close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Институт семьи в античную эпоху

код для вставкиСкачать
Aвтор: Сенькова Ирина Примечание:от автора: рассматриваются некоторые аспекты семейного права на примерах Древней Греции (род в Греции) и Древнего Рима (институции Гая) 2006г., Брянский Государственный университет, факультет иностранных языков, кафе
 Брянский Государственный Университет
имени академика И.Г.Петровского
Выполнила Сенькова Ирина
факультет иностранных языков
I курс гр.106
г.Брянск, 2006 г.
ПЛАН
ВВЕДЕНИЕ3
I.ПРАВА, ПРИВИЛЕГИИ И ОБЯЗАННОСТИ ЧЛЕНОВ ГРЕЧЕСКОГО РОДА5
Счет происхождения только по мужской линии6
Обязанность не вступать в брак в пределах рода, за исключением особых случаев6
Право усыновлять в род чужих7
Право избирать и смещать вождей7
Наследование имущества и взаимная обязанность отмщения обид8
Близкородственные и кровные связи членов одного рода9
В доме афинянина (в V в до н.э.)9
II.СЕМЕЙНОЕ ПРАВО В ДРЕВНЕМ РИМЕ (НА ПРИМЕРЕ ИНСТИТУЦИИ ГАЯ)12
О законности брака13
Браки с иностранцами14
Дети, рожденные в смешанных браках15
Правила усыновления и права усыновленных16
Случаи установления опеки и отстранения от опеки17
ЗАКЛЮЧЕНИЕ22
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:23
Введение
Термин "античность" происходит от латинского слова antiquus - древний. Им принято называть особый период развития древней Греции и Рима, а также тех земель и народов, которые находились под их культурным влиянием. Хронологические рамки этого периода, как и любого другого культурно-исторического явления, не могут быть точно определены, однако они в значительной мере совпадают со временем существования самих античных государств: с XI-IX вв. до н.э., времени становления античного общества в Греции и до V н.э. - гибели римской империи под ударами варваров.
Общими для античных государств были пути социального развития и особая форма собственности - античное рабовладение, а также основанная на ней форма производства. Общей, конечно со своими особенностями, была их цивилизация с похожим историко-культурным комплексом (религия и мифология, наука и художественная культура и т.д.). Крупнейшими цивилизациями древнего мира были древнегреческая и древнеримская цивилизации. Они занимали расположенные географически близко друг к другу территории, существовали почти в одно и то же время, поэтому они были тесно связаны между собой. Обе цивилизации обладали развитыми культурами, которые развивались, взаимодействуя друг с другом. Это не отрицает, конечно, наличия в жизни античных обществ бесспорных особенностей и различий.
Важную роль в жизни каждого античного государства играло законодательство, которое регламентировало практически все стороны общественной жизни. В предлагаемой работе я попытаюсь рассмотреть один из важных и основных аспектов жизни античного общества, регулируемого законами: институт семьи. Невозможно в одной работе рассмотреть и сравнить условия существования семьи во всех античных государствах. Поэтому я ограничусь рассмотрением семейных обычаев в условиях древнегреческого и древнеримского государств. I. Права, привилегии и обязанности членов греческого рода
Основной единицей социальной системы древней Греции был род.
В качестве такового род, естественно, должен был стать центром общественной жизни и деятельности. Он был организован в виде общественной единицы с архонтом, или вождем и казначеем, владел, в известной мере, общими землями, общим кладбищем и общими религиозными обрядами. Помимо того, существовали права, привилегии и обязанности, которые род давал или налагал на всех своих членов. В роде получила свое происхождение религиозная деятельность греков, распространившаяся затем на фратрии и достигшая своего высшего развития в периодических празднествах, общих всем племенам. Права, привилегии и обязанности членов греческого рода могут быть сформулированы следующим образом: 1. Общие религиозные обряды.
2. Общее кладбище.
3. Взаимное право наследования в имуществе умерших членов.
4. Взаимная обязанность помощи, защиты и отмщения обид.
5. Право вступать в брак в пределах рода с осиротевшими дочерьми и наследницами.
6. Владение общей собственностью, с собственным архонтом и казначеем.
7. Счет происхождения только по мужской линии.
8. Обязанность не вступать в брак в пределах рода, за исключением особых случаев.
9. Право усыновлять в род чужих.
10. Право избирать и смещать своих вождей.
Рассмотрим подробнее лишь некоторые пункты.
Счет происхождения только по мужской линии
Нет никакого сомнения, что порядок был действительно таков, ибо это доказывается их генеалогиями. Потомки по мужской линии носят фамильное имя и образуют род в полном смысле этого слова, но род разрозненный, так что связаны между собой только ближайшие родственники. Женщины теряют с замужеством фамильное имя и переходят со своими детьми в другую семью. Например, Диоген Лаертский говорит, что "Аристотель был сыном Никомаха... а Никомах происходил от Никомаха, сына Махаона, сына Эскулапа". Если даже высшие члены этого ряда были мифическими, то все же самый способ обозначения происхождения показывает род данного лица. Сюда же относится следующее указание Германца, основанное на авторитете Исея: "Каждый новорожденный зачислялся во фратрию и клан своего отца". Зачисление в род отца показывает, что дети принадлежали к его роду. Обязанность не вступать в брак в пределах рода, за исключением особых случаев Эту обязанность можно вывести из последствий брака. Женщина с замужеством теряла право на участие в религиозных обрядах своего рода и приобретала то же право в роде мужа. Это правило оказывается настолько всеобщим, что прямо указывает на обычай заключения брака вне своего рода. "Девственница, покидающая дом своего отца, - замечает Ваксмут, - перестает быть причастной к родительскому жертвенному очагу и входит в религиозную общину своего мужа, что и освящает узы брака". Включение жены в род мужа устанавливает и Германн: "Каждая новобрачная, будучи гражданкой, зачислялась в силу этого во фратрию своего мужа". Однако, мало вероятно, чтобы брак прекращал всякую связь замужней с ее родом, и жена, несомненно, продолжала считаться принадлежащей к роду своего отца. Запрещение брака в пределах рода имело безусловный характер. Но из этого правила делались исключения в отношении наследниц, о чем я скажу немного ниже.
Право усыновлять в род чужих Это право осуществлялось только в позднейшее время, по крайней мере, в семьях, но осуществление его было соединено с публичными формальностями и, несомненно, было ограничено особыми случаями. Чистота родословной приобрела в аттических родах весьма крупное значение, что, без сомнения, ставило серьезные препятствия к осуществлению этого права, разве бы на то имелись основательные причины. Право избирать и смещать вождей
Это право, вероятно, существовало у греческих родов. Найти удовлетворительного описания положения этой должности не удалось. Точно известно, что каждый род имел своего архонта - это было обычное название вождя. Свободный дух афинских родов не позволяет предполагать, чтобы они отказались от этого права, столь жизненного для независимости членов рода. Если бы она (эта должность главы рода) переходила по наследству, это свидетельствовало бы о значительном развитии аристократического элемента в античном обществе в ущерб демократическому строю родов. Но все члены рода были свободны и равны, бедные и богатые пользовались одинаковыми правами и привилегиями и взаимно их признавали. Следовательно, наследственное право на высшую должность в роде совершенно несовместимо с древним принципом равенства прав и привилегий. Наследование имущества и взаимная обязанность отмщения обид
Род представлял собой строго замкнутую группу по отношению как к имуществу, так и к личностям. Если кто-нибудь умирал бездетным, его имущество наследовалось генетами и этот порядок сохранялся при отсутствии завещания даже после Солона. Каждый член рода мог заявить свое право на брак с девушкой-сиротой, причем, ближайшие агнаты пользовались преимуществом; если она была бедна и ближайший агнат не желал сам на ней жениться, то закон Солона обязывал его дать ей приданое, пропорциональное числящемуся за ним имуществу, и выдать замуж за другого... Имущество, всегда переходившее по наследству в пределах рода, наследовалось сначала родичами, затем - агнатами, за исключением остальных родичей, и, наконец, агнатами в нисходящих степенях, в порядке их близости к умершему, что давало исключительное право наследования детям как ближайшим агнатам. Стойкость, с которой сохранялся принцип, по которому имущество должно оставаться в роде умершего собственника, показывает жизненную силу родовой организации на протяжении всех этих периодов. Именно в силу этого принципа было сделано исключение из обязанности не вступать в брак в пределах рода, которое обязывало наследницу выходит замуж в пределах ее собственного рода, чтобы воспрепятствовать переходу имущества путем брака в другой род. До эпохи Солона никто не имел завещательных прав. А Солон, дозволив владельцу имущества, если он не имел детей, распорядиться им путем завещания, пробил первую брешь в имущественных правах рода.
В случае убийства ближайшие родственники убитого в, первую очередь, а затем его генеты и фраторы имели право и были обязаны преследовать преступника судом. Близкородственные и кровные связи членов одного рода
Были ли члены одного рода близкими и кровными родственниками? Не обязательно. Ведь в род входили новые члены путем брака с представителями других родов. При этом они получали родовое имя того рода, в который вливались. Получается, что каждая семья находилась частично внутри, частично же вне рода, так как муж и жена должны были принадлежать к различным родам. Так что значительная часть членов рода могла доказать свое родство происхождением от общих предков в пределах рода, а для остальных родовое имя, которое они носили, было достаточным доказательством их общего происхождения для практических целей. Греческий род был обычно немноголюдной группой. Тридцать семей в одном роде, не считая жен глав семейств, дают, по обычной норме подобного расчета, в среднем сто двадцать человек на род. В доме афинянина (в V в до н.э.)
Если бы мы могли чудом перенестись в город древних греков, даже в такой большой, как Афины, многое бы нас и удивило и разочаровало. Мы увидели бы кривые, пыльные, замусоренные улицы, большей частью столь узкие, что по ним лишь с трудом могла проехать одна повозка; невзрачные с виду, сложённые из сырцового кирпича и булыжника дома. Вторые этажи и балконы в этих домах выступали над первыми. Деревянные лестницы со вторых этажей часто спускались прямо на улицу и мешали прохожим. Комнаты в домах были тесными, темными, с земляными полами. Окна прорубались далеко не во всех помещениях и напоминали узкие щели, стекол в них не было, и прикрывались они ставнями. Многие дома не имели дворов, и тогда двери из комнат открывались прямо на улицу. Печей не было, и зимою греки спасались от холода переносными жаровнями. В таких домах жило большинство городского населения. А в центре города красовались великолепные храмы, портики, гимнасии и другие здания общественного значения.
Но дома даже состоятельных и именитых афинских граждан отличались скромностью и простотой. На фасадной стороне дома, выходившей на улицу, не было никаких украшений. В стене с небольшими окошками открывался вход в дом. Направо и налево от входа шли нежилые помещения - конюшни, лавки, кладовые. Входящий должен был постучать висевшим у притолоки молотком в дверь или громко закричать "оге!". Тогда за дверями раздавался лай цепной собаки и на пороге появлялся раб-привратник.
Через небольшие сени входивший попадал во внутренний двор. Этот окруженный галереей с колоннами двор был центром дома. Сюда выходили двери из парадных и жилых комнат, комнат для гостей, кладовых и других помещений. Посередине двора, а часто и по его углам, возвышались жертвенники богам. В хорошую погоду хозяева дома обедали во дворе, здесь же в тени галереи отдыхали и принимали посетителей.
На противоположной от входа стороне двора широкая дверь вела в мужскую половину - главную комнату дома. Здесь находился домашний очаг и жертвенник богине домашнего очага Гестии. Оштукатуренные стены этого зала, как и других парадных комнат, были украшены стенной живописью, бронзовыми и даже золотыми пластинками художественной работы. В этом зале собиралась вся семья. Здесь обедали, праздновали семейные торжества, здесь хозяин дома принимал гостей и устраивал пиры.
Мужской зал соединялся дверью с женской половиной дома - гинекеем. На этой половине дома, состоящей из нескольких помещений, жила со своими детьми и взрослыми дочерьми хозяйка дома. Здесь она пряла вместе с рабынями, занималась другими хозяйственными делами, руководила хозяйством дома. Правом входа в гинекей пользовались только члены семьи и домашние рабы. Посторонние сюда не допускались.
За гинекеем находился небольшой садик. Приятно было посидеть в нем в жаркие дни в тени деревьев, когда в комнатах бывало душно.
Ряд других помещений в богатых домах отводился под пекарню, баню, кухню. Кухню обычно строили поближе к мужскому залу, чтобы удобнее было туда носить кушанья во время обеда. Для вывода дыма из печи в кухне устраивалась труба. Это была единственная в доме труба, потому что все остальные помещения в холодные месяцы, как и в домах бедняков, отапливались только переносными жаровнями. Вторые этажи, даже в домах богатых людей, часто отдавались внаймы жильцам. Под двором и примыкающими к нему помещениями находились погреба с вкопанными в землю бочками, в которых хранились всякого рода продовольственные запасы.
Для прислуживавших в доме рабов и рабынь отводились особые помещения, тесные и темные, здесь рабы спали вповалку на полу.
II. Семейное право в древнем Риме (на примере Институций Гая)
Гай - это римский юрист, живший во II веке нашей эры, выходец одной из восточных провинций Римской Империи. Предполагают, что он был провинциалом из небогатой семьи. Произведения Гая не цитировались юристами его времени, а популярность к нему пришла только через 300 после смерти. Только после принятия уложения Феодосия в 426г. положения Гая приобрели силу закона, и он стал одним из самых популярных и почитаемых законоведов и вошел в число пяти виднейших юристов, мнениями которых было предписано руководствоваться судьям в Римской Империи. Институции представляют собой подготовленную в 50-60-е гг. 2 в. н. э. запись лекций Гая, которые, видимо, были изданы учеником или другом автора уже после его смерти, точной версии по этому вопросу нет. Состоят они из четырех книг, каждая из которых рассматривает определенный вопрос регулирования общественных отношений. Книги в свою очередь делятся на титулы, которые разделены на параграфы. Первая книга посвящена общим сведениям о праве и правовому положению людей, вторая и третья вещному и обязательственному праву, а последняя искам и процессуальному праву. Итак, какими хотел видеть Гай законы, регламентирующие семейные отношения?
Ст. 55 объявляет детей, рожденных в законном браке, под властью родителей. Это положение имело своим следствием то, что родители несли ответственность за своих детей: обучение, воспитание и т.д. Кроме того, родители должны были определить долю своих детей в наследовании имущества. Законность брака давала детям свой статус в обществе. В общем, установление законности брака, в котором были рождены дети, имело большие последствия для всей дальнейшей жизни детей. Поэтому следует рассмотреть подробнее статьи, касающиеся именно этого аспекта - законности рождения детей в законном браке.
О законности брака
Ст. 56 провозглашала брак законным и действительным лишь тогда, когда римские граждане женаты на римских гражданках, или даже латинках и иностранках, с которыми существовало jus connubii (т.е. признанная за лицом способность к вступлению в римское супружество со всеми юридическими последствиями); а так как connubium дает право детям наследовать состояние своего отца, то они не только делались римскими гражданами, но также подпадали под власть отца. Ст. 58 гласила: "Что касается лиц рабского состояния, то с ними нельзя заключать настоящего брака". Ст. 59 запрещала заключать брак между близкими родственниками, "...как, например, между отцом и дочерью, между сыном и матерью, или дедом и внучкою; и если такие лица соединятся, то брак, ими заключенный, считается преступным и кровосмесительным". Этот же запрет распространялся и на брак с усыновленными или удочеренными родственниками и даже по прекращении усыновления. "Таким образом мы не можем жениться на той, которая в силу усыновления стала нашей дочерью или внучкою, хотя бы мы освободили ее из-под отеческой власти". Ст. 61 рассматривала частный случай женитьбы сводных родственников (братьев и сестер): брак разрешался лишь тогда, когда оба вступающих в брак освобождались от отеческой власти: "В самом деле, брак между братом и сестрою, безусловно, запрещен, рождены ли они от одного и того же отца и одной и той же матери, или от одного из них. Но, если какая-либо женщина чрез усыновление сделается моею сестрою, то, пока усыновление существует, конечно, не может быть брака между мною и ею; когда же чрез освобождение из-под отеческой власти усыновление прекратится, то я могу на ней жениться; но и в том случае, когда и я буду освобожден из-под отеческой власти, нет препятствия к браку". Ст. 62 позволяла жениться на дочери брата, но не на дочери сестры: "Брат может жениться на дочери брата; это вошло в обычай с тех пор, как блаженной памяти Клавдий женился на Агриппине, дочери своего брата. Не позволяется, однако жениться на дочери сестры: так постановляют указы императоров".
Ст. 63 запрещала также жениться на теще, невестке, падчерице, мачехе: "...брак не возможен уже по той причине, что одна и та же женщина не может быть замужем за двоими, и мужчина не может иметь разом двух жен". Т.е. эта статья запрещала и многоженство.
Браки с иностранцами
Ст. 67: "...если римский гражданин по неведению вступил в супружество с латинской гражданкой или с иностранкой, считая ее римскою гражданкою, то он не имеет над родившимся от этого брака сыном прав отеческой власти, так как сын этот не считается даже римским гражданином, только латинянином или иностранцем, т.е. причисляется к состоянию матери: сын ведь лишь в том случае наследует состояние отца, когда между отцом и его матерью состояло connubium". Но следует заметить, что эта же статья разрешала установить власть отца через суд. Ст. 68 трактовала подобный случай замужества римской гражданки с иностранцем: "Равным образом, если римская гражданка по ошибке выйдет замуж за иностранца, считая его римлянином, то ей разрешается судебным порядком доказать и поправить ошибку: тогда сын и супруг приобретают римское гражданство, и, конечно, сын вместе с тем переходит под власть отца". Ст. 72: "Все сказанное о сыне имеет силу и по отношению к дочери". Ст. 75 подводила итог сказанному: "Из сказанного видно, что женится ли римлянин на иностранке или иностранец на римской гражданке, сын их родится иностранцем; но если такой брак совершен по ошибке, то, на основании сенатского постановления, можно ошибку эту исправить согласно тому, что мы прежде сказали". Если же вступившие в брак хорошо знали свое положение и никакой ошибки не было, то недостаток этого брачного союза не мог быть исправлен. Ст. 76 подтверждает сказанное в статье 56: "Не подлежит сомнению, что брак, заключенный между римским гражданином и такою иностранкой, с которою существовало jus connubii, как мы это и прежде сказали, считался законным, и тогда дитя от этого брака было римским гражданином и находилось во власти отца".
Дети, рожденные в смешанных браках
Ст. 82 гласила, "...что от рабыни и свободного по общенародному праву происходит раб и, наоборот, от свободной и раба рождается свободное дитя". Т.е. положение матери определяло положение ребенка от такого неравного брака (будет ли он свободным или рабом).
Ст. 87 разъясняла, что в таких случаях, в которых дитя наследует состояние матери, а не отца, оно не подчиняется власти отца, хотя бы последний и был римским гражданином..." Но если брак был заключен по ошибке, сенат приходил на помощь и исправлял порок брачного союза, и таким образом в большинстве случаев "...происходит то, что сын переходит под власть отца". По ст. 88, если рабыня становилась беременной от римского гражданина, а затем ее отпускали на волю и она становилась римскою гражданкой и рожала зачатого ребенка уже как свободная женщина, то "...родившийся, хотя он римский гражданин, как его отец, все-таки не переходит под власть своего отца, так как он незаконно зачатый, и нет сенатского постановления, которое бы считало такую связь законною".
А ст. 89 отменяла положения ст.88: "Но естественным требованиям и соображениям решено, что, если рабыня зачнет от римского гражданина, а затем, отпущенная на волю, родит, то дитя рождается свободным, так как зачатые незаконно приобретают состояние с того времени, когда рождаются. Поэтому они считаются свободными, если рождаются от свободной, и безразлично, от кого мать зачала их, когда еще была рабыней". По ст. 90, если какая-нибудь беременная римская гражданка изгонялась из пределов отечества, и, таким образом становилась иностранкою, то рожденное "... дитя признавалось римским гражданином, если она зачала в законном браке; если же она зачала к незаконной связи, то от нее рождается иностранец". Правила усыновления и права усыновленных
Статьи 97, 98, 99 разъясняют права усыновленных и правила усыновления:
Ст. 97. Всеми правами наделялись не только родные дети, но и усыновленные: "... не только родные дети ...состоят во власти нашей, но и те, коих мы усыновляем". Ст.98 определяла способы усыновления: "Акт же усыновления совершается двумя способами: или властью народа, или по приказу высшего сановника, например претора".
Ст. 99 детализировала процесс усыновления:
а) Властью народа: "...того, кто усыновляет, спрашивают, желает ли он того, кого намерен усыновить, считать законным сыном, и того, кто усыновляется, спрашивают, желает ли он этому подвергнуться; спрашивается и народ, одобряет ли он это усыновление".
б) Властью сановника усыновляем тех, которые состоят под отеческою властью, все равно, занимают ли они первую степень нисходящих, каковы сын и дочь, или дальнейшую, каковы внук и внучка, правнук и правнучка. По ст.100 первый вид усыновления, т.е. совершающийся при помощи народа, мог происходить только в Риме, а второй (властью сановника) - в провинциях в присутствии наместников. Но, согласно ст.101 женщины могли усыновляться только властью сановника: в Риме в присутствии претора, а в провинциях перед проконсулом или легатом. Усыновление малолетнего, согласно ст. 102, в присутствии народа не производилось, а только перед претором (в Риме), а в провинциях перед проконсулом и легатом можно было "...усыновлять всякого, какого бы он ни был возраста". Причем усыновлять имели право только мужчины. Женщинам же ни в каком случае не разрешалось усыновлять, "ибо они и родных детей не имеют в своей власти" (ст. 104).
Усыновленного, согласно ст.105, можно было отдать на усыновление другому. Дети усыновленного также становились во власти усыновителя в качестве внуков (ст. 107). Случаи установления опеки и отстранения от опеки
В Институциях Гая рассматривались также и случаи опеки. По ст. 144 "...родителям ... позволено назначать по завещанию опекунов детям, которых они имеют в своей власти: мужского пола несовершеннолетним, а женского как несовершеннолетним, так и совершеннолетним (здесь и далее выделено мною - Сеньковой Ириной). Ибо древние римляне желали, чтобы женщины, вследствие их легкомыслия находились под надзором, хотя бы они достигли полного возраста". Т.е. мы четко видим неравенство женщины по отношению к мужчине.
Отсюда по ст. 145 "... если кто назначает по завещанию сыну и дочери опекуна, и оба они достигнут полного возраста, то сын освобождается из-под опеки, а дочь тем не менее остается под надзором опекуна". От опеки освобождались лишь весталки, которые "... по мнению древних римлян были свободны от опеки ради чести их священнослужительства". Можно было назначить опекуна и жене (ст. 148): "Жене, которая состоит в супружеской власти, точно также и дочери, и невестке, которая находится во власти сына, а равно и внучке, можно назначать опекуна". Как следовало правильно сформулировать завещание на опеку? Образец такой формулировки приводила ст. 149: "Луция Тиция назначаю в опекуны детям моим, а также, если будет так написано: детям моим или жене моей пусть будет опекуном Тиций". После такой формулировки опекун считался назначенным законно и по форме. Хотя, согласно ст.150, жене могло быть предоставлено право выбрать себе опекуна. Для этого в завещании должно было быть написано: "Тиции, моей жене, предоставляю свободный выбор опекуна". В таком случае жена "...имеет право выбирать опекуна для управления всем имуществом или для известных дел". Этот выбор мог быть полным (ст. 151) или ограниченным (ст. 152). Полный выбор предполагал женщине возможность неоднократно, столько раз, сколько ей захочется, выбирать опекуна. Ограниченный "... предоставляется обыкновенно в такой форме: Тиции, жене моей, предоставляю только однократный, или только двукратный выбор опекуна".
Об этой разнице выбора говорится в ст. 153: "Эти роды выбора существенно отличаются один от другого. Именно той женщине, которая имеет полный выбор, можно один и два, и три раза, и даже чаще избирать себе опекуна; а той, которая имеет выбор ограниченный, более одного раза нельзя избирать, если ей предоставлен только однократный выбор; если выбор предоставлен только на два раза, то более двух раз она не имеет права избирать". Опекуны, которые в завещании назывались поименно, назывались dativi, а те, которые брались по выбору, назывались optivi (ст. 154).
Если же по завещанию опекуны не были назначены, то ими выступали родственники мужского пола со стороны отца: брат, сын брата, дядя, сын дяди и т.д. (ст.155); но не все, а лишь ближайшие по степени родства (ст. 164). Этим опекунам было позволено уступить в суде опеку над женщинами постороннему лицу, а опеку над малолетними не позволено было передавать, потому что она прекращается с наступлением совершеннолетия (ст. 168).
Ст. 169. "Тот же, кому уступается опека, получает название tutor cessicius".
Интересна ст.17З, по которой на основании сенатского постановления женщина могла просить о назначении опекуна взамен отсутствующего. Когда таковой был назначен, то прежний переставал быть опекуном; и притом безразлично, как долго опекун отсутствовал. Но если женщина была под властью патрона, и ее отпускали на волю, то ей уже не позволялось хлопотать о назначении взамен отсутствующего опекуна-патрона другого лица (ст. 174). Хотя (ст.176) уточняла: "В известных случаях сенат позволяет ходатайствовать о назначении опекуна на место отсутствующего патрона, например, для принятия наследства". Ходатайствовать о назначении опекуна вольноотпущенная могла и в том случае, если ее отпускала на волю женщина - патронка, т.к. последняя не могла быть опекуном в силу того лишь, что она женщина (ст. 195).
Опекун мог быть устранен от опеки малолетнего, т.е. лишен ее, "вследствие неблагонадежности". И, если такое случалось, то назначался другой опекун (ст. 182).
Все это законодательство соблюдалось одинаково ревностно как в Риме, так и в провинциях (ст.183).
Институции Гая отмечают справедливость опеки над малолетними, указывая, что "по праву почти всех государств малолетние находятся под опекою, так как сообразно с естественным правом, чтобы не достигший совершенного возраста был под покровительством другого лица" (ст. 189).
Но что касается назначения опеки над женщинами, достигшими совершеннолетия, в Институциях говорится, что это "не имеет справедливого основания, ибо ... женщины ведь, достигшие совершеннолетия, сами занимаются своими делами, а в некоторых случаях опекун только для формы изъявляет свое согласие; часто опекун даже против своей воли принуждается претором давать соизволение" (ст. 190).
Когда опекаемый малолетний (любого пола) достигал совершеннолетия, то по ст. 191, опекун давал на суде отчет в своей опеке. Ст.196 не была конкретной. С одной стороны провозглашалось, что "дети мужского пола освобождаются от опеки, когда достигают возмужалости, т.е. могут производить потомство"; но полагалось также "что возмужалость следует определять по годам, т.е. кому кончилось 14 лет от роду". Ст.199 защищала права опекаемых от растраты их имущества опекунами: "Однако, чтобы имение малолетних и тех, кто состоит под попечительством, не было истрачено и не потерпело ущерба от попечителей или опекунов, претор должен озаботиться, чтобы те и другие представили поручительство, дали особое обещание в том, что отнесутся к исполнению своей обязанности с надлежащею рачительностью".
Таковы лишь основные положения Институций Гая, касающиеся семьи. Заключение
В данной работе я намеренно рассмотрела разные исторические периоды: более ранний в истории древней Греции (архаический период VIII - VI вв. до н.э.) и более поздний в истории древнего Рима (период в истории Римской империи I в до н.э - II в н.э.). для того чтобы сравнить, как изменялся статус семьи с течением времени, с развитием человеческой цивилизации. Итак, какие выводы можно сделать из такого краткого обзора института семьи в античную эпоху? Главный вывод тот, что уже в ранние времена человеческой истории признавалась огромная роль семьи, как основы общества, уклад и существование которой в условиях общества необходимо регулировать законами. И - следующий вывод - законы эти совершенствовались и усложнялись по мере развития цивилизации и изменения общественного устройства. Общественное устройство Греции - рабовладельческая демократия, и для неё характерно такое явление, как народный суверенитет - признание народа в качестве единственного источника власти. Демократия ставила закон выше власти, а сами законы не считались чем-то данным свыше, они были созданы не богами, а человеком. Древний Рим - во многом продолжатель античных традиций Греции - отличается религиозной сдержанностью, внутренней суровостью и внешней целесообразностью. Практицизм римлян нашёл достойное выражение во многих областях человеческой деятельности, в том числе и в юриспруденции. Одним из ярких достижений в законотворчестве является семейное законодательство. Как в целом культура Древнего Рима во многом определила культуру последующих эпох в Западной Европе, так и семейное законодательство той эпохи сумело определить основные положения института семьи на многие века вперед.
Список использованной литературы:
1. Андре Боннар Греческая цивилизация Ростов-на-Дону, "Феникс", 1994. 2. История древнего Рима / Под ред. Бокщанина А. Г. - М., Высшая школа, 1971. 3. Древние цивилизации / Под общей ред. Бонгард-Левина Г. М. - М., Мысль, 1989. 4. Древняя Греция / Под редакцией Каллистова Д.П. и Утченко С.Л. - Ленинград, Государственное Учебно - педагогическое издательство, 1958.
5. Интернет - ресурсы:
a. http://ellada.spb.ru/?p=102
b. http://www.portalus.ru/modules/theoryoflaw/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1129563514&archive=&start_from=&ucat=17&
2
Документ
Категория
История
Просмотров
14
Размер файла
114 Кб
Теги
рефераты
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа