close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

AIII (2)

код для вставкиСкачать
.....Начинался новый, прекрасный день. Жёлтое солнце Аркадии III только-только вынырнуло из-за горизонта, и
небо заиграло фантастическими красками.
Это последнее мирное утро, которое встретит планета. А завтра случится то, что превратит её, впоследствии, в
центр беспощадной галактической мясорубки, вошедшей в историю как "Аркадийская Война", а после, и к
полному уничтожению. Руки девочки, такой юной, полной амбиций и стремлений, окажутся по локоть в крови, и
сжимать им предстоит не измерительные приборы, а рукояти смертоносных орудий. Как и почему всё это
случится - совсем другая история, к тому же начнётся она лишь завтра. А сегодня будет чудесный день.
Особенно чудесным он будет для Ребекки, которой сегодня исполнялся пятнадцатый год.
Девушка только что проснулась и, сразу было, потянулась к фотодатчику, отвечающему за звукоизоляцию
комнаты, но на полпути остановила руку: "Надо насладиться каждой минуткой этого бесподобного дня. А какой
прекрасный рассвет! Ещё пять минут, а потом проверю, вернулась ли мама". Она уселась на кровати и стала
наблюдать через окно модуля, одиноко приютившегося на опушке Аркадийских джунглей, как солнце розовило
далёкие облака, а небо пропитывалось глубокой лазурью.
Ребекке исполнялось пятнадцать лет, а это означало то, что двери Школы Космофлота теперь для неё открыты.
"А дальше: Гильдия Звездной Разведки..... Экспедиции на неизведанные планеты..... Романтика
приключений....Эххх!" - девушка закрыла глаза и с мечтательным выражением на лице вновь рухнула на кровать.
"Мама!" - Ребекка опрометью бросилась к двери своей спальни, одновременно сняв звукоизоляцию: из комнаты
матери доносились звуки. "Вернулась!"- девушка вся засияла от радости и щёлкнула по тумблеру, отпирающему
дверь.
Когда Ребекка вошла в комнату к маме, та в одной руке держала листок, испещренный какими-то данными,
другой набирала что-то на клавиатуре компьютера.
— Нашла ещё какие-нибудь интересные камушки? — услышала мать голос дочери.
— Бек! - мама выронила из рук листок и подбежала к дочери. Они сплелись в объятии, и мать шептала ей на ухо
самые искренние пожелания. — Поздравляю тебя, любимая! — закончила она уже громко и крепко поцеловала
её в угольно-чёрные волосы.
— Мам, а знаешь.... — начала было Ребекка, но мама её прервала:
— Бек, мне нужно на базу, — она поймала печальный взгляд дочери , — ....срочно, прости.
— Но, мам, сегодня же твой и мой праздник?! Скажи этому мистеру Злыдню, что сегодня не так уж и срочно! Да и
вообще — ты только вернулась с разведки! У тебя выходной!
—Родная, послушай, — Мама взяла её за руку и подвела к столу. Взяла с него небольшой камень с
поблескивающими в солнечных лучах вкраплениями. — Вот причина моего срочного визита.
— Чем он особенен?
— Мы уже заканчивали разведку. Был последний день. Я решила прогуляться вдоль горного отрога, что за
восточным концом долины Руин, когда случайно наткнулась на небольшой выход этой породы. Мы запустили
Крота. Он зарылся и шёл вдоль ствола породы, всё углубляясь. Потом он стал выдавать информацию о
значительном расширении ствола и.....
— ...Он пропал, да? — с грустной усмешкой сказала Ребекка. — Пропал, потому что прорылся под зону Руин?
— Именно. Мы исследовали этот образец, и нашли его очень..... интересным. — Мать взглянула на часы. — Ну
всё, Бек, мне пора.
— Но, мам! Они же теперь перероют и зоны Руин! Ты знаешь, что если им нужно, то они найдут способы обойти
все запреты.
— Знаю.
— Тогда может не стоит им говорить?!
— Бек, я работала там не одна, так что на базе уже всё известно. А скоро станет известно и всей Большой
Пятёрке. Не удивлюсь, если шпионы от каждого из пяти миров есть на базе.
— Ну почему именно ты? Разве доставить камень на базу не может никто другой?
— Мне нет времени объяснять тебе все тонкости моих должностных обязанностей. Просто поверь, если бы я
имела возможность не отправляться на базу и остаться безнаказанной, то мы бы с тобой уже пекли твой
любимый банановый торт. К тому же вся серьёзная аппаратура для исследований находится на базе, а уж я там в
таком случае должна находиться непременно, - мама положила образец в коробочку и вместе с компьютером
сложила их в сумку.
"Всё из-за мистера Эджблэйта! " — с угрюмым видом Ребекка плюхнулась на стул. Она вспомнила, как увидела
мистера Эджблэйта или "мистера Злыдня", как они с мамой называли его между собой, в первый и, пока что,
единственный раз. Но уже с первого взгляда Ребекка невзлюбила его.
Тогда, семь месяцев назад, они только прибыли на Аркадию III с очередной партией учёных и рабочих. Все
вновьприбывшие были построены на плацу базы, и полковник Эджблэйт лично проводил инструктаж. Высокий,
худощавый, с зачёсанными назад редкими седыми волосами; лицо его напоминало череп, обтянутый загорелой
кожей, покрытой сетью мелких морщин. Сложив за спиной руки, он ходил взад-вперёд перед строем учёных и
смертоносно-спокойным голосом доносил им инструкции и правила поведения. Хищный взгляд его тёмно-карих
глаз был направлен куда-то поверх голов, но, казалось, следит он за каждым.
Ребекке он напомнил вампира из тех, древних кинофильмов, которых она вдоволь насмотрелась за время
перелёта. Отчасти это было правдой, так как мистер Эджблэйт руководил процессом добычи ресурсов на
Аркадии III. По его приказу исполинские добывающе-перерабатывающие заводы-автоматы — беспрерывно
лязгающие и ревущие чудовища, ощетинившиеся сотнями чадящих труб, вырастали на месторождениях
ценных ресурсов. Затем из тёмных, промасленных их недр выдвигались неправдоподобно огромные буры, пилы
и ножи и начинали дробить, рвать, кромсать тело планеты.
Пока что таких заводов было не много, но это лишь было делом времени, понимала Ребекка.
— Бе-е-е-к? — вырвал её из размышлений голос матери. — Не расстраивайся. Через пять-семь часов я вернусь,
обещаю. А если, вдруг, окажется, что у мистера Эджблэйта в груди не бетонный блок, а сердце, и сам он был
рождён не одним из своих заводов, то, думаю, он поймёт мою ситуацию и, возможно, я управлюсь ещё раньше.
— Хорошо, мам. Возвращайся скорее!
Ребекка услышала, как закрылась дверь модуля. И тут же где-то снаружи раздался, могучий рёв.
народ вернулся с зимовья!" - девушка рванулась к выходу.
"Лесной
Мать стояла возле распахнутой кабины глайдера, запрокинув голову. В небе над их головами один за другим
проносились разноцветные баай-эны — ездовые рептилии лесного народа. Воздух наполнился криками
наездников и шипящим рёвом. Вот от общего потока отделились шесть фигур и стали стремительно снижаться.
Это были Мариба, двое его братьев и три сестры — самые юные члены племени Арллу'Та. Мариба был самым
старшим из них, он уже заслужил своё Имя и право Говорить.
Небольшие ящеры грациозно приземлились на песчаном пятачке перед модулем. С каждого соскользнул юный
всадник в лётном костюме, сшитом из плотных кусков кожи.
— Я здесь и приветствую тебя Ребекка. — Мариба бодро подошёл к девушке, стянул с лица кожаный платок и
положил руку на её плечо. Братья и сёстры положили свои руки поверх его.
— Я здесь и с тобой, Мариба. Приветствую! — Ребекка положила другую руку на плечо Марибы.
— Я приветствую и тебя, доктор Хелэн! — юноша подошёл к матери Ребекки. Та, как и полагается по обычаям,
развернула к нему раскрытые ладони, а он наложил на них свои; дети повторили своё действие.
— Я благодарю вас обеих за дальновидящие стекла, которые вы забрали у себя и дали нам. Мы будем хранить
их и чтить не хуже Великих Стрел. В этом зимовье они очень нам помогли при выслеживании добычи. Благодаря
им мы смогли охотиться и ночью, набрав вдвое больше добычи, чем обычно. Я пришёл, чтобы пригласить вас на
Праздник Возвращения. Очень жаль, что вы не можете седлать баай-энов, а так же кормить духов вместе с
племенем. Но вы могли хотя бы понаблюдать и пополнить запасы кладовой мудрости.
— Благодарю за приглашение, Мариба, но мне нужно выполнить Дело Долга, — с сожалением произнесла
мама. — Наш вождь созывает всех взрослых.
— Понимаю. Дело Долга! — юноша перевёл взгляд на Ребекку — А ты Ребекка?
Девушка вся сияла от счастья
— Благодарю за приглашение, Мариба. Я буду на Вершине Духов через..... — она запнулась, — ....буду там к
началу кормления. Можете лететь, ребята.
Мариба кивнул и вскочил на своего баай-эна, дети последовали его примеру. Юноша коротко, пронзительно
крикнул, и все шестеро взмыли в небеса.
— Ма-а-ам, — Ребекка протянула ладонь к матери — Ты же дашь мне ключи от ховера, чтобы я не бежала
пятнадцать километров до Руин ?
— Держи. И смотри не убейся, — мать дала ей ключи и пригрозила пальцем. — И не вздумай снимать тот
ограничитель, что установил дядя Оливер!
— Конечно, мам. Не больше пятидесяти.
— Всё, я побежала, иначе Злыдень меня сожрёт, — сказала мама, забираясь в кабину глайдера.
Она пристегивала ремни, когда её словно озарило. Хэлен улыбнулась и высунула голову из кабины:
— Бэкки! — девушка остановилась на пороге модуля и обернулась. Мама добавила: — Иди сюда. Кажется, у
меня есть для тебя ещё один сюрприз.
Удивлённая и взволнованная, Ребекка подбежала к глайдеру:
— Какой сюрприз?
— Я совсем забыла. Ты же помнишь про наш уговор? — мама держала на краю мизинца колечко с висящим на
нём магнитным ключом
Глаза девушки округлились, и на лице заиграла улыбка радостного понимания. Она вспоминала слова мамы: "....
вот подрастёшь чуток, и будет он твой — пользуй, когда хочешь."
— Я совсем и позабыла про костюм! Спасибо, мамуль!— Ребекка чмокнула маму в щёку, схватила ключ и
бросилась к модулю.
"Вот и поучаствую в церемонии!" — радостно думала девушка.
— Удиви их как следует! Только не расшибись! — кричала ей вдогонку мать.
Двигатели глайдера мягко загудели, поднимая облачка песчаной пыли. Аппарат завис над землей, и спустя
секунду, зелёным скатом, поплыл над джунглями, унося с собой судьбоносный камень.
Ребекка подбежала к шкафу в кладовой, отомкнула его маминым ключом и достала с полки серый шлем и такого
же цвета свёрток, лежавший под ним — комбинезон. "Отлично!"
Девушка забралась в комбинезон, затянула все змейки и лямки. Пошарив рукой в глубине одной из полок, она
нашла два матово-чёрных кольца, по окружности окаймлённых голубой фосфоресцирующей линией. Закинув
руки за спину, Ребекка вставила кольца в выдвинутые слоты силового блока костюма. С мягким щелчком слоты
въехали на места, и по комбинезону прошла волна лёгкого треска, словно он весь был покрыт тончайшим слоем
льда. Искусственный женский голос произнёс: "Готово к использованию".
В нижних ящиках девушка нашла маленькие реактивные модули и закрепила их на задней стороне каждой
голени, защелкнув все замки.
Ребекка подошла к ростовому зеркалу, оглядела себя: "И последний штрих". Она приложила ладонь к зеркалу, и
на его поверхности появился интерфейс. Ребекка прижалась лбом к холодной поверхности зеркала и стала
фантазировать. Спустя двадцать секунд искусственный голос у её уха произнёс: "Комбинированный анализ
вашего эмоционального состояния, предпочтений и фантазий окончен. На основе полученных данных
сформирована оптимальная цветовая гамма и рисунок. Желаете увидеть?"
— Ага,— Ребекка кивнула и отошла на три шага. Комбинезон стал изменять свой цвет. Тут и там стали
проявляться узоры. Глядя на себя в зеркало, девушка водила пальцем по поверхности комбинезона, подправляя
не устраивающие её линии и изгибы узоров. Когда всё было законченно, Ребекка трижды осмотрела себя со всех
сторон. Затем она надела шлем, и он тут же изменил свой цвет, дважды щёлкнула пальцем по зеркалу — костюм
снова легонько затрещал, запоминая изменения.
***
Пригнувшись к рулю ховербайка, Ребекка извилистыми тропами мчалась сквозь джунгли к Обрыву.
Спустя несколько минут она, согласно указанию таблички у дороги, пересекла формально "охраняемую" границу
"...территории, являющейся объектом культурного наследия и бла-бла-бла..., именуемую Руины № 4."
Руины — это такие большущие каменные глыбы неясной формы, изрезанные светящимися синими линиями. Но
самое главное в том, что они висят в воздухе на высоте порядка трёхсот- четырёхсот метров, наплевав на законы
физики, действующие для всего остального окружения. Учёные, как муравьи, облазили каждую глыбу вдоль и
поперёк, но не нашли никакого присутствия механизмов или сил поддерживающих этих исполинов в воздухе. В
почве долины Руин тоже ничего похожего не обнаружили. Сдвинуть их с места не получилось, даже самые
мелкие экземпляры. Ни пилы, ни лазер, ни взрывы не оставляли на поверхности глыб ни единой царапины.
Пользы никакой они не приносили, либо же учёные ещё не обнаружили её. Вреда, вроде бы, тоже. Это, кстати, и
является причиной их формальной охраны.
Еще один интересный факт, связанный с Руинами, состоит в том, что их нашли уже на двенадцати планетах —
все земного типа. По двое Руин оказались во владениях каждого из пяти миров людей (у двух их них — по трое).
В целом, Руины везде одинаковы по своей бесполезности. Отличаются только геометрией глыб.
Со временем учёные смирились с тем, что не могут ничего с ними поделать, и шумиха вокруг летающих камней
понемногу утихла.
С одним соглашались все — сами Руины были зрелищем бесподобно красивым.
***
Впереди послышался гомон баай-энов, и Ребекка, сбавив ход, медленно выехала из леса.
По краю обрыва растянулось всё племя — около сорока всадников и их ящеры. Все были в нарядных лётных
костюмах по случаю церемонии кормления духов, которая открывает Праздник Возвращения.
Чем кормят духов? Воспоминаниями...... Но обо всём по порядку.
Всё начинается с птиц. Больших, красивых птиц с мягкими перьями небесно синего цвета, взрослые особи
которых достигают в размахе крыльев шести метров. Эти великаны составляют основу пропитания лесного
народа.
Когда наступает Аркадийская "зима", то есть температура не поднимается выше десяти градусов цельсия, птицы
улетают "зимовать" на один гигантский остров в океане. Аборигены седлают баай-энов и следуют за ними на
очень большом расстоянии, но, не теряя из виду. Прилетев на остров, птицы откладывают яйца в прибрежный
песок. Те, что уже отложили яйца, взмывают в небо и ... исчезают. В прямом смысле этого слова. Они
растворяются в воздухе: одна за другой.
Следующие три месяца аборигены с переменным успехом охраняют их яйца от нападок жутких гадов,
приходящих из морских глубин. По истечению данного срока вылупляются птенцы. Аборигены их не убивают, а
наоборот: выхаживают и выкармливают фруктами и мясом морских гадов. Не убивают, потому что это
бессмысленно, так как мясо птенцов ядовито. Спустя два месяца птенцы подрастают и улетают на материк, а
аборигены остаются ждать еще месяц... Чего они ждут? Возвращения исчезнувших птиц.
Спустя месяц птицы возвращаются, так же как и исчезали — материализуясь в воздухе где-нибудь над островом.
Появившись, птицы не пытаются улететь, а прячутся по всему острову, причём по возвращению они приобретают
возможность менять окрас перьев, словно хамелеоны. И теперь на них можно охотиться, потому что их мясо
перестало быть ядовитым. Птиц ищут, убивают. Часть мяса едят там же, большую же часть вялят и забирают с
собой, навьючивая на баай-энов. У каждой убитой птицы обязательно нужно съесть мозг — здесь, на острове. На
все " А почему именно...", " А почему обязательно..." аборигены отвечают, что таковы обычаи: "...так было во
времена, когда жили наши предки, так должно быть и сейчас. Мы следуем указам духов. Мы помогаем духам, а
они дают нам жизнь. Когда будут жить наши далёкие потомки, хозяева духов придут и возьмут воспоминания,
которыми мы их кормим".
Куда исчезают птицы? Аборигены говорят, что птицы странствуют по Океану Миров, и там они набираются
мудрости. "Возвращаются птицы очень мудрыми и делятся своей мудростью с нами. Но нам она не нужна. Это
мудрость для духов, а мы лишь храним её".
Разделавшись со всеми птицами, аборигены возвращаются на материк, и спустя день начинается Праздник
Возвращения и церемония кормления духов. Заключается она в том, что в течение получаса аборигены носятся
на баай-энах среди Руин, время от времени впадая в состояние транса, и "кормят" духов.
Конечно же, дотошные учёные пытались выяснить, что да как, но все попытки были безуспешны. Передатчики,
вживлённые в птиц, портились в момент "исчезновения" последних. Вернувшихся птиц сканировали вдоль и
поперёк, но ничего необычного в них не находили, как не находили и того, что отвечает за исчезновение птицы.
Изучали и аборигенов, отведавших птичьей плоти и мозга — ничего. Бедняг подвергали гипнозу, надеясь, что в
таком состоянии они смогут поведать полученную (если они её и вправду получали) информацию — впустую.
Наблюдения за Руинами и всадниками в моменты "кормления" с помощью всех существующих приборов и
регистраторов тоже ничего не выявило. Знакомая картина?
Со временем всем надоело биться над этой неразрешимой загадкой, и вокруг исчезающих птиц шумиха тоже
поутихла.
***
Весёлая болтовня аборигенов стихла, и все обернулись в сторону прибывшей девушки. Ребекка опустила байк на
землю и осталась стоять рядом, смущённая таким вниманием к своей особе. Навстречу ей вышел высокий
мужчина в лётном костюме, разукрашенном ритуальными знаками — вождь племени Арллу’Та. Он развернул к
ней ладони в приветственном жесте:
— Племя здесь и приветствует тебя, юная Ребекка.
Аборигены позади вождя повторили его жест.
— Я здесь и с племенем. Приветствую вас, — она положила свои ладони на ладони вождя.
После этого подготовительная суета продолжилась. Аборигены продолжили украшать баай-энов ритуальными
узорами и разноцветными кожаными лентами. Некоторые женщины и дети из тех, что ещё не заслужили своё
Имя, подбежали к девушке и стали трогать и разглядывать её красочный комбинезон. То и дело из их уст
вырывались восторженные возгласы.
Ребекка подошла к краю обрыва и заглянула в долину: далеко внизу раскинулась хаотическая взвесь каменных
глыб Руин. Изрезанные шрамами светящихся синих линий исполины с величавым спокойствием парили в
воздухе. Черная поверхность камней блестела в солнечных лучах.
Ребекка знала что там, внизу, на одной из глыб примостился шаман племени. Лишь он может услышать голос
духов, сообщающий ему, что можно начинать церемонию.
Вождь подошёл к девушке:
— Мы очень благодарны тебе, Ребекка, а так же доктору Хэлен. Ваши дальновидящие стёкла очень помогли нам.
Племя подстрелило намного больше птиц Кааййа. Теперь у нас вдоволь мяса и много мудрости для духов. Духи
будут очень довольны.
— Мы всегда рады помочь вам, вождь. Если что-то понадобится или снова заболеют дети племени — не тяните,
как в прошлый раз, а обращайтесь сразу.
— Племя благодарит вас. Ты будешь наблюдать церемонию отсюда? — спросил вождь.
— В момент церемонии я буду там, с вами. – Ребекка указала вниз на Руины и хитро улыбнулась, увидев
недоумение, появившееся на лице вождя.
— Но как? Ваши лётные машины теряют свою силу вблизи камней духов.
— Машина мне не понадобится. Увидите, – весело сказала девушка.
В этот момент из долины под их ногами разнёсся громкий звук рога. Шаман дал сигнал.
Вождь поднял вверх левую руку и обратился к долине:
— Племя Арллу’Та здесь и приветствует вас, — произнёс он громогласно, затем медленно обернулся к своим
людям: — Сегодня с нами кормить духов отправится и юная Ребекка. Чем она будет кормить духов, я не знаю.
Но она сказала, что полетит с нами, и не будет пользоваться своими чудесными машинами.
Люди удивлённо уставились на девушку. Вождь опустил руку в мешочек, висящий на поясе. Затем он вынул её:
два пальца были вымазаны в синей краске.
— Знак племени. Чтобы духи приняли тебя, — вождь поводил пальцами по лицу девушки, оставив на нём
замысловатый узор.
Кто-то из толпы выкрикнул: — Но как ты полетишь, Ребекка?!
Девушка хитро улыбнулась, убрала с лица непослушный локон и зашагала прочь от края обрыва. Она дошла до
стоящего на земле ховербайка и сняла шлем, надетый на ручку руля.
— А вот так! — Ребекка резким движением натянула шлем на голову и, ускоряясь, побежала к обрыву.
Из толпы туземцев послышались испуганные крики, кто-то бросился наперерез девушке, но было слишком
поздно.
Два мощных толчка, прыжок, усиленный коротким импульсом реактивных модулей, и, раскинув руки в стороны,
Ребекка зависла над бездной, словно парящая птица. Мгновением позже она вытянулась, как по струнке, и
камнем пошла вниз.
С криками ужаса всё племя сгрудилось у края обрыва, наблюдая за удаляющейся фигурой.
Несколько секунд Ребекка, словно живой, разноцветный снаряд, неслась к земле, наслаждаясь, пропитываясь
несравненными ощущениями свободного падения. Затем она подала команду в микрофон, и из карманов на
руках и спине выскочили куски материи, окаймлённые магнитными лентами. Ленты тут же слипались со
специальными направляющими, нашитыми в нужных местах комбинезона, натягивая материю. Воздух через
специальные отверстия на костюме наполнил перепонки, и Ребекка перешла в парение.
Увидев это, аборигены разом с облегчением выдохнули.
— Ребекка храбрая! — крикнул кто-то.
—Храбрая и глупая, — ответил вождь. — Так безрассудно поступают только дети, не заслужившие своего Имени!
— Не суди строго, вождь, — сказал ему Мариба. — Мы так мало знаем этих людей. Возможно, для них такое
поведение нормально.
— В твоих словах есть доля истины, Мариба, – ответил вождь. Он закрепил на голове лётный шлем с пучком
длинных, синих лент и обратился к племени: — Накормим же духов! Они ждут!
Вождь вскочил на баай-эна, издал лихой крик, и, сложив крылья, ящер с наездником прыгнул в пропасть. Один
за другим аборигены надевали свои лётные шлемы, седлали баай-энов и с криками ныряли с обрыва.
Ребекка ловила воздушные потоки и мчалась в них, лавируя в лабиринтах гигантских глыб. Временами, нащупав
восходящий поток, она помогала себе двигателями и, совершая вираж, набирала высоту. Вскоре вокруг девушки
стали проноситься баай-эны, разукрашенные шлейфами из разноцветных лент. Некоторые аборигены
приветствовали Ребекку громкими криками, другие безжизненными куклами сгорбились в сёдлах — они кормили
духов. Баай-эны плавно лавировали в геометрическом хаосе Руин, несмотря на то, что их наездник находился в
трансе.
Покружив средь парящих исполинов еще несколько минут, Ребекка сделала несколько «подъёмных» виражей и
направилась к кромке обрыва.
Вскоре стали возвращаться и аборигены. Счастливые и уставшие, они спрыгивали с баай-энов, и чуть
добравшись до опушки леса, засыпали. «Кормление забирает много сил, но духи делают нас счастливыми», —
так говорят аборигены.
Ребекка дождалась, пока на Вершину Духов вернётся всё племя, и некоторое время бродила среди спящих
людей и ящеров, разглядывая их ритуальную раскраску и одежды.
Она коснулась рисунка на своём лице: « Интересно, а покормила ли я духов какими-нибудь воспоминаниями?
Когда я была там, среди руин, то не ощутила каких-либо изменений в своём сознании. Но одно могу признать
точно — духи не обделили счастьем и меня».
Ещё какое-то время она одинокой фигуркой постояла на краю гигантского обрыва, разглядывая Руины и нежась в
лучах полуденного солнца, а потом вернулась к байку. Ребекка завела машину и помчалась к одинокому модулю,
примостившемуся на опушке джунглей, чтобы дождаться там маму, которая, возможно, прихватит дядю Оливера,
и они все вместе стали бы печь её любимый банановый торт……
Документ
Категория
Фантастика и фэнтэзи
Просмотров
23
Размер файла
77 Кб
Теги
фантастика, iii
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа