритании
получила чуть менее 3 млн. голосов. Британцы,
таким образом, высказали протест против углубления интеграции в рамках ЕС. Но в то же самое
время возможность выхода из ЕС Кабинет министров даже не рассматривал, так как это стало бы
актом невероятной глупости, учитывая те серьёзные экономические выгоды, которые Соединённое Королевство получало от членства в Евросоюзе.
Не отрицая необходимости Конституции для
такого гигантского объединения, как ЕС (в 2004 г.
туда входили 25 стран), британское руководство всё же призывало европейцев больше внимания уделять проблемам безопасности и экономического роста. Серьёзные протесты в Британии вызывала Хартия основных прав, которая
являлась частью Конституционного договора и
серьёзно вторгалась в систему трудовых отношений, сложившихся в Соединённом Королевстве. Премьер-министр говорил о том, что принятие этой Хартии сделает британские законы в
сфере занятости и промышленности «менее гибкими»31. Но наибольшие опасения в Соединённом Королевстве касательно Хартии основных
прав вызывало то, что оппозиция полагала, что
национальное правительство больше не сможет
контролировать вопросы, связанные с забастовками. Но, согласно данному документу, общие
права, в том числе и право на забастовку, относятся к ведению национального законодательства32.
В целом же можно предположить, что Евроконституция была в большей степени выгодна Великобритании. Как уже было отмечено, в ходе работы над проектом конституции Лондону удалось
отстоять свои интересы и изменить первоначальный вариант документа в свою пользу. Действительно, конституционный договор ЕС привёл бы к
усилению роли Европарламента и национальных
парламентов, но беда Кабинета Тони Блэра в том,
что ему не удалось побороть традиционно сильный евроскептицизм в Соединённом Королевстве.
Аргументы консерваторов, пусть зачастую и довольно спорные, оказались весомее.
В своём выступлении на сессии Европарламента в июне 2005 г. Блэр выдвинул ряд предположений, объясняющих провал народного волеизъявления по Конституции во Франции и Нидерландах. Британский премьер утверждал, что
основной причиной протестного голосования
явилось то, что люди, изучив текст конституции,
не согласились с рядом её основополагающих
статей. По мнению Блэра, этот момент является
основным. Но в то же время более корректным
можно признать тот факт, что жители двух
стран?основателей ЕС выказали недовольство
не самой конституцией, а не поддержали общую
европейскую государственную политику. Блэр
полагал, что конституция не решает многих проблем, которые ставят европейцы перед своими
руководителями. Их всё более пугает процесс
глобализации, рост безработицы, слабость систем пенсионного обеспечения в странах Евросоюза. Блэр приводил общедоступные сведения
о том, что «традиционные общества меняются,
происходит модификация этнической структуры, семейная жизнь становится более напряжённой, т.к. семьям приходится прилагать усилия,
чтобы сбалансировать работу и домашние
дела»33.
Как уже было отмечено, процесс ратификации
Евроконституции, разработанной Комиссией
под руководством Валери Жискар д?Эстена, был
снят с повестки дня. При этом Британия не является главным виновником неудачи Конституции
ЕС. Правительство Блэра в большинстве своём
действительно стремилось одобрить документ.
Но, с другой стороны, то, что британцам не пришлось голосовать по Конституционному договору, возможно, спасло правительство Тони Блэра
от преждевременной отставки.
49
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
Примечания
1
The Guardian, June 18, 2003.
Ibid.
3
The Guardian, 27 January 2005.
4
Ibid.
5
Watts D., Pilkington K. Britain in the European Union Today, 2005. P.221.
6
Ibid.
7
Ibid.
8
The Times, June 1, 2005.
9
The Times, June 17, 2005.
10
The Daily Telegraph, 30 November 2003.
11
Menon A. Britain and European Integration: Views from within, 2004. P.26.
12
The Times, May 25, 2003.
13
Ibid.
14
The Daily Telegraph, 25 November 2003.
15
We the people reject this wretched constitution//The Times, June 21, 2004.
16
Ibid.
17
Ibid.
18
MacShane D. The Challenge of Europe in UK Politics. 19 January 2005. http://www.fco.gov.uk/en/newsroom/
latest-news/?view=Speech&id=1896852 (дата обращения: 23.08.2008).
19
Straw J. The Patriotic Case for the EU Constitution. 26 January 2005. http://www.fco.gov.uk/en/newsroom/
latest-news/?view=News&id=1541036 (дата обращения: 23.08.2008).
20
We the people reject this wretched constitution//The Times, June 21, 2004.
21
The Independent, 23 April 2003.
22
The Times, June 1, 2005.
23
Ibid.
24
The Times, May 25, 2003.
25
Heat A. Великобритания подсчитывает убытки от Евроконституции// Деловая газета «Бизнес», 30 мая
2005 г.
26
Там же.
27
Там же.
28
Там же.
29
Там же.
30
The Guardian, June 16, 2004.
31
Ibid.
32
Straw J. By engaging in Europe we can lead reform. 15 June 2004. http://www.fco.gov.uk/resources/en/speech/
2004/06/fco_nsp_160604_straweudebate (дата обращения: 23.08.2008).
33
The Guardian, 23 June 2005.
2
A.A. NIKULIN
THE POSITION OF THE BRITISH POLITICIANS ON THE PROBLEMS OF THE EUROPEAN
CONSTITUTION AT THE BEGINNING OF THE XXI CENTURY
In the article «The Position of the British politicians on the problems of the European Constitution at
the beginning of the XXI century» position of the leading political parties in the UK regarding to the
Constitution of the European Union, worked out under the head of the former French President V.
Giscar d?Estaing is studied. A great attention is paid to the search of the reasons of negative attitude to
this document from the side of most of the British society.
Key words: the European Constitution, political parties, Great Britain, European Union, The Cabinet,
opposition, euroscepticism.
50
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
110 Кб
Теги
xxi, позиции, века, политическая, начало, проблема, британская, евроконституции, pdf, кругом
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа