close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Усадьба графа Чапского

код для вставкиСкачать
Aвтор: Virer Июнь/2006г.
Содержание:
1. Вступление с.2
2. Экскурсия по Станьковскому музею графа Чапского с.3-12
3. Род Гуттен-Чапских с.13-15
4. Истории рода Чапских с. 16-21
5. Заключение с. 22
6. Список литературы с. 23
1.Вступление
Памятники истории и культуры - неотъемлемая часть того, что определяет глубокое понятие слова "Отчизна". Они неразрывно связаны с исторической судьбой народа, создавшего их. Памятники характеризуют эпохи и людей, которые жили в те времена. Показывают их культуру, чем увлекались. Усадьба графа Чапского является памятником архитектуры, в усадьбе расположена большая библиотека - это характеризует Чапских как умных и образованных людей. Гуттен-Чапские внесли огромный вклад в развитие культуры и образования.
2. . Экскурсия по Станьковскому музею графа Чапского Строительство усадьбы велось по заказу известного коллекционера, одного из основателей художественного музея в Кракове Э.Чапского. Одновременно закладывался парк пейзажного типа. В настоящее время парк вместе с усадебными постройками передан Станьковской восьмилетней школе-интернату, новое здание которое возведено в 1970 г. около северной границы участка на месте разрушенного в начале ХХ в. графского усадебного дома.
Усадьба сформировалась на прямоугольном участке территории, равнинный рельеф которой имеет плавный уклон в сторону искусственного водоема, ограничивающего участок с южной стороны. С западной стороны граница усадебного ансамбля проходит по главной улице. Ядро ансамбля сформировалось в северо-западной части парка и включало усадебный дом (не сохранился), кухонный флигель. По оси усадебного дома со стороны его дворового фасада построен павильон "скарбница". В восточной зоне парка сложился комплекс из нескольких хозяйственных построек и двух жилых домов придворной службы. В этой зоне парка сохранился один жилой дом, занятый в настоящее время учебным пунктом Дзержинского районного объединения сельхозтехники. В северо-западном углу участка каменный амбар. От бывшего усадебного дома к хозяйственному комплексу ведут три дорожки, которые сходятся у ворот на восточной окраине парка. От ворот за пределы усадьбы уходит старая аллея.
Усадебный дом был построен в 1880г. в романтическом стиле с использованием элементов средневековой архитектуры. Это был одноэтажный, протяженный по поперечной оси объем, накрытый пологой вальмовой крышей. Симметрия пространственной композиции здания нарушалась угловой восьмигранной двухъярусной башней с кремальерами в завершении. Протяженный, прямоугольный в плане основной объем был накрыт пологой вальмовой крышей, завершенной по центру прямым аттиком, в котором скрывались дымовые трубы. Здание имело два симметрично расположенных парадных входа, выделенных на главном фасаде ризалитами с угловыми гранеными зубчатыми башенками-пилонами и килеподным щипцом между ними. Килеподобными порталами были обрамлены и сами арочные дверные и оконные проемы. Пластику фасада кроме фигурных наличников арочных проемов обогащали подоконные прямоугольные филенки, несложного профиля карниз. Центральное место во внутренней планировке здания отводилось парадному залу, освещенному с двух сторон высокими окнами главного и дворового фасадов. Второй ярус угловой граненой башни не имел окон, а лишь четыре балкона и служил обзорной террасой, с которой воспринималась окружающая дом парковая панорама. Асимметрию, вносимую угловой башней в общую пространственную композицию усадебного дома, нивелировал мощный дуб, высаженный на специальном возвышении с противоположной башне стороны фасада. Использование архитекторами асимметрично расположенной вертикальной доминанты - широко распространенный прием в эклектической усадебной архитектуре Белоруссии второй половины ХIХ в., связанный с поиском новых, нигде не встречаемых и неповторимых решений здания. Средством достижения этой цели был путь динамического решения композиции архитектурного объема за счет использования активной асимметрии (угловая башня), комбинации форм разнообразных исторических стилей - древнерусского (килеподобные арки) средневекового замково-крепостного зодчества (кремальеры, угловые башни-бойницы). В результате архитектором создан романтический образ феодальной усадьбы, навевающий ностальгические воспоминания о далеком прошлом, с которым связывалось представление о благополучии, героизме и даже своеобразно понятой демократии и свободе.
Павильон "скарбница" был построен из кирпича в 1880 г. специально для богатейшей библиотеки, нумизматической коллекции и художественного собрания владельца имения Э. Чапского. Архитектура павильона продолжает художественно-стилевую тему, воплощенную в главном здании усадебного комплекса. Романтическое сооружение построено в виде миниатюрного средневекового замка. Это двухэтажный квадратный в плане павильон с угловыми, круглыми в сечении башнями. Последние завершены парапетом кремальер-бойниц, охваченным внизу профилированным карнизом и аркатурным поясом. На верхних площадках башен установлены миниатюрные, круглые в сечении шатровые башенки. Стены боковых и тыльного фасадов завершены щипцами, скрывающими шатровую четырехскатную крышу основного объема. Окна - прямоугольные на первом и стрельчатые на втором этаже- оформлены профилированными сандриками .Окна - башен узкие и высокие, словно бойницы в глухих стенах крепости. Центральный и единственный вход в здание выделен прямоугольным профилированным порталом и легким ажурным балконом над ним, поддерживаемым выгнутыми орнаментальными кронштейнами (ковка по металлу). Лаконизм, обобщенность и геометрическая простата гладких архитектурных объемов контрастируют с утонченными арочками, полукруглыми надоконными бровками, гирьками - побеленными элементами декора. Каждый из двух этажей имел по одному залу. Павильон ,как и кухонный флигель, был связан с усадебным домом подземным коридором-переходом. Что позволяло посетителям из торжественного парадного зала дома непосредственно перейти к знакомству с богатой художественной коллекцией павильона-музея.
В музее (скарбнице) была собрана нумизматическая коллекция, которая славилась по всему краю. Здесь были монеты России, Польши, Великого княжества Литовского, многих соседних государств. Среди особенно ценных и редких - динар Болеслава Храброго (около 1000 г.), золотой дукат Владислава Лакетки (около 1300 г.). Коллекция описана Эмириком Чапским в книге "Удельные, великокняжеские и царские деньги Древней Руси" (Пр., 1875г.) и награждена Русским обществом специально выбитой серебряной медалью, а также в "Каталоге коллекций польских медалей и монет" (Петербург; Краков, 1871-1916.Т. 1-5). Кроме монет и медалей (около 11 тыс. наименований) в музее много старых рисунков, гравюр, картин, описанных в особом каталоге, изданном в Кракове в 1901 г.Среди них уникальные виды белорусских городов (гравюры Матиса Цунта, Георгия Килияна, выполненные в 1568 и 1580 гг. в Гродно), портреты магнатов (Радзивиллов,Сапег,Огинских,Тышкевичей и др.), простых людей (овчар Антон Галец из Новогрудчины). На 70 художественных полотнах увековечен Тадеуш Костюшко, на 16 - Богдан Хмельницкий, на 10 - Адам Мицкевич. Интересны рисунки несвижского гравюра Г. Маковского, посвященные битве русских и французских войск в 1812 г. при Березине. Здесь же находилась библиотека, насчитывавшая около 20 тыс. томов. Занимала несколько комнат. В ней были уникальные издания, в том числе из белорусских типографий, - Брестская библия 1563 г., 10 могилевских, 10 несвижских раритетов, книги с автографами А. Мицкевича, Я. Тышкевича, А. Ельского. В библиотеку вошли собрания книг Ю. Кобылинского из Минска, белорусского поэта В. Каратынского. Ряд книг имел надписи их владельцев. Собрана значительная коллекция рукописей, в том числе 31 на пергаменте, автографы А. Мицкевича, С. Манюшки, Ю. Немцевича, Одинца, рукописный сборник стихотворений, продиктованный А. Кобыльским А. Мицкевич. Часть этих рукописей до начала первой мировой войны сохранялась в Станькове. В музее хранилась коллекция из 772 карт древнейших земель с конца ХV до середины ХIХ в. В музее была большая коллекция оружия, посуды (старинный фарфор), тканей, разных предметов декоративно-прикладного искусства, старинная гданьская мебель, древние иконы. Среди них Слуцкие пояса, бокалы из стеклозавода Уручье. Ряд золотых, бронзовых, железных и каменных предметов взят из курганных раскопок, которые велись в окрестностях Станькова. Музейные коллекции дополняло уникальное собрание масонских знаков.
В библиотеке было много книг из собрания Залусских, вывезенных из Варшавы в Петербург. В коллекции широко представлены геологические и минералогические собрания, которые по тому времени считались самыми ценными в Европе. Кухонный флигель - произведение архитектуры позднего классицизма. Построен в виде прямоугольного в плане объема под двухскатной крышей. Цокольная часть и углы рустованы. Стены опоясаны упрощенным антаблементом с модульонами. Флигель был связан с усадебным домом подземным переходом. Жилой усадебный дом построен из кирпича во второй половине ХIХ в. в эклектичном стиле с использованием элементов готики и ампира. Два крыла Г-подобного в плане здания имеют разную этажность: основное протяженное крыло одноэтажное, короткое - двухэтажное. Архитектурной выразительностью наделено двухэтажное крыло, торцевые фасады которого завершены четырехступенчатыми щипцами. Плоскостные стены раскрепованы межэтажным профилированным карнизом, угловым рустом. Входы в оба крыла здания решены стрельчатыми проемами. Окнами такой же формы расчленены стены первого этажа двухэтажного корпуса. Архитектурной пластикой наделен и торцевой южный фасад протяженного крыла здания - пилястры, профилированные наличники прямоугольных оконных проемов. Помещения здания имеют коридорную взаимосвязь. Амбар построен из тесаного с внешней стороны бутового местного камня в 1897 г. Прямоугольный в плане одноэтажный объем под полувальмовой крышей. Узкие окна-щели и входной арочный проем выложены кирпичом, их оштукатуренное побеленное обрамление ярко читается на полихромном фоне бутовой кладки (так называемая кладка с изюмом). Простой местный строительный материал, лаконичное архитектурное решение - характерные свойства хозяйственных усадебных построек Белоруссии второй половины ХIХ - начала ХХ в.
Коровник построен в том же утилитарном архитектурном стиле, что и амбар - бутовая кладка стен, арочные оконные и дверные проемы выложены кирпичом и побелены. Перекрытие внутреннего пространства выполнено системой клинчатых сводов, покоящихся на двутавровых железных балках. Низкий, прямоугольный в плане объем постройки накрыт пологой двухскатной крышей.
Парк - памятник садово-паркового искусства середины ХIХ в. Парк пейзажного типа с элементами романтизма, имеет равнинный рельеф. В нем были оранжереи, теплицы и питомники. Парк занимает площадь (без озера и фруктового сада) около 15 га. Озеро парка создано искусственно путем запруды небольшой речки Рапусы, протекающей по южной окраине усадебной территории. С трех сторон был обнесен каменной стеной (сохранилась фрагментарно).
Основной парковый массив был расположен перед усадебным домом на пологом склоне прибрежной территории водоема. Парковые посадки расчленялись тремя ландшафтно оформленными перспективами. Главная из них открывалась от усадебного дома, его видовой террасы на вершине башни в заречную сторону. Перед зрителем представал вид на большой газон с фонтаном (не сохранился), два островка водоема и Николаевскую церковь на его противоположном берегу. Два последних плана ландшафтной картины живописно формировались вокруг архитектурных сооружений - сияющей белизной беседки-ротонды и композиционно эффектной Николаевской церкви, сориентированной главным фасадом на усадебный дом. Последний, располагаясь на вершине полого холма, обретал подчеркнутое парковой композицией господствующее положение. Фланги газона, островки водоема и церковь живописно оформлены посадками тополя, сосны, лиственницы, пихты ели обыкновенной, туи западной, каштана конского, клена остролистного и Шведлера. По сторонам бывшего усадебного дома произрастают сосна веймутова, вяз обыкновенный плакучий, пихта сибирская, клен.
Вторая парковая перспектива представляет собой прогулочный маршрут, пересекающий парк с запада на восток вдоль водоема. Он пролегает среди береговых посадок пихты сибирской, сосны веймутовой, белых тополей, дубов, ореха черного. Основной визуальный аспект этой зоны парка рассчитан на восприятие древесных кулис из белых тополей и открывающихся видов на противоположный берег искусственного водоема в Станьково.
Третья парковая перспектива также открывалась на заречный ландшафт от неоготического жилого дома. Перед ним был устроен просторный зеленый газон со старыми посадками дуба. В настоящее время из-за молодых посадок и береговых неорганизованных зарослей эта парковая зона утратила первоначальные визуально-эстетические достоинства.
Дендрологический состав парка включает свыше 500 видов деревьев и кустарников, среди которых сосна веймутова, тополь белый, ель черная, дубоклен, каштан настоящий, орех черный, липа, можжевельник, туя, мадрина европейская, морва и другие. В прошлом парковые картины дополняли липа американская крупнолистная, клен полевой, клен-явор, грецкий орех, каштан посевной, шелковица белая. Беседка, расположенная на берегу озера при дороге Дзержинск - Станьково, является памятником садово-парковой архитектуры классицизма. Ее ротондально-колонная форма, часто встречаемая в дворцово-усадебном строительстве как Белоруссии, так и России, и характерный усадебный антураж послужили поводом для съемок здесь одного из фрагментов художественного фильма "Дубровский". Расположена на небольшом островке озера, органично вписана в береговой парковый ландшафт. Предназначенная для уединенного отдыха, она является и архитектурно оформленной площадкой для обозрения заречного ландшафта.
Ворота восточного входа оформляют въезд в усадьбу со стороны д. Багрицовщинаы. Небольшое парковое сооружение построено из кирпича в 1880-1890 гг. Его архитектура соответствует общему художественно-стилевому характеру усадебных построек и представляет собой переработку форм средневековой готики. Ворота решены трехпролетной стрельчатой аркадой с повышенной центральной частью, завершенной ступенчатым щипцом. Опоры аркады укреплены готическими контрофорсами. К воротам примыкает домик-караульня, объединенный с аркадой-проездом в единую архитектурную композицию. Караульня - небольшой кубоподобный объем под двухскатной крышей; фасады обработаны плоскими арочными нишами.
Усадебно-парковый ансамбль в Станькове - памятник архитектуры романтизма ХIХ - начала ХХ в., в котором господствовали стилизаторские тенденции, ориентация на использование приёмов и форм зодчества древности. Усадьба - высокохудожественное произведение садово-паркового искусства Белоруссии пейзажного стиля, в котором реализованы основные приёмы и достижения в организации ландшафтной среды, органического её соединения с окружающей природой, архитектурными компонентами. Дзержинский райисполком, Станьковский сельсовет прилагают большие усилия для того, чтобы сохранить и сделать ещё более красивым древний парк в Станькове. 3.Род Гуттен-Чапских
Гуттен-Чапские - древний немецкий род, получивший в XII веке титул графов Священной Римской империи. Со временем Гуттен-Чапские сблизились с польским королевским двором, а позже попали в Беларусь. Здесь они породнились с Радзивиллами.
Около 1400 года Владислав Четвертый Ягайло за заслуги перед польским государством решил "натурализовать" фамилию Гуттенов и приблизить к Польскому двору. Роду была дарована фамилия Чапские, они были приписаны к гербу "Лелива" - шестиконечной звезде над полумесяцем на голубом фоне. Гербовым девизом стали слова "VITAM PATRIAE HONOREM NEMINI" ("жизнь - отчизне, честь - никому").
Так возникло официальное название фамилии -- Гуттен-Чапские.
Одним из ярких представителей рода был Эмерик Гуттен-Чапский. Он получил образование в Москве, Санкт-Петербурге и Берлине. При дворе русского императора занимал видные должности: губернатора Новгородской губернии и вице-губернатора Санкт-Петербурга, позже возглавил Департамент лесного хозяйства. Находясь в этой должности, разошелся во взглядах с императором. Гуттен-Чапский считал, что нельзя бездумно раздаривать леса и земли придворным, которые не могут с умом распорядиться свалившимся богатством. Эмерик Гуттен-Чапский вышел в отставку и поселился в своем имении в Станьково. У него было двое сыновей - Карл и Ежи. Карлу отец оставил Станьково, а Ежи - Прилуки. Карл Чапский был губернатором Минска с 1890 по 1901 годы. При этом 30-летнем крупном помещике, землевладельце, заводчике и хозяине доходных домов в городе появилась электростанция, водопровод, конка, телефонная станция общего пользования. Карл Чапский завершил строительство городского театра (ныне театр имени Янки Купалы), способствовал созданию санитарной службы в городе, общества любителей спорта, женских общественных организаций, воскресных школ и детских яслей, Минской женской гимназии. Городская дума подготовила проект о введении всеобщего обязательного обучения детей. В период его деятельности на посту губернатора в Минске начали издаваться газеты "Минские губернские ведомости" и "Минский листок". В них впервые была опубликована поэма "Тарас на Парнасе". В то время знатное происхождение и личное богатство предполагали служение Отечеству. Недаром на гербе Чапских было начертано: "Жизнь - Отечеству, честь - никому". Примечательно, что губернатор почти ежедневно ездил на службу в Минск из Станьково. Впрочем, в городе у него тоже был дом - располагался на нынешней улице Карла Маркса, недалеко от театра Янки Купалы. Судя по старым фотографиям, губернаторский дом был значительно скромнее, чем современные коттеджи, построенные в окрестностях Минска, включая Прилуки. Накануне 50-летия Октябрьской революции минский дом графа Карла Чапского был взорван - не вписывался в советский архитектурный стиль. Ежи Чапский был предводителем дворянства и председателем сельскохозяйственного общества Минской губернии. В его прилукском дворце обсуждались политические проблемы, хозяйственные дела. Минские помещики принимали участие в выставках, ярмарках и получали на них награды. Будучи высокообразованным человеком, Ежи Чапский покровительствовал музыкантам и художникам.
У Ежи Чапского была большая семья - семеро детей. Во время родов последнего ребенка его жена Юзефа Каролина умерла. В Волчковичах на высоком берегу над озером стоит простой памятник из черного мрамора с крестом - это могила графини Чапской. Семья Чапских успела уехать из Беларуси в Польшу до всех революционных потрясений. Но от судьбы скрыться невозможно. Один из сыновей Ежи Чапского, Юзеф, вместе с другими польскими офицерами находился в Катынском лагере. Пережив голод, пытки, невероятные унижения, он смог избежать расстрела. Все эти события граф положил в основу своей книги "На нечеловеческой земле". Юзеф Чапский был консультантом режиссера Анджея Вайды, когда тот снимал фильм о катынской трагедии.
Более близкий к нашему времени Эмерик-Захарий-Николай-Северин участвовал в Крымской войне 1854 года, был Новгородским вице-губернатором, Санкт-Петербургским вице-губернатором, камергером императорского Двора, председателем Тюремного комитета и Лесного комитета Министерства государственных имуществ Российской империи при Александре II. Из-за разногласий с императором по поводу дарения лесных угодий ушел в отставку и обосновался в родовом имении в Станьково. Там он собрал огромнейшую коллекцию предметов искусства, часть которой сегодня составляет филиал Национального музея Польши - Музей имени Эмерика Гуттен-Чапского в Кракове.
4.Истории связанные с родом Чапских
История 1 Как Толстой спустился с чердака. Чудесные книги и зачинаются чудесно. В 1964 году Анатолий Иосифович гостил у родной сестры в секретном тогда городке Станьково. Вместе с шурином они часто ходили за молоком для годовалого племянника к местному старику в деревню Каменка. Однажды "молочный" дедушка попросил двух крепких ребят попилить ему дрова. Педагоги, а точнее, уже директора школ согласились и заготовили аборигену на всю зиму дровишек. Благодарный старик спросил благодетелей: как рассчитываться будем? Услышав же что дровяная разминка сельским интеллигентам была только в охотку, предложил: полезайте на чердак и каждый выберите по книге. Как более смелый полез Анатолий. Книгой, которую решил оставить себе, было прижизненное издание рассказов Толстого. Рассмотрев дома, приобретение более внимательно, Валаханович обнаружил на пожелтевших страницах экслибрис Чапских. Это кто еще такие, подумал он тогда и начал расспрашивать станьковских старожилов.
Старые люди прекрасно помнили живших здесь графов. И вот ведь диво - вспомнили добрым словом!
Уже позже, когда у Анатолия Иосифовича накопилось много материалов про знатный род герба "Лелива", ему пришла в голову сравнить станьковского графа с яснополянским Толстым. Оба сиятельства были тружениками, не гнушавшимися простой крестьянской работы. И даже могли нарядиться по-народному.
Ну а то, что окрестные простолюдины растащили после революции по чердакам -сараям бесценную графскую библиотеку, так времена были такие - грабительские.
" Мы таксама бралi кнiгi з бiблiатэкi i неслi iх у лужы - адмочвалi у кнiжак вокладку - невялiкiя кавалкi матэрыi i марлi i выкарыстоувалi iх для шыцця сукенак для лялек. А кнiгi былi цяжкiя, вялiкiя, з каляровымi малюнкамi. Кнiгi гэтыя былi, вiдаць, вельмi дарагiя! I так гэтае багацце марна прапала з-за таго, што гэта было не "народнае", не "сялянскае", а графскае!" Из книги Валахановича: воспоминания жительницы деревни Каменка Н. Градобоевой.
История 2 Как спасали Зою Казей.
Чапсковедение штука заразная, "открытием чудным" мог даже стать валявшийся возле усадьбы камень. В Станьково приметил Анатолий Валаханович огромную половину распиленного валуна с глядящими на четыре стороны света рукотворными углублениями. Местные жители в ответ на расспросы поведали: специально для графских детей делалось - чтоб не дрались. Добровольный искатель тут же вспомнил, что вторую половину этого камня с аналогичными ямками видел в студенческие годы в Прилуках, где копал картошку. Точно, сказали ему: Чапским принадлежали ещё и Прилуки. А всего во владения бывшего начальника лесного департамента Российской империи, прибывшего из Петербурга в Станьково после размолвки с царём, Эмерика Чапского входило, 68 деревень: Колосово, Негорелое, Волчковичи и другие - так называемый "станьковский ключ".
Исследователь стал по архивам да библиотекам собирать сведения про крутого норовом графа Эмерика. И впрямь имел его сиятельство твёрдый характер: высказал в глаза царю всё, что думал про эксплуатацию лесов России. Отправленный за прямоту в 1879 году в отставку, до лета 1880-го продолжал исполнять казённые обязанности: некем было заменить специалиста такого уровня.
В Станьково знающий леса как свои пять пальцев, Эмерик привёз много редких деревьев. Растущий "вверх конями" вяз Кампердауна до сих пор сидит в Станьковском парке, хотя очень многие экзоты, увы, уже вырублены и погибли.
А вот со своими подданными граф был весьма милостив и справедлив. Валахановичу рассказали старожилы про такой случай: бабушку будущего Героя Советского Союза Марата Казея граф буквально поставил на ноги. После того, как попала она в страшный переплёт: испуганный конь понёс телегу с сидящей на ней девушкой. Ноги бедняги запутались в упряжи и были буквально покрошены на осколки. Сердобольный граф лично возил её по всем известным врачам, не позволив делать ампутацию, пока кости не срослись. Хромота, правда, осталась, зато и ноги тоже.
Родная сестра Марата Ариадна Ивановна Казей подтвердила эту историю. Было дело: спас граф от безножия, за что та была всю жизнь ему благодарна. История 3
Как Эмерик Карлович поссорился с Карлом Эмериковичем.
Осевший в 1880 году в Станькове Эмерик (а было ему тогда 52 года) занялся привидением в порядок своей коллекции и библиотеки. Забот ему хватало, если только польская часть потянула на шесть вагонов. А ещё там была так называемая русистика - 5 тысяч экземпляров редких книг, картин, сокровищ, собранных во время служебных путешествий графа. Эльжбета, или по-русски Елизавета, мужу усердно помогала. Богатств у графа было много: Слуцкие пояса, древние латы, монеты, редкие украшения. Подросшие сыновья не без интереса следили за родительским занятием. Тем паче, что стали оба - и Кароль, и Ежи - вполне уважаемыми в обществе людьми. Старший, Кароль, можно сказать, вообще взлетел на карьерной лестнице - в тридцать лет в 1890 году стал городским главою губернского Минска. Вопреки проискам недругов был избран на эту почётную должность. А поскольку в роду Чапских, как говорит Валаханович, откровенных дураков и лодырей не было, а водились трудолюбивые, причем, как правило, рыжеволосые, то развернул Кароль Эмерикович на своём посту бурную деятельность: и первую конку в Минске пустил, и электростанцию построил, и телефонную станцию, и театр. В 1894 году решил жениться. На Марии Пусловской, девушке из рода не менее знатного, чем его собственный. К тому времени отставной Эмерик поделил свои владения между двумя братьями: Станьково осталось Каролю, а Ежи отходили Прилуки. Вот тут-то, и возник описанный ещё Тургеневым типичный для тех времён конфликт отцов и детей. Женатый Кароль не собирался делить одну крышу с родителями. И стал показывать батюшке от ворот поворот. Так осенью 1894 года состоялся отъезд великого коллекционера в Краков. А уже 8 января 1895 года польская газета "Час" писала, что в Краков прибыла ценнейшая коллекция графа Чапского всего пришло около 7 вагонов.
История 4
Куда исчезла русская коллекция.
Польскую часть коллекции рыжего Эмерика и нынче можно увидеть в Кракове - в музее, носящем его имя.
А вот с русской дела обстоят сложнее. В 1916 году, опасаясь нагрянувшей войны, Чапские отправили фамильные раритеты в Москву. Но вывозимые в тыл сокровища, прямо как пропали без вести. Куда они подевались - до сих пор неизвестно. Большинство исследователей списывает их пропажу на лихолетье военного времени. Однако был найден документ, который свидетельствует, что ещё до рокового 1914 года наследные раритеты уплывали из Станькова и Прилук. Это связывают, со странными тратами Чапских. Скорей всего деньги были пожертвованы католической церкви.
История 5
Как граф Юзеф получил посвящение от Ахматовой, а граф Эмерик стал Соловьём-разбойником.
После революционного 1917 неугодные новой власти Чапские стали разлетаться по свету, а их мудрые книги да покинутые образа - по окрестным крестьянским чердакам. Ближе всего наследникам Кароля и Ежи оказалась соседняя Польша. Смутное время двадцатых годов, видимо, ещё вселяло надежды юным графам на возвращение собственности. И если до последнего ждали чуда в Прилуках, то другие с оружием в руках воевали против советской власти. 24-летний сын минского пивовара с фамильным именем Эмерик именно так и поступил в 1921 году: организовал под Столбцами отряд из 56 человек и проводил боевые действия против Красной Армии. За что даже попал в сводки чекистов.
Сын Ежи Юзеф был лишь на год старше своего двоюродного брата. Как польский офицер попал в 1939 году в Старобельский концентрационный лагерь. В 1942 году в Ташкенте познакомился с Анной Ахматовой, которая, по мнению многих исследователей, именно ему посвятила знаменитые строки:
В ту ночь мы сошли друг от друга с ума,
Светила нам только зловещая тьма,
Свое бормотали арыки,
И Азией пахли гвоздики...
Обоим Чапским, принципе повезло: уцелев в невзгодах, прожили долгую жизнь.
2
Документ
Категория
Экскурсии и туризм
Просмотров
347
Размер файла
88 Кб
Теги
рефераты
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа