close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Социальное обеспечение колхозного крестьянства в 1930-1960-х гг. (по материалам Европейского Севера России).pdf

код для вставкиСкачать
ИСТОРИЯ
УДК 94(47).084
ИЗЮМОВА Лариса Владимировна, кандидат
исторических наук, доцент, докторант кафедры
отечественной истории Вологодского государственного педагогического университета. Автор 20
научных публикаций, в т.ч. одной монографии и
двух учебно-методических пособий
СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ КОЛХОЗНОГО КРЕСТЬЯНСТВА
В 1930–1960-х гг. (по материалам Европейского Севера России)
Коллективные хозяйства, крестьянство, социальное обеспечение, Европейский Север
России
Система социального обеспечения колхозников прошла непростой путь в своем развитии.
В большинстве колхозов, возникших еще до
начала массовой коллективизации, распределение денежных и натуральных доходов осуществлялось «по едокам», тем самым в какой-то
степени учитывались потребности нетрудоспособных членов. Многие коллективные хозяйства брали на себя заботу о больных колхозниках и беременных женщинах. Например, в сельхозартели «Опыт» Вологодской губернии за
заболевшим членом в течение недели сохранялся средний заработок, а свыше недели –
оплачивалось 50% среднего заработка; беременные женщины в обязательном порядке освобождались от работы в общественном хозяйстве (правда, без оплаты)1 .
В начале 1930-х годов, когда в колхозах вводилась система индивидуальной сдельщины и
велась борьба с уравнительным принципом распределения, изменился порядок в распределении денежных и натуральных доходов. Новый
принцип распределения предполагал обязательное трудовое участие колхозников в общественном производстве, тем самым нетрудоспособные члены колхозов не могли рассчитывать на
гарантированное получение денежных или натуральных выплат от колхоза. Однако забота
о престарелых и нетрудоспособных была возложена государством непосредственно на колхозы.
Согласно постановлению Президиума ЦИК
СССР от 1 февраля 1932 года, члены колхозов
могли создавать кассы общественной взаимопомощи для оказания поддержки колхозникам в
случаях инвалидности, старости, болезни, беременности и родов2 . Размер, порядок и формы помощи определялись постановлениями
общих собраний колхозов. Средства касс взаимопомощи в основном складывались из отчислений от личного дохода колхозников и отчислений колхозов из общественных фондов.
Примерный Устав сельхозартели 1935 года
(статья 11) предусматривал создание в колхо12
Изюмова Л.В. Социальное обеспечение колхозного крестьянства в 1930-х–1960-х годах...
зах фондов материальной помощи инвалидам,
старикам, временно потерявшим трудоспособность, нуждающимся семьям красноармейцев,
на содержание детских яслей и сирот. Фонд
помощи в колхозах создавался в размере не
выше 2% от валовой продукции3 . В колхозах с
небольшими размерами посевов зерновых культур общее собрание колхозников вправе было
принимать решение об образовании вместо
натурального денежного фонда помощи за счет
денежных доходов колхоза, полученных от продажи государству хлопка, табака и других продуктов. В этом случае размер фонда не должен был превышать 2% стоимости всей валовой продукции колхоза. По постановлению общего собрания колхозников часть фонда
помощи могла передаваться кассе общественной взаимопомощи.
Таким образом, на протяжении 1930-х –
первой половины 1960-х годов Примерный Устав сельхозартели и Примерный устав касс
общественной взаимопомощи являлись единственными государственными актами по вопросам социального обеспечения колхозников.
Однако эти документы не определяли порядка,
условий и норм материального обеспечения
престарелых и нетрудоспособных колхозников.
Определение норм пенсий и условий их получения всегда напрямую зависело от экономического состояния колхоза. Кроме того, при определении права колхозника на пенсию часто учитывали и такие факторы, как наличие в семье
трудоспособных членов, размер приусадебного
земельного участка, наличие в хозяйстве коровы и т.п. Также имели место при назначении
пенсии колхозникам разнобой в определении
возраста и стажа, дающих право на пенсию,
неопределенность в размерах пенсий4 .
Кассы общественной взаимопомощи колхозов могли совместно содержать дома престарелых колхозников, куда помещались, как правило, одинокие люди, лишенные постоянного
ухода. Например, в Вологодской области в
1940-х–1950-х годах имелся один дом престарелых колхозников в Вожегодском районе. Материалы проверок, проведенных органами социального обеспечения, свидетельствуют о край-
не неблагополучном положении этого учреждения. Например, жилые помещения находились в
антисанитарном состоянии, питание было плохого качества и однообразным, обеспечиваемые остро нуждались в нательном и постельном белье и т.п. Многие финансовые проблемы
дома престарелых колхозников возникали из-за
того, что колхозы не переводили вовремя денежные средства на содержание престарелых
колхозников5 .
По своему усмотрению колхозы могли устанавливать престарелым колхозникам и инвалидам постоянное пенсионное обеспечение путем ежемесячной выдачи им продуктов, денег
или начислять трудодни. Размер и порядок пенсионного обеспечения (пенсионный возраст,
размер трудового стажа) определялись общим
собранием членов колхоза или собрания уполномоченных. Тем не менее, пенсионное обеспечение колхозников не носило обязательного характера и было ограниченным.
Так, в 1958 году постоянную помощь престарелым и нетрудоспособным колхозникам в
порядке пенсионного обеспечения оказывали в
Коми АССР 72% колхозов, в Вологодской области – 60%, в Архангельской области – 41%
колхозов. Численность лиц, которым была оказана пенсионная помощь, составила в Коми
АССР 12% от общего числа колхозников этой
категории (в 1957 году – 10%), в Вологодской
области – соответственно 6% (6%), в Архангельской области – 10% (9%). Аналогичный
показатель в целом по колхозам РСФСР был
выше, чем в регионах Европейского Севера, и
составил в 1957 году 20%, в 1958 году – 24%6 .
Многие колхозы осуществляли пенсионное
обеспечение путем начисления трудодней нетрудоспособным колхозникам. В 1958 году такая система применялась в 28% колхозов Архангельской области (от общего числа колхозов,
оказывающих пенсионную помощь), в 60% –
Вологодской области, в 66% – Коми АССР7 .
В среднем на одного нетрудоспособного и престарелого было начислено в Архангельской
области 65 трудодней, в Вологодской области –
114, в Коми АССР – 94 трудодня8 . Отметим,
что нетрудоспособные колхозники Европейско13
ИСТОРИЯ
го Севера получали значительно меньший
объем материальной помощи по сравнению с
другими регионами страны. Так, в 1958 году по
РСФСР помощь (продуктами и деньгами) одному нетрудоспособному члену колхоза была
оказана в среднем на общую сумму 689 р., в
Архангельской области – 535 р., в Вологодской
области – 387 р., в Коми АССР – 594 р.9
Колхозники, находившиеся за пределами
установленного законом возраста трудоспособности (мужчины – старше 60 лет, женщины –
старше 55 лет), не имея пенсионного обеспечения, были вынуждены работать в колхозах,
чтобы получить хоть какие-то продукты и деньги на трудодни. По нашим подсчетам, на протяжении 1930-х–1950-х годов эта категория
колхозников вырабатывала в Архангельской
области 14–21% от общего числа трудодней,
выработанных в общественном хозяйстве, в
Вологодской области – 8–14%, в Коми АССР –
9–11%, в Карелии – 13–19%. Среднегодовая
выработка трудодней нетрудоспособными колхозниками на протяжении 1930-х–1950-х годов
не была постоянной. В Архангельской области
этот показатель составлял в разные годы от
140 (минимальный размер) до 189 трудодней
(максимальный), в Вологодской области – соответственно 132 и 192, в Коми АССР – 93 и
132, в Карелии – 61 и 180 трудодней. Как правило, среднегодовая выработка трудодней соответствовала размеру обязательного годового
минимума трудодней трудоспособных колхозников, а иногда и превышала его10 .
Однако уже в 1950-х годах в деревне существовал довольно широкий круг лиц, имевших право на получение государственной пенсии,
установленной для рабочих и служащих.
В соответствии с решением сентябрьского (1953 год)
Пленума ЦК КПСС, в целях создания в МТС
постоянных квалифицированных механизаторских кадров трактористы, бригадиры тракторных бригад и некоторые другие работники были
включены в штат МТС. На них распространилось социальное страхование, государственное
пенсионное обеспечение11 . Некоторые члены
колхоза также могли получать государственные
пенсии. К этой категории относились: колхозни-
ки, ставшие инвалидами в связи с выполнением
государственных или общественных обязанностей или в связи с выполнением долга гражданина СССР по спасению человеческой жизни,
при охране социалистической собственности
или охране социалистического правопорядка,
колхозники – нетрудоспособные члены семей
рабочих и служащих, военнослужащих в случае
потери кормильца, инвалиды Великой Отечественной войны, председатели колхозов, специалисты и механизаторы (последняя категория
получила это право после реорганизации МТС в
1958 году)12 .
Отсутствие в колхозах гарантированной системы социального обеспечения для всех категорий колхозников вызывало законное недовольство жителей деревень. Например, в справке
«О пенсионном обеспечении колхозников», подготовленной в Министерстве сельского хозяйства РСФСР в 1959 году, отмечалось, что
«многие колхозники, зная о том, что установлено пенсионное обеспечение рабочим и служащим, а также колхозникам тех колхозов, земли
которых переданы в совхозы, требуют установления единого порядка пенсионного обеспечения по стране»13 .
Общегосударственная система пенсионного
обеспечения колхозников стала действовать с
принятием Верховным Советом СССР 15 июля
1964 года Закона о пенсиях и пособиях членам
колхозов14 . Этот закон в масштабе всей страны установил единые принципы, условия и нормы пенсионного обеспечения колхозников. В
вводной части Закона отмечались причины и
задачи его принятия. В документе говорилось,
что «в настоящее время имеется возможность
ввести более устойчивую систему социального
обеспечения в колхозах путем установления
пенсий по старости, по инвалидности, по потере
кормильца». Кроме того, подчеркивалось, что
«установление государственной системы социального обеспечения колхозников явится новым
важным стимулом к дальнейшему подъему
трудовой активности колхозного крестьянства и
увеличению производства сельскохозяйственных продуктов». Там же сообщалось, что размеры пенсий колхозников в дальнейшем «по
14
Изюмова Л.В. Социальное обеспечение колхозного крестьянства в 1930-х–1960-х годах...
мере роста национального дохода, в частности
доходов колхозов, будут постепенно повышаться до уровня государственных пенсий, назначаемых рабочим и служащим»15 .
Согласно новому закону, пенсию по старости получали колхозники, достигшие пенсионного возраста (мужчины – 65 лет, женщины – 60
лет) и выработавшие определенный трудовой
стаж (мужчины – не менее 25 лет, женщины –
не менее 20 лет). Минимальный размер пенсии
по старости составил 12 р. в месяц, максимальный – 102 р. (минимальный размер пенсии по
старости рабочих и служащих на этот момент
составлял 30 р., максимальный – 120 р. в месяц16 ). Колхозницы, родившие пять и более
детей и воспитавшие их до восьмилетнего возраста, имели право на пенсию по старости при
достижении 55 лет и стаже работы не менее 15
лет. Минимальные размеры пенсии по инвалидности составили для инвалидов I группы – 15 р.
в месяц, для инвалидов II группы – 12 р. в
месяц, максимальные – соответственно 76 р.
50 коп. и 51 р. Минимальные размеры пенсии
по случаю потери кормильца имели размеры от
9 до 15 р. в месяц в зависимости от количества
нетрудоспособных членов семьи. Законом предусматривалось, что колхозы, в которых выплачиваемые колхозникам пенсии превышали
размер установленных государством в 1964 году,
могли сохранить эти размеры пенсий, производя соответствующие доплаты за счет своих
средств. Закон от 15 июля 1964 года также
установил женщинам-колхозницам гарантированные денежные пособия по беременности и
родам.
Для выплаты пенсий и пособий колхозникам
в стране в 1964 году был создан Центральный
союзный фонд социального обеспечения колхозников, куда производились отчисления определенной доли доходов колхозов и ежегодные
ассигнования из Государственного бюджета
СССР17 .
С введением единой пенсионной системы
численность колхозников-пенсионеров значительно возросла. Например, в Вологодской области в 1964 году пенсии за счет колхозов получали 8424 человека, а на 1 апреля 1965 года
численность колхозников-пенсионеров составила
62 209 человек, то есть возросла в 7,4 раза18 . В
1965 году в этой области средний размер колхозной пенсии по старости равнялся 12 р. 27 коп.,
следовательно, практически совпадал с установленным минимумом, наивысший размер колхозной пенсии составил 43 р. 84 коп., то есть
более чем в два раза был меньше утвержденного максимального размера колхозной пенсии19 .
Однако часть колхозного населения получила право на более высокие государственные
пенсии. Согласно постановлению СМ СССР от
20 июля 1964 года, пенсионное обеспечение, установленное для рабочих и служащих, было
распространено на председателей, колхозных
специалистов, имеющих высшее и среднее специальное образование, главных (старших) бухгалтеров, механизаторов-колхозов, а также на
членов их семей в случае потери кормильца20 .
Для назначения государственной пенсии по старости требовались следующие обязательные
условия: председатель колхоза в течение 10 лет
перед обращением за пенсией не менее пяти
лет должен был работать в этой должности,
независимо от характера последней работы,
выполняемой в колхозе. Колхозные специалисты, главные (старшие) бухгалтеры имели право
на пенсию, если их последней работой перед
обращением за назначением пенсии была работа в этой должности. Механизаторы получали
государственную пенсию, если половина их стажа работы, необходимого для назначения пенсии, приходилась на работу в должности механизаторов колхозов, совхозов или других государственных сельскохозяйственных предприятий и организаций.
Указом Президиума Верховного Совета
СССР от 26 сентября 1967 года «О дальнейшем улучшении пенсионного обеспечения» членам колхозов с 1 января 1968 года был снижен
возраст, дающий право на пенсию по старости:
мужчинам – с 65 до 60 лет, женщинам – с 60
до 55 лет. Для колхозников, как и для рабочих
и служащих, был установлен пониженный возраст для назначения пенсии в тех случаях, когда они, будучи военнослужащими, стали инва15
ИСТОРИЯ
лидами вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при защите СССР или исполнении иных обязанностей военной службы либо
вследствие заболевания, связанного с пребыванием на фронте. Этой категории лиц пенсии
по старости стали назначаться: мужчинам – при
достижении 55 лет и при стаже работы не
менее 25 лет, женщинам – при достижении 50
лет и при стаже работы не менее 20 лет. Одновременно до 50 лет был снижен возраст,
дающий право на пенсию колхозницам, родившим пять и более детей и воспитавшим их до
восьмилетнего возраста21 .
В дальнейшем основными тенденциями в
развитии законодательства о пенсиях колхозников явились: увеличение размеров пенсий, постоянное сближение условий и уровня пенсионного обеспечения колхозников с пенсионным
обеспечением рабочих и служащих. Так, указом Президиума Верховного Совета СССР от
3 июня 1971 года на членов колхозов распространялся порядок исчисления пенсий, установленный для рабочих и служащих Законом
СССР от 14 июля 1956 года «О государствен-
потери кормильца в зависимости от количества
нетрудоспособных членов семьи стали назначаться в пределах от 16 до 30 р. в месяц. В
1974 году было осуществлено дальнейшее повышение размеров пенсий инвалидам и семьям, потерявшим кормильца из числа членов
колхоза. Увеличение пенсий достигалось путем
как повышения минимального и максимального
размеров, так и изменения порядка их назначения: пенсии по инвалидности I и II групп стали
исчисляться в определенном проценте от пенсии по возрасту. Так, пенсии для инвалидов
I группы устанавливались на уровне пенсий по
возрасту, а для инвалидов II группы – 90% этой
пенсии. С 1 января 1978 года была введена еще
одна льгота для членов колхозов. Если раньше
колхозник имел приусадебный участок более
0,15 га, и размер пенсии уменьшался на 15%,
то теперь колхозник стал получать стопроцентную пенсию, при условии, что размер его приусадебного участка не превышал норм, предусмотренных уставом колхоза 24 . Изменение
среднего размера пенсий колхозников отражено
в таблице.
Средний размер ежемесячных пенсий, назначенных по Закону о пенсиях членам колхозов (р.)*
Регион (область)
РСФСР
Архангельская область
Вологодская область
Карельская АССР
Коми АССР
1965 г.
1970 г.
1980 г.
1985 г.
1989 г.
12,5
12,8
12,2
12,0
12,5
14,1
14,4
14,3
12,8
13,2
34,8
37,8
37,3
30,7
30,9
47,5
54,2
50,4
42,9
42,0
75,1
82,1
76,7
71,9
70,6
*См.: Димони Т.М. Социальное обеспечение колхозников Европейского Севера России во второй половине ХХ века
// Северная деревня в ХХ веке: актуальные проблемы истории. Вологда, 2002. Вып. 3. С. 122.
ных пенсиях»22 . Минимальный размер пенсии
по старости для колхозников был повышен до
20 р. в месяц при сохранении действующего
максимального размера пенсии (у рабочих и
служащих минимальный размер пенсии тогда
же составил 45 р.23 ). Минимальный размер
пенсий по инвалидности составил: для инвалидов I группы – 30–35 р., II группы – 20–25 р.,
III группы (вследствие трудового увечья или
профессионального заболевания) – 16 р. в месяц. Минимальные размеры пенсии по случаю
Размеры колхозных пенсий постоянно возрастали (см. таблицу). Однако если в Архангельской и Вологодской областях средний размер пенсии, как правило, превышал общероссийский показатель, то в Карельской АССР и
Коми АССР, где практически была проведена
полная «совхозизация», средний размер колхозной пенсии был несколько ниже.
Таким образом, «колхозное» пенсионное законодательство отличалось тем, что повышение пенсий колхозникам проводилось лишь пос16
Изюмова Л.В. Социальное обеспечение колхозного крестьянства в 1930-х–1960-х годах...
ле того, как повышались пенсии другим категориям населения, и размеры колхозных пенсий
оставались самыми низкими в стране. Кроме
того, вплоть до 1990-х годов в деревне сохранялась двойная система пенсионного обеспечения, когда часть колхозников – председатели
колхозов, специалисты и механизаторы – получали более высокую государственную пенсию25 .
Довольно поздно на колхозников стала распространяться система государственного социального страхования, то есть материальное
обеспечение в случае болезни, временной нетрудоспособности, рождения ребенка и т.д.
Первоначально, с 1950-х годов, право на отдельные виды социального страхования имели
председатели колхозов, избранные из числа
специалистов-практиков, специалисты и механизаторы, перешедшие на работу в колхозы при
реорганизации МТС26 . Система государственного социального страхования председателей,
специалистов и механизаторов-колхозов окончательно оформилась в 1964 году. Этим категориям колхозников стали выплачиваться пособия
по временной нетрудоспособности, а также предоставлялись другие выплаты по государственному социальному страхованию на основе норм,
предусмотренных для рабочих и служащих27 .
В полном объеме социальное страхование
членов колхозов было осуществлено только в
1970 году в соответствии с предложением Союзного совета колхозов 28 . В этом году был
образован Централизованный союзный фонд
социального страхования колхозников, формировавшийся за счет взносов колхозов в размере
2,4% к сумме фактических расходов на оплату
труда29 . За счет этого фонда колхозники стали
получать пособия по временной нетрудоспособности, в связи с рождением ребенка, на погребение, а также из этих средств приобретались
путевки в санатории, дома отдыха и организовывался отдых детей.
Таким образом, в 1930-е–1960-е годы система социального обеспечения колхозного крестьянства претерпела значительные изменения:
если до середины 1960-х годов попечение о
стариках, нетрудоспособных и сиротах лежало
исключительно на колхозе, при этом не носило
обязательного характера, то с 1965 года определенную ответственность за социальное обеспечение колхозников взяло на себя государство.
Введение единой системы социального обеспечения колхозников имело прогрессивное значение, так как способствовало выравниванию
социально-правового статуса членов колхозов с
другими социальными категориями работников
наемного труда.
Примечания
1
Государственный архив Вологодской области (далее – ГА ВО). Ф. 201. Оп. 1. Д. 1228. Л. 20.
История колхозного права: сб. законодательных материалов СССР и РСФСР, 1917–1958. Т. 1. М., 1959. С. 211–212.
3
Там же. С. 430.
4
Михалкевич В.К., Шедерова Г.С. Комментарий к законодательству о пенсиях и пособиях членам колхозов. М.,
1987. С. 5.
5
ГА ВО. Ф. 2491. Оп. 2. Д. 67. Л. 1–5, 45–47.
6
Государственный архив Российской Федерации (далее – ГА РФ). Ф. А-310. Оп. 1. Д. 6924. Л. 179.
7
Там же.
8
Там же.
9
Там же. Л. 187.
10
Безнин М.А., Димони Т.М., Изюмова Л.В. Повинности российского крестьянства в 1930–1960-х годах. Вологда,
2001. С. 71.
11
Астрахан Е.И. Развитие законодательства о пениях рабочих и служащих. М., 1971. С. 148.
12
Михалкевич В.К., Шедерова Г.С. Указ. соч. С. 5; Димони Т.М. Социальное обеспечение колхозников Европейского Севера России во второй половине ХХ века // Северная деревня в ХХ веке: актуальные проблемы истории.
Вологда, 2002. Вып. 3. С. 116.
2
17
ИСТОРИЯ
13
ГА РФ. Ф. А-310. Оп. 1. Д. 7020. Л. 240.
Михалкевич В.К., Шедерова Г.С. Указ. соч. С. 16–23.
15
Там же. С. 16, 17.
16
Астрахан Е.И. Указ. соч. С. 150. Денежные суммы указаны в масштабах цен, введенных с 1 января 1961 года. –
Прим. Л.И.
17
Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 5. М., 1968. С. 484.
18
ГА ВО. Ф. 2491. Оп. 4. Д. 230. Л. 87.
19
Там же. Д. 231. Л. 301.
20
Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 5. М., 1968. С. 518.
21
Там же. Т. 6. М., 1968. С. 610–613.
22
Там же. Т. 8. М., 1972. С. 466–468.
23
Там же. С. 466.
24
Михалкевич В.К., Шедерова Г.С. Указ. соч. С. 7.
25
Димони Т.М. Указ. соч. С. 119.
26
Социальное обеспечение в СССР: сб. официальных материалов. М., 1962. С. 117, 118; Социальное обеспечение
и страхование в СССР: сб. нормативных актов. М., 1974. С. 429.
27
Постановление СМ СССР от 20 июля 1964 г. «О государственном пенсионном обеспечении и социальном
страховании председателей, специалистов и механизаторов колхоза» // Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 5. М., 1968. С. 484.
28
Постановление СМ СССР и ВЦСПС от 27 марта 1970 г. «О мерах по осуществлению социального страхования
членов колхозов» // Социальное обеспечение в СССР: сб. нормативных актов. М., 1986. С. 29.
29
Там же. С. 427–428.
14
Izyumova Larisa
KOLKHOZ PEASANTRY SOCIAL MAINTENANCE IN THE 1930–1960s
(BASED ON THE MATERIALS OF THE EUROPEAN NORTH OF RUSSIA)
This article describes the evolution of the kolkhoz peasantry social maintenance system in the 1930–60s.
The research sources are the legislative acts of the USSR and official records and documents of the social
security departments of the European North of Russia.
Рецензен т – Шубин С.И., доктор исторических наук, профессор кафедры регионоведения Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова
18
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
7
Размер файла
533 Кб
Теги
обеспечение, север, европейской, крестьянство, социальная, pdf, материалы, колхозного, 1960, россии, 1930
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа