close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Переход от первобытности к цивилизации

код для вставкиСкачать
Aвтор: Соколова В. А., Евстифеева А. В., Пермякова Ю.А. 2003г., Волгоград, Волгоградский строительный техникум, преп. Ревина В.А., "5"
Введение.
Примерно в IV тыс. до н. э. начался переход человечества от первобытного общества к цивилизации. Этот процесс шел чрезвычайно долго и, разумеется, неравномерно. В некоторых труднодоступных местностях Африки и Латинской Америки, на островах Океании и сегодня еще живут племена, сохраняющие первобытный уклад жизни. Чем же вызвана такая неравномерность развития? Прежде всего она диктовалась различными природно-климатическими условиями, в которых формировались те или иные цивилизации. Самые древние из них появились в зонах с тропическим, субтропическим и отчасти умеренным климатом, где среднегодовая температура, как правило, не опускается ниже +20 °С. Древние цивилизации обычно зарождались в долинах больших рек (Нила, Тигра и Евфрата, Ин-да, Янцзы и др.), где чрезвычайно плодородная почва способствовала быстрому развитию земледелия. Реки также являлись путями сообщения, они способствовали укреплению торговли и постепенному расширению зоны цивилизации. Но теплый климат создавал и определенные трудности. Низовья рек обычно были заболочены, а чуть поодаль зной нередко превращал земли в пустыню. Требовался труд многих поколений, чтобы осушить болота, провести каналы в засушливых районах, научиться противостоять наводнениям. Постепенный переход к ирригационному земледелию, при котором недостаток влаги в почве компенсируется за счет искусственного орошения, настолько резко повысил урожайность, что многие ученые называют этот процесс аграрной революцией. В III тыс. до н. э. в Египте, в долине Нила, и в Месопотамии, в междуречье Тигра и Евфрата, сформировались основы египетской и вавилонской цивилизаций. Ближе к концу тысячелетия в долине реки Инд зародилась индийская цивилизация, а уже во II тыс. до н. э. - и китайская (в долине реки Хуанхэ). Примерно тогда же в Западной Азии возникают хеттская, финикийская и древнееврейская цивилизации. А на юге Балканского полуострова на рубеже III-II тыс. до н. э. появляется крито-микенская цивилизация - основа будущей древнегреческой. В I тыс. до н. э. семья древних (первичных) цивилизаций пополняется: на территории нынешнего Ирана возникает могущественная персидская цивилизация, в Италии - римская, а в Закавказье формируется цивилизация Урарту. В центральной части Америки зарождаются цивилизации майя, ацтеков и инков, но их подлинное развитие начинается, по-видимому, только в самом конце I тыс. до н. э. Постепенно ремесло отделяется от сельского хозяйства, начинается расслоение общества (по правовому и материальному положению), возникают государственные структуры - вначале примитивные, а затем все более сложные и прочные. Появляется и письменность, позволяющая фиксировать законы, основы религиозных и прочих учений и передавать их потомкам. Так в развитии цивилизаций возникли традиция и преемственность - накопление и усовершенствование опыта от поколения к поколению. Появляются первые города - центры ремесел и торговли, возводятся монументальные храмы, пирамиды и памятники. Английский историк А. Тойнби (1889-1975) считал, что первые цивилизации формировались по принципу вызова и ответа: естественная среда как бы бросала вызов людям, а те в ответ создавали искусственную среду, позволявшую противостоять силам природы и даже использовать их для своих нужд. Например, у представителей финикийской, греческой и римской цивилизаций не было необходимости в искусственном орошении: близость к морю и без того делала почву достаточно влажной. Но то же море, огибавшее названные страны с трех сторон, лишало их соседей, бросая этим новый вызов. И люди приняли его, создав в ответ навигацию, которая позволила их цивилизации шагнуть за моря, к другим землям.
Древняя Индия: история развития
Обширная территория Индийского субконтинента делится на несколько зон по климатическим условиям, рельефу местности и характеру почв. Различна была и значимость отдельных регионов в исторических судьбах древней Индии.
Полупустынные ныне области северо-запада в глубокой древности, возможно, были покрыты лесами. Почвы аллювиальных долин Инда и его притоков отличались особым плодородием. Здесь и возникли первые поселения земледельцев, а в III тысячелетии до н. э. - древнейшая в Южной Азии городская цивилизация. С севера и северо-востока Индия отделена от остальной части Азии хребтами Гималайских гор, поэтому именно северо-запад был той областью, через которую проникали переселенцы и завоеватели, шли торговые караваны, распространялись иноземные культурные влияния. Во II тысячелетии до н. э. здесь пролегал путь индоевропейских племен ариев, в I тысячелетии до н. э. отдельные районы подчинялись то персидским царям, то македонским наместникам, то греческим или скифским (сакским) правителям. Наконец, в начале христианской эры вся эта территория вошла в состав Кушанской державы.
Центральная часть Индо-Гангской равнины уже в древности считалась священной "землей ариев" (Арьяварта). Между бассейнами великих рек и в верховьях Ганга складывалась в первой половине I тысячелетия до н. э. древнеиндийская цивилизация. С различными районами этой обширной равнины связаны эпические предания, сохранившиеся в знаменитой поэме "Махабхарата".
Северо-восток - средняя и нижняя часть бассейна Ганга - район повышенной влажности и буйной тропической растительности. В сезон дождей в долине Ганга нередки наводнения, дельта в древности была заболочена. Первоначальное население занималось преимущественно рыболовством, охотой, примитивным земледелием; лишь к середине I тысячелетия до н. э. в упорной борьбе с джунглями началось широкое хозяйственное освоение этого района. Во второй половине того же тысячелетия здесь располагались важнейшие политические и культурные центры древней Индии.
Невысокие горы Виндхья отделяют Индо-Гангскую равнину от полуострова Декан (древнеинд. Дакшина - "юг"). Декан представляет собой плоскогорье, сложный рельеф которого способствовал изоляции отдельных районов. Переход к цивилизации на юге произошел позднее, чем на севере. В труднодоступных горных и лесных областях до нового времени население продолжало жить в условиях племенного строя. Однако к концу эпохи древности на территории Декана сложились крупные государства, которые по уровню социального и политического развития не уступали странам, расположенным в долине Ганга.
Центральную часть острова Шри-Ланка (Цейлон) составляет лесистое нагорье, отделяющее северную равнину от южной низменности, покрытой густыми лесами. Соперничество между этими двумя основными областями характеризует политическую историю страны. Географическое положение острова обусловливало тесные связи с южноиндийским побережьем, а с развитием мореплавания в начале христианской эры - также с Юго-Восточной Азией, Аравией и Египтом.
Основное население современной Южной Азии принадлежит к европеоидной расе, однако народности южной части полуострова Индостан и Шри-Ланки по некоторым расовым признакам (темный цвет кожи и волос и др.) близки к австралоидам. Встречаются и немногочисленные чисто австралоидные племена. Ряд племен северо-востока относится к южномонголоидной расе.
На севере ныне преобладают индоевропейские языки (хинди, бенгальский и др.), на юге - дравидийские (например, тамильский), ряд языков Декана и Северо-Восточной Индии находится в родстве с языками Юго-Восточной Азии, Тибета и Китая (языки тибето-бирманские и мунда). Большая часть антропологически однородного населения Шри-Ланки говорит на индоевропейском (сингальском) языке, меньшая - на дравидийском (тамильском).
Древняя этническая история Южной Азии может быть реконструирована лишь в самых общих чертах. Известно, что носители индоевропейских языков (арии) проникли в Индию во II тысячелетии до н. э. Возможно, в древности дравидоязычные племена занимали более обширные территории в центральной и северо-западной части Индостана, а племена тибето-бирманские и мунда - на северо-востоке. Сингалы переселились на Шри-Ланку с материка в середине I тысячелетия до н.э., появление на острове тамильского населения объясняется также неоднократными миграциями из Южной Индии (преимущественно в начале христианской эры).
В Южной Азии, как и повсюду на древнем Востоке, с древнейших времен шел интенсивный процесс смешения народов и рас, и расовые различия не совпадают с лингвистическими.
Древнюю историю Южной Азии можно условно разделить на следующие периоды:
- древнейшая цивилизация (Индская) датируется примерно XXII - XVIII вв. до н. э. (возникновение первых городов, образование ранних государств);
- ко второй половине II тысячелетия до н. э. относится появление индоевропейских племен, так называемых "ариев". Период с конца II тысячелетия до середины I тысячелетия до н. э. именуется "ведийским" - по созданной в это время священной литературе вед. Можно выделить два его основных этапа: ранний (XIII - Х вв. до н.э.) характеризуется расселением племен ариев в Северной Индии, поздний - социальной и политической дифференциацией, приведшей к образованию первых государств (IX - VI вв. до н.э.), главным образом в долине Ганга.
- "буддийский период" (V - III вв. до н.э.) - время возникновения и распространения буддийской религии. Памятники, связанные с буддизмом, являются наиболее важными историческими источниками. С точки зрения социально-экономической и политической истории данный период отмечен началом урбанизации и появлением крупных государств - вплоть до создания общеиндийской державы Маурьев.
- II в. до н. э. - V в. н. э. можно рассматривать как "классическую эпоху" древнеиндийской цивилизации, время становления наиболее характерных особенностей социальной организации и культуры Южной Азии.
Южная Азия - одна из тех областей древнего мира, для которых особенно характерна преемственность развития. В древности и в средние века здесь не было резкой смены населения, устойчивостью отличались как социальные отношения (кастовый строй), так и культурные традиции. Многие произведения на литературных языках древней Индии (санскрите, пали) до сих пор почитаются как священные книги индуизма или буддизма. Их веками и даже тысячелетиями заботливо сохраняли, переписывали и комментировали.
Последствия этого двояки. В отличие от большинства стран Ближнего Востока, памятники классической древнеиндийской литературы не были найдены археологами и не требовали для своего прочтения дешифровки забытой письменности и реконструкции мертвого языка. Фонд письменных источников, находящихся в распоряжении индолога, поистине необозрим, поскольку значительная часть древних текстов сохранилась. Изучение санскрита основывается на трудах самих древнеиндийских грамматиков, главным образом грамматики Панини IV в. до н.э.
Но, с другой стороны, современный ученый испытывает значительные сложности при исследовании этого обширного материала, уже отобранного многими поколениями в качестве священного наследия. Литература представлена главным образом религиозными гимнами ("Ригведа" и другие веды) и ритуальными комментариями, эпическими поэмами ("Махабхарата" и "Paмаяна"), сборниками назиданий и притч. Для изучения общественных отношений в качестве основных источников приходится использовать специальные трактаты о религиозно-моральном долге (так называемые "Законы Ману"), о политическом искусстве ("Артхашастра") или о любви ("Камасутра"). Содержащиеся в них рассуждения нередко имеют отвлеченный, схоластический или тенденциозный характер. К тому же практически все эти произведения многослойны, время и место их составления не может быть определено с достаточной точностью. Колоссальная по объему комментаторская литература средневековья зачастую не столько помогает современному исследователю, сколько тяготеет над его сознанием, препятствуя непредвзятой интерпретации древнего текста.
Исторические события упоминаются в литературе довольно редко, и обычно в полулегендарных повествованиях. Хроники составлялись лишь в буддийских монастырях на Цейлоне в первые века христианской эры, и посвящены они были преимущественно распространению учения Будды и взаимоотношениям между монастырями. Не дошло до нашего времени ни государственных, ни частных архивов с политической или хозяйственной документацией. Документы, как правило, записывали на таком непрочном материале, как пальмовые листья, кусочки ткани или бересты, - в жарком и влажном тропическом климате они не могли сохраниться. Вместе с документами пропали, видимо, и многие литературные произведения, не вошедшие в число тех, которые в средние века особо почитали и хранили, постоянно переписывая.
Если не учитывать плохо еще читаемые короткие надписи на печатях Индской цивилизации (III - II тысячелетия до н.э.), то первые эпиграфические памятники относятся лишь к эпохе Маурьев (надписи Ашоки III в. до н.э.). Древнеиндийская эпиграфика не отличается ни богатством, ни разнообразием. Надписи на камне, высеченные по приказу правителей, в основном, повествуют об их благочестивых деяниях - дарениях жрецам и монастырям, строительстве водоемов или совершении крупных жертвоприношений. Даже о военных походах и победах в них говорится редко.
Монеты в Северной Индии появились в середине I тысячелетия до н.э., но долгое время они оставались простыми клеймеными кусочками меди или серебра. Значительную помощь в восстановлении хронологии политических событий, экономических связей и культуры нумизматика оказывает для классического периода древнеиндийской истории.
Длительное использование в качестве строительного материала дерева (а не кирпича или камня), немногочисленность погребений, вследствие распространения обычая кремации, и сравнительно позднее появление скульптуры из камня и бронзы существенно ограничивают количество археологических памятников. К тому же систематическое изучение индийских древностей началось сравнительно поздно, в основном, лишь в XX столетии. До недавнего времени главной задачей индийской археологии являлось выяснение стратиграфии (последовательности археологических слоев на городищах). Лишь очень немногие городские центры, преимущественно древнейшие, такие, как Мохенджо-Даро и Хараппа, раскапывались большими площадями.
Таким образом, несмотря на обширность литературного наследия, изучение экономической и политической истории древних народов Южной Азии основывается пока еще на довольно узкой базе источников. За немногими исключениями, достоверные данные о политических событиях скудны, а социально-экономические отношения можно характеризовать лишь в общих чертах, рассматривая крупные исторические периоды и обширные регионы. Исследователь часто вынужден обращаться к методам исторической аналогии и реконструкциям, исходящим из материала значительно более поздних эпох. Основная масса сведений относится к области религии и культуры, но и они, по указанным особенностям источников, с трудом могут быть рассмотрены в исторической перспективе. Египет.
Раннее царство
Письменность и начала знаний
В период Раннего царства египетская письменность уже сложилась. В последние десятилетия накануне периода I династии египтяне пользовались всеми основными видами знаков и всеми основными приемами их сочетания, какими пользовались впоследствии.
Греческие писатели, современники Римской империи, назвали знаки египетских надписей, вырезавшихся тогда почти только на стенах храмов, иероглифами от греческих слов "Бегов" (священный) и "алурло" (режу, высекаю). По внешнему облику иероглифы представляли собой рисунки живых существ и различных предметов. Иероглифы или прямо "изображали" слово, например изображение быка, означало слово "бык", или косвенно намекали на содержание слова, например, изображение палицы - оружия соседних племен - означало название их страны "Ливия". Для передачи многих слов прибегали к способу, напоминающему наши ребусы, т.е. звуки, обозначались иероглифами, изображавшими созвучные названия предметов. При этом в расчет принимались одни согласные. Так, изображением божества Хх египтяне писали и слово хх, значившее "миллион"; изображением округлого горшка, по-египетски не, обозначали согласные не в различных словах; изображением хлеба, по-египетски m, согласный m.. Поскольку для каждого из 24 ранне-египетских согласных имелось по особому знаку, можно было писать одними "буквами", но на буквенную, алфавитную систему письменности египтяне так и не перешли. Уже к началу I династии было разработано обычное, впоследствии смешанное, правописание, когда для передачи одного слова писали вместе и знаки, имевшие изобразительное значение, и звуковые знаки. Так, слово "Ливия" по-египетски состояло из согласных звуков Чхнв, его можно было написать, как мы уже говорили, знаком палицы и придать ему изображение песчаной полоски земли, для обозначения того, что речь идет о пустынной стране. Но можно было после первого изобразительного знака проставить еще "горшочек". Этот знак имел звуковое значение не. Так пояснялось, что слово, обозначенное палицею, содержит согласные звуки не.
Еще до I династии писцы помечали посуду с припасами чернильными надписями. Почерк этих надписей отличается иногда известной беглостью и уверенностью. При I и II династиях эта беглость почерка в иероглифических надписях, сделанных чернилами на посуде, все возрастает. Изображения (иероглифы) письменного прибора в надписях двух первых династий доказывают, что уже тогда чернилами писали при помощи длинных тростинок-кисточек.
Ранним своим развитием египетская письменность обязана, прежде всего, широкому применению ее в больших хозяйствах и в государственном делопроизводстве. Этой же причиной объясняется и относительно высокий уровень счетного дела в Раннем царстве. К началу I династии египетские счетчики орудовали громадными числами; язык и письменность уже тогда имели особые слова и знаки для обозначения 10 000,100 000,1 000 000. Система счисления в своей основе была десятеричной. Иероглифы, обозначающие единицы, десятки, сотни, тысячи и т.д., писались столько раз каждый, сколько единиц, десятков, сотен, тысяч и т.д. имелось в числе. Например: число 23 писалось двумя дужками, обозначавшими десятки, и тремя палочками.
Как и следовало ожидать, у земледельческого народа летосчисление велось по годам, подразделенным на месяцы и дни. По меньшей мере, с начала I династии ежегодно с величайшей точностью измерялся уровень нильского разлива, от которого зависело хозяйственное благополучие государства. Уровень воды в Ниле записывался под соответствующим годом. Каждый год получал свое наименование по имевшим место событиям. Имена царей, названия лет, уровень Нила заносились в летописи.
Раннее царство
Начало летописной истории Египта
Символическое изображение победы Верхнего Египта над Нижним. I династия.
Древнее предание первым царем Египта считало Мена (Мину). С него начинает I династию и позднеегипетский жрец Мане фон в своем историческом сочинении. Европейские ученые приписали Мену объединение страны в единое государство. Однако оснований для такого предположения мало.
Один очень старый памятник, сохранившийся от времени никак не позже начала I династии, прославляет победу над Нижним Египтом, одержанную царем, чье имя условно читается "Нармер". Высказывалось предположение, что имя "Мен" могло быть вторым или личным именем этого победителя (египетские цари носили несколько имен). Но такое предположение едва ли правильно. Поражение Севера, которое изображено на этом памятнике, вовсе не обязательно считать первоначальным завоеванием этой части страны. Оно могло быть и подавлением какого-либо восстания: усмиряли повстанцев-северян еще и при II династии.
Имеются и прямые основания думать, что Египет был объединен задолго до I династии. Не только Нармер владел уже обеими частями Египта, (носит обе "короны"), но и два других, еще более древних властителя были, по-видимому, уже обще египетскими царями. Так, в надписях одного из них на посуде упоминаются поочередно Верхний и Нижний Египет. По уцелевшим обломкам летописи, начертанной во времена Древнего царства, также можно заключить, что в ней перечислялся целый ряд Царей, имевших право на двойную "корону" объединенного Египта и царствовавших раньше I династии.
Но если Египет был объединен задолго до I династии, почему же предание считало именно ее первой династией, а ее основателя Мена первым царем? Этого нельзя объяснить тем, что объединение Египта до Мена не было еще окончательным и только при нем было закреплено. Окончательным это объединение не было даже при II династии, о чем свидетельствует кровавый погром в Нижнем Египте, учиненный царем этой династии Хасехемом. С другой стороны, неподчинение северной окраины страны обще египетским царям вряд ли могло побудить предание не признавать существования этих царей. Поэтому лучше всего отбросить предположение об объединении Меном всей страны. Ни одним источником это объединение Мену не приписывается. Необходимо найти более надежное объяснение "первенству" Мена и его династии.
При первых династиях летоисчисление велось следующим способом. Каждый год правления того или иного царя получал особое название по примечательным событиям, происшедшим за этот год. Названия годов заносились в особые списки - летописи. Остатки такого списка дошли до нас от Древнего царства, и по ним видно, что непрерывная цепь подобных записей начиналась с I династии.
От этого времени сохранилось значительное количество костяных и деревянных ярлыков, которые помечены названием того или иного года. И эти ярлыки тоже появляются лдппь с воцарения I династии. От династических царей ни одного такого ярлыка, как кажется, не дошло. По-видимому, летоисчисление для египтян начиналось с I династии, и летопись, т.е. в древнейшие времена перечень лет по событиям, начиналась с I династии. До этой династии список приводил только одни имена властителей и летописью такой список не был. Тем самым и основатель этой династии должен был для египтян стать первым летописным, мы бы сказали - "историческим", фараоном.
Первый царь, от времени которого мы имеем ярлыки с названиями лет, именуется на своих памятниках обыкновенно Гором-Бойцом. По всей видимости, он и был Меном. С выводом, что имя "Мен" было личным именем царя, называвшегося Гором-Бойцом, как нельзя лучше согласуются и прочие данные.
По Манефону, обе первые династии были родом из верхне-египетского города Тина. Гробницы царей I и отчасти II династии, откопанные в Тинской области подле города Абидоса, служат наглядным подтверждением правильности этого сообщения. Предание приписывало Мену основание главного города Нижнего Египта - Мемфиса, ставшего столицей всего Египта. На кладбище этого города откопаны были сотни могил людей среднего достатка, современников I династии, и большие усыпальницы тогдашней знати. Из этих усыпальниц Древнейшая относится ко времени Гора-Бойца.
Об исторических событиях времен I династии мы знаем очень мало. Если судить по имеющимся данным, положение внутри страны при I династии было относительно устойчивым. Источники намекают только на распри внутри царствующего дома, да и то в более поздние годы. Иначе обстоит дело со II династией.
Раннее царство
Земледелие и скотоводство
Деревянный серп с кремневым лезвием. Из гробницы I династии в Саккаре
Своеобразие истории древнейшего Египта состояло в том, что здесь в силу природных условий страны даже при тогдашнем уровне развития техники оказался возможным огромный рост производительности земледелия.
Могучую реку Нил, не только орошавшую землю, но и отлагавшую при ежегодных своих разливах плодоносный ил, человеку необходимо было освоить для того, чтобы она могла играть важную роль в развитии хозяйства. Без искусственных осушения и орошения долина Нила оставалась бы топкой низиной посреди зыбучих песков. Осваивать реку, т.е. копать оросительную сеть, насыпать водопреградные насыпи, содержать в исправности все эти сооружения, открывать и закрывать протоки, можно было при помощи несложных орудий - мотыги и корзины для переноски земли. На изображении, дошедшем до нас от времени одного из додинастических царей, показаны его подданные, голыми руками и мотыгой работающие на многоводном протоке. В представлении современников I династии любая область их страны была, прежде всего, орошаемой землей; само слово "область" (ном) в то время писалось знаком, изображавшим землю, поделенную оросительной сетью на четырехугольники. Пересеченный оросительными сооружениями Египет уже при I династии стал страной исключительного плодородия.
Как и в последующие времена. Верхний Египет - узкая долина реки в южной части страны - и Нижний Египет, главную часть которого составляла расширяющаяся к северу часть этой долины, так называемая Дельта, многорукавная, близкая к морю и потому переполненная влагой и заболоченная, были освоены неодинаково. Уже при I династии Верхний Египет в письменности обозначался иероглифом, изображавшим растение, произрастающее на полоске земли. Нижний Египет - страна болотных зарослей - обозначался кустом папируса. Конечно, это не значит, что Нижний Египет был сплошь заболочен. В период Раннего царства здесь были уже многолюдные поселения, процветало виноградарство и существовало хлебопашество; при I династии верхне-египетский ячмень отличали от нижне-египетского.
В гробницах современников той же династии кроме ячменя была найдена также разновидность пшеницы - эммер (двузернянка). Земледельческие орудия в период Раннего царства были, в общем, такими же, как и позже, в Древнем царстве, хотя частично в то время они были, возможно, менее совершенными. Плуг первобытного вида изображают нам письмена-рисунки времени II династии. Мотыга показана на памятнике одного из додинастических царей. Деревянные серпы со вставными лезвиями из кусочков кремния были найдены десятками в одной из гробниц середины I династии. Помол зерна, как и позднее, производился вручную: грубые зернотерки (два камня, между которыми растирали зерно) дошли до нас от времени той же династии.
Разведение льна в период Раннего царства доказано тем, что в могилах были найдены полотна и льняные веревки. При этом некоторые полотна - очень высокого качества, что говорит об искусном пользовании ткацким станком, о большом опыте в ткацком деле, а следовательно, и о развитом льноводстве.
На цветущее состояние виноградарства при I и II династиях указывают бесчисленные винные сосуды, найденные в цельном виде или в обломках. Судя по печатям на глиняных пробках сосудов, местом процветания виноградарства, как и в позднейшие времена, был Нижний Египет.
Едва ли не все виды домашнего скота, распространенные в Древнем царстве, были известны уже в период Раннего царства. Существование быка, осла, барана с развесистыми рогами, козы засвидетельствовано изобразительным искусством, письменностью, а также находками костей этих животных при раскопках. Скота было много: еще около начала I династии один из царей хвалился захватом 400 тысяч голов крупного рогатого и 1422 тысяч голов мелкого скота. Этот царь воевал против Нижнего Египта; возможно, что его добыча происходила оттуда.
Ассирия.
Община и семья
Жрец и мифические герои. По ассирийскому рельефу конца II тыс. до н.э.
В пределах территории той или иной городской общины в Ассирии имелся целый ряд сельских общин, являвшихся собственниками всего земельного фонда. Этот фонд состоял, во-первых, из обрабатываемой земли, поделённой на участки, находившиеся в пользовании отдельных семей. Эти участки, по крайней мере, теоретически, подлежали периодическим переделам. Во-вторых, имелись запасные земли, на пользование долей которых также имели право все члены общины. Земля в то время уже продавалась и покупалась. И хотя каждая сделка купли-продажи земли ещё требовала утверждения общины как собственника земли и совершалась под контролем царя, в условиях роста имущественного неравенства это уже не могло воспрепятствовать скупке земельных участков и созданию крупных хозяйств.
Мелкие земледельцы в основном, держались большими (неразделёнными) семьями ("домами"), которые, однако, постепенно распадались. В пределах таких "домов" царь, по-видимому, имел право сохранять за собой "долю", доход с которой поступал ему лично или переуступался им кому-либо из должностных лиц в качестве кормления за службу. Этот доход держателем мог быть передан и третьим лицам. Община в целом была обязана по отношению к государству повинностями и натуральными налогами.
Для среднеассирийского периода (XV-XI вв. до н.э.) характерно существование патриархальной семьи, насквозь проникнутой духом рабовладельческих отношений. Власть отца над детьми мало отличалась от власти хозяина над рабом; ещё и в староассирийский период дети и рабы одинаково причислялись к имуществу, из которого кредитор мог брать возмещение за долг. Жена приобреталась путём купли, и её положение мало отличалось от рабского. Мужу предоставлялось право не только избивать, но, в ряде случаев, и калечить её; за побег из дома мужа ее жестоко карали. Нередко жена должна была отвечать своей жизнью за преступления мужа. По смерти мужа жена переходила к его брату или отцу или даже к собственному пасынку. Лишь в том случае, если в семье мужа отсутствовали мужчины старше 10 лет, жена становилась "вдовой", имевшей известную правоспособность, которой была лишена рабыня. За свободной женщиной, правда, признавалось право на внешнее отличие от рабыни: рабыне, как и проститутке, под угрозой строжайших кар воспрещалось ношение покрывала - признака, отличавшего каждую свободную женщину. Считалось, что в сохранении чести женщины, в первую очередь, заинтересован её владелец - муж. Характерно, например, что насилие над замужней женщиной каралось много строже, чем насилие над девушкой. В последнем случае закон заботился главным образом о том, чтобы отец не лишился возможности выдать дочь замуж, хотя бы за насильника, и получить доход в виде брачного выкупа.
Возникновение сословий
Оттиск ассирийской цилиндрической печати.
Первоначально в Ассирии не существовало сословного различия между отдельными группами свободных. Гражданское полноправие выражалось в принадлежности свободных к общине. Оно было связано с обладанием земельным наделом в пределах общины и с выполнением общинных повинностей. Грань между богатым и знатным рабовладельцем и рядовым общинником - свободным производителем материальных благ - не получила ещё юридического оформления. Несомненно, однако, что знать лично своих повинностей не выполняла. Это касалось, в частности, воинской повинности. И в этом уже было серьёзное отличие в положении богатого и бедного среди свободных.
Насколько можно предположить, войско в Ассирии в этот период было организовано следующим образом: с одной стороны, низшие разряды воинов (хупшу), по-видимому, набирались из людей, зависимых от царя и получавших от дворца либо земельный надел, либо только довольствие. С другой стороны, обязанность выставлять воинов лежала и на общинах, которые от себя выделяли участок земли, держатель которого обязан был участвовать в царских походах. На деле, если "воин" был достаточно зажиточен, он мог выставить вместо себя заместителя из числа бедноты. Он давал при этом обязательство снабжать продовольствием своего заместителя с условием, однако, что семья его будет на него работать.
Аналогичное положение существовало и в отношении других "общинных повинностей". Получалось так, что среди свободных резко отделялись друг от друга люди, на которых лежали все повинности - рядовые общинники, и люди, которые этих повинностей не несли,- богачи. Поэтому сам термин "общинник" (алайау) с течением времени стал применяться не ко всякому члену общины, а только к несущему на самом деле повинности за себя и за богачей своей общины. Затем этот термин стал обозначать вообще "зависимое лицо", будь то "усыновлённый", закабалённый или же кто-либо из потомства бывшей "оживлённой" девушки, выданной замуж за какого-нибудь бедняка или раба, продолжавшей вместе со всей своей новой семьёй оставаться в зависимости от своего "оживителя" и отбывать за него повинности.
Система "заместительства на повинностях" имела для богатой верхушки ассирийского общества огромные преимущества. Эта система, предоставляя богачам практически неограниченные возможности для эксплуатации, маскировала её так, что позволяла угнетателю изображать себя даже благодетелем. Такая система могла возникнуть только тогда, когда процесс разорения свободных земледельцев зашёл достаточно далеко, а самостоятельность общины была подорвана.
Разорение и закабаление свободных мелких производителей в Ассирии создавали, таким образом, положение, аналогичное сложившемуся в Аррапхе. Без сомнения, Ассирия разделила бы судьбу Аррапхи и Митанни, если бы не удачные походы, которые позволили привлечь в страну большое количество чужеземных рабов, что привело к задержке дальнейшего процесса закабаления соплеменников. Сравнительно легкий захват значительной и многолюдной территории позволил Ассирии выставлять большее по численности войско, чем у соседей. Среди непосредственно граничивших с нею стран не было сильных военных соперников. Все это делало Ассирию одной из наиболее значительных держав того времени
Список использованной литературы:
1. История Древнего мира. Древний Восток. Египет, Шумер, Вавилон, Западная Азия" / А.Н. Бадак, И.Е. Войнич, Н.М. Волчек
2.Глобальная информационная сеть Интернет.
1
Документ
Категория
История
Просмотров
5 839
Размер файла
166 Кб
Теги
рефераты
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа