close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Освобождение от уголовной ответственности

код для вставкиСкачать
Aвтор: Чебакова В. 2005г., Кемерово, Новосибирский Государственный Аграрный Университет, Кемеровское представительство, "отл"
Министерство сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации
Новосибирский Государственный Аграрный Университет
Кемеровское представительство
Юридический факультет
Дипломная работа по дисциплине: Уголовное право РФ.
Тема: Освобождение от уголовной ответственности. Выполнила:
ст-ка 4 курса
Чебакова В.В.
Проверила:
д.ю.н., профессор
Черненко Т.Г.
Кемерово 2004
План:
Введение.
I. Понятие и виды освобождения от уголовной ответственности.
1.1. Общая характеристика норм об освобождении от уголовной ответственности.
1.2. Основания освобождения от уголовной ответственности.
1.3. Цели и правовые последствия освобождения от уголовной
ответственности.
1.4. Отграничение освобождения от уголовной ответственности и
освобождения от наказания.
II. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным
раскаянием.
2.1. Общая характеристика нормы об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.
2.2. Уголовно-правовые условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.
2.2.1. Объективные уголовно-правовые условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным
раскаянием.
2.2.2. Субъективные уголовно-правовые условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным
раскаянием.
2.3. Специальные виды освобождения от уголовной ответственности
в связи с деятельным раскаянием.
III. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением
с потерпевшим.
3.1. Общая характеристика нормы об освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим.
3.2. Уголовно-правовые условия освобождения от уголовной
ответственности в связи с примирением с потерпевшим.
IV. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением
сроков давности.
4.1. Правовая природа освобождения от уголовной ответственности
в связи с истечением сроков давности.
4.2. Порядок исчисления сроков давности.
Заключение.
Список использованных источников и литературы.
Введение.
Данная работа посвящена изучению одного из наиболее важных и вместе с тем проблемных институтов уголовного права - освобождению от уголовной ответственности. Его важность определяется тем, что применение норм об освобождении от уголовной ответственности является сегодня одним из приоритетных направлений современной российской уголовной политики. При совершении деликтов, не представляющих существенной общественной опасности, наиболее целесообразным для общества является в ряде случаев не наказание виновного, а решение конфликта, вызванного преступлением, иным способом. По этой причине, освобождение от уголовной ответственности может способствовать более быстрому и полному восстановлению нарушенного преступным посягательством общественного интереса, соблюдению прав потерпевшего, проведению в жизнь принципа экономии уголовной репрессии. Правовая природа освобождения от уголовной ответственности имеет довольно сложную структуру, которая позволяет нам осознать глубинные теоретические аспекты, лежащие в основе этого правового института, цели и задачи, которые преследовал законодатель, вводя его в систему Общей и Особенной части Уголовного кодекса РФ.
В целях проведения комплексного анализа рассматриваемого правового института автор изучает законодательные основы регулирования освобождения от уголовной ответственности, теоретические аспекты и порядок применения его различных видов. При этом объектом исследования явились не только правовые и практические проблемы освобождения от уголовной ответственности, но также его общественное значение, необходимость данного правового института для предупреждения преступлений. Это позволило раскрыть его социальную природу, рассмотреть механизм воздействия на общественные отношения и поведение субъектов, в отношении которых применяются нормы об освобождении от уголовной ответственности.
Весьма интересным и полезным, по мнению автора, представляется изучение практики применения отдельных видов освобождения от уголовной ответственности, оснований и условий, которые являются предпосылками для их реализации. Познание указанных моментов позволяет более глубоко и последовательно освоить все теоретические и практические аспекты освобождения от уголовной ответственности, преодолеть основные проблемы, встречающиеся на пути применения правовых норм, регламентирующих указанные отношения.
При написании дипломной работы делается акцент на анализ новейшего законодательства, использованы архивные данные Центрального районного суда г.Кемерово за 2004 год, а также статистические данные о количестве прекращенных уголовных дел по рассматриваемым основаниям предоставленные Управлением Судебного департамента в Кемеровской области при Верховном Суде Российской Федерации за 12 месяцев 2002, 2003г.г. и 6 месяцев 2004г.. Автор стремится наиболее полно использовать постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации, а также определения Судебной коллегии по уголовным дела Верховного Суда Российской Федерации и постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации, в том числе, вынесенные по делам, рассмотренным в период действия Уголовного кодекса РСФСР 1960 г., но сохранившие свою актуальность. Так как Уголовный кодекс РФ является законом, относящимся к новейшему законодательству, и его срок действия исчисляется всего несколькими годами. С учетом этого обстоятельства судебная практика по его применению к настоящему времени составляет относительно небольшой объем.
В юридической литературе проблемам освобождения от уголовной ответственности уделено значительное внимание, тем не менее, многие вопросы остались не решенными, а отдельные литературные источники содержат порой взаимоисключающие решения одних и тех же проблем. Это объясняется тем, что институт освобождения от уголовной ответственности - развивающийся институт. Поэтому как развивающийся институт он имеет ряд не решенных вопросов, представляющих интерес в теоретическом и практическом плане.
В своей работе автор не обходит острые дискуссионные вопросы, рассматриваются разные точки зрения, предлагается вариант разрешения спорного вопроса. Однако автор не ставит своей целью заявить о собственной научной позиции по тому или иному вопросу. I. Понятие и виды освобождения от уголовной ответственности.
1.1. Общая характеристика норм об освобождении от уголовной ответственности.
Базовым принципом правосудия является неотвратимость ответственности для любого лица, совершившего предусмотренное уголовным законом преступное деяние. Вместе с тем необходимо отметить, что достижение стоящих перед уголовным законом задач возможно и иным путем, в том числе посредством применения к виновному альтернативных методов воздействия, не связанных с реализацией мер уголовной ответственности. В связи с этим, руководствуясь принципами справедливости и гуманизма, а равно необходимостью обоснованной экономии уголовной репрессии, Уголовный кодекс РФ предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности при наличии определенных условий, делающих такой шаг обоснованным и целесообразным.
Освобождение лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности означает прекращение уголовного правоотношения: государство в лице органов правосудия, принявших решение об освобождении, отказывается от своих прав и обязанностей по наказанию виновного за содеянное, а лицо, совершившее преступление, освобождается от обязанности понести предусмотренные законом лишения и тяготы как следствие совершенного преступления.
Уголовное правоотношение прекращается во всех случаях освобождения виновного лица от уголовной ответственности.
Освобождение лица от уголовной ответственности означает фактическое его освобождение от обязанности держать ответ за деяние, являющееся преступлением, хотя само основание уголовной ответственности - состав преступления - не исчезает, поскольку деяние продолжает оставаться преступным.1
Хотя всякое освобождение от уголовной ответственности означает освобождение лица от назначения и реального отбытия наказания, однако специфика любого вида освобождения от уголовной ответственности заключается в другом, а именно, в освобождении лица, совершившего преступление, от отрицательной оценки его поведения государством в форме вынесения судом обвинительного приговора. В этом случае лицо не только освобождается от наказания, но и не признается преступником.2 Итак, освобождение от уголовной ответственности - это выраженное в официальном акте компетентного государственного органа решение освободить лицо, совершившее преступление, от обязанности предстать перед судом и подвергнуться мерам государственно-принудительного воздействия.3 В этом случае уголовная ответственность не находит своей реализации ни в публичном осуждении виновного, ни в наказании, ни в иных мерах уголовно-правового характера. Таким образом, государство оказывает доверие лицу, совершившему преступление, и рассчитывает на его законопослушное поведение в будущем.
Право принятия решения об освобождении от уголовной ответственности принадлежит суду, прокурору, а также следователю и органу дознания с согласия прокурора. В действующем Уголовном Кодексе РФ предусмотрено три вида освобождения от уголовной ответственности:
1. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ).
2. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ).
3. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности (ст. 78 УК РФ).
Существует еще один вид такого освобождения - вследствие амнистии. Однако ввиду особой юридической природы амнистии такое освобождение является одновременно и разновидностью освобождения от наказания. В связи с этим амнистия рассматривается в самостоятельной главе Уголовного Кодекса.4
По своей юридической природе все перечисленные выше виды освобождения от уголовной ответственности являются общими, то есть предусмотрены Общей частью Уголовного кодекса и распространяются на все виды преступлений, подпадающих под признаки и основания, сформулированные законодателем для освобождения от уголовной ответственности.
Все виды освобождения от уголовной ответственности относятся к окончательным, безусловным, то есть не могут быть впоследствии отменены ни по каким основаниям (кроме признания незаконным). Лицо, совершившее преступление, освобождается не только от уголовной, но и любой другой ответственности.5
Также все виды освобождения от уголовной ответственности в зависимости от их оснований можно подразделить на две группы: обязательные и факультативные. К обязательным относятся такие виды освобождения, которые не зависят от суда или других компетентных правоохранительных органов и должны при наличии необходимых оснований и условий применяться в обязательном порядке. Факультативные же - это такие, которые применяются по усмотрению компетентных органов государства, если они сочтут нецелесообразным привлечение данного лица к уголовной ответственности с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности правонарушителя и всех обстоятельств совершения деяния.6
Таким образом, освобождение от уголовной ответственности - и право, и обязанность правоприменителя. Если речь идет об этом в связи с деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим - это право суда. Употребление слов "может быть освобождено", бесспорно, свидетельствует о том, что при наличии указанных в законе обстоятельств органы следствия и суда имеют право, а не обязаны освободить лицо от уголовной ответственности. Если речь идет об истечении сроков давности, а также при наличии специальных видов освобождения от уголовной ответственности - это обязанность правоприменителя, за изъятием преступлений, наказуемых смертной казнью или пожизненным лишением свободы. Здесь вновь решение вопроса о возможности освобождения лица законодатель передает на усмотрение органов правосудия.7
Думается, что предоставление суду, прокурору, следователю или дознавателю права, а не обязанности освобождения от уголовной ответственности позволяет в названных случаях учитывать не только формальные критерии, предусмотренные законом, но и фактические обстоятельства, свидетельствующие о целесообразности применения указанных норм. Так, Л.Головко пишет, что "в ряде случаев освобождение от уголовной ответственности и прекращение уголовного дела - право компетентных государственных органов даже при наличии всех необходимых формальных предпосылок для принятия такого решения. Иными словами, возможность и целесообразность освобождения лица от уголовной ответственности должны оцениваться в каждом случае, прежде всего с точки зрения публичных интересов".8
Тем более, что положительные посткриминальные поступки виновного не всегда являются следствием его раскаяния, а напротив, выступают порой как возможность избежать уголовной ответственности.
Что же касается доводов ряда авторов о возможной необъективности в случае принятия решения об освобождении от уголовной ответственности, то здесь уместным будет вспомнить то обстоятельство, что весь уголовный процесс строится на решениях, принимаемых конкретными людьми, в которых, так или иначе, неизбежен субъективизм.
Важное значение имеет вопрос о границах освобождения от уголовной ответственности. Что касается начального момента, то освобождение от уголовной ответственности возможно в стадии предварительного расследования. Последней стадией, где еще возможно прибегнуть к освобождению от уголовной ответственности, является стадия судебного разбирательства, но только до вынесения обвинительного приговора.9 После этого речь может идти об освобождении только от уголовного наказания.
Каждый из видов освобождения от уголовной ответственности имеет свои специфические особенности и нуждается в самостоятельном рассмотрении. Однако можно выделить некоторые их сходные черты, которые поддаются обобщению. Итак.
* У всех видов освобождения имеется общая социально-правовая обусловленность. Уголовная ответственность не лучшее средство разрешения социальных проблем, поэтому государство исходит из объективно существующей тенденции экономии применения уголовно-правового принуждения к своим гражданам. Введение разнообразных оснований освобождения от уголовной ответственности является проявлением указанной тенденции, а в более широком контексте - это свидетельство реализации принципа гуманизма в уголовной политике, законодательстве, праве и правоприменении.
* Основания освобождения в юридическом плане представляют собой совокупность юридических фактов, при наступлении которых рассматривается вопрос об освобождении или наступает освобождение от уголовной ответственности. Однако основания схожи между собой еще и в том, что они представляют собой не просто юридические факты, а элементы научно обоснованной и законодательно закрепленной системы освобождения от уголовной ответственности. Выпадение одного из оснований может дезорганизовать всю систему освобождения от уголовной ответственности либо существенно снизить ее эффективность.
* Освобождение от уголовной ответственности может применяться лишь тогда, когда виновным совершено преступление. Это обстоятельство прямо зафиксировано в основаниях применения различных видов освобождения от уголовной ответственности.10 На последнее обстоятельство также правильно указывал А.П.Чугаев, утверждавший, что "уголовно-правовые и уголовно-процессуальные нормы об освобождении от уголовной ответственности и наказания могут применяться только в случаях, когда действия обвиняемого являются вообще преступными и уголовно наказуемыми".11 Это отличает предусмотренные уголовным законом виды освобождения от уголовной ответственности от ответственности в связи с наличием оснований не привлечения к ответственности (обстоятельств исключающих преступность деяния, - необходимой обороны, причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайней необходимости и др.).12 Таким образом, повторим, что освобождение от уголовной ответственности возможно лишь тогда, когда есть основания привлекать к ней лицо.
1.2. Основания освобождения от уголовной ответственности.
Как справедливо замечено в юридической литературе, освобождение от уголовной ответственности, тогда можно признать справедливым и обоснованным, когда оно не препятствует охране прав и свобод личности, всего правопорядка от преступных посягательств и вместе с тем, способствует исправлению виновного лица, предупреждению совершения новых преступлений, иными словами, когда оно соответствует задачам уголовного законодательства и позволяет достичь целей наказания без его реального применения.
Под основаниями освобождения от уголовной ответственности следует понимать предусмотренные законом фактические обстоятельства, наличие которых делает нецелесообразным применение к лицу, совершившему преступление, негативных уголовно-правовых последствий. То есть основание представляет собой причину, которая лежит в основе принимаемого решения - существенное снижение или отпадение опасности виновного. О наличии достаточных оснований для освобождения лица от уголовной ответственности говорят условия, представляющие собой набор определенных требований закона. При этом С.Г. Келина обоснованно отмечает, что "условия представляют собой фактические обстоятельства, свидетельствующие о наличии оснований"13.
Исходя из этого, можно сделать вывод, что основанием освобождения от уголовной ответственности может быть названо такое обстоятельство или совокупность обстоятельств, которые отвечают трем признакам: во-первых, они не только наиболее существенны и необходимы для применения нормы об освобождении, но и характеризуют совершенное преступление или личность преступника; во-вторых, они характеризуют преступление и преступника на момент совершения этого деяния или оценки его органами правосудия; в-третьих, между "основанием" и нормой об освобождении имеется неразрывная связь, то есть при наличии обстоятельств, которые относятся к "основанию", всегда или по общему правилу может быть применено освобождение от уголовной ответственности.14
Обобщая отдельные виды освобождения от уголовной ответственности, можно прийти к выводу, что российское уголовное законодательство допускает такое освобождение при следующих основаниях.
Первым основанием освобождения от уголовной ответственности является совершение преступления небольшой или средней тяжести.
Факт совершения преступления небольшой или средней тяжести отвечает всем требованиям, предъявленным к "основанию": во-первых, он характеризует преступление; во-вторых, эта характеристика относится к моменту совершения преступления и, в-третьих, совершение преступления небольшой или средней тяжести в совокупности со вторым основанием, относящимся к личности виновного, как правило, дает возможность положительно решить вопрос об освобождении виновного лица от уголовной ответственности.
Данное основание прямо названо почти во всех уголовно-правовых нормах, регулирующих отдельные виды освобождения от уголовной ответственности (кроме освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности).
А введение в Уголовный кодекс положений о категориях преступлений внесло определенность для следственно-судебной практики в решении данного вопроса.
При этом, очевидно, что даже совершение лицом преступления небольшой или средней тяжести - это обычно не повод для освобождения такого лица от уголовной ответственности. Не менее важным является второе основание - чтобы само лицо, совершившее преступление указанной тяжести, не представляло общественной опасности (иначе все случаи совершения таких преступлений фактически оказались бы вне сферы уголовной наказуемости). Правда, это основание непосредственно не сформулировано законодателем. Однако очевидно, что во всех случаях такое основание освобождения предполагается.15
В отличие от первого данное основание носит абстрактный характер. При определении степени общественной опасности личности преступника уголовно-правовая наука и следственно-судебная практика исходят, прежде всего, из характера и тяжести совершенного преступления, а также обстоятельств, характеризующих поведение (личность) виновного до и после совершения преступления. Круг этих обстоятельств настолько разнообразен, что исчерпывающий перечень их дать невозможно. Вместе с тем некоторые из них прямо указаны в тексте закона и имеют обязательное значение. Это: совершение преступления впервые; добровольная явка с повинной; способствование раскрытию преступления; возмещение причиненного ущерба; заглаживание вреда, причиненного в результате преступления; примирение с потерпевшим. Лишь наличие одного или нескольких указанных обстоятельств в сочетании с преступлением небольшой или средней тяжести могут стать гарантией того, что преступник исправится без реализации уголовной ответственности.16
Все обстоятельства, характеризующие личность виновного как основание освобождения от уголовной ответственности, можно разделить на три группы: обстоятельства, характеризующие личность преступника в момент совершения преступления; обстоятельства, характеризующие личность и образ жизни виновного лица до совершения преступления; обстоятельства, характеризующие личность виновного после совершения им преступления.17
Среди первой группы обстоятельств наибольшее значение имеет характер и тяжесть совершенного преступления. Однако зависимость между тяжестью совершенного преступления и степенью общественной опасности личности преступника нельзя рассматривать механически. С одной стороны, степень общественной опасности лица, совершившего даже нетяжкое преступление, резко повышается, если преступление совершено им второй раз или более. С другой стороны, степень общественной опасности личности представляется меньшей, если преступление совершено по неосторожности.
Помимо характера и тяжести совершенного преступления при оценке личности виновного на момент совершения преступления, естественно, важное значение, имеют факты, свидетельствующие о конкретной роли лица в совершении преступления, о мотивах преступления.
В числе второй группы обстоятельств, то есть фактов, характеризующих личность виновного до момента совершения преступления, закон придает первостепенное значение наличию или отсутствию судимости либо факту повторного совершения преступления. Почти все виды освобождения от уголовной ответственности исключаются при повторном совершении преступления.
При оценке личности в период, предшествующий совершению преступлению, важна также производственная характеристика, отношение к учебе, к выполнению общественных обязанностей и другие обстоятельства.
И, наконец, последнюю группу обстоятельств, влияющих на оценку степени общественной опасности личности виновного, составляет его поведение после совершения преступления. Факт не совершения новых преступлений, несомненно, свидетельствует о добровольном самоисправлении виновного лица.
Таким образом, для оценки степени общественной опасности лица законодатель требует всесторонне учитывать моральный облик виновного, проявившийся в его поведении как до совершения преступления, так во время и после его совершения.18
Вышеназванные основания должны учитываться в своей совокупности, для того чтобы у должностного лица, принимающего решение об освобождении виновного от уголовной ответственности, сложилась достоверная картина, на основании которой можно сделать обоснованный вывод о том, есть к тому соответствующие основания или нет. Здесь следует подчеркнуть особенную важность необходимости исключения механического подхода к оценке обстоятельств дела. Лицо должно освобождаться от уголовной ответственности только в случае реального снижения общественной опасности, а не наличия к тому формальных предпосылок.
Выделяют также и третье основание - нецелесообразность привлечения виновного к уголовной ответственности. Данное основание (применительно к видам, предусмотренным в ст. 75, ст.76 УК РФ) является в некоторой степени производным от первых двух. Вполне закономерно, что в случае совершения преступления небольшой или средней тяжести лицом, не представляющим большой общественной опасности, либо вообще не опасным для общества, реализация института уголовной ответственности может оказаться нецелесообразной с точки зрения принципов справедливости и гуманности уголовного законодательства в целом.
Что же касается освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК РФ), то для него категория совершенного преступления безразлична. По усмотрению суда избежать уголовной ответственности вследствие истечения сроков давности может даже лицо, совершившее преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы (исключение: наиболее опасные преступления против мира и безопасности человечества, где сроки давности вообще не применяются). Не требуется для применения ст. 78 УК РФ и совершения виновным каких-либо действий, свидетельствующих об утрате им общественной опасности (явки с повинной, примирения с потерпевшим и т. д.). Главное здесь - именно нецелесообразность привлечения лица к уголовной ответственности после истечения указанных в законе сроков (хотя и здесь лицо может перестать быть общественно опасным, а деяние, которое оно совершило, относиться к категории небольшой или средней тяжести).19
Иные основания имеет под собой освобождение от уголовной ответственности в случаях деятельного раскаяния, предусмотренных статьями Особенной части Уголовного кодекса. Так, возможность освобождения от уголовной ответственности является серьезным фактором, стимулирующим лицо на совершение требуемых от него общественно полезных действий. В силу этого, основанием освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в случаях, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ, следует признать необходимость стимулирования виновного на совершение правомерных действий. Именно данное обстоятельство обуславливает наличие указанного вида освобождения от уголовной ответственности, когда государство поступается принципом неотвратимости ответственности во имя достижения социально полезного результата.20
Суммируя изложенное об основаниях, понятии и видах освобождения от уголовной ответственности, можно дать следующее его определение.
Освобождение от уголовной ответственности представляет собой неприменение в отношении лица, виновного в совершении общественно опасного деяния, негативных правовых последствий, предусмотренных законом за его совершение, в силу установления небольшой степени общественной опасности совершенного преступления и отпадения или существенного снижения общественной опасности лица, его осуществившего, выраженное в акте компетентного органа.. 1.3. Цели и правовые последствия освобождения от уголовной ответственности.
Общий принцип целесообразности при применении конкретного вида освобождения от уголовной ответственности обязывает органы правосудия учитывать общие задачи уголовного права, а также цели общего и специального предупреждения.
Главная цель, достижению которой способствуют различные виды освобождения от уголовной ответственности, - это цель частного предупреждения.
Цель восстановления социальной справедливости, как правило, связывается с позитивным послепреступным поведением лица, совершившего преступление (деятельное раскаяние, примирение с потерпевшим). Эти же обстоятельства, а также истечение определенного времени со дня совершения преступления (истечение сроков давности) указывают и на достижение цели исправления осужденного и цели частного предупреждения преступлений (т.е. предупреждение новых преступлений лицом, совершившим преступление). Сложнее обстоит дело с решением вопроса о достижении в этих случаях цели общего предупреждения. Обычно в литературе признавалось, что эта цель достигается в случае освобождения от уголовной ответственности, связанного с применением иных мер воздействия (например, по УК РСФСР 1960г. - с применением мер общественного воздействия).
Однако думается, что о достижении общепредупредительных целей, по крайней в мере в некоторой степени, можно говорить применительно ко всем видам освобождения от уголовной ответственности, предусмотренным новым Уголовным кодексом РФ. И главным доводом в пользу такого заключения может служить то, что применение всех видов освобождения, кроме связанного с истечением сроков давности (ст. 78 УК РФ), не обязательно, а лишь возможно. То есть, лицо, совершившее преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности, но может и не быть освобождено. И варианты необходимого для этого послепреступного поведения (деятельное раскаяние, примирение с потерпевшим), формулируемые в уголовном законе, лишь порождают у лица надежду на такое освобождение. В случае же истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности осознание виновным в совершении преступления возможности применения к нему наказания связано как со сроком давности (и в этом случае в определенном смысле такое освобождение не является абсолютно безусловным: истечение определенных сроков после совершения преступления фактически превращается для лица в условие его будущего освобождения от уголовной ответственности), так и с другими обстоятельствами (с обязанностью, предусмотренной в ч.3 ст.78 УК РФ, не уклоняться от следствия и суда; с усмотрением суда в случае совершения этим лицом преступления, наказуемого смертной казнью, - ч.4 ст.78 УК РФ). Таким образом, заложенная в законодательстве и подтверждаемая правоприменением возможность, а не обязанность принятия решения об освобождении конкретного лица от уголовной ответственности сохраняет для него (в определенной мере) основной мотив общепредупредительного воздействия уголовно-правового запрета и наказания - чувство страха перед возможным наказанием. Это позволяет считать, что при определенной мере можно говорить о достижении общепредупредительных целей.21
При оценке общепредупредительного воздействия уголовных норм об освобождении от уголовной ответственности следует отметить, что их основное содержание свидетельствует о наличии в концепции современного уголовного права и уголовной политики определенной идеи компромисса. Эту идею сформировал Х.Д. Аликперов. По его мнению, под нормами уголовного законодательства, допускающими компромисс, следует понимать нормы, в которых лицу, совершившему преступление, гарантируется освобождение от уголовной ответственности или смягчение наказания в обмен на совершение таким лицом поступков, определенных в законе и обеспечивающих реализацию основных задач уголовно-правовой борьбы с преступностью. Такой компромисс может быть использован для устранения (смягчения) вредных последствий преступления, обеспечения прав и законных интересов потерпевших и обвиняемых, склонения виновных к самообнаружению и сотрудничеству с правоохранительными органами, выявления латентных преступлений, повышения раскрываемости зарегистрированных преступлений, экономии уголовной репрессии, сил и средств правоохранительных органов и т.д.
Такой подход к проблеме следует признать правильным. Никто, конечно, не собирается осуществлять фактическую декриминализацию совершенного лицом деяния в случае освобождения от уголовной ответственности, но и традиционная "бескомпромиссная" борьба с преступностью, учитывая реальные возможности правоохранительных органов, на деле способна лишь привести к снижению уровня охраны прав и законных интересов потерпевших от преступления. Напротив, допустимый (в разумных пределах) компромисс между преступником и государством (в лице правоохранительных органов), между преступником и потерпевшим способен реально повысить как возможность уголовного закона в охране прав и интересов потерпевших от преступления, так и обеспечить достижение общепредупредительных целей. Во всяком случае, нормы УК РФ об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ) и в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ) полностью вписываются в идею указанного компромисса.
Во многом степень достижения цели общего предупреждения преступлений связана с тем, насколько вероятна возможность такого освобождения и, следовательно, насколько обоснованно лицо может надеяться на то, что оно при совершении преступления "законно" избежит уголовной ответственности. Необходимо признать ошибочной чрезмерно широкую практику освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших преступление. В этом случае значительно снижается общепредупредительное воздействие уголовного закона в целом. И, конечно же, освобождение от уголовной ответственности не может превращаться в правило, а должно служить лишь дополнением к нему.
Решение вопроса об уголовно-правовых последствиях освобождения виновного от уголовной ответственности имеет важное практическое значение, особенно для квалификации преступлений, совершенных лицами, ранее освобожденными от уголовной ответственности. Так в судебной практике и в теории уголовного права длительное время идут споры, можно ли при каких-то обстоятельствах привлечь лицо к уголовной ответственности за преступление, за которое оно было ранее освобождено от уголовной ответственности? Итак, освобождение от уголовной ответственности по своему юридическому содержанию представляет собой освобождение лица, совершившего преступление, от всех юридических последствий совершения им уголовно наказуемого деяния. Во-первых, он не подлежит официальному государственно-правовому осуждению, которое обычно выражается в обвинительном приговоре суда. Во-вторых, не подвергается наказанию и не считается судимым. В-третьих, факт совершения преступления, от ответственности за которое он освобожден, утрачивает всякое юридическое значение.22 Поэтому, отвечая на выше поставленный вопрос, можно сказать, что все предусмотренные уголовным законом виды освобождения от уголовной ответственности являются безусловными, и уголовный закон не формулирует каких-либо оснований возобновления прекращенных в результате освобождения от уголовной ответственности уголовно-правовых отношений. В-четвертых, с освобождением от уголовной ответственности отменяются все меры процессуального принуждения: меры пресечения, арест на имущество, прелюстрация корреспонденции и т.д.
Следует, однако, отметить, что освобождение от уголовной ответственности является нереабилитирующим обстоятельством и не означает оправдания лица, совершившего общественно опасное деяние. Освобождение от уголовной ответственности погашает уголовно-правовое значение факта совершения преступления, сохраняя его криминологическое значение и гражданско-правовые последствия деликта.
Таким образом, правовым последствием освобождения от уголовной ответственности является полное и безоговорочное прекращение всех отрицательных последствий, которые могли бы быть применены за совершение преступления. С принятием решения об освобождении от уголовной ответственности с виновного снимается обязанность претерпевать предусмотренные законом ограничения правового статуса.
1.4. Отграничение освобождения от уголовной ответственности и освобождения от наказания. Подробное уяснение рассматриваемой темы требует ответа на вопрос о соотношении освобождения от уголовной ответственности со смежным институтом уголовного права - освобождением от уголовного наказания. При всей их близости между ними лежат существенные различия, вытекающие из особенностей правовой природы и юридических последствий их применения. Вместе с тем, отдельные авторы ставят между указанными правовыми институтами знак тождества. Такой подход к решению рассматриваемого вопроса не может не вызвать самых серьезных возражений. При всей своей схожести указанные уголовно-правовые институты являются самостоятельными и имеют существенные отличия.
Прежде всего, в новом Уголовном кодексе РФ (в отличие от УК РСФСР 1960г.) нормы, посвященные освобождению от уголовной ответственности, выделены в самостоятельную главу (гл. 11). Таким образом, проведена четкая грань между освобождением от уголовной ответственности и освобождением от наказания (гл. 12). Отрицать определенное различие между этими видами освобождения - значит, отрицать наличие присущей им уголовно-правовой специфики. Но и возводить между этими видами освобождения непреодолимый барьер, что обычно делается в теории уголовного права, было бы также принципиально неправильно.23
Как известно, в отдельных (и весьма многочисленных) случаях освобождению от уголовного наказания может предшествовать освобождение от уголовной ответственности. В подобных ситуациях первое естественно и органично предполагает второе. Обосновывается это тем, что уголовное наказание является лишь одной из многих (хотя и существенных) форм реализации уголовной ответственности и в силу этого последняя может выполнять свою основную социально-правовую функцию и без назначения виновному наказания. А также, если лицо, совершившее преступление, по каким-либо основаниям не было привлечено к уголовной ответственности, либо было освобождено от нее, то назначить ему наказание немыслимо и недопустимо, ибо наказание может быть результатом предшествующего привлечения к уголовной ответственности. Однако освобождение от уголовного наказания не влечет автоматического (одновременного) освобождения осужденного от уголовной ответственности. Кроме того, при освобождении от уголовной ответственности уголовно-правовые регулятивные отношения прекращают свое действие, тогда как при освобождении от уголовного наказания (функционально и содержательно охватывающем освобождение и от его отбытия) они нередко сохраняются (например, до погашения или снятия судимости).24
Итак, освобождение от уголовной ответственности и освобождение от наказания различаются по следующим моментам.
Во-первых, хотя любое освобождение от уголовной ответственности и все виды освобождения от наказания характеризуются освобождением виновного лица от реального отбытия наказания за совершенное преступление, однако, как уже отмечалось, освобождение от уголовной ответственности, кроме того, сопряжено с не вынесением виновному обвинительного приговора.
Во-вторых, освобождение осужденного от отбывания наказания может применяться только судом, в то время как освобождение от уголовной ответственности применяется судом, прокурором, а также следователем и органом дознания с согласия прокурора.
В-третьих, освободить лицо от наказания можно только в том случае, когда ему уже вынесен обвинительный приговор, а в отдельных случаях назначено и даже частично отбыто наказание. Освобождение от уголовной ответственности возможно только в стадии предварительного расследования и судебного разбирательства, но до постановления судом обвинительного приговора.
В-четвертых, рассматриваемые типы освобождения в известной мере различаются и по основаниям применения. Основаниями освобождения от уголовной ответственности являются совершение преступления небольшой или средней тяжести и отсутствие или небольшая степень общественной опасности лица, совершившего его, причем, как уже подчеркивалось, преимущественное значение имеет характер и тяжесть совершенного преступления. Что касается оснований освобождения от наказания, то преимущественное значение здесь имеет полное отпадение либо существенное снижение степени общественной опасности личности. 25
II. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.
2.1. Общая характеристика нормы об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.
В соответствии с ч.1 ст.75 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным.
Рассматриваемый вид освобождения от уголовной ответственности неслучайно называется именно деятельным раскаянием. Ибо основной целью освобождения от уголовной ответственности, в соответствии со ст.75 УК РФ, является побуждение виновного к раскаянию, переоценке им своего поведения, изменению его отрицательных установок на социально положительные или нейтральные. Раскаяние, в контексте рассматриваемой правовой нормы, представляет собой осознание содержания и опасности преступного поведения, чувство сожаления, стремления загладить причиненный вред. Именно названные обстоятельства, в первую очередь, свидетельствуют о снижении и отпадении опасности данного лица. Это подтверждается его социально полезным поведением, которое выражается в самообнаружении виновного, помощи в расследовании преступления, возмещении причиненного вреда.
Данный вид освобождения от уголовной ответственности является относительно новым для отечественного права, он был впервые предусмотрен в Уголовном кодексе РФ 1996г. Практика его применения на сегодняшний день доказывает обоснованность и эффективность такого шага. Правовое и социальное значение освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием весьма велико. Даже после совершения преступления, когда имеются все фактические и юридические основания для привлечения виновного к уголовной ответственности, ему предоставляется шанс на освобождение от ее применения в случае положительного поведения с его стороны.
Так, только судами общей юрисдикции и мировыми судьями Кемеровской области за первое полугодие 2004года было прекращено 206 дел в связи с деятельным раскаянием (в 2003 году - 313 дел, 2002 году - 258 дел).
Анализируемая норма распространяется на более чем 1/3 составов преступлений, предусмотренных Особенной частью УК РФ, и содержит закрытый перечень условий необходимых для принятия решения об освобождении от уголовной ответственности.
Так, в ч.1 ст.75 УК РФ в качестве условий, при соблюдении которых правоприменитель вправе решать вопрос об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием названо: 1. преступление должно быть совершено лицом впервые;
2. совершенное преступление должно относиться к категории небольшой или средней тяжести;
3. лицо должно добровольно явится с повинной;
4. способствовать раскрытию преступления;
5. возместить причиненный ущерб или иным образом загладить вред, причиненный в результате преступления.
Так как, перечень условий, закрепленный в ст.75 УК РФ, является закрытым, правоприменитель не вправе требовать от виновного совершения других посткриминальных поступков.
Приведенные выше обстоятельства разделяются на объективные и субъективные. Наличие объективных признаков не зависит от воли виновного и его поведения после совершения преступления. К их числу относятся такие условия, как совершение преступления впервые и небольшой или средней тяжести. Субъективные обстоятельства находятся в прямой зависимости от поведения виновного и включают в себя явку с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение вреда. Как правило, только совокупность перечисленных условий дает право суду, прокурору, а также следователю и органу дознания с согласия прокурора решать вопрос об освобождении (прекращении уголовного дела) от уголовной ответственности.
Как было отмечено, деятельное раскаяние является дискреционным видом освобождения от уголовной ответственности, то есть применяется по усмотрению должностного лица правоохранительного органа. Данное правило представляется вполне оправданным, ибо позволяет устранить случаи освобождения от уголовной ответственности без должных на то оснований. "Нередко, - пишет А.Савкин, - лица, совершившие преступление, пытаясь избежать заслуженного наказания, имитируют деятельное раскаяние. Признавая свою вину и раскаиваясь в совершенном преступлении, такие лица объективно ничем не подтверждают своего сожаления о содеянном"26. По этой причине, рассматривая возможность применения освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, правоохранительные органы должны иметь твердую уверенность относительно факта исправления виновного. Только при этом условии могут быть достигнуты цели, поставленные перед институтом освобождения от уголовной ответственности.
Рассмотрим названные условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием подробнее.
2.2. Уголовно-правовые условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.
2.2.1. Объективные уголовно-правовые условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.
Как было отмечено выше, для освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием необходимо наличие двух объективных условий. В данном параграфе мы подробно остановимся на этих двух условиях, то есть на понятиях "лицо, впервые совершившее преступление" и "преступление небольшой или средней тяжести".
Итак, обязательным условием, предусмотренным ч.1 ст.75 УК РФ, является совершение преступления впервые. Этот признак позволяет исключить случаи освобождения от уголовной ответственности лиц, имеющих устойчивую преступную ориентацию и, как следствие, обладающих повышенной степенью опасности.
Как показывает анализ правоприменительной практики органы предварительного расследования испытывают определенные трудности при трактовке законодательной формулировки "лицо, впервые совершившее преступление". Для правильного решения данного вопроса необходимо, во-первых, четко разграничивать логический (этимологический) и юридический смысл этого понятия и помнить, что в юридическом смысле это понятие более емкое.
Так, в диспозиции ст. 75, УК РФ понятие "лицо, впервые совершившее преступление" законодатель использует исключительно в юридическом смысле и вкладывает в его содержание дополнительные признаки, которые существенно отличаются от тех, которые присущи логическому смыслу этого понятия.
Во-вторых, раскрывая юридическое содержание данного понятия, необходимо иметь в виду, что оно охватывает в равной мере как подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, так и лицо, которое по делу не признано одним из вышеперечисленных участников уголовного процесса.
В-третьих, решая вопрос о том, совершено ли преступление впервые или нет, необходимо руководствоваться ст.18 УК РФ, регулирующей правила признания преступления рецидивом. Исходя из вышеизложенного, преступление признается совершенным впервые, если лицо раньше вообще не совершало никакого преступного деяния. Однако, этот признак имеет место и в тех случаях, когда субъект прежде совершил деяние, по формальным признакам являющееся преступлением, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности (ч.2 ст.14 УК РФ), либо причинил вред при наличии одного из обстоятельств, исключающих преступность деяния (необходимая оборона, обоснованный риск и т.п.). Рассматриваемое обстоятельство наличествует также в случае отсутствия в ранее совершенном деянии одного из обязательных элементов состава преступления (учинение общественно опасного деяния невменяемым или лицом, не достигшим возраста уголовной ответственности).27
Совершенным впервые считается также преступление, если лицо ранее допускало совершение уголовного деликта, но при этом прекратились все уголовно-правовые последствия, возникшие в связи с фактом его осуществления. К числу таких обстоятельств относятся освобождение от уголовной ответственности в силу акта амнистии или иным нереабилитирующим основаниям (истечение сроков давности, примирение с потерпевшим и т.д.) либо случаи, когда лицо было осуждено, отбыло наказание и судимость к моменту совершения нового преступления была в установленном порядке снята или погашена.28
Для более полного уяснения рассматриваемого вопроса необходимо установить, с какого момента освобождение от уголовной ответственности прекращает все правовые последствия, возникшие в связи с ранее совершенным преступлением. Если прежде лицо участвовало в преступлении и было освобождено от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим, необходимо, чтобы новое деяние было совершено после вынесения должностным лицом правоохранительного органа постановления о прекращении производства по делу.
При освобождении от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности вынесение постановления об освобождении от уголовной ответственности для аннулирования уголовно-правовых последствий не требуется. В силу этого преступление, начавшееся по прошествии установленного ст.78 УК РФ срока давности, признается совершенным впервые, независимо от того, вынесено постановление о прекращении производства по делу в связи с фактом осуществления предшествующего преступления или нет.
В случае освобождения от уголовной ответственности в связи с актом амнистии, уголовно-правовые последствия аннулируются с момента вступления в силу постановления об амнистии. По этой причине, если повторное преступление начинается после издания акта амнистии, освобождающего от ответственности за предыдущее преступление, то оно признается совершенным впервые.
Определенные трудности на практике возникают при решении вопроса об отнесении к категории лиц, впервые совершивших преступление, осужденного, который на основании ч.2 ст.81 УК РФ был освобожден от наказания, но позже вновь совершил преступление небольшой или средней тяжести.
На первый взгляд, такое лицо не может считаться как "ранее не совершившее преступление", так как сам факт преступления и вина данного лица в его совершении установлены вступившим в законную силу приговором суда. Иными словами, суд признал это лицо виновным в совершении преступления и вынес в отношении него приговор, которым определена и мера его наказания за содеянное. Однако, учитывая, что этот осужденный после совершения преступления заболел тяжелой болезнью, не исключающей его вменяемость, но препятствующей отбыванию им наказания, суд освободил его от наказания.
Для правильного решения данного вопроса необходимо обратиться к норме Особенной части УК РФ, регулирующей институт судимости. Так, в соответствии с ч.2 ст.86 УК РФ лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым. Следовательно, граждан, освобожденных судом от наказания, законодатель приравнивает к тем лицам, у которых судимость погашена в установленном законом порядке. Тот факт, что лицо не отбывало назначенное приговором суда наказание за совершенное преступление, и не истек установленный законом срок, по истечении которого для другой категории осужденных судимость погашается, не меняет существа дела. Законодатель для этой категории осужденных предусмотрел особый порядок погашения судимости, в силу чего лицо, освобожденное от наказания, но после своего освобождения и выздоровления вновь совершившее преступление, необходимо рассматривать как лицо, впервые совершившее преступление.29
Вышеприведенные обстоятельства исчерпывают собой круг условий, при наличии которых вновь совершенное преступление считается учиненным впервые. Второе условие освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием законодатель связывает с категорией преступления, которое совершено лицом впервые. Это преступление должно обязательно относится к категории небольшой или средней тяжести.
В уголовном законодательстве четко определены категории преступлений. В соответствии со ст.15 УК РФ преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК, не превышает 2 лет лишения свободы. А преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает 5 лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, превышает 2 года лишения свободы.
2.2.2. Субъективные уголовно-правовые условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.
Изучение субъективных условий освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием необходимо начать с вопроса, вызывающего самые оживленные дискуссии со времени появления в законе нормы, предусматривающей рассматриваемый институт уголовного права. Выше мы определили, что наряду с двумя объективными уголовно-правовыми условиями освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием законодатель в ч.1 ст.75 УК РФ указывает и на три субъективных условия, при наличии которых правоприменитель вправе решать вопрос об освобождении от уголовной ответственности, это:
* добровольная явка с повинной;
* способствование раскрытию преступления;
* возмещение причиненного ущерба или иным образом заглаживание вреда, причиненного в результате преступления.
В связи с этим возникает вопрос о том, необходимо ли для освобождения от уголовной ответственности по ч.1 ст.75 УК РФ совершение виновным всех указанных в ней общественно полезных действие, или же здесь достаточно установления некоторых из них. В этой связи в литературе сложилось несколько позиций. По мнению В.Г.Шаламова, В.А.Кушнарева, А.Ю.Магомедова, по смыслу действующего законодательства установление любого из возможных деяний (поступков), свидетельствующих о раскаянии, может повлечь освобождение лица от уголовной ответственности.30
Иной точки зрения придерживается В.В.Сверчков. Он считает, что только сумма всех перечисленных условий образует необходимую предпосылку для освобождения от уголовной ответственности. Отсутствие хотя бы одного из этих условий в случае, если оно необходимо по конкретному юридическому факту, должно свидетельствовать о том, что как такового основания освобождения от уголовной ответственности нет, но наличествуют отдельные обстоятельства, смягчающие уголовную ответственность.31
Несколько отличную позицию отстаивает Х.Д.Аликперов: "Одно из трех оснований (т.е. возмещение причиненного ущерба или заглаживание вреда) освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, учитывая характер и обстоятельства того или иного преступления, может быть переменным (альтернативным). Однако наличие добровольной явки с повинной и способствование раскрытию преступления являются непременными (безальтернативными). Поэтому отсутствие хотя бы одного из этих двух оснований исключает возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием".32
Ответ на вопрос, какая из представленных точек зрения является верной, требует уяснения содержания ч.1 ст.75 УК РФ, предусматривающей возможность применения рассматриваемого вида освобождения от уголовной ответственности. Анализ данной нормы позволяет сделать вывод о том, что все указанные условия перечисляются в законе безальтернативно. Здесь прямо говорится о возможности освобождения от уголовной ответственности только при наличии полного набора названных обстоятельств. В силу этого, позиция о необходимости установления хотя бы одного из оснований указанный в ч.1 ст.75 УК РФ, представляется неверной.
Наличие, к примеру, одной только явки с повинной, если при этом виновный отказывается помогать следствию и возмещать причиненный вред, явно свидетельствует о том, что его общественная опасность не снизилась, в силу чего основания для освобождения от уголовной ответственности отсутствуют.
Вместе с тем необходимо отметить, что в исключительных случаях обстоятельства дела складываются таким образом, что совершение указанных в ч.1 ст.75 УК РФ действий не может быть осуществлено виновным по объективным, не зависящим от него обстоятельствам. В таких случаях, если механически придерживаться позиции о необходимости установления всех оснований, предусмотренных ч.1 ст.75 УК РФ, то возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием здесь исключается.
Такое положение дел представляется необоснованным по той причине, что оно напрямую противоречит основным целям данного вида освобождения от уголовной ответственности. Получается, что лицо, совершившее преступление, искренне раскаивается в совершенном преступлении, явилось с повинной, желает возместить причиненный вред и оказать помощь в расследовании преступления. Однако, несмотря на это, возможность применить ст.75 УК РФ исключается, что не может быть признано обоснованным.33
В силу названного обстоятельства можно сделать вывод о том, что применение освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, как правило, возможно, при наличии всех указанных в ч.1 ст.75 УК РФ условий. При этом, на практике могут иметь место случаи деятельного раскаяния и при отсутствии отдельных его условий по независящим от виновного причинам, но при наличии остальных условий, предусмотренных законом, виновный все же может быть освобожден от уголовной ответственности в соответствии с ч.1 ст.75 УК РФ.
В свете сказанного, трудно согласиться с выводами Президиума Верховного Суда Республики Мордовия, который освободил от уголовной ответственности Агафонову в связи с ее деятельным раскаянием, выразившемся лишь только в том, что она оказала помощь следствию в раскрытии преступления и возместила причиненный ущерб. Как видно из материалов дела Агафонова добровольно не явилась с повинной, а только в ходе расследования и судебного разбирательства признала себя виновной.34 Таким образом, суд не принял во внимание главную цель законодателя, которую тот стремится достичь посредством анализируемой нормы, - склонить виновного к самообнаружению и добровольному устранению им вредных последствий содеянного.
Рассмотрим в отдельности субъективные условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Первым из них является добровольная явка с повинной лица, совершившего преступление. Учитывая, что в науке уголовного права нет единства мнений относительно понятия "явка с повинной", подробно остановимся на нем.
Прежде всего, отметим, что явка с повинной означает обращение лица в компетентные органы с заявлением о совершенном преступлении, признании своей вины и с намерением передать себя в руки правосудия. При этом добровольность означает, что лицо имело реальную возможность не являться с повинной, но, тем не менее, предпочло сообщить органам уголовной юстиции о содеянном.35
Сообщение лица о совершенном им преступлении может быть как в устной, так и в письменной форме. Основным его признаком является повинность, т.е. правдивое и полное сообщение лица о факте совершения преступления и его причастности к этому деянию. Вполне логичным представляется мнение о том, что виновный должен дать подробные и всесторонние показания относительно обстоятельств совершенного преступления. Утаивание им определенных сведений или введение следствия в заблуждение посредством дачи ложных показаний исключает рассматриваемый признак.
Адресатом явки с повинной могут являться правоохранительные органы, полномочные на возбуждение и расследование уголовного дела, либо иные государственные органы, обязанные передать ставшие им известными сведения в соответствующие инстанции для принятия необходимого решения. "Явка с повинной предполагает обращение в правоохранительные органы. Обращение не в тот орган, который непосредственно должен заниматься расследованием, не меняет оценки случившегося, как явки с повинной. В порядке исключения можно считать явкой с повинной и обращение в другие органы государственной власти, управления, местного самоуправления".36
Явка с повинной может быть осуществлена как лично, так и при посредничестве иных лиц, а также с использованием технических средств связи или отправлений. Так, одни лица, совершившие преступление и решившиеся на явку с повинной, могут излагать свое решение письменно и по почте отправлять в правоохранительные органы или ставить об этом в известность милицию по телефону. Другие - могут направлять своих близких к прокурору и через них письменно или устно сообщить о совершенном преступлении и о своей готовности добровольно явится с повинной. Третьи, к примеру, несовершеннолетни, о совершенном преступлении могут сообщить непосредственно своим родителям, педагогам, так как чаще всего они не знают правовую процедуру явки с повинной или же просто им страшно явиться в милицию.
Словом, существует целый ряд форм явки с повинной. Учитывая это, законодатель в анализируемой норме ставит во главу не форму проявления такого посткриминального поведения лица, совершившего преступление, а сам факт его добровольной явки с повинной, который и имеет правовое значение. Другие же обстоятельства анализируемого поступка виновного находятся за пределами уголовно-правового регулирования и не должны влиять на решение судом, прокурором, следователем или лицом, производящим дознание, вопроса об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.
Так, например, как видно из материалов дела, преступление совершено 18.08.2002г, каких-либо данных о лицах, совершивших преступление, у органов предварительного следствия не имелось. На следующий день, 19.08.2002г. Мирвалиев в письменном виде признался в совершенном преступлении. На тот момент он не был допрошен и не был задержан по подозрению в совершенном преступлении. Таким образом, именно явка с повинной помогла органам следствия раскрыть преступление.37
Таким образом, основным моментом, определяющим правовую природу явки с повинной, является не способ обращения лица в правоохранительные органы, а его стремление оказать помощь в раскрытии преступления, искупить свою вину посредством сообщения информации о совершенном преступлении. На это обращает внимание В.Коломеец, который утверждает следующее: "явка с повинной и сегодня не должна пониматься лишь как обязательный и непосредственный личный приход человека в точно означенное место... Главное в явке с повинной, конечно, не личная явка куда-то, а прекращение определенного деяния и признание своего участия в нем".38
Добровольность явки означает, что лицо принимает соответствующее решение самостоятельно, а не под воздействием непреодолимого внешнего принуждения. Верховный Суд РФ в постановлении "О практике назначения судами уголовного наказания" от 11 июня 1999г. указал, что при решении вопроса о том, имела место явка с повинной или нет, "...Необходимо проверять, явилось ли заявление, поданное в органы расследования, или сообщение о преступлении, сделанное должностному лицу органа расследования, добровольным, и не связано ли это с тем, что лицо было задержано в качестве подозреваемого и подтвердило свое участие в совершении преступления. Если по делу, возбужденному по факту совершения преступления, лицо, его совершившее, не установлено, добровольное заявление или сообщение лица о содеянном им должно рассматриваться как явка с повинной. Как явку с повинной следует рассматривать также заявление лица, привлеченного к уголовной ответственности, о совершенных им преступлениях, неизвестных органам расследования".39
Однако, рассматриваемый признак не исключается в случаях, когда лицо побуждается к явке с повинной под влиянием внешнего воздействия, которое, однако, не является непреодолимым. Например, один из родителей, узнав о причастности сына к совершенному преступлению, используя личное влияние, принуждает его к явке с повинной. В данном случае, несмотря на имевшее место воздействие, виновный сохраняет возможность самостоятельного выбора варианта дальнейшего поведения, в силу чего сделанное им сообщение признается добровольным.
В юридической литературе последних лет нет единства мнений относительно возможности признания явки с повинной добровольной, когда о явившемся известно органам предварительного расследования как о лице, совершившем преступление. Так, одна группа авторов считает, что добровольная явка с повинной выступает основанием для освобождения от уголовной ответственности только в том случае, если органу, расследующему дело, на этот момент не было известно лицо, совершившее преступление.40 Другая группа ученых полагает, что для признания явки с повинной добровольной не имеет никакого правового значения тот факт, что о лице, явившемся с повинной, было известно органу, расследующему уголовное дело, как о непосредственном лице, совершившем расследуемое им преступление.41 Безоговорочно принять одну из вышеприведенных позиций трудно, так как, во-первых, ни материальное, ни процессуальное законодательство не содержит определения данного понятия. Во-вторых, что означает неопределенная формулировка "органу, расследующему уголовное дело, было известно о самом лице, совершившем преступление"? В частности, возникает вопрос - подпадает ли под это понятие лицо, в отношении которого: имеется оперативное сообщение, в котором источник информации упоминает о нем как о лице, совершившем преступление; следователем собраны определенные доказательства, дающие основания подозревать лицо в совершении расследуемого преступления; у следователя имеются интуитивные предположения о том, что преступление совершено именно этим лицом и т.д. Помимо этого как быть в тех случаях, когда лицо, явившееся с повинной, не знало об осведомленности правоохранительных органов о совершенном им преступлении?
В этой связи напомним, что осуществляя уголовно-правовое регулирование явки с повинной, законодатель стремится, прежде всего, к склонению виновного к самообнаружению и добровольному устранению (смягчению) вредных последствий содеянного с тем, чтобы сократить силы и средства на раскрытие преступления и изобличение виновного, как и к сокращению уровня латентной преступности и нераскрытых преступлений. Вот главная функция явки с повинной в уголовно-правовом смысле. А тот факт, что до добровольной явки лица с повинной правоохранительные органы предполагали или знали, что преступление совершено им, не имеет никакого уголовно-правового значения.
Поэтому, думается, что для признания явки с повинной добровольной не имеет никакого правового значения тот факт, что о лице, явившемся с повинной, было известно органу, расследующему уголовное дело, как о непосредственном лице, совершившем расследуемое им преступление. Однако все же не может рассматриваться как добровольная явка с повинной сообщение в правоохранительные органы, когда виновный разоблачен, и ему об этом известно. Сказанное подтверждается материалами судебной практики. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" от 10 февраля 2000г. отмечается, что не может признаваться добровольным сообщение, сделанное в связи с тем, что о даче взятки или коммерческом подкупе стало известно органам власти".42
Явка с повинной отсутствует и в том случае, когда лицо, совершившее преступление, вынуждено дать признательные показания в силу того, что его причастность к преступлению доказывается собранными по делу материалами. Аналогичную позицию заняла Судебная коллегия Верховного суда РФ, которая оставила кассационную жалобу осужденных о том, что суд не признал наличие явки с повинной, без удовлетворения. Из материалов дела следует, что обвиняемые написали заявление о признании своей вины после того, как их задержали и следователю стали известны обстоятельства совершенного преступления.43
Мотивы явки с повинной могут быть самыми различными и не влияют на правовую оценку действий виновного. Так, мотивы, побудившие лицо явиться с повинной могут быть продиктованы: раскаянием в содеянном, осознание всей глубины общественной опасности совершенного преступления, стыд за содеянное, страх перед наступлением уголовной ответственности, желанием снять подозрение с невиновного или пресечь преступную деятельность своих соучастников, жалость или сострадание к потерпевшим, и др. Однако, так как, освобождение от уголовной ответственности целесообразно только в случае фактического исправления лица совершившего преступление, т.е. когда лицо перестало быть общественно опасным, следует помнить, что законодатель Федеральным законом №58-ФЗ от 08.12.03г. внес изменения в ч.1 ст.75 УК РФ и в перечне условий для освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием указал для лица, явившегося с повинной, обязанность раскаяться в содеянном, так как именно в этом случае оно перестанет быть общественно опасным. Правовое значение имеет только такое раскаяние, которое выражается в конкретных действиях. Мысли, психическое состояние лица, если они не выразились вовне в форме конкретных действий, поступков, не являются объектом уголовно-правовой оценки.44
В силу этого, применяя ст.75 УК РФ, необходимо принимать во внимание не только указанные в законе обстоятельства, но так же иные условия, свидетельствующие о положительных изменениях в поведении виновного и подтверждающие отпадение его общественной опасности. Данное новшество способствует оптимизации данного вида освобождения от уголовной ответственности, а равно исключению случаев его необоснованного применения.
Следующим условием освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием является содействие со стороны виновного раскрытию совершенного преступления. Необходимо указать, что по своей сути названное условие напрямую вытекает из ранее рассмотренного - добровольной явки с повинной. Совершенно естественным представляется, что виновный не только должен сообщить о содеянном в компетентный орган, но также оказать помощь в установлении всех юридически значимых обстоятельств дела. Содействие в раскрытии преступления может выражаться в различных действиях. Это может быть дача правдивых показаний по делу, выдача орудий и средств совершения преступления, имущества, добытого преступным путем, содействие в изобличении сообщников, предоставление иных доказательств, подтверждающих причастность виновного или иных лиц к совершенному преступлению.
Анализ требуемых действий, необходимых для установления наличия рассматриваемого признака, позволяет нам отметить некоторую неточность предусмотренной законом формулировки, указывающей на необходимость способствованию только раскрытию совершенного виновным преступления. Не менее важной стадией является его расследование, в ходе которого собираются доказательства, подтверждающие причастность лица к совершенному общественно опасному деянию. В силу этого помощью только раскрытию преступления перечень требуемых от него действий не исчерпывается и не может исчерпываться. Сказанное означает, что, наряду с содействием в раскрытии преступления, фактически от виновного требуется также помощь в его расследовании. В связи с этим следует согласится с мнением В.В.Сверчкова о том, что нынешняя конструкция диспозиции ч.1 ст.75 УК РФ подвигает правоприменителей к самовольному расширительному толкованию этого понятия - включению в него процесса расследования.45 В силу данного обстоятельства диспозиция ч.1 ст.75 УК РФ требует расширения. Это должно выразится в закреплении среди условий, необходимых для применения названной нормы, содействия не только раскрытию, но также расследованию совершенного виновным лицом преступления.
Подобное изменение конструкции рассматриваемой статьи позволило бы, во-первых, расширить сферу положительного постпреступного поведения виновного. Во-вторых, это в большей мере может способствовать не только раскрытию совершенного преступного деяния, но также его расследованию. В-третьих, данный шаг позволит привести существующую практику по применению данного вида освобождения от уголовной ответственности в соответствие с требованиями закона.46
Следующим, закрепленным в законе обязательным условием деятельного раскаяния, является возмещение виновным причиненного ущерба или заглаживание вреда иным образом. Следует отметить, что законодатель при определении условий деятельного раскаяния указывает на возмещение причиненного ущерба или заглаживание причиненного преступлением вреда иным образом, но не раскрывает при этом их содержания. На это обращает внимание А.Халиков, отмечая, что найти грань между указанными признаками весьма сложно.47 В силу этого закономерно возникает вопрос о соотношении отмеченных формулировок.
По мнению В.С.Егорова, ущербом в контексте рассматриваемого вопроса надлежит считать материальные убытки в форме уменьшения фондов собственника и упущенной выгоды. Под иным вредом следует понимать все другие последствия совершенного преступления: физический, моральный, экологический, управленческий и т.д.
В этой связи возмещение ущерба представляет собой адекватное замещение материальных убытков путем внесения виновным денежных или иных материальных средств в фонды потерпевшего в счет изъятого, уничтоженного или поврежденного имущества. Это может выражаться в предоставлении денежного эквивалента утраченного потерпевшим имущества или аналогичной ему вещи либо восстановлении силами виновного поврежденного им имущества.48
Заглаживание вреда иным образом предполагает компенсацию причиненных моральных, физических или иных неимущественных последствий посредством денежных выплат или другим способом. Под последним надлежит понимать извинение перед потерпевшим, публичное опровержение клеветнических измышлений, оплату лечения, участие виновного в уходе за потерпевшим во время болезни, вызванной совершенным преступлением, и иные, аналогичные названным действия.
При этом следует иметь в виду, что освобождение от уголовной от ответственности в связи с деятельным раскаянием не является реабилитацией лица. Поэтому при наличии и соблюдении всех вышеназванных условий следует учитывать также, что, согласно ст.28 УПК РФ, прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В данном случае производство по делу продолжается в обычном порядке. При этом необходимым условием является не просто согласие лица на прекращение уголовного дела, но также его информированность, то есть юридическая осведомленность об обстоятельствах уголовного дела, доказанности преступления и виновности.
2.3. Специальные виды освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.
Формальный момент окончания преступного деяния далеко не во всех случаях означает, что оно перестало причинять вред охраняемым законом общественным отношениям. Наоборот, в ряде ситуаций продолжаемое виновным преступление продолжает наносить вред охраняемым законом общественным отношениям, причиняя тяжкие и особо тяжкие последствия. Сказанное обуславливает прямую заинтересованность законодателя в прекращении виновным дальнейшей преступной деятельности, а также его стимулировании к содействию осуществления правосудия. В этой связи в определенных случаях закон предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности указанных лиц в обмен на завершение ими продолжающегося преступления и совершение общественно полезных действий.
Поэтому, законодатель делает из общего правила одно исключение. Так, в соответствии с частью 2 ст. 75 УК РФ лицо, совершившее преступление иной категории (тяжкое и особо тяжкое), при наличии условий, предусмотренных ч.1 ст.75 УК РФ, может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ. Необходимость в данном виде освобождения от уголовной ответственности обуславливается, в первую очередь, потребностями в предотвращении общественно опасных последствий, причиняемых совершаемым преступлением, охраняемым законом отношениям и интересам. Кроме того, наличие специальных оснований освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием стимулирует виновных к самообнаружению, что способствует раскрытию и расследованию указанных преступлений, выдаче орудий и средств их совершения, предметов запрещенных к свободному гражданскому обороту.
Следует, однако, учитывать, что преступления, относящиеся к рассматриваемой категории, представляют собой повышенную степень общественной опасности. В силу этого освобождение от уголовной ответственности за их совершение является вынужденной, но необходимой мерой, на которую идет государство в целях обеспечения сохранности охраняемых законом общественных отношений.
Такую же позицию поддерживает И.Петрухин, который пишет, что приведенные примечания (предусматривающие специальные случаи деятельного раскаяния) - не акты гуманизма, а способы предотвращения, пресечения и раскрытия тяжких преступлений, совсем не обязательно связанные с деятельным раскаянием. Законодатель отступает от принципов неотвратимости ответственности за совершение преступления и равенства всех перед законом во имя спасения людей, имущества, защиты высших государственных интересов и раскрытия тяжких преступлений.49
Законодательная формулировка признаков освобождения от уголовной ответственности в специальных случаях деятельного раскаяния строится по следующей формуле: указываются необходимые действия со стороны виновного, образующие содержание деятельного раскаяния, далее правовые последствия их совершения - освобождение от уголовной ответственности. Завершаются названные нормы обычно еще одним необходимым условием - отсутствием в действиях виновного иного состава преступления.50
Так, согласно примечанию ст.222 УК РФ лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в статье 222 УК РФ, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.
Следовательно, буквально толкуя нормы, предусматривающие специальные виды деятельного раскаяния, можно прийти к выводу о том, что необходимым условием освобождения от уголовной ответственности является в этих случаях не только совершение виновным общественно полезных действий, но также несовершение иного преступления. Вместе с тем, теория и практика применения рассматриваемого вида освобождения от уголовной ответственности традиционно не признают указанный признак обязательным. Так, в постановлении по делу Быстрых, признанного виновным в совершении убийства и незаконном обороте оружия, Судебная коллегия Верховного суда РФ отменила приговор в части осуждения за незаконное приобретение, ношение и хранение оружия, так как он написал заявление, в котором признался в незаконном хранении обреза. Его освобождению от уголовной ответственности по ст.222 УК РФ не помешало то обстоятельство, что в действиях Быстровых были также установлены признаки состава преступления, предусмотренного ст.105 УК РФ.51
По этой причине не совсем удачная формулировка норм, предусматривающих специальные случаи деятельного раскаяния, которая содержит указание на отсутствие в деянии признаков иного состава преступления. Тем более, что в примечаниях к некоторым статьям законодатель использует иную схему диспозиции, указав, что виновный освобождается от уголовной ответственности за "данное преступление". Получается, что в формулировках деятельного раскаяния используются различные словосочетания: "освобождается от уголовной ответственности за данное преступление" и "освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления". Думается, что более целесообразно явилось бы построение всех норм Особенной части УК РФ, регулирующих освобождение от уголовной ответственности в силу деятельного раскаяния по первому приведенному варианту, то есть "освобождается от уголовной ответственности за данное преступление". Такое изменение норм, регулирующих специальные случаи деятельного раскаяния, позволило бы устранить двусмысленность, имеющую место сегодня, четко определив, за какое именно деяние лицо освобождается от уголовной ответственности.
Необходимо учитывать, что в случае совершения виновным нескольких преступных деяний, в отношении одного из которых осуществляется деятельное раскаяние, предусмотренное статьей Особенной части УК РФ, он освобождается от уголовной ответственности только за его совершение, в то время как за все остальные он подлежит ответственности на общих основаниях.
Следует обратить внимание на то, что во всех случаях деятельного раскаяния, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ, за исключением примечаний к ст.337 и 338 УК РФ, речь идет об обязательном освобождении от уголовной ответственности, независимо от усмотрения правоохранительного органа. Такой вывод можно сделать, проанализировав рассматриваемые нормы Особенной части, предусматривающие условия освобождения от уголовной ответственности. В них, в отличии от ст. 337 и 338 УК РФ, закрепляется императивный порядок освобождения от уголовной ответственности. Такое положение представляется вполне оправданным и вытекает из содержания и целей изучаемого вида освобождения от уголовной ответственности.
Однако существует противоречие между нормами Общей и Особенной частей УК РФ, так как в соответствии с ч.2 ст.75 УК РФ лицо может быть освобождено от уголовной ответственности, а в соответствии с примечаниями к статьям Особенной части (за исключением ст. 337 и ст.338 УК РФ) виновный освобождается от уголовной ответственности в обязательном порядке. Решение обозначенной проблемы может быть найдено путем изменения диспозиции ч.2 ст.75 УК РФ, представив ее следующим образом: "Лицо, совершившее преступление иной категории, освобождается от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ". Предложенная редакция позволит устранить отмеченное выше противоречие, а также законодательно закрепить императивный характер освобождения от уголовной ответственности в специальных случаях деятельного раскаяния.
Необходимо, так же отметить, что изучение норм Особенной части УК РФ приводит к выводу, в соответствии с которым условия предусмотренные ч.1 ст.75 УК РФ не являются необходимыми. Так, в примечаниях к отдельным статьям Особенной части УК РФ законодатель не ставит перед лицом одновременно всех условий, указанных в части 1 ст.75 УК, а требует от такого лица выполнения одного или двух из них либо вводит принципиально новые условия (к примеру, в соответствии с примечанием к ст.126 УК РФ достаточно, добровольно освободить похищенного человека).52 Иначе, получается, что законодатель в некоторых нормах - примечаниях дублирует указания на те или иные условия (например, как в примечании к ст. 228 так и в ч.1 ст.75 УК РФ указывается на необходимость способствованию раскрытию преступления). Однако, буквальное толкование положений ч.2 ст.75 УК РФ приводит к заключению о том, что, наряду с указанными в статьях Особенной части УК РФ условиями освобождения от уголовной ответственности, виновный должен выполнить требования, предусмотренный ч.1 ст.75 УК РФ. Указанные обстоятельства подталкивают некоторых авторов к выводу о том, что при совершении лицом преступления иной категории освобождение возможно, но при наличии всех условий, предусмотренных ч.1 ст.75 УК РФ, и в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ.53 Сторонники этой позиции не принимают во внимание один из основополагающих принципов уголовного права, согласно которому при конкуренции общей и специальной нормы применению подлежит специальная норма. Поэтому, применительно к рассматриваемой норме, надо исходить из правила, согласно которому "наличие всех перечисленных в ч.1 ст. 75 УК условий необходимо лишь при совершении преступлений небольшой или средней тяжести".54
В связи с выше сказанным, для освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в случаях, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ, не требуется выполнение всех условий, предусмотренных ч.1 ст.75 УК РФ. Тем более, что требование выполнения всех действий, описанных в ч.1 ст.75 УК РФ, приведет к тому, что примечания к Особенной части на практике не будут "работать", сведется на нет возможность достижения тех целей, которые преследовал законодатель при формулировании норм-примечаний к статьям Особенной части. Аналогичную позицию в данном вопросе занимает А.Чувилев, который отмечает, что в данном случае интересы лица, совершившего после преступления действия, с которыми закон связывает реальное освобождение, не могут страдать от допущенного законом противоречия.55
Решение обозначенной коллизии уголовно-правовых норм, как представляется, возможно, только на законодательном уровне. Надо исключить требование наличия условий, предусмотренных ч.1 ст.75 УК РФ при освобождении от уголовной ответственности по специальным основаниям, предусмотренным в Особенной части, и уточнить признаки в нормах-примечаниях. Поскольку некоторые из норм-примечаний к статьям Особенной части УК РФ нельзя отнести к случаям деятельного раскаяния, представляется целесообразным ч.2 ст.75 исключить из УК РФ и сформулировать в Общей части новую статью "Освобождение от уголовной ответственности в случаях, специально предусмотренных нормами Особенной части УК РФ" следующего содержания: "Лицо, совершившее преступление, предусмотренное ст.ст.204, 222, 228... 291, освобождается от уголовной ответственности только при наличии условий, указанных в соответствующих примечаниях к статьям Особенной части настоящего Кодекса". III. Освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим.
3.1. Общая характеристика нормы об освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим.
Институт примирения с потерпевшим не был известен УК РСФСР, хотя он широко использовался в дореволюционном российском уголовном законодательстве. До принятия нового УК РФ такой вид освобождения от уголовной ответственности предусматривался только в УПК РСФСР и распространялся на так называемые дела частного обвинения.
Надо отметить, что до принятия УК РФ (1996г.) принцип диспозитивности частично реализовывался в уголовно-процессуальном законодательстве, а уголовное законодательство России вообще отвергало его и основывалось, прежде всего, на принципе публичности. А это, как показывают многолетние наблюдения, порой приводило не к разрешению, а усугублению криминального конфликта между виновным и его жертвой или же перерастанию этого конфликта в личную трагедию для потерпевшего. Так, например, когда в ходе следствия выяснялось, что кражу из квартиры потерпевшего совершил его единственный несовершеннолетний сын. Учитывая, что прежнее уголовное законодательство отвергало принцип диспозитивности, в данной ситуации следователь на основании заявления потерпевшего не вправе был освободить виновного от уголовной ответственности.
Учитывая, что аналогичные ситуации в правоприменительной практике органов уголовной юстиции возникают часто, разработчики УК РФ сочли возможным реализовать в новом уголовном законодательстве принцип диспозитивности, который в данном случае выразился в ст.76 УК РФ, которая закрепляет возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим.
Так, в связи с примирением с потерпевшим судами общей юрисдикции и мировыми судьями Кемеровской области в 2002 году было прекращено 3231 дело, в 2003 году - 2775 дел, за первое полугодие 2004 года - 1955 дел.
Итак, согласно ст.76 УК РФ, лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред. Необходимыми предпосылками для примирения рассматриваемого вида освобождения от уголовной ответственности является наличие ряда предусмотренных законом условий. К их числу в соответствии со ст. 76 УК РФ относятся:
1. совершение преступления впервые;
2. учиненное деяние должно относиться к категории преступлений небольшой или средней тяжести;
3. примирение с потерпевшим;
4. возмещение причиненного потерпевшему вреда.
Непосредственным основанием для применения рассматриваемого вида освобождения от уголовной ответственности является существенное снижение общественной опасности лица, совершившего преступление. Совершение преступления в определенном смысле противопоставляет интересы виновного и потерпевшего как с точки зрения личных, так и процессуальных взаимоотношений. По данной причине достижение между сторонами разумного консенсуса, когда, несмотря на причиненный вред и неудобства, виновный примиряется с потерпевшим и возмещает ущерб, практически полностью нивелирует вредоносные последствия преступного посягательства. Надлежит также учитывать, что общественно полезные действия со стороны виновного, направленные на компенсацию в различной форме нанесенного ущерба и примирение с потерпевшим, свидетельствуют об осознании им допущенного противозаконного поведения и раскаянии. Это, в свою очередь, обуславливает существенное снижение или полное отпадение его общественной опасности.
Социальное предназначение этого вида освобождения от уголовной ответственности определяется, в первую очередь, необходимостью скорейшего и полного возмещения со стороны виновного ущерба, причиненного потерпевшему. Уголовно-процессуальное законодательство гарантирует потерпевшему восстановление нарушенных прав при любом варианте развития дела, если по нему установлено лицо, совершившее преступление. Однако в случае примирения с потерпевшим, компенсация причиненного вреда осуществляется на более раннем этапе и в максимально полном объеме, что является для него, безусловно, положительным моментом. Кроме того, в рассматриваемом институте уголовного права просматривается стремление государства предоставить лицу, совершившему преступление, не представляющее существенной опасности, возможность доказать свое исправление, возместив ущерб, причиненный потерпевшему. Надо учитывать, что часто именно перспектива освобождения от уголовной ответственности в обмен на положительное постпреступное поведение подвигает виновного на заглаживание нанесенного преступлением вреда, восстановление нарушенных общественных отношений. Следует также принять во внимание тот факт, что указанные преступления причиняют вред личным интересам конкретного лица, в силу чего его позиция также должна учитываться судом, прокуратурой, органами предварительного расследования и дознания при определении дальнейшей судьбы дела. Законодатель в данном случае - пишет С.Г.Келина, - передает на усмотрение потерпевшего не оценку степени опасности совершенного преступления, а решение вопроса о путях разрешения возникшего конфликта. Такое регулирование свидетельствует об уважительном отношении законодателя к интересам потерпевшего и соответствует цели восстановления социальной справедливости как высшей задачи вмешательства уголовного закона. Если потерпевший считает, что справедливость будет восстановлена в том случае, когда виновный принесет ему извинение, возвратит похищенную вещь, восстановит поломанное имущество и т.д., законодатель не должен настаивать на обязательном прохождении всей следственной и судебной процедуры.
С учетом вышеприведенных обстоятельств реализация уголовной ответственности в отношении лица, виновного в совершении преступления небольшой или средней тяжести, становиться неоправданной и нецелесообразной. В данном случае стоящие перед нею цели уже достигнуты или могут быть осуществлены без ее реализации. На этом основании, установив все предусмотренные законом условия и основания, должностное лицо правоохранительного органа вправе принять решение об освобожден виновного от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим по ст.76 УК РФ.
Однако, даже при наличии всех указанных в статье условий принятие решения об освобождении от уголовной ответственности является правом, а не обязанностью суда, органов прокуратуры, следствия или дознания. Иной подход к данному вопросу, когда решение об освобождении принимается автоматически, противоречит самой сути рассматриваемого института уголовного права и снижает его эффективность.
Порядок оформления факта примирения устанавливается уголовно-процессуальным законодательством
3.2. Уголовно-правовые условия освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим.
Первым из отмеченных выше условий освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим является совершение преступления впервые (подробный анализ дан в параграфе 2.2.1.).
Так же для освобождения лица от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим необходимо установить, что совершенное деяние относится к категории преступлений небольшой или средней тяжести (подробный анализ дан в параграфе 2.2.1.). Законодатель не предусматривает исключений для других категорий преступлений при освобождении от уголовной ответственности по рассматриваемому основанию. Так, например, судья Федерального суда Центрального района г.Кемерово указала, что ходатайство потерпевшего Н. о прекращении уголовного дела в отношении Т. в связи с примирением сторон не подлежит удовлетворению, поскольку преступление, совершенное Т., вину которого суд считает полностью доказанной, относится к категории тяжких.
Следующим обязательным условием из числа предусмотренных ст. 76 УК РФ является примирение с потерпевшим. Названный признак предполагает достижение между обвиняемым и потерпевшим взаимной договоренности, при которой у пострадавшей стороны отсутствуют претензии к стороне, причинившей вред. Причиной примирения могут явиться самые разнообразные обстоятельства: возмещение причиненного вреда (наиболее распространено), извинения со стороны виновного, родственные или дружеские отношения между обвиняемым и потерпевшим, жалость к лицу, совершившему преступление (например, при вынужденном характере посягательства, когда его совершение обусловлено тяжелой жизненной ситуацией), возникновение между сторонами близких отношений после совершения преступления и иные, подобные названным обстоятельства.56 Примирение с потерпевшим означает не только отказ от претензий, вытекающих из факта совершения преступления, но также его нежелание привлечь виновного к уголовной ответственности. Это означает, что воля потерпевшего занимает в данном случае активную позицию, и он предпринимает определенные меры, которые направлены на прекращение уголовного дела и освобождение обвиняемого от ответственности.
При этом примирение с потерпевшим является во многом формальным признаком, наличие которого вовсе не предусматривает установления между сторонами по-настоящему дружеских или приятельских отношений. Взаимоотношения между ними могут оставаться, как и прежде натянутыми и даже враждебными. Однако если в данном случае потерпевший не возражает против прекращения уголовного преследования обвиняемого, и наличествуют иные условия, предусмотренные ст.76 УК РФ, то виновный может быть освобожден от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим.
Лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд обязаны разъяснить потерпевшему и лицу, совершившему преступление, их право на примирение и последствия такого примирения для сторон. При этом следует четко разграничивать понятия "примирение" и "прощение". Право прощения лица, совершившего преступление, является исключительной прерогативой государства (амнистия, помилование). Поэтому в комментируемой статье законодатель ведет речь только о примирении с потерпевшим.57
Под примирением следует понимать отказ потерпевшего от ранее поданного заявления о привлечении лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности либо прошение о прекращении уголовного дела в отношении обвиняемого в связи с достижением с ним соглашения и мира.58
Формальным выражением согласия потерпевшего является его заявление с просьбой о прекращении уголовного дела.
Так, например, в связи с тем, что потерпевший Н. примирился с подсудимым, не желает привлекать его к уголовной ответственности, о чем свидетельствует наличие в уголовном деле заявления с просьбой об освобождении П. от уголовной ответственности, а также с учетом того, что П. ранее не судим, впервые совершил преступление небольшой тяжести - умышленное причинение легкого вреда здоровью, положительно характеризуется, полностью загладил причиненный потерпевшему вред, суд Центрального района г.Кемерово удовлетворяет ходатайство потерпевшего и прекращает уголовное дело в связи с примирение с потерпевшим, о чем выносит постановление.
Примирение между сторонами должно быть актом добровольного волеизъявления потерпевшего. Поэтому каждый раз правоприменитель должен проверить, не является ли согласие потерпевшего на примирение вынужденным, следствием запугивания, угроз и т.д. со стороны лица, совершившего преступление, или его окружения.
При установлении таких причин примирения суд прокурор, следователь и орган дознания не вправе освобождать виновного от уголовной ответственности по рассматриваемому основанию.
В отдельных случаях примирение лица, совершившего преступление, может быть осуществлено не только непосредственно с потерпевшим, но и с его законным представителем, если сам потерпевший в силу каких-либо причин (например, невменяемый, малолетний, болезнь и т.д.) не может осуществить защиту своих прав и законных интересов.
Следующим основанием освобождения от уголовной ответственности в соответствии со ст.76 УК РФ является заглаживание виновным вреда, причиненного потерпевшему в результате совершения преступления. В контексте рассматриваемой нормы понятие вреда следует рассматривать более широко, нежели применительно к случаям деятельного раскаяния. Согласно ч.1 ст.75 УК РФ, необходимым условием деятельного раскаяния является возмещение ущерба или заглаживание иным образом вреда, причиненного в результате преступления. При этом под ущербом, как было сказано выше, понимаются материальные убытки, в то время как иной вред подразумевает все другие общественно опасные последствия совершенного преступления.
В диспозиции ст.76 УК РФ упоминается только такой признак, как заглаживание вреда, в силу чего применительно к данной норме он включает в себя как материальный, так и любой иной ущерб (моральный, экологический, управленческий и т.п.). По этой причине в контексте ст.76 УК РФ заглаживание вреда подразумевает как материальную компенсацию имущественного ущерба, так и другие способы возмещения иных общественно опасных последствий. Сюда следует отнести извинение перед потерпевшим, публичное опровержение клеветнических измышлений, оказание помощи в проведении лечения и иные, подобные названным действия.
В этой связи необходимо обратить внимание на непоследовательный подход законодателя к определению двух равнозначных признаков применительно к деятельному раскаянию (возмещение причиненного ущерба или иным образом заглаживание вреда, причиненного преступлением) и к примирению с потерпевшим (заглаживание причиненного преступлением вреда). Думается, что в силу очевидного совпадения их содержания данные условия должны рассматриваться в законе одинаково. По этой причине в ст.76 УК РФ должно содержаться указание не только на заглаживание причиненного потерпевшему вреда, но также и на возмещение нанесенного ущерба.59
Возмещение вреда должно быть полным, т.е. компенсировать все причиненные преступным посягательством общественно опасные последствия, включая упущенную выгоду. Неполное или неадекватное возмещение причиненного ущерба является препятствием для применения рассматриваемого вида освобождения от уголовной ответственности.
Вместе с тем, как показывает следственная практика, в ряде случаев потерпевший добровольно отказывается от заглаживания (устранения, возмещения, компенсации и т.д.) причиненного вреда. В таком случае для освобождения от уголовной ответственности на основании анализируемой нормы достаточно примирения лица, совершившего преступление, с потерпевшим, и чтобы преступление было совершено впервые и относилось к категории небольшой или средней тяжести.60 Так, например, органами следствия Моисееву было предъявлено обвинение по ч.1 ст.114 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны), которое в соответствии с требованиями ст.15 УК РФ относится к категории преступлений небольшой тяжести. Преступление Моисеевым было совершено впервые. Из материалов дела усматривается, что органы предварительного следствия признали потерпевшей Кирееву О.В. - жену погибшего, которая в судебном заседании заявила ходатайство о прекращении дела в отношении Моисеева в связи с примирением, указав, что не желает привлекать его к уголовной ответственности, никаких претензий к нему не имеет, от исков о возмещении ущерба отказывается.
Таким образом, председательствующий судья обоснованно удовлетворил ходатайство потерпевшей, поскольку оно не противоречит требованиям закона.61
Потерпевший также может дать виновному отсрочку на заглаживание причиненного вреда. Необходимо помнить, что отлагательное заглаживание вреда по делам рассматриваемой категории может выражаться в различных формах.
К примеру, лицо, совершившее преступление, примирилось с потерпевшим и готово возместить нанесенный потерпевшему вред, но в силу своего материального положения не может это сделать сразу, например, единовременно уплатив денежную сумму. Оно предлагает исполнить свое обязательство постепенно, определенными долями в течение года.
Другой пример. Совершено умышленное уничтожение имущества, т.е. преступление, предусмотренное ст.167 УК РФ. Виновный примирился с потерпевшим и предлагает ему восстановить причиненный вред собственными силами за свой счет, что однако, потребует немало времени, учитывая его физические и финансовые возможности.62
В таких случаях, если потерпевший не возражает, то в протоколе (акте) необходимо отразить все условия договоренности об отсрочке заглаживания причиненного вреда или о его прощении потерпевшим. В последнем случае следует разъяснить потерпевшему последствия освобождения лица, совершившего преступление, от обязанности загладить вред, так как в соответствии со ст.415 ГК РФ прощение долга одновременно влечет и прекращение гражданско-правовых обязательств в будущем.63
На практике нередки случаи, когда потерпевший в ходе предварительного расследования выдвигает завышенные условия примирения с виновным. Так, некоторые потерпевшие существенно завышают размер причиненного материального ущерба и морального вреда и необоснованно требуют их возмещения виновным в денежном эквиваленте. Естественно, виновный отказывается от таких условий примирения. Поэтому, "если потерпевший выдвинул требования о возмещении морального или материального вреда, во много раз превышающие причиненный вред, и настаивают на их выполнении, дело должно быть рассмотрено в судебном заседании при тщательном исследовании всех доводов, как потерпевшего, так и подсудимого. Если стороны в судебном заседании согласятся с объемом возмещенного ущерба и примирятся между собой, суд (судья) может вынести определение (постановление) об освобождении виновного от уголовной ответственности и прекращении производства по делу в связи с примирением". 64
Таким образом, требование о возмещении или устранении вреда должно быть адекватным причиненному вреду.
Если совершенное преступление причинило вред интересам сразу нескольких потерпевших, то для освобождения от уголовной ответственности по рассматриваемому основанию виновному необходимо достичь примирения с каждым из них и, соответственно, возместить причиненный ущерб всем потерпевшим. Поэтому не подлежит освобождению от уголовной ответственности лицо, если оно возместило ущерб и достигло примирения только с одним из потерпевших.
Освобождение от уголовной ответственности возможно только когда существенно снижается уровень опасности лица совершившего преступление. Поэтому, рассматривая вопрос о возможности применения ст.76 УК РФ, необходимо также принимать во внимание иные обстоятельства, не указанные в законе. К их числу относятся положительная характеристика виновного по месту жительства, работы или учебы, наличие у него малолетних детей, помощь в раскрытии и расследовании преступления, раскаяние в содеянном, совершение других общественно полезных действий. Учет названных факторов позволяет более объективно оценить личность виновного, его поведение после совершения преступления и, соответственно, прийти к выводу о том, является ли освобождение данного лица от уголовной ответственности обоснованным или нет. Следует, однако, отметить, что все иные обстоятельства, помимо указанных в статье, имеют факультативный характер и не являются обязательными. В этой связи спорным представляется высказывание о том, что диспозиция ст.76 УК РФ должна быть дополнена субъективными условиями освобождения, выраженными в положительной характеристике обвиняемого по месту жительства, учебы, работы, лечения и другом месте и др.65 Думается включение таких условий в число обязательных признаков освобождения от уголовной ответственности по ст.76 УК РФ существенно сузило бы круг случаев, когда возможно его примирение. Отсутствие таких субъективных условий вовсе не свидетельствует о высокой степени опасности виновного и не должно исключать возможность реализации нормы, закрепленной в ст.76 УК РФ.
Следует обратить внимание, что УК РФ связывает возможность примирения обвиняемого с потерпевшим с тяжестью совершенного преступления (преступления небольшой или средней тяжести), объектом которого является не только личность или собственность, но и здоровье населения и общественная нравственность, безопасность движения и эксплуатации транспорта и т.д. Так как освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением сторон является правом, а не обязанностью соответствующих государственных органов, следовательно, применение данного института возможно только тогда, когда с учетом обстоятельств конкретного деяния и личности подозреваемого либо обвиняемого суд, прокурор, следователь или орган дознания приходят к выводу о том, что прекращение уголовного дела не затрагивает охраняемые уголовным законом интересы граждан (а не только потерпевшего), общества и государства в целом. В противном случае освобождение от уголовной ответственности по ст.76 УК РФ исключено.
В связи с этим позиция А.Шамардина о том, что следует ограничить перечень преступлений, по которым возможно освобождение от уголовной ответственности за примирением сторон лишь теми деяниями, которые не затрагивают публичных интересов, и связывания данного вида освобождения от уголовной ответственности с формой уголовного преследования,66 представляется ошибочной.
IV. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности.
4.1. Правовая природа освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.
Впервые давность преступлений была введена в российское законодательство Манифестом 17 марта 1775г. Введенная Манифестом она вошла затем с определенными изменениями в последующие законодательные акты. А в послереволюционном уголовном законодательстве институт давности впервые был закреплен в УК РСФСР 1922г. Однако, несмотря на достаточно длительный исторический путь, институт давности и сегодня порождает многочисленные споры.
Интересы правосудия во всех случаях совершения преступного деяния требуют скорейшего установления личности виновного и, по возможности, быстрого проведения расследования и судебного рассмотрения дела. Однако эту задачу не всегда удается выполнить, так как зачастую преступление раскрывается спустя длительное время, или личность виновного устанавливается, но возникают препятствия для привлечения его к уголовной ответственности (например, при наступлении после совершения преступления психического расстройства, исключающего вменяемость).
В этих случаях, по прошествии длительного периода времени с момента завершения преступного деяния, происходит постепенное снижение уровня общественной опасности виновного, изменяются его личностные свойства, теряется связь между ним и совершенным преступлением. Кроме того, возникают ощутимые трудности в установлении и доказывании вины лица, совершившего преступление, а также иных обстоятельств дела, имеющих юридическое значение. Это объясняется тем, что многие доказательства теряются или утрачивают свою силу, а сведения, известные потерпевшему или свидетелям, забываются или искажаются. Таким образом, осуществление задач общего и специального предупреждения, которые требуют своевременного назначения и исполнения наказания не реализуется, а запоздалое привлечение к уголовной ответственности и запоздалое приведение приговора в исполнение не оказывают должного воспитательного и общепредупредительного воздействия и потому являются нецелесообразными. С учетом приведенных обстоятельств законодатель предусмотрел возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением указанных в законе сроков давности. Итак, что же понимается под давностью привлечения к уголовной ответственности в уголовном праве?
Под давностью привлечения к уголовной ответственности понимается истечение установленных законом сроков со дня совершения преступления, после чего лицо, совершившее преступление, не может быть привлечено к уголовной ответственности.67
Положение об освобождении от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности закреплено в ст.78 УК РФ, согласно которой лицо, совершившее преступление, освобождается от уголовной ответственности при двух условиях:
1) если истек установленный законом давностный срок;
2) если лицо не уклоняется от следствия или суда.
Наличие этих условий свидетельствует об отпадении общественной опасности лица, совершившего преступление, что и служит основанием для его освобождения от уголовной ответственности.
Уголовный закон устанавливает различные сроки давности в зависимости от тяжести совершенного лицом преступления. Чем более опасным является преступление, тем строже предусмотренное за него в законе наказание и тем продолжительнее сроки давности, исключающие уголовную ответственность. Это обусловлено повышенной опасностью тяжких и особо тяжких преступлений, более широким объемом и вредоносностью причиняемых ими последствий и, как следствие, высокой степенью опасности виновного. По данной причине утрата общественной опасности виновного лица в случае совершения преступного посягательства, отнесенного законом к более высокой категории тяжести, происходит по прошествии более длительных сроков, нежели при совершении менее тяжкого преступления.
В ч.1 ст.78 УК РФ установлены четыре давностных срока:
а) два года после совершения преступления небольшой тяжести;
б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести;
в) десять лет после совершения тяжкого преступления;
г) пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.
По мнению законодателя, по прошествии указанного периода опасность лица совершившего преступное посягательство, снижается до такого уровня, когда привлечение виновного к уголовной ответственности становится нецелесообразным и неоправданным.
Вместе с тем, А.М. Конаровский предлагает, для более точной дифференциации уголовной ответственности установить различные сроки давности с учетом формы вины преступлений внутри выделенных категорий.68
На основании отмеченных выше положений можно сделать вполне закономерный вывод о том, что непосредственным основанием освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности является существенное снижение или полная утрата общественной опасности виновного совершившего преступное посягательство.
4.2. Порядок исчисления сроков давности.
Статья 78 УК РФ по сравнению со статьей 48 УК РСФСР содержит в себе целый ряд новых положений, касающихся освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. Изменения коснулись в первую очередь их исчисления.
В соответствии с ч.2 ст. 78 УК сроки давности исчисляются со дня совершения преступления. Днем совершения преступления признается время фактического прекращения лицом общественно опасного деяния. При этом не имеет значения стадия, на которой была пресечена преступная деятельность виновного, равно как и момент наступления последствий.
Иного мнения придерживается по этому вопросу В.В.Сверчков: "Думается, общественную опасность лица, а следовательно, истечение давностного срока надлежит определять с момента окончания преступного деяния. В "материальных" составах преступления - с наступлением общественно опасных последствий (со дня их наступления)".69 Приведенная позиция напрямую противоречит закону. В ст.9 УК РФ указывается, что временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.
По этой причине исчисление сроков давности в соответствии со ст.9 УК РФ начинается со дня завершения виновным общественно опасного деяния, вне зависимости от того, является ли состав материальным или формальным, а также от момента наступления последствий.
Многие десятилетия судебная практика испытывала серьезные затруднения в связи с тем, что в советских УК не был определен конечный момент давности привлечения лица к уголовной ответственности. Обычно она склонялась к тому, что срок давности исчислялся с момента окончания преступления до момента привлечения лица к уголовной ответственности и предъявления ему обвинения. Последнее означало, что сроки давности более не текли, то есть приостанавливались, и это позволяло суду вынести обвинительный приговор с назначением наказания подсудимому, несмотря на то, что к моменту вынесения приговора со дня совершения преступления истекли установленные законом сроки давности привлечения к уголовной ответственности.
В.П.Малковым было предложено конечным сроком исчисления давности считать момент вынесения обвинительного приговора. Однако известно, что с момента провозглашения приговора до момента вступления его в законную силу проходит определенный, иногда довольно значительный промежуток времени (например, если приговор судом второй инстанции отменяется, и дело направляется на новое расследование, то это время может исчисляться месяцами, а подчас и годами).
Как же в таких случаях обстоит дело со сроками давности? Возможен случай, когда суд, допустив ошибку при квалификации, необоснованно определил наказание, и приговор был отменен. Независимо было ли дело направленно на дополнительное расследование или оно поступило на новое рассмотрение непосредственно в суд, но в связи с новой квалификацией ко времени вынесения приговора истек срок давности. И в этом случае было бы несправедливо назначить лицу наказание: недостатки правосудия не должны приостанавливать или аннулировать сроки давности, и иное решение противоречило бы смыслу закона.
Новый Уголовный кодекс РФ отразил именно эту позицию, конечный срок привлечения лица к уголовной ответственности - момент вступления приговора в законную силу. Вынесение обвинительного приговора суда, еще не вступившего в законную силу, не приостанавливает и не прекращает течения сроков давности. Так, Верховный Суд РФ в решении по делу Некрасова отметил, что в случае вступления в законную силу приговора суда после истечения срока давности лицо освобождается от уголовной ответственности на основании ст.78 УК РФ. Так как сроки давности истекли после постановления приговора, но до вступления его в законную силу, приговор подлежит отмене, а дело прекращению.70
При истечении сроков давности уголовное дело согласно уголовно-процессуальному законодательству не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению на любой стадии уголовного процесса.
Таким образом, на сегодняшний день момент прекращения течения сроков давности строго оговорен в законе и не подлежит иному толкованию. Сроки давности прекращаются со времени вступления приговора в законную силу. При этом не имеет никакого значения период совершения преступления - до 1 января 1997г. или после указанного срока.
Так, судами общей юрисдикции и мировыми судьями Кемеровской области в связи с истечением сроков давности в 2002 году было прекращено 24 дела, в 2003 году - 23 дела, за первое полугодие 2004 года - 24 дела.
Срок давности исчисляется в годах и заканчивается по прошествии установленного законом количества лет в двадцать четыре часа суток, предшествующих дню совершения преступления. Как отмечается в ст.128 УПК РФ, при исчислении сроков давности не принимаются в расчет тот час и сутки, которыми начинается исчисление сроков. Проведение каких-либо следственных действий в период течения сроков давности не приостанавливает их исчисления. Заметим, что в литературе встречаются точки зрения, оспаривающие установленный законом момент прекращения течения давностного срока. Так, на взгляд Д.Прошлякова " ч.2 ст.78 УК РФ связывает конечный момент течения сроков давности со вступлением в законную силу только приговора суда. И здесь, как представляется, законодатель упустил из виду, что рассмотрение далеко не каждого уголовного дела завершается вынесением приговора. Суд может и прекратить дело, и применить к лицу принудительные меры медицинского характера. Логично предположить, что законодатель подразумевал не только приговор, но и любой другой процессуальный акт, разрешающий дело по существу. В противном случае следует признать, что если суд своим определением применил к лицу, заболевшему после совершения преступления психическим расстройством, принудительные меры медицинского характера, то сроки давности в отношении такого лица продолжают отсчитываться и во время его лечения".71
Представляется, что указанная точка зрения не может быть признана верной по той причине, что в соответствии с Конституцией только обвинительный приговор суда окончательно устанавливает виновность лица в совершении преступления. С его вступлением в законную силу подтверждается обоснованность реализации уголовной ответственности. Это обстоятельство обуславливает прекращение исчисления сроков давности именно с момента вступления обвинительного приговора в законную силу.
Кроме того, если придерживаться точки зрения Д.Прошлякова, то в случае выздоровления указанного лица, вопрос о привлечении его к уголовной ответственности даже не может рассматриваться, ибо исчисление сроков давности должно прекратиться с момента принятия решения о применении к нему принудительных мер медицинского характера. Это также не может быть признано верным. Р.Куссмауль в этой связи пишет: "Поскольку ни прекращение уголовного дела, ни применение принудительных мер медицинского характера не является привлечением к уголовной ответственности, то совершенно логично, что с этими процессуальными действиями истечение срока давности не должно быть никоим образом связано".72
Следовательно, законодатель сохранил прежний начальный момент течения давностных сроков, но весьма существенно отодвинул их окончание. Это новое правило имеет материально-правовой и процессуальный аспекты.
Материально-правовой состоит в том, что названное положение имеет обратную силу как уголовный закон, иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление (ч.1 ст.10 УК РФ). Суть же процессуальной стороны в следующем: если по УК РСФСР срок давности исчислялся на момент вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого (по делам, по которым предварительное расследование не проводилось, - на момент назначения судебного заседания) и участвующие в деле лица практически не могли повлиять на течение сроков давности, то теперь у субъектов уголовного судопроизводства появилась возможность в известной мере их регулировать - заявить ходатайства о проведении стационарной судебно-психиатрической экспертизы, о замене защитника, принесение на приговор кассационных жалоб и др.73
Далее. Определенная специфика существует при определении сроков давности продолжаемых и длящихся преступлений. При продолжаемых преступлениях, состоящих из ряда тождественных деяний, отделенных друг от друга определенным промежутком времени и объединенных единым умыслом, но образующих в целом единое преступление, срок давности исчисляется с момента совершения виновным последнего из преступных действий, охватываемых единым умыслом и направленных на достижение единой цели, относящегося к данному продолжаемому преступлению. Причины ее прекращения могут быть различными и на квалификацию в данном случае не влияют: задержание, достижение преступного результата и др. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР "Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям" от 4 марта 1929г. указывается, что "началом продолжаемого преступления надлежит считать совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, составляющих одно продолжаемое преступление, а концом - момент совершения последнего".74
Более сложным является исчисление давности длящихся преступлений. Такое преступление характеризуется непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния (например, лицо незаконно хранило огнестрельное оружие). Оно начинается с какого-либо преступного действия или акта преступного бездействия виновного и заканчивается вследствие различного рода обстоятельств: действие самого преступника (явка с повинной), наступление события, препятствующего дальнейшему совершению преступления данным лицом (задержание преступника), и др. Таким образом, при длящихся преступлениях давность исчисляется с момента прекращения по воле или вопреки воле виновного действия или бездействия.75 В упомянутом выше постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929г. указывается, что "длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти)".76
Некоторые затруднения возникают в научной литературе при определении начала исчисления сроков давности в случае совершения преступления в соучастии. При простом соисполнительстве течение сроков давности начинается с момента фактического совершения группового преступления. Более дискуссионно решается вопрос при установлении сложного соучастия, которое характеризуется разделением ролей. В этой связи Н.Д.Дурманов полагает, что "моментом совершения преступления для соучастников следует признать момент совершения преступления исполнителем".77
Существует и иная позиция, согласно которой, "если преступление совершено в соучастии, то для каждого из соучастников действует закон времени исполнения им своей юридической роли",78то есть время совершения деяния связывается с моментом непосредственного осуществления действий каждым из них.
Поддерживая последнюю позицию, Ю.М.Ткачевский пишет, что "если организатор, подстрекатель или пособник ставят перед исполнителем условие совершить преступление не сразу, а после истечения сроков давности... в таких случаях соучастники рассчитывают на освобождение от уголовной ответственности вследствие истечения сроков давности... Поэтому началом исчисления сроков давности в подобных случаях необходимо считать день совершения исполнителем преступления".79
Конкретное положение, касающееся времени совершения преступления в соучастии в УК РФ отсутствует. Однако из двух указанных точек зрения предпочтительной представляется вторая. Законодатель отказался от нормы о прерывании сроков давности в случае совершения лицом нового преступления. Теперь сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно (ч.2 ст.78 УК РФ). Это нововведение в сочетании со смещением конечного момента исчисления сроков давности приводит к тому, что по объемным, многоэпизодным делам, где в совокупность входит несколько преступлений различной степени тяжести, сроки давности за некоторые из них (небольшой тяжести) истекают уже в ходе длительного предварительного следствия либо продолжительного судебного разбирательства.
Отказ от прерывания сроков давности в случае совершения нового преступления повлиял и на "судьбу" уголовных дел приостановленных в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (п.3 ч.1 ст.195 УПК РСФСР). Если по УК РСФСР их нельзя было прекратить, так как не было известно, совершило ли это неустановленное лицо новые преступления или нет, то с 1 января 1997г. такие уголовные дела подлежат прекращению за истечением сроков давности (кроме уголовных дел о преступлениях, за совершение которых может быть назначена смертная казнь или пожизненное лишение свободы...).80
В соответствии с ч.2 ст.78 УК РФ истечение срока давности исключает уголовную ответственность (является основанием для освобождения от нее) лишь при условии, что течение давности не было приостановлено. Единственным основанием для приостановления течения давностных сроков является уклонение лица, совершившего преступление, от следствия или суда. Законодатель в ст.78 УК РФ не раскрывает содержание фразы "лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда".
Думается, под уклонением от следствия или суда следует понимать умышленные действия, направленные на сокрытие виновного от органов дознания, предварительного расследования или суда на любой стадии уголовного процесса, если его причастность к совершению преступления достоверно установлена. "Следует считать, что лицо скрывается от следствия или суда лишь тогда, когда органам следствия, дознания или суду известно, кто конкретно совершил преступление, но это лицо не могут найти. В данном случае, требуется, чтобы виновный действительно скрывался...".81
Представляется невозможным признание уклонением от следствия или суда случаи, когда личность виновного не установлена, и он предпринимает определенные меры, направленные на противодействие проведению предварительного расследования или судебного рассмотрения дела (скрывает следы преступного посягательства, прячет орудия и средства совершения преступления, реализует имущество, добытое преступным путем и т.п.).82 Сказанное подтверждается указанием в ст.78 УК РФ на основания возобновления сроков давности - задержание лица или его явка с повинной. То есть по смыслу закона подразумевается, что личность виновного установлена, и предпринимаются меры, направленные на установление его местопребывания, что заканчивается либо задержанием данного лица, либо его явкой с повинной.
Под лицом, уклоняющимся от следствия или суда, следует подразумевать не только обвиняемого (подсудимого), но и подозреваемого и иное лицо, причастность которого к совершенному преступлению достоверно установлена, и предпринимаются меры к его задержанию.
Способы уклонения от правосудия могут быть различными: перемена места жительства, проживание в прежней местности в оборудованном тайнике или укрытии либо по чужим документам, невозвращение из-за границы, имитация собственной смерти и иные подобные действия. Думается, уклонением от следствия или суда следует признавать симуляцию психического расстройства, исключающего вменяемость, с целью избежания уголовной ответственности. В данном случае, в случае изобличения указанного лица, время, которое оно ошибочно считался невменяемым, не учитывается при определении сроков давности.83
Простое прекращение виновным сокрытия от правосудия, не связанное с явкой с повинной или задержанием (возвращение на прежнее место жительства и др.), не является предпосылкой для возобновления течения сроков давности. Это обусловлено тем, что, уклоняясь от следствия или суда, виновный предпринимает определенные шаги, направленные на воспрепятствование нормальному осуществлению правосудия. В этой связи возобновление давностного срока возможно не просто с момента прекращения укрывательства, а со времени раскрытия виновным своего местонахождения либо его задержания. Как справедливо заметил В.Е.Смольников: "...Практически очень трудно, а в большинстве случаев просто невозможно установить какой-либо момент, с которого лицо практически перестало скрываться от следствия или суда. Задержание или явка с повинной со всей очевидностью и объективностью свидетельствуют о том, что отныне лицо уже не скроется"84.
Время, прошедшее со дня, когда лицо скрылось от следствия или суда, вплоть до его задержания или явки с повинной, в срок давности не засчитывается. Продолжительность приостановления давностного срока значения не имеет. Практически она соотносима с продолжительностью жизни лица, уклоняющегося от правосудия. В отношении лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте, сроки давности, предусмотренные ст.78 УК РФ, сокращаются наполовину (ст.94 УК РФ). Это обусловлено психофизическими особенностями личности подростков, которые более легко поддаются положительному воздействию. Их антисоциальные установки не являются устоявшимися и, соответственно, более легко изменяются на общественно полезные. По этой причине, в сравнении со взрослыми, общественная опасность несовершеннолетних снижается быстрее, что и обусловило сокращение сроков давности освобождения от уголовной ответственности. В указанных случаях, как отмечается в определении президиума Московского городского суда по делу Михайлова, по делам о преступлениях несовершеннолетних срок давности сокращается наполовину, в том числе и по деяниям, совершенным до 1 января 1997г.85
При совершении лицом нескольких преступлений, одно из которых завершается в несовершеннолетнем возрасте, а другое по достижении лицом восемнадцатилетия, давностный срок в отношении первого деяния сокращается в пределах, предусмотренных ст.94 УК РФ, а по второму исчисляются на общих основаниях. В случае совершения продолжаемого или длящегося преступления, которое начато лицом в несовершеннолетнем возрасте, а заканчивается после достижения им восемнадцати лет, продолжительность сроков давности определяется на общих основаниях в соответствии со ст.78 УК РФ.
Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности является обязательным и не зависит от усмотрения органов расследования или суда. Но из общего правила о том, что по истечении срока давности лицо освобождается от уголовной ответственности, ч.3 ст.78 УК РФ делает исключение в отношении тех преступлений, которые наказываются смертной казнью или пожизненным лишением свободы. В этом случае вопрос о применении (неприменении) давностного срока решается судом. При этом учитываются личность виновного (его поведение после совершения преступления), продолжительность времени, истекшего после совершения преступления, тяжесть причиненных последствий (например, число жертв преступления) и другие обстоятельства (продолжающаяся преступная деятельность и др.).
Если суд не найдет возможным освободить лицо от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то согласно ч.4 ст.78 УК РФ он не вправе назначить ему наказание в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы, а обязан применить наказание в виде лишения свободы на определенный срок.
Так, например, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала, что сроки давности привлечения к уголовной ответственности за совершение Сидоровым преступлений, предусмотренных ст.102 п. "б" и ст.15, 102 п. "б" УК РСФСР (п. "и" ч.2 ст.105 - ст.33 и п. "и" ч.2 ст.105 УК РФ) истекли. Однако учитывая, что Сидоров совершил дерзкие преступления из хулиганских побуждений - убийство и покушался на убийство потерпевших; ранее Сидоровым было совершено тяжкое умышленное преступление - грабеж; по месту жительства и при отбывании наказания в колонии он характеризуется крайне отрицательно; за совершенные преступления по закону может быть применена смертная казнь или пожизненное лишение свободы, Судебная коллегия сочла необходимым не применять в отношении его срок давности и оставила приговор без изменения.86
В связи с тем, что смертная казнь не может быть применена к женщинам, а также лицам, совершившим преступление, наказуемое смертной казнью, в возрасте до восемнадцати лет, и мужчинам в возрасте старше шестидесяти пяти лет, то указанное исключение относительно применения этого наказания касается лишь мужчин, совершивших преступление в возрасте от восемнадцати лет, но не достигших к моменту вынесения приговора шестидесяти пяти лет.
Так, например, суд, постановляя приговор, ссылаясь на ч.4 ст.78 УК РФ, не счел возможным освободить лиц, совершивших в несовершеннолетнем возрасте умышленное убийство, от уголовной ответственности, мотивируя это тем, что за совершенное преступление может быть назначено пожизненное лишение свободы или смертная казнь. Однако судебной коллегией приговор был отменен, а производство по делу прекращено в связи с истечением сроков давности, так как в соответствии со ст.ст.57 и 59 УК РФ пожизненное лишение свободы или смертная казнь к лицам, совершившим преступление, за которые эти виды наказания применяются, до достижения ими совершеннолетнего возраста, не применяются.87
Обратим внимание, что при совершении преступления, за которое предусматривается смертная казнь или пожизненное лишение свободы, решение о применении уголовной ответственности или об освобождении от нее принимается только судом. Иные органы - прокуратуры, предварительного следствия или дознания - таких полномочий не имеют, в силу чего они не вправе прекратить уголовное дело на основании ст.78 УК РФ в отношении указанных лиц. Надлежит учитывать, что прекращение дела за истечением сроков давности допускается только тогда, когда виновный с этим согласен. В противном случае производство по делу продолжается в обычном порядке и завершается вынесением оправдательного или обвинительного приговора, но с освобождением лица от уголовной наказания за истечением сроков давности88. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении по делу Иванова указала, что "прекращение дела за истечением сроков давности не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В этом случае производство по делу продолжается в обычном порядке".89
В соответствии с нормами международного права Уголовный кодекс РФ предусматривает еще одно исключение из общего правила о давности привлечения к уголовной ответственности. Согласно ч.5 ст.78 УК РФ сроки давности вообще не применяются к лицам, совершившим некоторые из преступлений против мира и безопасности человечества. Это преступления, предусмотренные гл.34 Особенной части УК, - планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны (ст.353 УК РФ), применение запрещенных средств и методов ведения войны (ст.356 УК РФ), геноцид (ст.357 УК РФ) и экоцид (ст. 358 УК РФ). Лица, совершившие указанные преступления, могут быть привлечены к уголовной ответственности и осуждены независимо от продолжительности времени, истекшего после совершения ими преступления. Указанные деяния посягают на основы международной безопасности, ставя под угрозу возможность существования всего человечества. Кроме того, существуют определенные трудности в выявлении лиц, виновных в совершении названных преступлений, в силу чего в ряде случаев они попадают в руки правосудия спустя длительное время.
По этой причине, независимо от продолжительности времени, прошедшего с момента совершения преступлений против мира и безопасности человечества, виновный не может быть освобожден от уголовной ответственности на основаниях, предусмотренных ст.78 УК РФ. При этом в отношении него может быть применено наказание любого вида, в том числе смертная казнь или пожизненное лишение свободы.
Источниками норм об ответственности за эти преступления являются Устав Международного военного трибунала (Нюрнбергского), ряд международных уголовно-правовых конвенций, а также проект Кодекса о преступлениях против мира и безопасности человечества, принятый в первом чтении (1991г.) Комиссией международного права ООН.
Неприменение срока давности к лицам, совершившим указанные преступления, имеет свою историю. 4 марта 1965года был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР "О наказании лиц, виновных в преступлениях против мира и человечности и военных преступлениях, независимо от времени совершения преступлений", в соответствии с которым нацистские преступники, виновные в тягчайших преступлениях против мира и человечности и военных преступлениях, подлежали суду и наказанию независимо от времени, истекшего после совершения преступлений.90 Постановлением Президиума Верховного Совета СССР "О применении Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1965г. "О наказании лиц, виновных в преступлениях против мира и человечности и военных преступлениях, независимо от времени совершения преступлений" действие этого Указа в части применения давности и назначения наказания вплоть до смертной казни распространялось и на тех советских граждан, которые в период Великой Отечественной войны 1941 - 1945гг. проводили активную карательную деятельность, принимали личное участие в убийствах и истязаниях советских людей.91 Положения этих нормативных актов легли в основу международной Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступникам и преступлениям против человечества от 26 ноября 1968 года, действующей и по сей день (в ч.5 ст.78 УК РФ дается современное название указанных преступлений).
Заключение.
Подводя итог, мы приходим к выводу о том, что освобождение от уголовной ответственности являет собой проявление института компромисса, идея которого давно поднимается в теории права.
Потребность в институте компромисса обуславливается необходимостью использования в борьбе с преступностью не только методов запрета, принуждения и применения репрессии, но также предоставления виновному возможности освобождения от уголовной ответственности в случае выполнения с его стороны определенных требований. Возможность компромисса дает лицу шанс посредством общественно полезных действий нивелировать вред, причиненный преступлением, оказать помощь правосудию и доказать тем самым снижение степени его общественной опасности.
Рассматривая вопросы освобождения от уголовной ответственности, автор приходит к обоснованному выводу о социальной и практической обусловленности этого правового института. Однако, изучение вопросов темы позволяет прийти к выводу о том, что как в понимании юридической, так и социальной природы этого правового феномена остается множество нерешенных проблем.
В последнее время в уголовно-правовые нормы, регулирующие освобождение от уголовной ответственности было внесено ряд изменений (в ч.1 ст.75 расширена категория преступлений при совершении которых, лицо может быть освобождено от уголовной ответственности; введена обязанность раскаяться). Это, конечно, позволило поднять уровень уголовного законодательства, повысив эффективность регулирования общественных отношений. Вместе с тем, остался нерешенным ряд проблем, как теоретического, так и практического плана. Внутри законодательства сохраняются скрытые противоречия, неопределенные формулировки. Отдельные моменты так и остались не прописанными в правовых нормах. Отмеченные в представленной работе недостатки отражаются на правильном понимании нормативных установлений и обуславливают в некоторых случаях возможность двоякого толкования одних и тех же законодательных предписаний.
Поэтому, при написании данной работы, сделан ряд предложений по совершенствованию отдельных норм закона, регламентирующих освобождение от уголовной ответственности, которые в свою очередь могут способствовать развитию, как теории, так и практики применения указанных норм.
В связи с имеющимися в уголовном законе разногласиями, четкое уяснение содержания норм об освобождении от уголовной ответственности во многом является принципиальным моментом, ибо эффективность института освобождения от уголовной ответственности напрямую зависит от правильного понимания предусмотренных законом оснований его применения. Необоснованное освобождение от уголовной ответственности делает невозможным достижение цели восстановления социальной справедливости, подрывает у граждан чувство уважения к закону. В том случае, когда лицо освобождается от уголовной ответственности, но соответствующие предпосылки при этом отсутствуют или являются недостаточными, у него может развиться чувство вседозволенности, уверенность в собственной безнаказанности. С другой стороны, неприменение освобождения от уголовной ответственности при наличии предусмотренных оснований снижает эффективность данного института права, препятствуя достижению стоящих перед ним целей.
В этой связи целесообразно в структуре УК РФ предусмотреть вводные замечания, в которых объяснить основные термины уголовного законодательства, в нашем случае это: явка с повинной, возмещение причиненного ущерба, вреда, произвести иные пояснения для единообразного понимания уголовно-правовых норм и точного их применения. Положительном в этом плане можно считать прежний и нынешний опыт уголовно-процессуального законодательства, отдельная статья которого разъясняет основные понятия, используемые в УПК.
Несомненно, тема нуждается в дальнейшем законодательном регулировании, тщательной теоретической разработке.
Завершая можно сказать, что последние изменения в УК РФ, свидетельствуют о дальнейшей гуманизации уголовного законодательства. Можно предположить, в частности, что они приведут к сокращению количества осужденных. Список использованных источников и литературы.
1. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993г. - М.: Проспект. - 2000. - 48с.
2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996г. №63-ФЗ. - Новосибирск: РИПЭЛ, 2004. - 248с.
3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001г. №174-ФЗ. - М.: Юрайт-Издат, 2004. - 483с.
4. Уголовный кодекс РСФСР от 27.10.1960г. - М.: Юрид. лит., 1991. - 191с.
5. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27.10.1960г. - М.: Норма, 1999. - 381с.
6. О наказании лиц, виновных в преступлениях против мира и человечности и военных преступлениях независимо от времени совершения преступлений: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1965г. // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1965. - №10. - С.123.
7. О применении Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1965г. "О наказании лиц, виновных в преступлениях против мира и человечности и военных преступлениях, независимо от времени совершения преступлений": Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 3 сентября 1965г. // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1965. - №37. - С.532.
8. Аликперов Х. Новый УК: проблемы освобождения от уголовной ответственности. // Законность. 1999. №4.
9. Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2001. - 126с.
10. Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим // Законность, 1999. №6. 11. Аликперов Х. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. // Законность. 1999. №8.
12. Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основания в советском уголовном праве. - М.: Юридическая литература, 1963. - 275с.
13. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. №2. С.16.
14. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. №3. С.17.
15. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. №6. С.14-15.
16. Головко Л. Классификация оснований освобождения от уголовной ответственности. // Законность. 1998. №11.
17. Головко Л. Прощение долга - одно из оснований прекращения уголовного дела // Российская юстиция, 1998. №4. 18. Горжей В.Я. Деятельное раскаяние: проблемы правоприменения // Российский следователь. 2003. №4.
19. Дурманов Н.Д. Советский уголовный закон. М.: МГУ, 1967. - 318с.
20. Егоров В.С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2002. - С. 279с.
21. Камынин И. Особенности определения сроков давности по длящимся и продолжаемым преступлениям. // Законность. 2004. №1.
22. Карузин В., Мухаметзянов И. Процессуальное оформление явки с повинной // Законность,1999.№8.
23. Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М.: Наука, 1974. - 232с.
24. Коломеец В. Явка с повинной: новая трактовка. // Российская юстиция. 1997. №10.
25. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под.ред. В.М. Лебедева. - М.: Норма, 2004. - 896с.
26. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под.ред. В.И.Радченко. - М.: Норма, 1996. - 647с.
27. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / под. ред. С.И. Никулина. - М., 2001. - 1184с.
28. Конаровский А.М. Категории преступлений и вопросы освобождения от уголовной ответственности. // Российский следователь. 2003. №2.
29. Куссмауль Р. Момент исчисления сроков давности в УК установлен верно. // Российская юстиция. 2001. №9.
30. Кушнарев В.А. Проблемы толкования норм уголовного права о деятельном раскаянии // Следователь. 2001. №1.
31. Малков В.В. Повторность проступка и уголовная ответственность. - Казань: изд-во Казан. ун-та, 1968.- 123с.
32. Матвеева Ю., Сумин А. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. // Российская юстиция. 2001. №9.
33. Михайлов В. Признаки деятельного раскаяния. // Российская юстиция. 1998. №4.
34. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: курс лекций. - М.: Бек, 2000. - 573с.
35. Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2004 года. М, 2004. - 87с.
36. Петрухин И. Гуманность или трезвый расчет. // Российская юстиция. 1999. №9.
37. Прошляков Д. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. // Российская юстиция. 2000. №9. 38. Сабанин С.Н., Тупица А.Я. Понятие и виды освобождения от уголовной ответственности или наказания. - Свердловск: СЮИ, 1987. - 65с.
39. Савицкий А., Циммерман И. Деятельное раскаяние: от законодательного декларирования к реальному применению // Законность. 2004. №3.
40. Савкин А. Деятельное раскаяние - свобода от ответственности. // Российская юстиция. 1997. №12.
41. Савкин А.В. Социально-правовое значение деятельного раскаяния в преступлении и его роль в предупреждении преступности. // Российский следователь. 2003. №10.
42. Саляхов Р. Освобождение от уголовной ответственности (примечание к ст.228 УК РФ). // Законность. 2000. №12.
43. Сверчков В. Актуальные вопросы освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. // Государство и право. 1999. №12.
44. Сверчков В. Деятельное раскаяние в нормах общей и особенной частей УК РФ. // Российская юстиция. 2001. №2.
45. Сверчков В. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. // Журнал российского права. 2000. №2.
46. Сверчков В. Освобождение от уголовной ответственности из-за примирения с потерпевшим. // Профессионал. 1999. №5 (31).
47. Сверчков В., Томин В. Соотношение уголовного и процессуального законодательств. // Законность. 2002. №5.
48. Скибицкий В.В. Освобождение от уголовной ответственности и отбывания наказания. - Киев: Наук. думка, 1987. - 181с.
49. Смольников В.Е. Давность в уголовном праве. М.: "юридическая литература", 1973. - 143с.
50. Степанов В. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим. // Российская юстиция. 2000. №9.
51. Судебная практика к Уголовному кодексу РФ / под.ред. В.М. Лебедева. - М.: Спарк, 2001. - 1168с.
52. Судебная практика по уголовным делам / сост. Е.П.Кудрявцева, О.В. Науменко, С.А. Разумов. - М.: АНО "Юридические программы", 2004. - 512с.
53. Ткачевский Ю.М. Давность в советском уголовном праве. М.: изд-во МГУ, 1978. - 128с.
54. Уголовное право. Общая часть. / Под. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова. - М.: НОРМА, 2001. - 576с.
55. Уголовное право. / Под. ред. Л.Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина, С.В. Максимова. - М.: Юриспруденция, 1999. - 784с.
56. Уголовное право России. / Под. ред. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. - М.: Норма - ИНФРА-М, 1999. - 624с.
57. Халиков А. Возмещение ущерба потерпевшим. // Законность. 2000. №9.
58. Хан-Магомедов Д.О. Освобождение от наказания. Лекция. М.: МГУ, 1964. - 47с.
59. Чувилев А. Деятельное раскаяние. // Российская юстиция. 1998. №6.
60. Чувилев А., Ерохина Н. Надзор за законностью прекращения уголовных дел в связи с деятельным раскаянием. // Законность. 1999. №8
61. Чугаев А.П. Малозначительное преступление и товарищеский суд. - Казань: Изд. Казан. ун-та, 1966. - 298с.
62. Шамардин А. Примирение сторон и отказ от поддержания обвинения должны утверждаться судом. // Российская юстиция.2001. №2.
63. Шаламов В.Г., Кушнарев В.А., Магомедов А.Ю. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием (обзор практики органов предварительного расследования Омска и Омской области) // Законодательство. 1998. №1.
64. Якубов А. Процессуалисты "совершенствуют" уголовный закон. // Законность. 2003. №1
65. Яни П. Специальный случай освобождения от уголовной ответственности за налоговые преступления. // Российская юстиция. 2000. №1.
1 Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М.: Наука, 1974. - С. 41.
2 Там же. - С. 28.
3 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под. ред. С.И.Никулина. - М.: Менеджер, Юрайт, 2001. - С. 249
4 Горжей В.Я. Деятельное раскаяние: проблема правоприменения. // Российский следователь. 2003. №4. С.7.
5 Уголовное право. Общая часть. / Под. ред. И.Я.Козаченко, З.А.Незнамова. - М.: НОРМА, 2001. - С. 466.
6 Уголовное право России. / Под. ред. А.Н.Игнатова, Ю.А. Красикова. - М.: Норма-ИНФРА-М, 1999. - С.463.
7 Уголовное право. Общая часть. / Под. ред. И.Я.Козачнко, З.А.Незнамова. - М.: НОРМА, 2001. - С. 464 -465.
8 Головко Л. Классификация оснований освобождения от уголовной ответственности // Законность. 1998. №11. С.38.
9 Сабанин С.Н., Тупица А.Я. Понятие и виды освобождения от уголовной ответственности или наказания. - Свердловск: СЮИ, 1987. - С. 7.
10 Уголовное право. /Под. ред. Л.Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина, С.В. Максимова. - М.: Юриспруденция, 1999. - С. 239-240.
11 Чугаев А.П. Малозначительное преступление и товарищеский суд. - Казань: Изд.Казан.ун-та, 1966. - С. 26.
12 Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основания в советском уголовном праве. - М.: Юрид. лит., 1963. - С. 248.
13 Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. М.: Наука, 1974. С.48.
14 Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М.: Наука, 1974. - С.47-48.
15 Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: курс лекций. - М.: Бек, 2000. - С.463.
16 Уголовное право. Общая часть. / под. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамрва. - М.: НОРМА, 2001. - С. 463.
17 Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М.: Наука, 1974. - С.72.
18 Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М.: Наука, 1974. - С.74
19 Уголовное право. Общая часть. / Под. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова. - М.: НОРМА, 2001. - С. 464.
20 ЕгоровВ.С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2002. - С.94.
21 Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: курс лекций. - М.: Бек, 2000. - С.464-465.
22 Уголовное право России. / Под. ред. А.Н.Игнатова, Ю.А.Красикова. - М.: Норма-ИНФРА-М, 1999. - С.463-464.
23 Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: курс лекций. - М.: Бек, 2000. - С. 461.
24 Уголовное право. Общая часть./ Под. ред. И.Я.Козаченко, З.А.Незнамова. - М.: НОРМА, 2001. - С. 481-482.
25 Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М.: Наука, 1974. С. 76.
26 Савкин А. Деятельное раскаяние - свобода от ответственности // Российская юстиция. 1997. №12. С.36-37.
27 Егоров В.С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2002. - С. 109.
28 Там же. - С.110.
29 Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2001. - С.27-28.
30 Шаламов В.Г., Кушнарев В.А., Магомедов А.Ю. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием (обзор практики органов предварительного расследования Омска и Омской области) // Законодательство. 1998. №1. С.16.
31 Сверчков В.В. Актуальные вопросы освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием // Государство и право. 1999. №12. С.53.
32 Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2001. - С.21.
33 Егоров В.С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2002. - С.115.
34 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. №2. С.16.
35 Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2001. - С.29.
36 Мухамедзянов И., Карузин В. Процессуальное оформление явки с повинной // Законность,1999.№8. С.19-20.
37 Постановление Президиума Верховного Суда РФ №904п03 по делу Мирвалиева // Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2004 года. М., 2004. - С.14.
38 Коломеец В. Явка с повинной: новая трактовка // Российская юстиция. 1997. №10. С.36.
39 Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / под. ред. В.М.Лебедева - М.: Спарк, 2001. - С.231. 40 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под. ред. В.И.Радченко. - М.: Норма, 1996. -С.120.
41Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2001. - С.31
42 Судебная практика по уголовным делам / сост. Е.П.Кудрявцева, О.В. Науменко, С.А. Разумов. - М.: АНО "Юридические программы", 2004. - С.426.
43 Определение СК ВС РФ №44-097-225 по делу Пестрова и др. // Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / под. ред. В.М.Лебедева - М.: Спарк, 2001. - С.250.
44 Савкин А.В. Социально-правовое значение деятельного раскаяния в преступлении и его роль в предупреждении преступности. // Российский следователь. 2003. №10. С.20.
45 Сверчков В.В. Актуальные вопросы освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием // Государство и право. 1999. №12. С.58.
46 Егоров В.С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2002. - С.122.
47 См.: Халиков А. Возмещение ущерба потерпевшим // Законность. 2000. №9. С.34.
48 Егоров В.С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2002. - С.123. 49 Петрухин И. Гуманность или трезвый расчет? // Российская юстиция. 1999. №9. С.25.
50 Егоров В.С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт. 2002. - С.130.
51 Определение СК ВС РФ №43-099-1 по делу Быстровых и др. // Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / под. ред. В.М.Лебедева - М.: Спарк, 2001. - С.892.
52 Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2001. - С.41.
53 См.: Яни П. Специальный случай освобождения от уголовной ответственности за налоговые преступления. // Российская юстиция. 2000. №1. С.19.
54Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2001. - С.41.
55 Чувилев А. Деятельное раскаяние // Российская юстиция. 1998. №6. С.10-11.
56 Егоров В.С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2002. - С. 190.
57 См.: Аликперов Х. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим // Законность, 1999. № 6. - С.12.
58 Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2001. - С.49-50.
59 Егоров В.С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2002. - С. 192.
60 См.: Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2001. - С.49.
61 Прекращение уголовного дела в связи с примирением... (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. №3. С.17.
62 Головко Л. Прощение долга - одно из оснований прекращения уголовного дела // Российская юстиция. 1998. №4. - С.23.
63 Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2001. - С.51.
64 Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2001. - С.52.
65 См.: Сверчков В. Освобождение от уголовной ответственности из-за примирения с потерпевшим // Профессионал. 1999. №5 (31). С.33.
66 См.: Шамардин А. Примирение сторон и отказ от поддержания обвинения должны утверждаться судом. // Российская юсиция. 2001. №2. С.60.
67 Аликперов Х. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. // Законность. 1999. №8. С.13.
68 Конаровский А.М. Категории преступлений и вопросы освобождения от уголовной ответственности. // Российский следователь. 2003. №2. С.28.
69 Сверчков В.В. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности // Журнал российского права. 2000. №2. С.88.
70 См.: Постановление президиума Верховного Суда РФ №135п98 по делу Некрасова и др. // Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / под.ред. В.М.Лебедева. - М.: Спарк, 2001. - С.324-325.
71 Прошляков Д. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. // Российская юстиция. 2000. №9. С. 51.
72 Куссмауль Р. Момент истечения сроков давности в УК установлен верно // Российская юстиция. 2001. №9. С.67.
73 Прошляков Д. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. // Российская юстиция. 2000. №9. С.51.
74 Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / под. ред. В.М.Лебедева - М.: Спарк, 2001. - С.63.
75 Уголовное право. Общая часть. / Под. ред. И.Я.Козаченко, З.Я.Незнамова. - М.: НОРМА, 2001. - С. 479.
76 Постановление Пленума Верховного Суда СССР "Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям" от 4 марта 1929г. // Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / под. ред. В.М.Лебедева - М.: Спарк, 2001. - С.63.
77 Дурманов Н.Д. Советский уголовный закон. М.: МГУ, 1967. - С.263.
78 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / под. Ред. С.И.Никулина. - М.: Юрайт, 2001. - С.34.
79 Ткачевский Ю.М. Давность в советском уголовном праве. М.: изд-во МГУ, 1978. - С.62-64.
80 Прошляков Д. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. // Российская юстиция. 2000. №9. С. 51.
81 Хан-Магомедов Д.О. Освобождение от наказания. Лекция. М., изд-во МГУ, 1964. - С.8.
82 Егоров В.С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2002. - С.229.
83 Тамже. - С.230.
84 Смольников В.Е. Давность в уголовном праве. М.: "юридическая литература", 1973. - С.82.
85См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. №6. С.14-15.
86 Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / под. Ред. В.М.Лебедева - М.: Спарк, 2001. - С.325.
87 Судебная практика по уголовным делам / сост. Е.П.Кудрявцева, О.В.Науменко, С.А.Разумов. - М.: АНО "Юридические программы", 2004. - С.39.
88 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под. ред. д.ю.н. В.М.Лебедева. - М.: Норма, 2004. - С.185.
89 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. №12. С.11.
90 О наказании лиц, виновных в преступлениях против мира и человечности и военных преступлениях независимо от времени совершения преступлений: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1965г. // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1965. - №10. - С. 123.
91 О применении Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1965г. "О наказании лиц, виновных в преступлениях против мира и человечности и военных преступлениях, независимо от времени совершения преступлений": Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 3 сентября 1965г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1965. №37. - С.532. ---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
2
Документ
Категория
Уголовное право
Просмотров
2 399
Размер файла
411 Кб
Теги
Диплом и связанное с ним
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа