close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Понятие и признаки соучастия

код для вставкиСкачать
Aвтор: Абдулаев М.М. 1997г., Ставрополь, Ставропольский факультет юридического института МВД РФ, кафедра уголовного права и криминологии, преп. лейтенант милиции Кибальник А.Г.
 СТАВРОПОЛЬСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ
ЮРИДИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА МВД РФ
Курсовая работа
на тему "Понятие и признаки соучастия"
выполнил слушатель 24 уч. группы
2 "А" курса очного отделения
рядовой милиции Абдулаев М.М.
принял преподаватель кафедры
уголовного права и криминологии
лейтенант милиции
Кибальник А.Г.
СТАВРОПОЛЬ 1997
.
ВВЕДЕНИЕ
В отечественном уголовном праве определение соучастия впер-
вые дано в Руководящих началах, в ст.21 которых говорилось:"За де-
яния, совершаемые сообща группой лиц (шайкой, бандой, толпой),на-
казываются как исполнители, так и подстрекатели и пособники".Это
определение содержит два признака:группа лиц и совершение ею прес-
тупления сообща.Таким образом субъективная сторона соучастия в нем
не характеризовалась.С современной точки зрения это определение
является чрезмерно узким, так как оно составляло за пределами соу-
частия совместные деяния преступников, не составляющих группы. А
также и слишком широкое, поскольку приравнивало к преступной груп-
пе бесчинствующую толпу - стечение лиц ,хотя и обладающее общей
разрушительной силой ,но субъективно не спаянное.
В работах , выполненных на базе Общей части Уголовных кодек-
сов 1922 и 1926 гг., наметился двоякий подход к определению соу-
частия.В определениях преимущественное внимание уделялось объек-
тивным признакам совместной деятельности. Субъективные признаки
не указывались, а соучастие признавалось возможным и в неосторож-
ных преступлениях. Наиболее отчетливо и обоснованно такой подход
выражен в монографии А.Н.Трайнина "Учение о соучастии"
М.,1941.Большинство ученых соучастие признавало допустимым только
в умышленных преступлениях.Совместность деяния при этом не отри-
цалась ,но и не выделялась в качестве общего признака соучас-
тия.Наиболее развитой характеристикой субъективной стороны отли-
чались определения А.А.Пионтковского. Он рекомендовал считать со-
участием "умышленное участие двух или нескольких лиц в совершении
умышленного преступления"(1;35).
В целом эти поиски были шагом вперед. В них получили обос-
нование такие существенные черты соучастия ,как совместность и
умышленный характер преступного деяния, однако эти признаки ,тесно
связанные по существу, использовались в характеристике соучастия
разрозненно.
- 2 -
ПОНЯТИЕ СОУЧАСТИЯ
В 1958 году в отечественном уголовном законодательстве поя-
вилось новое определение соучастия. В ч.1 ст.17 Основ оно опреде-
лялось как "умышленное совместное участие двух и более лиц в со-
вершении преступления".К сожалению , это определение необходимой
четкостью для его однозначного истолкования не обладало.Только
этим ,вероятно, можно объяснить то, что ссылкой на законодательное
определение в литературе обосновывались диаметрально противополож-
ные взгляды на вопрос о возможности соучастия в неосторожных прес-
туплениях.Так, М.Д.Шаргородский утверждал, что "действующее зако-
нодательство... совершенно правильно решает вопрос о возможности
соучастия в неосторожном преступлении". В то же время ,по мнению
П.И.Гришаева и Г.А.Кригера, точка зрения о возможности соучастия в
неосторожных преступлениях "противоречит законодательному опреде-
лению соучастия СССР и союзных республик 1958 года"(3;49).
Спорным является и вопрос о характере субъективной связи
между соучастниками преступления при распределении между ними ро-
лей.Одни ученые полагают, что такая связь должна быть двухсторон-
ней, то есть что не только организатор ,подстрекатель и пособник
должны _знать о преступной деятельности исполнителя и желать дейс-
_твовать совместно с ним, .но и исполнитель должен знать о преступ-
ной деятельности каждого из них и стремится действовать совместно
с ними.Другие же ,наоборот, считают ,что связь при соучастии с
распределением ролей может быть и односторонней и что исполнитель
в ряде случаев может не знать о присоединившейся деятельности
подстрекателя и пособника.
Не существует единства мнений и по более общему вопросу
является ли законодательное определение соучастия универсальным,
охватывающим все случаи совершения преступления несколькими лицами
или должно касаться только тех его форм, когда между соучастниками
существует распределение ролей.Этот вопрос является приоритетным.
От его решения зависит и подход ко всем проблемам соучастия и сама
- 3 -
конструкция норм Общей части, регулирующих этот институт.
Все эти вопросы неразрывно связаны с общей конструкцией инс-
титута соучастия в преступлении в системе отечественного уголовно-
го права.В теории уголовного права сложились две устоявшиеся конс-
трукции соучастия. Одна из них исходит из признания акцессорного
(несамостоятельного, придаточного) характера соучастия, другая -
рассматривает соучастие как самостоятельную форму преступной дея-
тельности.В пределах каждой из этих конструкций существует целый
ряд оттенков и течений.Чешский профессор уголовного права Солнарж
считает основным вопросом института соучастия вопрос о том, следу-
ет ли при конструировании этого института исходить из признания
его акцессорного характера или из признания соучастия как самосто-
ятельной формы преступного действия.Поэтому данным вопросом следу-
ет заниматься до решения конкретных проблем. Основополагающим
принципом отечественного уголовного права является индивидуальная
ответственность лица за совершенное деяние, содержащее состав
преступления. Применительно к институту соучастия это означает,
что основания ответственности каждого соучастника лежат не в дейс-
твиях исполнителя, а в действиях совершенным им лично. Устанавли-
вая в Общей части наказуемость действий организаторов, подстрека-
телей и пособников, законодатель тем самым , при наличии опреде-
ленных объективных и субъективных условий ,приравнивает эти дейс-
твия к действиям исполнителей.Таким образом, российское уголовное
право стоит на позициях самостоятельной ответственности соучастни-
ков.Акцессорная теория признавалась советскими учеными,по полити-
ческим мотивам ,буржуазной.Считается также, что эта теория не иск-
лючает ответственности за чужую вину, так как не придает деятель-
ности всех соучастников, кроме исполнителя, самостоятельного зна-
чения.
Однако, как уже говорилось ранее, рассматриваемые теории
имеют множество оттенков.Так, М.И.Ковалев, уделивший большое вни-
мание исследованию вопроса об акцессорной природе соучастия, пи-
шет:"Собственно говоря, то, что мы называем акцессорной природой
- 4 -
соучастия, несоставляет чего-то органически целого. Буржуазной на-
уке известны многие виды акцессорности.
а)строгая акцессорность, когда все - и наказание и осво-
бождение от наказания - подчинено исполнителю преступления;
б)логическая акцессорность, которая предполагает, что на-
казание за соучастие должно быть определено лишь в пределах санк-
ции, установленное законом за главное деяние;
в)акцессорность по наказанию, то есть требование, чтобы
степень наказуемости соучастников определялась по степени наказуе-
мости исполнителя;
г) акцессорность по степени завершенности деяния;
д)лимитированная акцессорность, сущность которой сводится
к тому, что наказуемость соучастия должна быть связана с соверше-
нием противоправного деяния не более, чем при помощи какой-либо
формы вины"(6;101).
Основными выводами принципа акцессорности соучастия яв-
ляются то, что соучастник может нести ответственность за свои
действия лишь при наличии наказуемого действия исполнителя, и то
,что наказуемость соучастника определяется той статьей Уголовного
кодекса, которая предусматривает действия исполнителя. Первое по
сути дела означает, что акцессорная теория в ее крайнем выражении
оставляла за пределами наказуемости ряд действий организаторов,
подстрекателей и пособников.Поэтому, чтобы в какой-то мере смяг-
чить это положение, впоследствии она была дополнена учением о
посредственном исполнении преступления.
Сам М.И.Ковалев считает, что "советское уголовное право сто-
ит на признании логической акцессорности, которая более всего со-
ответствует подлинной природе соучастия в преступлении"(6;102). C
признанием акцессорной природы соучастия у М.И.Ковалева, а также
у чешского профессора Солнаржа, связан один вывод: состав прес-
тупления выполняется непосредственным исполнителем, остальными же
соучастниками сам состав преступления не выполняется, и их дейс-
твия лежат за пределами состава.Именно эти выводы сторонников ак-
- 5 -
цессорной природы соучастия считаются неприемлемыми.
Однако не все в теории акцессорности соучастия отвергается
большинством отечественных ученых.Ф.Г.Бурчак считает, что "можно
говорить об акцессорности соучастия, если под ней понимать зави-
симость организатора, подстрекателя и пособника от степени осу-
ществления исполнителем преступного намерения".(1;71)Подстрекате-
ля нельзя нельзя привлечь за подстрекательство к законченному
убийству, если исполнитель не пошел дальше приготовления к нему.В
этом плане и организатор, и подстрекатель, и пособник зависят от
фактически выполненного исполнителем в объеме вменения.Так, если
понимать под акцессорностью положение о том, что действия соу-
частников находят свое выражение в преступном деянии, предусмот-
ренном нормой Особенной части, лишь через волевое деяние исполни-
теля, то это положение не должно вызывать никаких возражений и
вряд ли может быть оспорено.А.А.Пионтковский отмечал, что при со-
участии с распределением ролей отдельные соучастники, как прави-
ло, хотя и не всегда, привлекаются к уголовной ответственности по
той же статье Особенной части, по которой привлекается и исполни-
тель, с указанием на статью 17, поэтому, в этом смысле можно го-
ворить о зависимости ответственности соучастников от преступле-
ния, совершенного исполнителем, об акцессорном характере институ-
та соучастия .
Но акцессорная теория неизбежно приводит к ряду исключе-
ний противоречащих принципам российского уголовного права.Принцип
самостоятельной ответственности соучастников дает надлежащее обос-
нование ответственности соучастников при добровольном отказе ис-
полнителя; при непривлечении исполнителя к ответственности в силу
тех или иных обстоятельств (умер, пользуется дипломатическим имму-
нитетом и т.д.).Кроме того, например, при наличии расхождений меж-
ду содержанием умысла соучастников, с одной стороны, и содержанием
умысла исполнителя - с другой, возможна их ответственность за раз-
ные составы одного и того же преступления. Различная квалификация
может иметь место и тогда, когда исполнитель преступления обладает
- 6 -
определенными личными свойствами, влияющими на ответственность,
если эти свойства не известны его соучастниками. И ,наконец, этот
принцип объясняет уголовную ответственность подстрекателя и пособ-
ника при безуспешности их деятельности.
В теории уголовного права роль института соучастия трактует-
ся по-разному.Различно истолковывается соотношение ст. 17(32) с
нормами Особенной части Уголовного кодекса. Этот вопрос имеет
принципиальное значение для решения проблемы объема понятия соу-
частия данного в норме Общей части.
Здесь имеется две точки зрения. С одной стороны термином
"соучастие" обозначают все случаи совместного участия нескольких
лиц в совершении одного преступления, а с другой - под ним понима-
ют лишь ограниченный круг такой совместной деятельности, когда
между соучастниками проведено распределение ролей.Применительно к
этому второму, ограниченному понятию соучастия, говорят о соучас-
тие "в тесном", "в узком" смысле слова или наоборот о "сложном"
соучастии.По существу, соучастие в узком смысле является частным
случаем более широкого понятия соучастия.Общим для этих двух опре-
делений соучастия является то, что в обоих случаях в совершении
одного преступления принимает участие два и большее число лиц.От-
личительным же признаком соучастия в тесном смысле слова является
распределение функций между соучастниками, неоднородность их дея-
тельности.Именно применительно к этим случаям законодатель исполь-
зует специальный юридико-технический прием: выделяет общую по сво-
ей природе для различных преступлений деятельность организаторов,
подстрекателей и пособников и вопрос об их ответственности этих
лиц регулирует в Общей части уголовного кодекса.Отсюда некоторыми
учеными, в частности М.Д.Шаргородским, делается вывод о том, что
в тех случаях, когда в действиях каждого из лиц, совершивших сов-
местно преступление, имеется состав, предусмотренный статьей Осо-
бенной части, для квалификации их деяний в институте соучастия
нет надобности.Ф.Г.Бурчак также считает, что "назначение ст.17
Основ... заключается в том, чтобы урегулировать вопрос об ответс-
- 7 -
твенности лиц, деятельность которых не охватывается диспозициями
статей Особенной части"(1;70) В подтверждение этому он ссылается
на то, что в остальных частях статьи 17 речь идет безусловно о
соучастии с распределением ролей между соучастниками.А то обстоя-
тельство, что в статье 17(32) соучастие определено настолько об-
ще, что под него можно подвести и иные формы соучастия, он оправ-
дывает так: ответственность лиц , совершивших преступление в ка-
честве соисполнителей, а также лиц, являющихся участниками прес-
тупной организации, прямо определяется статьями Особенной части,
и поэтому специальных законодательной формул в Общей части не
требуется.
В отличие от вышеуказанных авторов П.Ф.Тельнов считает ,что
подобное понимание института соучастия не отвечает понятию соучас-
тия как специфической формы преступного деяния.Соучастие по его
мнению нельзя считать каким-то новым преступлением, неизвестным
Особенной части уголовного законодательства.Любой соучастник, будь
то организатор или исполнитель, подстрекатель или пособник,прини-
мающий участие в убийстве или краже,совершает только одно из этих
преступлений, но совершает его в своеобразной форме, приобретающей
важное значение для определения порядка и пределов ответственности
совместно действующих лиц.Критикуя мнение М.Д.Шаргородского о том
,что преступное деяние группы лиц, означает не соучастие, а просто
совершение при определенных условиях преступления несколькими ли-
цами,П.Ф.Тельнов ссылается на то ,что согласно ст. 2 УК Общая
часть распространяется на все деяния, предусмотренные Особенной
частью и поэтому общее определение соучастия должно распростра-
няться на все случаи умышленной совместной преступной деятельности.
Следовательно, в ст.17(32) УК вошли наиболее характерные общие
признаки совместной преступной деятельности.(2;85)
Ф.Г.Бурчак в своей более поздней работе этот аргумент оспа-
ривает тем, что ст.8, раскрывающая понятие умысла, не применяется
к преступлениям, которые в соответствии с содержащимися в статьях
Особенной части указаниями могут быть совершены только по неосто-
- 8 -
рожности.Статья 10,устанавливающая возраст с которого может насту-
пать уголовная ответственность тоже при ближайшем рассмотрении ка-
чеством всеобщности не обладает (например, ст.210 УК РСФСР, специ-
альный субъект преступления).По его мнению здесь действует общее
правило о конкуренции общей и специальной норм.
Таким образом, при определении соучастия необходимо прежде
всего уточнить, о чем идет речь: о соучастии как родовом понятии,
охватывающем все случаи совместного умышленного совершения двумя и
более лицами одного преступления, или о соучастии как видовом по-
нятии, т.е. о соучастии с распределением ролей, собственно и пред-
полагающем наличие специальных законодательных постановлений, ре-
гулирующих ответственность лиц, которые хотя и не принимали учас-
тия в совершении действий, образующих объективную сторону состава
преступления, предусмотренного Особенной частью, но своей проти-
воправной деятельностью обусловивших совершение преступления
исполнителем.Их совместное рассмотрение необходимо как в силу
общности ряда объективных и субъективных моментов, так и в силу
методической целесообразности.Ф.Г.Бурчак полагает, что "можно бы-
ло бы в теории уголовного права конструировать определение соу-
частия как вообще подчеркивая в нем различие форм), так и соучас-
тия, являющегося институтом Общей части"(1;59).
В теории уголовного права различно истолковывается влия-
ние соучастия на степень общественной опасности преступлений.Приз-
нание соучастия обстоятельством, всегда повышающим опасность прес-
тупления, поведет к более суровой наказуемости совместно действую-
щих преступников.И наоборот, если исходить из того, что не отража-
ется на опасности преступления, то его незачем принимать в расчет
при назначении наказания. Суждения специалистов по этому вопросу
сводятся к трем точкам зрения.Одни высказываются за то, чтобы соу-
частие во всех случаях признавать более опасной формой преступле-
ния, влекущей повышенную ответственность.Другие считают, что соу-
частие не усиливает и не ослабляет ответственности, и вообще оно
не является квалифицирующим или отягчающим обстоятельством. Боль-
- 9 -
шинство исследователей сходится на том, что соучастие хотя и не во
всех случаях, но повышает общественную опасность преступления.Пос-
равнению с деянием, совершенным единолично, соучастие более опасно
тем, что в условиях взаимной поддержки снижается влияние сдержива-
ющих факторов поведения, резко возрастает готовность к опасным
правонарушениям , может быть причинен более тяжкий физический или
материальный ущерб, более изощренными становятся способы соверше-
ния преступления и приемы сокрытия его следов.Однако в российском
уголовном законодательстве нет норм, позволяющих считать соучастие
во всех случаях отягчающим обстоятельством.перечень такого рода
обстоятельств является строго определенным и исчерпывающим. Соу-
частие в целом не входит в данный перечень.Судебная практика знает
немало случаев, когда единолично действующий преступник проявляет
большую стойкость преступных стремлений, нежели группа лиц, совер-
шающих аналогичное преступление.Таким образом, более обоснованной
оказывается точка зрения, согласно которой соучастие усугубляет
ответственность лица при определенных условиях.Раскрываются эти
условия в Общей и Особенной частях уголовного кодекса.Согласно ст.
39 УК РСФСР отягчающим обстоятельством признается совершение прес-
тупления организованной группой, а также подстрекательство несовер-
шеннолетних к совершению преступления.Ст.63 УК РФ относит к таким
обстоятельствам также совершение преступления в составе группы
лиц, группы лиц по предварительному сговору, преступного сообщест-
ва, привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают
тяжелыми психическими расстройствами , находящихся в состоянии
опьянения и лиц, не достигших возраста, с которого возможна уго-
ловная ответственность, а также особо активная роль в совершении
преступления.В нормах Особенной части повышенная опасность данной
формы преступления выражена двумя способами. Во-первых,соучастие
указано в качестве обязательного элемента ряда особо тяжких дея-
ний:бандитизма (ст.77 УК РСФСР; ст. 209 УК РФ) и ст.208,210 УК РФ
и др.Во-вторых, оно в ряде составов преступлений является квалифи-
цирующим признаком, требующим изменения квалификации преступления
- 10 -
и назначения более строгого наказания.
Еще одним вопросом, вызвавшим споры между юристами являет-
ся вопрос об основании уголовной ответственности при соучастии.
Общепринятым считается то, что состав преступления является
единственным основанием уголовной ответственности, что означает
универсальность данного принципа.Из этого следует, что состав
преступления выступает в качестве основания уголовной ответствен-
ности как при законченном преступлении, так и при незаконченном
преступлении и при соучастии.
Противники этой концепции в качестве одного из аргументов
ссылаются на то, что этот принцип неприменим к случаям соучастия в
преступлении и незаконченной преступной деятельности, где, по их
мнению, в действиях виновного состав преступления отсутствует.
Эта точка зрения основана на том, что о составе преступле-
ния можно говорить только применительно к нормам Особенной части
уголовного кодекса.
Проблема эта упирается в более общий вопрос - о соотношении
статьи закона и нормы права.Этот вопрос относится к предмету общей
теории права.Большинство юристов считают, что норма права может не
совпадать со статьями закона, а может располагаться в нескольких
статьях и, наоборот, несколько норм - в одной статье,что явно не
свойственно отечественному уголовному праву.
Применительно к уголовно-правовым нормам это означает, что
норма определяющая состав того или иного преступления, не обяза-
тельно должна текстуально совпадать со статьей Особенной части.Да-
же в тех случаях, когда речь идет о деяниях индивидуально действу-
ющего лица, квалифицируемых только по статье Особенной части, нор-
ма права, определяющая его состав преступления, слагается из суммы
признаков, указанных в этой статье Особенной части, и признаков
Общей части.Так, понятие преступления, в общих чертах определенное
в ст.14 УК РФ , распространяется на все конкретные преступле-
ния.Или возраст, с которого начинается уголовная ответственность.
Ни в одной статье Особенной части законодатель специально этого
- 11 -
вопроса не регулирует.Эти правила определяют один из признаков,
которым должен обладать любой субъект преступления, а значит вхо-
дят в качестве одного их элементов этой стороны состава преступле-
ния.Аналогично обстоит дело и с формами вины.А это означает, что
правовая норма, определяющая состав преступления индивидуально
действующего лица, должна синтезироваться из признаков конкретной
статьи Особенной части, по которой определяется объект посягатель-
ства и в диспозиции которой содержится описание признаков объек-
тивной стороны состава преступления, и признаков Общей части ха-
рактеризующих субъекта преступления и его субъективную сторону.
Реже в статьях Особенной части указывается форма вины и еще реже -
специальные признаки, относящиеся к субъекту преступления.
Изложение правил, связанных с субъектом преступления, воз-
можно в Общей части потому ,что они применимы к целому ряду прес-
туплений. Признаки же объективной стороны и, в частности, характер
преступного действия и вызываемые им последствия, как правило не-
типичны.Строгая индивидуальность признаков объективной стороны де-
лает необходимым конструировать столько статей Особенной части,
сколько составов считает необходимым предусмотреть законода-
тель.Однако сказанное выше относительно индивидуальности объектив-
ной стороны касается только случаев, когда речь идет об индивиду-
ально действующем лице или, в случаях совершения преступления в
соучастии, - об исполнительской деятельности.Деятельность же ос-
тальных соучастников (организаторов, подстрекателей, пособников) в
широком плане однозначна для всех преступлений.Одними и теми же
средствами (например, просьбой) подстрекатель может склонить лицо
к краже или к убийству, к должностному подлогу или к любому друго-
му преступлению.
Поэтому вместо того, чтобы в каждой конкретной норме, опи-
сывая объективную сторону преступления, говорить не только об ис-
полнительской деятельности, но и о подстрекательстве, пособничест-
ве, организаторской деятельности, законодатель говорит о деятель-
ности соучастников один раз.Иными словами, описывая в статьях Осо-
- 12 -
бенной части объективную сторону исполнительской деятельности,за-
конодатель объективную сторону деятельности организаторов, подс-
трекателей и пособников выносит как бы за скобки и зазывает приме-
нительно ко всем умышленным преступлениям.Состав преступления каж-
дого из соучастников слагается из признаков статьи Особенной час-
ти, охватывающей преступление, в котором он соучаствовал, призна-
ков статьи о соучастии, и признаков всех остальных статей Общей
части, образующих необходимые элементы каждого состава преступле-
ния (возраст, вменяемость, форма вины).
ОБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ СОУЧАСТИЯ.
Для соучастия требуется, чтобы деятельность соучастников
была совместной.Эта совместность лежит как в объективной, так и в
субъективной плоскости, то есть существуют объективные и субъек-
тивные признаки соучастия в преступлении. В литературе признак
совместности трактуется по-разному.Основным недостатком при опре-
делении этого признака является то, что он рассматривается исклю-
чительно в объективной плоскости и настолько широко, что поглощает
все другие объективные признаки, присущие соучастию.П.Ф.Тельнов
делает вывод, что по "советскому уголовному праву совместность со-
вершения преступления означает: а)взаимную обусловленность прес-
тупных деяний двух или более лиц, б) единый для них преступный ре-
зультат, в) причинную связь между деянием каждого соучастника и
общим преступным результатом"(2;39).
Совместность-это признак не только объективный, но и субъек-
тивный. Ф.Г.Бурчак в отличие от П.Ф.Тельнова и П.И.Гришаева указы-
вает на то, что совместная преступная деятельность предполагает
наличие некоторой психической общности, психической связи между
совместно действующими лицами. В литературе он трактуется по раз-
ному. Установление минимального предела этой психической общности
позволит отграничить действия некоторых лиц при совершении прес-
тупления,составляющие соучастие, от иных случаев стечения преступ-
- 13 -
ников при совершении одного преступления.
В реальной действительности возможны такие ситуации, когда
преступление выполняется путем сложения усилий нескольких лиц ,
когда наступает вред ,к которому каждый из них стремился порознь,
когда деяние одного лица обуславливает деяние другого и, наконец,
когда деяние каждого из них будет находиться в причинной связи с
результатом, а соучастия не будет, потому что их действия будут
разобщенными, каждый из них будет действовать в отрыве от другого.
Установление определенной психической связи, как правило,
не составляет особого труда при соисполнительстве или соучастии в
форме преступной организации, а также при соучастии в тесном смыс-
ле слова, когда имеет место сговор между соучастниками.Значительно
труднее обстоит дело , когда такой сговор отсутствует.
Критерием для выявления этой минимальной связи является на-
личие в поведении лица двух моментов:во-первых, стремления достиг-
нуть определенного результата, общего для всех действующих
лиц;во-вторых, _знания и учета деятельности других лиц ..Следова-
тельно,совместность действий нескольких лиц в совершении одного
преступления предполагает помимо чисто объективного момента -
причинение результата их совместными усилиями -также и субъектив-
ный момент - знание о присоединившейся деятельности других лиц и
стремление достигнуть определенного результата путем объединения
усилий.
Cобственно объективные признаки соучастия заключаются :а) в
том, что действия каждого соучастника являются необходимым услови-
ем для совершения действий других соучастников; б)в том, что дейс-
твия каждого соучастника находятся в причинной связи с общим прес-
тупным результатом;в) в том, что в преступлении должны участвовать
два и более лица.
Наименьшее число виновных при соучастии - два лица. Их обя-
зательными признаками согласно ст. ст. 10,11 УК являются достиже-
ние определенного возраста (16, а по некоторым деяниям 14 лет) и
вменяемость.
- 14 -
Возможность образования любой формы соучастия из деяний
лиц, способных нести уголовную ответственность, издавна считалась
в отечественном уголовном праве бесспорной, вытекающей из законо-
дательной характеристики субъекта преступления.Однако имеются и
попытки сконструировать соучастие при одном вменяемом лице.Поводом
к различным суждениям оказались не совсем ясные по своему существу
разъяснения судебной практике.Так,Пленум Верховного Суда РФ в сво-
ем постановлении "О судебной практике по делам об изнасиловании"
от 22 апреля 1992 г. указал :"Действия участника группового изна-
силования подлежит квалификации по ч.3 ст.117 УК РСФСР независимо
от того , что остальные участники преступления не были привлечены
к уголовной ответственности в виду их невменяемости, либо в силу
требований ст.10 УК РСФСР, или по другим предусмотренным законом
основаниям"(4;540).
Сторонники такого понимания групповых преступлений исходят
из того, что повышенная опасность последних может лежать не толь-
ко в плоскости соучастия в преступлении, но и в плоскости объек-
тивных признаков исполнения посягательства, способа посягательст-
ва.Действительно , в случаях использования преступником невменяе-
мых и малолетних, невиновно действующих лиц, в определенной мере
возрастает вероятность достижения преступного результата и причи-
нения большего объема вреда.Потерпевший воспринимает совершаемое
против него посягательство как совершаемое не одним , а несколь-
кими лицами , именно на такое восприятие потерпевшего и рассчиты-
вает виновный.
Но нечто подобное - только иначе оцениваемое в уголовно-пра-
вовом плане - имеет место по делам о разбоях, совершаемых с при-
менением оружия или других предметов используемых в качестве ору-
жия.Имеется ввиду ситуации, когда виновный использовал в ходе
разбойного нападения макеты оружия либо оружие, непригодное для
его применения.Здесь также, как и при объединении усилий с невме-
няемыми, малолетними,возникают более широкие возможности реализа-
ции преступных намерений, подавления воли потерпевшего.Потерпев-
- 15 -
ший воспринимает совершаемое против него посягательство как со-
вершаемое с годным, настоящим оружием , на что и рассчитывает ви-
новный(8;26).
Возможны две основные ситуации.Во-первых, виновный в ходе
разбоя угрожал _ заведомо . негодным оружием или имитацией оружия.В
подобных случаях содеянное должно квалифицироваться без вменения
признака , описанного в п. "а" части 2 статьи 162.Во-вторых, ви-
новный, угрожая негодным оружием, ошибочно полагал, что оружие
годное.В таких случаях говорят о покушении на квалифицированный
вид разбоя,то есть признается, что квалифицирующего признака как
такового не было.Точно также должен решатся о квалификации прес-
туплений, совершаемых несколькими лицами.Если виновный прибегнул
к помощи заведомо невменяемого или малолетнего, то несмотря на
внешнее наличие группы лиц, нельзя говорить о квалифицирующем ви-
де преступления ввиду реального отсутствия черт, характеризующих
группу лиц, определяющих ее уголовно-правовой статус.Вслучае же
заблуждения содеянное должно оцениваться по правилам фактической
ошибки, то есть как покушение на более опасный, квалифицированный
вид преступления.
Термин "совместное участие" говорит о том, что виновные во
взаимосвязи совершают общественно опасное деяние и сообща причи-
няют преступный результат.Одни специалисты считали обязательным
для соучастия, чтобы деяния совместно действующих лиц взаимно до-
полнялись. По мнению других, действия каждого соучастника должны
находиться в непосредственной причинной связи с действиями испол-
нителя преступления. Третьи признают действия соучастника то ус-
ловием, то причиной преступной деятельности его сообщников.При
совместной преступной деятельности усилия виновных объединяются.
Каждый из них выполняет свою долю единого преступления, чем в
большей или меньшей степени содействуют осуществлению намерений
других соучастников. Таким образом, соучастию присуща взаимообус-
ловливающая зависимость между функциями соучастников. Под взаим-
ной обусловленностью понимается такая объективная зависимость,
- 16 -
при которой действия одного соучастника создают условия, облегча-
ют возможность совершения деяний другого соучастника.При участии
в преступлении более двух лиц, например в группе из 5-6 человек,
действия определенного соучастника могут обусловливать преступную
деятельность не всей группы в целом, а ее отдельных соучастников,
по крайней мере одного из них.
Значит, при характеристике объективной стороны в таких слу-
чаях неизбежно возникает вопрос о причинной связи.Поскольку между
преступной деятельностью соучастника и наступившим преступным ре-
зультатом лежит сознательная и волевая деятельность исполнителя,
вопрос о причинной связи в сфере действия института соучастия
приобретает свои особенности. Причинная зависимость между деянием
каждого соучастника и общим для соучастия преступным результатом
- характерный показатель совместности совершения преступле-
ния.Правильно квалифицировать слитые воедино общественно опасные
действия двух и более лиц, установить пределы ответственности
каждого соучастника невозможно без определения границ соучастия,
без выяснения тех объективных и субъективных пределов, где конча-
ется совместная преступная деятельность.Причинность служит внеш-
ней, объективной межой соучастия. Она позволяет ограничить от-
ветственность соучастников пределами фактически причиняемых ими
общественно опасных последствий.Наступивший преступный результат
может в различной степени обусловливаться действиями каждого из
соучастников.На это прямо указывает уголовный закон, устанавли-
вая, что ответственность соучастников определяется степенью фак-
тического участия в совершении преступления (ч.1 ст.34 УК РФ).
М.Д.Шаргородский предлагал в качестве причины общего резуль-
тата рассматривать действия исполнителя преступления, а деяния
других соучастников считать условием причинения.Однако общеприня-
той считается точка зрения, которая указывает, что при совместном
совершении преступления усилия двух и более лиц сливаются в еди-
ное действующее начало,и, следовательно, здесь не может быть од-
ного причинителя преступного результата.Деяния любого из соучаст-
- 17 -
ников, взятые в отдельности, не влекут наступления общего вреда,
а возникающий при соучастии преступный результат не поддается
расчленению на самостоятельные доли по количеству соучастников -
он является общим и неделимым в виду совместности его причинения.
Еще больше затруднений вызывает вопрос о причинной связи в
делах, где имеет место соучастие с распределением ролей.Проще
всего обстоит дело с пособником.Его действия в соответствии с вы-
шесказанным создают условия, облегчающие деятельность исполнителя
и приводящие вместе с действиями последнего к одному последс-
твию.Однако подстрекатель и интеллектуальный пособник непосредс-
твенно действий, причиняющих результат или содействующих причине-
нию результата, не выполняют.Их деятельность сводится к воздейс-
твию на психику исполнителя.Возникает вопрос: существует ли вооб-
ще причинная связь между действиями интеллектуального соучастника
и наступившим результатом. Ведь исполнитель, обладая сознанием и
волей, не является простым орудием в руках интеллектуального соу-
частника, которое может быть приравнено к силам неживой природы
или к действиям невменяемого лица.
Отечественное уголовное право исходит из детерминированнос-
ти человеческих поступков, которая не исключает ни свободы дейс-
твий, ни ответственности за собственные поступки.Деятельность че-
ловека обусловливается окружающей средой, детерминируется закона-
ми природы и общественного развития.Однако детерминизм не отрица-
ет свободы человека руководить своими поступками, принимать то
или иное решение.Он подчеркивает лишь, что решение это человек не
может принимать и осуществлять произвольно, без учета окружающего
мира, законов природы и общественного развития.Отсюда ясно, что
лица , создающие в других мотивы, обусловливающие их волю, их ре-
шение и, наконец, их поведение, тем самым причинно связаны с этим
поведением, а через него и с последствиями, явившимися результа-
том этого поведения.Тем самым он включается в общую цепь причин-
ности, развиваемую далее исполнителем.В отличие от подстрекателя
интеллектуальный пособник не создает у исполнителя решимости со-
- 18 -
вершить преступление.Его функция уже: он укрепляет возникшую у
исполнителя решимость совершить преступление, либо усиливая моти-
вы, влекущие к нему, либо ослабляя противодействующие мотивы.Тем
самым интеллектуальный пособник облегчает непосредственный пере-
ход от принятого решения к действию. Отсюда вполне ясна причинная
связь между деятельностью интеллектуального пособника и действия-
ми исполнителя, а следовательно, и его причинная связь с насту-
пившем в результате этих действий последствием.
Совместность деяния в смысле ст. 32 УК РФ означает далее,
что соучастники совершают одно и тоже преступление и направляют
свои усилия к достижению единого преступного результата.Случаи,
когда лица оказываются причастными по внешним признакам к одному
событию, но добиваются при этом различных результатов, не являют-
ся соучастием.Так, Ч. и К. в момент драки, внезапно возникшей в
ресторане, наносили удары одному и тому же лицу, но стремились к
различным результатам.Первый намеревался ограничиться побоями,
второй стремился причинить смерть и ударом стула нанес потерпев-
шему смертельное ранение.К. виновен в убийстве, а Ч.- в соверше-
нии злостного хулиганства.
СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ СОУЧАСТИЯ.
Субъективная сторона состава преступления, выполненного в
соучастии, неразрывно связана с самим понятием соучастия , кото-
рое как уже отмечалось возможно лишь в умышленных преступлениях.
Законодательное определение умысла включает три признака:
_сознание . лицом общественно опасного характера своего действия или
бездействия, _ предвидение . возможности или неизбежности наступления
общественно опасных последствий и ,наконец, _ желание . или _ созна-
_тельное допущение . или _ безразличное отношение . к этим последствиям.
При прямом умысле лицо не только сознает общественно опасный
характер своего деяния и предвидит наступление его общественно
опасных последствий, но и желает наступления этих последствий.При
- 19 -
косвенном умысле лицо, сознавая общественную опасность своего де-
яния и предвидя возможность наступления общественно опасных пос-
ледствий, прямо этих последствий не желает, хотя сознательно и
допускает их наступление либо безразлично к ним относится.
Для анализа субъективной стороны преступления каждого из со-
участников этого общего подразделения оказывается недостаточ-
но.Интеллектуальный и волевой моменты умысла требуют дополнитель-
ной расшифровки и прежде всего установления того , что должно ох-
ватываться сознанием действующего субъекта.
По сравнению с умышленной виной единолично действующего
субъекта умысел соучастника шире.Он не только охватывает объек-
тивные процессы собственного общественно опасного поведения, но
и дополняется сознанием участия в совершении того же преступления
другого лица и желанием действовать вместе с ним.
Представляется бесспорным, что и организатор, и подстрека-
тель, и пособник должны сознавать общественно опасный характер
своих действий: они должны понимать , что в результате их дейс-
твий другое лицо совершит общественно опасное деяние и этим дея-
нием ( в материальных составах) будет причинено вредное последс-
твие.
Однако соучастник преступления должен сознавать не только
общественную опасность своего действия, но и его основные свойс-
тва, понимать , что именно его действие вызвало решимость или
оказало помощь исполнителю в совершении конкретного преступле-
ния.В тех случаях, когда состав преступления, выполняемый испол-
нителем, включает также определенные последствия, соучастник дол-
жен сознавать и эти последствия.Следовательно, соучастники должны
не только сознавать свойства своей деятельности, но и деятельнос-
ти исполнителя, которая рассматривается ими как конечный резуль-
тат их совместных усилий.Поскольку же результат действий исполни-
теля выражается в причинении последствий, к достижению которых
соучастники стремились,последние сознают , хотя и в общих чертах,
причинную связь между своими действиями и этими последствиями."В
- 20 -
общих чертах" потому, что и организатор, и подстрекатель, возбу-
дившие решимость в другом лице совершить преступление, и пособ-
ник,оказавший такому лицу необходимую помощь,не всегда могут
предвидеть, как будет развиваться деятельность исполнителя.Точнее
соучастники не всегда могут предвидеть , какой способ действия
изберет исполнитель. Так, например, подстрекая к убийству, подс-
трекатель может и не знать , как склоненное им лицо выполнит сос-
тав: задушит, застрелит или отравит свою жертву.Кроме того, его
сознанием может не охватываться и ряд других моментов , относя-
щихся к объективной стороне: место , время и средства совершения
преступления.Однако здесь же следует подчеркнуть, что в тех слу-
чаях, когда один из перечисленных моментов входит в состав прес-
тупления исполнителя в качестве обязательного признака, соучаст-
ник, чтобы быть соучастником именно этого преступления, должен
обязательно сознавать эти моменты.
Известная совместность умысла соучастников не исключает ин-
дивидуальности их вины, различия в содержании их сознания и во-
ли.Общий преступный результат соучастники причиняют посредством
различных по характеру и степени активности деяний.В той мере , в
какой различными будут роли и объем действий соучастников, неоди-
наковым окажется содержание их сознания и воли, различной будет
их вина.
Умысел соучастников должен охватывать и ряд других факторов,
в частности таких, которые относятся к _ объекту . преступления, к
его _ субъекту . - исполнителю преступления, а также и к _ субъективной
_стороне . его деятельности.
Объект преступления является общим как для исполнителя прес-
тупления, так и для других соучастников.Сознание лица, склоняюще-
го другое лицо к совершению преступления или оказывающего ему по-
мощь, должно охватывать объект преступления.Под объектом конкрет-
ного преступления понимается видовой объект.Таким видовым объек-
том, например, при убийстве является жизнь человека. Но видовой
объект охватывает жизнь человека вообще, любого человека.Тогда
- 21 -
как при соучастии такой конкретизации недостаточно.Объект прес-
тупления, совершенного в соучастии, должен совпадать для всех со-
участников не только по виду, но и быть для них индивидуально оп-
ределенным.То есть, например, когда Иванов подстрекает Петрова к
убийству Сидорова, а Петров решает убить Сергеева и убивает его -
соучастия не будет.Точно также нельзя признать лицо подстрекате-
лем к преступлению, если оно призывает к совершению преступлений
вообще или даже преступлений определенного рода - убийств, краж
и т.д.
В преступлениях, совершаемых индивидуально действующим ли-
цом,вопрос о субъекте преступления возникает в тех случаях, когда
это лицо привлекается к уголовной ответственности и следственные
органы выясняют, может ли это лицо быть субъектом вменяемого ему
преступления.В преступлениях совершаемых в соучастии, вопрос о
субъекте преступления приобретает свою специфику.Соучастники
должны сознавать обязательные признаки, характеризующие субъекта
преступления ( исполнителя ), описанные в статье Особенной части
УК РФ ( например, как должностное лицо, военнослужащего, возраст
и т.д.). Если соучастник заблуждается относительно, например,
возраста , то, как указывалось выше, соучастие в преступлении
исключается, так как в совершении преступления участвует одно ли-
цо и содеянное неудавшимся соучастником должно быть квалифициро-
вано как покушение на подстрекательство, пособничество в преступ-
лении по ст.30 и ст.33 УК. а также по статье Особенной части УК
РФ.
Соучастие возможно только в умышленных преступлениях.Органи-
затор, подстрекатель, пособник должны сознавать , что исполнитель
преступления действует умышленно.Если же лицо использует неосто-
рожность другого лица или его ошибку, исключающую вину, и умыш-
ленно толкает его на причинение общественно опасных последствий,
то оно должно нести ответственность как посредственный причини-
тель.
Как указывалось выше, по волевому моменту умысла происходит
- 22 -
его разграничение на прямой и косвенный.В сфере института соучас-
тия, как считает Ф.Г.Бурчак, вопрос о характере умышленной вины
рассматривается в двух аспектах.С одной стороны, необходимо уста-
новить , возможно ли соучастие в преступлении совершаемом испол-
нителем с косвенным умыслом, с другой - возможны ли подстрека-
тельство и пособничество с косвенным умыслом.Очевидно, однако ,
что при организационной деятельности такой вопрос не возникает,
так как представить себе организатора преступления, не стремяще-
гося к какому-либо определенному преступному последствию, нельзя.
Чаще соучастие образуется при прямом умысле совместно дейс-
твующих лиц, поскольку объединить их преступные усилия в единое
целое, направить волю виновных на осуществление согласованных с-
тремлений мыслимо, как правило, при желании соучастников достичь
общего преступного результата.
Наиболее характерным для соучастия косвенный умысел встреча-
ется в преступлениях, совершаемых в соисполнительстве, а точнее,
при совершении преступления группой лиц без предварительного сго-
вора.Возможен косвенный умысел и на стороне соучастников, когда
они подстрекают или содействуют такому материальному преступле-
нию, в котором к основному преступному последствию, охватываемому
намерением исполнителя у них был прямой умысел, а по отношению к
возможным побочным последствиям - косвенный.Точно также соучастие
возможно в тех формальных преступлениях, где по отношению к ос-
новному общественно опасному действию у исполнителя был прямой
умысел, а по отношению к возможным опасным последствиям формаль-
ного преступления - косвенный умысел.Речь здесь идет о случаях
идеальной совокупности.
В случаях же, не образующих идеальной совокупности, в прес-
туплениях с формальным составом подстрекательство невозможно, ибо
подстрекатель всегда стремится , чтобы исполнитель (или пособник)
совершили определенное деяние, а в материальном - к наступлению
определенных преступных последствий.
Субъективная сторона состава преступления, как известно, по-
- 23 -
мимо вины включает также мотив и цель. Они относятся к факульта-
тивным элементам состава.В тех, случаях когда несколько соучаст-
ников привлекаются к ответственности по какой-либо статье, пре-
дусматривающей в качестве необходимого элемента состава преступ-
ления определенную цель или определенный мотив, - наличие такого
мотива или цели у каждого соучастника обязательно.При отсутствии
определенного мотива или цели у какого либо соучастника его от-
ветственность по статье, в которой мотив или цель указаны , иск-
лючается. Он может быть привлечен к ответственности за смежный
состав того же преступления, но без указанного мотива и цели.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Рассмотрение вопросов, связанных с понятием соучастия, его
сущности в отечественном уголовном праве, конструкции института
соучастия, позволяет сделать вывод о том, что законодатель и
практика следственных и судебных органов по применению законода-
тельных норм исходят из принципа индивидуальной ответственности
каждого соучастника за виновно совершенные им уголовно-наказуемые
деяния.
Данная работа не претендует на исчерпывающий анализ вопросов
поставленных в ее начале. Многими юристами соучастие признается
одной из сложнейших проблем в общем учении о преступлении, в ней
переплетаются вопросы общих оснований уголовной ответственности,
вины , причинной связи и т.д. В сфере института соучастия все эти
проблемы приобретают свою специфику и нуждаются в специальном
рассмотрении. Касаясь отдельных вопросов автор старался затронуть
,так сказать, "пограничные зоны", пределов и границ изучаемых по-
нятий - соучастия и стечения преступников, совместности и разроз-
ненности действий преступников и т.п.
Думаю, на настоящий момент в теории и законодательстве не
поставлена точка в изучении проблем , связанных с соучастием, оп-
ределения его юридических и криминологических границ. И в первую
- 24 -
очередь это связано с обновляющимися общественными отношениями, а
именно с все набирающей обороты организованной преступностью, ко-
торая приобретает качественно новые формы соучастия, в связи с
чем некоторыми авторами уже ставится вопрос о переосмыслении по-
нятия соучастия.
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Ф.Г. Бурчак. Учение о соучастии по советскому уголовному
праву. - Киев., 1969.
2. П.Ф Тельнов. Ответственность за соучастие в преступлении.
- М., 1974.
3.П.И. Гришаев, Г.А. Кригер. Соучастие по советскому уголов-
ному праву. - М., 1964.
4. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и
РСФСР (РФ) по уголовным делам. - М., 1995.
5. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Под общей редакцией
Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. - М., 1996.
6. М.И. Ковалев. Соучастие в преступлении. - М., 1962.
7. Уголовное право на современном этапе. - С.-Пб., 1992.
8. Кругликов А.С. Квалифицирующие обстоятельства по советс-
кому уголовному праву. -М.,1989.
Документ
Категория
Уголовное право
Просмотров
267
Размер файла
50 Кб
Теги
курсовая
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа