close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Исторический путь императоров династии Юлиев-Клавдиев

код для вставкиСкачать
Aвтор: Хан��жян Рузанна, студентка Московская Государственная Юридическая Академия, Первый Московский Юридический Институт, Москва, 2002г.

Московская Государственная Юридическая Академия
ПЕРВЫЙ МОСКОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ
Кафедра истории государства и права
КУРСОВАЯ РАБОТА
на тему: исторический путь императоров
династии Юлиев-Клавдиев
Выполнила: Проверила: доцент Филиппова
Татьяна Петровна
МОСКВА 2002
Содержание
I. Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 2 стр.
II. Гай Юлий Цезарь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3 стр.
III. Август - основатель принципата . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5 стр.
IV. Единовластие Тиберия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7 стр.
V. Калигула - второе явление тирана . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 9 стр.
VI. Мнимое правление Клавдия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11 стр.
VII. Нерон. Конец императорской династии . . . . . . . . . . . . . . . .12 стр.
VIII. Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 14 стр.
IX. Литература . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 15 стр.
1. Введение
Обзорная история становления и падения Великого Рима волнует нас и по сей день. С упоением сердца мы и сегодня готовы окунуться в повседневные заботы римлян и вместе с ними искать ответы на волнующие вопросы, переживать любовь и смерть отчаянных сердец; свержение императора; войну, в ее победе или поражении и многое другое. И надо заметить, что вопреки столетиям перед человеком предстают все те же дискуссии, волнения и разногласия как в любви, так и в политике. В своей работе я, надеюсь, объективно осветить такую немаловажную проблему, как деградирование личности монарха в период правления, а также роль народа в монархии. Что хорошо наблюдается в Римской Империи. Действительно, верно заметил К.В. Вержбицкий, "абсолютная власть - слишком сильный наркотик, а люди далеко не всегда способны учиться на чужих ошибках". Любому государству присуще стремление к контролю. С самого начала установления в Риме режима принципата провинции сразу ощутили на себе благотворное влияние новой политической системы. Империя принесла римлянам внешний и внутренний мир, относительную безопасность и экономическое процветание, но она же отняла у них политическую свободу. Римскому обществу, особенно старой аристократии, пришлось пережить кошмар жестокого террора и диких сумасбродств императоров династии Юлиев-Клавдиев, поскольку уже при Тиберии провозглашённая Августом эра всеобщего согласия сменяется эпохой террористического режима.
Сопротивление тоталитаризму и деспоту существовала, люди рисковали жизнью в борьбе за право политической свободы, но в подавляющем большинстве случаев не выливалось ни в какие активные действия. Ни в коем случае не следует преуменьшать значение этого сопротивления, принявшее форму словесного оружия: "сатира на принцепсов и их окружение, политические памфлеты ходили по рукам, несмотря на все усилия властей и отрывки некоторых из них сохранились в сочинениях Тацита и Светония".
Были и активные действия - заговоры против императоров, которые, в конечном счете, венчались успехом, как это случилось с Цезарем, опередившему время своими монархическими идеями, за что и был "наказан" восставшими против него республиканцами; и с последним императором из Юлиев-Клавдиев, ставшего жертвой аристократии, приверженцев республиканского строя. На подобные заговоры императоры отвечали казнями и конфискациями. Конфискации богатств знати - это был способ "государственного регулирования", с помощью которого наполнялась казна, и обеспечивались землей солдаты.
Причиной такой ненависти народа к своему правителю был регресс гуманистического начала человека на престоле. Влияние на это оказывали социально-этические принципы и психологическая характеристика населения, а также моральная неподготовленность, а, следовательно, и никчемность будущего императора. По этому поводу можно повторить фразу: "О слава, слава! Множество ничтожных людей сделала ты великими в глазах современников и потомства" (Еврепид, Андромаха).
2. Гай Юлий Цезарь
Гай Юлий Цезарь происходил из старинного патрицианского рода, который вел свое начало от легендарного Юла, сына Энея и внука Венеры и Анхиза. С юных лет окунувшись в политику, он стал одним из лидеров народной партии популяров, но его патрицианское происхождение помешало ему занять должность народного трибуна, к которой Цезарь стремился. В то же время род Юлиев, принадлежа к римскому нобилитету, выдвинул из своих рядов несколько государственных деятелей, занимавших высшие посты в магистратах. Большинство его семьи принадлежало к сенаторской партии оптиматов, представлявшей интересы старой аристократии, однако Цезарь с самого начала примкнул к популярам. Причиной этого было его родство с Гаем Марием, великим воином, чья блестящая карьера была примером для подражания юному Юлию.Мать Цезаря Аврелия происходила из знатной патрицианской семьи, и Тацит упоминает ее, как пример римской матроны, чьи строгость и требовательность помогли воспитать в сыне настоящего воина и государственного деятеля. Учителем Цезаря был некто Антоний, уроженец Галлии, воспитавший в нем искусство красноречия.
Когда Цезарю исполнилось пятнадцать лет, внезапно умер его отец. Молодого Цезаря избирают "Жрецом Юпитера. На этот почетный пост мог быть избран лишь тот, кто принадлежал к патрицианскому роду. Но существовало еще одно ограничение: избираемый должен был происходить из такой семьи, в которой родители вступили в брак, применив особый и древний религиозный обряд, называвшийся confarreo (он фактически исключал расторжение брака). Но уже скоро по причине ограничений, не свойственных Цезорю, прирожденному полководцу, карьера жреца у него не удалась.
Цезарь покинул Рим. К тому же наступал уже такой возраст, когда римлянин знатного происхождения должен был начинать свой путь служения государству. Если не удалась карьера жреца, запрещавшая службу в армии, то теперь Цезарь начал с нарушения этого запрета, тем более что некоторый стаж военной службы был в Риме негласной, но почти необходимой предпосылкой любой общественно-политической карьеры. Цезарь отправился в провинцию Азия, где вскоре оказался прикомандированным к штабу пропретора Квинта Минуция Терма. За проявленную храбрость был награжден дубовым венком. 1 января 59 г. Цезарь стал консулом.
Цезарь вовсе не шествовал от одной лёгкой победе к другой, нет, каждый свой успех он, каждую свою победу он вырывал с огромным усилием и достаточно часто испытывал горесть поражений.
После консульских выборов 51г. начинается длительная борьба Цезаря с сенатом. Вопрос, вокруг которого развернулась борьба, касался полномочий Цезаря, и имело для него первостепенное значение, даже жизненно важное. Поэтому, не закончив еще полностью военных операций в Галлии, Цезарь активизирует свою деятельность, направленную на укрепление позиций в самом Риме. Еще более широко, чем до сих пор, он ссужает сенаторов, да и не только сенаторов, деньгами, оплачивает их долги, осыпает щедрыми подарками, причем не забывает даже рабов или отпущенников в милости у своих хозяев. Населению Рима в целом он постоянно напоминает о себе роскошными постройками, организацией игр и пиршеств.
Цезарь стремится укрепить свое положение не только в самом Риме. Дошло до того, что ходили слухи о его намерениях распространить гражданские права на все население областей. Но акцию подобного рода было не так легко осуществить.
Однако уже скоро в результате заседаний сената, решений и высказываний ситуация становится предельно ясной, во всяком случае для Цезаря. И он собирает сходку солдат 13-го легиона. Объявлено чрезвычайное положение, т.е. римский народ призван к оружию. Поэтому он просит воинов защитить от врагов доброе имя и честь полководца, под водительством которого они в течение десяти лет одержали столько блестящих побед во славу родины. Речь произвела должное действие.
Все историки единодушно отмечают колебания Цезаря. Тем не менее, произнеся историческую фразу "Жребий брошен", Цезарь все-таки перешел со своим штабом через Рубикон. Итак, гражданская война началась, в ходе которой уже за шестьдесят дней Цезарь стал господином всей Италии. Бегство Помпея, наоборот, вызвало крайнее недовольство современников. Наконец, перед Цезарем стояла задача восстановления нормального и к тому же налаженного в интересах самого Цезаря функционирования государственного аппарата. К этой области следует отнести такие мероприятия, как пополнение сената, законы об увеличении числа магистратов, закон о провинциях, новый порядок взаимосвязей между диктатором и комициями. Эту задачу "восстановления" государственного аппарата нельзя рассматривать изолированно от другой стороны той же проблемы - стремления найти новую и достаточно надежную социальную опору. Удовлетворение требований армии, укрепление и "восстановление" римского гражданства, четкая работа государственного аппарата и его приспособление к новым условиям- таков путь, избранный Цезарем для восстановления государственного строя, поколебленного гражданской войной. Что касается гражданско-правовой политики Цезаря, то здесь, очевидно, могут быть отмечены две тенденции. С одной стороны, небывалый до сих пор масштаб распространения гражданских прав вне Италии, что имело большое принципиальное значение для укрепления римской державы и складывания ее новой административно-политической структуры. Гражданские права предоставлялись целым общинам и даже отдельным провинциям. С другой стороны, в гражданско-правовой политике Цезаря весьма заметно ощущается и некая "охранительная" тенденция, т.е. определенное торможение процесса распространения гражданских прав, но он не стремился уничтожить "персональность" прав или правовое различие между римлянами и Перегринами.
В конце концов, склонность к монархии оттолкнула от него не только бывших "республиканцев", но даже явных приверженцев Цезаря. Таким образом и создалась та парадоксальная ситуация, при которой всесильный диктатор, достигший, казалось бы, вершины власти и почета, на самом деле очутился в состоянии политической изоляции, а возникший против него и успешно реализованный заговор был закономерным проявлением слабости установленного им режима.
Последний, решающий заговор на жизнь Цезаря сложился в самом начале 44 г. в иды марта на заседании сената. В него было вовлечено более 60 человек. Интересен состав заговорщиков: кроме главарей заговора Юния Брута и Кассия Лонгина, все остальные участники были до недавнего прошлого явными сторонниками Цезаря. Гибель Цезаря стала смертельным ударом для попытки вытащить Республику из ямы анархии, пусть даже путем военной диктатуры. Заговорщики, убив Цезаря, обезглавили всю цезарианскую систему. Только через несколько дней близкий друг Цезаря Лепид призвал к мщению. Само тело было торжественно сожжено, и Гай Юлий Цезарь был обожествлен сенатом и народом. Заговорщики бежали в восточные провинции, где и утвердились в сане пропреторов. Образовалась партия цезарианцев, во главе которой встал легат и друг Юлия Марк Антоний.
3. Август - основатель принципата
Родился в Риме, сын Гая Октавия и Атии, племянницы Цезаря, который в завещании усыновил Августа и назначил его главным наследником. В юности получил хорошее образование. Изучал риторику, философию. Август сам писал как стихи, так и прозу. Из поэтических произведений А. до нас дошли сведения об эпиграммах, о язвительных стихотворениях - фесцениях, о гекзаметрической поэме "Сицилия", которая могла описывать сицилийскую войну или носить историко-географический характер, о неоконченной трагедии "Аякс". Известно также, что он писал и произносил речи, сочинил надгробную надпись в стихах для Друза. Двенадцатилетним мальчиком он произнес погребальную речь в честь своей бабки Юлии, затем он выступал на похоронах Марцелла, Агриппы, сестры Октавии. Эти речи он готовил чрезвычайно тщательно.
В девятнадцать лет, после смерти Цезаря, Гай Октавий Фурий, будущий Октавиан Август, прибывает в Рим из Македонии. Впоследствии под именем принцепса принял под свою руку истомленное гражданскими раздорами государство. Режим, созданный Августом, принес мир! Это слово было у всех на устах. Мир прославляли (Августов мир), его берегли как зеницу ока, ему воздвигали алтари. Когда Август возвратился из Испании в Рим, по решению сената на Марсовом поле был воздвигнут алтарь мира.
Он начал борьбу с Антонием, с которым, однако, после победы при Мутине и похода на Рим вместе с Лепидом заключил второй триумвират. После кровавой расправы над политическими противниками посредством проскрипций триумвирам удалось одержать победу над войсками убийц Цезаря - Брута и Кассия. При разделе Империи, согласно заключенному договору, Август получил западную часть государства, Антоний - восточную, Лепид - африканские провинции. Но уже после отстранения от власти Лепида Август начал ожесточенную борьбу против Антония. Он был лишен всех должностей и званий, а его союзнице, египетской царице Клеопатре, объявлена война. После победы в морском сражении при Акции Август стал единоличным римским властителем. Со времени правления Августа Рим стал империей. Императоры имели пожизненную трибунскую власть, звание верховного понтифика (жреца), по желанию принимали должности консула, проконсула, цензора, ведали казной.
Состоялись заседания сената, на которых были рассмотрены вопросы о положении наследника Цезаря и дальнейшем развитии Римской империи. Тридцатипятилетнему Августу сенатом была передана сроком на десять лет проконсульская власть во всех провинциях, нуждающихся в военной защите. Провинции были разделены на сенатские и императорские. В последних были сконцентрированы основные римские войска. Тем самым Август получил в командование большую часть римской армии. В это время его удостоили почетным титулом Августа. Через полгода Августу была пожизненно передана власть трибуна; его проконсульская власть была распространена на Рим, и ему были подчинены провинциальные наместники. Таким образом, была создана государственно-правовая основа первого принцепса и всех его преемников, опиравшаяся на два столпа: империизм и трибунскую власть. Принципат оказывался системой политического дуализма. Итак, основы государственного порядка претерпели глубокое изменение, и от общественных установлений старого времени нигде ничего не осталось. Забыв об еще недавнем всеобщем равенстве, все наперебой ловили приказания принцепса; настоящее не порождало опасений, поскольку Август, во цвете лет, деятельно заботился о поддержании своей власти, целостности своей семьи и гражданского мира.
Власть императора поддерживалась создаваемым авторитетом и рядом исполняемых им сакральных функций. Как "сын причисленного к лику богов Цезаря", Август обожествлялся в народе, что в дальнейшем привело к возникновению культа императора. Он также являлся Верховным жрецом (Pontifex maximus) и Отцом отечества (Pater patriae).
Не смотря на определенный успех в политике и лидирующее положение, у Августа была оппозиция со стороны людей с республиканскими убеждениями. От всех заговоров против себя Август защищался довольно жестоко беспощадными казнями.
Чтобы повернуть сенат еще больше на свою сторону, Август прибегал к неоднократным "чисткам" сената. Также лишил ряда прав. Снижение роли сената и республиканских магистратур имело своим последствием начавшийся абсентеизм. В итоге Август достиг своей цели.
Император проводил в целях обеспечения прочной базы своей власти тонкую и продуманную культурную политику, направленную на реставрацию и защиту традиционных социальных ценностей. При нём формируется идеологическая линия нового режима, а важнейшим средством её пропаганды становятся официальное искусство и литература.
Во внешней политике деятельность Августа, направленная на укрепление римского могущества при отказе от новых завоеваний, была отмечена как удачами, так и поражениями. Пиренейский полуостров и Галлия прочно вошли в римскую провинциальную систему, была укреплена граница по Рейну (завоеванию Германии положила конец битва в Тевтобургском лесу), северная граница Италии была укреплена покорением альпийских народов и завоеванием Паннонии. Там, где римляне не основывали новые провинции, их влияние гарантировалось клиентельными государствами, которые существовали также и в Малой Азии.
В области внутренней политики большое значение имели обновление состава сената, всеобъемлющие реформы (организация служебного, оплачиваемого аппарата, состоявшего из сенаторов, всадников и вольноотпущенников). Эти реформы улучшили финансовое положение в империи, в первую очередь ее провинций, и оказали благотворное влияние на установление порядка в Риме (строительство, пожарная служба и полиция, снабжение зерном и др.); было создано постоянное оплачиваемое войско. Нововведения затронули законодательство и право. Весьма сомнительно, однако, что принятые законы о браке и роскоши имели много сторонников.
Стабилизация внутриполитического положения Римского государства была необходимым условием для проведения активной внешней политики. При его правлении территориальные границы Рима были значительно расширены - теперь это Империя. Немаловажен и факт романизации Германских регионов, удачного урегулирования проблемы восточной политики Рима, взаимоотношения с Парфией.
В результате деятельности Августа официально провозглашавшаяся реставрация Республики в Риме обернулась установлением режима наследственной монархии. Наступила новая эра... А между тем время двигалось своим чередом; Август, никогда не отличавшийся крепким здоровьем, слабел и дряхлел. Умер Император Цезарь Август на семьдесят шестом году жизни в 14 г.
4. Единовластие Тиберия
Август принял в род Цезарей сыновей мужа своей дочери Юлии Марка Випсания Агриппы, родом незнатного, но хорошего полководца, Гая и Луция. Страстно желал, чтобы они, еще не снявшие отроческую претексту, были провозглашены главами молодежи.
Со временем не стало Луция Цезаря, направлявшегося к испанским войскам, и Гая, возвращавшегося из Армении с изнурительной раною. Тиберий Клавдий Нерон, сын его третьей жены Ливии от ее первого брака, остался единственным пасынком принцепса, т.к. брат Нерона, Друз, умер раньше всех. Еще недавно Тиберий был ссыльным, по причине неожиданного ухода от общественных дел. Теперь же все внимание устремляется на него одного. Август усыновляет его. По его требованию Тиберий предварительно должен был усыновить своего племянника Германика. Патрицианский род Клавдиев, выходцем которого был Тиберий Нерон, берет свое начало из Регилл, сабинского городка. Члены этого рода носили различные имена и прозвища, в числе которых приняли они и прозвище "Нерон", что на сабинском языке означает "храбрый" и "сильный". Немаловажно еще то, что он принадлежал и к семейству Ливиев, которое усыновило его деда по матери
Тиберий считался первым после Агриппы полководцем в армии Августа: предпринял поход в Армению, вместе со своим братом Друзом захватил территорию ретов, дошел до истоков Дуная, сражался с паннонцами и с германцами.
По династическим соображениям развелся со своей первой женой Випсанией, к которой был сильно привязан, и женился на дочери Августа - Юлии.
И так, Август берет своего пасынка себе в соправители, делит с ним трибунскую власть. Когда же в преклонном возрасте его начали томить недуги и телесные немощи и стал приближаться его конец, пробудились надежды на перемены и некоторые принялись толковать впустую о благах свободы, весьма многие опасались гражданской войны, иные - желали ее. Вскоре молва сообщила, что Тиберий Клавдий Нерон, получивший от своего отца имена Цезаря и Августа (Tiberius Caesar Augustus),торжественно принял принципат. Важнейшие прерогативы императорской власти, проконсульский империй и трибунскую власть (imperium majus et tribunicia potestas) он получил ещё при жизни Августа и после его смерти сразу взял бразды правления в свои руки, но, так как по традиции источником полномочий принцепса должен был быть сенат, понадобилось собрать сенаторов. Как и 40 лет назад patres сами вручили власть первому гражданину: Тиберий принял все полномочия своего предшественника, и не на 5 или 10 лет, как всегда поступал Август, а на неопределённый срок.
Со вступлением на престол Тиберий вынужден был также заниматься подавлением военных мятежей в Германии и Паннонии, усмирением восставших под предводительством Такфарината в Нумидии., а также наведением порядка в Галлии и Фракии. Завоевание Германии было прекращено с отзывом в Рим Германика, законного наследника на престол. В 18 г. Тиберий провозгласил римскими провинциями Каппадокию и Коммагену.
По этому поводу не раз Тиберий говорил, что "держит волка за уши". Наконец, избавившись от страха перед опасностями, угрожающими ему со всех сторон, он поначалу повел себя как хороший гражданин; противоречивое поведение часто выражало доброжелательность и заботу о государственном благе; попытался исправить нравы общества, пошатнувшиеся от нерадивости их дурных обычаев; а отличительной чертой была скромность. Тиберий стремился, насколько это было в его силах, сохранить систему Августа. Во время его правления укрепилась монархическая власть, увеличилась государственная казна, улучшилась система управления в провинциях. Он частично отказался от отдачи сбора налогов на откуп. В то же время плебеи потеряли свои последние политические права, т.к. при Тиберии комиции больше не созывались. Начиная с 15 г. все судебные процессы по обвинению в нарушении закона об оскорблении величия были направлены против представителей оппозиции сената, результатом чего стали бесчисленные ссылки, конфискации имущества и казни. Преторианская гвардия была помещена в Риме, а ее префекты из сословия всадников приобрели огромное влияние.
Хотя и располагал Тиберий всеми полномочиями своего предшественника, он не смог приобрести его авторитета (auctoritas principis), составлявшего важный элемент политического положения принцепса, хотя и пытался это сделать. Рано или поздно он должен был отказаться от попыток играть второго Августа и перейти от управления авторитетом к иным методам.
После кончины обоих сыновей, Германика и (особенно) Друза, Тиберий под предлогом Кампании впервые покинул государство. По возвращении он окончательно оставил все государственные дела, что послужило позором и уроном для государства. Впоследствии он дал полную волю своим ранее кое-как скрываемым порокам. О некоторых из них даже стыдно говорить. Светоний по этому поводу отмечает, что "перечислять его злодеяния по отдельности слишком долго: довольно будет показать примеры его свирепости на самых общих чертах". Дня не проходило без казни, никакому доносу не отказывали в доверии и т.д. Но среди всех этих злодеяний, окруженный ненавистью и отвращением, он не только вечно трепетал за свою жизнь, но даже терзался оскорблениями.
Уже при Тиберии конфликт интеллигенции с авторитарной властью обострился по ряду причин, например, за годы долгого правления Августа режим принципата окреп, оформились его политическая структура и идеологическая база. Как следствие, исчезла та заинтересованность в сотрудничестве с интеллектуальной элитой и обществом в целом, которая отчётливо видна во внутренней политике основателя империи
Образ императора, который создали Тацит, Светоний и Дион, сравним с тираном, при котором ожесточается императорский режим, или, говоря словами Тацита, принципат меняется к худшему. Его правление омрачено гибелью множества ни в чём не повинных людей, за что он несёт всю полноту ответственности.
Со временем Тиберий стал нелюдимым и подозрительным, что и стало причиной его решения покинуть Рим и уехать в Кампанию на Капри; в Рим он больше не возвращался. Начиная с 21 г. и по 31 г. страной практически правил префект преторианцев Луция Элия Сеян, человек, которому бескрайне доверял Нерон. И трудно даже представить, каким ударом было заподозрить друга в отравлении сына. Сеян был казнен.
Тиберий скончался от прогрессирующей болезни в поместье у Мизенского мыса на семьдесят восьмом году жизни и двадцать третьем году власти.
5. Калигула - второе явление тирана
Его преемником стал Гай Цезарь Германик, сын Германика и Агриппины Старшей. Когда ему исполнилось восемнадцать или девятнадцать лет, его мать и обоих старших братьев арестовали, и вскоре они умерли. Будущий правитель воспитывался в Германии и вырос в военном лагере среди солдат; прозвище свое - Калигула - получил от солдатской обуви (caligae), которую носил с детства. Сам же в 31 г. получил должность жреца, а в 33 г. - квестора; император Тиберий объявил его и Тиберия Гемелла (сына Друза Младшего) равноправными наследниками. Редко какого принцепса так восторженно приветствовали и на кого возлагали столько надежд. Но все надежды римлян были безжалостно разбиты. Тиберий оказался, таким образом, родоначальником целой династии императоров-деспотов.
После смерти Тиберия Калигула всячески старался завоевать народную любовь. В этой погоне он показал себя с наилучшей стороны: помиловал осужденных и сосланных, завершил постройку храма Августа и театра Помпея и многое другое.
Опираясь на поддержку префекта преторианцев Макрона, Гай получил от сената признание своего титула принцепса. Более того, сенаторы предложили ассамблее также проголосовать за него, тем самым объединив всю высшую власть Империи в одних руках.
Завещание Тиберия было отменено, и Гай получил всю полноту власти, а Гемелл утратил права на свою долю наследства. В этих событиях важную роль сыграла армия, симпатизировавшая дому Германика, из которого происходил Калигула; к тому же солдатам понравилось, что он воздал честь памяти своих родственников, которым выпала судьба столь печально окончить свои дни. Что же до Тиберия, повинного в этих трагедиях, то Гай подобающим образом организовал его погребение. Однако, поскольку мало кто в открытую скорбел о смерти покойного императора, Гай не только оставил без ответа вопрос о признании Тиберия римским божеством, но и принялся поносить его бранными словами, впрочем, они составляли существенную часть его обиходной речи.
Гай тяжело заболел. Симпатии к императору по всей стране были так велики, что известие о его недуге посеяло искреннее горе и тревогу в народе. После болезни Гай стал другим человеком. В 38 г. он казнил своего главного приверженца, префекта императорской гвардии Макрона. Та же участь постигла Тиберия Гемелла, потенциального претендента на трон. Ни с того, ни с сего возвысил себя до божеского величия. За ним закрепились фразы, которые до сих пор играют характерную роль при описании царившего в то время ужаса. Постоянно твердил слова из трагедии Акция "Атрей":
Пусть ненавидят, лишь бы боялись!
Слухи о его сексуальной жизни приписывали ему пугающее разнообразие привычек, включая садизм, гомосексуализм и кровосмесительные отношения с сестрами. Светоний сделал вывод о физических и психических недугах императора. Он отметил, что император сильно страдал от бессонницы, периодически терял контроль над движением конечностей и мыслями, и что душа его разрывалась между внешним пристрастием к шумным толпам и скрытым стремлением к полному одиночеству. Его мог внезапно охватить приступ безудержного гнева.
Концепция управления Империей Гая полностью отличалась от тщательно замаскированной автократии обоих его предшественников. Возможно, по примеру своих восточных друзей, особенно иудейского царя Ирода Агриппы, он не терпел никаких уловок и желал править, не скрывая деспотичности, подобно властителям эллинского мира. Правление Калигулы отличалось не только деспотическим произволом, но и разбазариванием государственных средств, притеснениями населения, конфискациями и ростом налогов. Он тратил деньги на публичные увеселения в Риме и Италии, а также на общественные работы, из которых самым впечатляющим было сооружение наплавного моста через часть Неаполитанского залива от Бай до Путеол. Вскоре он растратил все средства, скопленные Тиберием. Устраивая внутренние дела империи, Калигула несколько раз жестоко задевал чувства евреев. Так, он оскорбил прибывших в Рим евреев Александрии; им был издан указ (впоследствии отмененный) об установлении собственной статуи в иерусалимском Храме. В 39 Калигуле удалось предотвратить заговор в Рейнской области, участником которого стал овдовевший супруг его сестры Друзиллы. В это время Калигула также обдумывал планы вторжения в Британию; позднее этот проект был осуществлен его преемником Клавдием. Не раз были попытки покушения на жизнь императора. Впоследствии одного из них злостно были убиты четвертая жена Гая, Цезония, и их дочь. В январе 41 г. по выходе из театра Калигула был убит трибуном преторианской гвардии и другими заговорщиками. Прожил Гай двадцать девять лет, правил чуть больше трех. После его смерти вновь был затронут вопрос о возвращении Рима к республиканской форме правления. 6. Мнимое правление Клавдия
Клавдий Тиберий Клавдий Нерон Германик, сын Друза, болезненный и слабохарактерный по природе, Клавдий первоначально находился в стороне от государственных дел.
После убийства Калигулы преторианцы провозгласили Клавдия как последнего из Клавдиев императором. Клавдий щедро одарил стражу, обязанный ей своим возвышением. После вступления Клавдия на престол власть фактически перешла в руки его 3-й жены Мессалины и ее любовников, вольноотпущенников Нарцисса, Каллиста и Палланта. Он был так увлечен науками, в частности историей Рима и этрусков, а также пытался ввести в обиход новые латинские буквы, что долгое время не замечал распущенного поведения жены. Как-то ему все же пришлось узнать о происходящем у него дома. Тацит в своих "Анналах" отмечает: "Мессалине уже наскучила легкость, с какою она совершала прелюбодеяния, и она искала новых, неизведанных еще наслаждений... Но мысль о браке все-таки привлекла ее своей непомерною наглостью, в которой находят для себя последнее наслаждение растратившие все остальное". Узнав о вторичном браке жены принцепса всех охватила тревога. "...в них закладывался и страх, когда они вспоминали о безволии Клавдия, его подчиненности жене и о многих казнях, совершенных по настоянию Мессалины". Итогом этих опасений стала смерть Мессалины от трибунского удара меча. Недолго вдовствовал Клавдий, обольстила его племянница, дочь Германика Агриппина Младшая. Историки считают, что Агриппина отличалась особой суровостью и строгостью семейного уклада, а также высокомерием и жадностью к золоту. Такой образ не внушал надежды в государственных делах, поскольку на этот раз она взяла правление в свои руки. Будучи уверенной в своем предстоящем замужестве Агриппина начала подготавливаться к браку своего рожденного от сенатора Гнея Агенобарба сына Луция Домиция с Октавией, дочерью Цезаря. Однако существовало препятствие, одолеть которое можно было лишь преступным путем: Октавия уже была обручена с неким Луцием Силаном. Благодаря Вителлию, который был чем-то вроде любимца при дворе, за что ему пришлось платить полным раболепством, и его услужливости Агриппина добивается личного расторжения этого союза самим Клавдием.
Однажды, будучи пьяным, Цезарь сообщил жене, что ту ждет кара в будущем за вынесенное им беспутство. И под страхом такого заявления Агриппина понимает, что медлить нельзя ни в коем случае. Также опасаясь того, что ее сына Домиция могут лишить престола, Агриппина решается отравить Цезаря. Таким образом, наступает конец правления Клавдия.
Стоит все же заметить ряд прогрессивных мероприятий, проведенные по личному почину Клавдия, например, дарование полного гражданства внеиталийским общинам, что сыграло существенную роль в романизации провинций; внесены изменения в наследственное, брачное и рабское право; государственная казна возвращена в управление квесторов и др.; были основаны многочисленные колонии, проложены дороги и возведены технические сооружения, например шлюз для отвода воды из Фуцинского озера и новая гавань в Остии. В этот же период к Римской империи были присоединены Южная Британия и Мавретания. В целом эпоха императора Клавдия не акцентирует на себе особого внимания. Это было своего рода затишье после бури в море властвования.
7. Нерон. Конец императорской династии
Луцию Домицию Агенобарбу, получившему имя Нерон Клавдий Друз Германик, шел семнадцатый год, когда он вступил на престол. Произошло это в день смерти Клавдия, которого почтил великолепным погребением, похвальной речью и обожествлением.
До 62 г. юный император оставался под влиянием префекта преторианцев Секста Афрания Бурра и своего наставника Луция Аннея Сенеки, ориентировавших его на сближение с сенатом. Нерон обещал взять за образец правление своего предка Августа. Он также польстил сенату и консулам, выразив веру в их способность осуществлять функции власти, как в древние времена. Правительство предприняло меры для наведения общественного порядка, для борьбы против фальшивомонетчиков и реформы методов формирования казны; наместники провинций и их правительства были освобождены от сбора с населения огромных денежных сумм на проведение гладиаторских представлений. Сам Нерон, повзрослев, серьезно занялся государственными делами, особенно своими судейскими обязанностями, при осуществлении которых внедрял полезные процедурные идеи.
Вдохновленный лестью Сенеки Цезарь воображает себя великим артистом. Впервые он выступил в Неаполе. Но важнее всего казалось ему выступить в Риме. Во время пения Нерона никому не разрешалось выходить из театра, даже по необходимости. Колоссальное самолюбие возбуждало в нем ненасытную жажду к славе; его зависть ко всем тем, кто обращал на себя внимание публики, доходила до неистовства: успех на каком бы то ни было поприще был в его глазах государственным преступлением. Своего сводного брата Британика он отравил ядом из страха, что у того голос был приятнее, а значит, народ мог предпочесть его самому Нерону.
Ненавидел он и "лучшую мать", как сам называл Агриппину. Сначала Нерон лишил ее всех почестей, отнял воинов и германских телохранителей, после чего изгнал из дворца. Три раза пытался отравить, но Агриппина предварительно принимала противоядие. Поняв это, сыну пришел иной замысел, но и на этот раз он потерпел неудачу. Тогда он выдумал распадающийся корабль и пригласил Агриппину на пир в Байи. Тацит посвятил этому событию одно из своих сочинений, в котором описывал, как после крушения корабля, ей удалось доплыть до берега лишь для того, чтобы встретить свой конец на твердой земле. Таким образом, Нерон обрек себя на пожизненное клеймо "матереубийцы". Самым тяжким преступлением считалось в Риме матереубийство. Помпей вынес суровый закон, продолжавший быть в силе. Матереубийцу вместе с собакой, петухом, гадюкой и обезьяной сажали в кожаный мешок и бросали в море. В качестве оправдания Нерон заявил сенату, что Агриппина замышляла покушение на его жизнь и он был вынужден сделать это. В те времена сенаторы, ненавидевшие Агриппину, как врага отечества не сожалели по поводу ее кончины. Население и преторианцы к этому событию отнеслись аналогично.
В 62 г. начался новый этап царствования: Сенека и Бурр ушли с политической сцены. Сначала Бурр умер от опухоли горла. На посту префекта преторианцев его сменили напарники Фений Руф и гораздо более зловещий Гай Софоний Тигеллин, сицилиец, поощрявший безумства императора, ставший его злым гением. Сенека не мог ужиться с Тигеллином и своевольным императором, поэтому он ушел в отставку, сколотив к тому времени огромное состояние. Вскоре после этого Нерон стал демонстрировать свою неограниченную власть частой сменой жен. Чтобы жениться на Поппее Сабине, Нерон отправил в ссылку, а затем велел умертвить Октавию. В это же время с целью конфискации имущества богатых сенаторов были возобновлены судебные преследования "за оскорбление величества". Всевозможные постройки и игры поглощали огромные средств. Однако происходящее в целом не поколебало ни мир, ни процветание, ни правительство. Лишь в дальних уголках происходили отдельные приграничные стычки: поражение и восстание иценов в Британии. Правда, был удачный поход против парфян Гнея Домиция Корбулона, утвердившее римское господство в Армении. А царя Трдата I Нерон короновал в Риме. Однако ситуация в Риме ухудшалась. За множеством убийств последовало трагическое событие, лишившее крова многие семьи и вызвавшее открытое недовольство - всем известный и сегодня пожар Рима, уничтоживший десять из четырнадцати районов города. Неделю горели дома и храмы богов, а жители города искали убежище в каменных памятниках и склепах. Известное сочинение Тацита гласит, что Нерон пытался возложить вину за пожар на маленькую христианскую общину (первое гонение христиан). Упорно ходили слухи, что правитель сам организовал поджог, чтобы использовать освободившиеся земли для возведения своего Золотого Дворца. К этому времени его отношения с сенаторским сословием резко ухудшились. В 65 г. произошло событие, которое рассматривали как серьезный заговор, известный под названием Пизонского. Его вдохновителем и руководителем, согласно одному из мнений, был некто Гай Кальпурний Пизон, желавший таким образом выразить протест, прежде всего аристократического сословия, против "эллинистического" управления Империей. Итогом заговора стали девятнадцать казней и самоубийств и тринадцать изгнаний. Пизон, Фений и Сенека были в числе умерщвленных; то же случилось и с племянником Сенеки Луканом, поэтом и близким другом Нерона; еще одной жертвой была дочь покойного императора Клавдия.
В марте наместник Центральной Галлии, Гай Юлий Виндекс, поднял против Нрона восстание; для той же цели в Испании употребил весь свой авторитет Гальба; Луций Клодий Макр возглавил мятеж на севере Африки. Император мог бы преодолеть кризис, если бы действовал с достаточной решимостью. Но Нерон, казалось, был способен только мечтать о фантастических актах возмездия или чудесном изменении в настроении взбунтовавшихся войск под воздействием его драматичных стенаний. 9 июня Нерон узнал, что и преторианская гвардия, и сенат выступили против него, и решил покончить с собой. Его последними словами были "Qualis artifex pereo!" - "Какой великий артист погибает!"
8. Заключение
I век н.э. был временем становления новой политической формы - Империи, выработки системы стабильных отношений между Римом и провинциями; этот век характеризуется поисками и в области экономической (переход к более широкому использованию труда арендаторов-колонов вместо рабов), и в области духовной. После смерти Августа противоречивость созданной им формы правления выявилась с особой остротой, прежде всего потому, что не было выработано законной формы передачи власти от одного императора к другому. Открыто монархический принцип прямого наследования не мог быть провозглашен, т.к. государство по-прежнему считалось республикой, но республика все больше и больше становилась фикцией; всё решала сила. В течении правления Тиберия ограничиваются функции республиканских органов власти; народные собрания лишаются права выбора должностных лиц: право это передается сенату, но кандидатов практически выдвигает император. При приемниках Августа культ императора постепенно распространился по всему государству. Стало обязательным поклонение статуям императора, день рождения императора отмечался в империи как официальный праздник. Даже во время праздников других божеств, в процессиях несли изображение императора. Именно обожествление императоров становилось основной формой идеологического обоснования их власти. При Тиберии возобновляется действие старого закона "об оскорблении величия римского народа" (под который раньше подпадали серьезные политические преступления, такие как самовольное ведение войны полководцем, подстрекательство к мятежу и т.п.). Теперь этот закон применялся не только к делам, но и к словам.
Есть все основания полагать, что тенденции, наметившиеся в период принципата Тиберия, были характерны и для эпохи Юлиев-Клавдиев в целом. Именно с этого времени "принципат меняется к худшему". Тацит в своем последнем произведении - "Анналах" - не остался равнодушен к произволу и жестокостям, к доносам и сфабрикованным обвинениям, к клеветникам, порочившим честных людей, и прочим отвратительным явлениям, запятнавшим принципат Юлиев-Клавдиев. Виновников всех этих зол, императоров от Тиберия до Нерона, он выставляет на суд истории. Каждый император из Юлиев-Клавдиев ощущал некую молчаливую оппозицию, в виде общественного мнения. Но, к примеру, это вовсе не волновало Гаю Калигуле, недолгое правление которого ознаменовалось острейшим кризисом в отношениях принципата с римским обществом. Как известно, кризис разрешился его гибелью и приходом на престол Клавдия. Его преемник несколько смягчил императорский режим, и годы пребывания Клавдия у власти стали своего рода затишьем перед бурным и злостным правлением Нерона. Одним из мероприятий, с помощью которых Клавдий попытался вернуться ко внутренней политике к принципам Августа, было прекращение преследований за оскорбление принцепса словом на основании lex majestatis, что означало существенное ослабление давления на общество.
Подводя итог, из вышеизложенного следует, что в силу никчемности наследников престола верховенство и культ императора в основном действовали только формально. Именно оппозиция римлян была той силой, которая подталкивала властителей империи к смягчению политического режима, вынуждая их понимать зыбкость своего положения. Здесь хотелось бы конкретизировать свою мысль цитатой из романа "Нерон, кровавый поэт" Д. Костолони: "- Да здравствует республика во главе с императором!"
Литература
1. Гай Светоний Транквилл, Жизнь двенадцати Цезарей, М., "Ладомир", 2000г
2. Публий Корнелий Тацит, Анналы, М., "Ладомир", 2001г
3. Л.С. Ильинская, Античность (Краткий энциклопедический справочник), М., "Лабиринт", 1999г
4. М. Грант, Римские императоры, М.; "Терра", 1998г
5. С.Л. Утечко, Юлий Цезарь, М. "Мысль", 1974г
6. И.Ш. Шифман, Цезарь Август, Ленинград, "Наука", 1990г
7. К.В. Вержбицкий, Традициооные формы общения у римлян и оппозиция Юлиям-Клавдиям, доклад 8. www. webzone.ru/imp/ind.htm - Римские императоры
9. www. rulers.narod.ru - Всемирная история в лицах
1
Документ
Категория
История
Просмотров
22
Размер файла
122 Кб
Теги
курсовая
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа