close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Прикладные методы работы Раздорского этнографического музея-заповедника и перспективы их использования в публичном пространстве..pdf

код для вставкиСкачать
Качественно новым и перспективным направлением археологических исследований является установление творческих контактов ростовских государственных учреждений и общественных организаций с зарубежными партнерами. Пионерами в этом деле стали Научно-методический
центр археологии на историческом факультете Ростовского государственного педагогического
университета под руководством профессора В.П. Копылова и Донское археологическое общество.
С 2004 года они заключили договор с Германским археологическим институтом при Министерстве иностранных дел (Берлин) о совместном научном обследовании памятников античного времени
в Северо-Восточном Приазовье. Однако в период 2004-2006 гг. их исследования не касались земель Неклиновского района.
Однако уже в рамках данного проекта в 2007 году российскими и немецкими археологами
обследовалось состояние всех памятников археологии в Неклиновском районе, преимущественно
на Миусском полуострове. Тогда же небольшие разведочные изыскания осуществлены на поселении скифского времени «Левинсадовка», расположенном между с. Лакедемоновка и с. Беглица. В
2008 году российско-германская комплексная экспедиция предприняла масштабные раскопки слоя
скифо-меотского поселения в с. Ново-Золотовка, в результате которых впервые обнаружила на
нем остатки хозяйственного помещения IV-III вв. до н.э. В том же году было продолжено комплексное обследование земель района с использованием космической фотосъемки организацией
геологического и почвоведческого анализа проб почвы в местах древних поселений. На этот раз
изучалась долина Самбека и прилегающие к ней восточные земли Неклиновского района [9]. Перспективы дальнейшего сотрудничества с немецкими и другими иностранными коллегами в ближайшее время представляются вполне реальными. В этом убеждены не только донские археологи,
но и их немецкие и голландские партнеры из Германского археологического института во главе с
доктором ОртвиномДалли [9, 48].
В целом, анализ проблем и перспектив археологического исследования Неклиновского
района позволяет нам выразить осторожный оптимизм относительно их ближайшего будущего.На
современном этапе развития, несмотря на многие объективные трудности, продолжается интенсивное археологическое изучение территории района. Теперь оно ведется с применением самой
современной техники и методики раскопок. В этом аспекте продуктивным является расширение
контактов с зарубежными научными организациями в деле изучения известных и обнаружения
новых памятников археологии в Неклиновском районе.
ЛИТЕРАТУРА
1. Волков, И.В. Керамический комплекс Кабарди (1240-1260 гг.) в Северо-Восточном Приазовье // Поливная керамика
Средиземноморья и Причерноморья X-XVIII вв. / Под ред. С.Г. Бочарова и В.Л. Мыца. – Киев, изд-во СТИЛОС, 2005. –
С. 122–159.
2. Ильюков, Л.С., Казакова Л.М. Курганы Миусского полуострова. - Ростов-на-Дону, изд-во РГУ. 1988 – 148 с.
3. Курганы Северо-Восточного Приазовья. Материалы и исследования Таганрогской археологической экспедиции / под
ред. В.А. Ларенок. Выпуск 3. Ростов-на-Дону, 1998.
4. Ларенок, П.А. Таганрогский мыс и Порто-Пизано в XI-XIV вв. // Энциклопедия Таганрога. Ростов-на-Дону. 1998 – С.
41– 45.
5. Рязанов С.В. Славянское (Куричанское) поселение // Историко-археологические исследования в г. Азове и на
Ни,жднем Дону в 1989 году. - Азов 1990. Выпуск 9. – С. 110 – 112.
6. Праслов, Н.Д. Палеолит бассейна Дона // Автореферат диссертации... док.ист. наук. / Н.Д. Праслов. - СПб., 2001. –
29 с.
7. Флеров, В.С. Археологические исследования Таганрогского музея в 1970 году // Археологические открытия. М.,
1971. – с. 57.
8. Цибрий, В.В., Ларенок, П.А. Раскопки Ново-Золотовского поселения в 1996 году. // Археологические открытия. М.,
1997. – С. 65.
9. Цибрий, А.В., Ларенок, П.А. Археологические исследования в Таганроге в 2006-2007 гг. // Археологические
открытия. М., 2007. – С. 48.
М. П. МЕРЗЛЯКОВ, А. А. ВОЛВЕНКО, В. А. АГЕЕВА
ПРИКЛАДНЫЕ МЕТОДЫ РАБОТЫ РАЗДОРСКОГО ЭТНОГРАФИЧЕСКОГО
МУЗЕЯ-ЗАПОВЕДНИКА И ПЕРСПЕКТИВЫ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
В ПУБЛИЧНОМ ПРОСТРАНСТВЕ
Аннотация. На сегодняшний день Раздорский этнографический музей-заповедник является классическим образцом казачьей самобытности и культуры и своеобразным «местом памяти»
не только для современного казачества, но и для всего населения Ростовской области. Прикладные методы работы коллектива музея эффективно развиваются в контексте роста практической
ориентированности гуманитарных наук на пересечении между научной и публичной сферой. Они
позволяют музею выступать не в качестве замкнутой системы или корпорации, вещающей свои
истины, а в качестве образовательно-просветительной площадки, решающей вопросы социализа-
214
ции личности, включения ее в процесс сохранении и трансляции опыта, накопленного предыдущими поколениями.
Ключевые слова: прикладная музеология, раздорский этнографический музейзаповедник, устные источники, донское казачество, места памяти.
M. P. MERZLYAKOV, A. A. VOLVENKO, V. A. AGEEVA
APPLIED METHODS OF WORK OF THE RAZDORSKY ETHNOGRAPHIC
MEMORIAL ESTATE AND PROSPECT OF THEIR USE
IN PUBLIC SPACE
Abstract.The Razdorsky ethnographic memorial estate is Today a classical example of the Cossack originality and culture and the peculiar "place of memory" not only for the modern Cossacks, but
also for all population of the Rostov region. Applied methods of work of staff of the museum effectively
develop in the context of growth of practical orientation of the humanities, on crossing between the scientific and public sphere. They allow the museum to act not as the closed system or the corporation broadcasting the truth, and as the educational and educational platform resolving issues of socialization of the
personality, her inclusion in process preservation and broadcast of the experience which is saved up by
the previous generations.
Keywords: applied muzeologiya, razdorsky ethnographic memorial estate, oral sources, Don
Cossacks, places of memory.
Уникальность и глубокую символическую значимость территории расположения Раздорского этнографического музея-заповедника придают исторические обстоятельства, связанные с
зарождением Донского казачества. Станица Раздорская – первая столица донского казачества,
здесь до 1622 г. находился центр Войска Донского.
Инициировал создание музея в 1988 г. донской писатель Анатолий Вениаминович Калинин. Уже в начале 80-х годов он обратил внимание на то, что ландшафт этих мест с уникальными
градостроительными застройками – историческими жилищами донских казаков – куреням и находятся под угрозой уничтожения. Виноградарские земли на правобережных склонах Дона стали
застраиваться базами отдыха, облик станицы и хуторов стал утрачивать свой казачий характер и
специфику. Обращение А.В. Калинина к председателю Совета Министров РСФСР М.С. Соломенцеву с просьбой о создании на указанных территориях, представляющих ценнейший историкоэтнографический массив среднего Дона, музея-заповедника было поддержано.
На сегодняшний день в состав Раздорского этнографического музея-заповедника входят
три старинных казачьих поселения, составляющих основные структурно-планировочные зоны:
станица Раздорская, хутор Пухляковский, хутор Каныгин и остров Поречный, а также отдельные
участки ценного ландшафта, являющиеся классическим образцом казачьей самобытности и культуры. Эти поселения с музейными экспозициями вполне могут претендовать на своеобразные
«места памяти» не только для современного казачества, но и для всего населения Ростовской области.
Таким образом, перед музейными работниками открываются перспективы инновационной
репрезентации материальных объектов в контексте истории материального наследия и памяти,
через призму исторически сформированной проблемы идентичности и легитимности в современном обществе. Такой подход подразумевает общее интерактивное поле, объединяющее историю,
прикладное музееведение и публичную сферу. Тем более, что развитие прикладной музеологии на
сегодняшний день активизировалось как на этапе сбора самого материала, формировании экспозиции, так и на этапе их популяризации и демонстрации массовому посетителю.
Одной из очевидных проблем «современных музеев является наличие огромных музейных
фондов с сотнями тысяч экспонатов, лишь незначительная часть которых доступна для населения
через постоянные и временные выставки. Музейный экспонат является тем своеобразным посредником, который помогает зрителю восстанавливать связь между прошлым и настоящим, между настоящим и будущим. При этом мы не должны забывать, что посетитель, как правило, рассматривает в экспозиции отдельные предметы, а ему, возможно, необходимо еще и ощущение сопричастности к проявлениям культурной жизни. При традиционных же формах презентации историко-культурного наследия посетитель почти исключен из процесса познания прошлого. Он является пассивным созерцателем, в процессе познания задействованы главным образом органы зрения посетителя» [1, 224].
На эти проблемные точки своей деятельности обратили внимание работники Раздорского
этнографического музея-заповедника. Накопленный ими экскурсионный опыт показал, что используемая в музейном деле старая научно-просветительская модель с элементами этнографиче-
215
ских имитаций не даёт необходимой динамики развития, не позволяет раскрыть огромный уникальный потенциал, которым располагает культурно-исторический ландшафт музея.
Ориентируясь на запросы современного посетителя, коллектив Раздорского этнографического музея-заповедника стал переводить принципы построения экспозиции от пассивных форм к
прикладным.
Одной из эффективных разработок коллектива музея является проект «Воинская слава казака». Подготовка данной программы шла в течение трех лет. В 2014 году была создана реальная
площадка для национальных казачьих игр. На площадке были сооружены навес, столы, деревянные лавки, «горнушка» (печка), бревно, установлены мишени и другие атрибуты казачьей повседневности. Сейчас площадка пользуется устойчивой популярностью.
Интересной находкой с погружением школьников в события XVI-XVII века стала автобусная экскурсия по станице Раздорской. Экскурсия начинается со смотровой площадки, где посетителю открывается донская панорама: гора Маяк, на которой был сторожевой пост, а далее бесконечные задонские Нагайские степи, которые заливала река Дон. Затем маршрут проходит через
жилые улицы с образцами казачьей архитектуры станицы и перетекает в бескрайнюю степь. Во
время экскурсии все желающие могут попробовать воды из колодца, которым местные жители
пользуется уже более 100 лет.
Вовлечение в общение, живой диалог на улице способствует погружению в историческую
обстановку. Попадая в залы музея, посетитель готов к восприятию исторического прошлого Донского края через тематические экспозиции. Неравнодушие школьников к истории Донской земли
обычно проявляется в огромном количестве задаваемых вопросов.
Элементами новизны и поисковой активности, способствующими формированию у подрастающего поколения эмоционально насыщенных представлений о казачьей самобытности, стали
следующие примеры работы-экскурсовода:
- школьников подводят к тяжелой казне (сейф металлический), представленной в экспозиции, там лежат заранее подготовленные копии денег. Но прежде чем открыть его, задаем вопрос:
«А какие деньги казаки брали в поход?». Масса ответов: золотые, медные, серебро. И только самый внимательный слушатель вспомнит, что во время походов у казаков не было обозов, были
лишь переметные саквы (сумки) на лошадях, что казаки учитывали каждый килограмм. Экскурсовод открывает казну и раздает копии бумажных легких денег;
- знакомство посетителей с особенностями казачьей походной жизни, на фоне репродукции казачьих судов, и для усиления восприятия информации сотрудники, одетые в национальные
костюмы, исполняют морскую песню. Потом следует рассказ о боевой жизни донцов и их верных
друзьях «дончаках» (единственная порода лошадей на Дону), поется строевая песня. А когда походы заканчивались, то возвращались в свои юртовые земли, на свои хутора казаки, женщины
пекли пироги, запекали рыбу и варили узвар. И начиналось застолье, пелись застольные песни.
Одной из самых востребованных среди учащихся разных возрастов является прикладная
экскурсия, посвященная казачьему многоборью, в ходе которой дети играют в казачьи игры. Так
игра в «айданчики» развивает меткость и ловкость: рисуется кон, ставятся пробки и с расстояния
4-5 метров школьники пытаются выбить пробки из кона. Для учащихся удивительно узнать, что
еще скифы и греки играли в подобные игры. Таким образом, дети отвлекаются от виртуальных игр
и учатся играть на свежем воздухе.
В перспективе коллектив музея планирует запустить еще ряд интерактивных, прикладных
проектов, нацеленных на трансляцию казачьей истории и культуры в современное сообщество, в
том числе создание разнообразных этнографических, познавательных, экологических, военноисторических, реконструкторских маршрутов для развития туристической индустрии территории
и области:
а) рыболовство с демонстрацией традиционных приёмов и приспособлений;
б) изготовление инструмента и приспособлений для сельхозпроизводства, гончарного
производства;
в) изготовление лодок, телег и прочее;
в)реконструкция типичного подворья казака с воспроизведением элементов животноводства, огородничества и земледелия.
Все обозначенные выше интерактивные комплексы направлены на погружение в воспроизведённую с исторической достоверностью культурно-бытовую среду с возможностью вовлечения посетителей в процесс. На базе хозяйственно-бытового комплекса органически будут осуществляться воспроизведение элементов общественной жизни (казачий круг, решение общественных
вопросов, выборы атамана), культурно-досуговые элементы жизни, реконструкции основных обрядов.
Данные комплексы и программы призваны помочь школе, семье в воспитании ребенка в
духе патриотизма, семейных ценностей с опорой на этнокультурные межпоколенные традиции.
216
Новой формой для создания экспозиции и воздействия на посетителя является вовлечение
в музейную практику устных источников. Они создают иные возможности в области поисковособирательной, экспозиционно-презентационной и научно-исследовательской работы и условия
для решения теоретических проблем музеологии.
Устная история рождает исторические источники, обладающие высокими демонстрационными и эмоциональными ресурсами, что открывает возможности для модернизации музейной
работы как в сфере научных изысканий, так и в сфере презентации памятников истории и культуры.
История недавнего прошлого в экспозициях музеев может стать интереснее благодаря
рассказам ее участников. Соответственно должно меняться и представление о наследии. К памятникам наследия, по мнению современных исследователей, относится не только то, что можно увидеть, т. е. образцы материальной культуры, но и то, что составляет духовное, ментальное, этническое, конфессиональное его содержание, хранящееся в памяти человека или общества, рассказанное или продемонстрированное им.
Устные свидетельства изначально субъективны. В этом состоит их особенность и главное
достоинство, открывающие возможности приблизиться к осмыслению людьми своей истории,
повседневной жизни, выявлять особенности менталитета. «Жизненные истории в силу своей специфики больше, чем какие-либо другие документы передают «аромат эпохи», ощущения и самочувствие человека в эту эпоху, «живое дыхание истории». Созданные на основе интервью или материалов беседы источники отличаются «человеческим содержанием» и поэтому показывают не
только историю быта или бытовые условия эпохи, но и человека эпохи. Этим они и интересны
тем, кто стремится к объективной и полной реконструкции прошлого, и тем, кто пришел увидеть
прошлую жизнь и человека прошлого. Устные исторические источники позволяют музеям расширить свою деятельность за пределы «складирования древностей» и стать многофункциональными
учреждениями» [1, 226].
Представляется интересным комбинировать экспозиции, например, по истории трансформации казачьих традиции в советскую праздничную культуру из вещей и фотографий семейных
архивов с коллекциями аудио- и видеоматериалов с рассказами, песнями, стихами и другими устными вербальными и визуальными памятниками, собранными и созданными исследователями с
помощью носителей информации. Наложение видеоряда или аудиозаписи на экспозицию фотографий, личных вещей, архивных дел создает условия для более эмоционального восприятия.
По такому же принципу можно создавать выставки или постоянные экспозиции по истории повседневности казачьих станиц в эпоху социализма с фоторядом и аудиорядом: рассказами о
быте или рассуждениями об общественной атмосфере того времени, о дискуссионных проблемах в
истории страны и региона.
В итоге отметим, что «эволюция музеев по пути от презентации материальных культурных артефактов к презентации всего историко-культурного наследия человечества требует обновления арсенала методов работы по сбору, хранению и популяризации материальных и духовных
ценностей как единого целого, полновесно отражающего эпоху, когда экспозиция материальной
культуры сопровождается звуковым или видеорядом, шумовым фоном эпохи, слайдовой демонстрацией, пением или рассказом участника событий» [1, 226]. Такие приемы позволяют музею выступать не в качестве замкнутой системы или корпорации, вещающей свои истины, а в качестве
образовательно-просветительной площадки, решающей вопросы социализации личности, включения ее в процесс сохранении и трансляции опыта, накопленного предыдущими поколениями.
Таким образом, прикладная музеология существует в контексте роста практической ориентированности гуманитарных наук на пересечении между научной и публичной сферой.
ЛИТЕРАТУРА
1. Щеглова, Т. К. Устная история/ Т.К. Щеглова. – Барнаул: АлтГПА, 2011. – 364 с.
И. Н. Смирнов
ДОНСКИЕ МЕЩАНЕ В КОНТЕКСТЕ ВРЕМЕНИ НА РУБЕЖЕ XIX – XX ВВ.
Аннотация. Рассмотрены процессы, которые переживала сословно-правовая группа донских мещан на рубеже XIX – XX веков. В центре внимания были реалии жизни городских обывателей (динамика численности, правовое и политическое положение).
Ключевые слова: мещане, мещанское общество, Область войска Донского, обыватель, сословие, сословно-правовая группа.
217
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа