close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

tom1 1

код для вставкиСкачать
1 Валентине – единственной и навеки СОТВОРЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Бо-
жию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. Быт., 1: 27 Когда-то человека на Земле не было. С этим согласны все. Потом он возник. Это тоже вроде бы не вызывает возражений. Но когда? Но как? И тут начинаются споры. На одном полюсе спектра мнений – концепция естественного развития стада обезьян в сторону все большего совершенствования способ-
ностей, результатом чего и стало появление
человека. Легко видеть, что она внутренне противоречива. Либо в человеке есть нечто принципиально новое, чего совершенно нет в обезьянах, и тогда в ходе развития был момент творения это-
го нового; либо то специфичное, что имеется в человеке, при-
сутствует и в обезьяне, пусть в малых количествах, и, стало быть, ничего и не возникало, а лишь возрастало количествен-
но, и тогда человек – всего лишь одно из животных в числе прочих, отличающееся от них, например, размером сознания (у тех оно тоже есть, но – значительно меньше), как слон отлича-
ется длиной хобота, а жираф – шеи. На другом полюсе – представление о том, что человек был
создан Богом практически в том же виде, в каком существует сейчас. Не «произошел от обезьяны», как приходится слы-
шать, а был создан из обезьяны. В теориях антропогенеза, как правило, всегда обозначена грань, разделяющая прачеловека, скудельный сосуд, подготавливаемый для принятия священно-
го огня – и человека в собственном смысле слова. Когда же, где и как это произошло? Когда? Момент первого появления на земле материальных корре-
лятов создания, обладающего творческими способностями, установлен с достаточной точностью. «...35 000 лет назад в материальной культуре людей, живших на территории Европы, произошли кардинальные изменения. Впервые появляются 2 предметы символического характера. Они включают в себя как украшения в форме бус или подвесок, так и первые изображе-
ния
, двухмерные или трехмерные, отражающие окружающий мир. Этот «культурный взрыв», ознаменовавший начало пе-
риода, который получил название «ориньякского»
1
, отмечен одновременно на обширных территориях Западной и Восточ-
ной Европы», – пишет антрополог Рэндолл Уайт. «Во всех слу-
чаях, когда мы имеем дело с ориньякской культурой, она несет с собой обитание современного человека», – вторит сотрудник лондонского Музея истории природы Кристофер Стрингер. В рамках ориньякской культуры возникает человек в строгом смысле слова. Скачком изменилось его внешнее строение, став в общих чертах таким, каким мы его знаем сейчас. В тече-
ние предшествующего миллиона лет оно отличалось – за ис-
ключением размеров черепа – удивительной стабильностью. Неандертальцы были крупнее и сильнее нас. Менее массив-
ным стал скелет, исчезли надбровные дуги, ослабела зубная система (редукция зубного ряда продолжается
по сей день), появился подбородочный выступ. Изменились пропорции тела: ноги стали заметно длиннее, руки – короче. Видимо, в этот же момент человек утратил основную массу волос. В ограничен-
ном регионе произошли взрывообразные изменения: за счи-
танные века появилось больше новаций, чем за предшест-
вующие миллионы лет. На планете Земля возникла масса но-
вых, дотоле невозможных и невообразимых вещей. «Человек, морфологически неотличимый от современного, появился 40 тыс. лет назад», – утверждает Шервуд Л. Уош-
берн, ведущий антрополог Калифорнийского университета. Еще более категорично на этой цифре настаивает Б.Ф. Поршнев: «Люди – это вид Homo sapiens, сформировав-
шийся 40–35 тыс. лет тому назад, а окончательно – 25–20 тыс. лет назад, и только такова максимальная длительность чело-
веческой истории; что же касается предшествовавших полуто-
ра-двух миллионов лет развития предковых форм, то они могут быть полностью интерпретированы в понятиях естествозна-
ния». 1
Ориньяк (Aurignac, 40000–25000 лет до н. э.) – верхнепалеолитическая кремневая индустрия. 3 Где? Долгое время палеолитическое искусство Франко-
Кантабрии, бизоны из Альтамиры или мамонты из пещер Фон-
де-Гом и Комбарель казались уникальными и «яркая вспышка пламени в глубине веков» (выражение З.А. Абрамовой) виде-
лась целиком происшедшей в пределах Европы. Затем на ал-
тайской стоянке Усть-Каракол обнаружены древнейшие орудия ориньяка, на Урале
– открыта пещера Шульган-Таш, более из-
вестная под названием Каповой. Установлено, что скульптур-
ные изображения животных в Восточной Сибири начали де-
лать по крайней мере не позже, чем в Центральной и Западной Европе (Константинов и др., 1983). И все же это была единая вспышка. А. Леруа-Гуран подчер-
кивает единообразие ее художественного содержания: «образ-
ный смысл изображений, кажется, не изменяется с тридцатого до девятого тысячелетия до Р.Х. и остается одним и тем же от Астурии до Дона». Где же она произошла? Древнейшие костные остатки человека, отличающиеся дос-
таточно сложившимся комплексом прогрессивных черт, обна-
ружены на стоянках Афар (Эфиопия, 160–150 тыс. лет назад
) и Летоли-18 (Танзания, 120 тыс. лет). Несколько более поздним временем датируются палестинские находки в пещерах эс-
Схул (Израиль, гора Кармел) и Джебел-Кафзех (Израиль, близ Назарета). Первоначальные их датировки – ок. 40 тыс. лет. Еще в 1938 году, почти сразу по обнаружении этих останков, немецкий антрополог Франц Вейденрейх предположил, что ро-
дословная европейского человека идет от палестинских гоми-
нидов типа Схул. Сегодня датировки этих останков пересмот-
рены. Для черепа Кафзех-6 (Израиль), анализ по 14
С дал 92 тыс. лет, а метод электронно-спинового резонанса – 115 тыс. Однако никаких «материальных коррелятов» сознания, от-
носящихся к соответствующему периоду, ни в Африке, ни в Палестине не обнаружено. Появление человека современного типа в Африке (чуть позже – в Палестине) и появление верх-
непалеолитического искусства в Европе разделяют около 60 тыс. лет, причем существа
, которых считают физиологически не слишком отличающимися от нас, в течение десятков тысяч лет ничем не обнаруживали наличия у них сознания! Б. Медников считает, что это случилось «...не потому, что они были не способны к этому, а лишь потому, что просто не испы-
4 тывали в этом долгое время достаточной необходимости, не имели, так сказать, стимула для культурных новаций». Л. Вишняцкий посвящает доказательству этого тезиса целую статью. Читая ее, невольно вспоминаешь петрониевского Три-
мальхиона, который «мог бы украсить собой любую курию Ри-
ма, но не пожелал». Ответы А. Зубова и Р.Клейна намного интереснее. Измене-
ния в поведении человека, произошедшие 40 тысяч лет
назад, явились, по мнению Р.Клейна, следствием последнего из дли-
тельной серии биологически обусловленных прогрессивных сдвигов в развитии умственных и познавательных способно-
стей человека. «...Мутации, поднявшие человека современного облика над уровнем других древних гоминид, – замечает А. Зубов, – произошли намного позже завершения формиро-
вания внешних таксономически значимых структур черепа и касались, скорее всего, в основном тонких перестроек мозга» (курсив наш). В ближневосточном регионе ориньяк появляется – при мак-
симальных натяжках – не ранее 36 тыс. лет назад, причем большинство исследователей согласны, что он пришел из Евро-
пы. В интервале 80 – 38 тыс. лет назад свидетельств присутст-
вия Homo sapiens на Ближнем Востоке попросту нет. И, главное – ни в
описываемое время, ни гораздо позже здесь нет никаких следов символьной деятельности! Первые ее несомненные свидетельства появятся здесь лишь в натуфийской культуре, около 10 тыс. лет назад, практически одновременно с земледе-
лием. Единственный предмет, в котором Н. Горен-Инбар и А. Маршак увидели заготовку (!) для антропоморфной статуэт-
ки (и очень хотели бы, чтобы то же самое увидело в ней ученое сообщество), найден на стоянке Берехат Рам (гора Кармел) в слое, датированном по 14
С 230 тыс. лет тому назад, т.е. далеко выходит за рамки предполагаемой эпохи «очеловечивания» и годится лишь в перечень курьезов вроде тех, что приводят М. Кремо и Р. Томпсон в работе «Запрещенная археология». Д. Гаррод считала местом рождения верхнего палеолита Иранское плато; однако барадост – одна из древнейших ориньякоподобных индустрий, возникшая здесь
, – не древнее 36-38 тыс. лет; кроме того, здесь нет костных находок человека современного типа. Л. Дюпри и Ч. МакБерни видели местом рождения ориньяка Северный Афганистан. Однако слой III пе-
5 щеры Кара-Камар в северном Афганистане вряд ли старше 32 тыс. лет. На северо-востоке Ливии (пещеры Хагфет-эд-Дабба, Хауа Фтеах) ориньяк появляется в интервале 38–30, в Египте (На-
злет Хатер 4) – 33-35 тыс. лет назад. В Малой Азии памятников ориньяка вообще нет. Итак, все же Европа? Споры шли лишь о том, где
именно в Европе возникли наиболее древние артефакты ориньякской культуры. До сих пор первенство, как будто бы, отдавали ниж-
ним слоям пещер Бачо-Киро и Темнáта (Болгария, более 40 тыс. лет назад), но теперь их индустрии относят к предо-
риньякским, а возраст слоев 9-6 Бачо Киро, IV Темнáты и сто-
янки Миток
Малу Галбен в Румынии определен в 31–34 тыс. лет. Нет здесь и убедительных признаков символьной деятель-
ности. Там, где имеются антропологические находки соответст-
вующего возраста (Крапина, Винча) – это неандертальцы. Не оправдала возложенных на нее надежд и пещера Ишталлошкё (Венгрия) – 33-35 тыс. лет. Каменная индустрия слоя 3 Вил-
лендорфа II (38-39 тыс. лет) не признана ориньякской
, а воз-
раст слоя 4, с которого ориньяк начинается – 32 тыс. лет. В це-
лом ориньяк старше 36,5 тыс. лет в Западной Европе неизвес-
тен. Прежде считалось, что на территории нынешней Польши человек современного типа появился 38,6 тыс. лет назад, в Чехословакии – 38 тыс., во Франции – более 33 тыс., на Ибе-
рийском полуострове – около 30 тыс. лет назад. Сегодня ясно: во всей Западной Европе нет костей Homo sapiens, о которых можно было бы с уверенностью сказать, что они древнее 32 тыс. лет. К этому же ряду до самого последнего времени относили и памятники Русской равнины. Так, наиболее ранние памятники в Костенках по 14
С были не древнее 36–37 тыс. лет. По крайней мере так считалось до конца полевого сезона 2006 года. 6 Костенки-12, слой IV… В Европе хомо сапиенс сначала появился в степях России» Rzecz pospolita, Польша, 12.I.2007 Самое древнее европейское поселение – в России Новые известия, 17.I.2007 Археологи нашли под Воронежем древнейшую цивилиза-
цию Европы. Европа началась в верховьях Дона Российская газета, 26.I.2007 Древнейшие свидетельства пребывания человека, наде-
ленного разумом, владеющего символьной деятельностью об-
наружены в Костенках-на-Дону. В 1984 г. М.В. Аникович (Инсти-
тут истории материальной культуры РАН) открыл на много-
слойном верхнепалеолитическом памятнике Костенки-12 древнейший, IV слой, возможно, самый древний во всей Евро-
пе, а годом раньше здесь же – погребение младенца. До
этой находки в России было известно только 7 верхнепалеолитиче-
ских погребений: 4 – в Костенках, 2 – в Сунгире, 1 – в Сибири, да еще 4 в Украине, в Крыму: 1 – в Староселье, 2 – в Киик-
Кобе, 1 – в Заскальной VI. …Много-много тысяч лет назад в окрестностях современно-
го Неаполя (Флегрейские поля) извергались почти одновре-
менно около полусотни вулканов – настоящий ад
! В атмосферу Земли было выброшено столько вулканического пепла, что ученые называют этот период ядерной зимой палеолита. Сле-
ды этих пепловых выбросов можно встретить повсеместно, есть они и в Костенках. В конце 2005 г. итальянские исследова-
тели провели радиоуглеродный анализ флегрейского пепла. Выяснилось, что извержения случились около 40 000 лет на-
зад; природа словно бы сама позаботилась поставить замет-
ную метку вблизи самой важной для нас даты. Так вот, острия, скребки и украшения из морских раковин лежат в Костенках ниже уровня флегрейского вулканического пепла. Здесь же – фрагмент древнейшей в мире фигурки, че-
ловеческая головка. Споро-пыльцевой анализ и палеомагнит-
ный метод дали для возраста культурного
слоя, обозначенного как «горизонт очагов», 40–42 тыс. лет (радиоуглеродная дата – 7 44 900 ± 3800 лет). Американские ученые, исследовавшие ар-
тефакты из Костенок термолюминесцентным методом, увели-
чили их возраст до 45 тысяч лет. На настоящий момент это – древнейшая достоверная дата верхнего палеолита Восточной Европы. Орнаментированные пронизки и раковины с искусственными отверстиями из этого слоя – древнейшие украшения Европы. Облик каменной и кос-
тяной индустрии, датировка которой несомнена и окончатель-
на, имеет необычный, слишком «развитой», почти неолитиче-
ский облик! Восточно-Европейская равнина была заселена людьми современного типа за несколько тысяч лет до их появ-
ления в Западной Европе, – утверждает Михаил Васильевич Аникович и его итальянские и американские соавторы, – при-
чем плавной эволюции от среднего палеолита к верхнему здесь
не отмечается: 45 000 лет назад здесь сразу появляются развитая верхнепалеолитическая культура. Соавтор открытия, профессор Джон Хоффекер заметил: «Это, наверное, самая холодная и сухая часть средней Европы и последнее место, где мы ожидали бы их [людей современно-
го типа] увидеть». Согласно М.В. Аниковичу и его соавтору Джону Хоффекеру из Института арктических
и высокогорных исследований Уни-
верситета Колорадо получается, что кроманьонцы пришли в Европу с Востока, с Алтая. Но то же самое получается и в ре-
зультате последних исследований геногрупп и гаплотипов че-
ловека. С 70-х годов прошлого века слово «Азия» все чаще стало появляться в работах, анализирующих происхождение челове-
ка, а к его концу роль Азии прояснилась окончательно. Анализ мДНК женщины, на основе которого появилась концепция «Африканской Евы», дополнен более точной и информативной методикой анализа Y-хромосомы мужчины. Она эффективно применяется для идентификации личности в криминалистике, в запутанных гражданских делах об отцовстве и пр. Но она же позволила определить место и время появления «молекуляр-
ного Адама». Консорциум по Y-хромосоме (YCC, The Y-
Chromosome Consortium) в 2002 г. утвердил номенклатуру ли-
ний Y-хромосомы, учитывающую последовательность возник-
новения мутаций. Мы приводим ее незначительный фрагмент, описывающий последовательность ключевых мутаций в Y-
8 хромосоме, касающийся миграции прачеловека на территории Северного Причерноморья. Положение Костенковско-Борщевского района Гаплотип R1a Клада (ветвь) на филогенетиче-
ском древе Локус Y-хро-
мосомы, где произошла мутация Время мутации
Место мутации K M9 40 000 Юго-Западная Азия – Север Центральной Азии P 92R7 (M45) 35 000 Север Центральной Азии (Ал-
тай) – Северо-западная Азия R M207 Северо-западная Азия (Урал) 1 M173 30 000 Северо-западная Азия – Ев-
ропа а SRY1532 Степи к северу от Черного и Каспийского морей b P25 13 000 Испания Даты в третьей графе таблицы (курсив) – условны; они по-
ставлены, исходя из расчетного темпа мутирования, а он ока-
9 зывается тем медленнее, чем более совершенные методики применяются. Так, по Хейеру он составляет 20 × 10
-4
мутаций на локус за поколение (исследование 1997 г), но Форстер в 2000 г. скорректировал эту цифру до 3,27 × 10
–4
– в шесть раз медленнее. Видимо, указанные курсивом даты в ближайшем будущем будут пересмотрены в сторону увеличения – без этого они не вполне стыкуются с археологическими событиями, от-
меченными в указанных регионах. Палеолит в Евразии. Маршрут миграции прачеловечества и ключевые мутации на этом пути. Звездочки – стоянки с захоронениями. Показаны территории, занятые ледником, моря в их тогдашних границах и основные стоянки палеолита Мы намеренно не указали дату мутации R1a (SRY1532), случившейся после P (М173) и до R1b (Р25), относительно сро-
ков которой идут жаркие споры. Иногда ее называют «индоев-
ропейской» или даже «скифской», занижая датировку до не-
скольких тысяч лет. Но, возможно, ее стоило бы назвать «кос-
тенковской»… «Стандартная» теория (если сегодня, когда представления археологов, начиная с самых фундаментальных, переворачи-
ваются с головы на ноги, вообще можно говорить о стандарт-
10 ной теории) приводит человека в Европу из Африки. Однако все настойчивее звучат голоса, призывающие прислушаться к мнению Ральфа фон Кенигсвальда, Тейяра де Шардена, П.Маркса, Т.Джакоба, С.Сартоно и других исследователей и искать прародину человечества
в Юго-Восточной Азии… Не следует забывать, что в юго-восточной Азии, в Китае на-
ходятся стоянки синантропа, здесь располагается один из древнейших очагов гоминизации, как-то незаметно сброшен-
ный со счетов сторонниками «африканской Евы»… *** Итак, когда и где был сотворен чееловек – мы теперь знаем. Но как он был создан? Попробуем разобраться. Начнем изда-
лека... и в своих выводах пойдем еще дальше. Миллион лет назад Собиратели или «отбиратели»? Наши далекие прапредки, во многом, видимо, подобные се-
годняшним шимпанзе, были собирателями-некрофагами, тру-
поедами, падальщиками. Не оленьим шашлыком разнообра-
зили они лесные груши и грибы, а улитками, саранчой и дож-
девыми червями, и только иногда – костями, оставшимися от трапезы льва. Каждый из них по отдельности не мог защитить-
ся от
леопарда или льва, а бегал медленнее этих хищников. Самочки этих существ были не выше 120 см при весе 35 кг, самцы – 150 см (50 кг); оружия – практически никакого, кроме грубо оббитых галек. Могли ли они убивать быстроногих газе-
лей? Исполинских слонов? Толстокожих бегемотов? Им доставались в основном объеденные и обглоданные ту-
ши, практически – костный и головной мозг, а их примитивные каменные орудия предназначались не для охоты, а для разби-
вания костей. На мясную пищу всегда много охотников, – пояс-
няет Льюис Р. Бинфорд, пришедший к таким результатам в на-
чале 80-х годов прошлого века. – У остатков туши, пока на ней есть хоть что-нибудь съедобное, непременно
пребывает прайд львов, стая гиен или грифов. Но так нашим прапредкам не должно было доставаться во-
обще ничего! Ведь плотоядные не оставляют в покое костяк, ни пока он пахнет свежей кровью, ни когда от него уже тянет 11 сладковатым смрадом. А кости прекрасно умеют разгрызать и гиены. Неужели наши прапредки так-таки и не делали попыток отогнать хищников от мяса? Ну, льва, саблезубого тигра – по-
нятно, но гиен, шакалов? Грифов? Этологи, исследующие природу Африки, утверждают, что бабуин или шимпанзе даже в одиночку способны отогнать от добычи леопарда или
гепарда, не говоря уж о шакалах. А если не в одиночку? А если стадом? Шимпанзе замахивается палкой на леопарда. «Жизнь – борьба», – привычно говорим мы. И это действи-
тельно так. Хищник и его жертва прямо и жестко зависят друг от друга. Каждая их встреча – это соревнование: в силе, в лов-
кости, в скорости бега, в вооруженности клыками и когтями, рогами и копытами. Соревнование буквально на пределе воз-
можного, ибо ставкой каждый раз является жизнь. Ни грамма лишнего жира на мускулах! Ни единой ошибки! Споткнувшаяся на бегу антилопа – более не жилец на белом свете; но и пре-
старелый лев, не способный ее догнать, околевает от голода, забравшись в овраг. Но здесь есть одна тонкость. Соревнуются всегда двое. Для хищника объект вожделений и
соперник – одно и то же суще-
ство. А для третьего, если он вмешается в состязание непо-
12 средственно после его окончания, дело представляется иначе. Добыча – туша убитого зверя – не может ни убегать, ни сопро-
тивляться. Она – объект вожделений, но не противник. Хищник сопротивляться может, но, не говоря о том, что он к этому мо-
менту измотан «по максимуму», – он не объект вожделений и сам по себе не интересует вмешавшегося. Он досадная, ино-
гда опасная, – но всего лишь помеха. Его нужно лишь отогнать, а не преследовать, не драться с ним на жизнь и на смерть. И не нужно отгонять его в первый
же момент: пусть он полако-
мится, отяжелеет, раздобреет... Более того: назавтра, вновь отправившись на охоту, он снова станет другом, союзником, – и снова лишь до момента, когда жертва испустит последний вздох. Стадо пралюдей не только увидело это слабое звено в замкнутом круге биологических закономерностей, но и нашло способ разорвать его. Надежду на успех в поединке со свире-
пым хищником давала им «асимметричность ответа»: по сло-
вам Уильяма Голдинга «...эти двуногие, не имея клыков и ког-
тей, нападали самым неожиданным, не свойственным другим живым существам образом, – то как падающее на голову дере-
во, то как летящий вдогонку камнепад...». И вот гоминиды, размахивая ветками
и швыряясь камнями, со всех сторон на-
скакивают на льва; вот лев погнался за одним, тот опрометью убегает, взбирается на ближайшее дерево и строит оттуда гри-
масы, а гоминиды тем временем подхватывают тушу антилопы и тащат ее прочь... Лев, ворча и огрызаясь, вынужден покинуть добычу и наконец трусцой убегает, оставив ее победителям. Победа осталась за стаей, сытный мясной ужин им обеспечен. Разумеется, следы зубов плотоядных животных, весьма часто находимые археологами на костях газелей и слонов, имеющих также насечки и царапины от каменных орудий пра-
человека, – не доказательство появления новой технологии питания: с равным успехом они могут доказывать и теорию «подбирания падали». Но Томас Лой из университета Квинс-
ленда (Австралия), проанализировав каменные инструменты давностью 2 млн лет из пещеры близ Йоханнесбурга, утвер-
ждает, что вовсе не кости недоглоданные разбивали ими! Нет! Свежее, парное мясо ими резали, – и свидетельством тому со-
хранившиеся на поверхности камня мумифицированные клет-
ки крови, жировые клетки от костного мозга
, коллаген от сухо-
13 жилий, мускульная ткань и даже отдельные шерстинки. Известно, что каждый прайд львов в саванне «пасет» свое стадо копытных. И вот все это стадо вместе с пасущими его львами стало объектом вожделений, а затем и «собственно-
сти» новоявленных хозяев земли. Фигурально говоря, в кон-
кретном прайде львов, уже «связавшем свои судьбы
» со ста-
дом копытных, завелись... нет, не глисты, не блохи, а гомини-
ды. Ариадна на пантере. И. Данникер. Мрамор Они состязались с хищниками, но не в силе и ловкости, где им заведомо ничего не светило, а в иной сфере, недоступной для животных, в сфере понимания ситуации. Их оружием ста-
ла непредсказуемость поведения каждого члена стаи при на-
14 целенности действий всех на единый результат. Не нужно было отныне «рваться из
всех сухожилий»: при минимальных физи-
ческих усилиях новая пищевая стратегия давала максималь-
ное количество практически идеальной пищи – мяса. Что это? Хищничество? Нет. Кровь пролита до вступления в игру нового действующего лица. Паразитизм? Не вполне, ибо новоявленный «паразит» сосет соки не из отдельной особи, а из экосистемы в целом. Эту новую экологическую нишу умест-
но назвать суперхищничеством. В пищевой пирамиде планеты Земля появился – над травоядными, над хищниками – новый уровень. И в тот момент, когда это произошло, наши прапредки сбросили с себя одну из цепей, сковывающих живое, – они оказалось вне обязательной для всех существ соревнова-
тельности (иногда говорят – «вне “дарвиновского” отбора»). Биосфера платит
чудовищную цену за то, что один из ее членов сумел освободиться от правил игры, обязательных для всех прочих. Чтобы она не деградировала, доля потребления суммарной ее продукции хищниками всех видов (земноводные, пресмыкающиеся, птицы, млекопитающие) не должна превы-
шать 1%. Человек входит в число этих конечных потребителей, то есть должен потреблять лишь часть этого процента, и то при этом другие хищники будут обречены на вымирание. «Совре-
менный же человек, – пишет В.Р. Дольник, – потребляет 7% (!) продукции биосферы, т.е. вышел далеко за пределы того, что в биосфере отведено для крупных потребителей». Освоив новую стратегию питания, гоминиды противопоста-
вили себя не отдельному живому существу и
даже не отдель-
ному виду, а биосфере в целом. Именно с этого момента (пусть пока только в потенции) они становятся силой глобального масштаба. У них, – и только у них одних! – возник шанс стать владыками Земли. Как бы быстра ни была газель, на нее был гепард, а на него гоминиды. Как бы толста ни была шкура у слона, на нее были чудовищные клыки махайрода (саблезубо-
го тигра), а на него гоминиды. Первое расселение У биологического вида, нашедшего принципиально новую пищевую стратегию, конкурентов просто нет. Поэтому он неог-
раниченно возрастает в числе и распространяется территори-
ально «как в пустоту», не встречая сопротивления. Прапредки 15 человека (Homo erectus, т.е. «человек выпрямленный», попро-
сту эректусы) стали неудержимо расползаться с континента на континент, словно степной пожар выжигая все на своем пути. Питекантропы (Homo habilis, «человек умелый»), пытавшиеся конкурировать с ними в той же самой экологической нише, не владея секретом «охоты со львом» (их численность к
тому времени оценивается в 100 тыс. особей) почти мгновенно ис-
чезли с лица земли. Еще в 1908 г. немецкий анатом Г. Швальбе обратил внимание научного сообщества на «необъяснимую странность» такого массового вымирания. Но вымерли не только питекантропы. Численность всех участников экосистем (и травоядных, и хищников), на которых наложил лапу (или уже руку?) только что взошедший на пре-
стол царь природы, стала резко сокращаться. «Подтверждени-
ем этому может служить факт вымирания нескольких видов гиен примерно 2 млн. лет назад, – пишут Р.Дж. Блюменшайн и Дж.А. Кавалло в работе «Гоминиды-падальщики и эволюция человека». – Гоминиды, возможно, имели некоторое отноше-
ние к вымиранию саблезубых тигров около
1,5 млн. лет назад». «Никакими изменениями климата или широкомасштабной охо-
той человека на этих животных [мамонтов, саблезубых тигров и еще более 130 видов гигантских животных] наука не может объяснить их катастрофически стремительное исчезновение», – вроде бы возражает профессор Росс Макфи, говоря о не-
сколько более позднем периоде. Он просто не знает, сколь эффективной может быть «охота со львом» (назовем так но-
вую технологию питания)! *** Принято считать, что заселившие Землю около миллиона – семисот тысяч лет назад гоминиды шли из Африки. Но сегодня в этом утверждении нет прежней безапелляционности. Остан-
ки, не менее древние, чем африканские, находят буквально повсюду – в Австралии и Индокитае, в Сибири и в Индии... В Диринг-Юряхе, в 140 км от Якутска, Ю.А
. Мочанов и А.С. Федосеева обнаружили каменные орудия возрастом в 1,8-
3,2 млн. лет. Прекрасно сохранившийся череп гоминида воз-
растом 1,8 млн лет, был обнаружен в 2003 году при раскопках в местечке Дманиси (80 километров от Тбилиси). Для следов деятельности гоминидов на стоянке Улалинка (в 16 черте города Горно-Алтайска) А.П. Окладников предложил да
-
тировку в 1,5 млн. лет. Стоянка Мысовая (или Урта-Тюбе) на Южном Урале, многослойное поселение ашельской и мустьер-
ской культур насчитывает, согласно Г.Н. Матюшину, 700 000 лет. В 2004 году стоянка архаического человека была обнаруже-
на в Краснодарском крае, под Темрюком. Специалист из отде-
ла археологии Санкт-Петербургского института материальной культуры Вячеслав Щепинский
утверждает, что ее возраст – миллион лет. И в том же году стало известно о находке фраг-
ментов черепа Homo erectus возрастом 900 тыс. лет под Моск-
вой. *** Итак, первой силой природы, которую прачеловек поставил себе на службу, главным его «инструментом» в доисторические времена стали не камень, не палка и даже не огонь, а хищные животные. Ситуация повторялась изо дня в день, и в конце концов к ней, видимо, привык и сам хищник: убив одну антило-
пу, он не
ждал, пока не него обрушится град камней и сучьев, а покорно оставлял тушу как дань своим мучителям и отправ-
лялся убивать следующую – теперь уже для себя. А в какой-то момент, возможно, ему, как кошке, бросили подачку, и он при-
нял ее... Трудно поверить в «одомашнивание» льва или саблезубого тигра? Разумеется от тех, доисторических львов, осталась лишь вошедшая в легенду шкура на плечах Геракла. Но по сей день существуют ручные и комнатные барсы, рыси и гепарды, не говоря уже о кошках поменьше. По сей день «плечом к пле-
чу» с человеком охотятся собаки, когда-то бывшие волками... Тринкхаус и Шипмен в
сводке «Неандертальцы» вновь вос-
крешают саги об охотничьих достижениях доисторического че-
ловека: «…Были ли неандертальцы главным образом падаль-
щиками? Вместе с их костями мы нашли большие деревянные копья с наконечниками. Каменные наконечники были умело сработаны и предназначались для нанесения колющих ран с близкого расстояния. Такого рода охотничья отвага, естествен-
но, требовала организации групп охотников, действовавших вместе в рамках сложных социальных отношений. Почти не вызывает сомнений то, что неандертальцы очень хорошо уме-
17 ли устраивать засады и владели навыками и орудиями для ор-
ганизации групп охотников, способных убивать огромных ма-
монтов, волков, пещерных медведей и оленей». Все это замечательно, и охота, несомненно, имела место быть, но не с пресловутой «трудовой деятельности», не с по-
явления «разума», который ничего в данном случае не объясняет
, а сам требует объяснения, – а с того, что стая обезьян встала между хищником и его добычей, началась эволюция человека. С коллективного отбивания добычи у хищника начали развиваться социальные навыки гоминидов, и вся последующая история человечества, как в капле росы, отразилась в этом процессе. Вся она – варианты технологии «отнять и разделить
». Найти противоборствующие силы (даже стравить их), добиться истощения обоих, оставаясь в стороне, а затем разделить успех с победителем – в этом отныне был секрет новоявленных «смотрящих» и «разводящих». Разговаривал ли неандерталец? В природных условиях обезьяны издают ряд отчетливо дифференцированных звуков. У шимпанзе, например, это смех, ухание как знак одобрения, вопль «враа», звучащий при виде человека, другого хищника или мертвого сородича, и не-
сколько десятков других. Не в этих ли звуках – начало речи? Даже такие сравнительно примитивные обезьяны, как вервет-
ки, имеют рудиментарную
семантическую систему: их крики служат для обозначения различных предметов или событий, и сами обезьяны в состоянии распознать связь между звуковым сигналом и тем предметом или понятием, которое он обозна-
чает. «Звуки тревоги, издаваемые при появлении леопарда, заставляли верветок забираться на деревья, где обезьяны могли считать себя вне опасности, – сообщают изучавшие их в натурных условиях Роберт М. Сифарт и Дороти Л. Чини. – Тре-
вога по поводу орла заставляла их вглядываться в небо и спа-
саться в кустах, а при звуках, означавших появление змеи, обезьяны становились на задние лапы и вглядывались в тра-
ву». В конце 60-х годов прошлого века Аллен и Беатрикс
Гард-
нер из университета шт. Невада объявили, что самка шимпан-
зе по кличке Уошо не только выучила около сотни жестов, но и активно использует их для выражения просьб и даже «светской 18 болтовни». Однако в 1973 г. профессор Колумбийского универ-
ситета Герберт Террейс, попытавшись повторить их результа-
ты, пришел к выводу, что и Уошо, и другие обезьяны попросту «обезьянничали», получая непроизвольные мимические и пан-
томимические «подсказки» от своих наставников. Между тем в популярных изданиях потоком хлынули публикации о говоря-
щих обезьянах, дельфинах, слонах и пр., все более теряя дос-
товерность, а потом и правдоподобие. Увы, разговаривать обезьяны не умеют! Главное в языке для человека – возможность сознательно менять с его помо-
щью поведение другого, оказывая влияние на его знания, убе-
ждения и мотивы. Человек знает о существовании этого дру-
гого, в точности подобного ему, и его речевая деятельность строится с учетом интересов этого другого. Обезьяны же (и это ключевое отличие их «способа мышления
» от нашего под-
тверждено как в полевых наблюдениях, так и в экспериментах) никогда даже не пытаются воздействовать на своих товарок. Животные вообще не осознают наличия у других особей ни «интересов», ни «мотивов». Более того: они не отдают себе отчета в самом факте наличия вокруг себя «других особей», хотя ряд ситуаций
– спаривание, схватка самцов за право об-
ладать самкой, «грумминг», т.е. взаимное вылавливание из шерсти блох, – вроде бы доказывают обратное. Но на деле они свидетельствуют лишь о высоком развитии отшлифованной тысячелетиями инстинктивной деятельности. «Язык» обезьян – вариант инструментальной деятельности, и в глубинной своей сущности он тождествен придвиганию палкой банана или разбиванию
камнем черепашьего панциря. Он, как и все их поведение в целом, никогда не имеет своей целью «другого», а направлен в лучшем случае на решение собственных текущих проблем, а еще чаще (как замечает Г. Хьюз) представляет собой форму эмоционального «самовы-
ражения», не направленного на слушателя и безразличного к тому, есть этот слушатель или нет. Иногда может показаться, что вокализы животного направ-
лены на другое существо. Хищные птицы часто имитируют брачные песни своих жертв. Описан тигр, который воспроизво-
дил звук брачного призыва самки оленя и поджидал разгоря-
ченного страстью самца. Но эти исключения лишь подтвер-
ждают правило. Для животного в целом мире нет
иного суще-
19 ства, кроме него самого – а, значит, нет и его самого, ибо ему не с чем себя сравнивать, нечему себя противопоставить. «Охота со львом» изначально предполагает нацеленность на другого – льва, тигра, гепарда. Когда-то, миллион или более лет назад, лев, хлюпая клыка-
ми в кроваво-жирной гуще, грыз ребра, хрящи и позвонки своей жертвы. А поодаль стоял голодный, пускающий слюнки гоми-
нид. И в какой-то момент голод пересилил в нем страх, гоми-
нид стукнул себя кулаком в грудь, зарычал нечто вроде «Гр-р-
ра!», уподобив себя льву, и пошел, сжимая в руке ветку или камень, к окровавленной туше и ее
«хозяину». И означало это рычание что-то вроде: «Я – такой же, как ты! Я – тоже лев! И я – лучше тебя! Я имею право на это мясо!» И другие гоминиды, не менее голодные, пошли вслед на ним, издавая такие же взрыкивания (а если не пошли – то племя это погибло, в число
наших прапредков не вошло и не о нем идет речь). Это рыча-
ние и было первым словом, прозвучавшим на Земле, это и был момент первого пробуждения сознания. Первое слово прозву-
чало «на зверином языке». Но так и должно было быть! Ориги-
нальнейший отечественный лингвист Н.Я. Марр утверждал, что наидревнейшие
слои нашего языка свидетельствуют о та-
кой тесной связи перволюдей с окружающим животным миром, какую нынешний человек не может себе и представить. И не парадоксом, а простой констатацией факта звучит утвержде-
ние известного американского биолога Эрнста Майра, что не труд, а речь стала тем ключевым изобретением, которое сыг-
рало роль пускового механизма при переходе от гоминидов к человеку. Важнее, что и Книга Книг утверждает то же самое: и мир, и человек созданы Словом и в Слове. Главное – не в том, как звучало это Слово; со времен Ф. Соссюра мы знаем, что между знаком и означаемым нет и не может быть ничего
общего. Дело в том, что в нем впервые был увиден и описан «другой», как равный, соизмеримый, то-
ждественный самому гоминиду объект его интереса, внимания и воздействия. Начавшее свое пробуждение сознание гомини-
да впервые отразилось в этом другом и увидело в нем себя. Увидело себя, как льва. Здесь – корень последующего тотеми
-
ческого мышления, утвердившегося у наших прапредков на последующие сотни тысяч лет. Из двух принципиально различных методов воздействия – 20 «делай как я» и «делай, как я сказал», – второй был вообще невозможен для наших прапредков. «...Общение с помощью выразительных движений, – заметил как-то Л.С. Выготский, – скорее должно быть названо заражением. Испуганный
гусак, видящий опасность и криком поднимающий всю стаю, не столько сообщает ей о том, что он видел, сколько заражает ее своим испугом». Наши прапредки, выкрикивая в ситуации «охоты со львом» соответствующее слово (уже слово!), зара-
жали друг друга мужеством, и, несомненно, вскрик, который раз за разом повторялся при наскоке, со
временем приобретал сигнальное, повелительное значение: «уйти нельзя, пока мясо не станет нашим!» Причем абсолютно повелительное, как «им-
периум» римлян. Возможно, за его нарушение следовало рез-
кое понижение ранга в стае или даже вообще изгнание из пле-
мени; но главное – племя, не достигавшее успеха из-за трусо-
сти соплеменников, вымирало от голода (гибло в результате серии неудачных «охот»). Не в «нравственном законе», а в ге-
нах закреплялась в те далекие века сплоченность и взаимовы-
ручка наших прапредков. Многие ученые, как, например, Д. Лейтман (Маунт-
Синайская медицинская школа, США), считают, что языковые способности проявились у человека не менее 1,5 млн лет на-
зад. При
раскопках на горе Кармел (Израиль) в 1983 г. обнару-
жен скелет неандертальца, в котором сохранился гиоид – U-
образная подъязычная полукосточка-полухрящ, играющая важную роль в речевом аппарате человека. Эта кость легко разрушается и среди археологических находок палеолита встречается впервые. Б. Аренсберг и И. Рак (Тель-Авивский университет) установили, что гиоид, которому 50–60 тыс. лет, неотличим от современных. По мнению исследователей это означает, что подобны современным были и связанные с ним мускулы и нервы, и, стало быть, неандерталец мог разговари-
вать. Проблема сознания Мы сказали «сознание». Но оно ли пробуждалось у сущест-
ва, о котором идет речь? Дональд Р. Гриффин – первооткрыватель «сонара» летучих мышей, почетный профессор этологического центра в Рокфел-
леровском университете (Нью-Йорк), – настаивает, несмотря 21 на иронию коллег, что восприятие мира животными – от пчелы до шимпанзе – в целом не отличается от человеческого вос-
приятия за минусом сознания. Но имеется ли вообще у животных сознание? Вот, напри-
мер, поденки – бабочки, названные так потому, что живут после выхода из куколки только один день, а всю предыдущую жизнь
провели в виде червячков-личинок на стеблях водных расте-
ний. У них нет времени чему бы то ни было учиться в этот день, но они безошибочно находят никогда прежде не видан-
ных партнеров для спаривания. Объяснить это можно только тем, что в их крохотные мозги изначально «зашит» образ поло-
вого партнера. Стало быть, какая-то картина мира у них имеет-
ся? А мимикрия! Сотни поразительных фактов имитации одними животными формы, раскраски, фактуры других вроде бы сви-
детельствуют, что животные не только видят, но и «знают», что их видят. Но так ли это? Некоторые орхидеи привлекают насе-
комых для опыления не запахом
, а видом. Их цветок настолько точно имитирует внешний вид самки, что самец делает попыт-
ки спариваться с «ней», но лишь пачкается в пыльце. Цветок обманывает и использует его, заставляя участвовать в своем, а не его собственном размножении. Что ж, и цветок, значит, «знает», что его видят? Но у него и
нервной системы-то нет… А если она и есть, достаточно ли только этого? Чем, вообще, «знать» отличается от «целесообразно реагировать»? Два типа нервной системы Но кто же смотрит на мир глазами животного? Кому оно от-
дает отчет в увиденном? А если никому, если его созерцание безотчетно, то можно ли говорить, что оно вообще видит? Со времен Декарта искали ученые, где помещается в чело-
веке «сознание», – но нашли лишь тогда, когда перестали ис-
кать его в
человеке. Оно существует только между людьми, только в слове (понимая слово предельно широко). Сознание – это другой человек, «человек вообще», сумевший, благодаря слову, внедриться в данного. Вот в чем дело! По словам Л.С. Выготского «Человек и наедине с собой сохраняет функ-
ции общения». Только готовя внутренний словесный «отчет» другому, человек начинает и самому себе отдавать отчет в увиденном, услышанном, ощупанном... Слово – это форма 22 внутреннего мира, в которой погасли, заснули живые краски, запахи и звуки, но которая способна нести их уснувшие тени так, чтобы они снова могли проснуться в другом человеке. Слово – это наш внутренний мир, раз за разом проходящий сквозь
смерть, но не умирающий, ибо он убит и препарирован особым образом: так и для того, чтобы он мог в услышав-
шем, в прочитавшем – воскреснуть. «Я открою вам ужасную тайну, – учил Анаксимандр, – язык есть наказание. Все вещи должны войти в язык, а затем вновь появиться из него словами в соответствии со своей отмеренной виной». Но разве животные, особенно общественные, не «делятся» друг с другом увиденным? Вот, к примеру, пчелы. Почти триста пятьдесят лет назад Д. Эвелин, садовник Карла II английского, знал, что они «говорят друг с другом при помощи разных тан-
цевальных движений». Действительно, нашедшая богатый взятóк пчела начинает выписывать на ульях
«восьмерку», со-
общая другим сборщицам, повторяющим ее путь, и направле-
ние, и дальность полета. Дальность шифруется длиной пробе-
га в середине восьмерки, направление – углом отклонения оси танца от вертикали, равным углу между направлениями на солнце и на место, куда нужно лететь. Иногда пчела танцует несколько часов подряд, вербуя сборщиц на особенно богатое место, и тогда фигура ее танца меняется, поворачивается со-
ответственно движению солнца. Разве это не настоящий язык? Чем этот язык отличается от нашего? Чем муравейник или пчелиные соты отличаются от человеческого общества? Чем психика высокоразвитого общественного животного отличается от человеческого сознания? Только одним. Язык животных, их психика функционируют исключительно
как средство интеграции с видом. Обществен-
ное животное – пчела, муравей, – всегда ощущает себя неот-
делимым от массы других особей, подчиненным интересам этой массы. Самосознания, представления о каких-то своих, особенных, отдельных от своего вида интересах у него нет и следа. Для человека же предоставляемая ему словом возмож-
ность интеграции в целое второстепенна. Он осознает себя как нечто самостоятельное, особое, самоценное, и в конеч-
ном счете отделенное от своего вида, а в слове прежде всего видит орудие эффективного воздействия на других, подчине-
ния их себе. 23 Во все глаза (в буквальном смысле) глядит на мир Пред-
вечный, и один только человек не желает понять или признать, что он – Божественное око, упрятанное в «одежды кожаные». Он продолжает настаивать на «собственном взгляде», «собст-
венной точке зрения» – чего бы это ему не стоило. Но в те времена, о которых
идет речь, «сознания» в наших прапредках не было и быть не могло. То, что начало появлять-
ся в гоминидах, уместнее назвать «со-вестью»: в ситуации со-
вместной охоты в них оживало, пробуждалось Слово, сплачи-
вавшее их в единое целое (и да не смутит вас, что с прописной буквы написано странное «
Хр-р!» – смесь храпа и рычания). На ближайший миллион лет оно будет единственным Словом наших прапредков, залогом их сплоченности и символом побе-
ды. «В обычных популярных изложениях зари человеческой ис-
тории опускается какой-то субстрат огромной важности, без которого развития не понять», – писал Б.Ф. Поршнев в работе «О начале
человеческой истории (проблемы палеопсихоло-
гии)». Мы считаем, что этот субстрат – единое социальное су-
щество, в которое сумели, сначала эпизодически, потом все чаще и чаще срастаться, благодаря слову, наши прапредки. Интегративная функция Слова, второстепенная для нас, была основой и единственной для них. Оставаясь обычными обезь-
янами в повседневных ситуациях, услышав Слово (
в момент охоты) они впадали в своего рода транс, теряя на время обо-
собленность, подчиняясь, и одновременно обучаясь подчи-
няться интересам целого, становясь рабочими органами воз-
никающего при этом социального сверхсущества. Разумеется, кроме Слóва были и словá – с малой буквы – и их число постоянно возрастало. Словами предупреждали об опасности, сообщали
о добыче, о местах укрытий. Но все они нанизывались на одно, главное, доминантное, единственное. Огонь Около этого же времени, и примерно по такому же меха-
низму, как и лев, был освоен огонь. Он тоже был «Гр-р!», он дышал, ревел, рычал, его шкура была рыжей; в нем была та же двойственность, что и в звере: он согревал, освещал, делал пищу мягкой и вкусной, – но он же
и жег, пожирал, умерщвлял. Огонь, как и любой хищник, постоянно требовал пищи: веток, 24 бревен, пропитанных жиром костей. Он рос и умирал, он поро-
ждал другие огни. Но, главное, его приручение делало челове-
ка вообще непобедимым, – против огня, надетого на конец палки, не могло устоять ни одно живое существо. Древнейшие достоверные свидетельства использования ог-
ня дали нам стоянки Кооби-Фора и Чесованджа (Кения, 1,5 млн. лет назад), Гадеб (Эфиопия, 1 млн. лет назад), Шан-
далья (Югославия, более 1 млн. лет). Рубила К этому же времени относится появление каменных топоров с рукояткой (а от них рукой подать до копий – идея та же). Во всяком случае, Мануэль Домингес-Родриго из университета Комплутенсе (Мадрид) сообщил весной 2001 года, что на ка-
менном топоре возрастом 1,5 миллиона лет, найденном под танзанийской деревушкой Пениндж, остались достоверные следы рукоятки из
акации. Виден ли на оббитых камнях отсвет разума? «Ископаемой концепцией» назвал каменное рубило английский археолог Гордон Чайлд, имея в виду, что его форма заключает в себе ясное представление о цели, для которой оно изготовлялось. Известно определение Б. Франклина: «человек – существо, производящее орудия труда». Несколько поколений советских – да и не только
советских! – археологов считали, что рубила, понимаемые как «орудия труда», помогут им создать так назы-
ваемую «трудовую теорию антропогенеза». Пересматривая основания этой теории, Б.Ф. Поршнев видит в рубилах каменного века доказательство как раз отсутствия разума у их изготовителей. Он подсчитал, что каждая новация в каменных индустриях нижнего палеолита приходилась на время жизни 2500 (!) поколений. В среднем палеолите эта цифра снижается до 250 поколений, но и здесь не приходится говорить ни о «творчестве», ни о «мышлении»: гоминиды изго-
тавливали свои рубила с помощью механических, бессозна-
тельных, почти рефлекторных актов, как громила в кабаке, не задумываясь, превращает бутылку в «розочку». Разумны ли бобры, устраивающие свои
бревенчатые доми-
ки так, чтобы даже максимальное половодье, случающееся раз в несколько десятков лет, не принесло им вреда? Разумен ли орел, поднимающий черепаху в когтях и сбрасывающий ее на 25 скалу, чтобы разбить панцирь? «Инструментальная» это дея-
тельность или нет? Как бы то ни было, рубила не могут объяснить процесс воз-
никновения человека. Прямое указание на это мы имеем в трудах самого марксистого из марксистов – К.Маркса. «Паук совершает операции, напоминающие операции ткача, – пишет он, – и пчела постройкой своих восковых
ячеек посрамляет не-
которых людей-архитекторов. Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что, прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в сво-
ей голове. В конце процесса труда получается результат, кото-
рый уже в начале этого процесса имелся в представлении че-
ловека, т. е. идеально». То есть, по Марксу, мысль предшест-
вует труду, и лишь ее наличие позволяет отделить инстинктив-
ный труд пчелы от сознательного труда человека. Там, где нет мысли, нет и труда, а там, где труд есть, изначально есть мысль, – появление которой «трудовая» концепция, поэтому, никак не может объяснить
. В советское время именно эту фра-
зу Маркса, не обращая внимания на ее прямой смысл, пыта-
лись выставить как аргумент в пользу «трудовой теории антро-
погенеза». Гоминид, ставший на путь очеловечивания, в принципе мог обходиться и без орудий труда. Так, на эндокранах яванских гоминид обнаружена значительная межполушарная асиммет-
рия – явление, которое отличает человека от всех животных и свидетельствует о социализации существа. Возраст этих кост-
ных останков – 1,5–1,9 млн лет. Но никаких орудий – ни камен-
ных, ни изготовленных из рога или кости – вместе с ними не найдено. *** Труден первый шаг, затем развитие идет быстрее. Поведе-
ние нападавших упорядочивалось, на смену толпе, со всех сторон наскакивающей на льва и тем самым невольно закры-
вающей ему пути отхода, пришло нападение с одной стороны – и это было достижением не меньшим, чем изобретение коле-
са. Если нападать с одной стороны, фронт значительно сужа-
ется, и теперь гоминиды вынуждены участвовать в схватке по очереди. При этом каждый рычал ставшее уже обычным «Гр-р-
ра!», и тут же отбегал, – а следующий, появившись из-за спины 26 предшественника, повторял маневр, скорректировав его по результату (одно дело, если лев отступал, совсем другое – ес-
ли кидался на
очередного наглеца. В этой ситуации долгом всех прочих становилось – броситься на выручку, даже если при этом возникала несомненная угроза собственной жизни). Откуда мы это взяли – о криках, о нападении по очереди? На каких основаниях мы именно так реконструируем эмпири-
чески ненаблюдаемый и экспериментально невоспроизводи-
мый процесс? Дело в том, что 1,9–1,4 млн. лет назад у гоминид стала пре-
обладать праворукость. Ральф Л. Холлоуэй, антрополог из Колумбийского университета, утверждает, что речевые центры начали формироваться в левом полушарии у прапредков че-
ловека более двух миллионов лет назад. Немного психоистории Каждый участок мозга имеет строго определенную функцию: затылочные доли «заведуют» зрением, височные – слухом; обоняние обеспечивают области на медиобазальной (нижней) поверхности лобных долей мозга. Нейрохирург У. Пенфилд из неврологического института в Монреале составил карту зон мозга, ответственных за ряд специализированных функций. С тех пор начал свое странствие по страницам книг знаменитый «
гомункулус Пенфилда» – схема представленности различных участков человеческого тела вдоль центральной (Роландовой) борозды, протянувшейся по большим полушариям мозга от темени до виска. Уточним, что вдоль прецентральной извили-
ны (ближе ко лбу) располагается корковое представительство активных произвольных движений, «моторный гомункулус», а вдоль постцентральной (ближе к затылку) – зоны, принимаю-
щие сигналы от кожи, костей
, суставов и мышц соответствую-
щих участков тела, «сенсорный гомункулус». Изучение эндокранов (слепков с внутренней поверхности черепа) наших прапредков показало, что 2–1,5 млн лет назад отдельные участки мозга начали избирательно увеличиваться. Динамика их роста чрезвычайно любопытна. 27 «Гомункулус Пенфилда»: слева – сенсорный, справа – моторный. Лобные доли «выступают» из плоскости страницы, затылоч-
ные – прячутся за ней. Перед зоной Вернике расположена зона Брока (не показана) Первыми, при переходе от гипотетического прапрапредка к археоантропам, начали разрастаться нижнетеменные участки мозга. Взглянув на схему Пенфилда, мы увидим, что здесь расположено корковое представительство руки, и, стало быть, причиной этого разрастания было резкое увеличение числа и качества ее произвольных движений. Далее, следом за теменными (в какой-то мере даже в ущерб
им) стали увеличиваться височные доли мозга, причем в основном слева (так называемая зона Вернике
1
). Эта струк-
тура, находящаяся в непосредственной близости от коркового слухового центра, ответственна за тонкую координацию изда-
ваемых звуков с движениями лицевой мускулатуры, в том чис-
ле мышц гортани и языка. Одновременно стали разрастаться и прилегающие к височным участки лобных долей, с которыми связывают прогнозирование ситуации и планирование дея-
тельности, в частности, мышечных актов, мимики и пантоми-
мики, и тоже в основном слева (зона Брокá
2
). Именно эти уча-
стки коры являются «центрами речи» у современного человека. 1
Клодт Вернике – немецкий психиатр. 2
Поль Брокá – французский анатом и антрополог. 28 Начало этим сдвигам было положено еще 2,4 млн лет на-
зад, в мозге Homo habilis. Эндокраны гоминид. Вверху – динамика изменения абсолютного объема мозга в см
3
Исходным было звучащее слово: ни письмо, ни чтение, ни мышление в целом невозможны без возникновения в зоне Вернике их слухового и речедвигательного вариантов – прого-
варивания слов «про себя». Гоминиды не пассивно ожидали очереди в стихийно возникающем хороводе, а кричали, при-
танцовывали, воинственно размахивали руками и палками, за-
ранее многократно «проигрывая» предстоящее
боевое движе-
ние. В этом – основа последующих хороводных танцев, осо-
бенно связанных с различного рода ритмическими выкриками. Один из них – боевой зикр, широко распространенный по сей день на Переднем Востоке и в суфийских вариантах ислама. Древнейшее, фундаментальное, глубинное чувство, благо-
даря которому человек начал становится человеком, – это умение всецело, до самоотречения, до потери самосознания отдаваться совместно, в общем ритме произносимому слову. Каждому из нас знакомо это поразительное чувство единства со всеми окружающими, когда нет «я», а есть только «мы», ко-
гда не страшно умереть, когда мир становится ярким, а воздух – легким, птичьим, словно сейчас же, расправив крылья, поле-
тишь... К одному оно приходит во время торжественного мар-
ша, под звуки «Прощания славянки», к другому – на церковной 29 службе, к третьему – на концерте эстрадной певицы, еще к ко-
му-то – на олимпийском пьедестале победителей, под звуки гимна своей страны... 98
98,5
99
99,5
100
100,5
101
101,5
102
102,5
ШимпанзеАрхеоантропы 2-1 млн
- 700000 лет назад)
Палеоантропы 700000-
200000 лет назад)
Ископаемые
неоантропы 200000-
40000 лет назад)
Современные люди
(40000 лет назад -
наши дни)
Лобная доля
Теменная доля
Височная доля
Затылочная доля
Динамика относительного роста (%) различных участков мозга у гоминид (использованы данные В.И. Кочетковой и Б.Ф. Поршнева). Затылочная доля, прямо в процессах антропо-
генеза не участвовавшая, дана для контроля Я рад, что и я – этой силы частица, Что общие – даже слезы из глаз... Сильнее и чище нельзя причаститься К высокому чувству по имени «класс», – писал В.В. Маяковский. Так с криком «Ура!» шли в штыковую атаку наши воины
1
. Образуется словно бы некая коллективная душа, застав-
ляющая растворившегося в ней чувствовать, думать и дейст-
вовать совершенно иначе, чем думал бы, действовал и чувст-
вовал он сам по себе. «Так соединяются клетки, входящие в состав живого тела и образующие посредством этого соедине-
ния новое существо, обладающее свойствами, отличающимися от тех, которыми обладает каждая клетка в отдельности», – вслед за У. Троттером замечает Г. Лебон в работе «Психология 1
Возможно, крик «Гр-ра!» наших прапредков дожил и до наших времен в виде боевых криков «Хуррагх!» монголов и «Ура!» русичей. 30 народов и масс». Но почему эти процессы шли только в одном полушарии? Почему – именно в левом? Функциональная асимметрия мозга Ни одно животное в мире не способно осмыслить абсурд, то есть ситуацию, когда объект не тождествен сам себе. Как толь-
ко в эксперименте удается создать для обезьяны ситуацию аб-
сурда (даже самую примитивную, например, надев ей зеркаль-
ные очки, меняющие правое на левое и наоборот; двигая пра-
вой лапой обезьяна видит
, что движется левая), ее психика от-
ключается. Обезьяна пошатывается, беспорядочно взмахивает лапами и падает. Развивается кома, как при болевом шоке: угасают сухожильные рефлексы, дыхание становится частым и поверхностным, падает кровяное давление. Для человека же состояние абсурда является нормой, он живет, он купается в нем – единственный из всех земных су-
ществ. Когда и как он этому научился? И не связано ли это с характерной только для него функциональной асимметрией полушарий мозга? С самым первым своим абсурдом наши прапредки столкну-
лись в ситуации «охоты со львом». Звучавшее Слово требова-
ло мужественно идти вперед – рычание льва заставляло трус-
ливо пятиться назад. Сочное мясо, залог
сытости и жизни ле-
жало совсем рядом, – но, чтобы получить его, нужно было идти в самые лапы смерти... Мозг раздваивался, лопался, трещал по всем швам... И – треснул! Именно в этом состоял выход из непримиримых противоречий, именно в этом состояло первич-
ное овладение «техникой абсурда». Гоминид одновременно и падал в обморок, и самоотверженно шел вперед: в обморок он падал только одним полушарием, тем, в котором не звучало всемогущее Слово. Вместо слова «обморок» ученые предпо-
читают говорить «торможение» или «фазовое состояние», но суть одна: психика гоминида пребывала в особом, изменен-
ном, экстатическом состоянии, и было оно неодолимо притяга-
тельным, – его хотелось испытывать снова
и снова. Вводя в эксперименте снотворное в правую сонную артерию человека и усыпляя на некоторое время одно только правое полушарие, ученые неизменно слышат заявления об эмоциональной при-
поднятости, удовольствии, подлинном счастье! Усыпление од-
31 ного только левого полушария всегда вызывает тоску, депрес-
сию, порой даже страх (кстати, при этом пропадает возмож-
ность разговаривать, и об эмоциях испытуемого судят по его поведению, мимике и пантомимике). Но почему зона Вернике сформировалась именно в левом полушарии? Все проще, чем кажется. Возможно, в той стае, которая дала начало
последующим поколениям гоминидов, каждый очередной гоминид выглядывал из-за правого плеча предыдущего, инстинктивно прикрывая им собственное серд-
це. (В другой стае это могло быть наоборот, но непременно одинаковым образом у всех – иначе двигаться «в хороводе» не получается!). Поэтому ему было удобнее пользоваться правой рукой и прижмуривать левый глаз. А мозг весь построен на зеркальном принципе – и правой рукой и правым полем зрения управляет левое полушарие. Там и сформировался центр Слова
1
. 1
А.Р. Лурия выделил триаду симптомов, развивающуюся при поражени-
ях задних отделов правого полушария (участок, в точности противопо-
ложный зоне Брока): утрата представления о собственной личности («деперсонализация»); полное равнодушие к собственным травмам и дефектам, вплоть до самых тяжелых; игнорирование левой половины пространства (больные не едят пищу с левой стороны тарелки
, пытают-
ся сбросить с постели собственную левую ногу как нечто чуждое). Сходные повреждения левого полушария не вызывают столь выражен-
ного и длительного игнорирования правой стороны пространства. Ви-
димо, травма мозга приводит к почти точному воспроизведению одного из древнейших и стабильнейших состояний психики. 32 Шестой день творения Гоминиды строят муравейник? Пойди к муравью, ленивец, посмотри на действия его и будь мудрым Притч. 6, 6. ...В муравейнике все так хорошо, все так разлиновано, все сыты, счастливы, каждый знает свое дело, одним словом: да-
леко еще человеку до муравейника! Ф.М. Достоевский. Зимние заметки о летних впечатлениях, VI. Почему бы не связать мозги индивидуумов, чтобы получить групповой интеллект? Гордон Паск Пришедшее в мир Слово начало активно перестраивать не только мозг гоминидов, но и структуру стаи. Сообщества живых существ значительно различаются по интенсивности внутренних связей. Бóльшая часть животных способна жить в одиночку, лишь время от времени, обычно раз в год, встречаясь с представителями своего вида для спарива-
ния. Другие живут стаями
, стадами, табунами, косяками и т.п. Часто стадные животные «всем скопом» нападают на хищника. Лошади в открытой степи обороняются от волков, становясь в круг. Но есть и существа, не способные жить в изолированном состоянии: так, пчелы, муравьи и термиты гибнут через не-
сколько часов одиночества. У них вообще нет «собственных интересов», которые мы с легкостью можем приписать, напри-
мер, тигру: их индивидуальные реакции целиком подчинены интересам семьи. Неуклюжее слово метамеризация означает, что все слож-
ные организмы построены из организмов простых. Создание структур из повторяющихся однородных элементов, доказав-
ших свою жизнеспособность – одна из основных, глобальных стратегий живой природы. 33 Наш организм практически нацело состоит из клеток (либо продуктов их жизнедеятельности). Клетки, подобные им (а еще более – нынешним сине-зеленым водорослям), существовали уже несколько миллиардов лет назад, в архее, но не в составе организмов, а как отдельные самостоятельные существа. И лишь значительно позже, в венде, некоторые клетки сумели так «
пришлифоваться» друг к другу, что образовали первые много-
клеточные организмы. Мы и сегодня можем видеть этот процесс, словно специаль-
но для нас, в демонстрационных целях, законсервированный природой на несколько миллиардов лет. Есть такие удивитель-
ные организмы – миксомицеты, о которых по сей день идут споры, грибы это или животные. В обычном состоянии
– это крохотные свободно живущие капельки слизи, очень похожие на обыкновенных амеб. Но вот условия обитания меняются – становится слишком сухо, слишком жарко или, наоборот, хо-
лодно. И мы видим чудо: тысячи и тысячи отдельных амеб сползаются вместе, слипаются, образуя подобие крохотного червячка, он проползает некоторое расстояние, словно подыс-
кивая удобное место, и вдруг превращается в небольшой изящный гриб, с ножкой и шляпкой, и в этой шляпке, как и в любом другом грибе, созревают споры. Попав в подходящую среду, спора превратится в амебу... Подобным же образом в том же венде ряд отдельных жи-
вотных-шариков сросся ротовыми и анальными отверстиями словно бы в
нитку бус, образовав единую общую кишку – и возник прародитель всех многоклеточных, похожий на кольча-
тых червей, основа строения которого сохранилась и в нас с вами в виде кишечника и позвоночника. Коралл – это, в сущности, миллионы медуз, объединившие свои пищеварительные системы и укрывшие себя общим из-
вестковым скелетом. Щупальца у осьминога – в известной ме-
ре самостоятельные существа; в частности, копулятивное щу-
пальце в нужный момент отделяется от тела осьминога-самца, ползет к самке и спаривается с нею. А вот цепочка лангустов (кто не знает – почти как речные раки): возложив длинные усы на спину предыдущему животно-
му и вцепившись на него передней парой
ног, в едином ритме, слажено поворачивая перископы глаз на длинных стебельках, движется колонна закованных в броню животных. Если появ-
34 ляется враг, вся длинная цепочка лангустов, как единый орга-
низм, свертывается в тугую спираль, ощетиниваясь в сторону опасности лесом ростр, острых выростов панциря... Жизненный цикл миксомицетов Чем сложнее, чем структурированнее организм, тем при-
чудливее и необычнее решается им проблема метамеризации. И тем не менее примеры известны и здесь – пчелы, муравьи, термиты, полностью утратившие свою индивидуальность в едином социальном существе. «Общества насекомых <...> пе-
реплели в одно целое все крошечные индивидуальные мозги способами, в тайну которых мы теперь начинаем
проникать, – пишет Р. Шовен в работе «От пчелы до гориллы». – Так созда-
лась основа для головокружительного взлета: возникло земле-
делие, скотоводство, сбор и запасание продовольствия, воз-
никли войны и рабство». «Земледелие» – это, прежде всего, муравьи-листорезы, ко-
торые в муравейнике на приготовленной из свежих листьев массе разводят свою пищу – грибы
. О «скотоводстве» у му-
равьев знал еще К. Линней, говоривший: “Aphis formicarum vacca” (“тля – муравьиная корова”). При «доении» муравей подходит к тле сзади и прикасается усиками к кончику ее брюшка. В ответ та выделяет капельку сладкой пади. Муравьи дежурят вблизи своего стада тлей, оберегая их от божьих ко-
35 ровок, златоглазок, мух-журчалок и других хищников. Обнару-
жив божью коровку, поедающую их одну за другой, тли выде-
ляют феромон тревоги, – и муравьи, учуяв этот запах, броса-
ются им на помощь. Замечательно, что в обоих случаях обмен взаимопонятными сигналами происходит между представите-
лями различных видов. Метамерия у полихет. Новые особи морского червя Autolytus образуются из сегментов на заднем конце тела, но единство организма некоторое время сохраняется Муравьи переносят тлей на сочные молодые веточки, пря-
чут их вместе с веточкой в земле, строя своего рода “скотные дворы”. Осенью они собирают яйца тлей и хранят их зимой в муравейнике. А если тля выделяет мало или недостаточно сладкую падь, то муравьи съедают ее самую, используя, как видим, своих животных и
как “молочный”, но и как “мясной” скот! Стада муравьев могут состоять не только из тлей, но и из щитовок, червецов, цикадок. Двоякодышащая рыба це-
ратод и ее плавник (уве-
личен). Видно, что в осно-
ве скелета плавника ле-
жит структура, анало-
гичная позвоночнику; плавники у рыб – следст-
вие очень древней мета-
меризации 36 Еще варианты плавников, похожих на позвоночный столб Нам важно подчеркнуть здесь удивительную согласован-
ность деятельности тысяч и тысяч особей, объединенную единством цели и невозможную без точного, своевременного и обстоятельного обмена сигналами. Вот таким же образом, и наши прапредки, бывшие до како-
го-то момента стадом обычных, свободно живущих обезьян, стали «срастаться» (разумеется, только поведенчески, и сна-
чала – только
в ситуации «охоты со львом») в единое соци-
альное существо. «Благодаря коммуникации стадо функционирует как единое целое, как сеть, раскинутая в зарослях», – пишет Ф. Кликс в работе «Пробуждающееся мышление». Слово «сеть» нам по-
казалось весьма весомым в этом контексте. Проводя аналогию с современностью, можно сказать, что обладание речью тогда было
аналогично включению в Интернет, а речевые зоны мозга (Брока и Вернике) выполняли роль сетевой карты, модема, программы-браузера... Нам нечем доказать, что так оно и было. Вряд ли когда-либо археология добудет несомненные свидетельства в пользу этой концепции – равным образом, как не стоит ждать однозначных свидетельств против нее. Но аргумент
«за» у нас все же есть. Это – наличие в чело-
веческом мозгу весьма совершенных механизмов, осуществ-
ляющих подчинение, полностью отключающих у человека соб-
ственную волю и передающих всю полноту управления друго-
му, услышанному. Речь не только и не столько о гипнозе. Б.Ф. Поршнев (развивая мысли Л.С. Выготского) считал функцию внушения, суггестии ядром второй сигнальной систе-
мы, подчеркивая, что находится это ядро не внутри индивида, а вне его, в сфере взаимодействий между особями (внутри – лишь часть, половина этого механизма: принимающий аппа-
рат). Любое слово в любой ситуации абсолютно суггестивно. 37 Чтобы понять обращенные к нему слова, человек мысленно исполняет содержащиеся в нем инструкции, даже если они абсолютно неприемлемы для него (например, предложение «ширнуться»). Более того: если предложение не вполне понят-
но, человек сначала требует необходимых объяснений, и лишь полностью уяснив себе, о чем идет речь, то есть мысленно проделав предлагаемое, – соглашается или отказывается. Метамерия у человека. Военный парад. На врезке: цирковой но-
мер Во всех языках мира слово, означающее «слушать», имеет также значение «слушаться», «повиноваться»: horchen и ge-
horchen – в немецком, obedio (ob-audio) – в латинском, ακορο (ακ-αυρο) – в греческом, עַמָש и עַמָשְנ (шма и нишма) – в иврите. «Это и было вначале – в праязыке – его единственным и ос-
новным значением
, – замечает Б.А. Диденко в работе “Цивили-
зация каннибалов”. – Необходимо признать эту понятийную двусмысленность необычайно глубинной, раз она смогла со-
храниться в языках, невзирая на всю калейдоскопичность про-
цессов лингвистической дифференциации». 38 Ни одной вещи в мире нельзя понять, не начав осуществ-
лять ее; Книга Книг содержит, в числе прочих
, и этот секрет. «Наасе ве нишма» («сделаем и поймем»: именно в таком по-
рядке), – обещали люди у горы Синай при даровании им Торы. Механизмы контрсуггестии в ситуации общения всегда вторичны: для того, чтобы они включились, должен сначала в полном объеме осуществиться акт суггестии. Но эти механизмы вторичны и в филогенезе
! Об их форми-
ровании мы еще будем говорить. А у тех существ, о которых мы ведем речь сейчас, их вообще не было. Соглашаться или не соглашаться было еще некому – не было сознающих себя личностей! Слово регулировало деятельность стаи, не встре-
чая ни малейшего сопротивления ни в одном из своих членов
. Взгляните еще раз на график на стр. 29. При переходе от эректусов к неандертальцам височная область продолжает увеличиваться, и это понятно: совершенствуются механизмы речевого общения. Вновь набирает динамику рост теменных долей, отвечающих за тонкие действия рук и лица. Но что слу-
чилось с лобными долями? Почему утратили значимость про-
гнозирование ситуации и планирование деятельности? Да именно потому, что гоминиды доверили контроль над своим поведением звучащему слову! «Неандерталец – это звучит гордо!» В 1977 г. 15 человек, в соответствии с разработанным ар-
хеологами планом, на целый год поселились в отдаленном и труднодоступном горном районе, где им предстояло имитиро-
вать образ жизни своих прапредков. Шли максимально при-
ближенные к натуре съемки фильма, – но воспроизведение технологий древних людей помимо замысла руководителей проекта привело к воссозданию не только
структуры перво-
бытного общества, но и его психологического климата. Мы приведем слова одной из тех, кто погрузился в прошлое (см. книгу «Воспоминания о прошлом» чехословацких археоло-
гов Ренаты и Ярослава Малиновых, посвященную первым ша-
гам экспериментальной археологии). «Прежде всего мы научились быть ответственными по от-
ношению к другим, научились самостоятельности, научились оказывать и принимать добрую дружескую помощь, потому что в те дни каждый полностью зависел от того, как все сообща 39 смогут постоять за себя. Мы действовали всегда дружно, с по-
разительной в нашем двадцатом веке утраченной, братской и сестринской приветливостью. Мы стряхнули с себя коросту нашего безгранично эгоистического общества, уничтожили в себе обезумевших в гонке за личным успехом индивидуали-
стов... И мы вспоминаем об этих днях как о дивном сне
, прожи-
том в атмосфере ласковой и доверительной идиллии, в дружбе и сердечной взаимности, истинную цену которой мы сознаем в полной мере только сейчас, в суете больших городов. Нам бы-
ло жаль, что призрак доисторической деревни безвозвратно исчез. Мы словно что-то утратили, какой-то рай тишины, покоя, взаимного доверия человека к человеку». Все было в точности, как сказано в Книге Книг. Начало Шес-
того дня прачеловек провел в раю, он жил в Боге, в Слове, в единстве, обнимающем все его племя. «Самосознания» не было и в помине. Стая неандертальцев шла (и, возможно, вплотную прибли-
зилась) к некоторому аналогу пчелиной семьи или
муравейни-
ка, но гораздо более величественному – настолько же, на-
сколько человеческая деятельность совершеннее и многооб-
разнее ограниченного набора стереотипных рефлексов пчелы или муравья. Не биороботами, не тупыми рабочими органами этого «единого социального существа» были бы люди; они ос-
тавались бы такими же мудрыми, талантливыми и инициатив-
ными, как сейчас, но с полным отсутствием самой возможности представить себе, что у них могут быть интересы, отличаю-
щиеся от интересов человечества в целом. Люди, для которых оказались бы невозможными и ненужными тысячи и тысячи лет грабежей и насилия, бунтов и революций, межнациональ-
ных, религиозных и гражданских войн и т.д., и т.п. Люди
, кото-
рые могли бы, разумеется, и ошибаться, и заблуждаться, но не могли бы лгать, предавать, насиловать чужую волю... Этого не случилось. Остались на земле – мы. А они прошли бледной тенью. Спрóсите, почему? Потому что их женщины одна за другой умирали при родах. 40 Мозг ребенка и женский таз Жене сказал: вот, весьма умножу скорбь твою в беремен-
ности твоей; в муках будешь рожать детей... Быт., 3:16. Цефализация
1
, т.е. увеличение размеров мозга – еще одна глобальная стратегия развития живой материи. «В ходе геоло-
гического времени... наблюдается (скачками) усовершенство-
вание – рост – центральной нервной системы (мозга), начиная от ракообразных... и от моллюсков (головоногих) и кончая че-
ловеком. Раз достигнутый уровень мозга (центральной нерв-
ной системы) в эволюции не идет уже вспять, только вперед», – пишет В.И. Вернадский. «Как только в качестве меры (или параметра) эволюционного феномена берется выработка нервной системы, – вторит ему французский палеонтолог, фи-
лософ и теолог Тейяр де Шарден, – не только множество ро-
дов и видов строятся в ряд, но и вся сеть их мутовок, их пла-
стов, их ветвей вздымается, как трепещущий букет». Способность более тонкого анализа и различения внешне похожих объектов и ситуаций всегда обеспечивает преимуще-
ство в жизненной борьбе, поэтому нет необходимости искать каких-либо иных причин увеличения мозга. У прачеловека к этому же результату вела еще и все более интенсивная ору-
дийная деятельность. Формирование и
развитие «акцептора человека» привело к резкому увеличению лобных, височных и теменных долей моз-
га наших прапредков, где расположены структуры, ответствен-
ные за речь и за тонкое различение объектов и понятий. Мозг рос, размеры черепа увеличивались, а размеры тазовых кос-
тей женщины оставались прежними... «Inter faeces et urinam nascentur!»
2
, – в глубокой скорби вос-
кликнул как-то Августин Блаженный. Однако куда более при-
скорбно, что при рождении ребенок проходит между головками бедренных костей. Прачеловек уже миллионы лет был двуно-
гим, прямоходящим: длительная ходьба и бег максимально сблизили эти кости; более широким таз женщины просто не мог стать – и не стал. Головка ребенка, ставшая в результате 1
Κεθαλε – голова (греч.). 2
Между отбросами и мочою рождаемся (лат.) 41 развития мозга непомерно большой, не проходила теперь сквозь родовой путь, губя и мать, и дитя. Тазовые кости женского скелета A.L.288-1 («Люси», австрало-
питек афарский, ок. 3,5 млн. лет назад; внизу), были приспособ-
лены исключительно для прямохождения. «...Она не просто умела ходить на двух ногах, но это был для нее единственный способ локомоции», – утверждает К.О. Лавджой в работе «Эво-
люция выпрямленного способа передвижения у человека», из которой взят рисунок. Видно, что родовой путь современной женщины (вверху) расширился в передне-заднем направлении, но остался неизменным в поперечнике. «Увеличению размеров мозга сверх некоторых пределов препятствовала ширина родовых путей, через которые должна пройти головка ребенка при родах. Отбор на высокий интел-
лект вступил в противоречие с отбором на выживание женщи-
ны при родах», – пишет В. Грант в работе «Эволюция организ-
мов». 42 «Срок беременности у шимпанзе – 210-252 сут., у орангу
-
тангов – 275 сут., у гориллы, как и у человека – 265-280 сут.; не слишком-то различаются и массы новорожденных у этих близ-
кородственных биологических видов; стало быть, вся «про-
блема» с недоношенностью и сроками беременности просто надумана», – утверждают некоторые современные ученые. Это – одно из достаточно широко распространенных заблуждений. Дело не в общей массе
плода, и даже не в размерах головки: при родах они примерно одинаковы у человека и у приматов. Но у приматов объем мозга новорожденного достигает 70% мозга взрослой особи и в момент рождения он практически го-
тов к функционированию; оставшиеся 30% набираются за не-
сколько месяцев. У человека объем мозга к моменту родов со-
ставляет только 18–20% взрослой величины, а процесс его роста заканчивается лишь к 23 годам. У неандертальца объем головного мозга достигал в среднем 1600 см3, что превосходит объем мозга современного человека. У шимпанзе непосредственно перед родами рост мозга рез-
ко замедляется и больше никогда не набирает сколько-нибудь заметных темпов, а у человека еще
на протяжении двух лет (!) после родов развитие мозга продолжается с той же скоростью, что и во внутриутробный период. Эти-то годы, видимо, и дол-
жен был бы проводить ребенок во чреве матери. «...Продолжительность беременности, возможно, состав-
лявшая 11 мес. (эта величина согласуется с прогностическими расчетами, основанными на общих для всех млекопитающих
соотношениях между размерами тела матери, плода и сроками беременности), теперь сократилась до нынешних 9 мес.», – пишет Д. Пилбим в работе «Происхождение гоминоидов и го-
минид». Думается, он называет малый срок. «...Можно думать, что человек родится недоношенным, и что нормальный срок для беременности у человека <...> – 22 месяца. Очевидно, что за такой срок ребенок стал бы значительно больше, и его ог-
ромная голова обязательно погубила бы мать. И тут пришло на помощь особое биологическое приспособление – возвращение к стадии низших млекопитающих – сумчатых, рождающих не-
доношенных детенышей. Только у человека вместо сумки – интеллигентность, самоотверженность и нежность матери», – отметил палеонтолог И.А. Ефремов. 43 *** В 400 метрах от входа в пещеру Куэва-Майор (нагорье Сьерра-Атапуэрка, Испания) расположен 15-метровый карсто-
вый провал Лос-Уэсос. В начале девяностых годов испанские археологи обнаружили в нем останки 32 прачеловек. Возраст находки – 350 тыс. лет. Это не были люди современного типа – людей современного типа 350 тыс. лет назад вообще не суще-
ствовало. Объем
мозга (1100–1400 см
3
), надбровный валик, отсутствие клыковой ямки на верхней челюсти свидетельству-
ют, что перед нами – неандертальцы. Эта группа костяков была древнейшим кладбищем (в чем согласились между собой специалисты из ряда стран, участво-
вавшие в 2003 году в специальном коллоквиуме в Нью-Йорке). Захоронение дало нам «текущий демографический срез» той эпохи, показав распределение погребенных по полу и возрасту. И что ж мы видим? Подавляющее большинство мужчин не пе-
режило рубежа тридцатилетия, а вот значительная часть жен-
щин умерла вдвое раньше, в 15-16 лет; понятно, что это – срок первых родов... Таким образом важнейшей проблемой возникающего чело-
века стала смертность при родах. Популяция наших прапред-
ков (их численность
к тому времени оценивается в 1 млн осо-
бей) была поставлена на грань небытия. Ситуация в целом была абсолютно катастрофичной. Вид вымирал. Ребро или... хромосома? И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену... Бытие, 2: 21–22 И тогда произошло то, что произошло. Одни говорят – «ге-
нетическая мутация», другие – «перст Божий». Не будем га-
дать: просто-напросто появился человек, морфологически не-
отличимый от современного. На смену неандертальцу пришел кроманьонец. Как это случилось? Книга Бытия дает совершенно точный ответ на этот вопрос: он вынесен в эпиграф параграфа. У Андерсена
есть сказка о гадком утенке, обернувшемся 44 чудесным лебедем. Нечто подобное можно сказать и об этом стихе Писания. С XVIII века не устают атеисты смеяться над его «нелепостью». «Это, вероятно, было ложное ребро, – ядо-
вито заметил Вольтер, – ибо недостача настоящего ребра бы-
ла бы очень заметна». И, наоборот, люди, желающие видеть в Книге Бытия истину в последней инстанции, по сей день сму-
щенно отводят глаза, когда им напоминают об «адамовом реб-
ре». И совершенно зря! Современная наука неожиданно для себя прояснила смысл этого стиха, попутно получив несомненное (и ненужное ей) свидетельство, что Тот, кто давал на Синае откровение Мои-
сею, совершенно точно
знал, о чем говорил. «Создать жену» (да и «мужа» тоже) можно только из генети-
ческого материала – из хромосом. Так оно, разумеется, и было. И так изначально было записано в Книге Бытия. Древнейшие рукописи, найденные в Кумране, подтвердили исключительную – абсолютную! – точность, с которой евреи век за веком пере-
писывали Тору. Еврейское слово עָלֵצ (целя), которое истолко-
вано и переведено на все языки мира как «ребро, кость в со-
ставе скелета», по сей день, как и во времена Моисея, стоит в Книге на своем месте. Но оно многозначно: «сторона», «на-
клон» – это тоже его значения. Есть и такое: «ребро, линейная последовательность
в составе некоторого комплекта». Этим словом можно назвать и ребро куба. Есть вариант перевода Книги Бытия, где עָלֵצ звучит по-русски как «грань». Но изна-
чальным смыслом этого слова, как нам представляется, было «хромосома», «фрагмент генетического набора»... Возможно, Моисею было дано это знание – хотя до появления генетики оставалось три
с лишним тысячи лет. А вот позднейшие толкователи не поняли, о чем идет речь. У общего прапредка приматов и человека было 24 хромо-
сомы. У шимпанзе, гориллы, орангутана их и по сей день столько же. А вот у человека, для того, чтобы он стал таким, каким он стал, генотип был уменьшен на одну хромосому и ге-
нетический материал воссоединен («и закрыл то место пло-
тию»). Но и ребер у человека – 24! И толкователи, пытаясь вложить хоть какой-то смысл в текст, загадочный для них и ставший ясным только нам, воспользовались этим совпадени-
ем и представили дело так, что Творец убрал не хромосому (не
было у них ни такого слова, ни такого понятия), а ребро, – хоть 45 и оставалось непонятным, как из ребра можно создать челове-
ка... Впрочем, ведь вырезали же из ребер фигурки... У человека 23 пары хромосом: 22 соматические и одна – поло-
вая, представленная в женском (X) и мужском (Y) вариантах. У шимпанзе, гориллы, орангутана и у прапредка человека – 24 па-
ры, столько же, сколько и ребер. Нумерация (по Парижской но-
менклатуре) дана для человеческих хромосом, под каждой пока-
зан ее аналог из генома шимпанзе. Видно, что человеческая хромосома №2 (в рамке) создана из двух, т.е. общее число пар хромосом в геноме в момент появления человека было умень-
шено на единицу – с 24 до 23. *** Первая птица вылетела из яйца динозавра Шутка палеонтологов Одновременная и одинаковая мутация сразу у обоих роди-
телей попросту невероятна. Она и произошла только у одного из наших предков («ребро» – читай «хромосома» – было выну-
то только у Адама). Но как эта мутация сохранилась в популя-
ции? Действительно, если у отца уже 23 пары хромосом, а у матери – все еще 24, то одна
из материнских хромосом «поте-
ряется», и ребенка либо вообще не будет, либо на свет явится уродец, возможно – не способный к дальнейшему размноже-
нию (как бесплодный мул – гибрид осла и кобылы). 46 Впрочем, виды с числом хромосом, отличающимся от пред-
кового, появлялись в истории биосферы миллионы раз. Кле-
точные механизмы это позволяют. Некоторые авторитетные приматологи считают, что даже между шимпанзе и человеком возможно искусственное скрещивание. Поступали и сообще-
ния об успехе такого оплодотворения (в пробирке), прерванно-
го на стадии зиготы по этическим соображениям. Один из вариантов возможного развития событий дают Ф. Фогель и А. Мотульски в трехтомнике «Генетика человека». «Выход <...> возможен только в одной ситуации: если брат и сестра наследуют от одного из своих родителей одну и ту же перестройку и производят в инцестном браке гомозиготное по-
томство. В этой группе гомозигот фертильность опять была бы нормальной, тогда как скрещивания в общей популяции дали бы только гетерозиготных потомков, имеющих пониженную плодовитость. Следовательно
, этот механизм воздвиг бы эф-
фективный репродуктивный барьер, что создало бы наилуч-
шие условия для постепенного становления нового вида. Может ли быть так, что новые виды приматов берут начало от одной пары особей? Или более конкретно: реально ли, что все человеческие существа происходят от одной предковой пары? Как это ни удивительно, миф об Адаме и Еве как паре прародителей человечества может со временем получить на-
учное обоснование». По сути, он его уже получил. *** Асао Фуджияма и его коллеги провели тщательное сравне-
ние 22-й хромосомы шимпанзе и ее человеческого гомолога, хромосомы № 21. Различия нуклеотидных последовательно-
стей, отнесенные у общему их объему, не превысили 1,44%. Но ведь собственно генами, кодирующими строение белков, являются лишь 4-5% общего объема ДНК. А здесь соотноше-
ние совершенно иное! Более 80% генов 22-й хромосомы
шим-
панзе не совпадают с аналогичными генами 21-й хромосомы человека. Группа Джорджо Берторелле из университета Феррары про-
вела прямое сравнение фрагментов ДНК из скелетов кромань-
онцев, живших 25–23 тыс. лет назад, неандертальцев (42–29 тыс. лет назад) и современных европейцев. ДНК кроманьонцев практически полностью совпала с ДНК современных европей-
47 цев, но резко отличалась от ДНК неандертальцев. Анализ по-
вторили ученые под руководством доктора Ральфа Шмитца летом 1996 года. Фрагменты кости неандертальца получили патанатом, профессор Геттингенского университета Михаэль Шульц и палеогенетик из Мюнхенского университета Матиас Крингс. Из них были выделены фрагменты ДНК. Удалось бы выделить хоть один полный набор хромосом, подсчитать
их – и не было бы сегодня вопросов. Но наиболее крупный фрагмент двойной спирали составил всего 379 нуклеотидов. Его и ана-
лизировали. Результат? Если различия между ДНК ныне живу-
щих людей, независимо от их происхождения, не превосходят 2% (8 различий на 379 нуклеотидов), то для неандертальца эта цифра – 7% (27/379), а для шимпанзе – почти 15% (55/379). Вывод: эволюционные ветви
человека и неандертальца разо-
шлись около 550–690 тыс. лет назад. Цифра великовата, но не станем забывать, что еще за год до того назывались совер-
шенно другие по порядку – 2 млн, 7 млн лет, – и решение о ее величине принималось хоть и по результатам эксперимента, но под гипнозом традиций... Итак, кроманьонец – действительно новый вид, чуть ли не заново сотворенный, имеющий весьма малое отношение к своим обезьяноподобным предкам. «Счастливые монстры» Так назвал Рихард Гольдшмидт наших прапредков в работе «Материальные основы эволюции». «Человек... является чем-
то вроде обезьяньего “урода”», – считал И.И. Мечников, по-
видимому, первым пришедший к этому выводу. «Человек ока-
зывается более похожим не на нормальную обезьяну, – утвер-
ждает Г.А. Васильев, – а на обезьяну, страдающую синдромом Бьюси-Клювера. На самом деле: он не имеет врожденных со-
циальных ситуационных реакций, которыми чрезвычайно на-
сыщено поведение стадных обезьян <...>; получает удовольст-
вие от потребления мяса; не имеет сезонных половых цик-
лов...». То, что произошло с нашими прапредками, называется не-
отенией, т.е. сохранением у половозрелых особей эмбрио-
нальных черт. Немецкий палеоанатом Л
. Больк назвал случив-
48 шееся с человеком фетилизацией
1
. По его мнению человек – половозрелый зародыш обезьяны. «Явление неотении, – до-
бавляет Л. Больк, – широко встречается в животном мире, осо-
бенно при резких колебаниях условий обитания...» Биологической новацией, последовавшей за сокращением числа хромосом, было резкое увеличение недоношенных, дос-
рочно скинутых младенцев. И они были не просто недоношен-
ными. «С точки зрения» неандертальцев они за всю жизнь так и не становились взрослыми существами. Их челюсти были слишком малы и слабы, лоб – уродливо выпячен, руки – слиш-
ком коротки, а ноги – слишком длинны. Их кожа так никогда и не обрастала как следует шерстью. Причем, как это и должно быть при хромосомных аномалиях, их рост и
внешний вид, форма и размеры черепа, надглазничный валик и подбородоч-
ный выступ, пропорции рук и ног, – все было неустоявшимся, все менялось в самых широких пределах. Кроме того, у них отсутствовали обязательные для всякой обезьяны поведенче-
ские стереотипы. «Неотеническая катастрофа, происшедшая с предками человека, <...> фактически лишила его генетически заданных целей. Внутренняя программа «from womb to tomb»
2
<...> стирается почти полностью и заменяется формированием поведенческих характеристик, приобретенных «извне» с по-
мощью воспитания», – пишет Е.П. Гуськов. В популяции появлялось все больше уродцев-
кроманьонцев, но уродцы эти значительно легче, чем неандер-
тальцы, рожали, и благодаря этому была отвращена угроза тотального вымирания вида. Средняя продолжительность жиз-
ни – теперь уже, безусловно
, человеческой – внезапно и резко увеличилась. Суммарная численность людей к этому времени, по данным археолога Ф.К. Хоуэлла, превысила 3 млн особей. Уже 30 тысяч лет назад доля людей, доживавших до 30 лет, возросла в пять раз – отмечают антрополог из Мичиганского университета Рашель Каспари и ее калифорнийский коллега Санг-Хи Ли, – и прежде всего за счет женщин, которым более не грозила неизбежная смерть при первых же родах. Те же племена неандертальцев, которым не посчастливилось, кото-
рые не получили порции свежей крови с хромосомной пере-
стройкой, к этому времени полностью сходят со сцены. 1
Foetus – зародыш, плод (лат.). 2
От чрева до могилы (англ.) 49 Ребенок со стоянки Староселье (Крым). Реконструкция. Волосы убраны, чтобы показать необычность формы черепа Матриархат Неандертальцы отнюдь не убивали своих уродцев, они вы-
хаживали их, и это заставляет задуматься о социальном кли-
мате в их стаде. Повсюду у колыбели человечества и вплоть до ранних ста-
дий письменной истории мы видим женщину стоящей на шаг впереди мужчины, в ореоле почитания и даже обоготворения. Патриархи захватили власть гораздо
позже, это был непростой и неоднозначный процесс – его мы еще коснемся. Однако по сей день, несмотря на труды И. Бахофена, мно-
гие считают матриархат чем-то нуждающимся в объяснении, явно или молчаливо предполагая, что для прачеловеческого общества естественнее было бы, если бы власть принадлежа-
ла наиболее сильным обезьянам-самцам. Именно так строятся отношения в стаде павианов. Но у шимпанзе структура стай совершенно иная. Самцы бо-
лее или менее привязаны к территории, собираясь в большие группы в периоды изобилия и разбиваясь на малые, если пло-
дов мало, а порой и переходя к индивидуальному поиску пищи. Самки намного свободнее и динамичнее: достигнув половой
зрелости, они покидают территорию родительской группы, миг-
50 рируют в другое сообщество, где и спариваются – по собствен-
ному выбору. Шимпанзе очень дружелюбны: число мирных контактов превышает число враждебных в двадцать раз, даже в отношении членов иной территориальной группы. У шимпан-
зе нет ничего похожего на павианьи гаремы и иерархии. Видимо, стаи наших прапредков более или менее напоми-
нали то, что мы видим у шимпанзе. Но было и еще одно чрезвычайно важное обстоятельство, продолжавшееся сотни тысяч лет кряду: высокая смертность женщин при родах. В этих условиях племя, чтобы выжить, должно было с момента рождения окружить каждую женщину максимальным вниманием. Женщина, тем более
беременная, была величайшей ценностью племени, предметом его заботы и охраны. Племя, где это было не так, немедленно вымирало. И длилось это тысячелетие за тысячелетием, откладываясь в генетической памяти. Поэтому слово женщины было законом, и если она решала выкармливать и выхаживать ребенка-
«уродца», возразить ей не смел никто. Изгнание из рая Темный и косматый зверь, сойдя с ума, очнулся человеком М. Волошин. Путями Каина. I: Мятеж Развитие человека не было линейным процессом, посте-
пенным и постоянным накоплением все более совершенных черт: в какой-то момент случился «перерыв постепенности». В чем он состоял? «По умолчанию» принято считать, что собст-
венно момент творения был «плюсовым», что у человека при этом что-то такое добавилось. Главная трудность, мол, в том
, чтобы верно назвать источник новоприобретения. Называют и жесткие излучения (земные – напр. месторождения радиоак-
тивных элементов и космические – напр., взрыв Сверхновой), и изменения напряженности магнитного поля, и экстремальный тепловой стресс... Говорят о возможности мутаций химических, о том, что женщины, которым грозила смерть, инстинктивно искали различные растения вроде спорыньи, белены, дурмана и пр., пусть опасные, но такие, которые помогли бы им до сро-
ка избавиться от плода или, по крайней мере, утишить боль 51 при родах. Возможно, в этих поисках были найдены мак, эфед-
ра, конопля и другие средства, до сих пор используемые в ме-
дицинской практике. Да и Книга Бытия говорит о Древе, сопри-
частном возникновению человека... Все это, безусловно, интересно, но о том ли следует гово-
рить! Ведь ясно, что любое экстремальное
внешнее воздейст-
вие ничего не может создать, – только разрушить. «Главная трудность» на деле оказывается главной методологической ошибкой. Вопрос о причинах мутации – вопрос второстепен-
ный. Суть в том, что человек современного вида возник в ре-
зультате падения с предшествовавшего, более высокого уров-
ня. Приобретение самосознания было утратой выпестованно-
го за сотни тысяч лет психофизиологического единства с пле-
менем. Разумеется, не полной утратой, что-то и осталось: руи-
ны великого древнего единства с племенем и со Словом мы то и дело обнаруживаем в себе, называя их «совестью»... *** Появились какие-то новые трихины, существа микроско-
пические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей... Ф.М. Достоевский. Преступление и наказание Неотеническая катастрофа значительно изменила структуру мозга наших прапредков. Взгляните еще раз на график на стр. 29. При переходе от неандертальцев к людям современного типа не только заметно уменьшается общий объем мозга, но и происходит нечто совершенно противоположное тому, что про-
исходило при переходе от эректусов к неандертальцам: темпы роста височных и теменных областей падают, а лобные доли стремительно растут. Что это значит? Что кроманьонец не же-
лает больше подчиняться внешним влияниям – звучащему слову! – и на первый план для него выходят самостоятельное прогнозирование ситуации и планирование собственной дея-
тельности. Да, собственной! Ибо после неотенической катастрофы в искалеченном мозге кроманьонца впервые в истории Вселен-
ной появляется эта иллюзия – представление о себе как об отдельном существе, имеющем «собственные интересы». Ее появление и стало моментом творения человека, это и был тот 52 «первородный грех», преодоление которого является смыслом всей человеческой истории. (Это, к слову, и единственный ис-
точник страха смерти, напрочь отсутствующего у животных). Обычно люди думают, что «чувство “Я”« – наиболее важная функция мозга, что зрением, слухом или обонянием «заведу-
ют» его отдельные участки, а вот «чувством “Я”« – весь мозг в целом. Но это вовсе не так! Кажущаяся очевидность представ-
лений о собственном внутреннем мире не позволяет человеку разобраться в его действительном содержании, как очевид-
ность
движения Солнца вокруг Земли столетиями не позволя-
ла постичь действительное устройство Солнечной системы. На самом деле за «чувство “Я”« отвечают достаточно ограничен-
ные участки мозговой коры на границе теменной, височной и затылочной областей в правом полушарии. Их разрушение приводит к деперсонализации – утрате чувства собственного «я», а их хроническое раздражение или
отравление алкоголем – к чувству «сценоподобности» всех ощущений, их «сделанно-
сти» и навязанности каким-то иным «Я», пребывающим вовне, к императивным слуховым галлюцинациям, с которыми невоз-
можно справиться. В этой же области хранится представление о других личностях: ее разрушение приводит к тому, что чело-
век перестает узнавать прежде хорошо знакомых ему
людей (причем способность идентифицировать лицо, отождествить, скажем, фотографии в фас и в профиль, полностью сохраня-
ется). Появление «чувства “Я”« означало, что Слово из субъекта действия стало объектом рассмотрения. Оно перестало быть уникальным. Более того! Стало возможным появление второ-
го слова (а потом еще и еще, все новых и новых...). Первое
(и единственное) слово на протяжении сотен тысяч лет было залогом сплоченности наших прапредков и символом их победы. Мы реконструировали его как «Гр-р!», но нужно по-
нимать, что оно постоянно развивалось и дифференцирова-
лось, обрастало, так сказать, обстоятельствами образа дейст-
вия и деепричастными оборотами. Тем не менее суть его оста-
валась неизменной. А вот с появлением «второго слова» дело принципиально изменилось. С одним-единственным словом мы остаемся в пределах биологии; с появлением второго мы вступаем в об-
ласть рефлексии, психологии, в область человеческой исто-
53 рии. Первое слово теряет универсальность: второе неизбежно оказывается с ним в отношении оппозиции, они исключают друг друга. Появление второго слова можно сравнить с пере-
ходом от тоталитаризма к демократии: так меняется положение в стране, когда наряду с дотоле единственной правящей пар-
тией появляется вторая (не карманная, бутафорская, разуме-
ется, а
реальная, и не обязательно легальная). Второе слово можно реконструировать как «хм!» или «хи-
хи!»: вместо безоглядной веры, обеспечивающей монолит-
ность племени, возникают скепсис, сомнение, ирония. Субъектом первого слова было только «мы». Существо, об-
ретшее второе слово, стало способно различать «я» и «они». Оно нашло варианты получать свою долю мяса, ничем не рис-
куя, не участвуя в схватке. И оно испугалось своего открытия, оно сообразило, что если другие, если «они» тоже отыщут по-
добные варианты, то отлаженный процесс добычи мяса будет разрушен! (Так в мир впервые пришел страх). И потому его «хи-хи», в отличие от «Гр-р!», с самого начала было тайным, шепотным; оно никогда не звучало громко. (Так в мир впервые пришла тайна). Более того! Существо, потихоньку шептавшее «хи-хи», вслух, как и другие, и даже громче других, кричало «Гр-р!», уже вполне сознательно, хоть и лицемерно, утверждая основы бытия своего племени. Начав творить зло, оно тут же
поняло, в чем состоит благо. (Так в мир впервые пришли ложь и лицемерие). Вот что означали возникшие в ориньякском периоде «бусы и подвески»! Лев, вырезанный из мягкого камня и повешенный на шею, или ожерелье из волчьих клыков были вовсе не бижу-
терией: они были символами социальных различий, устанав-
ливали градации
социального статуса, право получать долю добычи, не участвуя в охоте. Что в этом, в сущности, удивительного? Джейн Гудолл в ре-
зервате Гомбестрим в Танзании наблюдала, как самец-
подросток Фиган с легкостью обманул других шимпанзе, чтобы получить доступ к пище. Другой шимпанзе, Майк, добился вы-
сокого социального статуса в стае всего-
навсего громыхая пус-
тыми канистрами из-под бензина. Научная литература содер-
жит внушительное число примеров того, как шимпанзе обма-
нывают других с помощью жестов, поз и мимики. Но не следует забывать, что мы говорим не о современных шимпанзе, а о 54 существах, среди которых сотни тысяч лет шел отбор на не
-
возможность лжи, культивировался запрет на уклонение от ис-
полнения своего долга: племя, где такое было возможно, про-
сто погибало. Неотеническая катастрофа перечеркнула эти сотни тысяч лет, отбросила только что возникшего человека на уровень ни-
же неандертальского. И пусть он теперь имел великолепные кремневые и обсидиановые рубила, владел огнем и носил мяг-
кие и теплые шкуры – в нравственном отношении восхождение начинать нужно было заново. И не с нуля, а с величин минусо-
вых, отрицательных! *** В конце прошлого века Аллан К. Уилсон и его коллеги из Калифорнийского университета в Беркли, взяв на вооружение генетический анализ, пришли к выводу, что у современных лю-
дей обнаруживается мДНК, идущая от одной-единственной женщины (разумеется, ее назвали Евой). Само по себе это не удивительно: любой признак (вроде расцветки гороха) можно
, при желании и везении, проследить во времени назад до той единственной особи, у которой он возник. Но названные ис-
следователи утверждали нечто большее: что Ева жила в Аф-
рике примерно 200 тыс. лет назад. И вот это-то положение неожиданно вызвало восторг одних исследователей и не менее страстные возражения других. Ряд исследователей горячо поддержал эту концепцию. Профессор-палеонтолог Калифорнийского университета Тим Уайт, директор программы по исследованию происхождения человека в Смитсоновском институте Рик Поттс и палеоантро-
полог из Нью-Йоркского университета Филипп Райтмайр уве-
рены, что знают, где и когда возник наиболее древний человек современного типа. «Homo Sapiens idaltu», – назвали они су-
щество, несколько
черепов которого возрастом 160–150 тыс. лет обнаружены в уже известном археологическими находками районе Афар (Эфиопия), близ деревеньки Херто («идалту» на местном наречии означает «старший, старейший»). Именно отсюда, по их мнению, люди современного типа распространи-
лись по всему миру. Однако Джеффри Дж. Поуп из Иллинойского университета заметил, что десятилетия изучения палеолитических материа-
55 лов из Азии не выявили ни одного указания на культуру или технологию, привнесенную извне кем бы то ни было, включая гипотетических «потомков Евы». «Если пришельцы из Африки вытеснили местные азиатские популяции, значит, они унасле-
довали от них культуру и технологию, бесследно забыв свои собственные достижения», – язвительно добавляют Алан Дж. Торн
и Милфорд Х. Уолпофф. «У нас задокументированы не-
прерывные анатомические изменения, ведущие от архаичных жителей различных областей к верхнепалеолитическим, – го-
ворит Уолпофф, – а нас хотят убедить, что пришельцы не только вытеснили местных жителей, но и невообразимым пу-
тем переняли все характерные черты их облика – различные в разных регионах». Но, может быть, они переняли их благодаря скрещиванию? Мы, например, склоняемся именно к этой точке зрения. Но в том-то и дело, что разработчики теории «африканский Евы» a priori ввели постулат, что «потомки Евы» и те, кого они смени-
ли, никогда не скрещивались. Иначе они (исследователи, а не антропоиды) не могли объяснить отсутствие других линий мДНК в генетическом материале! «Но они [«потомки Евы»] уже разговаривали, – замечает Луиджи Кавалли-Сфорца из Стэнфордского университета. – А неандертальцы – нет. Это и не позволяло “потомкам Евы” спа-
риваться с ними». Можно ли выдумать бóльшую нелепость? Не говоря о том, что неандертальцы давно уже разговаривали, во все времена мужчины-
завоеватели спаривались «со всем, что шевелится» вне зависимости от возраста, пола и даже ви-
довой принадлежности этого «шевелящегося»! И уж тем более не спрашивая его согласия, не выясняя, говорит ли он (она) и на каком языке! А в первые сотни и тысячи лет после своего возникновения, еще полуобезьяны, они вели себя
, выходит, как джентльмены викторианской эпохи? Известный антрополог и популяционный генетик Алан Темплтон привел веские доводы против теории, считавшейся общепризнанной последние 20 лет. Новые генетические дан-
ные показывают, что древнее евразийское человечество не было вытеснено сапиенсами, вышедшими из Африки 80-
100 тыс. лет назад, а смешалось с ними. Ряд находок окончательно перечеркнул нелепую теорию
56 «нескрещивания». Одна из недавних (в 1998 году) и наиболее показательных – находка доктором Цихоа и его коллегами в Португалии останков мальчика, жившего более 24 тыс. лет на-
зад, скелет которого был несомненным гибридом неандер-
тальца и человека «современного вида». Генетики считают, что с помощью использованной компью-
терной программы можно построить миллионы одинаково
правдоподобных «деревьев», многие из которых будут уходить корнями не в Африку, а, скажем, в Азию. «Гипотеза об афри-
канской Еве вообще не появилась бы, если бы анализ исход-
ного массива данных был проведен правильно», – заявил А. Темплтон из Вашингтонского университета. *** Расселение человека шло самыми разными путями. Хромо-
сомный анализ позволяет проследить эти пути во времени и пространстве. До недавнего времени принято было считать, что гоминиды пришли в Южную Европу, на Кавказ и в Среднюю Азию из Аф-
рики. Предлагались три пути: в районе Гибралтара, через ост-
ров Сицилию и Апеннинский полуостров
1
, и, наконец, через Ближний Восток. В соответствии с этими взглядами В.Н. Гладилин предполагал, что заселение Северного Причер-
номорья и Приазовья происходило из Прикарпатья. Здесь, в долине р. Тиса, находится стоянка Королево; раскапывавший ее В.Н. Гладилин считает, что древнейшие ее слои восходят к олдуваю. Были бы здесь черепа – как знать, какими сенсация-
ми порадовала бы нас она! Но, увы, здешние суглинки не со-
хранили ни единой косточки. Проблема, однако, состоит в том, что ни одна из древней-
ших каменных индустрий, найденных в России, Средней Азии и Украине, ни по каким своим технолого-типологическим при-
знакам не может быть сопоставлена с
ближневосточными и африканскими. В громадном регионе, от Муллино (южный Урал) и Кульдары (Средняя Азия) до Пржезлетице (Чехия), Бельцингслебена (Германия) и Вёртешсёллеша (Венгрия) эти 1
За последние 2 млн. лет Средиземное море трижды, в связи с пониже-
нием уровня океана из-за оледенений, мелело и становилось внутрен-
ним бассейном, точнее – гигантским испарителем, накопившим на сво-
ем дне десятки миллионов тонн гипса, галита и других солей. 57 индустрии автохтонны, то есть возникли и развивались практи-
чески без внешних влияний! Миграция с юга вероятна только для древнейших памятников Испании, Франции и Италии. Ручные рубила, обнаруженные близ Макеевки и Амвросиев-
ки (Приазовье), имеют аналоги в имеретинской культуре (пе-
щеры Кударо, Цона, Джручула и другие в Южной Осетии, обра-
зующие
Кударскую палеолитическую культуру). Для имеретин-
ских памятников характерно отсутствие двусторонней обработ-
ки. Нет здесь и костяных орудий. Аналоги этой индустрии об-
наруживаются на территориях нынешних Иранского Азербай-
джана и Карсского вилайета Турции. Но откуда и куда шло движение? В.П. Любин считает, что из Закавказья – на Север-
ный Кавказ и, далее, на Русскую равнину, куда прачеловек, со-
гласно этим воззрениям, добрался около 100 тыс. лет назад. Однако ашельские орудия Приазовья и Донбасса древнее северокавказских. Находки Н.Д. Праслова на Северском Донце (Хрящи, Михайловское) относятся к среднему ашелю (ок. 200 тыс. лет назад), а орудия из Герасимовки (берег Миусского лимана в 10-12 км от
Таганрога) датируются, возможно, даже временем более раннего, миндельского оледенения (свыше 350 тыс. лет назад). Были и другие причины для сомнений. Маргарита Дикова из Магаданского центра научных исследований РАН, а также Тэд Джебель и Майкл Уотерс из Техасского университета пришли к выводу, что человек проник в Америку не позже 40 000 лет на-
зад
. Выходит, когда в Европе еще только формировалась ориньякская культура, где-то в Сибири или южнее человек со-
временного типа уже существовал? Эпикантус, придающий характерный разрез глаз монголь-
ской расе, закладывается у всех человеческих эмбрионов, и лишь потом редуцируется у представителей отдельных рас (это установил еще И.М. Сеченов). Стало быть
, хронологиче-
ски первым, наиболее близким к «колыбели человечества» был антропологический тип монголоида. «Впервые человек начал заселять бескрайние просторы Сибири, – пишет А.П. Деревянко, – не только южные, но и се-
верные широты уже в раннем палеолите. Скорее всего, он проник сюда с территории нынешних Казахстана или Монго-
лии. Только за последние
четыре года в результате изучения озерных котловин и речных систем Монгольского и Гобийского 58 Алтая археологи нашего института совместно с монгольскими коллегами открыли более 450 палеолитических комплексов, в том числе около 20 ранних. Среди них можно выделить не-
сколько уникальных – в районе аймачного центра Баян-Ульги, сомона Ман-хан, в долинах рек Уэнч, Баралгин-гол и другие»… Директор Института общей генетики Российской академии наук Илья Захаров считает, что прародиной и жителей Сибири, и американских индейцев была Центральная Азия. В начале XX в. антрополог Д.Н. Анучин, академик П.П. Сушкин, американский палеонтолог и археолог Г. Осборн и другие ученые разрабатывали концепцию центральноазиат-
ского происхождения
человека. Именно ее должна была под-
твердить или отвергнуть американская (фактически междуна-
родная) центральноазиатская экспедиция во главе с Р. Эндрюсом, направленная в Монголию в 20-е годы. Эту идею защищал патриарх палеоантропологии Ральф Кёнигсвальд. Ее отстаивает видный археолог В.А. Ранов. «...Сомнения, с кото-
рыми выступают сейчас сторонники «азиатской гипотезы», разрушая стройность «африканской», имеют право на сущест-
вование...», – осторожно замечает В.П. Алексеев. Были ли у неандертальцев захоронения? Древнейшие костные остатки, обнаруженные в Костенках-
на-Дону – это всего лишь несколько зубов. Но совсем рядом, в Крыму, есть почти столь же древние захоронения первочело-
века. (Ю.А. Смирнов говорит об очагах древнейшей тафоло-
гической активности, один из которых расположен в Крыму). Непосредственно перед находкой кладбища в Атапуэрке ис-
следователь Роберт
Гарджетт «закрыл» ряд хорошо известных неандертальских захоронений, в том числе ближневосточные. Все их он объявил случаями естественной консервации остан-
ков гоминид. «Я выступал против предвзятого мнения о позна-
вательных способностях неандертальцев, – пишет он. – В кон-
це концов их мозг по объему был таким же, как и наш. Их ору-
дия напоминают те, что изготавливали люди современного ви-
да. Если неандертальцы действительно хоронили своих умер-
ших сородичей, то они начинают выглядеть совсем, как мы, и тогда в чем разница между ними и нами? Если же допустить, что они не хоронили своих мертвых, тогда их умственные спо-
собности не так уж напоминают наши
. В этом случае становят-
59 ся понятнее, <...> почему у них не возникло искусство». Погребение «Схул 1». Ребенок 3–5 лет, воз-
раст захоронения ~40 тыс. лет. Естест-
венная анатомиче-
ская связь между кос-
тями скелета изна-
чально отсутствова-
ла: либо погребали расчлененный труп, либо захоронение со-
вершали после разло-
жения мягких тканей. Противники теории захоронений видят здесь остатки канни-
бальского пиршества: не «после разложения», а «после обгладывания». Сторонники указывают, что в этом случае кости, скорее всего, были бы разбросаны «Все более или менее полные скелеты, – утверждает Гард-
жетт, – найдены в пещерах, где комплекс геологических усло-
вий мог имитировать погребение». Например, в Ля Шапель-о-
Сен, где в 1908 г. был найден почти целый скелет, углубление примерно прямоугольной формы, в котором лежали кости, могло возникнуть в результате воздействия воды на известня-
ковый пол пещеры. Если бы ослабевший неандерталец залез в небольшую пещерку и умер там, естественно сформировав-
шиеся отложения чем-то напоминали бы могилу... Но как понять тогда ящики из плит известняка в пещере Регурду (Франция)? В одном из них находился скелет челове-
ка, а в соседней – медведя... Впрочем, Регурду – сравнительно «
молодая» стоянка… Так были ли у неандертальцев захоронения? Гарджетт не оригинален в своих утверждениях. В свое вре-
мя, как известно, А.П. Окладников предложил реконструкцию ритуального погребения в Тешик-Таше, отметив, что пять пар козлиных рогов, кольцом вкопанные вокруг детского черепа, дают основание утверждать, что у неандертальцы поклонялись 60 солнцу. М
.С. Плисецкий, комментируя эту реконструкцию, с иронией отметил, что на полу пещеры было не пять пар рогов, а несколько десятков, и «круг», увиденный в их хаосе Оклад-
никовым – не более, чем игра воображения. Раздавленный на 150 кусков череп ребенка лежал далеко не в центре круга; ске-
лет... но его, собственно, не
было, а были ребра, ключица, от-
дельные кости рук и ног, перемешанные с костями животных... Останки человека из пещеры Эс-Схул (Па-
лестина), считае-
мые древнейшим за-
хоронением. Разуме-
ется, костяк, под-
вергшийся естест-
венной консервации, сохраняет анатоми-
ческий порядок кос-
тей, но для призна-
ния останков захо-
ронением, видимо, нужно нечто боль-
шее До открытия в Атапуэрке считалось, что самые первые по-
гребения появились на Ближнем Востоке, у неандертальцев Шанидара (пещера на территории нынешнего Ирака, 50 тыс. лет назад). Но были они исключительно редкими. «В Евразии зафиксировано всего лишь около 60 случаев преднамеренного захоронения умерших (для остальных континентов они пока неизвестны), совершенных за последние 30-35 тыс. лет
мусть-
ерской эпохи, т.е. в среднем лишь двое (!) погребенных за ты-
сячелетие», – пишет известный специалист в области доисто-
рических погребальных практик Ю.А. Смирнов. Отсутствие системности – самый главный аргумент против преднамеренности захоронений, их, так сказать, «осмысленно-
сти» (как и против ранней символьной деятельности). Если бы ингумация осуществлялась в рамках каких-то религиозных представлений, захоронений было бы заметно больше. Но, может быть, речь идет не о «загробном бытии», а всего 61 лишь о знаках внимания к близким и дорогим людям? В Шани-
даре труп был положен на подстилку из цветов и засыпан цве-
тами – василек, тысячелистник, алтей розовый, крестовник, лук кистистый, эфедра... Противники захоронений уверяют, что то была просто... мусорная куча. Но вот другой неандерталец из того же Шанидара: у него
была изуродована правая рука. У старика из Ля-Шапелль-о-
Сен был явный артрит, отсутствовали зубы. Ромито-2 (назван-
ный так по пещере в южной части Апеннинского полуострова, где были обнаружены его останки; 11500 лет до н.э.) – карлик около метра ростом, чудовищно изуродованный акромезоме-
лической дисплазией, редкой формой недоразвития костной системы. Предплечья у него были короткими и кривыми, так что сгибать руки в локтях он мог лишь с большим трудом, при ходьбе переваливался, как утка и, вероятно, быстро уставал. Стены пещеры, где его похоронили, украшали изображения животных, а рядом с карликом лежали останки 35-летней жен-
щины (карлику было около 17), причем голова карлика
лежала на щеке женщины, а ее рука охватывала его тельце. Как заме-
тил Дэвид Фрэйер из Канзасского университета (США), палео-
литические охотники и собиратели «могли испытывать чувство сострадания к человеку, который в принципе никогда не мог быть полезным для коллектива». Впрочем, он мог быть магом, и тогда его захоронение имело ритуальное значение: Ни один из названных погребенных не смог бы жить без посторонней помощи, и если они дожили до почтенного по тем временам возраста, значит, такая помощь была. И, стало быть, захоронения – элемент в комплексе новых отношений, скла-
дывающихся между будущими людьми: они заботились о жи-
вых соплеменниках, и уважение это продлевалось даже за грань физического бытия... «Неандертальцы имели достаточную социальную изо-
щренность для того, чтобы заботиться о беспомощных и не-
мощных и, что куда более удивительно, мотивацию для подоб-
ных действий», – отметил палеонтолог Вашингтонского уни-
верситета в Сент-Луисе Эрик Тринкаус. У тех, кто доказывает, что неандертальские захоронения – вовсе не «естественная консервация останков» есть сильный аргумент: компактность расположения первых могил. Древ-
нейшие захоронения обнаружены в Спи (Бельгия); Арси-сюр-
62 Кюр, Ля Кина, Рок де Марсаль, Ля Шапель-о-Сен, Ле Мустье, Ля Ферраси, Регурду (все – Франция); Заскальная VI, Киик-
Коба, Староселье, Тешик-Таш (все – Крым); Мугарет эт-Табун, Мугарет эс
-Схул, Кебара, Джебел Кафзех, Амуд (все – Изра-
иль), Тешик-Таш... То есть, практически, всего в трех точках на земном шаре (если считать Бельгию и Францию за одну «точ-
ку»)! И мы не только имеем полное право так считать, но мо-
жем вообще не учитывать эту группу погребений, отыскивая место первотворения человека! «...Позднее всего палеолит появился во Франции...» – указывает Я.Я. Рогинский в работе «Проблема прародины человека современного типа». Ю.А. Смирнов выражается осторожнее: «Насколько позволяют судить данные абсолютной хронологии, азиатская группа по-
гребений в целом несколько древнее европейской». Согласен с этим мнением и Р. Уайт: «...Первые погребения, по-видимому, появились в Европе лишь после того, как туда пришел Homo sapiens...». «В центральной Европе ориньякские индустрии не имели местных корней», – свидетельствует фундаментальная восьмитомная «История Европы» (курсив везде мой. – В.С.). Ю.А. Смирнов, указав три «очага тафологической
1
активно-
сти», добавляет, что столь неравномерное распределение за-
хоронений нельзя объяснить различной степенью изученности тех или иных районов. Крым Крым был заселен с мустьерского времени, еще до валдай-
ского (калининского) оледенения, т.е. не позже 70 тыс. тыс. лет назад, а, возможно, и значительно раньше. Здесь, в гроте Киик-Коба, на стоянках Староселье и За-
скальная найдены настоящие погребения. Как усомниться в преднамеренности захоронения в Киик-Коба, если здесь в скальном
полу грота для останков женщины была выбита спе-
циальная яма! Для крымских захоронений очевидна несомненная биологи-
ческая прогрессивность костных останков. Погребение в Ста-
роселье исследовал А.А. Формозов. В найденном здесь костя-
ке двухлетнего ребенка ярко выражены черты неоантропа. Над телом ребенка была создана искусственная насыпь из гравия. 1
Ταφος – могила, погребение и λογος – слово, учение. Система знаний о преднамеренных погребениях. 63 У черепа, найденного на стоянке Заскальная, выпуклый лоб, укороченное лицо, округленный затылок (см. рис. выше, на стр. &&). Судя по черепу, у людей, живших здесь, были значительно увеличены лобные доли мозга, отвечающие за прогноз ситуа-
ции и планирование. У края ледяной горы... Около 75 тыс. лет началось валдайское оледенение, в Се-
верной Европе именуемое вислинским, а по «альпийской» схеме – вюрмским. Сплошной ледяной щит площадью 5 млн. кв. км и толщиной 2 км (в Скандинавии – до 3 км) покрыл тер-
ритории от Британии до Урала. У самой кромки льда, как мож-
но и сейчас видеть в горах Кавказа
, начиналась тундра, – ро-
додендроны и эдельвейсы, мхи и лишайники, осоки, разнотра-
вье, кустики карликовых березы и ивы, лиственницы и сосны. Южнее шли степи, и лишь у самого Черного моря встречались островки лесов. Почти эту же цифру – 70 тыс. лет назад – называет профес-
сор Стэнфордского университета Марк В. Фельдман. «В пер-
вом подлинно человеческом племени было не более 2000 че-
ловек, – говорит он. – Оно возникло около 70 тыс. лет назад и стало родоначальником всех современных людей благодаря серии периодических миграций на Ближний Восток, в Европу, Азию, Океанию и Америку...» Каждому члену группы собирателей, считая и остающихся в лагере, требовалась к этому времени территория не менее
25-
30 км
2
(по расчетам С.Н. Бибикова и В.М. Массона – ок. 15 км
2
; в современной сибирской тайге один охотник приходится на 100-200 км
2
). Пересчет на площадь Крыма (25500 тыс. км
2
) даст нам тысячу человек населения. Б.А. Фролов считает, что на территории полуострова могли в то время обитать всего лишь три-четыре общины палеолитических охотников-
собирателей, в общей сложности – около 200 человек. Амери-
канский демограф Э.Диви дает иные оценки: 300 тыс. лет на-
зад плотность населения составляла 1 чел. на 8 км
2
, 25-10 тыс. лет назад – 1 чел. на 2,5 км
2
. Группа Марка Стонекинга из Лейпцигского университета эволюционной антропологии им. Макса Планка заявила, что по данным генетического анализа пути эволюции головной, пла-
тяной и лобковой вши, паразитирующей на человеке, разо-
64 шлись около 72 тыс. лет назад. Но это могло произойти при двух обязательных условиях: во-первых, если человек уже ут-
ратил сплошной волосяной покров и, во-вторых, если у него появилась одежда
1
. (Разумеется, иных, более вещественных свидетельств от тех времен дойти никак не могло: самый древний из известных археологам клочок ткани соткан всего лишь за пять тысяч лет до нашей эры.) Вопрос лишь в том, по-
явление ли у человека одежды позволило ему расстаться с жаркими климатами и двинуться на север, или наоборот, вьюги и холода Севера, заставившие нашего прапредка думать еще и об одежде, помогли ему сформироваться как человеку? Во всех случаях речь идет о суровых условиях приледнико-
вой тундро-степи. «Чем выделялись эти области становления современного человека? – задают вопрос А.Г. Маленков и И.Е. Ковалев в статье «Кожа и происхождение
человека», и сами же отвечают: «Они находились вблизи периодически на-
ступающих и отступающих ледников». Кожа, лишенная волос, позволяет синтезировать витамин D. Впрочем, вряд ли исчез-
новение волосяного покрова было приспособительным. Скорее всего оно было побочным следствием перестройки, проис-
шедшей с мозгом. Дело в том, что наша кожа с ее рецепторами имеет то же происхождение, что и мозг, в эмбрионе они обра-
зуются из одного и того же листка ткани, и потому любые пе-
ремены, затрагивающие один из этих органов, так или иначе сказываются и на другом. Второе расселение Наши предки прекрасно чувствовали себя в приледниковых условиях. Стоянка Берелех (возраст – 30 тыс. лет) находится в низовьях Индигирки (71° с.ш.); стоянка у деревни Бызовой (ок. 20 тыс. лет), – в предгорьях Приполярного Урала. Но сенсаци-
ей последних лет стало обнаружение в Республике Коми, на берегу реки Усы, на 66º с.ш., сразу за полярным кругом, стоян-
ки Мамонтова Курья возрастом 40 тысяч лет. Это было уста-
1
Сам факт, что гоминид натянул на себя содранную со зверя шкуру, еще не позволяет говорить о нем как о человеке: и рак-отшельник способен использовать пустую раковину в качестве «одежды» для своего уязви-
мого брюшка. Еще раз: о человеке мы говорим только когда фиксируем несомненную символьную деятельность, а это случилось никак не ра-
нее 45 тыс. лет назад. 65 новлено при радиоуглеродном анализе метрового бивня ма-
монта с четким рисунком в виде глубоких насечек, нанесенных наискось двумя разными каменными орудиями. «Качество об-
работки костей и каменных орудий говорит о достаточно высо-
ком уровне развития древних жителей Заполярья», – свиде-
тельствует один из руководителей совместной российско-
норвежской археологической экспедиции, научный сотрудник
Института языка, литературы и истории Коми Павел Павлов. До недавнего времени с утверждением, что человек освоил арктические и субарктические широты Евразии не ранее конца мезолитической эпохи, то есть около 7 тысяч лет тому назад, спорил лишь руководитель экспедиции «Гиперборея» профес-
сор В. Демин. Считалось, что эти территории были заняты ледником. Однако сегодня, благодаря разведочным экспеди-
циям нефтяников, мы гораздо лучше знаем историю междуре-
чья Енисея и Оби. 50–30 тыс. лет назад оно было покрыто не ледником, а... морем. Восточным его берегом было плато Пу-
торана, западным – склоны северного Урала. На юге море продвинулось далеко в глубь равнины по долинам древних Оби, Пура, Таза
, Енисея. В нем обитали сравнительно тепло-
любивые моллюски, росли диатомовые водоросли. Острова покрывались травянистым покровом и кустарниками; значи-
тельные площади занимали торфяные болота. Море оставило эти места 30–22 тыс. лет назад. Климат той эпохи был более влажным и теплым, чем сегодня. Обширную приморскую равнину покрывала лесотундра, здесь обитали мамонты, лошади, северные олени... Когда, как проник сюда человек, если последнее оледене-
ние началось 75, а закончилось 14–10 тыс. лет назад? Значит, он возник ранее 75 тыс. лет до н.э.? *** Слово «Я» (синоним слова «хи-хи») было как заразная бо-
лезнь, эпидемия которой в считанные тысячелетия охватила весь земной шар. Человек расселился «чуть ли не по всей при-
годной к обитанию территории нашей планеты, включая Аме-
рику, Австралию, Океанию, – пишет Б.Ф. Поршнев. – Эта дис-
персия человечества по материкам и архипелагам
земного ша-
ра, если сравнить ее с темпами расселения любого другого биологического вида, по своей стремительности может быть 66 уподоблена взрыву. За эти полтора-два десятка тысячелетий кроманьонцы преодолели такие экологические перепады, та-
кие водные и прочие препятствия, каких ни один вид животных вообще никогда не мог преодолеть». И только когда лимиты земного круга были исчерпаны, когда любая миграция приводила на уже занятые другими племена-
ми территории, кроманьонцам пришлось учится уживаться ря-
дом друг с другом. С этого момента и следует отсчитывать собственно человеческую историю. Земной шар перестал быть открытым для неограниченных перемещений. Его поверхность можно было с тех пор описывать
не только физическими или биогеографическими картами, но также этнографическими, а позже – и политико-административными. *** Момент приобретения человеком самосознания, «чувства “Я”« стал моментом изгнания его из первобытного рая. Теперь ему ничего больше не оставалось, как довольствоваться пред-
ставлениями о Боге вместо живого единства с Ним, да меч-
тать о возвращении в потерянный рай. Взамен живой реально-
сти у человека осталась мечта, взамен бытия в Боге – десятки тысяч лет поисков Его. За Него он будет принимать и огонь, греющий его, и жертвенное мясо, и солнце, и гром, и немало других вещей, пока не убедится окончательно, что найти Бога (для себя? для личного пользования?) нельзя: в Нем можно только жить, а для этого нужно каким-то образом отказаться от частички «само-». Отделив себя от племени, кроманьонец (будем более или менее условно называть его так) тем самым противопоставил себя ему. Вот этой меткой «не такой, как все» и были различно-
го рода татуировки (они не дошли до нас), подвески и ожере-
лья. «Одна из самых поразительных особенностей ориньякских украшений
– это то, что они изготавливались в основном из материалов, “экзотических” для данной стоянки, – замечает Р. Уайт в работе “Образное мышление в ледниковую эпоху”. – Люди ориньякского периода высоко ценили “заграничные” ма-
териалы и использовали их для социально-демонстративных целей». «Ни у кого такого нет, а у меня – есть!» – вот смысл подвесок. Как это понятно и сегодня! И, скажем прямо, у кро-
маньонца были основания для этого! Обладая индивидуаль-
67 ным сознанием, он действительно умел то, чего неандерталец не умел, видел то, чего неандерталец не видел. *** Милый друг, иль ты не видишь, Что все видимое нами – Только отблеск, только тени От незримого очами? Вл. Соловьев Что такое индивидуальное сознание и как оно соотносится с противостоящим ему миром? Принято говорить, что мир, существующий в сознании, суть отражение так называемого «реального» мира (марксистская «теория отражения»). Расхожее представление состоит в том, что «клейкие зеленые листочки», которые мы видим, именно так, в форме клейких зеленых листочков существуют где-то
там, вне, а глаз, мозг, психика лишь «фотографируют» их и в виде образов, точка в точку соответствующих своим прообра-
зам, доносят до сознания. Это столь же очевидно, как и ходя-
щее вокруг земли солнце, и столь же ошибочно. И зелень, и клейкость – всего лишь ощущения, возникающие в наших гла-
зах и пальцах, и вне человека их вообще нет. Но вычтите из образа «клейких зеленых листочков» их зе-
лень – зрительное ощущение, их клейкость – тактильное ощу-
щение, их горьковатый запах, их шелест и т.д. и т.п., все ощу-
щения, – и что же останется для существования «вне»? Горсть черной пыли, называемой «атомами
»? Но и атомы эти осыпа-
ются неслышным прахом, истлевают мгновенным огнем, если исчезает воспринимающее их сознание, тоже являющееся ча-
стью Вселенной. «Клейкие зеленые листочки» целиком порождены нашим собственным духом; их вообще не существовало бы, если бы их, блик за бликом и мгновение за мгновением, не создавали мы сами. Именно эту
способность творить мир имеет в виду Книга Книг, говоря, что человек создан по образу Божию. Дух не повторяет в форме понятий что-то уже имеющееся, он конструирует, создает, творит из себя самого новый (ги-
потетический!) мир, проецирует его вовне, наделяя чертами «реальности», и затем проверяет надежность конструкции 68 чувственными данными
всех иных модальностей (ощупывая, обнюхивая). Дети считают то, что видят, несомненной реаль-
ностью. За реальность принимают конструкты нашего духа и последователи Аристотеля, «материалисты», признающие на-
ряду с активной, творящей формой, наличие некой пассивной субстанции, материи. Но материя нереальна; она, подобно зеркалу, принимает любые формы, но ее полнота подобна полноте зеркала, совершенно плоского и пустого. Проходят годы, и человек убеждается, что «вещи», яркие, плотные, ве-
сомые – рассыпались ржавым прахом и в сущности мало чем отличались от клубов тумана или волн, поднимаемых ветерком на ржаном поле. Мир и нам порой кажется «реальным»: в иные мгновения мы замечаем, что вот только что «меня» не
было, а были, словно сами по себе, простые, абсолютно точные и внутренне согласованные цвета, линии, звуки летней степи, закатного не-
ба, морского прибоя... Нужно признать – это счастливые, хоть и редкие минуты. К сожалению, эти образы немедленно усколь-
зают, как только отключившееся было сознание вновь возвра-
щается к навязчивому клубку привычных мыслей. Впрочем, прием наркотиков или алкоголя, травмируя весь мозг, но преж-
де всего наиболее молодые и потому наиболее ранимые его участки, отключает представление о реальности, стоящей за миром, и потому на какое-то время делает сам мир более яр-
ким и «реальным». Подлинная реальность – не сам мир, а нечто, стоящее за
ним! Для человеческого сознания за видимым и слышимым кроется нечто иное, невидимое и неслышимое, но не менее, а более реальное, в принципе – единственно реальное. В том-то и заключается сущность человеческого сознания (и его отли-
чие от ментальности животного), что перед ним с момента его возникновения появляется как несомненный факт некое осно-
вание мира, причина и суть всех вещей, не сводимое ни ко мне самому, воспринимающему, ни к тому, что я воспринимаю. Если это нечто суть запредельная, потусторонняя личность – перед нами религиозная вера. Вера, потому что никакой воз-
можности чувственной проверки факта бытия этой личности нет по определению. А.Ф. Лосев считал, что единственная реальность, с которой сталкивается человек – это миф. «Миф – не идеальное поня-
69 тие, а также не идея и не понятие, – пишет он. – Это есть сама жизнь. Для мифического субъекта это есть подлинная жизнь со всеми ее надеждами и страхами, ожиданиями и отчаянием, со всей ее реальной повседневностью и чисто личной заинтере-
сованностью. Миф не есть бытие идеальное, но жизненно ощущаемая и творимая
, вещественная реальность и телес-
ная, до животности телесная, действительность». «В большинстве эпох, – замечает О. Хаксли в работе «Вра-
та восприятия», – и у большинства народов, люди придавали большую важность духовному ландшафту, нежели объективно существующему, и ощущали, что увиденное с закрытыми гла-
зами обладает духовно более высокой значимостью, нежели видимое с открытыми
глазами». Однако древний человек не имел еще понятия о «внутреннем мире» и рассматривал свой субъективный опыт как объективный, эмпирический. При взгляде на изображение человека мы вспоминаем са-
мого этого человека. Мысленный образ возникает перед «внутренним взором», целиком относясь к нашему внутренне-
му миру, и мы отдаем себе в этом отчет
. Но для древнего чело-
века этот образ вовсе не был мысленным – он видел в нем не порождение собственного внутреннего мира, а реально суще-
ствующий объект. К таким выводам пришел египтолог О.А.Большаков, исследуя представления египтян о душе «Ка». Изображение, по этой логике, было дверью, через которую из «параллельного» мира
душ являлась душа «Ка» – Двойник изображенного человека. Психиатры утверждают, что видеть за внешним («реаль-
ным») миром другой, «воображаемый», «параллельный» и пр., – признак шизофрении (этот термин означает «расщепленная психика»). Ну что ж, будем считать, что первобытный человек стал шизофреником. Воображаемая реальность, как и сегодня, сплошь и рядом была ярче внешней, и
уж, во всяком случае, более насыщенной эмоциями. Человеку нужно было что-то де-
лать с ней, и он пытался зафиксировать ее, рассказать о ней другим. Первобытные пещерные росписи – несомненное сви-
детельство этих первых опытов коммуникации. Для животного, в восприятии животного нет реальности, стоящей за миром, нет мифа, и потому нет и самого внешнего мира. И у дождевого червя, и у высшей обезьяны та психиче-
ская деятельность, которую в себе мы воспринимаем сконцен-
70 трированной в некое принимающее решения «я», «размазана» по всему воспринимаемому миру: блики света и тени на траве, зной и ветер, запахи и звуки саванны – это и есть само
живот-
ное, оно так именно себя и воспринимает. Вне его ощущений, вне прямого его отношения к вещам ни их, ни его самого для него нет. Представьте себе собственный язык, отделенный от тела, но живой и ощущающий, ползущий сквозь горьковатые и солоноватые комочки почвы. Это и есть червь. Он не ощущает «себя», весь мир для него – вот эта горьковатость и солонова-
тость, да еще желание ползти туда, где «слаще». Уже простое (и недоступное животному) представление о времени, о том, что все воспринимаемое в текущем моменте было вчера, и его не вернуть, и будет завтра, а каким будет, еще неизвестно, – уже это представление размыкает цепь жи-
вотной обыденности, позволяет выйти из тесной связки «я – мир», почувствовать нечто незримое, неслышимое – время – в котором существуют и я, и мир, и еще миллионы «я» и «ми-
ров» – вчерашний, завтрашний, грядущий... Время, таким об-
разом, становится одним из атрибутов неощутимого Основания Мира, но не данное нам время
, а какое-то иное, охватывающее собой все миры и все «я» и называемое поэтому вечностью. Подобным же образом человек осознал и свои пространствен-
ные границы: мир, обособленный и отброшенный от ощутив-
шего себя отдельной самостью существа, стал дискретным, время превратилось в отдельные мгновения, а пространство – в отдельные локусы. Так, едва появившись, сознание лишило человека ощуще-
ния блаженной нераздельности с миром. И места, и мгновения бывают похуже и получше: жизнь по-
стоянно сменяет день – ночью, лето – зимой, удачу на охоте – катастрофическим невезением, и постоянно пребывать только там, где тепло и сытно – никак не удается. Человеку никогда отныне не избавиться от ощущения своей
жестокой обделен-
ности, – и от неотвязных надежд на лучшее будущее. Сознание заставило человека узнать, как мала его жизнь, как мало ему в этом мире суждено увидеть. Оно заставило и по сей день за-
ставляет его страдать. Холод и усталость, раны и болезни, старость и неизбежная смерть наглядно и неутомимо объясня-
ли человеку, думающему о себе как об отдельной самости, ко-
нечную беспочвенность любых надежд на что бы то ни было. 71 Но можно ли жить без надежды? Антропный принцип И дик, и чуден был вокруг Весь Божий мир – но гордый дух Презрительным окинул оком Творенье Бога своего, И на челе его высоком Не отразилось ничего. М.Ю. Лермонтов Думать, что природа относится к человеку лучше, чем к капусте – значит тешить свой рассудок забавными представ-
лениями. Сирано де Бержерак Если то, что мы называем Вселенной, возникло случайно из Атомов, которые неостановимы в своем вихревом Движении, то как вышло, что Ты прекрасна, а Я влюблен? Дж. Холл Могла ли предыстория человека быть иной? Вообще-то об истории нельзя говорить в сослагательном наклонении. Все, что было – было, и наше дело – всего лишь установить последовательность и причинную связь событий. И все же спросим себя: а что было бы, если бы... Давайте посмотрим правде в глаза: в момент возникновения человеческий разум
не давал своему носителю никаких пре-
имуществ. Акцент на рубила, на «инструментальную деятель-
ность» ставят те, кто не желает признавать этого простого и почти очевидного факта. Но разум не в том состоит, чтобы орудовать дубиной или камнем, а в том, чтобы не делать это-
го, чтобы препоручить работу другой силе природы – воде, па-
дающей на мельничное колесо, пару, электричеству, атомной энергии. Другому человеку, в конце концов! Камень же и дуби-
на, как справедливо заметил Б.Ф. Поршнев, «могут быть пол-
ностью интерпретированы в понятиях естествознания». 72 Но тогда до электричества и атомной энергии оставалось еще 40 тыс. лет. И в том виде
, в каком он возник, без внешней помощи и поддержки разум был обречен на гибель. О разуме, о появлении творца, созданного по образу и по-
добию Творца, можно говорить только с момента появления его творений. Единственным безусловным свидетельством по-
явления разума является искусство каменного века. Но как раз оно не несет никаких приспособительных функций. «Каковы цель и основной смысл этого искусства? – задавался вопросом Люсьен Леви-Брюль. – Почему на этом рубеже [40 тыс. лет на-
зад] человек начал думать, нередко себе во вред, о многих по-
сторонних вещах»? «Нередко себе во вред», – вот ключевая фраза, но точнее было бы сказать – сплошь и рядом во вред себе. Человек, подчиняющийся велениям Слова, тем самым вступает на жертвенный путь (иные говорят – на гибельный). Судьбой, кро-
вью, жизнью расплачивается творец за создание того, что в конечном счете окажется спасительным для будущих поколе-
ний. Действительно новое слово, как правило, не находит понимания у современников и соплеменников. Тот, кто лицом к лицу говорит со Вселенной, не желает и не умеет устраиваться во днях текущих, в обыденности, неизбежно вступает в кон-
фликт с «князьями мира сего». Полнее всего эта концепция сформулирована в идеологеме Иисуса-Спасителя. Как же вышло, что дикие неандертальцы не убили и не со-
жрали впервые во Вселенной появившихся
уродцев – носите-
лей разума, а окружили их помощью и заботой, не дали погас-
нуть затлевшейся искре разума? Перебирая шаг за шагом этапы процесса, приведшего к возникновению человека, мы видим: тысячи и тысячи весьма тонких обстоятельств совпали, чтобы выстроить колыбель, в которой вырос, окреп и затем встал на ноги разум. И среди этих обстоятельств пустяковых – не было. Что было бы, например, если бы у древних хрящевых рыб родовые пути пошли бы не сквозь кости пояса нижних конечно-
стей, и размножение неандертальцев не было бы ограничено «проклятьем Евы»? Ответ в общем-то ясен: неандерталец, чу-
дище, владеющее совершеннейшей на тот момент технологи-
ей добычи пищи, в считанные столетия уничтожил бы всю био-
сферу. Невинные в своем неведении добра и зла, они даже не 73 убивали (убивал лев), они просто ели и, насытившись, погла-
живали животы да полеживали на солнышке. А что было бы, если бы не произошла финальная мутация? Но могло ли это случиться? Мог ли человек вообще не воз-
никнуть в этом мире? Еще вчера наука отвечала – да, мог и не возникнуть! А
что она говорит сегодня? *** Для средневековых схоластов было очевидно, что весь мир, от звезд до мельчайших пылинок, сотворен специально для человека. Затем наука стала рушить это счастливое полудет-
ское представление. Н.Коперник «убрал» Землю из центра Солнечной системы. Х.Шепли «сдвинул» Солнце к самому краю Галактики, а Э.Хаббл и саму нашу Галактику перевел в
разряд рядовых и ничем особо не выделяющихся из миллио-
нов других. Мало того, что человек из центра мироздания был отодвинут на его дальние задворки, он и сам, усилиями Ч.Дарвина, Э.Геккеля и плеяды их последователей стал слу-
чайным и необязательным скоплением сахаров и жиров, воды и фосфорнокислого кальция, белков и нуклеиновых кислот. Наука, взяв на вооружение аналитический и скептический ме-
тод, восходящий к Декарту и Спинозе, завела человека в хаос – все, что только ни было в мире, включая самого человека, оказалось случайным, преходящим, и, главное, никому и низа-
чем не нужным. Но она же – наука – лбом уперлась в некие загадочные об-
стоятельства, число которых все возрастало. Оказалось, ска-
жем, что даже ничтожное изменение численных значений ряда фундаментальных физических констант Вселенной сделало бы невозможным существование живого вещества, а, следова-
тельно, и человека. Но эти константы оказались словно бы специально подобранными именно так, чтобы в конечном сче-
те человек возник. Вот пример
. Нейтрон и протон слегка раз-
личаются по массе, причем разница примерно равна массе электрона. Теоретики не могут найти разумной причины для этого, но следствия очевидны: нейтрон способен распадаться на протон и электрон, а протон стабилен. Благодаря этому нейтронов во Вселенной на порядок меньше, чем протонов. Практически все нейтроны входят в состав ядер атомов (в яд-
74 рах они почему-то стабильны!), а оставшиеся в огромном ко-
личестве свободные протоны ─ это водород, из которого, по-
этому, в основном и состоит Вселенная. Будь нейтрон равен по массе протону, распад нейтрона был бы невозможен, Вселен-
ная состояла бы в основном из гелия, а
гелиевые звезды сго-
рают намного быстрее, чем водородные: о четырех миллиар-
дах лет спокойного горения, благодаря которому стала воз-
можной эволюция жизни, не могло бы быть и речи. Без водо-
рода не было бы ни океана на Земле, ни белков и углеводов... Первыми обратили на это внимание А. Эддингтон и П. Дирак. Еще один пример проанализирован Ф. Хойлом. Своим «го-
рением» и наше Солнце, и другие звезды обязаны так назы-
ваемому «углеродному» термоядерному циклу, в ходе которого из трех ядер гелия синтезируется ядро углерода и выделяется значительные количества энергии. Сама возможность этого цикла обусловлена существованием у ядер входящих в реак-
цию
элементов метастабильных энергетических уровней – ре-
зонансов; мы не будем вдаваться в физику процесса. Отличай-
ся хоть ненамного их расположение от реально существующе-
го в ту или иную сторону – и «не пошла» бы реакция в одном случае, т.е., грубо говоря, не светили бы звезды, или, в другом случае, выгорел бы весь углерод, превратившись в кислород и далее в железо, т.е. не существовало бы углеродной жизни... Ф. Хойл комментирует это так: «Если бы вы хотели образовать углерод и кислород примерно в равных количествах в ходе звездного нуклеосинтеза, то должны были бы задать два уров-
ня резонансов, причем именно там, где эти
уровни и найдены... Здравая интерпретация фактов дает возможность предполо-
жить, что в физике, а также химии и биологии экспериментиро-
вал «сверхинтеллект»...». «Как Вселенная оказалась на грани, разделяющей коллапс и безграничное расширение? – спрашивает Стивен Хокинг. – Если бы через секунду после Большого взрыва она расширя-
лась на миллиардную долю процента медленнее, то
через не-
сколько миллионов лет сжалась бы вновь. А если бы расшире-
ние в этот момент происходило хоть немного быстрее, то вско-
ре кругом был бы почти полный вакуум. В обоих случаях жизнь не успела бы развиться. Таким образом, приходится либо со-
глашаться с религиозными взглядами, либо снова пытаться научно объяснить, почему мир таков, каков он есть». 75 А возникновение генетического кода? Забыты наивные «коацерватные капли» Опарина, и наука в растерянности раз-
водит руками, ничегошеньки не имея предложить в качестве объяснения этого феномена! Прошли времена оптимизма, ко-
гда казалось, что «последовательность нуклеотидных трипле-
тов» способна что-то объяснить. Оказалось, что эта последо-
вательность вовсе не так «последовательна», что фрагменты одного и того же гена сплошь и рядом находятся не только в разных местах хромосомы, но и в разных хромосомах. Спра-
шивается, как фермент РНК-синтетаза – крохотный комочек слизи, миллионы которых помещаются в клетке – безошибочно находит нужные обрывки информации? Представьте «Войну и мир», нарезанную не на абзацы даже, а
на отдельные строчки, причем этот ворох бумажной лапши высыпан в коробку из-под обуви. Сможете ли вы в этих условиях наслаждаться «диалек-
тикой человеческой души» Наташи Ростовой? А крохотные белки-рестриктазы безошибочно выхватывают и склеивают между собой нужные строчки. Как они находят их? И снова от «науки» ничего не добиться
, кроме недоуменно-восхищенного пожатия плеч... Примеры можно легко умножить. О том, что глобальные свойства Вселенной обусловлены возможностью (или необхо-
димостью?) появления на Земле жизни и мыслящего наблюда-
теля говорили многие исследователи. И, что драгоценно, гово-
рили не только психологи, генетики, эмбриологи, которым по-
стоянно приходится иметь дело с подлинными чудесами, и у которых, поэтому, вера в Бога считается «профзаболеванием», – а физики-ядерщики, астрономы, космологи, то есть люди, привыкшие к цифрам, к точному знанию. От них отмахнуться было сложнее. И в 70-х годах XX в. эта идея была принята на-
учным сообществом в виде так называемого «антропного принципа». Он гласит: «Вселенная и ее фундаментальные константы таковы, что должны обеспечить появление в ней на определенном этапе наблюдателя; будь свойства Вселенной иными, ее некому было бы изучать». Чуть ли не первым сфор-
мулировал его в таком виде Дж. Уитроу в 1955 г., отвечая на вопрос, почему пространство трехмерно: «трехмерность есть обязательная предпосылка для существования того, кто
спо-
собен поставить этот вопрос». Но если говорить о приоритете, то он принадлежит Протагору, сказавшему: «Человек есть ме-
76 ра всем вещам – существованию существующих и несущест-
вованию несуществующих» С. Хокинг, Дж. Уилер, Ф. Хойл, П. Эренфест, А.Л. Зельманов (список легко продолжить), считают, что свойства Вселенной и величина важнейших ее
констант определена самим фактом нашего существования. Мир держится на человеке! «Наблюда-
тель так же необходим для существования Вселенной, как Вселенная для сотворения наблюдателя», – утверждает Дж. Уилер (ученик Н. Бора и учитель Р. Фейнмана, человек, де-
лящий с Э. Теллером сомнительную честь быть «отцом водо-
родной бомбы»). «Почему Вселенная такова, какой мы ее ви-
дим? – вторит ему Стивен Хокинг. – Ответ прост: если бы она была иной, в ней не было бы нас!» «Вселенная выглядит <...> как некое жилище, специально для нас оборудованное. Человек еще не въехал в квартиру, а квартиру для него долго и тщательно готовят, и через трина-
дцать с половиной миллиардов лет этот обитатель и наблюда-
тель въезжает», – пишет Вяч. Вс. Иванов. Но если в момент возникновения Вселенной ее параметры могли быть любыми, то как случилось, что они оказались именно такими, как нужно? По парадоксальной мысли Эверетта, Уилера и Грэхема (EWG-модель, по начальным буквам их фамилий, которую ино-
гда приписывают одному Эверетту), каждый раз, когда кванто-
вый объект должен сделать выбор, например, между движени-
ем влево или вправо, вся Вселенная расщепляется на две поч-
ти тождественные Вселенные; разница между ними в том, что в одной из них названный объект идет налево, в другой – на-
право. Если вариантов протекания квантового события больше
(а их всегда больше, их каждый раз бесконечно много), то и Вселенная расщепляется на мириады мириад полномасштаб-
ных своих копий. И так – при каждом элементарном событии в микромире. Еще Цицерон в книге «О природе богов» говорил о беско-
нечном числе миров, существующих одновременно: «Пока я пишу это, Цицерон других миров
пишет то же самое». Тем не менее специалисты отнеслись к теории «множественности ми-
ров» с иронией, как к математическому выверту. Но в начале 90-х годов прошлого века Мари Гелл-Ман из Калифорнийского технологического института вновь вернулся к представлениям 77 EWG-модели, уточнив, что «копии» являются не физическими реальностями, а потенциальными возможностями. Но как же и когда потенциальные возможности становятся актуальными, действительными, когда происходит, в термино-
логии физиков «редукция волнового пакета»? В момент на-
блюдения! По мысли Уилера в невообразимом множестве Все-
ленных с самыми различными – со всеми возможными! – па-
раметрами и константами, реальна только та, в которой – пусть даже на достаточно поздней стадии – возникает наблю-
датель, дополняющий элементарное квантовое явление до ак-
туальной целостности. Более того: элементарной частицей Вселенной Уилер считает не протоны или электроны, а бит, единицу информации. «Все – от бита, – категорически утвер-
ждает он. – Только информация (то есть
Слово. – Авт.) прида-
ет статус реальности прочим так называемым элементарным образованиям...» «В дословесном мире не было ни «метров», ни «килограммов», ни «эргов энергии», ни «протонов», ни «до-
бра», ни «зла», ни «красоты», ни «смысла», пока нервные сис-
темы приматов («человеческие умы») не ввели их», – поясняет этот тезис Роберт А. Уилсон в работе «Новая инквизиция». Таким образом, наша Вселенная не является ни единствен-
ной, ни даже наиболее вероятной из всех возможных; наобо-
рот, она может быть самой невероятной из всех, – именно по-
тому, что в ней имеются жизнь и мыслящие существа. Но именно потому, что они в ней имеются, что она наблюдаема
, она и существует! Эрнст Мах (на которого за это яростно обрушился В.И. Ленин в работе «Материализм и эмпириокритицизм», и труды которого высоко ценил А.Эйнштейн), был твердо убеж-
ден: «истинно только то, что можно наблюдать непосредствен-
но» (так называемый «принцип наблюдаемости» Маха). Мах занимался баллистикой и однажды на стрельбах спросил: «Существует ли снаряд в промежутке времени между выстре-
лом и попаданием в цель? Может быть, траектория – фикция, математический выверт, а снаряд исчезает в момент выстрела и вновь возникает в момент взрыва?» Его чуть не сочли сума-
сшедшим, но Мах не успокоился, пока не сумел сфотографи-
ровать снаряд в полете. Результатом этих исследований стало возникновение сверхзвуковой газовой динамики, и полученное в них отношение скорости летящего объекта к скорости звука 78 по сей день называется числом Маха (М). Но вопрос Маха в конечном счете так и остался без ответа. Снаряд, если его фо-
тографируют, то есть наблюдают, разумеется, существует. А если не
фотографируют? Существует ли вещь, если ее никто не видит? Епископ Беркли (на которого В.И. Ленин обрушивался с еще большей яростью, чем на Маха), утверждал, что «существовать – значит быть воспринимаемым», и потому если такие вещи и сущест-
вуют, то «в разуме Бога». Но вот современная физика вновь, теперь уже на уровне формул, обсуждает этот вопрос. Статья доктора Н.Д. Мермина из Колумбийского университета (Физикс тудэй, апрель 1985) так и названа: «Существует ли Луна, когда на нее никто не смотрит?»... Видимо, прав был английский епископ Беркли, когда он два столетия назад утверждал, что «существовать – значит быть воспринимаемым». И, возможно, чуть больше нас о
мире знал Тот, кто диктовал Моисею слова о шести днях творения: до по-
явления наблюдателя, сознающего и себя, и окружающий мир, сам этот мир был тоху ва боху, то есть безвиден и пуст, был виртуален, возможен, но еще не реален! Он пребывал вне пространства и вне времени, ибо «non in tempore, sed cum tempore Deus creavit coela et terram»
1
, что знал еще блаженный Августин. *** Россия – страна с непредсказуемым прошлым Расхожая фраза политиков В трактате «De Omnipotentia»
2
Пьер Дамиани – вопреки Аристотелю и Фредегару де Туру – утверждает, что Бог может сделать несуществующим то, что когда-то существовало. Х.Л. Борхес. Вторая смерть Мы занимаемся историей, а не квантовой физикой, и нас интересует несколько иной вопрос. Существовало ли племя, если от него на сегодняшний день нам не известно ни едино-
го скелета, ни единого черепка? 1
«Не во времени, но вместе со временем создал Бог небеса и землю» (лат.). 2
О всемогуществе (лат.). 79 Обычное представление о прошлом состоит в том, что оно необратимо. Если уж Шалтай-Болтай свалился со стены, то не помогут ни королевская конница, ни королевская рать. Если уж перед битвой при Акциуме Цезарь встал с правой ноги, то это вовеки неизменно: с правой. И вот на время обратила внимание и
квантовая физика. Ученые попытались в эксперименте нащупать «зримые черты прошлого». Собственно, сама фраза «редукция (коллапс) вол-
новой функции» отражала уверенность физиков, начиная с Нильса Бора, что раз случившееся событие необратимо. Од-
нако уже Р.Фейнману дело представлялось иначе. «Я теперь знаю, почему все электроны во Вселенной тождественны! – кричал он в телефонную трубку своему учителю и другу Дж. Уилеру. – Потому что это один и тот же электрон!» Описав позитрон как электрон, движущийся вспять во времени, Фейн-
ман имел право так заявить. Представьте себе громадный про-
странственно-временнóй клубок, смотанный из мировой линии (то есть траектории движения) одного-единственного электро-
на, способного, по Фейнману, залетать и в прошлое, и в буду-
щее. Рассеките этот клубок «текущим моментом» (плоскостью, движущейся по оси времени). Нам дано пребывать лишь в «плоскости сечения» и воспринимать только то, что мгновение за мгновением попадает в нее; мировая линия электрона предстает перед нами, поэтому, как множество движущихся «сиюминутных
» электронов и позитронов, но мы должны пом-
нить, что все эти «электроны» – сечения «текущим моментом» одной и той же единственной нити, смотанной в неизмеримый клубок. К тем же выводам пришел и Л.Н.Толстой. «Я не живу и не живет весь мир во времени, но раскрывается неподвижный, но прежде недоступный мне мир во времени. Как легче и понят-
нее так. И как смерть при таком взгляде – не прекращение че-
го-то, а полное раскрытие», – писал он в августе 1906 г. Однако вряд ли мир, «прежде недоступный» и «недоступ-
ный после», мир, которого мы касаемся лишь в стремительно скользящей точке настоящего, – вряд ли
этот мир действи-
тельно неподвижен. В современной физике сложилось пред-
ставление, что любое изменение в настоящем меняет не толь-
ко будущее, но и прошлое мира. Он весь переливается и мер-
цает, этот клубок, в нем прошлое так же реально (нереально) и 80 так же зыбко, как и будущее. Мы прямо сегодня можем насту-
пить на бредбериевскую бабочку! В 1983 г. Марлан О. Скулли, теоретик из Нью-Мехико, ана-
лизируя эту концепцию, получил «на кончике пера», что можно отменить действие причины, «влезть» в прошлое и «стереть полученные изменения квантовым ластиком», как он выразил-
ся. Группа физиков под руководством Раймонда Чао из Кали-
форнийского университета в Беркли выстроила из триггеров и тиристоров этот «квантовый ластик» и... стерла им кусочек прошлого! Разумеется, совсем, ну совсем микроскопический. Но грань, отделявшая «прошлое» от «настоящего» рухнула. Прошлое действительно оказалось зыбким и непредсказуе-
мым, а наши представления о причине и следствии наконец-то обрели необходимую диалектическую полноту. Получило объ
-
яснение множество парадоксальных событий в микромире, например, в квантовой химии, где уже синтезированная моле-
кула вещества оказывалась причиной должного расположения своих исходных компонентов, то есть своим собственным ка-
тализатором... Но мы не о химии. Мы об истории, о прошлом, в котором, оказывается, само существование наших предков целиком за-
висит от нас, сегодняшних и настоящих. И если мы не будем помнить их – тщательно, любовно восстанавливая не только их быт, их сказания, их походы, но и то, когда кто и с какой ноги встал – они исчезнут, они обратятся в полное небытие. Придет вторая смерть. Вспомните выражение из «Хождения Богоро-
дицы по мукам», выражение
«чрезвычайной глубины и силы», по замечанию Достоевского: тех, кого не помнят живые, «забы-
вает и Бог»... А вместе с ними полное небытие постигнет и нас самих. 81 *** Это мы, все мы вместе, в лесах, водоемах, болотах и гнездах, Зачастую еще пожирая друг дружку живьем, Надышали пастями, носами и ртами свой воздух, Это мы создаем атмосферу, в которой живем! Л.Мартынов Таким образом сотворение мира и сотворение человека оказались неразделимы в современной научной картине мира – концепция, прекрасно известная из Книги Книг. Сам «Боль-
шой Взрыв», в котором возникла наша вселенная, в известном смысле явился следствием нашего, человеческого существо-
вания. Сногсшибательная, однако до сих пор никем из физиков не опровергнутая «теорема Белла», выдвинутая Джоном С. Бел-
лом в 1965 году, утверждает, что между объектами, когда-либо и где бы то ни было вошедшими в контакт, существует, сущест-
вовала и будет существовать – от века и до века – некая нело-
кальная (то есть не связанная с наличием физических полей и любых иных мыслимых «реальных» переносчиков!) связь
, как бы далеки ни были эти частицы друг от друга изначально, и как бы далеко не разнесло их впоследствии. «Это выглядит так, – комментирует Р.А. Уилсон в работе «Квантовая психология», – словно фотон, «зная», что мы будем его измерять миллион лет спустя, соответствующим образом «оделся», прежде чем поки-
нуть звезду и начать свое долгое путешествие». Но это может выглядеть и несколько иначе. По мысли Уилера, «эхо» каждого события, происходящего сегодня, в соответствии с теорией Белла совершает нелокальное путешествие в пространстве-
времени, пересекая все остальные (и не только будущие, но и прошлые!) события, вплоть до Большого Взрыва; при этом осуществляется «тонкая настройка» Большого
Взрыва и Все-
ленная вокруг нас становится все более антропной, человеч-
ной – такой, в которой люди могут и должны существовать. Мы сами создаем для себя свою Вселенную. Каждый наш поступок делает ее чуть более – или чуть менее! – человечной. Каждая пылинка в ней, может быть и не нужная нам, зачем-то нужна кому-то еще, и в этом качестве заранее взвешена и измерена. 82 На явно-развернутом уровне любое событие происходит ло-
кально, «здесь-и-сейчас» и кажется случайным; но на ином, глубинном уровне все связано со всем и все, что происходит, оказывается давным-давно учтенным и запланированным. Будьте покойны: ни волоса
не упадет с вас, если это зачем-то не потребуется Творцу. Д. Бом предложил способ опытной проверки теоремы Бел-
ла, а доктор Эспект провел эту проверку. Теорема Белла под-
твердилась, отчетливее, чем когда-либо, показав, что мы жи-
вем в странном «квантовом мире», не поддающемся интерпре-
тации на основе очевидного здравого смысла. В опытах Эспек-
та замерцал не просто субквантовый мир, но реальность в бу-
квальном смысле по ту сторону «клейких зеленых листочков», которую мы не можем наблюдать или ощущать, но без которой не было бы их; во всяком случае «нелокальные корреляции» по-иному совершенно необъяснимы. *** «Если знакомство с современной картиной мира не поверг-
ло вас в шок – вы в ней чего-то не поняли», – шутят физики. «Я буду рассказывать, как устроена Природа; если вам не понра-
вится, как она устроена, это будет мешать вашему пониманию. Физики научились решать эту проблему: они поняли, что нра-
вится им теория или нет – неважно. Важно другое – дает ли теория предсказания, которые согласуются с экспериментом. Тут не имеет значения, хороша ли теория с философской точки зрения, легка ли для понимания, безупречна ли с точки зрения здравого смысла. Квантовая электродинамика дает совершен-
но абсурдное с точки зрения здравого смысла описание При-
роды
. И оно полностью соответствует эксперименту. Так что я надеюсь, что вы сможете принять Природу такой, как Она есть – абсурдной», – остается повторить нам вместе с одним из творцов современной картины мира, Р.Фейнманом. Добавив только, что, может быть и «абсурдный» с точки зрения здраво-
го смысла, антропный принцип удивительно соответствует чаяниям
сердца. Вслед за непрерывной чередой научных от-
крытий, унижающих человека, отодвигающих его из центра ми-
роздания на все более отдаленную периферию, антропный принцип вновь помещает его в центр мира, а миру возвращает его утраченное очарование. На новом уровне возрождается 83 знаменитый герметический тезис: «То, что вверху, то и внизу»: согласно антропному принципу весь мир, от существеннейших и принципиальных его черт до малейших черточек, оказался таким именно для того, чтобы в нем появились мы. А что дальше? Вольному – воля, спасенному – рай Пословица Человек современного вида возник при катастрофическом разрушении психофизиологического единства, к которому шло (и которого, возможно, на какое-то время достигло) стадо на-
ших прапредков. История человечества – это долгая дорога к восстановлению – разумеется, на новом уровне – этого утра-
ченного единства. В дальнейшем изложении мы постараемся уточнить этапы этого пути. Различные социальные и даже эт-
нические группы весьма различаются между собой по уровню связанности; те из них, которые оказывались связанными сильнее, прочнее, надежнее, становились лидерами историче-
ского развития, подчиняя окружающих, распространяя свою культуру на огромные пространства. Ныне мы вплотную приблизились к концу света, к возмож-
ности «полного и окончательного» объединения человечества в единое
социальное существо. Технические предпосылки для этого имеются. Я имею в виду возникновение общепланетной информационной сети, спутниковой и сотовой связи, а также электронных кредитных карточек. Наше уже помаленьку уходящее поколение – последнее по-
коление, которое формировалось в отсутствие информацион-
ной сети. К нашим детям «мобила», компьютер, «Паутина» пришли в старших классах школы, а для наших внуков вся ми-
ровая культура на экране (или на ладони) по первому запросу станет базисным условием существования. (Ну, а на вопрос, что делать с ней, каждый, как и сейчас, разумеется, будет от-
вечать сам.) Дальнейшее – «дело техники». Стоит только объединить «мобилу» с кредитной карточкой (ну и, пожалуй, с удостовере-
нием личности плюс водительские права, страховой полис, членский билет творческого союза, различные ключи и пропус-
ки и те де и те пе), – и каждый человек неизбежно окажется 84 под повседневным тотальным контролем. Древнее психофизиологическое единство рода человече-
ского будет восстановлено, но весьма специфическим обра-
зом. Человек «современного вида» окончит
свое существова-
ние, а новые люди, намного плотнее, чем мы могли предста-
вить себе это вчера, связанные между собой «мобилами» и Интернетом, станут чем-то вроде клеточек в теле всепланетно-
го существа. Может быть, уже стали или становятся, но еще не знают этого: много ли известно клеточке кожного эпителия о мыслях и чувствах того, кого покрывает эта кожа?.. «Бог обложил меня Своею сетью», – говорит Иов
1
. «Ты ввел нас в Сеть», – вторит ему Псалмопевец
2
. Каждый социальный слой получает в Сети свою субкультуру: кому – порносайты, кому – «стрелялки», кому – неоязычество. Кому татор, а кому лятор. Сеть с каждым говорит на его языке, каждый видит в ней то, что хочет видеть, каждый ищет то, что желает найти... Но вот найдет ли? Всей информации в Сети не получить и за несколь-
ко жизней. Большую часть текстов посетитель Сети не прочтет никогда. Но какую именно часть? Принято считать, что инфор-
мационные потоки в Сети неуправляемы, но какие-то циклы идей можно сделать особенно доступными, а доступ к другой информации – ограничить или затруднить. И тот, кто владеет сегодня поисковыми системами – этими
замечательными Ян-
дексами и Гуголами – завтра будет владеть всем «прекрасным новым миром». Еще Хайдеггер пришел к выводу, что «сверхчеловек» Ницше – это законопослушный гражданин, который голосует за тех, за кого «следует голосовать». К тем же выводам пришел и Л.Н. Толстой, обнаруживший, что господствующая религия – это всегда религия повиновения существующей власти
. Вопросы к теме 1. Назовите первую природную силу, поставленную человеком себе на службу. 2. Когда и как возникла речь? Дайте развернутый ответ. 3. Какую роль в появлении человека сыграло возникновение 1
Иов, 19: 6. 2
Пс. 66(65): 11. 85 функциональной асимметрии мозга? 4. Возможно ли, по вашему мнению, существование «единого социального существа»? Какими качествами для этого должны обладать его члены? 5. В чем состоит «проклятье Евы»? 6. Подтверждают ли археологические свидетельства тезис Писания о сотворенности человека Богом? Обоснуйте свое мнение. 7. В чем различие между верой и скепсисом? Между традицией и новацией
? Можно ли оторвать одно от другого? Предпо-
честь одно другому? 8. В чем смысл «антропного принципа»? 9. Можете ли вы представить себе мир без «мобилы» и Интер-
нета? Как вы думаете, уютно ли было жить в нем? 
Автор
vasilysergeev
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
695
Размер файла
2 878 Кб
Теги
tom1_1
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа