close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Религиозно-духовные искания русской литературы в оценке критики (по материалам журнала Министерства народного просвещения)..pdf

код для вставкиСкачать
Вестник Челябинского государственного университета. 2011. № 11 (226).
Филология. Искусствоведение. Вып. 53. С. 134–137.
О. Н. Хайруллина
РЕЛИГИОЗНО-ДУХОВНЫЕ ИСКАНИЯ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
В ОЦЕНКЕ КРИТИКИ (ПО МАТЕРИАЛАМ ЖУРНАЛА
МИНИСТЕРСТВА НАРОДНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ)
Статья рассматривает литературную критику Журнала Министерства народного просвещения 30-х годов XIX века, посвященную осмыслению паломнической прозы. Анализ критических
разборов свидетельствует, что паломническая проза занимала значительное место в литературе и публицистике XIX века. Критика осмысливала религиозно-нравственный, национальнопатриотический потенциал паломнической прозы, вырабатывала критерии жанра паломнического путешествия и одновременно сама становилась формой духовной публицистики.
Ключевые слова: русская классика, духовная литература, паломническая проза, литературная критика, рецензия, образ автора, жанр.
Современные подходы к новому прочтению русской классики в свете выявления в ней
духовно-религиозной составляющей заставляют обратить внимание на жизнь литературных
журналов. Именно они в первой половине – середине XIX века формировали литературные
вкусы и мнения, определяли круг чтения. По
стилю журнальных публикаций можно судить
о культурном уровне как столичного читателя,
так и провинциала.
Вопреки сложившемуся стереотипу, страницы журналов отнюдь не были заняты только
литературно-идеологической борьбой: в них
делались интереснейшие подборки русской
и зарубежной литературы, обсуждались новости общественной, культурной и научной
жизни, большое внимание уделялось вопросам
религиозно-духовной жизни, нравственности;
каждый журнал обращался к вопросам истории Отечества.
Это, в частности, можно продемонстрировать на примере литературно-критических разборов, появлявшихся на страницах Журнала
Министерства народного просвещения в связи
с анализом популярного в литературе середины XIX века жанра литературного паломнического путешествия.
Паломническое путешествие, или паломнический путевой очерк – описание путешествий в Святую Землю, отражает важнейшую
сторону русской духовной практики – паломничество. Паломническая традиция стала выразительной формой русской духовной жизни.
И. А. Ильин писал: «В России есть много праведников, которые раз в году или хотя бы раз
в жизни совершают паломничество в Иерусалим, на гору Афон, в Киев или в какой-нибудь
из знаменитых русских монастырей <…>. Подобные паломничества в религиозном отношении много стоят. Повседневность отступает на
задний план <…>. ради главного дела жизни
– побывать в святилище, принести покаяние,
очистить душу, обновиться в молитве и богомолье» [6. С. 444].
Паломничество нашло отражение во многих
сферах русской культуры и получило самобытное воплощение в русском фольклоре (былины, духовные стихи), древнерусской литературе (памятник русской литературы XII века
«Хождение Даниила, русской земли Игумена»
стал в русской литературе классическим образцом жанра паломнической литературы). Своеобразно преломляется паломничество и в литературе Нового времени. В XIX веке к этому
жанру обращаются Д. В. Дашков, А. Н. Муравьев, А. С. Норов, П. А. Вяземский, Н. В. Берг
и многие другие авторы1.
Несмотря на то, что паломническое путешествие не находилось в центре литературной
жизни в XIX веке, критика выделяла это явление среди всего объема литературы и отмечала значимость затрагиваемых им вопросов. В
оценке критики паломнические путешествия
рассматривались как произведения, обращенные к фундаментальным основам человеческой жизни. В критических разборах идейнохудожественных достоинств паломнической
прозы формулировались жанровые критерии
этого литературного явления.
Прежде всего, критика обращает внимание
на особый предмет художественного исследования, к которому обращается паломнический
жанр ‑ духовно-религиозные вопросы человеческой жизни, описание христианских право-
Религиозно-духовные искания русской литературы...
славных центров. По мнению критиков, обращение к этим вопросам не допускает ни легковесного, ни формально-описательного подхода
(«в путешествиях их не должно искать верности описаний, точности очерков, справедливости замечаний и наблюдений» [2. С. 185])
– они, прежде всего, требуют от автора «благоговейного одушевления» [3. С. 391], «лирического, религиозного, глубокого чувства»
[2. С. 182–183].
Так, откликаясь рецензией на книгу А. Ламартина «Воспоминания, впечатления, мысли
и очерки во время путешествия по Востоку»,
критик пишет: «…в этой книге должно искать
не статистических наблюдений, но поэтического раздумья над колыбелью Религии, поэзии и образованности рода человеческого»
[2. С. 182–183].
По мысли критиков, автор паломнического путешествия всегда выступает в двух гранях: «ученого, желавшего видеть лично места,
ознаменованные следами Крестоносцев <…>,
и христианина, набожного, желавшего насладиться умилительным вдохновением мест,
освященных стопами Спасителя» [5. С. 494].
Автор-паломник посещает «сию землю не для
того, чтобы делать в ней наблюдения или собирать сведения, но для того, чтобы повергнуться там перед Гробом Искупителя, <…> излить
свои горячие, пламенные молитвы, молитвы
христианина» [2. С. 185].
Таким образом, следующим жанровым критерием выдвигается специфика авторского образа: автор сам должен быть, прежде всего, паломником, испытывать благоговейные чувства
к священному предмету своего изображения.
Размышления о вере требуют личностного,
субъективного, лирического проникновения
в предмет художественно-публицистического
исследования.
Обращается критика и к осмыслению паломнической прозы в русской литературе. В
сентябрьской книжке журнала за 1838 год в
обзоре критика Б. Федорова дается оценка
книги А. Н. Муравьева «Путешествие к Святым местам в 1830 году». Автор называет книгу «одной их лучших книг в русской словесности» [11. С. 444] и главным достоинством
видит умение передать читателям «благоговейный восторг» и «умиление любви христианской», просветить души «созерцанием Божественного» [11. С. 445].
Об особом типе авторского мировосприятия говорится и в другом обзоре, уже по по-
135
воду книги А. С. Норова «Путешествие по
Святой Земле в 1835 году». Здесь подчеркивается, что автор паломнического путешествия
должен быть лишен «всякого мирского тщеславия» [5. С. 172], паломническое путешествие
достигнет своей цели, только если в нем есть
«чувство благочестия, <…> истинно Христианское вдохновение» [5. С. 191].
Критик Е. Бутович-Бутовский обращает
внимание на тесную связь паломнической литературы с корневыми основами русской национальной жизни: «Отечество наше с давних
времен пылало усердием к местам Искупления
человечества. Сколько путешествий совершено туда нашими благочестивыми паломниками
<…>, начиная с знаменитого Данила до неутомимого трудами, смиренного душою, правдивого и подробного в рассказе Василия ПлакиБарского» [1. С. 172].
Художественная задача паломнического
произведения, по мысли критика, не должна
состоять только в «ученой цели»: «…сердце
Христианина ищет чего-то более, нежели хладнокровного описания развалин, зданий или народных нравов» [1. С. 172].
Вместе с тем, оценивая духовнонравственное состояние современного ему
общества, автор статьи понимает, что если паломническое путешествие сегодня будет следовать традиции старинных проскинитариев и
давать только описания святыни, оно также не
будет услышано. Главное назначение паломнической литературы в современном, духовно
спящем мире, по мысли критика, заключается
в том, чтобы обновлять религиозное чувство,
пробуждать душу современников, напоминая
им «древнее благоговение предков наших к
Святой Земле» [1. С. 173].
В осмыслении критики паломническое путешествие как литературное произведение достигнет своей цели только тогда, когда передаст
религиозный настрой самого паломнического
ритуала, станет, по определению современного
исследователя, «словесной иконой» [9. С. 67].
Пафос паломнического литературного
произведения определяется воссоединением
автора-паломника с духовным Абсолютом,
самим процессом реального совершенного поклонения, в котором реализуются религиозномировоззренческие, социальные, психологические начала человеческого бытия, такие как
приобщение к сакральному, преодоление кризиса веры, духовное обновление, укрепление
веры, искупление грехов и т. д. [7. С. 21].
О. Н. Хайрулина
136
Обращаясь к анализу паломнических путешествий, описывающих русские религиозные
святыни, критики особенно подчеркивают, что
эти произведения несут в себе глубокий нравственный потенциал, обращены к национальным чувствам – патриотизму, чувству Родины,
ощущению культурно-исторического родства
со своим народом и национальному самоуважению.
На страницах журнала в роли критика
выступил И. С. Тургенев. Оценивая книгу
А. Н. Муравьева «Путешествие к Святым местам в 1830 году», он увидел в ней осмысление православия и русской истории в их неразрывном единстве. Критик пишет о духовноисторическом значении принятия Россией христианства, тем самым, показывая неразрывную
связь паломничества и паломнической литературы с духовной жизнью России [10. С. 8].
Особое внимание в рецензии Тургенева уделяется роли русских монастырей в культуре и
истории России. Автор пишет, что монастыри,
которые в прошлом сыграли значительную
роль как крепости, противостоявшие иноземным захватчикам, в настоящее время являются
хранилищами памятников русской старины:
летописей, созданий зодчества, живописи.
Критик И. Т. Боричевский, оценивая книгу
А. Н. Муравьева «Воспоминания о посещении
Святыни Московской Государем Наследником», пишет о ее «церковно-историческом и
историко-политическом значении». Автор статьи выходит к размышлению о сущности национального характера и национальной истории:
«Предметы священные всегда были родными
сердцу каждого русского. Скажите ему, что на
него смотрят сорок веков <…>, он не обратит
внимания на эту толпу столетий; но напомните
ему о Вере отцов, о Св. Церкви, вспомните о
Боговенчанном царе, ‑ под влиянием этого священного глагола никакая опасность не остановит его на пути к долгу» [4. С. 602 ].
Это замечание содержит в «свернутом»
виде понимание сущности патриотизма. В понимании критика, слова ‘память’, ‘история’,
‘отечество’ обретают смысл только тогда, когда наполняются конкретным содержанием: для
русских национальное самосознание строится
на неразделимом единстве «веры отцов», Православной церкви и веры в царя.
В этой связи критик обращает внимание читателей на фигуру Государя Наследника в книге А. Н. Муравьева: «Царственный посетитель
является в глазах целого народа Благоговей-
ным Христианином, потомком, внимательным
к памяти своих предков, надеждою и утехою
русской земли» [4. C. 603].
Откликаясь на произведения паломнической прозы, критические разборы перерастали
рамки только литературных рецензий. Критики, оценивая место того или иного паломнического текста, обращались к насущным вопросам отечественной истории, религиозной традиции, национальной культуры и тем самым
пополняли корпус духовно-религиозной публицистики. Критика способствовала формированию общественного мнения по вопросам
духовной культуры, религиозно-нравственного
самоопределения человека.
Заметное место в русской литературе первой половины – середины XIX века паломнической литературы, серьезность и нравственнорелигиозная углубленность критических откликов – все это свидетельствует о значимости
духовной темы и духовной публицистики в
«светской» литературе того времени. Привлечение этого материала для дополнения картины историко-литературного процесса позволяет внести вклад в создание обоснованной
платформы изучения духовных основ русской
культуры.
Примечание
См., в частности: Дашков, Д. В. Русские поклонники в Иерусалиме. Отрывок из путешествия
по Греции и Палестине в1820 г.; Берг, Н. В.
Мои скитания по белу свету. Иерусалим // Рус.
вестн. 1868. № 2; Вяземский, П. А. Путешествие
на Восток (1849–1850) // Святые места вблизи
и издали : Путевые заметки русских писателей I половина XIX века. М., 1995. С. 25–287;
Инок Парфений (Агеев). Странствования по
Афону и Святой Земле. М. : Индрик, 2008.
271 с.; Муравьев, А. Н. : 1) Путешествие ко
святым местам в 1830 году. М. : Индрик,
2007; 2) Путешествие по Святым местам русским. Репринт. изд. М., 1990; Норов, А. С.
Путешествие по Святой Земле в 1835 году. М. :
Индрик, 2008. 292 с. Подробная библиография
литературных паломнических путешествий:
Пономарев, С. И. Иерусалим и Палестина в
русской литературе, науке, живописи и переводах. СПб., 1977. (Материалы для библиографии). Приложение к XX тому записок императорской Академии наук; Ставроу, Т. Г. Русские
путешественники на христианский Восток за
период с XII по XX век : аннотир. библиогр. /
1
Религиозно-духовные искания русской литературы...
Т. Г. Ставроу, Питер Р. Вейнсенсел. Колумбия,
Огайо, 1986; Хитрово, В. Н. Палестина и Синай
// Хитрово, В. Н. Полн. собр. соч. Ч. 1, вып. 1.
СПб., 1876 (Библиографический указатель
книг и статей о Святых местах Востока); также
в книге И. В. Моклецовой: Моклецова, И. В.
«Хождения» в русской культуре и литературе
Х–ХХ веков. Ч. 1 / МГУ им. М. В. Ломоносова,
фак. иностр. яз. М., 2003. С. 64–65.
Список литературы
1. Бутович-Бутовский, Е. Путешествие по
Святой земле в 1835 году, Авраама Норова //
Журн. М-ва нар. просвещения. 1838. Ч. 20,
№ 10–12. С. 172.
2. Журнал М-ва нар. просвещения (далее –
ЖМНП). 1835. Ч. 8, № 10–12.
3. ЖМНП. 1836. № 11. С. 391.
4. ЖМНП. 1838. Ч. 18, № 4–6. С. 602.
5. ЖМНП. 1838. Ч. 19, № 7–9. С. 494
137
6. Ильин, И. А. «О русской культуре» //
Ильин, И. А. Собрание сочинений : в 10 т. Т. 6,
кн. 2. / И. А. Ильин, А. И. Ильин ; сост. и коммент. Ю. Т. Лисицы ; худож. Л. Ф. Шканов. М.
: Рус. кн., 1996. 672 с.
7. Калужникова, Е. А. Паломничество как
ритуал // Изв. Урал. гос. ун-та. 2006. № 47.
С. 13–27.
8. Моклецова, И. В. «Хождения» в русской культуре и литературе Х–ХХ веков. Ч. 1.
/ МГУ им. М. В. Ломоносова, фак. иностр. яз.
М., 2003.
9. Моторин, А. В. Образ Иерусалима в русском романтизме // Христианство и русская литература. Сб. 2. СПб. : Наука, 1996. С. 61‑89.
10.Тургенев, И. Путешествие по святым
местам русским // ЖМНП. 1836. № 8. C. 391–
410.
11.Федоров, Б. Обозрение книг, вышедших в России в1835 г. // ЖМНП. 1838. Ч. 19,
№ 7–9.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа