close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Становление современного сектантства как объект социально-философского анализа..pdf

код для вставкиСкачать
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
№4, 2008
Е. В. Калужская
Становление современного сектантства
как объект социально-философского
анализа
Аннотация: Статья посвящена исследованию современного сектантства. Автор излагает свое понимание
места и роли современного сектантства в контексте процесс глобализации. Дается краткий экскурс в историю
развития сектантства.
Проблема сектантства стала особо актуальной в последние два десятилетия. Во времена перестройки
в Россию стали прибывать руководители различных сект, имеющих международный размах. Речь идет о
таких сектах как «аум сенрике», сайентологи, кришнаиты, «гербалайф» и др. Нередко их руководители
принимались на высшем уровне, их пускали на предприятия, в детские, учебные учреждения. Их программы, внедряющиеся, не без участия представителей государственной власти, с большим энтузиазмом,
нанесли изрядный, подчас непоправимый вред психике людей. В нашей стране в большом количестве
стали появляться отечественные секты, не более приятного характера: «богородичный центр», «белое
братство» и другие. Многие секты, приносящие наибольший вред, в результате были запрещены. Однако,
набрав силу, они не собираются сдаваться и продолжают свою деятельность нелегально. С сектантством
можно бороться, но насколько эта борьба будет успешна, в немалой степени зависит от научного анализа
этого явления. Необходимо четко, научно определить объект анализа. Пока нет четкого и однозначного
научного определения понятия «секта». В настоящей статье будут рассмотрены существующие разнообразные подходы к религиозным сектам и выделить из каждого рациональное содержание, которое должно помочь в определении этого понятия. Трактовки и подходы к анализу религиозных сект мы рассмотрим
именно на уровне дефиниций, поскольку в них, на наш взгляд, в наиболее емком и рафинированном виде
отражается суть и содержание этих подходов. Далее будет осуществлена попытка взглянуть на религиозное сектантство в исторической ретроспективе и выделить особенности современных сект.
Чаще всего объектом анализа при рассмотрении сектантства становятся религиозные секты. Можно
даже утверждать, что нередко эти понятия «религиозная секта» и «секта» выступают в качестве синонимов. Однако между ними имеет место существенная разница, которая наиболее четко и явно проявилась
в современных сектах. Рассмотрим некоторые ключевые дефиниции понятия «секта» в отечественной
общественной науке.
Энциклопедический словарь «Религиоведение» дает следующее определение: «Секта религиозная
(с. р.) – один из типов религиозных организаций. В религиоведении и социологии религии секта
религиозная рассматривается как оппозиционное течение по отношению к тем или иным религиозным
направлениям. Существенные признаки с. р., отличающие их от церкви – неприятие мира, добровольное и
сознательное вступление (обращение), отсутствие бюрократической организации, менее формализован-
174
ФИЛОСОФИЯ И КУЛЬТУРОЛОГИЯ
ное и более эмоциональное богослужение. Наряду с этими признаками с. р. свойственно стремление усовершенствовать или видоизменить некоторые положения вероучения или обрядовой практики «исторических религий» (М.Вебер)… Широкое распространение получило представление о религиозном сектантстве как форме социального протеста, свойственного всем народам на определенных стадиях их развития.
Представители этой точки зрения рассматривали русское сектантство главным образом как совокупность
народных религиозно-реформационных движений, которые относятся к началу нового периода русской
истории, примерно к последней трети XVII в. Возникновение сектантских объединений в последующие
столетия связывается с особенностями экономического развития России, имущественным расслоением,
пауперизацией различных слоев населения. В богословских трактовках природы сектантства основной
упор делается на противоположность с. р. вероучению и обрядам господствующей церкви» [1]. Это
современное научное определение данного термина. Оно претендует на статус целостного определения,
поскольку стремится вобрать в себя и отразить различные подходы – с точки зрения философии (подход
М. Вебера), со светской точки зрения и с позиций богословия и другие. Однако, это скорее, описательное,
дескриптивное определение, в котором акцент делается на существенные признаки, а не на сущность и
центральное содержание определяемого феномена. Кроме того, рассматриваемое определение само по
себе содержит ряд определений, что мешает выделить суть сектантства.
Обратимся к более раннему определению. Одно из них дано в Атеистическом словаре: «С. р. – один
из типов религиозных объединений. С. р. возникает как оппозиционное течение по отношению к тем или
иным религиозным направлениям. Порожденная классовыми противоречиями, она может быть выразителем соц. протеста групп, недовольных своим положением в классовом антагонистическом обществе» [2].
Исходя из приведенных определений, основным содержанием религиозного сектантства является
социальный протест, а сама секта выступает формой выражения этого протеста. Однако такое определение сектантства настолько абстрактно и размыто, что за ним теряется специфика рассматриваемого
явления.
Перейдем к определению, которое дал рассматриваемому понятию широко известный сектовед
А. Дворкин: «Секта – это закрытая религиозная группа, противопоставляющая себя основной культурообразующей религиозной общине (или основным общинам) страны или региона». Рассматривая
происхождение сект, Дворкин утверждает, что «секты существуют столько же, сколько существует христианство» [3]. Однако это определение представляется довольно узким, так как автор рассматривает
сектантство как явление, противопоставляющее себя в лучшем случае основным мировым религиям, но
преимущественно – христианству.
С нашей точки зрения, надо различать понятия секты и религиозной секты. Для этого необходимо иметь
четкое определение и понимание содержания понятия религии. Надо отличать религию от других форм
верований. Дело в том, что, как правило, религией называют не только монотеистическое верование,
но и язычество, и даже первобытные представления древнейших людей: анимизм, тотемизм, фетишизм,
магию. В таком случае происходит смешение понятий, невозможно определить специфику религии и дать
непротиворечивое определение. Если религию определяют как веру в сверхъестественное, то стоит задуматься: что значит существо сверхъестественное и были ли, например, языческие боги в представлении
людей сверхъестественными? Что же касается магии, то еще Дж. Фрэзер утверждал, что понятия религия
и магия не сводимы друг к другу: «под религией я понимаю умилостивление и умиротворение сил, стоящих выше человека, сил, которые, как считается, направляют и контролируют ход природных явлений и
человеческой жизни» [4]. Для магии же «ход природных процессов определяют не страсти или причуды
личных сверхъестественных существ, а действие неизменных механических законов… Магия часто имеет
дело с духами, то есть с личными агентами, что роднит ее с религией. Но магия обращается с ними точно
так же, как она обращается с неодушевленными силами, то есть вместо того, чтобы, подобно религии, умилостивлять и умиротворять их, она их принуждает и заставляет» [5]. То есть, используя принципы магии,
человек принимает непосредственное активное участие в достижении нужного результата. В религиозном
же сознании преобладает пассивное ожидание, основанное на вере во внешнюю помощь, надежде на
божественное снисхождение и милость.
Принимая во внимание тему статьи, мы не имеем возможности дать развернутое объяснение понятия
религии. Поэтому ограничимся лишь некоторыми необходимыми рассуждениями.
В первобытном обществе сознание человека было синкретическим. Это значит, что все те формы общественного сознания, которые мы имеем сегодня – религиозное, правовое, эстетическое (искусство) сознание, мораль, философия – в первобытные времена не существовали как самостоятельные и обособленные
друг от друга, а находились только в зачаточном нерасчлененном виде. Ясно, что человек, обладающий
неразвитым сознанием, неспособен мыслить абстрактно. Поэтому такого абстрактного представления
как нечто сверхъестественное не могло возникнуть в сознании первобытного человека. Языческие боги,
появление которых свидетельствует о развитии общества и мышления, тоже не могут быть сверхъестественными, так как представляют собой олицетворение сил природы, человеческих качеств, что является
175
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
№4, 2008
вполне естественным, присущим этой природе и этому человеческому обществу. Вполне религиозным
можно назвать представление, формирующееся в период Средневековья. У Псевдо-Дионисия появляется
так называемая отрицательная теология, где говорится о том, что божество – это то, что нельзя назвать
никаким именем. Как мы ни назовем его, мы ограничим его. Оно не есть ни одно существо, ни один предмет из тех, что мы знаем. Оно трансцендентно. Оно никем не сотворено, но все, что есть, сотворено им.
«Причина всего, сущая превыше всего, не есть нечто лишенное сущности, или жизни, или разумения,
или ума; не есть тело, не имеет ни образа, ни лика, ни качества, ни количества, ни толщи, не пребывает в
пространстве, незрима и неосязаема, неощущаема и не ощущает» [6]. Таким образом, мы видим, что представления человека развиваются. Это свидетельствует о развитии способности человеческого сознания к
отвлеченному, абстрактному мышлению.
Как видим, в полном смысле религиозное сознание формируется в эпоху Средневековья. Секты появились гораздо раньше. И сектантское сознание развивалось в рамках сознания вообще.
Итак, необходимо заметить, что понятие религиозная секта употреблять следует с осторожностью. Для
этого попробуем рассмотреть, что представляли собой секты в разные исторические периоды.
Сектантство известно давно. Еще в VII-VI вв. до н. э. существовали такие секты как джайнисты, конфуцианцы, даосисты, зороастрийцы, тхеравадисты (первоначальный Буддизм) и другие. Клибанов А. И. [7],
разбирая термин «секта», упоминает, что в древнем мире говорили: «секта циников», «секта стоиков» и
так далее. Однако за философскими направлениями этот термин не привился. Как отмечает автор «для
философских направлений древности был характерен момент публичного соперничества, состязательности, вплоть до перебранок. Для религиозных сект прошлого и настоящего характерна исключительность,
нетерпимость друг к другу, соперничество, страстная полемичность, самоутверждение путем отрицания
всего, находящегося вне принятого круга мысли и деятельности» [8]. Были и более поздние секты, например, иудейские, которые постепенно переродились в ессеев, секты терапевтов и др. До сих пор сохраняют
свое существование и активность секты, возникшие в протестантской ветви христианства: пятидесятники,
иеговисты, квакеры, методисты и так далее. И, наконец, мы имеем секты XX века, так называемые синтетические секты, учение которых представляет собой компиляцию фрагментов самых разнообразных
религий мира. Как правило, это соединение некоторых положений христианства с элементами каких-либо
восточных верований и ритуалов.
Причины возникновения и существования сект на различных этапах человеческой истории разные, что
определяет и характер самих сект. Например, древние секты, или учения возникали как первые попытки
философского осмысления действительности, мира. Недаром к этому периоду относится и возникновение
философии в Древней Греции. Кстати говоря, орфики и пифагорейцы являлись закрытыми союзами со
своим учением и ритуалами. Так что они тоже подпадают под определение секты. На следующем этапе в
сектантской среде формируется религиозное понимание мира, возникает религия в полном смысле слова,
монотеизм, через призму которого рассматривается все существующее. Такое понимание мира характерно
для всего Средневековья. Протестантские секты возникли как отмежевание от средневекового наследия,
навстречу зарождающемуся буржуазному строю. Cовременные синтетические секты знаменуют кризис
современного общества и необходимость его преобразования.
Религия, как одна из форм сознания, выделилась из синкретического, мифологического сознания.
По нашему мнению, между синкретизмом и религией, как и другими формами сознания, есть связующее
звено, переходный этап, в котором они формируются. С распадом первобытно-общинного строя постепенно возникают города (например древнегреческие полисы) и целые государства. Меняется характер
деятельности человека, форма труда. А вместе с ними изменяется и сознание. Из синкретического целого
выделяются различные формы сознания, регулирующие соответствующие сферы жизни. Мораль регулирует поведение людей в отношении друг друга. Право регламентирует государственные отношения.
Философия, явившись родоначальницей всех наук, включала в себя и религиозные элементы. Ведь в своей
идеалистической редакции она тесно связана с религиозным мировоззрением. Тем не менее религия тесно
связана не только с философией, но и с другими формами сознания: прежде всего с моралью, а также
эстетикой, правом. Содержание религиозных представлений формировалось через мифологические,
языческие представления. На стадии формирования всех этих форм сознания и возникают первые секты,
имеющие свое учение, на котором основывалось мировоззрение членов этих объединений. Рассматривая
пифагорейский союз, можно отметить, что научные разработки в области математики, учение о космосе тесно переплетаются с идеалистическим представлением о сущем. Однако религиозным это учение
назвать нельзя. Сугубо религиозные секты возникают в период формирования средневековья, на рубеже
новой эры. Учениям этих общин присущи представления о пришествии Мессии, наступлении конца света,
царства божьего. Секты эпохи Реформации – общины, хозяйство которых имело буржуазный характер, в
том числе и в нашей стране, что убедительно показано в работе А. И. Клибанова. В частности, о еретических движениях дореволюционной России А. И. Клибанов пишет: «Движения стригольников, «жидовствующих», Матвея Башкина, Феодосия Косого в дореволюционной исторической литературе называли
176
ФИЛОСОФИЯ И КУЛЬТУРОЛОГИЯ
еретическими; так их называют и многие советские авторы, что, в общем, вполне справедливо. Мы предпочитаем называть их реформационными как по принадлежности этому типу религиозно-общественных
движений, известных в истории стран Западной, Северной и Центральной Европы в XIII–XVII вв., так и
потому, что понятие «реформационные движения» представляется нам более точным и определенным,
чем «еретические движения». Под реформационными движениями мы понимаем религиозную по форме
оппозицию феодализму, противостоящую ему с позиций прогрессивного общественного развития» [9].
О буржуазном характере протестантских сект пишет М. Вебер в статье «Протестантская этика и дух капитализма»: «…надо сказать, что и в прошлом, в те времена, когда в Англии и Голландии католиков либо преследовали, либо только терпели, они в отличие от протестантов ничем особенным не проявляли себя в области
экономики. Скорее можно считать установленным, что протестанты… как в качестве господствующего, так
и в качестве подчиненного слоя населения, как в качестве большинства, так и в качестве меньшинства проявляли специфическую склонность к экономическому рационализму, которую католики не обнаруживали
и не обнаруживают ни в том, ни в другом положении. Причину различного поведения представителей
названных вероисповеданий следует поэтому искать прежде всего в устойчивом внутреннем своеобразии
каждого вероисповедания, а не только в его внешнем историко-политическом положении» [10].
В ХХ веке появились секты другого плана. Не все из них можно назвать религиозными, так как, имея
общий принцип организации, содержание учений не всегда основывается на вере в какое-либо божество.
Например, сайентологи «занимаются» оздоровлением организма. То же можно сказать об организации
«Гербалайф». Иногда секту называют культом. На наш взгляд, это более удачное название для обозначения этого явления, так как в каждом из этих объединений учение основывается на культивировании
чего-либо: божества, лидера, возглавляющего секту, здоровья и тому подобное. В книге «Противостояние
сектам и контролю над сознанием» Стивен Хассен утверждает: «Хотя обычно мы полагаем, что «культ»
является религиозным (главное значение этого слова в третьем издании Нового международного словаря
Вебстера – «религиозная практика; обряд»), на самом деле зачастую культ (секта) может быть и вполне
светским. Этот словарь также определяет «культ» как «обычно немногочисленную и/или замкнутую группу людей, объединенную преданностью некоторой художественной или интеллектуальной программе,
направлению или личности (обычно имеющей ограниченное общественное признание)» [11].
Какова природа современного сектантства? Самое адекватное представление о секте можно составить, посмотрев на нее изнутри. Однако не всем «посчастливилось» иметь такую возможность. Поэтому
обратимся к процитированной выше книге. Ее автор в юности сам состоял в одном из крупнейших
культов – секте Муна. Благодаря случаю он сумел порвать с этим объединением. Пребывание в секте
и удачный выход из нее повлияли на дальнейшую судьбу автора. Он стал известным экспертом по контролю над сознанием в деструктивных сектах. Вот что пишет о современных сектах С. Хассен: «Секты» и
«культы» не новы. На всем протяжении истории вокруг харизматических лидеров самого разного толка
периодически возникали группы преданных сторонников. Но в последние годы появилось нечто новое:
систематическое применение современных психологических методов для подавления воли личности и
получения контроля над ее мыслями, чувствами и поведением» [12]. Всем известно, что во время Второй
мировой войны фашисты ставили опыты над людьми. Опыты и эксперименты продолжали проводиться
и после войны. «В наше время контроль над сознанием приобретает постепенно характер науки. После
Второй мировой войны секретные службы многих стран активно включились в разработку и исследование методов контроля над сознанием. ЦРУ признает, что с начала 50-х годов проводило эксперименты
по применению наркотических веществ, гипноза и электрошока в рамках программы под кодовым названием МК-ULTRA. С тех пор подобные исследования стали значительно изощреннее и разнообразнее в
используемых методах» [13].
С. Хассен выделяет четыре основных типа сект, существующих в настоящее время: религиозные, политические, психотерапевтические/образовательные и коммерческие.
Религиозные секты построены вокруг религиозной догмы. В догмах используют как правило Библию,
восточную философию, оккультные верования. Догмы изобретаются лидерами. «Хотя все они утверждают свою принадлежность к сфере духовного, чтобы понять их сущность, стоит присмотреться к тому,
какое значение придается в них «материальному» миру – роскошной жизни лидеров, многомиллионным
особнякам и другой недвижимости, масштабным бизнес-проектам и так далее» [14]. В качестве примера он приводит Церковь объединения, Церковь Сайентологии, Церковь Универсальная и Триумфальная,
Международный путь, последователи Раджниша (Ошо).
Политические секты строятся обычно вокруг той или иной политической догмы, лидеры которых принимают активное участие в политической жизни. Например, «группа «Арийская раса» проводит «курсы
выживания», поддерживает теорию превосходства белой расы и планирует захватить власть в США или
погибнуть» [15]. На российском материале можно привести в пример партию ДРУГГ Григория Грабового,
который собирался стать президентом России в 2008 г. и выдвинул ошеломляющую программу по улучшению жизни в России.
177
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
№4, 2008
Психотерапевтические/образовательные секты проводят семинары, где за плату в несколько сотен
долларов обещают научить достигать «просветления» и «озарения». Такие секты используют многие приемы контроля над сознанием, чтобы вызвать у участников «пиковые» переживания. «Членство во многих
из таких сект приводило к нервным расстройствам, распаду семей и краху в бизнесе, не говоря уже о
нескольких описанных случаях самоубийств и смертей в результате неосторожности» [16].
Коммерческие секты путем обмана и манипуляции заставляют людей работать за низкую плату или
вообще даром. Обещая в будущем баснословные прибыли, на самом деле они лишь обирают своих членов. В качестве разновидности коммерческих сект можно рассматривать сетевой маркетинг, получивший
в России очень широкое распространение.
С нашей точки зрения можно выделить еще один тип современных сект – «оздоровительные» секты,
которые привлекают людей возможностью исцеления от тяжелых недугов и болезней. Вероятно, такой сектой является «Гербалайф», а также множество других, основанных на распространении чудодейственных
медицинских препаратов. Данные секты действуют на стыке с коммерческими сектами, а с точки зрения
некоторых исследователей (Я. И. Здоровец, А. А. Мухин) являются собственно коммерческими сектами.
Можно предположить, что с переходом от традиционных религиозных сект к современному типу
сектантства изменилось и основное социальное содержание сект: если традиционные секты выступали
своеобразной формой социального протеста (как отмечалось в рассмотренных выше определениях), то
в конце ХХ века секты становятся одной из современных новейших форм порабощения человека человеком с целью извлечения экономической прибыли. Можно сказать так: если традиционные секты были
своеобразной протестной формой самоорганизации общества, то в настоящее время на первый план
выходят экономические, политические и психологические аспекты и стороны деятельности сект [17]. То
есть, если ранее секты были формой объединения людей, то на современном этапе они становятся общественным институтом порабощения человека и отчуждения человека от общества, людей и самого себя
(одним из главных социально-психологических последствий продолжительного присутствия человека в
сектах является утрата личности). Недаром современные сектоведческие исследования делают акцент на
таких проблемах сект, как контроль над сознанием, психологическое давление, распад личности и тому
подобное. Все эти аспекты и признаки современных сект связаны с формированием нового качества в
развитии самого сектантства.
В чем заключается это новое качество? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо рассмотреть сектантство в контексте главного цивилизационного тренда современности – глобализации.
Процесс глобализации охватывает практически все сферы общественной жизни. Наиболее изученными являются сферы экономики и политики, далее следует сфера культуры. В наименьшей степени
изучено влияние и проникновение глобализации в религиозную сферу. Однако эта сфера в начале
ХХ столетия подвержена большим и глубоким преобразованиям в ходе динамичного развития глобализационных процессов. Одним из ярчайших феноменов современности является образование и функционирование глобальных сект. Глобальные религиозные секты можно рассматривать в качестве проявления
глобализации в религиозной сфере. Так, ведущим проводником экономической глобализации являются
транснациональные корпорации. В свою очередь, глобальные секты вполне можно рассматривать в
качестве проводников религиозной глобализации. Кроме того, глобальные секты можно квалифицировать как транснациональные религиозные институты. В настоящее время их количество, роль и влияние
в религиозной и общественной жизни многих стран имеет тенденцию к возрастанию. Ранее в истории
человечества имели место лишь мировые религии. В настоящее время мы становимся свидетелями возникновения нового социокультурного явления – мировых религиозных сект. Вот что пишет по этому поводу кубинский исследователь Сильвио Платеро Ирола: «Возникают новые религиозные организации, в том
числе и христианские, иногда с трудом поддающиеся классификации, чья деятельность далека от наших
традиционных представлений о церкви. Они напоминают, скорее, крупные транснациональные корпорации. Известно, например, что Церковь воссоединения семей, знакомая многим под именем «секты Муна»,
активно занимается бизнесом» [18].
Действительно, целью деятельности большинства современных сект является извлечение финансовой прибыли. По сути, секты действуют как самые настоящие фирмы, но в них существенно изменены
названия должностей: мессия, гуру – владелец, внутренние служители культа – менеджеры по персоналу,
проповедники и миссионеры – менеджеры по маркетингу и так далее. Современные секты – форма управления людьми (бизнес – тоже форма менеджмента), но здесь управление идет во вред тех, кем управляют
(в бизнесе наемные работники получают пользу – зарплату и тому подобное), то есть направлено против
членов секты. Поэтому современные секты называют деструктивными. Кроме того, это управление предполагает полный контроль над личностью и жизнью члена секты (работник на фирме «принадлежит»
фирме только в рабочее время), поэтому их называют тоталитарными.
С одной стороны, гипертрофирование экономического содержания деятельности современных сект
связано с процессом секуляризации. Канадский исследователь Лорн Л. Досон отмечает по этому поводу:
178
ФИЛОСОФИЯ И КУЛЬТУРОЛОГИЯ
«Происходящая секуляризация современного общества массового потребления выражается, в частности,
в том, что традиционные религиозные институты превращаются в своего рода маркетинговые агентства, а
религиозные традиции – в своего рода потребительские товары. Для достижения успеха на новом религиозном рынке традиционным религиозным институтам приходится рационализировать свою деятельность,
что приводит, в свою очередь, к их всеобщему взаимоуподоблению» [19]. Это так, но, с другой стороны,
в феномене современных сект можно увидеть не столько эволюцию традиционных религиозных институтов, сколько формирование новых социально-экономических институтов, осуществляющих отношения
зависимости одних людей от других. Безусловно, данные новые институты формируются на базе старых
(или традиционных) религиозных институтов, но вместе с тем они наполняются таким новым содержанием, которое отрывает их от старой формы и создает новую форму. Именно поэтому мы утверждаем, что
современные секты уже функционируют не как традиционные секты, а принимают новую форму современных фирм, корпораций, то есть институтов бизнеса, а не религии.
Арсенал извлечения прибыли фирм-сект существенно отличается от средств обычного легального
бизнеса. Классификацию средств вполне можно сделать на основе классификации сект, предложенной
С. Хассеном и рассмотренной нами выше. Секты, именуемые религиозными, используют в качестве такого
инструмента религиозную веру, потребность человека в вере в бога, в высшие сверхъестественные силы;
психотерапевтические секты эксплуатируют людей на основе их нереализованных потребностей в общении и всего спектра социальных потребностей человека, на основе их нереализованности как личностей;
образовательные и «оздоровительные» секты используют стремление человека к новой информации и
знаниям, а также к улучшению здоровья, которые (стремления) по ряду социально-экономических причин не могут быть удовлетворены традиционными государственными образовательными и медицинскими
институтами; коммерческие секты используют стремление людей к благополучию и быстрому финансовому успеху и так далее. Таким образом, можно говорить о том, что секты выполняют компенсаторную
функцию вне зависимости от предмета и формы культивирования. Представляется, что данная функция и
является определяющей.
Общим знаменателем во всех данных сектах является стремление к извлечению прибыли. Исследователи
Я. И. Здоровец и А. А. Мухин по этому поводу отмечают следующее: «Практически в каждой тоталитарной
секте присутствует мощная коммерческая подоплека. Она может прикрываться словами о Боге, о мудрости, о всеобщей любви, о Царстве Божием на земле, о великой всемирной миссии, но рано или поздно она
все равно появится наружу».
Но есть секты, в которых изначально нет собственно религиозного учения – учения о Боге и связи с
ним. Есть лишь культ благополучия и богатства и громкие, навязчивые обещания успеха, которое принесет вступление в организацию, компанию, клуб. ... Типичные примеры подобных сект – «Гербалайв»
(Herballife), или Ум-Уэй («Am-way»), «Цептер» и другие подобные им организации, функционирующие по
принципу пирамиды, или, как они сами это называют, «многоуровневый маркетинг» [20].
Другие исследователи, рассматривая новые религиозные движения в современной России отмечают,
что «многие движения и организации ... трудно однозначно назвать религиозными. Это могут быть организации, по преимуществу занимающиеся проблемами здоровья, всякого рода целительством с некоторой дополнительной слабо выраженной религиозной надстройкой. Могут быть объединения любителей
оккультизма, всякого рода магии и паранаучных увлечений без сколько-нибудь развитой религиозной
идеологии и обряда. В конце концов, существуют политические движения с некоторым религиозным
флером в своей идеологии» [21].
Действительно, в настоящее время чаще всего в определении и характеристике сект является не их
религиозность, но их деструктивность, то есть термин тоталитарная или деструктивная секта приходит на
смену термину религиозная секта. То есть смещаются акценты в самой деятельности сект. Это выражается
в том, что религиозные аспекты отходят на второй план, а на первый выдвигаются новые грани сектантства. При этом деструктивные, тоталитарные секты, безусловно, могут быть религиозными, но могут и не
быть ими. То есть религиозная характеристика сект отнюдь не является обязательной. В связи с этим надо
подробнее и более четко сказать о соотношении этих феноменов – секта и религиозная секта. С нашей
точки зрения оно заключается в том, что религиозная секта выступает лишь частным случаем, отдельным
проявлением сектантства как более широкого современного социокультурного феномена. Религиозная
секта является феноменом преимущественно религиозной жизни, но современная секта выходит за эти
рамки и становится феноменом общественной жизни в целом (недаром их называют синкретическими
сектами). Соответственно, для адекватного понимания данного феномена оказывается недостаточным
сугубо религиоведческий анализ. Здесь требуется более широкий, а именно социально-философский
подход, который позволяет рассмотреть секту уже не просто в религиозном, но в социокультурном, цивилизационном контексте.
179
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
№4, 2008
Литература:
1. Религиоведение. Энциклопедический словарь // Академический проект. Москва, 2006.
2. Атеистический словарь М – 1996.
3. Дворкин А. Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования. Изд. 3.
Издательство братства во имя св. князя Александра Невского. Нижний Новгород, 2002.
4. Фрэзер Дж. Дж. Золотая ветвь: Исследование магии и религии: в 2 т. М.: ТЕРРА- Книжный клуб, 2001,
стр. 72.
5. Там же, стр.74.
6. Антология мировой философии в 4-х томах. Т. I. М. Изд. «Мысль», стр. 608.
7. Клибанов А. И. Религиозное сектантство в прошлом и настоящем. М. Изд. «Наука», 1973.
8. Там же, стр. 5.
9. Там же, стр. 45-46.
10. Вебер М. Избранные произведения. М. Прогресс, 1990, стр. 65.
11. Хассен С. Противостояние сектам и контролю над сознанием. М. Издательство «АСТ», 2006 – 62 с.
12. Хассен С. Указ. соч.– 320 с.
13. Там же, стр. 62-63.
14. Там же, стр. 65.
15. Там же, стр. 66.
16. Там же, стр. 67.
17. Очень подробно и обстоятельно экономический аспект деятельности сект в России рассмотрен здесь:
Здоровец Я. И., Мухин А. А. Конфессии и секты в России. Религиозная, политическая и экономическая
деятельность. Москва. Центр политической информации, 2005.
18. Сильвио Платеро Ирола. Неопятидесятничество и новые религиозные движения в Латинской Америке
и странах Карибского региона.// Вестник Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций»
Латинская Америка в ХХI веке: универсализм и самобытность. Исследовательский Институт Центра
Национальной Славы, №2, 2005. – с. 347.
19. Досон Л. Л. Культурная значимость новых религиозных движений и глобализация: теоретическое
введение. // Глоболизация: контуры ХХI века. Реферативный сборник. Часть III. ИМЭМО РАН, Горбачевфонд. Москва, 2004. – с. 28.
20. Здоровец Я. И., Мухин А. А. Указ. соч. с. 190.
21. Современная религиозная жизнь в России. Опыт систематического описания. Т. IV. Москва, «Логос»,
2006 – с. 214.
180
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
9
Размер файла
107 Кб
Теги
анализа, философское, становления, социальная, pdf, современного, сектантство, объекты
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа