close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Лексические особенности научного текста

код для вставкиСкачать
Aвтор: Ребане Е.А. 23.06.2000, Омский Государственный Педагогический Университет, отлично
СОДЕРЖАНИЕ:
ВВЕДЕНИЕ2
ГЛАВА 1 .НАУЧНЫЙ ТЕКСТ КАК ОБЪЕКТ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО
ИССЛЕДОВАНИЯ.
РАЗДЕЛ 1. ПРОБЛЕМЫ ЛИНГВИСТИКИ НАУЧНОГО ТЕКСТА
& 1. Проблемы лингвистики научного текста 3
& 2. Категория информации в тексте 6
& 3. Членимость текста 9
& 4. Текстуальные связи и текстообразующие средства 13
& 4.1. Артикли как текстообразующие средства 18
& 4.2. Модальность как текстообразующее средство 20
& 5. Словосочетание как единица синтаксиса 23
& 6. Континуум 25
& 7. Автосемантия отрезков текста 28
& 8. Ретроспекция и проспекция в тексте 32
& 9. Интеграция и завершенность текста 37
РАЗДЕЛ 2. ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ЛЕКСИКА В НАУЧНОМ ТЕКСТЕ.
& 1. Некоторые характеристики языка научной прозы 41
& 2. Терминологическая лексика. Понятие термина 44
& 3. Термин как знак и как слово 46
& 4. Полисемия и синонимия терминов 48
& 5. Упорядочение терминологии 50
& 6. Интернациональная лексика и элементы разговорной речи в языке
научной литературы 53
ГЛАВА II. ЛЕКСИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ТЕКСТОВ РАЗЛИЧНЫХ ОБЛАСТЕЙ ЗНАНИЙ & 1. Лексические особенности текстов по экономике на примере текста
"Emerging economies" 56
& 2. Лексические особенности текстов по лингвистике на примере текста
"Semantics and meaning". 66
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 78
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ВВЕДЕНИЕ
Объектом исследования данной работы является научный текст. Многосторонность понятия "текст" обязывает выделить в нем существенные признаки. Текст - это произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объективированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа, произведение, состоящее из названия и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определенную направленность и прагматическую установку [Гальперин,1981:4]. Текст как факт сообщение, обладающее своим содержанием, организованное по абстрактной модели одной из существующих в литературном языке форм сообщений (функционального стиля, его разновидностей и жанров) и характеризуемое своими дистинктивными признаками.
Текст как произведение речетворческого процесса может быть подвергнут анализу с точки зрения соответствия некоторым общим закономерностям, причем эти закономерности должны рассматриваться как инварианты текстов каждого из функциональных стилей. В данной работе речь идет о научном тексте.
Большинство текстов с точки зрения их организации стремится к соблюдению норм, установленных для данного функционального стиля. Тем не менее, встречаются случаи некоторого отклонения от этих норм. Таким образом, цель данной работы - исследование особенностей языка научной литературы на лексическом уровне.
Работа включает в себя введение, две главы, заключение, список использованной литературы.
ГЛАВА I. НАУЧНЫЙ ТЕКСТ КАК ОБЪЕКТ
ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.
РАЗДЕЛ 1. ПРОБЛЕМЫ ЛИНГВИСТИКИ НАУЧНОГО ТЕКСТА.
& 1. Проблемы лингвистики научного текста
Лингвистика текста находится лишь на пути признания ее в качестве раздела общего языкознания, и совершенно естественно, что многие категории текста еще не получили достаточно ясного освещения, а некоторые из них вообще не признаются категориями, хотя без них невозможно представить себе сам текст в его типологических чертах. Тем не менее исследования, проводимые у нас и за рубежом, уже дали ощутимые результаты, а их выводы могут быть положены в основу более детальной разработки сущностных характеристик общей лингвистики текста.
По утверждению И.Р.Гальперина: "Исследователю любого крупного объекта, каким, к примеру, является текст, угрожают две опасности: с одной стороны, атомизация фактов объекта и, с другой - глобализация объекта - недооценка изучения отдельных явлений в их сущностных характеристиках и функциях". [Гальперин:1981,8]. Текст является объектом крупного масштаба, поскольку он предполагает в качестве своих конституэнтов единицы более крупные, чем предложения. Предотвращение указанных опасностей возможно лишь при сочетании атомизации фактов и их глобализации, которое предотвращено сущностными характеристиками объекта исследования.
Внимание к особенностям и закономерностям организации текста как формы существования письменного варианта языка является результатом познавательного процесса. Преодолевая веками освещенные традиции рассмотрения письменного варианта языка как единственного объекта анализа, лингвистика, "с одной стороны, вынуждена описывать строй бесписьменных языков, а с другой, стремясь проникнуть в сущность языковых процессов, в механизмы порождения речи и ее функционирования, повернула острие научного познания в сторону устной речи, на некоторое время предав забвению письменную речь"[Гальперин:1984,17].
Как всякий новый объект исследования, текст по-разному понимается и по-разному определяется. По мнению Хэллидея, текст - "основная единица семантики и ее нельзя определить как своего рода сверхпредложение"[H.Parret:1974,101]. Уточняя это слишком общее определение, Хэллидей приходит к мысли, что текст представляет собой актуализацию потенциального [H.Parret:1974,86]. А.Греймас подходит к проблеме текста с позиций порождающей семантики. Для него текст - это единство, которое расщепляется на высказывания и не является результатом их сцепления [H.Parret:1974,56].
Многосторонность понятия "текст" обязывает выделить в нем то, что является ведущим, вскрывающим его онтологические и функциональные признаки. "Текст - это произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, обьективированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа, произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определенную целенаправленность и прагматическую установку". [Гальперин:1981, 18]. Из этого определения следует, что под текстом необходимо понимать не фиксированную на бумаге устную речь, всегда спонтанную, неорганизованную , непоследовательную, а особую разновидность речетворчества, имеющую свои параметры, отличные от параметров устной речи.
Текст обладает двойственной природой - состоянием покоя и движения. Представленной в последовательности дискретных единиц, текст находится в состоянии покоя, и признаки движения выступают в нем имплицитно. Но когда текст воспроизводится (читается), он находится в состоянии движения, и тогда признаки покоя проявляются в нем имплицитно.
Исследователи стремятся определить наиболее общие параметры текста. Так, Цветан Тодоров различает три основные категории - параметры, которые соответственно называет вербальной, синтаксической и семантической [T.Todorov:1971,32]. Вербальный параметр образуется конкретными предложениями, формирующие текст, семантический определяется взаимоотношениями частей текста, а семантический отражает глобальный смысл текста и определяет части, на которые смысл распадается.
Н.Э.Энквист сводит лингвистические параметры текста к трем основным - тема (topic), фокус (focus) и связь (linkage) [N.E.Enkvist:1979,57]. Тема - это основное содержание текста, фокус служит для выделения маркированных элементов текста (слова, словосочетания, предложения, стилистические приемы), а связь - это средство объединения различных отрезков высказывания. Некоторые лингвисты выделяют позиционный параметр, мотив(motif), темпоральный параметр и др.[Current Trends:1978,34].
Приведенные параметры текста, бесспорно, представляют собой важные характеристики текста и могут быть положены в основание пирамиды его признаком.
Текст как факт речевого акта системен. Текст представляет собой некое завершенное сообщение, обладающее своим содержанием, организованное по абстрактной модели одной из существующих в литературном языке форм сообщений и характеризуемое своими дистинктивными признаками. Содержание применительно к тексту приобретает свое терминологическое употребление, отличное от понятий "смысл" и "значение". Содержание как термин грамматики текста будет относиться лишь к информации, заключенной в тексте в целом; смысл - к мысли, сообщению, заключенным в предложении или в сверхфразовом единстве; значения - к морфемам, словам, словосочетаниям, синтаксическим конструкциям.
Смысл не обязательно является результатом механического сложения значений отдельных компонентов предложения или СФЕ. Подобно тому как слово своими значениями представляет собой "кусочек действительности", смысл представляет собой "кусочек содержания". Смысл, реализуемый в предложении выявляется в специфических для этих единиц формах предикации. "Смысл по своей природе не коммуникативен или же коммуникативен потенциально. Содержание по-своему назначению коммуникативно, поскольку оно обладает признаком завершенности"[Гальперин:1981,21].
Для более эксплицитного описания особенностей текста и его категорий необходимо уточнить понятие предикации в применении к тексту. Предикация - это транспонирование фактов языка в факты речи. Вне предикации нет акта речи, есть лишь номинация определенных явлений, событий, действий.
Как и всякая абстрактная модель, модель текста не может обхватить все признаки объекта исследования. Она, естественно, допускает и даже предопределяет возможные вариации этих признаков, чаще всего беря наиболее существенные из них. В моделях текста по-особенному проявляются указанные выше дистинктивные признаки, которым с полным правом можно присвоить ранг грамматических категорий текста.
Все эти категории получают свои конкретные формы реализации. Так, например, формы категории информативности - это повествование, рассуждение, описание (обстановка, ситуация, действие, природа, личность) и т.д.; категория интеграции реализуется: а)в формах подчинения одних частей текста другим, формах совпадающих и не совпадающих с формами подчинения, характерных для предложения; б)в стилистических приемах; в) синонимических повторах и др.; категория ретроспекции выявляется как композиционными, так и лексическими средствами.
Рассматривая категории текста как категории грамматические, приходится признать, что не все они присущи любому тексту и не всегда осознаются как наличествующие даже там, где они обязательны.
&2. Категория информации.
Термин "информация" употребляется в двух значениях: общепринятом (бытовом) и терминологическом. Под информацией в первом значении понимается всякое сообщение, оформленное как словосочетание номинативного характера. Это может быть предложение, в котором сообщаются какие-то факты, сочетания предложений (сверхфразовое единство и абзац), цельный текст. Информация в таком понимании обычно отождествляется с номинацией, смыслом, содержанием.
Второе значение термина "информация" употребляется в работах по теории коммуникации, но предполагает использование этого термина лишь при получении новых сведений о предметах, явлениях, отношениях, событиях обьективной действительности. Таким образом, научно-терминологическое значение "информация" снимает некоторую неопределенность в уже воспринятых и частично познанных предметах и явлениях. Неопределенность - свойство многих явлений, фактов, событий. В теории коммуникации мера неопределенности обозначается термином "энтропия" и поэтому информация рассматривается как нечто противопоставленное энтропии.
Категория информации охватывает ряд проблем, выходящих за пределы чисто лингвистического характера. И.Р.Гальперин выделяет одну из них - проблему нового (неизвестного) [Гальперин:1981,27]. Совершенно очевидно, что новое не может рассматриваться вне учета социальных, психологических, научно-теоретических, общекультурных, возрастных, временных и других факторов. Для одного получателя сообщение будет новым и потому будет включать информацию, для другого это же сообщение будет лишено информации, поскольку содержание сообщения ему уже известно или вообще непонятно. То, что для определенного времени было новым, для последующего уже известно.
Также, автор выделяет другой вопрос - ценность получаемой информации [Гальперин:1981,27]. Здесь мы уже вторгаемся в область философии, и в частности в один из разделов эстетики - аксеологию. Известно, что информация, повторяясь, теряет свою ценность и в итоге перестает быть информацией. Также известно, что некоторые тексты имеют непреходящую ценность. Это эстетико-познавательное и научное значение всегда остается в сокровищнице человеческой культуры. Они служат постоянными источниками нового и поэтому всегда информативны.
Анализ разных видов информации, проведенный на официально-деловых, газетных, художественных, публицистических текстах, показал, что информация как основная категория текста различна по своему прагматическому назначению. И.Р.Гальперин различает информацию: а) содержательно-фактуальную(СФИ); б) содержательно-концептуальную(СКИ); в) содержательно-подтекстовую(СПИ) [Гальперин:1981,27].
Содержательно-фактуальная информация содержит сообщение о фактах, событиях, процессах, происходящих, происходивших, которые будут происходить в окружающем нас мире, действительном или воображаемом. В такой информации могут быть даны сведения о гипотезах, выдвигаемых учеными, их взглядах, всякие сопоставления фактов, их характеристики, разного рода предположения, возможные решения поставленных вопросов и пр. Содержательно-фактуальная информация эксплицитна по своей природе, т.е. всегда выражена вербально. Единицы языка в СФИ обычно употребляются в их прямых, предметно-логических, словарных значениях, закрепленных за этими единицами социально-обусловленным опытом.
Содержательно-концектуальная информация сообщает читателю индивидуально-авторское понимание отношений между явлениями, описанными средствами СФИ, понимание их причинно-следственных связей, их значимости в социальной, экономической, политической, культурной жизни народа, включая отношения между отдельными индивидуумами, их сложного психологического и эстетико-познавательного взаимодействия. Такая информация извлекается из всего произведения и представляет собой творческое переосмысление указанных отношений, фактов, событий, процессов, происходящих в обществе и представленных писателем в созданном им воображаемом мире.
Различие между СФИ и СКИ можно представить себе как информацию бытийного характера и информацию эстетико-художественного характера, причем под бытийными следует понимать не только действительность реальную, но и воображаемую.
Содержательно-подтекстовая информация представляет собой скрытую информацию, извлекаемую из СФИ благодаря способности единиц языка порождать ассоциативные и коннотативные значения, а также благодаря способности предложений внутри СФЕ приращивать смыслы.
Автор говорит, что грамматическая категория информативности, представляющая собой обязательный признак текста, может проявиться в разных формах - от нулевой, когда содержание текста не дает ничего нового, а лишь повторяет уже известное, до концептуальной, когда для ее выявления необходимо повергнуть текст скрупулезному анализу. Между этими полюсами располагаются информации различной степени насыщенности (меры новизны) [Гальперин:1981,29].
Основной трудностью в декодировании информации текста является незнание вариантов языкового кода. Помимо знания общеязыкового кода, т.е. правил сочетания слов, морфем, предложений (если правила сочетания предложений уже определены), существуют еще варианты этого кода, определяющие правила пользования языковыми средствами в тех или иных типах текста.
Язык науки представляет собой особую разновидность кода. Вряд ли описание научного исследования неких биологических процессов будет содержать информацию для специалиста, скажем в области аэродинамики, подобно тому как военная операция, зашифрованная определенным кодом, будет нести информацию только тем, кто знает этот код.
Автор считает, что содержательную сторону текста определить очень сложно. Целесообразным представляется термин "информация" в том понимании, которое раскрывалось выше, а именно- этот термин употребляется в двух случаях: когда имеет место снятие энтропии, т.е. когда неизвестное раскрывается в своих особенностях и становится достоянием знания и когда имеется в виду какое-либо сообщение о событиях, фактах, явлениях, которые произошли, происходят или должны произойти в повседневной жизни данного народа, общества (в политической, экономической, научной, культурной, спортивной, т.е. во всех областях человеческой деятельности). Поэтому ни морфема, ни слово, ни словосочетание не могут нести информацию, но обладают свойством информативности, т.е. могут участвовать в информации модификацией своих значений. То же в большинстве случаев можно сказать и о предложении. Оно участвует в информации путем возможных вариаций своего смысла.
Таким образом, содержание текста как некого законченного целого - это его информация.
& 3. Членимость текста. Чтобы найти какие-то общие закономерности построения текста и, в частности, членения целого целесообразно представить себе идеальный тип текста, в котором фокусируются наиболее типические черты этого построения. Только определив параметры идеального типа текста, можно увидеть сознательные отклонения от этого типа, т.е. его варианты.
Представляется неоспоримым тот факт, что членимость текста - функция общего композиционного плана произведения, характер же этой членимости зависит от многих причин, среди которых не последнюю роль играют размер частей и содержательно-фактуальная информация, а также прагматическая установка создателя текста. Размер части обычно рассчитан на возможности читателя воспринимать объем информации "без потерь". Известна гипотеза глубины В.Ингве, который, основываясь на ограничении памяти, пытался раскрыть некоторые особенности английского синтаксиса [В.Ингве:1965,126-127]. Подобно этому целесообразно было бы наметить и глубину СФЕ как единицы текста и, вероятно, глубину более крупного отрезка текста. Можно предположить, что развертывание какой-либо мысли в пределах одного СФЕ ограничено, что вероятно, связано со способностью человека концентрировать внимание на одном объекте в течение некоторого более или менее определенного временного отрезка. Если это предположение справедливо, то для каждого выделяемого отрезка текста характерен и темпоральный параметр. Перерывы во временном континууме столь же необходимы для умственной деятельности, как и для физической и, продолжая сравнение, можно сказать, что переключение внимания с одного объекта на другой в развертывании СФЕ или абзаца так же необходимо, как смена видов физических упражнений. Учитывая этот психо-физиологический фактор, можно с большей или меньшей достоверностью проникнуть в типологические особенности членения текста.
Наиболее четко логическое членение текста обнаруживается в научной литературе. Четкость реализуется даже путем выделения частей цифровыми обозначениями. Во многих монографиях принята система обозначения отдельных значимых отрезков двойными и тройными цифрами, например:1.0;1.1;....2.31... Такое членение текста проистекает из желания автора показать зависимость и подчинение отрезков высказывания. Одновременно в таком членении косвенно вырисовывается сама концепция автора относительно взаимообусловленности выделенных частей.
Для сохранения последовательности изложения (континуума) как одной из ведущих категорий научного текста, часто приходится делать сноски. Сноска в научном тексте есть не что иное, как узаконенное отступление от последовательного изложения, не нарушающего этой последовательности.
Примечательно в этом отношении недавно введенная система сносок и ссылок - квадратные скобки, - в которых цифровые обозначения отсылают читателя к библиографии, где ссылки даны в алфавитном порядке ( по авторам) или в порядке их упоминания в тексте. Прагматическая установка здесь очевидна - ничто не должно отвлекать читателя от последовательного хода аргументации или изложения научных положений.
Как известно, основные части текста - предисловия, введение, заключение и пр. - факультативны. Они характеризуются прежде всего некоторой независимостью от целого текста, но одновременно тесно связаны с ним. Введение обычно предвосхищает содержательно-концептуальную информацию, а в некоторых случаях и содержательно-фактуальную. Своеобразие введения в том, что направляя мысль читателя на то, о чем будет речь впереди, оно не раскрывает ни плана повествования, ни сюжета, ни основной информации. И.Р.Гальперин указывает на то, что введение обычно содержит импликацию и способствует проспекции [Гальперин:1981,59]. Иногда эксплицитно выражает творческий импульс автора или объясняет, что натолкнуло его на создание произведения, ил дает некоторые обобщения.
Предисловие содержит некую долю той информации, которая является основной в тексте и обобщенно представлена в названии (заголовке).
Автор выделяет характерные признаки предисловия: а)тезисность - сжатое описание тех положений, которые в дальнейшем развертываются в основном тексте; б) аннотация - перечисление проблем, затронутых в основном тексте; в) прагматичность - описание целевой установки произведения; г) концептуальность - некоторые теоретические, методологические и др.положения, которые легли в основу произведения; д) энциклопедичность - сведения об авторе и краткое описание работ в данной области, предшествующих данной работе и т.д.
Все перечисленные признаки не обязательны для всех видов предисловий и введений. Некоторые из них могут иметь не проспективную, а ретроспективную направленность. Так, в текстах научного характера часто можно встретить предисловия, в которых упоминаются положения, ранее разработанные автором или другими авторами, положения, которые являются существенными для новых сообщений.
Что касается послесловия (заключения, эпилога), то его можно определить как часть текста, имеющую предицирующую функцию. Содержательно-концептуальную информацию здесь можно найти через эксплицитное выражение. Послесловие призвано дать эту информацию в сжатом виде. Оно имеет функцию интеграции всего текста и будучи непосредственно связано со смыслом названия, является одной из конкретных форм категории завершенности, открывая тем не менее путь иного развертывания общей идейной направленности сюжетной линии, с иной содержательно-концептуальной информацией, с иным названием.
Нужно особенно подчеркнуть зависимость членения от других грамматических категорий текста. Само членение непосредственно связано с категориями информации, интеграции, когезии и некоторыми другими. В разных типах текста выделяются те или иные отрезки в связи с той значимостью, которая придается данному отрезку. Каждый тип членения можно рассматривать в зависимости от того, какое значение придает автор тому или иному виду контекстно-вариативного членения.
Информация, заключенная во введении к научной работе, обычно основана на фактах, которые, как предполагается, известны читателю. Цель введения к научной работе - показать, что исследовании является развитием, продолжением или опровержением ранее признанных положений, полемикой с другими направлениями или отдельными учеными и пр. По этому поводу уместно привести следующее высказывание Н.Винера:"Ясное понимание идеи информации в ее применении к научной работе показывает, что простое сосуществование двух различных информацией представляет собой относительно небольшую ценность, если только эта информация не может быть эффективно объединена в лице какого-либо ученого или научной лаборатории, способных обогатить одну информацию другой." [Н.Винер:1958,132].
Нередко во введении дается фактуальная информация: указывается, какие лица участвовали в исследовании, место, время и характер проведенных предварительных лабораторных, экспериментальных и других работ, обеспечивающих достоверность и надежность выводов. Таким образом, введение обладает некоторой степенью автосемантии, одновременно выполняя роль пропозиции. Если попытаться экстраполировать на текст некоторые современные концепции смысловой стороны предложения, то можно с некоторым приближением определить введение как часть текста, имеющую интродукционную функцию. Иногда введение такого рода не отделяются от основного текста, а как бы сливаются с ним. Оно служит для характеристики действующих лиц, для обрисовки места и времени происходящего.
От более крупного членения текста мы должны перейти к основной, мельчайшей единице текста, которая выступает в качестве его конституэнта. Предложение, как это уже упоминалось, не является единицей текста. Единицей текста является более крупное единство, объединяющее ряд предложений - это сверхфразовое единство (СФЕ), термин, который уже не раз упоминался на предыдущих страницах, но еще не получил всестороннего описания. Этот термин имеет ряд синонимов, как-то: "сложное синтаксическое целое", "компонент текста", "дискурс", "высказывание", "прозаическая строфа", "синтаксический комплекс", "монологическое высказывание", "коммуникативный блок". Эти термины часто применяются для определения разнородных явлений, но все они имею одно назначение - определить более крупную, чем предложение, единицу, в которой само предложение выступает в качестве конституэнта. Из этого следует, что предложение, являясь составной частью более крупного отрезка высказывания, не может одновременно быть и составной частью целого, объединяющего такие отрезки.
Сверхфразовое единство, являясь основным конституэнтом текста, не всегда легко выделимо. В одних случаях оно совпадает с абзацем (в особенности в стилях языка научной прозы, деловых документов и некоторых других), в других случаях один абзац легко распадается на несколько сверхфразовых единств. Это закономерно. И.Р.Гальперин утверждает, что границы СФЕ и абзаца нередко пересекаются в зависимости от содержания сообщения и особенно от прагматической установки [Гальперин:1981,72]. Тем не менее СФЕ нужно признать конституэнтом текста, а предложение конституэнтом СФЕ. Подобно тому как предложение способно указать на взаимодействие и взаимосвязь значений слов, его составляющих, СФЕ способно указать на взаимодействие и взаимосвязь смыслов предложений, его составляющих.
Некоторые исследователи пытаются выделить более крупные единицы текста, чем СФЕ. Примечательна в этом отношении работа Т.М.Баталовой, в которой она пытается объединить два (и более) СФЕ в единый предикативно-релятивный комплекс [Баталова:1977,24]. Баталова исходит из того положения, что некоторые сверхфразовые единства, выделяемые на основании семантического критерия и относящиеся к одному тематическому плану текста, последовательно объединяются в единицы более высокого порядка как в смысловом отношении, так и в результате определенных формальных связей. В составе такой логико-семантической целостной системы сверхфразовые единства, отличаясь лишь относительной самостоятельностью, функционируют как средства передачи различных частных информаций и по-разному взаимодействуют друг с другом в развертывании общего коммуникативного содержания. Принцип построения этой комплексной единицы в ее языковом оформлении определяется не количеством входящих в нее сверхфразовых единств, а теми отношениями, которые возникают между ними в тексте, характерном организации информации.
& 4. Текстуальные связи и текстообразующие средства.
Говоря о характеристиках текста, Г.С.Щур и А.А.Мальченко подробно останавливаются на текстуальных связях, обоснованно считая их основным признаком текста [Щур,Мальченко,1974]. Текстуальные связи - это прежде всего синтаксические связи, порождающие текст. Типы текстуальных связей и средства их выражения соотносятся между собой как содержание и форма. Для адекватного понимания текста необходимо выделение в нем зависимых и независимых сегментов. Такое выделение имеет особенно большое значение для чтения научной литературы, облегчая извлечение из текста основной и дополнительной информации.
Как независимые, так и зависимые предложения в составе текста включают различные средства текстуальной связи: обобщающие слова, раскрывающие свое значение в других предложениях, предшествующие и последующие элементы текста, коррелирующие со словами-заместителями, указательными и притяжательными местоимениями в зависимых предложениях, лексические и грамматические повторы и параллельные конструкции, эллиптические образования и др. Все эти элементы нужно тщательно анализировать в процессе работы с научным текстом.
Т.И.Сильман отмечает, что предложение может быть грамматически полным, однако, благодаря преобладанию в нем различных синтематических элементов, все же иметь систематический, зависимый характер, т.е. отличаться смысловой неполнотой, в то время как преобладание полнозначных, автосемантических элементов превращает предложение в автосемантическое, т.е. независимое[Сильман:1965,85].
Следовательно, вопрос о смысловой самостоятельности частей текста прямо связан с проблемой сверхфразовых связей. Полное отсутствие сверхфразовых связей делает предложение автосемантическим, самостоятельным в смысловом отношении, в то время как наличие большого количества таких связей. в особенности местоименных, приводит к его смысловой несамостоятельности, и его зависимости от предшествующего или последующего элемента текста.
Структура текста в зависимости от индивидуального стиля автора может быть различной в отношении автосемантизма или синсемантизма его составляющих.
Говоря о связях между предложениями в тексте В.М.Гаспаров, в отличие от Э.Бенвениста, указывает, что можно ставить вопрос о дистрибуции предложений в сверхфразовых единствах, о выделении определенных классов предложений и об изучении их сочетаемости, т.е. делает шаг вперед в направлении распространения структурно-семантического анализа предложений на тексты. Он пишет: "Конструирование лингвистики текста может иметь для лингвистики в целом последствия, аналогичные тем, какие имело возникновение в свое время таких дисциплин, как фонология, морфонология, генеративных синтаксис и семантика."[Гаспаров,1974:75-76].
Любопытные наблюдения над семантической организацией текста приводит В.Г.Гак: "При анализе текста как некой организованной единицы следует начать с денотативного аспекта... В акте наименования имеет место соотношение трех сторон: имени-предмета-именующего субъекта. Отношения элементов текста в семантическом плане могут определяться особенностями каждой из этих трех сторон."[Гак,1974:61-62]. Наблюдения показывают, что и на типологическом уровне лингвистика текста играет определенную роль. Сопоставительное изучение в этом плане структуры и семантических особенностей английского и русского текста могли бы дать многое для теории перевода и методики обучения русских английскому языку. Следует отметить, что такое изучение на современном уровне развития лингвистики текста как дисциплины общего языкознания не дает еще четких критериев для сопоставления частных лингвистик текста, например, для создания лингвистики русского и английского текста.
Очень важна для понимания текста как единого целого формальная и смысловая контактность его составных частей - абзацев, средства связи между которыми часто многофункциональными и многозначными. Известно, что большой процент ошибок учащихся падает на долю служебно-строевой лексики. Это, возможно, связано с тем, что при работе с текстом мы не обращаем достаточно внимания на текстообразующую роль слов данного лексического слоя.
Процесс восприятия иноязычного текста протекает обычно на уровне контекста. Контекст - это минимальное окружение, которое позволяет однозначно понять ту или иную лексическую или грамматическую единицу.
Как правило, это - словосочетание, редко - предложение, очень редко - абзац или текст в целом.
Структурно-смысловая ценность текста, связь между его компонентами, создается в результате системы первичных и вторичных способов номинации предмета речи, о котором в каждом последующем звене связного текста сообщается что-то новое. Система вторичных средств номинации обеспечивает преемственность звеньев повествования, единую картину описываемых предметов, явлений и связей между ними. С этой точки зрения текстообразующие средства можно разделить на две группы:
1. Формально выраженные или подразумеваемые элементы текста, обозначающие логико-смысловые "узлы", отражающие "повороты мысли" автора в процессе повествования, например, причинно-следственные, временные, противительные и другие связи, которые выражаются соответствующими служебными словами (союзами, союзными словами и наречиями), совокупность которых составляет логико-синтаксическую сетку, логический каркас текста.
Такие текстообразующие связи часто совпадают с синтаксическими связями в предложении, обозначая сочинительные и подчинительные отношения между его частями.
2. Текстуальные связи, которые указывают на чередование средств первичной и вторичной номинации и позволяют идентифицировать предмет речи и установить последовательность этапов сообщаемой о нем информации.
Е.М.Вольф пишет: "...один предмет может быть обозначен соответствующим рядом синонимов, общими именами, оценочными именами, разного рода дескрипциями. Он может быть назван через свою часть или через совокупность предметов, в которую он входит, через свои свойства или действия, в которых он является актантом..." [Вольф:1974,15].
Первичные и вторичные способы номинации тесно связаны с автосемантичностью и синсемантичностью различных отрезков целостного текста. Если предложения, включающие средства первичной номинации, как бы "впервые вводящие" предмет речи в сферу внимания читающего (или слушающего), бывает обычно автосемантичными, т.е. законченными, независимыми не только структурно-синтаксически, но и семантически, то все остальные предложения и более крупные отрезки текста, как правило независимые синтаксически, не имеют законченного смысла и семантически могут быть полностью восприняты только с связи с первым автосемантическим предложением, содержащим антецедент.
Система первичной и вторичной номинации в разных языках имеет свои особенности, хотя основные черты этой системы, по крайней мере в родственных языках, в целом одинаковы.
Основным текстообразующим средством, создающим чередование первичной и вторичной номинации, являются местоименные элементы в широком смысле слова - местоимения и слова-заместители, которые, находясь в синсемантических отрезках текста, осуществляют смысловую связь между автосемантической основой, содержащей антецедент, и смысловыми повторами - вторичными обозначениями предмета речи.
Средства замещения во всех языках имеют местоименную природу. Это - одна из наиболее общих универсалий, но они неидентичны в различных языках с точки зрения выбора тех или иных вариантов местоименной связи в различных ситуациях. Такие различия между языками, прежде всего между родным и изучаемым иностранным, необходимо учитывать при смысловом анализе текста и при нахождении адекватных способов передачи вторичных средств номинации при переводе с одного языка на другой. Для этой цели могут использоваться все местоимения, но наиболее сложные и интересные случаи вторичной номинации связаны с указательными местоимениями, которые могут употребляться как эквиваленты ранее упомянутого существительного (для обозначения предмета) и в качестве определения к следующему за ними существительному, а также личными местоимениями третьего лица.
В процессе анализа структурно-семантических особенностей местоимений в функциональном плане особенно важно исследовать случаи их "непредметного" использования, когда поиски антецедента и постановка его вместо соответствующего местоимения, т.е. замена вторичной номинации первичной путем трансформации восстановления, требует всестороннего и глубокого анализа текста, часто с привлечением экстралингвистических данных. При этом приходится во многих случаях прибегать к грамматическому перифразу, так как структурного соответствия в таких случаях в отличие от предметных повторов нет. Поскольку местоимения по своим структурно-семантическим характеристикам - именная часть речи, антецедент в процессе трансформации восстановления тоже должен быть приведен в "именую" форму. При этом часто утрачивается второстепенная информация, носителем которой он был в глагольном варианте, например, модальная характеристика сказуемого. Однако для смыслового анализа текста такие незначительные потери информации не имеют значения, так как первоначальный антецедент совсем из текста не устраняется, и установлению идентичности между антецедентом и повторами в данном тексте эти потери информации не препятствуют.
В уже упоминающейся книге Е.М.Вольф о местоимениях в иберороманских языках отмечается, что "во внутритекстовых связях действуют две противоположные тенденции: 1) тенденция к однообразию и экономии, т.е. к сокращению семантических признаков, включенных в текст, и 2) тенденция к разнообразию"[Вольф:1974,151]. Преобладание одной из тенденций зависит от типа текста. Первая тенденция свойственна, по мнению автора, научным текстам; вторая - художественным, публицистическим и др., т.е. текстам, рассчитанным не только на рациональное, но и на эмоциональное восприятие. Поэтому связность художественного текста основана в основном на повторе имен лиц, которые приобретают все новые дополнительные характеристики."В научном же тексте, -пишет Е.М.Вольф,- напротив, связанность текста строится на повторении имен вещей, чаще всего имеющих терминологическое обозначение"[Вольф:1974,151].
Местоимения как текстообразующие элементы многоаспектные по своей природе. Они одновременно являются частью отдельного предложения и принадлежат сверхфразовому единству, в которое это предложение входит. При анализе текстообразующих связей, выраженных местоимениями, следует учитывать их двоякую линейную направленность: смысловой антецедент может не только предварять анафорические местоимения, но и следовать за ними.
Кроме местоимений различного типа для замещения и представления глагольных единиц текста используются вспомогательные и модальные глаголы, которые могут служить эквивалентами ранее упомянутых единиц, прежде всего глаголов-сказуемых в личной форме. Возможность такого использования вспомогательных и модальных глаголов в указанных целях обуславливается особенностями английских глагольных структур, которые имеют часто сложный аналитический состав и отдельные элементы которых воспринимаются как дискретные единицы, способные быть "представителями" более крупных глагольных образований, частью которых они являются.
Большой интерес в связи с использованием лингвистики текста в практике преподавания представляет вопрос о различии и сходстве между развернутыми сложными предложениями и сверхфразовыми единствами различного типа, несущими одинаковую научную информацию.
Очень интересную мысль в связи с рассмотрением сходства и различия между сложным предложением и сверхфразовым единством как компонентами связного текста высказывает А.Тойн ван Дейк. Он предлагает рассматривать сложные, развернутые предложения и сверхфразовую цепочку предложений как различные поверхностные структуры, как два способа выражения одной глубинной структуры, представляющей собой содержащуюся в данном тексте научную информацию [Тойн ван Дейк,1979:259].
Таким образом, синтаксис текста можно считать дальнейшим развитием синтаксиса сложного предложения, между ними сохраняется прямая преемственность как в теоретическом, так и в практическом, методическом плане.
& 4.1. Артикли как текстообразующее средство.
Артикли - неотъемлемая часть системы существительного, функционирующей в английском языке, - один из определителей существительного. Система артиклей существует во всех западноевропейских языках, их нет в словесных языках. Следовательно, сочетание существительного с артиклем в английском языке - единица несоответствия по сравнению с языком русским.
Текстообразующая роль артиклей, особенно определенного, еще недостаточно изучена и не описана. "Отношение" артикля к функциональным стилям речи, насколько нам известно, не изучено до настоящего времени. Можно предположить, что артикли более или менее нейтрально относятся к тому, к какому стилю речи принадлежит тот или иной текст, поскольку текстообразующая роль артиклей, по-видимому, носит недифференцированный, универсальный характер и в целом одинаково проявляется во всех английских связных текстах. Но вопрос этот нуждается в уточнении путем дальнейшего изучения особенностей употребления артиклей в текстах, принадлежащих к различным функциональным стилям.
Употребление определенного артикля перед ранее упоминавшимся в тексте существительным с неопределенным или нулевым артиклем или перед существительным, которое упоминается впервые, но в имплицитно созданной ситуации, требующей использование этого артикля или соответствующего указательного местоимения, - уже повтор, вторичная номинация, замена одного слова другим в ходе текстообразования.
Употребление того или иного артикля перед существительным связано с волей автора текста и "не определяется" самим предметом, обозначенным тем или иным существительным. Поэтому категорию определенности - неопределенности существительного можно сопоставить с категорией модальности, так как в обоих случаях выбор определенного языкового элемента диктуется экстралингвистической ситуацией, отношением говорящего к сообщаемой им информации. Выбор того или иного артикля (а также и других определителей существительного) обусловлен законами построения связного текста и относится к области лингвистики текста.
В традиционных грамматиках обычно указывается, что артикли по-разному ведут себя в зависимости от того, относятся ли они к исчисляемым или неисчисляемым существительным, именам собственным или нарицательным. Как правило, отмечается также, что неопределенный артикль употребляется при первичном упоминании существительного в тексте, а определенный - при вторичном и последующих упоминаниях [Зильберман:1988,41]. Это указание часто на практике соответствует действительности, но с научно-лингвистической точки зрения не является точным. Дело не в том, в который раз упоминается тот или иной предмет, обозначенный существительными в тексте, а в том, какую логико-смысловую роль существительное играет в нем. Классификация существительных связана с рематизацией, а индивидуализация - с тематизацией. Оба этих способа выделения того или иного существительного )и обозначаемого им предмета) из числа остальных предметов, "хаотически" существующих в мире, относятся ко всем существительным, поскольку деление последних на исчисляемые и неисчисляемые, конкретные и абстрактные, собственные и нарицательные носит относительный характер.
В зависимости от контекста, а в конечном счете от текста в целом, неисчисляемое существительное может "превратиться" в исчисляемое, а собственное - в нарицательное. Это может произойти в результате мыслительных процессов, связанных прежде всего с законами логики, а потом уже с набором языковых средств, существующих в том или ином языке для обозначения этапов и вариантов этих логико-мыслительных операций.
Текстообразующая тема - рематическая функция выполняемая артиклями в западноевропейских языках, имеет параллель в других языках, в которых нет артиклей. Эту роль выполняют, например, в русском языке соответствующие местоимения - определители существительных, которые можно также разделить на две группы, сопоставимые с определенным и неопределенным артиклями : такой, данный, этот и некий, любой, один и т.д. Следует напомнить, что система артиклей в западноевропейских языках сложилась достаточно поздно и до этого способы обозначения категории определенности-неопределенности в этих языках были аналогичны тем, которые существуют в настоящее время в языках, где не сложилась исторически система артиклей.
&4.2. Модальность как текстообразующее средство.
Модальность - отношение автора к описываемой им действительности, к фактам реальной жизни. "Под собственно модальностью мы понимаем категорию, ориентированную на говорящего /пишущего, которая отражает его отношение к потенциальной реализации или реальности того, что сообщается..."- пишет И.Тарникова [Тарникова:1979,67].
И.Тарникова отмечает, что английские модальные глаголы связаны с текстом в целом, с модальной интенцией автора, и с этих позиций анализирует модальные глаголы. Этот анализ основан на предположении, что полисемантичная природа модальных глаголов в процессе коммуникации должна быть однозначной и что существуют определенные факторы, способствующие этому или по крайней мере какие-то приемы, устраняющие многозначность [Тарникова:1979,68].
Модальность может присутствовать имплицитно в некоторых грамматических конструкциях, например в конструкциях с определительным инфинитивом. Трансформация этой конструкции в определительное придаточное предложение требует перевода этой модальности из имплицитной в эксплицитную при помощи введения соответствующего модального глагола.
Основные различия между английским и русским языками в системе выражения модальности сводятся к следующему: 1)в русском языке выражается только тип модальности - возможность, вероятность и долженствование, а в английском обозначаются также и "источники", порождающие также типы модальности и их оттенки, что находит выражение в наличии гораздо большего количества модальных глаголов, имплицитно несущих в себе эту дополнительную информацию; 2)в русском языке существует четко выраженная грамматическая категория сослагательного наклонения, отсутствующая в английском языке, в котором аналогичные значения выражаются при помощи различных сочетаний лексико-синтаксического типа с модальными глаголами; 3)в русском и в английском языках существуют различные лингвостилистические традиции употребления в различных жанрах научной речи модальных лексико-грамматических единиц клишированного типа.
Как уже говорилось, модальность - отношение говорящего или пишущего к описываемой действительности, к фактам реальной жизни. Это отношение может выражаться различными способами: лексическими, лексико-грамматическими и грамматическими.
Соотношения этих способов, используемых для обозначения различных типов модальности - различное в различных языках. В английском языке в отличие от русского, в котором существует четко выраженная грамматическая категория сослагательного наклонения, преобладают лексические и лексико-грамматические способы выражения модальности.
Все типы модальности можно разделить на две большие семантические группы: 1)предложение, включающее все варианты возможности, вероятности и обусловленности определенными обстоятельствами (три вида условно-следственных комплексов), и 2)долженствование - начиная с желательности и кончая необходимостью, неизбежностью совершения действия. В пределах этих двух семантических групп можно установить, с известной степенью произвольности и условности, школу нарастания степени того или иного модального значения. Такая репрезентация языкового материала, относящегося к категории модальности в широком смысле слова, даст возможность "организовать" на основе единого семантического принципа все способы и типы выражения модальности, существующие в современном английском языке и не представляющие собой единой четкой формализованной категории модальности.
Модальность может быть выражена на разных уровнях - на уровне слова речь идет о модальных словах типа вероятно, несомненно, наверняка, на уровне словосочетания - об образованиях типа по всей вероятности, без сомнения, на уровне предложения - это клишированные модальные предложения типа может быть, можно предположить, не вызывает сомнения и др. В английском языке это будут соответственно probably, surely, certainly, most likely, no doubt, may be, it might be thought, there is no doubt.
На уровне сверхфразовых единств и целых текстов в обоих языках существуют различные лексические, лексико-грамматические и грамматические способы выражения модальности.
Л.И.Зильберман выделяет следующие типы модальности [Зильберман:1988,47]:
I. Предположительно-условная модальность:
1. Возможность совершения действия, способность совершить действие (возможно, что действие произойдет).
2. Предположение, ограниченное определенными условиями, выраженными иди подразумеваемые (действие произойдет при указанных условиях).
3. Вероятность совершения действия (действие, вероятно, произойдет).
4. Уверенность в том, что действие произойдет (действие, несомненно, произойдет).
II. "Желательно-необходимая" модальность:
1. Желание совершить действие.
2. Желание, чтобы кто-то совершил действие.
3. Моральный долг совершить действие.
4. Рекомендация совершить действие.
5. Необходимость совершить действие, обусловленная планом, предварительной договоренностью.
6. Необходимость совершить действие, обусловленная внешними обстоятельствами.
7. Категорическая необходимость совершить действие.
& 5. Словосочетание - как единица синтаксиса.
Вопрос о словосочетании в общем языкознании, в рамках которого эта синтаксичекая единица рассматривалась как языковая универсалия, привлекал внимание многих отечественных и зарубежных лингвистов, которые изучали различные аспекты этого вопроса и высказывали различные взгляды на роль этой единицы в языке и речи.
Несмотря на то, что словосочетанию уделялось довольно много места в трудах различных ученых, оно пока, по свидетельству многих специалистов, изучено хуже, чем слово или предложение, особенно в плане контрастивной лингвистики.
Являясь единицей синтаксиса, словосочетание характеризуется в различных языках прежде всего теми или иными формальными признаками, которые определяют типы словосочетаний, существующие в различных языках.
По функциям в предложении словосочетания делятся на эквиваленты обычных членов предложения, причем собственно функцию того или иного члена предложения выполняет ядро словосочетания, а все зависящие от него компоненты составляют группу членов предложения.
Г.Г.Почепцов отмечает, что по своей внутренней семантическо-синтаксической структуре словосочетания различаются по составу и взаимоотношениям входящих в них компонентов [Почепцов:1971,12]. Могут быть простые двукомпонентные и более словосочетания, которые состоят из отдельных слов, принадлежащих к различным частям речи, и сложные словосочетания, в состав которых входит другое словосочетание, подчиненное какому-либо члену основного словосочетания. Иерархически структура таких сложных словосочетаний определяется типологическими особенностями конкретных языков, и связи между их компонентами выражаются различными типами грамматической связи - согласованием, управлением, примыканием, порядком слов, служебными словами.
Все существующие типы словосочетаний составляют набор словосочетательных моделей этого языка, знать и уметь распознавать которые необходимо для развития навыков быстрого и автоматического ориентирования в синтактико-смысловой структуре текста.
Сочинительные словосочетания, которые на первый взгляд кажутся очень простыми и не принадлежащими к единицам несоответствия в английском и русском языках, также представляют определенные трудности при восприятии и осмыслении текстов. В силу морфологической неоформленности слова в английском языке возникают трудности при различении однородных членов предложения, выраженных словосочетаниями различного типа, особенно если компоненты таких словосочетаний расположены дистантно по отношению друг к другу. Сочинительные словосочетания могут включать равноправные сочиненные единицы или состоять из элементов, параллельно связанных с общим подчиняющим или подчиненным членом словосочетания. С трудом воспринимаются и дифференцируются словосочетания с омонимичными грамматическими компонентами. В английском языке такими компонентами, например, являются различные ing - овые формы и формы на - ed, внешне идентичные с личными формами стандартных глаголов. Для правильного однозначного понимания таких словосочетаний необходима опора на более широкий контекст, а иногда приходится прибегать к специальным трансформациям.
Предложные словосочетания в английском языке могут выступать в функции именной части сказуемого и постпозитивного определения. Предлоги используются также и как текстообразующее средство, помогающее установить синтаксическую связь между дистантно расположенными элементами различных словосочетаний.
Первичные и вторичные субъектно-предикатные словосочетания являются "старшими" в иерархическом ряду, за ними следуют объективные синтагмы, включающие все типы дополнений, затем различные адвербиальные словосочетания. Атрибутивные синтагмы, которые могут входить в состав сложных синтагм всех трех указанных типов, анализируются в рамках включающих их "старших" словосочетаний.
"Вскрытие иерархической сущности речевой цепи требует знакомства с синтаксическими отношениями, объединяющими последовательно расположенные единицы в сложное многоярусное целое",- пишет В.В.Будаков, подчеркивая, что заметное место в этом многоярусном целом принадлежит именно словосочетанию [Будагов:1975,20].
& 6. Континуум.
Категория континуума, текстуальные связи и членения текста взаимообусловлены и дополняют друг друга.
Категория континуума непосредственно связана с понятиями времени и пространства. Сам термин "континуум" означает, по словам И.Р.Гальперина, "непрерывное образование чего-то, т.е. нерасчлененный поток движения во времени и в пространстве."[Гальперин:1971,87] Однако, движение возможно проанализировать только в том случае, если приостановить его и увидеть в разложенных частях дискретные характеристики, которые во взаимодействии создают представление о движении. Таким образом, континуум как категорию текста можно в самых общих чертах представить себе как определенную последовательность фактов, событий, развертывающихся во времени и пространстве, причем развертывание событий протекает не одинаково в разных типах текстов.
Континуум не может быть показан в тексте в его точных формально-временном и пространственном протяжениях. Оставаясь по существу непрерывным в последовательной смене временных и пространственных фактов, континуум в текстовом воспроизведении одновременно разбивается на отдельные эпизоды(кадры)., но наличие категории текстуальных связей дает возможность воспринимать весь текст как процесс.
Континуум в его разбиении на эпизоды - важная грамматическая категория текста. Кроме чисто психологических оснований - возможность и легкость восприятия процесса при его детализации - континуум обеспечивает возможность переакцентуации отдельных деталей. При первом чтении текста каждый отрезок воспринимается в соответствии с конкретным временным и пространственным параметрами, выдвигаемыми ситуацией. Но при повторном (и тем более многократном) чтении конкретность временная и пространственная часто исчезает или затушевывается. Части высказывания становятся вневременными и внепространственными. Мысль как бы освобождается от рамок конкретности и приобретает наиболее обобщенное выражение.
Континуум - категория текста, а не предложения. Континуум не может быть реализован в предложении, потому что в предложении нет развертывания мысли. По самой своей природе оно как бы "статично" ("кусочек действительности"). По мнению Р.А.Зобова, предложение в этом смысле можно условно приравнять к кадру фильма [Р.А.Зобов:1974,19]. Эта грамматическая категория, осуществляя изображение течения времени в изменяемом пространстве, требует более крупного отрезка текста, чем предложение. По существу континуум как грамматическая категория текста это синтез текстуальных связей и прерывности.
Для того чтобы было яснее, как категория континуума реализуется в тексте, необходимо обратиться к морфологии глагола, и в частности к его видо-временным формам, и их семантико-функциональным отношениям.
Прошедшее время, как многие отмечают, нам значительно ближе и понятнее, чем будущее. Это объясняется способностью нашего сознания воспринимать прошедшие события, факты, положения как уже известные, во всяком случае, не представляющие собой загадку; прошедшее время в отличие от будущего не вызывает у нас чувства беспокойства, неуверенности.
Континуум представляет читателю возможность творчески воспринять текст. Приходится домысливать некоторые факты, искать причинно-следственные и определительные отношения между разорванными действиями и связывать их между собой, восстанавливая их непрерывность. Дискретность временных параметров не мешает прослеживать события в их действенном виде.
Особой способностью выражать настоящее, которое представлено формами прошедшего, обладает английское Past Continuous. Благодаря специфике этой видо-временной формы Past Continuous заставляет увидеть действие в его протяженности, а это в свою очередь вызывает образное представление о процессе, т.е. рисует, изображает процесс.
Временной и пространственный континуум можно также обозначить как континуум событий.
Время поэтому воспринимается опосредованно, т.е. через человеческий опыт, который откладывает в нашем сознании установленные единицы измерения временных отрезков, необходимые для совершения тех или иных событий.
Временной и пространственный континуум являются действенными средствами для того, чтобы вызвать у читателя ощущение движения.
Описываемое явление становится приближенным к наблюдателю (читателю), когда оно выделено. И.Р.Гальперин отмечает, что выделение в тексте осуществляется перерывом в развертывании событий и фиксированием внимания на каком-то отрезке текста[Гальперин:1981,94].
Для континуума как текстообразующего фактора характерно преобразование значений глаголов, которые они получают не столько в рамках предложения, сколько в рамках более крупных отрезков текста - в сверхфразовых единствах. Важно отмечать, что значения глаголов, их временные параметры перестают играть какую-либо роль в рамках всего текста.
По словам И.Р.Гальперина, к пространственным параметрам условно можно отнести и dramatis personae, т.е. действующих лиц произведения. Они, как место и время, привязывают действительное к конкретному моменту его протекания. Вне dramatis personae нет ни одного текста. Даже в научных трудах они присутствуют. Исследователь, экспериментатор, автор, оппоненты, с которыми он полемизирует, авторитеты, на которые он ссылается, ученые, упоминающиеся в труде, и др.
Сила континуума состоит именно в том, что он способен нивелировать темпоральные различия, в особенности если они находятся в пределах одного сверхфразового единства. О взаимопроникновении прошлого и настоящего сказано много и нет нужды здесь описывать разные формы такого взаимопроникновения. Важно лишь подчеркнуть, что само движение текста, т.е. его поступательный характер заставляет читателя видеть непрерывность в его прерывности. Дискретность отдельных частей имеет своей задачей выделить актуализированное, заставить читателя обратить внимание на часть движения и увидеть место этой части в непрерывном потоке информации.
& 7. Автосемантия отрезков текста
Среди категорий текста мы выделяем и автосемантию, т.е. формы зависимости и относительной независимости отрезков текста по отношению к содержанию всего текста или его части. Напомним, что в качестве удобных для данной работы терминов мы употребляем термин "значение" лишь для морфем, слов и словосочетаний, "смысл" - для предложения и сочетания предложений, т.е. сверхфразовых единств (СЕ) и "содержание" - для всего текста или его более или менее законченной части. При этом необходимо иметь в виду, что как значение, так и смысл подвергаются каким-то семантическим колебаниям, когда они рассматриваются в составе более крупных отрезков.
Термин "значение" употребляется, как справедливо замечает И.Р.Гальперин, и в отношении предложения, но лишь применительно к формально-структурной стороне этой единицы[Гальперин:1981,98]. В предложении принято рассматривать отдельные элементы, его составляющие как независимые, так и зависимые. Очевидно, можно экстраполировать эти логические категории и в области текста. Однако, поскольку мы имеем дело с более крупными единицами высказывания, сама проблема автосемантии приобретает для нас несколько иной характер.
Единицы текста - СФЕ - играют неравноценную роль: они могут различаться по степени предикативности/релятивности и внутри, по степени зависимости от части излагаемого текста или от всего текста.
Автор говорит, что сама категория зависимости предполагает не только одностороннюю связь, т.е. зависимость от главного, основного, но и двустороннюю, выраженную влиянием зависимого на независимое [Гальперин:1981,98].
В пределах простого предложения автосемантия его отдельных членов реализуется путем обособления и различных форм вставочных элементов, в которых независимость приобретает разную степень "отчуждения" от синтаксических и/или содержательных сторон. В пределах сложного предложения автосемантия может реализовываться формами бессоюзной связи. Имеются и отдельные наблюдения над самостоятельностью или зависимостью предложений внутри более крупных единиц языка в сверхфразовых единствах и в абзацах.
Характерно, что любое предложение, в состав которого входит идентифицирующий элемент, например имя собственное, уже теряет значительную долю своей самостоятельности. Совершенно прав Г.Вайнрих, который утверждает, что лингвист может разрешить себе взять лишь одну данность как основу для конкретного исследования, например текста, в процессе коммуникативного акта [Weinrich:1971,221], но в таком случае его внимание концентрируется не на смысле всего отрезка, а на функции данного элемента. Когда же объектом исследования является более сложная "данность", то внимание лингвиста направлено и на смысл всего отрезка и на его функции.
Особой самостоятельностью внутри единиц текста, а иногда и в целом тексте обладают сентенции, т.е. такие предложения внутри высказывания, которые, прерывая последовательность изложения фактов, событий, описаний, представляют собой некие обобщения, лишь косвенно (иногда очень отдаленно) связанные с этими фактами, событиями, описаниями.
Сентенция - это микроотступление. Обладая некоторыми признаками авторского отступления, она тоже выполняет функции "торможения" повествования.
Обычный прием автосемантии СФЕ - размышления автора. Они могут быть выражены в форме сентенции, парадоксов, разного рода обобщений, заключений, предложений. Авторские размышления часто бывают представлены категориями ретроспекции и проспекции, а также другими видами авторских отступлений.
Определение границ автосемантии отрезков текста представляет собой некоторую трудность. В самом процессе языкотворчества выделение проявляется столь индивидуально, что требуется тщательный анализ всего произведения, чтобы уловить степень зависимости/независимости каждого данного отрезка. При контекстно-вариативном членении текста выделяемость и отсюда некоторая независимость от контекста легко прослеживается. Однако нередко мысль, увязанная с данными отрезками и не имеющая поэтому автосемантии, при анализе произведения в целом начинает выделяться в нечто самостоятельное, самодовлеющее: автосемантия вырастает из синсемантии.
Что же касается автосемантии СФЕ, то их независимость выражается разными средствами, в том числе, теми, которые выделяет И.Р.Гальперин, а именно: а)графическими, б)грамматическими, в)лексическими, г)семантическими, д)композиционными, е)стилистическими[Гальперин:1981,101].
Письменная речь содержит нечто ускользающее от внимания читателя, нечто подтекстовое, нечто недостаточно ясно выраженное, а иногда и просто невыраженное, скрытое. Автор часто склонен предполагать, что читатель видит мир и оценивает явление так же, как и он. Отсюда значимое, малозначимое и незначимое находят себя в разном членении текста, в разной степени автосемантии его отрезков.
Особой автосемантией обладает такой отрезок текста, как цитата. Этому явлению уделяется слишком мало внимания, а оно оказывается весьма существенным с точки зрения самой проблемы автосемантии.
Цитата может быть представлена структурно одним или несколькими предложениями. В плане содержания цитата сцеплена, но не связана с контекстом и имеет как ретроспективный, так и проспективный характер. Проспекция цитаты особенно доступна наблюдению в эпиграфах. "Бесконечно разнообразные были формы явного, полускрытого и скрытого цитирования, формы обрамления цитат контекстом, формы интонационных кавычек, различные степени отчуждения или освоения цитируемого чужого слова. И здесь нередко возникает проблема: цитирует автор благоговейно или, напротив, с иронией, с насмешкой. Двусмысленность в отношении к чужому слову часто бывала нарочитой".[Бахтин:1975,433]
Цитата - это действительно "чужое слово", и поэтому, когда она появляется в тексте, она автономна. Конечно, автономность относительна, как, впрочем, и все в тексте: энергия интеграции как одной из кардинальных грамматических категорий текста иррадиирует на весь текст, заставляя каждый элемент, каждый его компонент текстуальными средствами связи подчиняться, и, во всяком случае, зависеть от содержательно-фактуальной и в итоге содержательно-концептуальной информации.
Автор невольно акцентирует те стороны явления, которые ему кажутся существенными для его концепции, а это в свою очередь накладывает на выделенные отрезки текста некоторую автосемантию. Актуализация неизбежно влечет за собой некоторую долю независимости от контекста. Однако актуализация и автосемантия понятия разные. Автосемантия актуализирует предложение или сверхфразовое единство, но не всякий актуализованный отрезок текста может получить статус даже относительной независимости.
Отсюда следует, что цитата имеет индекс Н независимости. На это обычно указывают и графические средства - кавычки или тире. "Цитата, векторно направленная проспективно, постепенно теряет свою независимость" [Гальперин:10981,102]. Но цитата часто является средством подкрепить собственную мысль высказыванием какого-то авторитетного лица. В таком случае степень независимости цитаты значительно снижается.
Независимость сверхфразовых единств как конституэнтов текста по-разному проявляется в разных стилях и в разных подстилях функциональных стилей. Даже в жанровых разновидностях одного подстиля эта грамматическая категория обнаруживается в своих вариантах. Сама независимость может рассматриваться с фонетической, лексической, грамматической и содержательной сторон внутри СФЕ. Фонетическая автосемантия тесно связана с проблемой актуализации.
С лексической стороны независимость отрезков обнаруживает себя отсутствием каких-либо повторов слов и словосочетаний, буквальных или синонимичных. С грамматической стороны она выражается отсутствием дейктических элементов и нарушением однотипности построения СФЕ или абзаца. Наконец, с содержательной стороны автосемантия, как это уже было сказано выше, выступает в виде сентенций и других форм обобщенных высказываний.
Автосемантия в более крупных отрезках текста может отождествлена с так называемыми авторскими отступлениями, о которых нам уже пришлось говорить.
И.Р.Гальперин упоминает, что некоторые авторы умышленно нарушают естественный для организованного текста порядок следования частей и создают отдельные "куски" текста, выпадающие из общего плана повествования. Такие "куски" получают независимость и могут быть обозначены индексом Н. [Гальперин:1981,104].
Независимость отрезков текста подобно независимости предложений всегда относительна. Теми или иными путями содержание отрезка, кажущегося независимым от окружения, оказывается опосредованно сцепленными то с заголовками текста, то с содержанием последующих или предыдущих его отрезков.
В самом поступательном движении текста автосемантия отдельных отрезков служит как бы паузой, остановкой, передышкой. Она отключает внимание читателя от линии повествования, иногда поднимая какое-либо явление на уровень философского обобщения.
Таким образом, автосемантия отрезков текста является необходимым приемом организации текста, который обеспечивает более углубленное раскрытие содержательно-концептуальной информации, как ее хочет передать автор.
& 8. Ретроспекция и проспекция в тексте.
Переходя к рассмотрению категории ретроспекции и проспекции, мы снова оказываемся в сфере временных и пространственных понятий и их реализации в языке. По существу ретроспекция и проспекция являются формами дисконтинуума. Они - "передышка" в беге линейного развертывания текста. Через категории осуществляется тот процесс, без которого невозможно осмысление происходящего. Именно они, и особенно ретроспекция, лежат в основе создания эмпирического тезауруса читателя, благодаря которому он в состоянии проникнуть в "связь времен".
В этой связи небезынтересно соображение У.Вейнрейха: "По-видимому, универсальной закономерностью является следующий факт: по отношению к прошлому в языках проводится больше( или столько же, но не меньше) временных различий, чем по отношению к будущему. Количество степеней "прошлости" и ее типы широко варьируются по языкам и представляют собой интересный материал исследований"[У.Вайнрейх:1970,179]. В большинстве текстов ретроспекция проявляется имплицитно. Она основана на способности нашей памяти удерживать ранее сообщенное и сцеплять его с сообщаемым в данном отрезке повествования. Именно эта имплицитность ретроспекции представляет большой простор воображению читателя о "степенях прошлости".
Но в проспекции, в которой тоже имплицитность, переплетаясь с отдельными эксплицитно выраженными сигналами, направляет внимание читателя, мобилизует его творческий потенциал, предугадывает то, что будет изложено в дальнейшем развертывании текста. Уместно здесь будет упомянуть замечания У.Вайнриха о функции артикля в тексте. Вайнрих усматривает в определенном и неопределенном артиклях сигналы соответственно постинформации и прединформации [H.Weinrich:1971,24].
Ретроспекция и проспекция как категории текста выполняют аналогичные функции собственными текстовыми средствами. Какие же текстообразующие функции заложены в категориях ретроспекции и проспекции?
Ретроспекция - грамматическая категория текста, объединяющая формы языкового выражения, относящие читателя к предшествующей содержательно-фактуальной информации. Ретроспекция проявляется двояко: а)когда предшествующая информация уже была изложена в тексте; б)когда предшествующая информация, необходимая для связи событий сообщается, прерывая поступательное движение текста, т.е. происходит перестановка временных планов повествования.
По мнению И.Р.Гальперина, ретроспекция порождается содержательно-фактуальной информацией [Гальперин:1981,106]. Автор словесного произведения, возвращая читателя к уже ранее сообщенным фактам, очевидно, придает какое-то значение этим фактам, привлекая к ним внимание читателя, заставляя его удерживать в памяти отдельные моменты сообщения. Ретроспекция может быть представлена в тексте в трех видах в зависимости от того, какая прагматическая установка лежит в ее основании:
а)восстановить в памяти читателя ранее данные сведения или сообщить ему новые, относящиеся к прошлому и необходимые для понимания путей дальнейшего развертывания повествования;
б)дать возможность переосмыслить эти сведения в новых условиях, в другом контексте, с учетом того, что было сказано до ретроспективной части;
в)актуализовать отдельные части текста, опосредованно относящиеся к содержательно-концептуальной информации.
Следовательно, категория ретроспекции неизбежно влечет за собой какую-то переакцентуацию отдельных частей текста. То, что благодаря разным приемам реализации категории ретроспекции воскресает в нашей памяти, заставляет нас переоценивать значение воскресаемого и - нередко- то, что казалось иррелевантным или второстепенным, становится в ряд значимых частей.
Ретроспекция особенно эффективно воспринимается при повторном и многократном прочтении текста.
Практически каждый текст в какой-то степени основан на ретроспекции. Последовательное накопление информации невозможно без удержания в памяти информации, полученной ранее. Однако ретроспекция как категория текста предполагает целенаправленное действие со стороны автора. В его власти заставить читателя вызвать из памяти факты, которые должны быть актуализованны.
Ретроспекция может быть субъективно-читательской объективно-авторской, т.е. она может явиться результатом индивидуального творческого восприятия континуума повествования или же результатом авторских ссылок на предшествующие части текста. Выражаясь яснее, читатель волен мысленно возвращаться к уж прочитанным частям, в связи с тем, что эти части, "застрявшие" в памяти, оказываются сцепленными с фактами, событиями, описаниями, появляющимися в поступательном движении восприятия текста. Эта субъективная ретроспекция в какой-то мере порождена, как считает И.Р.Гальперин, грамматической категорией интеграции, связывающей воедино отдельные "блоки" повествования [Гальперин:1981, 107]. Возвращение (мысленное) к ранее прочитанному обычно является следствием самой композиции текста, которая неизбежно привязывает внимание читателя к тем или иным знакомым элементам текста.
И.Р.Гальперин справедливо утверждает, что ретроспекция реализуется разными способами, среди которых особое место занимает повтор [Гальперин:1981,107]. Сама ретроспекция тоже своеобразный повтор - повтор мысли, который, естественно, замедляет движение повествования. Таким образом, ретроспекцию можно рассматривать как паузу, как перерыв континуума повествования для того, чтобы актуализовать ранее изложенное и, нередко, чтобы придать содержательно-фактуальной информации какую-то часть содержательно-концептуальной.
Значение анализируемой категории заключается еще и в том, что она интегрирует временные срезы произведения. Иными словами, ретроспекция заставляет рассматривать текст с точки зрения прошлого, настоящего и в определенных условиях - будущего. Это хорошо сформулировал М.А.Сапаров: "Каждый временной срез произведения как процесса самовоспроизводящегося и синтезируемого в актуальном тождестве объекта и субъекта неминуемо объединяет:
1)уже осуществившееся, "выкристаллизовавшееся" и "затвердевшее" прошлое;
2)непосредственно переживаемое настоящее;
3)еще не осуществившееся, но уже антиципируемое будущее"[Сапаров:1974,98].
Субъективная ретроспекция является не только индивидуально направленным вектором анализа, но и опосредованно самим параметром текста. Субъективен лишь выбор частей, которые подверглись ретроспекции. Конечное множество единиц текста предполагает какой-то порядок в расположении этих единиц, а в самом этом порядке заложена соответствующая информация. Чтобы ее декодировать, следует провести тщательный анализ взаимоположения частей текста, что неизбежно влечет к ретроспекции. Субъективное мнение о значимости взаимоположения частей данного произведения обычно проистекает из общей "стратегии" авторского замысла и не может выйти за пределы ограничений, накладываемых самим текстом.
Ретроспекция тесно связана с континуумом. Прерывность повествования обычно проявляется в виде размышлений автора, смены планов повествования, проспекции и ретроспекции.
Возражая против изоморфного перенесения категорий грамматики предложения на грамматику текста, И.Р.Гальперин тем не менее признает некоторые аналогии весьма полезными. К их числу он относит категорию дейксиса. Как известно, дейксис в широком значении этого термина - это указание на что-либо. Указательные местоимения, некоторые наречия, указывающие направления действия и даже некоторые глаголы, имеющие в своей смысловой структуре силу направления движения, являются фактами дейктического характера [Гальперин:1981,109]. Такими же фактами дейксиса по аналогии можно признать фразы типа: как было сказано выше, ранее мы уже говорили о том, что..., необходимо напомнить, это заставляет нас вернуться назад,...
"Обычно анафорический дейксис,- пишет У.Вейнрейх,- применяется для ссылок "назад", на текст, предшествующий моменту речи, поскольку назначение такого дейксиса состоит в использовании уже сообщенной информации. Однако возможен и анафорический дейксис "вперед"; примером его могут служить такие заменители прилагательных и наречий, как следующий, следующим образом, англ. let me say this (позвольте мне сказать что...)"[Вейнрейх:1970,182].
Дейктические элементы текста облегчают понимание зависимостей дискретных частей целого и эксплицитно раскрывают эту зависимость, как ее видит автор. Можно провести еще одну аналогию. Как известно, парадигматические и синтагматические отношения в процессе анализа языковых фактов служат средствами выявления системных, онтологических и функциональных свойств этих явлений. В какой-то степени ретроспекция по своим характерным признакам может рассматриваться как процесс парадигматического плана. Соотношение того, о чем было сказано раньше, с тем, о чем речь идет сейчас, создает в нашем сознании связи системного, а не линейно-функционального, поступательного плана.
Ретроспекция - неотъемлемое свойство восприятия целого. "Подавляющее большинство людей,- пишет А.Асмус,- воспринимает целое в произведениях, длящихся во времени, лишь "ретроспективно", лишь после того, как они прослушали последовательное исполнение всех его частей"[Асмус:1961,44].
Трудно определить формы возникающей в процессе чтения текста субъективно-читательской ретроспекции. Если объективно-авторская ретроспекция возвращает читателя к определенным отрезкам текста, то субъективно-читательская полностью зависит от того, что именно вызвало переключение внимания на ранее сообщенное: оригинальная мысль или необычная форма изложения, повлекшая за собой некоторое усилие читателя для адекватного восприятия сообщения, или стилистический прием, или близость описываемого факта личному жизненному опыту читателя, или внезапно возникшая ассоциация и пр.
Субъективно-читательская ретроспекция является важным компонентом порождения сопереживания. Читатель всегда подвергает получаемую информацию критической оценке, сознательно-аналитической или бессознательно-эстетической (нравится/не нравится). Такая оценка по существу ведет к реализации ретроспекции: необходимость вспомнить те отрезки текста, те характеристики, те события, которые породили ту или иную оценку. Как объективно-авторская, так и субъективно-читательская ретроспекция в какой-то степени, как считает И.Р.Гальперин,- результат "активности бессознательного", которое схватывается творческим импульсом и подвергается сознательной обработке [Гальперин:1981,111].
Таким образом, в этой категории текста особенно тесно переплетаются лингвистические и психолингвистические его параметры.
С точки зрения ретроспекции как вида текста заслуживает внимание послесловие (заключение, эпилог). Векторная направленность его очевидна. Внимание читателя фокусируется на основных эпизодах, событиях, фактах, изложенных в основном тексте, т.е. на той содержательно-фактуальной информации, из которой кристаллизуется содержательно-концептуальная. Вариативность послесловия весьма широка. Некоторые послесловия представляют собой суммирование основных положений и выводов, изложенных в тексте. Они характерны для научных монографий, статей, диссертаций и обычно называются заключениями. Особенность заключения состоит в максимальном сжатии информации текста и в сведении ее к основным положениям тезисного плана. В некоторых научных журналах после каждой статьи даются так называемые summary (резюме). По существу это извлечения из статьи, которые можно условно определить как рематические. Будучи оторваны от своего окружения, они приобретают некоторую независимость.
Являясь грамматической категорией, категория проспекции объединяет различные языковые формы отнесения содержательно-фактуальной информации к тому, о чем речь будет идти в последующих частях текста. Сигналами проспекции, по мнению И.Р.Гальперина, являются такие выражения, как забегая вперед, как будет указано ниже, дальнейшее изложение покажет, что... и подобное [Гальперин:1981,112].
Подобно ретроспекции проспекция - один из приемов повествования, который дает читателю возможность яснее представить себе связь и обусловленность событий и эпизодов. Зная, что произойдет в дальнейшем, он глубже проникает в содержательно-концептуальную информацию, поскольку настоящее предстает перед ним в несколько другом плане.
Различие между ретроспекцией и проспекцией заключается в том, что ретроспекция всегда занимает какое-то место в поступательном движении текста, тогда как проспекция редко вызвана самим ходом сюжетного развертывания. Однако читатель может предугадать, что последует дальше, в связи с отдельными актуализованными частями текста. Таким образом, подобно ретроспекции, проспекцию тоже можно разделить на объективно-авторскую и субъективно-читательскую.
&9. Интеграция и завершенность текста.
Как было показано в предыдущих главах, все категории текста, обязательные и факультативные, переплетены и взаимообусловленны. Выделение какой-либо одной из них для целей исследования влечет за собой ее обособление, в результате которого яснее выступают антологические и парадигматические характеристики данной категории. Но как только наблюдению подвергаются синтагматические особенности выделенной категории, в действие вступают другие категории текста. Разлагая целое на его составные части, мы склонны придавать большую значимость частям, чем они этого заслуживают в составе целого. Более того, части начинают терять свою зависимость от целого и приобретают некоторую долю самостоятельности.
"Однако методы анализа текста как крупной единицы речевого акта не тождественны методам анализа его частей".- пишет И.Р.Гальперин- "При анализе текста внимание обращено на макрофакты - события, эпизоды, характеристики"[Гальперин:1981,124]. Метод анализа текста состоит в том, что все эти части рассматриваются как изолированно, так и в их взаимоотношениях. Такой метод можно назвать синтезирующим или интегрирующим. И ( integratio "восстановление", "восполнение"), по определению БСЭ, - понятие теории систем, означающее состояние связанности отдельных дифференцированных частей в целое, а также процесс, ведущий к такому состоянию.
Применительно к тексту интеграция - это скорее процесс, чем его результат. Объединяя смысл отдельных СФЕ, содержание отдельных глав в единое целое, интеграция нейтрализует относительную автосемантию этих частей и подчиняет их общей информации, заключенной в произведении.
Интеграция задана самой системой текста и возникает в нем по мере его развертывания. Она является неотъемлемой категорией текста. Именно интегрирование обеспечивает последовательное осмысление содержательно-фактуальной информации.
Интеграция в какой-то степени является также функцией объема текста: чем больше текст, тем менее отчетливо наблюдается и реализуется категория интеграции. "...по мере увеличения длины высказывания",- пишет Ю.С.Степанов, - для говорящего возрастает свобода выбора форм. Поэтому степень выражения индивидуальности личности...является функцией текста"[Степанов:1971,60].
Свобода выбора форм и выражение индивидуальности личности в больших по объему текстах тоже усложняет процесс восприятия целостности текста и путей его интеграции. В текстах научной прозы интеграция легко поддается анализу. В этих текстах на первый план выступает категория континуума, т.е. непрерывного потока информации, где даже, казалось бы, несущественное приобретает своеобразную весомость.
Не раскрывая содержательно-концептуальную информацию автора, можно проследить, как интегрированы части, а для этого нужно перечислить почти все обороты, с которых начинается почти все абзацы в научных текстах: "Первая позиция ..., Из соблюдения принципа... возникла необходимость..., Верно, что..., Это значит, что..., В связи с этим следует..., Из этого следует..., Нам кажется также..., Первое положение..., Таким образом...".
Приведенные обороты не только сцепляют один абзац с другим, но и являются средствами интеграции всего текста. Кроме этих оборотов имеются еще и цифровые выделения отрезков высказывания:1,2,3,4.
Сам процесс интеграции предполагает отбор частей текста наиболее существенных для содержательно-концептуальной информации. Разумеется, что в речетворческом акте, который нашел свое выражение в тексте, может появиться избыточность информации или же иррелевантные к основному содержанию отрывки. Можно с уверенностью сказать, что часто взгляд читателя не задерживается на подобных отрезках текста, интуитивно чувствуя иррелевантность или несущественность. И.Р.Гальперин утверждает, что различные факторы, а именно "сильные" и "слабые" семантические связи между отрезками текста, пресуппозиция, появляющаяся в связи со знанием предмета наблюдений, распределение смысловых акцентов между отдельными частями высказывания, способствует выявлению того, что подлежит интеграции и что фактически интегрируется [Гальперин:1971,129].
Примечательно то, что сама интеграция ,втягивая в свою орбиту даже иррелевантные части, способствует их переосмыслению и в конце концов становится немыслимой без этих частей.
Интеграция научного текста предполагает, по словам И.Р.Гальперина, "неоднократное прочтение этого текста, причем это прочтение каждый раз протекает под другим углом зрения"[Гальперин:1981, 130]. В процедурах, обеспечивающих интеграцию текста, особое внимание было уделено взаимоотношению первого впечатления целостности произведения, получаемого от охвата содержания в целом и после детального анализа системы стилистических приемов и семантики отдельных частей, синтезирования всех элементов, в той или иной степени дополняющих содержание текста.
Интеграция может быть воспринята лишь при аналитическом подходе к произведению, т.е. при разложении первого целостного восприятия.
Предполагается, что в следующих друг за другом отрезков текста существует некоторая смысловая нить, которая создает линейный характер восприятия сообщения. Эта нить может иногда привести к перемещению фокуса сообщения от основной темы к побочной. Однако эта побочная тема все же опосредованно связана с основной ассоциативными и коннотативными отношениями, которые, как уже указывалось, не всегда легко проследить и выявить. Можно сказать, что между удаленными друг от друга отрезками текста появляется смысловая соотносительность, которая тем определеннее "кристаллизуется", чем ближе эти отрезки расположены и чем заметнее в них формально-грамматические и лексико-семантические связи.
Следует привести слова И.Р.Гальперина, который считает, что "процесс интеграции осложнен разнообразными по формам членением текста"[Гальперин:1981,130]. Объемно-прагматическое и контекстно-вариативное членение тормозит процесс интеграции, процесс восприятия целостности текста, так как при переключении от одного способа коммуникации к другому не всегда соблюдается логическая последовательность, но такое переключение неизбежно, так как наша способность к восприятию информации постепенно понижается, если форма изложения не подвергается модификации".[Гальперин: там же].
Упорядоченность - это то, что облегчает читателю, для которого и создано произведение, проследить как постепенно реализуется процесс интеграции текста. М.Б.Храпченко пишет по этому поводу: "В своем динамическом единстве, в разнообразии и неоднородности своего содержания, своих функций, научные произведения как в первоначальном своем замысле, так и в завершенном виде обращены к "потребителю"[Храпченко:1974,29].
Проследим теперь, как взаимосвязаны и взаимообусловленны категории интеграции и завершенности. Воспринимаемая нами "картина мира" находится в постоянном движении и изменении. Однако каждый отдельный отрезок этого движения может быть воспринят дискретно. Для этого требуется остановка процесса. Получается некий "снятый момент", который дает возможность рассмотреть отрезок движения во всех его характерных особенностях, его формах, связях, направленности его составляющих.
"Текст, будучи речетворческим актом, фиксированным отрезком коммуникативного процесса, представляет собой своего рода "снятый момент" этого процесса",- пишет И.Р.Гальперин,- "В тексте воспроизводится та часть общей "картины мира", которая попадает в поле зрения исследователя (писателя, ученого, публициста) в данной конкретный момент его восприятия"[Гальперин:1981,131].
Создатель текста прежде всего ставит перед собой задачу поведать читателю, объяснить со своих позиций, в меру своего понимания, в своих целях то явление объективной действительности, в сущность которого он стремится проникнуть. Познание какого-то явления протекает сложно, прерывисто, отвлекаясь от основной цели и вновь возвращаясь к ней, обогащаясь отрывочными впечатлениями и суждениями, но в целом преследуя одну, основную, поставленную ранее задачу. Но при каких условиях можно считать эту задачу выполненной? Что можно считать завершенностью текста?
Автор полагает, что текст можно считать завершенным тогда, когда с точки зрения писателя его замысел получил исчерпывающее выражение[Гальперин:1981,131]. Иными словами, завершенность текста - функция замысла, положенного в основу произведения и развертываемого в ряде сообщений, описаний, размышлений, повествований и других форм коммуникативного процесса. Когда, по мнению автора, желаемый результат достигнут самим поступательным движением темы, ее развертыванием - текст завершен.
Текст завершен именно тем, что поставленная проблема представляется автору не назревшей для обозначенного решения. Или же он не считает нужным сообщать вывод, решение, окончательное суждение, считая, что содержательно-фактуальная информация или же подтекст, импликации и пресуппозиции подскажут читателю необходимые или возможное решение, а сам автор как бы только "подталкивает" его[Гальперин:1981,132].
Необходимо пояснить роль названия в научном тексте. Здесь название выражает основное содержание, подчас раскрывая его концептуальную сущность, а иногда лишь указывая на предмет мысли. И в том и в другом случае название и содержание текста сопряжены с основной темой произведения.
По мнению И.Р.Гальперина, название обладает способностью ограничивать текст и наделять его завершенностью [Гальперин:1981,134].
Это его ведущее свойство. Оно не только является сигналом, направляющим внимание читателя на проспективное изложение мысли, но и ставит рамки такому изложению. Текст ограничен во времени и пространстве.
Интересно также отметить связь названия с категориями ретроспекции и проспекции. Название направляет внимание читателя к тому, что будет изложено. Однако часто в процессе чтения читатель вновь обращается к названию, стараясь уяснить себе его смысл и соотнесенность с содержанием текста. Таким образом, название, являясь по своей природе выражением категории проспекции, в то же время обладает свойствами ретроспекции. Эта двойственная природа названия отражает то свойство каждого высказывания, которое, опираясь на известное, устремлено в неизвестное. Иными словами, название представляет собой явление тематически-рематического характера.
В процессе рассмотрения категорий интеграции и завершенности возникла необходимость разграничить понятия завершенности и концовки. И.Р.Гальперин считает, что завершенность ставит предел развертыванию текста, выявляя его содержательно-концептуальную информацию, имплицитно или эксплицитно содержащуюся в названии[Гальперин:1981,135]. Концовка - это заключительный эпизод или своеобразная "точка" текста.
Таким образом, понятие завершенности относится к содержательно-концептуальной информации, а концовка, наоборот, относится только к содержательно-фактуальной информации.
РАЗДЕЛ 2. ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ЛЕКСИКА
В НАУЧНОМ ТЕКСТЕ.
&1. Некоторые характеристики языка научной прозы.
Научная проза - это форма речи, отражающая рассудочную деятельность человека, и язык науки имеет те же свойства, что и само научное исследование: логичность, доказательность, рассудочность. Под языком научной прозы обычно понимается не узкоспециальная научная лексика, а то, что в работах французских исследователей удачно называется "общая лексика научной ориентации", "лексика частично научная, но еще общая", используемая во всех науках, универсальная для всех подстилей.
Объективное интеллективное содержание, являющееся объектом научного изложения, для адекватности передачи и восприятия должно однозначно соотноситься с планом языкового выражения. Поэтому в научном стиле оно передается как бы единственным, инвариантным способом при помощи определенного исторически выработанного и закрепленного традицией набора языковых средств и приемов изложения. В научно-популярной литературе та же объективная информация передается в индивидуальном авторском варианте словесного оформления.
Анализ языка научной прозы показывает, что лексика современного научного текста состоит из следующих разрядов лексических единиц:
1.Слова общелитературного языка в значении, принятом в общелитературном языке. Это прежде всего служебные слова: предлоги - в, на, из, с, при, и т.п.; союзы - который, что, поэтому, или и т.п.; местоимения - этот, тот и т.п..
2.Слова общелитературного языка, которые в научном тексте употребляются, как правило, в узком, особом значении. Это такие слова как: быть, иметь, мочь, случай, часть, условие, рисунок и т.
3. Слова, характерные для научных текстов и лишь изредка употребляемые в ненаучных текстах как заимствования, например: анализировать, классифицировать, фиксировать, элемент, система, функция, уравнение, температура, метод.
4. Фразеологические выражения: удовлетворить потребность, комплекс чего-либо, обусловливающий что-либо, быть эквивалентным чему-либо, взаимодействие компонентов и т.п.
5.Специальная терминология данной части области науки, например: мощность множества, интегрирующий множитель, оппозиция, идиома, графит, анод и т.п.
6.Слова общелитературного языка, обычно не встречающиеся в научных текстах, но содержание которых может стать предметом научного рассмотрения, например: абориген, абсурд, бык, буран и т.п.
7.Символы, гистограммы, схемы, математические выражения и другие виды несловесной научной семиотики.
Установлено, что если ранее словарь научных сочинений делился только на две категории: терминологию и общелитературную лексику, то в настоящее время в нем выделяют три слоя: общеупотребительная, общенаучная и терминологическая.
Самый многочисленный - общеупотребительный пласт лексики, или иначе межстилевой. Он является основой любого стиля речи и нейтрален не только в отношении стиля, но и в отношении автора. Общенаучная лексика призвана передавать информацию, связанную с познавательной деятельностью человека: с открытиями, наблюдениями, систематизацией материала и т.д. Общенаучная лексика, составляющая основу научных текстов, отличается большой гибкостью и подвижностью. Она, по общему мнению, появляется вследствие параллельного развития текстов разных наук. И, наконец, терминологическая лексика - наиболее специфическая особенность научного текста. Каждая область науки имеет свою систематически организованную терминологию, которая соответствует предмету и методам этой науки.
Несколько иной взгляд на вопрос организации лексики научного текста принадлежит О.С.Ахмановой. По ее мнению, лексика научных текстов может быть разделена на шесть смысловых групп. Эти смысловые группы иллюстрируются значениями глаголов, поскольку именно они лежат в центре смысловой группы:
1. глаголы, выражающие идею подхода к исследованиям (предполагать, пытаться, ожидать, планировать, определить заранее и т.п.);
2. глаголы, выражающие идею получения знаний( изучать, открывать, разработать, обследовать, находить, заметить и т.п.);
3. глаголы, выражающие идею фиксации и систематизации знаний ( обозначить, классифицировать, сопоставлять, разграничивать, выделять, связывать, перечислять и т.п.);
4. глаголы, выражающие идею поверки данных и результатов исследования ( проверять, смешивать, не соответствовать, пропускать, пересматривать, формулировать и т.п.);
5. глаголы, выражающие идею рассуждения и формулирования выводов (анализировать, абстрагировать, оценивать, характеризовать, заключать, обобщать, судить, определять и т.п.);
6. глаголы, выражающие идею распространения результатов исследований ( обсуждать, разъяснять, излагать, показывать, иллюстрировать и т.п.).
Единство этих групп слов проявляется в том, что они отражают и изображают процесс научной деятельности вообще, безотносительно к конкретной науке, и также в том, что одно и то же слово может входить в разных значениях, характерных для научного текста, более чем в одну группу слов.
Кроме того, существует ряд глаголов, которые не претерпели изменения значения и употребляются в научных текстах в значениях, принятых в общелитературном языке, например: соответствовать, состоять, составлять и т.п.
Таким образом, с изложенного выше можно сделать общий вывод о том, что в словаре научных сочинений выделяют три слоя: общелитературная, общенаучная и специальная ( терминологическая ) лексика.
& 2. Терминологическая лексика. Понятие термина.
Таким образом, основной специфической чертой языка научной литературы, с лексической точки зрения, является широкое использование терминологии.
Прежде всего, вероятно, следует дать определение понятия термин. Однако трудность заключается в том, что дать его четкую дефиницию очень сложно, поскольку в настоящее время отсутствует общепринятое определение этого понятия. Одна из причин в том, что термин является объектом целого ряда наук, каждая из которых стремится выделить в термине признаки, существенные с ее точки зрения. Тем не менее, наиболее общим можно назвать определение термина как наименования специального объекта или понятия. Большая Советская Энциклопедия определяет термин как "часть словарного состава языка, охватывающая специальную лексику, применяемую в сфере профессиональной деятельности людей". О.Г.Винокур делает вывод о том, что термин - это "слово в особой функции". Термин - слово особого языка, служащего для профессионального, научного общения. Это слово связано с понятием, принадлежащим к определенной области науки и техники, и, по сути, должно определять границу этого понятия в соответствии со своей этимологией, так как terminus в переводе с латыни означает "граница", "предел".
Система терминов, т.е. терминология той или иной науки, создается человеком в процессе познания. Для того, чтобы отразить систему понятий данной науки, необходимо соблюдать полное соответствие знака и понятия, поэтому стремление к однозначности является непременным условием существования термина и, следовательно, идеальный термин однозначен.
В то же время терминология не изолирована от общелитературного языка и в ней находят отражение те процессы, которые имеют место в языке. При реальном функционировании термина в речи "закон знака" соблюдается не всегда, и это находит свое выражение в таком явлении, как многозначность термина.
Многозначность термина в рамках одной науки проявляется по-разному. Развитие той или иной теории в какой-либо науке предполагает и развитие соответствующей терминологии, что означает не только появление новых терминов в рамках этой теории, но и возникновение различных оттенков значения у существующих терминов. Нередко новизна авторской терминологии заключена в переосмыслении уже существующих терминов. Другим нарушением "закона знака" являются случаи, когда термин заимствуется из одной области знания и переносится в другую для выражения сходных на первый взгляд понятий. Это явление называется межнаучной терминологической омонимией, т.е. полным совпадением звучания несовместимых по значению слов.
Что касается соотношения слов общего языка и терминов, то связь терминов с общим языком выражается в том, что чаще всего термины - это слова общего языка, но переосмысленные, изменившие значение. Иногда слова общего языка переосмысляются настолько, что переходят в другую часть речи. Однако процесс взаимодействия и взаимовлияния общеупотребительной и специальной лексики не ограничивается переходом общих слов в термины. В настоящее время в общелитературный язык входит все большее количество научных понятий и слов.
В связи с появлением новых наук, открытием новых явлений возникают значительные трудности выделения общенаучной, общетехнической, отраслевой и узкоспециальной терминологии. Общенаучные и общетехнические термины - это термины, используемые в нескольких областях науки и техники. Отраслевые термины - это термины, присущие только одной какой-либо отрасли знаний. Узкоспециальные термины - это термины, имеющие значение, характерные какой-либо специальности данной отрасли.
По мнению Судовцева В.А., в условиях, "когда требуется давать названия все новым и новым явлениям и понятиям, многие слова общего языка приобретают определенную качественную специфику, происходит специализация их значений при переводе на другой язык и иниформация переводных эквивалентов"[Судовцев:1989,6].
И в заключении можно сделать вывод о том, что, находясь в пределах общелитературного языка, но, имея известную самостоятельность, терминология подчиняется общим тенденциям развития общелитературного языка и в то же время имеет определенную самостоятельность развития и оказывает влияние на общелитературный язык.
& 3. Термин как знак и как слово.
Одна из терминологических проблем - это проблема соотношения семиотического и языкового начала в термине, которая возникает в связи с изучением функционирования терминов в речевом контексте.
Е.В.Брагина считает, что уже в самом определении термина отражена его двойственная природа и раскрыта его двусторонняя связь: с одной стороны, с языком, с другой стороны - с соотнесенным с ним понятием, а также с соответствующей системой понятий. Понятийная, т.е. семантическая сторона термина составляет его план содержания, в то время как его план выражения представлен языковой структурой, так называемой "языковой оболочкой", которая может рассматриваться как форма существования понятия. Вместе с тем термин можно считать своего рода знаком, указывающим на принадлежность понятия, которое он выражает к определенной системе. Именно это положение составило основу семиотического подхода к терминологии[Теория и практика, 1987:110].
По мнению Климовицкого Я.А., система терминов, т.е. терминология той или иной науки, не возникает сама по себе, а создается человеком в процессе познания действительности. Поэтому, чтобы отразить систему понятий данной науки, необходимо соблюдать полное соответствие знака и понятия, которое он обозначает. В этом проявляется знаковая сущность термина, заключающаяся в его способности выражать однозначную информацию [Климовицкий,1958:34]. Будагов Р.А. считает, что однозначность должна пониматься как "логический принцип построения знака (или "закон знака"), как основной принцип общей семиологии, согласно которому каждой единице содержания должна соответствовать одна определенная единица выражения и наоборот"[Будагов,1958:23].
Многие терминологи, в их числе и Денисов П., исходя именно из этого положения, считают, что стремление к однозначности является непременным критерием существования термина и, следовательно, идеальный термин однозначен, что "означает не только то, что такое слово выражает только одно понятие, но и то, что у данного понятия есть в языке только одно обозначение"[Теория и практика,1987:110].
Однако термин - это слово, а не просто знак, указывающий на определенный элемент в системе.
Правда, необходимо в этой связи сказать о существенном различии между словом как единицей естественного человеческого языка и словом -термином. Термин, по определению Федоровой И.В., - слово особого языка, служащего для профессионального, научного общения. Он выражает научное понятие и по сути своей должен четко определять границу научного понятия в соответствии со своей этимологией.[теория и практика,1987:111].
В то же время терминология не изолирована от общелитературного языка, и те процессы, которые имеют место в языке, находят отражение и в терминологии. Даниленко В.П. считает, что при реальном функционировании термина в речи логический принцип построения знака часто не соблюдается, в результате чего мы сталкиваемся с нарушением "закона знака". Одним из таких нарушений может считаться явление международной терминологии омонимии, "когда один и тот же термин может входить в различные терминологии данного языка".[Даниленко, 1971:54].
Многозначность термина проявляется и в рамках одной науки. В терминологии, отмечает Уфимцева А.А., многозначность развивается у тех же разрядов слов, которые обладают этим качеством в составе общелитературной лексики, "когда одна знаковая форма способна вместить в себя целый ряд содержаний".[Уфимцева, 1968:64].
Многозначность термина в рамках одной науки проявляется по-разному. Развитие той или иной теории в какой-либо науке предполагает и развитие соответствующей терминологии, что означает не только проявление новых терминов в рамках этой теории, но и возникновение различных нюансов, оттенков значения у существующих терминов.
Многозначность отражает естественный процесс развития и совершенствования языка и мышления, так как именно многозначность, как сказал Пумпянский А.Л. "позволяет человеку применять в процессе общения ограниченное количество языковых средств для выражения неограниченного количества значений, сообщать и понимать не только известные, но и зарождающиеся, еще неизвестные мысли". [Пумпянский,1983:125].
Все вышеперечисленные высказывания позволяют отметить, что проблема многозначности терминов чрезвычайно сложна. С одной стороны, как уже было сказано, термин, обладая свойствами, присущими единицам семиотических систем в целом, стремится к однозначности как реализации "закона знака". Именно это свойство терминологии берут на вооружение в своей работе по упорядочению и стандартизации терминологий различных областей знаний. С другой стороны, термин - это единица языка науки, который является средством профессионального общения ученых-специалистов. Отсюда следует, что нарушения "закона знака" неизбежны, так как язык научного общения не только отражает развитие человеческой мысли, но и сам развивается и, как все живое, находится в постоянном движении. Таким образом, только учитывая единство семиотического и языкового начал в термине, возможно получить правильное представление о его реальном функционировании в научном тексте.
& 4. Полисемия и синонимия терминов.
Теория и практика исследования различных терминологических систем, а также опыт лексико-графической работы свидетельствуют, о том что термин, являясь лексической единицей, функционирующей по законам естественного языка, обладает многозначностью
В этой связи интересно наблюдения Мауэр Л.В., исследующей функциональную специфику многозначных терминов, обусловленную тем, что их смысловая структура складывается на основе разнотипных лексико-семантических вариантов.[Мауэр,1986:24]. Причем каждый из лексико-семантических вариантов многозначных терминов в целом функционирует самостоятельно и несет разную нагрузку. Это выражается в их принадлежности к определенным синонимическим рядам. В предметно-логическом содержании таких терминов явно отражается экстралингвистическая реальность сферы их функционирования.
Одной из причин многозначности термина, как считает Федорова И.В., является его "межкатегориальность", которая состоит в том, что в содержании понятия, представленного в термине, выделяются признаки, характерные одновременно нескольким категориям.[Теория и практика,1987:119]. Данное явление присуще общенаучной лексике. Так, например, семантические признаки общенаучных глаголов могут быть представлены по двум осям. На первой оси находится глагольная лексика, основное содержание которой связано с семантическими признаками процессов получения, передачи и использования знаний; назовем такой семантический признак признаком предметного познания. На другой оси располагаются глаголы, имеющие значение систематизации и организации материала, логической верификации и выводов. Такие глаголы характеризуются признаками логического познания. Лексика научного текста содержит оба признака одновременно, однако в одних словах более ярко представлены семантические признаки предметного знания, в других - логического знания.[теория и практика,1987:120].
Итак, сам процесс терминологизации общеупотребительных слов языка и детерминологизация терминов являются лингвистическими причинами развития многозначности в терминах. Решить проблему выбора значения того или иного термина помогает контекст.
Следующая проблема, на которой следует остановиться, это синонимия, по определению Ахмановой О.С. - "совпадения по основному значению слов, морфем, конструкций, фразеологических единиц."[Ахманова,1969:407].
Главная причина возникновения и пополнения синонимических рядов - многозначность термина, а именно способность многозначных терминов входить в различные синонимические ряды.
Основным источником развития синонимии у терминов является следующие языковые процессы: терминологизация, специализация, метафоризация и метонимизация, а способами пополнения синонимических рядов являются: заимствование, калькирование, переосмысление, использование эронимов[Теория и практика,1987:122].
Проблема полисемии и синонимии ощущается остро при составлении обратных словарей, и особенно когда способом определения термина является не научная дефиниция, а синонимический ряд.
& 5. Упорядочение терминологии.
Стремление упорядочить терминологию приняло значительных размах в то время, когда появились тысячи новых терминов и технических понятий. Причем для выражения одних и тех же понятий использовались разные термины. Недостатки терминологии затрудняют взаимопонимание между специалистами, проведение учебного процесса, вызывает излишние затраты труда при работе со специальной литературой.
По мнению крупного специалиста в этой области Д.С.Лотте, работа над терминологией должна быть построена по следующей схеме: 1) выявление основ данной науки или отрасли техники; 2) отбор понятий, их систематизация и группировка; 3)построение классификации понятий; 4) определение понятий; 5) отбор терминов из числа имеющихся синонимов с учетом принципов установления эффективной коммуникации; 6) построение новых терминов. Следует отметить, что хороший термин должен представлять определенные и упорядоченные концептуальные единицы и занимать свое собственное место в терминосистеме данного языка, его следует точно соотнести с другими терминами, он моносемичен, контекстуально независим, свободен от эмоциональных и эстетических признаков. [Особенности,1965:126].
В настоящее время терминоведение является сложившейся научной дисциплиной. Необходимость проведения исследований в этой области отмечается многими советскими лингвистами. В роли термина может выступать всякое слово: подавляющие большинство терминов являются именами существительными или сочетаниями слов с именем существительным в качестве основного слова. Все термины одной отрасли знания образуют терминологию, из которой можно выделить терминосистемы, микросистемы, ряды терминов и сами термины, взаимосвязанные на экстралингвистическом уровне.
Разработка единых методов создания терминов, единой терминологии содействует более активному участию специалистов разных стран в решении актуальных проблем современной науки и техники.
Вопросы выяснения, уточнения, пересмотра смысла терминов, установления их познавательного значения является одним из наиболее актуальных, в существенной степени обуславливающих прогресс научного знания. Домова О.В. отмечает, что значительная часть научного языка - это слова естественного языка, получившие специальный смысл, а также слова, употребляемые в их обычном значении. Широкое и частое употребление терминов является характерной чертой функционального стиля научно-технической литературы.[Особенности,1965:131].
В последнее время остро встает вопрос о стандартизации, унификации, нормализации и инвентаризации терминов, создании таких терминологических словарей, которые бы в полной мере удовлетворяли нужды специалистов, работающих в различных областях науки и техники, отражали бы такие лексикографические принципы, как современность, информированность, многоязычность, дидактичность; совершенствовали бы процесс обработки научно-технической информации.
Доктор Д.Роллер, издатель американского журнала "Science" выдвигает определенные критерии для отбора терминов [Особенности,1965:134]:
1. Один термин должен иметь только техническое значение.
2. Одно понятие должно иметь только одно название.
3. Близкие понятия должны иметь сходные названия.
4. Понятия, не тесно связанные, должны иметь названия, которые четко отличаются по своей внешней форме и звучанию.
5. Термин должен более или менее объяснять себя.
6. Название должно быть простым и благозвучным.
7. Желательно, чтобы название имело ту же самую форму во всех основных языках мира.
8. Если существующий термин несколько не точен, но уже твердо установился, то краткий исторический или другой описательный комментарий должен сопровождать его в словаре.
Затем автор, касаясь источников новых терминов, дает еще ряд своих соображений по данному вопросу [Особенности,1965:135]:
1. Заимствуйте слово из обычного ( не научно-технического) языка.
2. Заимствуйте слова из живого иностранного языка.
3. Используйте имя того, кто открыл или изобрел что-либо.
4. Создавайте термин более или менее произвольно.
5. Образуйте термин из частей, взятых их классического языка.
Профессор истории итальянского языка университета Флоренции М.Мильорини утверждает, что новые технические термины должны создаваться в соответствии со следующими критериями: ясность, однозначность, однородность, экономия, непрерывность во времени, краткость, выразительность[Особенности,1965:142].
Известный ученый Ранганатан вместе со своими сотрудниками выдвинул следующие "Каноны терминологии"[Особенности,1965:144]. Термин должен иметь одно значение, следует избегать омонимов; должна быть совместимость и преемственность в представлении понятий, в какой бы комбинации они не встречались, не следует употреблять различные термины, чтобы представить одно и то же понятие в разных комбинациях. Термины родственных понятий должны быть близкими, а не дифференцированными. Понятие должно быть обозначено прямо, а не косвенно. Термин должен наводить на мысль об истинной функции, а не предполагаемой.
Отсутствие нормы в области лексики научных текстов существенно ослабляет силу документов, циркулирующих в управлении наукой и делает все относящееся к научной деятельности не эффективным.
& 6. Интернациональная лексика и элементы разговорной речи в языке научной литературы.
Другой особенностью языка научной литературы является наличие в нем лексики, называемой интернациональной. Интернациональная лексика занимает большое место в научных и общественно-политических текстах. Наряду со словами обиходного значения в нее входят слова, выражающие научные, технические и общественно-политические понятия, которые и составляют основную ее часть.
За интернациональную пару принимают два слова, в которых имеется полное или частичное внешнее (графическое и фонетическое) сходство и семантическое соответствие друг другу , например: agitate -агитировать, speed - спидометр, prepare - препарировать, direction- дирекция, detect -детектор и т.д.
Семантические отношения между сопоставляемыми интернациональными словами могут быть следующими:
- полное семантическое соответствие;
- полное несоответствие значений;
- частичное несоответствие значений.
Для языка научной прозы характерным является также использование некоторых элементов разговорной речи.
Как известно, семантические границы слова в разговорной речи очерчены менее четко, чем соответствующие синонимы в области литературно-книжной лексики. В этом заключается одна из причин невозможности использования разговорной лексики в языке научного изложения. Существует еще целый ряд особенностей разговорной речи, заставляющих смотреть на разговорные элементы в научном тексте как явление, функционально не оправданное спецификой научного изложения.
Тем не менее, авторы научных статей систематически прибегают к использованию разговорной лексики и синтаксиса. Противоречие между разговорным и книжным разрешается путем сужения сферы употребления элементов разговорной речи посредством введения их в узкие рамки традиционного использования в определенной жанровой разновидности научной прозы. Мотивированное употребление разговорной лексики и синтаксиса в научной прозе не означает исчезновения оппозиции книжное/разговорное, это лишь одно из проявлений ассимиляции иностилевых элементов в научной прозе.
Синтаксическая структура простого предложения, не характерная для научной прозы, выступает как элемент разговорной речи в научном сообщении. Однако использование данной структуры подчинено определенным коммуникативным задачам. Их "выделенность" служит не цели нарушения установленных норм, но акцентуации тех частей высказывания, которые необходимо подчеркнуть.
Стилистическая маркированность простых синтаксических структур используется в научной прозе для:
- сообщения наиболее существенной мысли (довода, аргумента, факта) автора;
- введения ряда доводов, рассуждений, предваряющих детализированное раскрытие идеи;
- подчеркивания окончательности вывода, его бесспорного характера;
- введения перечисления;
- формулировки результата эксперимента;
- оформления ссылок.
Абзац, состоящий из ряда сложноподчиненных предложений и завершающийся простым предложением, представляет собой структуру, характерную для синтаксического строя современной письменной научной речи.
Такое совмещение обоих планов синтаксиса - устного разговорного и письменного книжного - наблюдается в тех случаях, когда автор научной статьи прибегает к использованию вставок, представляющих собой своеобразное клише устной разговорной речи. Вставка - это прием введения в предложение добавочных сообщений, попутных замечаний и т.п. В роли вставок, непосредственно передающих чувства автора, могут выступать такие выражения, как: I am sorry to say, I am harry to say, it is a pity, we fear.
Научная литература XIXв. демонстрирует также наличие устойчивых модальных выражений типа if you like, if we like, if we please, функционирующих в роли вставок; а также использование вставок типа I (we) suspect, I think, in my opinion, которые придают мыли автора оттенок уверенности.
Устойчивые обороты такого рода способствуют синтагматической расчлененности речи: в ходе изложения они способствуют проведению четкого разграничения между теми положениями, которые констатируются автором как установленная закономерность, и положениями, являющимися гипотезами.
В научной литературе вставки (типа "личное местоимение или существительное в именительном падеже + глагол в изъявительном наклонении") употребляются для того, чтобы:
- сослаться на работу нескольких предшественников;
- сослаться на какого-либо одного автора;
- указать на свои наблюдения.
Кроме того следует отметить, что в настоящее время наблюдается значительное сокращение использования местоимения первого лица. Безличность или неопределенно-личность как средство выражения обобщенности является специфической чертой современной английской научной литературы. Что касается выражений, то их употребление ограничено в основном рамками устной научной дискуссии, а также естественно-научной журнальной статьи; в письменных жанрах научной прозы "вставочная" часть всегда выделяется графическими средствами (тире, скобки, запятые).
Таким образом, какой бы ни была степень стилистической раскованности тех или иных жанров научной прозы, использование в них элементов разговорной речи всегда подчинено последовательной организации языкового материала в связи с целями функционального использования.
ГЛАВА 2. ЛЕКСИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ТЕКСТОВ РАЗЛИЧНЫХ ОБЛАСТЕЙ ЗНАНИЙ.
&1. Лексические особенности текстов на примере текста "Emerging Economies".
Данная часть работы является практической. Ее цель - исследование научного текста, выявление его лингвистических особенностей и технологических характеристик, а также рассмотрение его основных единиц, которыми являются термины.
Материалом для данного исследования послужили две статьи: первая - из журнала "The Economist" под названием "Emerging economies", посвященная современным проблемам мировой экономики; вторая - лингвистический текст "'Semantics and meaning" by F.R.Palmer.
Для выявления основных специфических особенностей научного текста обратимся для начала к статье "Emerging economies". Прежде чем начать анализ лингвистических особенностей и основных лексических единиц данного объекта исследования, установим, является ли работа "Emerging Economies" текстом, соответствует ли она его основным типологическим чертам.
Исходя из определения текста [Гальперин:1981,8], можно установить, что данная статья является текстом, поскольку обладает его ведущими признаками:
1. Это произведение речетворческого процесса.
2. Обладает завершенностью.
3. Объектированно в виде письменного документа и литературно обработано в соответствии с типом этого документа.
4. Состоит из названия ("Emerging Economies") и ряда особых единиц(сверхфразовых единств), объединенными разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи.
5. Имеет определенную направленность и прагматическую установку.
Данный текст обладает следующими параметрами:
- вербальным, образующимся конкретным предложениями, формирующими текст;
- синтаксическим, определяемым взаимоотношениями частей текста;
- семантическим, отражающим глобальный смысл текста, определяющим смысловые части.
В соответствии с классификацией, предлагаемой Н.Э.Энквистом, можно установить, что текст характеризуется наличием следующих лингвистических параметров:
1.темы (topic) - основного содержания текста;
2.фокуса (focus), который служит для выделения маркированных элементов текста (слова, словосочетания, предложения, стилистические приемы, свойственные научному стилю речи;
3.связи (linkage) - средства объединения различных отрезков высказывания.
Таким образом, рассмотрение общих параметров данного текста дает основание утверждать, что он представляет собой завершенной сообщение, обладающее своим содержанием, организованное по модели одной из форм сообщения, существующих в стиле научной прозы.
Рассматривая текст "Emerging economies" с точки зрения его соответствия либо несоответствия общим закономерностям, которые следует рассматривать как инварианты текстов каждого из функциональных стилей, мы выясняем, что данный текст является "правильным", т.е. его название соответствует заголовку; характерна завершенность по отношению к названию и наличие сверхфразовых единств, объединенных логическим типом связи ( что является специфической чертой научного стиля речи). Литературная обработанность текста типична для научного стиля: обязательное употребление терминов, специфичных для данной области науки (investors, credit, macroeconomic, private capital inflows, market, bankers, portfolio capital, commodity capital, export, credit-rating agency, financial system, recession etc); остальные слова, принадлежащие к общеупотребительному словарю, использованы в их прямом назначении; отсутствие диалектных слов и слов разговорной речи сочетается, тем не менее, с использованием вставок как элементов разговорной речи (so far, more surprisingly, in the short term, say, on the other hand, similarly etc.); отсутствие случаев использования личных местоимений 1-го лица; безличность повествования как средство выражения обобщенности, например:
It is also prompting a renewed rise in portfolio capitall iflows to emerging markets. [Emerging Economies:2000,83]. There has been remarkably little interest among emerging economies in capital controls.
Для текста также характерны целенаправленность и прагматическая установка.
Итак, после рассмотрения основных параметров текста, целесообразно остановиться для более подробного анализа категорий текста.
Данный текст, как и любой другой, не может охватить все признаки объекта исследования. Все категории получают свои конкретные формы реализации. Так, например, категория информации представлена в тексте в форме статьи, которая заключает в себе сообщение с элементами рассуждения, например:
1. сообщение - South Korea has increased its level of foreign-exchange reserves nearly tenfold, from S billion at the end of 1997 to S billion at the tnd of March 2000.
The IMF reckons that Brazil's economy is likely to grown by 4% this year.
2. рассуждение - That may be because there is less to the floating that meets the eye.
So far, it has been remarkably successful.
Форма, как мы знаем, играет значительную роль в любой коммуникации. В данном тексте информация легко декодируется, поскольку здесь форма несет в себе содержание, предопределенное ей системой языка. Она нейтральна, т.к. выполняет свое, закрепленное за ней задание (функцию), а именно - передача получателю сведений о событиях происходящих, происшедших или которые будут происходить в ближайшее время. Данная форма )сообщение) обладает эксплицитно выраженными указателями временного и пространственного характера. Следовательно, данный текст содержит в себе содержательно-фактуальную информацию (СФИ).
Но нельзя не заметить, что информация в данном тексте является результатом определенных исследований, наблюдений, опыта, дискуссий, размышлений, предположений, т.е. результатом переосмысления указанных отношений, фактов, событий, процессов, происходящих в обществе, и поэтому приобретает концептуальность.
Данная статья, являясь примером научной прозы, обнаруживает четкое логическое членение текста. Данная работа состоит из: введения ("Emerging economies are enjoying a new boom. Might it had to another future bust?"), основной части, включающей две главы ("Erecting defences", "Reform and rebuild") и заключения ("Investors burned?").
Все части логически соединены между собой и обеспечивают целостность всего текста.
Членение текста тесно связано с категорией информации, в чем мы убеждаемся, прочитав заголовок частей, которые наталкивают нас на мысль, на предложения о том, что будет сказано далее.
Во введении дается фактуальная информация, а именно, указывается на: события происходящие и происшедшие, результаты этих событий, основные лица, руководящие и участвующие в них ( Bill Clinton; Ricardo Hausmann, chief economist at the Inter American Development Bank), место действия (Latin America, Russia, Central and Eastern Europe etc). Таким образом, введение выполняет роль пропозиции. В основной части описываются те положения, проблемы, о которых было упомянуто во введении, а также развертывается та информация, которая была представлена в заголовке.
В заключительной части, соответственно, делаются выводы, определенные прогнозы, сообщаются результаты наблюдений.
Можно сделать оговорку, что хотя все части данного текста и обеспечивают его целостность, но также они могут восприниматься читателями по отдельности, т.е. их можно назвать факультативными, поскольку каждая из частей обладает своим названием, передает каждая свою информацию, и к тому же может являться не продолжением решения той проблемы, которая была поставлена в предыдущей части, а ответом на вопрос, содержащийся, опять же, в названии; или продолжением информации, полученной из другого источника (телевидения, радио, другие СМИ).
Внутритекстовые связи в данном тексте обеспечивают 2 слова: emerging and economies, или в словосочетании emerging economies. Эти слова или словосочетание этих слов с другими можно встретить в каждом абзаце текста: emerging market, emerging investable index. Само же словосочетание emerging economies встречается в тексте 21 раз. Повтор данного словосочетания постоянно возвращает нас к названию текста, что помогает вникнуть в смысл произведения, а также вырабатывает преемственность, связь между частями текста, его предложениями, абзацами, обеспечивает логическую последовательность, взаимозависимость отдельных сообщений, фактов, действий.
Как известно, внутритекстовые средства связи классифицируются по разным признакам. Кроме традиционно-грамматических, несущих текстообразующую функцию, их можно разделить на логические, ассоциативные, образные, композиционно-структурные, стилистические и ритмико-образующие.
К традиционно-грамматическим признакам относятся встречающиеся в тексте союзы и союзные изречения: so far, although, yet, though, however, that is why, at least, for a while; местоимения: that, this, they, them; причастные обороты/деепричастные обороты: despite a steep fall in their currencies, more surprisingly, given its history of high inflation, given its low savings rate, placing restrictions on budget deficits, reducing the chance of excessive inflows. Перечисленные грамматические средства внутритекстовых связей служат не только для связи между предложениями, но также и для связи между более крупными отрезками текста - СФЕ, абзацами.
Пространственно-временными параметрами сообщения являются следующие наречия: yet, while, still, by far, far from, которые сцепляют отдельные события, придавая им достоверность. Такую же функцию выполняют слова: this weekend, this year, by the end, in the fourth quarter, last month, last year, post year.
К подобным формам внутритекстовых связей относятся и формы перечисления: the first, the second.
Перечисленные средства когезии считаются логическими потому, что укладываются в логико-философские понятия - понятия последовательности, временных, пространственных, причинно-следственных отношений. Эти средства легко декодируются и поэтому не задерживают внимание читателя, разве только в тех случаях, когда выявляется несоответствие сцепленных представителей и самих средств внутритекстовых связей. Именно в логических средствах наблюдается пересечение грамматических и текстовых форм связи. Можно сказать, что в логических средствах наблюдается одновременная реализация двух функций: грамматической и текстообразующей.
Ассоциативная, образная, композиционно-структурная формы внутритекстовых связей характерны для художественной литературы, и поэтому не получили своего отображения в данном тексте.
Категория континуума, призванная обеспечивать определенную последовательность фактов, событий, развертывающихся во времени и пространстве, выражается в данном тексте с помощью географических названий места действия: страны (Mexico, South Korea, Hungary, Poland, Western Europe) - это пространственный континуум. Также, конкретность, реалистичность описания выражает и временной континуум в следующих словах и словосочетаниях: the first time, half a century, year, month; в конкретных датах: between 1997 and 1999, since the 1930, at the and of March 2000, in the fourth quarter of 1999.
Автосемантия отрезков текста, также имеет место быть в данной работе. Автосемантия определяется, как "форма зависимости и относительной независимости отрезков текста по отношению к содержанию всего текста или его части"[Гальперин,1981:98]. Данный текст содержит достаточное количество независимых отрезков текста. Ярким примером автосемантии является введение текста, состоящее из 6 параграфов, где первые четыре воспринимаются как независимые СФЕ. В первом абзаце говорится об акциях протеста против политики Международного Валютного Фонда и Всемирного Банка в Вашингтоне; во втором - об экономике Азии; в третьем - об экономике Латинской Америки; в четвертом - об экономике Европы. Эти четыре отрезка текста можно было бы дать как отдельные сообщения, и они совсем бы не потеряли своей значимости, логики и информативности; объединяет эти сообщения одно - передача информации об экономическом положении в разных регионах мира, или одно ключевое словосочетание - "emerging economies", являющееся связующим звеном между всеми этими параграфами.
Особой степенью зависимости обладают цитаты, приведенные в тексте:
- "The IMF and World Bank impoverish and oppress the majority of the word's people...while enriching themselves and corporations."(цитата из газеты).
- "We are only two years into a five-year process",- the words of Morris Goldstein.
В плане содержания эти цитаты сцеплены, но не связаны с контекстом. На независимость цитат указывают и графические средства - кавычки. В приведенных примерах цитаты служат для подкрепления реалистичности событий и собственных мыслей автора.
Небольшое авторское отступление в начале основной части данного текста также можно считать примером автосемантии:
Will boom, once again, be followed by bust?
Этот риторический вопрос автор посчитал нужным поставить для того, чтобы более тщательным образом раскрыть содержательно-концептуальную информацию текста, добиться от читателя понимания информации таким образом, каким это желательно автору.
Следующая категория, непосредственно связанная с временными и пространственными понятиями - это категория ретроспекции и проспекции.
Категория ретроспекции выражена в следующих словосочетаниях: last year, last month, the past two years. Данные факты возвращают нас к событиям прошлых дней, помогают восстановить в памяти прошедшие события, которые необходимы для понимания путей дальнейшего развертывания повествования, а также для того, чтобы дать переоценку минувшим событиям в сегодняшних условиях.
Мы наблюдаем проспекцию в следующих примерах:
By the end of 2000 Thailand will have clawed back the output last by the crisis.
The IMF reckons that Brazil's economy is likely to grow by 4% this year.
Turkey is likely to rebound as exports recover and rebuilding after last year's earthquakes boosts growth.
Данные предложения передают содержательно-фактуальную информацию о том, о чем будет вестись речь в последующих главах статьи, а также передает прогнозы о возможных событиях в будущем.
Теперь можно перейти к последней категории текста - категории интеграции и завершенности текста.
Интеграция обеспечивает образование единства или, вернее, целостности текста. В этой своей функции данная категория схожа с категорией внутритекстовых связей, но, все же, необходимо провести грань между двумя этими категориями. Эти понятия взаимообусловлены, но различны с точки зрения их форм и средств выражения. Внутритекстовые связи - это формы связи - грамматические, семантические, лексические - между отдельными частями текста, определяющие переход от одного контекстно-вариативного членения текста к другому. Интеграция, как мы знаем, - это объединение всех частей текста в целях достижения его целостности. Внутритекстовые связи категория логического плана, интеграция - психологического.
В данном тексте, поскольку он принадлежит к научному стилю, интеграция легко поддается исследованию, т.е. все части текста связаны с одной проблемой. Здесь широко используются языковые средства, обеспечивающие реализацию функции этой категории.
Длина статьи 3 журнальных страницы, количество абзацев, которые можно условно приравнять к сверхфразовым единствам, 36. Чтобы проиллюстрировать интеграцию частей, нужно перечислить все обороты, с которых в этой статье начинаются абзацы:: "The real problem is..., Such accusations seem..., On average..., There are exceptions..., The answer lies..., A lot of the credit..., The second was..., Despite a steep fall..., Unless the reserve..., There has been remarkably little interest..., On paper..., Yet, for all this progress..., At the other extreme..., Im the short term..., One reason that..., A recent law..., And yet there are signs..., The question is..., The other big change..., Add these factors together..., Given the amount of time..., Much less progress..., The rhetoric of reform..., Nor has there been a clear resolution..., If the main cause..., The mast limited progress...".
Приведенные обороты не только сцепляют один абзац с другим, но и являются средствами интеграции.
Интеграция данного текста осуществляется не только формально-грамматическими средствами связи, но и семантико-тематическими. Так, в анализируемой статье в первых СФЕ, во введении, автор дает общие описания "emerging economies" в различных странах мира, далее идут предложенные решения проблем, связанных с "emerging economies", следом идет углубление в методы решения проблем "emerging economies", и наконец дается собственное авторское предложение о выходе из сложившейся ситуации.
Данная статья заканчивается следующей фразой: "It is here that the governors of the international financial system should do more work", отсюда следует, что автор, закончив свою работу, не считает, что вопросы по данной теме исчерпаны; он считает свою статью открытой для решения проблемы в глобальном смысле. Этому соответствует и само название статьи, обозначающее не какое-то кратковременное явление, обширную область науки, политики, быта. Таким образом, можно сделать вывод о том, что название данного текста определяет его границы, способствует "правильной" оформленности текста.
Итак, после рассмотрения категорий текста, необходимо перейти к выполнению следующей задачи исследования - выявлению основных единиц языка научного текста.
Известно, что основной информативной единицей языка научного текста, как формы сообщения в научном стиле речи, является термин. Анализ лексики используемой в статье "Emerging economies", являющейся научным текстом, показывает, что большое распространение в данном тексте имеют слова и группы слов, которые называют понятия, характерные для одной области науки - экономии.
Согласно наблюдениям, можно сказать, что данный текст содержит, как "научные", так и "технические термины". "Научные" или как еще их принято называть "абстрактные" термины, по совей морфологической структуре оказываются более простыми по сравнению с "техническими" терминами, а по своим семантическим отношениям более "бедными", т.к. научным терминам не надо нести ни в своей морфологической, ни в своей семантической структуре информацию о явлениях, понятиях, связях соответствующей науки, вследствие того, что эту задачу выполняет формальный аппарат, т.к. "научный термин не просто слово, а выражение сущности данного понятия"[Деборин, 1957:27].
Для иллюстрации приведенных выше положений, рассмотрим некоторые дефиниции абстрактных терминов:
market - "a sphere within which price - making forces operate and in which exchanges in little tend to be followed by actual movement of goods".
capital - "the term for the total financial assets of an organization whether in the form of money, property, goods or equipment. It represents the organization's of wealth as opposed to its income".
iflux - "a continuous coming esp. of individuals in large number".
fall - "loss of greatness, power, status, influence or domination".
bankrupt - "a person who to avoid payment of his debts secrets himself, flees the country, or defrauds or simply avoids his creditors and is in consequence legally a criminal".
currency - "something that is in circulation as a medium of exchange including coin, government notes, and bank notes".
supervisor -"a person having authority delegated by an employer to hire, transfer, suspend, recall, promote, assign, or discharge another employee or to recommend such action".
float - "to allow a currency to find its own exchange rate in the market, as opposed to maintaining a particular rate by Central Bank intervention".
portfolio - "the securities held by an investor or the commercial paper held by a bank or another financial house".
stability - "the quality, the strength to stand or endure without alteration of position or without material change".
Ниже приведем для сравнения "технические", или "конкретные термины":
commodity paper - "a note or draft secured by a bill of lading or other document giving a lien upon or title to readily marketable non perishable staples".
fiscal agent - "a bank or trust company acting as the financial representative of a corporation or a service organization".
budget - "the financial statement of an organizations planned income and expenditure for a given length of time".
default - "to fail to perform, pay, or make good".
inflation - "this term describes a situation in which prices are rising relatively quickly, as measured for e.g. by the Retail Price Index, thus causing a fall in the real value of money".
investment - "a general term for spending money, usually, from current income on the assets of an organization in order to expand and increase production in the future".
macroeconomics - "the part of economics that deals with the overall world of an economy and the interrelations between its different factors".
monetary policy - "this refers to a government's position on the regulation of the amount of spending power available in an economy and cost of borrowing money".
Проанализировав "технические" термины, или как еще их принято называть "конкретные" термины, мы можем с уверенностью сказать, что данные термины имеют значения "характерные для какой-либо одной отрасли знаний, характеризуются простой смысловой структурой, отсутствием общеупотребляемых значений и синонимов, специализацией словообразовательных моделей для слов определенной семантики, а также отсутствием заимствованных и интернациональных терминов"[Чупилина,1978:133].
Анализ словарных дефиниций "научных" и "технических" терминов показал, что многозначность первых объясняется дифференциацией научных понятий, сразу не закрепленной в особых языковых единицах. Вышеперечисленные термины имеют помимо многозначности, еще и такой большой недостаток как синонимия. Например, термину "capital" соответствуют такие синонимы как: wealth, money, property, value; синонимы слова "fall" - deterioration, subsidence, decline, etc.
К "техническим" же терминам можно предъявить такие требования, являющиеся идеальными при отборе лексики для научной литературы, как, однозначность и точность, что означает отсутствие в их значениях многозначности и синонимии.
Большинство из перечисленных "научных" терминов интернациональны, т.к. имеют аналоги в других европейских языках, и в частности в русском языке: маркет, капитал, банкрот, портфель, стабильность.
Несмотря на определение значения "технических" терминов Чупилиной о том, что "технические" термины "характеризуются отсутствием интернационализмов", данные термины перешли полностью в другие языки мира, т.е. стали интернациональными: фискальный, бюджет, дефолт, инфляция, инвестиция, макроэкономика, монетарная политика. Это объясняется, прежде всего, тем, что английский язык становится общемировым языком, а также тем, что английский язык является по своей природе очень емким для обозначения сложных экономических понятий.
Наряду с терминами в тексте широко представлена нейтральная лексика, выраженная в цитатах и в стереотипных словах и фразах, так называемых клише, вышеупомянутых при обзоре категории интеграции.
В разделе лингвистических реалий отмечены:
1) страны - Mexico, Poland, Russia, Hungary, Malaysia, Taiwan, America etc.
2) фамилии - Bill Clinton, Ricardo Hausmann, Morris Goldstein.
3) компании и финансовые организации - the International Monetary Fund, World Bank, Moody's credit-rating agency, Standard and Emerging market, the Institute of International Finance, the InterAmerican Development Bank, Daewoo,US Treasury, The Financial Stability Forum, The Basilt Committee of bank,The Meltzer Commission.
Данные реалии, являясь типичными признаками научного текста, использованы для конкретизации и придания достоверности информации.
Анализируемый текст не исключение среди научных текстов по части использования аббревиатур, которые, в свою очередь, являясь отличительным признаком данного стиля, а также экономит письменное пространство для передачи и акцентуализации более важной информации.
Например: IMF - the International Monetary Fund,
IIF - the Institute of International Finance,
DC - District of Columbia
Также, для придания реалистичности тексту, здесь упомянуты такие важные события в мировой истории экономики, как: Russia's and Ecuador's default, in 1998; Turkey's earthquakes in 1999; Argentina's "Tequila crisis in 1995; Fall on Wall street.
Проанализировав термины, встречающиеся в данном тексте, можно сделать вывод о том, что термин - это всегда результат профессионального мышления. Поэтому специалисты, представители одной и той же профессии, всегда заинтересованы в том, чтобы значение термина было четким и одним-единственным в своем слове или словосочетании. Это улучшает понимание среди профессионалов, и уменьшает потери в восприятии и усвоении информации. Но наше мышление не позволяет выполнить эти требования. С одной стороны мы стремимся к точности и однозначности терминов, с другой - создаем новые понятия для уже сложившихся терминов. Поэтому их значение подвижны, семантические границы терминов изменчивы, точность и однозначность временны и непрочны.
&2.Лексические особенности текстов по лингвистике на примере текста "Semantics and meaning".
Для сравнения обратимся к научному тексту из другой области науки - лингвистики, и проследим есть ли отличия между научными текстами двух разных областей знаний.
Наш второй исследуемый текст, под названием "Semantics and meaning" by F.R.Palmer, посвященный рассмотрению вопроса о различии двух лингвистических терминов "semantics" и "meaning".
Прежде чем приступить к рассмотрению основных категорий данной работы, определим является ли статья "Semantics and meaning" научным текстом.
Данная статья обладает следующими признаками:
1. это произведение речетворческого процесса;
2. обладает завершенностью;
3. объективировано в виде письменного документа и литературно обработано в соответствии с типом этого документа;
4. состоит из названия "Semantics and meaning" и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи.
5. имеет определенную направленность и прагматическую установку.
Следовательно, суммируя все вышеперечисленные признаки, можно с уверенностью установить, что данное произведение является текстом.
Данный текст обладает следующими параметрами:
- вербальными, образующимися конкретными предложениями, формирующими текст;
- синтаксическим, определяемым взаимоотношениями частей текста;
- семантическим, отражающим глобальный смысл текста, определяющим смысловые части.
Таким образом, рассмотрение общих параметров данного текста дает основание утверждать, что он представляет собой завершенное сообщение, обладающее своим содержанием, организованное по модели одной из форм сообщения, существующих в стиле научной прозы.
Текст "Semantics and meaning", также как и первый анализируемый текст, является "правильным", т.е. его название соответствует заголовку, характерна литературная обработанность, характерная для данного функционального стиля, наличие сверхфразовых единств, объединенных разными, в основном логическими типами связи, наличие целенаправленности и прагматической установки.
Понятие правильности для нас важно потому, что это дает исследователю возможность установить инвариантность и вариативность данного типа текста.
Данный текст, как и большинство текстов с точки зрения их организации, стремится к соблюдению норм, установленных для данной группы текстов, и тем самым как бы нарушает правильности текста.
К изложенным выше признакам данного текста следует добавить такой (с логической точки зрения, основной) признак, как терминологичность и использование слов в их предметно-логическом значении: utterance, spelling, punctuation, a communication system, performance, paralinguistic, prosodic, pronunciation etc.
Что касается такого признака, как наличие эмоциональных субъективно-оценочных элементов, то применительно к данному тексту, можно сказать, что используются лишь вставки как пример разговорной речи, которые выступают в роли вспомогательных средств, воздействующих на чувства читателей, т.к. именно в них заключается определенная оценочная характеристика предмета (unfortunotely, I cannot hope to do more, of course, rather, furthermore, that is to say, for instance, obviously, indeed, consider, for example, in any case, it is possible today, this is necessary). Язык текста характеризуется также частым использованием слов общеупотребительной лексики, т.е. слов в их прямом значении и отсутствием диалектизмов.
В отличие от многих текстов, принадлежащих к научному стилю, данный текст обнаруживает широкое употребление личных местоимений 1-го лица, как единственного, так и множественного числа. Безусловно, этим своим свойством, данный текст напоминает произведение художественной литературы, а именно эпистолярный жанр. Надо заметить, что это отличие нисколько не умоляет большого практического значения данной работы, в наоборот привносит в звучание текста эффект обращенности, т.е. у читателя создается впечатление, что автор общается с ним, выдает свои секреты, что помогает лучше вникнуть в материал - воспринять и осознать, например:
I have suggested...
We can, moreover, describe...
I do not really know...
I shall try to indicate...
I prefer to think rather...
Поскольку в научном сообщении, все-таки, важен сам процесс или явление, а не его автор, то для данного текста характерно, однако, преобладание страдательного залога, инфинитивных, причастных и герундиальных оборотов, т.е. безличность повествования как средство выражения обобщенности, например:
This point was made, though in a rather different conceptual framework, by de Saussure....
It is reasonable to see language as basically a communication system...
The extent to which meaning is dealt with in terms of the equivalence of terms is even more clearly brought out...
Данный текст обладает таким экстралингвистическим признаком, как логической строгостью, объективностью, последовательностью и точностью изложения. Данный признак связан с самой природой научного изложения, цель которого - воздействие на ум читателя.
Итак, после рассмотрения основных признаков текста, следует приступить к изучению категорий текста.
Рассматривая категории текста как категории грамматические, приходится признать, что не все они присущи любому тексту и не всегда осознаются как наличествующие даже там, где они обязательны. Попробуем выяснить это, начиная с самой первой категории - категории информации.
Из всех форм, в которых может проявиться категория информации, автор выбрал форму статьи, которая сообщает содеражтельно-фактуальную информацию, в фактах по истории вопроса, а также гипотезы, выдвинутые выдающимися лингвистами, их взгляды, сравнения различных теорий, информация о происхождении этих терминов.
Содержательно-концептуальная информация проявляется в тех отрывках статьи, где автор сообщает свою точку зрения на данную науку, когда он предлагает свое решение, задает риторические вопросы.
Что касается содержательно-подтекстовой информации, то в этом тексте, как и в первом она отсутствует, так как это вид информации, основанный на ассоциациях, образах, символах, которые являются характерной чертой художественных произведений.
Стремясь к соблюдению норм правильного текста, автор обеспечил данную статью четким логическим членением. Текст "Semantics and meaning" состоит из : краткого введения, трех частей, каждая из которых имеет свое название ("The terms semantics and meaning", "Semantics and linguistics", "The spoken language".)
Каждая часть текста передает свою информацию согласно заголовку и логически соединена с последующей частью, что позволяет воспринимать текст как единое целое и, в свою очередь, способствует более глубокому проникновению в онтологические характеристики дискретных единиц текста.
Во введении сообщается содержательно-фактуальная информация о значениях самих терминов "semantics" и "meaning"; о проблемах, которые вызваны разносторонним пониманием этих терминов, и, следовательно, привели к многолетним спорам среди ученых. Содержательно-концептуальная информация заключена во фразах автора, который сожалеет о том, что не может решить всей проблемы на страницах своей книги, и предлагает свои пути по изучению данной темы.
В первой части текста "The terms semantics and meaning" дается более подробная информация об истории возникновения этих терминов, указывается их различное толкование в разных языках мира, а также гипотезы известных лингвистов, предлагающих свое толкование значений этих терминов; например: Ogden, Richards, Malinowski B., M.G.Wells. Помимо этого, автор предлагает свои гипотезы и высказывает предположения о месте семантики в учениях о языке.
Во второй части текста "Semantics and linguistics" рассказывается о семантике, как части лингвистики, такой же как фонетика, грамматика и другие. Предлагаются теории по этому вопросу так ученых как : F.de Saussurre, N.Chomsky; и взгляды самого автора, который пересматривает их теории в соответствии со своим пониманием проблемы. В третьей - заключительной части "The spoken language", автор исследует связь разговорной речи с семантикой, ставит вопрос и сам же отвечает на то, можно ли вообще сопоставить нашу речь и такую науку как семантика.
Все части текста прагматически направлены и логически перетекают одна в другую. Этот процесс обеспечивает категория внутритекстовых связей, которые представлены, основным образом, в четырех лингвистических терминах: semantics, meaning, linguistics, language. Данные слова или сочетания этих слов с другими встречаются в каждом абзаце текста: use of meaning, the science of semantics, part of linguistics, study of language, an individual's meaning, the structure of language. Повтор терминов "semantics" и "meaning" встречаются в тексте 29 и 37 раз, соотвественно, не считая дериватов. Средство повтора используется здесь для того, чтобы постоянно держать во внимании тему проблемы, возвращает к названию статьи, а также обеспечивает взаимозависимость между отдельными частями, которые порой отстают друг от друга на значительном расстоянии.
Среди форм внутритекстовых связей в данной статье встречаются традиционно-грамматические, которые, в свою очередь, делятся на логические и формально-грамматические. Остальные виды традиционно-грамматических внутритекстовых связей в данном тексте не выделены, так как принадлежат в основном к стилю художественной литературы.
Традиционно-грамматические признаки выражены в тексте с помощью союзов и союзных изречений: either, both, however, thus, while, though, if ever, moreover, neither... nor, etc; местоимений: this, these, them, they, that etc;
причастных оборотов: even apart from the ...., in so doing, the sentence belonging essentially..., by simply looking..., written by the anthropologist... etc.
Названные грамматические средства внутритекстовых связей служат для связи между предложениями, между более крупными отрезками текста - СФЕ, абзацами и в этом плане приобретают статус когезии. Временными параметрами сообщения являются следующие наречия:
recently, later, earlier, today, first, yet, when, if ever, very far, far apart, all in all, previously, etc.
Пространственными параметрами сообщения являются следующие наречия: nearly, here, between them, etc.
Также, к данным формам внутритекстовых связей относятся и формы перечисления: the first, secondly, thirdly.
Все вышеперечисленные примеры подтверждают мысль о том, что средства внутритекстовых связей - это "набор значимых отношений, который является общим для всех текстов, который различает текст от "не - текста" и который служит средством обнаружения взаимозависимости содержания отдельных отрезков." Данная категория не выявляет, что сообщает текст; она выявляет, как текст организован в семантическое целое. Также внутритекстовые связи "помогают представить действительность в виде последовательной цепи действий, явлений, мыслей каким-то образом вытекающим друг из друга или взаимообуславливающихся"[Enkvist,1979:88]. Категория континуума, непосредственно связанная с понятием времени и пространства, означающая непрерывное образование, нерасчлененный поток движения действительности, т.е. определенная последовательность фактов, событий. Данная категория выражается в тексте: 1) в виде дат, указывающих на годы создания научных работ: of it history see Read 1948; association in 1894 entitled, in 1900 there appeared Breal's book, first published in 1923, there were Lead lines in The Guardian in 1971; 2) в виде названия национальности ученых, что заменяет название страны: the American Philological Association, American linguist, French scientist, Swiss linguist etc.
К пространственным параметрам континуума можно условно отнести встречающиеся в тексте фамилии ученых, так как они, как место и время "привязывают действительное к конкретному моменту его протекания" [Гальперин,1981:95], например: B.Malinowski, J.R.Firth, F.de Saussure, N.Chomsky etc.
Автосемантия отдельных отрезков текста - важная категория, ярко выраженная в данном тексте.
Обособленными сверхфразовыми единствами можно считать все три части данного текста, за исключением введения, так как они являются не продолжением друг друга, по большому счету, а лишь дополнением той информации, которая в них изложена. Доказательством этого может служить название каждой части ("The terms semantics and meaning", "Semantics and linguistcs", "The spoken language"). Все они обладают прагматической направленностью и логической завершенностью по отношению к заголовку. " Крючком", сцепляющим все эти СЕ являются ключевые слова : meaning, semantics, linguistics, language.
Независимыми, никоим образом, не связанными с содержанием текста, и являющимися своего образа отступлением, "передышкой" в середине текста являются цитаты из книги Льюиса Кэрола "Приключение Алисы" и цитаты из газеты, например: 1. "When I use a word", Humpty Dumpty said in a rather scornful tone, "it means what I choose it to mean-neither more nor less"[L.Carroll]
2. "Then you should say what you mean", the March Hare went on.
"I do", Alice hastily replied; "at least-at least I mean what I say - that's the same thing, you know". "Not the same thing a bit", said the Hatter.[L.Carroll].
3. "Semantic manoevres at the Pentagon", "Homelessness reduced to semantics"[The Guardian,1971].
Эти цитаты связывают с контекстом, опять же, ключевые слова:
"semantics" и "meaning", а именно глагол "to mean". В отрыве от данного контекста они могут существовать не изменяя своего смысла и содержания. Графическое средство - кавычки - также служат признаком независимости этих цитат. Задача использования этих цитат - это обращение автора к авторитетным лицам для подкрепления правомерности своих суждений, размышлений. Автосемантичностью обладают и авторские отступления, которые обнаруживают одну особенность - обобщенный характер. Такие предложения можно брать из текста, и при этом они не потеряют своей значимости, своей познавательной ценности, но внутри произведения эти предложения все же связаны с одной ( условно назовем ее) "сюжетной" линией - наукой семантикой, например: I have suggested that liguistics is the "scientific" study of language.
All in all, it seems that we shall not make much progress in the study of meaning by simply looking at common or even scholarly uses of the relevant terms.
Semantics is a part of linguistics, the scientific study of language.
Переходя к рассмотрению следующей категории, категории ретроспекции и проспекции, нужно сказать, что они тесно связаны с другими категориями - информативностью, членимостью, автосемантией, внутритекстовыми связями.
Категория ретроспекции, позволяющая восстановить в памяти читателя важным факты, которые уже имели место в работе, помогает переосмыслить, актуализовать отдельные части текста для того, чтобы читатель воспринял содержательно-концептуальную информацию. Данная категория представлена в тексте в следующих фразах:
Until it was introduced in a paper...
In 1894 entitled "Reflected meanings : a point in semantics...
The French term semantique had been coined from Greek in the previous year by M.Breal.
Lewis Carroll made play with the difference between saying and meaning in Alice's Adventures in Wonderland.
This point was made, though in a rather different conceptual framework, by de Saussure in his distinction between Language and Speaking.
Returning to Swinburne's poetic diction....
Категория проспекции, - "один из приемов повествования, который дает читателю возможность яснее представить себе связь и обусловленность событий и эпизодов. Зная, что произойдет в дальнейшем, он глубже проникает в содержательно-концептуальную информацию, поскольку настоящее предстает перед ним в несколько ином плане"[Гальперин,1981:112].
Эта категория обнаруживает себя в таких предложениях:
I shall try to indicate both what topics are included in semantics and some of the ways in which they have been, or can bee, handled.
I cannot hope to do more, in this little book, than to provide an introductory survey.
Further notions of generalized meaning may be applied to the statement of characteristic features in terms of syntax, word - formation, and the association of synonyms, antonyms, contraries, and complementary couples in one collocation.
Let us now try to place semantics with linguistics and see what that implies.
Доказывая связь категорий проспекции и ретроспекции с другими категориями текста, можно утверждать, что это категория является примером автосемантии отдельных отрезков текста. Очевидно, что мы делаем остановку соприкасаясь с этими фактами, к тому же эти предложения имеют обобщенный характер, что позволяет легко их отделить от текста.
Итак, переходим к заключительной категории - категории интеграции и завершенности текста.
Интеграция, обеспечивающая состояние связанности отдельных дифференцированных частей в единое целое, а также процесс, ведущий к тому состоянию представлена в данном тексте весьма широко.
Длина данного текста восемь книжных страниц, количество абзацев, которые можно условно представить как сверхфразовые единства равно 21. Проследим как интегрированы части, и для этого перечислим все обороты, с которых начинаются абзацы в данной статье:
Semantics is the technical term...
The term semantics ...
Yet the term semantics ...
Other terms besides semantics ...
There is, unfortunately, a use of the terms...
The term meaning is ...
To begin with...
The most relevant use ...
A different use ...
All in all it seams ...
Let us now try to ...
Although it is reasonable to see...
I have suggested that...
Furthermore, if linguistics is...
The point is...
An individual's meaning is...
A useful distinction...
One important characteristic...
The third point...
However, I shall not discuss...
Even apart from...
Перечисленные обороты сцепляют текст воедино, что позволяет воспринимать его, как единое целое. Также как и в первой статье в данном тексте интеграция осуществляется как формально-грамматическими, так и семантико-тематическими средствами связи. Общая тема, объединяющая все категории текста и все связи - это семантика. Мы можем наблюдать это явление почти в каждом втором предложении тексте (естественно, считая и дериваты) . Данный текст можно считать завершенным, так как проблема поставленная автором перед читателями исчерпала себя, и представляется автору недостаточной для дальнейшего ее исследования.
После рассмотрения всех категорий данного текста целесообразно перейти к анализу лексики. Как мы знаем основной информативной единицей языка научного стиля, словом особого языка, служащим для профессионального, научного общения, является термин. Анализ лексики, использованной в статье "Semantics and meaning" by F.R.Palmer, которая является текстом, показывает, что наибольшее распространение в данном тексте имеют слова и группы слов, которые связаны с понятиями, принадлежащими к определенной области науки - лингвистики. Согласно исследованиям можно сказать, что данный текст содержит как "научные", так и "технические" термины, определения которых были даны в анализе первой статьи.
Первая группа терминов принадлежит к типу "научных" или "абстрактных" терминов, которые находят широкое применение в нескольких областях науки и техники. Например, к психологии можно отнести такие термины, как : symbol, stress, performance, sign, message; к музыкальным терминам относятся : loudness, intonation, tune, stress, tempo, rhythm, performance. Данное явление объясняется тем, что термины одной отрасли науки приобретают определенную качественную специфику в процессе возникновения новых областей знания. Это приводит к расширению границ понятий, а иногда и к полному их исчезновению.
Для иллюстрации приведенных выше положений рассмотрим некоторые дефиниции "научных" терминов:
intonation - 1) significant levels and variations in pitch sequences within an utterance;
2) the manner of applying final pitch to a spoken sentence or phrase
loudness - in a loud manner, striking with force on the organs of hearing, said of sound
message - a communication passed or sent between persons by speech, in writing, by signals, etc
tune - a succession of musical tones forming a rhythmic, catchy whole; melody, air
meaning - is the general word for what is intended to be expressed or understood by something
sign - the broadest in scope of these terms, applies to an action, condition, quality, occurrence, or visible object that points to a fact or conveys a meaning
symbol - a written or printed mark, letter, abbreviation, standing for an object, quality, process, quantity
express - to get by pressure; explicit by force; extort
performance - 1) the act of performing, execution, accomplishment
2) operation of functioning, usually with regard to effectiveness
stress - 1) the relative force with which a syllable is uttered 2) an accented syllable for stress marks
speaking - the act or art of a person who speaks language - the expression or communication of thoughts and feelings by means of vocal sounds, and combination of such sounds, to which meaning is attributed
Анализ дефиниций "научных" терминов показал, что данные термины имеют такие недостатки, как : синонимия( для одного понятия существуют два или более термина), многозначность(один термин имеет два или более значений). О многозначности можно судить лишь в том случае, если бы у нас была возможность переписать дефиниции в полном объеме, но мы не ставили своей задачей определение многозначности. Хотя, даже на примере таких терминов как : intonation, performance, stress, которые в данном случае имеют по два значения, можно судить, что данная группа слов не обладает идеальными признаками термина, как однозначность и точность.
Что качается синонимии, то можно привести следующие примеры:"meaning" имеет пять синонимов: sense, import, purport, significance, signification; "sign" имеет четыре синонима : mark, token, symptom, indication; "express"- explicit, utter; "speak"- talk, converse, discourse, "tune"- melody, tone.
Среди данной группы слов есть слова - интернационализмы: intonation - интонация, symbol - символ. Большинство данных терминов имеют латинское происхождение, есть слова греческого, французского, а также исконно английского происхождения (tune [E tone] ).
К "техническим" или "конкретным" терминам, имеющим значения, характерные для какой-либо специальности данной отрасли, можно предъявить идеальные требования при отборе лексики для научной литературы, как однозначность и точность.
Ниже приведем дефиниции "конкретных" терминов:
semasiology - signification of a word
semilogy - the science of signs in general
semiotic - a general theory of signs and symbols; esp., the analysis of the nature and relationships of signs in language, usually including three branches: syntactics, semantics and pragmatics
sememe - the meaning of a morpheme
sentence - a word or group of words stating, asking, commanding, or exclaming something; conventional unit of connected speech or writing, usually containing a subject and predicate
pronunciation - the act of manner of pronouncing words with reference to the production of sounds and the placing of stress, intonation, etc
prosodic - of, or according to the principles of , prosody
prosody - the science or art of versification, including the study of metrical structure, rhyme, stanza forms
punctuation - the act, system or practice of using standardized marks in writing and printing to separate sentences or sentence elements or to make the meaning clearer
utterance - the power or style of speaking
spelling - the way in which a word is spelled; orthography
calligraphy - beautiful handwriting, esp. as an art У "технических" терминов, как мы видим, отсутствуют такие признаки, как синонимия и многозначность; большинство из этих терминов интернациональны, имеют латинское или греческое происхождение, например: пунктуация, семасиология, семилогия, семиотика, семема, спеллинг, каллиграфия. В данном тексте широко используется общелитературное или нейтральная лексика, которая использована в качестве вспомогательного средства, воздействующего на чувства читателей.
В разряде лингвистических реалий представлены:
1. Фамилии ученых и писателей: Noam Chomsky, Ferdinand de Saussure, B.Malinowski, J.R. Firth, Lewis Carroll, H.G.Wells, M.Breal, C.K.Ogden, I.A.Richards.
2. Национальности: Swiss, French, American, Greek, English.
3. Научное общество: The American Philological Association
4. Название газеты : The Guardian
Отсутствие в данном тексте аббревиатур нельзя считать исключением из правил, но нужно лишь принять за особенность данной науки.
Для придания текста правдоподобности, реалистичности автор использовал даты, сообщающие годы появления некоторых терминов, издания научных работ, посвященных теории вопроса и другие, например: The phrase "semantick philosophy" was introduced in 1894; in 1900 appeared Breal's book; The book "The meaning of meaning" was published in 1923.
Проанализировав данный текст можно сказать, что он обладает основными признаками текста, как терминологичностью, сложным синтаксисом, а также такими немаловажными экстралингвистическими признаками, как логической строгостью, объективностью, последовательностью и точностью изложения. Для данного текста характерна преобладание страдательного залога и инфинитивных, причастных и герундиальных оборотов.
Итак, после проведения сравнительного анализа двух научных текстов, целесообразно суммировать все отличительные и идентичные признаки этих текстов.
Во-первых, эти статьи являются текстами, согласно определению текста и обладают всеми ведущими признаками текста, а именно: завершенностью, литературной обработанностью, согласно типу данного документа, имеют заголовки, объединены разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеют определенную направленность и прагматическую установку, это произведения речетворческого процесса.
Во-вторых, имеют основные лингвистические параметры: тему, фокус, связь. В-третьих, это "правильные" тексты. В-четвертых, обладают ведущими категориями текста: информативностью, членимостью, внутритекстовыми связями, континуумом, автосемантией отрезков текста, ретроспекцией и проспекцией, интеграцией и завершенностью.
Что касается модальности, то бесстрастность, логичность и аргументированность - типичные качества научных текстов не оставляют места субъективно-оценочной модальности. Поэтому в данных текстах модальность можно определить как нулевую. Правда, сомнения в правильности своих постулатов - неотъемлемое качество подлинно научного подхода к объекту наблюдения и исследования - тоже может рассматриваться как одно из проявлений модальности, но вербально оно не выражается.
В-пятых, с лексической стороны явления - обнаруживается широкое использование основной информативной единицы научного текста - термина. Также, в обоих текстах встречаются интернационализмы, синонимы, многозначные слова, хотя аббревиатуры находят применения в тексте "Emerging economies", что является характерной чертой экономики.
Основной отличительной чертой этих двух текстов является жанр.
Текст "Emerging economies" написан в строгом, высокоинформативном жанре газетной статьи.
Текст "Semantics and meaning" изложен в жанре, близком эпистолярному, с его повествованием от 1-го лица, авторскими отступлениями, выражающими сомнения или размышления по поводу собственной позиции.
В заключении следует отметить, что эти два текста схожи по признаку, связанному с самой природой научного изложения, цель которого - воздействие на ум читателя.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Таким образом, суммируя все вышеизложенное, можно сказать что язык научного текста значительно отличается от языка других стилей речи. Основная причина в том, что цель научного изложения - воздействие на ум, а не на чувства читателя, и сообщение информации в объективном описании.
Словарь научной литературы делится условно на три пласта: общелитературную, общенаучную и специальную (терминологическую) лексику.
Самый обширный слой лексики - общелитературный и межстилевой. Основная специфическая черта языка научной литературы, с лексической точки зрения, широкое использование терминов. Термин в наиболее общем смысле - это слово в особой функции. Это слово особого языка, служащее для профессионального, научного общения, и связанное с понятием, принадлежащим к определенной области науки или техники. Термин в научном тексте характеризуется многозначностью, кроме того, в научной прозе довольно часто явление терминологической омонимии.
Анализ единиц научных текстов показал, что в их основе лежат общенаучные и специальные термины. Большую группу составляют термины английского происхождения ( простые, сложные термины, терминологические сочетания).
Научный текст допускает использование некоторых элементов разговорной речи в качестве вспомогательного средства. Этот материал отбирается, трансформируется и организуется в соответствии с жанровыми особенностями и функциональными задачами.
ЛИТЕРАТУРА:
1. Асмус В. Чтение как труд и творчество / Вопросы литературы, 1961№2
2. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов . М., Русский язык 1969
3. Баталова Т.М. Соотношение предикативных и релятивных отрезков текста. Автореф.канд.дис. М., 1977
4. Бахтин М. Вопросы литературы и эстетики. М., Наука 1975
5. Будагов Р.А.Введение в науку о языке. М., Просвещение 1958
6. Вольф Е.М. Грамматика и семантика местоимений . М., Русский язык 1974
7. Гак В.Г.О. О семантической организации текста - в кн. : Лингвистика текста. М., Высшая школа 1974, ч.1
8. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М., Наука 1981
9. Гаспаров В.М. О месте лингвистики текста в общеязыковой модели - в кн.: Лингвистика текста М., Высшая школа 1974, ч.1
10.Даниленко В.П. Лексико-семантические и грамматические особенности слов - терминов / Исследование русской терминологии. М., Издательство МГУ 1971
11.Деборин Ю.Я. Заметки о происхождении и эволюций научных понятий и терминов \ Вопросы языкознания 1957 № 4
12.Зильберман Л.И. Лингвистика текста и обучение чтению английской научной литературы. М., Наука 1988
13.Звягинцев В.А. Предложение и его отношение к языку и речи. М., Русский язык 1976
14.Климовицкий Я.А. Некоторые вопросы развития и методологии терминологических работ в СССР. М., Наука 1958
15.Мауэр Л.В. Терминологическая подсистема архитектуры и способы ее пополнения. Дис.канд.филол.наук . Калинин , 1986
16.Особенности языка научной литературы. М., Наука 1965
17.Пумпянский Л.А. О принципе языковой многозначности / Вопросы языкознания 1983 № 1
18.Сапаров М.А. Об организации пространственно-временного континуума художественного произведения. - В кн.: Ритм, пространство и время в литературе и искусстве. Л., ЛГУ 1974
19. Сильман Т.И. Синтаксические связи между предложениями и их значения для структуры отдельного предложения и отдельного абзаца/ НДВШ. Серия филологические науки. 1965 № 2
20.Судовцев В.А. Научно-техническая информация и перевод. М., Высшая школа 1989
21.Теория и практика английской научной речи М., Издательство МГУ 1987
22.Уфимцева А.А. Слово в лексико-семантической системе языка . М., Издательство АН СССР 1968
23. Чупилина Е.В. Взаимообусловленность структуры и семантических признаков в терминологической лексике современного английского языка\ Системное описание лексики германских языков . Науч. тр. ЛГУ. Л., 1978 Вып 2
24.Христоматия по английской филологиии/ Сост.Александрова О.В. М., Высшая школа 1991
25.Щур Г.С., Мальченко А.А. К вопросу о соотношении типов и средств текстуальной связи / Лингвистика текста. М., Высшая школа 1974 ч.2
26.Enkvist N.E. Text Cohesion and the Coherence. Cohesion and semantics. Publications of the Research Institute of the Abo Akademi Foundation, 1979
27.Graustein G. An approach to the analysis of English texts | Linguistische Studien.Berlin. 1979 ¹ 55
28.Parret H.Discuisseng Language/The Hague - Paris, 1974
29.Statt D. The Concice Dictionory of Management. London: Routledge 1991
30.Tarnikova J. English modals a textually dependent category \ Linguistiche studien. Berlin 1979 ¹55
31. Todorov T. The Place of Stile in the Structure of the Text - in: Literary Style: A Symposium. L. - N.Y., 1971
32. Weinrich H. Sprache in Texten . Stutgart, 1979 2
Документ
Категория
Литература, Лингвистика
Просмотров
1 915
Размер файла
602 Кб
Теги
Диплом и связанное с ним
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа