close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

PRAZDNIK[1]

код для вставкиСкачать
Этнолингвистический
анализ русских паремий на примерах языческого и
христианского праздников – масленицы и Пасхи (общее и различное)
Славянская этнолингвистика
– сравнительно новая дисциплина, сформировавшаяся на
границе языкознания, мифологии, фольклористики и этнографии. Объектом
ее изучения
является не только язык, но и многие другие формы культуры, в которых выражается
народный менталитет. Этнолингвисты изучают народную культуру во всем ее многообразии – ее виды,
жанры и формы – фольклорные тексты, обряды и верования, паремиологию. Паремии, малые жанры фольклорной прозы, имеют немаловажное значение в жизни
каждой нации, так как тесно связаны с ее культурными и историческими традициями, к
числу которых принадлежат и праздники. В моем докладе я ограничусь
этнолингвистическим анализом пословиц и поговорок о самых главных русских
праздниках – масленицы и пасхи. В качестве дополнительного материала я привлеку
примеры пословичных выражений о празднике радуницы.
Общее число исследованных мной пословиц и поговорок – 48. Интересно, что
количество найденных фразеологических единиц о данных праздниках сильно отличается
друг от друга. Число паремий о масленице и радунице (праздниках с языческой основой) –
42, о пасхе – 10. Ввиду небольшого количества времени и синонимичности некоторых
фразеологических единиц, я приведу наиболее яркие примеры выражений об
исследованных мной праздниках.
Все эти праздники имеют различную религиозную основу – языческую и
христианскую. Первая – наиболее древняя, но с принятием христианства она не исчезла
бесследно из жизни немалого числа европейских культур (во многих странах
присутствуют аналоги русской языческой масленицы). Русская культура, в данном случае,
не является исключением. Народ несколько веков разными путями вносил элементы
язычества в христианство путем иносказания, намека, переименования. В конце концов,
язычество растворилось в христианстве, создав уникальный сплав, отражающий в
праздниках не только их общие черты, но и особенности каждого.
Мне представляется уместным начать свой анализ с пословиц и поговорок о масленице,
ввиду большего количества паремий об этом празднике (по сравнению с другими). Масленица, или масленичная неделя, включала в себя сложное и многоплановое
ритуальное действо, которое впитало в себя особенности древнего языческого аграрно-
магического обряда встречи весны и проводов зимы. По мнению этнографа XIX
века И.
М. Снегирева, в период празднования масленицы в языческие времена славяне чествовали
1
бога Велеса, покровителя скотоводства и земледелия.
Д
о XIV века период празднования
масленицы совпадал со встречей Нового года, а с принятием христианства масленицу
стали отмечать за неделю до Пасхи (за 56 дней до Великого поста).
Учитывая такую специфику праздника, масленица всегда ассоциировалась с большим
весельем и широким разгулом: «Хоть с себя что заложить, а маслену проводить»; «С
себя все заложить, а маслене угодить»; «Масляна широка: затопила и Великий пост»;
«Не житье, а масленица».
Такая национально-специфическая черта русского характера
как пьянство получила свое отражение в некоторых русских пословицах и поговорках –
«О масленице – неделю пируешь, семь опохмеляешься»; «Пили о маслену – а с похмелья
ломит на радуницу
»
; «Выпили пиво об масленице, а похмелье ломало после радуницы!»;
«
На маслену не пить – Бога гневить»
.
В некоторых поговорках о масленице отразились и народные суеверия. Последняя
неделя перед Великим постом называлась «пестрой»,
во время которой запрещалось
употреблять в пищу мясные продукты по средам и пятницам. Многие из тщеславия или
суеверия не решались вступать в брак в это время. Поэтому и говорили: «На пестрой
жениться – с бедой породниться», а также:
«Оттого и баба пестра (сварлива), что на
пестрой замуж шла»; «На пестрой неделе жениться – голь да беда». Весьма интересны различные именования, которыми описывали масленицу, –
«блиноеда»
(в выражении «Масленица – блиноеда, обманула, обвела, все блины взяла!»
).
Во время ее празднования употребляли калорийную пищу – масло, мед, яйца, пироги, что
«имело, несомненно, обрядовые корни: должно было вызвать изобилие плодов»
1
. С
принятием христианства употребление жирной пищи «было осмыслено как заговены:
старались наесться перед постом»
2
. «
Это масленица идет, блин да мед несет!»; «На
масленице повеселись да блинком угостись!»; Блин добро не один»; «Блин брюху не
порча»; «Блин не клин, брюха не расколет»; «Как на масленой неделе в потолок блины
летели!». Замечу, что в приведенных выше выражениях упоминается только
наименование главного «съестного» атрибута масленицы – блинов.
В представлении русского народа масленица была не только «объедухой»
, но и
«деньгам приберухой»
. Одной из традиционных забав масленичной недели было катание
с гор на лошадях
– своего рода смотр упряжи, саней, праздничной одежды (такой обычай
сохранился в пословице «На горах покататься, в блинах поваляться!»
). Все должно было
1
Соколова В. К. Масленица (ее состав, развитие и специфика) Генезис, архаика, традиции.
Издательство «Наука» Москва 1978. Стр. 65.
2
Там же. Стр. 65.
2
быть самым лучшим и красивым, поэтому, для того, чтобы отметить масленицу должным
образом, людям приходилось идти на немалые материальные затраты. Интересно
отметить, что в паремиях «масленица объедуха, деньгам приберуха»,
а также
«масленица –
блиноеда, обманула, обвела, все блины взяла!»
понятию «масленица» присуще
антропоморфные черты. Несмотря на то, что масленица самый веселый и жизнерадостный праздник, человек
должен помнить и о предстоящем строгом посте: «
Не все коту масленица, придет и
Великий пост»; «Маслена не на век достается»; «Пируй и гуляй, баба, на масленице, а
про пост вспоминай»; «Боится маслена горькой редьки да пареной репы»; «Посадит на
пост, даст редьки хвост».
В последних двух паремиях лексема «масленица» является
субъектом действия, а также обладает чувством боязни. Антропоморфность масленицы в
некоторых паремиях объясняется тем, что понятие «масленица» имело двойное значение:
праздник и ритуальное соломенное женское чучело, сжигаемое в последний день
праздника.
Если масленицу любили за ее размах и веселье, то Пасху (Великдень) за то, что она
приносила в каждый дом «
божью Благодать»
, духовное очищение и умиротворение –
«Святая пришла – Божью благодать принесла».
Пасху считали главным христианским
праздником. Говорили, что «Пасха шире Рождества».
Праздник Пасхи был днем
«обновления и спасения мира и человека, торжеством жизни и бессмертия над смертью,
добра и света над злом» 3
Наступление праздника было долгожданным и каждый, даже
«
дурак, знал, что великдень – праздник».
Умереть на Пасху считалось величайшим
благом. «Кто умрет на Пасху, прямо в рай идет»
, говорили так, считая, что в этот день
его ворота открыты для всех, и даже великий грешник может туда попасть.
Во времена язычества в период зимнего и летнего солнцеворота (к этому временному
промежутку относятся вышеупомянутые праздники) восточные славяне поминали
умерших родственников. Данные дни считались «временем пробуждения сил земли,
нужных земледельцу»
4
. Славяне полагали, что умершие близкие в какой-то мере могли
способствовать хорошему урожаю, для чего следовало задобрить души усопших. Смерть,
по их мнению, приводила к новой жизни – «усилению производительных сил природы,
3
Баранова О. Г., Зимина Т. А., Мадлевская Е. М., Островский А. Б., Соснина В. Г.,
Холодная В. Г., Шангина И. И. Русский праздник. Праздники и обряды народного
земледельческого календаря. Иллюстрированная энциклопедия. Санкт-Петербург,
«Искусство – СПБ», 2001 г. Стр. 373.
4
Пропп В. Я. Русские аграрные праздники. Опыт историко-этнографического
исследования./ C
т., коммент. И. В. Пешкова. – М.: «Лабиринт», 2000. – 192 с. (Собрание
трудов В. Я. Проппа). Стр. 27.
3
урожаю хлебов, трав, плодов».
5
Блины, главный масленичный атрибут, относились к
основному ритуально-поминальному блюду, поэтому «Первый блин на масленой был за
упокой».
С темой поминок связана и история выражения «масленица в Ростов поехала»
6
. Такие
слова были частью обрядового приговора в день Прощеного воскресенья, когда
провожали масленицу. В этот день приговаривали, что масленица уезжает домой, в
Ростов на ярмарку, так как не может больше оставаться здесь. Соответственно
существовало представление о том, что к началу праздничной недели масленица
приезжает с ростовской ярмарки. Так как «проводы»
масленицы происходили в виде
шутейной похоронной процессии антропоморфной фигуры чучела масленицы, то
выражение поехать в Ростов, уехать в Ростов приобрело значение «умереть». Но
существует и иная версия толкования идиомы. На первой неделе наступающего вслед за
Прощеным воскресеньем Великого поста русские люди имели обыкновение поминать
масленицу.
Обычно такие поминки
или тужилки
устраивались на следующий день – в
Чистый понедельник. По мнению известного фольклориста И. П. Сахарова: «в старину
справлялась тужилка во всем разгуле на Ростовской ярмарке»
7
. Интересно отметить, что
ярмарка в Ростове Великом была одной из древнейших и крупнейших. Эта же мысль
подтверждается словами М. Забылина: «Этот обычай существует и по сие время не только
в отдаленных провинциях, но даже в обеих столицах России между купцов и мещан, а
особенно хорошо этот обычай оживляется на Ростовской ярмарке»
8
. Соответственно,
следует предположить, что Масленица в день Прощеного воскресенья спешила в Ростов
для того, чтобы ее можно было там, на ярмарке, помянуть.
Кроме этого, во время проводов-похорон соломенного чучела масленицы
присутствовал ритуальный смех, который, должен был обеспечить уничтожаемому
«существу»
возвращение к жизни. Славяне полагали, что смех, как и смерть, обладает
особой магической силой, способствует поднятию производительных сил природы.
Ритуальные действия с антропоморфной фигурой объясняются и как
5
Там же. Стр. 123.
6
Коршунков В. А. «Почему масленица в Ростов ездила?». Язык и образы фольклора.
Русская речь 4/1998. Стр. 98.
7
Там же. Стр. 100. 8
Там же. Стр. 100.
4
трансформированный обряд проводов на «тот свет»
9
. Подобный акт был тесно связан с
культом предков. Необходимость в благих действиях могущественных предков-
покровителей заставляла людей отправлять к ним «вестников» от общины, которые могли
бы быть достойными ее представителями. По мнению М. Забылина, такая традиция была
«остатком от языческих треб и обрядов»
10
. Об умерших вспоминали и в пасхальную неделю. В западных и южнорусских
губерниях даже в Светлое Воскресение посещали могилы родственников, оставляя им
праздничное угощение. Тому, «кто умирал на Пасху, давали яичко в руку»
– главный
пасхальный атрибут.
Непосредственно в поминальный день, на радуницу (десятый день после Пасхи),
около могил можно было наблюдать смешение ритуального смеха и плача родственников
усопших (замечу, что такой же ритуальный смех происходил во время проводов-похорон
антропоморфного изображения масленицы). Говорили, что «на радуницу утром пашут,
днем плачут,
вечером пляшут»
11
. Радуница совпадала с окончанием пахоты и ярового
посева, поэтому в этот праздник, как и на масленицу, русские люди старались задобрить
духов предков для обеспечения богатого урожая. Люди верили, что «в этот день мертвые
встают из могил, слушают поминальную обедню в церкви за алтарем, присутствуют во
время поминальной трапезы и радуются как Пасхе, так и тому, что дети помнят о них 12
» –
«Веселы песни о масленице, а веселей того о радунице»
, гласит русская поговорка.
В заключение моего доклада хотелось бы сделать некоторые выводы. Несмотря на то,
что во многих фразеологических единицах обо всех трех праздниках присутствует смех,
веселье, радость, немалое количество паремий относится к поминальной символике, что,
9
Агапкина Т. А. Мифопоэтические основы славянского календаря. Весенне-летний цикл.
– М. «Индрик», 2002. – 816 с. (Традиционная духовная культура славян. Современные
исследования). Стр. 581.
10
Забылин М. Русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. Москва
1880. Издание книгопродавца М. Березина. Стр. 44.
11
Пропп В. Я. Русские аграрные праздники. Опыт историко-этнографического
исследования./ C
т., коммент. И. В. Пешкова. – М.: «Лабиринт», 2000. – 192 с. (Собрание
трудов В. Я. Проппа). Стр. 26
12
Баранова О. Г., Зимина Т. А., Мадлевская Е. М., Островский А. Б., Соснина В. Г.,
Холодная В. Г., Шангина И. И. Русский праздник. Праздники и обряды народного
земледельческого календаря. Иллюстрированная энциклопедия. Санкт-Петербург,
«Искусство – СПБ», 2001 г. Стр. 474.
5
вероятно, объясняется большим значением «культа предков» в мироощущении восточных
славян. Автор будет признателен за практические замечания и дополнительную
информацию.
. Л
ИТЕРАТУРА
6
Агапкина Т. А. Мифопоэтические основы славянского календаря. Весенне-летний цикл. –
М. «Индрик», 2002. – 816 с. (Традиционная духовная культура славян. Современные
исследования).
Баранова О. Г., Зимина Т. А., Мадлевская Е. М., Островский А. Б., Соснина В. Г.,
Холодная В. Г., Шангина И. И. Русский праздник. Праздники и обряды народного
земледельческого календаря. Иллюстрированная энциклопедия. Санкт-Петербург,
«Искусство – СПБ», 2001 г.
Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4-х томах. Государственное
издательство иностранных и национальных словарей. Москва – 1955.
К 25-летию Издательской деятельности Маврикия Осиповича Вольфа. Толковый словарь
Живаго Великорусскаго Языка Владимира Даля. Том второй. Издание Книгопродавца-
Типографа М. О. Вольфа. С.-Петербург, Гостиный двор, №№ 17, и 18. Москва, Кузнецкий
мост, д. Третьякова 1881. Том второй (И-О). 1881.
К 25-летию Издательской деятельности Маврикия Осиповича Вольфа. Толковый словарь
Живаго Великорусскаго Языка Владимира Даля. Издание Книгопродавца-Типографа М.
О. Вольфа. С.-Петербург, Гостиный двор, №№ 17, и 18. Москва, Кузнецкий мост, д.
Третьякова 1881. Том третий (П).1882.
Забылин М. Русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. Москва
1880. Издание книгопродавца М. Березина.
Зеленин А.В. «Масленица». Из истории слов и выражений. Русская речь 3/1998. Стр. 106-
112.
Зуева Т. В. Русский фольклор:
Слов.-справ.: Кн. для учителя. – М.: Просвещение, 2002.-
334 с.
Коринфский А. А. Народная Русь: Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц
русского народа. – М.: Моск. рабочий, 1994. – 560 с. (Клуб любителей истории
Отечества).
Коршунков В. А. «Почему масленица в Ростов ездила?». Язык и образы фольклора.
Русская речь 4/1998. Стр. 97-102.
7
Коршунков В. А. «Кошки, репки, хвосты и масленица». Язык и образы фольклора.
Русская речь 2/1999. Стр. 101-108.
Пропп В. Я. Русские аграрные праздники. Опыт историко-этнографического
исследования./ C
т., коммент. И. В. Пешкова. – М.: «Лабиринт», 2000. – 192 с. (Собрание
трудов В. Я. Проппа).
Румянцев Н. Православные праздники, их происхождение и классовая сущность. ОГИЗ.
Государственное антирелигиозное издательство – Москва – 1933.
Соколова В. К. Масленица (ее состав, развитие и специфика) Генезис, архаика, традиции.
Издательство «Наука» Москва 1978.
http
://
www
.
tverinfo
.
ru
/
obschestvo
/
prischla
_
maslenitsaobeduha
.
html
http
://
s
99-
omsk
.
narod
.
ru
/
projects
/
maslen
/
govor
/
govor
.
htm
http
://
www
.
ruthenia
.
ru
/
folklore
/
Tolstaja
.
html
http
://
www
.
maslenitsa
.
ru
/
ma
001.
htm
http
://
oliav
.
boom
.
ru
/
prazdniki
/
maslenitsa
.
html
http
://
kizhi
.
karelia
.
ru
/
spezialist
/
pub
/
librarykizhi
_
westnik
9/02_01.
htm
http
://
etost
.
ru
/
pogov
/66.
shtml
http
://
bibliotekar
.
ru
/
rusSaharov
/217.
htm
http
://
istoki
-
folk
.
narod
.
ru
/
prazd
.
html
8
9
Автор
marina_germ
Документ
Категория
Методические пособия
Просмотров
795
Размер файла
67 Кб
Теги
prazdnik
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа