close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Мотив чудесного рождения героя в башкирском и русском героических эпосах..pdf

код для вставкиСкачать
ISSN 1998-4812
Вестник Башкирского университета. 2012. Т. 17. №3(I)
1553
УДК 398(470.57)
МОТИВ ЧУДЕСНОГО РОЖДЕНИЯ ГЕРОЯ В БАШКИРСКОМ И РУССКОМ
ГЕРОИЧЕСКИХ ЭПОСАХ
© Н. Г. Кульсарин
Башкирский государственный университет
Россия, Республика Башкортостан, 450074 г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32.
Тел.: +7 (347) 272 74 63.
Е-mail: kulsarin-nur@yandex.ru
В статье исследуется мотив чудесного рождения богатыря в башкирском и русском героических эпосах. На основе анализа башкирских сказаний «Урал-батыр», «Алпамыша»,
«Заятуляк и Хыухылу» и русских былин о Волхе Всеславовиче, Илье Муромце и Сокольнике,
Алеше Поповиче и др. выявляются моменты чудесного появления на свет героев, раскрывается связь данного мотива с тотемистическими верованиями народа. В работе также определены приемы создания внешнего портрета и принципы раскрытия духовного мира богатыря.
Ключевые слова: башкирский эпос, русский эпос, образ богатыря, мотив чудесного рождения, тотемистические верования, эпическая традиция.
Центральным героем башкирского и русского
эпосов является воин-богатырь, в образе которого
воплощаются высокие нравственные черты личности, народный идеал. По мнению Б. Н. Путилова,
богатыри «являют собой образы синтетической природы: в основе своей это культурные герои, родовые
и племенные герои, персонажи, пришедшие из мифологии и архаического мира, но трансформированные классическим эпосом в героев народных, национальных, региональных. Они – обитатели эпических городов и царств, иногда сами – правители и
вожди, чаще – рядовые воины и воеводы, выполняют свой долг перед народом, перед государственной
властью, перед родной землей» [1].
На сходство между произведениями героического эпоса у разных народов обратили внимание
многие исследователи [2; 3]. Этот процесс безусловно имеет глубокий и всесторонний характер и охватывает общие жанровые признаки эпоса, его идейное содержание, круг эпических мотивов и сюжетов,
идеализирующих воинские подвиги народных героев, типы действующих лиц и ситуаций действия,
жанровую структуру и ее эволюцию, особенности
эпического стиля с его типическими формулами,
повторениям, постоянными «украшающими» эпитетами или сравнениями, наконец, условия общественного бытования эпического наследия.
И в тюркских, и в славянских эпосах наблюдается много фантастического, чудесных моментов в
происхождении героя. Легенды о чудесном зачатии
и рождении будущего героя имеют одинаково широкое распространение у обоих народах.
В башкирском эпосе «Алпамыша» герой рождается в семье престарелых родителей, ростом в
полтора аршина. Растет не по дням, а по часам: «За
день он рос, как за месяц, а за месяц – как за целый
год. В однодневном возрасте стал он на ноги. А в
двухдневном – вышел на улицу, начал бегать и резвиться вместе с другими мальчишками, играть с
ними в городки» [4, с. 227]. Богатырь, достигший
через 25 дней роста 70 аршин, получает имя Алпамыша. По всей округе снискал он себе славу истинного батыра: «Ступит на землю – вода пробьется, на камень присядет – камень под ним крошится,
а в гору упрется – гора рушится под его рукой» [4] .
Для эпической традиции характерно наделение героя сверхчеловеческой силой и воинской
доблестью, неукротимой энергией и свободолюбием. Так, в башкирском эпосе «Урал батыр» заглавный герой обладает титанической силой: в единоборстве побеждает огромного свирепого быка и
четырех чудовищных богатырей падишаха-тирана
Катила, уничтожает змеиное царство Кахкахи, а
затем и царство дивов Азраки [4, с. 35–134]. В эпосе «Заятуляк и Хыухылу» герой «был не только
красив на вид, но и наделен с детства огромной
силой. Если во время игр или баловства возникала
ссора или драка, он быстро утихомиривал своих
сверстников» [4, с. 177].
В русском фольклоре исполинской силой наделен Святогор: он ездит только по горам или лежит
на них, т.к. его мать сыра земля не держит [5, с. 524].
Человеком необузданной стихийной силы, не
знающим к чему ее приложить, куда направить
представлен и былинный герой Василий Буслаев.
Для многих богатырей русского эпоса сила оказывается их природным качеством (Алеша Попович,
Сухман, Микула Селянинович, Михаил Потык).
Младенческая сила богатыря раньше всего
проявляется в том, что во время игры он калечит
своих сверстников. Русские былины знают этот
мотив в биографии Добрыни Никитича, Василия
Буслаева, молодого Константинушки, сына Саула
Леванидовича, и др. Например, в былине «Бой Добрыни с Ильей Муромцем»:
Уж стал-то Добрынюшка до семи годов,
Уж стал-то Добрынюшка побегивать,
На улочку он стал да похаживать
Да со малыми ребятами поигрывать.
Он стал-то ведь ребят приобиживать:
Которого ребенка хватит за руку,
Которого ребенка да хватит за ногу.
Непомерная игра была да вредная, –
Уж вредил-то много он ребятушек [4, с. 96–97].
Необходимо отметить, что такая могучая сила
в детском возрасте мешала и заглавному герою
башкирского эпоса «Кузыкурпяс и Маянхылу» играть со своими сверстниками. Однажды задел он
невзначай единственного сына одной старухи, и тот
упал, потеряв сознание [3, с. 249].
1554
ФИЛОЛОГИЯ и ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
В русском эпосе Волх Всеславович, князькудесник и оборотень, был зачат чудесным образом
молодой княжной Марфой Всеславьевной, которая
случайно наступила на «лютого змея» во время
прогулки в саду. В этом мотиве, на наш взгляд, сохранились древнейшие тотемистические представления о животных как о предках человека и о возможности рождения великого охотника и волхва
непосредственно от отца-животного.
Когда рождается этот богатырь, всходит луна,
гремит гром, колеблются земля и море. Звери, птицы и рыбы в страхе прячутся, потому что пришел в
мир великий охотник:
Рыба пошла в морскую глубину,
Птица полетела высоко в небеса,
Туры да олени за горы пошли,
Зайцы, лисицы по чащицам.
А волки, медведи по ельникам,
Соболи, куницы по островам [5, с. 29].
Само имя героя – Волх – указывает на то, что
он великий кудесник, волхв, волшебник, владеющий тайнами природы, покоряющий ее. Второе
после рождения чудо с Волхом заключалось в его
невероятно быстром росте и взрослении. Ему еще
не было полутора часов, а он уже попросил мать,
чтобы она пеленала его в крепки латы булатные»,
надела бы на голову золотой шлем и положила бы
ему «по праву руку» «тяжку палицу свинцовую»
весом в «триста пуд». И, наконец, третье чудо, завершившее формирование богатыря, – это быстрота, с какой Волх овладел науками –грамотой и
волшебными премудростями.
Волх не только великий охотник, но и великий
воин. Победы он одерживает не столько при помощи
военного искусства, сколько волхвованием – волшебным умением. Чтобы обеспечить своих воинов
всем необходимым, Волх оборачивается сначала
соколом, потом волком. Чародейской охотой он и
кормит свою дружину, и одевает ее в шкуры убитых
зверей. Волх летит в индийское царство соколом и
там, во вражеском стане, обернувшись горностаем,
перекусывает тетивы у луков и отламывает наконечники стрел. А потом, обратившись волком, набрасывается на лошадей и загрызает их. Так войско индийского царя становится безоружным и безлошадным. Своих воинов Волх превращает в муравьев, и
они беспрепятственно преодолевают неприступные
стены и проникают в город. Цели, ради которых
Волх идет с войском в чужеземные страны – то в
индийское, то в турецкое царство – совсем иные, чем
у настоящих русских богатырей – Ильи Муромца,
Добрыни Никитича или Алеши Поповича. Волх совершает набеги ради наживы, ради богатой добычи.
В башкирском эпосе «Узак-Тузак – последний
из рода балабашняков» заглавный герой также в
трудную минуту обращается к родной природе: «И
каждая живая тварь, каждое растение давали ему
советы, своим умом-разумом с ним делились. У
медведя научился силу копить, дикий мед в сотах
находить, полезные и целебные плоды от вредных
отличать; у мухи – мелкую живность ловить; цветок шиповника подсказал ему, как следует вылав-
ливать щурят и подлещиков» [3, с. 245]. В этом
эпизоде ярко выражены не только остатки анимистических представлений, а также художественно
воспроизведена живая связь человека с природой, с
родной землей.
Чудесное рождение подчеркивает необыкновенность героя, обосновывает его будущие подвиги, свершение которых непосильно простому человеку. Так, в известном башкирском эпосе «Уралбатыр» рождение богатыря представлено в словах
див-сынсы (предсказателей) следующим образом:
«О, владыка! Помнишь, когда только родился
Урал-батыр, дивы, что в небесах пролетали, один за
другим на землю упали?» [4, с. 75].
Рождение Алеши Поповича также сопровождается традиционными чудесными знамениями –
раскатами грома и сверканием молнии. Почти сразу
же проявляются богатырские качества героя: Алеша просит мать «не пеленать его пеленами», потому что он уже может самостоятельно сидеть на коне. Едва встав на ноги, Алеша Попович хочет отправиться гулять «по белу свету» [6, с. 84]. Мать
обращается к нему со словами: «Свет Алешенька
чудородович!». Алеша Попович направляется в
Киев, где и встречается с другими богатырями. Постепенно он входит в богатырскую триаду. Как
считают некоторые исследователи, Алеша – самый
«человеческий» из всех героев русского эпоса, поскольку в его характеристике присутствуют не
только традиционные богатырские качества, но и
элементы психологической оценки [2; 3]. Описание
Алеши Поповича отличается от других персонажей
попытками создания динамичного и наделенного
индивидуальными свойствами образа. От старших
богатырей Алеша отличается хитростью, а также
некоторой неуравновешенностью поведения, порывистым и резким характером. Как говорится в былине, «он не силой силен – напуском смел»: побеждает врага не столько силой, сколько хитростью.
Иногда Алеша может обмануть не только врага, но
и своего соратника Добрыню Никитича. Так, в былине «Женитьба Добрыни и неудавшаяся женитьба
Алеши» за подобные поступки он постоянно подвергается наказанию.
Богатыри в эпосах предстают и как духовно
одаренные натуры. Они прекрасно поют, импровизируют, играют на музыкальных инструментах.
Так, в эпосе «Алпамыша» герой поет песни и играет на курае, чтобы излить свою радость или печаль.
Добрыня Никитич играет на гуслях и сочиняет песни. Благодаря своей музыкальной одаренности
Садко побеждает новгородцев, поручившись поддержки подводного хозяина.
Есть и отличительные моменты в башкирских
и русских эпосах. Это касается социальной природы и социальной принадлежности богатырства.
Башкирские батыры в основном происходят из народа, а в русском эпосе встречаются богатыри «высокого» происхождения: боярский сын Дюк Степанович, Василий Буслаев и т.д. Самый известный
герой русского эпоса Илья Муромец в XII веке, по
свидетельству немецкого сказания об Ортните, не
ISSN 1998-4812
Вестник Башкирского университета. 2012. Т. 17. №3(I)
был ни «старым казаком», каким он стал в XVI–
XVII вв., ни крестьянским сыном, как в XVIII–XIX
вв., а был княжеским дружинником и считался даже родичем князя Владимира [5, с. 530].
Если герой башкирского эпоса «Акбузат» Хаубан осиротел в возрасте пяти-шести лет и вынужден
был ходить из дома к дому, вымаливая милостыню,
то герой эпоса «Ек-Мэргэн», оставшись без родительского присмотра двухлетним младенцем, выживает в диких невыносимых условиях. Хотя в зачине
башкирских кубаиров сообщается о том, что отцами
Заятуляка, Кузыйкурпеса, Алпамыши были ханы, в
формировании характера также рано потерявших
родителей героев играет та же народная среда. В
образах родителей заглавных героев эпосов «Уралбатыр» – стариков Янбирде и Янбики, «Узак-Тузак –
последний из рода балабашняков» –Янузака и Уралбики – заложена народная мысль о бессмертии богатырей, являющихся преемниками зачинателей человеческого рода на Урале.
Проведенные нами исследования показывают,
что большинство как башкирских, так и русских
богатырей все-таки не принадлежат к знати: Алеша
– сын священника, Добрыня – сын рязанского богатыря и т.д. Не обладая никакими особыми званиями, богатыри – непременные участники дворцовых
пиршеств, где подчас играют главную роль: их поведение, их слова за столом часто определяют
дальнейший ход событий в эпосе. В некоторых
случаях герои получают задания от князя и даже
против собственного желания отправляются на их
выполнение, выступая как подданные правителя. В
других же случаях богатыри сами вызываются решить дело, которое не под силу княжескому окружению. Богатыри берегут свое звание, с которым
связаны их независимость, самостоятельность, смелость поведения. По ходу событий им часто предлагают обогащение, получение власти (князь готов
наградить их), но в отличие от сказочного героя,
который в конце обретает высокое положение (часто становится царем), богатыри всегда остаются в
своем прежнем состоянии.
В былинах об Илье Муромце важную роль играет мотив чудесного исцеления героя, сиднем сидевшего тридцать лет. В некоторых вариантах былин Илью Муромца исцеляют калики перехожие,
иногда являющиеся святыми:
Пришла к нему нища братия,
Сам Иисус Христос, два Апостола.
В эпосе нечасто встречается целостное описание портрета богатырей. Так, величественный образ Урал-батыра создается через действия, славные
дела, а также реплики-оценки других персонажей и
1555
размышления самого Урала. Из разрозненных характеристик становится ясно, что Урал-алып, т.е.
великан, исполин («...видно, преград для батыраалыпа нет» – слова Хумай), обладает титанической
силой, о чем свидетельствуют сцены боя с громадным быком в царстве Катила, многоголовыми чудовищами во владеньях Кахкахи, а также с демонологическими существами – дивами во главе с Азракой, эпизод с подбрасыванием камня весом в семьдесят батманов на майдане (сцена испытания силы
жениха); честен, благороден и бескорыстен («Егетом истинным ты оказался, Ничьих угроз не испугался» – слова старика из толпы); верен своим
идеалам («Знайте: людей я не обижаю, / Их жилища не разрушаю. / Смерть-злодейку хочу отыскать,
/ Хочу я смерти ее предать») [4, с. 61, 101, 49].
Об Илье Муромце также узнаем от черниговских
мужичков: «Ты удаленький дородный добрый молодец, А и ты славныя богатырь святорусскии!» [6, с. 7].
Тотемистические верования народа сохранились и в былине о сыне Ильи Муромца. Звали его
Сокольником (Сокольничком). Данный образ исследован в фольклористике недостаточно, хотя и
открывает глубинный пласт русского былинного
эпоса. Матерью Сокольника является загадочная
Златыгорка (Латыгорка): «Она зла поленница да
преудалая, да сама она была еще одноокая» [5, с.
173]. Чудесное рождение Сокольника произошло в
краю таинственного Алатырь-камня, близ Студеного моря, то есть на побережье Ледовитого океана.
Сын Ильи Муромца сам так говорит о своей отчине
и родословной:
От того же я от камешка от Латыря,
Да от той же я девчонки да Златыгорки... [5, с.
172].
Таким образом, мотив чудесного рождения героя играет важную роль в идейно-художественной
структуре башкирского и русского эпоса, предопределяя героическую биографию народного богатыря и батыра.
ЛИТЕРАТУРА
1.
2.
3.
4.
5.
6.
Путилов Б. Н. Экскурсы в теорию и историю славянского
эпоса. СПб.: Петербургское востоковедение, 1999. 288с.
Жирмунский В. М. Народный героический эпос. Сравнительно-исторические очерки. М. – Л.: Государственное
издательство художественной литературы, 1962. 434 с.
Путилов Б. Н. Методология сравнительно-исторического
изучения фольклора. Л.: Наука, 1976. 243 с.
Башкирское народное творчество. Т. 1. Эпос. Уфа: Башкирское книжное издательство, 1987. 544 с.
Былины / сост., вступ.ст., подгот.текстов и коммент. Ф. М.
Селиванова. М.: Советская Россия, 1988. 576 с.
Былины/ Послесловие В. Аникина. М.: Художественная
литература, 1986. 300 с.
Поступила в редакцию 06.09.2012 г.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
7
Размер файла
234 Кб
Теги
башкирский, героическая, эпосах, pdf, мотивы, чудесного, русской, герои, рождения
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа