close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Труды Ю. М. Лотмана и методология современного литературного образования к 90-летию со дня рождения.pdf

код для вставкиСкачать
ЮБИЛЕЙ
ТРУДЫ Ю.М. ЛОТМАНА И МЕТОДОЛОГИЯ
СОВРЕМЕННОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ:
К 90-летию со дня рождения
А.М. Антипова
Аннотация. В статье, приуроченной к 90-летию выдающегося ученого ХХ в.
Ю.М. Лотмана, устанавливается влияние его идей на преподавание литературы
в российской школе. Дается анализ ключевых работ ученого, составивших методологическую основу литературного образования.
Ключевые слова: Ю.М. Лотман, литературоведение, эстетика, семиотика,
анализ текста, методика преподавания литературы, литературное образование.
Summary. The article written to coincide with the 90th anniversary of the outstanding
scholar of the 20th century Yu.M. Lotman determines the influence of his scientific ideas on
school teaching of literature in Russia. It gives the analysis of the fundamental works of the
scholar that has presented the methodological basis of modern literary education.
Keywords: Yu.M. Lotman, literary studies, aesthetics, semiotics, analysis of texts, methods of teaching literature, literary education.
реди укоренившихся, но вредных представлений можно назвать идею «китайской стены», которая, якобы, отгораживает «высокую»,
«академическую» <…> науку о литературе от изучения литературы в школе.
<…> Стереотип влечет за собой скуку,
скука убивает интерес к предмету. Культура проходит мимо… В культуре нет и
не бывает «лишнего» (нельзя быть
«слишком культурным», как слишком
умным и добрым). Преодоление наукобоязни – этой, к сожалению, распространенной болезни – важнейший шаг
на пути к той школе, создать которую
требует от нас время», – написал выдающийся ученый ХХ в. Юрий Михайлович Лотман (1922–1993) во введении к
работе «В школе поэтического слова.
Пушкин. Лермонтов. Гоголь» [1, с. 3].
«С
3 / 2012
Анализ современного состояния
преподавания литературы в средней
школе убеждает в справедливости данного высказывания. Формирование
новых подходов к обучению литературе возможно только при тесном взаимодействии методики преподавания
литературы с эстетикой и литературоведением. Однако сопоставление этапов развития теории словесности как
научной дисциплины и преподавания
словесности как учебного предмета позволяет констатировать, что, начиная
с первой трети и до 90-х гг. XX в. наметился существенный разрыв между академической наукой и школьным преподаванием литературы, что не могло
не отразиться на качестве литературного образования учащихся. Преодолевая разрыв между уровнем современ-
Преподаватель XX
ВЕК
7
ЮБИЛЕЙ
8
ного литературоведения и эстетики и
школьным изучением литературы, необходимо определить способы использования достижений академической
науки в школьной практике.
Совершенствование процесса изучения литературы на современном
уроке связано с осмыслением опыта,
накопленного отечественной школой
к началу XXI в., и определением влияния идей ученых-филологов на преподавание литературы в школе. Поучительным представляется такое высказывание Ю.М. Лотмана: «Если багаж
учителя-словесника по части специальной научной литературы будет
ограничиваться тем, что ему пришлось прочесть в вузе, он неизбежно
утратит контакт с динамикой филологической науки. Филология (и, в частности, литературоведение) в наши
дни развивается стремительно, ищет
новых методов анализа, обогащается
фактическим материалом, впитывает
в себя данные смежных наук. А процесс обогащения науки неизбежно отразится и на школьном преподавании.
И наша задача – подготовить к этому
учителя» [там же, с. 5].
Методологическую основу современных научных исследований в области гуманитарного знания, в том числе и методики преподавания литературы, составляют труды Ю.М. Лотмана – выдающегося ученого-литературоведа, доктора филологических
наук, профессора, члена-корреспондента Британской Академии, академика Норвежской, Шведской, Эстонской
Академий, лауреата Пушкинской премии Российской Академии наук, вицепрезидента Всемирной ассоциации
семиотики, автора фундаментальных
трудов по методологии науки о литературе, переведенных на несколько
Преподаватель XX
ВЕК
иностранных языков. По воспоминаниям Б.Ф. Егорова, «гуманизм и мужество как ведущие черты характера хорошо проявились в мировоззрении
ученого и в избирательном его интересе к соответствующим темам. <…> …
интерес его к естественным, первозданным свойствам жизни, к «цыганщине» и, соответственно, к творчеству Руссо, Пушкина, Гоголя, Тютчева, Толстого, Блока связан с заветной, но недостижимой в условиях
городской цивилизации идеальной
простотой бытия, а теоретический
комплекс структурно-семиотических
работ Ю.М. Лотмана выглядит как сопротивление, отталкивание от чуждого, навязываемого метода, как убедительный противовес «социологическому импрессионизму» (термин
Ю.Г. Оксмана), господствовавшему в
советские годы, якобы строго научному, а на самом деле крайне субъективистскому, шаткому, меняющемуся по
злобе дня методу и меняющейся шкале ценностей» [2, с. 363].
Для современного учителя-словесника первостепенную важность имеют такие работы ученого, как «Анализ
поэтического текста» (1972), «Роман
А.С. Пушкина «Евгений Онегин». Комментарий» (1980; 2-е изд., 1983), «Александр Сергеевич Пушкин. Биография
писателя» (1981), «В школе поэтического слова. Пушкин. Лермонтов. Гоголь» (1988), а также труды, посвященные истории русской литературы
XVIII – сер. XIX вв.: «Сотворение Карамзина» (М., 1987), «Статьи по истории русской литературы XVIII – первой половины XIX века» (Таллин,
1992) и др.
Несомненный интерес у современного учителя литературы вызывают
работы ученого, посвященные твор-
3 / 2012
ЮБИЛЕЙ
честву А.С. Пушкина. На уроках изучения его жизни и творчества, на занятиях разработанного нами факультативного курса «Изучение драматургии А.С. Пушкина» [3] методически целесообразно
обращение к книге Ю.М. Лотмана
«Александр Сергеевич Пушкин. Биография писателя», побуждающей каждого читателя поразмыслить о «бесконечном обаянии личности Пушкина». В предлагаемой научной биографии автор исходил из того, что в годы
жизни А.С. Пушкина личная судьба человека была тесно связана с историческими событиями – судьбами государств и народов, о чем исследователь
прямо написал во введении. Ученый
показал эти связи на примере жизни
А.С. Пушкина и людей, с которыми
переплеталась его судьба. На богатом
фактическом материале он рассказал
о жизни Поэта (говоря о Пушкине,
Ю.М. Лотман писал это слово с большой буквы), сосредоточил свое внимание на психологическом состоянии
А.С. Пушкина в переломные моменты
его жизни (ссылка поэта на юг, Михайловское, конец 20-х – начало
30-х гг., болдинский период, последние годы жизни).
В данной книге Ю.М. Лотман предложил оригинальную концепцию сознательного расчета в жизненном поведении и творчестве. Он высказал
мысль о том, что А.С. Пушкин создал
«не только неповторимое искусство
слова, но и совершенно неповторимое искусство жизни». По Ю.М. Лотману, поэт постепенно создавал собственную жизнь как оригинальное и
законченное произведение. Исследователь указал: «Жить в постоянном
напряжении страстей было для Пушкина не уступкой темпераменту, а сознательной и программной жизнен-
3 / 2012
ной установкой. И если Любовь была
как бы знаком этого непрерывного
жизненного горения, то Шалость и
Лень становились условными обозначениями мертвенной дисциплины государственного бюрократизма. <…>
Однако одновременно они противостояли и серьезности гражданского
пафоса декабристской этики» [4,
с. 50]. Так, к примеру, Ю.М. Лотман
объяснил причины того, почему
А.С. Пушкин не оказался в рядах тайного общества. По мысли автора,
А.С. Пушкин в общении с окружающими учитывает «различные стили
поведения», хотя и «стремится остаться самим собой».
Идея Ю.М. Лотмана о сознательных «жизнестроительных» тенденциях А.С. Пушкина некоторыми исследователями подвергается сомнению (например, Б.Ф. Егоровым, Д. Устюжаниным и др.), но это не умаляет несомненных достоинств работы ученого.
При изучении лирики А.С. Пушкина полезно обратиться к образцам
разбора стихотворений поэта, предложенных Ю.М. Лотманом. Так, одной
из задач анализа стихотворения
А.С. Пушкина «К Чаадаеву» в IX классе
является формирование у учащихся
представлений об адресате. В основе
работы над стихотворением под этим
углом зрения – исследование Ю.М. Лотмана [5]. Важно показать заложенную
в нем программу воздействия на читателя-современника и расчет на адекватное понимание. Так, при рассмотрении второй части стихотворения
внимание школьников можно обратить на развернутую метафору – сопоставление жажды свободы и страстной любви – и выражения «горит желанье», «нетерпеливою душой». Учитель пояснит, что фразеологизм «го-
Преподаватель XX
ВЕК
9
ЮБИЛЕЙ
10
рит желанье» в пушкинскую эпоху
обычно встречался в любовной лирике, обозначая страстное чувство. Сочетание выражений «горит желанье» и
«свободою горим» в политическом
стихотворении придало ему новое, необычное в то время значение. В процессе разбора следует соотнести начало и концовку стихотворения, разъяснить разницу в значении употребленных слов «любовь», «надежда» и «слава». При этом необходимо сделать акцент на восприятии и понимании семантики этих слов читателем пушкинской эпохи и специально рассмотреть
принятые в пушкинскую эпоху значения слов «честь» и «товарищ».
Опираясь на достижения ученыхпушкинистов и собственные научные
изыскания в области истории русской культуры (быта, литературы,
других видов искусства), Ю.М. Лотман
составил глубокий и оригинальный
по структуре комментарий к роману
А.С. Пушкина «Евгений Онегин». Он
рассмотрел
хронологию
работы
А.С. Пушкина над произведением,
«внутреннюю хронологию» «Евгения
Онегина», проблему прототипов; дал
обстоятельный очерк дворянского
быта. Этот ценный материал используется учителями-словесниками на
вступительном этапе изучения пушкинского романа для организации полноценного, глубокого восприятия его
учащимися, в ходе анализа произведения и на заключительных занятиях. Он
помогает избежать поверхностных
оценок произведения современным
юным читателем из-за его слабой осведомленности об особенностях быта и
нравов отдаленной эпохи.
Содержателен построчный комментарий Ю.М. Лотмана глав романа,
всех эпиграфов и пушкинских приме-
Преподаватель XX
ВЕК
чаний к роману. Комментируя, например, строки 6 главы «Евгения Онегина», ученый объяснил возможные варианты судьбы Ленского – поэтикогероический и прозаический: «Для
Пушкина важна мысль о том, что
жизнь человека – лишь одна из возможностей реализации его внутренних данных и что подлинная основа
характера раскрывается только в совокупности реализованных и нереализованных возможностей. <…> Такая
специфика построения характера
пушкинских героев снимает вопрос о
том, какая из двух несостоявшихся судеб Ленского вероятнее, ибо в момент
смерти в нем были скрыты обе возможности. Что бы ни осуществилось,
вторая возможность осталась бы нереализованной, раскрывая в романтическом герое возможную обыденную
пошлость или в рутинном помещике –
скрытого героя» [6, с. 683].
Исходные позиции ученого-литературоведа, сторонника структурносемиотического метода, отразились
при толковании, к примеру, конфликта между Татьяной, Онегиным и Ленским. Эти персонажи не понимают
друг друга, так как используют, с точки зрения Ю.М. Лотмана, разные культурные знаковые системы: Онегин
ориентирован на английский байронический романтизм с культом разочарованности в жизни и трагизмом,
Ленский – на немецкий романтизм с
его восторженностью и ученостью,
Татьяна, с одной стороны, на английский сентиментализм с его чувствительностью, порядочностью, а с другой – на русскую народную культуру,
определившую ее естественность,
простоту, верность себе во всех ситуациях и душевную непосредственность.
Использование разных языков, соци-
3 / 2012
ЮБИЛЕЙ
альных диалектов приводит, по
Ю.М. Лотману, к непониманию героями друг друга. Так, романтически настроенная Татьяна и няня, немолодая
крепостная женщина, употребляя одни
и те же слова, вкладывают в них принципиально различное содержание.
Употребляя слово «любовь», Татьяна
имеет в виду романтическое чувство
девушки к ее избраннику. Няня же, как
и большинство крестьянских девушек
той поры, вышедшая замуж в 13 лет по
приказу, конечно, ни о какой любви до
брака не думала. Любовь для нее – это
запретное чувство молодой женщины
к другому мужчине.
В целом в комментарии представлен богатый материал, который может быть использован на уроках литературы и в слове учителя, и при организации самостоятельной работы
учащихся, например, для сопоставления разных точек зрения исследователей (Н.Л. Бродского, Ю.М. Лотмана,
Г.А. Гуковского и др.) на характеры героев пушкинского романа, прежде
всего на характер Онегина. Бесспорно, книга Ю.М. Лотмана помогает
учителю наиболее полно раскрыть
основные вопросы, связанные с постижением романа, а также позволит
сделать его изучение увлекательным и
интересным.
Для методики анализа художественного произведения в школе методологическое значение имеет высказывание Ю.М. Лотмана: «Идея не
содержится в каких-либо, даже удачно подобранных цитатах, а выражается во всей художественной структуре. Исследователь, который не понимает этого и ищет идею в отдельных
цитатах, похож на человека, который, узнав, что дом имеет план, начал бы ломать стены в поисках места,
3 / 2012
где этот план замурован. План не замурован в стенах, а реализован в пропорциях здания. План – идея архитектора, структура здания – ее реализация» [7, с. 48].
Важнейшее значение для моделирования уроков литературы в старших
классах имеет книга Ю.М. Лотмана «В
школе поэтического слова. Пушкин.
Лермонтов. Гоголь»: в ней демонстрируются богатые возможности использования различных методов работы с
текстом. Пособие включает работы
исследователя, написанные в разные
годы, что, однако, не нарушает ее внутреннего единства, обусловленного
мировоззренческими, психологическими особенностями ученого и его
литературоведческой позицией.
В статье «Идейная структура «Капитанской дочки», написанной в
1962 г., пушкинская повесть истолкована как произведение о милосердии,
о внеклассовой природе чувств и поступков персонажей романа. По
Ю.М. Лотману, вся художественная
ткань произведения распадается на
два идейно-стилистических пласта,
подчиненных изображению двух миров – дворянского и крестьянского.
Ученый предостерегал от упрощенного толкования повести, при котором
считается, что дворянский мир изображается только сатирически, а крестьянский – только сочувственно,
«равно как и утверждать, что все поэтическое в дворянском лагере принадлежит, по мнению Пушкина, не специфически дворянскому, а общенациональному началу». С точки зрения исследователя, ставить вопрос, на чьей
из двух борющихся сторон стоит Пушкин, значит, не понимать идейной
структуры повести. Резюме исследователя: «Пушкин видит роковую неиз-
Преподаватель XX
ВЕК
11
ЮБИЛЕЙ
12
бежность борьбы, понимает историческую обоснованность крестьянского восстания, отказывается видеть в
его руководителях “злодеев”. Но он не
видит пути, который от идей и действий любого из борющихся лагерей
вел бы к тому обществу человечности,
братства и вдохновения, туманные
контуры которого возникали в его сознании. <…> Для Пушкина в “Капитанской дочке” правильный путь состоит
не в том, чтобы из одного лагеря современности перейти в другой, а в том,
чтобы приподняться над “жестоким веком”, сохранив в себе гуманность, человеческое достоинство и уважение к
живой жизни других людей. В этом для
него состоит подлинный путь к народу» [8, с. 121–122, 124].
Большой интерес вызывают главы
«Фаталист» и проблема Востока и Запада в творчестве Лермонтова» и «Художественное пространство в прозе
Гоголя». По замыслу Ю.М. Лотмана,
эти главы в определенном смысле соотносимы: в них идет речь об отношении произведения к некоторому пространственному миру. Но если у
М.Ю. Лермонтова – это «культурологическое пространство «Запад – Восток»,
контекст, в который исторически
включена русская культура, пространство, лежащее за пределами лермонтовского текста и одновременно его
объясняющая, то пространство в прозе Н.В. Гоголя – «это художественный
мир, создаваемый писателем, его творческим воображением, его художническим зрением и целиком принадлежащий внутренней жизни его поэтического мира». При этом художественное
пространство в литературном произведении Ю.М. Лотман определил как
«континуум, в котором размещаются
персонажи и совершается действие».
Преподаватель XX
ВЕК
Ученый писал: «Наивное восприятие
постоянно подталкивает читателя к
отождествлению художественного и
физического пространства. В подобном восприятии есть доля истинности,
поскольку, даже когда обнажается его
функция моделирования внепространственных отношений, художественное
пространство обязательно сохраняет,
в качестве первого плана метафоры,
представление о своей физической
природе» [9, с. 258].
По Ю.М. Лотману, художественное
пространство представляет собой модель мира данного автора, выраженную на языке его пространственных
представлений. В этой работе ученый
глубоко исследовал специфику пространства цикла «Вечера на хуторе
близ Диканьки», повести «Тарас Бульба», «Петербургских повестей», поэмы «Мертвые души» и др.
Рассмотрев художественное пространство в произведениях Н.В. Гоголя, написанных в разные периоды
жизни, ученый пришел к выводу: характерное для автора стремление к
циклизации «имело один любопытный аспект: в основу изображения Гоголь кладет какую-то сторону русской
действительности (и человеческого
бытия) и придает изображаемому территориальный признак (Миргород,
Петербург). <…> «Мертвые души»
были с самого начала задуманы как
произведение о некоем художественном universum’e – обо всех сторонах
жизни и обо всей России. Именно поэтому все типы художественного пространства, сложно переплетавшиеся
до сих пор в прозе Гоголя, здесь синтезированы в единую систему» (курсив –
Ю. Л.) [там же, с. 288].
В центре внимания Ю.М. Лотмана
была также проблема текста. По мне-
3 / 2012
ЮБИЛЕЙ
нию ученого, «текст» – фундаментальное понятие современной лингвистики, семиотики, литературоведения. Он
считал, что «следует решительно отказаться от представления о том, что
текст и художественное произведение – одно и то же. Текст – один из компонентов художественного произведения, конечно, крайне существенный
компонент, без которого существование художественного произведения
невозможно. Но художественный эффект в целом возникает из сопоставлений текста со сложным комплексом
жизненных и идейно-эстетических
представлений» [6, с. 37].
В эстетике и литературоведении
XX в. стало принято разграничивать
данные понятия. Текст – предмет герметического (замкнутого) структурного анализа, а произведение – текст,
рассмотренный в его структурных
связях (с реальностью, с историей его
создания, с автором, с предшествующей культурой). Художественный
текст (замкнутая система) в процессе
социального бытия, культурной коммуникации обретает статус произведения (разомкнутая система). Произведение – социально и художественно
функционирующий текст [10, с. 454].
На принципиальное отличие текста
от произведения указал М.М. Бахтин:
«Текст – печатный, написанный или
устный = записанный – не равняется
всему произведению в его целом (или
«эстетическому объекту»). В произведение входит и необходимый внетекстовый контекст его. Произведение
как бы окутано музыкой интонационноценностного контекста, в котором
оно понимается и оценивается (конечно, контекст этот меняется по эпохам восприятия, что создает новое
звучание произведения)» [11, с. 390].
3 / 2012
По Ю.М. Лотману, текст, существующий в культуре, представляет собой
«сложное устройство, хранящее многообразные коды, способное трансформировать получаемые сообщения
и порождать новые, как информационный генератор, обладающий чертами интеллектуальной личности» [12,
с. 90]. Исходя из этого, и сама культура рассматривалась им в семиотическом аспекте, в многообразии ее коммуникативных связей.
В работе «Семиотическое пространство» ученый указал, что пространство текста как индивидуальная
модель мира существует, будучи обусловленной «присущим данной культуре семиотическим пространством».
Таким образом, пространство текста –
это семиотическое пространство, образуемое знаками и входящее в более
обширное семиотическое пространство данной культуры, которое
Ю.М. Лотман определил как семиосферу. По его мнению, подобное наименование оправдано, поскольку, подобно биосфере, являющейся, с одной
стороны, совокупностью и органическим единством живого вещества, по
определению выведшего это понятие
академика В.И. Вернадского, а с другой – условием существования жизни,
семиосфера – и результат, и условие
развития культуры» [13].
Обращение к работам Ю.М. Лотмана по проблемам текста предусмотрено программой элективного курса
«Слово – образ – смысл: филологический
анализ литературного произведения» для
учащихся 10–11 классов, в разработке
которого принимал участие автор статьи [14]. На занятиях по теме «Автор – текст – читатель» систематизируются представления учащихся о
тексте как посреднике между автором
Преподаватель XX
ВЕК
13
ЮБИЛЕЙ
14
и читателем, роли автора и читателя в
создании смыслового целого, раскрывается значение понятий «автор»,
«произведение», «читатель», разграничиваются понятия «автор-творец»,
«биографический автор», «образ автора». Мы знакомим учащихся с фрагментами статей Ю.М. Лотмана «Семиотика культуры и понятие текста» и
«К современному понятию текста», где
ученый разъясняет формы проявления
социально-коммуникативной функции
текста: 1) общение между адресантом
и адресатом (текст выполняет функцию сообщения, направленного от носителя информации к аудитории);
2) общение между аудиторией и культурной традицией (текст выполняет
функцию коллективной культурной памяти); 3) общение читателя с самим собою (текст актуализирует определенные стороны личности самого адресата); 4) общение читателя с текстом
(текст становится равноправным собеседником, играющим активную и независимую роль в диалоге); 5) общение
между текстом и культурным контекстом (текст выступает в качестве полноправного участника коммуникативного акта) [12, с. 88–89]. При этом закрепляется ранее изученный материал
по теме «Филологический анализ литературного произведения».
В статье «Литературоведение должно быть наукой» (1967) Ю.М. Лотман
поставил вопрос, имеющий важное
значение для методики преподавания
литературы: «определенные стороны
структуры [текста – А.А.] раскрываются лишь тогда, когда мы смотрим на
нее «глазами» структуры иного типа,
переводим ее понятия на язык другой
системы. Здесь открывается путь к более точному изучению широкого круга
проблем: от воздействия действитель-
Преподаватель XX
ВЕК
ности на искусство до проблемы влияний, адаптации, рецепций – воздействия одних типов сознания, культуры,
искусства на другие. Здесь же открывается путь и к почти еще не поставленной в нашей науке проблеме «писатель
и читатель». Мы чаще всего изучаем замысел писателя (реже – воплощение
этого замысла). Как трансформируется произведение писателя в читательском сознании и каковы законы и формы этой трансформации – вопрос, совершенно неизученный» [15, с. 764].
Следует указать, что в современном литературоведении всесторонне разрабатывается историко-функциональный
подход к осмыслению литературы, что
находит отражение и в современных
концепциях литературного образования, разработанных А.Г. Кутузовым,
В.Г. Маранцманом.
Уровень трактовки художественных произведений на уроках литературы в современной школе во многом зависит от умения словесника целесообразно использовать литературоведческие исследования. Работы Ю.М. Лотмана относятся к ним в первую очередь. Этим обеспечивается научность
изучения литературы в школе.
Известно признание Ю.М. Лотмана: «Наше короткое бессмертие состоит в том, чтобы нас читали и через
25 лет (дольше в филологии – удел
лишь единичных гениев)» (Письмо к
Л.М. Лотман от 23.07.1984). Труды ученого, о которых шла речь выше, составляют методологическую основу
современных научных исследований
в области методики преподавания литературы. Как напоминание о высокой миссии педагога-словесника – носителя гуманистических общечеловеческих ценностей – можно истолковать известные слова ученого: «Гума-
3 / 2012
ЮБИЛЕЙ
нитарные науки существуют для того,
чтобы обеспечить человечеству непрерывную этическую память, без которой оно немыслимо, без которой
оно не выживет. Память выражается в
том, что мы знаем, что мы пишем, что
мы получаем от предков и передаем
потомкам. Это и есть культура. <…> Гуманитарные знания органически связаны с совестью. <…> Физик, равнодушный к этике, – явление социально
опасное, но профессионально допустимое. Чуждый морально-этическим
проблемам гуманитарий профессионально непригоден» [16, с. 230]. Поскольку именно Культура составляет
содержание современного образования, тем самым формируя и развивая
Личность, от педагога требуется соответствовать своему высокому предназначению. Обаяние личности Юрия
Михайловича Лотмана, обладающего
«педагогической стимулирующей силой», и энергия его трудов должны помочь нам в этом.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ
И ЛИТЕРАТУРЫ
1.
2.
3.
4.
5.
Лотман Ю.М. В школе поэтического
слова. Пушкин. Лермонтов. Гоголь. – М.:
Просвещение, 1988.
Егоров
Б.Ф. Жизнь
и
творчество
Ю.М. Лотмана. – М., 1999.
Антипова А.М. Изучение драматургии
А.С. Пушкина. – М.: Изд-во МПГУ «Прометей», 2002.
Лотман Ю.М. Александр Сергеевич
Пушкин. Биография писателя // Лотман Ю.М. Пушкин. – СПб.: «Искусство –
СПБ», 2003.
Лотман Ю.М. О поэтах и поэзии. – СПб.:
«Искусство – СПБ», 2001.
3 / 2012
15.
16.
Лотман Ю.М. Роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин» // Лотман Ю.М. Пушкин.
– СПб.: «Искусство – СПБ», 2003.
Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста // Лотман Ю.М. О поэтах и поэзии. –
СПб.: «Искусство – СПБ», 2001.
Лотман Ю.М. Идейная структура «Капитанской дочки» // Лотман Ю.М. В школе
поэтического слова. Пушкин. Лермонтов.
Гоголь. – М.: Просвещение, 1988.
Лотман Ю.М. Художественное пространство в прозе Гоголя // Лотман Ю.М.
В школе поэтического слова. Пушкин.
Лермонтов. Гоголь. – М.: Просвещение,
1988.
Борев Ю.Б. Эстетка. Теория литературы:
Энциклопедический словарь терминов. –
М.: Астрель-АСТ, 2003.
Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. – 2-е изд. – М.: Художественная
литература, 1986.
Лотман Ю.М. Семиотика культуры и понятие текста // Лотман Ю.М. Статьи по
семиотике культуры и искусства. – СПб.:
Академический проспект, 2002.
Лотман Ю.М. Семиосфера. – СПб.: «Искусство – СПБ», 2000.
Программа элективного курса «Слово –
образ – смысл: филологический анализ
литературного произведения» / Авторы:
В.Ф. Чертов, Е.М. Виноградова, Е.А. Яблоков, А.М. Антипова // Программы элективных курсов. Литература. 10–11 классы.
Профильное обучение. – 2-е изд., испр. –
М.: Дрофа, 2005.
Лотман Ю.М. Литературоведение должно быть наукой // Лотман Ю.М. О Русской литературе. Статьи и исследования
(1958–1993). – СПб.: «Искусство – СПБ»,
2005.
Лотман Ю.М. Восприятие мира // Лотман Ю.М. Воспитание души. Воспоминания. Интервью. Беседы о русской культуре (телевизионные лекции) – СПб.: «Искусство – СПБ», 2003.
■
Преподаватель XX
ВЕК
15
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
20
Размер файла
240 Кб
Теги
летию, лотман, дня, pdf, современного, образования, литературное, труда, рождения, методология
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа