close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Система ценностей Печорина («Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтова).pdf

код для вставкиСкачать
Филология, история, востоковедение
Список литературы
1. Бертагаев Т. А. Лексика современных монгольских литературных языков. М. : Наука,
1974. С. 338–355.
2. Дондуков У-Ж. Ш. Словообразование монгольских языков. Улан-Удэ : БГПИ, 1993. 196 с.
3. Жагварал Р. Монгол хэлний хүндэтгэлийн үг. Улаанбаатар, 1976. 185 с.
4. Миськевич Г. И., Чельцова Л. К. Новые слова, их принятие и нормативная оценка. М.,
1970. 178 с.
5. Ринчен Б. Монгол бичгийн хэлний зүй. Улаанбаатар, 1966. 378 с.
6. Шагдаров Л. Д. Функционально-стилистическая дифференциация бурятского литературного языка. Улан-Удэ, 1974. 348 с.
7. Шмелев Д. Н. Современный русский язык. Лексика. М. : Просвещение, 1977. 326 с.
УДК 882
ББК Ш 5 (2=Р)5
Е. В. Седина
Система ценностей печорина («Герой нашего времени» м. Ю. Лермонтова)
В статье рассматривается система ценностей Печорина в рамках оппозиции Я/Другой. Преодоление смыслового напряжения внутри оппозиции возможно через установление связей с Другими.
Это могут быть отношения внутри семьи, приобретение друзей, социальные контакты. Главным
способ приобщения к Другому является любовь. Автор статьи выявляет, что позиция Печорина состоит в сознательном уклонении от всякого Другого. Доминирующей формой приобщения у героя
является установление господства над Другими. Главная ценность для Печорина он сам, его воля,
свобода, его желания. Потому герой обречен на одиночество.
Ключевые слова: М. Ю. Лермонтов, Печорин, Я/Другой, ценности.
E. V. Sedina
Petchorin’s system of values (“Hero f our time” by M. Yu. Lermontov)
The article presents Petchorin’s system of values in opposition I/ The other. The author points that it is
possible to overcome the tension in oppositin by means of connection with The other. It can be relationships
in the family, friendship, social contacts. But the main means is love. The author states that Petchorin’s
position expresses the evasion from The other. The hero connection form is domination on the others. The
main value of Petchorin is he himself, his will, freedom, desires. That’s the hero is doomed to loneliness.
Keywords: M. Yu. Lermontov, Petchorin, I/ The other , values.
Через
большинство
произведений
М. Ю. Лермонтова проходит образ странного человека: Юрий («Люди и страсти»),
Владимир Арбенин («Странный человек»),
Евгений Арбенин («Маскарад»), Александр
(«Два брата»), Григорий Печорин («Княгиня Лиговская»), Вадим («Вадим»), Лугин
(«Штосс»). Этих героев отличают некоторые общие черты: тонкий и проницательный ум, болезненное самолюбие, многообещающие способности, дарования, таланты,
пристальное внимание к собственной внутренней духовной жизни, внутреннее неизбывное одиночество. Этот герой не верит
людям, потому что хорошо их знает и зачастую судит о них по себе, он также не верит
в любовь, но осознает ее как единственный
источник спасения для себя, а любовь пони-
мает как обладание. Довольно часто герой
вступает в противоборство с судьбой, пытаясь решить вопрос: что сильнее – свободная воля человека или судьба. Как правило,
герой теряет смысл жизни, из которой он
вынес несколько идей, определяющие его
восприятие мира. Генерализация сюжетных линий образа странного человека получила свое завершение в образе Печорина
(«Герой нашего времени»).
Повествование романа строится по
принципу бинарной оппозиции я/другой,
сюжет каждой главы представляет вариант
взаимодействия Я Печорина с Другими.
Смысловое напряжение внутри бинарной
оппозиции я/другой основано на дихотомии человеческого существования. Человек
одинок и в то же время связан с другими. Он
125
Ученые записки ЗабГГПУ
одинок в той мере, в какой он уникальное
существо, не тождественное никому и осознающее себя отдельной особью. Он одинок,
когда ему предстоит что-то оценить или
принять какие-то решения самостоятельно,
силой своего разума. И все же он не может
вынести одиночества, обособленности от
ближних. Его счастье зависит от чувства солидарности с ближними, с прошлыми и будущими поколениями [5, с. 76 ].
В. И. Слободчиков отмечает, что человек по самой своей природе есть бытие для
других. Человек есть существо, в природе
которого мы находим стремление трансцендировать себя, стремление быть собой с
другими. Общество существует потому, что
каждый из нас существует, общество существует потому, что ориентация на другого
присуща каждому из нас. При более глубоком рассмотрении проблема общности
является экзистенциальной, личностносмысловой проблемой [3, с. 171].
Преодоление смыслового напряжения
внутри оппозиции я/другой может быть
осуществлено через установление связей с
другими внутри семьи, через приобретение друзей, через социальные контакты,
через обретение любви. Индивидуальное Я
должно попытаться войти в совместное бытие с Другим, в процессе которого человек
накапливает мировоззренческие знания,
жизненный опыт, формирующие у него
определенное восприятие мира, его образ,
индивидуальную картину мира.
Как отмечает А. Б. Есин, создание картины мира и осмысление места человека в нем
является насущной потребностью любой
культуры, будь то культура личности или
культура общественной группы. Представления о мире и человеке – это в любом случае представления о мироустройстве, миропорядке, подразумевающие некоторую упорядоченность мира, подчинение его определенным законам и закономерностям.
Особо он подчеркивает, что сущность
культуры рождается из противопоставления «я – мир» [1, с. 91], то есть, если развить
мысль дальше, из противопоставления, я –
другие.
В романе «Герой нашего времени» ничего не говорится о семье Печорина, ни автор,
ни герой никоим образом не упоминают
эти связи. Можно лишь предположить, ис126
ходя их характера Печорина, что в семье,
если она и есть, у него нет близких отношений. Нет у Печорина и друзей, «потому что
я к дружбе не способен: из двух друзей всегда один раб другого, хотя часто ни один из
них в этом себе не признается; рабом я быть
не могу, а повелевать в этом случае – труд
утомительный, потому что надо вместе с
этим и обманывать; да притом у меня есть
лакеи и деньги!» [2. Т. 2, с. 517].
В мире М. Ю. Лермонтова подобное отношение к дружбе встречается не единожды.
Я к одиночеству привык,
Я б не умел ужиться с другом;
Я б с ним препровожденный миг
Почел потерянным досугом [2. Т. 1, с. 53].
В любовных отношениях Печорин прием­
лет только собственное доминирование, установление господства над влюбленной в него
женщиной: «…я никогда не делался рабом
любимой женщины; напротив, я всегда приобретал над их волей и сердцем непобедимую власть, вовсе об том не стараясь. Отчего
это? – оттого ли что я никогда ничем очень не
дорожу и что они ежеминутно боялись выпустить меня из рук?..» [2. Т. 2, с. 526–527].
Для Печорина отношения таят опасность,
если он не знает хорошо Другого. То есть,
Другой рассматривается как потенциаль­
ный враг, но его можно обезопасить знанием о нем, его сильных и слабых сторон. Печорин знает женщин так, как никто другой
из мужчин, и потому они не представляют
для него опасности. «Женщины должны бы
желать, чтобы все мужчины их также хорошо знали, как я, потому что я люблю их во
сто раз больше с тех пор, как их не боюсь и
постиг их мелкие слабости» [2. Т. 2, с. 553].
Отношения Печорин рассматривает как
поединок, в котором он всегда должен побеждать «…один раз, один только раз я
любил женщину с твердой волей, которую
никогда не мог победить… Мы расстались
врагами, – и то, может быть, если б я ее
встретил пятью годами позже, мы расстались бы иначе…» [2. Т. 2, с. 527].
Любовь Печориным понимается как обладание другим и подчинение его себе.
«Моя любовь никому не принесла счастья,
потому что я ничем не жертвовал для тех,
кого любил: я любил для себя, для собственного удовольствия; я только удовлетворял
странную потребность сердца, с жадностью
Филология, история, востоковедение
поглощая их чувства, их нежность, их радости и страданья – и никогда не мог насытиться» [2. Т. 2, с. 565].
Но суть любви, как разъясняет Э. Фромм,
в другом, – любовь является единственным
способом, удовлетворяющим чело­веческую
потребность в единении с миром и вместе с
тем дающее ему ощущение целостности и
индивидуальности. Любовь — это объединение
с кем-либо или чем-либо вне самого себя при условии сохранения обособленности и це­лостности
своего собственного «Я». Это переживание
при­частности и общности, позволяющее
человеку полностью развернуть свою внутреннюю активность. Любовь заключается в
пере­живании человеческой солидарности с
нашими ближними, она находит выражение
в эротической любви мужчины и женщины,
в любви матери к ребенку, а также в любви к
самому себе как человеческому существу, она
состоит в мис­тическом переживании единения. В акте любви Я един со Всем, но остаюсь
при этом самим собой — неповторимым, отдельным, ограниченным, смертным человеческим сущест­вом. Именно это единство полярных противоположностей, отдельности и
единения — является источником, дающим
жизнь любви и возрождающим ее.
Э. Фромм обозначает любовь как один
из аспектов продуктивной жизненной ориентации человека, которая есть активная и
творческая связь че­ловека со своим ближним, с самим собой и с природой. В об­ласти
мышления продуктивная ориентация выражается в ра­зумном постижении мира. В области действий эта ориента­ция выражается
в созидательном труде, прототипом которого являются искусство и ремесло. В области
чувств она прояв­ляется в любви, т. е. в переживании единения с другим чело­веком, со
всеми людьми и природой при условии сохранения чувства собственной целостности
и независимости. В пере­живании любви имеет место парадоксальное явление, когда двое
образуют одно целое, оставаясь в то же время
двумя от­дельными людьми [6, с. 155–156].
Вот это явление и непостижимо Печорину – быть единым целым с кем-то и оставаться самим собой.
В связи с сознательной установкой Печорина, основанной на устранении от всякого Другого, смысловое напряжение внутри
оппозиции я/другой не снимается, оно
всегда является максимально выраженным,
так как «…я смотрю на страдания и радости других только в отношении к себе, как
на пищу, поддерживающую мои душевные силы…» [2. Т. 2, с. 540]. Помимо этого,
над Другим Печорин должен властвовать «…
первое мое удовольствие – подчинять моей
воли всё, что меня окружает; возбуждать к
себе чувство любви, преданности и страха…»
[2. Т. 2, с. 540].
Любая культура представляет собой набор ценностей, будь то культура общества
или культура отдельного человека. Категория ценности образуется в человеческом
сознании путем сравнения различных явлений. Осмысливая мир, человек решает для
себя, что в жизни для него представляется
важным, а что нет, что существенно, а что
несущественно, без чего он может обойтись, а без чего нет. Естественно, что разные
люди (и разные культуры) определяют свой
ценностный мир по-своему. Таким образом,
ценность не есть вещь, а есть отношение к
вещи, явлению и т. п. применительно к
культуре личности можно сказать, что ценность есть то, без чего существование этой
личности полностью или частично теряет
смысл: такой ценностью является, например, любимый человек для влюбленного,
дети для родителей, науки для ученого и
т. д. [1, с. 91].
Фундаментальной ценностью мира Печорина является его воля, ее утверждение, подчинение собственной воле всякого другого
человека «…первое мое удовольствие – подчинять моей воле все, что меня окружает; возбуждать к себе чувство любви, преданности и
страха – не есть ли первый признак и величайшее торжество власти?» [2. Т. 2, с. 540].
Живя в мире с Другими, индивидуальное Я неминуемо должно устанавливаться формы приобщенности с другими.
Э. Фромм выделяет «несколько путей для
поисков и достижения такого единения.
Человек может попытаться обрести единство с миром, подчиняясь отдельной личности, группе, организа­ции, Богу. Таким
образом, он преодолевает изолированность
своего индивидуального существования,
становясь частью кого-то или чего-то большего, нежели он сам, и испытывает чувство
тождественности благодаря приобщению
к силе, ко­торой он подчинил себя. Другая
127
Ученые записки ЗабГГПУ
возможность преодоления обособленности
имеет противоположную направленность:
человек может постараться достичь единства с миром при помощи власти над ним,
превращая других в часть самого себя, выходя за пределы своего индивидуального
существо­вания посредством господства. Общим для подчинения и господства является
то, что приобщенность в обоих случаях выступает как симбиоз. Оба участника подобных отноше­ний утрачивают свою целостность и свободу: они зависят друг от друга
и живут один за счет другого, удовлетворяя
свое стремление к близким отношениям,
но страдая от недо­статка внутренней силы
и уверенности в себе, для обретения которых нужны свобода и независимость; кроме
того, им по­стоянно грозит опасность осознанной или неосознанной враждебности,
которая обязательно возникает при отношениях симбиоза».
Доминирующей формой приобщенности у Печорина является установление господства над Другими.
Но «реализация стремления к подчинению (ма­зохистская тенденций) или стремления к господству (са­дистская тенденция)
никогда не приносит удовлетворения. Этим
стремлениям присущ динамизм самодвижения, и, по­скольку любая степень подчинения или господства (или обладания, или
славы) всегда оказывается недостаточной,
чтобы дать человеку чувство тождественности и единения, он добивается все большего и большего. В конечном итоге подобные стремления приводят к крушению.
Иначе и быть не может: будучи направлены на достижение чувства едине­ния, они
разрушают чувство целостности. Человек,
движи­мый одним из этих стремлений, по
существу становится за­висимым от других
людей; вместо того чтобы развивать свою
индивидуальность, он попадает в зависимость от тех, кому подчиняется или над кем
господствует» [6, с. 154–155].
Вместе с волей основополагающей ценностью для Печорина является свобода «двадцать раз жизнь свою, даже честь поставлю
на карту … но свободы моей не продам»
[2. Т. 2, с. 557].
Свобода от чего и ради чего? Свобода
понимается Печориным как абсолютная
независимость от всякого другого челове128
ка через отрицание ценности дружбы, через отрицание любви: «Да, я уже прошел
тот период жизни душевной, когда ищут
только счастия, когда сердце чувствует необходимость любить сильно и страстно
кого-нибудь, – теперь я только хочу быть
любимым, и то очень немногими; даже мне
кажется, одной постоянной привязанности
мне было бы довольно: жалкая привычка
сердца!..» [2. Т. 2, с. 526].
Но, как поясняет Э. Фромм, «с точки
зрения теории здесь допускается ошибка
в понимании природы любви. Любовь не
создает­ся каким-то специфическим «объектом», а является постоянно присутствующим фактором внутри самой личности,
который лишь «приводится в действие»
определенным объектом [6, с. 52–53].
Поэтому «случайно любимыми не становятся; твоя собственная способность любить
вызывает любовь так же, как и заинтересованность делает человека интересным» [7, с. 43],
потому что «любовь – это готовность, которая
в принципе может обратиться на кого угодно,
в том числе и на нас самих» [5, с. 52–53].
Свобода Печорина – это свобода от Других для утверждения Себя.
Человек как духовное существо не только сталкивается с тем, что он противостоит
миру (как внешнему, так и внутреннему),
но и занимает позицию по отношению к
нему. Человек всегда может как-то «относиться», как-то «вести себя» по отношению
к миру. В каждое мгновение своей жизни
человек занимает позицию по отношению
как к природному и социальному окружению, к внешней среде, так и к витальному
психофизическому внутреннему миру, к
внутренней среде. Человек формирует отношение к миру, находит смысл своего существования в этом мире. Смысл – это определяющая ценность человека [4, с. 47].
Печорин утерял смысл своего существования, у него нет цели в жизни: «зачем я жил?
для какой цели я родился?.. а верно она существовала, и, верно, было мне назначение
высокое, потому что я чувствую в душе моей
силы необъятные… Но я не угадал этого назначения, я увлекся приманками страстей
пустых и неблагодарных; из горнила их я
вышел тверд и холоден как железо, но утратил навеки пыл благородных устремлений –
лучший цвет жизни» [2. Т. 2, с. 564].
Филология, история, востоковедение
Сущность человеческого существования,
по мнению В. Франкла, заключена в его самотрансценденции. Быть человеком – значит
всегда быть направленным на что-то или на
кого-то, отдаваться делу, которому человек
себя посвятил, человеку, которого он любит,
или Богу, которому он служит [4, с. 18].
У Печорина нет направленности на других,
нет дела жизни, нет смысла существования, он
находится в экзистенциальном вакууме, проявляющийся в состоянии скуки и апатии.
Картина мира каждого человека основывается на различных отношениях: к миру,
людям, себе, природе и т. д. Переживание
мира формирует определенные ценностные ориентации, которые являются плодом деятельности ума, сердца и души. Система ценностей позволяет человеку ориентироваться в мире, отделять главное от
второстепенного. Ценности Печорина – это
его воля, его свобода, его желания, доминирующей формой приобщенности является
установление господства над Другими. Система ценностей Печорина исключает какого бы то ни было Другого, его мир – это мир
одинокого Я.
Список литературы
1. Есин А. Б. Литературоведение. Культурология. Избр. труды. М. : Флинта: Наука, 2002. 352 с.
2. Лермонтов М. Ю. Собрание сочинений : в 2 т. М. : Правда, 1988.
3. Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Основы психологической антропологии. М. : ШколаПресс, 1995. 384 с.
4. Франкл В. Человек в поисках смысла. М. : Прогресс, 1990. 397 с.
5. Фромм Э. Бегство от свободы. М. : . АСТ, 1987. 210 с.
6. Фромм Э. Мужчина и женщина. М. : АСТ, 1998. 512 с.
7. Фромм Э.Человек для себя / пер. с англ. и послесл. Л. А. Чернышевой / М. : Коллегиум,
1992. 253 с.
УДК 882 – 9
ББК Ш 5 (2= Р) -61 + Ш 5 (2= Бу) – 61
Е. В. Тарасова
Своеобразие народного героического эпоса в русском и бурятском фольклоре
(сравнительно-сопоставительный аспект)
Статья посвящена сравнительно-сопоставительному анализу русской былины и бурятского улигера. Являясь образцами народного героического эпоса, данные жанры отражают специфику национальной картины мира. В работе выявляются типологическое сходство в идейном содержании и приемах
идеализации главного героя, а также национально обусловленные различия в форме художественных
текстов: элементах композиции, сюжетных мотивах и средствах выразительности языка. Эти особенности придают произведениям героического эпоса непреходящее значение для мировой культуры.
Ключевые слова: эпос, былина, улигер, национальный характер, специфика национального сознания, своеобразие мировосприятия.
E. V. Tarasova
The pecularity of the folk heroic epos in Russian and Buryat folklore
(comparative aspect)
The article deals with the Rusian epic and butyat uliger. Being the examples of folk heroic epos these
genres reflect the specific features of the national world picture. The article gives information about
typological similiarities in the idea content and the means of main hero idealization, also nationally
influenced differences in the fiction texts form.: compositional elements, plot motives, expressive language
means. These pecularities make the folk heroic epos importamt and valuable for the world culture.
Keywords: epos Russian epic literature, uliger, national character, the specific of national consciousness,
pecularity of world percetion.
Размышляя о роли героического эпоса в
истории культуры, академик В. В. Виноградов подчеркивал, что одна из задач «народной книги» – пояснить человеку его «нрав-
ственное чувство, заставить его осознать
свою силу, свое право, свою свободу, пробудить его мужество, его любовь к Отечеству»
[2, с. 9].
129
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
10
Размер файла
863 Кб
Теги
времени, печорин, система, pdf, нашего, ценностей, герои, лермонтов
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа