close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Стихи «Радуницы» С. А. Есенина в истории русской литературы.pdf

код для вставкиСкачать
Филологические науки
СТИХИ «РАДУНИЦЫ» С. А. ЕСЕНИНА
В ИСТОРИИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Н. А. Казимирова
Аннотация. На основе изучения критической литературы XX–XXI вв. о раннем
творчестве С. А. Есенина в статье прослеживается судьба православной книги
«Радуница», история ее забвения и возрождения в русской культуре.
Ключевые слова: «Радуница», С. А.Есенин, история русской литературы.
Summary. On the basis of studying the critical literature of XX-XXI centuries about
S. A. Yesenin’s early work the article traces back the fate of the Orthodox book «Radunitsa»,
the history of its oblivion and revival in the Russian culture.
Keywords: «Radunitsa», S. A. Yesenin, history of Russian literature.
. А. Есенин – достойный преемник А. С. Пушкина. 6 июня 1924 г.
в связи с 125-летием со дня рождения
А. С. Пушкина именно Есенин от Союза поэтов России возлагал цветы к памятнику и читал пророческие стихи:
С
А я стою, как пред причастьем,
И говорю в ответ тебе:
Я умер бы сейчас от счастья,
Сподобленный такой судьбе.
Но, обреченный на гоненье,
Еще я долго буду петь...
Чтоб и мое степное пенье
Сумело бронзой прозвенеть
[1, т. 1, с. 203–204].
Творчество С. А. Есенина – явление
яркое и неповторимое в истории русской литературы. Оно, оцененное по
достоинству при жизни поэта, после
его трагической смерти подвергалось
жестоким правительственным репрессиям. Смелое, неподкупное слово Есенина, незаслуженно оклеветанное, десятилетиями пробивалось к истине, к
1 / 2012
свободе. Только на рубеже XX–XXI вв.
стихи Есенина при поддержке народной любви по праву заняли свое достойное место в отечественной культуре.
В начале нового столетия в есениноведении была проделана серьезная
работа по изучению творческого наследия поэта, его биографических данных,
в том числе и поездки за границу и т.д.
География материалов, написанных о
нем, огромна: это не только труды, созданные в России, но и странах Европы,
Америки, Англии, Японии и др. Казалось бы, круг неизученных вопросов о
поэте должен быть исчерпан. Однако
это не так, еще многое не сказано о русском гении: его недруги делали все, чтобы утаить истинную правду о нем.
Критическая литература о поэте
конца 20-х – 30-х гг. и последующих лет,
но особенно периода «есенинщины»
[2, т. 4, с. 90–93], выросшая на «Злых заметках» (1927) Н. Бухарина [3, с. 10–13],
статьях Л. Сосновского [4, с. 63–68],
А. Крученых [5; 6], «Романа без вранья»
Преподаватель XX
ВЕК
375
ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ВУЗАМ
376
А. Мариенгофа [7], создала облик Есенина диаметрально противоположный
действительному. Его талантливейшие
произведения, раскрывавшие духовный мир поэта и России, после 1927 г.
изымались из личных и общественных
библиотек и уничтожались.
В частности, это коснулось и книг
Есенина, где присутствовали стихи «Радуницы». Первая его книга с таким заголовком была опубликована в Петрограде в 1916 г., затем переиздавалась в
1918 (дважды) и 1921 гг. С ее стихотворениями Есенин не расставался вплоть
до 1925 года. Они, как визитная карточка, открывали многие его сборники.
Это – «Избранное» (М., 1922), «Собрание стихов и поэм» (Берлин, 1922), «О
России и революции» (М., 1925), «Березовый ситец» (М., 1925) и др.
В Литературной энциклопедии
1930 г. дается следующий портрет Есенина, адекватный той информации, которая прошла через центральную прессу со статьями Н. Бухарина, Л. Сосновского и им подобным. Б. Розенфельд,
автор статьи о Есенине, создавая впечатление правдивости его образа, вырывал строки из автобиографий поэта
и состыковывал их с негативной литературой о нем: «В самом себе Есенин не
находил <…> уравновешенности: “Рано
посетили меня религиозные сомнения.
В детстве у меня были очень резкие
переходы: то полоса молитвенная, то
необычайного озорства, вплоть до желания кощунствовать и – богохульствовать”». В статье допускаются неточности, как в датировках, так и в названиях стихотворений. Сочинять Есенин
стал очень рано, лет с 9, но до 14, когда
им были написаны «Маковые побаски»
и «Микола», слагал только духовные
стихи» [8, с. 79–90]. «Маковые побаски» – это цикл «Радуницы», в нем 18
Преподаватель XX
ВЕК
стихотворений. Поэма «Микола» начинала первую часть «Радуницы» и т.д.
«В 1916 в Петрограде, – пишет Розенфельд, – вышел первый сборник
его стихотворений «Радуница», куда
частью вошли стихотворения ранних
лет (1909–1910)». Исследователь делит творчество поэта на пять фаз.
«Первая фаза представлена по преимуществу дореволюционным творчеством Есенина (сборники «Радуница»,
«Голубень») [там же, с. 80]. Нельзя согласиться с исследователем, что в книгу 1916 г. вошли стихотворения «Радуницы» 1909–1910 гг. Ни одного стихотворения 1909 г. в ней нет, другие
были написаны в 1914–1916 гг. Эти
стихотворения «не ранних лет».
Перечитаем строки из произведения «Радуницы» «Выть» («Чорная потом
пропахшая выть!..», 1914), пронизанное
чувством огромной любви к родине.
Чорная, потом пропахшая выть!
Как мне тебя не ласкать,
не любить.
Выйду на озеро в синюю гать,
К сердцу вечерняя льнет
благодать.
………………………………………
Оловом светится лужная голь...
Грустная песня, ты – русская боль
[1, т. 1, с. 64].
Трактовка Литературной энциклопедии 1930 г. (4-й том) на этот счет совсем иная: «Социальная родина Есенина – зажиточная патриархально-старообрядческая группа крестьянства» [2,
т. 4, с. 79]. В статьях – это уже 5-й том
– «Крестьянская литература» – автор
А. Ревякин [9, с. 554–583] и «Кулацкая
литература» – автор О. Бескин [10,
с. 711–715] – утверждается, что к кулацкой литературе отнесено творчество
таких поэтов, как «Клюев, Клычков, в
1 / 2012
Филологические науки
значительной степени Есенин, Орешин» [там же, с. 713]. И далее: «Эта литература должна быть отнесена к литературе буржуазной» [там же]. Всех названных поэтов – одних раньше, других позже – уничтожили. Стихи «Радуницы» Есенина, написанные до 1917 г.,
ее лирические мотивы: «Гой ты, Русь
моя родная...», «Край любимый! Сердцу снятся...», «Край ты мой заброшенный…» и др. – стали в 30-е гг. обвинительным актом против поэта.
Профессор Л. В. Занковская в своей работе по творчеству С. А. Есенина
привела ценные факты, связанные с
«Радуницей» и ее творцом. Исследователь пишет, что «когда друзья прощались с Есениным1, кто-то положил в
изголовье вместе с цветами его книги.
Одна из них называлась «Радуница»
<...> Поистине «Радуница», – продолжает Л. В. Занковская, – к которой
Есенин испытывал особенные чувства, совершала свой путь вместе с автором» [11, с. 163].
Восстанавливая страницы из истории есенинской «Радуницы», уточним
некоторые данные, вплотную примыкавшие к этому незаурядному явлению
в русской литературе. Начнем с ее автора. Из поэтов такой величины, каким
был Есенин, он – единственный по рождению крестьянин. В стихах поэт с гордостью говорил: «У меня отец – крестьянин. / Ну а я – крестьянский сын» [1,
т. 1, с. 291]. Любовь к художественному
слову, невероятное трудолюбие, стремление к знаниям – все это рано сделало
юного Есенина самостоятельным, сильным и красивым человеком.
В 1914 г. он публикуется в журналах
Москвы, в 1915-м при поддержке
А. Блока осваивает поэтический олимп
Петрограда. Позднее вспомнит, как
это было: «Зашел к Блоку, Блок свел с
Городецким, а Городецкий с Клюевым.
Стихи мои произвели большое впечатление» [1, т. 7, кн. 1, с. 12].
«В ноябре 1915 г. с пометкой 1916»
[там же, с. 16] в издательстве М. В. Аверьянова вышла книга Сергея Есенина
«Радуница», сделавшая его имя известным в русской литературе. В дальнейшем, вплоть до 1925 г., головокружительный творческий путь поэта постоянно пересекался с «Радуницей».
Одним из первых отзывов о стихах
«Радуницы», опубликованных ранее в
столичных журналах, был искренний
голос З. Н. Гиппиус, ярчайшей представительницы русского символизма:
«В стихах Есенина пленяет какая-то
“сказанность” слов, слитость звука и
значения, которая дает ощущение
простоты <…>. Тут же мастерство как
будто данное: никаких лишних слов
нет, а просто есть те, которые есть,
точные, друг друга определяющие. Важен, конечно, талант» [12].
П. Сакулин, авторитет в литературе, как никто почувствовавший силу
есенинского слова в его первой книге,
в статье с говорящим заголовком «Народный златоцвет» писал: «...Весенним, но грустным лиризмом веет от
“Радуницы”. <...> Он [Есенин] превращает в золото поэзии все – и сажу над
заслонками, и кота, который крадется
к парному молоку, и кур, беспокойно
квохчущих над оглоблями сохи <…>.
Для Есенина нет ничего дороже родины...» [13, с. 204–208].
Критика почти единогласно сошлась на том, что тема родины –
основная в лирике поэта. Это прозвучало и в словах Н. П. Венгрова: «Несо-
1 С. А. Есенин погиб 27 декабря 1925 года, 29-го с ним прощался Ленинград, 30–31-го прощалась Москва.
1 / 2012
Преподаватель XX
ВЕК
377
ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ВУЗАМ
378
мненно, что Есенин знает то, что пишет, – сам оттуда, от земли. И потому
большой любовью к земле и к травам,
и к “посвисту ветряному” и к “ухлюпам
трясин” пропитаны его строки» [14].
Интересна позиция самого Есенина на происходящее вокруг его имени:
«Все лучшие журналы того времени
(1915) стали печатать меня, а осенью
(1915) появилась моя первая книга
“Радуница”. О ней много писали. Все в
один голос говорили, что я талант. Я
знал это лучших других» [1, т. 7, кн. 1,
с. 12]. При жизни Есенина стихи «Радуницы», входившие либо в отдельные издания, либо являвшиеся частями других его книг, всегда рассматривались специалистами как явление
яркое и высокоталантливое.
Изменения, наступившие в переоценке личности поэта и богатейшего
его наследия, произошли после трагической гибели Есенина. В науке и литературе наступила серьезная временная пауза – шла партийная кампания
по развенчанию имени Есенина и его
поэзии, в том числе и стихов «Радуницы». За дружеские и родственные связи с поэтом, за любовь к его поэзии в
этот период многие заплатили своими
жизнями. Об этом подробно, с привлечением архивных документов, рассказано в книге Станислава и Сергея
Куняевых «Растерзанные тени» [15].
К поэзии Есенина в России начнут
возвращаться только в 1940–1950-е гг.
Вначале это небольшие томики, пропущенные через бдительное око цензуры. Первый – «Стихотворения
С. А. Есенина», вышедший в 1940 году
в Ленинграде в серии «Библиотека
поэта» (тираж 10000) со вступительной статьей А. Дымшица [16, с. 3–51].
Если говорить о композиции этой небольшой книги, то она выстроена в
Преподаватель XX
ВЕК
аспекте авторской статьи, предваряющей есенинские тексты. О первой
книге поэта «Радуница» здесь – ни слова. Ее стихотворения Дымшиц (он составитель сборника) включает вместе
с другими произведениями в год их
написания, например, в 1910–1914 гг.
Таким образом, рядом с поэтическими текстами «Поет зима – аукает…»,
«Пороша» идут стихи из «Радуницы»:
«Дымом половодье...», «Подражанье
песне», «Выткался на озере алый свет
зари…», «В хате», «Гой ты, Русь моя
родная...», «Чорная (авторское написание), потом пропахшая выть!..»,
«Край любимый! Сердцу снятся...» и
т.д. Их – 19, по своему содержанию
они преимущественно без религиозной тематики. Оценивая мировоззренческие взгляды Есенина на искусство периода «Радуницы», А. Дымшиц
говорит о нем «как об одном из последних символистов-неоплатоников
и ‘‘соловьевцев’’» [там же].
Сборник «Сергей Есенин. Избранное» был опубликован в 1946 голу, в
Москве (57000), Государственным издательством художественной литературы [17]. Он начинается с автобиографии поэта 1925 года. Правда, в
«Полном собрании сочинений Сергея
Есенина» [1, т. 7, кн. 1, с. 18] она названа иначе: «О себе». Этот сборник
составляла жена поэта – С. А. ТолстаяЕсенина, за что нельзя ее не вспомнить с чувством огромной благодарности. В этом сборнике Есенин от начала и до конца говорит сам за себя: и
в автобиографии, и в стихах. «Стихи я
начал писать рано, лет девяти, но сознательное творчество отношу к 16–
17 годам. Некоторые стихи этих лет
помещены в “Радунице” <…>. Из
поэтов-современников нравились мне
больше всего Блок, Белый и Клюев.
1 / 2012
Филологические науки
Белый дал мне много в смысле формы, а Блок и Клюев научили меня лиричности» [там же, с. 4].
Грань запретного перешагнуло
стихотворение «Радуницы» – «Инок»
(«Пойду в скуфье смиренным иноком…», 1914). В первой книге Есенина «Радуница» было 33 стихотворения, в сборник 1946 года С. А. ТолстаяЕсенина включила 18.
В 1955 г. тиражом в 150 000 экземпляров выходит двухтомник Сергея
Есенина со вступительной статьей
К. Л. Зелинского [18]. Следует вспомнить, что после четырехтомного собрания стихотворений поэта 1926–1928 годов прошло 27 лет. Двухтомник 1955
года знаменовал собою новое явление в
отношении к опальному поэту. Во вступительной статье о «Радунице», как об
отдельной книге, не было никаких упоминаний. Однако 29 ее стихотворений
открывали дальнейшее творчество поэта. Правда, здесь отсутствовала поэма
«Микола», зато впервые вводились такие стихотворения поэта, как «Троицыно утро, утренний канон…», «Шел господь пытать людей в любви…», «По
дороге идут богомолки…».
Естественно, стихи Есенина попрежнему преподносились выборочно, с купюрами, новыми толкованиями
на фоне политических документов,
адресованных к писательской аудитории. Антирелигиозное воспитание в
стране не сочеталось с содержательной сутью «Радуницы» Есенина. Но
время уже работало на поэта. Казалось
бы, как не пыталась идеологически настроенная критика оградить общество
от влияний «Радуницы», она все настойчивей внедрялась в литературу.
В 1961–1962 годах тиражом в
500 000 экземпляров было издано собрание сочинений С. Есенина в пяти
1 / 2012
томах [19]. Первый том открывался
критико-библиографическим очерком:
«Сергей Александрович Есенин», написанным К. Л. Зелинским. О «Радунице» сказано было немного. Критик писал: «Стихи Есенина изобилуют религиозными и церковными образами и
представлениями. Некоторые из них
современному читателю уже непонятны. <…> Патриархально-идиллический
колорит той деревни, которую Есенин
изображает в своих стихах, отчасти
связан с мистическими фантазиями и
церковной грамотой. Однако он ищет
выхода из того казенного православия,
которое ему вдалбливали в спас-клепиковской церковно-учительской школе»
[там же, с. 18]. Есенин «в Христе видит
не Бога, а человека, являющегося носителем добра. <…>. Но все-таки, – замечает Зелинский, – у Есенина христианские легенды и мифы не играли простой роли только поэтического украшения. Когда он заполнял свои произведения именами и мотивами, взятыми
из Библии или Евангелия, <…> поэт
все же невольно переносил в иные стихи и то настроение, которое связано с
христианской религией. Это – настроение благостности, неизреченной тайны, смирения и кротости» [там же].
Все 33 стихотворения первой книги
Есенина присутствуют в 1-м томе Собрания сочинений.
В краткой Литературной энциклопедии, опубликованной в 1964 г.,
С. З. Гайсарьян – автор статьи «С. Есенин» [20, т. 2, с. 897–900] – о «Радунице» напишет лишь, что она вышла в
1916 г. Затем, рассказав биографию
поэта, новый абзац начнет словами,
касающимися как бы «Радуницы»: «В
ранних стихах Есенина проявилось
обостренное чувство природы, умение выражать «неизреченную» красо-
Преподаватель XX
ВЕК
379
ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ВУЗАМ
380
ту полей, горячую любовь к крестьянской Руси. Сфера его ощущений сужена; вся область социальных отношений остается за порогом его поэзии.
Стихи этих лет во многом тоскливая
элегия о том, что уже отжило свой
век» [там же, с. 897–898]. Неожиданна
концовка статьи. С. З. Гайсарьяна, что
«Лучшие произведения Есенина входят в золотой фонд советской поэзии.
Многие из них переведены на языки
народов СССР и народов мира» [там
же]. Подобная метаморфоза, коснувшаяся поэта, говорила о многом.
В 1966–1968 гг. тиражом в 500 000
экземпляров к читателю приходит следующий пятитомник Сергея Есенина
[21] со вступительной статьей К. Л. Зелинского. Издание во многом повторяло собрание сочинений Сергея Есенина
в пяти томах 1961–1962 гг. Повторим,
что в статье о Есенине К. Зелинский,
размышляя о «Радунице», вплотную
приближается к ее главной мысли. Сюжеты из Библии и Евангелия, замечает
критик, привнесли «то настроение, которое связано с христианской религией. Это настроение благостности, неизреченной тайны...» [там же, с. 18].
В этот же период наука пополнилась монографиями Е. И. Наумова
«Сергей Есенин. Жизнь и творчество»
[22] и книгами П. Ф. Юшина «Поэзия
Сергея Есенина 1910–1923 годов»
[23], «Сергей Есенин. Идейно-творческая эволюция» [24]; последняя включила в себя предшествующее издание.
Е. И. Наумов в своем исследовании
«Сергей Есенин. Жизнь и творчество»
религиозно-христианскую символику
«Радуницы» объясняет искусственным
влиянием символизма. Самой сильной
стороной книги он считает лирическое изображение природы. Обвинения против «Радуницы» сводятся лишь
Преподаватель XX
ВЕК
к отсутствию в ней острых социальных
мотивов: «Но картины сельской жизни
показывают деревню лишь с одной,
бытовой, стороны. Есенин не касается
социальных процессов, происходивших в русской деревне» [22, с. 46].
Книга П. Юшина «Сергей Есенин.
Идейно-творческая эволюция» – новый
шаг в изучении наследия поэта и его
«Радуницы». Здесь после длительного
молчания представлена композиция
стихотворений «Радуницы» 1916 года.
Однако Юшин, как и Е. И. Наумов, отказывает Есенину в религиозном чувстве и идейной последовательности:
«Свойственная раннему Есенину идейная неопределенность в полной мере
отразилась в этом сборнике, для которого, надо думать, он отобрал лучшие
на его взгляд стихотворения» [24,
с. 135–136]. Произведения «Радуницы»
исследователь называет неравноценными, противопоставляет религиозную и
пейзажную лирику, причем не в пользу
первой. «Сборник стихов “Радуница” не
однороден. Среди стихотворений, в которых чувствуется влияние христианских идей, исповедь смиренного инока,
есть стихи, раскрывающие удивительные богатства русской природы, конкретные и правдивые картины быта дореволюционной деревни» [там же,
с. 137]. По мнению Юшина, стихотворения с христианской образностью создавались Есениным «под дурным влиянием» и портили его поэзию «убогой,
искусственной и мертвящей красотой»
сопутствующей религиозной обрядовости, в то время как пейзажная лирика
раскрывала его «поэтический дар, духовную близость с трудовым крестьянством» [там же, с. 144].
С 50-х гг. в есениноведении особенно активно работает Ю. Л. Прокушев.
В 1970 г. выходит Собрание сочинений
1 / 2012
Филологические науки
Сергея Есенина в 3-х томах (тираж 1 940
000) [25]. Первый том, где представлена лирика поэта, открывается вступительной статьей Ю. Л. Прокушева «О
Сергее Есенине». К сожалению, интересующая нас проблема – первая книга
поэта «Радуница», не нашла здесь своего отклика. Этот вопрос в статье обойден молчанием. Правда, отмечая богатство тематики ранних стихов Есенина,
исследователь постоянно цитирует для
подтверждения своих мыслей стихи из
«Радуницы». 25 из них включены в содержание первого тома. Во второй вошла «маленькая поэма» «Микола».
В 1971 г. Ю. Л. Прокушев в книге
«Сергей Есенин» [26, с. 16–17] пишет о
проникнутой религиозной тематикой
«Радунице» следующее: «Бесспорно,
такие стихотворения, как “Микола”,
“Инок”, “Чую радуницу божью”, вошедшие в первую его книгу стихов “Радуница”, и некоторые другие, во многом
лишены той подлинно народной, жизненно реалистической основы, которая так явственно видна в лучших стихах, написанных им до 1917 года (поэма “Русь”, “Заглушила засуха засевки...”,
“Кузнец”, “По селу тропинкой кривенькой...”, “Гой ты, Русь, моя родная...”)».
По-мнению Ю. Прокушева, они «снижали идейно-художественное и общественное значение дореволюционной
поэзии Есенина» [там же].
В следующем исследовании «Сергей Есенин. Поэт. Человек» (1973) [27]
Ю. Прокушев в главе «Откуда идет “Радуница”» приводит 8 стихотворений
1910–1912 гг. («Калики», «Задымился
вечер...», «Дымом половодье...» и др.).
Отмечая их содержательную суть, он
полемизирует с критиками прошлого,
считавшими, «что в ранних стихах Есенина много места занимают мотивы и
образы, почерпнутые поэтом из рели-
1 / 2012
гиозных книг и навеянные церковнохристианскими представлениями» [там
же, с. 58]. Эту позицию исследователь
не принимает. Он пытается доказать,
что у Есенина «нет и грана религиозного преклонения перед святостью калик», что их духовные стихи и песни
«не вызывают особого восторга в сердце поэта» [там же, с. 63]. В ранних стихах, опирающихся на фольклорные
традиции, «самобытный талант Есенина в ту пору, – считает Ю. Прокушев, –
брал только свой начальный разбег, и
все написанное им тогда не художественно полноценно» [там же]. С позицией данного высказывания мы не можем согласиться. В главе «Признание»
книги «Сергей Есенин. Образ. Стихи.
Эпоха» 1975 года [28] Ю. Прокушев повторяет свое мнение о «Радунице». Ее
образы с религиозной символикой не
рассматриваются исследователем. При
этом цитируются слова С. Есенина, что
во второе издание «Радуницы» «некоторые стихотворения не следовало бы помещать» [там же, с. 142].
Подобное отношение Ю. Прокушева к поэтическому наследию Есенина наблюдается и в его вступительной статье к Собранию сочинений
С. А. Есенина 1977–1980 гг. (это шесть
томов, тираж 500 000) [29]. Таким образом, в работах Прокушева стихи
«Радуница» не нашли своей объективной оценки. Порой кажется, что исследователь, не принимая религиозной основы «Радуницы», стремился
всячески отделить ее от Есенина.
Мнение Ю. Прокушева на «Радуницу» стало ведущим для других есениноведов. А. Марченко в книге «Поэтический мир Есенина» [30], не говоря о «Радунице» ни слова, рассматривает ее стихотворения только с позиции пейзажа, а В. Г. Базанов в книге
Преподаватель XX
ВЕК
381
ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ВУЗАМ
382
«Сергей Есенин и крестьянская Россия» [31] – только с точки зрения
фольклорных традиций. Допускаются
неточности в заголовках самой «Радуницы». Так, Базанов говорит о цикле
стихотворений «Микола», но такого
цикла нет в издании ни 1916, ни 1918,
ни 1921 гг. Возможно, речь идет об
одной из частей «Радуницы» 1918 г. –
«Песни о Миколе». Однако из названных стихотворений («Калики», «По
дороге идут богомолки...», «Шел Господь пытать людей в любови...» и др.)
далеко не все были включены Есениным в этот цикл.
В 1990 году благодаря репринтному изданию, тираж 100 000 экземпляров [32], к новому читателю Есенина
вновь пришла его первая книга «Радуница» (1916). Она напомнила о себе,
что в ней 33 стихотворения, написанных поэтом в 1910–1916 гг. Знакомство с поэзией Есенина раннего периода убеждало в его талантливости, искренности, в умении владеть культурой прошлого и приумножать ее.
В XXI веке вопрос об изучении
«Радуницы» остается открытым. Современное есениноведение, наполнившее новым содержанием многие
проблемы ранней поэзии Есенина, к
«Радунице» по-прежнему относится с
недостаточным вниманием. Освещая
историю публикаций книги, академическое собрание сочинений Есенина
(1995–2001) допускает неточности. В
1-м томе (с. 389) отмечено, что «Радуница» выходила в печать в 1916, 1918
и в 1921 гг., но не указано, что в 1918 г.
она переиздавалась дважды.
Наука продолжает выборочно анализировать стихотворения «Радуницы», вне их композиционной связи
друг с другом. Так О. Е. Воронова в книге «Сергей Есенин и русская духовная
Преподаватель XX
ВЕК
культура» [33] поэму «Микола», стихотворения «Матушка в Купальницу по
лесу ходила...», «Троицыно утро, утренний канон...» вписывает в контекст
разговора о взаимовлиянии христианских и языческих начал в раннем творчестве Есенина, а «Калики», «По дороге идут богомолки...», «Пойду в скуфье
смиренным иноком...» прочитывает с
позиции характерного для русской литературы мотива странничества.
Впервые комплексный анализ стихотворений «Радуницы» с выявлением
композиционных, стилистических и
жанровых особенностей книги находим у Л. В. Занковской [34, с. 123–134].
Исследователь приходит к выводу: «Радуница» «несла каждой строкой страстную любовь к России, унаследованную
от старшего поколения, от предков, от
веры, народнопоэтической устной словесности, литературной традиции. Это
маленькая поэтическая энциклопедия,
сохранившая образ дореволюционной
деревни со всеми ее бедами и радостями, с ее духовным миром, и сегодня не
утратила своей художественной ценности» [там же, с. 134].
Рассмотренный выше критический материал наглядно демонстрирует, что стихи «Радуницы» С. А. Есенина, публиковавшиеся до 1925 г., были
вычеркнуты из литературного процесса XX века. Их православная основа не вписывалась в идеологию советского периода, поэтому даже самые
крупные исследователи творчества
Есенина предпочитали не обращаться
к анализу ее произведений. Это привело к упрощению и во многом к обесцениванию художественного слова
Есенина. Как отметила Л. В. Занковская, «Его стихи с библейским сюжетом терпеливо ждали своего дня» [11,
с. 167]. Пришло время убрать все пред-
1 / 2012
Филологические науки
взятости по отношению к поэту и понять всю глубину его мысли, заложенной в «Радунице», осмыслить ее значение не только в творчестве С. А. Есенина, но и в русской классической
культуре в целом.
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ
И ЛИТЕРАТУРЫ
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
Есенин С. Полн. собр. соч.: В 7 т., 9 кн. –
1995–2001.
Литературная энциклопедия: в 11 томах.
– М.: Изд-во коммунистической академии
(т. 1–5), Советская энциклопедия (т. 5–9),
Художественная литература (т. 10–11),
1929–1939.
Бухарин Н. Злые заметки // О писательской этике, литературном хулиганстве и
богеме. – Л., 1927.
Сосновский Л. Развенчайте хулиганство
// О писательской этике, литературном хулиганстве и богеме. – Л., 1927.
Крученых А. На борьбу с хулиганством в
литературе. – М., 1926.
Крученых А. Лики Есенина от херувима
до хулигана. – М., 1926.
Мариенгоф А. Роман без вранья. – Л., 1927.
Розенфельд Б. Есенин // Литературная
энциклопедия. – Т. 4. – М.: Изд-во коммунистической академии, 1930.
Ревякин А. Крестьянская литература //
Литературная энциклопедия. – Т. 5. – М.:
Изд-во коммунистической академии,
1931.
Бескин О. Кулацкая литература // Литературная энциклопедия. – Т. 5. – М.: Изд-во
коммунистической академии, 1931.
Занковская Л. В. «Радуница» в поэтическом наследии С. А. Есенина // VII Пасхальные чтения. Материалы Седьмой
научно-методической конференции «Гуманитарные науки и православная культура». – М., 2010.
Гиппиус З. Н. (Роман Аренский). Земля и
камень // Голос жизни. – Пг., 1915. – 17,
22 апреля.
Сакулин П. Народный златоцвет // Вестник Европы. – Кн. 5. – Пг., 1916.
1 / 2012
14. Венгров Н. С. Есенин. Радуница // Современный мир. – Петроград: Издание Аверьянова, 1916, февраль.
15. Куняев Станислав, Куняев Сергей. Растерзанные тени. – М., 1995.
16. Дымшиц А. Вступительная статья // Есенин С. Стихотворения. – Л., 1940. –
С. 3–51.
17. Есенин Сергей. Избранное. – М., 1946.
18. Зелинский К. Поэзия Сергея Есенина //
Есенин С. Соч.: В 2 т. – М., 1955. – Т. 1. –
С. 5–37.
19. Зелинский К. Л. Критико-библиографический очерк: Сергей Александрович
Есенин // Есенин С. Собр. соч.: В 5 т. – М.,
1961–1962. – Т. 1. – С. 7–52.
20. Гайсарьян С. З. С. Есенин // Краткая литературная энциклопедия: В 9 т. – 1962–
1978. – Т. 2.– С. 897−900.
21. Есенин С. Собр. соч.: В 5 т. – М. 1966–
1968.
22. Наумов Е. И. Сергей Есенин. Жизнь и
творчество. – Л., 1965.
23. Юшин П. Поэзия Сергея Есенина 1910 –
1923. МГУ. 1966.
24. Юшин П. Сергей Есенин. Идейнотворческая эволюция. – МГУ, 1969.
25. Есенин С. Собр. соч.: В 3 т. – М., 1970.
26. Прокушев Ю. Сергей Есенин. М., 1971.
27. Прокушев Ю. Л. Сергей Есенин. Поэт.
Человек. – М., 1973.
28. Прокушев Ю. Л. Сергей Есенин. Образ.
Стихи. Эпоха. – М., 1975.
29. Есенин С. А. Собр. соч.: В 6 т. – М., 1977–
1980.
30. Марченко А. Поэтический мир Есенина.
– М., 1972.
31. Базанов В. Г. Сергей Есенин и крестьянская Россия. – Ленинградское отделение,
1982.
32. Есенин С. Радуница. – Петроград. 1916.
(Библиотека репринтных изданий. М.,
1990.)
33. Воронова О. Е. Сергей Есенин и русская
духовная культура. – Рязань, 2002.
34. Занковская Л. В. «Большое видится на
расстояньи...» С. Есенин, В. Маяковский
и Б. Пастернак. – М., 2005.
■
Преподаватель XX
ВЕК
383
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
12
Размер файла
275 Кб
Теги
литература, pdf, есенин, история, русской, стихи, радуницы
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа