close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Новый документ в формате RTF

код для вставкиСкачать
Последние два десятилетия ознаменовались повсеместным распространением Интернета как в профессиональной, так и обыденной жизни десятков миллионов людей. Через Интернет делаются покупки, происходит общение, берется информация о всех аспектах жизни, реализуются сексуальные и игровые пристрастия и многое другое. Как справедливо замечают израильские психологи Y. Amichai-Hamburger и E. Ben-Artzi (2003), «кажется, нет такого аспекта в жизни, который не затронул бы Интернет». Все это привело к тому, что для общества стала актуальной проблема патологического использования Интернет, за рубежом, обозначенная еще в конце 80-х гг. В середине 90-х гг. прошлого века для обозначения этого явления I. Goldberg (1996) предложил термин “Интернет-аддикция” (современные синонимы: нетаголизм, виртуальная аддикция, Интернет-поведенческая зависимость, избыточное/патологическое использование интернета и др.), а также набор диагностических критериев для определения зависимости от Интернета, построенный на основе признаков патологического пристрастия к азартным играм (гемблинга). Согласно западным источникам, распространенность этого расстройства составляет от 1 до 5 % населения (Griffits, 2000; Young, 1998); в России также отмечается неуклонный рост «нетаголиков» (см. Войскунский, 2004). По данным корейских исследователей, среди старших школьников возможная Интернет-аддикция регистрируется у 38% (Kim et al., 2005). Как показывают данные мониторинга аудитории пользователей Интернета (www.monitoring.ru) в России с 1992 по 2004 гг. удельный вес подростков увеличился с 2% до 25%, т.е. подростки становятся все более активными пользователями сети, в связи с чем и увеличиваются случаи Интернет-аддикции среди молодежи. Известно, что Интернет-зависмость неоднородна по своей типологии и, по мнению К. Янг (Young, 1998), включает пять типов зависимости: обсессивное пристрастие к работе с компьютером (играм, программированию или другим видам деятельности); компульсивная навигация по WWW, поиск в удаленных базах данных; патологическая привязанность к опосредствованным Интернетом азартным играм, онлайновым аукционам или электронным покупкам; зависимость от социальных применений Интернета, т.е. от общения в чатах, групповых играх и телеконференциях, что может в итоге привести к замене имеющихся в реальной жизни семьи и друзей виртуальными а также зависимость от "киберсекса", т.е. от порнографических сайтов в Интернете, обсуждения сексуальной тематики в чатах или закрытых группах "для взрослых". М.Griffiths (1998) выдвинул гипотезу, что Интернет-аддикция может формироваться на базе различных форм использования Интернета: возможного средства коммуникации при отсутствии контакта лицом к лицу, интереса к непосредственному содержанию сайта (напр., порносайты), онлайновой социальной активности (напр., общение в чатах или игры с участием нескольких человек). Полемизируя с К. Янг, М. Griffiths (1999) утверждает, что многие интенсивные пользователи Интернета не являются собственно Интернет-аддиктами, а используют сеть для реализации других аддикций. В отличие от М. Гриффитса, J. Kandell (1998) определил Интернет-аддикцию как патологическую зависимость от Интернета вне связи с формой активности в сети. Расширяя дефиниции Интернет-аддикции К. Янг, R. Davis (2001) предложил когнитивно-поведенческую модель патологического использования Интернета. Он выделил две формы Интернет-аддикции, которые обозначил как специфическое патологическое использование Интернета (Specific Pathological Internet Use) и генерализованное патологическое использование Интернета (Generalized Pathological Internet Use). Первая форма представляет собой зависимость от какой-либо специфической функции Интернета (онлайновые сексуальные службы, онлайновые аукционы, онлайновая продажа акций, онлайновый гемблинг). Тематика аддикции сохраняется, а также может быть реализована и вне Интернета. Вторая форма представляет собой неспециализированное, многоцелевое избыточное пользование Интернетом и включает проведение большого количества времени в сети без ясной цели, общение в чатах, зависимость от электронной почты, т.е. в значительной степени связана с социальными аспектами Интернета. На наш взгляд, феномен Интернет-аддикции представляет собой сборную групп разных поведенческих зависимостей (работогольную, общения, сексуальную, любовную, игровую и т.д.), где компьютер является лишь средством их реализации, а не объектом (Егоров, 2005).
Несмотря на большой интерес, особенно в онлайновых публикациях, научные исследования Интернет-аддикции в нашей стране пока носят несистематизированный характер и сравнительно немногочисленны (см. Войскунский, 2004). В связи с этим, представляет интерес изучение психологических, в частности, личностных, особенностей тех, кто стал зависим от Интернета. Предыдущие исследования показывают, что среди Интернет-зависимых отмечается более высокий уровень аффективных с преобладанием депрессии и обсессивно-компульсивных расстройств (Kraut et al., 1998; Shapira et al., 2000), а также маскированной депрессии в рамках малопрогредиентной шизофрении (Джолдыгулов и др., 2005). Корейские исследователи обнаружили у старших школьников с Интернет-аддикцией более частую депрессию с повышенным риском суицида (Kim et al., 2005). Изучая личностные особенности с помощью опросника Айзенка у Интернет-зависимых, Y. Hamburger и E. Ben-Artzi (2000) обнаружили, что интроверты и эктраверты используют разные ресурсы Интернета, при этом у мужчин экстраверсия положительно коррелирует с использованием Интернета «для развлечения», а нейротизм отрицательно связан с использованием информационных сайтов. У женщин экстраверсия негативно коррелировала, а нейротизм – положительно с использованием информационных ресурсов Интернета. Позже те же авторы установили, что для Интернет-аддиктов, преимущесвенно женского пола, характерно ощущение одиночества, которое они стараются снизить проводя время за общением в чатах (Amichai-Hamburger, Ben-Artzi; 2003). Американский исследователь S. Caplan (2002) выделяет следующие особенности личности Интернет-зависимых лиц: депрессия, одиночество, скромность и самолюбие. Обобщив результаты разных исследований, Н.В. Чудова (2002) приводит следующий список черт Интернет-аддикта: сложности в принятии своего физического «Я» (своего тела); сложности в непосредственном общении (замкнутость); склонность к интеллектуализации; чувство одиночества и недостатка взаимопонимания (возможно, связанное со сложностями в общении с противоположным полом); низкая агрессивность; эмоциональная напряженность и некоторая склонность к негативизму; наличие хотя бы одной фрустрированной потребности; независимость выступает как особая ценность; представления об идеальном «Я» недифференцированы, завышены или даже нереалистичны; самооценка занижена; склонность к избеганию проблем и ответственности.
Целью данной работы было исследование личностных особенностей подростков, зависимых от Интернет, по сравнению с их сверстниками, не имеющими признаков какой-либо зависимости.
Объект и методы исследования
Объектом исследования стали 75 подростков мужского пола с Интернет-аддикцией, в возрасте 13-18 лет, из которых 57 были посетителями компьютерных клубов и Интернет-кафе, а 18 были отобраны, по результатам ответов на опросники психологического онлайн исследования, размещенные на сайте www.researchzone.narod.ru. Признаки Интернет-аддикции определялись согласно критериям К. Янг (2000):
1. Всепоглощенность Интернетом;
2. Потребность проводить в сети все больше и больше времени; 3. Повторные попытки уменьшить использование Интернета; 4. При прекращении пользования Интернетом возникают симптомы отмены, причиняющие беспокойство; 5. Проблемы контроля времени; 6. Проблемы с окружением (семья, школа, работа, друзья); 7. Ложь по поводу времени, проведенному в сети;
8. Изменение настроения посредством использования Интернета.
Кроме того, использовался опросник Е.А. Щепилиной, который включает 67 вопросов по 12 шкалам и учитывает: 1) факторы зависимости; 2) особенности восприятия Интернета; 3) последствия зависимости. Контрольную группу составили 36 подростков, учащихся Санкт-Петербургского Мореходного училище, подростков от 16-18 лет, а также 35 учеников 9 класса средней школы г. Санкт-Петербурга. Кроме того, в исследовании приняли участие 18 подростков, посетителей Интернет клубов, без признаков Интернет-аддикции. Для исследования личностных особенностей использовались: 1) тест личностных акцентуаций В.П. Дворщенко (модифицированный вариант методики ПДО) (Дворщенко, 2000); 2) 16-факторный личностный опросник Р. Кеттелла (в модификации Л. А Ясюковой.); 3) Методика исследования самооценки Дембо-Рубинштейн (в модификации А.М. Прихожан); 4) тест «Самоотношение» В. Столина и С. Патилеева (Пантилеев, 1993). Данная версия опросника позволяет выявить три уровня самоотношения, отличающихся по степени обобщенности: глобальное самоотношение как интегральное чувство за или против своего «Я»;
самоотношение, дифференцированное по самоуважению, аутосимпатии, самоинтересу и ожиданиям отношения к себе;
уровень конкретных действий (готовностей к ним) в отношении к своему «Я» (саморуководство, самопоследовательность, самопринятие).
Результаты исследования и их обсуждение
По шкалам «Воспритие Интернет» между группами Интернет-зависимых и Интернет-независимых подростков были выявлены статистически значимые различия (P
принадлежность к сетевой субкультуре;
нецеленаправленность поведения;
потребность в сенсорной стимуляции;
изменение состояния сознания в результате использования Интернета;
восприятие Интернета как лучшего, предпочтительного, по сравнению с реальной жизнью;
предпочтение общению посредством Интернет;
время пребывания в Интернете;
восприятие Интернета как проективной реальности;
одушевленность Интернета;
стремление перенести нормы виртуального мира в реальный.
Результаты исследования акцентуаций характера показали, что среди Интернет-зависимых преобладают подростки с шизоидным (29,8%), истероидным (19,3%), лабильным и эпилетоидным (по 12,3%) типами акцентуации. Реже встречались неустойчивые и психастенические акцентуанты (по 7%) и в единичных случаях астено-невротические (5,3%) и гипертимные (3,5%). В контрольной группе преобладали гипертимные (22,2%) циклоидные (19,4%) психастенические (16,7%) и сензитивные (13,8%) типы акцентуации личности. В отличие от группы аддиктов, истероидные (11,1%), эпилептоидные (8,3%) и шизоидные (5,6%) типы акцентуаций встречались достоверно реже. Полученные результаты частично перекликаются с более ранними исследованиями, в одном из которых говорилось, что риску развития Интернет-зависимости в большей степени подвержены неустойчивые и шизоидные акцентуанты (Короленко, Дмитриева, 2000), а в другом – сензитивно-шизоидные и неустойчивые (Андреев, Анцыборов).
Среди Интернет-аддиктов достоверно чаще присутствовал риск возможных личностных расстройств (психопатии) и социальной дезадаптации (Табл. 1). Таблица 1. Риск личностных расстройств и социальной дезадаптации у Интернет-аддиктов и здоровых сверстников
Уровни риска
Интернет-аддикты
Возможные личностные расстройства
есть
58,6
отсутствуют
38,01
Риск социальной дезадаптации
высокий
44,2
есть
33,8
отсутствует
22,3
* - здесь и далее различия достоверны по Т-критерию Стьюдента при Р < 0,05 и выше.
Известно, что различные аддикции могут легко переходить одна в другую, в том числе нехимическая (в данном случае Интернет-аддикция) в химические аддикции (Егоров, 2004). У обследованных Интернет-аддиктов риск алкоголизации и наркотизации оказался существенно выше, чем в контроле (табл. 2), что подтверждает раннее высказывавшееся мнение об определенном сходстве психологических особенностей личности со склонностью к аддиктивному поведению (Егоров, 2004; Короленко, Дмитриева, 2000; Менделевич, 2003). Коморбидность же аддикции и личностных расстройств также общепризнанна в настоящее время.
Таблица 2. Риск алкоголизации и наркотизации у Интернет-аддиктов и здоровых сверстников
Уровни риска
Интернет-аддикты
Риск алкоголизации
есть
28,1*
демонстративный
11,2
отсутствует
38,6
Риск наркомании
высокий
0
выраженный
9,3*
умеренный
36,7*
отсутствует
56,8
Исследование сферы потребностей с помощью 16-ти факторного личностного опростника Р. Кеттелла показало, что в контрольной и экспериментальной группах четко прослеживается качественное различие потребностей подростков в общении (Табл. 3).
Таблица 3. Различия потребностей в общении у Интернет-аддиктов и здоровых сверстников
Среднее значение факторов
Интернет-зависимые
Контрольная группа
Фактор А
8,65*
4,59
Фактор Н
5,26
6,13
Фактор Q2
7,94*
2,92
По методике Р. Кеттелла рассматривали три фактора: 1) Фактор А – «замкнутость-общительность» – расчитан на измерение общительности в группах; 2) Фактор Н – «робость-смелость» – определяет реактивность на угрозу в социальных ситуациях и определяет степень активности а социальных контактах; 3) Фактор Q2– «конформизм-нонконформизм» – определяет степень независимости от группы, окружения. В контрольной группе выявилось преобладание «компанейского» вида общения. Среди интернет-аддиктов оказалось, что подростки, имея высокую, доминирующую потребность в общении близком, «по душам» (высокие показатели по фактору А и Q2), при этом не имеют достаточной социальной смелости (фактор Н) для установления отношений с окружающими людьми в реальном мире. Интернет-аддикты низко адаптивны, и застенчивы, что мешают им искать близких себе людей и налаживать тесные доверительные взаимоотношения как со сверстниками, так и с взрослыми. Возможно, что удовлетворение их потребностей в поддержке, одобрении, общении смещается из рамок повседневной жизни в жизнь виртуальную. В целом, подростки с аддикцией имеют фрустрированную потребность в общении, которую им заменяет Интернет. Это перекликается с ранее полученными данными об ощущении одиночества как важной личностной черты, способствующей возникновению Интернет-зависимости (Amichai-Hamburger, Ben-Artzi; 2003; Caplan, 2002).
Самооценка Интернет-аддиктов оказалась существенно ниже, чем в контрольной группе (40.1 против адекватной 62.6 в контроле, по методике Дембо-Рубинштейн; P
По шкалам Самоотношения были получены следующие результаты (Рис. 1): 1) Существуют значимые различия в выраженности интегрального чувства за/против своего Я (p
2) Обнаружены значимые различия по самоинтересу, как модальности самоотношения (p
3) Между Интернет-зависимыми и Интернет-независимыми подростками выявлены статистически значимые различия в выраженности самообвинения (как уровня конкретных действий по отношению к себе) (p
4) Выявлены значимые различия между 1 и 2 группами по выраженности самоинтереса, как уровня конкретных действий по отношению к себе, (p
Рис. 1.
Корреляционный анализ данных, выявил следующие особенности самоотношения у интрнет-зависимых подростков: Отсутствие корреляционных связей интергального чувства по отношению к своему Я с остальными факторами самоотношения. Отсутствие значимых связей с факторами самопонимания и самоинтереса. Факторы самопринятия, ожидания положительного отношения других, самоуверенность, аутосимпатии и обращенности на внимание окружающих имеют большое функциональное значение в системе самоотношения у Интернет-зависимых подростков, однако, единым системаобразующим фактором самоотношение данной группы не обладает. Ведущим уровнем в оценке себя является – эмоциональный. Ведущим уровнем конкретных действий является – самопринятие.
Можно предположить, что для Интернет-зависимого такое измененное самовосприятие является желаемым и одобряемым им и виртуальным сообществом, с которым он активно взаимодействует. Соответственно с помощью Интернета реализуется уход от себя настоящего.
Таким образом, полученные данные свидетельствуют, что подростки с признаками Интернет-аддикции существенно отличаются от неаддиктивных сверстников как по характеру, так и по способности к общению, самооценке и структуре самоотношения.
Относительное преобладание шизоидных акцентуантов среди Интернет-аддиктов, по всей видимости, связано с особенностями деятельности в сети - это определенный уход от реальности, что свойственно шизоидам. Неожиданным может показаться достаточно большое число лиц с истероидной акцкентуацией, которые, по идее, должны стремиться к постоянному нахождению «на виду», где они могли бы проявлять свои демонстративные черты. Мы полагаем, что это та часть истероидных подростков, чьи потребности фрустрированы в реальном мире, и они стремятся к реализации свих истероидных черт в виртуальном мире (напр., это может быть знакомство и общение в чатах, которое со стороны истероидов имеет элементы псевдологии). В плане особенностей характера Интернет-аддикты отличаются и от подростков с химической зависимостью, где преобладают гипертимные, неустойчивые, эпилептоидые и истероидные типы акцентуаций и крайне редки шизоиды (см. Личко, Битенский, 1991; Егоров, 2003). Вместе с тем, повышенная склонность к алкоголизации и наркотизации, обнаруженная у Интернет-аддиктов, свидетельствует о наличии общих психологических черт у лиц, склонным к разным формам аддиктивного поведения. Такие особенности личности Интернет-зависимых подростков как проблемы с общением, ощущение одиночества, низкая самооценка, склонность к избеганию проблем и ответственности, уход от себя настоящего в виртуальный мир (как один из вариантов «бегства» по Пезешкиану), по всей видимости, способствуют как вовлечению в Интернет-аддикцию, так и одновременно являются факторами риска социальной дезадаптации и перехода в химические формы аддиктивного поведения.
Литература
1. Андреев А.С., Анцыборов А.В. Интернет-аддикция как форма зависимого поведения Войскунский А.Е. Актуальные проблемы зависимости от интернета// Психологический журнал. 2004. Т. 25. № 1. C. 90-100. Дворщенко В.П. Тест личностных акцентуаций. СПб. 2000 Джолдыгулов Г.А., Гусманов Р.М., Шевченко Ю.С. К вопросу о механизмах формирования чрезмерной увлеченности компьютерными играми// Дискуссионные вопросы наркологии: профилактика, лечение и реабилитация: Мат-лы Российской научно-практической конференции/ Под общ. ред. проф. А.В. Худякова. Иваново. 2005. С. 111-112. Егоров А.Ю. К вопросу о новых теоретических аспектах аддиктологии// В кн.: Наркология и аддиктология. Сб. науч. тр./ Под. ред. проф. В.Д. Менделевича. Казань: Школа. 2004. С. 80-88. Егоров А.Ю. Алкоголизация и алкоголизм в подростково-молодежной среде: личностные особенности, клинические проявления, половые различия// Вопросы психического здоровья детей и подростков. 2003 (3). № 1. С.10-16. Егоров А.Ю. Нехимические (поведенческие) аддикции// Аддиктология. 2005. № 1. С. 65-77. Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Социодинамическая психиатрия. М., Академический Проект, Екатеринбург, Деловая книга. 2000. 460 с. Личко А.Е., Битенский В.С. Подростковая наркология. Л., Медицина, 1991. 304 с. Менделевич В.Д. Наркозависимость и коморбилные расстройства поведения. М., МЕДпресс-информ. 2003. 328 с. Пантилеев С.Р. Методика исследования самоотношения. М., Смысл. 1993. Чудова И.В. Особенности образа «Я» «Жителя Интернета»// Психологический журнал. 2002. Т. 22. № 1. С. 113-117. Янг К.С. Диагноз — Интернет-зависимость // Мир Интернет. 2000. № 2. С. 24-29. Amichai-Hamburger Y., Ben-Artzi E. Loneliness and internet use// Computers and Human Behavior. 2003, Jan. V.1. N. 19. P. 71-80. 2. Caplan S.E. Problematic Internet use and psychosocial well-being: development of a theory-based cognitive–behavioral measurement instrument// Computers in Human Behavior.. 2002, Sept. V. 18. N 5. P. 553-575. Davis S.A. A cognitive-behavioral model of pathological Internet use// Computers in Human Behavior. 2001 Mar. V. 17, N. 2. P. 187-195. Goldberg I. Internet addiction disorder. 1996. In Psychom.net, , accessed 20 November 2004. Griffiths, M.D. Internet addiction: does it really exist?// In: Psychology and the Internet: Intrapersonal, interpersonal, and transpersonal implications/ J. Gackenbach (Ed). San Diego, CA, Academic Press. 1998. P. 61–75. Griffiths M.D. Internet addiction: Internet fuels other addictions// Student British Medical Journal. 1999. V. 7. P. 428–429. Griffiths M.D. Internet addiction – time to be taken seriously?// Addiction Research. 2000. Oct. V. 8. N. 5. P. 413-419.
Hamburger Y.A., Ben-Artzi E. The relationship between extraversion and neuroticism and the different uses of the Internet// Computers in Human Behaviour. 2000. V. 16. P. 441–449. Kandell J.J. Internet addiction on campus: The vulnerability of college students// CyberPsychology and Behavior. 1998. V. 1. N. 1. P. 11–17.
Kim K., Ryu E., Chon M.-Y., Yeun E.-J., Choi S.-Y., Seo J.-S., Nam B.-W. Internet addiction in Korean adolescents and its relation to depression and suicidal ideation: A questionnaire survey// International Journal of Nursing Studies 2005. Article in Press. Kraut R., Patterson M., Lundmark V., Kiesler S., Mukopadhyay T., Scherlis, W. Internet paradox: a social technology that reduces social involvement and psychological well-being?// Am. Psychol. 1998. V. 53. P. 1017–1031. Shapira N.A., Goldsmith T.D., Keck Jr. P.E., Khosla U.M., McElroy S.L. Psychiatric features of individuals with problematic internet use// Journal of Affective Disorders. 2000 January-March.V. 57. N. 1-3. P. 267-272. 3. Young K.S. Internet addiction: The emergence of a new clinical disorder// CyberPsychology and Behavior. 1998. V. 1. P. 237-244.
Статья опубликована в журнале Вопросы психического здоровья детей и подростков. 2005. Т. 5. № 2. С. 20-27, размещена на сайте по согласованию с авторами.
Значительный вклад в изучение аддиктивного поведения подростков внесли работы авторов, исследовавших отдельные аспекты этого явления: труды И.С. Кона, Л.И. Божович, Г.М. Бреслава, в которых аддиктивное поведение рассмотрено как нарушение процесса социализации; ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ КОРРЕКЦИИ ИНТЕРНЕТ-АДДИКЦИИ У ПОДРОСТКОВ На правах рукописи Саглам Фируза Альбертовна ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ КОРРЕКЦИИ ИНТЕРНЕТ-АДДИКЦИИ У ПОДРОСТКОВ 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Казань – 2009 Работа выполнена на кафедре педагогической психологии и педагогики в ЧОУ ВПО «Институт экономики, управления и права (г. Казань)» Научный руководитель – доктор педагогических наук, профессор Ахметова Дания Загриевна Официальные оппоненты: доктор педагогических наук, профессор Ившина Галина Васильевна доктор психологических наук, профессор Сибгатуллина Ирина Фагимовна Ведущая организация – Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Елабужский государственный педагогический университет». Защита состоится 6 октября 2009 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.081.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора педагогических наук при Казанском государственном университете им. В.И. Ульянова-Ленина по адресу: 420008, г. Казань, ул. Крем-левская, д. 18, корп. 2, ауд. 309. С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. Н.И. Лоба-чевского Казанского государственного университета. Текст автореферата размещен на сайте Казанского государственного университета www.ksu.ru. Автореферат разослан « 4 » сентября 2009 г. Ученый секретарь диссертационного совета, доктор педагогических наук, профессор Казанцева Л.А. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность исследования. Одним из основных факторов, определяющих ускорение научно-технического прогресса и существенно влияющих на все сферы деятельности современной цивилизации, является применение автоматизированных информационных, вычислительных систем и комплексов, информационно-компьютерных технологий, развитых средств телекоммуникаций, спутниковой связи и Интернета, которые позволяют получить в нужное время и в полном объеме необходимую информацию для достижения профессиональных, образовательных, культурных и других целей. Трудно назвать потребность или жизненно важную задачу, решению которых нельзя было бы способствовать с помощью современных Интернет-технологий, однако необходимо актуализировать вопрос о возможных негативных последствиях и опасностях злоупотребления этими технологиями для здоровья человека. Интернет-технологии помогают быстро и оперативно получать нужную информацию, но также в высшей степени пригодны и для распространения негативной информации. Эти технологии обеспечивают невиданные ранее возможности общения между людьми, но зачастую используются для создания иллюзии общения. Посредством этих технологий можно успешно решить многие накопившиеся медицинские, психологические, педагогические проблемы, но можно неожиданно создать и новые. Негативным следствием неуправляемого использования Интернет-технологий, по мнению многих исследователей (психологов, педагогов, медиков), является Интернет-аддикция – феномен психологической зависимости от сети Интернет, проявляющийся в своеобразном уходе от реальности, при котором процесс навигации по сети в виртуальном мире затягивает субъекта настолько, что он оказывается не в состоянии полноценно функционировать в реальном мире. Требуют внимательного анализа особые состояния сознания, закономерно возникающие у Интернет-зависимых субъектов. В Интернете высокомотивированный пользователь может оказаться под воздействием очень интенсивного потока сверхзначимой (и зачастую абсолютно бесполезной) для него информации, которую ему нужно успеть зафиксировать, обработать, не упустив десятков и сотен новых, каждую секунду открывающихся возможностей. Перевозбужденный избыточной стимуляцией мозг не может справиться с этой задачей. Сознание субъекта приходит в состояние, сходное с феноменами лобного синдрома: иерархичность и последовательность целеполагания утрачивается, субъект пытается одновременно делать все, но не успевает и впадает в своеобразный транс, объективная квалификация которого требует признания, как минимум, временного, но серьезного нарушения социально-психологической адаптации. Как показывают данные мониторинга, представленные на сайте http://www.monitoring.ru, в России с 1992 по 2008 отчетливо проявилась тенденция к увеличению числа подростков − активных пользователей Интернета. Многие исследователи пришли к выводу о том, что наиболее опасным в плане приобщения к аддиктивному поведению является возраст 12-18 лет. Поэтому в современных условиях, на наш взгляд, большую значимость имеет выявление причин возникновения аддиктивного поведения подростков в Интернет-среде, изучить последствия злоупотребления современными информационными технологиями для того, чтобы открыть дорогу к первичной профилактике, психолого-педагогической коррекции и реабилитации Интернет-зависимых подростков. Степень разработанности проблемы. Теоретический анализ литературы выявил недостаточное количество педагогических исследований, связанных с коррекцией нехимических (поведенческих) аддикций, в частности, Интернет-аддикции подростков. Югова Е.А. в своем исследовании опирается на позицию А.Е. Личко и М. Форверга, согласно которой приоритетом педагогической профилактики аддиктивного поведения является личностно-ориентированный подход. Данное исследование направлено на выявление педагогических условий деятельности образовательных учреждений по профилактике аддиктивного поведения учащихся, однако Югова Е.А. рассматривает только наркотическую аддикцию и токсикоманию подростков. Янко Е.В. исследовал закономерности влияния школьной дезадаптации на формирование аддиктивного поведения у подростков и определил на этой основе формы профилактики аддиктивного поведения. В данном исследовании изучалось аддиктивное поведение, связанное со злоупотреблением подростками алкогольсодержащими веществами. Калиниченко О.Ю. осуществила системный анализ социальных и психологических факторов риска формирования аддиктивного поведения в подростковом и юношеском возрасте. Диссертационное исследование Овчинникова О.М. направлено на выявление способов педагогической профилактики аддиктивного поведения подростков, связанных с употреблением психоактивных веществ. Исследование медицинской направленности В.А. Лоскутовой посвящено изучению Интернет-аддикции, в частности, клинических аспектов данного вида зависимости. В немногочисленных психологических исследованиях основное внимание направлено на изучение личности аддикта (зависимого) и ведущих мотивов приобщения к Интернет-аддикции, причем в качестве объектов исследования преимущественно рассматривались лица юношеского и зрелого возрастов. Так, например, Жичкина А.Е. исследовала взаимосвязь социальной идентичности и поведения в Интернете пользователей юношеского возраста. Социально-психологические особенности Интернет-коммуникации изучала Белинская Е.П. Она рассматривала социальные корни возникновения Интернет-аддикции, при этом особо отметила атмосферу семьи как почву возникновения Интернет-аддикции. Теме манипулирования сознанием в системе виртуальной реальности пока посвящено немного научных работ, среди которых необходимо выделить исследование А.Е. Войкунского, который поднимает вопрос психологического статуса виртуальной реальности и потенциальной связанности ее с проблематикой измененных состояний. Таким образом, теоретический анализ отечественной и зарубежной литературы по проблеме исследования позволил нам выявить следующие противоречия: – между стремительной эволюцией возможностей Интернет-ресурсов и низкой мобильностью осуществления теоретического анализа положительных и отрицательных аспектов массовой информатизации населения; – между постоянным увеличением числа подростков – пользователей российского сектора Интернета и слабой информированностью субъектов учебно-воспитательного процесса о негативных последствиях интенсивного информационного взаимодействия в Интернет-среде; – между возросшей необходимостью оказания помощи подросткам при патологическом использовании Интернета и недостаточной разработанностью специальных коррекционно-профилактических программ коррекции Интернет-аддикции в сфере общего образования. Данные противоречия позволили вычленить актуальную для педагогической науки и практики проблему: каковы педагогические условия коррекции Интернет-аддикции в подростковом возрасте? Цель исследования: теоретически обосновать и экспериментально проверить эффективность педагогических условий коррекции аддиктивного поведения у старших подростков в среде Интернет. Объект исследования: процесс и результат коррекции Интернет-аддикции у подростков. Предмет исследования: педагогические условия коррекции аддиктивного поведения подростков, вызванного неуправляемым использованием Интернета. Гипотеза исследования: коррекция Интернет-аддикции у подростков может быть успешно осуществлена в учебно-воспитательном процессе общеобразовательной школы, если реализовать следующие педагогические условия: – использование комплексной диагностики личностной сферы и среды жизнедеятельности подростков, позволяющую выявить причины возникновения Интернет-аддикции; – обеспечение разработки и внедрения личностно-ориентированной модели коррекции Интернет-аддикции у подростков в учебно-воспитательном процессе общеобразовательной школы; – реализация программ по формированию информационной культуры у подростков, их родителей, учителей; – использование личностно-ориентированных образовательных технологий по развитию умений подростков преодолевать Интернет-аддикцию. В соответствии с целью и гипотезой исследования в диссертации решались следующие задачи: 1. Выявить и теоретически обосновать причины возникновения Интернет-аддикции у подростков. 2. Разработать педагогические условия преодоления Интернет-аддикции у подростков. 3. Создать педагогическую модель коррекции Интернет-аддикции подростков. 4. Экспериментально проверить эффективность разработанной педагогической модели коррекции аддиктивного поведения подростков в Интернет-среде. Теоретико-методологической основой исследования являются: – философские концепции российских мыслителей, определивших роль носителей духовной культуры в возрождении нравственных сил личности для противостояния кризисным и разрушительным тенденциям в социально-экономической жизни России (Н.А. Бердяев, Н.В. Гусева, В.В. Розанов); теории аддиктивного поведения, изложенные в трудах Б.С. Братуся, А.Ю. Егорова, Ц.П. Короленко, А.Е. Личко, Н.П. Фетискина; труды современных авторов, исследующих формирование медиакультуры (Д.Е. Григорова, Е.С. Полат, А.В. Федоров, Ю.Н. Усов, И.Ф. Сибгатуллина); биогенетические (З. Фрейд, А. Адлеp, Э. Берн, Э. Эриксон, Э. Фромм) и социогенетические (Дж. Уотсон, Э. Торндайк, А. Бандура, Р. Уолтерс) концепции отклоняющегося поведения; теория и методика применения инфокоммуникационных технологий в образовании (Д.З. Ахметова, Г.В. Ившина, Г.М. Коджаспирова, К.В. Петров, Е.А. Машбиц, В.П. Дьяконов); работы о развитии, саморазвитии и самосовершенствовании личности (В.И. Андреев, Л.А. Казанцева, Л.М. Попов, Ф.Д. Ратнер и др.). Особую роль в определении методологии исследования играла опора на педагогические взгляды таких ученых, как З.Г. Нигматов, О.С Газман, Р.А. Валеева, Л.П. Буева, М.Н. Дудина, отмечавших роль гуманизации в образовательном процессе. Значительный вклад в изучение аддиктивного поведения подростков внесли работы авторов, исследовавших отдельные аспекты этого явления: труды И.С. Кона, Л.И. Божович, Г.М. Бреслава, в которых аддиктивное поведение рассмотрено как нарушение процесса социализации; работы Ю.Е. Егошкина, В.В. Шабалиной, которые посвящены проблеме проявления аддиктивных форм поведения у подростков, вызванных неблагополучным положением ребенка в системе детско-родительских отношений; исследования Д.З. Ахметовой, А.В. Худякова, Ф.Е. Василюка о роли школьной среды в процессе профилактики зависимого поведения учащихся; вопросы воспитания аддиктивных подростков с выраженными акцентуациями характера (А.Е. Личко, М. Форвег, Б.С. Братусь, Н.Е. Буторина, Е.Д. Дедков). Методы исследования: теоретические (анализ психолого-педагогической, социальной, философской, медицинской, методической литературы по проблеме исследования; классификация, систематизация, сравнение, обобщение, аналогия, синтез, интегрирование); эмпирические методы (анкетирование, тестирование, наблюдение, интервью, интроспекция, самооценка); моделирование, методы статистической обработки данных. Экспериментальная база. Опытно-экспериментальное исследование было проведено с учащимися средних и старших классов средних школ №89, №70, №87 г. Казани. В процессе диагностики были исследованы на предмет выявления Интернет-аддикции 532 подростка. Непосредственное участие в эксперименте приняли 358 человек: 174 подростка, их родители (180 человек), преподаватели (63 человека) стали участниками коррекционной работы. Общая выборка составила 775 человек. Научная новизна и теоретическая значимость исследования состоят в том, что уточнено понятие «Интернет-аддикция», которое представлено в работе как форма деструктивного поведения, выражающаяся в стремлении к уходу от фрустрирующей реальности посредством изменения своего психического состояния фиксацией внимания на Интернет-ресурсах. Исследованы и выявлены причины возникновения Интернет-аддикции в подростковом возрасте, среди которых основными являются низкий уровень социально-психологической адаптации, негативная «Я-концепция», трудности в коммуникативной деятельности. Предложена авторская классификация типологии Интернет-зависимых подростков: Интернет-коммуникаторы, Интернет-эротоманы, Интернет-агрессоры, Интернет-гемблеры, Интернет-когнитиваторы, Интернет-покупатели. Раскрыто понятие «информационная культура подростков» (медиакультура), представленное в диссертационном исследовании как педагогически направляемый процесс развития у ребенка знаний об информационной угрозе и умения противостоять ей для минимизации негативных последствий Интернет-аддикции. Определены педагогические подходы к развитию медиакультуры, включающей осознание и определение подростком личностно-значимого смысла информации, стремление осознанно делать выбор, проявляя критическое отношение к информации. Систематизированы показатели сформированности информационной культуры субъектов учебно-воспитательной деятельности (готовность к эффективному доступу и освоению практически неограниченного объема информации ресурсов сети Интернет, а также аналитической обработке этой информации; владение культурой получения, отбора, хранения, воспроизведения, представления, передачи и интеграции данной информации; умение использовать современные интерактивные телекоммуникационные технологии в качестве важного аспекта учебно-профессионального и личностного роста в постоянно меняющемся информационном обществе, умение рационально распределять время использования Интернет-ресурсов). Теоретически определены и экспериментально обоснованы педагогические условия, способствующие коррекции и профилактики Интернет-аддикции в подростковом возрасте (выявление причин возникновения Интернет-аддикции; создание педагогической модели коррекции Интернет-аддикции у подростков; формирование у субъектов учебно-воспитательной деятельности компетенций в области психолого-педагогической коррекции Интернет-аддикции; реализация программ в области развития информационной культуры подростков, их родителей и учителей). Практическая значимость исследования состоит в том, что в нем разработаны (и внедрены в учебно-воспитательный процесс) программы, направленные на преодоление Интернет-аддикции у подростков. Разработанные автором методические рекомендации для педагогов и родителей по профилактике Интернет-аддикции и сохранению здоровья подростков − пользователей Интернета – могут быть использованы в практике общеобразовательных учреждений. Данными рекомендациями могут воспользоваться руководители и преподаватели дошкольных и общеобразовательных учреждений, методисты компьютерных залов, педагоги-психологи, социальные педагоги, родители, а также студенты педагогических учебных заведений. Отдельные положения могут применяться в организации воспитательной работы в досуговых учреждениях, в центрах реабилитации, приютах и др. Совокупность положений и выводов, содержащихся в диссертационном исследовании, позволяет повысить эффективность деятельности по профилактике и коррекции аддиктивного поведения подростков в среде Интернет. Обоснованность и достоверность результатов исследования и научных выводов обеспечивается методологической и логической проработкой изучаемой проблемы, соответствием методов исследования его задачам, проверкой теоретических положений исследования в педагогическом эксперименте; корректной статистической обработкой результатов исследования. Личный вклад автора в исследование состоит в раскрытии и конкретизации содержания понятия «Интернет-аддикция», классификации Интернет-зависимых подростков; обосновании педагогических условий, необходимых для осуществления эффективной коррекционной программы; разработке педагогической модели коррекции Интернет-аддикции у подростков; в организации и проведении педагогического эксперимента с участием родителей и учителей. Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты исследования были изложены в виде докладов на научно-практических конференциях межвузовского, регионального, всероссийского и международного уровней: «Педагогические факторы риска возникновения аддиктивной стратегии взаимодействия с миром у подростков» – Общая межвузовская конференция «Социально-экономические перспективы развития общества в условиях трансформации» (Чистополь, 2006г); «Инфокоммуникационные технологии и проблема здоровья молодежи» – V Международная конференция «Инфокоммуникационные технологии Глобального Информационного Общества» (Казань, 2007г.); «Проблема Интернет-аддикции в подростковом возрасте» – Республиканский конкурс научных работ студентов и аспирантов на соискание премии им. Н.И. Лобачевского (Казань, 2008г.); «Применение компьютера как средства формирования учебно-познавательной деятельности учащихся и профилактики Интернет-аддикции» – XV Международная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Москва, 2008г.) – получена грамота за лучший доклад; «Управление коммуникативными потоками и особенности опосредованных компьютером коммуникаций в совместной учебной деятельности» – VI Международная научно-практическая конференция «Этнодидактика народов России: обучение и воспитание в состязательной среде» (Нижнекамск, 2008); «Информационная безопасность в сфере Интернета и новейших технических средств» – Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы безопасности жизнедеятельности: интеграция науки и практики» (Ставрополь, 2008); «Применение инновационных форм и методов обучения в процессе профессиональной ориентации студентов» – V Международный Симпозиум «Феномены Природы и Экология Человека» (Казань, 2008); «Исследование приемов манипулятивного воздействия медиаинформации на подростков» – VI Международная конференция «Инфокоммуникационные технологии Глобального Информационного Общества» (Казань, 2009); «Методические рекомендации по формированию медиакультуры подростков с целью профилактики аддиктивного поведения в Интернет-среде» – Международная конференция «Глобальные проблемы современности: действительность и прогнозы» (Казань, 2009). Основные положения диссертационной работы обсуждались на заседаниях и методологических семинарах кафедры педагогической психологии и педагогики Института экономики управления и права (г. Казань). По материалам исследования имеется 16 публикаций, в том числе 2 публикации в журнале, рекомендованном ВАК РФ. Общий объем публикаций по теме исследования составляет 9,5 п.л. Методологические основы и поставленные задачи определили ход теоретико-экспериментального исследования, которое проводилось в три этапа: Первый этап (2006–2007 г.г.) был посвящен изучению и обобщению психолого-педагогической литературы по проблеме исследования, анализу подходов отечественных и зарубежных исследований к созданию концепций коррекции аддиктивного поведения подростков в практике педагогической деятельности, поиску методик, позволяющих диагностировать и прогнозировать аддиктивное поведение подростков. Параллельно подбирались организационные формы работы с подростками – Интернет-аддиктами, их родителями и учителями. Результаты проблемно-поискового исследования позволили выявить значимость данной научной проблемы, определить объект, предмет исследования, сформулировать цель, задачи и основные положения гипотезы. Второй этап (2007–2008 г.г.) был направлен на уточнение сущности проблемы Интернет-аддикции и коррекции поведения Интернет-зависимых подростков, гипотезы исследования, основных теоретических положений опытно-экспериментальной деятельности. Определялись педагогические условия, способствующие коррекции аддиктивного поведения подростков. Был проведен констатирующий эксперимент. На третьем этапе (2008–2009 г.г.) был организован формирующий эксперимент по реализации модели коррекции Интернет-аддикции, проводились анализ, систематизация, обобщение и статистическая обработка данных опытно-экспериментального исследования. Апробированы педагогические условия, повышающие эффективность мероприятий по коррекции аддиктивного поведения подростков в среде Интернет. На их основе были разработаны методические рекомендации для педагогов по профилактике Интернет-аддикции у подростков. На защиту выносятся следующие положения. 1. Причины возникновения у подростков Интернет-аддикции. Интернет-аддикция формируется у аддиктивно предрасположенной личности в соответствии с динамикой, свойственной классическому аддиктивному процессу, или является новой аддиктивной реализацией у уже сформировавшегося аддикта. Несмотря на разнообразие причин, вызывающих Интернет-аддикцию, в основе их лежит нарушение «равновесия» между подростком и социальной средой, что создает затруднение, вплоть до полной невозможности адаптироваться к требованиям этой среды. Основными причинами, вызывающими Интернет-аддикцию у подростков, являются: низкий уровень социально-психологической адаптации (чувство скованности в коллективе), негативная «Я-концепция» (сильная степень расхождения между реальным и идеальным Я), трудности в коммуникативной деятельности (затруднения в общении и в установлении контактов с людьми), несформированные организаторские навыки (неумение рационально распределять время использования Интернет-ресурсов). Для Интернет-аддиктов характерны предвкушение аддиктивной реализации, проблема контроля времени в сети, низкая критика к собственному состоянию, нарушение социально-психологической адаптации, в том числе появление проблем с учебой, сложностей в установлении и удержании социальных контактов вне Интернета, а также «комплекс недостаточности» (низкая самооценка, неудовлетворенность собой). В сравнении с пребыванием в Интернете реальная жизнь представляется аддиктам скучной, пустой, безрадостной, отдается предпочтение установлению новых социальных связей в Интернет-среде. 2. Педагогические условия коррекции Интернет-аддикции подростков. В качестве педагогических условий коррекции Интернет-аддикции подростков мы определили: 1. Диагностику образовательной среды и выявление ее потенциала в преодолении подростками негативного влияния Интернета. 2. Создание и реализация модели коррекции Интернет-аддикции подростков. 3. Организацию учебно-воспитательного процесса с использованием психолого-педагогических методов коррекции Интернет-аддикции. 4. Комплексное просвещение родителей и педагогов в организации профилактики у подростков Интернет-аддикции и формированию информационной культуры. 5. Осуществление программ саморазвития подростков по личностному самосовершенствованию. Раскрывая важнейшие факторы развития личности и подчеркивая определяющую роль воспитания в этом процессе, нельзя рассматривать человека в качестве пассивного объекта средовых влияний и воспитательных воздействий. Огромное значение в коррекционной программе уделяется активности самой личности, ее творческо-преобразующей деятельности. В зависимости от этой активности и внутренней позиции личности по отношению к средовым и воспи
Автор
freez_n
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
2 229
Размер файла
329 Кб
Теги
документы, формата, новый, rtf
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа