close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Раннегреческая тирания

код для вставкиСкачать
Aвтор: Slivkov Vitaly 1999г., Сургутский Государственный Университет, преп. Калиева С.С.
План:
I. Вступление (3)
II. Общие черты раннегреческой тирании (5)
1. Причины и способы установления тирании (5)
2. Внутренняя и внешняя политика тиранов (7)
3. Связь тиранов с Дельфийским и Олимпийским оракулами (9)
4. Низвержение тирании (11)
III. Тирания в Сикионе (14)
1. Внутренняя политика (14)
2. Внешняя политика (14)
IV. Тирания в Коринфе (16)
1. Правление Кипсела (16)
2. Правление Периандра (17)
а) Внешняя политика (17)
б) Внутренняя политика (18)
V. Тирания в Афинах (21)
1. Попытка установления тирании Килоном (21)
2. Тирания Писистрата (23)
а) Первое "пришествие" Писистрата (23)
б) Второе "пришествие" Писистрата (25)
в) Третье "пришествие" Писистрат (26)
г) Внутренняя политика (27)
д) Внешняя политика (30)
3. Тирания Писистратидов и ее свержение (32)
VI. Тирания на Самосе (35)
1. Внешняя политика (35)
2. Внутренняя политика (36)
VII. Заключение (37)
Вступление.
В политической жизни древних греков дважды обстоятельства складывались особенно благоприятно для возникновения тиранических режимов, и дважды тирания оказывалась существенным фактором исторического процесса: первый раз - в архаическую эпоху, в пору возрождения у греков их государственности, а второй - в период уже так называемого кризиса полиса. Соответственно различают и два вида тирании: раннюю или старшую, тиранию, эпоха которой определяется с середины VII в. и до 461 г. до н.э., когда пала последняя такая тирания в Регии и Мессане, и позднюю, или младшую, - с конца V в. и до утраты греками политической самостоятельности. С государственно-правовой точки зрения тиранию рассматривают как форму негативную по преимуществу, как своего рода анархию, предполагающую отрицание традиционного порядка и закона, но не ради общей свободы, а для подчинения всех воле одного. Под тиранией обычно понимают авторитарный режим ярко выраженного насильственного типа; в ней видят политическое воплощение крайнего индивидуализма, кульминацию эгоистического, антиобщественного начала. Само слово "тиран", по происхождению негреческое (его корни ищут в малоазийских, лидийском или фригийском, или в этрусском языках), рано было усвоено греками и использовалось ими для обозначения правителя, пришедшего к власти незаконным путем, правящего в обстановке произвола и насилия и использующего сою власть в собственных, эгоистических целях. Оно начинает свою историю примерно в одно время с началом исторического существования тирании. Заимствованное из чужого языка, слово "тирания" стало с этих пор использоваться для обозначения новых, нетрадиционных режимов личной власти. Хотя на практике понятие "тирания" часто употреблялось безразлично наряду со старым понятием "царская власть", все же, в отличие от этого последнего, новое слово с самого начала обладало особенным оттенком. Тиранами называли чаще всего властителей насильственного типа, пришедших к власти и удерживавших ее незаконным, насильственным образом. В соответствии с этим реальным значением слово "тиран" с самого начала должно было обладать известным негативным смыслом. Понятно, что на первых порах оно должно было употребляться в таком именном смысле по преимуществу аристократами - исконными врагами тирании. Однако по мере того как тирания становилась тягостной и для остального общества, такое словоупотребление стало общепринятым. В политической литературе классического времени стало развиваться представление о тирании как о наихудшей форме власти, вследствие чего слово "тиран" окончательно приобрело тот одиозный смысл, который мы теперь в него вкладываем. В этой работе будет рассмотрен период старшей тирании. В исторической науке тиранию, данного периода, разделяют на олигархическую - тираны назначались персами из числа олигархов (характерна для греческих полисов Малой Азии и островных территорий) и на тиранию установленную в результате борьбы народа против аристократии. Мной будет рассмотрен только второй вид тирании. Задачей данной работы является проследить зарождение, расцвет и упадок тиранических режимов. Будут охарактеризованы общие черты присущие для всех тиранических государств античной Греции и более подробно рассмотрены тирании Клисфена в Сикионе, Кипсела и Периандра в Коринфе, Писистрата и Писистратидов в Афинах и Поликрата на Самосе. Источники интересующего нас периода не многочисленны. Наиболее емкая и обширная информация о старшей тирании содержится в "Истории" Геродота, "Политики", "Афинской политии" Аристотеля и "Истории" Фукидида. Общие черты раннегреческой тирании.
Причины и способы установления тирании.
Рассматривая какое-либо явление, всегда изучаются причины приведшие к нему. Причиной возникновения старшей тирании является борьба демоса с родовой аристократией.
Вступивший в классовую борьбу демос не представлял собой единого целого. Из массы народа - мелких и средних землевладельцев, ремесленников и других прослоек - выделялась торгово-ремесленная верхушка - своего рода денежная аристократия. Интересы денежной аристократии и широких слоев демоса были различны. Однако в борьбе со старой родовой аристократией, пользовавшейся рядом привилегий и фактической монополией власти, в борьбе за расширение своих прав и права реального участия в управлении общины, разнородные слои демоса часто выступали единым фронтом. Особенно активно эта борьба развернулась в VII-VI в до н.э. Она охватила весь эллинский мир и носила революционный характер. Эти выступления происходили в малоазийских городах - Милете, Эфесе, Самосе, в городах метрополии - Мегарах, Коринфе, Сикионе, Афинах и в Великой Греции - Таренте, Кротоне, Сиракузах и так далее. В результате этой борьбы создавались города-государства. Во многих городах переходной ступенью от господства родовой аристократии к власти демократии явилась тирания.
Тирания проявляется преимущественно в государствах с сильно развитым торгово-ремесленным классом как, например, в Коринфе, Сикионе, Эпидавре, Мегарах, Афинах, также в Сицилии (в Сиракузах, Лентинах, Геле, Акроганте и др.); в государствах чисто земледельческого типа, как Беотия или Лакония, мы ничего не слышим о тирании.
В условиях смуты отдельным честолюбцам нередко удавалось насильственным образом, вопреки воле правящего сословия и при поддержке демоса, захватить власть в общинах и установить свое единоличное правление, именно они и назывались тиранами. Чаще всего они принадлежали к господствующему сословию, но были чем-либо обижены и, желая отомстить за обиду, становились во главе оппозиции (таковы были, например, Писистрат Афинский, Лигдамид Наксосский), или же, принадлежа к числу знатных людей, не имели одинаковых с ними прав (Кипсел, уничтоживший в Коринфе аристократическое правление Бакхиадов, приходился им родственником по матери); но иногда предводитель отыскивался и среди неимущего класса (Орфагор Сикионский был поваром). Тираны основывали и укрепляли свою власть при помощи тех самых полномочий и средств, которыми народ вооружал их для борьбы с олигархией: с помощью вооруженных приверженцев или преданных телохранителей, которыми народ позволял им окружать себя для защиты от олигархов, они овладевали городскими крепостями и государственными сокровищами и таким образом становились неограниченными повелителями народа. Вообще о способах захвата власти тиранами авторы рассказывают о приблизительно сходных чертах. Кипсел был сначала полемархом и в этой должности показал себя другом народа; например, он выпускал на поруки содержавшихся под арестом должников, а если не являлись поручители, то сам ручался и отказывался от следовавшей в его пользу доле штрафа. Этим он расположил к себе народ и с его помощью захватил власть. Писистрат Афинский также явился защитником прав беднейшей партии народа, и эти воспользовался для приобретения власти. По рассказу Аристотеля, он однажды сам изранил себя и, явившись на площадь, объявил, что рану нанесли ему политические враги его и народа1. Народ поверил хитрой уловки и дал ему позволение окружить себя 50 телохранителями, с помощью которых Писистрат и захватил Акрополь. Внутренняя и внешняя политика тиранов.
Правление тиранов первого периода характеризуется некоторыми общими чертами, которые сами собой вытекали из их положения в государствах. Власть, происшедшая из народного предводительства, не могла, по крайней мере на первых порах, действовать против желаний и обычаев народа, но не была ничем стеснена по отношению к своим политическим противникам - олигархам. Этим объясняется тот факт, что гнет тирании, направлялся, прежде всего, на богатые и благородные роды. Про Периандра Коринфского рассказывают, что на вопрос милетского тирана Фрасибула, что нужно делать для упрочнения своей власти, он вместо ответа стал "<...> лишь, вырывать те колосья, которые слишком выдавались своей высотой, сравнял засеянное поле <...>"1, давая этим понять, что для укрепления тирании необходимо подавление аристократии. Кипсел Коринфский по словам Геродота, лишил имущества и жизни многих коринфян, конечно, преимущественно из знатных. Клисфен Сикионский, унижая дорическую аристократию, дал оскорбительные названия трем дорическим филам, уничтожил культ дорического героя Адраста и запретил состязания рапсодов, воспевших доблести предков знатных родов2. Подати, которые нужны были тиранам для содержания отрядов телохранителей, возведение построек, поддержание блеска и пышности, также главной своей тяжестью падали на людей более зажиточных. Аристократы, будучи не в силах бороться против тирании, обычно избавлялись от ее гнета добровольным удалением в изгнание. Но тираны со своей стороны принимали более или менее суровые меры для предупреждения опасностей, которые могли угрожать им со стороны народа. Писистрат Афинский установил закон, чтобы люди, не имевшие определенных занятий в городе, удалялись из него и занимались земледелием. Периандр Коринфский действовал в этом направлении еще энергичнее: он запретил всякого рода общественные собрания, общие столы, совместное воспитание юношества, принял меры против скопления богатств в одних руках, установил максимальное количество рабов, которое можно было иметь одному господину, преследовал роскошь и расточительность. Одинаковая потребность внешними средствами упрочить свою власть тесно соединяла тиранов вместе, посредствам браков, взаимных союзов и связей гостеприимства. Иногда они даже вступали в тесную дружбу с иноземными царями (Поликрат Самосский с Амасисом Египетским) и склонны были к введению у себя восточных придворных обычаев. Они любили блеск и пышность, покровительствовали наукам и искусствам, приобретали художественные произведения, заботились о процветании торговли и промышленности, предпринимали морские экспедиции, основывали колонии, чтобы содействовать расширению торговых сношений, воздвигли громадные постройки, чем достигали важной для себя двойной цели: зажиточных людей ослабляли посредством налогов и вымогательств, а голодную и досужую народную массу занимали и кормили посредством работы, привлекали к себе и отвлекали ее внимание от государственных дел, вообще благоприятствовали развитию наук и искусств, и потому неслучайным представляется тот факт, что период тиранов в Элладе был и периодом пробуждения в ней философии и пластических искусств. Ученые, поэты и художники были украшением придворного штата тиранов и пользовались их покровительством и даже дружбой. Тираны старались также посредством даров и разных других средств заручиться благорасположением влиятельных святилищ особенно Дельфийского и Олимпийского, и приобрести от них предсказания, утверждающие их власть. Связь тиранов с Дельфийским и Олимпийским оракулами.
Весьма закономерно, что новая государственная власть в своем стремлении укрепиться обращалась к поиску действительных или мнимых санкций в области религии и мифологии. Поэтому не вызывает вопросов и тот факт, что изображение древних авторов история нескольких тиранических династий более или менее регулярно вписывается в дельфийскую перспективу - роль Дельф в политической жизни древней Греции общеизвестна.
Проблемы аутентичности имеющихся в нашем распоряжении оракулов требует особого изучения в каждом случае. Но даже если все эти оракулы неаутентичны (т. е. не были произнесены Пифией в их теперешней форме), в своей массе они относятся ко времени тиранов или отделены от них несколькими десятилетиями. Тогда еще, несомненно помнили, какова была позиция дельфийского божества или какова она могла быть. Значит, на основании этих источников можно реконструировать реальные исторические события. Они свидетельствуют о том, что до середины шестого века Дельфы в принципе благоволили тиранам. Но это предположение приходит в противоречие с традиционным образом Дельф. Античные авторы приписывают оракулу пропаганду духа законности и гражданской этики, воплотившегося в образе семи мудрецов, а кроме того, указывает на его тесные связи с антитиранической Спартой. Чтобы объяснить эти противоречия, Г. Берве предлагает такое объяснение. Во-первых, тираны VII-VI вв. являлись зачастую основателями новых справедливых установлений, и в этом смысле они были близки дельфийской идеологии. Во-вторых, дельфийское жречество было заинтересовано в богатых покровителях - именно таким образом тираны попадали в дельфийский канон мудреца. Наконец, по мере усиления Спарты, начиная с середины VI в., Дельфы обретают нового могущественного покровителя в лице этого государства. Тирания в это время становится реакционной силой. В пользу изменения дельфийской ориентации должна свидетельствовать история афинской тирании Писистратидов, которая была уничтожена спартанцами и Алкмеонидами при поддержке Дельфийского жречества.
Наряду с Дельфийским святилищем большое значение придавалось и Олимпийским играм. Давайте более подробно остановимся на этом. Победитель в беге на колесницах в Олимпии был потенциальным претендентом на власть в родном городе, возможным тираном. И, наоборот, тираны, уже захватившие власть, стремились одержать верх на состязаниях в Олимпии или на Пифийских празднествах и нередко, располагая огромными средствами, оказывались победителями. Геродот рассказывает, что еще аргосский тиран Фейдон, которому он дал такую нелепую характеристику (Фейдон, по его словам, "наглостью превосходил всех эллинов"), был заинтересован в руководстве Олимпийскими состязаниями. Действовал этот тиран весьма активно: он выгнал элейских устроителей состязаний и присвоил себе право судить состязающихся1.
Связь между тиранами и олимпиониками легко может быть установлена, если проследить список олимпеоников конца VII-VI в. до н.э. Уже Мирон Сикионский, дед Клисфена, одержал в конце VII в. до н.э. победу в состязаниях на колесницах. Его внук Клисфен, породнившийся с Алкмеонидами (он отдал свою дочь замуж за Мегакла, Сына Алкмеона), по-видимому, придавал большое значение участию в общегреческих состязаниях. Он оказался победителем в 576 г. до н.э. или в 572 г. до н.э.
К концу VII в. или началу VI в. относится единоборство (из-за обладания Сигеем) Питтака, тирана Мителены, и афинянина Фринона, победителя в понкратии. Помимо Клисфена Сикионского, и другие тираны принимали участие в состязаниях - Писистрат, сицилийские тираны Гиерон, Гелон, Ферон, тиран Акраганта.
Олимпионик - частное лицо - возбуждал опасения тирана настолько серьезные, что иногда для устранения победителя - и, очевидно, соперника - прибегали даже к убийству. Подобный случай можно встретить в истории Афин VI в. Вместе с этим, для удержания власти в своих руках, тираны выдвигали на место культов и праздников знати, народные культы и учреждали праздники, которые бы удовлетворяли религиозному чувству народа и страсти его к зрелищам. Для этой цели был особенно пригоден культ Диониса, отличавшийся демократическим характером и соединенный с разного рода увеселениями.
Низвержение тирании.
Однако господство основанных тиранами династий нигде не было продолжительно, кроме Сикиона, где Орфагориды господствовали около ста лет, и Коринфе, где владычество Кипселидов продолжалось 73 года (655-582 гг. до н.э.). Аристотель (Пол. Пять, 8,9) говорит, что "тиран стремится к трем целям: во-первых, вселить малодушие в своих подданных, так как человек малодушный не станет составлять против него заговоры; во-вторых, поселить взаимное недоверие - тирания может пасть только тогда, когда некоторые граждане будут доверять друг другу, поэтому тираны - враги порядочных людей, как опасных для их власти, и не только потому, что они не выносят деспотической власти, но и потому, что они пользуются доверием как в своей среде, так и среди других и не станут заниматься доносами ни на своих, ни на чужих; в-третьих, лишить людей политической энергии: никто не решится на невозможное, значит, и на низвержение тирании, раз у него нет на то силы". Естественным следствием таких целей являлось строгое наблюдение за подданными, которые даже при господстве лучших тиранов не могли не поселять в подданных неудовольствия. Приемники же первых тиранов, воспитанные в роскоши, привыкли смотреть на власть, как на законное наследие отцов и, не понимая жизни народа и не сочувствуя ему, все более и более от него отделялись и своими злоупотреблениями возбуждали его недовольство, которое нередко старались подавлять строгими преследованиями, не разбирая правых и виновных, чем, конечно, только раздували ненависть к себе. Народ видел, что из-под гнета аристократии и олигархии он попал под гнет тирании, что положение его несколько не улучшилось, и потом легко восставал, против тиранов и свергал их, причем соединяясь иногда на время с непримиримыми врагами тирании - олигархами. Но чаще всего тирания свергалась в результате интервенции.
Эфор Хилон и полководец Анаксандрид совершили ряд походов и изгнали Кипселидов из Коринфа и Амбракии, Лигдамида - из Наксоса, Гиппия - из Афин, потомка Клисфена, Эсхина, - из Сикиона, Симмаха - из Фасоса, Алкида - из Фокеи, Аристогена - из Милета. Они пытались изгнать и Поликрата из Самоса, но безуспешно; здесь их дело довершили персы, не желавшие терпеть рядом с собой сильное греческое государство. Само слово "тиран", произносившееся с уважением при первых тиранах, сделалось потом ненавистным для греков, как и сам вид власти, которую оно означает. Аристотель и другие авторы с презрением отзываются о тирании, говорят, что "<...> тирания - самый вредный для подданных государственный строй <...>"1. Лица, которые убивали или свергали тиранов, удостаивались величайших почестей, как спасители государства: Гермодию и Аристогитону, убийцам Гиппарха, в Афинах были поставлены статуи, что было там величайшей редкостью в то время (даже в последствии, когда афиняне стали щедрой рукой расточать награды и часто воздвигали статуи заслуженным людям, было в силе запрещение ставить их рядом со статуями Гермодия и Аристогитона). По низвержении тирании иногда восстанавливается олигархия, хотя в более умеренной форме, но чаще водворялось демократическое царство. Таким образом, тирания имеет тесное соотношение со всем ходом развития греческой государственной жизни, чем и объясняется общность и приблизительная одновременность этого явления в греческой истории, в которой VII и VI вв. до н.э. могут быть названы периодом тиранов.
Тирания была переходной властью, обеспечившей, наилучшим образом свержение аристократии и расширение социальной базы греческого полиса, так как она шла под знаменем восстановления исконной "демократической" царской власти и сумела объединить под своей властью и мелкое крестьянство, и наиболее передовые городские элементы. Однако, как только власть аристократии была сокрушена, городские элементы стали ощущать тиранию как пережиток, мешающий развитию рабовладения, свободного торгового оборота и демократических учреждений. Тирания в Сикионе.
Внутренняя политика.
Наиболее ранняя и самая продолжительная тирания была в Сикионе, установление тирании датируется 670 г. до н.э., а ее низвержение - 570 г. до н.э., таким образом она продлилась сто лет.
Об этой тирании очень мало сведений. Наиболее блестящим представителем династии Орфагоридов был Клисфен. Его деятельность шла в значительной мере на пользу городскому классу. Он решительно боролся с аристократией. Здесь, как и во всех дорийских странах, население делилось на три дорийских филы: Гилеев, Диманов и Памфилов. Но в эти филы здесь была включена только аристократия, вся остальная часть населения, считавшаяся потомками ионийцев, в эти филы не входила. Клисфен образует из этого остального населения четвертую филу и дает ей название "Архелаев" т.е. "владык народа", тогда как три аристократические филы он издевательски переименовывает в "свинятников", "поросятников" и "ослятников". Он запретил состязания рапсодов, прославлявших Аргос и аргивян и отменил культ Адраста, которого почитали аргивяне, как первого сикионского царя. Жертвы, приносимые Адрасту и празднования в честь этого героя, он "передал" другому герою - Меланнипу, ярому врагу (в мифах) Адраста. Трагические хоры в честь Адраста были переданы Дионису. Запрещает он культ общегреческого героя Геракла, заменяя его культом другого Геракла - критского бога. Внешняя политика.
Во внешней политике роль Клисфена была весьма значительной. Он сблизился со знатным афинским родом Алкмеонидов и пытался вместе с этим родом приобрести влияние в Дельфийском святилище. Когда по постановлению пилейской амфиктионии Дельфы объявили войну соседнему городу Крисе, взыскивавшему пошлину с паломников, на помощь Дельфам и на защиту интересов международной торговли явились афинян Алкмеон и Клисфен со своими войсками и флотом. Криса была разрушена. Несколько позже Клисфен выдал свою дочь Агаристу за сына Алкмеона, Мегакла. Вот пожалуй и все сведения которыми я обладаю о тирании в Сикионе. Тирания в Коринфе.
Правление Кипсела.
Вторая, по длительности нахождения тиранов у власти, является тирания в Коринфе, там власть тиранов сохранялась более 70 лет (около 657 - 580 гг. до н.э.). Приход к власти первого тирана Кипсела, родоначальника новой династии Кипселидов, был связан с низвержением знатного рода Бакхиадов. Период тирании в Коринфе характеризуется борьбой с родовой аристократией, усилением торгово-ремесленного класса, активным градостроительством и возвышением его на международной арене. В этот период Коринф достиг наивысшего пика своего развития в экономической и политической жизни.
Кипсел пришел к власти довольно традиционным способом - заручившись поддержкой демоса. Он был сначала полемархом и в этой должности показал себя другом народа; например, он выпускал на поруки содержавшихся под арестом должников, а если не являлись поручители, то сам ручался и отказывался от следовавшей в его пользу доле штрафа. Этим он расположил к себе народ и с помощью его захватил власть в 657 г до н.э. Став тираном, он в первую очередь начал борьбу с родовой аристократией. Им были изгнаны знатные роды аристократов, в том числе и род Бакхиадов, захвативших в свои руки всю власть в государстве; конфискация их имущества дала в руки властителей большой земельный фонд: имущество это было, как можно заключить из источников, использовано для наделения землей беднейшего населения - крестьян, освобожденных от зависимости. Суды знати были заменены судами по территориальным округам, был издан закон против праздности.
Нам известно, что уже около 650 г. до н.э. Коринф принял евбейскую монетную систему, господствующую на Эгейском море, несмотря на то, что во всех прочих государствах Пелопоннеса и в Афинах в это время была в ходе аргосско-эгинская монетная система, введенная аргосским царем Фидоном. Так как аргосская монета (статер) была в 4/3 раза тяжелее евбейской, то коринфяне разбивали евбейский статер не на две драхмы, как в Аргосе и в Эгине, а на три; четыре коринфские драхмы равны эгинскому статеру. В Коринфе, таким образом, могли свободно обращаться монеты обеих систем. Не вполне ясно, какие цели преследовал закон о запрещении иметь много рабов; некоторые объясняют это как закон против роскоши; другие предполагают, что закон имел в виду предоставление возможности работы городской и сельской бедноте путем уменьшения рабов.
При Кипселе началась активная колонизационная деятельность Коринфа на западном побережье Греции (в районе Амбракийского залива); в качестве правителей колоний Кипсел ставил своих сыновей. Эта новая политика сразу же вызвала осложнение с населением Керкиры, которое, отстаивая свою политическую независимость, вступило в борьбу с Коринфом.
Таким образом, можно сказать, что Кипсел подготовил почву для своего сына Периандра, правившего с 627 г. до н.э. до 585 г до н.э., и основной задачей которого было усилить международное значение Коринфа. Именно при нем Коринф достиг наибольшего развития в экономической и политической экспансии.
Правление Периандра.
Внешняя политика.
Борьба Керкиры кончилась ее подчинением Коринфу. На отношениях зависимости была основана колония Потидея на полуострове Халкидике, куда еще в V в. до н.э. коринфяне посылали гармоста - должностное лицо, отстаивающее интересы своего города. Колонизационная экспансия Коринфа преследовала две цели: добиться преобладания Коринфа в торговле с западными районами путем создания военных постов на морском пути из Греции в Южную Италию и Сицилию; обеспечить постоянные сношения с Иллирией, откуда в Коринф поступало серебро, необходимое прежде всего для чеканки монет. Из Потидеи в Коринф, кроме хлеба, поставлялся строительный лес, необходимый для мореплавания и торговли. Кроме того, Периандр поддерживает хорошие отношения с Афинами и роднится с одним из знатнейших афинских родов - с Филаидами. В центрах греческого международного объединения - в Дельфах и Олимпии - Коринф играет большую роль и приносит в эти храмы богатые приношения.
О том, какое большое международное значение имела династия Кипселидов и какой популярностью они пользовались у современников, говорит ряд факторов: Периандр, наряду с его современниками - Солоном Афинским, Питтаком Митиленским, Хилоном Спартанским, Биантом из Приены и др., считается одним из семи мудрецов, которые, согласно легенде, якобы собирались вместе и вели беседы по вопросам нравственности; когда разгорелась война между афинянами и Митиленой за Сигей в Троянской области, обе стороны выбирают третейским судьей Периандра. Кроме того, он находился также в близких отношениях с милетским тираном Фрасибулом1. Внутренняя политика.
Большое международное значение имела и строительная деятельность Периандра, привлекавшая а Коринф большое количество иностранцев. Он группировал вокруг своего двора выдающихся поэтов и музыкантов (например, при его дворе жил поэт Арион из Мефимны на Лесбосе).
Коринф времени тирании был уже большим городом: окружность его территории составляла 10 км.
В результате проведенных раскопок в Коринфе был обнаружен, примерно в 1 км. к югу от города, гончарный район (керамик), расположенный у ручья, рядом с залежами хорошей глины. В раскопках преобладают фрагменты посуды конца 8 в. и особенно 7в. до н.э. (так называемая протокоринфская и коринфская керамика). Археологи обнаружили гончарные мастерские, печи и гончарные круги.
О торговых связях Коринфа свидетельствуют находки коринфской керамики в Южной Италии, Этрурии и Сицилии, а в VI в. до н.э. и в Испании, а также в Халкидике, на островах Эгейского моря и Причерноморье. В небольшом святилище богини Геры, расположенном у одной из двух гаваней Коринфа на северо-западном побережье, найдено много предметов, указывающих на торговые связи Коринфа также с Египтом, Сирией и Кипром.
В период тирании Коринф становится не только крупным керамическим центром, но и центром металлообработки (панцири, шлемы, мечи, бронзовые рельефы для украшения храмов, металлическая посуда и др.), кораблестроения и текстильного ремесла. Коринфу приписывается изобретение триеры, быстроходного военного корабля, вместимость которого достигала 50 - 60 тонн. В VII в. до н.э., по приданию, в Коринфе был изобретен якорь.
В узком месте коринфского перешейка (всего 6 км.) была проложена деревянная дорога для перевоза товаров из восточной гавани в западную и наоборот.
Одновременно проводились работы по благоустройству города. Чтобы предотвратить скопление в городе разорившихся землевладельцев, им было запрещено селиться в городской черте. Кроме того, аристократия группировалась в особых родовых организациях, считая себя потомками чистокровных дворян, а народные массы - потомками эолийцев. Периандру приписывалось уничтожение общественных трапез, т.е. по-видимому, совместного общественного питания представителей родовой знати. Согласно преданию, уничтожена была и древняя система общественного воспитания юношей, преследовавшая лишь военные цели.
При Периандре Коринф начинает чеканку собственной монеты; за право провоза товаров через гавани Коринфа и за перевал товаров из одной гавани в другую впервые начинает взиматься пошлина.
Многие предпринимаемые реформы Кипселидов приводили к усилению торгово-ремесленного класса. Этот слой стал ощущать тиранию как пережиток, мешающий развитию рабовладения, свободного торгового оборота и демократических учреждений. И чтобы Коринф мог стать крупнейшим торговым центром необходимо было прежде всего уничтожить тиранию. Что и произошло, после свержение власти преемника Периандра Псамметиха, власть захватили крупные купцы и землевладельцы, и была установлена власть торговой олигархии. Доступ к власти определялся имущественным цензом.
Тирания в Афинах.
Попытка установления тирании Килоном.
Первая попытка установить тиранию в Афинах принадлежала Килону. Наиболее полно эта попытка описывается в "Истории" Фукидида. Он рассказывает о Килоне в связи с требованием лакедемонян изгнать из Афинского государства лиц, виновных в кощунстве по отношению к богине Афине. Вот как он это описывает: "<...> В течение этого времени пелопоннесцы отправляли к афинянам посольства с жалобами, чтобы, в случае отказа в чем-либо, иметь возможно более основательный предлог к войне. Так, прежде всего лакедемоняне потребовали от афинян через своих послов изгнания виновных в кощунстве против богини. Кощунство состояло в следующем: был афинян Килон, победитель на Олимпийских состязаниях, человек древнего знатного рода и влиятельный; он женился на дочери мегарянина Феагена, в то время бывшего тираном в Мегарах. Когда Килон вопрошал Дельфийского оракула, тот дал ему прорицания захватить афинский акрополь во время величайшего праздника Зевса. Килон получил от Феагена войско, подговорил своих друзей и, когда наступили Олимпии, празднуемые в Пелопоннесе, захватил акрополь с целью сделаться тираном; празднество это он считал величайшим Зевсовым праздником и имеющим ближайшее отношение к нему. Как к победителю на Олимпийских состязаниях. Имел ли в виду оракул наибольший праздник в Аттике или в каком-нибудь ином месте, Килон в то время об этом не рассуждал, да и оракул не открывал этого. Дело в том, что и у афинян за городом бывают Диасии, называемые величайшим праздником Зевса Милостивого, причем от имени всего народа приносятся не крупные жертвенные животные, но местные жертвы. Килон, пологая, что он правильно понял изречение оракула, приступил к делу. Узнавши об этом, афиняне всем народом устремились с полей против Килона и его соумышленников и, расположившись у акрополя, начали осаждать его. Осада тянулась, и большинство афинян, утомленных ею, ушли, предоставивши девяти архонтам сторожить Килона и давши им неограниченные полномочия на все прочее по собственному их усмотрению. В то время большая часть административных функций принадлежала архонтам, между тем соумышленники Килона терпели во время осады крайнюю нужду от недостатка хлеба и воды. Поэтому Килон и брат его тайком бежали, остальные (из них многие уже умерли от голода), будучи в стесненном положении, сели у алтаря на акрополе, в качестве молящих о защите. Когда афиняне, на которых возложена была охрана, увидели, что осужденные умирают в священном месте, они предложили им удалиться, причем обещали не причинять им никакого зла. Но когда они вывели их от туда, то всех перебили; кроме того, они лишили жизни еще несколько человек, усевшихся на пути подле алтаря Почтенных богинь. Отсюда и сами убийцы и потомство их получили названия нечестивцев и величайших преступников перед богинею. Этих нечестивцев изгнали тогда и афиняне, а в последствии потомков их изгнал и лакедемонянин Клеомен при помощи восставших афинян; живущие были изгнаны, а кости умерших вырыты из земли и выброшены. Однако оставшиеся в живых изгнанники в последствии возвратились, и род их до сих пор существует в государстве <...>"1. Таким образом, первая попытка установления тирании в Афинах оказалась неудачной. Относится она к 640 г. до н.э. Но ровно через восемьдесят лет в Афинах была свергнута родовая аристократия и установлена тирания, во главе которой стоял Писистрат, правивший с 560 до 527 г. до н.э. (с перерывами) .
Тирания Писистрата.
Первое "пришествие" Писистрата.
Писистрат происходил из древнего знатного афинского рода. Он был богатым человеком, владевшим золотыми рудниками во Фракии. Возвышения Писистрата началось с войны за остров Саламин, где он показал себя блестящим полководцем.
Остров Саламин, принадлежавший Мегарам, был огромным препятствием для развития афинской торговли в Эгейском море - он закрывал выход из афинской гавани. На короткое время афинянам удалось завладеть им, но после Килоновой смуты и связанного с этим ослабления Афин он был снова потерян. После возвращения Солона из странствования в Афины началась активная агитация за новый поход на Саламин. Эта экспедиция была организована торговой партией паралиев, к которой принадлежал Солон. Во главе отряда был поставлен Писистрат, который в это время был еще в дружеских отношениях Солоном. Ему удалось кроме захвата Саламин овладеть и гаванью Мегары Нисею, что ставило Мегары в экономическую зависимость от Афин.
Подобное положение привело к затянувшемуся противостоянию между Мегарами и Афинами. После долгой борьбы обе стороны решили обратиться к посредничеству наиболее влиятельного тогда греческого государства - Спарты. Спартанский суд присудил Саламин Афинам, а Нисея должна была быть возвращена мегарцам.
Походу на Саламин предшествовало принятие закона, по которому, в случае завоевания, земля на острове будет передана во владения эти добровольцев. Издание этого законы было предпринято для поднятия духа у отправлявшихся туда пятисот воинов. До нас дошло постановление о саламинских клерухах, в котором запрещается поселенцам сдавать землю в аренду: "Постановил народ: разрешить саламинским клерухам жить в Саламине постоянно. Разве что они окажутся не в состоянии исполнять повинности гражданские и военные; в других же случаях им не (разрешается) сдавать свою землю в аренду. Если клерух будет жить там, а землю сдаст в аренду, то пусть заплатит в казну и арендатор, и сдающий в аренду (столько-то драхм) штрафа. Пусть взыскивает архонт; а если не взыщет, подвергнется ответственности"1. Его целью было воспрепятствовать новому разорению крестьян и скоплению их земли под видом аренды в руках богачей одновременно это обеспечивало военную мощь клерухов. Для Писистрата подобное положение дел было выгодно, так как он являлся лидером самой беднейшей партии Афин - диакрийцев: "<...> Этих партий было три: одна - паралийцев с Мегаклом, сыном Алкмеона, во главе, которые, по-видимому, преимущественно добивались среднего образа правления; другая - педиаков, которые стремились к олигархии, - ими предводительствовал Ликург; третья - диакрийцев, во главе которой стоял Писистрат, казавшийся величайшим приверженцем демократии. К этим последним примкнули, с одной стороны, те, которые лишились денег, отданных взаймы, - ввиду стесненного положения; с другой - люди не чистого происхождения - вследствие страха. Это видно из того, что после низвержения тиранов афиняне произвели пересмотр гражданских списков, так как многие пользовались гражданскими правами противозаконно. Все эти партии имели прозвания по тем местам, где они обрабатывали землю <...>"2. Успех Писистрата, несомненно, усилил позиции диакриев. На это не могла спокойно смотреть аристократическая партия и для устранения политического противника было организовано покушение на Писистрата. Но по мнению Аристотеля, Писистрат сам нанес себе раны : "<...> Он (Писистрат) сам нанес себе раны и под предлогом, будто это было делом его политических противников, убедил народ дать ему телохранителей <...>"1. Но независимо от тог, был ли это хорошо спланированный обман или действительно на Писистрата было совершено покушение, народ был глубоко возмущен, и партия диакриев решила перейти энергичной политике. Представитель этой партии, Аристион, выступил в народном собрании с предложением дать охрану Писистрату. Против этого предложения выступил Солон, сказав: "<...> что одних он (Писистрат) превосходит умом, а других мужеством; умом превосходит тех, кто не знает, что Писистрат стремится к тирании; мужеством тех, которые знают это, да молчат <...>"2. Но к словам его не прислушались и предложение Аристиона было принято.
Для охраны Писистрата был выделен отряд вооруженный дубинами, характерным крестьянским оружием; такие же "дубиноносцы" поддерживали тиранию и в Сикионе. С помощью этих "дубиноносцев" Писистрат захватил в 560 г. до н.э. акрополь и "<...> управлял общественными делами скорее в духе гражданского равноправия, чем тирании <...>"3.
Второе "пришествие" Писистрата.
Однако, Писистрат продержался у власти недолго. Паралии, во главе с Алкмеонидами, и педиэи, включавшие в себя весь цвет афинской аристократии, всех "потомков богов", всех "владетельных князей" в отдельных демах, соединившись вместе, оказались такой силой, которой не мог противостоять Писистрат. Ему пришлось бежать из Афин в 555 г. до н.э. Его имущество конфисковано и куплено с торгов одним из наиболее знатных Каллием, близким к кругам Солона и Алкмеонидов. Но, союз паралиев и педеев просуществовал недолго. Вскоре после изгнания Писистрата между обеими группировками разгорелась борьба. Теснимый эвпатридами вождь паралиев Алкмеонид Мегакл вступил в союз с Писистраром: "<...> На двенадцатый же год после этого (изгнания Писистрата), наоборот, сам Мегакл, поставленный в безвыходное положение своими противниками, завел переговоры с Писистратом и, условившись, что тот возьмет замуж его дочь, устроил его возвращение на старинный лад и слишком простым способом <...>"1. После этого было организовано триумфальное вступление Писистрата в Афины: "<...> В Пеанийском деме была одна женщина, по имени Фия, ростом в четыре локтя, без трех пальцев и весьма красивой наружности. Нарядив эту женщину в полное военное вооружение, они велели ей встать на колесницу и, показав ей, как она должна держаться, чтобы производить впечатление как можно более прекрасной, поехали в город, а вперед предварительно послали герольдов. Последние, придя в город, говорили как им было приказано, речи приблизительно такого рода: "Афиняне, примите с добрым чувством Писистрата: его сама Афина почтила больше всех людей и вот теперь возвращает в свой Акрополь". Это повторяли они, проходя через разные места. Тотчас же по селам распространилась молва, будто Афина возвращает Писистрата; да и в городе население готово было верить, что эта женщина есть сама богиня; поэтому молились на нее и принимали Писистрата <...>"2.
Третье "пришествие" Писистрата. Вскоре между диакриями и паралиями произошел новый разрыв. Результатом его было еще одно и на этот раз более длительное изгнание Писистрата из Афин. Изгнанный тиран со своими "дубиноносцами" отправился во Фракию. Здесь ему удалось завладеть Пангейскими рудниками. Он начеканил здесь серебряные деньги и навербовал наемников; в то же время им велись дипломатические переговоры с различными государствами, относившимися враждебно к аристократическому правительству в Афинах. К нему примкнула партия всадников, господствовавшая тогда в Эретрии, на Эвбее, одна из партий в Аргосе и в Фивах, влиятельный наксосец Лигдамид, часть фессалийцев. В Эретрие Писистрат вместе со своими сыновьями план нападения; туда же прибыли и их союзники.
Опираясь на помощь этих групп Писистрат двинулся в Аттику. Он разбил ополчение противников у храма Афины при Паллене, и это должно было казаться особой милостью богини Афины, которую он считал своей небесной покровительницей.
Внутренняя политика.
Достигнув власти, Писистрат приступил к массовому изгнанию противников: по словам Геродота, "<...> одни пали в сражении, другие бежали из отечества вместе с Алкмеонидами <...>"1. Все это были владельцы крупных земельных участков, составлявших значительную часть территории Аттики. По афинским законам, земли изгнанных конфисковывались; мы можем предположить, что эти земли были разделены между беднейшими крестьянами на тех же основаниях, что и территория Саламина, т.е. с запрещением продавать, закладывать и сдавать в аренду. Но не все аристократические роды покинули Атику, часть их осталась подчиняясь и угождая Писистрату. Это была преимущественно знать старого земледельческого типа - прежде всего род Филаидов, а не торговая знать. Это вполне понятно. Писитрату было на много труднее нанести чувствительный удар торговой партии, все богатство которой находились на море, чем разорить и обессилить земельную аристократию. Так как изгнанные из Афин, Алкмеониды имели достаточно зависимых людей, торговых компаньонов и контрагентов, друзей и богатств, чтобы спокойно жить, вызывая зависть окружающих и хладнокровно и настойчиво подготовить свое возвращение в Афины. Наиболее действенным способом борьбы с ними было открытие новых, более выгодных рынков. Писистрату удалось захватить ключ к хлебу - Сигей на Геллеспонте. Оставшейся в Афинах земельной аристократии приходилось мириться с создавшимся положением, так как их положение за границей оказалось бы очень тяжелом - у них не было ни торговых навыков, ни торговых связей. Перед ними было два выхода: или остаться в Аттике под властью Писистрата, или пытаться искать удачу на новых рынках - во Фракии или Геллеспонте. Но эти новые рынки были уже в руках Писистрата и сюда нельзя было проникнуть, не будучи в тесных отношениях с тираном. Таким образом, экономические интересы властно предписывали этой группе полную лояльность по отношению к Писитрату. Социальную основу власти Писистрата составляли диакрии, при поддержки которых он пришел к власти. Именно их интересы в первую очередь он и стремился удовлетворить. Был значительно расширен крестьянский земельный фонд: наделив крестьян участками (клерами) из конфискованных земель аристократии в самой Аттике, а также на Саламине, на Лемносе, а, вероятно, и в других владениях Афин, причем он принял специальные меры, чтобы эти земли не сосредоточивались снова в руках богачей. Кроме того, Писистрат вел государственный кредит для нуждающихся землевладельцев, установил льготы в отношении налогов и принял ряд мер, улучшавших положение крестьянства: "<...> бедных он даже снабжал вперед деньгами на сельские работы, чтобы они могли кормиться, занимаясь земледелием <...>"1. Далее, для устранения одной из причин быстрого разорения крестьянства, суды состоящие из аристократов, Писистрат переносит суды (разбиравшие, вероятно, чаще всего земельные споры, возникавшие на почве переделов последних лет) в деревню и, конечно, назначает разъездных судей из верных членов крестьянской партии. Писистрат стремится развить в крестьянах чувство самоуважения и сделать их "солью" античной земли. Он лично объезжает крестьянские хозяйства; подобно Периандру, он превращает в важнейший государственный праздник крестьянский праздник Диониса и официально предписывает крестьянам носить их старинный национальный костюм - "катонаку", которую они под влиянием новой городской моды, по видимому, начали уже стыдиться. И он, подобно Периандру, пытался остановить стихийный процесс переселения разоренных крестьян в город наложением наказания на крестьян, слоняющихся по городу в поисках заработка.
Таким образом, мы можем сделать вывод, что экономическая политика Писистрата имела целью защитить беднейшее крестьянство. Наделив крестьян землей, приняв меры против ее скупки богатыми людьми, снабдив крестьянина оборотными средствами и инвентарем, освобождая от налогов беднейших крестьян, покровительствуя разведению олив и, наконец, препятствуя уходу крестьян со своих участков в город, он стремился лишь к одному - к созданию жизнеспособного мелкого крестьянства. Меньше всего было сделано Писистратом в области политического устройства Афин. Он, как вождь мелкого крестьянства, обратил свое внимание прежде всего на вопросы экономики. Что касается политического строя этого времени, то нам известно только, что он сохранил без изменения законы и учреждения Солона, принимая, меры лишь к тому, чтобы все ответственные места занимали его родственники и сторонники. А также известно, что государственная централизация при Писистрате проявляется гораздо резче, чем при Солоне. Об этом свидетельствует два факта: 1) введение общегосударственного подоходного налога (десятины) и 2) содержание постоянного наемного войска. Внешняя политика.
Во внешней политике Писистрат явился предшественником Фемистокла и деятелей Афинского морского союза. Его внимание было устремлено прежде всего на Делос, религиозный центр всех ионян. Он стремился подчеркнуть, что Афины ионийская столица. По его распоряжению были перенесены все трупы захороненные в районе храма на Делосе, так как присутствие трупов оскверняло священную территорию. Далее, он высадился с войском на Наксос и овладел городом и посадил здесь тираном своего ставленника - наксосца Лигдамида. Таким образом, Наксос оказался под влиянием Афин. Благодоря Лигдамиду власть на Самосе удалось захватить Поликрату; очевидно, и с ним Писистрат поддерживал дружественные отношения.
Во всей внешней политике Писистрата прослеживалась линия обеспечивающая свободный путь к хлебу, идущему из северного Причерноморья. Атический крестьянин быстро переходил от хлебных культур к более выгодным культурам оливы и винограда; поэтому он стал нуждаться в ввозном. Нуждался Писистрат и в новых колониях, куда можно было бы сбывать излишек населения. Таким образом, уже в интересах крестьянства необходимо держать в своих руках путь в Черное море, но конечно, еще важнее это было для городских торговцев и ремесленников, которым эта торговля сулила большие выгоды; население северного Причерноморья особенно охотно покупало художественную аттическую посуду, металлические изделия и т.д. Писистрату, как уже ранее говорилось, удалось захватить Сигей, который был потерян в начале шестого века в тяжелые годы кровавой классовой борьбы. Писистрат сажает туда тирана своего сына Гегесистрата. Афинский тиран так же подчинил влиянию Херсонес, отправив туда Мильтиада дав ему корабль и отряд афинян. Высадившись на Херсонесе, Мильтиад стал чеканить собственную монету и держать себя как настоящий царек по отношению к местному фракийскому населению, сохраняя, однако, зависимость от Афин. Перешеек на Херсонесе он отгородил высокой стеной и таким образом обезопасил его от нападения с севера. С другой сторны, ему удалось наладить дружеские отношения с Лидийским царем Крезом. Таким образом, афиняне утвердились на обоих берегах Геллеспонта.
Чтобы обеспечить безопасность пути до Геллеспонта Мильтиад захватывает остров Леменос и он превращается в афинскую колонию.
Об оживленном товарообмене Аттики в это время, свидетельствует огромное количество аттических ваз эпохи Писистрата, а также монет и металлических предметов, найденных в северном Причерноморье, особенно в Ольвии. Эти товары шли далеко в верх по Днепру, откуда, вероятно, в обмен на них получали янтарь. Но этим не ограничивались торговые связи Писистрата: художественную посуду эпохи Писистрата находят в Египте и в Этрурии (Италия).
Культурная деятельность Писистрата в определенном смысле была частью его международной политики, так как имела целью привлечь к Афинам внимание иностранцев. При нем были построены ряд прекрасных храмов и статуй, например, храм Афины (Гекатомпедон), Деметры в Элевсине, заложен храм Зевса Олимпийского; сооружен водопровод. Писистрат приглашал в Афины рапсодов (исполнителей Гомера) и заставлял их по порядку декламировать "Илиаду" и "Одиссею", а писцам записать эти поэмы. Далее, Писистрат и его сын Гиппарх приглашали в Афины самых выдающихся поэтов своего времени: Анакреонта из Теоса, Ласа из Гермионы, Симонида из Кеоса. Писистрат настолько укрепил свою власть, что в 527 г. до н.э., после его смерти, власть без всяких потрясений перешла к его сыновьям Гиппию и Гиппарху, продолжавшим править в том же духе, что и их отец. Тирания Писистратидов и ее свержение.
Фактическим руководителем государства был Гиппей, "<...> как старший и как человек от природы одаренный способностями государственного деятеля и серьезный <...>"1. "<...> Между тем Гиппарх был человек легкомысленный, влюбчивый и поклонник муз: он-то и приглашал к себе разных поэтов вроде Анакреонта, Симонида и других <...>"2.
О Писистратидах нам известно только, что они заботились о внешнем благоустройстве Аттики: запрещали строить дома в Афинах так, чтобы выступающие части их занимали часть улицы - виновных ы этом штрафовали; на дорогах ставили столбы с изображением бога Гермеса, на которых обозначалось, куда ведет дорога, и помещалось моральное изречение.
Однако постепенно внутриполитическое международное положение Афин стало ухудшаться. В 514 г. до н.э. в среде афинских аристократов возник заговор, целью которого было низвержение тирании. Двое заговорщиков - Гармодий и Аристогитон - предприняли попытку убить Гиппея и Гиппарха во время Панафинейского празднества. Покушение это удалось лишь отчасти: убит был Гиппарх. Гармодий погиб на месте покушения от рук копьеносцев, Аристогитона схватили подвергли пыткам и казнили. Память о Гармодии и Аристогитоне как борцах против тирании потом долго чтилась афинскими демократами. "<...> После этого тирания стала гораздо более суровой, так как Гиппий, мстя за брата, многих перебил и изгнал и вследствие этого стал всем внушать недоверие и озлобление. А на четвертый приблизительно год после смерти Гиппарха положение его в городе стало настолько ненадежным, что он начал укреплять Мунихий, намереваясь туда переселиться <...>"1. Положение Гиппия осложняется также внешнеполитическими затруднениями. В 519 г. до н.э. Афины присоединили к своим владениям пограничный беотийский город Платеи. Это привело к разрыву с фиванцами. В это время происходить ослабление Аргоса, старого союзника Писистрата и усиливается враждебная тирании аристократическая Спарта. В довершении всего Афины теряют контроль на проливами, которые переходят в руки персидской державы Ахеменидов. В связи с этим против Гиппия начинают активно выступать не только афинская аристократия, но и паралии. Возникает союз земледельческой и торговой знати. Алкмеониды призвали на помощь спартанцев, которые послали свои войска, чтобы свергнуть тиранию. Однако первая попытка спартанской интервенции окончилась неудачей. Только в 510 г. до н.э. афинские эмигранты при активной поддержке Спарты сумели нанести поражения Гиппию и запереть его в Афинском акрополе. В конце концов, Гиппий вынужден был капитулировать и удалиться из Афин в Сигей, находившейся в это время под власть персов. Во главе движения против тирании стоял Клисфен, из рода Алкмеонидов, который выдвинул программу широких реформ государственного строя Афин в демократическом духе. Который после свержения тирании и встал во главе Афинского государства. Таким образом, мы проследили историю младшей тирании в Афинах, начиная с неудачной попытке Килона и заканчивая свержением потомков Писистрата: Гиппия и Гиппарха. Попытка Килона бала предшественницей установившейся на пятьдесят лет тирании Писистрата и Писистратидов. В эпоху Писистрата Афины достигли огромного расцвета. Были предприняты попытки к созданию жизнеспособного мелкого крестьянства. Наблюдался прирост городского населения. Быстро росло число ремесленных мастерских, в которых наряду с рабами трудились свободные рабочие и безземельные крестьяне. Много людей было занято в парту, торговом и военном флотах. Кроме того, для увеличения жизненного пространства и получения новых внешних рынков предпринимались многочисленные военные походы. Но к концу правления Писистрата внешнеполитическая обстановка и положение внутри Афин существенно изменились. Афинами были утеряны важные для торговли проливы и ряд островов, происходит ослабление союзников Афин и наоборот усиливается враждебная тирании Спарта. Внутри государства, как и во вех тиранических государствах, передовой городской класс мог мириться с тиранией только до тех пор, пока она уничтожала его главного противника - аристократию, когда эта задача была выполнена, к власти открыто стал стремиться торгово-ремесленный класс. Итогом сочетание этих внутренних и внешних факторов явилось свержение тирании и установление демократического строя. Таким образом мы видим, что тирания явилась переходным периодом между свержением родовой аристократии и установлением демократии.
Тирания на Самосе.
Внешняя политика.
Последняя тирания, которую я рассмотрю в этой работе, будет тирания на Самосе.
К концу VI в. до н.э. Самос достиг блестящего рассвета; это можно заключить по дошедшим до нас остаткам керамики, живописи и скульптуры. При раскопках самосскую керамику находят в различных частях Греции (исключая лишь район Черного моря и Халкидики, куда самосцев не пускали милетяне и коринфяне) - на Родосе, Кипре, в Египте, Сицилии, Италии и Карфагене. Это служит свидетельством широких торговых связей и сильного флота. Захвативший власть в 537 г. до н.э. Поликрат при содействии афинского тирана Писистрата и наксосского тирана Лигдамида, еще более усилил этот флот, в самосский флот входили не только большие пятидесяти весельные корабли, но и значительное число самых быстроходных кораблей - триер, пользуясь тем, что малоазиатские города были ослаблены после покорения Малой Азии Персией. Господствующий на море флот Поликрата наносил сокрушительные поражения милетянам и лесбосцам. Враги Поликрата обвиняли его в пиратстве, но, скорее всего, что пиратские нападения были направлены против государств, не пожелавших заключить с ним договор. Поликрат был в хороших отношениях с египетским фараоном Амасисом и киренским царем Аркесилаем II. Характерно стремление Поликрата установить власть над Кикладами в Эгейском море в целях захвата основных торговых путей, связывающих Египет и Грецию с Малой Азией и Черным морем. Граждане были разоружены, акрополь был укреплен, мелким земледельцам и ремесленникам были предоставлены средства для жизни. Около 523 г. до н.э. Поликрат учредил при храме Аполлона на о. Делосе общегреческие праздники в честь этого бога. Вскоре после этого Поликрат потерпел поражение от персов и погиб мучительной смертью.
Внутренняя политика.
В правлении Поликрата город Самос был одним из самых красивых, многолюдных и богатых городов Эллады. На базаре в Самосе можно было найти товары со всех концов греческого мира. Несмотря на наличие очень большого количества рабов, Поликрат организует общественные работы для свободного населения: он строит прекрасную гавань и длинный мол перед ней.
Ко двору Поликрата стекались знаменитые ученые (например, врач Демокед из Кротона) и поэты (Анакреонт из Теоса и Ивик из Регия). Архитектор Евпалин из Мегары строит первый в мировой истории туннель в 350 метров длиной, сохранившийся до нашего времени (этот туннель служил для водопровода). Храм Геры, построенный архитектором Реком, с замечательными картинами художника Мандрокла, считался одним из чудес света. Дворец Поликрата также отличался неслыханной красотой. В то же время Поликрат боролся с аристократической партией. Аристократический философ Пифагор был изгнан из Самоса. Таким образом главными заслугами Поликрата было политическое объединении острова, ликвидация старых родовых фил и замена их территориальными округами, был создан большой военный флот, построены крепостные стены вокруг города Самоса, сооружена удобная гавань и проведен водопровод в город.
Заключение.
Подводя итог всему выше сказанному о старшей тирании нужно отметить наиболее главное, а именно то, что тирания явилась своеобразным катализатором в экономическом, социальном и конечно же в политическом развитии Древнегреческих государств. Тирания явилась переходной ступенью между олигархическим и демократическим режимами. В большинстве государств прошедших через тиранию установилась демократия .
Тирания была идеальным строем позволившим ослабить родовую аристократию и усилить влияние городского класса. Как единоличная власть, она дала возможность сосредоточить в одних руках все рычаги управления и на время избавить государство от внутренних потрясений. Подобная монополизация власти могла привести к ее полной узурпации, стремлению тиранов только к личному обогащению, а все их действия могли быть основаны только на произволе и насилии. Но большинство тиранов данного периода наравне с узурпацией власти в своих руках и стремлению к личному обогащению, стремились и к развитию государства, как в экономическом, так и социальном отношениях. Правители содействовали уравнению прав различных сословий, развитию искусств и наук, укреплению своих государств на международной арене.
Но и как у любой власти, у тирании были враги, призывавшие к ее свержению. Эти враги были как внутри государства, так и за его пределами. Внутри это был торгово-ремесленный класс, для которого тирания стала тормозящей силой в его дальнейшем экономическом развитии. За пределами государства активно пропагандировала антитиранические настроения, изгнанная, родовая знать. Совокупность внутренних и внешних факторов привела в конечном итоге к свержению тиранических режимов во всех греческих государствах. Но примерно через тысячу лет Греция вновь вступила в полосу тирании, но уже более жестокую, чем данная. Список литературы.
1. Аристотель. Политика. Афинская полития. - М.: Мысль, 1997.
2. Геродот. История. - М.: Просвещение, 1981.
3. Фукидид. История. Т. 1, 2 / Пер. Ф. Мищенко. - София, СПб.: Пролог, 1974.
4. Лурье С. Я. История Греции. Ч. 1. С древнейших времен до оброзования Афинского морского союза. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1940.
5. Сергеев В. С. История Древний Греции / Под ред. акад. В. С. Струве и прф. Д. П. Каллистова - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Изд-во Восточной литературы, 1963.
6. Древние цивилизации. Греция. Эллинизм. Причерноморье: Избранные статьи из журнала "Вестник древней истории". - М.: Научно изд. центр "Ладомир", 1997.
7. История Древней Греции. Под. ред. В. И. Авдиева, А. Г. Бокщанина и Н. Н. Пикуса. Учебник. - М., "Высшая школа", 1973.
8. Макаров И. А. Тирания и Дельфы в рамках политической истории Греции второй половины VII-VI в. до н.э. // Вестн. древ. истории. - 1995 - № 4. - с. 117 - 131.
------------------------------------------|
Author: Slivkov Vitaly |
Tape-man: Slivkov Vitaly |
Copyright: Slivkov Vitaly&IM RECORDS 1999.|
All rights reserved. |
------------------------------------------|
Документ
Категория
История
Просмотров
832
Размер файла
58 Кб
Теги
рефераты
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа