close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Жертва и жратва

код для вставкиСкачать
Aвтор: Долгалев Виктор Примечание:от автора: Реконструированное учение о библейском посте. Побочные вопросы: весны и осени историософии; слово и зашифрованное в нем число; современная поэзия продолжает и подтверждает стихи Священного Писания Январь/

Мир Тебе, читающий! 1.
И
СКАЗАЛ БОГ: СОТВОРИМ ЧЕЛОВЕКА ПО ОБРАЗУ НАШЕМУ И ПО ПОДОБИЮ НАШЕМУ... И СОТВОРИЛ БОГ ЧЕЛОВЕКА ПО ОБРАЗУ СВОЕМУ, ПО ОБРАЗУ БОЖИЮ СОТВОРИЛ ЕГО; МУЖЧИНУ И ЖЕНЩИНУ СОТВОРИЛ ИХ (Бытие 1:26,27). По какому образу и подобию? Фотографическому? Известно, Бог - не человек.
Счастлив, кто мыслей божественных ценным владеет богатством,
Жалок, кто о богах лишь понятием смутным доволен.
Нет, божество недоступно ни зрению нашего ока, Ни осязанию рук, а ведь в них пролегает главнейший
Путь для внедрения веры в сердца недоверчивых смертных.
Нет у него головы человекообразной, что члены
Смертных венчает, ни рук, что как ветви из плеч вырастают,
Нет ни быстрых колен, ни ступней, ни частей волосатых.
Дух лишь один существует святой, несказанный от века,
Мыслями быстрыми вкруг обегающий все мирозданье.
(Эмпедокл).
Подобие заключается в монолитном единстве и нешуточной вражде мужского и женского начал. То мужское начало подавляет женское, то женское пытается верховодить, то они находятся в двухвариантном равновесии. БОГУ ПРИНАДЛЕЖИТ ВЛАСТЬ НАД НЕБЕСАМИ И ЗЕМЛЕЙ; ОН... ДАЕТ, КОМУ ПОЖЕЛАЕТ, ЖЕНСКОЕ ПОКОЛЕНИЕ, И ДАЕТ, КОМУ ПОЖЕЛАЕТ, МУЖСКОЕ, ИЛИ ОН СОПРЯГАЕТ ИХ, МУЖЧИН И ЖЕНЩИН, А КОГО ЖЕЛАЕТ, ДЕЛАЕТ БЕСПЛОДНЫМ (Коран 42: 48,49). Бесплодным - значит, евнухом, скопцом, импотентом.
Первый человек был сотворен как уравновешенный андрогин или гермафродит. А уж потом последовательность творения заявляют ступени половой лестницы: гермафродит --> мужчина --> евнух --> женщина.
Половую лесенку можно пояснить при рассмотрении круговорота
яблока. Яблоко тоже как бы гермафродит: мякоть в нем женское начало, семя - мужское. По известной истине "плоды гниют" мякоть в яблоке сгнивает, а семя готовится к трансформации. И оно трансформируется, прорастает. Росток уже не "мужчина", но еще не "женщина". Это второй вариант уравновешенного андрогина - "евнух". Иисус Христос, будь к месту сказано, судя по такой же растительной метафоре у пророка Исайи, тоже несомненный евнух. ОН ВЗОШЕЛ ПРЕД НИМ КАК ОТПРЫСК И КАК РОСТОК ИЗ СУХОЙ ЗЕМЛИ; НЕТ В НЕМ НИ ВИДА, НИ ВЕЛИЧИЯ; И МЫ ВИДЕЛИ ЕГО, И НЕ БЫЛО В НЕМ ВИДА, КОТОРЫЙ ПРИВЛЕКАЛ БЫ НАС К НЕМУ. ОН БЫЛ ПРЕЗРЕН И УМАЛЕН ПРЕД ЛЮДЬМИ, МУЖ СКОРБЕЙ И ИЗВЕДАВШИЙ БОЛЕЗНИ, И МЫ ОТВРАЩАЛИ ОТ НЕГО ЛИЦЕ СВОЕ; ОН БЫЛ ПРЕЗИРАЕМ, И МЫ НИ ВО ЧТО СТАВИЛИ ЕГО. НО ОН ВЗЯЛ НА СЕБЯ НАШИ НЕМОЩИ И ПОНЕС НАШИ БОЛЕЗНИ, А МЫ ДУМАЛИ, ЧТО ОН БЫЛ ПОРАЖАЕМ, НАКАЗУЕМ И УНИЧИЖЕН БОГОМ. НО ОН ИЗЪЯЗВЛЕН БЫЛ ЗА ГРЕХИ НАШИ; НАКАЗАНИЕ МИРА НАШЕГО БЫЛО НА НЕМ, И РАНАМИ ЕГО МЫ ИСЦЕЛИЛИСЬ (Исайя 53: 2-5). Но закончим круговорот яблока. Когда на развившемся растении появляется цвет, можно говорить, что восторжествовало женское начало. Однако как только на цветке формируется плод, растение развивается уже под эгидой "гермафродита". Все же примитизировать божественный пол под раздвоенную или расчетверенную полярность человека было бы наивно. Да, в Единстве - двойственность и кварта. Но также верно, что в Единстве - триада, седмица, двенадцать, сорок и сотня совокупностей! И тысяча, и тьма!
...То в множества недрах
Крепнет Единство, то множество вновь прорастает в Единстве.
Тленного также двояко рожденье, двояка и гибель:
Эту рождает и губит всеобщий порыв к единенью,
То же, разладом питаясь, в нем вскоре конец свой находит.
Сей беспрерывный обмен прекратиться не в силах:
То Любовью влекомое сходится все воедино,
То ненавистным Раздором вновь гонится врозь друг от друга.
Так, поскольку Единство рождается без перерыва
В множества недрах, а множество вновь прорастает в Единстве,
Вечно они возникают, и нет у них стойкого века. (Эмпедокл).
Это просто пояснить на времени, ведь пол легко проэцируется на время: осень (гермафродит) --> зима (мужчина) --> весна (евнух) --> лето (женщина). Месяцы, декады, недели, дни и ночи, часы, минуты, мгновенья... Неисчислимая иерархия надежд, событий, устремлений сиротеет, корчится в агонии. И ведь не безличные сонмы - здесь непохожие друг на друга лица, характеры, цвета, идеи, жизненные установки, талантливые заявки! Взаиморазрушение, посредством которого формируется развитие, поступательное движение, прогресс.
Четыре времена в пременах ежегодных,
Ничто иное суть, как в разных видах Бог.
Вращающийся год, Отец наш всемогущий,
Исполнен весь Тобой. Приятною весной
Повсюду красота Твоя, Господь, сияет,
И нежность, и любовь Твоя везде видна.
Краснеются поля, бальзамом воздух дышит,
И эхо по горам разносится, звучит;
C улыбкою леса главу свою подъемлют -
Веселием живут все чувства и сердца.
Грядет к нам в летних днях Твоя, о Боже, слава;
Повсюду на земле блистает свет и жар;
От солнца Твоего лиется совершенство
На полнящийся год. И часто к нам Твой глас, Средь неба потряся, вещает в страшных громах;
И часто на заре, в средине жарких дней,
В тенистом вечеру, по рощам и потокам, Приятно шепчет он в прохладном ветерке.
В обильной осени Твоя безмерна благость И милость без конца бывает нам явна,
Всеобще празднество для тварей утверждая.
Зимою страшен Ты! Там бури, облака
Свивая вкруг Себя, гоняя вьюгу вьюгой,
В величественной тьме на вихрях вознесясь,
Ты мир благоговеть со страхом заставляешь;
Натуру всю смирит шумливый Твой Борей!
О таинственный круг! Какой великий разум,
Какую силу в сем глубоко ощутишь!
Простейший оборот, но благо учрежденный,-
Столь мудро и добро, добро для тварей всех, -
Столь неприметно тень в другую переходит, И в целом, вместе все так стройно, хорошо,
Что всякий новый вид вновь сердце восхищает.
(Перевод Н.М. Карамзина из Томсона).
2.
Ч
итал "последние слова" (много еще их будет, последних) Радека, вспоминал Бухарина. И понимаю их всех, как последние сухие листья, даже не листья, а желтые трубочки, в которые превращаются листья зимой. И некоторое свое личное сокровенное желание, чтобы кто-нибудь из подсудимых вопреки всякому здравому смыслу открыл бы те благородные мотивы, по которым он шел против Сталина, - все эти "благородные мотивы" были в свою очередь когда-то своими личными листочками. Дерево осыпалось до последнего листика, и остался ствол, черный, толстый, погруженный в мерзлую, засыпанную снегом, землю. Зима. Дерево государственного рода стоит без малейшего листика, но стоит. И ты, гордый человек, опусти руки, оглянись назад и замри, затаи в себе силу будущей жизни.
Что следует из этой цитаты, извлеченной из дневника М.М. Пришвина 1937 года? Следует то, что половая цикличность, сезонность в природе распространяется и на общественные отношения, на исторические события. И про это знал Пришвин, выученик странствующего малороссийского мудреца восемнадцатого века Григория Саввича Сковороды. Ленин (осень) --> Сталин (зима) --> Хрущев (весна) --> Брежнев (лето) --> Горбачев ( cнова осень).
Сталинское время - жестокая зима, тирания мужского начала. Только единообразие, только одна официальная идеология пролетариата, один-единственный взгляд, вид, мнение на тот или иной предмет. Только скелет дерева - этого достаточно, а то, что оно вишня, яблоня, клен - ни к чему!
Что до деревьев?.. Все они похожи:
Не различить, где вишня, где айва,
Где яблоня с атласно-гладкой кожей, - Всех уравняла белая зима.
(Ханбиче Хаметова, Зимний сад).
Вот трепещет ажурный рябиновый листик - это обреченный Мандельштам. Вот чудом задержался засохший, искареженный плод, мощный сгусток энергии, кулак, зажиточный крестьянин - нет, нет, напрасно! Вот лишние поросли, ответвления от основного ствола внизу, так называемые пасынки, может это и есть Радек, Бухарин, Троцкий - но дерево должно самоочищаться, не желает оно быть кустарником, тернием! Что же оставалось Пришвину? Cпрятаться в нивелированный ствол, слиться с ним.
Учись у них - у дуба, у березы.
Кругом зима. Жестокая пора!
Напрасные на них застыли слезы, И треснула, сжимаяся, кора.
Все злей метель и с каждою минутой
Сердито рвет последние листы,
И за сердце хватает холод лютый,
Они стоят, молчат; молчи и ты! Но верь весне. Ее промчится гений
Опять теплом и жизнию дыша.
Для ясных дней, для новых откровений
Переболит скорбящая душа.
(Афанасий Фет).
После смерти Сталина время обновляется. Не зря Иосиф Виссарионович с подозрением косился на молодых сподвижников: да, последующее стирает предшествующее. Так и хрущевская оттепель 1956 года отомкнула весну, и та нагрянула и расплавила сердитые ледяные дворцы. А высокая, зеленая кукуруза по всей России - это, конечно, зеленое знамя весны.
За весной - лето. Томный сад сочных солнечных плодов легкой промышленности затмевает тяжелый сталинский костяк деревьев. Время зрелого социализма. Самоопьянение. Самовосхваление. Мнимая пора принимать действительное за желаемое. Лето - женское начало. Мир тебе, Леонид Ильич Брежнев!
Но вот подошла трагическая пора года - осень. Если в весне мужское и женское начала нераздельно связаны, можно сказать, изуродованы ради единства, то осень - демонстрация противоположностей во всем их проявлении: один строит, другой разрушает. Порыв к родству - рождение из двух.
Мужчины строили. А женщины стирали.
И в новый путь сиротство собирали: На вечный рынок - ярмарочный круг,
Виток философической спирали.
(Николай Панченко, Стихи о голоде).
Готовностью угодить той и другой противоположности выбивает из-под себя монаршее кресло библейский Михаил, уважаемый Михаил Сергеевич Горбачев. Увы, плоды коммунизма сгнили.
Очередь за "холодающим" Ельциным и его приемником, "холодным", "жестким" Путиным, - с них власть будет управляться "семьями", командами, поскольку кратность седмины увеличивается. Но не сказано еще о первой осени коммунизма. Как с вечера, с захода солнца, зарождается библейский день, так год начинается с осени. А эпохальный библейский год, известно, начался в 1917 году с Владимира Ильича Ленина. Он патологоанатом капитализма и неонатолог Октября. Он похоронил негодные плоды отжившего строя и посеял новые семена.
Названные здесь правители сравни богам, и слава их будет расти, хотя не бывает она без поношения.
Я люблю озорницу весну -
Что поделать с девчонкой капризной?
Одевается в зелень одну
И на траур глядит с укоризной.
Только лето стократ мне милей -
Это девушка в платье венчальном,
В покрывале цветущих полей,
В пестрых лентах с лицом беспечальным.
Но бездомную душу влечет
К той, что только прекраснее стала
За тревожный и хлопотный год, - К милой осени, доброй, усталой, Что с дарами нелегких дорог
Как хозяйка взойдет на порог.
(Докс, Времена года).
Действительно, человеку ничего не остается, как принять время. А что, будешь судить грозную историю? Cтанешь проявлять недовольство погодой? Может ли глина требовать отчета у горшечника? Впрочем, и глину не будем укорять: если ей трудно разобраться в новых днях, что говорить о древних или грядущих масштабах! - коммунизм (весна человечества) --> рабовладельчество (лето) --> феодализм (осень) --> капитализм (зима человечества). Есть половые циклы еще масштабней: криптозой (яйцо, зима природы) --> палеозой (весна природы) --> мезозой (лето природы) --> кайнозой (осень природы). Каждая эпоха формирует структуру минеральной, растительной и животной жизни в эгрегоре своего пола. Пол проэцируется также и на пространство: восток (евнух, весна) --> юг (лето, женщина) --> запад (осень, гермафродит) --> север ( зима, мужчина).
Но куда мне, куда? К человечьей готической лжи,
По пределам страны, где я сам себе друг и попутчик?
Но куда же еще? Если знаешь, тогда укажи, Может, снова туда, где восток, словно знамя, приспущен.
Может, к северу, там, где гремят и гремят кандалы,
Может к западу, где неподвижное солнце заходит,
Или к югу, где кровью и кистью Дарлы
Покупается право мечтать о любви и свободе.
(Сергей Пахомов, Элегия).
Интересно, что ступени, ведущие с юга на север, находятся под воздействием солнечного света. Обилие солнца привязывает чернокожих к любви, нордическая же раса более склонна к мудрости. На севере люди законопослушны, пешеход здесь пережидает красный свет светофора, даже если дорога свободна. На юге всячески обходят законы, но стараются угодить друг другу в любви. Нетрудно догадаться, что где-то на абстрактном севере живут евангельские "рабы" и те, кто постится, печалится, а на абстрактном юге - евангельские "друзья", "женихи" и "cыны" - те, кому должно радоваться.
Есть строенья, что ставятся сразу
Окнами прямо на юг.
В них теплей, в них приятнее глазу
И вроде бы меньше мук.
Бодр и весел, шучу я со всеми.
И не знают ни мать, ни друзья,
Что рожден я с глазами на север,
Ничего с этим сделать нельзя.
(Вадим Сикорский).
На ступенях, ведущих с востока на запад, чувствуется влияние лунного света: "полнолунное" лицо человека с продвижением на запад "ущербляется". Выдающийся русский философ В.В. Розанов так и назвал уравновешенных в половом отношении мужедев и свое исследование о них - люди лунного света. География и местность явно довлеют - горбинка на носу обычна у горцев, впрочем, не только на носу. Нос - одна из оконечностей головы и указывает на конец, завершённость процесса. Но оконечности есть у всей триады человеческого тела - головы, туловища, нижней части , поэтому наблюдательный глаз и там и сям заметит горбинку-гординку. А вот женская курносость - особенность низменностей.
Половую цикличность и сезонность можно наложить и на очень мелкие пределы жизни: яйцо (зима) --> личинка (весна) --> куколка (лето) --> имаго, взрослая особь (осень).
3.
Д
А НЕ ГОВОРИТ ЕВНУХ: "ВОТ Я СУХОЕ ДЕРЕВО". ИБО ГОСПОДЬ ТАК ГОВОРИТ ОБ ЕВНУХАХ: КОТОРЫЕ ХРАНЯТ МОИ СУББОТЫ И ИЗБИРАЮТ УГОДНОЕ МНЕ, И КРЕПКО ДЕРЖАТСЯ ЗАВЕТА МОЕГО, - ТЕМ ДАМ Я В ДОМЕ МОЕМ И В СТЕНАХ МОИХ МЕСТО И ИМЯ ЛУЧШЕЕ, НЕЖЕЛИ СЫНОВЬЯМ И ДОЧЕРЯМ; ДАМ ИМ ВЕЧНОЕ ИМЯ, КОТОРОЕ НЕ ИСТРЕБИТСЯ (Исайя 56 : 3 - 5). Тут следует задуматься: почему же евнуху отдается предпочтение перед мужчиной и женщиной?
Лаконичный панегирик евнуху дает апокриф - Евангелие от Филиппа. СВЕТ И ТЬМА, ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ, ПРАВОЕ И ЛЕВОЕ - БРАТЬЯ ДРУГ ДРУГУ, ИХ НЕЛЬЗЯ ОТДЕЛИТЬ ДРУГ ОТ ДРУГА. ПОЭТОМУ И ХОРОШИЕ НЕ ХОРОШИ, И ПЛОХИЕ НЕ ПЛОХИ, И ЖИЗНЬ НЕ ЖИЗНЬ, И СМЕРТЬ НЕ СМЕРТЬ. ПОЭТОМУ КАЖДЫЙ БУДЕТ РАЗОРВАН В СВОЕЙ ОСНОВЕ ОТ НАЧАЛА. НО ТЕ, КТО ВЫШЕ МИРА, НЕРАЗОРВАННЫЕ, ВЕЧНЫЕ.
И все же причина предпочтения лежит... в еде. Известно, что без пищи нельзя существовать. Новое, жаждущее жить, высасывает энергию из старого, исчерпанного предела, счастье одного строится на несчастье другого. Мертвые так прекрасны и так щедры.
Мертвые нам приносят свои дары.
И на новый год к столу плывут осетры,
Полные крупнозернистой черной икры.
Мандаринами пахнет и тает во рту хурма.
Золотое вино способно свести с ума.
Мертвые наполняют нам закрома,
Мы украшаем ими свои дома.
Все мы их дети. Их мы пьем и едим.
Мы их носим в себе и на них сквозь себя глядим.
И долг, который мы со временем отдадим,
Незаметен настолько же, насколько необходим.
(Ольга Сульчинская).
О НЕСЧАСТЬЕ! ОНО ЯВЛЯЕТСЯ ОПОРОЙ СЧАСТЬЯ. О СЧАСТЬЕ! В НЕМ ЗАКЛЮЧЕНО НЕСЧАСТЬЕ... КТО ЗНАЕТ ИХ ГРАНИЦЫ? ОНИ НЕ ИМЕЮТ ПОСТОЯНСТВА. СПРАВЕДЛИВОСТЬ СНОВА ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ХИТРОСТЬ, ДОБРО В ЗЛО. ЧЕЛОВЕК УЖЕ ДОЛГО НАХОДИТСЯ В ЗАБЛУЖДЕНИИ. ПОЭТОМУ СОВЕРШЕННОМУДРЫЙ СПРАВЕДЛИВ И НЕ ОТНИМАЕТ НИЧЕГО У ДРУГОГО (Даодэцзин). Еду можно называть жертвой. Жертвенность запланирована в природе. Жертва и жратва - даже по звучанию эти слова близнецы. Таких слов, похожих по морфологии, но стоящих на разных сторонах баррикады по смыслу, достаточно в языке: преданность и предательство, ядь и яд, страсть и старость, беда и победа, праздник и поражение, рожать и разить-рушить, плач и палач, радость и рыдание, корни и крона, исток и устье, исток и точка, пёс и пастырь, трава и отрава, истина и истукан., жалеть и жалить, блуд и блюдение, богатство и убожество, братание и брань, сила и слабость.
Я в жизни счастлив не был ни минуты:
Жизнь, как качели, - чтобы вознестись
Почти до неба одному кому-то,
Другому надо опуститься вниз. И кто-то в этот миг и юн и весел Лишь потому, что я лишаюсь сил.
И счастье чье-то я уравновесил,
Терзаньями моими оплатил.
(Николай Стефанович).
В жертву приносят растительную, животную жизнь. Практикуется даже кровожадный каннибализм. Но в вегетарианской среде принесение в жертву животных, как бы преджизни человеческой, уже считается недопустимым актом.
Где же убийствам ужасным предел, неужели беспечный
Ум ваш не видит того, что друг другу вы служите пищей?
Милого сына схватив, изменившего образ, родитель
С жаркой молитвой ножом поражает, великий безумец!
Жертва с мольбою к стопам припадает, палач же не внемля,
Пиршество гнусное в доме из чада родного готовит.
Также бывает, что сын из родителя или же дети,
Душу исторгнув из матери, плоть пожирают родную.
Горе мне! Если бы день роковой ниспослал мне кончину,
Прежде чем губы мои нечестивой коснулися пищи!
(Эмпедокл).
Впрочем, жертва многообразнее. Дышать воздухом - тоже значит есть. Любоваться солнечным светом - тоже питаться. Быть начальником - значит систематически поедать подчиненного с плодами его скорбного труда. Пользоваться электричеством - обрекать крутящую генератор реку на болезнь и умирание. Жить в огромном доме в излишествах - все равно что плодить бездомных и нищих. Город сосет деревню, столица сосет провинцию, дети высасывают родителей - все это жизнь за счет жертвы.
Монеты света не зароешь,
Сна золотого не продашь,
Ладонью неба не закроешь,
Звезды заветной не предашь,
Пусть говорят, не вечно маю
Сады и головы кружить,
Не плач, не плач, теперь я знаю:
Мы будем жить! Мы будем жить!
Где свищут в кущах духи леса
И ткут зеленое сукно,
Где опустившийся повеса
Цедит дешевое вино,
Где океан хрипит угрозы,
Где травы жаркие по грудь,
Где окровавленные розы
Роняет Бог на Млечный Путь,
В потоках воздуха и ливней,
Ночных машин, прозрачных рыб, В пересеченьях ломких линий
На грубых гранях древних глыб
Пребудем мы вселенской солью,
Сильны, как в мае дерева,
За то, что нашей скотской болью Была вселенная жива.
(Виктория Измайлова, Песенка жертвенных барашков).
Для мужчины пища - женщина, как, впрочем, и мужчина для женщины. Половая эта пища с прибавлением пренебрежительного суффикса тоже называется едой - едьбой, етьбой.
Голодный - это голый: накорми!
Расклюй меня, мой чижик полуголый -
Я некогда - единый и двуполый -
Рукой творца разрезан пополам, Как говорит мудрец Аристофан,
Стремится к половине половина.
И царь Иван, и дева Магдалина -
Сиротскою нуждой кровоточат. (Николай Панченко, Стихи о голоде).
Синонимы главного русского "едательного" глагола указывают на хищническую сущность трапезы: трахать, драть, пороть, пихать, топтать... И ДАЛИ МНЕ В ПИЩУ ЖЕЛЧЬ, И В ЖАЖДЕ МОЕЙ НАПОИЛИ МЕНЯ УКСУСОМ. ДА БУДЕТ ТРАПЕЗА ИХ СЕТЬЮ ИМ, И МИРНОЕ ПИРШЕСТВО ИХ - ЗАПАДНЕЮ. ДА ПОМРАЧАТСЯ ГЛАЗА ИХ, ЧТОБ ИМ НЕ ВИДЕТЬ, И ЧРЕСЛА ИХ РАССЛАБЬ НАВСЕГДА; ИЗЛЕЙ НА НИХ ЯРОСТЬ ТВОЮ, И ПЛАМЕНЬ ГНЕВА ТВОЕГО ДА ОБЫМЕТ ИХ, ЖИЛИЩЕ ИХ ДА БУДЕТ ПУСТО, И В ШАТРАХ ИХ ДА НЕ БУДЕТ ЖИВУЩИХ, ИБО КОГО ТЫ ПОРАЗИЛ, ОНИ ЕЩЕ ПРЕСЛЕДУЮТ, И СТРАДАНИЯ УЯЗВЛЕННЫХ ТОБОЮ УМНОЖАЮТ. ПРИЛОЖИ БЕЗЗАКОНИЕ К БЕЗЗАКОНИЮ ИХ, И ДА НЕ ВОЙДУТ ОНИ В ПРАВДУ ТВОЮ; ДА ИЗГЛАДЯТСЯ ОНИ ИЗ КНИГИ ЖИВЫХ И С ПРАВЕДНИКАМИ ДА НЕ НАПИШУТСЯ (Псалтирь 68:22 - 29). Так в горести своей восклицает древний псалмопевец Давид. Ему вторит современный певец:
Мне снится грусти неземной язык изустный,
И я ни капли не больной, а просто грустный.
Не отстраняясь, не боясь, не мучась ролью, Тоска вселенская слилась с душевной болью.
Среди иных забот и дел на тверди серой
Я в должный час переболел мечтой и верой.
Не созерцатель, не злодей, не нехристь все же -
Я не могу любить людей, прости мне, Боже.
Припав к незримому плечу ночами злыми,
Ничем на свете не хочу делиться с ними.
Гордыни нет в моих словах - какая гордость?
Лишь одиночество и страх - под ними горблюсь.
Душа с землей свое родство забыть готова
Затем, что нету ничего на ней святого.
Как мало в жизни светлых дней, как черных много!
Я не могу любить людей, распявших Бога.
Да смерть - и та! - нейдет им впрок, лишь мясо в яму,
Кто небо нежное обрек алчбе и сраму.
Покуда смертию не стер следы от терний,
Мне ближе братьев и сестер мой лес вечерний.
Есть даже и у дикарей тоска и память.
Скорей бы, Господи, скорей в безбольность кануть.
Скорей бы, Господи, скорей от зла и фальши,
От узнаваний и скорбей отплыть подальше!
(Борис Чичибабин).
Или вот еще:
Он на ясную душу нацелен -
Вымогатель, вампир, златоуст...
Подчиняющий - неполноценен.
Посягающий - болен и пуст.
Властолюбие - темная ересь,
Превращенная похоть и месть...
Лучше пить, лучше спать, изуверясь,
Чем чужую свободу известь.
(Татьяна Бек)
Cтрасти нагнетаются и преувеличиваются в этом изложении только для того, чтобы ярче высветить отличие разорванной формы бытия от самодостаточной, целомудренной.
Та женщина, что только не дает
И больше ничего не совершает,
Такую тягу в небо создает,
Что кажется орган невидимый играет.
Та женщина, которая дает,
И этим никуда не возвышает,
Такую муку в душах утишает,
Что в ножны нож обратно зло кидает.
(Дмитрий Авалиани).
Как не вспомнить Соломона с начатками Нагорной проповеди Иисуса Христа: БЛАЖЕННА НЕПЛОДНАЯ НЕОСКВЕРНИВШАЯСЯ, КОТОРАЯ НЕ ПОЗНАЛА БЕЗЗАКОННОГО ЛОЖА: ОНА ПОЛУЧИТ ПЛОД ПРИ ВОЗДАЯНИИ СВЯТЫХ ДУШ. БЛАЖЕН И ЕВНУХ, НЕ СДЕЛАВШИЙ БЕЗЗАКОНИЯ РУКОЮ И НЕ ПОМЫСЛИВШИЙ ЛУКАВОГО ПРОТИВ ГОСПОДА, ИБО ДАСТСЯ ЕМУ ОСОБЕННАЯ БЛАГОДАТЬ ВЕРЫ И ПРИЯТНЕЙШИЙ ЖРЕБИЙ В ХРАМЕ ГОСПОДНЕМ (Премудрость Соломона 3:13,14).
Но без жертвы жизнь, конечно, невозможна. Мы здоровы благодаря прикованным к больничной койке, свободны благодаря заключенным в темницу, богаты из-за того, что кто-то влачит жалкое существование. Но самодостаточная личность пытается обойтись меньшим злом, свести жертву на нет: вводится самоограничение, воздержание, пост, вегетарианство, голодание, довольство малым, самым необходимым. Праведник, подвижник уходит от искушения (читай: от вкушения) в леса, в горы, живет во тьме пещеры, исполняет обет безбрачия, молчания, он добровольно, своими руками навлекает на себя страдание, терпение, боль, тем самым как бы вбирает в себя страдательную жертвенную противоположность. Познающий и нива познания, судья и суженый вмещаются в одном лице. Непосеянное, сохраненное семя идет на строительство интеллекта.
Дай, Бог, быть тертым калачом,
Не сожранным ничьею шайкой,
Ни жертвой быть, ни палачом,
Ни барином, ни попрошайкой.
(Евгений Евтушенко).
Причина превосходства евнуха теперь вырисовывается: ПИЩА НЕ ПРИБЛИЖАЕТ НАС К БОГУ (1 коринфянам 8:8). НАБЛЮДАЙ ЗА НОГОЮ ТВОЕЮ, КОГДА ИДЕШЬ В ДОМ БОЖИЙ, И БУДЬ ГОТОВ БОЛЕЕ К СЛУШАНИЮ, НЕЖЕЛИ К ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЮ, ИБО ОНИ НЕ ДУМАЮТ, ЧТО ХУДО ДЕЛАЮТ (Екклесиаст 4:1).
Если слова апостола Павла ПИЩА НЕ ПРИБЛИЖАЕТ НАС К БОГУ звучат неубедительно, можно обратиться к индуистскому священному авторитету: ЧРЕЗМЕРНАЯ ЕДА ВРЕДНА ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ, ПРЕПЯТСТВУЕТ ДОЛГОЛЕТИЮ И ДОСТИЖЕНИЮ НЕБА; ОНА МЕШАЕТ ПРИОБРЕТЕНИЮ ДУХОВНОЙ ЗАСЛУГИ И ПРОТИВНА ЛЮДЯМ; ПОЭТОМУ СЛЕДУЕТ ИЗБЕГАТЬ ЕЕ (Законы Ману). Кто наблюдал бесхозный яблоневый сад, видел на шелковых нитях оголтело пасущихся червей. Миллионы, миллиарды, несчитанное количество их сжирают молодые листики и завязавшиеся плоды. Они одержимы любовью к своей жертве, а любовь, как патетически говорят, всегда права. Смотреть вперед, отвергнув упованья,
Не знать часов, не верить в смену дней.
Закрой глаза и в сне окаменей,
Когда таков твой круг существованья.
В таком кругу прошедшее ясней.
Не разлюби свои воспоминанья:
Беги услад, беги очарованья
Изжитых лиц, событий и огней.
Ты помнишь миг: они пришли впервые.
Как сладко боль зажглась в твоей крови!
Так чуя тлен, шли черви гробовые.
Окаменей, их пир останови:
Как статуи, в недвижности живые,
В недвижном сне таинственно живи.
(Дмитрий Олерон ).
Однако не надо забывать: преимущество самодостаточной формы жизни относительное, временное. Ведь половая лестница предполагает разъединение противоположностей. Поэтому в определенное время актуально звучит и альтернатива:
Только тот, кто любви своей силой
За возлюбленной тенью в Аид Мог спуститься, тот песню для милой
В неподкупных веках сохранит.
Жизнь - цветок. Ей закон - аромат.
Не ищи же, теряясь по сортам, Божью искру в Калачестве тертом,
Друг мечты и романтики брат.
(Новелла Матвеева, Закон песен).
Поэтому в Писании сказано: КТО ЕСТ, НЕ УНИЧИЖАЙ ТОГО,
КТО НЕ ЕСТ; И КТО НЕ ЕСТ, НЕ ОСУЖДАЙ ТОГО, КТО ЕСТ, ПОТОМУ ЧТО БОГ ПРИНЯЛ ЕГО (Римлянам 14:3).
4.
в НАЧАЛЕ СОТВОРИЛ БОГ НЕБО И ЗЕМЛЮ. ЗЕМЛЯ ЖЕ БЫЛА БЕЗВИДНА И ПУСТА, И ТЬМА НАД БЕЗДНОЮ, И ДУХ БОЖИЙ НОСИЛСЯ НАД ЗЕМЛЕЮ. И СКАЗАЛ БОГ: ДА БУДЕТ СВЕТ. И СТАЛ СВЕТ. И УВИДЕЛ БОГ СВЕТ, ЧТО ОН ХОРОШ, И ОТДЕЛИЛ БОГ СВЕТ ОТ ТЬМЫ. И НАЗВАЛ БОГ СВЕТ ДНЕМ, А ТЬМУ НОЧЬЮ. И БЫЛ ВЕЧЕР, И БЫЛО УТРО: ДЕНЬ ОДИН (Бытие 1: 2 - 5).
Первый ли это день творения? В седмине -то да, первый. Опустошенность, хаос, беспорядок, неустройство, тьма и присутствующий при этом Дух Божий. Навевается мысль, что это очередное переустройство, ревизия обветшавшего мира, и эта мысль не обманывает. Прежнее перечеркнуто, и от него устояло немногое, незначительное. БОГ ВПЕРВЫЕ ТВОРИТ ТВОРЕНИЕ, А ПОТОМ ЕГО ПОВТОРЯЕТ (Коран 29:18). Повторяет, совершенствует, многократно, бесконечно. Бесконечно, а значит и безначально.
Если полный стакан самодовольства перелить в просторную емкость, например, в бочку, в новом пределе будет ощущение тьмы, пустоты, начальности, незначительности, неуютности, дискомфорта. Но Бог развивает свое произведение, пропуская его по двум полукружиям седмины.
Первый день торжествует мужское начало. Впрочем, его торжество осталось в старом пределе, в седьмом дне, в стакане. Как только появился росток, то есть стакан опрокинулся в бочку, утвердился другой символ - евнух. Числовой знак его - полтора. Когда творению исполняется два дня - на гребне женское начало. За эти два символических дня творится минеральная жизнь. Но так можно сказать только об огромной геологической эпохе. О коротком же времени уместней сказать - закладывается фундамент седмины. Тройка - знак гермафродита. В третий день Господь вытягивает из минеральной жизни растительную. В четвертый день Бог творит источники тепла и света, ибо для дальнейшего творения прежней энергии недостаточно. Четверка - символ мужского фаллоса, аналогичный единице. Женское начало к этому времени полностью подавлено: сорок лет - бабий век. Сорок пять - баба ягодка опять. Сорок пять или четыре с половиной - число полуторное, евнушеское, но как только оно достигает пятерки, женское начало действительно на высоте. В шестой день время плодов - поприще гермафродита. Седьмой день - день покоя, закрома наполнены. В закромах женское начало идет на заклание, а царственное мужское готовится к севу. Об этом четко сказано в Евангелии: В ТУ НОЧЬ ДВОЕ БУДУТ НА ОДНОЙ ПОСТЕЛИ: ОДИН ВОЗЬМЕТСЯ, А ДРУГОЙ ОСТАВИТСЯ; ДВЕ БУДУТ МОЛОТЬ ВМЕСТЕ: ОДНА ВОЗЬМЕТСЯ, А ДРУГАЯ ОСТАВИТСЯ; ДВОЕ БУДУТ НА ПОЛЕ: ОДИН ВОЗЬМЕТСЯ, А ДРУГОЙ ОСТАВИТСЯ (Лука 17: 34,35).
Казалось бы два полукружия спиралевидной седмины должны быть подобны друг другу или хотя бы кардинально не отличаться. Однако страсти в них кипят противоположные. УЩЕРБНОЕ СТАНОВИТСЯ СОВЕРШЕННЫМ, КРИВОЕ ПРЯМЫМ, ПУСТОЕ НАПОЛНЕННЫМ, ВЕТХОЕ СМЕНЯЕТСЯ НОВЫМ, СТРЕМЯСЬ К МАЛОМУ, ДОСТИГАЕШЬ МНОГОГО, СТРЕМЛЕНИЕ ПОЛУЧИТЬ МНОГОЕ, ВЕДЕТ К ЗАБЛУЖДЕНИЮ .(Даодэцзин). Узкая дорога, составленная малыми числами, ведет в жизнь, широкая дорога - из пятерки, шестерки, семерки - ведет в погибель (Матфей 7 : 13,14). С окончанием первого полукружия В ПОЛОВИНЕ СЕДМИНЫ ПРЕКРАЩАЕТСЯ ЖЕРТВА (Даниил 9:27), назначенная для единства. Половые тяги ослабевают, голос жениха и невесты утихает (Иеремия 16:9), узы ярма постепенно развязываются, угнетенные отпускаются на свободу (Исайя 58:6). Итак, с началом второго полукружия в седмине центростремительные силы превращаются в центробежные. Первое полукружие культивируется с помощью созидательной любви, второе направляет усталая, печальная мудрость. Во втором полукружии из ранее созданной минеральной и растительной жизни творится наиболее разумная часть природы - животный мир, а также царь и разрушитель природы - человек. Дышало солнце над пространством вод,
Вливая жизни сумрачную память...
Кипела бездна белыми стихами,
Рождая ритм земли на даль вперёд.
Частицы ила - плоть седых вершин, Что в этот час встают передо мною, Омыты первой родовой водою,
Которая начало всех причин.
Так постепенно, не смыкая век, Трудились солнце, воды, ритм и тайна...
И кончилось всё страшным испытаньем
И ужасом земли: се - человек
(Лариса Петракова)
В конце седмины саморазрушение достигает максимума, гармония сходит на нет, мироустройство и порядок превращается в хаос.
И библейские седмины, и китайская классическая Книга Перемен Ицзин зиждутся на вариациях любви, вариациях связей мужского и женского начал по кругу. Библейские седмины - это законы течения времени, развития племен и народов, программы миграций птиц, формирования насекомых, роста растений и круговорота воды в природе.
5.
М
онолитное единство и нешуточная борьба противоположностей... Какой смысл этой беспрестанной борьбы и тяжбы? Что с того, мужское начало одержит победу или женское?
В индуизме есть такой фразеологизм - тысячерукий Шива. Тысячерукий Бог. Впрочем, руки на самом деле - функции. Любовь, мудрость, щедрость, могущество, красота, милосердие, справедливость, воля, богатство, свобода... - это сокровищница Божья, его функции и атрибуты. Пропуская через себя время, Бог совершенствует свои сокровища, развивает их. Одна-две, а много - три функции дается человеку, как назначение в жизни, как судьба, на востоке называемая кармой. Ведь человек - частица божества и, как правило, претендует на какой-нибудь талант из сокровищницы Творца: храбрость, красоту, славу или ремесленные задатки - строить, шить, возделывать землю.
К каждой функции прилагается отрицательная полуфункция. К мудрости присовокупляется безумие, к любви -ненависть, отвращение, равнодушие, к храбрости - трусость, осторожность, к силе - беспомощность, к славе - поношение. Там находились: Земля и высокого Солнца богиня,
Также кровавый Раздор и Гармония с ликом степенным, С ними Краса, Безобразие, Медленность и Торопливость,
Милая Ясность и Сбивчивость, с взором угрюмым и мрачным,
Смерть и Рожденье, крепительный Сон и от сна Пробужденье,
Мертвый Покой и Движенье, Величие пышное, Низость,
Также Молчанье и Глас знаменательный.
Горе, о горе тебе, злополучный и жалкий род смертных:
Распрей и тяжких стенаний исполнен твой век с колыбели!
(Эмпедокл). Чем значительней отрицательная функция, тем весомей результат. Чем мощнее фундамент, тем помпезней опирающийся на него дворец. Кто много терпит, много получает награды. Кто мало терпит, усекает свою награду. Вот почему сказано: НЕ ПРОТИВЬСЯ ЗЛОМУ(Матфей 5:39).
М 6.
аленький мальчик, еще неразумный и слабый, теряет Чуть ему минет семь лет, первые зубы свои; если же
Бог доведет до конца седмицу вторую,
Отрок являет уже признаки зрелости нам.
В третью у юноши быстро завьется, при росте всех членов, Нежный пушок бороды, кожи меняется цвет. Всякий в седмице четвертой уже достигает расцвета
Силы телесной, и в ней доблести явствует знак.
В пятую время подумать о браке желанном мужчине,
Чтобы свой род продолжать в ряде цветущих детей.
Ум человека в шестую седмицу вполне созревает
И не стремится уже к неисполнимым делам.
Разум и речь в семь седмиц уже в полном бывает расцвете, Также и в восемь - расцвет длится четырнадцать лет.
Мощен еще человек и в девятой, однако слабеют
Для веледоблестных дел слово и разум его.
Если ж десятое Бог до конца доведет семилетье,
Ранним не будет тогда конец для людей.
(Солон, Седмицы человеческой жизни).
Вот проиллюстрировано: седмина, срок человеческой жизни в семьдесят лет, тоже складывается из составляющих седмин. Но случается, что за свой жизненный срок человек претерпевает несколько полновесных седмин, несколько жизней, рождаться и умирать ему приходится не один раз, конечно, рождения эти чисто символические. Допустим, у исайевского евнуха жизненное назначение - мудрость. Чтобы ее эффективней совершенствовать, Бог включает евнуха в три метаморфозы. Трижды евнуху приходится карабкаться на заснеженные вершины мудрости, и вершина вершины выше. Чтобы с покоренной вершины забраться на другую, надо снова спуститься в низину, в ущелье, в бездну. В чем заключаются эти бездны безумия: в трагической любви? в психической ущербности? А может, евнух годы и годы проводил под замком за то, что декламировал правду царям? - здесь можно только фантазировать. Факт тот, что цикл жизни у этого евнуха учащенный. Учащенный цикл был и у реального персонажа Евангелия - апостола Петра. Иисус Христос молился, чтобы вера Петра не оскудевала (Лука 22:32).
Пусть посевов твоих злой урон от нашествия минет!
Пусть конца этой нити никто у тебя не отнимет!
(Низами, Сокровищница тайн)
Действительно, при учащенном цикле наживается богатейший опыт, который обходит соблазны и искушения. Петух, чудовище с кроваво- красным гребнем,
Зубчатым, губчатым, чуть загнутым, в твоем
Зверином облике неотразимо-древнем
Есть что-то гневное, грозящее огнем.
О, как ты топчешься на месте, узловатый,
Натужный, жилистый, как радужный божок,
Такой воинственный, в бою с другим помятый,
Землей присыпанный и пылью, как ожег.
Вот встал на цыпочки, вот снова в прах улегся,
Как будто вымазан в запекшейся крови.
О, есть ли кто-нибудь, кто в жизни не отрекся
Ни разу, праведный, от жизни и любви?
Безумный, взвинченный, охрипший, безголосый,
Как сладко заново нам каждый раз с утра
Все начинать опять, как горько... помнишь слезы -
Не наши, жидкие, но, может быть, Петра?
(Александр Кушнер, Петух).
А вот былинный персонаж Илья Муромец с умеренным циклом жизни. Сиднем сидел он 33 года, таил, накапливал в себе богатырскую силу, а во второй, зрелой половине жизни недюжинную эту силу обнаруживал. О людях с умеренным циклом тоже можно сказать евангельской терминологией: они сеются, как пшеница, для одноразового результата (Лука 22:31).
Есть еще замедленный цикл жизни. Вот Бог дает кому-то БОГатство. И дается оно ему сразу, с юности и до смерти. И в другой раз рождается он БОГатым, и БОГатства у него еще больше. Зато в ряду последующих рождений такой человек отвержен, нищ, унижен, и нет никакого просвета в его жалком уБОЖестве.
Хочется привести и коранические притчи относительно жизненных циклов. МЫ ДАЛИ ПИСАНИЕ В НАСЛЕДСТВО ТЕМ ИЗ РАБОВ, КОГО МЫ ИЗБРАЛИ; ИЗ НИХ ЕСТЬ НЕСПРАВЕДЛИВЫЕ ДЛЯ САМИХ СЕБЯ, ЕСТЬ И УМЕРЕННЫЕ, ЕСТЬ И ОПЕРЕЖАЮЩИЕ БЛАГИМИ ДЕЯНИЯМИ ПО ИЗВОЛЕНИЮ АЛЛАХА; ЭТО ВЕЛИКАЯ МИЛОСТЬ! (Коран 35:29). А вот стих с меньшей экспрессией. СРЕДИ ВЕРУЮЩИХ ЕСТЬ ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ПРАВДИВЫ В ТОМ, ЧТО ЗАКЛЮЧИЛИ С АЛЛАХОМ ЗАВЕТ. И СРЕДИ НИХ ЕСТЬ ТАКИЕ, ЧТО УЖЕ КОНЧИЛИ СВОЙ ПРЕДЕЛ, И ТАКИЕ, ЧТО ЕЩЕ ОЖИДАЮТ И НЕ ПЕРЕМЕНИЛИ НИКАКОЙ ЗАМЕНЫ, ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ АЛЛАХ ВОЗДАЛ ВЕРНЫМ ЗА ИХ ВЕРНОСТЬ, И НАКАЗАЛ ЛИЦЕМЕРОВ, ЕСЛИ ПОЖЕЛАЕТ, ИЛИ ОБРАТИЛСЯ БЫ К НИМ. (Коран 33:23).
Если опять вернуться к Евангелию, то здесь символом следования за Богом предлагается несение креста. Конечно, если по большому счету, не нательного крестика, который носит многий христианский люд, хотя какая-то толика правды обитает и здесь, поскольку слово Писания действенно. Крест подразумевается как перекрещение, превращение отрицательной полуфункции в положительную и наоборот: ТОТ, КТО НЕ ВОЗНЕНАВИДЕЛ СВОЕГО ОТЦА И СВОЮ МАТЬ, КАК Я, НЕ МОЖЕТ БЫТЬ МОИМ УЧЕНИКОМ. И ТОТ, КТО НЕ ВОЗЛЮБИЛ СВОЕГО ОТЦА И СВОЮ МАТЬ, КАК Я, НЕ МОЖЕТ БЫТЬ МОИМ УЧЕНИКОМ. (Евангелие от Фомы, логия 105). Вообще в евангелиях условия следования за Богом варьируются: нужно любить Бога более, чем близких, нужно отрешиться от себя, нужно возненавидеть и погубить свою жизнь, чтобы тем самым спасти ее. Да, образовавшемуся на дереве семени надо отвратиться от отчего места, чтобы самому угнездиться на земле и оформиться в другое древо, новое царствие Божие. Пшеничному зерну тоже предлагается умереть, ибо возникновение нового растения и колоса возможно только через смерть посеянного зерна.
В сущности, все эти вариации и обусловленности ничто иное, как установка на ускоренное странствование по своей карме, по отрицательным и положительным зигзагам судьбы, по крестам, по норам и гнездам, по пределам, обителям и седминам Беспредельности, в которых желательно не приклонять голову, не задерживаться, а стараться познавать Беспредельного и Бесконечного.
Да, вся тварь следует по проложенному Богом пути, как его неотъемлемая часть, ведь Бог творит из Себя. Но осознать это готовы только те, у кого учащенный или хотя бы умеренный жизненный цикл, независимо от того, церковные это люди, служители науки или деловая когорта. Ведь каждый изощряется в своей функции, в своем назначении и тем самым наполняет сокровищницу Божью. Но человек с замедленным циклом хоть и способен повторить слова известной евангельской молитвы ДА БУДЕТ ВОЛЯ ТВОЯ, в силу нескладного жизненного опыта не может сказать: ЗНАЮ, ГОСПОДИ, ЧТО НЕ В ВОЛЕ ЧЕЛОВЕКА ПУТЬ ЕГО, ЧТО НЕ ВО ВЛАСТИ ИДУЩЕГО ДАВАТЬ НАПРАВЛЕНИЕ СТОПАМ ЕГО. (Иеремия 10:23). Вещее слово Судьбы существует, издревле богами
Вечный закон установлен, скрепленный великою клятвой:
Если из демонов кто, долговечною жизнью живущих,
Члены свои обагрит нечестиво кровавым убийством, Или же грех совершив, поклянется преступною клятвой, -
Тридцать тысяч времен вдали от блаженных скитаться
Тот осужден, воплощаясь в различные тленные твари,
Тяжкие жизни пути изменяя в своих превращеньях:
Ярость эфира в пучину морскую его увлекает,
Море на землю извергнуть стремится, земля же в сиянье
Яркого солнца, а солнце в эфирные вихри бросает.
Все принимают его, но гнушаются грешником страшным!
Ныне и сам я таков, изгнанник богов и скиталец,
Яростной внявший Вражде...
Был уже некогда отроком я, был и девой когда-то,
Был и кустом, был и птицей и рыбой морской, бессловесной.
Плакал я, горько рыдал, непривычную видя обитель!
Горе мне! Чести какой и какого лишившись блаженства, Cвергнутый ныне на землю, средь смертных людей обращаюсь! ( Эмпедокл).
Н 7.
есмотря на то, что в двух полукружиях седмины равномерно и последовательно располагаются мужские и женские энергии, надо сказать, что начальная стадия седмины - женская, а завершающая - мужская. Сами слова за себя говорят: начало - вход, конец- завершение, верх, избыток.
Итак, седмина имеет два крыла: левое и правое, внутреннее и внешнее, тайное и явное, мягкое и твердое, темное и светлое - определения можно продолжать и продолжать. А если представить седмину в виде дерева, то начальная часть - корни, завершающая - крона. Апостол Павел, неутомимый ходатай христианства, проэцируя седмину на свою жизнь, говорит: МЫ ОТЧАСТИ ЗНАЕМ, ОТЧАСТИ ПРОРОЧЕСТВУЕМ; КОГДА ЖЕ НАСТАНЕТ СОВЕРШЕННОЕ, ТОГДА ТО, ЧТО ОТЧАСТИ, ПРЕКРАТИТСЯ. КОГДА Я БЫЛ МЛАДЕНЦЕМ, ПО-МЛАДЕНЧЕСКИ ГОВОРИЛ, ПО-МЛАДЕНЧЕСКИ МЫСЛИЛ, ПО-МЛАДЕНЧЕСКИ РАССУЖДАЛ, А КАК СТАЛ МУЖЕМ, ТО ОСТАВИЛ МЛАДЕНЧЕСКОЕ. ТЕПЕРЬ МЫ ВИДИМ КАК БЫ ЧЕРЕЗ ТУСКЛОЕ СТЕКЛО, ГАДАТЕЛЬНО, ТОГДА ЖЕ ЛИЦОМ К ЛИЦУ; ТЕПЕРЬ ЗНАЮ Я ОТЧАСТИ, А ТОГДА ПОЗНАЮ, ПОДОБНО КАК Я ПОЗНАН .(1 кор. 13: 9 - 12).
Созерцая седмину, как живой организм, можно делать выводы в том или ином направлении, можно поверять изречения мудрецов и притчи священного Писания.
И ПРИСТУПИЛИ К НЕМУ ФАРИСЕИ И, ИСКУШАЯ ЕГО, ГОВОРИЛИ: ПО ВСЯКОЙ ЛИ ПРИЧИНЕ ПОЗВОЛИТЕЛЬНО ЧЕЛОВЕКУ РАЗВОДИТЬСЯ С ЖЕНОЮ СВОЕЮ? ОН СКАЗАЛ ИМ В ОТВЕТ: НЕ ЧИТАЛИ ЛИ ВЫ, ЧТО СОТВОРИВШИЙ ВНАЧАЛЕ МУЖЧИНУ И ЖЕНЩИНУ СОТВОРИЛ ИХ? И СКАЗАЛ: ПОСЕМУ ОСТАВИТ ЧЕЛОВЕК ОТЦА И МАТЬ И ПРИЛЕПИТСЯ К ЖЕНЕ СВОЕЙ, И БУДУТ ДВА ОДНОЮ ПЛОТЬЮ, ТАК, ЧТО ОНИ УЖЕ НЕ ДВОЕ, НО ОДНА ПЛОТЬ. ИТАК, ЧТО БОГ СОЧЕТАЛ, ТОГО ЧЕЛОВЕК ДА НЕ РАЗЛУЧАЕТ. ОНИ ГОВОРЯТ ЕМУ: КАК ЖЕ МОИСЕЙ ЗАПОВЕДАЛ ДАВАТЬ РАЗВОДНОЕ ПИСЬМО И РАЗВОДИТЬСЯ С НЕЮ? ОН ГОВОРИТ ИМ: МОИСЕЙ ПО ЖЕСТОКОСЕРДИЮ ВАШЕМУ ПОЗВОЛИЛ ВАМ РАЗВОДИТЬСЯ С ЖЕНАМИ ВАШИМИ, А СНАЧАЛА НЕ БЫЛО ТАК (Матф.19:3-8).
СНАЧАЛА НЕ БЫЛО ТАК означает - в начале седмины.
Вовсе не знали они ни Войны, ни Смятения битвы,
Зевса не знали царя, Посейдона не знали, ни Крона,
Царила одна лишь Любовь.
Милость ее обретали смиренных даров приношеньем,
Дивных картин живописных, священных елеев душистых,
Жертвами чистого мира и ладана благоуханьем,
Бурого меда на землю из сотов струи проливая.
Но обагрять алтари непорочною кровью животных,
Душу из них исторгать, пожирать благородные члены, -
Все это гнусным грехом почиталось у них справедливо.
Жил среди них некий муж, умудренный безмерным познаньем,
Подлинно мыслей высоких владевший сокровищем ценным, В разных искусствах премудрых свой ум глубоко изощривший.
Ибо как скоро всю силу ума напрягал он к познанью,
То без труда созерцал все несчетные мира явленья,
За десять или за двадцать людских поколений провидя.
Кроткими были все твари и к людям легко приручались
Звери и птицы, повсюду любовь процветала и дружба.
(Эмпедокл).
Начальное время создано для любви, единения, созидания. Вот грассируют, воркуют ручьи, вливаясь в единое русло. Но в устье уставшая, больная вода образует дельту, распадается на несколько рукавов. Дерево тоже в начале корнями своими стремится к единству и образует мощный ствол, где надлежит ВОЗВРАТИТЬ СЕРДЦА ОТЦОВ ДЕТЯМ, И НЕПОКОРИВЫМ ОБРАЗ МЫСЛЕЙ ПРАВЕДНИКОВ(Лука 1:17), но потом эту мощь растаскивают отвращающиеся друг от друга ветви. Прикоснувшись к тому месту, где ветви обрекаются на разлуку, можно почувствовать, что здесь больная, горячая точка, здесь накипь, досада, распря, меч и разделение: ОТЕЦ ПРОТИВ СЫНА, И СЫН ПРОТИВ ОТЦА; МАТЬ ПРОТИВ ДОЧЕРИ, И ДОЧЬ ПРОТИВ МАТЕРИ; СВЕКРОВЬ ПРОТИВ НЕВЕСТКИ, И НЕВЕСТКА ПРОТИВ СВЕКРОВИ СВОЕЙ(Лука 12:53). Посмотрим на небо: начальные созвездия - Кассиопея, Большая Медведица, Малая Медведица, Дракон, Цефей - не изменяют своим спутникам, в любое время года и суток они вместе. А те, что находятся по краям сферического круга? Увы, им суждена разлука или, как говорил живший среди вод Гомер, они купаются в океане. Опять же, у Земли нераздельное ядро, но какими чуждыми друг другу кажутся оконечности этого ядра - Евразия, две Америки, Австралия, горячая Африка и холодная Антарктида! А сам человек? Разве не раскручивающаяся спираль-седмина его тело? Члены головы, как начала, уживаются в бесспорном единстве, тогда как единство центробежно раскручивающихся конечностей уязвимо.
Ясно то можно узреть в совокупности членов телесных:
То, Любовью влекомые, сходятся все воедино
Органы бренного тела в расцвете жизненной силы;
То, напротив, враждой разъятые злой, каждый порознь
В шумном прибое житейского моря блуждают.
Так у растений бывает, у рыб, населяющих воду,
Так и у горных зверей, и у птиц, сих ладей окрыленных.
Вот пред тобою горячее и лучезарное солнце,
Вот и бессмертная высь, сиянием дня залитая,
Вот и дождем нисходящая темная, хладная влага,
Вот и в земле сокровенное твердое мира начало.
Все во гневе они разновидны и врозь существуют,
Но и в любви сочетаются, страстью пылая взаимной.
Ибо из них все, что было, что есть и все то, что будет:
В них прозябают деревья, из них стали мужи и жены, Дикие звери и птицы, и в море живущие рыбы,
Также и боги из них многочтимые, долгие днями.
Ибо все те же они, проницая, однако, друг друга,
В видах различных являются: столько их смесь изменяет.
Все они - солнце, земля, необъятное небо и море, - Все стремятся равно к единению всеми частями,
Сколько бы их не отпрянуло в тленных вещей зарожденных.
Так равно и все те, что более склонны к смешенью,
Страстью взаимной пылают по воле самой Афродиты.
Те же, что сильно враждебны, взаимно с собой разногласясь
Свойствами, способом смеси и формы своей отпечатком:
Купно сойтись неспособны они, и властвует ими
Беспрекословно Раздор, такую им давший природу.
(Эмпедокл).
Итак, в первой половине седмины, в молодости, разводиться, уходить от законной, порядочной связи бессмысленно: очень сильные центростремительные силы вынудят к нежелательному беспорядочному совокуплению. Первая половина седмины - это также лукавый юг, где в противоположность депрессивному северу воздух легкомыслен до такой степени, что щепка на щепку лезет, - по буйному темпераменту расставаться мужчине с женщиной нет смысла. Первая половина седмины - безусловно доброе здравие, которое тоже стремится к единству в противовес сиротскому болезненному состоянию. Первая половина седмины - первая половина века, здесь также превосходство центростремительных сил, и разводов меньше, чем в конце века. Оказывают сильное влияние на сводное и разводное бытие человека более масштабные седмины - эры, эпохи, кальпы, ведь мы дети времени и наследуем его качества.
С неодинаковою быстротой
Мы движемся. Есть стрелка часовая,
А есть минутная. Не отставая,
Идут часы. И не кричит:"Постой!"
За длинноногой плохо успевая,
Короткая. От истины простой
Нам не укрыться. Слышишь звон литой?
Вот какова действительность живая.
Идут часы. И длинная стрела
Короткую опять обогнала.
Опять они во мнимом разногласье.
Но вот слились в одно. Какое счастье!
Да! И такие сочетанья есть:
Столкуются к двенадцати, а в шесть
Опять во мнимом разногласье.
(Леонид Мартынов, Часы).
Теперь ясно: во второй половине седмины, когда на арену выступают центробежные силы, когда сама природа подготавливает человека вывести его из исчерпанного, изжитого предела в другую прекрасную жизнь Беспредельности - почему же не разводиться!
Уже в лесах начался листьев вычет,
Чтоб дать дорогу новому...
Дыша раздорами, вошедшими в обычай,
Они еще пытались удержать
Друг друга, горячась как дети,
И незаметно перешли черту,
Когда до сокровенного раздеты,
Увидели в друг друге пустоту.
(Людмила Абаева, Двое).
Известный советский писатель Виктор Астафьев оставил следующее показательное завещание. Я пришёл в мир добрый, родной и любил его безмерно. Ухожу из мира чужого, злобного, порочного. Мне нечего сказать вам на прощанье (Виктор Астафьев - жене, детям, внукам). Не в упрёк семье писателя привожу эти строки. Раздражение его вызывала в конце жизни и подкосившаяся коммунистическая идеология, и так называемая дружба народов, и вообще всякие розовые очки. Ругался он во всю глубь своего литературного дарования, смачно привлекая и матерщину. Но не упрекну умудрённого человека. Разве что здесь повод подосадовать на церковников, которые, когда приходит время бить посуду, возносят молитвы на склеивание черепков? Между тем сам Христос посетовал, что при издерживании жизненного предела, жизненного этапа катится под откос и интерес к жизни, и любовь сходит на нет, - в Писании такой психологический кризис лаконично называется мерзостью запустения (Матфей 24:12,15). А библейский царь Соломон? Яркая звезда и слава Ближнего Востока, как никто другой облагодетельствованный Божьим вниманием, и он возопил: И ВОЗНЕНАВИДЕЛ Я ЖИЗНЬ, ПОТОМУ ЧТО ПРОТИВНЫ СТАЛИ МНЕ ДЕЛА, КОТОРЫЕ ДЕЛАЮТСЯ ПОД СОЛНЦЕМ; ИБО ВСЁ - СУЕТА И ТОМЛЕНИЕ ДУХА!(Екклесиаст 2:17).От любви до ненависти один шаг - это просматривается при исследовании серии однокоренных слов: БРАТСТВО, БРАТАНИЕ, БРАК(брачный союз) - на этом единительная динамика и заканчивается; БРАТЬ(присваивать, завоёвывать, покорять), БРАШНА и БРАГА(еда и питие, закланная страдательная часть природы, по сути, та же плоть и кровь Христа), шапкозакидательная БРАВАДА, ЗАБОР(предостерегающая граница, межа, крепостная стена), БОРОНА(орудие удержания в повиновении завоёванного, уже недевственного женского начала), БОРОЗДА(то же самое), БРОНЯ, ЗАБРАЛО(пассивные средства защиты от взбунтовавшейся противоположности), БОРЬБА, БРАНЬ(без, как говорят, комментариев). Мужское и женское начало по определению не могут иметь вечного, стабильного покоя.
Искусство, истина и власть -
Не Божий дар и не напасть,
А знак другого измеренья,
Где жизнь проносится как пир,
Где первозданный помнит мир
И фаэтоново паденье
Понятья эти для людей
Даны в обличии коней,
Не понукаемых возницей,
И поднебесный гулкий зов
Смущает редких смельчаков
Соблазном править колесницей.
Да, можно, можно на ходу
Вцепиться в жгучую узду,
Чтоб ощутить через минуту
Безумство оскорблённых сил,
Боль надрывающихся жил,
Недостижимость абсолюта.
(Сергей Пашин)
Причём понятно, что у Бога нет издержки времени, нет мёртвых и не кончается любовь.
Итак, для богопознания и следования за Богом разводиться можно. ПЕТР СКАЗАЛ: ВОТ МЫ ОСТАВИЛИ ВСЕ И ПОСЛЕДОВАЛИ ЗА ТОБОЮ. ОН (Христос) СКАЗАЛ ИМ: НЕТ НИКОГО, КТО ОСТАВИЛ БЫ ДОМ, ИЛИ РОДИТЕЛЕЙ, ИЛИ БРАТЬЕВ, ИЛИ ЖЕНУ, ИЛИ ДЕТЕЙ ДЛЯ ЦАРСТВИЯ БОЖИЯ, И НЕ ПОЛУЧИЛ БЫ ГОРАЗДО БОЛЕЕ В СИЕ ВРЕМЯ, И В ВЕК БУДУЩЕЙ ЖИЗНИ ВЕЧНОЙ (Лука 18: 28-30).
Что ж, их жалейте, коль сроднились с ними, Коль сжились, коль срослись уже в одно. Наверно нелегко стать вдруг родными, Такое, видно, не всегда дано.
Не думайте, что, дескать, век не прожит,
А ими полон круглый шар земной.
Никто, возможно, заменить не сможет
Той горько полюбившейся одной...
Но все-таки скажите: - Я покину,
Коль будет надо, эту вот - одну!..
Привязанность страшна и к кокаину,
И к женщине, и к славе, и к вину...
(Евгений Винокуров).
Впрочем, каждому ли надо быть столь категоричным, зная, что время и жизненный цикл вносят существенные коррекции в судьбу человека и часто с противоположным знаком? В самом Писании полемизирует строка со строкой, а уж человек точно сравним с театральной куклой, которую дергают за веревочку согласно сценария. МЫ... ДАРОВАЛИ ЕМУ (Иисусу) ЕВАНГЕЛИЕ, И ВЛОЖИЛИ В СЕРДЦА ТЕХ, КОТОРЫЕ ПОСЛЕДОВАЛИ ЗА НИМ, КРОТОСТЬ И МИЛОСЕРДИЕ, А МОНАШЕСТВО ОНИ ИЗОБРЕЛИ, МЫ ИМ ЕГО НЕ ПРЕДПИСЫВАЛИ, ЕСЛИ НЕ ДЛЯ СНИСКАНИЯ БЛАГОВОЛЕНИЯ АЛЛАХА. НО ОНИ НЕ СОБЛЮЛИ ЭТО ДОЛЖНЫМ СОБЛЮДЕНИЕМ (Коран 57:27).
Желая обрести покой и свет,
Он выполнял обеты непреложно,
А выполнить порой их было сложно,
Особенно безмолвия обет. И вот уста, молчавшие пять лет,
Открылись и воскликнули тревожно:
- Скажи, Учитель, а теперь возможно
Приблизиться мне к женщине иль нет?
И отвечал Учитель: "Пусть не мучат
Тебя сомненья или ложный стыд.
Они лишь лицемерию научат.
Путь к женщине тебе всегда открыт,
Когда тебе спокойствие наскучит,
Когда тебя покой твой утомит".
( Валентин Сидоров, Ученик Пифагора).
ЖЕНЫ ВАШИ НИВА ДЛЯ ВАС, ХОДИТЕ НА НИВУ ВАШУ, КОГДА НИ ЗАХОТИТЕ, НО ПРЕДВАРИТЕЛЬНО ДЕЛАЙТЕ ЧТО-ЛИБО И ДЛЯ ДУШ ВАШИХ (Коран 2:223, перевод Саблукова). А делать что-либо для души, стараясь избегнуть пустоты и разочарования - значит не ходить на ниву, воздерживаться, - вот такая парадоксальность. 8. В
России горбачевской "осенью" закончился первый виток (месяц) коммунизма. На очереди второй виток (месяц) весны человечества. Неминуем и третий, и потом только воцарится другое общественное устройство - рабовладельчество. Ельцинское безвременье - обычная лука в течении реки, бесславный вояж с покоренной вершины коммунизма на отступные рубежи. Как и исайевскому евнуху, России должно пройти бездну, а уровень бездны, как правило, соответствует позапрошлой, уже подзабытой вершине, в данном случае, царскому капитализму. Это даже не возврат к прошлому, а вынужденный разврат. Развратная демократия вызвала поначалу эйфорию, а потом набила оскомину и заклеймена народом как дерьмократия.
В Библии есть стихи, посвященные истинно демократическому обустройству общества. ВОЛК И ЯГНЕНОК БУДУТ ПАСТИCЬ ВМЕСТЕ, И ЛЕВ, КАК ВОЛ, БУДЕТ ЕСТЬ СОЛОМУ (Исайя). Действительно, при демократическом устройстве общества мужское и женское начала уравновешены, равноправны. Волчонок и ягненок, львенок и теленок, начальник и подчиненный, эксплуататор и эксплуатируемый находятся в бескорыстных отношениях, они наивные друзья, товарищи. Демократическое обустройство общества возможно только в начале седмины и в конце. В конце седмины организм почти труп - капиталистический труп - и члены (противоположности) его исчерпаны и одинаково негодны, потому не могут подчинятся голове. В начале седмины организм только что народившийся младенец - коммунистический младенец - и его члены (противоположности) не развиты, одинаково беспомощны . Потом уж, при рабовладельческом строе, при феодализме и отчасти при капитализме, когда волк и лев вырастут, возмужают, они покажут свои хищные зубы в качестве рабовладельцев, феодалов, капиталистических акул. ЭТО ПСЫ, ЖАДНЫЕ ДУШОЮ; И ЭТО ПАСТЫРИ БЕССМЫСЛЕННЫЕ: ВСЕ ОНИ СМОТРЯТ НА СВОЮ ДОРОГУ, КАЖДЫЙ ДО ПОСЛЕДНЕГО НА СВОЮ КОРЫСТЬ (Исайя 56: 11).
Я видел на веку немало перемен,
В круговороте дней страстей кипела пена.
Я знал земных владык величие и плен,
И вот я говорю: не преклоняй колена!
Коль князь и судия рабы сует дневных -
Непрочна слава их, как свиток из бересты. Вновь взвесят их дела, путей исчислят версты, Едва растает дым кадильниц золотых.
И спросишь ты себя, почуяв запах тлена:
"За что и перед кем я преклонял колена?"
(Николай Рыленков, Надпись на старинной книге).
Наивный младенческий организм - парадоксальное царствие Божие, непросвещенное относительно Божьего существования, но с Богом внутри. Те, кто считает себя глашатаями истины, не хотели бы допустить невежественный атеистический конгломерат к Бытию, но препятствия не только устраняются, но всякий каприз народившейся жизни немедленно исполняется уже потому, что исходит из обиталища молитвы, а не из вертепа торговцев, менял, хищников и разбойников. Относительно молитвы здесь нет оговорки. Это благородные замыслы, мечты, пожелания, лозунги, призывы, прекрасные песни и даже гимны, обращенные не вне, а внутрь. "Атеизм и для индивидуума, и для общества является необходимым средством достижения более высокой истины. Иногда мы отрицаем Бога с целью найти его"(Сарвепалли Радхакришнан). Пока человечество живет при "бесполом" (бесклассовом), "евнушеском" коммунизме, в наивных общественно-экономических отношениях, в народах царит мир, равенство, братство, счастье. Вот цитата из Библии о коммунистическом обществе. ВОТ Я ТВОРЮ НОВОЕ НЕБО И НОВУЮ ЗЕМЛЮ, И ПРЕЖНИЕ УЖЕ НЕ БУДУТ ВОСПОМИНАЕМЫ И НЕ ПРИДУТ НА СЕРДЦЕ. А ВЫ БУДЕТЕ ВЕСЕЛИТЬСЯ И РАДОВАТЬСЯ ВОВЕКИ О ТОМ, ЧТО Я ТВОРЮ. ИБО ВОТ Я ТВОРЮ ИЕРУСАЛИМ ВЕСЕЛИЕМ И НАРОД ЕГО РАДОСТЬЮ. И БУДУ РАДОВАТЬСЯ О ИЕРУСАЛИМЕ И НАРОДЕ МОЕМ; И НЕ УСЛЫШИТЕ В НЕМ БОЛЬШЕ ГОЛОСА ПЛАЧА И ГОЛОСА ВОПЛЯ. ТАМ НЕ БУДЕТ БОЛЬШЕ МАЛОЛЕТНЕГО И СТАРЦА, КОТОРЫЙ НЕ ДОСТИГАЛ БЫ ПОЛНОТЫ ДНЕЙ СВОИХ; ИБО СТОЛЕТНИЙ БУДЕТ УМИРАТЬ ЮНОШЕЮ, НО СТОЛЕТНИЙ ГРЕШНИК БУДЕТ ПРОКЛИНАЕМ, И БУДУТ СТРОИТЬ ДОМЫ И ЖИТЬ В НИХ, И НАСАЖДАТЬ ВИНОГРАДНИКИ И ЕСТЬ ПЛОДЫ ИХ. НЕ БУДУТ СТРОИТЬ, ЧТОБЫ ДРУГОЙ ЖИЛ, НЕ БУДУТ НАСАЖДАТЬ, ЧТОБЫ ДРУГОЙ ЕЛ; ИБО ДНИ НАРОДА МОЕГО БУДУТ КАК ДНИ ДЕРЕВА, И ИЗБРАННЫЕ МОИ БУДУТ ДОЛГО ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ИЗДЕЛИЕМ РУК СВОИХ. НЕ БУДУТ ТРУДИТЬСЯ НАПРАСНО И РОЖДАТЬ ДЕТЕЙ НА ГОРЕ; ИБО БУДУТ СЕМЕНЕМ БЛАГОСЛОВЕННЫМ ОТ ГОСПОДА, И ПОТОМКИ ИХ С НИМИ. И БУДЕТ, ПРЕЖДЕ, НЕЖЕЛИ ОНИ ВОЗЗОВУТ, Я ОТВЕЧУ; ОНИ БУДУТ ЕЩЕ ГОВОРИТЬ, И Я УЖЕ УСЛЫШУ. ВОЛК И ЯГНЕНОК БУДУТ ПАСТИСЬ ВМЕСТЕ, И ЛЕВ, КАК ВОЛ, БУДЕТ ЕСТЬ СОЛОМУ, А ДЛЯ ЗМЕЯ ПРАХ БУДЕТ ПИЩЕЮ: ОНИ НЕ БУДУТ ПРИЧИНЯТЬ ВРЕДА НА ВСЕЙ СВЯТОЙ ГОРЕ МОЕЙ, ГОВОРИТ ГОСПОДЬ(Исайя 65:17-25).
Прекрасное описание. Но всякая песня приедается, всякий стих опошляется. Когда исчерпывается предел Беспредельности, НА ТРУП СЛЕТАЮТСЯ ОРЛЫ, картавые стервятники, сбегаются шакалы, сползаются черви - судьи, обличители, трагические поэты и пророки, лицемерные плакальщики, пересмешники, лицедеи, гробовщики, чтобы справить торжественный карнавал - язвительную панихиду. Как свет отсветившей звезды, Пространством забытой до срока,
Я в годы огня и воды
Вернусь к вам в обличье пророка.
Я мертв, я заколан давно.
Мой прах источило дождями.
А вы допивайте вино -
И знайте, что сбудется с вами.
Прозренья нерадостный дар
Навязан мне Господом Богом.
Я вижу: чума и пожар
Проходит по вашим дорогам.
У, злобное время мое! А ваше и злобней и гаже. Я вижу: кружит воронье,
И крысы купаются в саже.
Мне видится лиц ваших мел.
Вопят ваши жены и братья...
И как же ты, Боже, сумел
Найти мне такое проклятье.
(Геннадий Русаков). 9.
В
ЫШЕЛ СЕЯТЕЛЬ СЕЯТЬ СЕМЯ СВОЕ, И КОГДА ОН СЕЯЛ, ИНОЕ УПАЛО ПРИ ДОРОГЕ И БЫЛО ПОТОПТАНО, И ПТИЦЫ НЕБЕСНЫЕ ПОКЛЕВАЛИ ЕГО; А ИНОЕ УПАЛО НА КАМЕНЬ, И, ВЗОЙДЯ, ЗАСОХЛО, ПОТОМУ ЧТО НЕ ИМЕЛО ВЛАГИ ИНОЕ УПАЛО МЕЖДУ ТЕРНИЕМ, И ВЫРОСЛО ТЕРНИЕ И ЗАГЛУШИЛО ЕГО, А ИНОЕ УПАЛО НА ДОБРУЮ ЗЕМЛЮ И, ВЗОЙДЯ, ПРИНЕСЛО ПЛОД СТОРИЧНЫЙ (Лука 8: 5-8).
Иисус Христос изъясняет эту притчу относительно веры: ВОТ ЧТО ЗНАЧИТ ПРИТЧА СИЯ: СЕМЯ ЕСТЬ СЛОВО БОЖИЕ; А УПАВШЕЕ ПРИ ПУТИ ЭТО СУТЬ СЛУШАЩИЕ, К КОТОРЫМ ПОТОМ ПРИХОДИТ ДИАВОЛ И УНОСИТ СЛОВО ИЗ СЕРДЦА ИХ, ЧТОБЫ ОНИ НЕ УВЕРОВАЛИ И НЕ СПАСЛИСЬ; А УПАВШЕЕ НА КАМНЕ ЭТО ТЕ, КОТОРЫЕ КОГДА УСЛЫШАТ СЛОВО, С РАДОСТЬЮ ПРИНИМАЮТ, НО КОТОРЫЕ НЕ ИМЕЮТ КОРНЯ, И ВРЕМЕНЕМ ВЕРУЮТ, А ВО ВРЕМЯ ИСКУШЕНИЯ ОТПАДАЮТ; А УПАВШЕЕ В ТЕРНИЕ, ЭТО ТЕ, КОТОРЫЕ СЛУШАЮТ СЛОВО, НО, ОТХОДЯ, ЗАБОТАМИ, БОГАТСТВОМ И НАСЛАЖДЕНИЯМИ ЖИТЕЙСКИМИ ПОДАВЛЯЮТСЯ И НЕ ПРИНОСЯТ ПЛОДА; А УПАВШЕЕ НА ДОБРУЮ ЗЕМЛЮ, ЭТО ТЕ, КОТОРЫЕ УСЛЫШАВ СЛОВО, ХРАНЯТ ЕГО В ДОБРОМ И ЧИСТОМ СЕРДЦЕ И ПРИНОСЯТ ПЛОД В ТЕРПЕНИИ (Лука 8:11-15).
Но притча проэцируется на всякое явление, в том числе на секс, на скрепы, которыми соединяются мужское и женское начала. Семя, упавшее при дороге, это онанизм. Упавшее на камень - оральный секс. Упавшее в терние - анальная связь. Упавшее на добрую землю - благословенное генитальное совокупление, которое приносит плод.
Когда разъяснена евангельская притча о сеятеле, не составляет труда и головоломка о земледельце из пророка Исайи. ПРИКЛОНИТЕ УХО И ПОСЛУШАЙТЕ МОЕГО ГОЛОСА, БУДЬТЕ ВНИМАТЕЛЬНЫ И ВЫСЛУШАЙТЕ РЕЧЬ МОЮ. ВСЕГДА ЛИ ЗЕМЛЕДЕЛЕЦ ПАШЕТ ДЛЯ ПОСЕВА, БОРОЗДИТ И БОРОНИТ ЗЕМЛЮ СВОЮ? НЕТ; КОГДА УРОВНЯЕТ ПОВЕРХНОСТЬ ЕЕ, ОН СЕЕТ ЧЕРНУХУ ИЛИ РАССЫПАЕТ ТМИН, ИЛИ РАЗБРАСЫВАЕТ ПШЕНИЦУ РЯДАМИ, И ЯЧМЕНЬ В ОПРЕДЕЛЕННОМ МЕСТЕ, И ПОЛБУ РЯДОМ С НИМ. И ТАКОМУ ПОРЯДКУ УЧИТ ЕГО БОГ ЕГО; ОН НАСТАВЛЯЕТ ЕГО. ИБО НЕ МОЛОТЯТ ЧЕРНУХИ КАТКОМ ЗУБЧАТЫМ, КОЛЕС МОЛОТИЛЬНЫХ НЕ КАТАЮТ ПО ТМИНУ; НО ПАЛКОЮ ВЫКОЛАЧИВАЮТ ЧЕРНУХУ, И ТМИН - ПАЛКОЮ. ЗЕРНОВОЙ ХЛЕБ ВЫМОЛАЧИВАЮТ, НО НЕ РАЗБИВАЮТ ЕГО; И ВОДЯТ ПО НЕМУ МОЛОТИЛЬНЫЕ КОЛЕСА С КОНЯМИ ИХ, НО НЕ РАСТИРАЮТ ЕГО, И ЭТО ПРОИСХОДИТ ОТ ГОСПОДА САВАОФА: ДИВНЫ СУДЬБЫ ЕГО, ВЕЛИКА ПРЕМУДРОСТЬ ЕГО! (Исайя 28: 23-29).
Тмин и чернуха - это тьма, чернуха и порнуха начальной стадии седмины. Палке отводится роль розги, чтобы довести несовершенное до совершенства. Ну а совершенное, символом которого является зерновой хлеб, посредством молотильного колеса - под колесом надо понимать законченный круг седмины, - совершенное овенчивается, кольцуется.
Так всегда ли земледелец пашет и бороздит для посева? Всегда ли мужчина исторгает семя в женское лоно, чтобы женщина забеременела? Всему свое время: зимой дерево пустое и безжизненное, весной расцветает, летом дает плоды, осенью плоды и листья опадают.
Если спроэцировать обе притчи на всякое новое явление, нововведение, реформу в любой области человеческой жизни, будет та же картина: пустые усилия, бесплодные фазы, и только в конце результат. Старое вино лучше нового, доколе новое не созрело.
Но в пору безвременья, когда последнее становится первым, когда борозда отвергает зерно,
и плоть распадается в прах,
когда прокисает в подвалах вино,
и меркнет свеченье в зрачках,
когда неразгаданной тайной дыша,
погосты рождают огни,
когда в бездорожье блуждает душа,
листая постылые дни, -
(Иван Голубничий)
надо ли пахать, бороздить и сеять? Странный этот вопрос можно пояснить на языке чисел: седмина исчерпана, а женское число 8 (оно же 2) еще не появилось на горизонте. Но время должно сочетаться. Поэтому уксусной семерке приходится сочетаться с неудачным эквивалентом женского начала - полуторным числом 7,5, и мужеподобной женщине приходится удовлетворяться "недоженщиной". Без пищи нельзя. Пища обязывает.
По порядку наступит последнее время,
Календарную бестолочь опередит,
И молчальники слова испросят у неми,
И жена от жены понесет и родит.
(Марина Кудимова).
Упомянутый уже философ Розанов в книге "Люди лунного света" всех ярко не выраженных мужчин и женщин считает потенциальными содомитами, рассадниками гомосексуализма и лесбиянства. Но человек только отыгрывает предназначенную ему роль во вселенском сценарии. Источник же всякого действия - время, число. Впрочем, у апостола Павла более изощренное мнение насчет этого. Не все мужедевы - содомиты, а только те, которые некогда, видимо, в прежних рождениях, совершили высокий духовный рывок, но потом, имея большое познание о Боге, обезумели, осуетились, охладели к Богу и за свою неблагодарность получили то, что получили: там, где были меты их духовных, символических поворотов от ИНЬ к ЯН и наоборот, без чего невозможен духовный рост, теперь они наблюдаются как половые оборотни. Такое прочтение возникает из первой главы Послания к римлянам. 10.
П ОЧЕМУ ОДИН ДЕНЬ ЛУЧШЕ ДРУГОГО, ТОГДА КАК КАЖДЫЙ ДНЕВНОЙ СВЕТ В ГОДУ ИСХОДИТ ОТ СОЛНЦА? (Сирах 33:7). ВСЕМУ СВОЕ ВРЕМЯ И ВРЕМЯ ВСЯКОЙ ВЕЩИ ПОД НЕБОМ: ВРЕМЯ РОЖДАТЬСЯ, И ВРЕМЯ УМИРАТЬ; ВРЕМЯ НАСАЖДАТЬ, И ВРЕМЯ ВЫРЫВАТЬ НАСАЖЕННОЕ; ВРЕМЯ УБИВАТЬ, И ВРЕМЯ ВРАЧЕВАТЬ; ВРЕМЯ РАЗРУШАТЬ, И ВРЕМЯ СТРОИТЬ; ВРЕМЯ ПЛАКАТЬ, И ВРЕМЯ СМЕЯТЬСЯ; ВРЕМЯ СЕТОВАТЬ, И ВРЕМЯ ПЛЯСАТЬ... (Екклесиаст 3:1-8). Уже показано это в изложенных главах - состояние жизни зависит от стрелки циферблата. Но можно еще полистать страницы Евангелия. Евангелие и есть средоточие времени, вестник жизни.
БЛАЖЕННЫ АЛЧУЩИЕ НЫНЕ, ИБО НАСЫТИТЕСЬ (Лука 6:21). Это изречение говорит о том, что скудная единичка достигнет полноты семерки.
ГОРЕ ВАМ, ПРЕСЫЩЕННЫЕ НЫНЕ, ИБО ВЗАЛЧЕТЕ (Лука 6:25). Здесь сказано: обладателям полноты седмины придется начинать новый предел жизни с алкающей единицы.
1
Род Авеля, блаженный в Боге,
Тебе даны и сон и снедь.
Род Каина, тебе, убогий,
Во прахе ползать и истлеть.
Род Авеля, ты к Серафимам Возносишь благовонный дым.
Род Каина, ты был гонимым,
Доколь страдать сынам твоим?
Род Авеля, тебе во благо Тучнеет злак, плодится скот.
Род Каина, как пес-бродяга,
Скулит голодный твой живот.
Род Авеля, твой дом - чертоги, Тебя согрел очаг родной.
Род Каина, в своей берлоге
Ты, как шакал, дрожишь зимой.
Род Авеля, дай волю страсти,
Обогатишь потомством дом
Род Каина, страшись напасти,
Что будешь делать с лишним ртом?
Род Авеля, владея садом,
Пасешься ты, подобно тле.
Род Каина, тебе и чадам
Блуждать бездомно по земле.
2
Род Авеля, ты удобренье,
Твой прах ростки полей сожрут.
Род Каина, в своем боренье Будь стоек, твой не кончен труд.
Род Авеля, тебя ждет плаха
И вскинутых рогатин лес.
Род Каина, восстань из праха
И сбрось всевышнего с небес!
(Шарль Бодлер, Авель и Каин).
Последняя строчка стихотворения звучит как будто богохульно, но это далеко не так: под всевышним надо понимать только бога исчерпанного предела, в том числе царя, президента, вождя, идеолога, удивительно точен также евангельский термин: князя мира сего.
НЕТ НИЧЕГО СОКРОВЕННОГО, ЧТО НЕ ОТКРЫЛОСЬ БЫ, И ТАЙНОГО, ЧЕГО НЕ УЗНАЛИ БЫ. ПОСЕМУ ЧТО ВЫ СКАЗАЛИ В ТЕМНОТЕ, ТО УСЛЫШИТСЯ ВО СВЕТЕ, И ЧТО ВЫ ГОВОРИЛИ НА УХО ВНУТРИ ДОМА, ТО БУДЕТ ПРОВОЗГЛАШЕНО НА КРОВЛЯХ (Лука 12:2-3). Эта фраза провозглашает: начальные числа седмины, числа ночи и тайны - единица, двойка, тройка - перерастут в завещанные числа дня, света, правды - пятерку, шестерку, семерку - и всякую тьму и тайну высветят. И ОТ ВСЯКОГО, КОМУ ДАНО МНОГО, МНОГО И ПОТРЕБУЕТСЯ, И КОМУ МНОГО ВВЕРЕНО, С ТОГО БОЛЬШЕ ВЗЫЩУТ(Лука 12:48). То есть опять же, благословенная семерка будет ревизована на скудную единицу.
А почему ПРОРОК НЕ ПРИНИМАЕТСЯ В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ (Лука 4: 24), У СРОДНИКОВ И В ДОМЕ СВОЕМ (Марк 6: 4)? Потому что НЕ МЕРОЮ ДАЕТ БОГ ДУХА (Иоанн 3:34). Дух в начале восьмого дня изображается в картине творения - над потопленной седминой. И пророк, глашатай, обитает над мерой, над седминой - или изгоем отечества и рода или каким-то образом перенесши клиническую смерть.
ИИСУС, УВИДЕВ ИДУЩЕГО К НЕМУ НАФАНАИЛА, ГОВОРИТ О НЁМ: ВОТ ПОДЛИННО ИЗРАИЛЬТЯНИН, В КОТОРОМ НЕТ ЛУКАВСТВА. НАФАНАИЛ ГОВОРИТ ЕМУ: ПОЧЕМУ ТЫ ЗНАЕШЬ МЕНЯ? ИИСУС СКАЗАЛ ЕМУ В ОТВЕТ: ПРЕЖДЕ НЕЖЕЛИ ПОЗВАЛ ТЕБЯ ФИЛИПП, КОГДА ТЫ БЫЛ ПОД СМОКОВНИЦЕЮ, Я ВИДЕЛ ТЕБЯ. НАФАНАИЛ ОТВЕТИЛ ЕМУ: РАВВИ! ТЫ СЫН БОЖИЙ, ТЫ ЦАРЬ ИЗРАИЛЕВ. ИИСУС СКАЗАЛ ЕМУ В ОТВЕТ: ТЫ ВЕРИШЬ, ПОТОМУ ЧТО Я ТЕБЕ СКАЗАЛ: Я ВИДЕЛ ТЕБЯ ПОД СМОКОВНИЦЕЮ; УВИДИШЬ БОЛЬШЕ СЕГО. И ГОВОРИТ ЕМУ: ИСТИННО, ИСТИННО ГОВОРЮ ВАМ: ОТНЫНЕ БУДЕТЕ ВИДЕТЬ НЕБО ОТВЕРСТЫМ И АНГЕЛОВ БОЖИИХ ВОСХОДЯЩИХ И НИСХОДЯЩИХ К СЫНУ ЧЕЛОВЕЧЕСКОМУ(Иоанн 1:47-51). Лев Толстой в своём сводном четвероевангелии отбросил этот фрагмент, как ничего не значащий, затемняющий смысл: дескать, евангелист не сообщил, что было под смоковницей. Но сам образ смоковницы заявляет о себе, и если бы Лев Николаевич одобрительно относился к поэзии, он бы заметил это. Видящий образ распускающей листья смоковницы(Матфей 24:32,33) видит врата Царствия, двери брачного чертога. Ведь это весна благости Господней, новолетие. В ТОТ ДЕНЬ БУДЕТЕ ПРИГЛАШАТЬ ДРУГ ДРУГА ПОД ВИНОГРАД И ПОД СМОКОВНИЦУ(Михей 4:4; Захария 3:10). БРАЧный чертог потому, что из винограда и смокв делают опьяняющий БРАЧный напиток - БРАГу. В брачном чертоге пьют, едят и веселятся. Царствие и Царь Израилев, по восклицанию Нафанаила, потому, что в седьмой день Бог воцарился на троне, и, как сказано, что Бог поставил трон на водах(Пс.23:2; Коран 11:9), из этого следует, что седьмой день одновременно есть и первый день нового творения, новой жизни, и Дух Божий, парящий над водами(Бытие 1:2), этому подтверждение. Там, где змеиная мудрость и младенческая простота(семёрка и единица), где серп и меч перековываются на орало(семёрка на единицу), где сорока и ворона переделываются в голубя(семёрка в единицу), где широкая дорога погибели преобразуется в тесный путь жизни(семёрка в единицу), только там может декламироваться стихотворный гимн юродству. О жёсткое яблоко знания!
Ты жизнь помогло мне узнать,
Я вижу все кочки заранее, -
Ах кабы ослепнуть опять.
Разумный живёт осторожно,
Обжегшись, подует он впредь,
Лишь глупый дурачится может,
Ах как бы опять поглупеть!
О яблоко здравого смысла,
Ты мне угрожаешь бедой,
Тебя надкусила я - кисло! -
Ах если б остаться балдой!
(Анн Хардиган, Кислятина)
Можно предложить и другой вариант трактовки: под смоковницей - значит, у подножия смоковницы, в начале жизненного этапа, не в конце, не на вершине познания добра и зла. Вот почему простодушную ласточку и наивного голубя никогда не увидишь на ветвях хитросплетённого дерева: дерево - очень разветвлённая семёрка хитромудрости! Вот почему в Нафанаиле нет лукавства!
С КЕМ СРАВНЮ ЛЮДЕЙ РОДА СЕГО? И КОМУ ОНИ ПОДОБНЫ? ОНИ ПОДОБНЫ ДЕТЯМ, КОТОРЫЕ СИДЯТ НА УЛИЦЕ, КЛИЧАТ ДРУГ ДРУГА И ГОВОРЯТ: МЫ ИГРАЛИ ВАМ НА СВИРЕЛИ, И ВЫ НЕ ПЛЯСАЛИ. То есть предлагались символы религии любви - единица, двойка, тройка - и были отвергнуты. МЫ ПЕЛИ ВАМ ПЛАЧЕВНЫЕ ПЕСНИ, И ВЫ НЕ ПЛАКАЛИ. То есть предлагались знаки религии мудрости - пятерка, шестерка, семерка - и не были приняты. ИБО ПРИШЕЛ ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ (источник мудрости, носитель завершающих чисел седмины). НИ ХЛЕБА НЕ ЕСТ, НИ ВИНА НЕ ПЬЕТ; И ГОВОРИТЕ: В НЕМ БЕС. ПРИШЕЛ СЫН ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ (источник любви, обладатель начальных, созидательных архетипов седмины): ЕСТ И ПЬЕТ; И ГОВОРИТЕ: ВОТ ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ЛЮБИТ ЕСТЬ И ПИТЬ ВИНО, ДРУГ МЫТАРЯМ И ГРЕШНИКАМ (Лука 7:31).
МНОГО ЗВАНЫХ, НО МАЛО ИЗБРАННЫХ (Лука 14:24). Крылатая евангельская фраза предупреждает, что полное число не войдет в новый предел, как не войдет верблюд в игольное ушко, но только путем трансформации в единицу можно отличиться и стать избранным. Евангельское речение можно сравнить с кораническим стихом - ВЕДЬ ТВОРЕНИЕ НЕБЕС И ЗЕМЛИ БОЛЕЕ ВЕЛИКО, ЧЕМ ТВОРЕНИЕ ЛЮДЕЙ (Коран 40:59). Творение человека произошло в конце седмины, а в первый день новой седмины Бог повторяет творение минеральной природы, и это более поступательно.
НЕКОТОРЫЕ ИЗ КНИЖНИКОВ И ФАРИСЕЕВ СКАЗАЛИ: УЧИТЕЛЬ: ХОТЕЛОСЬ БЫ ВИДЕТЬ НАМ ОТ ТЕБЯ ЗНАМЕНИЕ. НО ОН СКАЗАЛ ИМ В ОТВЕТ: РОД ЛУКАВЫЙ И ПРЕЛЮБОДЕЙНЫЙ ИЩЕТ ЗНАМЕНИЕ; И ЗНАМЕНИЕ НЕ ДАСТСЯ ЕМУ, КРОМЕ ЗНАМЕНИЯ ИОНЫ ПРОРОКА; ИБО КАК ИОНА БЫЛ ВО ЧРЕВЕ КИТА ТРИ ДНЯ И ТРИ НОЧИ, ТАК И СЫН ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ БУДЕТ В СЕРДЦЕ ЗЕМЛИ ТРИ ДНЯ И ТРИ НОЧИ. НИНЕВИТЯНЕ ВОССТАНУТ НА СУД С РОДОМ СИМ И ОСУДЯТ ЕГО, ИБО ОНИ ПОКАЯЛИСЬ ОТ ПРОПОВЕДИ ИОНИНОЙ: И ВОТ ЗДЕСЬ БОЛЬШЕ ИОНЫ. И комментировать не надо: три дня - лукавые, пьяные числа любви, а покаявшиеся ниневитяне - трезвые и бесстрастные пятерки, шестерки, семерки. ЦАРИЦА ЮЖНАЯ ВОССТАНЕТ НА СУД С РОДОМ СИМ И ОСУДИТ ЕГО, ИБО ОНА ПРИХОДИЛА ОТ ПРЕДЕЛОВ ЗЕМЛИ ПОСЛУШАТЬ МУДРОСТИ СОЛОМОНОВОЙ; И ВОТ ЗДЕСЬ БОЛЬШЕ СОЛОМОНА (Матфей 12:38-42). Предел соломоновой мудрости простирается до полных чисел седмины, но он уже исчерпан, это перечерканный черновик. Царица же Южная - чистый лист нового предела: мечтай, люби, радуйся новооткрытой жизни! Юноша, жаждущий знанья,
пришел так спросить Архимеда:
в Божье искусство, мудрец,
ты посвяти меня, в то
мощное, что оказало услуги
познанью светил недоступных
и за Ураном еще новую землю нашло...
- Божьим назвал ты искусство;
конечно, таким оно было, - прежде, чем люди смогли
исчислить орбиты планет.
То же, что в космосе зришь,
есть только божественный отблеск,
а над богами царит
сущее вечно число.
( Павел Флоренский).
11.
С
УТРА ДО ВЕЧЕРА ИЗМЕНЯЕТСЯ ВРЕМЯ (Cирах 18: 26). От материнской утробы, от утра, от начала седмины, до завершения, до смерти, вернее, до сЕмерти, до семерки, венчающей седмину, - именно безобидная семерка образует пугающее слово "смерть". И много еще других слов в языке, которые образованы числом. Слова-числа правомерны в языке, ведь язык фиксирует, отражает, исчисляет жизнь, которая есть движение, движение и покой: пядь, пята, пятно, распятие, семя, семья, сумерки, cорока, соты, выСОТа, стопа, стог, стая, стол, стоянка, старость. Именно по числу, заключенному в слове "сторож", можно расшифровать пророчество Исайи: КРИЧАТ МНЕ С СЕИРА: СТОРОЖ! CКОЛЬКО НОЧИ? СТОРОЖ! СКОЛЬКО НОЧИ? СТОРОЖ ОТВЕЧАЕТ: ПРИБЛИЖАЕТСЯ УТРО, НО ЕЩЕ НОЧЬ. ЕСЛИ ВЫ НАСТОЯТЕЛЬНО СПРАШИВАЕТЕ, ТО ОБРАТИТЕСЬ И ПРИХОДИТЕ ( Исайя 21: 11-12). Исчерпанный предел времени, тождественный седмине, вот-вот кончается , а с ним кончаются вопли, болезни, страсти-напасти. Вот-вот труждающаяся и обремененная сотня превратится в легковесную единицу, сотенную единичку, для которой в открывающемся тысячном пределе жизнь десятично умножается, и это десятично умноженные планы, замыслы, опять же, жизнь с чистого листа: твори, выдумывай, пробуй!
Впрочем, чтобы утвердиться в новом пределе, единицы мало. Мало только одного мужского начала, нужно еще и женское. ДАО РОЖДАЕТ ОДНО, ОДНО РОЖДАЕТ ДВА, ДВА РОЖДАЕТ ТРИ, А ТРИ РОЖДАЕТ ВСЕ СУЩЕСТВА. ВСЕ СУЩЕСТВА НОСЯТ В СЕБЕ ИНЬ И ЯН, НАПОЛНЕНЫ ЦИ И ОБРАЗУЮТ ГАРМОНИЮ (Даодэцзин). Итак, к сотенной единице должна прилепиться двойка, удвоенная сотня. Единица и двойка - это две ости, два косяка, две вереи дверей в новый мир. Слово "дверь", как нетрудно заметить, облечено числом "два". Числом "два" сформировано и слово "дева" - женское начало умножения жизни.. ИТАК САМ ГОСПОДЬ ДАСТ ВАМ ЗНАМЕНИЕ: СЕ, ДЕВА ВО ЧРЕВЕ ПРИМЕТ И РОДИТ СЫНА (Исайя 7:14). Или вот другое подобное пророчество: ПОСТАВЬ СЕБЕ ПУТЕВЫЕ ЗНАКИ, ПОСТАВЬ СЕБЕ СТОЛБЫ, ОБРАТИ СЕРДЦЕ ТВОЕ НА ДОРОГУ, НА ПУТЬ, ПО КОТОРОМУ ТЫ ШЛА; ВОЗВРАЩАЙСЯ, ДЕВА ИЗРАИЛЕВА, ВОЗВРАЩАЙСЯ В СИИ ГОРОДА ТВОИ. ДОЛГО ЛИ ТЕБЕ СКИТАТЬСЯ, ОТПАДШАЯ ДОЧЬ? ИБО ГОСПОДЬ СОТВОРИТ НА ЗЕМЛЕ НЕЧТО НОВОЕ: ЖЕНА СПАСЕТ МУЖА (Иеремия 31:21-22). Деве принять семя и родить сына и жене спасти мужа означает одно и то же - развитие седмины, удвоение, умножение жизни: веточка на веточке, веточка на веточке...
Если есть сомнения, что в слове "дева" запрограммирована "двойка", развеять их поможет однокоренное слово "деверь". ЕСЛИ БРАТЬЯ ЖИВУТ ВМЕСТЕ, И ОДИН ИЗ НИХ УМРЕТ, НЕ ИМЕЯ У СЕБЯ СЫНА, ТО ЖЕНА УМЕРШЕГО НЕ ДОЛЖНА ВЫХОДИТЬ НА СТОРОНУ ЗА ЧЕЛОВЕКА ЧУЖОГО, НО ДЕВЕРЬ ЕЕ ДОЛЖЕН ВОЙТИ К НЕЙ И ВЗЯТЬ ЕЕ СЕБЕ В ЖЕНУ И ЖИТЬ С НЕЮ, - И ПЕРВЕНЕЦ, КОТОРОГО ОНА РОДИТ, ОСТАНЕТСЯ С ИМЕНЕМ БРАТА ЕГО УМЕРШЕГО, ЧТОБЫ ИМЯ ЕГО НЕ ИЗГЛАДИЛОСЬ (Второзаконие 25:5-6). Значит, деверь - второй, потенциальный муж женщины, как бы дублер, и двойка в этом слове правомерна. Двойка образует и слово "движение". Именно с двойки начинается движение, так как единица - символ покоя. Почему единица - символ покоя? Потому что она - гроб предшествующей седмины, предшествующего предела. Как смерть одновременно является рождением, так и семерка одновременно единица.
О все, кто рожден! Когда смерть постучит в вашу дверь, не пугайтесь!
Смерть - второе рожденье для тех, кто влюблен.
Так рождайтесь, рождайтесь! (Джалалиддин Руми). Ведь отверженный камень всегда стоит во главе, в основании нового образования (Матф. 21: 42). Мужское начало - семечко отверженного предела, как бы его гроб. Вот какими метафорами непревзойдённый знаток метаязыка, мудрейший Низами Гянджави брачует сиротское мужское начало, чтобы оно благополучно утвердилось в новом пределе:
Знай, природа, что миру твой сватает разум, - Должна сорок лет ожидать. Денег раньше не сыщет она.
Все же за сорок лет, чтобы стать пред желанным порогом
Много денег она разбросает по многим дорогам.
Ныне друга зови. Заклинанья иные забудь.
Сорок лет подойдет, и тогда лишь всезнающим будь.
Руки сердца простри и гляди с ожиданием в дали, Пусть разделит печаль, тот кто будет опорой в печали.
Не грусти! Вот и друг; он твою разделяет печаль,
Грусти шею сверни. Вместе с другом к отрадам причаль. Распростертый в печали, подобный томленью недуга,
Помощь добрую сыщешь ты в помощи друга.
Если дружат друзья так, что будто бы дышат одним, Сто печалей умчась, никогда не воротятся к ним.
Только первое утро забрезжит мерцающим светом,
Крикнет утро второе и звезды погасит при этом.
Знаем, первое утро не будет предшествовать дню, Если дружба второго его не поможет огню.
Коль один ты не справишься с трудностью трудного дела,
Тотчас друга зови, чтобы дружба о нем порадела.
Хоть не каждый наш город богат, как блистательный Хар, -
Каждый найденный друг - небесами ниспосланный дар.
(Низами Гянджави, Сокровищница тайн).
Предполагается, что слов, в которые впечатано число, много: лесОтница, кусОт, сОтупени, посОтель, пусОтота, сОтена, сОтрах, сОтрижка, весОть или, наоборот, невесОта. Как сотник прилагается к сотне, так пасОтух прилагается к сОтаду. На первый взгляд такое утверждение похоже на шизофрению, но доказать его не трудно. Если единицы и двойки образуют входы, то семи и осьмы(семёрки и восьмёрки) - оси, ости, кости, косяки выходов. То, что Беспредельность поделена на пределы, очевидно: капилляры, артерии, сердце; секунды, минуты, часы, дни, месяцы, годы, века; миллиметры, сантиметры, метры, километры. Деревня не потому называется деревней, что построена из сосны, берёзы или осины, а оттого что население её образует родословные дерева: отцы, сыны и сыновья сыновей. В слове "древность" также подразумевается родословное древо, здесь пределы простираются даже до пращуров, в тысячелетия. В таком длинном ряду произрастания истории и истины входные двери одновременно являются и выходами. Вот почему исток похож на устье, богатство на убожество, победа на беду, сила на слабость, радость на рыдание: семёрка тождественна единице.
Вместе с семеричной системой исчисления язык впитал в себя и десятичную. ИсОтина - такая же седмина, но иск, искание, изыскание ведётся в десятичных пределах. Если бы истина была не развитием, а некоторой догмой, аксиомой, человечество навсегда бы осталось с конями и ослами или, допустим, с детекторным приёмником, - ни тракторов, ни комбайнов и уж точно никаких мобильников, телевизоров, компьютеров! Не смог бы человек реализовать слюнявую мечту о ковре-самолёте, скатерти-самобранке, сапогах-скороходах, пиле-самопилке, а теперь от мечты будет только прибыток!
Можно покопаться и в других противопоставлениях. Вот евангельская антитеза СЫН-РАБ. Сын наследует царство, ведь трон находится в седьмом дне творения, который одновременно единица. Чуткое ухо услышит в слове СЫН число СЕМЬ и в русском, и в других языках. А что слышится в слове РАБ? Раб - это работа, это будни, то есть остальные невзрачные дни седмицы.
А не слышится ли нам и в ОСЕНИ семёрка, а в ВЕСНЕ - восьмёрка? Семёрка вообще-то обитает в зиме(согласно евангелия от Матфея 24:20 суббота, седьмой день, и зима - идентичны), но дело в том, что в регионе зарождения цивилизации, в субтропиках, зимы нет и осень плавно переходит в весну.
А какие числа заключены в противопоставлении НОЧЬ-ДЕНЬ? Подставим вместо НОЧИ синоним ТЬМУ, то есть множество( по- русски тьма и есть множество), тогда ДЕНЬ будет окончанием, ДНОМ множества, остатком, ОДНИМ, ЕДИНИЦЕЙ, ЕДИНСТВОМ, неиссякаемой ЕДОЙ, множества. Благое Единство даёт, благотворит, несовершенное множество получает, ест, вечеряет.
А теперь можно прикинуть, как семеричная и десятичная системы расписываются в человеческом теле, тоже своеобразном древе. Древо это состоит из триады: головы, туловища, таза. Эволюционно старшая часть триады - закоснелая фарисейка-голова. Закоснелая и в буквальном смысле, как закостенелая черепом, и в переносном, - консервативна, не подвержена модернам и новациям, в далёкой дороге она, как колобок, превратилась в идеальный шар. Но и у неё есть оконечности, хвостики. Это слышится по слову УСоТА, очень похожими на финишное УСоТЬЕ. УСЫ тоже узнаются, поскольку прилегают к УСТАМ. УШИ очень похожи по звучанию на УСЫ - и они знаменательно торчащие оконечности. ОЧИ не так ярко похожи, но само ОКО уже ОКОнечность. Итак, голова - фарисейская седмина или начальствующая сотня, которая налагает такие бремена на оконечности туловища и таза, что им тяжко приходится.
В следующем пределе - туловище - тоже есть разветвления и концы, руки, к примеру, и сосцы - осцы, ости, семёрки и восьмёрки выходов - выходов куда? рук - к делам, сосцов - к питающимся млеком младенцам; и то, и другое - человеческие плоды, результаты его жизни.
Третий предел венчают нижние оконечности - ноги, выделительные и репродуктивные члены. Третий предел как бы устремлён в будущее: ноги ищут лучшей доли, чем руки, половые органы сеют, выделительные завершают процесс потребления. Ну чем не дерево - человек, хотя оконечности его и не называются ветками: голова - это ствол с корнями-волосами, последующие члены образуют разветвлённую крону. Да, можно называть человека совокупностью веток, веток-седмин. Обобщительные образы обычны в языке. Вот, допустим, пробка... И закупорка в бутылке - пробка, и тромб в кровеносном сосуде - пробка, и затор автомобильного движения - пробка. Так и анус в народе называется ОЧКОМ - ОКОнечностью. Как глаз. То, что это именно оконечность, можно проверить даже через Библию. Функционально анус - орган испражнения. Если правильнее - опорожнения, опразднения. Испражнение - процесс на фабрике жратвы последний, седьмой, а значит праздничный.
Но справедливо ли между согласными втискивать гласную? Не искажается ли при этом смысл? Нисколько. Наоборот, проясняется, испытывается. Что такое, к примеру, "птица"? Оказывается, "пЕтица", из сонма поющих, что подтверждается смысленным "петух". Если сочетать согласную с гласной в слове "друг" - дОруг - выясняется, что это спутник, партнер по дороге, что он дорогой, очень важный партнер. Но в то же время друг - другой, чужой, потенциальный враг, оппозиция, партия, фрагмент в некоей целостности. Избавляющая от друга-врага целостность и целомудренность наступает лишь во второй половине седмины, что Низами не забывает подчеркнуть - и тогда лишь всезнающим будь. НЕ ЕСТЬ ЛИ ЭТО СКОРБЬ ДО СМЕРТИ, КОГДА ПРИЯТЕЛЬ И ДРУГ ОБРАЩАЕТСЯ ВО ВРАГА? О ЗЛАЯ МЫСЛЬ! ОТКУДА ВТОРГЛАСЬ ТЫ, ЧТОБЫ ПОКРЫТЬ ЗЕМЛЮ КОВАРСТВОМ? ПРИЯТЕЛЬ РАДУЕТСЯ ПРИ ВЕСЕЛИИ ДРУГА, А ВО ВРЕМЯ СКОРБИ ЕГО БУДЕТ ПРОТИВ НЕГО (Cирах 37:2-4). ДАЖЕ ЧЕЛОВЕК МИРНЫЙ СО МНОЮ, НА КОТОРОГО Я ПОЛАГАЛСЯ, КОТОРЫЙ ЕЛ ХЛЕБ МОЙ, ПОДНЯЛ НА МЕНЯ ПЯТУ (Псалтирь 40:10). Вражда - обычная причина нецельности. А нецельность, незрелость проистекает оттого, что организм привязан к питающим нитям, к трапезе, к жертве. Вот почему вовлеченному в ткань Евангелия скорбному персонажу Иуде именно во время вечери жертвенной плоти и крови намекается на его сущность - И ВОТ, РУКА ПРЕДАЮЩЕГО МЕНЯ СО МНОЮ ЗА СТОЛОМ (Лука 22: 21).
Вот он встает под шквалом здравиц:
В руке бокал, в улыбке рот.
Он был простой Христопродавец,
А нынче он Начхристопрод.
Какая четкая карьера!
Каких задумок торжество!
Какая магия примера:
Каков, ребята? Каково?
Он тычет вилкой в осетрину.
В незримых лаврах - голова.
...Ах, зря он бдительность отринул
В час долгожданный торжества.
Поскольку все христопродавцы
За этим избранным столом,
И нету здесь иных градаций,
Как не бывало и в былом.
(Олег Тарутин, Торжество).
Расплывчатая, казалось, без вины виноватость Иуды находит уверенное подтверждение, если представить избранных за столом в качестве хищников, терзающих жертву. Хорошо ли это - судить, угнетать, лишать жизни кого бы то ни было только потому, что мы не можем без этого жить? А ведь у едущего должно быть хотя бы благоговение перед едомым. Обе эти части принадлежат единству, примечательно, что еда и единство - слова однокоренные.
Но пока мы терзаем друг друга, судим, спорим, истина как бы состоит из частей: судьи и подсудимого, ведущего и влекомого, головы и хвоста. Такая истина необъективна, фрагментарна, партикулярна, потому что завтра точка зрения переменится, и судьи станут подсудимыми, а последнее - первым. Но нам предстоит стать совершенными, едиными - ведь мы следуем божественным путем.
Ибо доколе средь тяжких пороков мятетесь безумно,
Душу от скорбей жестоких никак облегчить вы не в силах.
Но происходят из вас прорицатели или поэты,
Или врачи иль вожди - у людей, населяющих землю.
Эти к богам многочтимым возносятся в новом рожденье.
Купно с другими бессмертными стол и очаг разделяя,
Скорбей не зная людских, не ведая смерти, ни боли... (Эмпедокл). Поэтому судить надо себя самого, самого себя казнить, самого себя познавать. Участие в трапезе, в жертве - самый минимум. Не в шумных спорах к истине ключи.
Скорее к ней приходят в одиночку.
Не спорь, философ. Думай и молчи.
Не лезь в бутылку - забирайся в бочку.
(Александр Жуков, Кому - куда). А что означает избитое слово "грех"? Стоит только женить холостую согласную, как уже ясно, что гОрех - это и горящий огонь, и горе, и тяжелая гора на плечах.
А "вдова"? Казалось бы русское слово, но ничего не говорит. После испытания гласной слово открывает свой истинный смысл - вОдова, покрытая водами, потопом. Зачеркнутая жизнь, потому что друг жизни изъят. Но если вспомнить первый день творения, который лишь одна вода и пустота, и увидеть в этой воде и пустоте не только потопленную седмину, но и Духа Божьего над водой, то для уныния нет места: вдова предназначена к духовной жизни.
Тебе, Творец, Тебе, Тебе, Тебе, земли вдовцу,
Тебе, огню или воде, Птенцу или Отцу - С кем говорю я в длинном сне, Шепчу или кричу,
Не знаю, как другим, а мне
Cей мир не по плечу.
Тебе, с кем мы всегда вдвоем,
Разбившись и звеня,
Cкажу - укрой своим крылом,
Укрой крылом меня.
(Елена Шварц).
Согласные, молчаливые, бесстрастные звуки и буквы - это мужские элементы речи и азбуки. Гласные, кричащие, вопиющие звуки и буквы - конечно, женские. И не важно на какой букве ты женишься - а, е, и, о, э, ы - на более эмоциональной или менее, на благозвучной или менее благозвучной, на оптимистической или менее оптимистической, на ахающей или охающей - главное, что она "женщина", что она может сочетаться, испытывать и искушать тебя. Если это утверждение признать за факт, то всякая гласная - классическая буква О, некий собирательный образ женщины. Поэтому и слово "суд", и "сад", и "седина" тоже оседлала сотня.
Если признано, что за все гласные отвечает буква О, то доказывать, что Д тождественна Т, не приходится. Д - это молодая и звонкая Т, а Т - старая и оглохшая Д. Но среди согласных, сдержанных букв, которыми пишутся имена божеств и святых на иконах, имеются и не очень удобные и смиренные. Это шипящие. Постаревшее поколение. Тести и свекры. Но и они выросли из вполне симпатичных букв. Ч обрела свое строгое лицо проходя через стадии Д и Т. А змееподобная Ш? В молодости она не была столь зловредной, хотя тенденции намечались: З-З-З... С-С-С... Из этой линии и Ц. Это видно по тому, как слово "сахар" трансформируется по ходу солнца в "цукор". По этому же слову видно, что Х и К тоже взаимозаменяемы. Родственна им и взрывная Г. А неужели не прав младенец, когда не выговаривает Р, заменяя ее Л? В экваториальных языках тоже навязчиво прокатывается буква Л, - это потому, что там живут утренние, развивающиеся народы, созданные для любви. Но есть и обратный процесс, где Л подавляется картавостью, грассированием, карканьем. Надо бы печальное белое дерево звать "белеса", а его зовут "береза". На Р особенно нажимают вечерние люди и народы, обремененые мудростью. А поляков - среди славянских народов - за шипящий их язык и обилие согласных надо признать за самых хитроумных. ТЫ БЫ ИХ УЗНАЛ ПО ИХ ПРИМЕТАМ; И ТЫ БЫ ИХ, КОНЕЧНО, УЗНАЛ ПО ЗВУКАМ РЕЧИ (Коран 47:32). Но не для того мужская, согласная часть алфавита приводится к общему знаменателю, чтобы показывать пальцем на тот или иной народ. Еще одна трансформация ISTANBUL - СТАМБУЛ, где N становится М, собирательным образом мужчины, обобщенной маскулиной, и можно с уверенностью сказать, что подобно тому, как все цвета преломляются из света, подобно тому, как все числа обращаются в единицу, из которой и вышли, так и источником многоликого алфавита является единая камертонная сакральная вибрация ОМ или АУМ - совокупность женского и мужского начал.
12.
К
азалось бы, все точки расставлены, пора кончать изложение. За библейскими и евангельскими заповедями - неисчислимые Божьи сокровища, на страже которых стоит символическое число, время. Но продолжение необходимо, ведь одиннадцать главок этого повествования только прелюдия к завершающей главе.
УЧИТЕЛЬ! КАКАЯ НАИБОЛЬШАЯ ЗАПОВЕДЬ В ЗАКОНЕ?
ИИСУС СКАЗАЛ ЕМУ: ВОЗЛЮБИ ГОСПОДА БОГА ТВОЕГО ВСЕМ СЕРДЦЕМ ТВОИМ И ВСЕЮ ДУШОЮ ТВОЕЮ И ВСЕМ РАЗУМЕНИЕМ ТВОИМ: СИЯ ЕСТЬ ПЕРВАЯ И НАИБОЛЬШАЯ ЗАПОВЕДЬ; ВТОРАЯ ЖЕ ПОДОБНАЯ ЕЙ: ВОЗЛЮБИ БЛИЖНЕГО ТВОЕГО КАК САМОГО СЕБЯ; НА СИХ ДВУХ ЗАПОВЕДЯХ УТВЕРЖДАЮТСЯ ЗАКОН И ПРОРОКИ (Матфей 22: 36-40).
Вчитаемся в эти заповеди: чем они похожи друг на друга, несмотря на разномасштабность предмета любви? Похожи они опять же одинаковостью числа - седминой.. Бога нужно возлюбить всем сердцем, всею душою, всем разумением, и ближнего, как самого себя.
Человек, его жизнь, сердце, душа, разум - мера одна, седмина. Поэзия под пророческим пером Александра Кушнера тоже как бы с тяжким вздохом мирится, впрочем, даже не с абстрактной, символической седминой, а с конкретной семеркой.
Семь лет - вот срок любви... но если вам за сорок,
И раза два по семь и больше знойных лет
Уже явили вам свой дым, и чад, и морок,
И пыль, и полный крах, и если в мире бед,
Как на другой звезде приснились вы друг другу,
И там , открыв глаза, увидели, смутясь,
Что это явь - не сон, что сон и впрямь был в руку,
Что снилась вам всю жизнь, всю смерть - такая связь,
Тогда вам станет дик любой подсчет... О, если б
Жить, просто жить, уйти вдвоем - и жить опять,
Под лампой обнявшись, сидеть в глубоком кресле
И жаркий опыт свой в стихах не обобщать.
(Александр Кушнер).
Но Иисус Христос не соглашается с такой ничтожной мерой любви и определяет другую - в семьдесят седмин. ПЕТР, ПРИСТУПАЯ К НЕМУ, СКАЗАЛ: ГОСПОДИ! CКОЛЬКО РАЗ ПРОЩАТЬ БРАТУ МОЕМУ, СОГРЕШАЮЩЕМУ ПРОТИВ МЕНЯ? ДО СЕМИ ЛИ РАЗ? ИИСУС ГОВОРИТ ЕМУ: НЕ ГОВОРЮ ТЕБЕ: ДО СЕМИ, НО ДО СЕМИЖДЫ СЕМИДЕСЯТИ РАЗ (Матфей 18: 21,22).
Как же распределяется мера в семьдесят седмин на теле человека, на его жизни, разуме, сердце? БЛАГООБРАЗНЫЕ (1 коринфянам 12:24) члены головы - седмина, МЕНЕЕ БЛАГОРОДНЫЕ (1 коринфянам 12: 23) члены туловища - семь седмин, НЕБЛАГОРОДНЫЕ, СЛАБЕЙШИЕ (1 коринфянам 12: 22 - 24) члены нижних конечностей - еще шестьдесят две седмины. И это не произвольное распределение, а распределение происходит с уже распределенного у пророка Даниила. СЕМЬДЕСЯТ СЕДМИН ОПРЕДЕЛЕНЫ ДЛЯ НАРОДА ТВОЕГО И СВЯТОГО ГОРОДА ТВОЕГО, ЧТОБЫ ПОКРЫТО БЫЛО ПРЕСТУПЛЕНИЕ, ЗАПЕЧАТАНЫ БЫЛИ ГРЕХИ И ЗАГЛАЖЕНЫ БЕЗЗАКОНИЯ, И ЧТОБЫ ПРИВЕДЕНА БЫЛА ПРАВДА ВЕЧНАЯ, И ЗАПЕЧАТАНЫ БЫЛИ ВИДЕНИЕ И ПРОРОК, И ПОМАЗАН БЫЛ СВЯТОЙ СВЯТЫХ. ИТАК, ЗНАЙ И РАЗУМЕЙ: C ТОГО ВРЕМЕНИ, КАК ВЫЙДЕТ ПОСТАНОВЛЕНИЕ О ВОССТАНОВЛЕНИИ ИЕРУСАЛИМА, ДО ХРИСТА ВЛАДЫКИ СЕМЬ СЕДМИН И ШЕСТЬДЕСЯТ ДВЕ СЕДМИНЫ; И ВОЗВРАТИТСЯ НАРОД И ОБУСТРОЯТСЯ УЛИЦЫ И СТЕНЫ, НО В ТРУДНЫЕ ВРЕМЕНА, А ПО ИСТЕЧЕНИИ ШЕСТИДЕСЯТИ ДВУХ СЕДМИН ПРЕДАН БУДЕТ СМЕРТИ ХРИСТОС, И НЕ БУДЕТ; А ГОРОД И СВЯТИЛИЩЕ БУДУТ РАЗРУШЕНЫ НАРОДОМ ВОЖДЯ, КОТОРЫЙ ПРИДЕТ, И КОНЕЦ ЕГО БУДЕТ КАК ОТ НАВОДНЕНИЯ. И УТВЕРДИТ ЗАВЕТ ДЛЯ МНОГИХ ОДНА СЕДМИНА, А В ПОЛОВИНЕ СЕДМИНЫ ПРЕКРАТИТСЯ ЖЕРТВА И ПРИНОШЕНИЕ, И НА КРЫЛЕ СВЯТИЛИЩА БУДЕТ МЕРЗОСТЬ ЗАПУСТЕНИЯ, И ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ ПРЕДОПРЕДЕЛЕННАЯ ГИБЕЛЬ ПОСТИГНЕТ ОПУСТОШИТЕЛЯ (Даниил 9: 24 - 27).
Голова --> туловище --> нижние конечности, - что именно в таком порядке развивается процесс прирастания истины, пусть подтвердит и евангельский эпизод. НЕКТО ИЗ ФАРИСЕЕВ ПРОСИЛ ЕГО ВКУСИТЬ С НИМ ПИЩИ; И ОН, ВОЙДЯ В ДОМ ФАРИСЕЯ, ВОЗЛЕГ. И ВОТ ЖЕНЩИНА ТОГО ГОРОДА, КОТОРАЯ БЫЛА ГРЕШНИЦА, УЗНАВ, ЧТО ОН ВОЗЛЕЖИТ В ДОМЕ ФАРИСЕЯ, ПРИНЕСЛА АЛАВАСТРОВЫЙ СОСУД С МИРОМ И, СТАВ ПОЗАДИ У НОГ ЕГО И ПЛАЧА, НАЧАЛА ОБЛИВАТЬ НОГИ ЕГО СЛЕЗАМИ И ОТИРАТЬ ВОЛОСАМИ ГОЛОВЫ СВОЕЙ, И ЦЕЛОВАЛА НОГИ ЕГО И МАЗАЛА МИРОМ. ВИДЯ ЭТО, ФАРИСЕЙ, ПРИГЛАСИВШИЙ ЕГО, СКАЗАЛ САМ В СЕБЕ: ЕСЛИ БЫ ОН БЫЛ ПРОРОК, ТО ЗНАЛ БЫ, КТО И КАКАЯ ЖЕНЩИНА ПРИКАСАЕТСЯ К НЕМУ, ИБО ОНА ГРЕШНИЦА. ОБРАТИВШИСЬ К НЕМУ, ИИСУС СКАЗАЛ: СИМОН! Я ИМЕЮ НЕЧТО СКАЗАТЬ ТЕБЕ. ОН ГОВОРИТ: СКАЖИ, УЧИТЕЛЬ. ИИСУС СКАЗАЛ: У ОДНОГО ЗАИМОДАВЦА БЫЛО ДВА ДОЛЖНИКА: ОДИН ДОЛЖЕН БЫЛ ПЯТЬСОТ ДИНАРИЕВ, ДРУГОЙ ПЯТЬДЕСЯТ, НО КАК ОНИ НЕ ИМЕЛИ ЧЕМ ЗАПЛАТИТЬ, ОН ПРОСТИЛ ОБОИМ. СКАЖИ ЖЕ, КОТОРЫЙ ИЗ НИХ БОЛЕЕ ВОЗЛЮБИТ ЕГО? СИМОН ОТВЕЧАЛ: ДУМАЮ, ТОТ, КОТОРОМУ ОН БОЛЕЕ ПРОСТИЛ. ОН СКАЗАЛ ЕМУ: ПРАВИЛЬНО ТЫ РАССУДИЛ. И, ОБРАТИВШИСЬ К ЖЕНЩИНЕ, СКАЗАЛ СИМОНУ: ВИДИШЬ ЛИ ТЫ ЭТУ ЖЕНЩИНУ? Я ПРИШЕЛ В ДОМ ТВОЙ, И ТЫ ВОДЫ МНЕ НА НОГИ НЕ ДАЛ, А ОНА СЛЕЗАМИ ОБЛИЛА МНЕ НОГИ И ВОЛОСАМИ ГОЛОВЫ СВОЕЙ ОТЕРЛА; ТЫ ЦЕЛОВАНИЯ МНЕ НЕ ДАЛ, А ОНА С ТЕХ ПОР, КАК Я ПРИШЕЛ, НЕ ПЕРЕСТАЕТ ЦЕЛОВАТЬ У МЕНЯ НОГИ; ТЫ ГОЛОВЫ МНЕ МАСЛОМ НЕ ПОМАЗАЛ, А ОНА МИРОМ ПОМАЗАЛА МНЕ НОГИ. А ПОТОМУ СКАЗЫВАЮ ТЕБЕ: ПРОЩАЮТСЯ ГРЕХИ ЕЕ МНОГИЕ ЗА ТО, ЧТО ОНА ВОЗЛЮБИЛА МНОГО. А КОМУ МАЛО ПРОЩАЕТСЯ, ТОТ МАЛО ЛЮБИТ. ЕЙ ЖЕ СКАЗАЛ: ПРОЩАЮТСЯ ТЕБЕ ГРЕХИ (Лука 7: 36-48).
Чтобы было совсем убедительно, опять призовем на помощь божественную поэзию - в стихотворении приводятся параллели между горним и конечным, в данном случае под конечным подразумеваются те же нижние конечности человеческого тела. Осень начинается в горах,
А затем сползает вниз, в долины...
В нижний лес прокрался желтый страх,
Белый снег покрасил все вершины.
Старость начинается в ногах,
Даже в зной, укутанные, мерзнут...
И ползет наверх холодный страх
Предисловием событий грозных.
(Эльдар Рязанов).
Теперь понятно, почему Иисус учил учеников мыть друг другу нижние конечности. В этом ритуальном акте иносказательно открывается смысл обретения заветной любви в семьдесят седмин! - и этим иносказанием Иисус показал всю силу своей любви (Иоанн 13:1).
Впрочем, конечное - не одна только высота, но также и глубина, как мера трудов и исканий. Он знал, хозяин, что творил,
когда колодец этот рыл
поближе к огороду.
Не уставая грунт копать, хотел глубинную достать - не верховую воду.
"Она и верхняя вода
мокра, - шутил он иногда, - да не поставишь рядом.
Пол только верхней-то помыть
да огород когда полить,
а чтоб на чай - не надо!
По настоящему вкусна
вода, которая со дна
глубокого колодца.
Хотя понятно, что она
труднее достается.
Но ведь и рыбку из пруда
ввек не поймаешь без труда!" -
напоминал он часто.
И вновь копал. И пласт песка пройдя еще на полштыка,
он взял и крикнул: "Баста!"
и опустил в колодец сруб,
и вот наградою за труд
впервые поднял воду.
Отпив немного из ведра, сказал с улыбкой: "Ой добра!
Не сыщешь сладче сроду!
Эй, подходите, кто с ведром!
Всех наделю моим добром! -
добавил, люд сзывая. -
Не из заглохшего пруда, моя, сограждане, вода:
моя вода - ж и в а я !"
(Сергей Викулов, Глубинная вода).
Да, КОНЕЦ ДЕЛА ЛУЧШЕ НАЧАЛА ЕГО (Екклесиаст 7: 8). Это видно также по двум верхним листикам чайного куста - они самые лучшие, самые качественные. И даже если отвлечься от утилитарности, конечные символы и тогда притягательны для Поэта:
У старых елок в вышине есть елочки-малышки:
У той подросток, а у той задорное дитя.
И ветки вздернуты у них, и шишки словно вспышки,
И хвоя свежая на них колышется, блестя.
Когда меня приводят к ним березки и аллеи,
Когда от ржавых старых лап я отрываю взгляд,
То на вершины я гляжу и сердцу веселее:
Ведь там беспечный хоровод и вечный детский сад.
(Валентин Берестов).
Чтобы поставить точку в череде образов, как не показать, что вместе с Поэтом, взирая на конечные, горние символы, радуется и Христос: СЛАВЛЮ ТЕБЯ, ОТЧЕ, ГОСПОДИ НЕБА И ЗЕМЛИ, ЧТО ТЫ УТАИЛ СИЕ ОТ МУДРЫХ И РАЗУМНЫХ И ОТКРЫЛ МЛАДЕНЦАМ (Лука 10,21).
Теперь ясно, как вместить любовь в предложенную меру - семьдесят седмин. Теперь очевидно, как внять апостолу Павлу с его призывом: ДОСТИГАЙТЕ ЛЮБВИ (1 коринфянам 14: 1), которая ДОЛГОТЕРПИТ, МИЛОСЕРДСТВУЕТ, НЕ ЗАВИДУЕТ, НЕ ПРЕВОЗНОСИТСЯ, НЕ ГОРДИТСЯ, НЕ БЕСЧИНСТВУЕТ, НЕ ИЩЕТ СВОЕГО, НЕ РАЗДРАЖАЕТСЯ, НЕ МЫСЛИТ ЗЛА, НЕ РАДУЕТСЯ НЕПРАВДЕ, А СОРАДУЕТСЯ ИСТИНЕ; ВСЕ ПОКРЫВАЕТ, ВСЕМУ ВЕРИТ, ВСЕГО НАДЕЕТСЯ, ВСЕ ПЕРЕНОСИТ (1 коринфянам 13). Апостол Павел подразделяет любовь на три поступательных этапа: веру, надежду и собственно любовь, наиважнейший из этапов (1 коринфянам 13:13). Иисус Христос, предвосхищая нескудеющую любовь апостола Петра, обращает его внимание тоже на три подхода в культивировании любви. СИМОН ИОНИН! ЛЮБИШЬ ЛИ ТЫ МЕНЯ БОЛЬШЕ, НЕЖЕЛИ ОНИ? ПЕТР ГОВОРИТ ЕМУ: ТАК, ГОСПОДИ! ТЫ ЗНАЕШЬ, ЧТО Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ. ИИСУС ГОВОРИТ ЕМУ: ПАСИ АГНЦЕВ МОИХ. ЕЩЕ ГОВОРИТ ЕМУ В ДРУГОЙ РАЗ: СИМОН ИОНИН! ЛЮБИШЬ ЛИ ТЫ МЕНЯ? ПЕТР ГОВОРИТ ЕМУ: ТАК, ГОСПОДИ! ТЫ ЗНАЕШЬ, ЧТО Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ. ИИСУС ГОВОРИТ ЕМУ: ПАСИ ОВЕЦ МОИХ. ГОВОРИТ ЕМУ В ТРЕТИЙ РАЗ: СИМОН ИОНИН! ЛЮБИШЬ ЛИ ТЫ МЕНЯ? ПЕТР ОПЕЧАЛИЛСЯ, ЧТО В ТРЕТИЙ РАЗ СПРОСИЛ ЕГО: "ЛЮБИШЬ ЛИ МЕНЯ?", И СКАЗАЛ ЕМУ: ГОСПОДИ! ТЫ ВСЕ ЗНАЕШЬ, ЧТО Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ. ИИСУС ГОВОРИТ ЕМУ: ПАСИ ОВЕЦ МОИХ (Иоанн 21:15 - 17). Три подхода в совершенствовании любви олицетворяют три завета: ветхий завет мерой в седмину, новый завет в семь седмин и ВЕЧНЫЙ (Исайя 61: 8; Евреям 13:2; Даниил 9:24) завет масштабом в семьдесят седмин.
Уже говорилось о двух формах существования - за счет жертвы и самодостаточной форме бытия, полагающейся на воздержании и посте. Сам Иисус Христос постановил всем есть и пить жертвенную божественную плоть и кровь, ибо в ней вечная жизнь и приобщение к Богу. И КОГДА ОНИ ЕЛИ, ИИСУС ВЗЯЛ ХЛЕБ И, БЛАГОСЛОВИВ, ПРЕЛОМИЛ И, РАЗДАВАЯ УЧЕНИКАМ, СКАЗАЛ: ПРИМИТЕ, ЯДИТЕ: CИЕ ЕСТЬ ТЕЛО МОЕ. И, ВЗЯВ ЧАШУ И БЛАГОДАРИВ, ПОДАЛ ИМ И СКАЗАЛ: ПЕЙТЕ ИЗ НЕЕ ВСЕ, ИБО СИЕ ЕСТЬ КРОВЬ МОЯ НОВОГО ЗАВЕТА, ЗА МНОГИХ ИЗЛИВАЕМАЯ ВО ОСТАВЛЕНИЕ ГРЕХОВ ( Матфей 26:26-28). Но поскольку Беспредельная жизнь поделена на пределы, которые, увы, исчерпываются, в Евангелии актуален и противоположный речетатив: КТО БУДЕТ СТАРАТЬСЯ ЖИЗНЬ СВОЮ СОХРАНИТЬ, ТОТ ПОТЕРЯЕТ ЕЕ, А КТО ПОТЕРЯЕТ, ТОТ ВНОВЬ ОБРЕТЕТ ЕЕ (Лука 17:33). Тщетны алчные потуги расширять и расширять свое жизненное пространство - есть, пить, жениться, выходить замуж, покупать, продавать, растить, строить, - вольно или невольно человеку самому предстоит стать жертвой (Лука 17: 26-37). ГОРЕ ВАМ, ПРИБАВЛЯЮЩИЕ ДОМ К ДОМУ, ПРИСОЕДИНЯЮЩИЕ ПОЛЕ К ПОЛЮ, ТАК ЧТО ДРУГИМ НЕ ОСТАЕТСЯ МЕСТА, КАК БУДТО ВЫ ОДНИ ПОСЕЛЕНЫ НА ЗЕМЛЕ (Исайя 5:8). Поэтому домогавшимся избранности учащимся и ненаучащимся последователям, которые в заслугу себе ставили только пищу и питие, Иисус Христос ответствовал: НЕ ЗНАЮ ВАС, ОТКУДА ВЫ; ОТОЙДИТЕ ОТ МЕНЯ, ВСЕ ДЕЛАТЕЛИ НЕПРАВДЫ (Лука 13:23-27).
Животное тепло совокуплений
И сумерк остроглазый как сова.
Но это все не жизнь, а лишь слова, слова,
Любви моей предсмертное хрипенье.
Какой урод, какой хмельной кузнец,
Кривляка, шут с кривого переулка
Изобрели насос и эту втулку -
Как порошневое действие сердец!
Моя краса! Моя лебяжья стать!
Cвечение распахнутых надкрылий,
Ведь мы с тобой могли туда взлетать,
Куда и звезды даже не светили!
Но подошла двухспальная кровать -
И задохнулись мы в одной могиле.
Где ж свежесть? Где тончайший холодок Покорных рук, совсем еще несмелых?
И тишина, вся в паузах, в пробелах,
Где о любви поведано меж строк?
И матовость ее спокойных век
В минуту разрешенного молчанья.
Где радость? Где тревога? Где отчаяньe?
Где ты, где ты, о прошлогодний снег? Окончено тупое торжество!
Cвинья на небо смотрит исподлобья,
Бескрылое слепое существо,
Вставай, иди в скабрезный анекдот,
Веселая французская открытка.
Мой Бог суров, и бесконечна пытка -
Лет ангелов, низверженных с высот!
Зато теперь не бойся ничего:
Живи, полней и хорошей от счастья
Таков конец - все люди в день причастья
Всегда сжирают Бога своего.
(Юрий Домбровский, Реквием).
Несомненно, делателю правды, участнику духовной жизни вменяется воздержание от пищи и пития.
Мы напуганы Тайной вечерей
И боимся друзей дорогих...
Но мы сможем, открыв настежь двери,
Избежать поцелуев чужих.
Ненавистному дьяволу наша
Недоступна уже высота...
Вижу мимо проносится чаша,
Звонко плещется в ней пустота.
(Камиль Тангалычев, Тайная вечеря).
Так ли уж притягательно поедание друг друга, завораживающе называемое счастьем, соблазном (соблаженством), искушением?
Я, словно бабочка, к огню
Стремилась так неодолимо
В любовь, в волшебную страну,
Где назовут меня любимой.
Где бесподобен день любой, Где не страшилась я б ненастья.
Прекрасная страна любовь,
Ведь только в ней бывает счастье.
Пришли иные времена,
Тебя то нет, то лжёшь, не морщась.
Я поняла любовь - страна,
Где каждый человек - притворщик.
Моя беда, а не вина,
Что я - наивности образчик.
Любовь - обманная страна,
И каждый житель в ней - обманщик.
Зачем я плачу пред тобой
И улыбаюсь так некстати,
Неверная страна - любовь,
Там каждый человек - предатель.
Если слово испытать гласной, рассыплется вся его эфемерность: сОчастье - некая совокупность, капище, составленное из частей, лоскутов, в котором отсутствует цельность, целомудренность.
Влюбленные, опасна страсти власть -
Как львица, истерзает жертву страсть.
Общение с пороком нам не впрок -
С прилипчивой болезнью схож порок.
У двух одной души не может быть,
А две души в одном не могут жить.
Смотри, чтоб зло не сделалось ловцом,
Когда добро проклюнется птенцом.
(Абу- ль- Аля Аль- Маари).
Апостол Павел принял от Иисуса Христа и передал христианам предание о вечере Господней - вкушении жертвенной плоти и крови. Однако и он журит своих подопечных за иждивенческую форму бытия: ПРЕДЛАГАЯ СИЕ, НЕ ХВАЛЮ ВАС, ЧТО ВЫ СОБИРАЕТЕСЬ НЕ НА ЛУЧШЕЕ, А НА ХУДШЕЕ (1 коринфянам 11:17). И если с коринфянами Павел дипломатичен, то для галат не считает нужным выбирать выражения: ЕСЛИ ЖЕ ДРУГ ДРУГА УГРЫЗАЕТЕ И СЪЕДАЕТЕ, БЕРЕГИТЕСЬ, ЧТОБЫ ВЫ НЕ БЫЛИ ИСТРЕБЛЕНЫ ДРУГ ДРУГОМ. Я ГОВОРЮ: ПОСТУПАЙТЕ ПО ДУХУ, И ВЫ НЕ БУДЕТЕ ИСПОЛНЯТЬ ВОЖДЕЛЕНИЙ ПЛОТИ, ИБО ПЛОТЬ ЖЕЛАЕТ ПРОТИВНОГО ДУХУ, А ДУХ ПРОТИВНОГО ПЛОТИ: ОНИ ДРУГ ДРУГУ ПРОТИВЯТСЯ, ТАК ЧТО ВЫ НЕ ТО ДЕЛАЕТЕ, ЧТО ХОТЕЛИ БЫ (Галатам 5:15-17). Для того, чтобы нерасторопного не угрызать, Церковь, искренне желая подыграть апостолу Павлу, постаралась ХУДШЕЕ улучшить: совместная трапеза была усечена до крошечной просфоры и облатки. Тем не меннее негодование апостола Павла актуально и сегодня: христианская цивилизация в лице Европы и Северной Америки обирает остальной мир. Дай быть богатым, но не красть,
Конечно, если так возможно.
(Евгений Евтушенко, Дай, Бог!) Увы, вряд ли возможно, ведь если в одном месте - густо, в другом непременно - пусто, такой он, бесцеремонный глобализм. Апостол 18 века Григорий Сковорода о таинствах крещения и евхаристии написал следующее. При крещении клятвой заклялся ни кого не слушать, кроме единой премудрости, в Евангелии и во всех священных библейского Иерусалима обителей почивающей. От того даже времени заплёван иной мир, плоть и дьявол со всеми своими советами. Иерей облил тело моё скотской водой на тот конец, чтобы после омыл я сердце моё водой духа из евангельского Силоама. Та тайна есть плотская вода, тайнообразующая воду премудрости, которую пьют из Библии во спасение. Инако же если никто не облит или не погружен, но не исполнивший тайны, любящий пить гнилую воду мирских советов есть лицемер, чужд царствия божьего, как водой только крещён, но не вместе с духом. Нужда ибо мне ополчиться на всех, да сохраню царю своему веру мою. Опять же... Сколько раз привязала меня к Богу тайна Евхаристии? Крошка хлеба и ложечка вина, не насыщающая тела... Не сей ли вид преобразуется в пищу премудрости его, укрепляющей и веселящей сердце? Не он ли, прильнув к невидимому, претворяется в тайнообразуемое первообразное? Сия пресущность вида совершается тогда, когда тлен тот и сень тленными устами приемлются вместе, как удкой тайное вовлекается сердце в евангельские чертоги и вкушает от тайной оной вечери. БЛАЖЕН, КТО СЪЕСТ ОБЕД В ЦАРСТВЕ НЕБЕСНОМ. (Так цитирует Сковорода слова Иисуса Христа УЖЕ НЕ БУДУ ЕСТЬ ЕЁ(ПАСХУ), ПОКА ОНА НЕ СОВЕРШИТСЯ В ЦАРСТВИИ БОЖИЕМ.(Лука 22:16) Вообще очень часто в своих произведениях Григорий Саввич цитирует Библию неточно и не потому, что цитирует по слабой памяти, а как не занудный книжник и начётчик, доводит библейское слово до афористичности и обобщённости). Инако же нет евхаристии, то есть благодарения, но лицемерность, но предательство, но неблагодарность, предающая сердце Христово за малоценные мирские советы (Григорий Сковорода. Про беса с Варсавой). Труден для нас почти что средневековый язык, но всё же понятно, что буквализм не лучшая фаза в познании Бога, но только тень будущих благ, говоря словами апостола Павла. И если опять пришлось упомянуть честное имя одного из первоапостолов, надо вернуться к его письмам к коринфянам, ко Второму посланию, восьмая глава которого посвящена действительно ЛУЧШЕМУ - посту. Впрочем, само слово "пост" здесь даже не употребляется, как не употребляется слово "воздух" вдыхающими его. ИЗОБИЛУЙТЕ И СЕЮ ДОБРОДЕТЕЛЬЮ. ГОВОРЮ ЭТО НЕ В ВИДЕ ПОВЕЛЕНИЯ, НО УСЕРДИЕМ ДРУГИХ ИСПЫТЫВАЮ ИСКРЕННОСТЬ ВАШЕЙ ЛЮБВИ ( 2 коринфянам 8 : 7,8).
В разлинованной, поспешно прокомментированной католической Библии восьмая глава помечается рубрикой - "денежный сбор для иерусалимской церкви". Это, конечно же, только точка зрения законоучителей католической конфессии, игнорирующей пост. Пост изгоняется из Нового завета и некоторыми протестантскими переводчиками. Нынешние христиане хотят жить в привычных, необременительных рамках, без проблем. Но истина - это не то, что раз и навсегда обретается, открывается, проявляется. Истина - процесс, непрестанный поиск, это то, что ищется. Есть и будет Аллах, но в каких-либо точных местах Нет ему пребыванья, и кто не таков - не Аллах.
Отрицая незыблемость Божью порвёшь ты с исламом,
Бога с местом связуя, невеждою будешь упрямым.
(Низами, Сокровищница тайн).
ЛИСИЦЫ ИМЕЮТ НОРЫ, И ПТИЦЫ НЕБЕСНЫЕ ГНЕЗДА; А СЫН ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ НЕ ИМЕЕТ ГДЕ ПРИКЛОНИТЬ ГОЛОВУ (Лука 9:58).
Светлым облаком плененные,
Долго мы смотрели вслед. Полно, братья соблазненные!
Это только беглый свет.
Разве есть предел мечтателям?
Разве цель нам суждена?
Назовем того предателем,
Кто нам скажет - здесь она!
Разве редко в прошлом ставили
Мертвый идол красоты?
Но одни лишь мы прославили
Бога жажды и мечты!
Подымайте, братья, посохи,
Дальше, дальше, как и шли!
Паруса развейте в воздухе,
Дерзко правьте корабли!
Жизнь не в счастье, жизнь в искании,
Цель не здесь - вдали всегда.
Славьте, славьте неустаннее
Подвиг мысли и труда!
(В. Брюсов, Братьям соблазненным).
Правду сказать, данное изложение тоже не претендует быть классическим, пережить века и времена. Истина необъятна, а человек незначителен по масштабу и пробавляется только открытым, данным, явным. Пост же - хорошее средство зачеркнуть, приглушить мнимую явность, нынешность, и обрести свой жизненный предел, жизненный кругозор, в тайном, сокрытом, завтрашнем. Когда Божественный бежал людских речей И празднословной их гордыни,
И голод забывал, и жажду многих дней,
Внимая голосу пустыни,
Его, взалкавшего, на темя серых скал
Князь мира вынес величавый.
"Вот здесь, у ног твоих, все царства, - он сказал, -
С их обаянием и славой.
Признай лишь явное, пади к моим ногам,
Сдержи на миг порыв духовный -
И эту всю красу, всю власть тебе отдам
И покорюсь в борьбе неровной".
Но Он ответствовал: "Писанию внемли: Пред Богом-Господом лишь преклоняй колени!"
И сатана исчез - и ангелы пришли
В пустыне ждать Его велений. (Афанасий Фет).
Апостол Павел фразой из Торы КТО СОБРАЛ МНОГО, НЕ ИМЕЛ ЛИШНЕГО, И КТО МАЛО, НЕ ИМЕЛ НЕДОСТАТКА (2 коринфянам 8:15; Исход 16:8) отсылает христиан к библейской системе поста, к символическому гомеру, наполненному небесной манной, который составляет десятую часть ефы (Исход 16: 33). По Иосифу Флавию гомер также равен семи аттическим котилам (Иудейские древности, 3-тья книга, 6:6). Итак, в каких бы аллегориях и иносказаниях не таилась суть, она непременно проявляется: котил - седмина - первоначальный завет, гомер - семь седмин - последующий, новый завет, ефа - семьдесят седмин - вечный завет.
Вся шестнадцатая глава Исхода отдана библейской каскадной системе поста - шесть дней собирай, в седьмой день - отдых. Этой системой пользовались ессеи - пророки и праведники дохристианской Палестины. Ели они по субботам хлеб и иссоп, по субботам же собирались в общее собрание и пророчествовали, оглашали то, что им открывалось Богом в воздержанной от еды шестидневке. Показательны упреки Иисуса Христа фарисеям, современникам ессеев, в лицемерии, ведь они воздерживались от еды лишь два дня в неделю. Логии Иисуса Христа КТО НЕ СОБИРАЕТ СО МНОЮ, ТОТ РАСТОЧАЕТ (Матфей 22:30) и СОБИРАЮТ ЛИ С ТЕРНОВНИКА ВИНОГРАД И С РЕПЕЙНИКА СМОКВЫ? (Матфей 7:15) - говорят о важности поста, об отличии поста от поста. Как же квалифицировать облегченный пост нынешнего православного христианства, когда в определенные дни не едят только животную пищу, а растительная дозволяется? В библейские времена такое воздержание постом не считалось (3 Ездры 9: 23-25). Слабина извинительна для людей, отдавших себя суете, но если жизнь посвящена богопознанию, здесь даже череда доблестных усилий недостаточна. ОНИ КАЖДЫЙ ДЕНЬ ИЩУТ МЕНЯ И ХОТЯТ ЗНАТЬ ПУТИ МОИ, КАК БЫ НАРОД, ПОСТУПАЮЩИЙ ПРАВЕДНО И НЕ ОСТАВЛЯЮЩИЙ ЗАКОНОВ БОГА СВОЕГО; ОНИ ВОПРОШАЮТ МЕНЯ О СУДАХ ПРАВДЫ, ЖЕЛАЮТ ПРИБЛИЖЕНИЯ К БОГУ: "ПОЧЕМУ МЫ ПОСТИМСЯ, А ТЫ НЕ ВИДИШЬ? СМИРЯЕМ ДУШИ СВОИ, А ТЫ НЕ ЗНАЕШЬ?" - ВОТ, В ДЕНЬ ПОСТА ВАШЕГО ВЫ ИСПОЛНЯЕТЕ ВОЛЮ ВАШУ И ТРЕБУЕТЕ ТЯЖКИХ ТРУДОВ ОТ ДРУГИХ. ВОТ ВЫ ПОСТИТЕСЬ ДЛЯ ССОР И РАСПРЕЙ И ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ДЕРЗКОЮ РУКОЮ БИТЬ ДРУГИХ; ВЫ НЕ ПОСТИТЕСЬ В ЭТО ВРЕМЯ ТАК, ЧТОБЫ ГОЛОС ВАШ БЫЛ УСЛЫШАН НА ВЫСОТЕ. ТАКОВ ЛИ ТОТ ПОСТ, КОТОРЫЙ Я ИЗБРАЛ, ДЕНЬ, В КОТОРЫЙ ЧЕЛОВЕК ТОМИТ ДУШУ СВОЮ, КОГДА ГНЕТ ГОЛОВУ СВОЮ, КАК ТРОСТНИК, И ПОДСТИЛАЕТ ПОД СЕБЯ РУБИЩЕ И ПЕПЕЛ? ЭТО ЛИ НАЗОВЕШЬ ПОСТОМ И ДНЕМ, УГОДНЫМ ГОСПОДУ? ВОТ ПОСТ, КОТОРЫЙ Я ИЗБРАЛ: РАЗРЕШИ ОКОВЫ НЕПРАВДЫ, РАЗВЯЖИ УЗЫ ЯРМА, И УГНЕТЕННЫХ ОТПУСТИ НА СВОБОДУ, И РАСТОРГНИ ВСЯКОЕ ЯРМО; РАЗДЕЛИ С ГОЛОДНЫМ ХЛЕБ ТВОЙ, И СКИТАЮЩИХСЯ БЕДНЫХ ВВЕДИ В ДОМ; КОГДА УВИДИШЬ НАГОГО, ОДЕНЬ ЕГО, И ОТ ЕДИНОКРОВНОГО ТВОЕГО НЕ УКРЫВАЙСЯ. ТОГДА ОТКРОЕТСЯ КАК ЗАРЯ СВЕТ ТВОЙ, И ИСЦЕЛЕНИЕ ТВОЕ СКОРО ВОЗРАСТЕТ, И ПРАВДА ТВОЯ ПОЙДЕТ ПРЕД ТОБОЮ, И СЛАВА ГОСПОДНЯ БУДЕТ СОПРОВОЖДАТЬ ТЕБЯ. ТОГДА ТЫ ВОЗЗОВЕШЬ, И ГОСПОДЬ УСЛЫШИТ; ВОЗОПИЕШЬ, И ОН СКАЖЕТ: "ВОТ Я!" КОГДА ТЫ УДАЛИШЬ ИЗ СРЕДЫ ТВОЕЙ ЯРМО, ПЕРЕСТАНЕШЬ ПОДНИМАТЬ ПЕРСТ И ГОВОРИТЬ ОСКОРБИТЕЛЬНОЕ, И ОТДАШЬ ГОЛОДНОМУ ДУШУ ТВОЮ И НАПИТАЕШЬ ДУШУ СТРАДАЛЬЦА: ТОГДА СВЕТ ТВОЙ ВЗОЙДЕТ ВО ТЬМЕ, И МРАК ТВОЙ БУДЕТ, КАК ПОЛДЕНЬ; И БУДЕТ ГОСПОДЬ ВОЖДЕМ ТВОИМ ВСЕГДА, И ВО ВРЕМЯ ЗАСУХИ БУДЕТ НАСЫЩАТЬ ДУШУ ТВОЮ И УТУЧНЯТЬ КОСТИ ТВОИ, И ТЫ БУДЕШЬ, КАК НАПОЕННЫЙ ВОДОЮ САД И КАК ИСТОЧНИК, КОТОРОГО ВОДЫ НИКОГДА НЕ ИССЯКАЮТ. И ЗАСТРОЯТСЯ ПОТОМКАМИ ТВОИМИ ПУСТЫНИ ВЕКОВЫЕ: ТЫ ВОССТАНОВИШЬ ОСНОВАНИЯ МНОГИХ ПОКОЛЕНИЙ, И БУДУТ НАЗЫВАТЬ ТЕБЯ ВОССТАНОВИТЕЛЕМ РАЗВАЛИН, ВОЗОБНОВИТЕЛЕМ ПУТЕЙ ДЛЯ НАСЕЛЕНИЯ (Исайя 58: 2-12). На первый взгляд уста пророка отрицают или недооценивают пост, возводя предпочтение к моральным постулатам: разрешить оковы неправды, расторгнуть узы ярма, бездомному предоставить кров, нагого одеть, с голодным разделить хлеб. Но нет, здесь именно пост, пост, который избрал Господь НА ВЫСОТЕ семи дней, семи седмин и семидесяти седмин. Теперь, когда в данном изложении слова поверены числами, с таким утверждением легко согласиться. В половине седмины центростремительные силы соединяют, вяжут, брачуют, и в жертву приносится индивидуальность и свобода. Во второй половине седмины центробежные энергии посредством надменной мудрости расторгают, разъединяют, разрушают, и жертвой оказывается созидательная любовь. И только на высоте седмины, когда семерка становится единицей, возможна гармония мудрости и любви. Именно близким к восхождению на ВЫСОТУ поста Иисус Христос говорил: будьте мудры, как змии, и просты, как голуби. Ведь никто не может оказать достойную милость, проявить великодушие, благость, обнаружить благоразумие, если не пропустит через себя число или время. К тому же избранный Богом утомительный и гнетущий пост уравновешен и радостью: есть можно и в седьмой день поста, и в седьмую седмину семи седмин, и в последние семь седмин семидесяти седмин - это ВЫСОТЫ поста, виктории.
Но достичь вечного завета, поста в семьдесят седмин, питаясь раз в неделю, вряд ли возможно. Поэтому христианская община достигала его совокупностью, сообща, попеременно и постепенно, - ИБО ЕСЛИ ЕСТЬ УСЕРДИЕ, ТО ОНО ПРИНИМАЕТСЯ СМОТРЯ ПО ТОМУ, КТО, ЧТО ИМЕЕТ, А НЕ ПО ТОМУ, ЧЕГО НЕ ИМЕЕТ. НЕ ТРЕБУЕТСЯ, ЧТОБЫ ДРУГИМ БЫЛО ОБЛЕГЧЕНИЕ, А ВАМ ТЯЖЕСТЬ, НО ЧТОБЫ БЫЛА РАВНОМЕРНОСТЬ. НЫНЕ ВАШ ИЗБЫТОК В ВОСПОЛНЕНИЕ ИХ НЕДОСТАТКА; А ПОСЛЕ ИХ ИЗБЫТОК В ВОСПОЛНЕНИЕ ВАШЕГО НЕДОСТАТКА (2 коринфянам 8:12-14). Под ИЗБЫТКОМ и НЕДОСТАТКОМ надо понимать не что иное, как реализованные в посте мужские и женские числа седмины. Однако нужно привести схожий стих и из Корана: Тора, Евангелие и Коран - единое Писание, и кто часть Писания принимает, а часть отвергает, не может быть справедливым. НЕ СЛЕДУЕТ ВЕРУЮЩИМ ВЫСТУПАТЬ ВСЕМ. ОТЧЕГО БЫ ИЗ КАЖДОЙ ЧАСТИ ИХ НЕ ВЫСТУПАЛ КАКОЙ-НИБУДЬ ОТРЯД, ЧТОБЫ ОНИ ИЗУЧАЛИ РЕЛИГИЮ И ЧТОБЫ УВЕЩАЛИ СВОЙ НАРОД, КОГДА ВЕРНУТСЯ К НИМ? МОЖЕТ БЫТЬ, ОНИ ОСТЕРЕГУТСЯ! (Коран 9, 122). Вот так притчевыми словами сказано о попеременности и постепенности поста и в мусульманской общине - не о джихаде и войне с неверными! Впрочем и о священном джихаде тоже, с арабского этот пугающий немусульман термин переводится как раз словом УСЕРДИЕ, им пользуется для обозначения поста и апостол Павел. Чем же, как не усердием, изгоняется из нашей души легион неверных, когда сосчитаны семьдесят седмин и дарована сура ПОБЕДА, - тогда покрыто, наконец, преступление, запечатаны грехи и заглажены беззакония ! Полуграмотный идеолог части русского сектантства 19 века Максим Рудомёткин никогда не читал Коран, но тоже видел верующего воином Христа, усердным боевиком с духовным мечом.
Скоро время то придёт
Всяк на войну пойдёт! Слава Богу, слава Богу - Слава нашему Царю! Член Сиона, веселись, Cего мира не боись!
Кто забудет о любве, И о мире, о себе,
На того венец готов,
Что он воин есть таков!
У того мечи в руках
Глагол Божий на устах. Вот как остроумно, иносказательно христианское воинское усердие выражалось градацией в Максимовом псалме: чем больше ты держишь пост против сатаны, тем значимей награда.
Первый воин идёт,
Первый номер берёт!
Второй воин идёт,
Второй орден берёт!
Третий воин идёт, Третий номер берёт!
Четвёртый воин идёт,
Четвёртый орден берёт!
Пятый воин идёт,
Пятый орден берёт!
Шестой воин идёт,
Шестой номер берёт!
Седьмой воин идёт, Седьмой номер берёт!
Cия повеления
С самого явления,
Как тому Урания
Будет ему равная.
Чистый поход!
Аминь!
К сожалению сегодняшние последователи Максима Рудомёткина, прыгуны-максимисты, как правило, не постятся более трёх дней. Оправдывают они это чем? - якобы постящиеся до трёх дней пророчествуют на собраниях, а постящиеся до семи - молчат. Так про это и апостол Павел писал: пророчество гадательно, это взгляд через тусклое стекло, совершенное же число знает всё! Тот, кто молчит, знает больше, но знание его, увы, тянет только на одну семёрочку.
В Коране киблой устремлений мусульманина названа мекканская Кааба. В запретном для греха храме, построенном благословенным Авраамом, впечатан осколок с неба, семиценный камень метеорит. Вот вокруг него и осуществляется семикратный обход паломников. Но это буквальная, обрядовая сторона сути. Суть же в последнем дне седмины, семи седмин и семидесяти седмин. Это киблы, супротивы направлений от горестного Множества к блаженному Единству(Коран 2:139). В этих местах Единения уготованы победы верующим, здесь запечатаны грехи и заглажены беззакония(Коран 48:1,2; Даниил 9:24). Вот они, дома молитвы,(Коран 2:125; Исайя 56:7), потому что только в седьмые, последние, сокрушённые, дни, которые одновременно и первые, Бог воцаряется и отвечает на молитвы простодушных; когда же дни творения умножаются, ветвятся, религию поражают разделения, расколы, отчуждения(Лука 19:46). Коран, как и всё вдохновенное Священное Писание спускается не сразу, но ради укрепления человеческого сердца - по порядку. Сначала наихудшее, буквальное толкование, затем наилучшее, иносказательное, духовное.(Коран 25: 33). Не торопи с Кораном! не откладывай его в сторону по прочтении! - эта мысль неоднократно подчёркивается. Зачем бы знаменитому арабскому слепцу Абу-ль- Аля- аль- Маарри - не Гомер, но всё же! - так, казалось бы, крамольно самовыражаться?
По двойному обету, отвергаю хадж и брак я :
Не отправлюсь я в Мекку и земной жены не трону. ПОСМОТРИТЕ НА МОИ РУКИ И НОГИ; ЭТО Я САМ; ОСЯЖИТЕ МЕНЯ И РАССМОТРИТЕ; ИБО ДУХ ПЛОТИ И КОСТЕЙ НЕ ИМЕЕТ, КАК ВИДИТЕ У МЕНЯ. И, СКАЗАВ ЭТО, ПОКАЗАЛ ИМ РУКИ И НОГИ. КОГДА ЖЕ ОНИ ОТ РАДОСТИ ЕЩЕ НЕ ВЕРИЛИ И ДИВИЛИСЬ, ОН СКАЗАЛ ИМ: ЕСТЬ ЛИ У ВАС ЗДЕСЬ КАКАЯ ПИЩА? ОНИ ПОДАЛИ ЕМУ ЧАСТЬ ПЕЧЕНОЙ РЫБЫ И СОТОВОГО МЕДА. И, ВЗЯВ, ЕЛ ПРЕД НИМИ. И СКАЗАЛ ИМ: ВОТ ТО, О ЧЕМ Я ВАМ ГОВОРИЛ, ЕЩЕ БЫВ С ВАМИ, ЧТО НАДЛЕЖИТ ИСПОЛНИТЬСЯ ВСЕМУ, НАПИСАННОМУ О МНЕ В ЗАКОНЕ МОИСЕЕВОМ И В ПРОРОКАХ И ПСАЛМАХ. ТОГДА ОТВЕРЗ ИМ УМ К УРАЗУМЕНИЮ ПИСАНИЙ (Лука 24:39-45). Из приведенной цитаты можно догадаться, что здесь необычная плоть и кости, это церковное тело Иисуса Христа, составляемое Его учениками. Теперь понятно, как осуществляется единство: Отец в Сыне, а Сын в учениках. Но как распознать то, что играют на свирели или на гуслях, если музыкальные орудия, издающие звук, не производят раздельных тонов? (1 Коринфянам 14:7) Так вот эти раздельные тона - мужские и женские потенции, как бы белки и углеводы пищи. Именно на них преломляется Иисусова жертва, хлеб имеется ввиду или, как в данном тексте, печеная рыба и сотовый мед. Вот как евангельскими символами обозначает свои супружеские отношения с Семеном Липкиным Инна Лиснянская.
Мы пьем вино и преломляем хлеб,
А наши отражения в Москве-реке
Свет преломляют. Это нам взахлеб
И птички сообщают и комарики.
Наш путь вдвоем не грешен и не свят.
Давай с тобой мечтательно условимся,
Что превратимся не во прах, а в свет
И в новых отражениях преломимся.
(Инна Лиснянская,На последнем пикнике).
"Углеводы" НЕДОСТАТКА лепечут о тайном духом, на незнакомом языке, "белки" ИЗБЫТКА высвечивают тайну, толкуют непонятный язык, пророчествуют. Таким образом христиане-постники, доводя себя до экстаза, благодушия, радением, пением божественных гимнов и псалмов, достигали любви в мистическом теле Иисуса Христа, как его члены, изобилуя многими добродетелями и дарами Духа Святого: пророчеством, ясновидением, чудотворением, исцелением, различением духов, мудростью, знанием...
И все же можно с достаточной уверенностью предполагать, что некоторые подвижники достигали пришествия Иисуса Христа как Духа Святого в их сердца единолично. Это прежде всего апостолы. Например, cвидетельства апостола Павла о насыщенной аскетической жизни заставляют в это верить, хотя сам Павел, ЗАБЫВАЯ ЗАДНЕЕ И УСТРЕМЛЯЯСЬ ВПЕРЕД, (Филиппийцам 3:13) не считает себя достигшим. (1 Коринфянам гл.4; 2 Коринфянам гл. 6, гл.11; Филиппийцам гл.3; 1 Фессалоникийцам 2:9).
Но вот протестантские комментаторы Нового завета (Анахайм 1998 "Живой поток"), комментируя добровольные аскетические подвиги апостола Павла в посте, голоде, жажде, на холоде, в наготе, в трудах, тяготах, в изнурении, в бдениях, не желают вникать в причину юродства Павла. На их взгляд, Павел голодает и жаждет потому, что у него Нет пищи и воды, мерзнет из-за отсутствия одежды, изможден
трудами и бессонницей по складывающимся обстоятельствам. А Павел, как лань, желает к потокам воды, ищет благодати и силы Божьей, которая совершается в немощи, в намеренно созданных экстремальных условиях (2 Коринфянам 11:30; 12:5; 12:9). Приходит ли на ум комментаторам хотя бы евангельское повеление СУДИТЕ СЕБЯ САМИ И СУДИМЫ НЕ БУДЕТЕ? Вот почему Лев Толстой с грустью высказывался: если бы Иисус Христос ступил на земли Ясной Поляны, деревенские девки над ним бы посмеялись.
Вроде бы сердце человеческое открыто к постижению возвышенных идеалов, тоже не однозначное, хотя и потрясающее впечатление производит в обитателях затхлого мирка появление Парамона юродивого в одноименном рассказе Глеба Успенского. Юродивый Парамон был самый настоящий крестьянский, мужицкий святой человек, происходил он из мужиков, был женат; но повинуясь гласу и видению, оставил дом, жену, двух детей и ушел спасать свою душу. Душу он спасал также русским крестьянским способом, т.е. самым подлинным умерщвлением плоти, основанном на физическом мучении и даже самоистязании: на голове он носил чугунную, около полпуда весом, шапку, обшитую черным сукном, в руке таскал чугунную полуторапудовую палку, а на теле носил вериги. Вериги состояли из цепей, кольца которых величиной и толщиной в обыкновенную баранку; цепи эти опоясывали его стан, крест на крест пересекали грудь и спину; на спине, там, где цепи перекрещивались, была прикреплена к ним, лежащая на голом теле, чугунная доска в квадратную четверть величиною с вылитою на ней надписью: "Аз язвы Господа моего ношу на теле моем". И действительно он носил на теле настоящие, подлинные и притом ужасные язвы. Вериги были закованы на нем наглухо, на веки веков, а он, надевший их в молодых летах, рос, кости его раздавались и железо въедалось в его тело; ржавчина и пот разъедали кожу до степени настоящих язв, а в жару, например в бане, которую он "по грехам" очень и очень любил, раскаленное железо так пекло эти язвы, что из них лила самая настоящая кровь. Не довольствуясь этими мучениями, заставлявшими его поминутно, при самом малейшем движении, испытывать ощущения уколов шила или иглы, он еще любил жечь на огне, на свечке пальцы свои, ставить подошву на уголь, не говоря уже о том, что летом ноги его были постоянно изодраны острыми камнями мостовой, а зимой кожа на них лопалась до крови от морозов...
Он так глубоко верил в будущее блаженство, так глубоко был проникнут сознанием того, что выше той "вечной славы" ничего нет ни в жизни человека, ни на земле, ни под землей, что всякий раз, когда его мучила боль от вериг или боль от лопнувшего на огне свечки пальца, он хотя и не в силах был удержать крупных каплей пота, выступивших в это время на его лице, но был истинно счастлив, и его обыкновенное, рябое, с веснушками, мужичье лицо и его обыкновенные, маленькие белесые мужичьи глаза делались истинно прекрасными, ангельскими, что все, какие бы то ни были при этом, черствые, сухие, охолоделые души, - все чувствовали, хоть на мгновение, пробуждение чего-то детски радостного, чего-то легкого, светлого и бесконечного.
Чтобы не принимать подозрений в пропаганде изуверства, надо сослаться на Бхагавадгиту. ЛЮДИ, СОВЕРШАЮЩИЕ УЖАСНОЕ
САМОИСТЯЗАНИЕ, НЕ ПРЕДПИСАННОЕ ЗАКОНОМ (ПИСАНИЕМ), ПРЕИСПОЛНЕННЫЕ ЛИЦЕМЕРИЯ И САМОСТИ, ОБУРЕВАЕМЫЕ ПОХОТЬЮ, СТРАСТЬЮ ИЛИ НАСИЛЬНИЧЕСТВОМ, БЕЗУМНЫЕ, ОНИ МУЧАТ НАХОДЯЩИЕСЯ В ТЕЛЕ СТИХИИ И МЕНЯ, ПРЕБЫВАЮЩЕГО В НЕДРАХ ИХ ТЕЛ (Бхагавадгита 17:5,6). Пусть каждый сам решает на какую степень безумства он способен. Каков человек, такова его низводящая до определенной ступени жратва, и возвышающая до подходящего пьедестала жертва.
Почему же теперь едва теплится свеча христианства?
Ряску с парчою сравнить не умею.
Пруд обмелевший обходит и гусь.
Под колоколенкой не онемею,
Но и молитву шепнуть не решусь.
Церковь безгласна на ветхом подклете.
Прочь убегает дорога, пыля.
Можно увидеть и в розовом свете
Эти руины, холмы и поля.
(Наталья Аришина).
Потому что нет еще полноты христианской седмины. ПРИДУТ ДНИ, КОГДА ПОЖЕЛАЕТЕ ВИДЕТЬ ХОТЯ ОДИН ИЗ ДНЕЙ СЫНА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО, И НЕ УВИДИТЕ (Лука 17:22). Но во второй половине семитысячелетия христианской эры духовность еще себя покажет. Второе тысячелетие от рождества Христова относительно седмины преподносит только число "два". К тому же новизна времени после Октябрьской революции отбросила назад и от этого числа. Хотя с исполнением семидесятилетия Октября можно считать, что один день христианства знаменуется. Один-два...
О зачем они не умеют петь, не танцуют мазурку и падеграс,
Не вызывают обидчиков на дуэль, не носят с жабо рубахи,
Не увозят тайно венчаться барышень, не идут в монахи?
О зачем они не умеют безумствовать, не умеют каяться, не знают,
как пировать,
Как прощаться навек, что - в последнюю брать дорогу!..
О, ни жертвовать, ни обет приносить, ни плакать, ни ликовать,
Ни останавливать солнце на небе, ни молиться Богу...
О зачем они не умеют ходить по водам, приказывать буре замри!
Все сочинителю портит герой безликий,
И сюжет застопаривается: тщетные рыбари
Сети никак не могут распутать под птичьи крики!
(Олеся Николаева, Зачем они...) Но и на пустом месте, имея усердие, можно достичь определенных успехов. Если завести свои внутренние часы - пост, посОт.
Минутой досуга от дел откреплен,
Спешит из дворца на простор Соломон.
Он в степь государство свое перенес
И трон в лучезарное небо вознес.
Глядит, - состраданьем душа стеснена - Старик земледелец, чья нива скудна, Последние зерна в дому соберя,
Бросает их скудной земле пустыря.
Сажает их в каждый земли уголок,
Надеясь, что вырастет колос высок.
Но птичий открыт Соломону язык,
Он в путь созреванья тех зерен проник.
И молвил: "О, старец, напрасен твой труд -
Ты бросил свое пропитание тут.
Мы сеяли в тучную землю зерно,
И много ль, скажи нам, взрастило оно?
А с этой, иссохшей, напрасны труды.
Что, жаждущий, снимешь с нее без воды?"
Ответил старик: "О, прости мой ответ,
Не думаю, есть ли вода или нет;
Водою мне, видишь, мой пот на спине,
Концы моих пальцев лопатою мне,
Великим мне счастьем бывает зерно,
Когда получаю семьсот на одно.
Не сей никогда с сатаной на устах -
И ты с одного будешь при семистах!" (Низами, Сокровищница тайн).
Библейский пост - это воспоминание о седминах творения, вникание
в дела Господни, соучастие в них (Пс 76:12). УКАЖИ ПУТЬ ПО КОТОРОМУ МНЕ ИДТИ (Пс 142:8) - КУДА Я ИДУ, ВЫ ЗНАЕТЕ, И ПУТЬ ЗНАЕТЕ. Я ЕСМЬ ПУТЬ, ИСТИНА И ЖИЗНЬ (Иоанн 14:4).
В глаголе "есмь" зачатие семи.
Семь ниспровергло башню Вавилона.
И семь холмов - столицы мира лоно.
Цвет семицветным явлен пред людьми.
Семь - основанье лунного закона.
Земные тайны за семью дверьми.
Семь дней творенья как завет прими,
Как семя, чье движенье неуклонно.
Семь раз отмерив, свой закончи труд.
И семь ветров твой пот седьмой смахнут.
В седьмое небо вглядывайся зорко.
Пусть отвергая многословный бред,
Рабочая и мудрая семерка,
Удваиваясь, дарит нам сонет!
(Вячеслав Куприянов, Сонет к семи).
70 избранных учеников Иисуса Христа - иносказательная установка на реализацию в посте. Вот он, долгожданный результат - сатана, спадший с неба, повинующиеся бесы, власть попирать вражью силу и принадлежность к горним обителям (Лука 10). В Песне Песней Соломона это число обыгрывается как единственная отрада. ЕСТЬ 60 ЦАРИЦ И 80 НАЛОЖНИЦ, НО ЕДИНСТВЕННАЯ ОНА, ГОЛУБИЦА МОЯ, ЧИСТАЯ МОЯ; ЕДИНСТВЕННАЯ ОНА У МАТЕРИ СВОЕЙ, ОТЛИЧЕННАЯ У РОДИТЕЛЬНИЦЫ СВОЕЙ (Песнь Песней 6:8-9). 60 - "недолет", 80 - "перелет" - и вот она, ЕДИНСТВЕННАЯ, потому что удесятиренная семерка - всегда единица, здесь и мудрость змеи, и любезная повадка горлицы. А можно ли в силу того, что апостол Павел, научая христиан посту, напрямую ссылается на путеводителя еврейского народа при исходе из Египта, - можно ли считать Моисея основоположником библейского поста, зашифрованного собирания манны в пустыне? В Псалмах сохранилась молитва Моисея, где есть знаменательные слова. ДНЕЙ ЛЕТ НАШИХ - СЕМЬДЕСЯТ ЛЕТ, А ПРИ БОЛЬШЕЙ КРЕПОСТИ - ВОСЕМЬДЕСЯТ ЛЕТ, И САМАЯ ЛУЧШАЯ ПОРА ИХ - ТРУД И БОЛЕЗНЬ (Пс 89:10). Кто бы сказал из нынешнего времени, что лучшие годы - конечные, немощные? Но ближайшая фраза псалма все ставит на место: НАУЧИ НАС ТАК СЧИСЛЯТЬ ДНИ НАШИ, ЧТОБЫ НАМ ПРИОБРЕСТИ СЕРДЦЕ МУДРОЕ (Псалм 89:12). Но явный намек на седмиричный путь, подсказанный фазами луны, содержится и в другом, уже приводившемся документе далекой дохристианской эпохи: В ДРЕВНОСТИ ГОВОРИЛИ: "УЩЕРБНОЕ СТАНОВИТСЯ СОВЕРШЕННЫМ, КРИВОЕ ПРЯМЫМ, ПУСТОЕ НАПОЛНЕННЫМ, ВЕТХОЕ СМЕНЯЕТСЯ НОВЫМ; СТРЕМЯСЬ К МАЛОМУ, ДОСТИГАЕШЬ МНОГОГО; СТРЕМЛЕНИЕ ПОЛУЧИТЬ МНОГОЕ, ВЕДЕТ К ЗАБЛУЖДЕНИЮ". ПОЭТОМУ СОВЕРШЕННОМУДРЫЙ ВНЕМЛЕТ ЭТОМУ ПОУЧЕНИЮ, КОЕМУ НЕОБХОДИМО СЛЕДОВАТЬ В ПОДНЕБЕСНОЙ. СЛОВА ДРЕВНИХ: "УЩЕРБНОЕ СТАНОВИТСЯ СОВЕРШЕННЫМ..." - РАЗВЕ ЭТО ПУСТЫЕ СЛОВА? ОНИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО УКАЗЫВАЮТ ЧЕЛОВЕКУ ПУТЬ К ИСТИННОМУ СОВЕРШЕНСТВУ (Даодэцзин ).
Почему же явный, незашифрованный, сорокадневный пост Иисуса Христа в пустыне и того же Моисея на Синае не вписывается в библейскую, или лучше сказать, древнюю систему поста? Число СОРОК базируется на "четверке", венчающей первое полукружие седмины, - здесь важная победа мужского начала, света, добра. СОРОК и СЕМЬДЕСЯТ - венцы двух полукружий в седмине, их можно идентифицировать. Низами именно так много раз обыгрывает "сорок" - как предел тождественный седмеричному.
Чище светлой души станет тело твоё, только надо
Чтоб его сорок дней окружала темницы ограда.
(Низами, Сокровищница тайн)
Страждет печень земли: ей безмерно наскучили люди!
Да, одни только вы эту землю измучили, люди!
Почему же земля в этой чаши печали лежит?
Почему эта чаша, синея, о смерти твердит?
Если вам не дано в вашей скорби тревожной и бурной,
Этот прах ненадёжный исторгнуть из чаши лазурной, -
То в потоках семи от неё вы омойте полу, Чтобы стать непричастными чёрным невзгодам и злу.
Рвите рубище звёзд вы с лазурных высот. Во мгновенье
Зачеркните весь мир. Да настанет его разрушенье!
(Низами, Сокровищница тайн) Если Советскому Союзу до стадии трупа нужно было пройти семьдесят лет, то социалистическим странам Восточной Европы, чтобы развалиться, хватило сорока .
Ну-ка, пусть выпадет из числительного СОРОК гласная - что получится? Заявит о себе другое слово - СРОК, но с тем же сакральным корнем: СОРОК есть СРОК полноты, законченности. Семерка тоже содержит в себе корневое слово с мистической полнотой: СеМЕРТЬ, МЕРТВОСТЬ, МЕРА. СРОК и МЕРА - в какой-то степени синонимы. Если же число "сорок" понимать буквально, то разве мало простых смертных достигали, голодая, этой цели - и что же?.. Самое многое, что они обрели, временное ощущение святости и избавление от "букета" болезней, что тоже не мало. Собственно, это и является целью так называемой разгрузочно-диетической терапии, которая строится на голодании до нескольких недель. Однако, чтобы убедиться, что посредством голодания ты подпитываешься из Космоса и зрелыми мыслями, и волей, и помощью, нужно неоднократно наращивать себя в таком образе жизни. Уж если сорок, то сорок сороков, по аналогии с семьюдесятью седминами. Чтобы не быть голословным, хорошо подтвердить размышления иллюстрацией. Вот страница из книги Клода Расмуссена "Великий санный путь".
Философия Игьюгарьюка была проста и прямолинейна настолько, что его теории часто оказывались поразительно современными. Всё его мировоззрение можно резюмировать следующими его же собственными словами. "Истинную мудрость можно обрести лишь вдали от людей в великом уединении, и постигается она лишь путём страданий. Только нужда и страдания могут открывать уму человека то, что скрыто от других". От Игьюгарьюка узнал я, что заклинателем человек становится не потому, что сам этого захочет,- некие таинственные силы мира дают ему почувствовать, что он избран, и это избрание принимается им как откровение во сне.
Великую силу, управляющую судьбой всех людей, называют Хила, и её очень трудно объяснить. Слово это имеет три смысла; оно означает и весь мир, и погоду - хорошую или плохую, и смесь здравого смысла, разума и мудрости. В религиозном смысле слово это употребляется, когда говорят о силе, которой могут быть наделены люди, и олицетворяется она ближе всего Хилап Инуа - "господином силы". Часто название это обозначает и другую силу - духа в образе женщины; она пребывает где-то во Вселенной и появляется лишь когда в нём особенно нуждаются. Но все боятся этой силы как строгой правительницы, проверяющей все дела людей. Она вездесуща и даёт знать о себе как только её властительство требуется.
Одна из главных заповедей велит людям относиться к своей насущной пище с глубоким благоговением, чтобы ничто из неё не пропадало. Убив оленя, следует поэтому строго соблюдать известные обряды для воздания должной чести убитому зверю; необходимо также тщательно схоронить всё, что не пойд.т людям в пищу,- даже если это требуха.
Все табу налагаются ради Хилы, чтобы не нарушать добрых отношений с ней. Требуется от людей немного, зато всякое нарушение с их стороны строго карается, то есть на них насылается непогода, болезнь или неудача на охоте - всё то, чего они больше всего боятся.
Заклинатель духов - посредник между Хилой и людьми, и главная его задача исцелять больных или спасать тех, кого гонит злоба других людей. Чтобы выздороветь, больной человек должен отдать всё своё имущество; все принадлежащие ему вещи уносят и кладут на землю вдали от стойбища, ибо когда человек призывает великого духа, у него не должно быть иного достояния, кроме его духа.
В молодости Игьюгарьюка часто посещали сновидения. Страшные существа говорили с ним во сне, а когда он пробуждался, сновидения стояли перед ним , как живые, так что он мог описать их своим землякам. Когда таким образом, всем стало ясно, что ему предназначено сделаться заклинателем, один старик по имени Перканаок стал его учителем. Среди зимы, в самое холодное время увёз он Икьюгарьюка на санках далеко-далеко от стойбища, по ту сторону озера Хиколигьюак. Там он должен был сидеть на санях, пока старый заклинатель складывал для него снежную хижину такой величины, чтобы он только мог поместиться в ней, сидя на корточках. Игьюгарьюк не должен был запятнать снег, ступая на него, и потому старик, чьи следы почитались чистыми и священными, сам перенёс его в хижину. Несмотря на сильный холод, Игьюгарюку не дали ни подстилки для ложа, ни мехового одеяла; лишь небольшую шкурку, только-только чтобы присесть. Не оставили ему никакой еды - ни сухой, ни мокрой. Старик-заклинатель внушил ему, что он должен думать только о великом духе-пособнике, который должен ему явиться. Затем старик оставил Игьюгарьюка одного. Через пять дней старый заклинатель вернулся и принёс ему немного тёплой воды в оленьей шкуре. После того он голодал ещё десять дней, опять получил немного тёплой воды и крохотный кусочек мяса, а там снова пятнадцать дней голодания; и лишь тогда окончилась первая часть срока его испытания.
Игьюгарьюк рассказывал: за эти тридцать дней он натерпелся такого холоду и голоду, так истомился, что временами "умирал ненадолго". Но он всё время думал о великом духе, стараясь гнать от себя все мысли о людях и повседневных событиях. И лишь под конец его поста явился к нему дух-пособник в образе женщины. Явилась она, когда он спал, и ему чудилось, что она носится над ним. Потом она ему больше не снилась, но стала ему духом-пособником. По истечении этого долгого месяца в голоде и холоде ему ещё пять месяцев пришлось провести в строгом воздержании и не водиться с женщинами. Затем пост повторился. Ибо чем больше страдает человек, тем больше становится он способен заглянуть в скрытое от других. В действительности время учения никогда не кончается: от себя самого зависит, сколько времени учиться - смотря потому, сколько пожелаешь знать.
Впоследствии, когда Икьюгарьюк уже считал себя достаточно сведущим, чтобы выступать перед людьми, он установил такой обряд вызывания духа: собирал своих земляков и приказывал им устроить праздник песен. Сам он, пока певцы состязались, уносился, несмотря ни на какую погоду, в пространство и вместе с великим духом пытался выяснить тот вопрос, который его донимал. Если задача была особенно трудная, ему приходилось странствовать по несколько суток подряд, возвращаясь лишь по утрам к себе в хижину к продолжавшим празднество землякам, чтобы рассказать им о видениях во время своего отсутствия. У каждого заклинателя имеется священный пояс, играющий важную роль при вызывании духов. Я получил такой пояс от заклинательницы Киналик - обыкновенный ремень, к которому были привешены следующие предметы: отщепина от ружейного ствола, обрывок тетивы, табачная бандероль, лоскут от шапки покойного брата заклинательницы, лоскуток белой оленьей шкурки, жгут из лозы, модель каяка, олений зуб, рукавица и лоскуток тюленьей шкуры. Все эти предметы приобрели волшебную силу, так как были получены заклинательницей от людей, желавших ей добра. Значение дара не в его величине или стоимости; не ценность подарка, но связанная с ним мысль дает силу. Такой волшебный пояс употребляют вместе с волшебным жезлом. Жезл крепко привязывают к поясу, который прикрывают шкурой, а свободный конец жезла всегда в руках заклинателя. И, когда он вызывает духа, последний, проходя сквозь землю, вселяется в пояс. О появлении духа свидетельствует вес жезла; он становится таким тяжелым, что заклинатель не в силах поднять его кверху. И вот тогда заклинатель может заговорить с духом и получить от него желанные сведения. Оленные эскимосы весьма мало думают о смерти, но верят, что все люди возрождаются, ибо душа бессмертна и всегда переходит из жизни в жизнь! Люди хорошие опять становятся людьми, а дурные возрождаются животными; таким образом населяется земля, ибо ничто, получившее жизнь однажды, никоим образом не может исчезнуть, перестать существовать.
Основатель джайнизма Махавира за 12 лет аскетических странствий провел шестимесячную и пятимесячную голодовки, девять голодовок по четыре месяца и множество менее продолжительных. А между тем несколько узников, предъявлявших политические требования железной леди и баронессе Маргарет Тэтчер, умерли последовательно один за другим в промежутке между 60 - 80 днями голодания. То есть надо предполагать, что Махавира по седьмым дням для подкрепления жизни питался. Остались свидетельства, что адепт православия столпник Симеон и другие подвижники питались также по седьмым дням. Насельники пещер Киево-Печерской лавры замуровывали себя в кельях кирпичной кладкой, оставляя лишь маленькое окошко для приема пищи по седьмым дням. По нетронутой еде узнавалось, что монах умер - такой силы были знамения Господни аскетам, что они презирали и смерть, следуя за знамениями. Предполагать же и гадать, каким путем реализовал себя Иисус Христос, нет нужды, поскольку в Писании рассыпаны факты, свидетельства и доказательства свершений Иисуса Христа в седминах, и об этом настоятельно повествуется в данной книжечке и повествуется еще и еще.
ИСТИННО, ИСТИННО ГОВОРЮ ВАМ: СЫН НИЧЕГО НЕ МОЖЕТ ТВОРИТЬ САМ ОТ СЕБЯ, ЕСЛИ НЕ УВИДИТ ОТЦА ТВОРЯЩЕГО: ИБО ЧТО ТВОРИТ ОН, ТО И СЫН ТВОРИТ ТАКЖЕ. ИБО ОТЕЦ ЛЮБИТ СЫНА И ПОКАЗЫВАЕТ ЕМУ ВСЕ, ЧТО ТВОРИТ САМ; И ПОКАЖЕТ ЕМУ ДЕЛА БОЛЬШЕ СИХ, ТАК ЧТО ВЫ УДИВИТЕСЬ (Иоанн 5: 19,20).
Как же увидеть Отца творящего? Вот Он Сам с откровенным глаголом через уста пророков. ОСТАНОВИТЕСЬ НА ПУТЯХ ВАШИХ И РАССМОТРИТЕ, И РАСПРОСИТЕ О ПУТЯХ ДРЕВНИХ, ГДЕ ПУТЬ ДОБРЫЙ И ИДИТЕ ПО НЕМУ, И НАЙДЕТЕ ПОКОЙ ДУШАМ ВАШИМ (Иеремия 6:16). НО ВЫ НЕ ВСПОМИНАЕТЕ ПРЕЖНЕГО И О ДРЕВНЕМ НЕ ПОМЫШЛЯЕТЕ. ВОТ Я ДЕЛАЮ НОВОЕ, НЫНЕ ЖЕ ОНО ЯВИТСЯ; НЕУЖЕЛИ ВЫ И ЭТОГО НЕ ХОТИТЕ ЗНАТЬ? (Исайя 43:48,49) Господь конечно же привлекает наше внимание к седмине творения, к повторению седмины и даже к многократному повторению.
В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО, И СЛОВО БЫЛО У БОГА, И СЛОВО БЫЛО БОГ. ОНО БЫЛО В НАЧАЛЕ У БОГА. ВСЕ ЧЕРЕЗ НЕГО НАЧАЛО БЫТЬ, И БЕЗ НЕГО НИЧЕГО НЕ НАЧАЛО БЫТЬ (Иоанн). Есть силы, запрограммированные на синтез мировых религий, они видят у всех религий один источник. Слово, которое было в начале, определяется как ОМ или АУМ. Спорить ли с таким утверждением? Уже разбиралось, что ОМ - номинальная комбинация мужской и женской букв в алфавите, как бы эмбрион алфавита и всей речи. Также разбиралось, что комбинация женского и мужского начал ИНЬ и ЯН образуют седмину. Правомерно перефразировать евангельскую фразу: В НАЧАЛЕ БЫЛА СЕДМИНА, И СЕДМИНА БЫЛА У БОГА, И СЕДМИНА БЫЛА БОГ. СЕДМИНА БЫЛА В НАЧАЛЕ У БОГА. ВСЕ ЧЕРЕЗ СЕДМИНУ НАЧАЛО БЫТЬ, И БЕЗ СЕДМИНЫ НИЧТО НЕ НАЧАЛО БЫТЬ. Два спиралевидных полукружия седмины древнегреческий мудрец Эмпедокл называет кругом, шаром, божественным Сферосом.
Там ни быстрых лучей Гелиоса узреть невозможно,
Ни косматой груди земли не увидишь, ни моря:
Так, под плотным покровом Гармонии, там утвердился
Шару подобный, окружным покоем гордящийся Сферос.
Нет ни рук у него, что как ветви из плеч вырастают,
Нет ни быстрых ступней, ни колен, ни частей детородных:
Равный себе самому отовсюду был шар или Сферос.
Но как скоро Вражда возросла и окрепла средь членов,
К почестям вспрянув высоким, когда совершилося время,
Клятвой великою им предреченное порознь обоим...
Дрогнули члены у бога один за другим по порядку.
После того, как Вражда в глубочайшие недра пучины
Путь свой направила, в центре же вихря Любовь воцарилась,
Все они (т.е. стихии) там воедино сливаются, мало-помалу
С разных сторон собираясь; из смеси же их происходят
Все бесконечные сонмы подверженных тлену созданий.
Часть их (т.е. стихий) однако большая, черед соблюдая с другими,
Смеси бежит, одержимая окрест лежащей Враждою.
Ибо она не вполне отступила ко внешним пределам
Круга, но частью осталась и частью лишь вышла из членов.
Сколь постоянно она ко-вне удалялась, настолько
Кроткий, бессмертный порыв неповинной Любви приближался.
Прежде нетленное в образах тленных тогда появилось,
Жизненный путь изменивши, из чистого стало нечистым.
Так из смешенья стихий бесконечные сонмы созданий
В образах многоразличных и дивных на вид происходят.
К крайним пределам Вражда отступала при их единеньи.
(Эмпедокл).
Центростремительно-сужающаяся вселенная внутри Сфероса - брачный чертог единства, блаженства, мира; во внешних пределах Сфероса вселенная центробежно-расширяющаяся - здесь реализуется посредством меча, огня, разделения ущербная множественная индивидуальность, - В ДОМЕ ОТЦА МОЕГО ОБИТЕЛЕЙ МНОГО. А ЕСЛИ БЫ НЕ ТАК, Я СКАЗАЛ БЫ ВАМ: Я ИДУ ПРИГОТОВИТЬ МЕСТО ВАМ. И КОГДА ПОЙДУ И ПРИГОТОВЛЮ ВАМ МЕСТО, ПРИДУ ОПЯТЬ И ВОЗЬМУ ВАС К СЕБЕ, ЧТОБЫ И ВЫ БЫЛИ, ГДЕ Я. А КУДА Я ИДУ, ВЫ ЗНАЕТЕ И ПУТЬ ЗНАЕТЕ. Другими словами, Гоcподь - Беспредельность, cостоящая из седмиричных пределов. Иисус Христос - седмина, предел, следующий за Отцом и стремящийся к Беспредельности. Следовать и стремиться - практически умножать седмину. Умноженная седмина - наша будущность, наша следующая обитель.
ФОМА СКАЗАЛ ЕМУ: ГОСПОДИ! НЕ ЗНАЕМ, КУДА ИДЕШЬ; И КАК МОЖЕМ ЗНАТЬ ПУТЬ? ИИСУС СКАЗАЛ ЕМУ: СТОЛЬКО ВРЕМЕНИ Я С ВАМИ, И ТЫ НЕ ЗНАЕШЬ МЕНЯ, ФИЛИПП? ВИДЕВШИЙ МЕНЯ, ВИДЕЛ ОТЦА; КАК ЖЕ ТЫ ГОВОРИШЬ: ПОКАЖИ НАМ ОТЦА? РАЗВЕ ТЫ НЕ ВЕРИШЬ, ЧТО Я В ОТЦЕ И ОТЕЦ ВО МНЕ? CЛОВА, КОТОРЫЕ ГОВОРЮ Я ВАМ, ГОВОРЮ НЕ ОТ СЕБЯ; ОТЕЦ, ПРЕБЫВАЮЩИЙ ВО МНЕ, ОН ТВОРИТ ДЕЛА. ВЕРЬТЕ МНЕ, ЧТО Я В ОТЦЕ И ОТЕЦ ВО МНЕ; А ЕСЛИ НЕ ТАК, ТО ВЕРЬТЕ МНЕ ПО САМИМ ДЕЛАМ. ИСТИННО, ИСТИННО ГОВОРЮ ВАМ: ВЕРУЮЩИЙ В МЕНЯ, ДЕЛА, КОТОРЫЕ ТВОРЮ Я, И ОН СОТВОРИТ, И БОЛЬШЕ СИХ СОТВОРИТ, ПОТОМУ ЧТО Я К ОТЦУ МОЕМУ ИДУ(Иоанн 14:5-12). Теперь эти слова понятны и комментировать их не надо. А двенадцать учеников Иисуса Христа? Что означает число 12? Это сочленение семи дней с тремя седминами семи седмин. Сочленение показано, чтобы было видно, что хотя седмины похожи друг на друга, это не копирование, а развитие. В евангелиях число 12 не открыто. Ясен только символ Петра, который олицетворяет семерку, и можно догадаться, что Андрей первозванный - начальная, неразумная единичка.
С причала рыбачил апостол Андрей,
А Спаситель ходил по воде;
И Андрей доставал из воды пескарей, А Спаситель - погибших людей. И Андрей закричал:"Я покину причал,
Если ты мне откроешь секрет".
Спаситель ответил: "Спокойно, Андрей,
Никакого секрета здесь нет.
Видишь, там на горе возвышается крест, Под ним десяток солдат,
Повиси-ка на нем,
Когда надоест - возвращайся назад
Гулять по воде, гулять по воде со мной".
"Но, Учитель, на касках блистают рога,
Черный ворон кружит над крестом,
Открой мне секрет, пожалей дурака,
А распятье оставь на потом".
Онемел Спаситель и топнул в сердцах
По водной глади ногой.
"Ты и верно дурак!" - и Андрей в слезах
Побрел с пескарями домой.
( группа "Наутилус пампилиус", Прогулки по воде).
Но вот благословения Иакова к двенадцати своим сынам можно интерпретировать и на евангельские времена, и на современность.
РУВИМ, ПЕРВЕНЕЦ МОЙ! ТЫ КРЕПОСТЬ МОЯ И НАЧАТОК СИЛЫ МОЕЙ, ВЕРХ ДОСТОИНСТВА И ВЕРХ МОГУЩЕСТВА; НО ТЫ БУШЕВАЛ КАК ВОДА, - НЕ БУДЕШЬ ПРЕИМУЩЕСТВОВАТЬ, ИБО ТЫ ВЗОШЕЛ НА ЛОЖЕ ОТЦА ТВОЕГО, ТЫ ОСКВЕРНИЛ ПОСТЕЛЬ МОЮ, НА КОТОРУЮ ВЗОШЕЛ.
СИМЕОН И ЛЕВИЙ БРАТЬЯ, ОРУДИЯ ЖЕСТОКОСТИ МЕЧИ ИХ; В СОВЕТ ИХ ДА НЕ ВНИДЕТ ДУША МОЯ, И К СОБРАНИЮ ИХ ДА НЕ ПРИОБЩИТСЯ СЛАВА МОЯ, ИБО ОНИ ВО ГНЕВЕ СВОЕМ УБИЛИ МУЖА И ПО ПРИХОТИ СВОЕЙ ПЕРЕРЕЗАЛИ ЖИЛЫ ТЕЛЬЦА; ПРОКЛЯТ ГНЕВ ИХ, ИБО ЖЕСТОК, И ЯРОСТЬ ИХ, ИБО CВИРЕПА; РАЗДЕЛЮ ИХ В ИАКОВЕ И РАССЕЮ ИХ В ИЗРАИЛЕ. ИУДА! ТЕБЯ ВОСХВАЛЯТ БРАТЬЯ ТВОИ. РУКА ТВОЯ НА ХРЕБТЕ ВРАГОВ ТВОИХ; ПОКЛОНЯТСЯ ТЕБЕ СЫНЫ ОТЦА
ТВОЕГО. МОЛОДОЙ ЛЕВ ИУДА, С ДОБЫЧИ, СЫН МОЙ ПОДНИМАЕТСЯ. ПРЕКЛОНИЛСЯ ОН, ЛЕГ, КАК ЛЕВ, И КАК
ЛЬВИЦА: КТО ПОДНИМЕТ ЕГО? НЕ ОТОЙДЕТ СКИПЕТР ОТ ИУДЫ И ЗАКОНОДАТЕЛЬ ОТ ЧРЕСЛ ЕГО, ДОКОЛЕ НЕ ПРИИДЕТ ПРИМИРИТЕЛЬ, И ЕМУ ПОКОРНОСТЬ НАРОДОВ. ОН ПРИВЯЗЫВАЕТ К ВИНОГРАДНОЙ ЛОЗЕ ОСЛЕНКА СВОЕГО И К ЛОЗЕ ЛУЧШЕГО ВИНОГРАДА СЫНА ОСЛИЦЫ СВОЕЙ; МОЕТ В ВИНЕ ОДЕЖДУ СВОЮ И В КРОВИ ГРОЗДОВ ОДЕЯНИЕ СВОЕ; БЛЕСТЯЩИ ОЧИ ЕГО ОТ ВИНА, И БЕЛЫ ЗУБЫ ЕГО ОТ МОЛОКА.
ЗАВУЛОН ПРИ БЕРЕГЕ МОРСКОМ БУДЕТ ЖИТЬ И У ПРИСТАНИ КОРАБЕЛЬНОЙ, И ПРЕДЕЛ ЕГО ДО СИДОНА.
ИССАХАР ОСЕЛ КРЕПКИЙ, ЛЕЖАЩИЙ МЕЖДУ ПРОТОКАМИ ВОД; И УВИДЕЛ ОН, ЧТО ПОКОЙ ХОРОШ, И ЧТО ЗЕМЛЯ
ПРИЯТНА: И ПРЕКЛОНИЛ ПЛЕЧИ СВОИ ДЛЯ НОШЕНИЯ БРЕМЕНИ И СТАЛ РАБОТАТЬ В УПЛАТУ ДАНИ.
ДАН БУДЕТ СУДИТЬ НАРОД СВОЙ, КАК ОДНО ИЗ КОЛЕН ИЗРАИЛЯ; ДАН БУДЕТ ЗМЕЕМ НА ДОРОГЕ, АСПИДОМ НА ПУТИ, УЯЗВЛЯЮЩЕМ НОГУ КОНЯ, ТАК ЧТО ВСАДНИК ЕГО УПАДЕТ НАЗАД. НА ПОМОЩЬ ТВОЮ НАДЕЮСЬ, ГОСПОДИ!
ГАД - ТОЛПА БУДЕТ ТЕСНИТЬ ЕГО, НО ОН ОТТЕСНИТ ЕЕ ПО ПЯТАМ.
ДЛЯ АСИРА - СЛИШКОМ ТУЧЕН ХЛЕБ ЕГО, И ОН БУДЕТ ДОСТАВЛЯТЬ ЦАРСКИЕ ЯСТВА. НЕФФАЛИМ - ТЕРЕВИНФ РОСЛЫЙ, РАСПУСКАЮЩИЙ ПРЕКРАСНЫЕ ВЕТВИ.
ИОСИФ - ОТРАСЛЬ ПЛОДОНОСНОГО ДЕРЕВА, ОТРАСЛЬ ПЛОДОНОСНОГО ДЕРЕВА НАД ИСТОЧНИКОМ; ВЕТВИ ЕГО ПРОСТИРАЮТСЯ НАД СТЕНОЮ; ОГОРЧАЛИ ЕГО, И СТРЕЛЯЛИ И ВРАЖДОВАЛИ НА НЕГО СТРЕЛЬЦЫ, НО ТВЕРД ОСТАЛСЯ ЛУК ЕГО, И КРЕПКИ МЫШЦЫ РУК ЕГО, ОТ РУК МОЩНОГО БОГА ИАКОВЛЕВА. ОТТУДА ПАСТЫРЬ И ТВЕРДЫНЯ ИЗРАИЛЕВА, ОТ БОГА ОТЦА ТВОЕГО, КОТОРЫЙ И ДА ПОМОЖЕТ ТЕБЕ, И ОТ ВСЕМОГУЩЕГО, КОТОРЫЙ И ДА БЛАГОСЛОВИТ ТЕБЯ БЛАГОСЛОВЕНИЯМИ НЕБЕСНЫМИ СВЫШЕ, БЛАГОСЛОВЕНИЯМИ БЕЗДНЫ, ЛЕЖАЩЕЙ ДОЛУ, БЛАГОСЛОВЕНИЯМИ СОСЦОВ И УТРОБЫ, БЛАГОСЛОВЕНИЯМИ ОТЦА ТВОЕГО, КОТОРЫЕ ПРЕВЫШАЮТ БЛАГОСЛОВЕНИЯ ГОР ДРЕВНИХ И ПРИЯТНОСТИ ХОЛМОВ ВЕЧНЫХ; ДА БУДУТ ОНИ НА ГОЛОВЕ ИОСИФА, И НА ТЕМЕНИ ИЗБРАННОГО МЕЖДУ БРАТЬЯМИ СВОИМИ.
ВЕНИАМИН, ХИЩНЫЙ ВОЛК, УТРОМ БУДЕТ ЕСТЬ ЛОВИТВУ И ВЕЧЕРОМ БУДЕТ ДЕЛИТЬ ДОБЫЧУ(Бытие 49: 3-27).
Рувим - знаковое число 1, мужское начало. Это ревизия исчерпанной "отцовской" семерки, попрание ее. Бушевать, как вода - первый день творения, покрытый потопом. Бушевать, как вода - революционное время, волнения, восстания, неповиновения...
Симеон и Левий - знаковые числа 1,5 и 2. Убить мужа и перерезать жилы тельца - болезненный процесс развития мужского начала в женское.
Иуда - знак 3. Символ "гермафродита", зрелой осени, здесь три дня седмины. Действительно, "гермафродит" - достойный объект для восхваления, богатое, насыщенное время, здесь и лев и львица вместе, тогда как мужское и женское начала по отдельности - сироты, над каждым из них досадный ореол незавершенности. Однако РУКА НА ХРЕБТЕ ВРАГОВ - неспокойная пора. Внутри "гермафродита" - постоянная война, разгул несправедливости, лицемерия. Под личиной "гермафродита" уживаются созидатель и разрушитель, правохранитель и законопреступник, святость и грех - всякие разномастные линии противоположной ориентации. Именно о времени гермафродита Михей, а вслед за ним и Иисус Христос возглашают: ВРАГИ ЧЕЛОВЕКУ - ДОМАШНИЕ ЕГО (Михей 7:6; Матфей 10:36).
Сколь лицемерен враг в личине столь смиренной,
Сколь много зла таят столь кроткие черты,
Сколь помыслы грязны и сколь слова чисты,
Сколь ласков поцелуй столь низменной измены!
Ужель не дрогнет мир при виде этой сцены?
Ужель померкнет свет в объятьях темноты?
Ужель безжалостность сильнее доброты?
Ужель достоин враг улыбки неизменной?
Рек мудрый Авраам, уча заблудших чад:
Не вознесется в рай тот, кто низвергнут в ад,
Меж них возведены незыблемые стены.
Но чудо явлено, и сфер небесных высь
Соприкоснулась здесь с кромешною геенной;
Здесь подлость и Любовь уста в уста слились.
( Хейман Дюлларт).
Враги, ДОКОЛЕ НЕ ПРИИДЕТ ПРИМИРИТЕЛЬ (Бытие 49:10), ИЗБРАННЫЙ МОЙ, К КОТОРОМУ БЛАГОВОЛИТ ДУША МОЯ. ПОЛОЖУ ДУХ МОЙ НА НЕГО, И ВОЗВЕСТИТ НАРОДАМ СУД И НЕ ВОЗВЫСИТ ГОЛОСА СВОЕГО, И НЕ ДАСТ УСЛЫШАТЬ ЕГО НА УЛИЦАХ; ТРОСТИ НАДЛОМЛЕННОЙ НЕ ПЕРЕЛОМИТ, И ЛЬНА КУРЯЩЕГОСЯ НЕ УГАСИТ; БУДЕТ ПРОИЗВОДИТЬ СУД ПО ИСТИНЕ; НЕ ОСЛАБЕЕТ И НЕ ИЗНЕМОЖЕТ, ДОКОЛЕ НА ЗЕМЛЕ НЕ УТВЕРДИТ СУДА, И НА ЗАКОН ЕГО БУДУТ УПОВАТЬ НАРОДЫ (Исайя 42). Забегая вперед, нельзя не сказать, что уравновешивающие эти качества справедливости и милости принадлежат ПРИМИРИТЕЛЮ Неффалиму.
Завулон - знак 3,5. География благословения на средине седмины, между женским и мужским крылами святилища. Уже именовались половинки седмины многочисленными женскими и мужскими эпитетами. Иаков посчитал нужным наименовать счастье Завулона между "женской" водой и "мужской" сушей - на кромке берега, на пристани.
Иссахар - знак 4. Также как и Завулон, Иссахар обитает между женской и мужской половинками седмины, между двумя протоками, между началом и концом. Но четвертый день творения к концу ближе, чем к началу, конец, как покой, Иссахару уже мерещится на горизонте, и он склоняется к нему, к нему стремится, ему отдает дань.
Дан - знак 5. Пятый день творения, пять дней седмины.
Гад - знак 6. Не только Дана, но и Гада можно считать змеем и аспидом. Пятый и шестой день седмины - время творения пресмыкающихся и гадов. И человека, кстати, почему и считается щестерка числом человеческим. Здесь средоточие мудрости. Но мудрость без любви ущербна, печальна. Время себя изживает. Шестой день Гада - очередная печальная осень, опять раздираемый непримиримыми противоречиями "гермафродит". ВСЯКОЕ ЦАРСТВО, РАЗДЕЛИВШЕЕСЯ САМО В СЕБЕ, ОПУСТЕЕТ, И ДОМ, РАЗДЕЛИВШИЙСЯ CАМ В СЕБЕ, ПАДЕТ (Лука 11:17).
Троица смотрит прямо.
Но Сатана лукав.
"Нет! - говорит близ храма. - Троица - змей -триглав".
Смотрит на землю косо, Древнюю копит месть. В профиль подряд три носа -
666
(Юрий Кузнецов, Число).
Число 666 - составное, оно набрано из шестерок трех этапов времени - седмины, семи седмин и семидесяти седмин. Это как бы изживающее себя древо - бревно, сучок и еще сучок на сучке, которое надо удалить из глаза (Лука 6:41,42). Радостно видеть солнце. Когда оно закатывается, забираешься на возвышенные места, чтобы продлить свет. Но это не избавление от тьмы. Впрочем, об этом чуть ниже. Здесь рассматривается сочленение седмины с тремя седминами, тогда как приведенное стихотворение обозревает огромную цепь звеньев в семьдесят седмин. Но и одна шестерка в седмине приносит зубную боль. Когда у шестилетнего ребенка портятся зубы, ему еще далеко до семидесяти, но тем не менее это вечерний этап в его жизни, и ему тоже нужно избавление - новые зубы. Но если речь идет не о ребенке, а о посте, то избавление в количестве воздержанных от пищи седминах.
Асир - число 7. Царское число. Бог воцарился на троне и отстранился от творения. Это священная суббота. Именно здесь благословения гор древних и приятности холмов вечных, о которых упоминается в предначертаниях Иосифу.
Мы чувствуем нехватку высоты.
Мы как одышкой мучаемся ею,
Когда следим, зрачков не отрывая,
От точки, человека на скале.
Нехватка высоты неисцелима.
До смерти лезть, сползая по уступам.
Одним судьба дойти до половины.
Другим - коснуться ледяной короны.
Объята тем же царственным недугом,
Вступает птица с ветром в поединок.
И серне тесно на родных отрогах -
Летит стремглав по острию обрыва.
Там путь опасен. Кровью зверь пятнает
Край лезвия - кривой скалы осколок.
Но что ни день, туда спешат архары,
И серны грациозные восходят.
Я видел, как рыдал поток гневливый,
Сорвавшись навсегда на дно ущелья.
Я видел, как форель, сжимая тело,
Рвалась под небо вверх по водопаду.
"Туда, туда", могучий и бессильный!
"Туда, туда! - cечет нас хлесткий ветер.
На день всего и хватит нас тщедушных. Но день пути - жизнь полная надеждой!
(Владимир Зантария).
Тем не менее это безжизненная зима и cуббота, шаббат, сЕмерть, природа пребывает в успении. Сквозь дрему прозябает мечта и вера о новой жизни. Но чтобы войти в новую жизнь из исчерпанного предела, получить избавление, спасение, надо семь дней творения переменить в одну седмину, надо отказаться от царского трона, от священной семерки. КТО ПРИОБРЕЛ МИР И СТАЛ БОГАТЫМ, ПУСТЬ ОТКАЖЕТСЯ ОТ МИРА (Евангелие от Фомы). Итак, бегство и избавление от мерзости запустения - приспело, но оно чревато неизмеримыми скорбями. ГОРЕ БЕРЕМЕННЫМ - то есть горе семерке, не родившей единицу, да и родившей, но питающей ее от сосцов - тоже горе. МОЛИТЕСЬ, ЧТОБЫ НЕ СЛУЧИЛОСЬ БЕГСТВО ВАШЕ ЗИМОЙ ИЛИ В СУББОТУ ( Матфей 24: 20 ). В естестве, в природе знамением и осуществлением бегства является тоже поБЕГ, росток, и зимой он еще только мечтается.
Будет осень, так в путь ты весной устремляйся, счастливый,
Ты боязни не знай: все сгорят, и сгорит боязливый.
(Низами, Сокровищница тайн)
Хоть дыханье моё слиться с общим дыханьем хотело,
Всё же бегство избрав, совершил я хорошее дело.
(Низами, Сокровищница тайн)
Да, ДНИ ЛУКАВЫ, как говорит апостол Павел (Ефесянам 5:16).
Кричит петух. Уходят привиденья.
Мы поседели в эту ночь.
Что наши жертвы, глубина паденья?
Мы ад сумели превозмочь.
Упырь убит. Но срок наш тоже прожит.
Не с нами утренняя тишь.
Мы тоже призраки. Молчи, прохожий:
Ведь ты на кладбище стоишь.
(Овадий Савич, 9.5.45.)
Может, неудачная приводится иллюстрация к вечным евангельским пророчествам - победа в Великой Отечественной войне, но это неважно. Какая бы ни была война - между злом и добром, между тьмою и светом, между странами, нациями, идеологиями, религиями - все приводится к общему знаменателю: к драчке между ИНЬ и ЯН, женскими и мужскими потенциями. К древним библейским стихотворным книгам присовокупляются современные вирши для того, чтобы интерпретировать и продолжить Писание, подтвердить его истинность. Ведь СЛОВА МУДРЫХ поэтов и пророков и СОСТАВИТЕЛИ этих поэтических слов - ОТ ЕДИНОГО ПАСТЫРЯ (Екклесиаст 12:11). Ведь только по невежеству нашему считается, что генератор мысли ограничивается человеческим мозгом. На самом деле мысль генерируется и распределяется в человеческие сосуды свыше. ( Марк 13:11)
Все певцы - соловьи голубого престола, и с ними
Кто сравнится, скажи? Нет, они несравнимы с другими.
Трепеща в полыханьи огня размышлений, они
Сонму духов крылатых становятся часто сродни.
Стихотворные речи - возвышенной тайны завеса, -
Тень речений пророческих. Вникни! Полны они веса.
В том великом пространстве, где веет дыханье Творца,
Светлый путь для пророка, и далее - он для певца.
(Низами, Сокровищница тайн)
Другой вопрос - как достаточны поэтические сосуды, в которые наливается вода прозрения? - вот почему трудно отыскать вирши сопоставимые со стихами Писания. Ведь поэты - определенная категория очарованных, влюбленных куликов, привязанных к той или иной кумирне, певцов ее. В Коране о поэтах так сказано: НЕ СООБЩИТЬ ЛИ МНЕ ВАМ НА КОГО НИСХОДЯТ САТАНЫ? НИСХОДЯТ ОНИ НА ВСЯКОГО ЛЖЕЦА, ГРЕШНИКА. ОНИ ИЗВЕРГАЮТ ПОДСЛУШАННОЕ, НО БОЛЬШИНСТВО ИХ ЛЖЕЦЫ. И ПОЭТЫ - ЗА НИМИ СЛЕДУЮТ ЗАБЛУДШИЕ. РАЗВЕ ТЫ НЕ ВИДИШЬ, ЧТО ОНИ ПО ВСЕМ ДОЛИНАМ БРОДЯТ, И ЧТО ОНИ ГОВОРЯТ ТО, ЧЕГО НЕ ДЕЛАЮТ, КРОМЕ ТЕХ, КОТОРЫЕ УВЕРОВАЛИ И ТВОРИЛИ ДОБРЫЕ ДЕЛА И ПОМИНАЛИ АЛЛАХА МНОГО. (Коран, 26: 221-227).
Видимо, антитеза очарованным - разочарованные, сокрушённые. Впрочем, разочарование - лишь болезненная степень на пути к отрешенности. И вот он, нравственный срез отрешенных, бесстрастных. КТО СВОБОДЕН ОТ РАДОСТИ, НЕТЕРПЕНИЯ, СТРАХА, ВОЛНЕНЬЯ - ТОТ МНЕ ДОРОГ. СОСРЕДОТОЧЕННЫЙ, РЕШИТЕЛЬНЫЙ, ХЛАДНОКРОВНЫЙ, НЕУНЫВАЮЩИЙ, ЧИСТЫЙ, ПОКИНУВШИЙ ВСЕ НАЧИНАНИЯ, ЧТУЩИЙ МЕНЯ, ОН МНЕ ДОРОГ. КТО НЕ РАДУЕТСЯ, НЕ НЕНАВИДИТ, НЕ ТОСКУЕТ, НЕ ВОЖДЕЛЕЕТ, КТО ХОРОШЕЕ И ДУРНОЕ ПОКИНУЛ, БЛАГОГОВЕЙНЫЙ, ТОТ МНЕ ДОРОГ. РАВНЫЙ К НЕДРУГУ, ДРУГУ, РАВНОДУШНЫЙ К БЕСЧЕСТИЮ, СЛАВЕ, К ХОЛОДУ, ЖАРУ, ПРИЯТНОМУ, НЕПРИЯТНОМУ, ОТ СВЯЗЕЙ СВОБОДНЫЙ. РАВНОДУШНЫЙ К ХВАЛЕ, ПОРИЦАНЬЮ, МОЛЧАЛИВЫЙ, ЧТОБЫ НИ СЛУЧИЛОСЬ, ДОВОЛЬНЫЙ, БЕЗДОМНЫЙ, СТОЙКИЙ В ПОМЫСЛАХ, БЛАГОГОВЕЙНЫЙ, ТАКОЙ ЧЕЛОВЕК МНЕ ДОРОГ. (Бхагавадгита 12: 15-19). Отрешенные странствуют не по низинам любви, а по заснеженным вершинам мудрости. Но кто видел их, счастливый? Увы, наравне с поэтами и фарисеями к основанию, а не к вершине божественной пирамиды припадает и автор этой книжечки, пытающийся учить. Чему может научить дуб березу? Дубоватости? Лучше найти действительного Учителя, который открывается в посте и молитве и каждому дает надлежащее. Поэтическую метафору не следует понимать буквально. ДА БЕГУТ В ГОРЫ (Матфей 24:16) - вовсе не значит, что надо взбираться и карабкаться на горные массивы, хребты, кряжи, скалы, плато, возвышенности потому, что они ближе к небу. Таким вояжем продлишь заходящее солнце, но не избегнешь тьмы. Библейские горы - это горы семидесяти седмин вечного завета и поста. Библейский Сион - это числа, времена, состояние духовной реализации. И я любил. И я изведал
Безумный хмель любовных мук,
И пораженья и победы,
И имя: враг; и слово: друг.
Их было много... Что я знаю?
Воспоминанье, тени сна...
Я только странно повторяю
Их золотые имена.
Их было много. Но одною
Чертой соединил их я,
Одной безумной красотою,
Чье имя: страсть и жизнь моя.
И страсти таинство свершая,
И поднимаясь над землей, Я видел, как идет другая На ложе страсти роковой...
И те же ласки, те же речи,
Постылый трепет жадных уст, И примелькавшиеся плечи...
Нет! Нет! Мир бесстрастен, чист и пуст!
И, наполняя грудь весельем,
С вершины самых снежных скал
Я шлю лавину тем ущельям,
Где я любил и целовал!
(Александр Блок, Арфы и скрипки) ЭЙ, ЭЙ! БЕГИТЕ ИЗ СЕВЕРНОЙ СТРАНЫ, ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: ИБО ПО ЧЕТЫРЕМ ВЕТРАМ НЕБЕСНЫМ Я РАССЕЯЛ ВАС, ГОВОРИТ ГОСПОДЬ. СПАСАЙСЯ, СИОН, ОБИТАЮЩИЙ У ДОЧЕРИ ВАВИЛОНА (Захария 2:6,7). Для христианина здесь тоже аналогичное иносказание к исполнению вечного завета: оставить северную страну семи дней и реализоваться по модификациям мужского и женского начал или, что то же самое, по ветрам севера, востока, юга, запада - седмине, полутора седминам, двум седминах и трем седминах.
Мы чужаки в толпе, нам не нужна победа - Ни мир ценой войны, ни хлеб ценой вранья,
Тюремный двор земли цветёт на грани бреда,
Не принимая нас, и Бог ему судья.
Среди ещё живых теней седьмого круга
Скрываясь и скользя уже в который раз,
По загнанным глазам узнаем мы друг друга,
И счастье не сразит и не удержит нас.
Меж телом и душой, меж змием и женою,
И смертью смерть поправ, ворота распахнуть
Туда, где дар любви не осквернён виною
И только в небеса ведёт Орфея путь.
Вперёд, держись за ту звезду над переправой!
А бездна под стопой всего лишь с полверсты.
Да будет твой побег увенчан вечной славой,
Мой бедный брат, всегда сжигающий мосты!
(Надежда Мальцева, Мост)
У пророка Софонии третья глава тоже начинается с неудовольствия на "семерку", потому что она есть князья, как рыкающие львы, судьи, как вечерние волки, пророки, как люди легкомысленные и вероломные, и священники, оскверняющие святыню и попирающие закон. В гневе производится опустошение. Но опустошение Господне - благо. Это ревизия исчерпанной семерки в единицу, возрождение и продолжение жизни. Поэтому пророк восклицает: ЛИКУЙ ДЩЕРЬ СИОНА! ТОРЖЕСТВУЙ, ИЗРАИЛЬ! ВЕСЕЛИСЬ И РАДУЙСЯ ОТ ВСЕГО СЕРДЦА, ДЩЕРЬ ИЕРУСАЛИМА! ОТМЕНИЛ ГОСПОДЬ ПРИГОВОР НАД ТОБОЮ, ПРОГНАЛ ВРАГА ТВОЕГО! ГОСПОДЬ, ЦАРЬ ИЗРАИЛЕВ, ПОСРЕДИ ТЕБЯ: УЖЕ БОЛЕЕ НЕ УВИДИШЬ ЗЛА. И вот каковы результаты седмины поста: В ТОТ ДЕНЬ ТЫ НЕ БУДЕШЬ СРАМИТЬ СЕБЯ ВСЯКИМИ ПОСТУПКАМИ ТВОИМИ, КАКИМИ ТЫ ГРЕШИЛ ПРОТИВ МЕНЯ, ИБО ТОГДА Я УДАЛЮ ИЗ СРЕДЫ ТВОЕЙ ТЩЕСЛАВЯЩИХСЯ ТВОЕЮ ЗНАТНОСТЬЮ, И НЕ БУДЕШЬ БОЛЕЕ ПРЕВОЗНОСИТЬСЯ НА СВЯТОЙ ГОРЕ ТВОЕЙ. НО ОСТАВЛЮ СРЕДИ ТЕБЯ НАРОД СМИРЕННЫЙ И ПРОСТОЙ, И ОНИ БУДУТ УПОВАТЬ НА ИМЯ ГОСПОДНЕ. ОСТАТКИ ИЗРАИЛЯ НЕ БУДУТ ДЕЛАТЬ НЕПРАВДЫ, НЕ СТАНУТ ГОВОРИТЬ ЛЖИ, И НЕ НАЙДЕТСЯ В УСТАХ ИХ ЯЗЫКА КОВАРНОГО, ИБО САМИ БУДУТ ПАСТИСЬ И ПОКОИТЬСЯ, И НИКТО НЕ ПОТРЕВОЖИТ ИХ (Софония 3:11-13). И если это результаты только седмины поста, то сколь приятны плоды семи седмин и пуще семидесяти седмин!
Как Лотова жена, окаменевший Крым
Глядит вослед достигшему Стамбула,
И, Лот, прости, что вспять взглянула,
Что очага ей сладок горький дым.
К воротам золотым, к горе с руном аула, К лозе внизу и к тем холмам пустым
Припавшая тебя не обманула,
Застывши слезопадом соляным.
Но Бог велит меняться, чтобы сдуло
Всю ветошь дуновением одним,
Он не любезен, им гоним
По зыбям тот, кто тверже стен и стула.
(Дмитрий Авалиани).
Так достигнут пост, который избрал Господь устами пророка Исайи? (Глава 58). ДУХ ГОСПОДЕНЬ НА МНЕ, ИБО ГОСПОДЬ ПОМАЗАЛ МЕНЯ БЛАГОВЕСТВОВАТЬ НИЩИМ, ПОСЛАЛ МЕНЯ ИСЦЕЛЯТЬ СОКРУШЕННЫХ СЕРДЦЕМ, ПРОПОВЕДОВАТЬ ПЛЕННЫМ ОСВОБОЖДЕНИЕ И УЗНИКАМ ОТКРЫТИЕ ТЕМНИЦЫ, ПРОПОВЕДОВАТЬ ЛЕТО ГОСПОДНЕ БЛАГОПРИЯТНОЕ И ДЕНЬ МЩЕНИЯ БОГА НАШЕГО, УТЕШИТЬ ВСЕХ СЕТУЮЩИХ НА СИОНЕ, ЧТО ИМ ВМЕСТО ПЕПЛА ДАСТСЯ УКРАШЕНИЕ, ВМЕСТО ПЛАЧА - ЕЛЕЙ РАДОСТИ, ВМЕСТО УНЫЛОГО ДУХА - СЛАВНАЯ ОДЕЖДА (Исайя 61:1-3). В седьмой день Господь воцарился на троне, и трон обоснован на водах первого дня. ЛИКУЙ ОТ РАДОСТИ, ДЩЕРЬ СИОНА, ТОРЖЕСТВУЙ, ДЩЕРЬ ИЕРУСАЛИМА: СЕ ЦАРЬ ТВОЙ ГРЯДЕТ К ТЕБЕ, ПРАВЕДНЫЙ И СПАСАЮЩИЙ, КРОТКИЙ, СИДЯЩИЙ НА ОСЛИЦЕ И НА МОЛОДОМ ОСЛЕ, СЫНЕ ПОДЪЯРЕМНОЙ (Захария 9:9). Подъяремная ослица - благословенная семерка, а ее молодой сын - новое грядущее время величиной в одну седмину. СЛАВЛЮ ТЕБЯ, ЧТО ТЫ УСЛЫШАЛ МЕНЯ И СОДЕЛАЛСЯ МОИМ СПАСЕНИЕМ. КАМЕНЬ, КОТОРЫЙ ОТВЕРГЛИ СТРОИТЕЛИ, СОДЕЛАЛСЯ ГЛАВОЮ УГЛА: ЭТО ОТ ГОСПОДА, И ЕСТЬ ДИВНО В ОЧАХ НАШИХ. СЕЙ ДЕНЬ СОТВОРИЛ ГОСПОДЬ: ВОЗРАДУЕМСЯ И ВОЗВЕСЕЛИМСЯ В ОНЫЙ! Семиценный камень стал фундаментом, первой седминой строящегося здания.
Пост достигнут, но знамение куплено, если воспользоваться терминологией Корана, за малую цену. И ВОТ АЛЛАХ ВЗЯЛ С ТЕХ, КОМУ ДАРОВАНО ПИСАНИЕ, ЗАВЕТ: "ВЫ БУДЕТЕ РАЗЪЯСНЯТЬ ЕГО ЛЮДЯМ И НЕ БУДЕТЕ СКРЫВАТЬ". НО ОНИ БРОСИЛИ ЕГО ЗА СВОИ СПИНЫ И КУПИЛИ ЗА ЭТО МАЛУЮ ЦЕНУ. СКВЕРНО ЖЕ ТО, ЧТО ОНИ ПОКУПАЮТ! (Коран 3, 184).НЕ ПОКУПАЙ ЖЕ ЗА ДОГОВОР С АЛЛАХОМ МАЛОЙ ЦЕНЫ! ПОИСТИНЕ, ТО, ЧТО У АЛЛАХА, ЛУЧШЕ ДЛЯ ВАС, ЕСЛИ ВЫ ЗНАЕТЕ! ТО, ЧТО У ВАС, ИССЯКАЕТ, А ТО, ЧТО У АЛЛАХА, ОСТАЁТСЯ. И ВОЗДАДИМ МЫ ТЕМ, КОТОРЫЕ ТЕРПЕЛИ, НАГРАДУ ИХ ЕЩЁ ЛУЧШИМ, ЧЕМ ТО, ЧТО ОНИ ДЕЛАЛИ (Коран 16: 97,98) По определению апостола Павла, это только мечта и вера, псевдоцарствие (1 Коринфянам 4:8), один из этапов на пути к любви. Все знают, как навязчивы сектанты в проповеди Евангелия. Но силы и правды Евангелия здесь еще нет. Поэтому Павел призывает коринфян - РАСПРОСТРАНИТЕСЬ! (2 Коринфянам 6:13). Это тот же самый евангельский зеленый свет ДА БЕГУТ В ГОРЫ, но иначе оформленный. Ведь метафорических образов бесчисленное множество. Например, царь Соломон о данной ситуации говорит притчей: ПОМЫСЛЫ В СЕРДЦЕ ЧЕЛОВЕКА - ГЛУБОКИЕ ВОДЫ, НО ЧЕЛОВЕК РАЗУМНЫЙ ВЫЧЕРПЫВАЕТ ИХ (Притчи 20:5). А вычерпывает воды тот, кто от единицы первого, потопного, дня творения, от страстей-напастей, эмоций, желаний снова бежит под защиту благословенной семерки.
Куда интереснее быть стариком!
Как тот путешественник сходишь на берег,
Устав от прогресса Европ и Америк,
К родному порогу идешь прямиком.
Куда интереснее быть стариком!
Примолкли претензии. Стихнули страсти.
Не рвется душа ни к богатству, ни к власти.
Раздумье и опыт уселись рядком.
Куда интереснее быть стариком! Солдатская лямка не давит на плечи,
Не надо спасаться от вражьей картечи,
Не надо прокалывать "фрица" штыком. Куда интереснее быть стариком!
Глядеть, как мерзавцы ползут на вершину.
Как женщина за нос проводит мужчину.
Как зло доброту попирает молчком.
Куда интереснее быть стариком!
В былое входить, как в свою кладовую,
С прошедшей бедой заключать мировую,
От всех обольщений спасаться смешком. Куда интереснее быть стариком!
Вдруг с глаз пелена самомненья спадает,
Гордыня на психику больше не давит.
Ты - остров - смыкаешься с материком.
Куда интереснее быть стариком!
(Виктор Кочетков) Неффалим - знаковые числа 7,5 или 1,5. Вот он, ПРИМИРИТЕЛЬ (Бытие 49:10), einziger, единый, евнух! Как время, весна, простирается до полутора седмин. БЛАЖЕННЫ ЕДИНСТВЕННЫЕ И ИЗБРАННЫЕ, ИБО ВЫ НАЙДЕТЕ ЦАРСТВО, ИБО ВЫ ОТ НЕГО И ВЫ СНОВА ТУДА ВОЗВРАТИТЕСЬ (Евангелие от Фомы). Конечно же, Неффалим в дверях Царствия, ведь двери между единицей и двойкой: ОТ СМОКОВНИЦЫ ВОЗЬМИТЕ ПОДОБИЕ: КОГДА ВЕТВИ ЕЕ СТАНОВЯТСЯ УЖЕ МЯГКИ И ПУСКАЮТ ЛИСТЬЯ, ТО ЗНАЕТЕ, ЧТО БЛИЗКО ЛЕТО; ТАК КОГДА ВЫ УВИДИТЕ ВСЕ СИЕ, ЗНАЙТЕ, ЧТО БЛИЗКО, ПРИ ДВЕРЯХ (Матфей 24 : 32-33). Пришествие Иисуса Христа на облаках небесных ради избранных - в дверях. Только не надо понимать буквально: Иисус Христос в человеческом облике, грядущий на облаках, - нет и нет. Под облаком подразумевается круг времени. Вот для сравнения разнородные слова из единой семантической группы, все они означают круг: облако, яблоко, облатка, облик, облачение, обол, обруч. Время обновляется каждую седмину, и пришествие Иисуса Христа происходит при незрячих глазах каждого поколения - НЕ ПРЕЙДЕТ РОД СЕЙ, КАК ВСЕ СИЕ БУДЕТ (Матфей 24:34).
ИЕРУСАЛИМ! ИЕРУСАЛИМ! ИЗБИВАЮЩИЙ ПРОРОКОВ И КАМНЯМИ ПОБИВАЮЩИЙ ПОСЛАННЫХ К ТЕБЕ! CКОЛЬКО РАЗ ХОТЕЛ Я СОБРАТЬ ЧАД ТВОИХ, КАК ПТИЦА ПТЕНЦОВ СВОИХ ПОД КРЫЛЬЯ, И ВЫ НЕ ЗАХОТЕЛИ (Лука 13:34). Что значат сии слова, если отвлечься от Христа, как человека, и представить Его, как творящее время, которое творит по своему подобию? Cлова сии, если обобщить, сожаление о подавленном женском начале, об агрессии против него. Собранные под крыльями птицы птенцы - это манифестируемая гармония между мужским и женским началом сеющего и жнущего (женущего) в неразрывном, едином евнухе. Соломон жалуется, что ГОРЧЕ СМЕРТИ ЖЕНЩИНА, ПОТОМУ ЧТО ОНА СЕТЬ, И СЕРДЦЕ ЕЕ - СИЛКИ, РУКИ ЕЕ - ОКОВЫ, ДОБРЫЙ ПРЕД БОГОМ СПАСЕТСЯ ОТ НЕЕ, И ГРЕШНИК УЛОВЛЕН БУДЕТ ЕЮ (Екклесиаст 7:26).Так же вполне может высказаться и любая женщина о мужчине, который пожал ее свободу, привязал ее к своим эгоистическим нуждам, к переливанию из пустого в порожнее, ведь в словах "жена" и "жених" тот же самый корень - жен, что по-древнеруски значит серп, орудие жатвы. Поэтому женитьба (женитва) та же самая жатва, страда, страдание, испытание. Добрый евнух - как раз форма спасения от разрушительного женского начала путем перевода его внутрь под дружеский контроль мужского начала. ВОТ, ОТРОК МОЙ, КОТОРОГО Я ДЕРЖУ ЗА РУКУ, ИЗБРАННЫЙ МОЙ, К КОТОРОМУ БЛАГОВОЛИТ ДУША МОЯ. ПОЛОЖУ ДУХ МОЙ НА НЕГО, И ВОЗВЕСТИТ НАРОДАМ СУД, НЕ ВОЗОПИЕТ И НЕ ВОЗВЫСИТ ГОЛОСА СВОЕГО, И НЕ ДАСТ УСЛЫШАТЬ ЕГО НА УЛИЦАХ; ТРОСТИ НАДЛОМЛЕННОЙ НЕ ПЕРЕЛОМИТ, И ЛЬНА КУРЯЩЕГОСЯ НЕ УГАСИТ; БУДЕТ ПРОИЗВОДИТЬ СУД ПО ИСТИНЕ; НЕ ОСЛАБЕЕТ И НЕ ИЗНЕМОЖЕТ, ДОКОЛЕ НА ЗЕМЛЕ НЕ УТВЕРДИТ СУДА, И НА ЗАКОН ЕГО БУДУТ УПОВАТЬ НАРОДЫ (Исайя 42). По своей природе евнух не может допустить доминанты ни мужскому, ни женскому началу - это было бы самоковерканьем, надругательством над своей природой. Манифестация евнуха - равенство, братство, справедливость, мир, любовь.
И ВЫ НЕ ЗАХОТЕЛИ. Правда, говоря так, Иисус Христос как бы подыгрывает общепринятому шаблону, человеческому невежеству, мнящему себя со свободной волей. Но даже если ее и нет, плач о Иерусалиме безутешен. О ЕСЛИ БЫ И ТЫ ХОТЯ БЫ В СЕЙ ТВОЙ ДЕНЬ УЗНАЛ, ЧТО СЛУЖИТ К МИРУ ТВОЕМУ! НО ЭТО СОКРЫТО НЫНЕ ОТ ГЛАЗ ТВОИХ, ИБО ПРИДУТ НА ТЕБЯ ДНИ, КОГДА ВРАГИ ТВОИ ОБЛОЖАТ ТЕБЯ ОКОПАМИ И ОКРУЖАТ ТЕБЯ, И СТЕСНЯТ ТЕБЯ ОТОВСЮДУ, И РАЗОРЯТ ТЕБЯ И ПОБЬЮТ ДЕТЕЙ ТВОИХ В ТЕБЕ, НЕ ОСТАВЯТ В ТЕБЕ КАМНЯ НА КАМНЕ ЗА ТО, ЧТО ТЫ НЕ УЗНАЛ ВРЕМЕНИ ПОСЕЩЕНИЯ ТВОЕГО (Лука 19: 42-44).
Действительно, что служит к миру? Цитируемая ситуация обобщенно демонстрирует возмездие - подавление мужского начала женским. К миру бы послужило неучастие обеих сторон в жертвоприношениях, воздержание от поедания друг друга, успокоенность на том, что имеешь. Ведь уже подразумевалось: ни сеять, ни пахать, ни бороздить не стоит, чтобы не сочетать прокисшую уксусную семерку с несостоявшимся эквивалентом партнерства.
Печорин женился на Вере,
Устав от бесплодных страстей, Грушницкий женился на Мэри,
Они нарожали детей.
Семейное счастье коротко,
Фортуна к влюбленным щедра:
У Веры проходит чахотка,
У Мэри проходит хандра.
Как жаль, что такого исхода
Безвременье нам не сулит!
Cудьба тяжела, как свобода,
Беспомощна, как инвалид.
Любовь переходной эпохи Бежит от кольца и венца:
Финалы, как правило, плохи,
И сын презирает отца.
Должно быть, есть нечто такое
И в воздухе нашем самом,
Что радость тепла и покоя
Не ладит с угрюмым умом.
Терпите и Бога молите, Смиряя гордыню свою,
Чтоб Левин женился на Кити,
И время вошло в колею!
Когда бы меж листьев чинары
Укрылся дубовый листок!
Когда б мы разбились на пары,
Забыв про бурлящий Восток,
Дразнящий воинственным кликом,
О, Боже, мы все бы снесли, Когда бы на севере диком
Прекрасные пальмы росли!
Но в Персию едет Печорин,
И зря воровал Азамат,
И воздух простуженный черен,
И автор навек не женат.
Грустить о своих половинах,
Томиться привычной тоской,-
Покамест на наших руинах
Не вырастет новый Толстой.
(Дмитрий Быков, Семейное счастье)
В содержании нового, а лучше сказать, всегда восстающего на рубеже масштабных седмин Толстого, - впрочем имя собственное и фамилия здесь неуместны, главное, что это пророк, обличитель, учитель, - обычна проповедь безбрачия, имеется ввиду его "Крейцерова соната". Ведь императивы безбрачия были в истории России и ранее - "неженатые - не женитесь, женатые - разженитесь!"(Данило Филиппов) Если Христос появляется на облаке времени, его поверенный возрождается во плоти. И ВЫ НЕ ЗАХОТЕЛИ. СЕ, ОСТАВЛЯЕТСЯ ВАМ ДОМ ВАШ ПУСТ. СКАЗЫВАЮ ЖЕ ВАМ, ЧТО ВЫ НЕ УВИДИТЕ МЕНЯ, ПОКА НЕ ПРИДЕТ ВРЕМЯ, КОГДА СКАЖЕТЕ: БЛАГОСЛОВЕН ГРЯДЫЙ ВО ИМЯ ГОСПОДНЕ (Лука 13:35). То есть надежда на Иисуса Христа не то, что не оправдывается, но она откладывается.
И ВЫ НЕ ЗАХОТЕЛИ. Хотя, милость не от желающего, но от Милующего (Римлянам 9:16). Когда Милующий наделяет любовью, даже кирпичи в стене перевязываются крепко-накрепко - крестовой или цепной перевязкой. Когда Бог охлаждает любовь, появляется неслыханная теория раздельного питания: отдельно белки, отдельно углеводы, а кирпичам в стене дается определенная свобода и независимость: женские ложки перевязываются мужскими тычками при многорядной кладке гораздо реже или совсем не перевязываются при липецкой ("липовой") кладке. Но значит ли, что при размеренном чередовании любви и свободы серьезного пришествия Иисуса Христа не грядет? ПРИГОТОВЬТЕ ПУТЬ ГОСПОДУ, ПРЯМЫМИ СДЕЛАЙТЕ В СТЕПИ СТЕЗИ БОГУ НАШЕМУ, ВСЯКИЙ ДОЛ ДА НАПОЛНИТСЯ, ВСЯКАЯ ГОРА И ХОЛМ ДА ПОНИЗЯТСЯ, КРИВИЗНЫ ВЫПРЯМЯТСЯ И НЕРОВНЫЕ ПУТИ СДЕЛАЮТСЯ ГЛАДКИМИ, И ЯВИТСЯ СЛАВА БОЖИЯ, И УЗРИТ ВСЯКАЯ ПЛОТЬ СПАСЕНИЕ БОЖЬЕ (Исайя 40:3-5). Любовь Божья некогда достигнет такой силы, что описанные центростремительные тектонические процессы соединят даже материки на земном шаре воедино. И скажут:"Он здесь, Он пришел, Он зовет..."
Не верьте - Я все вам сказал наперед.
Придут к вам пророки, придут чудодеи,
Над толпами длани протянут Мессии
В Евфратских песках, на камнях Иудеи,
В полях, занесенных снегами, России; И двинется вслед за вождями народ.
Не верьте, Я все вам сказал наперед. На улицу кликнут - останьтесь в дому.
"Он здесь, в этом доме!" - ступайте из дома,
Отвергнув соблазна восторг и истому,
Меня не узнать не дано никому .
И если звезда на Востоке взойдет -
Не верьте, Я все вам сказал наперед.
А путь легковерных укажут вам птицы,
Что станут над падалью смрадной кружится.
(Евгений Храмов, Завет).
Неффалим, несомненно, избранный из братьев, но почему юдоль Неффалима благословенна не так, как замечательная судьба Иосифа? Мученик! Так и прошел,
Так и облекся в хулу,
Меньшее выбрав из зол -
Непротивление злу.
В землю зарывший талант,
Попусту теплил алтарь, Слухов не оправдал, Вписанных в календарь.
Посланный быть впереди,
Что ж ты не свергнул мороз!
Разве не ты на груди
Книги крамольные нес?
Ночью бывало не спит, Нянчит идею борьбы...
Где ж он, твой динамит,
Где твое "мы не рабы"?
Милый, тебе каково
Было свой век коротать: Все понимать и страдать,
И не свершить ничего!
Так и ушел навсегда
С чистым дыханьем стыда.
Но накопилась вода
В сумраке снега и льда;
Где-нибудь с крыши навис
Пласт, и зимы не спасти:
Двинулся, рушится вниз,
Рвя провода на пути.
(Светлана Сырнева, Март)
Впрочем, евнух - не только сомнительный март, а также благостный апрель и ликующий май. Кажется, здесь самое подобающее место,
чтобы разместить стихотворение Юрия Кузнецова "Портрет Учителя".
Он истину мира сего
Принес на ладони тебе:
"Не мысли другому того
Чего не желаешь себе."
Он светло - рус, и мягко бьет о плечи
Его волос струящийся поток,
И чист его широкий светлый лоб,
И нет на нем морщин противоречий;
Темней волос его прямые брови,
Его глаза невыразимы в слове,
Как будто небеса глядят на вас,
Чуть подняты обочья синих глаз,
И глубину ресницы оттеняют;
Едва заметно скулы проступают, А плавный нос ни мягок и ни груб,
Усы не закрывают полных губ.
Густая борода не велика,
Слегка раздвоена на подбородке.
Высок и прям. Его издалека
Народы узнавали по походке.
Он исходил и Запад, и Восток, И Юг, И Север вдоль и поперек.
Две бездны разом видел он во мраке:
И солнце, и луну. И на песке
Порой чертил пространственные знаки
И после их сметал в глухой тоске.
Ученики, предавшие его,
Такое действо посчитали странным
И, потаясь, спросили: "Отчего Не пишешь ты на чем-то постоянном?" И слово указательным перстом
Он начертал на воздухе пустом.
И вспыхнуло и засияло слово,
Как молния... И молвил он сурово:
"Вот ваше постоянное. Вот то,
Чего не может вынести никто.
Покоя нет. Вы грезите покоем, А силы тьмы вокруг теснятся роем.
Три битвы, три войны идут от века.
Одна идет сокрыта тишиной,
Между свободной волей человека
И первородно-личною виной.
Вторая битва меж добром и злом,
Она шумит по всем земным дорогам.
А третья между дьяволом и богом,
Она гремит на небе голубом.
В душе и рядом бьется тьма со светом,
И первый крик младенца - он об этом.
Раскаты грома слышатся в крови,
Но говорю вам: истина в любви.
Не ждите чуда, не просите хлеба.
"Ваш путь туда!" - он указал на небо.
Ученики ему сказали: "Отче,
Уныние в крови, а ты горишь
И коротко и просто говоришь,
Но можешь ты сказать еще короче?"
"Могу!" - и на ладони написал
Он истину и миру показал:
"В двух первых битвах победите с нею.
О третьей битве говорить не смею.
Направит вас туда, преобразив,
Иного мира воля и порыв." Иосиф - знаковые числа 8 или 2. Как время заключает в себе две седмины. По коранической терминологии - время удвоения. Женское начало, лето, БЛАГОПРИЯТНОЕ ЛЕТО ГОСПОДНЕ (Исайя 61:2), ЛЕТО БЛАГОСТИ (Пс 64:12). Плодоносная пора. Вся результативность сконцентрирована здесь, и женские БЛАГОСЛОВЕНИЯ БЕЗДНЫ, СОСЦОВ И УТРОБЫ доминируют над прежними мужскими благословениями ГОР ДРЕВНИХ И ПРИЯТНОСТЯМИ ХОЛМОВ ВЕЧНЫХ. Вениамин - знаковые числа 9 или 3. Гермафродит, осень. Утренний и вечерний хищники, волки - так представляются в гермафродите сопряженные мужское и женское начала. Время Вениамина заключает в себе три седмины. Вениамин, как младший сын должен бы ожидать наилучших благословений, но природой в нем заложены разрушительные силы. Не могут удержаться в дланях Вениамина восхитительные Иосифовы плоды нетленными - они портятся.
"Пожалуй, не люблю, - сказал,-
Но не грусти:
Других я не люблю
Значительно сильнее.
Возьми, что нажил я,
Коль сможешь унести:
Закаты над рекой,
Неполных лун камеи,
Заначенный экспромт -
Тот, что на чёрный день, Уверенность в себе
(В ней всё - одна бравада),
Бессонниц благодать,
А ежели не лень -
Возьми и жизнь саму,
Мне ничего не надо.
И вспомнила рассказ
О мастере мостов:
Без отдыха и сна,
Иной не зная страсти,
Он строил дивный мост.
Когда был мост готов,
Созвал всех горожан
Счастливый дряхлый мастер.
Он им сказал: "Не зря
Был я судьбой храним!
Я завершил свой труд!
Труд жизни! Неужели!.."
И он прошёл свой мост.
И рухнул мост за ним...
И я, как мастер тот,
Своей достигла цели...
(Анна Гедымин)
ОТРЕЧЕНИЕ ОТ ВСЕХ ПЛОДОВ ДЕЙСТВИЙ - это красная нить вечного завета, - ОТ ОТРЕЧЕНИЯ НЕПОСРЕДСТВЕННО ПРОИСХОДИТ МИР(Бхагавадгита 12:12).
Если в мои поученья уверовав сердцем, ты станешь Чистою мыслью их созерцать с благосклонным вниманьем, То несомненно они на всю жизнь тебе будут опорой, Множество так же других обретешь из них ценных стяжаний; Ибо они вытекают одно из другого согласно
С качеством каждого. Если же будешь стремиться к иному, В чем бесконечных скорбей и душевного мрака источник,- Скоро покинут тебя мимолетные эти стяжанья, К милому лону природы родной возвратиться желая. Ибо знай, что во всем есть разумности доля и мысли.
Зелья узнаешь, какими недуги и дряхлость врачуют,
Только тебе одному я открыть это все собираюсь. Ветров, не знающих отдыха, ярость удерживать будешь,
Что устремляясь на землю, порывами пажити губят;
Если ж захочешь, - обратное вновь их воздвигнешь дыханье.
Мрачного после ненастья доставишь желанное ведро, В летнюю ж засуху зелень питающий вызовешь ливень. Хлынет потоками влага с эфирного неба на землю
Даже усопшего мужа вернешь из Аида.
(Эмпедокл).
Долгалев Виктор Федорович E-mail: ostrow72@reg.avtlg.ru
Телефон.8(84457) 2-52-36 г. Камышин 
Документ
Категория
Религия
Просмотров
76
Размер файла
590 Кб
Теги
монография, статья
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа