close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Исследование формирования классической школы в Школе экономической мысли Мартыновского

код для вставкиСкачать
Aвтор: Хильковский А.И., студент Одесская частная академия современных технологий, кафедра экономической теории, Одесса, 2000г.
Министерство образования Украины
Одесская частная академия современных технологий
Кафедра экономической теории
РЕФЕРАТ
ПО ИСТОРИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ НА ТЕМУ:
Исследование формирования классической школы в Школе экономической мысли Мартыновского Выполнил: Хильковский А.И.
Проверил: канд. эк. н., доцент
Мифонов Г.Ф.
г. Одесса
2000 г.
Школа экономической мысли, основаная крупным ученым-экономистом С.В. Мартыновским в начале 60-х XX века, полностью сформировалась как самостоятельное научное направление в конце 80-х, и продолжает развиваться до сих пор.
Школа экономической мысли Мартыновского отличается от существующих до сих пор глубоким анализом важнейших проблем экономической науки, при этом рассматривается возможность их решения на практике. Сергей Владимирович впервые доказал, что экономика - точная наука, изучающая объективную среду товарных связей - рынок.
Школа Мартыновского представляет собой уникальное явление в экономической науке XX-XXI века. Детально разрабатывается теория эволюционной экономики, на основании исследования истории экономической мысли и обработки громадного количества статистического материала. Разработана новая концепция экономического цикла и связанная с ним авторская система показателей, позволяющая с очень высокой точностью прогнозировать коньюнктуру рынка на основании статистической информации.
Кроме того разработана концепция выхода экономики стран Постсоветского пространства из развала, с учетом многих не рассмотренных до сих пор деталей наследия тоталитарного режима, как псевдонаучного так управленческо-чиновьичего. Также на основании исследования истории экономической мысли показаны возможности их применения к сегодняшнему дню и исследованию дальнейшего развития и изменения экономическойц системы.
Школой Мартыновского поставлено и решается множество проблем современной цивилизации, связанных со сферой товарного производства.
По многочисленным свидетельствам очевидцев, Сергей Владимирович несколько десятилетий назад уже доказывал несостоятельность системы фиктивного планирования, неспособной установить нормадльный баланс между объемом и структурой производства и объемом и структурой потребностей, что делает система товарных связей - рынок.
Синтезировавшая, вобравшая в себя всю глубину научных представлений экономической мысли от Аристотеля до наших дней, в соответствии с проблемами сегодняшнего дня школа представляет собой поистине уникальное явление в мировой экономической науке. Научными результатами исследований школы Мартыновского можно руководствоваться при осуществлении хозяйственной политики как в настоящее время, так и в будущем, т.к. в этой школе детально разработан принципиально новый концептуальный подход к анализу экономических проблем любого уровня сложности на основании исследования рыночных связей в чистом виде и выяснения их доли в современных условиях обобществления, где все больший удельный вес приобретают технико-технологические связи.
Таким образом, создано научное наследие, которое по полному праву может называться школой экономической мысли профессора Мартыновского. Ценность его вклада в экономическую науку не поддается никакому соизмерению. Надеемся на то, что настанет в нашей стране время, когда проблемами управления хозяйственной системой будут заниматься профессионально. Лишь тогда мы сможем приблизиться к пониманию того, сколько сделал для нас Сергей Владимирович.
Экономическая наука как определенная система знаний, отделившаяся от других его областей, сформировалась с возникновением и повсеместным распространением господства промышленного капитала и стала его теоретическим отражением с той или иной степенью достоверности.
Достоверность эта связана прежде всего со сложностью познания сути товарных отношений, когда явление обмена полностью искажает природу этого процесса то, что Маркс впоследствии назвал товарным фетишизмом.
Формированию промышленного капитала предшествовало развитие торгового капитала, охватывающего сферу обращения, тогда как в производстве преобладали феодальные отношения, основанные на насилии и угнетении. Вместе с ростовщическим капиталом, товарный капитал подготовили основу для развития капитала в промышленности. Со времен А.Смита возник термин - "первоначальное накопление", связанный с превращением мелких собственников в сельском хозяйстве и ремесленников в городах в свободных людей, в лиц наемного труда, разоренных и лишенных собственности. Поскольку деньги, причем больше чем вкладывались, извлекались из обращения, из товарного обмена, то возникало представление об особой роли торговли как источника извлечения новой стоимости - прибыли. Именно здесь возникали первые капиталистические отношения, когда производство было еще пропитано прямым насилием, господством рабского и феодального гнета.
Здесь же возникают и первые отношения буржуазного равенства - равная прибыль на равный капитал. Правда только в отношении тех кто вкладывал капитал в организацию торговой компании.
Только деньги в их золотой или серебрянной телесности извлекаемые из обращения представлялись единственным источником богатства. Отсюда чем больше денег в стране тем богаче страна, сильнее власть. Возникает первая осознанная государством экономическая политика, названная меркантилизмом. Ее целью было привлечение и сохранение в стране как можно большего количества денег. Для чего следует необходимость содействия экспортной торговле, побольше продавать и поменьше покупать, т.е. импортировать. Иностранным купцам даже запрещалось вывозить деньги, вырученные от продажи товаров из страны, а расходовать их на месте.
Постепенно политика примитивного меркантилизма, сменилась более осмысленной. Для увеличения поступления денег возникла необходимость развивать производство в тех отраслях, которые работали на экспорт. Государственная политика стала направленной на развитие промышленного производства. Возникают новые мануфактуры, предвестники предприятий капиталистического производства.
Новый этап в развитии меркантилизма потребовал более углубленных экономических взглядов. Развитие промышленности стало несовместимо с господством государственных привилегий, ограничений и запретов. Возникла необходимость экономической свободы, свободы предпринимательства и свободы продажи рабочей силы, а для этого свободы человеческой личности. Провозглашается идея свободы, как естественного права, сформулированная лучшими представителями философской мысли, выводившими свою теорию из самой природы человека, из его естественных природных прав, ставшими впоследствии знаменем буржуазных революций - "свобода, равенство и братство".
Кроме того новой особенностью меркантилистских взглядов, отражающих потребности экономического развития, связанных с идеей активного торгового баланса, стала политика структурных изменений в экспортной торговле, дающая возможность большего поступления денег.
В Англии, в частности, запрещался вывоз шерсти, но поощрялся вывоз готовой продукции. Вместе с тем ограничивался ввоз импортных готовых изделий облагаемых высокими пошлинами, что усиливало конкурентоспособность британской промышленности и содействовало росту мануфактур. Под государственным покровительством строился мощный торговый флот, чем закладывалось мировое господство Великобритании.
Все эти экономические сдвиги в политике не происходили стихийно, а были обусловлены целым потоком дискуссий, которые велись в стране, особенно в специально организованной комиссии по торговле при короле Якове I и кабинете министров еще в 20 гг. XVII века. Наибольшим влиянием в разработке экономической политики пользовались взгляды известного купца, одного из директоров недавно организованной Ост-Индской компании Томаса Мана (1571-1641).
Его идеи, которые как бы соединили даже, скорей противопоставили, поздний меркантилизм и классическую школу. Они отразились в книге с длинным, но ярким названием: "Богатство Англии во внешней торговле, или Баланс нашей внешней торговли как регулятор нашего богатства", изданной в 1664 году, после смутных лет революции и гражданской войны.
Вопреки укоренившимся представлениям классической школы, считавшим меркантилизм глубоко ошибочной системой взглядов, чем то вроде предрассудка, следует признать, что меркантилизм не только отражал интересы буржуазии эпохи господства торгового капитала, но дает пищу для размышлений и в современном мире, особенно для стран с экономикой, разрушенной многолетним господством тоталитарного режима и его наследниками.
Прежде всего он поставил серьезную проблему взаимоотношения государства и экономики, вопросы экономической политики, требуя активного воздействия власти на хозяйственную жизнь страны. Именно это и привлекало в меркантилизме Дж. М. Кейнса.1
Другое дело каким именно должно быть это воздействие, на что оно должно быть направлено. В известном смысле меркантилизм подготовил почву для развития капитализма и соответственно возникновения классической школы, в том числе и путем его критики.
В нашей стране и других близких по своему уровню и историческим судьбам странах, отброшенных на столетия назад, проблема государственного влияния на экономику должна сводиться не к возврату плановой системы, носившей по сути фиктивный характер, а к удалению всех феодальных государственных преград, мешающих осуществлению свободных рыночных связей и к созданию благоприятных условий для инвестиций в важнейшие сферы национальной экономики, методами косвенного воздействия, через кредитную и финансовую системы, к созданию всех рыночных институтов (бирж, банков, посреднических организаций, страховых компаний и т.д.), без которых рыночная система благоприятно развиваться не может.
Советские и постсоветские методы управления привели к разрушению производства в мирных отраслях, прежде всего в таких базовых сферах как сельское хозяйство, пищевая и легкая промышленность, отраслях машиностроения для них, а также во всей рыночной инфраструктурной среде - основе современной экономики.
В результате наше общество все больше напоминает докапиталистические отношения феодальной эпохи, переплетающиеся с мелкотоварным крестьянским производством и господством товарно-ростовщического капитала.
Использование государственного вмешательства, таким образом, возможно лишь при глубоком понимании экономической природы того общества, которое мы наследовали для применения тех методов, которые способствуют развитию свободных рыночных связей.
Меркантилисты уделили особое внимание сфере обращения, тем самым показав значение денег, как исходного и конечного пункта товарного производства. Именно деньги создают в этой системе основу для сопоставимости всех создаваемых ценностей и определяют конечную цель производства.
Важное значение имеет и та роль, которая отводилась государству для защиты национальных интересов своей буржуазии, для ускорения экономического развития.
Дальнейшее формирование экономических взглядов связано с переносом центра исследований из сферы обращения на производство. Основателем таких взглядов стал Уильям Петти (1623-1687), давший миру свое классическое определение: "труд есть отец богатства, земля - его мать". С этого времени перед экономической мыслью человечества был поставлен самый важный и трудный вопрос, не разрешенный по сути до сих пор.
Если эти два фактора - источники богатства то что же создает стоимость, то богатство, которое обычно реализуется в цене и деньгах - форме их выражения. При каких условиях труд процесс физиологический становится экономическим и всегда ли он остается таковым, или как когда-то считал К. Маркс: "коммунизм уничтожает труд"2, но конечно не сразу вдруг, а постепенно.
Что касается земли, то она в самом широком понимании - дар природы, ее явление в самых разнообразных видах. Либо непосредственно в сельском хозяйстве или добывающей промышленности, либо в познании законов природы, их использовании, т.е. опосредованные трудом прошедшим через человеческий разум, воплощенный в науке, технике и технологиях, предающих результатам труда точнее уже деятельности высочайшую производительность. Но тогда - опять возникает проблема - становится ли природа прямо или опосредованно не только создателем богатства материального или духовного, но и источником стоимости ценности? И если да, то при каких условиях? Все дальнейшее развитие экономической мысли человечества непосредственно или косвенно ставило или решало эти вопросы.
Петти, еще не совсем освободившийся от влияния меркантилизма в отношении решающего значения денежной формы, уделяет большое внимание сфере материального производства. По его мнению унция серебра добытая в Перу и доставленная в Лондон эквивалентна одному бушелю хлеба, произведенного за то же время3. Здесь унция серебра выступает "естественной", по Петти, ценой хлеба, что представляется влиянием меркантилизма, но здесь обращено внимание не только на труд, как на источник богатства, но и формулируется закон стоимости - закон эквивалентного обмена. Петти обнаруживает форму стоимости, выраженную в деньгах, еще не отделенную от ее сути - самой стоимости, получившем в дальнейшем у К. Маркса понятие "абстрактного труда". Петти естественно не формулирует предмет экономической науки, но всем своим ходом исследования он дает возможность понять, что речь идет об обмене. Следовательно о рыночных связях между людьми, где он ищет закономерности в осуществлении обмена и источник происхождения цены, которая у него уже форма проявления чего то общего, а именно труда.
Занятно отметить, что У.Петти как и все выдающиеся мыслители XVIII-XIX вв., исследующих экономическую систему, непосредственно выходит своими теоретическими положениями на практическую почву. Петти не только доказывал необходимость ломки феодальных преград, мешавших развитию Англии по голландскому пути (Голландия тогда была наиболее развитой страной, нарождавшегося буржуазного общества), но требовал чтобы все научные положения имели практический выход и были подтверждены статистическими данными.
Обязательноть практической доказательности своих теоретических выводов подводит У. Петти к необходимости создания статистической науки. В работе "Политическая арифметика" впервые поставлен вопрос о необходимости создания статистической службы для сбора данных по целому ряду направлений. Петти не прибегает по его словам к "умозрительным аргументам", а вступает на путь выражения своих мнений на языке чисел, весов и мер. Он впервые осуществил расчет национального богатства Англии, включив в него и оценку стоимости ее населения, считая его не только потенциальным условием создания богатства, но и самим богатством.
Вспоминая заслуги одного из первых основателей статистической науки, без которой подлинно научный анализ немыслим, вероятно стоит опуститься на нашу землю, опустошенную двумя мировыми войнами, но еще в большей степени 80-ти летним господством большевизма и его наследников.
По большому счету наша страна, как и другие страны на постсоветском пространстве по сути лишена подлинной научной экономической статистики. Данные статистики до сих пор состоят лишь в сборке и группировке некоторых социальных и хозяйственных, самых поверхностных показателей, абсолютно не отражающих современное состояние экономики страны и уровень ее развития.
Отсутствуют реальные данные национального дохода, до сих пор исчисляемые по методике соответствующей еще представлениям XVIII в., а важнейшие показатели, характеризующие состояние основного капитала отсутствуют вовсе.
Но это еще не главное. Элементарное четкое положение У. Петти о единстве экономической теории, как основы и хозяйственной практики как ее выражении ни в коей мере не потеряло актуальности, более того приобрело особое значение.
За последние 80 лет образовался не только полный разрыв теории и практики, но даже противопоставление их друг другу. Экономическая теория, особенно в совершенно оторванных от жизни схемах так называемой "политэкономии социализма", преследовала чисто идеологические цели восхваления существующей системы и ее руководства, а практические работники в таких условиях, переносили свое негативное отношение к теории на всю экономическую науку. Такое положение сохраняется и поныне.
После У. Петти нарождающаяся классическая школа не надолго оставляет Англию и переселяется во Францию, чтобы вновь вернуться в своем классическом виде в лице Адама Смита.
Во Франции, где экономические отношения развились значительно медленнее, скованные господством феодального абсолютизма, первые здравые экономические идеи были направлены на преодоление развального состояния сельского хозяйства. Там господствовал тяжелейший гнет алчного дворянства, королевского двора, армии и духовенства. Бремя феодальных повинностей приводило к непрерывному разорению крестьянства, главного плательщика налогов, в стране, где земледелие было основным сектором народного хозяйства, а крестьянство основным ее населением.
Главное направление экономической мысли во Франции поэтому было направлено на спасение сельского хозяйства. Ее первым видным идеологом стал судья из Руана Пьер Лепезан де Буагильбер (1646-1714), а его последователями - школа физиократов, во главе с Франсуа Кенэ (1694-1774).
Можно утверждать, что Буагильбер был первым экономистом во Франции, который положил в основу своих практических хозяйственных выводов систему глубоких теоретических взглядов. Он поставил важнейшую и извечную проблему ценообразования, предложив идею так называемых нормальных цен, которые с одной стороны должны обеспечить определенную прибыль, после покрытия издержек, а с другой поддерживать устойчивый спрос на приобретаемые товары. Таким образом, в элементарной форме была поставлена проблема равновесной цены через двести с лишним лет разработанная А. Маршаллом.
Для установления такой возможности необходимо, по мнению Буагильбера, важнейшее условие - полная экономическая свобода, т.е. свобода конкуренции, нарушение которой становится причиной всех экономических бед. Здесь, таким образом, был впервые провозглашен принцип, впоследствии получивший название: "Laissez faire, laissez passer", пусть идет, как идет; принцип ставший основным в классической школе, пронизывающий всю историю экономической мысли человечества и не потерявший, а точнее приобретший огромное значение для нашей страны, в наше время.
Более того, Буагильбер в своей работе:"О природе богатства, денег и податей" не отрицал необходимости определенного вмешательства государства, использующего налоговую политику для повышения потребительского спроса бедных слоев населения, что будет способствовать развитию производства. Ведь бедняки будут тратить больше на покупку необходимых предметов потребления, что вызовет, в свою очередь, развитие производства. Опять таки, весьма интересная идея, нашедшая развитие через много лет в теории мультипликатора Дж. М. Кейнса и особенно у левых кейнсианцев в современную эпоху4.
В определенном смысле Буагильбер был предшественником Адама Смита, видя источник богатства общества, в противовес меркантилистам, не в деньгах, а в производимых материальных благах.
Представляется, что глубина теоретического анализа и идеи его практической реализации несколько ослабли у его наследников в лице Ф. Кенэ и его секты - школы физиократов. Хотя они внесли и новые интересные идеи и методы в экономическую науку.
Кенэ одним из первых поставил вопрос о природе прибавочного продукта, который производится по его мнению, а также его единомышленников физиократов, только в земледелии. Причем источником этого продукта является сама природа и "поземельные авансы", т.е. капиталовложения сделанные земельными собственниками, необходимые для пользования землей.
Он возможно впервые разделил капиталовложения на те, которые делаются сразу и окупаются постепенно и на те, которые входят составной частью ежегодно в каждый урожай, т.е. разделил капитал, хотя такого термина у него нет (он заменил его понятием "авансы"), на основной и оборотный.
Физиократы четко не разграничивали те понятия, которые лежат в основе цены от тех, где и кем создается богатство нации (т.е. источник стоимости и источник богатства). У них природа, в частности, земледелие - единственный источник богатства. Поэтому те, кто непосредственно возделывает землю, т.е. класс земледельцев - самый производительный, создающий богатство.
В отличие от них существует и класс бесплодный, ничего не прибавляющий к созданному, но перерабатывающий вещество природы - это те, кто не связан с земледелием, но преобразуют продукт сельского хозяйства. Они, по идее физиократов, создают столько, сколько потребляют. В бесплодный класс Кенэ объединяет ремесленников, торговцев, а также рабочих и капиталистов, т.е. всех тех, кто трудится за пределами земледелия. Но Кенэ выделяет еще и третий класс - собственников, который по сути у Кенэ является классом паразитическим. Они получатели продукта, его потребители ничего не дающие обществу взамен. К ним Кенэ относил королевский двор, землевладельцев, служителей культа и всю обслуживающую их челядь. Здесь - не только обнаруживается разделение общества на классы, но и стремление выяснить источник создания богатства, (которое, напомним, по сути не отличается от стоимости) и необходимость определенной направленности экономической политики, требующей внимания и покровительства земледельческого труда. Поскольку земледельцы - единственный производительный класс, создающий прибавочный продукт, а получателями его являются собственники в лице дворянства, королевского двора, церкви и их обслуживающая челядь, то отсюда вытекали важные практические выводы.
А именно о том, что налоги должны платить получатели чистого продукта, т.е. те кто никаких налогов не платили. Кроме того, физиократы считали необходимым отмену всех ограничений, мешающих развитию производства и торговли, т.е. выступали ярыми сторонниками идеи Laissez faire.
Огромной заслугой Ф.Кенэ было применение им впервые макроэкономического метода анализа. Он заключался в стремлении выяснить, как происходит процесс создания, распределение и обращение всего продукта созданного в обществе, точнее в земледелии.
Тем самым, было положено начало той науке, которая впоследствии получила название макроэкономики.
Экономическая таблица Ф. Кенэ, в которой впервые был изображен процесс воспроизводства в масштабе всего общества, предусматривала простое воспроизводство, когда весь чистый продукт расходуется на потребление. Здесь процесс опосредован денежным обращением между основными классами французского общества. Вся сумма денежной стоимости, равна 2 млрд. ливров. Она притекает к фермерам обратно к концу года, которые они уплатили в качестве ренты и других платежей за прошлый год.
Весь валовый продукт по расчетам Кенэ составлял в 1758 г. 5 млрд ливров. Из них 3 млрд. вступают в общее обращение, тогда как остальные 2 - идут на возмещение оборотного капитала фермеров. Что касается бесплодного класса, то он превращает свой оборотный капитал равный 1 млрд. в товары стоимостью в 2 млрд., половина которого представляет сумму жизненных средств, потребленных за период этого превращения.
Воспроизводство всей произведенной продукции происходит следующим образом: фермеры платят землевладельцам, королю и церкви 2 млрд., ничего не получая взамен. На 1 млрд. все они покупают жизненные средства у фермеров. На 2 млрд. они покупают промышленные товары у бесплодного класса, который на полученные деньги приобретает у фермеров жизненные средства на такую же сумму. Фермеры покупают у бесплодного класса на 1 млрд. промышленных товаров, главным образом средства производства.
Бесплодный класс возвращает фермерам те же деньги, получая на 1 млрд. сырья для возмещения оборотного капитала.
Из чистого продукта в 3 млрд. два были уплачены земельным собственникам, а третий - есть процент на вложенный капитал, идущий на возмещение и ремонт основного капитала в 10 млрд.
Экономическая таблица Ф. Кенэ. Воспроизводство в целом: 5 млрд.
Уплата
доходов
процентов на первоначальные
авансы
Затраты ежегодные авансы
Итого:Авансы производительного класса
2 млрд.
1 млрд.
1 млрд.
1 млрд.
2 млрд.
5 млрд.Доход землевладельцев
короля и церкви
2 млрд.
Итого:Авансы бесплодного класса
1 млрд.
1 млрд.
1 млрд.
2 млрд.
В завершение изложения идей физиократов необходимо остановиться на взглядах пожалуй самого выдающегося мыслителя экономиста Жака Робера Тюрго (1727-1781), сочетающего талант глубокого теоретика с выдающимися способностями претворения своих идей на практике. (Он занимал пост генерального контролера финансов - главный во французском правительстве).
Обстановка, окружающая Тюрго как в обществе, так и среди правящей касты весьма напоминает ту, которая сложилась в славянских странах на постсоветском пространстве, после падения нашей тоталитарно большевистской империи. Те же проблемы, связанные с необходимостью разрушения феодально-номенклатурных преград, мешающих свободе развития товарных отношений, то же засилие закорумпированного чиновничества на всех этапах власти, не желающего никаких изменений, мешающих им обкрадывать население под прикрытием финансовых операций.
Вся деятельность Тюрго на этом высоком посту по сути сводилась к осуществлению на практике принципа Laissez faire. Это и отмена дорожных повинностей крестьян и упразднение феодальных делений торговцев и ремесленников на гильдии и цеха, это и упразднение монополии на торговлю зерном и свобода его продажи. Все это вызывало злобные нападки придворной комарильи и часто встречают непонимание среди крестьянства. После недолгого пребывания у власти (около 2-х лет) Тюрго был снят со своего поста.
Как теоретик Тюрго глубже Кенэ приближается к пониманию различия богатства и стоимости, которая у него уже выступает не только как дар природы, но и результат труда в земледелии и, что особенно интересно, в промышленности. В работе "Размышления о создании и распределении богатств" (1766) у Тюрго "бесплодный" класс Кенэ распадается на класс мануфактуристов и просто ремесленников - рабочих, которые получают лишь необходимые средства существования (в зародыше идея стоимости товара рабочая сила), авансируя капиталистам свой труд , создавая новую стоимость, таким образом чистый продукт создается не только в земледелии, но и в промышленности, не только природой, но и трудом.
Обратил серьезное внимание Тюрго и на процессы ценообразования, определяемые во многом соотношением человеческих потребностей (по Смиту потребительными стоимостями) и, в конечном счете,- спросом и предложением. То что в конце XIX в. и в XX в. легло в основу маршаллианской теории цены и ее дальнейшего развития в трудах Дж. Хикса и П. Самуэльсона.
Тюрго дал интересный анализ капитала. Он связывает его с использованием наемного труда, а его возростание по стоимости объясняет способностью денежного капитала, вознаграждением за труд и риск капиталиста, а также земельной рентой для тех, кто занят в земледелии. Здесь, таким образом, обнаруживается деление прибыли на процент - порождение капитала и предпринимательский доход.
Вместе с тем, он ставит вопрос о конкуренции, благодаря которой происходит уравнение различных прибылей в среднюю, вследствии свободы перелива капиталов.
1 См. Дж.М. Кейнс Общая теория занятости, процента и денег, М. 1978, гл.23
2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т.3 с.70
3 см.У.Петти. Экономические и статистические работы. М. 1940.с. 33-34
4 См. I.A. Schumpeter. History of Economic Analysis, p.286-288
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
Документ
Категория
История экономических учений
Просмотров
20
Размер файла
107 Кб
Теги
рефераты
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа