close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Византийская империя и восточно-христианский мир

код для вставкиСкачать
Aвтор: Куштуков А.А. Примечание:От редактора: в тексте отсутствует заключение; не указано учебное заведение и город Март/2007г., "5"

Реферат на тему:
Византийская империя и восточно-христианский мир.
Выполнил: Куштуков А.А.
Проверила: Цыбжитова А.Б. 2007 г.
Содержание.
Введение3
История Византии4
Разделение на Восточную и Западную Римские империи4
Становление самостоятельной Византии4
Династия Юстиниана5
Начало новой династии и укрепление империи7
Исаврийская династия7
IX - XI века8
XII - XIII века 10
Нашествие турков. Падение Византии 11
Культура Византии 14
Формирование христианства как философско-религиозной системы 14
Время наивысшего могущества и
наивысшей точки развития культуры. 18
Заключение 24
Литература 25
Введение.
В своем реферате я хотел бы рассказать о Византии. Византийская империя (Ромейская империя, 476-1453) -Восточная Римская империя. Название "Византийская империя" (по городу Византий, на месте которого римский император Константин Великий в начале IV века заложил Константинополь) государство получило в трудах западноевропейских историков уже после своего падения. Сами византийцы называли себя римлянами - по-гречески "ромеями", а свою державу - "Ромейской". Западные источники также называют Византийскую империю "Романия" (Romania). В течение большой части ее истории многие из западных современников называли её "империя греков" из-за господства в ней греческого населения и культуры. В древней Руси ее также обычно называли "Греческим царством". Византия внесла большой вклад в развитие культуры в Европе Средних веков. В истории мировой культуры Византии принадлежит особое, выдающееся место. В художественном творчестве Византия дала средневековому миру высокие образы литературы и искусства, которые отличались благородным изяществом форм, образным видением мысли, утонченностью эстетического мышления, глубиной философской мысли. По силе выразительности и глубокой одухотворенности Византия многие столетия стояла впереди всех стран средневековой Европы. Прямая наследница греко-римского мира и эллинистического Востока, Византия всегда оставалась центром своеобразной и воистину блестящей культуры.
История Византии.
Разделение на Восточную и Западную Римские империи
Разделение на Восточную и Западную Римские империи. 330 года римский император Константин Великий объявил своей столицей город Византиум, переименовав его в Константинополь. Необходимость переноса столицы была вызвана, прежде всего, удалённостью Рима от напряжённых восточных и северо-восточных границ империи, организовать оборону из Константинополя можно было гораздо более быстро и эффективно, чем из Рима. Окончательное разделение Римской империи на Восточную и Западную произошло после смерти в 395 Феодосия Великого. Главным отличием Византии от Западной Римской империи было преобладание на её территории греческой культуры. Различия нарастали, и в течение двух столетий государство окончательно приобрело свой индивидуальный облик. Становление самостоятельной Византии
Становление Византии как самостоятельного государства можно отнести к периоду 330-518. В этот период через границы на Дунае и Рейне на римскую территорию проникали многочисленные варварские, преимущественно германские племена. Одни представляли собой небольшие группы переселенцев, привлечённых безопасностью и процветанием империи, другие же предпринимали против Византии военные походы, и вскоре их напор стал неудержим. Воспользовавшись слабостью Рима, германцы перешли от набегов к захвату земель, и в 476 году был свергнут последний император Западной Римской империи. Положение на востоке было не менее тяжёлым, и можно было ожидать подобного же финала, после того как в 378 году вестготы одержали победу в знаменитой битве у Адрианополя, император Валент был убит и король Аларих подверг опустошению всю Грецию. Но вскоре Аларих ушёл на запад - в Испанию и Галлию, где готы основали своё государство, и опасность с их стороны для Византии миновала. В 441 году на смену готам пришли гунны. Аттила несколько раз начинал войну, и лишь уплатой большой дани удавалось предотвратить его дальнейшие нападения. В битве народов 451 года Аттила потерпел поражение, а его государство вскоре распалось. Во второй половине V века опасность пришла со стороны остготов - Теодорих разорил Македонию, угрожал Константинополю, но и он ушёл на запад, завоевав Италию и основав на развалинах Рима своё государство. Сильно дестабилизировали ситуацию в стране и многочисленные христианские ереси - арианство, несторианство, монофизитство. В то время как на Западе папы, начиная с Льва Великого (440-461), утверждали папскую монархию, на Востоке патриархи Александрии, в особенности Кирилл (422-444) и Диоскор (444-451), пытались установить папский престол в Александрии. Кроме того, в результате этих смут всплывали на поверхность старые национальные распри и всё ещё живучие сепаратистские тенденции; таким образом, с религиозным конфликтом тесно сплетались политические интересы и цели.С 502 года персы возобновили свой натиск на востоке, славяне и авары начали набеги к югу от Дуная. Внутренние смуты достигли крайних пределов, в столице велась напряжённая борьба партий "зелёных" и "синих" (по цветам команд колесниц). Наконец, прочная память о римской традиции, поддерживавшая мысль о необходимости единства римского мира, беспрестанно обращала умы на Запад. Чтобы выйти из этого состояния неустойчивости, нужна была мощная рука, ясная политика с точными и определёнными планами. К 550 году такую политику проводил Юстиниан I.
Династия Юстиниана.
В 518 г ., после смерти Анастасия, довольно темная интрига возвела на трон начальника гвардии Юстина. Это был крестьянин из Македонии, лет пятьдесят назад явившийся в поисках счастья в Константинополь, храбрый, но совершенно неграмотный и не имевший никакого опыта в государственных делах солдат. Вот почему этот выскочка, ставший основателем династии в возрасте около 70 лет, был бы весьма затруднен доверенной ему властью, если бы возле него не оказалось советчика в лице его племянника Юстиниана. С самого начала правления Юстина фактически у власти стоял Юстиниан - также уроженец Македонии, но получивший прекрасное образование и обладавший великолепными способностями. В 527 году, получив всю полноту власти, Юстиниан приступил к исполнению своих замыслов по восстановлению Империи и упрочению власти единого императора. Он добился союза с господствующей церковью. При Юстиниане еретиков заставляли переходить в официальное исповедание под угрозой лишения гражданских прав и даже смертной казни. До 532 года он был занят подавлением выступлений в столице и отражением натиска персов, но вскоре основное направление политики переместилось на запад. Варварские королевства ослабли за прошедшие полстолетия, жители призывали к восстановлению империи, наконец, даже сами короли германцев признавали законность претензий Византии. В 533 году армия под предводительством Велизария нанесла удар по государствам вандалов в Северной Африке. Следующей целью стала Италия - тяжёлая война с Остготским королевством продолжалась 20 лет и закончилась победой.Вторгшись в королевство Вестготов в 554, Юстиниан завоевал и южную часть Испании. В результате территория империи увеличилась почти вдвое. Но эти успехи потребовали слишком большого расхода сил, чем не замедлили воспользоваться персы, славяне, авары и гунны, которые, хотя и не завоевали значительных территорий, но подвергли разорению многие земли на востоке империи.Византийская дипломатия также стремилась обеспечить во всём внешнем мире престиж и влияние империи. Благодаря ловкому распределению милостей и денег и искусному умению сеять раздоры среди врагов империи, она приводила под византийское владычество варварские народы, бродившие на границах монархии, и делала их безопасными. Она включала их в сферу влияния Византии путём проповеди христианства. Деятельность миссионеров, распространявших христианство от берегов Чёрного моря до плоскогорий Абиссинии и оазисов Сахары, была одной из главных черт византийской политики в средние века. Помимо военной экспансии, другой важнейшей задачей Юстиниана была административная и финансовая реформы. Экономика империи была в состоянии тяжёлого кризиса, управление поражено коррупцией. С целью реорганизации управления Юстинианом была проведена кодификация законодательства и ряд реформ, которые, хотя и не решили проблему кардинально, но, несомненно, имели положительные последствия. По всей империи было развёрнуто строительство - крупнейшее по масштабам со времён "золотого века" Антонинов. Однако величие было куплено дорогой ценой - экономика была подорвана войнами, население обнищало, и преемники Юстиниана (Юстин II (565-578), Тиверий II (578-582), Маврикий (582-602)) были вынуждены основное внимание уделять уже обороне и перенести направление политики на восток. Завоевания Юстиниана оказались непрочными - в конце VI-VII вв. Византия потеряла все завоёванные области на Западе (за исключением Южной Италии). В то время как вторжение лангобардов отняло у Византии половину Италии, в 591 году в ходе войны с Персией была завоёвана Армения, на севере продолжалось противостояние со славянами. Но уже в начале следующего, VII века персы возобновили боевые действия и добились значительных успехов вследствие многочисленных смут в империи.
Начало новой династии и укрепление империи.
В 610 году сын карфагенского экзарха Ираклий сверг императора Фоку и основал новую династию, которая оказалась способной противостоять опасностям, угрожающим государству. Это был один из самых тяжёлых периодов в истории Византии - персы завоевали Египет и угрожали Константинополю, авары, славяне и лангобарды атаковали границы со всех сторон. Ираклий одержал ряд побед над персами, перенёс войну на их территорию, после чего смерть шаха Хосрова II и ряд восстаний заставили их отказаться от всех завоеваний и заключить мир. Но сильнейшее истощение обеих сторон в этой войне подготовило благоприятную почву для арабских завоеваний. В 634 году халиф Омар вторгся в Сирию, в течение следующих 40 лет были потеряны Египет, Северная Африка, Сирия, Палестина, Верхняя Месопотамия, причём зачастую население этих областей, измученное войнами, считало арабов, которые в первое время существенно снижали налоги, своими освободителями. Арабы создали флот и даже осаждали Константинополь. Но новый император, Константин IV Погонат (668-685), отразил их натиск. Несмотря на пятилетнюю осаду Константинополя (673-678) с суши и с моря, арабы не смогли его захватить. Греческий флот, которому недавнее изобретение "греческого огня" обеспечило превосходство, вынудил мусульманские эскадры к отступлению и нанёс им в водах Силлеума поражение. На суше войска халифата были разбиты в Азии. Из этого кризиса империя вышла более сплочённой и монолитной, национальный состав её стал более однородным, религиозные различия главным образом ушли в прошлое, так как монофизитство и арианство получили основное распространение в утраченных ныне Египте и Северной Африке. К концу VII века территория Византии составляла уже не более трети державы Юстиниана. Ядро её составляли земли, населённые греками или эллинизированными племенами, говорившими на греческом языке. В VII веке были проведены существенные реформы в управлении - вместо эпархий и экзархатов империя была разделена на фемы, подчинённые стратегам. Новый национальный состав государства привёл к тому, что греческий язык стал официальным. В администрации старинные латинские титулы или исчезают, или эллинизируются, а их место занимают новые названия - логофеты, стратеги, эпархи, друнгарии. В армии, где преобладают азиатские и армянские элементы, греческий язык становится языком, на котором отдаётся приказ. И хотя Византийская империя до последнего дня продолжала называться Римской империей, тем не менее, латинский язык вышел из употребления.
Исаврийская династия
В начале VIII века временная стабилизация вновь сменилась чередой кризисов - войны с болгарами, арабами, непрерывные восстания... Наконец Лев Исавр, взошедший на престол под именем императора Льва III, сумел остановить распад государства и нанёс решающее поражение арабам. После полувекового правления два первых Исавра сделали империю богатой и цветущей, несмотря на чуму, опустошившую её в 747 году, и, несмотря на волнения, вызванные иконоборчеством. Поддержка иконоборчества императорами Исаврийской династии была обусловлена как религиозными, так и политическими факторами. Многие византийцы в начале VIII века были недовольны избытком суеверия и в особенности поклонением иконам, верой в их чудотворные свойства, соединением с ними человеческих поступков и интересов. Одновременно императоры стремились ограничить растущее могущество церкви. Кроме того, отказываясь от почитания икон, исаврийские императоры рассчитывали сблизиться с арабами, не признающими изображений. Политика иконоборчества привела к раздорам и смутам, одновременно усилив раскол в отношениях с Римской церковью. Восстановление иконопочитания произошло только в конце VIII века благодаря императрице Ирине - первой женщине-императрице, но уже в начале IX века политика иконоборчества была продолжена. IX-XI века
В 800 году Карл Великий объявил о восстановлении Западной Римской империи, что для Византии стало чувствительным унижением. Одновременно Багдадский халифат усилил свой натиск на востоке. Императором Львом V Армянином (813-820) и двумя императорами Фригийской династии - Михаилом II (820-829) и Феофилом (829-842) - была возобновлена политика иконоборчества. Снова на целых тридцать лет империя оказалась во власти смут. Договор 812 года, признававший за Карлом Великим титул императора, означал серьёзные территориальные потери в Италии, где Византия сохранила только Венецию и земли на юге полуострова. Война с арабами, возобновлённая в 804 году, привела к двум серьёзным поражениям:: к захвату острова Крит мусульманскими пиратами (826), которые начали отсюда почти безнаказанно опустошать восточное Средиземноморье, и к завоеванию Сицилии североафриканскими арабами (827), которые в 831 году овладели городом Палермо. Особенно грозной была опасность со стороны болгар, с тех пор как хан Крум расширил пределы своей империи от Гема до Карпат. Никифор попытался разбить его, вторгшись в Болгарию, но на обратном пути потерпел поражение и погиб (811), а болгары, вновь захватив Адрианополь, появились у стен Константинополя (813). Лишь победа Льва V при Месемврии (813) спасла империю. Период смут закончился в 867 году приходом к власти македонской династии. Василий I Македонянин (867-886), Роман Лакапин (919-944), Никифор Фока (963-969), Иоанн Цимисхий (969-976), Василий II (976-1025) - императоры и узурпаторы - обеспечили Византии 150 лет процветания и могущества. Была завоёвана Болгария, Крит, Южная Италия, совершались успешные военные походы против арабов глубоко в Сирию. Границы империи расширились до Евфрата и Тигра, Армения и Иберия вошли в сферу византийского влияния, Иоанн Цимисхий доходил до Иерусалима. В IX-XI вв. большое значение для Византии приобрели взаимоотношения с Киевской Русью. После осады Константинополя киевским князем Олегом (907) Византия была вынуждена заключить с Русью торговый договор, способствовавший развитию торговли по великому пути из "варяг в греки". В конце X века Византия воевала с Русью (киевский князь Святослав Игоревич) за Болгарию и одержала победу. При киевском князе Владимире Святославиче между Византией и Киевской Русью был заключён союз. Василий II отдал свою сестру Анну замуж за киевского князя Владимира. В конце X века на Руси было принято из Византии христианство по восточному обряду. В 1019 году, завоевав Болгарию, Армению и Иберию, Василий II отпраздновал великим триумфом наибольшее усиление империи со времён, предшествующих арабским завоеваниям. Завершали картину блестящее состояние финансов и расцвет культуры.Однако одновременно начали появляться первые признаки слабости, что выражалось в усилении феодальной раздробленности. Знать, контролировавшая огромные территории и ресурсы, часто успешно противопоставляла себя центральной власти. Упадок начался после смерти Василия II, при его брате Константине VIII (1025-1028) и при дочерях последнего - сначала при Зое и её трёх последовательно сменивших друг друга мужьях - Романе III (1028-1034), Михаиле IV (1034-1041), Константине Мономахе (1042-1054), с которым она разделяла трон (Зоя умерла в 1050), и затем при Феодоре (1054-1056). Ослабление проявилось ещё более резко после прекращения Македонской династии. К середине XI века основная опасность надвигалась с востока - турки-сельджуки. В результате военного переворота на престол взошёл Исаак Комнин (1057-1059); после его отречения императором стал Константин X Дука (1059-1067). Затем к власти пришёл Роман IV Диоген (1067-1071), которого сверг Михаил VII Дука (1071-1078); в результате нового восстания корона досталась Никифору Вотаниату (1078-1081). В течение этих кратких правлений анархия всё возрастала, внутренний и внешний кризис, от которого страдала империя, становился всё более тяжёлым. Италия была потеряна к середине XI века под натиском норманнов, но основная опасность надвигалась с востока - в 1071 году Роман IV Диоген потерпел поражение от турок-сельджуков под Маназкертом (Армения), и от этого поражения Византия так и не смогла оправиться. За следующие два десятилетия, Турки заняли всю Анатолию; Империя не могла создать достаточно большую армию, чтобы остановить их. В отчаянии, Император Алексей I Комнин (1081-1118) попросил Папу Римского в 1095, чтобы он помог получить ему армию от Западного Христианского мира. Отношения с Западом и предопределило события 1204 года (захват крестоносцами Константинополя и распад страны), а восстания феодалов подрывали последние силы страны. В 1081 году на престол вступила династия Комнинов (1081-1204) - представители феодальной аристократии. Турки оставались в Иконии (Конийский султанат); на Балканах при помощи разраставшейся Венгрии славянские народы создали почти независимые государства; наконец, Запад также представлял собой серьёзную опасность в свете захватнических устремлений Византии, честолюбивых политических планов, порождённых первым крестовым походом, и экономических претензий Венеции. XII-XIII века.
При Комнинах главную роль в византийской армии стали играть тяжеловооружённая конница (катафракты) и наёмные войска из иноземцев. Укрепление государства и армии позволило Комнинам отразить наступление норманнов на Балканы, отвоевать у сельджуков значительную часть Малой Азии, установить суверенитет над Антиохией. Мануил I принудил Венгрию признать суверенитет Византии (1164) и утвердил свою власть в Сербии. Но в целом положение продолжало оставаться тяжёлым. Особенно опасным было поведение Венеции - бывший чисто греческий город стал соперником и врагом империи, создавал сильную конкуренцию её торговле. В 1176 византийская армия была разгромлена турками при Мириокефалоне. На всех границах Византия была вынуждена перейти к обороне. Политика Византии в отношении крестоносцев заключалась в связывании их предводителей вассальными узами и возврате с их помощью территорий на востоке, но особого успеха это не принесло. Отношения с крестоносцами постоянно ухудшались. Второй крестовый поход, возглавляемый французским королем Людовиком VII и немецким королем Конрадом III, был организован после завоевания Эдессы сельджуками в 1144. Комнины мечтали восстановить свою власть над Римом, будь то посредством силы или путём союза с папством, и разрушить Западную империю, факт существования которой всегда представлялся им узурпацией их прав. Особенно старался осуществить эти мечты Мануил I.Казалось, что Мануил стяжал империи несравненную славу во всём мире и сделал Константинополь центром европейской политики; но когда он умер в 1180, Византия оказалась разорённой и ненавидимой латинянами, готовыми в любой момент напасть на неё. В то же время в стране назревал серьёзный внутренний кризис. После смерти Мануила I вспыхнуло народное восстание в Константинополе (1181), вызванное недовольством политикой правительства, покровительствовавшего итальянским купцам, а также западноевропейским рыцарям, поступавшим на службу к императорам. Страна переживала глубокий экономический кризис: усилились феодальная раздробленность, фактическая независимость правителей провинций от центральной власти, пришли в упадок города, ослабли армия и флот. Начался распад империи. В 1187 отпала Болгария; в 1190 Византия была вынуждена признать независимость Сербии. Когда же в 1192 дожем Венеции стал Энрико Дандоло, возникла мысль, что наилучшим средством как для разрешения кризиса и удовлетворения накопившейся ненависти латинян, так и для обеспечения интересов Венеции на Востоке было бы завоевание Византийской империи. Враждебность папы, домогательства Венеции, озлобление всего латинского мира - все это вместе взятое предопределило тот факт, что четвёртый крестовый поход (1202-1204) обратился вместо Палестины уже против Константинополя. Истощённая, ослабленная натиском славянских государств, Византия оказалась неспособной сопротивляться крестоносцам. В 1204 году армия крестоносцев захватила Константинополь. Византия распалась на ряд государств - Латинскую империю и Ахейское княжество, созданные на территориях, захваченных крестоносцами, и Никейскую, Трапезундскую и Эпирскую империи - оставшиеся под контролем греков. Латиняне подавляли в Византии греческую культуру, засилье итальянских торговцев мешало возрождению византийских городов. Положение Латинской империи было очень шатким - ненависть греков и нападения болгар сильно ослабили её, так что в 1261 году император Никейской империи Михаил Палеолог, при поддержке греческого населения Латинской империи отвоевав Константинополь и разгромив Латинскую империю, объявил о восстановлении Византийской империи. В 1337 к ней присоединился Эпир. Но Ахейское княжество - единственное жизнеспособное образование крестоносцев в Греции - просуществовало до завоеваний османских турок, так же как и Трапезундская империя. Восстановить Византийскую империю в её целости было уже невозможно. Михаил VIII Палеолог (1261-1282) попытался это осуществить, и хотя ему не удалось полностью воплотить в жизнь свои устремления, тем не менее его усилия, практические дарования и гибкий ум делают его последним значительным императором Византии. Нашествие турков. Падение Византии. Завоевания турок-османов начали угрожать самому существованию страны. Мурад I (1359-1389) завоевал Фракию (1361), которую Иоанн V Палеолог вынужден был за ним признать (1363); затем он захватил Филиппополь, а вскоре и Адрианополь, куда перенёс свою столицу (1365). Константинополь, изолированный, окружённый, отрезанный от остальных областей, ожидал за своими стенами смертельного удара, казавшегося неизбежным. Тем временем османы завершили завоевание Балканского полуострова. У Марицы они разбили южных сербов и болгар (1371); они основали свои колонии в Македонии и стали угрожать Фессалоникам (1374); они вторглись в Албанию (1386), разбили Сербскую империю и после битвы на Косовом поле превратили Болгарию в турецкий пашалык (1393). Иоанн V Палеолог был вынужден признать себя вассалом султана, платить ему дань и поставлять ему контингенты войск для захвата Филадельфии (1391) - последнего оплота, которым ещё владела Византия в Малой Азии. Баязид I (1389-1402) действовал в отношении Византийской империи ещё более энергично. Он блокировал со всех сторон столицу (1391-1395), а когда попытка Запада спасти Византию в битве при Никополе (1396) потерпела неудачу, он попытался штурмом взять Константинополь (1397) и одновременно вторгся в Морею. Нашествие монголов и сокрушительное поражение, нанесённое Тимуром туркам при Ангоре (Анкаре) (1402), дали империи ещё двадцать лет отсрочки. Но в 1421 г. Мурад II (1421-1451) возобновил наступление. Он атаковал, хотя и безуспешно, Константинополь, который энергично сопротивлялся (1422); он захватил Фессалоники (1430), купленные в 1423 венецианцами у византийцев; один из его полководцев проник в Морею (1423); сам он успешно действовал в Боснии и Албании и заставил государя Валахии платить дань. Византийская империя, доведённая до крайности, владела теперь, помимо Константинополя и соседней области до Деркона и Селимврии, лишь несколькими отдельными областями, рассеянными по побережью: Анхиалом, Месемврией, Афоном и Пелопоннесом, который, будучи почти полностью отвоёван у латинян, стал как бы центром греческой нации. Несмотря на героические усилия Яноша Хуньяди, который в 1443 разбил турок при Яловаце, несмотря на сопротивление Скандербега в Албании, турки упорно преследовали свои цели. В 1444 в сражении при Варне обернулась поражением последняя серьёзная попытка восточных христиан противостоять туркам. Афинское герцогство подчинилось им, княжество Морея, завоёванное турками в 1446, вынуждено было признать себя данником; во второй битве на Косовом поле (1448) Янош Хуньяди потерпел поражение. Оставался лишь Константинополь - неприступная цитадель, которая воплощала в себе всю империю. Но и для него близился конец. Мехмед II, вступая на трон (1451), твёрдо намеревался овладеть им. 5 апреля 1453 г. турки начали осаду Константинополя, известной неприступной крепости. Eще раньше султан построил на Босфоре Румельскую крепость (Румелихисар), которая перерезала коммуникации между Константинополем и Чёрным морем, и одновременно послал экспедицию в Морею, чтобы помешать греческим деспотам Мистры оказать помощь столице. Против колоссальной турецкой армии, состоявшей из примерно 160 тыс. человек, император Константин XI Драгаш смог выставить едва лишь 9 тыс. солдат, из которых по крайней мере половину составляли иностранцы; византийцы, враждебно относившиеся к церковной унии, заключённой их императором, не испытывали желания воевать. Тем не менее, несмотря на мощь турецкой артиллерии, первый приступ был отбит (18 апреля). Мехмеду II удалось провести свой флот в бухту Золотой Рог и таким образом поставить под угрозу другой участок укреплений. Однако штурм 7 мая опять не удался. Но в городском валу на подступах к воротам св. Романа была пробита брешь. В ночь с 28 мая на 29 мая 1453 началась последняя атака. Дважды турки были отбиты; тогда Мехмед бросил на штурм янычар. В то же время генуэзец Джустиниани Лонго, бывший вместе с императором душой обороны, получил серьёзное ранение и оказался вынужден покинуть свой пост. Это дезорганизовало защиту. Император продолжал доблестно сражаться, но часть вражеского войска, овладев подземным ходом из крепости - так называемым Ксилопорта, напала на защитников с тыла. Это был конец. Константин Драгаш погиб в бою. Турки овладели городом. В захваченном Константинополе начались грабежи и убийства; более 60 тыс. человек было взято в плен.
Культура Византии.
Формирование христианства как философско-религиозной системы.
Первые столетия существования Византийского государства можно рассматривать как важнейший этап в формировании мировоззрения византийского общества, опиравшегося на традиции языческого эллинизма и принципы христианства. Формирование христианства как философско-религиозной системы было сложным и длительным процессом. Христианство впитало в себя многие философские и религиозные учения того времени. Христианская догматика сложилась под сильным влиянием ближневосточных религиозных учений, иудаизма, манихейства. Само христианство являлось не только синкретическим религиозным учением, но и синтетической философско-религиозной системой, важным компонентом которой являлись античные философские учения. Это, может быть, объясняет в некоторой степени и то, что христианство не только боролось с античной философией, но и использовала ее в своих целях. На смену непримиримости христианства со всем, что несло клеймо язычества, приходит компромисс между христианским и античным миросозерцанием.
Наиболее образованные и дальновидные христианские богословы поняли необходимость овладения всем арсеналом языческой культуры для использования ее в создании философских концепций. В трудах Василия Кесарийского, Григория Нисского и Григория Назианзина, в речах Иоанна Златоуста можно увидеть сочетание идей раннего христианства с неоплатонической философией, порой парадоксальное переплетение риторических идей с новым идейным содержанием. Такие мыслители, как Василий Кесарийский, Григорий Нисский и Григорий Назианзин, закладывают собственно фундамент византийской философии. Их философские построения уходят глубокими корнями в историю эллинского мышления В переходную эпоху гибели рабовладельческого строя и становления феодального общества коренные сдвиги происходят во всех сферах духовной жизни Византии. Рождается новая эстетика, новая система духовных и нравственных ценностей, более соответствующая складу мышления и эмоциональным запросам средневекового человека. Патриотическая литература, библейская космография, литургическая поэзия, монашеская повесть, всемирная хроника, пронизанные религиозным миросозерцанием, мало-помалу овладевают умами византийского общества и приходят на смену античной культуре.
Меняется и сам человек той эпохи, его видение мира, его отношение к вселенной, природе, обществу. Создается новый, по сравнению с античностью, "образ мира", воплощенный в особую знаковую систему символов. На смену античному представлению о героической личности, античному пониманию мира, как мира смеющихся богов и бесстрашно идущих на смерть героев, где высшее благо - ничего не бояться и ни на что не надеяться, приходит мир страждущего, раздираемого противоречиями, маленького, греховного человека. Он бесконечно унижен и слаб, но он верит в свое спасение в иной жизни и в этом пытается найти утешение. Христианство с небывалой интенсивностью выявляет мучительное раздвоение внутри человеческой личности. Меняется и представление человека о космосе, о времени, о пространстве, о ходе истории.
В ранней Византии кристаллизуется одна из фундаментальных идей средневековья - идея союза христианской церкви и "христианской империи". Духовная жизнь тогдашнего общества отличается драматической напряженностью; во всех сферах знания, наблюдается удивительное смешение языческих и христианских идей, образов, представлений, колоритное соединение языческой мифологии с христианской мистикой. Эпоха становления новой, средневековой культуры рождает талантливых, порой отмеченных печатью гениальности мыслителей, писателей, поэтов. Коренные изменения происходят в сфере изобразительного искусства и эстетических воззрений византийского общества. Византийская эстетика развивалась на основе всей духовной культуры Византии. Отличительной чертой византийской эстетики был ее глубокий спиритуализм. Отдавая предпочтение духу перед телом, она вместе с тем пыталась снять дуализм земного и небесного, божественного и человеческого, духа и плоти. Не отрицая телесной красоты, византийские мыслители красоту души, добродетель, нравственное совершенство ставили много выше. Большое значение для установления византийского эстетического сознания имело раннехристианское осмысление мира как прекрасного творения божественного художника. Именно поэтому красота естественная ценилась выше, чем красота, созданная руками человека, как бы "вторичная" по своему происхождению.
Византийское искусство восходило к эллинистическому и восточно-христианскому художественному искусству. В ранний период в византийском искусстве как бы слились платоничность и чувственность позднеантичного импрессионизма с наивной, порой грубоватой экспрессивностью народного искусства Востока. Эллинизм долгое время оставался главным, но не единственным, источником, откуда византийские мастера черпали изящество форм, правильность пропорций, чарующую прозрачность колористической гаммы, техническое совершенство своих произведений. Но эллинизм не мог в полной мере противостоять мощному потоку восточных влияний, нахлынувших на Византию в первые столетия ее существования. В это время ощущается воздействие на византийское искусство египетских, сирийских, малазийских, иранских художественных традиций.
В IV-V вв. в искусстве Византии были еще сильны позднеантичные традиции. Если классическое античное искусство отличалось умиротворенным монизмом, если оно не знало борьбы духа и тела, а его эстетический идеал воплощал гармоническое единство телесной и духовной красоты, то уже в позднеантичном художественном творчестве намечается трагический конфликт духа и плоти. Монистическая гармония сменяется столкновением противоположных начал, "дух как бы пытается сбросить оковы телесной оболочки". В дальнейшем византийское искусство преодолело конфликт духа и тела, его сменила спокойная созерцательность, призванная увести человека от бурь земной жизни в сверхчувственный мир чистого духа. Это "умиротворение" происходит в результате признания превосходства духовного начала над телесным, победы духа над плотью. В VI-VII вв. византийские художники сумели не только впитать эти многообразные влияния, но и, преодолев их, создать свой собственный стиль в искусстве. С этого времени Константинополь превращается в прославленный художественный центр средневекового мира, в "палладиум наук и искусств". За ним следуют Равенна, Рим, Никея, Фессалоника, также ставшие средоточием византийского художественного стиля.
Расцвет византийского искусства раннего периода связан с укреплением могущества империи при Юстиниане. В Константинополе в это время воздвигаются великолепные дворцы и храмы. Непревзойденным шедевром византийского творчества стал построенный в 30-х годах VI в. храм св. Софии. Впервые в нем была воплощена идея грандиозного центрического храма, увенчанного куполом. Блеск разноцветных мраморов, мерцание золота и драгоценной утвари, сияние множества лампад создавали иллюзию беспредельности пространства собора, превращали его в подобие макрокосмоса, символически приближали к образу Вселенной. Недаром он всегда оставался главной святыней Византии.
Другой шедевр византийской архитектуры - церковь св. Виталия в Равенне - поражает изысканностью и элегантностью архитектурных форм. Особую славу этому храму принесли его знаменитые мозаики не только церковного, но и светского характера, в частности изображения императора Юстиниана и императрицы Феодоры и их свиты. Лица Юстиниана и Феодоры наделены портретными чертами, цветовая гамма мозаик отличается полнокровной яркостью, теплотой и свежестью.
В живописи VI-VII вв. кристаллизуется специфически византийский образ, очищенный от инородных влияний. В основе его лежит опыт мастеров Востока и Запада, пришедших независимо друг от друга к созданию нового искусства, соответствующего спиритуалистическим идеалам средневекового общества. В этом искусстве появляются уже различные направления и школы. Столичная школа, например, отличалась великолепным качеством исполнения, утонченным артистизмом, живописностью и красочным разнообразием, трепетностью и переливчатостью цветов. Одним из самых совершенных произведений этой школы были мозаики в куполе церкви Успения в Никее. Другие направления в искусстве ранней Византии, воплотившиеся в мозаиках Равенны, Синая, Фессалоники, Кипра, Паренцо, знаменуют отказ византийских мастеров от античных реминисценций. Образы становятся более аскетичными, не только чувственному, но и эмоциональному моменту в таком искусстве уже нет места, зато духовность достигает необычайной силы.
Церковное богослужение превратилось в Византии в своего рода пышную мистерию. В полумраке сводов византийских храмов сумеречно сияло множество свечей и лампад, озарявших таинственными отблесками золото мозаик, темные лики икон, многоцветные мраморные коллонады, великолепную драгоценную утварь. Все это должно было, по замыслу церкви, затмить в душе человека эмоциональную приподнятость античной трагедии, здоровое веселье мимов, суетные волнения цирковых ристаний и даровать ему отраду в повседневности реальной жизни.
В прикладном искусстве Византии в меньшей мере, чем в архитектуре и живописи, определилась ведущая линия развития византийского искусства, отражающая становление средневекового миросозерцания. Живучесть античных традиций здесь проявлялась как в образах, так и в формах художественного выражения. Вместе с тем и сюда проникали постепенно художественные традиции народов Востока. Здесь, хоть и в меньшей мере чем в Западной Европе, сыграло свою роль воздействие варварского мира.
Музыка занимала особое место в византийской цивилизации. Своеобразное сочетание авторитарности и демократизма не могло не сказаться на характере музыкальной культуры, которая представляла сложное и многоликое явление духовной жизни эпохи. В V-VII вв. происходило становление христианской литургии, развивались новые жанры вокального искусства. Музыка обретает особый гражданский статус, включается в сиситему репрезентации государственой власти. Особый колорит сохраняла музыка городских улиц, театральных и цирковых представлений и народных празднеств, отразившая богатейшую песенно-музыкальную практику многих народов, населявших империю. Христианство очень рано оценило особые возможности музыки как искусства универсального и в то же время обладающего силой массового и индивидуального психологического воздействия, и включило ее в свой культовый ритуал. Именно культовой музыке было суждено занять доминирующее положение в средневековой Византии.
В жизни широких народных масс по-прежнему огромную роль играли массовые зрелища. Правда, античный театр начинал клониться к упадку - античные трагедии и комедии все чаще заменяются выступлениями мимов, жонглеров, танцовщиков, гимнастов, укротителей диких животных. Место театра занимает ныне цирк (ипподром) с его конными ристаниями, пользующимися огромной популярностью.
Культура ранней Византии была городской культурой. Крупные города империи, и в первую очередь Константинополь, были не только центрами ремесла и торговли, но и очагами высочайшей культуры и образованности, где сохранялось богатое наследие античности.
Борьба светской и церковной культур особенно характерна для первого периода истории Византии. В истории Византийской культуры первые века существования Византии были временем острой идеологической борьбы, столкновения противоречивых тенденций, сложных идейных коллизий, но и временем плодотворных исканий, интенсивного духовного творчества, позитивного развития науки и искусства. Это были века, когда в муках борьбы старого с новым рождалась культура будущего средневекового общества.
Время наивысшего могущества и
наивысшей точки развития культуры.
Определяющей чертой духовной жизни империи к середине VII столетия стало безраздельное господство христианского мировоззрения. Глубокую религиозность симулировали теперь не столько догматические споры, сколько наступление ислама, которое вели арабы, вдохновляясь "священной войной" и борьбой с язычниками - славянами и проболгарами. Еще более возросла роль церкви. Нестабильность жизненных устоев, хозяйственная и бытовая неустроенность масс населения, нищета и постоянная опасность со стороны внешнего врага обострили религиозное чувство подданных империи: утверждались дух смирения перед превратностями "мира сего", безропотного подчинения "духовным пастырям", безграничная вера в чудеса и знамения, в спасение через самоотречение и молитву. Стремительно увеличивалось сословие монахов, множилось число монастырей. Как никогда ранее, расцвел культ святых. Широкое распространение суеверий помогало церкви властвовать над умами прихожан, умножать свои богатства и упрочивать свое положение. Этому способствовало и снижение уровня грамотности населения, крайнее сужение светского знания.
Однако торжество теологии, утверждение ее господства с помощью насилия таили серьезную опасность - богословие могло оказаться бессильным перед критикой иноверцев и еретиков. Как всякая идеологическая система христианство нуждалось в развитии. Необходимость этого осознавалась в узких кругах церковной элиты, сохранившей традиции высокой религиозной и светской образованности. Систематизация богословия становилась первейшей задачей, а для этого предстояло снова прибегнуть к духовным сокровищам античности - без ее идеалистических теорий и формальной логики новые задачи теологов были невыполнимы. Поиски оригинальных философских и богословских решений предпринимались уже во второй половине VII в., хотя наиболее выдающиеся труды в этой сфере были созданы в следующем столетии.
Характерен в данной связи тот факт, что на общем фоне упадка культуры в середине VII в., в сущности лишь теология испытывала определенный подъем: этого требовали насущные интересы правящей элиты, выдаваемые за острую потребность самых широких слоев общества. Иоанн Дамаскин поставил перед собой и выполнил две основные задачи: он подверг острой критике врагов правоверия (несториан, манихеев, иконоборцев) и систематизировал богословие, как миросозерцание, как особую систему идей о боге, сотворении мира и человеке, определив его место в этом и потустороннем мирах. Компиляция на основе аристотелевской логики представляла основной метод его работы. Он использовал и естественнонаучные представления древних, но тщательно отобрал из них, как и из догматов своих предшественников-богословов, лишь то, что ни в коей мере не противоречило канонам вселенских соборов.
В сущности творчество Дамаскина даже по средневековым меркам лишено оригинальности. Его труды сыграли крупную роль в идейной борьбе с иконоборчеством, но не потому, что содержали новые доводы в защиту традиционных представлений и религиозных обрядов, а благодаря устранению из церковных догматов противоречий, приведению их в стройную систему.
Значительный шаг вперед в развитии богословской науки, в разработке новых идей, касающихся проблем соотношения духа и материи, выражения мысли и ее восприятия, отношения бога и человека, был сделан во время ожесточенных споров между иконоборцами и иконопочитателями. Но в целом вплоть до середины IX в. философы и богословы оставались в кругу традиционных идей позднеантичного христианства.
Идейная борьба эпохи иконоборчества, принявшая острую политическую форму, распространение павликанской ереси сделали совершенно очевидной необходимость повышения образованности духовенства и представителей высших слоев общества. В обстановке общего подъема духовной культуры новое направление в научной и философской мысли Византии обозначилось в творчестве патриарха Фотия, сделавшего больше, чем кто-либо иной до него, для возрождения и развития наук в империи. Фотий произвел новую оценку и отбор научных и литературных трудов предшествующей эпохи и современности, основываясь при этом не только на церковном вероучении, но и на соображениях рационализма и практической пользы и стараясь посредством естественнонаучных знаний объяснить причины природных явлений. Подъем рационалистической мысли в эпоху Фотия, сопровождающийся новым нарастанием интереса к античности, стал еще более ощутимым в XI-XII вв. Но ясно обнаружились противоречия в интерпретации идеалистических концепций античности между приверженцами Аристотеля и Платона. После эпохи длительного предпочтения, отдававшегося византийскими теологами учению Аристотеля, с XI в. в развитии философской мысли наметился поворот к платонизму и неоплатонизму. Ярким представителем именно этого направления был Михаил Пселл. При всем своем преклонении перед античными мыслителями и при всей своей зависимости от цитируемых им положений классиков древности Пселл оставался тем не менее весьма самобытным философом, умея, как никто другой, соединять и примирять тезисы античной философии и христианского спиритуализма, подчинять ортодоксальной догматике даже таинственные прорицания оккультных наук.
Однако, сколь ни осторожны и искусны были попытки интелектуальной византийской элиты уберечь и культивировать рационалистические элементы античной науки, острое столкновение оказалось неизбежным: пример тому - отлучение от церкви и осуждение ученика Пселла философа Иоанна Итала. Идеи Платона были загнаны в жесткие рамки теологии. Рационалистические тенденции в византийской философии воскреснут теперь не скоро, лишь в обстановке нарастающего кризиса XIII-XV вв.
Общий упадок творческой активности в "темные века" с особой силой отразился на состоянии византийской литературы. Вульгаризация, отсутствие литературного вкуса, "темный" стиль, шаблонные характеристики и ситуации - все это утвердилось надолго как господствующие черты произведений литературы, созданных во второй половине VII- первой половине IX столетия. Подражание античным образцам уже не находило отзвука в обществе. Главным заказчиком и ценителем литературного труда стало черное духовенство. Монахи были сплошь и рядом и авторами житий. Агиография и литургическая поэзия вышли на передний план. Проповедь аскетизма, смирения, надежд на чудо и потустороннее воздаяние, воспевание религиозного подвига - главное идейное содержание литературы этого рода.
Особых высот византийская агиография достигла в IX столетии. В середине X в. около полутора сот наиболее популярных житий были обработаны и переписаны видным хронистом Симеоном Метафрастом. Упадок жанра обозначился в следующем, XI в.: вместо наивных, но живых описаний стали господствовать сухая схема, шаблонные образы, трафаретные сцены жизни святых. Вместе с тем житийный жанр, неизменно пользовавшийся широчайшей популярностью среди народных масс, оказывал заметное влияние на развитие византийской литературы и в X и в XI вв. Вульгаризация нередко сочеталась с яркой образностью, реалистичностью описаний, жизненностью деталей, динамизмом сюжета. Среди героев житий нередко оказывались неимущие и обиженные, которые совершая мученический подвиг во славу бога, смело вступали в борьбу с сильными и богатыми, с несправедливостью, неправдой и злом. Нота гуманизма и милосердия - неотъемлемый элемент множества византийских житий.
Религиозная тематика доминировала в эту эпоху и в поэтических произведениях. Часть их непосредственно относилась к литургической поэзии (церковные песнопения, гимны), часть посвящалась, как и агиография, прославлению религиозного подвига. Так, Федор Студит стремился опоэтизировать монашеские идеалы и самый распорядок монастырской жизни. Возрождение литературной традиции, заключавшейся в ориентации на шедевры античности и в их переосмыслении, особенно заметным стало в XI-XII вв., что сказалось на выборе и сюжетов, жанров, и художественных форм. Смело заимствуются в этот период сюжеты и формы и восточной и западной литературы. Осуществляются переводы и переработки с арабского и латыни. Появляются опыты поэтических сочинений на народном, разговорном языке. Впервые за всю историю Византии начиная с IV в. оформился и стал постепенно расширяться с XII в. цикл народоязычной литературы. Обогащение идейного и художественного содержания литературы за счет усиления народной фольклорной традиции, героического эпоса наиболее наглядно предстает в эпической поэме о Дигенисе Акрите, созданной на основе цикла народных песен в X-XI вв. Фольклорные мотивы проникают и в возродившийся в ту пору эллинистический любовно-приключенческий роман.
На второй период приходится также и расцвет византийской эстетики. Развитие эстетической мысли в VIII-IX вв. было стимулировано борьбой вокруг культовых изображений. Иконопочитателям пришлось подытожить главные христианские концепции образа и на их основе разработать теорию соотношения образа и архетипа, прежде всего применительно к изобразительному искусству. Были изучены функции образа в духовной культуре прошлого, осуществлен сравнительный анализ образов символических и миметических (подражательных), по-новому осмысленно отношение образа к слову, поставлена проблема приоритета живописи в религиозной культуре.
Возрождался интерес к физической красоте человека; получала новую жизнь порицавшаяся религиозными ригористами эстетика эротизма; вновь пользовалось особым вниманием светское искусство. Новые импульсы обрела также теория символизма, особенно концепция аллегории; стало цениться садово-парковое искусство; возрождение коснулось и драматического искусства, осмыслению которого посвящались специальные труды.
В целом эстетическая мысль в Византии в VIII-XII вв. достигла, пожалуй, высшей точки своего развития, оказывая сильной влияние на художественную практику ряда других стран Европы и Азии.
Кризисные явления переходной эпохи в византийской культуре были особенно затяжными в сфере изобразительного искусства VII-IX вв., на судьбах которого сильнее, чем в других отраслях, сказалось иконоборчество. Развитие наиболее массовых, религиозных видов изобразительного искусства (иконописи и фресковой живописи) возобновилось лишь после 843 г., т.е. после победы иконопочитания. Особенность нового этапа состояла в том, что, с одной стороны, заметно возросло воздействие античной традиции, а с другой - все более устойчивые рамки приобретал вырабатывавшийся в ту эпоху иконографический канон с его устойчивыми нормами, касавшимися выбора сюжета, соотношения фигур, самых их поз, подбора красок, распределения светотеней и т.п. Этому канону в последующем будут строго следовать византийские художники. Создание живописного трафарета сопровождалось усилением стилизации, призванной служить целям передачи через зрительный образ не столько человеческого лика, сколько заключенной в этом образе религиозной идеи.
Достигает в тот период нового расцвета искусство цветного мозаичного изображения. В IX-XI вв. реставрировались и старые памятники. Возобновлялись мозаики и в храме св. Софии. Появились новые сюжеты, в которых находила отражение идея союза церкви с государством.
В IX-X вв. существенно обогатился и усложнился декор рукописей, богаче и разнообразней стали книжные миниатюры и орнамент. Однако подлинно новый период в развитии книжной миниатюры приходится на XI-XII вв., когда переживала расцвет константинопольская школа мастеров в этой области искусства. В ту эпоху вообще ведущую роль в живописи в целом (в иконописи, миниатюре, фреске) приобрели столичные школы, отмеченные печатью особого совершенства вкуса и техники. В VII-VIII вв. в храмовом строительстве Византии и стран византийского культурного круга господствовала та же крестово-купольная композиция, которая возникла в VI в. и характеризовалась слабо выраженным внешним декоративным оформлением. Большое значение декор фасада приобрел в IX-X вв., когда возник и получил
распространение новый архитектурный стиль. Появление нового стиля было связано с расцветом городов, усилением общественной роли церкви, изменением социального содержания самой концепции сакральной архитектуры в целом и храмового строительства в частности (храм как образ мира). Возводилось много новых храмов, строилось большое число монастырей, хотя они были, как правило, невелики по размеру.
Помимо изменений в декоративном оформлении зданий, менялись и архитектурные формы, сама композиция строений. Увеличивалось значение вертикальных линий и членений фасада, что изменило и силуэт храма. Строители все чаще прибегали к использованию узорной кирпичной кладки. Черты нового архитектурного стиля проявились и в ряде локальных школ. В VIII-XII вв. оформилось специальное музыкально-поэтическое церковное искусство. Благодаря его высоким художественным достоинствам, ослабело влияние на церковную музыку, музыки фольклорной, мелодии которой проникали ранее даже в литургию. Однако музыкально-теоретические памятники позволяют заключить, что система ихосов не исключала звукорядного понимания. Наиболее популярным жанром церковной музыки стал канон.
Прогресс музыкального искусства привел к созданию нотного письма, а также литургических рукописных сборников, в которых фиксировались песнопения.
Общественная жизнь также не обходилась без музыки. В книге "О церемониях византийского двора" сообщается почти о 400 песнопениях. Это и песни-шествия, и песни во время конных процессий, и песни при императорском застолье, и песни-аккламации, и т.п.
С IX в. в кругах интелектуальной элиты нарастал интерес к античной музыкальной культуре, хотя этот интерес и имел по преимуществу теоретический характер: внимание привлекала не столько сама музыка, сколько сочинения древнегреческих музыкальных теоретиков.
Византия в это время достигла наивысшего могущества и наивысшей точки развития культуры. В общественном развитии и в эволюции культуры Византии очевидны противоречивые тенденции, обусловленные ее срединным положением между Востоком и Западом.
Заключение.
Литература.
1. http://www.bankreferatov.ru: • "Культура Византии" в трех томах. Изд. "НАУКА", Москва 1984,1989 гг.
2. http://www.netkniga.ru: • Васильев А.А.. История Византийской империи, Том I. Время до крестовых походов до 1081 г • Васильев А.А.. История Византийской империи, Том II. От начала Крестовых походов до падения Константинополя • Шарль Диль, "История Византийской империи" (издание 1948 г., сама книга написана в 1919 г.) 3. http://www.gumer.info
4. http://www.ancientrome.ru
5. http://www.hrono.ru:
•История Византии, т. 1, М., 1967, гл. 10-14. 3. В. Удальцова.
- 2 -
Документ
Категория
История
Просмотров
1 229
Размер файла
236 Кб
Теги
рефераты
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа