close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Преобразования в армии и на флоте во время правления Александра III..pdf

код для вставкиСкачать
Вестник Военного университета. 2007. № 3 (11). С. 89 - 95.
Шульга В.В.
ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В АРМИИ И НА ФЛОТЕ РОССИИ
ВО ВРЕМЯ ПРАВЛЕНИЯ АЛЕКСАНДРА III
Современная Россия, как и любое другое государство, сознает свою ответственность за обеспечение мира и поддержание всеобщей безопасности.
Принципиальную значимость имеет признание нашей страной недопустимости войны как средства политики, а также применения военной силы или угрозы силой как способа достижения экономических и других целей. В решении
спорных вопросов для нас предпочтительны политические средства, признание
нерушимости существующих внешних границ, невмешательство во внутренние
дела других государств, неприменение военных средств в кризисных точках планеты.
Для проведения активной и результативной внутренней и международной
политики, повышения престижа государства Россия должна в первую очередь
иметь могучую современную армию, способную служить весомым аргументом в
реализации внешнеполитических проектов, дипломатических начинаний в различных регионах мира. Вполне убедительными являются слова российского
Президента В.В. Путина в Послании Федеральному Собранию РФ от 26 апреля
2007 г.: «Мы обязаны последовательно укреплять наши Вооруженные Силы. При
этом соизмеряя наши задачи с возможностями национальной экономики, а также
с характером потенциальных угроз и динамикой международной обстановки». 1
Политическая ситуация в мире конца XIX по своей сложности и возможным непредсказуемым последствиям во многом схожа с нынешней. Тогда России удалось избежать развязывания мировой войны во многом благодаря умелым и грамотным действиям императора Александра III и его окружения в сфере
внешнеполитического руководства и, прежде всего, в области военного строительства.
Александр III пришел к управлению страной уже сложившимся политиком.
Формируя качества военно-политического лидера, он серьезно занимался изучением родной истории и ее культуры. Правоведение великому князю преподавал
известный ученый, профессор гражданского права К.П. Победоносцев. Тактике и
военной истории Александра Александровича обучал капитан М.И. Драгомиров,
впоследствии генерал и один из основоположников национальной военной теории.
1 марта 1881 г. бывший цесаревич вступил на престол. После всеобъемлющих реформ 60-70-х гг. и Русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг. финансы страны
были расстроены, экономическое развитие замедлилось, в сельском хозяйстве
наблюдался застой. Крестьянство повсеместно проявляло недовольство проведенными земельными преобразованиями, в обществе росла напряженность, продолжались убийства и покушения на жизнь государственных деятелей.
В конце апреля 1881 г. Александр III выступил с Манифестом «О незыблемости самодержавия». В Манифесте говорилось о приверженности нового императора принципам неограниченного самодержавия. Были сформулированы основные положения внутренней и внешней политики страны. В области внутренней политики основным лозунгом стал «Россия - для русских», во внешнеполитическом курсе император руководствовался принципом поддержания мира со
всеми государствами2. «Европа может подождать, пока русский император удит
рыбу»3, - сказал Александр III однажды, желая подчеркнуть вес и значимость
России в мировой политике.
Одновременно была ужесточена финансово-бюджетная деятельность властных структур, проведена серьезная коррекция их концептуальных установок и
соответственно осуществлены кадровые перестановки. Александр III , «хозяин
земли русской» (как и его сын Николай II, впервые так определивший свою профессию в ходе Всероссийской переписи населения 1897 г.)4 , старался быть рачительным руководителем во всем, что касалось расходов, в том числе военных. Не
случайно С.Ю. Витте назвал Александра III «идеальным государственным казначеем»5. При нем сократились сверхсметные расходы из государственных
средств, что в значительной степени способствовало началу бездефицитного периода в истории российского бюджета. Позиция Александра III в отношении
вооруженных сил была определена следующим образом: «Отечеству нашему несомненно нужна армия сильная и благоустроенная, стоящая на высоте современного развития военного дела, но не для агрессивных целей, а единственно для
ограждения целости и государственной чести России. Охраняя неоценимые блага
мира… вооруженные силы ее должны развиваться и совершенствоваться наравне
с другими отраслями государственной жизни, не выходя из пределов тех средств,
кои доставляются им увеличивающимся народонаселением и улучшающимися
экономическими условиями»6. Осуществляя политический курс, император пытался совместить выбранное направление на бережливость в расходах с дальнейшим увеличением финансирования содержания и перевооружения армии и
флота. По убеждению Александра III , потраченные на эти цели средства полностью возмещались миром, в котором жила Россия. Сильная Россия могла спокойно смотреть на бряцающих оружием соседей, ее боялись и уважали.
С первых недель пребывания на троне император приступил к перестройке
русской армии, которую знал не понаслышке: в 18 лет был уже в звании полковника, участвовал в русско-турецкой войне 1877 – 1878 гг7. Давно задуманную
армейскую реформу он начал со смены военных министров. Вместо отправленного в отставку любимца Александра II графа Д.А. Милютина8 22 мая 1881 г.
управляющим Военным министерством был назначен бывший начальник штаба
Рущукского отряда генерал-адъютант П.С. Вановский. В начале следующего года он был утвержден в должности министра, а в мае 1883 г. произведен в генералы от инфантерии. Властный по натуре, П.С. Вановский скорее командовал, чем
управлял Военным министерством. Этот недостаток министра искупался эрудицией и высокими профессиональными качествами его ближайших помощников –
начальника Главного штаба генерал-адъютанта Н.Н. Обручева, генераладъютанта М.И. Драгомирова, начальника канцелярии Военного министерства
генерала П.Л. Лобко.
В целом система военных взглядов Александра III носила оборонительный
характер. Основные ее пункты предусматривали: повышение боевой готовности
армии путем увеличения количества боеспособных воинских частей; сокращение
срока военной службы с шести до пяти лет, что позволяло увеличить численность обученного военному делу мужского населения страны; модернизацию военного и технического арсенала; усиление пограничных округов и крепостей
вдоль западных границ России; улучшение профессиональной подготовки офицерского корпуса.
Александр III преобразовал кадровую армию на основе четкой организации и хорошей материальной базы. Военные реформы определялись изменениями технической основы войны в целом и военных действий в особенности. Перевооружение армии дальнобойным, разнозарядным стрелковым и артиллерийским
оружием предопределило организацию и тактическое устройство каждого рода
войск. Все это обусловило перестройку форм управления и боевой подготовки.
Вопрос об ассигнованиях на армию перешел в Государственный совет, где,
несмотря на возражения Министерства финансов, было признано необходимым
выделить дополнительные средства. Всего с 1880 по 1886 г. на военные нужды
тратилось в среднем по 210 – 220 млн. руб. ежегодно9. Военный министр постоянно напоминал, что из-за отсутствия средств перевооружение русской армии
идет медленнее, чем за рубежом. П.С. Вановский в 1887 г. писал: «Европа переживает ныне тревожное время, все главнейшие государства увеличивают свои
военные средства... нигде также не останавливаются перед расходами, как бы велики они ни были... во всех государствах эти бюджеты были усилены чрезвычайными кредитами, отпущенными главным образом на пополнение военноматериальной части и на крепостные работы»10. П.С. Вановскому оппонировал
на заседаниях Госсовета глава финансового ведомства И.А. Вышнеградский, который из года в год не уставал повторять, что финансовая будущность России
всецело зависит от торжества мирной политики Александра III11.
В 1887 г. на совещании представителей трех министерств - иностранных
дел, военного и финансов – было принято решение положить в основу военного
бюджета смету 1884 г., предусматривавшую расходы в сумме 224 700 тыс. руб., а
к ней добавлять новые ассигнования: в 1889 г. - 4 400 тыс. руб., в 1890 г. – 5 400 ,
в 1891 г. – 6 400, в 1892 г. – 7 400 и в 1893 г. – 8 400 тыс. руб. Фактические расходы на содержание армии и укрепление обороны в 1894 г. составили 280 300
тыс. руб.12
В правление Александра III уделялось большое внимание развитию транспорта, особенно железнодорожного. С 1880 по 1888 г. была сооружена Закаспийская железная дорога, связавшая Среднюю Азию с берегом Каспийского моря. В
1891 г. началось строительство Сибирской железной дороги, соединившей центр
России с Дальним Востоком. В 90-е гг. была введена в строй Закавказская железная дорога, благодаря которой Баку, Тифлис, Эривань получили сообщение с городами центральной России.
В связи с развитием сети железных дорог и железнодорожного транспорта
в России и влиянием этого фактора на проблемы мобилизации войск в Главном
штабе в 1885 г. был образован отдел организации перевозок войск и военных
грузов. Расширение российских границ в Средней Азии и постепенное освоение
Сибири потребовали преобразования азиатской части Главного штаба в отдел. В
1890 г. решением российского императора были сформированы две комиссии:
исполнительная - по перевооружению армии и временная распорядительная - по
оборонительным сооружениям. Упразднением в 1891 г. должностей генералинспекторов кавалерии и по инженерной части с передачей их функций соответственно в Главный штаб и Главное инженерное управление в Военном министерстве наконец-то удалось обеспечить полную централизацию руководства13.
Расширение территории государства, изменение его границ, а также некоторые другие военно-политические соображения потребовали внесения коррективов в военно-окружную систему управления. В 1881 г. был расформирован
Оренбургский военный округ как утративший свое значение вследствие появления Туркестанского. Спустя год, войска, дислоцированные в Западно-Сибирском
военном округе и Семиреченской области, объединились в Омский военный округ, вследствии чего была решена проблема централизации руководства частями
и соединениями вдоль границы с Западным Китаем. Затем образовалось Особое
управление Закаспийской области, ранее входившей в состав Кавказского военного округа. В 1884 г. Восточно-Сибирский военный округ разделился на два –
Иркутский, сосредоточившийся на обороне Забайкалья, и Приамурский, объединивший аналогичные функции на Дальнем Востоке как потенциальном театре
возможной войны.
Интенсивная реорганизация армии продолжалась все годы царствования
Александра III. В военных реформах Александр III был верен себе: из армейского быта исчезли миштра и помпезность. Резко сокращены были столь любимые
прежними монархами регулярные парады. Вместо них для поднятия уровня боевой подготовки армии Александр III регулярно устраивал большие маневры в
местностях предполагаемых военных действий, проходившие в условиях, приближенных к реальным. За проведением подобных маневров Александр III нередко наблюдал лично.
Комплектование русской армии в период царствования Александра III
осуществлялось по «Уставу о воинской повинности» в редакции 1876 г.14, который был изменен в 1891 г.15 Данный Устав предусматривал более широкое использование ополчения для пополнения кадровых войск, увеличение срока пребывания в нем с 40 до 43 лет, разделение ополчения по родам оружия. Все это
сближало ополчения с кадровыми войсками. Окончательно этот вопрос нашел
свое разрешение в законе 1897 г.16 В 1894 г. ополчение первой очереди составляло 20 пехотных дивизий, 20 конных полков, 20 артиллерийских полков и 40 крепостных саперных рот общей численностью в 400 тыс. чел.17
Численность армии к концу царствования Александра III достигала почти
миллиона человек, что составляло менее одного процента от населения страны. В
военное время без особого напряжения, с предоставлением отсрочки ряду льготников Россия могла быстро мобилизовать 2 729 тыс. чел. Проведенные преобразования Александром III коснулись не только численности армии, но и организации всех ее звеньев и устройства родов оружия. К началу царствования Александра III в русской армии было 19 корпусов, вне корпусной системы остались 19,
20, 21 и 23-я пехотные дивизии и 3-я Кавказская кавалерийская дивизия18.
Корпуса объединяли все рода войск. В состав армейского корпуса входили
две пехотные дивизии, одна кавалерийская дивизия, саперный батальон и летучий парк. Пехотная дивизия включала две пехотные бригады двухполкового состава и одну артиллерийскую бригаду. Каждый полк имел по четыре батальона
четырехротного состава и, сверх того, одну нестроевую роту. Кавалерийская дивизия включала две кавалерийские бригады двухполкового состава и две конные
батареи. В таком виде корпусная организация существовала до конца XIX в. Она
определялась средствами борьбы, которые, в свою очередь, обуславливали
функции родов войск.
В связи с подготовкой резерва рядового состава для развертывания массовой армии резко увеличилась потребность в офицерских кадрах. В 1880 г. в армии находилось 34 917 генералов и офицеров, в 1885 г. – 30 655, в 1890 г. – 33
545, в 1895 г. – 36 568. В 1891 г. было издано положение о зауряд-прапорщиках19.
Это полуофицерское звание давалось унтер-офицерам, состоявшим на сверхсрочной службе, и вольноопределяющимся первого разряда.
Несколько иная картина наблюдались с кадрами штаб-офицеров. Вакансий
по этой категории в армии оказалось значительно меньше. Однако армия была
переполнена офицерами старших возрастов, так как служба в обер-офицерских
чинах продолжалась от 25 до 30 лет. Поэтому подавляющее число командиров
рот (до 70 процентов) имело возраст от 40 до 50 лет. Это обстоятельство учитывалось Военным министерством при составлении мобилизационных планов. В
сложившейся ситуации в запасе недоставало штаб-офицеров. Вот почему в царствование Александра III встал вопрос о возрастном цензе. Вместе с тем разрешился он только в 1899 г., когда были введены «Временные правила о предельном возрастном цензе для состоящих на службе генералов, штаб- и оберофицеров».
Значительным изменениям, при личном участии Александра III, подверглась система подготовки офицерского корпуса. В июне 1882 г. военные гимназии были преобразованы в кадетские корпуса. Кроме уже существовавших кадетских корпусов в 1883 г. был образован Донской кадетский корпус, в 1887 г. –
2-й Оренбургский, в 1888 г. открылись две трехклассные приготовительные
школы – Иркутская и Хабаровская20.
Офицеров армии готовили общевойсковые военные и юнкерские училища,
предназначенные для получения военного образования вольноопределяющимися
и выпускниками гражданских средних учебных заведений. Помимо общевойсковых учебных заведений, в русской армии существовали специальные военные
училища, выпускавшие высококвалифицированных офицеров артиллерии, инженерных войск и специальных родов службы (топографической, юридической).
Высшее военное образование, необходимое для подготовки командиров
крупных частей и специалистов штабной службы наряду с Академией Генерального штаба давали специальные академии и офицерские школы. Для поступления в академии необходимо было сдать достаточно сложные вступительные экзамены. Требования, предъявляемые к слушателям академий, были настолько
высоки, что многие не могли закончить курс обучения: за 1881–1900 гг. из академий было отчислено 913 человек21. Притом, что ежегодный выпуск военных
академий колебался от 114 до 143 человек.
Наряду с трудностями в комплектовании обер- и штаб-офицерами существовала и другая проблема, касавшаяся обеспечения армии унтер-офицерами. На
протяжении всего царствования Александра III в войсках не было необходимого
количества унтер-офицеров, и в различные годы некомплект составлял около 40
процентов положенного штата22. В результате, сравнивая численный состав унтер-офицерского состава в русской и иностранных армиях, можно констатировать, что в Германии на роту (включая и занимающих хозяйственные должности)
приходилось около 12 сверхсрочных, во Франции - 623, в Австро-Венгрии - 3, в
России – 2 24 должностей.
Опыт Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. доказал необходимость дальнейшей перестройки пехоты в направлении ее унификации. Сопротивление ретроградов, настаивавших на сохранении устаревших форм боевых действий с
применением гладкоствольного стрелкового оружия, становилось опасным.
Первый вывод, к которому пришел Александр III, участник войны, состоял
в том, что необходимо продолжить работу по улучшению стрелкового оружия.
Принятая на вооружение в 1870 г. винтовка системы Бердана №2 уступала по
своим качествам системам других стран. В 1891 г. эта проблема была снята с
поступлением на вооружение магазинной винтовки Мосина25.
В 1882 г. была создана специальная комиссия по вопросам организации кавалерии. «Все кавалерийские полки, - говорилось по этому поводу во всеподданнейшем докладе по военному ведомству за 1882 г., - кроме кирасирских, обращаются из четырехэскадронных в шестиэскадронные. Этим число действующих
эскадронов регулярной кавалерии увеличивается на 104 (с 224 до 328), т.е. почти
на 50 процентов, и таким образом в значительной степени уменьшается несоразмерность нашей регулярной кавалерии как по отношению к прочим родам оружия, так и сравнительно с численностью кавалерии, содержимой в соседних европейских государствах»26.
Большие планы Александр III связывал с отечественным военно-морским
флотом. По комплексной программе судостроения на 1882 – 1900 гг., разработанной Морским министерством, принятой Особым совещанием в мае 1882 г. и
одобренной Александром III, предполагалось построить: для Балтийского моря –
16 броненосцев, 13 крейсеров, 11 канонерских лодок, 100 миноносцев и 3 транспорта; для Черного моря – 8 броненосцев, 2 крейсера, 19 миноносцев и 2 транспорта; для Сибирской флотилии – 8 канонерских лодок, 6 миноносцев и 2 транспорта27.
Однако изменившейся политической обстановки на межведомственном совещании в 1885 г. кораблестроительная программа была пересмотрена и включала в себя для Балтийского моря: 9 броненосцев, 4 крейсера 1 ранга (класса),
9 крейсеров 2 ранга, 1 минный крейсер, 10 контрминоносцев, 40 миноносцев и
11 канонерских лодок28. Всего к 1896 г. было построено и введено в строй 8 эскадренных броненосцев, 7 крейсеров, 9 канонерских лодок и 51 миноносец.
Для внешних морей и действий на Дальнем Востоке начали строить эскадренные броненосцы водоизмещением до 10 тыс. тонн, вооруженные 4 орудиями
калибра 305 мм и 12 орудиями калибром 152 мм. Но главным типом строящихся
кораблей продолжали оставаться бронепалубные крейсера, предназначенные для
дальних океанских походов («Дмитрий Донской», «Владимир Мономах», «Адмирал Нахимов», «Память Азова», «Рюрик»)29. Водоизмещение флота к концу
царствования Александра III достигало 300 тыс. тонн, что вывело русский флот
на третье место в мире после Англии и Франции30.
Однако признаки плановости преобразования во флоте приобрели лишь
после устранения недостатков в управлении морским ведомством, обусловленных незавершенностью реформ 60-х гг. В частности, отсутствие в Морском министерстве органа, ответственного за строительство флота и его оперативностратегическое применение, приводило к субъективизму в решении этих вопросов со стороны руководителя морского ведомства.
Одновременно с разработкой перспективной программы кораблестроения
особая комиссия под председательством сенатора вице-адмирала А.П. Жандра
предложила ряд мер по дальнейшему совершенствованию структуры центральных учреждений морского ведомства. Выводы комиссии о целесообразности отделения хозяйственных функций от боевых и строевых легли в основу реформ
1884 – 1885 гг., Которые начались с воссоздания Главного морского штаба, состоящего из двух отделов: военно-морского (планирование боевой подготовки,
сбор и систематизация сведений по иностранным флотам, составление инструкций, наставлений и т.п.); отдела личного состава (строевая часть и учет личного
состава). Первым из них непосредственно руководил начальник штаба, вторым –
его помощник.
Главным итогом преобразовательской деятельности Александра III в сфере
военного и морского управления стало укрепление самодержавной власти в России. Предпринятые им меры способствовали нормализации социальнополитической обстановки в государстве. В то же время они оказали позитивное
влияние на экономику и обороноспособность страны, упорядочили взаимоотношения правительственных учреждений и органов управления на местах, содействовали установлению спокойствия и возрождению национального самосознания в различных слоях российского общества, повышению у большинства его
представителей ответственности за судьбу Отечества.
Таким образом, в начале 80-х – середине 90-х гг. XIX в процессе реорганизации армии и флота была предпринята существенная попытка устранить недостатки, вскрытые при подготовке к Русско-турецкой войне 1877-1878 гг. и в ходе
ее. Более радикальными являлись преобразования в системе морского управления, при существовании которых устранялись многие упущения, обусловленные
незавершенностью предыдущих реформ. Благодаря проведенным Александром
III преобразованиям существенно повысилась мощь вооруженных сил, возрос
авторитет страны в международных отношениях.
Несмотря на ослабление влияния на Балканах, нашей стране удавалось сохранять статус великой державы. В царствование Александра III Россия не вела
ни одной войны. За поддержание европейского мира Александр III его назвали
Миротворцем.
1
Путин В.В. Послание Федеральному Собранию РФ // Российская газета. 2007. 27 апреля.
ГАРФ, ф. 652, оп. 1, д. 378, л. 105 – 105об.; Дневник Е.А. Перетца, государственного секретаря. 1880 – 1883 гг. М.;Л., 1921. С. 31 – 33; Тальберг Н.Д. Русская быль. Очерки истории
императорской России. М., 2000. С. 555 – 557.
3
Великий князь Александр Михайлович: Книга воспоминаний. М., 1991. С. 144.
4
См.: Основы курса истории России: учеб. Пособие / Орлов А.С. и др. М., 2003. С. 356.
5
Витте С.Ю. Избранные воспоминания 1849-1911гг. М., 1991. С. 266-267.
6
Государственный совет. 1801-1901гг. СПб., 1901. С. 174.
7
С 22 июня 1877 г. по 1 февраля 1878 г. цесаревич являлся командующим Рущукским отрядом, названным так по имени болгарского города Рущук, который планировалось штурмовать в первую очередь. Начальником штаба Рущукского отряда был назначен генераллейтенант П. С. Ванновский, ставший впоследствии военным министром . Прим. авт.
8
См.: Баиов А.К. Граф Д.А. Милютин. СПб., 1912. С. 56.
9
Подсчитано по: Отчеты по Совету: за 1881 г. - СПб., 1883. С. 287; за 1882 г. - СПб., 1884.
С. 13; за 1883 г. - СПб., 1884. С. 21; за 1884 г. - СПб., 1886. С. 9; за 1885 г. - СПб., 1887. С. 10;
за 1886 г. - СПб., 1888. С. 22 – 23.
10
Цит. по: Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XIX в.: Военно-экономический потенциал России. М., 1973. С. 484.
11
См.: Дневник государственного секретаря А.А. Половцева: В 2т. М., 1966. Т.1. С. 302.
12
См. там же. С. 485.
13
См.: Государственное и военное управление России и СССР в войнах XVIII-ХХ веков:
Историко-теоретический труд: В 2ч. М., 2003. Ч. 1. С. 182 – 183.
14
См.: Горячев В.Б. Комплектование русской армии рядовым составом в конце XIX - начале
XX вв.: Автореф. дис… канд. ист. наук. М., 2006. С. 17.
15
ОР РГБ, ф. 169, карт. 25, д. 35, л. 3 – 4.
16
ПСЗ Р, Собр. 3, т. 11, №7629.
17
РГВИА, ф. 400, оп. 292, д. 77, л. 14 – 21.
18
См.: Бескровный Л.Г. Указ. соч. С. 54 – 58.
19
См.: Обзор деятельности Военного министерства в царствование императора Александра
III. 1881– 1894. СПб., 1903. С. 21.
20
См.: Волков С.В. Русский офицерский корпус. М., 1993. С. 121,124.
21
См. там же. С. 133.
22
РГВИА, ф. 1, оп. 2, д. 142, л. 29; Обзор деятельности Военного министерства в царствование императора Александра III. С.10-11.
23
Плюс 6 капралов. – Авт.
24
См.: Редигер А.Ф. Комплектование и устройство вооруженной силы. М., 1995. С. 206.
25
См.: Благонравов А.А. С.И. Мосин //Люди русской науки. М., 1965. Т.4. С. 67.
26
РГВИА, ф. 1, оп. 2, д. 141, л. 7.
27
См.: Барковец О., Крылов-Толстикович А. Неизвестный император Александр III: Очерки
о жизни, любви и смерти. М., 2002. С.156; РГА ВМФ, ф. 417, оп. 1, д. 43865, л. 13.
28
См.: Макаров С.О. Документы. М., 1953. Т. 1. С. 469 – 474.
29
См.: Костенко В.П. На «Орле» в Цусиме. Л., 1955. С. 15 – 17.
30
См.: Ольденбург С.С. Царствование императора Николая II. М., 1992. С. 20.
2
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
7
Размер файла
168 Кб
Теги
правления, армия, флота, александр, pdf, преобразование, iii, время
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа