close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

заметки из журнала "Вокруг Света"

код для вставкиСкачать
1990 АМФОРЫ ОСТРОВА ЛЕВКЕ НОВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ХЕЙЕРДАЛА ^ ^ ..—--Й» ТРАВЕРС 155М 0321-066 9 ВОКРУГ СВЕТА. 4 Карты правду говорят? «...карты правду говорят...» Как хотелось бы, чтобы эти слова из детской песенки относились не к игральным картам, а к географиче­
ским, коим мы привыкли верить и которым порой вверяем свои судьбы, отправляясь в путешествие. Бывает, конечно, что в силу не зависящих от картографов обстоя­
тельств им приходится отказываться от нанесения на бумагу отдель­
ных малозначащих объектов. Это называется генерализацией. Тут уж не взыщите: значит, городок или поселок слишком малы, речка — мелка или горка — невысока. Бывает и так, что отдельные объекты не наносятся на общедоступные карты по соображениям секретности, но их, если постараться, можно найти на картах с грифами «Для слу­
жебного пользования» или других, о которых непосвященный и знать-то не имеет права. Но вот незадача — как быть с растиражированными географиче­
скими объектами, нанесенными на карту, но фактически отсутствую­
щими, то есть теми, которые, подобно тыняновскому подпоручику Киже, «без лица, но с фамилией». Скажете, не может такого быть? Оказывается, может. Украина, 1977 год. Еду на машине из Кировограда в Николаев по асфальтированному шоссе, которое обозначено во всех атласах авто­
мобильных дорог СССР. Вдруг оно обрывается, и указатель-картонка со стрелкой «НИКОЛАЕВ» уводит меня в сторону. В результате сто с лишним километров по полям и перелескам. Ну ладно, подумал, сделали картографы в угоду строителям небольшую приписочку — рапортуйте, мол, что справились с заданием досрочно! Об этом слу­
чае я вскоре забыл, да и что вспоминать такую мелочь: до Николаева же добрался? Сахара, 1989 год. Под изнуряющим солнцем продвигаемся по так называемой транссахарской дороге, нанесенной на все советские карты и школьные атласы. В алжирском городке Регган упираемся в барханы, а трасса «летит вперед» по несуществующим наметкам Главного управления геодезии и картографии и проходит еще... пол­
торы тысячи километров. Но любой школьник, заглянув в карту, с уверенностью скажет, что величайшую пустыню мира действительно прорезает автомагистрали. А кто проверит, что это не так? Я проверил. Наверное, я не стал бы писать этих строк, если бы не еще один случай, переполнивший чашу терпения. Побывал у нас в редакции чешский путешественник и писатель Яромир Штетина, возвращаясь из поездкц по Сибири. — Плохие у вас карты, Владимир, вредительские,— с горечью сказал он.— Дорога Омск — Новосибирск нарисована, но ее нет. Ир­
кутск — Хандыга — асфальтированная дорога обозначена, но ее и в ближайшем будущем не предвидится. Нет, пойми, я не искал легкого пути, но картам у вас совершенно верить нельзя. Что мне было возразить?? А ведь в XVI—XVII веках русские карты считались самыми досто­
верными. На них не было загадочных зверей и птиц, разгуливающих по неизведанным частям суши, как на многих картах Африки, выпу­
щенных в Европе. Более того, карты считались государственным достоянием и не служили предметом купли-продажи. При Пет­
ре I начались работы по государственной съемке страны, «дабы каждый коллегиум о состоянии государства и о принадлежащих к оному провинциях подлинную ведомость и известия получить мог». Мы стали заполнять пробелы в нашей истории. Хотелось бы, чтобы не осталось белых пятен и на наших географических картах. Ведь в конце концов обманываем самих себя. Эпоха Великих гео­
графических открытий давно прошла. Если исчезнет с лица земли Арал, а мы будем взирать безмятежно на раскинувшееся на картах море, Аралу и живущим вокруг него народам вряд ли будет от этого легче! Владимир СОЛОВЬЕВ ПОЧТОВЫЙ ДИЛИЖЙНС Я не любительница писать в прессу, но, прочитав письмо В. Пащенко из г. Архангельска («ВС» № 2/90), все же не выдержала. Я категорически с ним не согласна. Хоть все мы и атеисты, я против того, чтобы напрочь отме­
тать малоизученные явления в при­
роде, как несуществующие. Во все времена были и будут отдельные одаренные люди, которые обладают как бы сверхъестественными возмож­
ностями, но, увы, их существование замалчивалось и способности не ис­
следовались. Считаю, что новые сообщения в прессе, связанные с малоизученными явлениями в природе, не следует так уж категорично ругать, а тем более стыдить редакцию. Многое мы по из­
вестным причинам не знали, не успе­
ли понять, определить природу. Нам надо стремиться к тому, чтобы раз­
гадать эти тайны. Л. КОНОВАЛОВА, п. Токур Амурской области Не знаю, может, это только мне никогда раньше не встречались ста­
тьи, где бы так доходчиво объясня­
лись явления, которые мы часто, но не всегда обоснованно, относим к НЛО, как это сделано в № 6/90. Но как здорово автор показывает всю относительность и неоднознач­
ность наблюдаемых человеком явле­
ний! А то только и слышишь: ино­
планетяне да инопланетяне, а ведь, похоже, что все мы — земляне, толь­
ко они — из прошлого, или скорее всего будущего, а может быть,— на­
ши соседи по измерению. Хорошо бы т. Кузовкину А. С. про­
должить комментирование читатель­
ских писем по теме НЛО и сопредель­
ных миров. Т. ФЕОКТИСТОВА, г. Курск Дорогая редакция! Прочитав путе­
вые заметки Нины Расмуссен «Как я лечилась у брухо» (№ 6/90), я очень и очень пожалела о том, что вы опуб­
ликовали такой короткий отрывок. У меня вообще складывается впечат­
ление, что редакция просто нарочно растягивает самые интересные ма­
териалы, искусственно дробя их на крошечные кусочки. Меня, как мать двоих детей, интересовало, как пере­
носили тяготы кочевой жизни ма­
лышки? Какие сложности пришлось преодолеть родителям, чтобы они остались здоровыми, и есть ли польза для детей от таких длительных, изну­
рительных походов? Т. ГРОМОВА, г. Коломна меньше. И начинались они с мальчи­
шек-зазывал — дед Иван сам в них бегал. Однажд ы хозяин какой-либо избы поручал им «кликать» к себе ближних и дальних соседей. «На ве­
черку просят! На вечерку!..» — не­
слась детвора улочками, и вскоре к намеченному двору, кто помоложе — весело, кто постарше — с достоин­
ством, подходили гости. «Милости просим, милости просим на вечер­
ку»,— привечали каждог о пересту­
пившего порог. Потом все садились на лавки вдоль стен. Женщины по одну сторону, мужчины по другую. Усаживалис ь в углу музыканты, пробуя мехи гар­
мони, настраивая скрипку. Радостный гомон, шумные угощения строгани­
ной разом обрывались, когда под низким потолком вдруг раздавалось... Рассказчик мой прокашлялся, умолк. Стало так тихо, что послыша­
лось, как бьется в оконное стекло ночная бабочка. А потом неожидан­
но чистым и молодым голосом за­
тянул: Как по этой быстрой речке Плыла стайка лебедей. Все лебедушки с парами, Я, несчастная, без пары... Старик пел, закрыв глаза, высоко подняв голову, и казалось, что он забыл обо мне, что он очень далеко отсюда — где-то там, в своей моло­
дости. Песня оборвалась. Иван Иванович смущенно улыбнулся, сказал, что многое забыл. Но самое любимое, дорогое помнит. Вот, например, та­
кое. И повел снова: Во лузях, во зеленых, Во садах Вырастает трава шелковая... За первыми куплетами, за распев­
кой, продолжа л мой собеседник, подходил кто-нибудь из мужчин к женской стороне, вставал перед сво­
ей избранницей, кланялся. «Пойдем по круг у вместе»,— говорил он, и с этих слов начинался и полнился круг танцующих пар, который становился средоточие м вечерки и главным дей­
ством в деревне. «Пойдем... вместе»,— повторялос ь в избе все чаще. И порой оно зву­
чало, как предложение навсегда раз­
делить судьбу, пойти по жизни рука об руку... Под конец вечерок часто запева­
ли: «Я качу, качу по блюдечку на-
лимное яблочко...» Нет, не «налив­
ное», непонятное для певцов, уточ­
нил Иван Иванович, а от налима, местной речной рыбы. Или встреча­
лось в куплетах: «Перепелка-ласточ ­
ка, сизокрыла я касатка моя...», «в темной чаще ветвей соловей громко пел...» Не летали ласточки и соловьи над чукотской землей, не поднима­
лись здесь лесные чащи и сады. Сам Иван Иванович за свою долгу ю жизнь никогда не видывал всего этого. Но из песни, как известно, слова не вы­
кинешь. И чудные птицы, странные звери, необычные деревья для певцов олицетворяли дальнюю-дальнюю прародину — незнакомую, непонят-
ВИЗИТ ПЕРВЫЙ В
«Кронштадтском вестнике» за 1863—1864 годы собствен­
ный корреспондент из Нью-
Йорка подробно, изо дня в день, информировал читателей о ходе официального дружественного ви­
зита русского флота в США. В исто­
рию он вошел как Американская экспедиция. Идея ее возникла в начале 1863 года в связи со сложившейся к этому времени крайне напряженной между­
народной обстановкой. Уже третий год в США шла гражданская война. Англия и Франция были на стороне южан и, стремясь разрушить государ­
ственную целостность Соединенных Штатов, готовили вооруженную ин­
тервенцию. Россия поддерживала правительство Авраама Линкольна и выступала против планов Лондона и Парижа. «Для нас нет ни Севера, ни Юга, а есть Федеральный Союз, раз­
рушение которого мы наблюдали бы с прискорбием,— писал вице-канцлер А. М. Горчаков.— Мы признаем в Со­
единенных Штатах только то прави­
тельство, которое находится в Вашин­
гтоне». В единстве и мощи Соединен­
ных Штатов Россия видела противо­
вес Англии и Франции, проводивших враждебную по отношению, к ней по­
литику: обе эти державы стояли за сохранение унизительного и тягост­
ного для России Парижского мира 1856 года, который подвел черту под Крымской войной. Взаимоотношения России с Англией и Францией в на­
чале 60-х годов резко ухудшились и из-за так называемого польского во-
Лдмирал С. С. Лесовский, командующий Атлантической эскадрой. Юрий КОРШУНОВ, контр-адмирал АНДРЕЕВСКИЙ ФЛАГ В НЬЮ-ЙОРКЕ Эта история приоткрылась мне, когда я, работая в Военно-Морском архиве, натолкнулся на документы более чем столетней давности. Восстановить ее в подробностях помогли материалы старейших русских журналов «Морской сборник» и «Русская старина», газеты «Кронштадтский вестник», а также работа Джона Лоубата «Миссия Фокса в Россию», изданная в Нью-Йорке в 1873 году. Трудно было отказать себе в желании и не рассказать читателям эту историю, насытив ее — за давностью — высказываниями свидетелей тех дней, чтобы передать дух времени, в котором свершался искренний факт дружбы. 31 проса1. Попытки русской дипломатии ослабить возникшую напряженность путем переговоров результатов не да­
ли. Над Россией нависла угроза но­
вой войны. Тогда-то и встал вопрос, как ис­
пользовать флот, чтобы в случае на­
чала военных действий он не оказался запертым во внутренних водах. Ведь печальный опыт Крымской войны был еще так близок. Адмирал А. А. Попов, например, писал: «Про­
шлая война подтвердила... что самая ложная... из всех идей сбережения флота есть необходимость спрятать его: военные суда сберегаются в море, учатся в сражениях». Такой же точки зрения придерживались многие пере­
довые деятели русского флота. Так в Морском министерстве сформирова­
лась идея заблаговременного вывода 'Именно в эти годы в Королевстве Польском прокатилась волна националь­
но-освободительног о движения, возник­
ла революционная ситуация. Царское правительство ответило жесткими мера­
ми. Англия и Франция, преследуя свои интересы, внешне заняли позиции защит­
ников польского народа. Монитор «Миантонамо» в океане. Аудиенция в Большом Петергофском дворце. русских эскадр в океан еще до на­
чала военных действий. Предполага­
лось, что базироваться они будут в портах Соединенных Штатов — со­
гласие Вашингтона было получено. Планируемая операция преследо­
вала три цели: во-первых, создать угрозу торговому судоходств у Англии и Франции и тем оказать да­
вление на шедшие еще с ними дипло­
матические переговоры; во-вторых, продемонстрировать поддержку пра­
вительству Линкольна в его борьбе с мятежными южными штатами; и в-третьих, в случае начала военных действий нанести удар по самому уяз­
вимому месту Англии — ее морским коммуникациям. Было сформировано две эскадры: Атлантическая и Тихоокеанская. В состав Атлантической эскадры (ей от­
водилась главная роль) вошло три фрегата— «Александр Невский», «Пересвет» и «Ослябя», два корве­
та — «Варяг», «Витязь» и клипер «Алмаз». Командующим эскадрой был назначен контр-адмирал Степан Степанович Лесовский, опытный и образованный моряк, недавно возвра­
тившийся из командировки в Амери­
ку, где он в течение полутора лет изучал опыт броненосного корабле­
строения США. Он свободно владел английским, французским, немецким, испанским языками и прекрасно знал обстановку в Америке. Тихоокеанской эскадрой командо­
вал контр-адмирал Андрей Александ­
рович Попов, будущий выдающийся организатор и строитель отечествен­
ного броненосного флота. Базирова­
лась эскадра в Приморье, которое только что начало осваиваться рус­
скими. В ее состав входило четыре корвета— «Калевала», «Богатырь», «Рында», «Новик» и два клипера — «Абрек» и «Гайдамак». Подготовка операции проводилась в глубокой тайне. Даже командиры кораблей о действительных целях по­
хода узнали лишь накануне выхода из Кронштадта. 14 июля 1863 года была утверждена «Инструкция Морско­
го министерства контр-адмиралу С. С. Лесовскому». Она предписывала «следовать к берегам Северо-Амери-
канских Соединенных Штатов, не за­
ходя... на пути ни в какой порт и по прибытии... бросить якорь в Нью-
Йорке». В инструкции указывалось, что в случае начала войны эскадре на­
длежит действовать всеми возможны­
ми средствами, нанося наичувстви­
тельнейший вред неприятельской торговле. Подробно излагая полити­
ческую обстановку в мире, давая кон­
кретные рекомендации по взаимодей­
ствию с адмиралом Поповым, инст­
рукция тем не менее предоставляла Лесовскому полную свободу дейст­
вий. В ней прямо говорилось: «во всех... случаях, когда Вы признаете... необходимым, не стесняться данными наставлениями и действовать по Ва­
шему усмотрению». Менее чем через месяц после утвер­
ждения плана операции Атлантиче­
ская эскадра была готова к выходу. Утром 18 июля все корабли, кроме фрегата «Ослябя», который находил­
ся в Средиземном море и шел в Нью-Йорк самостоятельно, вышли из Кронштадта. В дальнее плавание уходила первая эскадра Российского парового флота, полностью состоя­
щая из парусно-винтовых кораблей. Адмирал Лесовский спешил. Шли не под парусами, а «под парами». По­
полнить запасы топлива корабли должны были на выходе из Балти­
ки — с заранее посланных туда двух транспортов. Впервые в истории отечественного флота заправку бо­
евых кораблей осуществляли на ходу. 25 июля, находясь в полной боевой готовности, эскадра вышла в Север­
ное море. Главное, о чем теперь забо­
тились,— это не встретиться с англо­
французскими силами. Поэтому ре­
шено было выходить в Атлантику не обычным путем через Ла-Манш, а севернее Британских островов. Планы Лесовского были решительны. «Если 32 начальник встретившейся иностран­
ной эскадры,— писал он в ин­
струкции своим командирам,— пред­
ложит вернутьс я обратно в Балтий­
ские воды или сделае т какие-либ о оскорбительные для чест и нашег о флаг а предложения, то адмира л на­
мерен вступит ь в бой». К счастью, к крайним мера м при­
бегат ь не пришлось. Плавание в океане проходил о тя­
жело. Штормовые ветра сменялис ь полным штиле м с густыми туманами и непрекращающимис я дождями. Уголь экономили, шли под парусами. Трудност ь совместног о плавания ко­
рабле й усуг ублялас ь еще и разнице й в скорост и их хода. В конце концов адмира л Лесовский принял реше­
ние — ка ждому корабл ю следоват ь самостоятельно. 13 сентября на рейде Нью-Йорка встали на якорь «Александ р Невский» под флагом командующег о и «Пере­
свет». Фрега т «Ослябя» был у же там. На следующи й день подошл и «Варяг » и «Витязь». Клипер «Алмаз», попав­
ший в штилеву ю полосу, прише л 29 сентября. К 1 октября в Сан-Фран­
циско собралас ь и эскадра Попова. Для координации действий ме жд у ко­
мандующими немедленно была уста­
новлена оперативна я связь — курье­
рами и шифротелеграммами. Надо сказать, что одновременно е появле­
ние в порта х Соединенных Штатов дву х русских эскадр произвел о на Анг лию и Францию именно тот эф­
фект, на который и рассчитывал о рус­
ское правительство. Операция «на­
ших морских сил в Северной Аме-
Густав Фокс, помощник государственного секретаря Соединенных Штатов по морскому министерству. рике,— писал вице-канцле р Горча­
ков,— в политическо м смысле мысль удачная, а в исполнении отличная». Русский посол сообща л из Вашин­
гтона в Петербург, что приход рус­
ских эскадр американцы воспринял и как демонстраци ю поддержк и прави­
тельства Линкольна. Вот как описыва­
ла, например, газета «Нью-Йорк ге­
ральд» встречу адмирал а Лесовског о и его офицеров на улица х города: «Полные народа тротуар ы улиц, по кот орым направлялос ь шествие, окаймлял и войска, стоявшие длин­
ными шпалерами. Дома были разу­
крашены флагами... народ с востор­
гом встреча л процессию». Страницы газет пестрели заголовками: «Россия и Соединенные Штаты братствуют», «Новый союз скреплен», «Востор­
женна я народна я демонстрация...» Почти ежедневно русские корабл и посещали делегации городов и шта­
тов Они выражал и свое уважени е и признательност ь России за доброже ­
лательств о и подде ржк у русским пра­
вительство м Соединенных Штатов, «в особенност и при настоящих несчаст ­
ных затруднениях, в которых нахо­
дится американска я нация». Будущий великий композитор, а в те дни гарде­
марин клипера «Алмаз » Н. А. Рим-
ский-Корсако в писал: «Нашу эскадру приняли здесь дружелюбно, да же до крайности. В военном платье на берег и показатьс я нельзя: не ты будешь смотреть, а на тебя буду т смотреть, буду т подходит ь (даже дамы) с изъ­
явление м уважени я к русским и удо­
вольствия, что они находятс я в Нью-Йорке». Популярност ь русских моряков была столь велика, что это сказалос ь да же на женско й моде. Как писали газеты, для многих нью-йорк­
ских модниц непременно й принад­
лежност ь ю туалет а стали пуговицы сюртуков, кокарды, гардемарински е якоря и аксельбанты; последние — как деталь бальног о наряда. Однако не только банкетами, визи­
тами и парадами были занят ы наши моряки. Проявляя мужеств о и «ис­
тинно русску ю самоотверженность», они неоднократн о помогал и населе­
нию в тушении городских пожаров, столь част о возникавших в то время. Муниципалитет ы Анаполис а и Сан-
Франциско выразил и в связи с этим командующи м свое искренне е восхи­
щение и благодарность. Группа офи­
церов Атлантическо й эскадры во гла­
ве с командиро м «Осляби», капита­
ном 1-го ранга И. И. Бутаковым, бра­
том известног о русског о адмирал а Г. И. Бутакова, совершил а поездку в дейст вующу ю Потомакску ю армию. Встречали русских офицеров в войс­
ках северян с восторгом: при объезд е позиций «каждый полк отдава л честь, преклоняя знамена». В крайне сложно й обстановк е ока­
залась эскадра адмирал а Попова. Се­
веряне, по существу, не имели на Тихом океане своег о флота, и жит ел и Сан-Франциск о постоянно находи­
лись под угрозой нападения южан, которых за пиратские, разбойничь и действия на море называли корсара -
3 «Вокруг света» № 11 ми. Единственно, на что могли рас­
считыват ь жител и Сан-Франциско, это на заступничеств о русской эс­
кадры, пользовавшейс я их гостепри­
имством. Готовилис ь и снаряжалис ь корсары южан, как правило, в Ан­
глии, один из таких кораблей, «Ала­
бама», как раз крейсирова л в районе Сан-Франциско, когда там собиралас ь Тихоокеанска я эскадра. И надо же было случиться, чтобы один из кораб­
лей Попова — клипер «Абрек » по своему внешнему виду настолько по­
ходил на «Алабаму», чт о в первый момент своег о появления на рейде был принят за корсара. Брандвахтен­
ный парохо д открыл огонь по входя­
щему на рейд клиперу. Береговые форт ы т акже готовилис ь последоват ь его примеру. Командир «Абрека » капитан 2-го ранг а К. П. Пилкин со­
образил, что для клипера неопасны мелкие пушки брандвахты, но огонь фортов може т оказатьс я роковым. Он, не задумываясь, направил клипер к борт у брандвахтенног о парохода, пробил тревог у и, подойд я вплотну ю к судну и прикрывшис ь им, вызвал наверх абордажные партии. На паро­
ходе к этому времени поняли ошибку, и русский клипе р был принят с кри­
ком «ура!». Будучи человеко м решительным, адмира л Попов принял однозначно е решение — взять Сан-Франциск о под свою защиту. Эскадра начала гото­
виться к боевым действия м против корсаров южан. Однако из Петербур ­
га предупредили: «Действия корса р в открытом море... нас не касаются, д а же в случа е нападения их на форты, обязанност ь Вашег о превосходитель ­
ства соблюдат ь строгий нейтралитет». Командующем у эскадрой предостав ­
лялос ь право применят ь оружие лишь в одном-единственно м случа е — если корсары, пройдя форты, буду т угро­
жат ь самому городу. «В этом слу­
ча е,— у ка з ыв а л о с ь По по в у,— Вы имеет е право, единственно во имя человеколюбия, а не политики, упот­
ребит ь влияние Ваше для предупреж­
дения зла». К счастью, все обошлос ь благополучно. Пока русские корабли, находяс ь в полной боевой готовнос­
ти, стояли в порту, ни один корса р южа н не посме л приблизитьс я к го­
роду. Президент Линколь н предложи л Лесовскому посетит ь Вашингтон и друг ие порт ы Атлантическог о побе­
режья. Командующи й Атлантическо й эскадры, несмотря на крайне неблаго­
приятну ю погоду, отдае т приказ о переход е в Вашингтон. Однако преж­
де чем покинут ь Нью-Йорк, адмира л счел необходимым ответит ь на «лю­
безност ь и гостеприимство, оказанное горожанами... нашей эскадре». Он предложи л составит ь подписку в польз у благотворительных заведений Нью-Йорка. Это предложени е было принят о с большим удовольствием. В своем письме мэру Нью-Йорка Ле­
совский писал: «Прежд е чем мы ос­
тавим Нью-Йорк, прошу Вас, сэр, при­
нять от имени офицеров вверенной мне эскадры выражени е душевно й зз благодарности за те дружественные... чувства, с которыми принимали нас Ваши сограждане... Прошу Вас при­
нять прилагаемую при этом сумму 4760 долларов, собранную по добро­
вольной подписке офицерами нашей эскадры с целью предложить оную на покупку топлива бедным семейст­
вам». Ответ мэра был незамедлителен. «Я имел честь... получить Ваше... письмо... с вложением 4760 долларов, пожертвованных офицерами Вашей эскадры... За этот великодушный акт благотворительности прошу позволе­
ния передать Вам и Вашим сослу­
живцам — офицерам чистосердеч­
ную благодарность города. Могу Вас заверить... что граждане Нью-Йорка платят Вам тем же чувством за Ваше дружественное к ним расположение... Их всегдашнее желание было, чтобы, пользуясь приходом Вашей эскадры... укрепить узы дружбы, между Рос­
сией и Соединенными Штатами». 21 ноября 1863 года фрегат «Ос­
лябя» — под флагом командующего, корветы «Варяг», «Витязь» и клипер «Алмаз» встали на якорь на реке Потомак в аванпорту Вашингтона — городе Александрии. С кораблей хо­
рошо был виден купол Капитолия. К сожалению, из-за болезни Лин­
кольн не смог посетить наши корабли, и адмирал Лесовский задерживает уход эскадры. 7 декабря, как только здоровье президента улучшилось, русский посол представил президенту и его супруге адмирала Лесовского и офицеров эскадры. Русские моряки посетили Вашингтон, были гостями Конгресса. С ответным визитом на кораблях побывали государственный секретарь Стюард, морской министр Уэллес и другие общественные и го­
сударственные деятели США. Почти полгода находились русские корабли в американских водах. По приглашению президента они посети­
ли многие порты обоих побережий США. Разрядившаяся в начале 1864 года политическая обстановка позво­
лила русскому правительству разре­
шить адмиралам Лесовскому и По­
пову отправить часть своих кораблей в плавание в малоизученные русским флотом южные и экваториальные районы Мирового океана. Вернувшись через несколько меся­
цев в Нью-Йорк и Сан-Франциско, корабли начали готовиться к возвра­
щению на родину... ВИЗИТ ВТОРОЙ Шел 1865 год. Гражданская война между северными и южными шта­
тами приближалась к концу. В пра­
вительственных кругах Вашингтона все чаще и чаще стали говорить об ответном визите в Россию. Ждали лишь завершения президентских вы­
боров. 4 апреля 1865 года Линкольн вновь стал хозяином Белого дома. Однако прошло лишь несколько дней — и выстрел в вашингтонском театре Форда погрузил Америку 34 в траур. Снова стало не до визита. 16 апреля 1866 года в Петербурге, на набережной Невы, было соверше­
но покушение на Александра II. По счастливой случайности царь остался жив. Американцы, находясь еще под впечатлением недавней гибели люби­
мого президента, решили, что время для ответного визита настало. Лучше­
го случая выразить России свою при­
знательность за поддержку в трудные годы гражданской войны и одновре­
менно поздравить императора «по поводу чудесного спасения его от смерти» найти было трудно. 4 мая 1866 года лидеры правящей республиканской партии выступили в Конгрессе с заявлением, в котором говорилось, что «народу, отдавшему нам в час нашей смертельной опас­
ности свои самые теплые чувства, следует направить нечто большее, чем просто поздравление импера­
тору». Палате представителей и сена­
ту предлагалось принять специальное совместное постановление с обраще­
нием к главе русского государства, а для его вручения направить в Рос­
сию отряд военных кораблей с чрез­
вычайным послом на борту. Поста­
новление было принято и подписано президентом Э. Джонсоном. В каче­
стве чрезвычайного посла Соединен­
ных Штатов Конгресс назначил по­
мощника государственного секретаря по морскому министерству, члена Вашингтонского кабинета Густава Фокса. Бывший морской офицер, со­
рокапятилетний Фокс был известен как активный политический деятель администрации Линкольна. В годы гражданской войны он был одним из видных организаторов и руководи­
телей флота северян. Конгресс одобрил предложение Фокса осуществить визит в Россию на одном из мониторов. Считалось, что именно корабль принципиально но­
вого типа, впервые заявивший о себе во время войны во флоте северян, будет наилучшим образом представ­
лять военно-морские силы Соединен­
ных Штатов. Не последнюю роль иг­
рало, очевидно, и стремление проде­
монстрировать всему миру мореход­
ные качества мониторов. Ведь ни один из них еще ни разу не пере­
секал океан, да и мало кто в Европе верил в возможность такого чуда. Мониторы воспринимались прежде всего как речные корабли, предназ­
начавшиеся для борьбы с береговыми батареями противника. Командова­
ние американского флота хотело про­
верить — а «не могут ли они стро­
иться так, чтобы быть сильным ору­
дием даже во время сражения в от­
крытом море?» Для участия в визите был выбран один из новейших мониторов — «Ми-
антонамо». Это был сравнительно не­
большой низкобортный, глубокоси-
дящий броненосец. Для обеспечения его перехода через океан было вы­
делено два паровых парусно-колес-
ных фрегата «Аугуста» и «Ашуелот». К концу мая все корабли небольшого отряда сосредоточились в бухте Сент-
Джонс на острове Ньюфаундленд. Пункт отправления был выбран не случайно: отсюда начинался самый короткий путь в Европу, к берегам Ирландии. 5 июня Фокс прибыл в Сент-Джонс. В тот же день корабли снялись с якоря и вышли в море. С погодой американским морякам повезло. Как следует из шканечного журнала «Ми-
антонамо», в течение всего перехода дул свежий северо-западный ветер, шла пологая океанская волна. Боль­
шую часть пути «Миантонамо» про­
делал на буксире у «Аугусты» — экономили уголь. По едва возвыша­
ющейся над водой палубе монитора постоянно гуляла полутораметровая волна. Выход на верхнюю палубу был небезопасен. Зато бортовая качка глу­
боко сидящего корабля почти не да­
вала себя знать. Каждый полдень, после определе­
ния места нахождения корабля, лис­
ток с координатами закупоривали в бутылку и бросали за борт — кто знает, что может быть завтра. Океан есть океан. Да и недавняя гибель во время шторма у мыса Гаттерас перво­
го корабля этого типа тоже насто­
раживала. Что и говорить, через оке­
ан на «Миантонамо» шли люди не робкого десятка... Переход длился 11 суток. 16 июня, пройдя 1765 миль, отряд Фокса достиг побережья Ир­
ландии. Корабли вошли в бухту Корк и встали на якорь. Кстати, три бу­
тылки, брошенные с «Миантонамо» тоже достигли Европы. После не­
скольких месяцев дрейфа они были выловлены у побережья Нормандии и по давней морской традиции пере­
даны американским властям. Странное зрелище представлял для европейцев монитор — «это невидан­
ное дотоле судно, походившее из­
дали на огромный плот, на котором возвышались две башни и труба». Не случайно английский адмирал, встречавший эскадру, спросил Фокса: «И вы действительно переплыли Ат­
лантику на этой штуковине? Очень сомневаюсь, что я смог бы это сде­
лать». Но вот прошло несколько дней, и «штуковина», напоминающая баржу, вновь отправляется в плава­
ние. На пути в Россию было два захода — в Шербур и Копенгаген. Большую часть пути «Миантонамо» шел своим ходом. Сопровождал его теперь один лишь фрегат «Аугуста». После успешного перехода через оке­
ан «Ашуелот» был отправлен в Средиземное море. Балтика встретила заокеанских гос­
тей частыми туманами. То и дело приходилось сбавлять ход, а то и просто ложиться в дрейф. Наконец 3 августа отряд прибыл в Гельсингфорс. Тревожили слухи о свирепствующей в Петербурге хо­
лере. К счастью, слухи оказались пре­
увеличенными, и 5 августа американ­
ские корабли покидают Гельсинг­
форс. Предстоял последний переход по Финскому заливу. При выходе из гавани отряд Фокса был встречен русской броненосной эскадрой. Пос-
5 6 11 ь 12 " 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 1 ле обмена салютами «русские суда выстроились в две колонны, а амери­
канский пароход и монитор стали между ними... Таким образом, соеди­
ненная эскадра поплыла в Кронштадт и при благоприятной погоде прибыла туда 6 августа». Величественную картину представ­
лял в тот день Кронштадтский рейд. В Купеческой гавани — толпы наро­
да; множество шлюпок и яхт; на зад­
нем плане — русская эскадра; на пе­
реднем — медленно движущийс я «Миантонамо», приветствуемый пу­
шечными выстрелами с фортов и зву­
ками американского национального гимна. Как только корабли встали на якорь, посланника Конгресса от име­
ни императора приветствовал контр­
адмирал С. С. Лесовский, которого американские моряки помнили по ви­
зиту русской эскадры в Нью-Йорке в 1863—1864 годах. В тот же день Фокс и сопровождающие его лица прибыли в Петербург; их разместили в гости­
нице «Но1е1 с1е Ргапсе», что находи­
лась на Большой Морской, недалеко от арки Главного штаба. 8 августа чрезвычайное посольство было принято Александром П. Ауди­
енция состоялась в Петергофском дворце. До Петергофа ехали поездом. На станции пересели в придворные кареты. Несмотря на строгий дипло­
матический этикет, прием проходил в исключительно теплой обстановке. «Многочисленные связи, издавна со­
единяющие великую империю на вос­
токе и великую республику на за­
паде,— говорилось в зачитанном Фоксом послании Конгресса,— вновь умножились и упрочились благодаря поддержке, которую русское прави­
тельство оказало Соединенным Шта­
там в тяжелые годы их междоусоб­
ной борьбы». О традиционно дру­
жественных отношениях между Рос­
сией и Америкой говорил и царь. Свою речь он закончил заверением, что никогда не забудет дружествен­
ного приема, оказанного Соединен­
ными Штатами его эскадрам. Желая отблагодарить американских моря­
ков, император объявил, что все они, без исключения, и офицеры, и команда, являются гостями русского правительства. Тотчас после ауди­
енции в Вашингтон была отправлена телеграмма, в которой Фокс доклады­
вал правительству об исполнении воз­
ложенной на него миссии; Это была первая телеграмма, отправленная из России в Америку по только что про­
ложенному трансатлантическому ка­
белю. Пока во дворце шел официальный прием, американские офицеры в со­
провождении адмирала Лесовского осматривали дворцы и парки Петер­
гофа. В нижнем парке они встретили героя Севастопольской обороны Э. И. Тотлебена. «Офицеры с почте­
нием и восторгом приветствовали знаменитого инженера... Прощаясь с ним, прокричали ему трижды «Ура!», которое слилось с неумолкаемым шу-
3* мом петергофских фонтанов». На Ца­
рицыном острове американским гос­
тям показали дуб, выросший из же­
лудя, взятого с дуба, «осеняющего могилу Вашингтона». Ответный визит императора не за­
ставил себя долго ждать. На следу­
ющий же день Александр II в со-
. провождении наследника и великих князей посетил американские суда. «Миантонамо» салютовал ему из сво­
их башенных орудий. Делалось это впервые и вопреки существующим правилам, ибо на американском фло­
те орудия такого калибра «предназ­
начались исключительно для военных действий». Так начался первый официальный визит американского флота в Россию. Впереди было знакомство со столи­
цей. Однако до нее, конечно, был Кронштадт с его мощными фортами, доками, морской обсерваторией, бо­
гатейшей библиотекой морского клу­
ба, почетными читателями которой стали все американские офицеры. При осмотре арсенала гости были «поражены множеством военных флагов, забранных у неприятеля и свидетельствующих о подвигах рус­
ского флота на море». Петербург поразил американцев своим великолепием, а также не­
прерывными богатыми обедами и ба­
лами. Например, ужин, состоявшийся в «роскошно иллюминированном са­
ду» одного из особняков на Камен­
ном острове, на котором присутство­
вал «весь цвет петербургского об­
щества», обошелся гостеприимному хозяину более чем в 40 тысяч руб­
лей... 23 августа по приглашению «Мос­
ковского городского общества» по­
сольство выехало в Москву. Ехали в специальных вагонах, «задрапиро­
ванных снаружи флагами американ­
ских цветов». ...Первопрестольная встречает гос­
тей медью оркестра. Над привок­
зальной площадью, заполненной тол­
пой, звучит национальный гимн «Славься, Колумбия». Городской го­
лова, члены управы и многочислен­
ные представители различных об­
ществ приветствуют посольство. Гос­
ти направляются в приготовленную для них резиденцию. Неожиданно для себя они находят там свои фото­
графии. Однако удивление их возрас­
тает еще больше, когда они видят и свои портреты, написанные мас­
лом,— ведь они никому не позирова­
ли! Секрет раскрывают хозяева — снимки были сделаны еще в Петер­
бурге скрытой камерой за два дня до отъезда в Москву. С них и писались портреты. В тот же день посольст­
во нанесло официальный визит ге­
нерал-губернатору Москвы В. А. Дол­
горукову. Поднимая тост за здоро­
вье гостей, он сказал: «Прием, ока­
занный вам в среде нашего фло­
та, говорит о том, каким уваже­
нием пользуются граждане Соеди­
ненных Штатов в нашем отечестве. Поверьте, что такой же прием вы встретите и в Москве, нашей древней столице». Так оно и было. На пятый день посольство отбыло в Нижний Новгород. Американцам хо­
тели показать знаменитую Ниже­
городскому ярмарку. Она продолжа­
лась ровно два месяца в году, и в эти месяцы население города возрастало в 6—8 раз, с 40 до 250—300 тысяч человек. Торговый оборот ярмарки превышал 100 миллионов рублей. Од­
ного только чая здесь продавалось более чем шесть тысяч тонн. Купечество в честь приезда на яр­
марку посольства устроило обед. «Обеденный зал был украшен цве­
тами, зеленью, национальными фла­
гами и портретами государя, Вашинг­
тона, Линкольна и Джонсона. За стол село около полутораста человек, между которыми были представите­
ли всех национальностей: русские, персы, татары, армяне, купцы с Кав­
каза и из далекой Сибири». Тем не менее ярмарочный комитет очень сожалел, что в связи с разгаром яр­
марки купечество не может принять дорогих гостей с тем блеском, с ка­
ким оно желало бы. 1 сентября посольство отплыло в Кострому. «Как только м-р Фокс вступил на набережную, один из крестьян снял с себя верхнюю одеж­
ду и расстелил ее перед ним. М-р Фокс попытался перешагнуть через нее. Однако в ту же минуту, словно по мановению волшебного жезла, весь путь до конца набережной был мгновенно устлан одеждами. Толпа молча наблюдала, что будет дальше. Когда же м-р Фокс решил, наконец, пройти по одежде, толпа радостно приветствовала его громким «ура!». После знакомства с Костромой и ос­
мотра памятника Ивану Сусанину по­
сольство продолжило свой путь по Волге. В последние дни пребывания в сто­
лице американцам был дан обед в аристократическом, так называемом «английском клубе». Выступил канц­
лер А. М. Горчаков: «Я радуюсь... что умы практические, чуждые вся­
кого предубеждения могут сами и беспристрастно судить о нас. Они могли оценить и... величайшую славу, и гордость нашего отечества, и народ, составляющий его силу!» Выразив на­
дежду, что добрые взаимоотношения между обоими народами будут суще­
ствовать вечно, Горчаков отметил, что он особенно ценит эти взаимоотно­
шения потому, что «они не представ­
ляют никому ни угрозы, ни опас­
ности... Господь даровал обеим стра­
нам такие условия существования, что они вполне могут довольство­
ваться своей великой внутренней жизнью». В тот же день полный текст речи Горчакова был передан теле­
графом в Соединенные Штаты. Инте­
ресно, что отправка этой телеграммы обошлась корреспонденту «Нью-
Йорк геральд» в семь тысяч долларов. 15 сентября 1866 года американ­
ская эскадра снялась с якоря и вышла в Финский залив... 35 I К
ованые двустворчатые ворота, по-старчески заскрипев, рас­
пахнулись внутрь огромног о двора Екатерининског о двор­
ца. На его зеленое поле выплеснул­
ся веселый калейдоскоп легковушек всевозможных моделей с прицепами, облепленными по бортам эмблемами воздушных соревнований. Тысячи шаров поднимаются последние деся­
тилетия во всех уголках земли, и в майские дни нынешнего лета пилоты-
баллунисты из многих стран мира — от Австралии до Америки — впервые съехались в Ленинград на фиесту под многозначительным девизом «От­
крытое небо мира». Почему «съехались», а не «слете­
лись»? Что ж, возможен и воздушный вариант прибытия в Ленинград — его в конце этого года хотят продемон­
стрировать в совместном полете на воздушном шаре два известных бал-
луниста: президент бристольской фирмы «Камерон баллунз» Дон Ка­
мерон и летчик Аэрофлот а Геннадий Опарин, ставший первым в СССР об­
ладателем диплома английског о Ко­
ролевског о клуба воздухоплавания, который дает право пилотироват ь воздушные шары. Они полетят из Англии над Северным и Балтийским морями, над Данией и Швецией на высоте примерно 6000 метров над уровнем моря и приземлятся в Ле­
нинграде через два-три дня. Это бу­
дет первый управляемый полет на воздушном шаре из Великобритании в СССР. Шар для английског о и со-
В. ЛЕБЕДЕВ, В. ОРЛОВ (фото), наши спец. корр. ветского баллунистов сконструиро­
вала самая крупная в мире фирма по изготовлению воздушных шаров «Ка­
мерон баллунз». Правда, наполнят его гелием, а ленинградская фиеста — это парад монгольфьеров, которые поднимаются за счет подогрева воз­
духа... Итак, пестрые машины разбежа­
лись по зеленому лугу перед Екатери­
нинским дворцом, а атланты и ка­
риатиды, подпирающие его стены, с недоумением взирали на небывалое на их памяти зрелище. Шустрые лю­
ди в комбинезонах вытаскивали из прицепов ивовые корзины и мягкие тюки в нейлоновых чехлах — в них-
то и хранились оболочки воздушных шаров. Стоящий рядом со мной аме­
риканец в белоснежном костюме с яркой матрешкой на спине ухватил веревку, торчащу ю из чехла, и стал быстро раскатыват ь по траве полот­
нище шара. Я потрогал ткань: нейлон или капрон. По всей ее поверхно­
сти — нашитые или наклеенные раз­
ноцветные рисунки и рекламные надписи. Пока американец расправлял шар, его сосед-француз, уже прицепив к стропам шара корзину, установил на ней по углам стойки и водрузил на них газовую горелку. Рядом он поста­
вил «ветродуй» — большой вентиля­
тор — и направил поток воздуха в горловину шара. Она приоткрылась, слегка надулась, и тут француз, опро­
кинув корзину набок, включил го­
релку. Почти невидимое на солнце 36 Человек во все времена стремился жить в согласии с небесами, чтобы слышать сло­
во Господне и открывать Бога в себе. В наш век, когда небо может принести гибель мил­
лионам и миллионам людей от ядерной беды, так важно пом­
нить о непреходящих ценнос­
тях жизни, бороться за оздо­
ровление международных от­
ношении, за разоружение. Культу насилия, жестокости и войны христианская традиция противопоставляет проповедь взаимной любви и мира во всем мире. Ваша ФИЕСТА, со­
бравшая гостей из многих стран,— это праздник раскре­
пощенного человеческого ду­
ха, праздник добра и любви. И потому я приветствую вашу встречу и желаю вам хранить в душе чувство свободного полета, открывающее путь к вечным истинам бытия. Небо дано нам для радости. Патриарх Московский и Всея Руси АЛЕКСИЙ ВТОРОЙ, народный депутат СССР пламя ударило в сторону горловины и погнало горячий воздух в шар. Для того чтобы не поджечь ткань, в горловине делается специальный вы­
рез, куда и направляют пламя. Когда шар наполняется горячим воздухом и начинает приподниматься над землей, пилоты моментально ставят корзину на дно, не переставая включать го­
релку для подогрева воздуха... Я выбрался из толпы и, подняв­
шись на ступеньки, окинул взглядом все пространство, ограниченное прек­
расной декорацией — сине-золотым лепным фасадом Екатерининского дворца с белоснежными классиче­
скими колоннами, одним из лучших творений Варфоломея Растрелли. Зе­
леное поле переливалось многоцвети-
ем красок. Шары разной формы (бы­
ла даже голова дяди Сэма и русская матрешка) вздувались на глазах, на­
полняясь воздухом, меняя очертания, полыхая всеми цветами радуги. Слов­
но в замедленной киношной съемке распускались гигантские цветы на заколдованном лугу. Из этой сказки меня вернул на грешную землю звучный голос, раз­
давшийся откуда-то сверху из дина­
миков — буквально с неба. Голос патетически рассказывал о нынеш­
нем празднике-параде воздушных шаров в Пушкине, бывшем Царском Селе, и элегически вспоминал возду­
хоплавателей прошлого. Как известно, тепловые воздушные шары стали называться монгольфьерами с той поры, когда братья Жозеф и Этьен Монгольфье поднялись в 1783 году на надутом парусиновом шаре с корзиной и приспособлением для подогрева воздуха, продержавшись минут десять на двухки­
лометровой высоте. Для одних это было волнующим при­
ключением, как для смельчаков из рома­
на Жюля Верна «Пять недель на воздуш­
ном шаре», другие мечтали на монголь­
фьерах сделать научные открытия. Именно поэтому летом 1804 года уче­
ный-химик Яков Захаров вместе с физи­
ком Робертсоном совершили примеча­
тельный исследовательский рейс. Вот что они о нем писали: «Главный предмет сего путешествия состоял в том, чтобы узнать с большой точностью о физиче­
ском состоянии атмосферы и о состав­
ляющих ее частях в разных определен­
ных возвышениях оной». Иван Крузен­
штерн во время своего знаменитого кру­
госветного плавания использовал воз-
душный шар для определения направле­
ния ветра, а Дмитрий Менделеев, не­
смотря на свою славу создателя перио­
дической системы элементов, рискнул на мальчишеский, в глазах обывателей, поступок и поднялся на шаре для на­
блюдения за солнечным затмением. Но всю эту комбинацию из наду­
ваемой парусины, ивовых корзин и огня для подогрева воздуха трудно было контролировать, невозможно управлять, на популярности подоб­
ных полетов сказывалась также не­
высокая надежность аппаратов. Так наступила славная эра аэроста­
тов и дирижаблей. С управляемыми аэростатами проводил свои опыты Константин Циолковский. Их пыта­
лись даже оснастить паровой маши­
ной, приводившей в движение воз­
душный винт. Идею Циолковского об управляемых аэростатах удалось осу­
ществить только после изобретения двигателя внутреннего сгорания. Но в начале века любители новых лета­
тельных аппаратов могли созерцать в небе над Петербургом и другими рос­
сийскими городами дирижабли «Кре­
чет», «Голубь», «Ястреб», «Сокол», «Альбатрос». Они не только пере­
возили грузы, но и устрашали врагов в небе первой мировой войны. Дирижабельный бум прервали из­
вестные катастрофы: гибель «Ита­
лии» Умберто Нобиле, авария бри­
танского «Р-101», сгоревший в пламе­
ни водорода немецкий гигант «Гин-
денбург». Все знают о рекордных полетах в 30-е годы советских страто­
статов. Но мировой рекорд «Осоавиа-
хима-1», поднявшегося на 22 кило­
метра, стоил жизни всему отважному экипажу стратонавтов. С той поры только летчики-высотники и кос­
монавты поднимались в стратосфе­
ру-
Как странно движется человече­
ская история: вроде бы угас в свое время ажиотаж вокруг полетов на воздушных шарах, и вдруг с новой силой вспыхивает жажда полетов в конце XX столетия. Сейчас в шести­
десяти странах люди не только сами взлетают на шарах, вмещающих от одного до пятидесяти человек, но и поднимают прицепленные к корзинам на карабинах дельтапланы, что'бы па­
рить, как птицы, в воздушных пото­
ках. Судя по тому, что фирма «Ка­
мерон баллунз» выпускает в день не менее одного шара и, имея фабрики в Англии и США, мечтает создать со­
вместное предприятие у нас,— дейст­
вительно наступает новый бум поле­
тов на воздушных шарах. — Дело-то какое хорошее,— убеж­
дал меня один из ветеранов-баллу-
нистов,— развивает массу полезных навыков у молодежи, не говоря уже о том, что воспитывает ответствен­
ность, находчивость, мужество, от­
влекает ребят от всего дурного. Спор­
тивным обществам вместе с ДОСААФ давно бы надо поддержать развитие воздухоплавания. Очевидны преиму­
щества нынешнего поколения воз­
душных шаров. Прежде всего безо­
пасность: подогретый воздух не взор­
вется — это тебе не водород. «Лета­
тельный аппарат» прост в обращении: загрузил в машину оболочку, корзи­
ну с газовыми баллонами и горелкой и поехал на природу, лишь бы ветра да дождя не было. Поверьте моему опыту: шары и ди­
рижабли — превосходный экологиче­
ски чистый транспорт — еще послу­
жат людям в народном хозяйстве, перевозя пассажиров и грузы. Наши тоже уже соображают, что к чему: разрабатывают различные конструк­
ции дирижаблей, а на Тушинском аэродроме состоялось испытание пер­
вого серийного советского воздушно­
го шара, созданного коллективом на­
учно-производственног о государст­
венно-кооперативного предприятия «Дирижаблестрой СССР». Вы посмотрите, какие здесь, в Пуш­
кине, собрались настоящие профес­
сионалы... В самом деле, на зеленом поле раз­
ворачивались последние приготовле­
ния, казалось, что предстартовая ли­
хорадка охватила не только бывалых 38 баллунистов, но и толпы зрителей, особенно снующих всюду мальчи­
шек. Пилоты, присев в корзинах, слали из газовых горелок залпы огня в не­
насытное чрево воздушных шаров. Когда они включали одновременно спаренные горелки, то казалось, что ревут настоящие огнеметы. В одних корзинах экипажи дружно подпрыги­
вали, выравнивая надутые шары, дру­
гие уже выжидали момент для отле­
та — их шары рвались вверх, еле удерживаемые с земли веревочными «вожжами». В людских волнах, плещущих под цветным пологом вздымавшихся ша­
ров, я никак не мог найти ответст­
венного за прессу англичанина Бле-
тина Ричардса. Во-первых, он мне обещал показать единственный на фиесте дирижабль-шар с мотором, которому пропеллер позволял дви­
гаться против ветра, а во-вторых, по­
знакомить со знаменитым Яном Эш-
полом, чемпионом мира по выполне­
нию акробатических номеров на вы­
соте. Ян установил рекорд, перевора­
чиваясь на перекладине, подвешен­
ной под его воздушным шаром, на высоте 4880 метров над землей. Как говорится, комментарий здесь изли­
шен, и понятно, что мне хотелось по­
лететь в его экипаже. Но судьба распорядилась по-друго­
му, разбросав нас с фотографом по разным командам. Не найдя Яна, я прибился к ребятам в белых костю­
мах с матрешками. В последний мо­
мент перед отлетом я, еле найдя но­
гой выемку в борту корзины, тяжело перевалился через него внутрь, чуть не сбив американца Роберта Кинсин-
филда. Пока я деликатно устраивался в углу рядом с газовыми баллонами, корзина совсем неслышно отделилась от земли. Совсем перед моим лицом проплы­
ли морды собак, нарисованные на одном из шаров, и вот уже мы с на­
тугой переваливаем Екатерининский дворец. Под ногами статуи на крыше, и рукой можно дотянуться до позо­
лоченных куполов дворцовой церкви. Тут я замечаю, что судорожно вце­
пился в обтянутый замшей борт кор­
зины. Отнимаю руки и оглядываю сверху Екатерининский парк с Чес­
менской колонной посреди пруда, ви­
той лестницей Камероновой галереи и только никак не могу отыскать спря­
тавшуюся в зелени деревьев бронзо­
вую девушку с кувшином, которую обессмертил Пушкин в гекзаметрах. Почему-то повторяю эти строки, и только теперь до меня доходит, что я лечу. Не во сне — наяву. «Господи, лечу!» Откуда это? Да ведь это же изумленный хриплый крик мужика, полетевшего с коло­
кольни в «Андрее Рублеве» Тарков­
ского. Но ведь не только в кино. Бы­
ло же, было такое на Руси. Я потом нашел эти чудом уцелевшие строки за 1731 год (за пятьдесят с лишним лет до братьев Монгольфье), описы­
вающие небывалый поступок первого российского Икара — рязанского подьячего Никиты Крикутного. Цер­
ковная книга повествует, что он «ме­
шок сделал, как мяч большой, надул дымом поганым и вонючим, от него сделал петлю, сел в нее, и нечистая сила подняла его выше березы, а пос­
ле ударила в колокольню, но он уце­
пился за веревку, чем звонят, и тако остался жив». ...Позади остается Екатерининский парк, внизу суетливые, не очень чис­
тые улочки бывшего Царского Села, где прогуливались Ахматова с Гу­
милевым. Внизу живая жизнь, а мы тихо скользим над нею, оторванные от нее, как цветок от почвы. Безветрие, скользящие лучи солн­
ца. Тишина. Абсолютная тишина, как в вакууме, только изредка «пыханье» горелки. Как же сильно желание в каждой душе оторваться и полететь. Забыть все. Стать безучастным. Свобода, полная свобода. Ты наедине с землей и небом. Неужели это и есть согласие с небесами? 39 2(.„О0е'/*у> ГА М-//, /99*>Г. Рафаэль СЛБАТИНИ Самозванец 1 С
тремительность, как известно, во все времена была существенным фактором успеха у лучших коман­
диров на суше и на море. В том числе и у капитана Блада. Иногда его атака оказывалас ь внезапной, как падение сокола на добычу. А когда он достиг верши­
ны славы, стремительност ь его нападений создавала впе­
чатление вездесущности, и испанцы решили даже, что лишь общение с Сатаной може т дать, человеку возмож­
ность столь чудесно переноситьс я с места на место. И вот после захвата «Марии Глориосы», флагманског о корабля адмирала Испании маркиза де Риконете, до ка­
питана Блада дошли слухи, что в день отплытия из Сан-
Доминг о он совершил налет... на Картахену, находящую­
ся в двухста х милях от Челюсти Дракона. Тогда он и предположил, что некоторые рассказы о его деяниях, до­
ходивших до него в последнее время, основаны не только на суеверном воображении. Так, в прибрежной таверне Кристианштадт а на остров­
ке Сант-Круа, куда «Мария Глориоса» (бесстыдно про­
званная «Андалузско й красоткой» ) зашла за дровами и водой, капитан Блад услыша л об ужасных злодеяниях, якобы совершенных им и его людьми при налете на Картахену. Рассказчиком был здоровенный краснолицый голлан­
дец по имени Клаус, а его повествование о зверствах Глава из романа «Удачи капитана Блада». 40 слушали два торговца французской Вест-Индской ком­
пании. Блад без приглашения примкнул к их обществу, и вторжение это было принято не просто с терпимостью, обычной в подобных местах, но даже приветливо благо­
даря элегантност и его одежды и благородным властным манерам. — Приветству ю вас, месье. Если французский язык Блада не был столь беглым, как испанский, то довольно гладким. Он придвинул стул, без всяких церемоний сел и постучал костяшками паль­
цев по грязному сосновому столу, подзывая владельца таверны. Потом обратился к голландцу: — И когда, вы сказали, это происходило? — Десять дней назад,— ответил голландец. — Не може т быть,— Блад потряс головой в пудреном парике.— Я точно знаю, что десять дней назад капитан Блад находилс я в Сан-Доминго. — В таком случае, позвольт е сказать вам,— фыркну л голландец,— что рассказ об этом я слышал в Сан-Хуане де Пуэрто-Рико от капитана одного из двух галионов с ценным грузом, подвергшихс я нападению в Картахене. Этот проклятый пират преследова л их. К счастью, они удачным выстрелом повредили его фок-мачт у и тем са­
мым вынудили убавить паруса. На капитана Блада это не произвело никаког о впе­
чатления. — Ерунда,— сказал он.— Испанцы ошиблись. Вот и все. Я точно знаю, что «Арабелла » стоит в Тортуг е на ремонте. — Много вы знаете,— ответил голландец с сарказмом. ности зафиксированные с большой вы­
соты космофотогеологически е объекты. Летчики Ташаузского авиапредприя­
тия точны. В назначенный час, скольз­
нув над самыми скалами, к колодцу по­
друлила «аннушка». А немного спустя мы уже разглядывали с высоты бликую-
щий овал моря. Потом кружили над со­
лончаковой равниной. Час, другой, тре­
тий... Рельеф монотонен и утомителен взгляду. Может быть, поэтому, когда к концу полета мне показали одну из «звезд», я так и не разобрался, где сходились ее «лучи»... Через три дня, когда Пронин вернул­
ся наконец из маршрута, я сказал ему, что видел на севере много таких «звезд». Растекаются ручейки из боло­
та, потом пересохнет, задернуется оно, а лощины останутся — вот тебе и «звезда». Виктор хмыкнул в густую, веником, бороду и терпеливо стал объяснять, что ширина отдельных гряд и котловин, сходящихся к центру,— двести-пятьсот метров, какие уж там ручейки. При­
чем «лучи» в подобных аномалиях либо прямолинейны, либо изогнуты на концах в одну сторону, наподобие лопастей гребного винта. Уже в Москве я прочту в журнале «Геология и разведка» статью Виктора, где, в частности, написано: «...Очень результативно применение космических снимков при выявлении геологических структур. Так, пока лишь в районах, переживших активную тек­
тоническую деятельность в позднепа-
леозойско-кайнозойское и более мо­
лодое время, дешифрируются ориги­
нальные звездообразные структуры, состоящие из центрального ядра с рас­
ходящимися (или сходящимися) луча­
ми... «Звезды» встречены в Северном Приаралье, на Мангышлаке, на площа­
ди Южно-Эмбинского поднятия, на Туаркыре... Такая «звезда», как прави­
ло, является местом пересечения не­
скольких региональных разломов». Позднее выяснится, что специалисты соседней космоаэрогеологической экспедиции обнаружили в центре од­
ной из таких «звезд» любопытные гео­
логические проявления. Но все это бу­
дет потом. А пока мы сидели в землян­
ке Прониных при свете карманного фо­
наря и потягивали из пиал остывающий чай. Слушали с Галиной рассказы Викто­
ра о Туркмении, обсуждали планы на ближайшие дни, когда приедут буриль­
щики... К бурильщикам у геологов отноше­
ние почтительное. Ведь это своего рода экзаменаторы прогнозов, сделанных геологами на основе предварительных данных. Недавно, дешифровав косми­
ческие снимки Северного Устюрта, в партии Пронина заподозрили куполо­
образное поднятие в таком месте, где, по мнению специалистов, его не могло быть. Это мнение опиралось на резуль­
таты проведенных здесь ранее регио­
нальной и геофизической разведок. Из космоса же в том месте слабо прос­
матривалось «кольцо». Подобие его могли создать и границы растительных зон, и наезженные дороги, и слабые не­
ровности, поэтому задача тех, кто де­
шифрирует космические снимки,— вы­
явить вероятность подобных ошибок. Побывали на месте — внешние приме­
ты не совпадали с «кольцом», значит, убедились в партии, оно «проглядыва­
ло» из глубины земли... Окончательно разрешили спорный вопрос бурильщики. Результаты их ра­
боты подтвердили, что под наносами действительно скрыто поднятие, срав­
нительно небольшое, и тем не менее это один из главных признаков воз­
можного наличия в глубинах земли нефти или газа. Разумеется, не каждый купол таит под собой залежи углеводородов, точ­
но так же, как не всякая кольцевая структура скрывает в своих недрах та­
кой купол. Закономерности присутст­
вия «черного золота» в таких структу­
рах пока изучены слабо. Космическая геология как наука делает первые шаги. И все же успехи новых поисковых методов дают специалистам основание считать, что с внедрением космической съемки расходы на геологическую раз­
ведку в ближайшем будущем значи­
тельно снизятся. Если в 198 3 году в Кос­
моаэрогеологической экспедиции № 1 лишь партия Пронина занималась про­
веркой космических объектов, то к 199 0 году, как намечается, вся экспе­
диция станет специализироваться на этой геологической службе. Быть может, со временем тех вось­
мерых, которые ходят по утрам за во­
дой к мелкому, заросшему камышами колодцу Джиделибулак и жуют на завтрак ломти зачерствевшего хлеба, станут величать первопроходцами но­
вой отрасли геологии. Что ж, так оно, по сути, и есть. Только громкое это слово никак пока не совмещается в мо­
ем сознании с тесной землянкой Про­
ниных, где мы коротали тот августов­
ский вечер... ...Из транзистора, стоявшего на стоп­
ке книг, лилась музыка. В проеме двери мерцали южные звезды. И было в этом непритязательном полевом уюте нечто такое устоявшееся, домашнее, что мне невольно вспомнилась другая партия, неподалеку от Каспия. Поду­
малось, что в судьбах Щербаковых и Прониных, несмотря на разницу в воз­
расте, не так уж мало общего. И тех и других москвичей познакомила и по­
роднила эта скупая на влагу земля. С тех пор, как Галина окончила деся­
тый класс, а Виктор—геологический институт, каждый полевой сезон рабо­
тают они здесь и в другие края не рвутся... Не знаю, насколько перспективны будут «звезды», о которых написал Пронин, но верю, что в каждом месте, где обживаются люди, навсегда оста­
ются свои, подчас невидимые, но об­
ладающие стойкой притягательной си­
лой созвездия. Г у р ь е в — А р а л ь с к о е мо р е ВОЗДУХ И ЗДОРОВЬЕ Южно-Африканска я Республика не относится к числу крупнейших индуст­
риальных держав. Тем не менее загряз­
нение окружающей среды промышлен­
ными отходами приняло в ней катастро­
фические масштабы. Так, по данным ЮНЕП, провинция Трансвааль, где рас­
положены основные промышленные ком­
плексы, относится к числу тех районов южного полушария, которые больше все­
го страдают от «кислотных дождей». Со­
держание, например, двуокиси серы в атмосфере намного превышает макси­
мально допустимые пределы, установ­
ленные Всемирной организацией здра­
воохранения. В результате резко подско­
чила смертность от болезней, вызванных загазованностью воздуха. По данным исследования, загрязнение атмосферы наносит серьезный ущерб плодородию почв, губит посевы сельскохозяйствен­
ных культур и дикую растительность. РАСТЕТ ЛЕС Прошло то время, когда природа вос­
принималась как нечто само собой разу­
меющееся: всегда будут воздух, флора и фауна, реки и озера. На самом деле они восстанавливаютс я только в том случае, если их берегут. Показательным приме­
ром в этом плане является Венгерская Народная Республика, добившаяся зна­
чительных успехов в деле охраны окру­
жающей среды. Взять хотя бы леса. В большинстве стран Западной Европы они непрерывно сокращаются. А в Венг­
рии за годы народной власти их площадь увеличилась на полмиллиона гектаров и равняется восемнадцати процентам тер­
ритории страны. Причем если в 50-е го­
ды количество живой древесины состав­
ляло 126 миллионов кубометров, то сей­
час возросло до 265 миллионов. Достиг­
нуто это прежде всего за счет того, что в Венгрии посадки деревьев быстро расту­
щих пород ведутся не только на месте вырубаемых лесов, но и на землях, не­
пригодных для сельского хозяйства. Не скудеет также животный и раститель­
ный мир. Его равновесие помогают под­
держивать охраняемые территории, об­
щая площадь которых к нынешнему году составила полмиллиона гектаров. ОБРЕЧЕННЫЕ НА ГИБЕЛЬ По сообщению английской газеты «Обсервер», в Австралии, несмотря на протесты общественности, в последнее время катастрофические размеры приоб­
рела охота на одичавших лошадей. Это вызвано тем, что их мясо пользуется большим спросом у американских им­
портеров. Поскольку отстрел ведется с вертолетов, то шансов на спасение у жи­
вотных практически нет. Только в одном штате Квинсленд их убито больше трех­
сот тысяч, Если власти не примут кар­
динальных мер, то австралийских лоша­
дей ждет печальная участь американских бизонов. нсйюстй шалотам вре/*#г с ел-та,' а 9У ?$#Х* План уездного города Изюма с приго­
родными слободами, 1787 г. вом издании «Ироической песни о походе на половцев...». Позже я узнал, что события, описан­
ные в поэме, достоверны и рассказ о походе лишен всякого вымысла. О них, кроме «Слова», рассказывали и древне­
русские летописи. Однако и сегодня «Слово о полку Игореве» остается од­
ним из самых загадочных произведений мировой литературы. Его исследуют почти два столетия, но никто еще не от­
ветил с полной достоверностью на во­
просы: кто был автором поэмы и где происходили . события, описанные в «Слове»? Меня заинтересовал именно второй вопрос. Из Новгород-Северског о Игорь Свя­
тославич отправился в поход 23 апреля. Путь князя лежал через город Путивль, где его ждали заранее собранные войс­
ка. И уже с ними он двинулся на восток к долине реки Псел. По дороге туда к войску Игоря присоединился полк кову-
ев и полк племянника Святослава из Рыльска. Миновав окрестности реки Псел и оказавшись в долине Донца, Игорь переправился через него вечером 1 мая. Здесь он, очевидно, впервые ощу­
тил, что войско его отрезано от Русской земли — сзади осталась высокая и длинная гряда холмов Среднерусской возвышенности, которая спускалась да­
леко на юг, к реке Мжа. Поэтому впол­
не понятно восклицание автора: «О Руская земле! уже за шеломянем еси!» Переправившись через реку Неже-
голь, Игорь Святославич повел свое войско на восток и под прикрытием холмов подошел к Осколу ниже города Волоконовка. Здесь он ждал «два дни брата своего Всеволода тот бяше шел иным путем ис Курьска». Когда подо­
шел отряд Всеволода, русское войско от Оскола «поидоша к Салнице». Так где же протекала эта летописная «Салница» — исходный рубеж войска И В А Н С А Р А Т О В Где текла древняя Сальница? «Мне сейчас трудно представить то время, когда я не знал о существовании «Слова о полку Игореве». Кажется, что оно сопутствует мне всю жизнь». Эти удивительные по своей глубине слова сказал поэт Николай Рыленков. Теперь, с высоты прожитых лет, и мне тоже кажется, что «Слово» сопровож­
дало меня всю жизнь. Сначала зна­
комство было неосознанным. Из черной тарелки довоенного настенного репро­
дуктора «Слово» пришло ко мне, озву­
ченное гецием Бородина. Потом книги рассказали о печальной судьбе древнего списка XVI века из библиотеки Спасо-Ярославского мона­
стыря, где в начале 90-х годов XVIII ве­
ка граф Алексей Иванович Мусин-
Пушкин обнаружил бесценный памят­
ник русской поэзии XII века, и о пер-
ИСТОРИЧЕСКИЙ РОЗЫСК князя Игоря перед наступлением на половцев, о которой писала Ипатьев­
ская летопись — древнейший памятник южнорусского летописания? В середине XVIII века, опираясь на сведения, приведенные в «Книге Боль­
шому Чертежу», первом дошедшем до нас географическом справочнике Мос­
ковского государства (правда, в при­
вязке к походу Владимира Мономаха в 1111 году), местоположение реки опре­
делил В. Н. Татищев: «...А ниже Изюма пала в Донец с правой стороны река Сальница, а ниже той Изюмец...» В 1833 году редактор третьего изда­
ния «Книги Большому Чертежу» Д. И. Языков также указывает на изюм-
ское местоположение Сальницы, но уже в связи с походом Игоря. Вроде бы все просто и ясно, но ни на современных, ни на старых картах не оказалось не только реки Сальнипы, но и реки Изюм. Текут по-прежнему Мок­
рый Изюмец и Сухой Изюмец, хотя са­
ма «Книга» четко определяет: «...А ни­
же Савинского перевозу речка Изюм от Савинского перевозу верст с 12...» То есть Сальница впадала в Северский Донец со стороны правого берега между реками Изюм и Изюмец. Исследователь Н. В. Сибилев, не найдя Сальницы на правом берегу, вы­
сказал версию, что составители «Книги» ошиблись и Сальница впадает в Донец не с правой, а с левой стороны. Более того, найдя выше впадения Изюм-
ца безымянный водоток, который мест­
ные жители называли просто «речка», Н. В. Сибилев предположил, что это и есть летописная Сальница. Но все утверждения о левобережном местоположении древней реки противо­
речат «Книге Большому Чертежу». И следы исчезнувшей летописной речки необходимо было искать только на пра­
вом берегу Донца, как это указано в «Книге». Прежде всего я разыскал кар­
ты города Изюма двухсотлетней дав­
ности. Они были составлены спустя 140—160 лет после выхода в свет «Кни­
ги Большому Чертежу». При изучении их я неожиданно обнаружил, что 200 лет назад в пределах Изюма в Северский Донец впадали притоки не только со стороны левого берега, но существовал и правый приток. На картах 1786— 1787 годов он носил название «Озеро Кривое». Судя по стрелке, указываю­
щей направление течения, это была не просто старица со стоячей водой, а река, несшая свои воды у самого подножия горы Кременец в направлении, проти­
воположном течению Донца. Однако, почти достигнув его, река круто изгиба­
лась вправо и впадала в Донец на два километра ниже. Если бы река текла прямо, ее устье располагалось бы как раз в том месте, на которое указывает «Книга Большому Чертежу». И это дей­
ствительно было так: на двух планах 1786 и 1787 годов видны следы старого устья — река, обозначенная на них как «Озеро Кривое», когда-то текла прямо. Выходит, правобережный приток «Озе­
ро Кривое» и есть та Сальница, о кото­
рой говорится в «Книге Большому Чертежу»? В XVI—XVIII веках реки Изюм, Изю­
мец, Сальница, а также изюмский пере­
воз, изюмская сторожа располагались в стратегически важном районе на южной границе Русского государства. Здесь проходила Изюмская сакма — один из основных путей из Москвы в Крым. Его часто использовали крымские ханы при грабительских набегах на русские зем­
ли. Поэтому район Изюма был хорошо Войско Игоря Святославича захваты­
вает половецкие вежи. Войско на марше. Бой. Игорь у великого князя Святосла­
ва. (Миниатюры Радзивилловской лето­
писи.) <№П4Ф"*(ПЩ4 * Ип г;о мй/А 25 известен составителям «Книги Боль­
шому Чертежу» и находился он под при­
стальным вниманием служилых людей, несших пограничную сторожевую служ­
бу в Диком поле. Описывая район устья Сальницы, составители «Книги» указы­
вали, что между реками Изюм и Изю-
мец «версты с две». Контрольные про­
меры расстояния между устьями этих рек на старинных картах и в натуре, проведенные мною, подтверждают их правоту. Но в городе Изюме со стороны левого берега в Северский Донец впадают два притока. В «Книге» они названы как ре­
ки Изюм и Изюмец. Сегодня сохрани­
лось название только одного притока. Другой на карте 1787 года обозначен как «ручей Зверинский» (во времена царствования Алексея Михайловича на берегах реки Изюм размещался хутор Зверинский, где жили охотники, постав­
лявшие живую дичь царскому двору), тот самый, который в наши дни назы­
вают просто «речка». Получается, что за 350 лет река Изюм дважды сменила свое название. Но тогда вполне воз­
можно, что и Сальница могла сменить свое название? ...Город Изюм расположен на обоих берегах Северского Донца, образующе­
го в этом месте большую излучину дли­
ной десять и шириной до трех километ­
ров. На правом берегу вытянулась на несколько километров с юга на север гора Кременец-останец. Она возвыша­
ется на 120 метров и является высочай­
шей точкой в округе. Река Донец под­
мывает западные крутые склоны горы, а от восточных пологих склонов уходит на расстояние двух километров. Рассматривая геологическое строение изюмской излучины, можно увидеть крутые подъемы и спады пластов древ­
них меловых и юрских отложений. При­
чем складки сформировались так, что одни и те же пласты выходят на поверх­
ность западнее и восточнее горы Креме-
нец. Позже, по мере застройки города и разработки песчаных карьеров на восточном склоне Кременца, выходы грунтовых вод уменьшились, и река об­
мелела. На древних картах видны следы ста­
рого устья реки Сальницы. И именно в том месте, которое указывалось в «Кни­
ге Большому Чертежу». Потом река изменила направление, резко повернула вправо и стала впадать в Северский Донец гораздо ниже по течению. И та­
кой перенос устья легко объяснить. Те­
чение Донца в районе изюмской излу­
чины прижимается к левому берегу и размывает его, а на правом берегу про­
исходит отложение наносов, образуются песчаные пляжи. Вполне очевидно, что во время какого-то очень высокого па­
водка против устья реки отложений ста­
ло так много, что они у правого берега закупорили устье Сальницы. Река не смогла их пробить, промыла себе новое русло. Так образовалось «Озеро Кри­
вое», которое и отмечено на картах 1786—1787 годов. Я отправился в Изюм искать видимые сегодня следы древней реки. Восточный склон горы Кременец пологий, распола­
гавшиеся здесь в прошлом карьеры за­
крыты, а место это давно застроено. Склоны горы постепенно переходят в за­
болоченную пойму Донца. У подножия на всем ее протяжении множество моча­
жин, небольших ручейков — это грун­
товые воды пробивают себе путь на поверхность. Старожилы Изюма помнят, что здесь еще недавно существовал колодец с со­
лоноватой водой. Когда-то давно их было несколько, и ими пользовались для хозяйственных нужд. Но построили во­
допровод, и колодцы были засыпаны. И все же в правобережном районе города Изюма я обнаружил многочис­
ленные следы старого русла вдоль улиц Хлебозаводской, Южной и Муромской. Оно и сегодня служит для отвода ат­
мосферных вод к Донцу, туда, где рань­
ше располагалось устье древней реки. Это примерно на 800—1000 метров вы­
ше устья реки Изюмец. На этом участке Донца я обнаружил у правого берега чуть ниже древнего устья Сальницы два песчаных острова. Местные жители утверждают, что они существуют не более 10—15 лет. Рань­
ше их не было, но старожилы припомни­
ли, что в первой четверти нашего века на Донце существовал другой остров, расположенный несколько выше по те­
чению. Выходит, острова у правого бе­
рега реки Донец наносные и могут пери­
одически возникать при больших павод­
ках, а потом исчезать. Это уже интересно. Но почему имя столь малой речушки попало в летопись и «Книгу»? Очевидно, река Сальница служила характерным ориентиром при движении войск. Протекала она у подножия самой высокой горы, хорошо видимой с обоих берегов Донца, и водой от него по свое­
му вкусу отличалась. Брод у устья реки располагался на древней торной дороге по водоразделу Донца и Оскола. Судя по направлению движения войск Игоря Новгород-Северского и Всеволода Кур­
ского, дорога была хорошо известна во времена Киевской Руси. Думается, что войска, отягощенные обозами, перейдя вброд Донец, обходили гору с ее поло­
гой восточной стороны, и в этом случае на протяжении нескольких километров шли вдоль русла Сальницы. Да и назва­
ние ее, как предполагает историк Г. Пя-
дышев, происходит от слова «сал», ко­
торое связано с понятием переправы через реку. А у устья Сальницы распо­
лагалась широко известная переправа через Северский Донец. Однако можно ли сегодня с полной уверенностью утверждать, что древняя река у подножия Кременца именно та Сальница, где проходили полки Игоря Святославича? Вероятно, надо говорить лишь о том, что авторы «Книги Большому Чертежу» дьяки Лихачев и Данилов знали, о чем писали, и в указанном ими месте дей­
ствительно протекала древняя река. I МОСТАФА К. Т О Л Б А, исполнительный директор Программы ООН по окружающей среде ретий мир» стоит перед лицом беспрецедентног о экологиче­
ского кризиса. Сведение ле­
сов, почвенная эрозия, опу­
стынивание, нерациональное исполь­
зование водных ресурсов, загрязнение атмосферы ведут к снижению в них биологической и человеческой продук­
тивности. Однако ухудшение окружающе й среды в глобальном масштабе создает реальную опасность и для развитых государств. Взять хотя бы разнообра­
зие генофонда. Тропические леса, са­
ванны и засушливые регионы являются всемирными генетическими кладовы­
ми. Например, на одном маленьком островке у берегов Панамы можно встретить столько же видов растений, сколько во всей Англии. А ведь и сель­
ское хозяйство, и фармакология, и — последнее слово в науке — биотехно­
логия, пусть в разной степени, но за­
висят от притока новых генетических материалов из резервуаров дикой при­
роды. Но как раз они-то повсюду на­
ходятся под угрозой. По самым скром­
ным подсчетам, на гибель обречены 25 тысяч видов растений. В течение следующих двух десятилетий с лица Земли может исчезнуть десятая часть всех известных представителей флоры и фауны, причем научная и хозяйствен­
ная ценность многих из них не изучена. Это лишь то, что лежит на поверхно­
сти. Чаще же всего влияние экологиче­
ских факторов на жизнь общества не столь очевидно. Когда дело касается «третьего мира», люди на Западе при­
выкли видеть на экранах телевизоров междоусобные конфликты, катастрофы с человеческими жертвами, нищету. Но мало кто осознает, насколько тесно все это связано с растратой природных ресурсов и разрушением окружающей среды. Взять хотя бы грандиозные оползни и наводнения, уносящие сотни жизней в Непале. Пресса публикует о них пространные репортажи под броскими заголовками. Но никто даже не пытается затронуть главное, объяс­
нить, что причина этих катастроф кро­
ется в вырубке лесов на горных скло­
нах. А сколько споров возникает из-за распределения речных вод! Ведь 148 крупных речных бассейнов одно­
временно принадлежат двум государ­
ствам, а 52 — от трех до десяти. Уже сейчас строительство плотин в верхнем течении вызывает недовольство стран-
пользователей в низовьях. 26 К О Н С Т А Н Т И Н П Р О Н И Н, геолог, руководитель аджимушкайского отряда Одесского военно-патриотическог о клуба «Поиск» Фото ВЯЧЕСЛАВА КАРЕВА КЛЮЧ к НОВОМУ ПОИСКУ З
а крайними домами поселка Аджимушка й открывается перепаханный воронками пустырь, теперь уже бурно заросший травой. Неподалек у вы­
сится Царский курган — знамени­
тый археологический памятник, а ближе к нам памятник совсем не­
давний — бетонные фигуры бой­
цов и жителей Аджимушкая, под­
нимающихся из каменоломен в по­
следнюю атаку. Когда я в первый раз приезжал сюда, монумент а еще не было, а музей под землей только создавался. Теперь на ас­
фальтированном пятачке стоят ав­
тобусы, а перед крыльцом домика, где размещается экскурсбюро, пестреет толпа. Мы выгружаем из автобуса тяже­
лые рюкзаки. В них буссоли, рулет­
ки, теодолит, шахтерские фонари, батареи электропитания и теплые вещи — все необходимое для ра­
боты под землей. На нас смотрят с интересом и с некоторым недоуме­
нием. Мы взваливаем на плечи рюк­
заки и идем через пустырь мимо входа в подземный музей. Тропин­
ка проходит над Центральными ка­
меноломнями, огибая черные про­
валы, и ведет в лощину, удобну ю вроде бы для размещения базового лагеря. В композицию включен рисованный фрагмент карты, составленный экспеди­
цией Константина Пронина. Штрихи обозначают крупные завалы — никем до сих пор не исследованные места ка­
меноломен. ежемесячный научно- художест венный жу рнал цк влксм вокрт ШТА Журнал основан в 186 1 году ПУТЕШЕСТВИЯ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ФАНТАСТИКА Оглядываю свою группу, которая растянулась цепочкой. Впереди Па­
вел Лавренко, маркшейдер Одес­
ского шахтоуправления. Ему отво­
дится одна из главных ролей в экс­
педиции: он отвечает за съемку и картографирование неизученных частей каменоломен. Собственно, это основная задача, стоящая перед нами. Павлу и мне будут помогать в этом Виктор Василишин и Алек­
сандр Саморуков, Игорь Грек, Та­
тьяна Мазур, Владимир Васильев, Евгений Гущин, Татьяна Емельяно­
ва... Одесские студенты и рабочие, инженер-строитель и матрос — всех их связало с нами, геологами, Здесь когда-то был подземный госпи­
таль. Теперь это мемориальная часть каменоломен. общее увлечение исследованием старинных подземных выработок. Мы познакомились в военно-пат­
риотическом клубе «Поиск» при Одесском горкоме комсомола Ук­
раины и областном совете по ту­
ризму и экскурсиям. Много лет вме­
сте в отпускное время изучали и картографировали знаменитые одесские катакомбы. Результатом нашей общей работы стала книга, написанная мною совместно с Ва-
лерианом Юдиным «Одесские ка­
такомбы». Этот опыт пригодится, конечно, и при изучении Аджимуш-
кая. И все-таки уверенней других чувствует себя Владимир Васильев: он участвовал в аджимушкайской экспедиции «Вокруг света» весной 1972 года, В лощине задувал сильный ветер, небо хмурилось. — Надо устраивать базу в каме­
ноломнях,— предлагает Василь­
ев.— Я знаю подходящее место. Подумав, я соглашаюсь. Опыт жизни в катакомбах у нас есть. Не выходя без особой необходимост и на свет, легче приспособиться к аб­
солютной темноте, к прохладному, чуть сыроватому воздуху под сво­
дами. Малые Аджимушкайские камено­
ломни, где мы решили обосновать­
ся, находятся недалеко от Централь­
ных. В мае—октябре 1942 года здесь, как известно, велись оборо­
нительные бои под командованием старшего лейтенанта М. Г. Поваж-
ного. Малые каменоломни под зем­
лей не сообщаются с Центральны­
ми. Фашисты, захватив Керчь, быст­
ро изучили местность, изолировали каменоломни снаружи рядами ко­
лючей проволоки, устроив у входов пулеметные гнезда. ' Следом за Владимиром спуска­
емся в Малые каменоломни. И ви­
дим следы войны: выщербины на стенах, ржавые гильзы между кам­
ней... — Выработки здесь прорезают пласт в несколько этажей,— пояс­
няет на ходу Васильев.— В Цент­
ральных каменоломнях — только один уровень. Но ориентироваться здесь легче: залы просторней и вы­
ше, опоры-целики тоньше и даже отдаленно напоминают колонны. В Центральных — больше завалов и тупиков. Здешние разработки ракушечни­
ка всегда велись бессистемно. С не­
запамятных времен рубили камень как придется, врезались в пласт с разных сторон. Где камень не нра­
вился или работа шла туго, штоль­
ни бросали. Так возникла цепь все­
возможных лабиринтов. Ориенти­
роваться здесь могли лишь камено­
тесы, а с тех пор, как прекратились разработки и отгремела война, в каменоломни рискуют спускаться, несмотря на запреты, только бедо­
вые керченские мальчишки. До нас никто и не думал составлять под­
робных планов старых выработок, если не считать карты небольшой части Центральных каменоломен, отведенной под музейную экспози­
цию. Васильев вел нас уверенно, хотя иной раз мне казалось, что мы кру­
тимся на одном месте или идем в обратном направлении. Но Влади­
мир довольно быстро отыскал базу какой-то давней экспедиции, о чем красноречиво свидетельствовал за­
копченный потолок. Еще раз убеж­
даюсь: Васильев один из лучших одесских поисковиков. — Ничего местечко,— восклица­
ет Игорь Грек, присаживаясь на каменный уступ.— Есть где при­
лечь. Тут же он распаковывает рюкзак и достает видавший виды спальник. Разводим примус, наскоро гото­
вим обед. Всем не терпится сейчас же приступить к работе. Но первым делом надо изучить подходы к под­
земному лагерю. — После согласования с музеем начнем работу в Центральных ка­
меноломнях,— говорю я, распреде­
лив обязанности.— А пока работа­
ем здесь. К вечеру, наступление которого мы определяли теперь уже только по часам, на нашей рабочей карте появились первые контуры. Мы ус­
тановили несколько опорных то­
чек, с помощью которых можно было легко определять свое поло­
жение на плане. —- Ребята, взгляните сюда,— по­
звал во время работы из темноты Игорь Грек.— Здесь стенка! Мы подошли ближе. Осмотрели укрытие, сложенное из камней на цементе. В стенке имелось неболь­
шое отверстие — только проползти человеку. За ней оказалась другая стенка из камней, более толстая, с бойницами. Отсюда было удобно стрелять вдоль коридора. Двойная стенка, на которую мы наткнулись случайно, очевидно, спасала от га­
зов и холода. Температура с внеш­
ней стороны оказалась на два граду­
са ниже, чем с внутренней. За этим сооружением шли огромные, высо­
той пять-шесть метров залы, совер­
шенно, по нашему мнению, непри­
годные для жилья. Уже на базе, выслушав наш рас­
сказ, Васильев, который в этот день работал в другой части каменоло­
мен, объяснил: — Это сооружение уже извест­
но. Установлено, что стенку соору­
дили керченские партизаны в 194 1 году. Надо полагать, это ук­
репление использовали защитники каменоломен и в сорок втором ГО­
ДУ-
Поработав несколько дней в Ма­
лых каменоломнях, мы нанесли на карту значительную площадь выра­
боток и перешли наконец в Цент­
ральные каменоломни. Быть может, со стороны наша ра­
бота покажется скучной. Опорные точки, линии на бумаге... Мы не ве­
ли специально поиска реликвий. Правда, они нам попадались доволь­
но часто. В восточной части каме­
ноломен, где выработки имеют бо­
лее ровные очертания — это мес­
то прежде называли Греческими ка­
меноломнями,— поисковые отря­
ды работали неоднократно. Участок этот весь в завалах, целики испещ-
1ЮДЗЕМН АЯ КРЕПОСТЬ , течение многих лет, начиная с 1969 года, наш I журнал рассказывал о героической обороне Аджимушкайских каменоломен, о бессмертном подвиге защитников «подземной крепости» \ как на­
звал Аджимушкай известный писатель Сергей Сер­
геевич Смирнов. ...В начале мая 194 2 года, прикрывая отход Красной Армии через Керченский пролив, резерв командования Крымского фронта, а проще говоря, несколько сот мо­
лодых офицеров, среди которых было много вчерашних курсантов и возвращавшихся в строй из госпиталей пос­
ле ранений, а также отдельные группы красноармей­
цев оказались отрезанными от переправ и попали в окружение. Не прекратив сопротивления, они спустились в каме­
ноломни под Керчью, превратив их в своеобразный укрепленный район. Фашисты бросили сюда большие силы. Защитники Аджимушкая, которыми командовал полковник П. М. Ягунов, а после его гибели подполков­
ник Г. М. Бурмин и батальонный комиссар И. П. Пара-
хин, испытывая острую нехватку боеприпасов, продо­
вольствия, воды, медикаментов, не имея практически никакой связи с действующей армией, в течение полу­
года стойко сражались с врагом. Они держали оборону 1 См. «Вокруг света» № 3 за 1969 г., № 8 и 11 за 1972 г., № 5 и 11 за 1973 г., № 2, 7 и 12 за 1974 г., № 4 за 1975 г., № 4 за 1977 г., № 6 за 1983 г. с мая по октябрь 194 2 года. Более двух тысяч бойцов подземного гарнизона проявили беспримерное муже­
ство, преданность Родине, верность воинскому долгу. Многие годы после войны не были известны обстоя­
тельства героической обороны Аджимушкая. Большин­
ство его защитников погибли в каменоломнях, немно­
гие, кто уцелел, попали в фашистские концентрацион­
ные лагеря. В архивах — никаких документов о дея­
тельности подземного гарнизона, никаких неоспоримых свидетельств. Оставались неизвестными как имена героев, чьи останки были перезахоронены в мирное время на воинском кладбище в Керчи, так и тех, кто был погребен под многотонными завалами в каме­
ноломнях. По инициативе редакции при непосредственном уча­
стии Керченского горкома партии и горкома комсомо­
ла, а также Крымского обкома ЛКСМ Украины к иссле­
дованию Аджимушкайских каменоломен приступили молодежные поисковые отряды из Одессы, Челябин­
ска, Миасса, Ростова-на-Дону, Симферополя и Керчи. Под руководством научного сотрудника Керченского историко-архерлогического музея С. М. Щербака, воз­
главившего потом созданный в музее отдел Обороны Аджимушкайских каменоломен, поисковики метр за метром обследовали подземные лабиринты. В нагро­
мождениях камней и толще тырсы — каменной пы­
ли — были обнаружены всевозможные свидетельства ожесточенных боевых действий: проржавевшее ору-
В один из дней Павел Лавренко и Кон­
стантин Пронин повстречали в своем подземном лагере Михаила Петровича Радченко, участника героической обо­
роны Аджимушкая. рены следами пуль. По воспомина­
ниям очевидцев, здесь проходил первый бой гарнизона с фашиста­
ми, предполагают, что где-то непо­
далеку, в одном из залов, находил­
ся штаб полковника Ягунова. Павел Лавренко провел в Грече­
ских каменоломнях не один день, фиксируя на чертеже места преж­
них поисков и раскопок. Место это, говорили поисковики, перспектив­
ное — здесь немало заваленных камнями ям до двух метров глуби­
ной. В них можно было прятать до­
кументы, хоронить убитых. Такие ямы, конечно, специально в войну не копали — это следы добычи кам­
ня, так называемой дорезки. Имен­
но в такой яме одна из прежних экспедиций обнаружила стопки не­
отправленных солдатских писем 42-го года. Перебрав несколько не­
значительных завалов, мы нашли гильзу от снаряда, рубашку «ли­
монки», ржавые патроны от винтов­
ки, остатки боевого устава, куски газеты военного времени. Картографирование в столь не­
обычных условиях увлекает начис­
то, забываешь даже о еде, но жажда постоянно напоминает о себе. Как-то раз мы вышли из камено­
ломен в лощину, где находился ко­
лодец. Об этом месте приходилось много слышать и читать. Колодец назывался Сладким. Фашисты, не смея сунуться под землю, прикры­
вали подступы к воде. Пока ценой страшных усилий не пробили глубо­
кий подземный колодец, здесь еже-
жие, неразорвавшиеся боеприпасы, которые с предос­
торожностями извлекли саперы, остатки воинской аму­
ниции. Все это теперь — в экспозиции и фондах музея. В каменоломнях были найдены полуистлевшие красно­
армейские книжки и партийные билеты, солдатские письма и медальоны, продовольственные и другие бланки, даже обрывочные записи командиров. Не все, естественно, сегодня сумели прочесть. Бу­
мага иной раз рассыпалась при малейшем прикоснове­
нии. Некоторые строки удавалось разобрать только с помощью криминалистов и реставраторов. Так возвра­
щались из небытия имена героев-аджимушкайцев, по­
степенно, от находки к находке, прояснялась картина боевых действий. Об этом и рассказывали наши очерки и репортажи. Во многом благодаря этим публикациям подвиг под­
земного гарнизона стал широко известен. Откликнулись и оставшиеся в живых участники обороны. Некоторые из них приезжали в Керчь, спускались в каменоломни, заново переживая прошедшее, помогали работе поис­
ковых отрядов. После выхода в свет очередного материала под руб­
рикой «Экспедиция «Аджимушкай» в редакцию неиз­
менно шел поток писем с воспоминаниями очевидцев, сообщениями родственников и всех, кто знал тех, чьи имена удавалось установить (как правило, они числи­
лись «пропавшими без вести»), поступали предложения от желающих принять участие в экспедициях. За эти годы систематического поиска в каменолом­
нях благодаря изучению найденных документов и ре­
ликвий, переписке с участниками обороны и их близки­
ми, которую проводил Керченский историко-археоло-
гический музей, большой помощи работников военных архивов удалось восстановить важнейшие боевые эпи­
зоды, выяснить более 130 0 фамилий бойцов подземно­
го гарнизона, проследить судьбы некоторых команди­
ров и солдат. В Аджимушкайских каменоломнях была организована экспозиция; ежегодно сюда приходит более полутора миллионов человек. В последние годы поисковые работы в Аджимушкае не прерывались, но важных находок встречалось все меньше. Этому есть объяснение: в настоящее время практически вся доступная для осмотра площадь каме­
ноломен уже обследована. Вести работы дальше меша­
ют завалы. За ними, возможно, находятся отсеченные взрывами неизвестные участки галерей. Ни одной из экспедиций пока не удавалось проникнуть и внутрь многотонных каменных насыпей — воронок, под кото­
рыми могут лежать документы, проливающие свет на неясную еще в подробностях историю обороны каме­
ноломен. Исследователей по-прежнему продолжает волновать судьба так и не найденного архива подзем­
ного гарнизона. Оставшиеся в живых участники оборо­
ны свидетельствуют: этот архив существовал. Как и в любой воинской части, здесь ежедневно издавались приказы, писались представления к наградам, велись журналы боевых действий. При политотделе работала партийная комиссия, заполнялись бланки и документы различных служб — строевой, продовольственной, ме­
дицинской. Как было установлено, архив гарнизона не был уничтожен последними защитниками, не попал он и в руки врага. Не исключено, что архив оказался под обвалом во время взрыва или же был надежно спрятан. «Все неразгаданные, нераскрытые страницы аджи-
мушкайской обороны, как меридианы на Северном по­
люсе, сходятся в одной точке: архиве подземного гар­
низона,— писал в одном из своих последних репорта-
дневно гибли десятки красноармей­
цев, отбивая у врага каждое ведро воды. Пробыв не больше двух часов в каменоломнях, мы жадно припали к воде. Она действительно показа­
лась сладкой. •— Здравствуйте, я сказал,— раз­
дался за моей спиной не очень при­
ветливый голос. Я обернулся: пере­
до мной стоял немолодой мужчина, лицо которого было мне смутно знакомо. — Есть ли у вас разрешение спускаться в каменоломни? —- стро­
го спросил он. Пришлось вытащить из полевой сумки бумаги. — Михаил Петрович! — вмешал­
ся Васильев.— Не узнаете? Мы же работали с вами в экспедиции! Мужчина оглядел Васильева и заулыбался, от его суровости не ос­
талось и следа. Неужели это он, Ми­
хаил Петрович Радченко, «сын пол­
ка» аджимушкайског о гарнизона? Вспомнилась его фотография в ис-
торико-археологическом музее. Только на той давней фотографии ему не было и пятнадцати. Но тот же высокий лоб, зачесанные на­
зад волосы, прямой нос над при­
пухшими губами с насмешливой складкой... Радченко из тех, кто ос­
тавался под землей до последних дней героической обороны, пере­
жил фашистский плен, а в конце войны еще повоевал с врагами. По­
лучив незадолго до Победы тяже­
лое ранение, он вернулся в родной Аджимушкай и с тех пор никуда не уезжал. Михаил Петрович присел с нами на скамеечку у Сладкого колодца. — Я наблюдал из укрытия, при­
мерно там, откуда вы вышли, за этим колодцем,— припомнил он.— Неожиданно из камней выскочил красноармеец с ведром. Через не­
сколько метров солдат будто на­
ткнулся на невидимую стену и упал. Снайпер бил с колокольни... Г?5^:--^ .4# Так выглядит один из главных вхо­
дов в каменоломни, возле которого ве­
лись ожесточенные оборонительные бои. От внимания Игоря Грека и его друга Павла Лавренко не ускользают даже мелкие, казалось бы, незначительные, реликвии военной поры — будь то гиль­
зы, звездочка с пилотки, знаки отли­
чия... Любая находка может приоткрыть неизвестную страницу Аджимушкая. жей, опубликованных на страницах журнала «Вокруг света», безвременно ушедший из жизни журналист Арсений Рябикин, участник многих аджимушкайских экспедиций.— Но где искать его, как?» Приходит пора открыть новую страницу в исследова­
нии Аджимушкайских каменоломен. По инициативе журнала «Вокруг света», комсомольцев и молодежи Крыма и других областей страны экспедиция «Аджи­
мушкай» готовится перейти от поисковых разведок к раскопкам, близким к археологическим. Экспедиция будет проходить в рамках Всесоюзного похода комсо­
мольцев и молодежи по местам революционной, бое­
вой и трудовой славы Коммунистической партии и со­
ветского народа, непосредственную помощь ей окажут Центральный штаб Всесоюзного похода, Керченский горком партии и горком комсомола, Крымский обком ЛКСМ Украины, Керченский историко-археологический музей, молодежные поисковые отряды из разных го­
родов, саперы и военные связисты, специалисты по военной истории, археологи, реставраторы. Журнал будет регулярно освещать ход и результаты этой многолетней комплексной экспедиции, которая является частью Всесоюзной экспедиции «Летопись Ве­
ликой Отечественной». Надо надеяться, что в будущей работе большим под­
спорьем окажется топографическая карта Аджимуш­
кайских каменоломен, составленная в прошедшем по­
левом сезоне членами военно-патриотическог о клуба «Поиск» Одесского горкома комсомола и областного совета по туризму и экскурсиям, а также результаты прошлогоднего поиска военных реликвий, проведенно­
го в Центральных каменоломнях группой «Поиск» Рос­
товского государственного университета. О работе одесситов — сегодняшний репортаж. Сотни людей постоянно приезжают в Аджимушкай и спускаются в музейные залы каменоломен. Мы посмотрели туда, куда пока­
зывал Радченко, но колокольни не увидели. Михаил Петрович смот­
рел и видел совсем иную, нежели мы, картину. На месте, где стояла колокольня, теперь шла асфальти­
рованная дорога. — Той ночью я подполз к убито­
му, забрал винтовку и документы, вернулся назад. Имени бойца я, к сожалению, не запомнил, докумен­
ты отдал комиссару. Так обычно по­
ступали. — Еще одно подтверждение су­
ществования архива гарнизона,— словно убеждая кого-то, заметил Васильев. Отдохнув, Радченко повел нас под землю. Он ступал уверенно, то и дело давая короткие пояснения, которые Татьяна Мазур едва успе­
вала наносить на рабочую карту. Чертеж, состоящий с одного конца из ровных квадратов, с другой сто­
роны, откуда мы вошли, был ис­
пещрен бесформенными зигзага­
ми. Эта часть каменоломен, кото­
рую местные жители называют Ки-
рикова скала, изучена меньше все­
го. Одна за другой на карте появ­
лялись пометы: «госпиталь», «пост», «кровать», «почта»... Сверху неожиданно брызнул яр­
кий свет. Над нашими головами от­
крылось лазоревое небо. ^\ы стояли на дне широкой воронки. — Чтобы выбить бойцов из укры­
тий,— объяснил Радченко,— фаши­
сты долбили на поверхности шур­
фы, закладывали взрывчатку. Если мощный взрыв не мог пробить тол­
стой кровли, ударная волна, не на­
ходя выхода из подземных пустот, буквально сжимала наши тела, бро­
сала на камни, глушила... Это были страшные минуты. По осыпи мы забрались наверх и оказались почти посередине пусты­
ря, вдали от мемориала. Карта пе­
решла к Радченко. Он провел паль­
цем между синими квадратиками, обозначавшими целики, и коричне­
выми пятнами, отмечавшими зава­
лы-воронки, показывая нам прой­
денный маршрут. Мы расположились перед длин­
ным провалом, пытаясь с помощью карты проанализировать один из эпизодов обороны этого участка. Картина, которую нам удалось вос­
создать, в общем совпадала с той, что нарисовал Радченко. Так мы убе­
дились еще раз в правильности мно­
гих выводов, которые позволял сде­
лать отснятый план. Стал ясным ло­
гичный и жестокий замысел фаши­
стов сломить организованное со­
противление одним линейно-попе­
речным завалом, разделив камено­
ломни на две изолированные части. Взрывы кровли, возможно, при­
шлись на места наибольшей кон­
центрации обороняющихся. Поиско­
вики, например, проходя по краю этого обвала, постоянно встречали человеческие останки, боеприпасы, оружие. Вот и сейчас Васильев и Саморуков, пройдя по краям осыпи, тоже принесли несколько рубашек от гранат, двугорлую масленку, сплавленные в ком пистолетные патроны. — Точки опорные, как просил, вы определили? — на всякий слу­
чай уточнил я.— Покажите на карте, где обнаружили находки. И мы в который раз склонились над картой, перенося на лист полу­
ченную информацию. Топосъемку выработок мы вели несколько недель. Постепенно уточ­
нялась карта, наносились на бумагу новые галереи, фиксировались за­
валы. По нашим подсчетам, протя­
женность всех ходов в Центральных каменоломнях не превышает десяти километров, а площадь — четырех гектаров. Это доступная часть ка­
меноломен, и она практически об­
следована за годы предыдущих экс­
педиций. Вместе с тем мы насчита­
ли более шестидесяти крупных за­
валов объемом от 10 0 до 800 куби­
ческих метров каждый. Что скрыто под тоннами обрушенной породы? Вот одна выписка из публико­
вавшегося не раз дневника неиз­
вестного командира 1-го запасного полка, сражавшегося в Малых Ад-
жимушкайских каменоломнях: «29.5.42. Взрывали над нашим рас­
положением, и вследствие обвала погиб почти весь состав команди­
ров 3-го батальона, созванных ком­
батом на совещание. 30.5.42. Штаб полка перешел в глубь каменоломен. Ожидаются новые взрывы». Вероятно, под каждым из зава­
лов можно обнаружить находки, проливающие свет на события воен­
ной поры. Эту догадку подтвержда­
ют и приведенная выше запись, и воспоминания участников обороны. В последний день экспедиции, когда электроэнергия в наших бата­
реях была на исходе, Васильев на­
шел на поверхности одного из зава­
лов ножницы для резки колючей проволоки, сердечники бронебой­
ных снарядов. Эти находки также передаем в музей. Для них уже не хватает места на стеллажах... Долго сидим в маленьком доми­
ке возле пустыря с сотрудниками музея и обсуждаем итоги на­
шей экспедиции. Они перед глаза­
ми — составленная нами карта подземных лабиринтов, в которых сражались советские воины. Дирек­
тор, Валентин Павлович Разумов, го­
ворит, что многолетний поиск в ка­
меноломнях, во многом бессис-
темн *й и стихийный, но принес­
ший немало ценных находок, дол­
жен уступить место поиску органи­
зованному, четкому, руководимому специалистами. С этим нельзя не согласиться. Мы и составляли карту каменоломен, чтобы те, кто будет вести поиск дальше, имели полную информацию об уже проделанном и не повторяли неувязок предыду­
щих экспедиций, когда находки не фиксировались графически. Наме­
танный глаз нашего маркшейде­
ра Павла Лавренко, например, без труда распознавал следы недавних раскопок в залах, где работал в семьдесят втором Владимир Ва­
сильев. Во время следующей экспедиции можно будет осторожно, подобно археологам, приступить к разбору завалов, частично расчистить, ук­
репить галереи, отсеченные взры­
вами. Не исключено, что там, под толщей обрушившейся земли, ле­
жит и архив подземного гарнизона. Ключ к его поиску может дать кар­
та, покрытая штрихами и коричне­
выми пятнами, напоминающими следы запекшейся крови. А д ж и м у ш к а й — О д е с с а ПИСЬМА ПОЛИТРУКА планшете писаря подземно-
I го гарнизона Малых Аджи-
мушкайских каменоломен И. Е. Ярофеева, найденном керченскими школьниками в янва­
ре 1966 года, находился документ, в котором вторым по списку зна­
чился старший политрук С. С. Позд­
няков. В Керченском музее, где со­
бирается и учитывается все, что свя­
зано с Аджимушкаем, сведений об этом человеке не было. Но после долгих поисков мне удалось узнать некоторые подробности биогра­
фии политрука. Родился Сергей Поздняков на Орловщине в 191 6 году. После шко­
лы поступил в Ленинградский пед­
институт имени А. И. Герцена. Он обладал настойчивым характером и обостренным чувством справедли­
вости. Никогда не повышал голоса, считал недопустимым кого-либо обидеть. Таким запомнили его быв­
шие однокурсники исторического факультета генерал-майор в от-
Фотографию политрука Сергея Семе­
новича Позднякова и фотокопию его фронтового письма прислала в Керчен­
ский музей его дочь, Татьяна Сергеев­
на Позднякова. ставке Н. Шеховцов, Л. Дисман, А. Коржевский. В 1939 году Сергей Поздняков вступил добровольцем в Красную Армию. В составе лыжного батальо­
на он воевал с белофиннами на Ка­
рельском перешейке. Возвратив­
шись с фронта, женился на одно­
курснице Фаине Додиной. Сдал последний государственный экза­
мен в институте, а на следующий день по предписанию военкомата выехал в часть: началась Великая Отечественная война... В марте 1942 года Сергея Семе­
новича назначили комиссаром от­
дельного учебного батальона 389-й дивизии 51-й армии, который дислоцировался в поселке Аджи-
мушкай под Керчью. Вот несколько его писем, посланных отсюда в осажденный Ленинград. Одно из них обращено к дочери, которой 15 апреля 194 2 года исполнился год. Письмо начиналось так: «С днем рождения, моя дорогая маленькая Танечка! Хотелось бы расцеловать тебя, купить тебе что-нибудь хоро­
шенькое, мамка пишет, что ты ста­
ла совсем уже большая, теперь, мо­
жет быть, уже и ходить самостоя­
тельно научилась, кушаешь все, что кушают твоя мамка и бабушка с дедушкой и Зинушкой! (Хотелось бы все же знать, что они кушают?) ...Где-то вас застанет это письмо,— волновался Сергей.— ...хотелось бы быть вместе с вами, но здесь я сейчас нужнее... Сейчас я работаю в школе, но это не значит, что я чи­
таю лекции за кафедрой, нет — аудиторией является поле, вверху воздушные бои, бьют зенитки, стре­
ляем из винтовок по стервятникам, рядом рвутся и снаряды. Тетрадей, конечно, ни у кого нет, а вместо ка­
рандашей винтовки, гранаты, мины, пулеметы — вот наша школа!» «Как поживает наш Ленинград? Как там наши ленинградцы? Хотел бы и я быть среди них и защищать мой любимый город,— пишет Сер­
гей жене.— Конечно, для меня и Крым дорог. Буду драться за наши курорты. А потом вы с Танечкой будете там отдыхать. Ты спраши­
ваешь, как мы воюем. А так, как все, но не так, как у Льва Толстого, война теперь другая, и люди другие, и вообще в книге и кино нельзя пе­
редать всего, что может быть на войне, видеть в кино и читать в кни­
ге этого мало, совсем мало, надо прочувствовать, а прочувствовать можно только вот здесь. Вот слышишь — летит мина, про­
тивно свистит, и черт ее знает, где она упадет, может быть, прямо к тебе в окоп угодит, как вчера уго­
дила к комиссару полка. Привык и уже по свисту определяешь — ку­
да летит эта чертовщина, но ведь этого все равно мало. А пули, так те совсем шальные, их, конечно, не определишь, она моментально свистнет — и все... Только что пришел в землянку из отряда. Пользуясь темнотой, вы­
строил всех и зачитал приказ о на­
граждении ценными подарками -— часами. Знаешь, у меня тут есть один старшина, был приказ взять так называемую «минометную сопку», к ней не подступиться — автомат­
чики, пулеметчики и миномет. А этот старшина нашел трофейный миномет и как раз под вечер начал, к удивлению немцев, бить из него по этой сопке, а с темнотой мы по­
шли на штурм. И сопка стала на­
шей... С такими ребятами можно по­
всюду пойти». А в конце письма приписка: «До­
рого бы я отдал за то, чтобы только посмотреть на дочку, на тебя, на всех. Я не теряю надежды все же вернуться к вам, когда это будет, правда, не знаю, но вы не беспокой­
тесь». В мае, когда немцы прорвали оборону войск Крымского фронта, батальон Сергея прикрывал отход основных сил к переправе. Группа из семи человек во главе с комис­
саром Поздняковым потеряла связь с основными силами. Создав бое­
способный отряд из отходивших бойцов, эта группа успешно вела оборону, а затем отошла в камено­
ломни. Поздняков стал комиссаром третьего батальона подземного гар­
низона. «В этот тяжелый период Сергей Поздняков показал себя не только как политработник, но и как вели­
колепный боевой командир, умею­
щий создать прочную оборону и не пропустить врага на занимаемом рубеже»,— вспоминал бывший кур­
сант учебного батальона, а затем участник обороны каменоломен В. Н. Сальников, на руках которого скончался смертельно раненный ос­
колком мины старший политрук С. С. Поздняков. Ему было двадцать шесть лет. Похоронили комиссара у входа в каменоломни. Валериан Никандрович Сальни­
ков помог отыскать через тридцать лет после войны семью старшего политрука. Фаина Осиповна Позднякова с болью в душе и вместе с тем с гор­
достью за мужа написала в музей: «Зачем ему числиться «пропавшим без вести», если есть люди, которые хоронили его. Растут внуки. Пусть они знают, что их дед погиб, защи­
щая Керчь, и похоронен на своей, советской земле, а не пропал без вести». Дочь комиссара Татьяна Сергеев­
на Позднякова недавно приезжала в Керчь, где погиб ее отец. Она и передала в дар музею фронтовые письма, которые дошли в осажден­
ный Ленинград, когда политрука уже не было в живых. ЗИНАИДА ПОЛИВАИКО г. Керчь венное в уезде крупное промышлен­
ное предприятие — Хатьенский це­
ментный завод. По планам он должен стать одним из крупнейших пред­
приятий отрасли, но все это дело хоть и не далекого, но будущего. Тем временем у парома через озе­
ро Ан Нгует ждут очереди два-три больших грузовика с морожеными креветками, вялеными кальмарами. Тихий и теплый Сиамский залив бо­
гаче морской живностью, чем восточ­
ные прибрежные воды Вьетнама. Только на экспорт идет из Хатьена ежегодно пятьсот пятьдесят тонн до­
рогостоящей на мировом рынке про­
дукции моря. И это при том, что после освобождения Южного Вьетнама до­
быча морепродуктов в Хатьене сокра­
тилась в несколько раз: на лучшей и наиболее современной части рыбо­
ловного флота служащие марионе­
точной армии и сайгонской админи­
страции, местные богатеи-хуацяо сбежали в Таиланд и Малайзию. Сей­
час в уезде только четыре сотни ры­
бацких судов. Одним из них и коман­
дует капитан Та. «В МОРЕ ВСЯКОЕ БЫВАЕТ» Сиамский залив встретил нас спо­
койной водной гладью и небом, по­
дернутым облачной пеленой. Види­
мость утром не очень хорошая, а на шаланде нет никаких навигационных приборов. Капитан Та и не обучен ими пользоваться. Он взял курс на ближайший, едва приметный остро­
вок — скалу, торчавшую из воды. Та­
ких островков у побережья Вьетнама и Кампучии в Сиамском заливе сотни, и Та, сорокалетний человек с огрубев­
шим от загара и соленого ветра ли­
цом, ориентируется по ним, как по звездам. Куда бы ни занес его шторм, достаточно увидеть хоть один остро­
вок, и бывалый рыбак сразу же по его очертаниям определит местонахож­
дение судна. С детства Та ходит в море. До осво­
бождения Южного Вьетнама у него была своя маленькая лодка с мото­
ром, и на ней в поисках рыбных кося­
ков порой доводилось доходить до мыса Камау — крайней южной око­
нечности Вьетнама. После объедине­
ния страны некоторые богатые рыбо­
промышленники бежали за границу, оставив самые захудалые из своих су­
дов. Этот небольшой флот был на­
ционализирован. Когда Та пришел работать в Хатьенскую государствен­
ную компанию морепродуктов, ему доверили старую шаланду. Между тем солнце поднималось все выше, совершая взлет к зениту: мы на десятом градусе северной широты, до экватора рукой подать. Облачная пе­
лена рассеялась, и деревянная палуба стала обжигать ступни не хуже желе­
за. К тому же начиналась качка. Та предложил мне зайти в над-
I 19 •Л 28 стройку и прилечь. Именно прилечь, потому что низкий потолок не давал возможности сидеть. В каюте было совершенно пусто, если не считать привязанной к гвоздю на стене охап- л ш благовонных палочек, о назначе-
8 X I .' '•'-. Так и живет молодая семья в одно­
комнатной квартире-общежити и с ку­
чей братьев и сестер и со старыми ро­
дителями. А что касается яранг, то не следовало бы сбрасыват ь со счетов это традиционное жилище. У него немало достоинств, особенно если выпускат ь просторные и теплые ме­
ховые яранги со всеми необходимыми удобствами. Из них можно было бы создавать в поселках целые улицы. Сохранился бы при этом националь­
ный облик северных поселков, не умерли бы традиции, связанные с из­
готовление м яранг и жизнь ю в них. Молодые семьи могли бы легко отделяться от старых родителей, по­
купая недорогие яранги. Но разве ду­
мают об этом поселковые власти, сос­
тоящие в основном из людей, прие­
хавших с материка лишь на некоторое время?! Не по зову сердца стремят­
ся многие из них на Север, как это было в 20-х и 30-х годах, а за прилич­
ной северной надбавкой... Первый лед мы встретили в бухт е Чини. О нем нас предупредил и по ра­
ции пограничники и даже советовали не рисковать, зайти на отстой в бухт у Лаврентия. Но мы отказались, наде­
ясь на заберег у — чистую полосу во­
ды, которая образуетс я у берега сре­
ди льдов при отжимном ветре. В этих местах в XVII веке прошел забере­
гой Семен Дежнев. Его кочи имели малу ю осадку и могли идти вблизи берегов. Многие суда, которые шли здесь после Дежнева, спустя 100 лет, потерпели неудачу: они имели боль­
шу ю осадку и вынуждены были вы­
бирать путь вдали от берегов, где не­
минуемо попадали в тяжелые льды. В бухт е Чини льда было немного. Байдара, обновленна я свежими лат­
ками из кожи моржа, легко раздвига­
ла ледорезом шугу. Правда, от треска льдинок об ошивку байдары по спи­
не пробегали мурашки... Искоса наб­
людаем за Олегом Исаковым, но ли­
цо его спокойно, словно говорит, что моржова я шкура и не такое вы­
держит. Скрылась за темными скалами бух­
та Чини. Потянулис ь незнакомые бе­
рега, покрытые снегом. Море до го­
ризонта забито льдами, а здесь, у бе­
рега, спасительна я полоса чистой во­
ды. Правда, местами с шугой, с круп­
ными льдинами. Весла и багры дер­
жим наготове. На льдины навали­
ваемся всей гурьбой и отталкивае м их от байдары. Иногда плавающие бе­
лые поля смыкаютс я перед самым носом байдары. Тут у ж приходитс я попотеть. К вечеру доползли до глубокой и удобной бухт ы Поутэн. На левом бе­
регу заметили заброшенну ю охотни­
чью избушку. Решили заночевать. Плыть ночью во льдах было опасно. Утром Сергей Фролов и Олег Иса­
ков поднялись на высоку ю сопку, чтобы с ее вершины оценить ледову ю обстановку в море. Через час они вер­
нулись с печальной новостью: бухт а Поутэн со всех сторон блокирована льдами. А вскоре мы заметили, что ветер, который дул в нашу сторо­
ну, забивает бухт у большими ледовы­
ми полями. Положение становилос ь критическим. Если лед в бухт е уста­
новится окончательно, нам придется зазимовать в избушке или вызыват ь вертолет и улетать, оставив нашу байдару здесь до следующег о лета. На общем совете решили выждат ь пару дней. Занялись обследование м древнег о поселения. Осыпающийс я культур­
ный слой высоког о берега принес нам несколько предметов быта древ­
них охотников: деревянну ю посуду и костяные предметы. А однажды я решил обследоват ь большу ю старую помойку, которая находилас ь ря­
дом с избушкой. Ребята посмеива­
лись надо мной, когда я снимал пер­
вый «бескультурный» слой. Но я про­
глатывал насмешки и продолжа л раскопки. Интуиция не обманула меня. Через час я обнаружил несколько интерес­
ных деревянных тарелок, большое деревянное блюдо, длинну ю костя­
ную ложку и... деревянну ю фигурку божка сантиметров в сорок высотой. Рот божка был заметно пропитан жи­
ром, а сзади, со стороны затылка, имелись два отверстия, через кото­
рые протягивалс я ремешок для под­
вешивания божка к столбу или к яранге. Позже одна старая женщина из Уэлена рассказала, что в старину у каждой семьи были такие фигурки. Божков подкармливал и нерпичьим жиром и берегли как хранителе й оча­
га. У нас был небольшой приемник, ко­
торый ловил только Аляску. И од­
нажды мы услышали, как далекая ра­
диостанция сообщала, что сейчас на Чукотке в бухт е Поутэн, зажатая во льдах, застряла экспедиция на эски­
мосской байдаре. Речь шла о нас, и мы поняли, что нашу маленьку ю рацию, работающу ю хотя и в небольшом диапазоне, засекает мощная радиос­
танция Аляски. Наше самолюбие было задето. И на совете решили — во что бы то ни стало пробиватьс я вперед. Вскоре байдара, полностью загру­
женная, стояла на двух специальных саночках, изготовленных нами в Ло-
рине. С привычным нам эскимосским кличем «Ук-ук! Ук!» двинулись по бе­
лому полю бухты. Нужно было пре­
одолеть ледову ю перемычку длиной метров в триста, добраться до полосы чистой воды. По ровному льду байдара шла дово­
льно легко. Санки, обитые моржовой костью, обеспечивали ей хороше е скольжение. Трудней приходилос ь на вздыбленных льдинах. Но нас у же ничто не могло остановить. Через несколько часов нос байдары кос­
нулся чистой воды... ВОКРУГ СВЕТА. Неожиданно северо-восточный ве­
тер, который держа л нас в плену, изменился на юго-западный, отжим­
ной. Большие ледовые поля стало медленно относить в сторону моря. Заберег а расширилас ь настолько, что мы могли лавироват ь в ней даже под парусом. Само провидение пришло нам на помощь. Мы снова плы­
ли вперед к желанной цели. Заночевали в Дежневе, где находи­
лась промыслова я база Уэленского совхоза. А с рассветом тронулис ь дальше. Мы спешили, боясь, что удобный для нас ветер сменится и спасительная заберег а исчезнет на­
всегда. Через час прошли мыс Пээк. Да­
льше потянулис ь берега, которые трудно описать. Черные, изрезанные внизу глубокими трещинами и пеще­
рами скалы поднимались высоко в не­
бо остроконечными пиками фиолето­
во-серого цвета. На них висели ог­
ромные наледи, готовые в любу ю се­
кунду сорваться в море. Среди скал высились фантастические ка­
менные изваяния. Здесь мы не встре­
тили ни одной птицы. Казалось, что даже их пугают эти изваяния. «Стра­
ной духов» назвали мы эти берега. Наше движение усложнилось: пос­
тоянно менялось направление ветра и течение. Мы находилис ь в самой узкой части Берингова пролива меж­
ду Азиатским материком и Амери­
кой. Здесь встречались два океана — Северный Ледовитый и Тихий. Те­
чение кружило льды, которые в лю­
бой момент могли раздавить наше ут­
лое суденышко. Крики «ура» раздались на байдаре, когда мы увидели мыс Дежнева и на нем памятник отважному русскому первопроходцу. Неподалеку от памятника видне­
лись остатки одного из древнейших эскимосских поселений на Чукот­
ке — Наукана. С грустью извещаю, что и Наукан прекратил свое сущест­
вование, попав в список неперспекти­
вных эскимосских сел. Настанут ли такие времена, дума л я, когда лю­
бой народ, пусть даже совсем ма­
ленький, будет вправе решать сам, где ему жить, на каком языке разговари­
вать и куда переселяться? Хочется верить, что так будет. Наша экспедиция закончилас ь на крайней северо-восточной оконечно­
сти Азиатског о материка. Пройдено около семисот километров сложней­
шего пути. Аньяпик показал высокие качества. Вскоре ему предстоит за­
нять место в одном из залов Магадан­
ского краеведческог о музея. Возвращаясь домой, мы планирова­
ли новую экспедицию по древнему эскимосскому пути: построим в Си-
рениках две новые байдары и пойдем к берегам Аляски. С и р е н и к и — м ы с Д е ж н е в а Мы продолжаем знакомить читате­
лей журнала с откликами на наши прошлые публикации о поиске воен­
ных реликвий и документов в Аджи-
мушкаиских каменоломнях под Кер­
чью. В № 12 за 1988 год журнал расска­
зал о найденных одесскими поиско­
виками строевых записках одного из подразделений подземног о гарнизо­
на. Как мы и предполагали, после публикации очерка Виктора Соколо­
ва «Штаб второго батальона» редак­
ция получила немало писем. Многие из написавших нам просили передать сердечные слова благодарности авто­
ру и всем, кто через столько лет по­
мог выяснить судьбы родственников и боевых товарищей, пропавших без вести в Великую Отечественную. Высылая по просьбе редакции фото­
графию М. Л. Путина, его сестра Екате­
рина Антипатровна написала: «Перед войной Малахий Антипатро-
вич сфотографировался вместе с женой Зинаидой Владимировной и дочерью Машей. Вскоре они уехали из нашего города, и с тех пор мне ничего не из­
вестно о их судьбе». Публикуем старый снимок с надеж­
дой, что он поможет встретиться родст­
венникам погибшего защитника Аджи-
мушкая. Пишет вам Путина Екатерина Ан­
типатровна. Со слезами на глазах чи­
тала очерк Виктора Соколова «Штаб второго батальона». В нем шла речь о подвиге моего старшего брата, капи­
тана Малахия Антипатровича Путина. Подумать только, столько лет мы ничего не знали о нем! Согласно изве­
щению, выданному нашему отцу Ан-
типатру Федоровичу Чкаловским райвоенкоматом г. Свердловска 25 матра 1947 года, мы считали, что Малахий пропал без вести на фронте. Все прошедшие годы я не переставала надеяться, что еще услышу о нем. О погибшем брате могу сообщить ю дополнительно, что он родился и вы­
рос в городе Бийске, где организовал одну из первых ячеек на Алтае. Поз­
же он работал учителем математики в детском доме, а затем стал военно­
служащим. Перед войной Малахий служил в Полоцке. С апреля 1942 го­
да писем от него мы не получали... Посылаю вам несколько фотогра­
фий Малахия Антипатровича и из­
вещение. Е. А. ПУТИНА, пенсионерка, г. Свердловск В вашем журнале я увидел список ранее неизвестных участников оборо­
ны Аджимушкая. Там значился и младший лейтенант Якушев Иван Ге­
расимович. Возможно, речь идет о моем брате, который родился в 1919 году в селе Грачевка Кинельского района Куйбышевской области. Пе­
ред войной он закончил Куйбышевс­
кий техникум радиосвязи и работал по распределению в городе Кзыл-Ор­
да. Оттуда в 1940 году его призвали в армию. Из писем знаю, что перед са­
мой войной Иван служил в Краснода­
ре. Последнее его письмо пришло из Керчи в июне 1942 года, когда город был уже занят врагом. Следом за пи­
сьмом пришло извещение, что мой брат пропал без вести. В. Г. ЯКУШЕВ, г. Кинель Куйбышевской области Дорогие товарищи! Думаю, вы пой­
мете мое состояние, когда я прочи­
тал о том, что среди документов, обнаруженных при раскопках в Ад-
жимушкае, встретилось имя моего брата, старшего сержанта Бориса Иосифовича Чудновского. Столько лет я ничего не знал о его судьбе! До войны мы жили в Симферопо­
ле. В 1940 году меня призвали в ар­
мию, и с тех пор старшего брата я уже не видел. Слышал только от знако­
мых, что его взяли на фронт где-то в середине июля 1941 года. Теперь я буду знать, что брат погиб, защищая каменоломни вместе с бое­
выми товарищами по второму бата­
льону подземного гарнизона. Низко кланяюсь всем тем, кто принимал участие в поисках. Я. И. ЧУДНОВСКИЙ, подполковник в отставке, г. Симферополь Б. И. ЧУДНОВСКИЙ Н. М. САЛЬНИКОВ Моя мама, Сальникова Ульяна Ва­
сильевна, в декабре 1942 года получи­
ла извещение о том, что ее муж и мой отец красноармеец Сальников Н. М. пропал без вести. Только через сорок шесть лет дове­
лось узнать из вашего журнала, что он сражался и погиб в Аджимушкайс-
ких каменоломнях. Мамы уже нет, но мы, дети Николая Макаровича, благо­
дарим всех участников эспедиции. Мы хотим приехать в Керчь, отыскать место гибели отца и отдать дань ува­
жения тем, кто похоронен рядом с ним. А. Н. КУЗЬМИНА, пенсионерка, г. Краснодар Вы писали, что среди найденных в Аджимушкае документов есть спис­
ки с фамилиями без воинских званий. Среди них значится Можаев Сергей Петрович. Вот что мне известно о нем. Сергей жил до войны в городе Красный Луч в районе шахты «Знамя коммунизма». Вместе с ним 3 июля 1941 года меня призвали в армию. Мы прибыли на Северный Кавказ с груп­
пой краснолучан и ворошиловград-
цев. После окончания в городе Орд­
жоникидзе военного училища связи, 16 января 1942 года, нам присвоили звание «младший лейтенант» и отпра­
вили на Крымский фронт. В команде из семнадцати человек мы с Сергеем прибыли в район бое­
вых действий недалеко от села Семи-
сотка и станции Ак-Монай. Нас рас­
пределили в разные полки 272-й стрелковой дивизии, и мы расстались. В первой половине мая 1942 года после легкого ранения и контузии я прибыл в поселок Аджимушкай, где размещался Резерв командования Крымским фронтом. И здесь я увидел Сергея Можаева. Мы сели на зеленой лужайке, и он, не торопясь, расска­
зал, что оказался в Резерве после ра­
нения и несет службу в подразделе­
нии боепитания. Сергей был уже в звании лейтенанта. Мы вспомнили друзей, павших и живых, родной город Красный Луч. Это была последняя наша встреча. Ут­
ром началась бомбежка переправы через Керченский пролив. Все смеша­
лось. Сергей остался в Аджимушкай-
ских каменоломнях... А. А. РУСЕВ, г. Красный Луч Ворошиловградской области Обращается к вам инвалид войны Азат Саакович Гугулян. Читал кор­
респонденции об Аджимушкае, и они очень взволновали меня. В найденных недавно списках защитников камено­
ломен есть знакомое имя — Поиразян Саак Хачикович. Я учился с ним в одном классе... Нас вместе призвали в армию в октяб­
ре 1941 года. С октября по 28 декаб­
ря 1941 года мы участвовали в обо­
ронных работах в Краснодарском крае, а потом нас направили в школу младших командиров в Армавире. В середине февраля нас зачислили в состав 320-й стрелковой дивизии и от­
правили на Крымский фронт. В роте я был пулеметчиком, а Саак минометчиком. Меня ранило 2 апреля 1942 года под Керчью. Около трех ме­
сяцев я находился в различных гос­
питалях и, как инвалид, был демоби­
лизован. Когда вернулся в свой посе­
лок, узнал, что Поиразян еще весной писал домой, что меня ранило, а он еще воюет. С тех пор о Сааке Пойразяне никто ничего не слыхал. Он пропал без вес­
ти. Теперь я понимаю, что после от­
хода с Ак-Монайских рубежей, где я был ранен, наша рота оказалась в Ад-
жимушкайских каменоломнях. И мой друг там сложил голову. А. С. ГУГУЛЯН, Краснодарский край, г. Сочи, пос. Лоо С. X. ПОИРАЗЯН Последнее письмо от моего свекра Михаила Касьяновича Цискаридзе пришло из Керчи. Может, он тоже по­
гиб в Аджимушкае? Отец моего му­
жа — грузин, родом из села Цителм-
та Махарадзевского района. Я пони­
маю, что через столько лет узнать что-либо о нем трудно, даже почти невозможно. Но очень вас прошу, умоляю — ищите документы, прове­
ряйте списки убитых и раненых, веди­
те раскопки! И рано или поздно — на­
пишите нашей семье! Л. А. НИКОЛАИШВИЛИ, г. Тбилиси Из отчета экспедиции за прошлый год я узнал, что в одном из удален­
ных и полузасыпанных уголков Цент­
ральных Аджимушкайских камено­
ломен поисковики обнаружили нари­
сованную на стене углём карикатуру фюрера и надпись русскими буквами: «Гитлер-собак». Эта находка заставила вспомнить мою поездку в Аджимушкай в 1973 году. Там я встретился с участником обороны каменоломен Ф. Ф. Казначе-
евым из Баку. В Аджимушкае он был начальником радиостанции и держал связь с Большой землей в начале обороны. От Казначеева я слышал рассказ о том, что в камено­
ломнях находился перебежчик — чех или поляк по национально­
сти. Этот перебежчик хорошо ри­
совал и однажды изобразил на стене фюрера и написал по-русски «Гитлер-
собак». Недалеко от этого места рас­
полагалась радиостанция. О поляке или чехе в каменолом­
нях рассказывали и другие защитни­
ки Аджимушкая. С. С. Шайдуров из Орджоникидзе вспоминал, что это действительно был бывший солдат вермахта. Он добровольно присое­
динился к обороняющимся, и коман­
дование подземного гарнизона ему доверяло. Как и наши бойцы, он по­
льзовался правом свободного перед­
вижения по подземельям. У меня хранится письмо бывшего военфельдшера П. Ф. Попова из горо­
да Шахты Ростовской области. «Это был поляк,— вспоминает быв­
ший участник обороны Аджимуш­
кая.— До войны он жил в Кракове. Отец у него был немец, а мать — по­
лькой. .Когда фашисты захватили По­
льшу, его мобилизовали в гитлеров­
скую армию. Звали поляка Яном. Он сносно говорил по-русски, хотя часто путал русские и польские слова. В бе­
седах с нами он с ненавистью отзы­
вался о фашистах, с гордостью гово­
рил, что он поляк, женат на польке и имеет дочь, которой полтора года. В тяжелые минуты (он так же, как и мы, страдал от жажды, а потом от голода) поляк плакал и молился. Ян находил­
ся в каменоломнях очень долго, во всяком случае, до моего пленения в начале сентября 1942 года». Большего о судьбе Яна из Кракова установить пока не удалось. В. В.. АБРАМОВ, полковник запаса, Ленинград 11 Павел ПАВЕЛ, чехословацкий инженер учатся ходить Дорогой господин Павел! Я был очень удивлен, когда увидел фотографию копии статуи с ост­
рова Пасхи. На фото статуя перемещается на катках с помощью многих рычагов, что мне вполне понятно. Но на другом снимке кажется, что Вы пере­
двигаете статую в положении стоя, и трудно понять, как, собственно, Вы это делаете. Был бы весьма рад, если бы Вы прислали мне подробное описание, и хочу Вас поздравить с идеей провести эксперимент с бетонной копией. С пожеланием всего лучшего Тур Хейердал Наш самолет приближался к месту назначения, и через несколько минут мы увидели внизу Рапа-нуи — знаме­
нитый остров Пасхи. Я летел вместе с экспедицией, воз­
главляемой Туром Хейердалом, и со съемочной группой шведского теле­
видения, состоящей из четырех чело­
век. Тур Хейердал и его спутник про­
фессор Арно Скёйлсволд через трид­
цать лет возвращались на остров Пас­
хи. Пока мы медленно облетали вул­
кан, на его желтом травянистом скло­
не появилась группка мелких черных точек. Я, замерев, следил, как точки постепенно принимали очертания ка-
© Рауе1 Рауе1. Кара N111. Сезке Вис1е]о-
У1се, 1988. © Перевод на русский язык «Вокру г света», 1989. 12 менных статуи моаи, этих таинствен­
ных королев острова Пасхи. Я оглянулся и увидел Тура, невоз­
мутимо сидевшего в среднем ряду кресел, спокойно обсуждавшего что-
то с киногруппой и совсем не раз­
делявшего воодушевления пассажи­
ров. Когда мы выходили из самоле­
та, у меня в руках оказалось две сум­
ки, моя и Хейердала. Он попросил помочь ему. Церемония встречи превратилась для него в довольно утомительную работу. У трапа нас ждала ликующая толпа во главе с молодым высоким человеком в очках. Это был губерна­
тор острова известный археолог и друг Тура Хейердала доктор Серхио Рапу. Островитяне, увидев старых знакомых, обнимали их и выкрикива­
ли рапануйское приветствие — «иа ора на». Я стоял недалеко от Тура и завист­
ливо смотрел на пестрые цветочные ожерелья, которые островитяне один за другим надевали ему на шею. Вок­
руг царила фантастическая неразбе­
риха, но у меня было достаточно времени, чтобы все рассмотреть. Вдруг кто-то из них, наверно, пожа­
лев меня, с приветливым «иа ора на» повесил и мне на грудь огромный ве­
нок. На краю аэродрома нас ожидал местный фольклорный ансамбль. Му­
зыканты, в юбочках из травы и та­
ких же повязках на лбу, завели тем­
пераментную мелодию и вдохновенно запели. Как только мы приблизились, вперед со страшным криком выскочи­
ли два воинственно раскрашенных дикаря. Но Хейердал с олимпийским спокойствием наблюдал их угрожаю­
щие движения: он знал, что за этим последует. Дикари, крича и пританцо­
вывая, сложили к его ногам подноше­
ния: живых цыплят, связанных за но­
ги, сладкий картофель в корзинке, сплетенной из пальмовых листьев, и гроздь бананов. Тут музыка успокоилась, в ней появились более мелодичные тона, и на площадку, ритмично раскачиваясь, вышли девушки. Повязки на лбу и юбки у них были из белых перьев, ко­
торые разлетались в стороны в бур­
ном ритме танца. Я поставил на землю обе сумки и с фотоаппаратом над головой стал пробираться к танцов­
щицам. Я должен был сделать снимок на память. Для меня остров Пасхи начался за­
долго до этого путешествия. Еще до­
ма, в Страконице, я попытался раз­
гадать одну из тайн Рапа-нуи, и, как мне кажется, небезуспешно. Древние каменщики вытесали на склоне кратера вулкана Рано Рараку больше семисот статуй разной вели­
чины. Некоторых готовых гигантов переправили на расстояние от не­
скольких сот метров до шестнадцати километров! Как им это удалось при тогдашних примитивных орудиях и без тягловых животных, о которых в ту пору на острове еще не знали? Что же было под рукой у тогдаш­
них островитян? Канаты, деревянные рычаги, камни, чтобы подкладывать под основание, и человеческая сила. Не так уж мало. Но достаточно ли подобных подручных средств для пе­
ремещения колоссов в несколько де­
сятков тонн весом? И главное, как они ухитрялись при транспортировке ни капельки не повредить поверх­
ность истуканов? Теорий о том, как проходило пе­
редвижение моаи, несколько. Первое, что приходит в голову, взять статую в руки и перенести. Нет, это не так просто. В Ла Венте в Мексике про­
вели любопытный эксперимент: трид­
цать пять человек, впрягшись в лям­
ки, перенесли статую весом в тонну на семь километров. Но что воз­
можно с небольшим изваянием, вряд ли получится с таким, которое в де­
сять, а то и сто раз тяжелее. Хорошо, но есть еще один спо­
соб — волоком. Тур Хейердал еще во время первой экспедиции на остров по совету Пед-
ро А тана, старосты деревни, органи­
зовал интересное испытание. Сто восемьдесят рабочих, ухватившись за канаты, тянули десятитонную ста­
тую по земле. И она перемещалась. Чтобы не повредить изваяние, тузем­
цы сделали деревянные сани, кото­
рые его предохраняли от трения о землю. Позже Тур Хейердал сам признал: этот метод не представляет­
ся реальным. Ведь выбранный им ис­
тукан был из самых маленьких, а чтобы волочить по земле гигантов, не хватило бы всего населения, жив­
шего тогда на острове. Тащить статуи волоком мне не ка­
жется разумным еще по одной при­
чине. Несколько десятков, а то и со­
тен человек, ухватившись за канаты, растянулись бы на десятки метров. И тогда непонятно, как древние остро­
витяне расставляли моаи прямо на бе­
регу. Чуть дальше — уже бурный не­
утихающий прибой и большая глуби­
на. Те, кто волочил изваяние, здесь бы не нашли опоры для ног. Не могли ничем помочь и острови­
тяне. На все вопросы они отвечали одно и то же: «Статуи ходили сами». Я еще и еще раз перечитывал кни­
гу Хейердала «Аку-Аку» и рас­
сматривал фотографии моаи. И вдруг осознал: островитяне утверждали, что статуи ходили сами, а мы по­
чему-то не воспринимали это все­
рьез. Конечно, поверить, что статуи хо­
дили сами, мне мешал здравый смысл. А если им кто-то помогал? Накло­
нил, повернул... Ведь мы, передвигая тяжелый шкаф или бочку, всегда именно так и делаем. Наклоним на одну сторону, повернем, наклоним, повернем. У грузчиков в былые вре­
мена для такого способа был свой профессиональный термин — кан­
товать. Кантовали тяжелые грузы, с которыми иначе не справиться. А можно ли кантовать огромную моаи? Вопрос не давал мне покоя, и я ре­
шил проверить. Из глины по фотогра-
13 фиям я вылепил почти четырехмет­
ровую модель. Когда она высохла, я попытался ее наклонить. При накло­
не градусов пятнадцать-двадцать она начинала падать. Хотя наклон этот скорее всего необязателен. По­
ворачивая модель на твердой площад­
ке, я могу приподнять чуть-чуть ее основание с одной стороны, и тогда она повернется в противоположную сторону. Но как статую наклонить? Достаточно ли завязать вокруг голо­
вы канаты и тянуть? Однако при подсчетах оказалось, что для накло­
на нужна довольно большая сила. Это меня озадачило: получалось, что в передвижении истуканов участ­
вовало множество людей. Такой ва­
риант мне не подходил. Правда, я рассчитывал статистическую силу при условии, что статуя стоит на твер­
дой поверхности. На мягкой же поч­
ве результаты получились другие, и величина необходимой силы немного уменьшилась. Первая часть задачи — наклон — оказалась легкой. Но была и вторая часть — поворот. Как заставить по­
вернуться такой колосс? А как, собст­
венно, выглядит основание моаи? На фотографиях и в книгах оно каза­
лось прямым, но снимки были невы­
сокого качества. А если основание за­
кругленное, как утверждает Фрэнсис Мазь ер, то уменьшится и величи­
на силы, нужной для наклона. Удача пришла ко мне, когда одну из своих статей о возможности пе­
редвижения статуй острова Пасхи я послал в научный журнал. Там были снисходительны к начинающе­
му автору, и в конце концов мой ма­
териал опубликовали. В конце статьи я упомянул, что мы предполагаем правильность теоретических расчетов проверить на практике. Тут была своя хитрость: с одной стороны, раздраз­
нить читателя, с другой — попросить о помощи. Остров Пасхи довольно да­
леко, и мысль поехать туда и по­
пробовать передвинуть парочку моаи, очевидно, показалась бы безумием... Ну а почему не попытаться сделать точную копию, например, у нас, в Страконице? Дни уходили один за другим, а я мысленно перебирал, с кем, из чего и как сделать статую. Дерево и камень я сразу отбросил — очень трудоемко. Нужно было найти способ и материал попроще. На площадке за моим домом ребята постоянно играли в футбол, а вокруг сидели болельщики. Я решил обра­
титься к ним. Показал им чертеж модели статуи моаи и долго объяс­
нял, зачем она мне нужна, из чего и как ее надо сделать. У большинства интерес быстро пропал. Но один — Мартин — сказал: — Я бы попытался, если сумею. Итак, нас было уже двое: Мартин Обельфальцер и я. Потом к нам при­
соединился брат Мартина Томаш, его товарищи Петр, Франта и еще много других. Наконец я решил: модель будем от-
14 ливать из бетона. Сделаем форму из глины, а способ отливки обсудим со специалистами. Нам повезло — дело было настолько курьезное, что мно­
гие, помогая, видели в нем забавное развлечение. Нам шли навстречу и совершенно незнакомые люди. Нема­
лую роль в этом сыграла и опубли­
кованная статья. Размер статуи предо­
пределила доступная нам механиза­
ция. Не могли же мы сделать гиганта, которого бы не поднял ни один кран и не увез никакой грузовик. Высота четыре с половиной метра и вес де­
сять-двенадцать тонн. Так мы реши­
ли, посоветовавшись со специалиста­
ми автомобильного транспорта. Теперь нам оставалось только най­
ти место. Да еще желательно, чтобы оно было недалеко от нашего дома и туда могла бы въехать нужная нам техника. Площадку выделил директор сред­
него производственного училища в Страконице, помогали и члены орга­
низации Социалистического союза молодежи (ССМ) училища, и члены организации ССМ агростроительного треста, где я работаю. Ну вот глиняная форма и готова, мы торжественно залили ее бетоном, и он месяц застывал. Деньги за цемент для бетона я заплатил из собственно­
го кармана, но то сказочное ощуще­
ние, когда автокран поднял статую и мы впервые увидели плоды своего труда, нельзя оценить никакими день­
гами. Настал момент, которого мы ждали более полугода. 8 декабря 1982 года. Серый осенний день. К испытанию все готово, и статуя стоит на цент­
ральной площади Страконице. Удаст­
ся испытание или все кончится боль­
шим конфузом? Главное, чтобы никто не пострадал, это самое важное. А вдруг статуя упадет? Вероятность неудачи была велика. Для страхов­
ки я выпросил автокран, чтобы он во время испытания удерживал статую от падения. Ребята мне помогали как могли и главное, верили, что наш эксперимент пройдет хорошо. — Все готовы? Наклоняющие держали веревки, укрепленные на голове модели, и ждали команды. Те, кто тянул пово­
рачивающие канаты, должны были придать нашему бетонному гиганту движение вперед. — Взяли! Канат натянулся, ребята перехва­
тили его, пока было можно,— ничего. Ослабили на минуту напряжение, чтобы получше ухватиться, и снова потянули. Опять ничего. — Не идет! Нашу неудачу видели и зрители. К двум канатам, идущим от головы модели, встали новые люди, но всем не хватало места. Что дальше? Сде­
лали перекладину, чтобы удобнее бы­
ло держать канат. Руки доброволь­
ных помощников быстро передали деревянный брусок, привязали его к веревке Это было уже лучше. — Начали! Наклон в другую сторону, поворот в противоположную — первый шаг! Ура! Она ходит! С меня разом свалились все забо­
ты предыдущих дней. Ребята радова­
лись не меньше меня. Чтобы опреде­
лить необходимое количество людей, мы постепенно — по одному — уме­
ньшали число стоявших у канатов. Оказалось, что для наклона нужно во­
семь, а для поворота — девять чело­
век. Всего семнадцать. В конце мая 1985 года мне позвонил товарищ, с которым я уже год не ви­
делся. Вместо обычного «здравствуй, как дела?» он огорошил меня воп­
росом: — Ты едешь с Хейердалом на ост­
ров Пасхи? О предстоящей экспедиции я не имел ни малейшего представления, о чем и сообщил приятелю. По его совету я нашел номер газеты «Млада фронта» и прочел: «Норвежский ученый Тур Хейердал, который в 1955—1956 годах пересек на бальсо-
вом плоту «Кон-Тики» Тихий океан, организует очередную экспедицию. По желанию норвежского музея «Кон-Тики» он проведет археологи­
ческие раскопки на острове Пасхи. Полный сил и энергии семидесяти­
летний ученый предполагает отпра­
виться в экспедицию в будущем году. Она будет посвящена раскопкам ри­
туальных предметов и других исто­
рических памятников». У меня закружилась голова. По­
ехать с Хейердалом на родину моаи! Несбыточная фантазия. К счастью, я быстро взял себя в руки и прочел за­
метку еще раз. Экспедиция отправ­
ляется через полгода. Может ли заинтересовать Хейердала наш экспе­
римент? Я долго колебался, но потом с помощью друга, знающего английс­
кий, описал наш опыт, отправил пись­
мо и стал ждать. Я считал дни и мыс­
ленно представлял, как известный ученый держит листок в руке, снис­
ходительно улыбается и бросает его в корзину. Но через три недели пришел от­
вет. Тура интересовали детальные подробности нашего эксперимента. Мы написали второе письмо на не­
скольких страницах и приложили фо­
тографий нашей «шагающей страко-
ницкой моаи». И снова пришел ответ от Тура Хей­
ердала. В нем было приглашение уча­
ствовать в экспедиции. К первой моаи я подходил со сме­
шанным чувством: похоже на нашу, страконицкую? Не похожа? Я нетер­
пеливо ускорил шаг и обогнал ос­
тальных членов экспедиции. Взглянул на нижнюю часть лежащего гиган­
та, и сердце запрыгало от радости. Основание было таким, как я пред­
полагал,— не совсем прямое, но и не слишком закругленное. Пока я про­
щупывал его, подошла вся группа. Началась оживленная дискуссия о том, что нам нужно для успешно­
го проведения эксперимента. После обеда мы отправились к кра­
теру вулкана Рано Рараку. Поднялись на вершину. Вид на озеро внутри кра­
тера для меня не был совсем неожи­
данным, перед приземлением мы довольно долго покружили над Рано Рараку. Озеро, метров триста в диа­
метре, лежит в мелкой продолговатой чаше в жерле вулкана. Его темно-си­
няя поверхность резко контрастирует с зеленым тростником, растущим вдоль берегов, и с черно-красными породами кратера, которые покрыты редкой травой. На вершине выступа­
ют два черных пика скал, кото­
рые поднимаются вверх на южной стороне кратера. Под ними стоят не­
сколько десятков полуприсыпанных моаи. Эти статуи были высечены внутри кратера и так там и остались. Ни одна из них не стронулась с места. В этом мы убедились, рассмот­
рев отдельные статуи и туф снаружи и внутри кратера. На побережье, в стороне от де­
ревни, расположена Тагаи — отрес­
таврированная недавно древняя риту­
альная площадка размером с квад­
ратный километр. Сторону, обращен­
ную к океану, образуют три камен­
ные платформы агу с истуканами: на одной их — пять, на двух дру­
гих — по одному. Посредине между платформами проходит дорога шири­
ной метров пятнадцать, вымощенная каменными плитами. Никогда раньше не приходило мне в голову, как огромны эти ста­
туи, сколько усилий и материала потребовалось на их создание. Древ­
ние неутомимые ваятели не только вытесали моаи и разместили их по всему острову. Они еще для каждой построили обширные величественные постаменты. А может, наоборот? Сначала на берегу океана построили платформы агу и только много позже догадались украсить их моаи? Как же выглядит платформа агу? Это ровная либо слегка наклонен­
ная к морю площадка длиной от де­
сяти до ста метров и шириной около пятидесяти. Большинство агу распо­
ложено прямо на берегу, и от воды их отделяет только стена шириной один-
два метра. Собственно говоря, сте­
на — это пьедестал для моаи. Его вы­
сота три, а бывает и шесть метров. Островитяне строили такую стену из больших камней, умело положенных один на другой. На некоторых агу каменные плиты так точно пригнаны друг к другу, что диву даешься. На первый взгляд они напоминают зна­
менитые постройки инков Южной Америки. Плиты обработаны мастер­
ски, никаких зазоров между ними нет. Такие агу, по-видимому, отно­
сятся к раннему периоду заселения, а о том, доказывают ли они связь остро­
ва с индейскими цивилизациями Южной Америки, ученые спорят и до сих пор. Между стеной-пьедесталом и плат­
формой лежит наклонная плоскость под углом пятнадцать-двадцать гра­
дусов. Она выложена рядами Черных валунов, которые служат своеобраз­
ным украшением. Так выглядели агу во времена, когда тут проходили культовые церемонии и погребения высокопоставленных особ племени. Сегодня большинство из 244 агу ле­
жит в развалинах. Они пали в нерав­
ном бою со временем, людьми и при­
родой. Несколько восстановленных агу — заслуга доктора Уильяма Мюл-
луа. Он был участником первой экспедиции Тура Хейердала и потом несколько раз возвращался на остров, чтобы продолжить раскопки и рес­
таврировать разрушенные памятники. Рапа-нуи его очаровал, и он не хо­
тел остаться без преемников. Он выбрал несколько одаренных детей островитян и дал им возможность изучать археологию в университетах на континенте. Наш хозяин, Серхио Рапу, один из них. Когда доктор Мюл-
луа умер, его последователи постави­
ли ему в Тагаи памятник. После обеда мы снова отправи­
лись к Рано Рараку, нашей целью бы­
ло осмотреть стоящие на его склоне моаи. — А что это у той моаи на лице? И на подбородке? Арно, пожалуйста, посмотри, что означают эти линии на лицах изваяний? — Это щели от выпавших камней. Сам видишь, как они выветрены. — А может, это татуировка?— не успокаиваюсь я. Когда-то я прочел, что первые обитатели острова увле­
кались татуировкой. Особенно арис­
тократия. А поскольку статуи пред­
ставляли вождей племени или высо­
кородных особ, почему бы на них то­
же не могла быть татуировка? — Нет, это не татуировка,— вме­
шался в дебаты Тур, подходя к нам.— Туф, из которого они сделаны, содер­
жит куски твердого минерала — ксе­
нолита. Когда туф выветривается, ми­
нерал выпадает, и остаются трещины. Необходимо в самое ближайшее вре­
мя найти средство для консервации статуй. Иначе со временем от них ничего не останется. — Но хоть кто-нибудь о них забо­
тится? — возмутился я. — Да. ЮНЕСКО провела конкурс на лучшее предложение, как со­
хранить моаи. И даже один из проек­
тов принят. Но нет денег. А когда люди увидят фильм об экспедиции и твоем эксперименте, они спохватят­
ся и начнут искать источники для финансирования,— растолковывает мне Тур и заговорщицки улыбается. Однажды Тур пригласил двух ост­
ровитян, старого Леонардо и его сес­
тру, утверждавших, что они знают песни древних рабочих, передвигав­
ших изваяния. Тур дал знак операторам, чтобы приготовили камеры, и старая жен­
щина тихо запела. Леонардо закрыл глаза, стал медленно раскачиваться и, поворачиваясь в сторону, противо­
положную наклону, делал шаг впе­
ред. Постепенно он продвигался к ка­
мерам. В его движениях было что-то комичное и одновременно таинст­
венное. Когда перестала стрекотать камера, Леонардо был страшно дово­
лен — он попал в фильм. На следующий день мы начали раскопки на равнине у подножия Ра­
но Рараку, где несколько поваленных истуканов лежали головой на юго-
запад параллельно побережью. Мы высказали предположение, что они упали в процессе передвижения к платформам агу. Если действительно было так, зна­
чит, именно здесь пролегал древний путь, по которому передвигались моаи. Где же искать?.. Самое простое — попытаться ко­
пать у основания лежащих гигантов. Со времени их падения, за небольшим исключением, их никто не трогал. Серхио Рапу нам объяснил, что прямо под упавшими великанами, возможно, есть и остатки древних растений. Здесь хватит работы для обширных раскопок, которые он пла­
нирует провести в будущем. Серхио показал нам на одну из ле­
жащих статуй, и у ее основания ар­
хеологи Гонзало и Арно обозначили прямоугольник, где собирались ко­
пать. Раскопки дали бы нам ответ, нужны ли для передвижения моаи специально подготовленные дороги. Расчеты и страконицкий опыт подска­
зывали, что не нужны. Но не сделал ли я ошибку в своих расчетах? Окон­
чательный ответ могло дать только дальнейшее исследование. Понятно, что я горел любопытством. Археологи наметили границы рас­
копок, островитяне-помощники сня­
ли дерн, и ученые начали аккурат­
но снимать слои земли. Первое, что мы обнаружили, были два камня средней величины, лежавшие по обе стороны от основания истукана. Ка­
кой цели они служили? Возможно, древние мастера подкладывали их под края основания, чтобы легче поворачивать моаи? Что-то подоб­
ное рассказьюал старик Леонардо в Тагаи. Я тогда не особенно ему по­
верил, но и такое предположение нельзя отбросить. А может, это на самом деле то, что Леонардо называл «токи хака порореко моаи» — «кам­
ни для поворота моаи»? Тогда все мои выводы надо пересматривать. Я представил себе, как должен выг­
лядеть камень, чтобы его можно бы­
ло подсунуть под край основания. Он должен быть плоским. Кроме того, обязательно легким: при скорости, с какой истукан раскачивается, его не смогут обслуживать много лю­
дей. Но ведь исполин раздавит камень, как пустой орех. Значит, камень дол­
жен быть таким прочным, чтобы вы­
держать давление гиганта. Но тог­
да он обязательно будет тяжелым. Сколько же человек нужно, чтобы подсовывать его под раскачиваю­
щуюся фигуру? В течение дня в выемках, остав­
шихся после найденных камней, мы обнаружили целое поле более мел­
ких. Опять вопросы. Что это? Ос­
татки вымощенной дороги или что-то другое? Наученные первыми часами 15 раскопок, мы решили пока не делать никаких выводов, углубить раскоп и подождать новых находок. Работа подвигалась довольно мед­
ленно, и мы с операторами отпра­
вились в каменоломню на Рано Рара-
ку, которая была не так уж далеко. В редкой траве повсюду лежали об­
ломки ксенолита, твердого минерала, используемого древними островитя­
нами как инструмент для обработки статуй. Называют их «токи» — моло­
ток токи. Когда прошло первое очарование, я стал рассматривать каждого истука­
на. Мне хотелось понять, как их создавали. Древние ваятели сначала обозначали всю фигуру, затем выре­
зали лицо и переднюю часть тела. Потом приходила очередь ушей, рук с длинными пальцами, сложенных на животе. После этого они освобожда­
ли со всех сторон вытесанный ма­
териал, и только нижняя часть спины оставалась соединенной с первород­
ной скалой. Когда последнюю пе­
ремычку разбивали, моаи была сво­
бодна. Затем ее спускали вниз по склону и доделывали необработан­
ную спину. В это время статуя уже была в положении стоя. И тогда наступал самый важный момент — доставка изваяния, не пов­
реждая отшлифованной поверхности, на одну из платформ агу. Но как древние мастера это делали? Вот воп­
рос, вокруг которого мы все топчем­
ся уже много лет. Лицом к лицу с ле­
жащими исполинами и, конечно, с са­
мым большим из них — статуей вы­
сотой 21 метр 80 сантиметров — я вдруг почувствовал, что мне стало страшно. Сейчас моаи казались са­
мыми настоящими чудовищами, ока­
меневшими в момент рождения. Вы­
зывающие восхищение творцы выте­
сывали истуканов головой вверх и вниз, и вправо и влево, как им было удобно. Я разглядывал многотонных великанов и думал, удастся ли вооб­
ще наклонить их? Здесь, в камено­
ломне, я казался себе осквернителем вечного покоя спящих исполинов, наглецом, засомневавшимся в сверхъ­
естественном происхождении и могу­
ществе гигантов. С такими мыслями я подошел к огромной голове, у которой не было тела. Я несколько минут разглядывал ее, прежде чем понял — это же ос­
танки одной громадной моаи, раско­
ловшейся при страшном падении от­
куда-то сверху. Очевидно, когда ее спускали со склона, она сорвалась, ударилась о скалу, и хрупкий туф не выдержал. Значит, у древних ка­
менотесов, несмотря на многолет­
ний опыт, тоже не всегда все полу­
чалось. Если предположить, что пере­
мещением статуй занимались боги, то разве они могли ошибиться? Из чисто профессионального инте­
реса я зажал в кулаке токи и уда­
рил. В ту же минуту по лицу больно ударили каменные крошки, а к но­
гам упал кусок отколовшейся скалы. Ладонь онемела: в погоне за научны­
ми впечатлениями я, конечно же, 16 переусердствовал. Этот первый и пос­
ледний удар вполне удовлетворил мой профессиональный интерес. От­
колотый кусок я хотел взять на па­
мять, но ничего не получилось. Пока я крутил его в руке, у меня на ла­
дони осталась только горсть крупного песка. Внешние слои туфа в камено­
ломне действительно сильно вывет­
рились. То же, к сожалению, происходит и с поверхностью моаи. Работники му­
зея в Сантьяго предупреждали нас, но я не думал, что дело зашло так далеко. Если у нас во время испы­
тания так же легко отколется кусок основания статуи, последствия мо­
гут быть очень неприятными — и не только для исполина. По мере того как раскопки продви­
гались вперед и из земли вылезали новые камни всевозможных разме­
ров, наше удивление росло. Расши­
ренный и законченный раскоп от­
крыл нам большой каменный круг, внутри весь заполненный камнями. Камни, лежавшие по окружности, были крупными, а ближе к середине они становились мельче. Все свидетельствовало о том, что мы открыли постамент для исполина. Каково же было его назначение? Ве­
роятно, изваяние должно было прос­
тоять на своем каменном ложе до­
вольно долго, и, чтобы оно не упало, в трещины между камнями были вби­
ты прочные молотки токи. Наверно, движение моаи было прервано, и ста­
туя поставлена на временный «фун­
дамент», допустим, из-за начала сезо­
на дождей, когда все вокруг прев­
ратилось в жидкую грязь и дальней­
шая транспортировка стала невоз­
можной. Предположим, что так. Но в любом случае это не дорога. Серхио Рапу решил, что позже продолжит раскопки. Есть надежда, что в буду­
щем они помогут найти правильный ответ. Наше внимание переключилось на другую проблему. С первого дня, раз­
глядывая и изучая изваяния, мы иска­
ли такое, какое подошло бы для запланированного испытания. Еще совсем недавно я наивно предпола­
гал, что у нас будет неограниченный выбор. Конечно, я понимал, что мы не сможем воспользоваться полностью готовыми истуканами из каменолом­
ни, не рассчитывал и на полузасы­
панных гигантов на склонах вулкана Рано Рараку или на исполинов с рес­
таврированных площадок агу. Но действительность оказалась много хуже. Из семисот изваяний, разбросанных по острову, Серхио Ра­
пу предложил нам всего лишь двад­
цать. Десятки упавших колоссов на площадках или вдоль дорог трогать нельзя: они сохраняются в том поло­
жении, в каком их нашли. Из двад­
цати предложенных Серхио некото­
рых отклонила киногруппа, потому что пейзаж, окружающий эти моаи, не отвечал требованиям съемки. Ну а из оставшихся выбирать, к сожале­
нию, было нечего. Кроме того, из конкурса истуканов пришлось исклю­
чить те изваяния, у которых были деформированы эрозией основания или отколоты большие куски. Результаты поисков были самые неутешительные. Теперь я уже не удивлялся, вспоминая, что работники музея Сантьяго на нашу просьбу пре­
доставить статую для испытаний вна­
чале ответили вежливым, но непрек­
лонным отказом. Двухчасовая бе­
седа была мучительной: мы были со­
вершенно обессилены, даже всегда тщательно одетый Гонзало позволил себе снять пиджак и ослабить гал­
стук. Обычно спокойный и выдер­
жанный Тур сжимал кулаки, ломал пальцы и поднимал глаза к потолку, не понимая причин неуступчивости чиновника. Был момент, когда все в отчаянии замолчали, и я, улучив минутку, предложил еще один вариант: мы сделаем прямо на острове свою ко­
пию, вроде той бетонной, что была в Страконице. Мое предложение ни­
кому не понравилось. Тур хотел про­
вести испытание с настоящей моаи, а сотрудники музея прекрасно созна­
вали, как их отрицательное отноше­
ние к эксперименту норвежского исследователя будет воспринято об­
щественностью. В конце концов мы получили сог­
ласие, но со столькими условиями и ограничениями, что права выбора у нас и быть не могло. Когда Сер­
хио увидел нашу растерянность, он уступил и предложил один из стоя­
щих исполинов. Мы не ждали ничего хорошего и поехали посмотреть на него. В общем он мне показался под­
ходящим. Это был истукан среднего размера — высотой около четырех метров и весом тонн десять. Еще при первых осмотрах мы решили, что он бы мог подойти. Для предварительно­
го испытания Серхио выбрал одну из статуй, которую вскоре собирались поставить перед входом в церковь. Пока же истукан лежал на площад­
ке за деревенской почтой. Вечером, возвращаясь в отель, мы завернули посмотреть на него. Поскольку выбо­
ра все равно не было, а его основа­
ние более-менее сохранилось, я сог­
ласился. На следующий день меня освободили от других работ, чтобы я мог подготовить все необходимое для предварительного эксперимента. Окончание следует Перевела с чешского Деляра ПРОШУНИНА ПУТЕШЕСТВЕННИКИ В АНДАХ "Старинный город Богота лежит на высоте 9 тысяч футов над уровнем моря. Это главный город в Новой Гренаде, самом значительном из мелких штатов, возникших за чет­
верть века из республики Колумбии. Новая Гренада еще довольно мало­
известна, а внутренних ее долин и гор просвещенный мир, так сказать, не знает, потому что туда редко заходит путешественник, который сообщал бы свои наблюдения. Большая возвышенная равнина Боготы начинается от деревни Фака-
тативы. От нее до Боготы проведено хорошее шоссе. Огромные равнины Боготы та­
мошние жители считают лучшим местом на всей- земле и достойным считаться за рай, если бы он не был действительно им. По высокому положению этого андского рая тем­
пература там до того низка, что почва производит лишь траву, пше­
ницу, ячмень и некоторые съедобные корни. Боготцы иногда сходят с холодной своей равнины, чтобы погреться в долинах. Одна из таких местностей, посещаемых горожанами, называет­
ся Фузагазага. Чтобы достигнуть этой местности, надобно пересечь равнину, взойти несколько тысяч футов на гору и спуститься с нее. Все эти трудности можно было бы избежать, проложив дорогу вокруг горы, а не через нее. Температура на равнине до того низка, что расте­
ния весь год находятся в опасности замерзнуть, и оттого понятно, что, предпринимая путешествие, необхо­
димы разные приготовления, чтобы совершить его с некоторым удобст­
вом. Богатый боготец непременно делает такие приготовления даже при малейшем путешествии. Тогда он обвязывает лицо платком, чтобы защитить его от ветра и яркого света, а шляпу покрывает чехлом из промасленной бумажной или шел­
ковой ткани; большой платок, слу­
жащий ночью одеялом, накинут на плечи, или же свернут, или повешен на седле; кроме того, на панталоны надеты меховые сапоги. За всадни­
ком идет мул, погоняемый слугой. На этом муле навьючен огромный узел, похожий на перину: в нем за­
ключается матрац и разные другие дорожные вещи боготца. На приложенном рисунке изобра­
жено, как путешествуют в Андах на стульях. Последние грубо спле­
тены из бамбука, и их носят посред­
ством трех лент, из которых две перекидывают через плечи, а третью через лоб. Если носильщик споты­
кается или за что-нибудь задевает, то малейшее движение сидящего неминуемо обусловливает падение, и вообще путешественник находится совершенно во власти носильщика. Рассказывают, что один испанский офицер, имевший по своему званию право пользоваться носильщиками безденежно, был до того груб с нес­
шим его человеком, что последний, потеряв терпение, сбросил неугомон­
ного седока в страшную пропасть, а сам убежал в леса. «Вокруг света», 1864 год яг -—_ /<7-
<! 8 41 12 -№• и т 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 ^^3 _ ПО АРМЕНИИ ПУТЕШЕСТВИЯ ПО СОВЕТСКОМУ СОЮЗУ И ЗА РУБЕЖОМ. ОТДЫХ В ТУРИСТСКИХ ЦЕНТРАХ. ИНФОРМАЦИЮ О «СПУТНИКЕ» ВЫ МОЖЕТЕ ПОЛУЧИТЬ В КОМИТЕТАХ КОМСОМОЛА. Цена 80 коп. Индекс 70142 155К 0321—066 9 >е, ы> *5гГ*г 1 I X 0) ш 7 V О 1 5 ч ш л о 3 С О @^Ш№ В Л А Д И МИ Р С И Д О Р Е Н К О П
иллау — последний опорный пункт Восточной Пруссии — гитлеровцы защищали с от­
чаянным упорством. Отбро­
шенные через пролив на косу Фри­
ше-Нерунг, они продолжали обст­
реливать и военно-морскую базу, и город. Из четырех радиостанций на «газиках» у нас осталось две. Од­
ну — с самым мощным передатчи­
ком — разнесло снарядом, вторую мы потеряли во время налета не­
мецкой авиации. Я оказался стар­
шим в подвижном радиоотряде, ор­
ганизованном командованием Бал­
тийского флота еще на подступах к Восточной Пруссии. Пока главстар-
шина Павлов разворачивал с теле­
фонистами проводную связь штаба базы, мы с мичманом Васиным и ра­
дистами оборудовали радиоцентр. С армейскими частями, кораблями и авиацией связь установили тотчас, но Кронштадт, где находился штаб Балтийского флота, нас не слышал. Оставшийся целым радиопередат­
чик был маломощный, к тому же ра­
ботал на штырь 2. Все мачты для ан­
тенн были перебиты. Уже в сумерках я заметил на на­
бережной у пролива, отделяющег о Пиллау от косы Фрише-Нерунг, две ажурные оадиомачты. Захватив ак­
кумуляторные фонари и автоматы, мы с Васиным осмотрели немецкую радиостанцию. Передатчик был средней мощности, к тому же пов­
режден снарядами, но антенна в порядке. Мы не трогали никаких приборов и проводов. Станция мог­
ла быть заминирована, и тогда не-
1 Ныне Балтийск. 13 2 Вертикальная антенна из металличе­
ской трубы или нескольких труб, су­
жающихся кверху. осторожное включение вызовет взрыв. Подогнав машину со своим передатчиком к радиостанции, при­
соединили к нему большую немец­
кую антенну. Передатчик пришлось перестраивать, но спустя полчаса нас слышали не только подразделе­
ния в районе Пиллау и Кенигсберга, но и Кронштадт. Возвратились на приемный центр затемно. — Старлей, мешают сильные по­
мехи,— докладывает вахтенный ра­
дист. Сажусь за приемник. На нашей волне, забивая сигналы катеров, ра­
ботает мощная радиостанция. Пере­
страиваю приемник на другие вол­
ны. Щелчки Морзе заполнили весь рабочий диапазон. Выходит, пере­
датчик не только мощный, но и где-
то рядом. Передает цифры, зна­
чит — шифровку. Справляюсь по телефону у оперативного дежурно­
го. В районе Пиллау наших мощных радиостанций нет. Вместе с Васиным мастерим де­
ревянный крест — основание ра-
диопеленгаторной рамки — и нама­
тываем на нее провод. Рамку под­
ключаем к приемнику переносной радиостанции. Передатчик у нее без ламп, но сейчас он нам и не нужен. Проверяем работу самодельног о радиопеленгатора по своей радио­
станции. Точность невелика, но на­
правление на источник излучения определить можно. Пригодился опыт довоенной работы с радиопе­
ленгаторами. Васина оставляю за старшего и со свободным от вахты молоденьким радистом, украинцем Фоменко, с автоматами и мощным электрическим фонарем мы отправ­
ляемся искать таинственную радио­
станцию. Идем в темноте. Чтобы не разря­
дить аккумулятор, фонарь включа­
ем редко. В гавани много металли­
ческих отражателей: взорванные стальные вышки, мачты и такелаж затонувших судов, танки, артилле­
рийские орудия — все искажает поле излучения неизвестной радио­
станции и мешает определить истин­
ное направление. К тому же с моря пришел туман. Мы беспрестанно на­
тыкаемся на завалы разрушенных зданий и каких-то сооружений. В темноте и тумане трудно разобрать, что есть что. Когда обходим завалы, нарушается взятый пеленг и прихо­
дится начинать все сначала. Пере­
датчик умолк, и мы, потеряв в кото­
рый уже раз направление, останав­
ливаемся и вертим рамкой. Радиостанция снова защелкала. Засекаем ее и с трудом пробираем­
ся по узенькой улочке, забитой ра­
неными и мертвыми лошадьми, ору­
диями и зарядными ящиками. Фон «зеркального» излучения ра­
диостанции возрастает. Передатчик где-то здесь, совсем близко! Под­
бираемся к мрачному, будто вы­
росшему из земли, бетонному зда­
нию. Наш приемник захлебывается от сильных сигналов. Чтобы не сжечь, выключаем его. Освещая странное сооружение, карабкаемся через нагромождения разрушенных стен и железобетон­
ных плит. У второй стены здания натыкаемся на высокий, в несколько метров, металлический штырь мас­
кировочного серо-зеленого цвета. Штырь, более толстый у основания и постепенно сужающийся кверху, прикреплен! к такого же цвета мас­
сивному изолятору. Антенна корот­
коволнового передатчика! И, судя по штырю и изолятору, мощного. Вытаскиваю неоновую лампочку, которую всегда ношу с собой. Лам­
почка вспыхивает в руке в такт сиг­
налам Морзе. Протягиваю ее к шты­
рю. Длинная дуга высокочастотног о излучения обжигает руку. Снова перебираемся через завалы, окру­
жающие здание, и подходим к шты­
рю с противоположной стороны. Ни окон, ни дверей, даже вентиляцион­
ных отверстий в стенах нет — сплошной бетон. Может, вернуться и доложить ко­
мандиру? Нельзя. Пока доберемся, свяжемся со штабом, вызовем сол­
дат, неизвестный радист закончит свою тайную работу. Нужно поме­
шать ему сейчас. Штырь, конечно, пустотелый, скорее всего стальной с омедненной оболочкой. Сломать или согнуть руками — нечего и ду­
мать. Да и руки обгорят при такой мощности передатчика. Стрелять в него из автомата бесполезно. К тому же мы не знаем, кто работает на ра­
диостанции, и обнаруживать себя раньше времени не стоит. Раздумы-
ваю, а неоновая лампочка в руках мигает... Освещаю фонарем место вокруг штыря. Среди битых кирпи­
чей и взорванного бетона длинный стальной прут. Как раз то, что нуж­
но. Выправляем его с Фоменко и втыкаем поглубже в мокрую землю рядом со штырем. Чтобы не об­
жечься излучением, надеваю шапку на руку и протягиваю прут к штырю. Еще на расстоянии, от штыря к пру­
ту проскакивает искра и превраща­
ется в пульсирующую светящуюся дугу, а вверх тянется дым горелого металла. Плотно прижимаю прут к штырю и проверяю работу неоно­
вой лампочкой. Она едва светится. Антенна замкнута на «землю», и мощность излучения передатчика уменьшилась почти до нуля. Теперь нужно ждать... Тот, кто передает шифрованные сигналы, поймет, что с антенной что-
то случилось, и обязательно придет сюда узнать, в чем дело. Мы пря­
чемся за завалом с автоматами на­
готове и выключаем фонарь. Чуть слышно стучит дождь. Над проли­
вом вспыхивают ракеты, и их мер­
цающий свет едва проникает сквозь толщу сливающегося с небом тума­
на. Жаль, передатчик нашей пере­
носной рации не работает и нель­
зя сообщить, что мы здесь обнару­
жили. Прошло минут пятнадцать, когда у штыря возникла высокая фигура. Я даже не заметил, откуда она по­
явилась. Фоменко включает фо­
нарь, а я вскакиваю и кричу: — Хенде хох! Яркий свет выхватывает из темно­
ты рослого немецкого моряка в длинной темно-синей шинели. Одна рука у него забинтована, а в ней стальной прут, которым мы замкну­
ли антенну. Он щурится на слепя­
щий фонарь, бросает прут и подни­
мает руки. Во второй руке продол­
жает держать гаечный ключ и кусок провода. Немец, по-видимому ра­
дист, молчит некоторое время, а затем довольно хорошо говорит по-
русски: — Камрад, я ранен,— кивает на свою забинтованную руку.— Там госпиталь,— и поворачивает голо­
ву в сторону бункера. — Фоменко, обыщи его! Фоменко находит у немца «валь-
тер» и неоновую лампочку. «Ра­
дист»,— решаю я. Пистолет кладу во внутренний карман шинели, а неоновую лампочку отдельно, что­
бы не разбилась. — Шнель, шнель в госпиталь,— приказываю я и слегка толкаю ра­
диста автоматом в спину. Мы освещаем фашистского моря­
ка фонарем, и его огромная фигура словно колышется в тумане. Пере­
бираемся через ближний завал и по­
падаем в потрескавшийся железо­
бетонный тоннель с вывалившимися плитами. Метров через двадцать упираемся в бронированную серо-
зеленую дверь с нарисованным на ней большим красным крестом. Не­
мец стучит в дверь три раза и через интервал — еще четыре. Выхо­
дит — семь ударов. Неожиданно вспоминаю, что рисунок свастики состоит из четырех семерок. Когда-
то давно семерки считались счаст­
ливыми цифрами... Дверь открывает здоровенный краснолицый немец с перевязанной головой. На раненого никак не по­
хож. Проходим в тамбур, освещен­
ный коптящими плошками в картон­
ных коробках. Сыро, холодно, смрадно. На полу и на наскоро ско­
лоченных двухъярусных нарах ране­
ные с серыми лицами, в бинтах с подтеками засохшей крови. Лишь немногие едва поднимают головы и безучастно смотрят на нас. Есть и мертвые. — Камрад, госпиталь,— показы­
вает на раненых радист.— Русский зольдатен уже смотрел здесь. — Яа, яа,— поддакивает красно­
лицый. Я не верю им. Подталкивая ради­
ста автоматом, приказываю: — Давай, давай вперед. Шнель, шнель! — Яволь, яволь,— покорно бор­
мочет радист и шагает внутрь там­
бура. Длинный тамбур, с потолка и стен которого сочится вода, запол­
нен ранеными. Упираемся во вто­
рую полуоткрытую бронированную дверь. Захожу внутрь. Здесь тоже раненые — среди вони и сырости в полутьме горящих плошек. Госпиталь явно меньше бункера, да и расположен он только на уров­
не земли. Где-то должен быть еще вход. Там и радиостанция. Шарю фонарем. Прямо по центру второго помещения с двухъярусных нар при­
спущены серые солдатские одеяла, прикрывающие стену. Продолжаю медленно водить лучом фонаря, умышленно не останавливаясь на подозрительных одеялах. Рассмат­
риваю помещение, не упуская из ви­
ду немцев. Краснолицый кивает ко­
му-то. С нижних нар встают двое. Сопровождающие переглядывают­
ся, а я соображаю: «Передавят тут нас как котят, никто и не узнает! Фо­
менко нужно оставить у выхода, а немцам скажу, будто послал меня сюда русский генерал». Поворачи­
ваюсь к сопровождающему: — Гут, гут госпиталь,— и показы­
ваю на выход, чтобы возвращались назад. Двое немцев идут к выходу. Наклоняюсь к Фоменко и тихо, что­
бы никто не слышал, приказываю: — Жди у выхода. Если через пол­
часа не выберусь, беги в радио­
центр, пусть Васин вызовет автомат­
чиков. Подхожу к радисту и громко, что­
бы слышали все, кто понимает рус­
ский, объявляю: — Советский генерал послал нас выключить функштацьён '. С двумя сопровождающими иду во второе помещение и показываю на одеяла: — Открывай, открывай! Радист мнется, переглядывается с Радиостанция. краснолицым. Лишь после этого, протиснувшись между стеной и на­
рами, сдергивает одеяла, обнажая стальную дверь. — Открывай, открывай,— повто­
ряю я и лезу за ним. Радист громко стучит. После второй попытки дверь приоткрывается на освещенную электрическим светом лестницу. На ней немец в темно-синей морской тужурке, белой рубахе и черном, со свастикой галстуке. На правой сто­
роне груди орел с раскрытыми крыльями и свастикой. Погон нет. Вместо них шитые золотом нарукав­
ные нашивки: две средние — лей­
тенант. Лейтенант будто собрался на па­
рад, блестит как новая копейка. — Передай лейтенанту, совет­
ский генерал послал меня выклю­
чить функштацьён. Радист переводит. Щеголь смот­
рит, кивает. Затем пропускает меня и радиста на лестницу и задраивает дверь. Краснолицый остается в там­
буре. Спускаемся за щеголеватым моряком. При желании вдвоем они со мной бы справились! Радист с ме­
ня ростом, выглядит внушительно. Щеголь поменьше, но весь нали­
той, сильный. Но, вижу, нападать не собираются. Однако на всякий слу­
чай останавливаюсь и пропускаю ра­
диста вперед, чтобы оба были перед глазами. В конце лестницы еще одна дверь. Выходим в залитое электри­
ческим светом большое помеще­
ние, наполненное немцами. Прики­
дываю, сотни полторы, не меньше. Большинство сидит за столами. Мно­
гие курят, но воздух свежий, венти­
ляция отменная. Среди темно-синих моряков островки серо-зеленой по­
левой и черной формы. Рослые, хо­
леные, не то что замызганные ране­
ные в тамбуре. И моряки и эсэсовцы выбриты, аккуратно одеты. У не­
скольких моряков ухоженные боро­
ды. Слева, через два стола от ме­
ня, сидит седовласый морской офи­
цер с нашивками капитана третьего ранга. Но, присмотревшись к гитлеров­
цам внимательнее, замечаю, что не так уж они опрятны, как показалось вначале. Наверно, прячутся не один день. Лица, как и воротнички и ман­
жеты, выступающие из рукавов ту­
журок, серые, несвежие. Во взгля­
дах и осанке еще видна надмен­
ность, но уже изрядно разбавлен­
ная растерянностью и даже стра­
хом. Часть из них, чувствуется, недавно вышла из боя. По-видимо­
му, собравшиеся здесь с трудом на­
чинают понимать, что происходит или уже произошло. Снова пробегаю взглядом по убе­
жищу. У стен не наспех сколоченные деревянные нары, как в тамбуре, а двухъярусные металлические кой­
ки с добротными шерстяными одея­
лами. Под одним проглядывает ав­
томат. На койках по-домашнему спят кошки, лежат и раненые. Второй раз встречаю в кубриках немцев кошек. Первый раз увидел их после освобождения острова 14 15 Рисунки Л. ГУСЕВА Тютерс в Финском заливе. Тогда немцы бросили в казарме не мень­
ше двадцати кошек. Говорят, до­
машние животные снимают нервное напряжение. А на столах бутылки, колбаса, бан­
ки, картонные коробки, пачки сига­
рет с разноязыкими наклейками. Все мирно, благопристойно. Пьют, едят, разговаривают... Ближе всех, за столом, изрядно захмелевший эсэсовец. Лицо круп­
ное, мясистое, будто ошпаренное, какое бывает у рыжих и блондинов. Волосы — прилизанная пакля, как у куклы. Уставив на меня рысьи глаза, булькает остатками вина и со стуком ставит стакан на стол. Поднявшись, неверной походкой идет к койке. Отбросив матрац, вытаскивает ав­
томат и, не спуская взгляда, направ­
ляется ко мне. Я один. За мной стена! Но стре­
лять оттуда ему нельзя. Перед ним другие гитлеровцы. Если выберется из-за них, окажусь в положении при­
говоренного к казни. Для него это самый удобный вариант... Ждать, когда он запустит в меня очередь,— самоубийство! А если начну пер­
вым? Затрещит весь зал! Оружия у них, видно, хватает. Конечно, про­
паду, зато недаром. Первая очередь моя, тогда им достанется больше. А может, не начинать первому? Обой­
дется и так? Умышленно не смотрю на офицера. Еще подумает — про­
шу защиты. Не поворачивая головы, краем глаза пробегаю по его столу. Развалившись, с приклеенной к лицу улыбкой, он смотрит в мою сторону. Тут такая злость меня взяла, что первую очередь закатил бы не по эсэсовцу, а по нему. А тот, со «шмайссером» над головой, ползет, будто танк, бесцеременно растал­
кивая окружающих массивной ту­
шей. Я больше не раздумываю и поднимаю свой ППШ. В зале смолкло. Я ощущаю тиши­
ну. Она шевелится, движется. Эсэ­
совцу осталось оттолкнуть двух мо­
ряков. Очередь дам сразу, как толь­
ко начнет выходить из-за них! А по спине, чувствую, бежит струйка пота. — Хальт! — будто лает офицер. Двое в темно-синем наваливаются на эсэсовца, отбирают «шмайссер», волокут к койке. Я опускаю автомат, а пот бежит не только по спине, но и по животу. И тут доходит до меня, что это пред­
ставление. Представление, которым позабавился немецкий офицер. Убить меня для них было проще простого и в тамбуре, и здесь. Ору­
жие есть, а выстрелить могли откуда угодно. И не было им смысла из-за пьяного эсэсовца подставлять себя под пули моего ППШ. Значит, боят­
ся! Конечно же, боятся... Поворачиваюсь к радисту и хрип­
ло приказываю: — Давай на функштацьён! — Обер-лейтенант, айн мо­
мент,— отвечает он и подходит к столу офицера. Вытягивается, затем наклоняется. Получив приказание, радист возвращается и, небрежно бросив: «Битте шён», идет вперед. Я за ним. За мной шагах в пяти двое. Проходим еще одно помещение. В нем немцев не меньше, если не больше. Некоторое время петляем по узеньким бетонным коридорам и проходим мимо стальной двери, за которой в такт сигналам Морзе слы­
шится прерывистое гудение транс­
форматора. — Функштацьён? — показыва ю на дверь автоматом. — Наин,— отвечает радист и идет дальше. — Цурюк! — кричу я и направ­
ляю на него автомат.— Назад! Радист пятится, а двое в темно-си­
нем приближаются. Разворачиваюсь и снова: — Цурюк! — Они отходят. Пока­
зываю на дверь и подзываю ради­
ста.— Открывай! Он дергает. Дверь не поддается. Перегоняю радиста к тем двум, что­
бы видеть троих, и нажимаю на дверь. Она и в самом деле заперта изнутри. Недалеко, на этой же сто­
роне прохода, еще одна закрытая стальная дверь. Толкаю ногой. Дверь распахивается, и через не­
большое помещение с электриче­
скими щитами вижу радиостанцию. Вскакиваю в щитовую и мигом зад­
раиваю за собой дверь. — Обер-лейтенант, там нельзя, мина, капут! — надрывается за дверью радист. Молча проверяю выходы из руб­
ки в коридор. Обе двери задраены. Передатчик продолжает работать. Сгоряча хочу разбить лампы, потом раздумываю. Радиостанция мощная, еще пригодится. Передатчиком, по-
видимому, управляют с приемного центра, прикидываю я, значит, ря­
дом должен быть второй, парал­
лельный ключ. Нахожу его и нажи­
маю, чтобы помешать гитлеровцам. Фашистский радист продолжает вы­
стукивать. Ключ у передатчика не действует! Наконец обнаруживаю переключатель. Отключаю немца от радиостанции и тут же медленно передаю: «Басин, Басин, я заперт в радиорубке бункера, здесь нем...» Окончить фразу не удалось. Немцы выключили не только передатчик, но и освещение. Мощный аккумуля­
торный фонарь остался у Фоменко, а у меня лишь слабенький трофей­
ный, с разряженной батареей. Он горит тускло. Выключаю его. Еще пригодится. Темнота стала плотной, а вместе с ней пришли запахи и звуки, которых раньше не замечал. Пахнет изоля­
ционным лаком от перегретых про­
водов и деталей радиостанции. Где-
то стучит дизель, вызывая легкую вибрацию пола. За дверью возня. Жарко. Снимаю шинель и сижу в темноте. В голове одно: «Где Фо­
менко? Приняли ли мое сообщение наши радисты?» Шум в коридоре усилился. При­
жимаю ухо к двери. За ней шаги, приглушенный говор. Включаю фо­
нарик и подношу к циферблату. «Прошел час, как я расстался с Фо­
менко. Он уже на радиоцентре. А если его захватили или убили? Буду сидеть здесь, а работать на пере­
датчике не дам!» За дверью немецкий говор, потом стук. — Товарищ старший лейтенант! Откройте, это я, Фоменко! — Как ты сюда попал? — Так нэмець сказав, шо вы менэ зовете. — Тебя обманули, возвращайся назад! — Так назад не пускают. Шум в коридоре стихает. Убивать Фоменко, как и меня, опасаясь воз­
мездия, гитлеровцы, видимо, не со­
бираются. Этим, наверное, можно объяснить их нерешительность. Немцы должны передать какое-то важное сообщение, а я мешаю... Тут проклюнулась во мне стоящая мысль. Нужно вывести из строя радиостанцию, да так, чтобы фаши­
сты не смогли бы в ближайшее вре­
мя ее исправить, тогда им смысла не будет со мной бороться. Передат­
чик нам пригодится позже, поэтому испортить его нужно с умом, чтобы я один знал, как исправить... Немцы — народ аккуратный, ин­
струмент к радиостанции должен быть рядом. Зажигаю фонарик. Умирающий его свет все же помога­
ет найти отвертку, плоскогубцы и кусачки. Забираюсь в нутро пере­
датчика и начинаю мудрить со схе­
мой. Провозился несколько минут, вдруг с кусачек посыпались искры, а руки задергались от ударов элект­
рического тока. Немцы включили и тут же выключили радиостанцию. Прихожу в себя и растираю оне­
мевшие пальцы. В щитовой грохну­
ло, а вслед за этим загорелся элект­
рический свет. Хватаю автомат и вбегаю туда. В верхнем углу сталь­
ной двери большая рваная дыра. Тут тотчас грохнуло в радиорубке. Вскакиваю в радиорубку — такая же дыра и в ее двери... Мне осталось совсем немного и, пользуясь светом, заканчиваю рабо­
ту в радиостанции. В отверстия две­
рей влетают дымовые шашки. По­
мещение быстро наполняется ды­
мом. Ничего не вижу. Душит ка­
шель, из глаз и носа течет. Теперь мне прятаться ни к чему: радиостан­
ция все равно работать не будет. Ощупью надеваю шинель, беру ППШ и открываю дверь. Гитлеровцы выхватывают автомат, заламывают руки, обыскивают, забирают «валь-
тер», волокут и впихивают в камеру. Кашляя и протирая глаза, осмат­
риваюсь и понемногу прихожу в се­
бя. Совершенно пустая камера; она так мала, что в ней можно только стоять. Давит низкий потолок. В уг­
лублении стены, закрытая мелкой стальной сеткой, тускло светит лам­
почка. Душно, глухо, как в гробу. А из головы не выходит: «Что с Фо­
менко? Ищут ли нас?» Чтобы от­
влечься, вспоминаю хитроумные по­
ломки, которые устроил фашистам. Неожиданно дверь открывается. В полосе яркого света мичман Васин, а за ним двое наших солдат. Рядом, со связкой ключей, щеголеватый немец. — Где Фоменко? — вырывается у меня. Щеголь молча идет по коридору, звякает ключом у соседней камеры. Из нее, щурясь, выбирается Фомен­
ко. Появившийся в коридоре радист возвращает нам автоматы и пере­
носную рацию, которую отняли у Фоменко. Мимо радиостанции, из которой еще тянет дымом, мы идем к выходу. Из тамбура санитары пе­
реносят раненых немцев во внут­
ренние светлые и теплые помеще­
ния, а фашистские моряки и эсэсов­
цы под пристальным взглядом на­
ших солдат морской пехоты склады­
вают оружие. На следующий день мы протяну­
ли линию связи к бункеру, а к вече­
ру голос трофейной радиостанции зазвучал над Балтикой, передавая частям и кораблям, наступающим на запад, приказы советского коман­
дования. Лишь спустя неделю я узнал, с ка­
кой целью немцы работали на ра­
диостанции. Находившиеся в бунке­
ре моряки представляли для рейха особую ценность. В бой их не броса­
ли, а эвакуировать не успели. Туда же забрались и остатки разгромлен­
ной части СС. Когда наши войска взяли Пиллау, солдаты обнаружили бункер, но, увидев раненых, решили, что там только госпиталь, и ушли. Фашисты воспользовались этим и по радио стали вызывать свои корабли, наме­
реваясь под прикрытием тумана пе­
ребраться на косу Фрише-Нерунг, где были их части, или уйти в нейт­
ральную Швецию. Два обстоятельства определяли поведение немцев, когда мы с Фо­
менко оказались в бункере. Фор­
мально они не сдавались в плен на­
шим частям. Однако, оказавшись в тылу советских войск, сознавали опасность ликвидации русского офицера и матроса. Вначале они не трогали нас, решив, что советскому командованию известно, где мы на­
ходимся. Когда же я передал свое сообщение Васину, они стали сомне­
ваться: попали мы в бункер случай­
но или нас послало командование? Однако и здесь они не были увере­
ны, приняли ли русские радисты мою странную радиограмму или нет. Выяснения этого они и ждали. В
первый раз я приехал в Вене­
цию глубокой осенью. Оставил машину на крыше большого гаража возле вокзала Санта-
Лючия и вышел на площадь. Было уже темно. Прямо передо мной плес­
кался набухший водой широкий ка­
нал. На противоположной стороне за сеткой дождя мерцала цепочка огней. Я подошел к деревянному дебар­
кадеру, купил билет до площади Сан-Марко, поставил чемодан на скамью и стал ждать «вапоретто» — пароходик, который заменяет жите­
лям Венеции городские автобусы. Под навесом дебаркадера было пусто. Лишь в углу дремал, закутав­
шись в шерстяное пальто, какой-то старик. Потом подошли двое рослых белобрысых парней с красными ней­
лоновыми рюкзаками на металличе­
ских каркасах. Туристы. Они не­
уверенно озирались по сторонам, не решаясь купить билеты. Наконец Голуби на площади Сан-Марко дав­
но стали символом Венеции. Вправо от горбатого мостика уходит Мерчерие — главная торговая улица «Серениссимы». , АИМАРЫ У ПОДНОЖИЯ АНДСКИХ ГОР В БОЛИВИИ Вся провинция Юнгас в штате Боливии обитаема туземцами, кото­
рые почти чисто индианского про­
исхождения. Они довольно долго на­
ходились под властью испанцев, по­
чему у них и не сохранились вполне прежние обычаи. Аймары прини­
мают участие во многих процессиях, выполняемых ежегодно, особенно в июне. При этом все аймары разодеты в лучшее платье; мужчины и женщи­
ны целых три дня с утра до поздне­
го вечера и с вечера до утра пля­
шут при звуках музыки. Каждая группа танцующих имеет свой оркестр, состоящий из семи мужчин или женщин. Во всяком слу­
чае, музыканты одеты в женское платье. Юбка доходит почти до ло­
дыжек, а на верхнюю часть тела на­
дет род камзола без рукавов. Юбка большей частью синяя, а камзол красный. На голове видны длинные косы с лентами, ноги босы, и на них привязаны только сандалии. Всего же замечательнее головной убор, ка­
кого нельзя найти во всем мире. Представьте себе большую воронку, а на ней огромную тыкву с семью выдающимися страусовыми перья­
ми. Не следует, однако, полагать, что воронки сделаны из жести или какого-либо другого плотного мате­
риала. Они сделаны из перьев, ис­
кусно сплетенных воронкой. Точно так же и тыквообразный шар со­
стоит не из пустой тыквы, а сплетен из перьев. Коротко сказать, весь головной убор вышиной около 4 фу­
тов состоит из разнообразных бле­
стящих перьев и имеет великолепный вид. Материал доставляют разные птицы, которых у подножия Андов чрезвычайно много. Тут есть попу­
гаи и разные птицы, страусы и ко­
либри! Хотя эти птицы и не поют, они, однако, блещут самыми ярки­
ми синими, красными, фиолетовыми и пурпурными оттенками. Следова­
тельно, для аймаров легко добыть себе перья всех цветов и размеров, и по своей склонности к тщеславию они стараются избирать самые вели­
колепные блестящие экземпляры, чтобы украситься ими. Из семи членов оркестра только шестеро снабжены инструментами, а седьмой представляет капельмейсте­
ра, или предводителя, и отличается более великолепной одеждой, на­
грудником и поясом, сшитыми из птичьих шкур, которые блестят как рубины и смарагды. На плечах вид­
ны погоны или эполеты, как у солдат, а на голову надета шляпа с широ­
кими полями и пучком страусовых перьев. Кроме того, он держит в ру­
ках длинное древко со знаменем, ко­
торым размахивает как тамбурма­
жор. «Вокруг света», 1864 год В УВЛЕКАТЕЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ДРЕВНЕЙ СИБИРСКОЙ ЗЕМЛЕ ПРИГЛАШАЕТ «СПУТНИК». КРАЙ УНИКАЛЬНОЙ ПРИРОДЫ, СЛАВНЫХ РЕВОЛЮЦИОННЫХ ТРАДИЦИЙ, УДАРНЫХ КОМСОМОЛЬСКИХ СТРОЕК — СЕГОДНЯ СИБИРЬ ПОСЕЩАЮТ ТУРИСТЫ СО ВСЕГО МИРА. БЮРО МЕЖДУНАРОДНОГ О МОЛОДЕЖНОГО ТУРИЗМА ПУТЕШЕСТВИЯ ПО СОВЕТСКОМУ СОЮЗУ И ЗА РУБЕЖОМ. ОТДЫХ В МЕЖДУНАРОДНЫХ МОЛОДЕЖНЫХ ЦЕНТРАХ И ЛАГЕРЯХ. ИНФОРМАЦИЮ О «СПУТНИКЕ» ВЫ МОЖЕТЕ ПОЛУЧИТЬ В КОМИТЕТАХ КОМСОМОЛА. Цена 80 коп. Индекс 7014 2 155Ы 032 1 —066 9 ИНН Площадь в центре Отавало. Фото автора диняет их головы, вешает им на шеи длинную нитку бус и благословляет их. С этого момента они считаются мужем и женой и могут начать семейную жизнь. Гражданские и церковные церемонии бракосочетания не имеют для отавало особого значения. Если же после этого молодожены отправляются еще и в цер­
ковь, это не более чем формальная дань правилу, навязанному католиче­
скими священниками. Вторая традиционная брачная цере­
мония — «энсеррона» — «запирание». Молодоженов запирают в их доме, а друзья и гости веселятся в доме родите­
лей. Утром наступает черед третьей цере­
монии — «умывание лица». Не пере­
стающие танцевать и петь друзья воз­
вращаются в дом молодоженов и под возгласы: «Не целуйтесь! Не обнимай­
тесь! У вас для этого была целая ночь!» — отпирают дверь. Молодожены Памятник Руминьяуи, вождю индейцев, возглавившему борьбу против испан­
ских колонизаторов. присоединяются к общему веселью, и все направляются на берег ближайшего ручья. В то время как друзья и гости бро­
сают в воду лепестки роз и гвоздик, ро­
дители и родственники смачивают моло­
доженам лица свежей водой и наказы­
вают «быть добрыми супругами». Духовный мир отавало — переплете­
ние языческих традиций, переживших века, католических обрядов и праздни­
ков, пришедших с испанской конкистой. Нельзя сказать, чтобы у отавало не бы­
ло своих, исконных, чисто индейских праздников. Они были. Но испанские миссионеры, обращая индейцев в свою веру, проводили гибкую политику, «христианизируя» местные обычаи, вме сто того чтобы предавать их анафеме и пытаться искоренить. Так, в частности, случилось с радостным и ярким индей­
ским праздником летнего солнцестоя­
ния — теперь он отмечается 24 июня как день святого Хуана. Три дня на улицах местечек без устали танцуют индейцы под звуки древних музыкальных инструментов — флейт и кен. В былые времена отавало, принад­
лежащие к разным группам, устраивали между собой показательные сражения за право занять в праздничные дни главную площадь. Инсценировки частенько пе­
реходили в потасовки. Сегодня раз в год можно увидеть карнавальные шествия ряженых с участием «солдат», «мажор­
домов», «дьяволов». «Карнавалы Сан-
Хуана» привлекают много зрителей из Ибарры, Сан-Антонио, даже из Кито. Но, пожалуй, еще больше народу сте кается на индейский праздник Ямор. Вот когда выплескиваются на улицы старин­
ные обычаи и неповторимые танцы, ри­
туальные наряды и диковинные маски! Утверждают, что по многолюдности, красочности и популярности праздник Ямор соперничает только с отавальски-
ми ярмарками. Знакомясь с жизнью и бытом отавало, нетрудно убедиться в справедливости похвальных слов по поводу их трудолю­
бия, чувства юмора и способности прео­
долевать жизненные невзгоды. Нельзя, к примеру, не согласиться с тем, что по сравнению с другими индейскими на­
родностями на континенте они достигли относительного благополучия. Но эта их «привилегированность » весьма относительна. Сегодняшние ота­
вало — при том, что они отличные зем­
ледельцы и ткачи, при том, что их ку­
старная продукция находит широкий сбыт и в стране, и за рубежом, что их дети ходят в школу наравне с белыми детьми,— сегодняшние отавало по-
прежнему стоят на одной из самых низ­
ких ступеней современного эквадорско­
го общества. К и т о — О т а в а л о - Мо с к в а $ вкруг сее-ТЛ^. А/*'^/??*, АЛЕКСАНД Р ФАДИН Из фронтовых записок командира танковой роты ПОСЛЕ ПАРАДА ПОБЕДЫ В
азалоеь, только недавно в со­
ставе сводного полка 2-го Ук­
раинского фронта я проходил по брусчатке Красной площа­
ди, а сегодня все это отдалилось, со­
хранившись в сознании яркой вспышкой счастливых дней... Поза­
ди оставались площадь трех вокза­
лов, ставший нам близким дом на Стромынке, где мы размещались на время подготовки к Параду Побе­
ды. Отсюда потом многие из наше­
го сводного полка возвращались в части, дислоцированные после раз-
10 грома гитлеровской Германии на территории Чехословакии, Авсг^ рии и Венгрии. Нам же, танкистам 6-й гвардейской танковой армии, предстояло ехать на восток. Радость победы долго еще не покидала нас, и нужно было время, чтобы осмыс­
лить предстоящее. Наш эшелон шел через всю страну, и на бесчисленных остановках люди встречали нас, победителей. Мы, ко­
нечно, знали, что едем на Дальний Восток кончать вторую мировую вой­
ну. Советское правительство в соот­
ветствии с принятыми на себя ранее обязательствами 8 августа 1945 года объявило войну Японии. С нами ехал оркестр, который тут же, на станциях, выбирал удобную площадку, и начинались гулянья и танцы. А сколько было курьезов с отставаниями от поезда! Расстава­
ния с новыми знакомыми затягива­
лись, и ребята догоняли эшелон в Красноярске или Иркутске. Оказа-
1945 год. Советские десантники у же­
лезнодорожной станции Харбин. лось, что поезд следовал через мои родной город Арзамас. Узнав об этом, начальник эшелона майор Тарханов (тоже участник Парада Победы) подошел ко мне и сказал: «Беги, Саша, домой, мать и братья заждались». Пробыв сутки в родном доме, я на четвертый день догнал свой поезд уже в Омске... После Читы эшелон повернул на юг. Мы знали: на территории Маньч­
журии Япония сосредоточила мощ­
ную группировку сухопутных войск — Кванту некую армию... И вот наконец мы прибыли в 20-ю гвардейскую танковую бригаду, рас­
положившуюся у большого озера, неподалеку от местечка Тамсак-
Булак. Я быстро отыскал свой 3-й батальон, его командира майора Попкова Ивана Михайловича. Он и познакомил меня со 2-й танковой ротой, командиром которой я был назначен. А 8 августа мы уже сос­
редоточились в исходном районе. Задача, поставленная перед нами, была грандиозной. 6-я гвардейская танковая армия, в которую входила наша бригада в составе 5-го гвардей­
ского сталинградско-киевског о тан­
кового корпуса, должна была вне­
запным и стремительным наступле­
нием за двое суток пройти пустынно-
степной район до горного хребта Большой Хинган, в кратчайший срок преодолеть его и выйти на Маньч­
журскую равнину. Затем, развивая наступление в юго-восточном нап­
равлении, овладеть городами Порт-
Артур (Люйшунь) и Дальний (Да­
лянь) на Ляодунском полуострове и тем самым не допустить отхода главной группировки войск Кван-
тунской армии из Центральной Маньчжурии на юг. Особенность этой задачи заклю­
чалась в том, что впервые в военной практике танковое объединение дей­
ствовало в первом эшелоне фронта. Нашей роте приказывалось быть в голове главных сил батальона. В 4.00 9 августа 1945 года пересечь государственную границу и, уничто­
жая мелкие группы войск прикрытия противника, стремительно продви­
гаться к горному хребту Большой Хинган. ...Примерно часа через два после начала наступления ночная прохла­
да стала спадать. Лучи солнца под­
сушили и без того жухлый степной покров. За каждым танком подни­
малось теперь густое облако пыли. Неожиданно мой танк остановил флажком заместитель командира бригады по технической части под­
полковник Тимошенко. Он сообщил, что впереди нас в двадцати-тридцати километрах действует передовой отряд корпуса. И тут же заметил, что мои машины идут слишком скучен­
но, поднимают сильную пыль и этим самым мы себя демаскируем и пред­
ставляем хорошую цель для авиации противника. Не успел я сигнальными флажками вызвать к себе команди­
ров взводов, лейтенанта Назарова и младших лейтенантов Новикова, Мещерякова, чтобы отдать им при­
каз — увеличить дистанцию между танками, как словно в подтвержде­
ние слов подполковника Тимошенко справа из-за облачка появились два* японских самолета. Но тут же вслед за ними в небе показались четыре на­
ших истребителя и вынудили их уй­
ти, даже не дав вражеским машинам сделать заход для атаки... Примерно к полудню 9 августа, далеко углубившись на территорию противника, мы почувствовали, что продвигаться вперед становится все труднее. Солнце накаляло броню. Температура воздуха достигала 40— 45 градусов. Жара, сильная запы­
ленность, бездорожье, отсутствие ориентиров, напряженное ожидание встречи с противником... Первыми почувствовали себя пло­
хо автоматчики, сидевшие на танках, а затем пошли доклады командиров танковых взводов... Наши врачи майор Рашидов, капитан Кубинцева, фельдшера Назаренко, Бабич, на­
ходившиеся в колонне главных сил, кто на автомашине, кто на танке спешили на помощь то в конец, то в голову колонны. Правда, стоило над нашими головами появиться самоле­
ту У-2, который, дав условный сиг­
нал «я свой», направлением своего полета указывал дорогу, как настро­
ение поднималось. С наступлением темноты наше движение — в пыли, в жуткой ду­
хоте, по песчаным барханам — было остановлено. Собрав командиров взводов, я распорядился выставить сторожевое охранение, осмотреть и привести в порядок материальную часть и доложить о состоянии лич­
ного состава. Вскоре ко мне подошел майор Попков, поблагодарил за ус­
пешные действия, отдал указания о заправке танков и сообщил, что кухня следует за батальоном и вот-
вот будет ужин. Когда командир батальона попро­
щался, я подошел к танку и окликнул своего механика-водителя старши­
ну Карнукова. Он вылез из люка весь черный от пыли. Однако глаза его весело смеялись. — Ну как, тяжело? — спросил я его. — Ничего! — ответил он.— Готов так идти до конца, лишь бы не было потерь. —• Сколько километров прошли? Механик посмотрел на спидометр: — До ста пятидесяти... Это был небывалый темп наступ ления, такого танкисты не помнили за всю войну... Отдохнув несколько часов, еще до рассвета 10 августа мы начали гото­
виться к дальнейшему движению. Утром во время завтрака к кухне подъехал на маленьком ослике вы сокий худощавый старик-кочевник. Ему положили полную тарелку ма­
карон с мясом. Однако он к пище не стал притрагиваться, хотя тарел­
ку взял и в знак благодарности по­
клонился. Оказалось, что невдалеке от расположения нашей кухни в не­
большой ложбинке стоял его шалаш, сооруженный из какой-то травы и листьев. Я прошел к шалашу и, ког­
да заглянул внутрь, невольно сод рогнулся: на голой земле сидела ис­
худавшая седая женщина. Она смот рела на нас безучастным, ничего не выражавшим взглядом и ни словом не обмолвилась. Чем они питались, трудно было сказать, ибо в шалаше мои глаза не только пищи, но и ка­
кой-либо посуды не обнаружили. По­
том один из работников политотдела бригады объяснил нам, что в этом районе проживают кочевники из Ки­
тая, называемые баргутами. Ну а до чего довели эту народность японские милитаристы, оккупировав Север­
ный Китай, мы сами убедились. Закончив завтрак и уточнив мар­
шрут движения, я снова подал команду: «По машинам!» В - течение 10 августа нам предстояло, обходя солончаковые участки, выйти к хребту Большой Хинган и на рассве­
те 11 августа начать подъем. Ко всем сложностям первого дня добавилась накопившаяся уста­
лость. А тут еще пошел долгий и мелкий дождь. Правда, поначалу мы обрадовались, думали, он принесет прохладу, погасит темно-бурую степную пыль, но вскоре поняли, что дождь доставит новые трудности. Ждать пришлось недолго. На наших глазах речки начали быстро разбу­
хать, наполняться водой, а солонча­
ковые участки вообще становились непроходимыми. Стали часто оста­
навливаться. Вот вижу впереди небольшую реку шириной около восьми метров. Командую механику-водителю, что­
бы он на скорости преодолел ее. «По­
нял»,— отвечает старшина Карну-
ков и на хорошем ходу входит в реч­
ку. И тут я чувствую, как сильная и подвижная моя машина резко за­
медляет ход и ползет еле-еле, заде­
вая днищем песчаный грунт. Выб­
рались с большим трудом. Но танк лейтенанта Назарова, шедший за мной, застрял в речке. Встали еще два других танка, завязли в грязи солончаков. Порвав не один трос и изрядно поуродовавшись, вытянули застрявшие танки. Помню, в один из таких моментов подъехали к нам за­
меститель командира батальона по политической части майор Петру-
щенко Андрей Петрович и замести­
тель командира батальона по техни­
ческой части капитан Свитто. И стали нам помогать. В какую то на­
пряженную минуту, чтобы разрядить обстановку, капитан повернулся к замполиту: — Андрей Петрович, где же здесь хорошие дороги, о которых вы так много говорили нам? Майор Петрущенко, недобро свер­
кая глазами, хотел что-то ответить Свитто, но, оглянувшись на нас и по­
няв шутку, махнул рукой и напра­
вился к колонне второй роты. Мы снова продолжали движение и только, когда день перевалил к вече­
ру, увидели наконец предгорья Боль­
шого Хингана. Но в это время нео­
жиданно из-за хребта вырвались три японских самолета и пошли на нас. Даю команду: «По самолетам про тивника — огонь!» Дружный огонь десантников и танкистов — из пуле­
метов, автоматов, карабинов — за­
ставил противника повернуть влево. Позже мы узнали, что эти самолеты спикировали на наш передовой от­
ряд. Один из них протаранил наш танк, два других были сбиты. Ока­
залось, что в этих самолетах нахо­
дились летчики-камикадзе. Смерт­
ники. К вечеру 10 августа, оставив за собой еще сотню километров без­
молвной территории, мы втянулись в предгорье Большого Хингана. И здесь нам предоставили возмож­
ность немного отдохнуть - - невыно­
симая жара, духота, наступившие после дождя, сильно измотали нас. Выйдя из машины, я увидел стран­
ную картину: экипажи танков, вы­
сыпавших на землю, так пошатыва­
ло, что, казалось, люди ходили но палубе штормующего корабля. Ли­
ца были покрыты толстым слоем пы­
ли и грязи... А впереди, нас ждал горный хребет с перевалами Коро-
хан и Цаган-Дабо. С рассвета начали подъем на Большой Хинган. Снова заморосил дождь, нудный, долгий и въедливый. И это тогда, когда на нашем пути встали крутые повороты, подъемы, спуски... Перед перевалом Корохан разведка доложила, что противника вблизи нет, но это нас утешало мало. Впереди лежал перевал, и преодо­
леть его, казалось, нам труднее, чем встретить врага, схватиться с ним в бою. Даже самые бывалые механи­
ки-водители были озадачены пред­
стоящим броском. В этой ситуации я вызвал к себе командиров взводов и заместителя по технической части старшего лей­
тенанта Виктора Тарасовича Чебур-
данидзе. Стали советоваться и при­
шли к выводу, что перевал надо пройти тремя танками одновремен­
но: первый должен подняться на перевал сам, затем он поможет бук­
сирным тросом второму, второй — третьему. Последние два должны будут остаться на перевале и тор­
мозить спуск впереди идущего. Ко­
мандир взвода младший лейтенант Мельников предложил начать штурм перевала, пустив вперед трех самых опытных механиков-водителей Кар­
нукова, Лобаса и Ланцова... Пока мы обсуждали детали подъема, при­
было саперное подразделение. За­
работали землеройные машины, рас­
чищая путь для подъема и спуска танкам батальона и бригады. Наконец перевал был преодолен. Мы вышли к узкому десятикиломет­
ровому заболоченному ущелью. И снова на помощь пришли саперы: они дробили горную породу и высти­
лали камнем и сплетенными из вет­
вей матами непроходимые участки. У-2 по-прежнему появлялся, кру­
жил над нами, сбрасывал вымпелы со схемами, указывающими курс в этом бесконечном и безмолвном без­
дорожье. Это вселяло в нас успокое­
ние и уверенность в том, что все идет как надо, что командование постоян­
но следит за нашим продвижением. Вторую половину горного участка до перевала Цаган-Дабо нам приш­
лось преодолевать ночью. Шли мед­
ленно, в час делали всего пять-шесть километров, то есть танки ползли со скоростью пехоты. Мы шли трудно, но шли. И нас не оставляло непри­
вычное чувство напряженности: все время ждали встречи с противником. Он отступал, но мы его не видели. Враг чувствовал, как на него надви­
галась стальная лавина тридцать­
четверок, и все отходил и отходил. Но мы ждали: вот за этой скалой на­
конец-то он нас встретит... Неизвест­
ность на войне изматывает вдвойне. Лучше когда лицом к лицу, враг пе­
ред тобой и ты принимаешь бой со­
гласно обстановке. С утра 11 августа начался спуск с Большого Хингана. Только было мы вздохнули с облегчением, но... Дождь усложнил продвижение на­
столько, что оставшийся позади подъем на каменистые кручи пока­
зался нам не таким уж трудным. Форсированный режим работы дви­
гателей удваивал расход горючего, все чаще и чаще выходили из строя машины. Трудно приходилось тех­
нической службе. Она оставалась с машиной, потерявшей ход, чтобы снова догнать своих и снова остать­
ся с вышедшим из строя танком... Однако мы понимали, что, выйдя за двое суток к Большому Хингану, за­
тем в течение суток преодолев его, мы не дали частям Квантунской ар­
мии закрепиться на этом важном 12 оборонительном рубеже; а наше дальнейшее и успешное наступле­
ние в глубь Маньчжурии лишает противника возможности отойти к своим базам в Северном Китае, к портам на побережье Тихого океана. Продолжая движение уже по за­
болоченной низине, мы вдруг услы­
шали впереди грохот боя. Нетрудно было догадаться, что это танки раз­
ведывательного отряда капитана Григория Школы завязали бой с японскими подразделениями, оборо­
нявшими город Л убей. Командир батальона по радио при­
казывает ускорить движение и го­
товиться к атаке. Но я сначала даю команду механику^водителю Карну-
кову замедлить ход, чтобы развер­
нуть роту в линию взводных колонн. И вот мы несемся на встречу с про­
тивником... Но каково же было наше разочарование, когда, подойдя к ок­
раине города Л у бей, мы увидели, что танкисты-разведчики справились с японцами без нас. Слышу в науш­
никах расстроенный голос команди­
ра второго взвода младшего лейте­
нанта Мещерякова: «Ну вот, опоз­
дали...» Поле боя было усеяно трупами вражеских солдат и офицеров. Ря­
дом с убитыми валялись длинные бамбуковые шесты, на конце кото­
рых был оборудован фаустпатрон немецкого образца. Мы уже знали, что в отличие от гитлеровцев япон­
ский солдат должен был не просто выстрелом поражать танк, а, добе­
жав до него, прикосновением уничто­
жить цель. При этом сам фаустник погибал. Китайское население города Лу-
бей встречало нас восторженно. Всюду мы видели радостные лица, глубокие низкие поклоны мужчин и женщин советскому воину-освобо­
дителю. Овладев Л у беем, мы вышли на Маньчжурскую равнину и тем самым создали угрозу окружения главных сил Квантунской армии. На окраине Л убея наши тридцать­
четверки добрали остатки топливных запасов. Дороги через горный хребет для автотранспорта практически бы­
ли непроходимыми, и к тому же мы оторвались от основных баз снабже­
ния на несколько сот километров... К исходу дня по радио получаю запрос: «Как дела с молоком?» По­
нимаю, командир батальона спраши­
вает о топливе. У моего танка горю чего осталось километров на трид­
цать, максимум на пятьдесят. У ос­
тальных экипажей то же самое. До­
ложил комбату Попкову. Проходит минут тридцать, и получаю команду «Стой!». Останавливаю роту, пола­
гая, что нас подзаправят. Но вскоре получаем от комбата новый при­
каз — остатки горючего отдать пер­
вому батальону, которому предпи­
сано выдвинуться в передовой от­
ряд. Нам Же предлагалось оставить горючего в своих танках ровно столь ко, сколько понадобилось бы для осуществления небольшого маневра в случае необходимости. Я понимал правильность решения командова­
ния — продвинуться дальше хотя бы частью сил бригады. Однако было обидно, почему не мы, а другие. Но двигавшийся вслед за нами первый батальон находился в более благо­
приятном положении, был менее измотан. Обстановка вынужденно предоставляла нам отдых. В голову колонны первого ба­
тальона встал танк с его командиром майором Семеном Антоновичем Се-
лютиным. Я знал этого опытного офицера, мне лично довелось видеть его в бою на подступах к Вене. За­
помнилось его бесстрашие... Пропустив вперед первый ба тальон, мы в ожидании топлива за­
нялись осмотром техники. В район нашего расположения подходили подразделения и других бригад кор­
пуса. И вот наутро 12 августа нас поразила необычайная картина: бук­
вально в полутора километрах на выжженное солнцем поле стали са­
диться транспортные самолеты. И тут же началась выгрузка бочек го­
рюче-смазочных материалов. Это казалось нам чудом. Но до­
ставка горючего по воздуху и за­
правка целого объединения, видимо, была весьма и весьма сложной за­
дачей: самолеты были небольшие, а горючего требовалось немало. Вот потому-то мы задержались почти на двое суток и лишь утром 15 августа смогли двинуться дальше. Дожди продолжались. Действуя в труднейших условиях бездорожья, к исходу следующего дня мы вошли в город Тунляо. За ним лежали об­
ширные земли, затопленные от дол­
гих и проливных дождей. Нам оста­
валось двигаться по единственному в этом районе узкому железнодо­
рожному полотну Тунляо—Чжаньу. Вначале мы даже обрадовались это­
му, но вскоре поняли всю пагубность такого передвижения. Тридцать­
четверки так сильно трясло, что ста­
ли обрываться гусеничные ленты. И еще: соединение наше, вытянувшее­
ся в одну колонну, шло тихо и было лишено даже самой малой маневрен­
ности, не говоря уже о возможности восстанавливать вышедшие из строя машины. Мы вынуждены были стал­
кивать их в воду, чтобы не тормозить движение. Именно здесь, на сковавшей наши действия дороге, стала появляться вражеская авиация. Она атаковала нас группами из четырех-шести са­
молетов одновременно. Но нашим танкистам и стрелкам, сидящим де­
сантом на танках, помог опыт, при­
обретенный в борьбе с фашистскими стервятниками. Они встречали атаки камикадзе организованным огнем, и для японцев это, как правило, за­
канчивалось плачевно. И все же вра­
гу удалось сжечь один танк передо­
вого отряда корпуса и несколько автомашин... Закончив этот изнурительный пе­
реход по железнодорожному пути, 18 августа во второй половине дня мы двинулись к древней столице Маньчжурии — городу Мукдену (Шеньян). Для быстрого захвата железнодо­
рожных узлов, военных баз, аэро­
дромов, политических и экономи­
ческих центров страны, морских пор­
тов выбрасывались воздушные де­
санты в Мукдене, Чанчуне, Порт-
Артуре (Люйшунь) и Дальнем (Да­
лянь). И у нас забрали мотострелков-де­
сантников, которые в этот день очень успешно действовали. В Мукдене, например, один из них наряду с ге­
нералами и офицерами пленил импе­
ратора Маньчжоу-Го Пу И, пытав­
шегося улететь в Японию. Там же, в Мукдене, десантники освободили лагерь военнопленных солдат, офи­
церов и генералов армии США. Поняв бессмысленность сопротив­
ления, японские солдаты и офицеры при встрече с нами стали сдаваться в плен целыми подразделениями. Так, например, при подходе к Мук­
дену мы натолкнулись на большую группировку японских войск, кото­
рая, не оказывая сопротивления, приняла наше предложение сложить оружие. Среди сдавшихся оказалось и несколько генералов. В Мукдене часть наших сил была погружена на железнодорожный эшелон и отправлена в Порт-Артур для оказания помощи воздушным десантам. Странное чувство испы­
тывали мы по пути следования в Порт-Артур, видя, как на вокзалах нас встречают японские офицеры-
самураи. В полной парадной форме, при палашах и саблях, они отдавали нам, советским воинам, честь, рас­
кланивались с улыбкой. Прибыв 23 августа в Порт-Артур, мы поняли: здесь хорошо поработали наши десантники. Один из жителей подошел к нам и, улыбаясь, предло­
жил пройти в его дом, располагав­
шийся невдалеке от вокзала. Войдя в скромную квартиру китайца, я был необычайно удивлен, увидев на стене небольшой портрет Сталина. Мы, ко­
нечно, поняли, что это знак сердеч­
ного отношения к нашему народу. И снова в путь. Построившись в колонну, мы двинулись по шоссе вдоль Желтого моря к Дальнему. Все население этого большого при морского города встречало нас... Выйдя на юго-восточную окраину Дальнего, мы получили приказ раз­
вернуться в сторону моря. Однако, к нашему счастью, нам больше не пришлось стрелять. По всему чувст­
вовалось, что не сегодня завтра Япо­
ния — последнее государство оси Берлин — Рим — Токио — бесслав­
но капитулирует. 13 * * * * * * В. головни нг корр. ТАСС — специально для «Вокруг света» «РАИ» ЗА КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКОЙ 3
начала мне показалось, что аэробус внутренней японской авиакомпании «Тоа» по недо­
разумению совершил посадку на военно-воздушной базе: почти все упи­
равшееся в море летное поле зани­
мали боевые вертолеты и выстроен­
ные в ряды реактивные истребите­
ли. Однако, когда наш самолет подру­
лил к одному из зданий, по надписи на фронтоне стало ясно, что ошибки нет и мы прибыли по назначению в город Наху, административный центр японского острова Окинава, превра­
щенного в гигантскую стратегическую базу США в северо-западной части Тихого океана. Еще в Токио знакомые японцы с яв­
ным смущением уговаривали «ничему не удивляться на Окинаве» и «не прини­
мать ее всерьез». Это неяпонская Япо­
ния, твердили они, она живет своей, не­
простой жизнью. Люди там непривет­
ливы, слишком погружены в трагичес­
кое прошлое острова и поэтому «мо­
гут испортить у иностранца благоприят­
ное впечатление о Стране восходящег о солнца». Такие разговоры невольно настроили на встречу с чем-то необыч­
ным, и ожидания меня не обманули. ТИХООКЕАНСКИЙ ПЕРЕКРЕСТОК Наха мало похожа на обычный япон­
ский город с его стандартным урба­
низмом и специфической серо-голубой «бетонной» гаммой цветов. Район, примыкающий к главной улице админи­
стративного центра Окинавы, выглядит так, как, наверное, когда-то представа­
ли перед глазами путешественника ко­
лониальные «столицы» Азии. Фантасти­
чески изогнутые крыши домов с потем­
невшей деревянной резьбой; изломан­
ные под острыми углами темные пере-
14 V-***' > ДМИТРИ Й ЕСЬКОВ, бывший командир танка ТРОЕ СУТОК лт 'Ли с* ТРИДЦАТЬЧЕТВЕРКЕ Экипаж Т-34. Сл е в а н а п р а в о: Дмитрий Еськов — командир танка, Тимофей Штокалюк — механик-води­
тель, Иван Медведев — заряжающий, Иван Тимошенко — стрелок-радист. 1942 год. Н
очью предстояла новая атака. Пехота при поддержке нашего танка должна была наступать в направлении Кувшиново, Подборье. Стояли крепкие морозы. Мы знали, что фашисты соорудили стены из бревен, засыпали их снегом, облили водой. Казалось, к этим ледяным валам не подступиться. До немецко­
го переднего края около 600 метров. Ждут ли фашисты атаку?.. С вечера выпал снег. Вблизи все ровное и белое, а дальше не видно ни зги. Послышался скрип снега: из темноты выступили фигуры бойцов. — Принимайте, товарищ лейте­
нант,— приглушенно проговорил первый из подошедших, сержант.— Комбат направил к вам. Десант, шесть человек. Десантники принесли с собой не­
сколько ящиков винтовочных патро­
нов. Все погрузили на броню и сами устроились за башней. Появился комбат. Судя по всему, он отлично знал окрестности. Без карты, на местности он показал на­
правление нашего наступления. — Главный ориентир — вот этот просвет... То — дорога на Подборье. Потом поворот, за ним поляна. Будь­
те начеку — у немцев мин понастав­
лено,— сказал командир батальона и изучающе окинул взглядом моих ребят. 31 Со своим экипажем я сам позна­
комился всего неделю назад, 20 фев­
раля 1942 года. Это произошло в Москве, недалеко от теперешней станции метро «Октябрьское поле», прямо на железнодорожной плат­
форме воинского эшелона, куда уже были погружены машины для вновь сформированног о 438-го отдельного танкового батальона 49-й армии. Двое — механик-водитель старший сержант Штокалюк Тимофей Сидо-
рович и стрелок-радист Тимошенко Иван Дмитриевич были с Украины. Башенный стрелок Медведев Иван Степанович — воронежский, как сей­
час помню, из села Синеляпиговское. Все они были 1920 года рождения. Я же был моложе их на два года. Наш батальон предназначался для участия в боях совместно с пехотны­
ми частями и соединениями 49-й ар­
мии по освобождению города Юхнова Калужской области, расположенног о на 209-м километре Варшавского шоссе от Москвы. По сигналу комбата танк с десан­
том на броне на малом газу тронулся вперед. Из-за деревьев выступила пехота и, охватив Т-34 подковой, пошла за ним, утопая в снегу. Противник обнаружил нас лишь в ста — ста тридцати метрах от своего переднего края. В темное небо взви­
лись ракеты. Раздались автоматные и пулеметные очереди. Но было позд­
но: нас уже не остановить. Еще громче, на всю мощь, взревел мотор боевой машины, застучали оба пулемета. Открыли мы огонь и из пушки. Снаряды валили деревья, и они, падая, давили врага. А вот и первая преграда — стена из бревен и льда. Тимофей Штока­
люк направил машину сначала на стену, а затем резко бросил ее впра­
во, впритирку по касательной. Танк, с ревом подминая под себя бревна и все то, что было за ними, проскочил преграду. Уцелевшие гитлеровцы бросились наутек. Многих из них на­
стиг наш огонь. Вели огонь стрелок-
радист Иван Тимошенко из лобового пулемета и я — из спаренного с пуш­
кой. Вторая стена оказалась чуть левее дороги. Штокалюк повторяет преж­
ний маневр. Треск, огонь, крики... Путь вперед открыт. Скорость держали самую малую, чтобы не отрываться в темноте от пехоты. Хоть мы и находимся под защитой брони, но куда уверенней чувствуешь себя, если слева, справа и сзади тебя есть прикрытие. Пехотинцы все-таки отставали от нас. Время от времени приходилось делать остановки, чтобы дать воз­
можность им подтянуться. Нужно это было и для того, чтобы дать возмож­
ность сориентироваться — и мне, и механику-водителю: через приборы наблюдения за двадцать метров ни­
чего не видно. Порой двигались с открытым люком башни. Я ежеми­
нутно высовывался, чтобы осмот­
реться. Штокалюк тоже нет-нет да и открывал свой люк: рискованно, но что делать? На танках не было в ту пору ни современных приборов ноч­
ного видения, ни прицелов для веде­
ния ночной стрельбы. Мы раздавили уже несколько фа­
шистских минометов, разрушили еще один ледяной забор. Наконец поя­
вился долгожданный поворот дороги, за которым открылась небольшая поляна. Стало немного светлее. Мне пока­
залось, что впереди появился какой-
то предмет, напоминающий большой ящик. Быстро юркнул в башню, прильнул к прицелу. Но ничего подо­
зрительного не обнаружил. И тут перед прицелом вскинулся сноп ог­
ня, и сразу же — сильный, со страш­
ным грохотом удар по броне. Иван Медведев, наблюдавший через пра­
вый триплекс, вскрикнул и зажал глаза руками. Тимофей Штокалюк и Иван Тимошенко одновременно до­
ложили: — По ходу танка — пушка! Позади башни послышались кри­
ки десантников. Но я не мог даже оглянуться. В голове одно: надо опе­
редить немцев, не дать им снова вы­
стрелить. Почти не целясь, нажал педаль спускового механизма. В сто­
рону вспышки полетел наш снаряд... — Осколочным заряжай! — подал я команду. — Ничего не вижу,:— доложил Медведев.— Попробую вслепую... — Я помогу,— Штокалюк с моего разрешения остановил машину и перебрался в боевое отделение танка. Каждое мгновение я ждал второго выстрела вражеского орудия. Чтобы хоть как-то помешать ему, бил из пулемета туда, где должна быть огне­
вая точка врага. Иван Тимошенко со своего места ничего не видел в темно­
те. Пришлось ему вынуть лобовой пулемет из гнезда, пересесть на место механика-водителя, открыть люк и оттуда вести огонь. Долгим, почти вечностью, показалось мне время, пока не услышал доклад Медведева: — Осколочным — готово! Выглянув на миг из башни, я уви­
дел, что фашистская пушка стояла, накренившись влево. Наш снаряд угодил точно. Приказав стрелку-радисту дежу­
рить у курсового пулемета, а Штока-
люку оказать помощь Ивану Медве­
деву, решил разобраться в обстанов­
ке. Нам, видимо, повезло. Вражеский снаряд рикошетом прошелся по пра­
вому борту башни и разорвался по­
зади нее. Один из десантников был убит и один ранен. От треснувшего триплекса мелкие осколки попали в лицо Медведеву. Но опасного ничего не было. Штокалюк вытащил не­
сколько осколков, и башенный стре­
лок прозрел. Стояли мы недолго. Командир ба­
тальона приказал возобновить атаку. Дав несколько выстрелов из орудия и обстреляв из пулеметов противопо­
ложную сторону поляны, тридцать­
четверка, набирая скорость, с вклю­
ченными фарами устремилась впе­
ред. В свете фар я увидел еще одну пушку. Продолжая вести огонь с ходу (хотя в ту пору официально еще не разрешалось стрелять из танков во время движения), пошли на нее. При­
слуги возле орудия не оказалось. Может быть, немцы где-то рядом, в укрытии? Сжавшись, весь в поту, несмотря на то, что к утру крепко подморозило, я услышал скрежет гусениц по ме­
таллу — танк подмял орудие, и тут раздался мощный взрыв. Машину подбросило, она остановилась. Погас свет. Одновременно я ощутил удар по правой ноге. Послышались сто­
ны стрелка-радиста и невнятные слова механика-водителя. Не успел понять, что к чему, как в башню угодил снаряд. К счастью, не про­
бил ее. — Вспышка впереди, у дороги! — крикнул механик. Я пристально вглядывался в тем­
ноту, пытаясь определить, откуда враг ведет огонь. И снова удар по башне. И опять броня выдержала... Теперь и я заметил вспышку. Зна­
чит, орудие врага на дороге. Сейчас его достанем из пушки. Нажал на спуск, но... выстрела не последовало. Ударил из спаренного пулемета — вдоль дороги пошли длинные трассы очередей. Не лишним был бы сейчас и лобовой пулемет радиста, но он молчит. Слышно только, как стонет Тимошенко. Но помочь пока ему ни­
чем не можем ни я, ни другие члены экипажа. — Медведев, посмотри, что с пуш­
кой? А я пока из пулемета буду вести огонь... У меня было одно на уме: не дать «работать» немецким артиллеристам. Иначе нам каюк. По неподвижной мишени они и впотьмах не промах­
нутся. Медведев чиркает спичками — раз, другой, третий... — Нашел! Клин затвора застрял. Наверное, при взрыве клин подбро­
сило в верхнее положение, и там он застопорился. — Рукояткой попробуй! — Не идет... Я оставляю электроспуск пуле­
мета и берусь за кувалду. После третьего удара клин пошел вниз, встал на место. Пушка ожила. Снаряды один за другим, впере­
межку с пулеметными очередями по­
летели в темноту. Били, конечно, без точного прицеливания, но со сторо­
ны врага больше огня не было. С остановкой машины пехота за­
легла. Я решил осмотреться, узнать, что же произошло? Картина откры­
лась безрадостная: танк наехал на противотанковые мины, несколько из них взорвалось одновременно. Пушка врага оказалась заминирован­
ной. Обе гусеницы танка разорваны. В днище пробоина — в нее потом мы свободно пролезали. Десантный люк, расположенный под ногами стрелка-
радиста, вырвало. Много было и дру­
гих повреждений. Но особенно рас­
строило то, что мы остались без кур­
сового пулемета: ствол его искоре­
жило. Экипаж, можно сказать, отделал­
ся легко: все остались живы. Правда, Ивану Тимошенко сорванным люком перебило ступню левой ноги. Всех контузило — плохо слышали, заика­
лись. Особенно Тимофей Штока­
люк — его оглушило сильнее других. Ивана Медведева легко ранило в ле­
вую руку осколком от аккумуляторов. У меня тоже в правом валенке ока­
зался такой же свинцовый осколок. Пробив войлок, он потерял убойную силу, оставив на голени лишь крово­
подтек. С рассветом пехота продвинулась немного вперед, потеснила немцев. Огонь врага стал слабее, а потом и вовсе прекратился. Наступило за­
тишье. Командир батальона устроил за нашим танком свой командный пункт. Пришел фельдшер. Он пере­
бинтовал ногу Ивану Тимошенко и на волокуше отправил его в медсанбат. Пользуясь передышкой, мы реши­
ли приготовить обед. Расположились у машины, но кашеварить не при­
шлось. Около 11 часов утра против­
ник начал артналет. Били пушки и минометы недолго, но сильно. Види­
мо, к немцам подошло подкрепление. Их пехота, едва отгремели разрывы, поднявшись во весь рост, перешла в контратаку. — На вас надежда,— сказал ко­
мандир батальона.— Надо их оста­
новить. Мы открыли огонь из пушки и пу­
лемета. Наши бойцы встретили на­
ступающих винтовочными выстрела­
ми и кое-где автоматными очередя­
ми. Но противник оказался сильнее. Пехота начала отходить. Противник, обойдя нас с флангов, продолжал продвигаться вперед. Вскоре остатки батальона отошли в исходное поло­
жение. Неподвижная тридцатьчет­
верка оказалась в окружении гитле­
ровцев. Вместе с нами заняли оборо­
ну и три оставшихся в живых пехо­
тинца-десантника. Нас никто не беспокоил около часа. Может, гитлеровцы сочли танк по­
кинутым? Но нет, вскоре из-за де­
ревьев показались фигуры в зеленых шинелях. Короткими перебежками с трех сторон они приближались к машине. Больше всего вражеских солдат было справа по ходу танка. Туда мы и направили стволы пушки и пулемета. Поворачивать башню теперь приходилось вручную — ак­
кумуляторы и электропроводка были выведены из строя. Не ожидая, когда гитлеровцы по­
дойдут близко, мы открыли огонь из пулемета. Туда, где скопилось немцев больше, послали несколько снарядов. Вражеские солдаты залегли. Но про­
шло несколько минут, и они снова поднялись, побежали на нас. Меха ник-водитель бил по ним из приот­
крытого люка, трое бойцов стреляли из-под танка, укрывшись за опорны­
ми катками. Тимофей Штокалюк вос­
пользовался трофейной винтовкой. После каждого выстрела кричал ра­
достно: «Третий — готов!.. Четвер­
тый — закорючился!..» Отбили атаки — одну, вторую... Снаряды стали экономить, неизвест­
но, сколько придется держаться в осаде, сколько таких атак впереди?! Противник опять залег на снегу всего в ста метрах от нас. Я начал уже короткими очередями бить по оди­
ночным целям. Видимо, потери у гит-
32 1 X I СО Н Т О * Ч ш !1 С О ь 33 леровцев были немалые. Оставшиеся в живых стали отползать в глубь ле­
са. На снегу неподвижно темнели убитые и копошились раненые, воз­
никла надежда на передышку... — Командир, слева немцы! — за­
кричали вдруг из-под танка пехо­
тинцы. Противник переменил тактику. Снова вручную начали поворачивать башню... Огонь в упор из пулемета и выстрел шрапнелью из пушки быстро сделали свое дело. Около десятка гитлеровцев легло на снег, остальные повернули вспять. Но из них почти никто не уцелел — их настигли пуле­
метные очереди. Оставались те из фашистов, что залегли за деревьями, перед танком. Но когда мы повернули башню в их сторону, то увидели, как замелькали между деревьев спины врагов, словно тени. Пустив по ним один осколоч­
ный снаряд и поработав пулеметом, мы прекратили огонь. Наступила ти­
шина. Надолго ли? Несмотря на мороз, нам было жар­
ко. Лица почернели от пороховой гари, осунулись, сказывалось пере­
житое волнение, напряжение боя. Подсчитали оставшийся боезапас. Результат не порадовал: снарядов 18, большинство из них бронебойные, к пулемету — только 9 дисков. Прове­
рили продукты: сухой паек на двое суток и 300 граммов водки. Сохрани­
лись гранаты Ф-1 — их еще в дело не пускали... Все это мы обсуждали вслух. И вдруг снизу, из-под танка, донесся голос сержанта-десантника: — Патронов у нас тьма, товарищ лейтенант. Двенадцать ящиков. Я вспомнил, как десантники при­
лаживали на броню свое имущество. Еще тогда подумал: сметет это хозяй­
ство первым же снарядом. Но, к на­
шему счастью, почти все ящики оста­
лись целыми. Теперь надо было их как-то стащить с брони. Выбираться пехотинцам из-под танка или выхо­
дить нам нельзя: сразу подстрелят. — Что-нибудь придумаем,— ска­
зал Иван Медведев. Через несколько минут у него появился в руках тросик с крючком на конце. — Вот этой «удочкой» попробуем. Приноровившись, Медведев, не вы­
лезая из танка, сумел втащить в баш­
ню четыре ящика патронов. Повеселели: до наступления тем­
ноты патронов хватит с избытком. Вскоре уже были снаряжены двад­
цать два диска. Получили по две гра­
наты и члены экипажа танка, и пехо­
тинцы-десантники. С ними мы теперь переговаривались через пролом в дни­
ще машины. Еще до сумерек мы стали заме­
чать — особенно впереди и с правого борта — гитлеровцев в белых хала­
тах. Их становилось все больше и больше. Как выяснилось позднее, это подошли молодчики из разведба-
тальона 260-й немецкой пехотной дивизии. Появление у врага свежих сил бодрости нам не прибавляло. Особен­
но, как заметил я, забеспокоился Тимофей Штока люк. Спросил его напрямик: в чем дело? — Трудно нам придется, товарищ лейтенант,— проговорил меха ник-во­
дитель.— Их вон прибывает и при­
бывает... — Что же предлагаете? — спро­
сил я, но ответ получил от Медведева. — Товарищ лейтенант,— горячо заговорил он,— предлагаю замини­
ровать подступы к танку... Еще днем Иван рассмотрел разбро­
санные вокруг машины противотан­
ковые мины, которые почему-то не сдетонировали. Когда мы подорва­
лись, их просто вывернуло из снега. Медведев, Штокалюк и один де­
сантник принялись за дело. Мины ставили с натяжными взрывателями, бечевки прятали под снегом. Но ра­
боту завершить не удалось. Гитле­
ровцы открыли артиллерийский и минометный огонь. После артналета взвились осветительные и зеленые ракеты. Вражеские солдаты в белых маскхалатах поднялись во весь рост и пошли на танк. Вокруг разрывы сна­
рядов, мин и рой трассирующих пуль. Но броня нас спасает. Надо признать, что гитлеровцы сначала почти не нес­
ли потерь. Белые халаты мешали ве­
сти прицельный огонь по атакующим: они сливались с местностью. Но ког­
да враг подошел ближе, все измени­
лось. На этом расстоянии у нас были ориентиры, хорошо заметные и ночью. Еще днем мы по ним пристре­
ляли спаренный с пушкой пулемет. Попав под наш шквальный огонь, враг изменил тактику, стал прибли­
жаться перебежками. Защелкали выстрелы немецкой винтовки Што-
калюка из люка механика. Открыли огонь с правого борта машины и пе­
хотинцы. Вдруг пулемет умолк. А гитлеровцы все ближе... Неприятное это чувство — видеть врага и знать, что нечем защищаться. Иван Медведев стал искать неис­
правность. — О черт! — воскликнул он.— Пулемет перегрелся, ожег ладонь. Остыть ему надо! В это время около пятнадцати вражеских солдат были уже близко от машины. Одиночные выстрелы их не остановили. И в танк полетели гранаты... Спасение пришло совершенно не­
ожиданно. Сработал один из натяж­
ных взрывателей, и перед танком грохнула мина — из тех, что успели поставить. Раздались крики и стоны. Фашисты попадали в снег. Восполь­
зовавшись замешательством гитле­
ровцев, Тимофей с Иваном через свои люки забросали лежащих гранатами. Это и довершило почти полное унич­
тожение наступавшей группы. Те, что уцелели, как только заработал наш поостывший пулемет, стали от­
ходить. Отошли и атакующие справа. У нас потерь не было. Только рука у Ивана Медведева стала сильно бо­
леть. Пришлось теперь Штокалюку обслуживать орудие, заряжать пуле­
мет, набивать патронами диски. А Медведев расположился на месте ме­
ханика с немецкой винтовкой. Наше положение по-прежнему ос­
тавалось неопределенным: враг-то был рядом. Но какую уверенность рождает победа, даже маленькая! Тимофей Штокалюк, улыбаясь и все еще заикаясь (после контузии), пов­
торял: «Я уверен, товарищ лейтенант, выдержим. Сколько бы ни длилась эта осада — выдержим!» И мы выдержали. Не буду описы­
вать все, скажу только, что в течение трех суток мы отбили еще две ночные и три дневные атаки. Конечно же, были очень тяжелые минуты и нескончаемо трудные часы. Мы пережили страшный момент, когда от двух прямых попаданий сна­
рядов в моторную часть правого бор­
та танк задымил. К счастью, машина не загорелась. В баках уже не было ни горючего, ни масла: все вытекло, ког­
да подорвались на минах. А в одну из ночей противник подошел к машине так близко, что нам пришлось выдер­
жать действие горящих струй огне­
метов врага. От огненного смерча до­
сталось всем, а один из десантников получил смертельные ожоги. Трое суток в осаде надо было не только отбиваться от гитлеровцев, но и спасаться от мороза. Он не ща­
дил никого. Днем было сравнительно терпимо, а вот ночами пробирало до костей. Правда, одеты мы были хо­
рошо: фуфайки, ватные брюки, по­
верх добротные полушубки. Меховые рукавицы, валенки дополняли эки­
пировку. Вместо танковых шле­
мов — шапки-ушанки. Но ночами, когда отбивали атаку гитлеровцев и спадала горячность боя, чувствовали, что коченеем. Я видел, как жмутся друг к другу Штокалюк и Медведев, чувствовал, как у самого холод под­
ступает, казалось, к самому сердцу. Не лучше приходилось и пехотин­
цам. Они, правда, натаскали, поль­
зуясь темнотой, елового лапника и соорудили между гусениц что-то вроде постели, но и у них мерзли ноги. Спали мы по очереди: кто-то обя­
зательно дежурил. Но какой это был сон? От любого выстрела вскакивали сразу же. Нервы у всех были напря­
жены до предела... Наступило утро 4 марта. Стало совсем светло. Вдруг с нашей сторо­
ны над нами полетели, словно черные птицы со струями огня на хвостах, реактивные снаряды «катюш». На переднем крае послышался грохот взрывов. Мы увидели, как в лесу меж­
ду деревьев замелькали фигуры убе­
гающих фашистских солдат и офи­
церов. Вскоре снаряды рвались уже на уровне нашей машины, окаймляя ее по флангам. А потом мы разобрали и гул моторов: ведя за собой пехоту, справа и слева нас обходили наши танки. Мы ликовали. По отступающим фашистам открыли огонь из пулеме­
та, из трофейных автоматов, в ход пошли и последние снаряды: теперь уж их не надо было беречь. Наши части вгрызались в глубину обороны противника, все ближе под­
ходя к городу Юхнову. 3 «Вокруг света» № 2 ЯКОВ К У МОК Фото А. ЖДАНОВА НАШ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ ЧУСГ Я
подъезжал к Чусту на рассве­
те, невидимое солнце еще блуждало где-то в теснинах Чаткала; лучи его вспыхивали, отражаясь в отвесных скалах, как в мраморных зеркалах. Скоро стала видна широкая магистраль, уходя­
щая к горам, по которой, покачива­
ясь, медленно катил наш автобус. Предгорье здесь пустынное, овра­
жистое, каменистое. Каждое распа­
ханное поле являет собой картину терпеливого человеческого труда: выкатаны на обочину валуны, выбра­
на галька, сровнены края. Вода бе­
жит по каменистым желобам и зем­
ляным арычкам. Но ее не хватает, вся она, до последнего литра, на сче­
ту. Водоразборные станции, в бетон­
ных провалах которых клокочут, за­
хлебываясь, мощные насосы, посы­
лают ее то в одном направлении, то в другом, и я представляю, как опера­
торы, вчерашние школьницы, сидя у пультов, кричат в микрофоны радио­
передатчиков: «Колхоз «Навои», приступайте к поливу!..» «Колхоз «Навои», прекратите полив!..» Я вышел на автостанции. Дымка покрывала крыши — цинковые, гли­
няные, шиферные; из нее торчали лишь верхушки пирамидальных то­
полей. Где-то в гуще веток возились, перекликались и посвистывали сквор­
цы и горлинки. Вдруг солнце вырва­
лось из-за хребтов, разом все озари­
ло. Захлопали двери домов, стены ко­
торых по самые карнизы закрывали виноградные лозы и ветки гранато­
вых, яблоневых, урюковых деревьев. Потянуло кизячным дымком и теп­
лым запахом ржаных лепешек... Если верить преданию, то назва­
ние городка Чует происходит от сло­
ва «шуст». Когда полчища Батыя об­
ложили селение на берегу Яксарта, то нередко осажденные по ночам со­
вершали дерзкие набеги. Они появ­
лялись и исчезали молниеносно, и встревоженные захватчики испуганно кричали: «Шуст! Шуст! — Набежчи-
ки! Набежчики!» Давно уже стерлись следы Батыева нашествия, и реку теперь называют Сырдарьей, а горо­
док жив себе, и живет в нем то, чем всегда гордился он: ремесло. Издавна — тут и археологи теря­
ются в датировке — в Чуете ковали ножи, вышивали тюбетейки и ткали разноцветные чорси — поясные плат­
ки. Без этих трех предметов мужчина и со двора, бывало, не выйдет, посты­
дится. Оговорюсь сразу: кокандские клинки, бухарские круглые тюбетей­
ки и самаркандские сюзане по кра­
соте и древности поспорят с чустски-
ми. Но есть тут одно тонкое разли­
чие, не всегда понятное посторонне­
му. Бухарские тюбетейки носят толь­
ко женщины и дети. Кокандский те-
34 43 П
ровожая нас, бабушка води­
теля Мамеда вышла на дорогу, неся корзину с помидорами — в горах их не бывает,— и напутство­
вала всех: — Пусть будет счастливой ваша дорога... С этим благопожеланием мы и на­
чали свой маршрут. Он пролегает по горным районам Казахстана, где нам предстоит вести поиск памятников древней культуры и делать их полное описание. Работы нашего отряда вме­
сте с результатами поисков других многочисленных экспедиций Инсти­
тута истории, археологии, этногра­
фии АН Казахской ССР лягут в осно­
ву Свода памятников, который созда­
ется ныне в республике под руковод­
ством доктора исторических наук К. М. Байпакова. Мы поднимаемся вверх по ущелью, к далекому пока Ассы-Тургенскому плато. — Мне кажется, здесь нужно ис­
кать петроглифы,— оглядывая стены ущелья, тихо, как всегда, говорит Айман Досымбаева, мой верный друг и спутница.— На таких полирован­
ных скалах не может не быть рисун­
ков... — Да ты лучше посмотри, какие они отвесные, там и в древности не за что было уцепиться... Но Айман уже карабкается — без промедления, страха и сомнений, предпочитая не говорить, а действо­
вать. Возвращается недовольная собой: рисунков нет. Да, не в каждом ущелье могут встретиться святилища, подобные Тамгалы. На скалах Тамгалы уже какой век танцуют маленькие чело­
вечки, несутся колесницы, смотрят на мир с высоты большие солнцего-
ловые божества... Первые исследова­
тели этих петроглифов — А. Макси­
мова, А. Ермолаева и А. Марьяшев — долго работали с этим уникальным памятником, и во многом благодаря им он известен ныне за пределами Казахстана. А наскальные рисунки, выбитые на береговых скалах Байконура? Их исследуют карагандинские ученые во главе с молодым археологом Викто­
ром Новоженовым, причем многие петроглифы выбиты так высоко, что, если бы не альпинистские навыки ЭЛЕ ОНОР А НОВГ ОР ОДОВА, кандидат исторических наук «О МОГУЧЕЕ СИНЕЕ НЕБО, ПРОШУ ТЕБЯ... Алексея Марьяшева, они остались бы недосягаемыми для исследования. Мы выбираемся на гряду. И вдруг... На фоне снежных гор, на вершине перевала открывается серебряный купол. В этой высокогорной долине, на Ассы-Тургенском плато, в север­
ных отрогах Заилийского Алатау, идет строительство обсерватории. Это и привело нас сюда: нельзя, что­
бы в ходе большой стройки исчез хотя бы один памятник. После короткого знакомства с хо­
зяевами обсерватории начинаем ос­
мотр территории. Перед зданием обсерватории — большой курган саков. Древние мо­
гилы встречаются на всей территории стройки, и мы, пользуясь случаем, прослеживаем кострища и следы по­
гребений. Около домика научных ра­
ботников видим каменное изваяние древнетюркского времени редкой красоты. Не часто встретишь теперь в долине столь совершенный древ­
ний монумент, а когда-то они стояли всюду, где жили древние тюрки, ко­
торые ставили поминальные оградки и памятники предкам. Сегодня «ка­
менных баб» проще увидеть в музе­
ях Алма-Аты, Джамбула, Чимкента, Фрунзе... Спрашиваю сотрудника Института астрофизики Казахской академии наук Владимира Алексеевича Ляджи-
на: — А почему, собственно, для об­
серватории выбрано именно Ассы-
Тургенское плато? — Ассы предложил Константин Матвеевич Саламахин, астрофизик, большой знаток этих мест. Во-пер­
вых, мы подсчитали число ясных но­
чей. Заметили интересную законо­
мерность: в Ассах даже после пас­
мурного дня наступает ясная ночь. К тому же плато расположено на высо­
когорье и, что еще важнее, в стороне от больших городов, над которыми всегда висит дымка. Здесь необычай­
но яркие звезды, это связано с уни­
кальной прозрачностью воздуха — вот второе достоинство места. Третье преимущество Ассов, тоже важное для наблюдений,— самая малая тур­
булентность воздуха, а значит, и не­
значительное «дрожание» звезд. Поздно вечером, когда над плато зажглись низкие звезды, астрофизи­
ки пригласили нас в обсерваторию — посмотреть на небо «вблизи». Работа с аппаратурой требует постоянной, устойчивой — и весьма низкой тем­
пературы. Борясь с движением воз­
духа, ученые никогда не обогревают обсерваторию. Телескоп метрового диаметра доставлен сюда из Йены, собирали его, так же как и купол об­
серватории, мастера, прибывшие в Ассы из ГДР. Другой телескоп, еще более мощный (диаметром 2,6 мет­
ра), сделан в Ленинграде. Молчаливые и сосредоточенные люди в тулупах, живущие среди звезд и туманностей, вызывали ува­
жение и даже зависть. Мы спусти­
лись по гулкой темной лестнице, а они остались на рабочих местах до утра... Необычное это плато в Ассах. Древние его обитатели, люди наблю­
дательные и несуетливые, сумели по достоинству оценить здешние места. Им были, видимо, знакомы понятия, которые сейчас называют «стабиль­
ные факторы местности», например— открытость горизонта. Современные ученые, работающие в Ассах, заме­
чают, что эта открытость обеспечи­
вает наибольшую длину дня в вос­
точной и западной частях плато. Где же еще, если не здесь, совершать жертвоприношения Голубому Небу, Солнцу, Луне? А ведь именно эти культы и были главными в жизни древних племен. И где, как не здесь, выбивать на скалах бога неба — Солнце и ритуальные танцы в честь его восхода? Вся долина — это усыпальница многих поколений. Сменялись наро­
ды: уходили одни, приходили другие, а это место оставалось свято как для скотоводов, так и для земледельцев. И те и другие неизменно почитали Великое Солнце и Голубое Небо. На одной из вершин мы обнаружили ру­
ническую надпись: «О могучее синее небо, прошу тебя...» Рядом с могилами и курганами совершались жертвоприношения предкам, в память о предках высека­
ли «каменные бабы» («баба» в тюркских языках означает — отец, предок) с жертвенным сосудом в ру­
ке, в красивом головном уборе, в каф­
тане с глубоким запахом, как у ко­
чевников. Нам повезло: мы нашли изваяния, ранее неизвестные, и убе­
дились, что жизнь на Ассы-Турген­
ском плато не прекращалась и во вре­
мена кыпчаков, сменивших древних тюрков. Живя на плато среди астрофизи­
ков, созерцая звезды, измеряя и счи­
тая некрополи древних, остро ощу­
щаешь быстротечность времени, не­
объятность Вселенной. Кажется, со­
всем недавно (около тысячи лет назад) сидел на этом же месте чело­
век и высекал портрет своего предка. Он обращался с мольбой к Великому Небу, тому самому небу, в которое вторгаются сегодня астрофизики лу­
чом лазера... хр. Заилийский Алатау, К а з а х с к а я СС Р (См. 4-ю стр. обложки) И. РЕЗАНОВ, доктор геолого-минералогических наук Коллаж Г. КОМАРОВА КОСМИЧЕСКАЯ ИЗБРАННИКА ЗА ЧЕТЫРЕ МИЛЛИАРДА ЛЕТ ДО НАШЕЙ ЭРЫ -асколько себя помнит челове­
чество, его всегда волновал . вопрос существования жизни на других планетах. Однако сейчас ученые имеют уже немало оснований считать, что в нашей Солнечной сис­
теме лишь на Земле есть жизнь. Воз­
можно, поэтому многих исследова­
телей занимает проблема зарождения жизни на нашей планете. Гипотез на этот счет достаточно, но ни одна из них не в состоянии точно и конкрет­
но объяснить, как, при каких усло­
виях это произошло. Последнее вре­
мя некоторые ученые допускают да­
же занесение организмов на Землю кометами. Однако большинство спе­
циалистов все же продолжает при­
держиваться версии самозарождения жизни. Но доказательства, подтверж­
дающие данную гипотезу, можно по­
лучить, лишь реконструировав физи­
ческую обстановку на Земле, кото­
рая была миллиарды лет назад. И здесь может помочь геология, ибо только эта наука располагает мето­
дами, позволяющими «взглянуть» на нашу планету в период ее раннего развития. Что же представляла собой Земля в то непостижимо далекое от нас вре­
мя? Четыре с половиной миллиарда лет назад на плоской, лишенной гор и безжизненной поверхности нашей планеты лишь местами слабо воз­
вышались пологие конусы вулканов. Их жерла, а также многочисленные трещины в земной коре временами изливали жидкую базальтовую магму, стекавшую в залитые водой низины. И только выбросы газа из недр на некоторое время прерывали изверже­
ния лавы. Но когда молчали одни вулканы, работали другие. В резуль­
тате почти не прекращающейся вул­
канической деятельности Земля по­
крылась слоистой коркой из базаль­
тов и глины — вулканических и оса­
дочных пород в несколько десятков километров толщиной. Однако такие же породы повсе­
местно встречаются и в настоящее время. Может, условия на ранней 44 45 Земле не так уж сильно отличались от современных? Возраст планет Солнечной систе­
мы — примерно 4,6 миллиарда лет— определен учеными в результате изу­
чения продуктов радиоактивного рас­
пада элементов, обнаруженных в ме­
теоритах. Доставленные с Луны об­
разцы пород подтвердили это. В кон­
це концов, и на Земле были найдены породы, образовавшиеся около четы­
рех миллиардов лет назад. И вот, изучив их минеральный состав, уче­
ные смогли до некоторой степени восстановить ту обстановку, которая была на поверхности планеты на за­
ре ее истории. Геологам хорошо известно, что древнейшие на нашей планете вул­
канические и осадочные породы пос­
ле своего образования были подвер­
жены полной перекристаллизации, сопровождавшейся образованием но­
вых минералов. Такие минералы, как гиперстен и силлиманит, могли по­
явиться 4,2—4,1 миллиарда лет на­
зад лишь при условии давления в 8—10 тысяч атмосфер и температу­
ре в 800—1000 градусов. Они-то и поведали ученым о необычной обста­
новке, существовавшей на Земле в ранней стадии ее развития: эти ми­
нералы сыграли для ученых роль термометров и барометров, доволь­
но подробно рассказавших об усло­
виях, в которых они возникли. Однако часто предполагают, что эти породы возникли не на поверх­
ности Земли, а на глубине в 30— 40 километров, где существуют схо­
жие условия. Затем верхняя толща пород была размыта, а глубинные образования поднялись до земной поверхности. Но, думается, эта рас­
пространенная среди геологов гипо­
теза не может быть принята, ибо мы не находим на земном шаре того ко­
личества осадочных пород, которые должны были бы образоваться при повсеместном размыве 30—40-ки­
лометрового слоя коры. Приходится допустить, что высокое давление су­
ществовало вблизи земной поверх­
ности. Но что же давило с такой ог­
ромной силой на породы? Это могла быть только плотная и сильно разо­
гретая атмосфера. Если сегодня атмосфера Земли преимущественно состоит из азота и кислорода, то на ранней Земле среди газов преобладал водород. Масса во­
дородной атмосферы в 8—10 тысяч раз превышала массу сегодняшней воздушной оболочки. Потому давле­
ние на поверхности планеты дости­
гало 8 тысяч атмосфер. В таких ус­
ловиях вода оставалась жидкой и при температуре в 200—250 градусов, причем с течением времени атмо­
сфера все более нагревалась благода­
ря «парниковому эффекту» — пары воды и углекислота пропускали сол­
нечные лучи, но удерживали отра­
жающееся от Земли тепло. То есть происходило то же самое, что и на современной Венере. Вулканические извержения постепенно пополняли атмосферу Земли парами воды, угле­
кислотой, азотом и в меньшей сте­
пени другими летучими веществами. Но примерно 4,0—3,9 миллиарда лет назад эта очень плотная и сильно нагретая атмосфера вдруг покинула нашу планету. Образовавшиеся 3,8—3,7 миллиарда лет назад плагио-
клазовые граниты — «серые гней­
сы» — возникли уже в условиях дав­
лений и температур, достаточно близких к современным. Значит, к тому времени плотной, сильно нагре­
той атмосферы на Земле уже не бы­
ло. При этом планета наша потеряла примерно один процент своей массы. Какое же глобальное событие могло произойти на Земле в начале ее ис­
тории? ЛУНА РАССКАЗЫВАЕТ... О КАТАСТРОФЕ На поверхности Луны отчетливо выделяются два главных типа релье­
фа: светлые поверхности — «мате­
рики» и пониженные темные — «мо­
ря». Исследование лунных образцов показало, что материки представляют собой древнейшую часть коры Луны. Они занимают почти всю обратную, невидимую с Земли, сторону ее и две трети видимой части. Над прилегаю­
щими равнинами морей материки обычно возвышаются на один-два километра, их поверхность испещре­
на ударными кратерами, а возраст пород оказался 4,6—4,4 миллиарда лет — практически равным времени образования планет Солнечной сис­
темы. Моря Луны — это равнины, по­
крытые базальтовыми лавами. Как же возникли обширные лавовые мо­
ря Луны? Исследования показали — эти понижения образовались в ре­
зультате метеоритных ударов. На Луне известно около 30 бассей­
нов (кратеров) диаметром от 200 до 1200 километров. Наиболее типич­
ный и хорошо сохранившийся из них — Море Восточное, обрамлен­
ное тремя кольцевыми валами. Дру­
гой бассейн — Море Дождей — ока­
зался почти полностью, включая кольцевые валы, залитым базальтами. Сейчас уже ясно, что Луна подвер­
галась бомбардировке гигантскими астероидами размером 20—50 кило­
метров в поперечнике. Но когда это случилось? Изучение доставленных на Землю лунных об­
разцов из вала Моря Дождей показа­
ло, что космическая бомбардировка произошла около 4 миллиардов лет назад. И другие гигантские кратеры образовались примерно тогда же. Следовательно, около 4 миллиардов лет назад на Луну обрушился рой ги­
гантских метеоритов. Причем все крупные астероиды упали на наш спутник одновременно — самые большие кратеры находятся на од­
ной половине планеты. Когда же Лу­
на повернулась вокруг своей оси, на нее падали уже более мелкие тела. Нечто подобное происходило и на Марсе. Там известны три кратера диаметром более 1000 километров — равнины Аргир, Эллады и Исиды, обрамленные кольцевыми валами. Все они находятся на одном полу­
шарии планеты. На другой половине Марса подобных крупных кратерных бассейнов не обнаружено. Но что могло вызвать такую кос­
мическую катастрофу? Вероятнее всего, это был взрыв планеты, орбита которой совпадала с современным поясом астероидов, расположенным между орбитами Марса и Юпитера. Такой гипотезы придерживались ака­
демик В. Г. Фесенков и многие дру­
гие астрономы. Геолог, член-коррес­
пондент АН СССР А. А. Маракушев считает, что все метеориты были сна­
чала расплавлены, что могло про­
изойти только в результате мощней­
шего взрыва. И скорее всего в нашем случае, раскололась планета, возник­
шая, как и Земля, 4,6 миллиарда лет назад и взорвавшаяся через 600 ты­
сяч лет. Происшедшая в пределах Солнеч­
ной системы гигантская катастрофа оставила заметные следы на всех планетах, а на Земле она стала винов­
ницей таких коренных изменений, которые и привели, возможно... к возникновению жизни. ЗЕМЛЯ ПОСЛЕ КАТАСТРОФЫ В отличие от Луны, где геологиче­
ская активность прекратилась два миллиарда лет назад, наша планета активно «живет» и по сей день. Сви­
детельство тому — периодически происходящие землетрясения и вул­
канические извержения. Из-за неис-
сякающей активности Земля посте­
пенно меняет свой лик, затушевыва­
ет следы ранних катаклизмов. И все же ученые предполагали, что и на на­
шей планете должны были бы сохра­
ниться гигантские кольцевые струк­
туры диаметром до 1000 километров, а возможно — и более. И вот, изучая космические снимки, исследователи вдруг увидели в некоторых местах континентов и, в частности, в азиат­
ской части СССР образования, очень похожие на кольцевые структуры. И хотя нет достаточных доказательств утверждать, будто это следы косми­
ческой бомбардировки, такое пред­
положение имеет веские основания. Ведь в масштабе Солнечной системы Луна находится очень близко к Зем­
ле, а 4 миллиарда лет назад она была в три раза ближе, чем сейчас. Зна­
чит, и на Землю тогда не могли не обрушиться метеориты и астероиды. Падавшие обломки взорвавшейся планеты нарушили расслоенность ат­
мосферы, вызвав в ней огромные по масштабам воздушные течения. В теле нашей планеты образовались ги­
гантские кратеры. В атмосферу и на поверхность Земли выделилась зна­
чительная порция тепловой энергии. Сегодня уже есть возможность приблизительно определить массу метеоритного вещества, упавшего на Землю 4 миллиарда лет назад, и то количество дополнительного тепла, которое было получено земной атмо­
сферой. За счет падавших метеори­
тов массивная первичная атмосфера Земли могла нагреться почти на 100 градусов. Известно, что Земля и Венера окружены водородными «ко­
ронами», а это указывает на проис­
ходящий там и сейчас процесс поте­
ри водорода. Английский физик Д. Джине показал, что планета ка­
тастрофически быстро теряет атмо­
сферу, если молекулярная скорость газа достигает 1 /4 от второй косми­
ческой скорости, равной для Земли 11,3 километра в секунду. А она, в свою очередь, определяется темпе­
ратурой. Геологические «термомет­
ры» указывают, что атмосфера плане­
ты перед катастрофой была нагрета до 700—1000 градусов, то есть тем­
пература ее превышала «порог Джин­
са». К тому же прибавила тепла ат­
мосфере метеоритная бомбардиров­
ка, а вызванное ею движение потоков воздуха только ускорило процесс по­
тери Землей своей оболочки. ВЗРЫВ... жизни? Самые ранние следы жизни на Земле обнаружены в отложениях, возраст которых 3,5 миллиарда лет. Дошедшие до нас древнейшие остан­
ки живых форм принадлежали одно­
клеточным организмам, так называе­
мым прокариотам — безъядерным клеткам, оболочка которых построе­
на одной-единственной молекулой. Но такие клетки уже содержали хро­
мосомы и, следовательно, были про­
дуктом длительной эволюции, про­
должавшейся около 500 миллионов лет со времени ухода первичной плот­
ной атмосферы до появления прока-
риотных клеток. Какие же условия были необходи­
мы для возникновения жизни? Более 50 лет назад академики В. И. Вер­
надский и А. И. Опарин выдвинули две принципиально различные идеи к этой проблеме. А. И. Опарин допус­
кал возникновение жизни сначала в одном каком-либо месте, наиболее для этого благоприятном, и которая затем расселилась по планете. Глав­
ным стимулом ранней эволюции он считал естественный отбор. Перво­
начально возникшие белково- и нук-
леино подобные полимеры посте­
пенно усложнялись, приобретая со временем способность к поглоще­
нию веществ из внешней среды. Иначе смотрел на происхождение жизни В. И. Вернадский. Он считал, что при появлении жизни должна была сразу возникнуть первичная биосфера, выполняющая разные био­
геохимические функции, и что живое вещество сразу приобретало свойст­
во, присущее только ему,— наруше­
ние зеркальной симметрии, открытое еще Л. Пастером в 1848 году,— когда все органические молекулы во всем схожи и вместе с тем отличаются друг от друга, как левая и правая рука. Такое свойство в науке именует­
ся хиральностью. Вернадский пред­
полагал, что причина возникновения хиральных органических молекул в резких катастрофических измене­
ниях условий на ранней безжизнен­
ной Земле. Однако идеи ученого еще длительное время не привлекали должного внимания — уж слишком необычна была предложенная мо­
дель происхождения жизни. Лишь сравнительно недавно советскими учеными было доказано, что возник­
новение хиральности на этапе хими­
ческой эволюции могло произойти в результате сильно изменившихся физико-химических процессов. До метеоритного дождя, обрушив­
шегося на планету, обстановка на по­
верхности Земли находилась в до­
статочно стабильном состоянии, а температура и давление были столь велики, что достаточно сложные ор­
ганические соединения просто не могли образоваться. Но тут добавил «жару» неожиданно мощный метео­
ритный град, вызвавший перемеши­
вание воздушных масс и уход значи­
тельной части первоначальной атмо­
сферы. Давление у земной поверх­
ности стало падать, а через какое-то время начала снижаться и темпера­
тура, поскольку перестал работать механизм «парникового эффекта». Все химические соединения на по­
верхности Земли оказались нестой­
кими, и началась их перестройка, постоянно нарушаемая резкими пе­
репадами температуры и давления. Кроме того, глубинные газы, ранее сдерживаемые высоким давлением атмосферы, стали в огромных коли­
чествах выделяться из недр Земли, резко меняя химическое лицо проис­
ходивших процессов. Все эти явле­
ния напоминают то состояние среды, которое согласно физике необходимо для появления хиральных органиче­
ских молекул. Активные процессы со временем не прекращались, но происходили при все более низких давлениях и температуре, которые настолько из­
менились у поверхности Земли, что наступил момент, когда стал возмо­
жен синтез органических молекул. Вулканы выбрасывали раскаленные, но быстро остывавшие газы, содер­
жащие углерод, водород, азот и дру­
гие элементы, из которых и образо­
вались кирпичики жизни. И вот 3,9—3,8 миллиарда лет на­
зад возникли условия, при которых на поверхности Земли могла форми­
роваться органическая среда с нару­
шенной зеркальной симметрией. За­
тем наступил следующий этап, когда в хирально чистой среде шло образо­
вание коротких нуклеиновых цепо­
чек, способных к размножению. И 3,5 миллиарда лет назад сформиро­
вались клетки, возможно, уже спо­
собные к фотосинтезу кислорода. Обстановка на Земле была еще край­
не неуютной. Атмосфера состояла в основном из углекислого газа, тем­
пература ее достигала 70—80, а то и все 90 градусов. Но самое страшное было в том, что вокруг планеты не было защитного озонового слоя, и она была открытой смертоносному ультрафиолетовому излучению Солн­
ца. Суша оставалась безжизненной. Одноклеточные организмы могли су­
ществовать лишь в воде, под защитой ее десятиметровог о слоя, который поглощал ультрафиолетовую радиа­
цию. А потому мелководные моря планеты могли представлять собой экологические ниши, где в сильно нагретой воде затеплилась прими­
тивная жизнь. Но понадобилось дол­
гих 3 миллиарда лет, чтобы живые организмы с помощью фотосинтеза смогли выработать такое количество кислорода, которого оказалось до­
статочно для образования озонового экрана, и жизнь смогла выбраться на сушу. Произошло это всего лишь 400 миллионов лет назад. НЕОБХОДИМОСТЬ ВЗГЛЯНУТЬ ПРИСТАЛЬНЕЕ В настоящее время широко дискутируется проблема «катаетрофизма» в истории нашей планеты. Появляется все больше данных об очень кратковременных на геологи­
ческой шкале времени событиях, которые коренным обра­
зом воздействовали на облик и биосферу Земли. Предпо­
лагается, что эти события могли быть вызваны падениями на Землю крупных космических тел. Проблема считается столь актуальной, что в 1983 году был учрежден междуна­
родный проект «Редкие события в геологии», объединив­
ший ученых различных специальностей и призванный оценить роль глобальных катастроф в истории Земли. Оригинальная гипотеза, предлагаемая И. Резановым, призвана объяснить некоторые накопленные за последние годы данные, относящиеся к глобальным геологическим процессам, происходившим около 4 миллиардов лет на­
зад. И. Резанов полагает, что эти события способствовали возникновению жизни на нашей планете: катастрофа, вызванная бомбардировкой Земли крупными метеорита­
ми, способствовала уходу первичной атмосферы и созда­
ла условия для интенсивного синтеза органических соеди­
нений, лежащих в основе живых структур. Следует ска­
зать, что сегодня еще нет окончательного ответа на воп­
рос о том, в каких условиях происходило накопление ор­
ганического вещества, послужившего исходным материа­
лом при «конструировании» молекулярных структур в хо­
де химической пред биологической эволюции. И с этой точки зрения гипотеза И. Резанова, несомненно, инте­
ресна. Аргументация автора не противоречит основным законам физики. И хотя версия его не является бесспор­
ной и может показаться непривычной геологам, она зас­
тавляет более пристально взглянуть на период ранней истории Земли, к изучению которого наука фактически только приступает. Сейчас, как известно, вопросов здесь больше, чем ответов. И роль гипотез (конечно, аргументи­
рованных) в этом случае исключительно важна. Академик В. И. ГОЛЬДАНСКИЙ 46 а ш о о о л ч ? 5 т КРУГИ НА ВОДЕ 47 «8 июня 198 4 года мы находились в Неретванском заливе Адриати­
ческого моря,— пишет в своем письме в редакцию «Вокруг света» старший помощник судна «Профес­
сор Павленко» Лев Маринин.— В 11 часов 40 минут по московскому времени на поверхности залива по­
явилось светлое пятно, хорошо за­
метное на фоне гористого берега и темнеющего штормового неба. Пятно быстро разрасталось, а ми­
нут через десять стали отчетливо видны светлые полосы на воде, ко­
торые распространялись с радиаль­
ной скоростью метров сто в мину­
ту. На фоне свинцовой воды они выглядели светло-зеленоватыми и имели довольно четкие границы. Судно не огибали. Но вот налетел шквал ветра с дождем, и полосы размыло, а вскоре они и совсем исчезли. Однако минут через двадцать я увидел их снова — по­
лосы двигались уже от берега. До судна они так и не дошли...» Редкое природное явление мы попросили прокомментировать за­
ведующего отделом эксперимен­
тальной и космической океаноло­
гии Института океанологии имени П. П. Ширшова АН СССР доктора физико-математических наук, про­
фессора К. Н. Федорова: — Для того чтобы выяснить, какое явление наблюдал и даже сумел сфотографировать старший помощ­
ник капитана судна «Профессор Павленко», пришлось подробно познакомиться с Неретванским за­
ливом, расположенным на побе­
режье Югославии при впадении реки Неретвы в Адриатическое мо­
ре. С юга он ограничен узким го­
ристым полуостровом, а с северо-
запада — несколькими островами, и поэтому имеет черты полузамк­
нутого бассейна с глубинами — именно в той части, о которой идет речь,— 40—6 0 метров. Неретва приносит в залив в среднем около 28 0 кубических метров воды в се­
кунду. Однако сток реки весной и осенью во время паводков возра­
стает в несколько раз. Неретва протекает по карстовой местно­
сти и несет с собой значительное количество взвешенной извести. Она-то, по-видимому, и придавала водам залива характерный цвет, принявший затем светло-зелено­
ватый и серо-синий оттенки в чере­
дующихся полосах. Вот почему именно в начале июня на поверх­
ности залива должен был наблю­
даться небольшой, до полуметра, слой опресненной воды, сильно за­
мутненный известковой взвесью. Но почему этот слой разделился на горизонтальные концентриче­
ские круги, распространявшиеся из общего центра подобно вол­
нам, бегущим от брошенного в во­
ду камня? Вполне вероятно, что на­
блюдавшееся явление могло быть связано с подводным толчком и что в этом случае полосы как раз и должны были быть концентри­
ческими. Видимо, следует считать, что родились круговые волны в заливе из-за карстового провала или сбросовой подвижки грунта на ограниченном участке дна. Анализ показывает: такого ро­
да возмущения должны были вы­
звать круговые волны правильной формы и с равномерным чередо­
ванием светлых и темных полос. Видимость волны стала возможной благодаря известковой взвеси, со­
бравшейся в приповерхностном слое, и круговым движениям в вол­
нах. До их образования взвесь .рав­
номерно распределялась в припо­
верхностном слое. И. первоначаль­
но возникшее белое пятно образо­
валось скорее всего из-за того, что воды в первое мгновение устреми­
лись к месту провала или подводно­
го оползня. Наблюдавшаяся за­
тем скорость распространения волн из центра провала при относи­
тельно малой их длине говорит о том, что это были поверхностные волны. Нам неизвестны явления, в точ­
ности аналогичные тому, которое наблюдал в Адриатическом море Лев Маринин. Но, по свидетельст­
вам моряков, опубликованным в журнале «Марин обсервер», в океа­
не в ночное время неоднократно наблюдались концентрические по­
лосы светящегося планктона. Под­
водные толчки не только разносят его по окружностям, но и застав­
ляют светиться от... возбуждения. И вот благодаря сообщению Льва Маринина ученым удалось узнать о новом аномальном состоянии по­
верхности моря. Право, он заслу­
живает за это самой теплой благо­
дарности. И
так, ваша жена в руках мерзавцев. Вся надежда только на вас. Не спасе­
те — ее ждет мучительная смерть. Действуйте.— Рон протянул Петеру Клюге «ремингтон» 12-го калибра.— Только помните, что в лесу могут встретиться и мирные граждане. Так что смотрите, в кого стреляете. Все это походило на кошмарный сон. Но, увы, пирамида с десятком ружей в кузове желтого пикапа бы­
ла реальностью. Так же, как и долтон-
ский шериф Рон Уилкс, сутуловатый, похожий на гризли здоровяк, битый час втолковывавший непонятливому западному немцу, как следует дейст­
вовать в обманчиво мирной тишине леса. Положив палец на спусковой крю­
чок, Клюге крадучись двинулся по тропинке. Через каждые два-три шага он замирал, напряженно вслу­
шиваясь в лесные шорохи. — Не спите! — хлестнул окрик Джоя, молодого парня, помогавшего Уилксу. — О'кэй, Петер, пошевеливай­
тесь! — хриплым басом поддержал шериф.— Представьте, как сейчас мучают вашу жену. Клюге ринулся напролом, не об-
43 крыльями и квохча, взлетают на верхнюю книжную полку. Там рассаживаются рядком и, свесив головы, наблюдают за нами. В воздухе плавает пух, запах как в деревенском курятнике. Пол, конечно, застелен полиэти­
леном, книги убраны в спальню. Внизу, под полками, почуяв запах еды, заяц Черные Уши бодро выстукивает лапой приветствие. За его спи­
ной жмется к стенке молоденькая зайчиха Розовые Глаз­
ки. Она тут второй день. Вчера рано утром вдруг зата­
рахтели под окнами моторы «Буранов». Я распахнул дверь и в синих сумерках увидел три темные фигуры. В доме при свете керосиновой лампы узнаю трех застаре­
лых браконьеров. Все знают, что ребята эти безжалост­
но пиратствуют в тундре, а доказать никто не может. «Отгулы у нас,— сказал один,— собрались отдохнуть у лунки. Да какой тут отдых...» Он махнул рукой и открыл принесенный с собой ящик. Там сидели обледеневшие ку­
ропатки и зайчиха. Зайчиха, сразу задергав носом, по­
ставила передние лапки на край ящика. — Ой, какие розовые глазки! — Жена поманила ее:— Иди-ка сюда. Зайчиха осторожно понюхала ладонь и стукнула об нее лапкой. — Ишь ты! — изумился браконьер и повертел раскры­
той пятерней у виска.— А ведь шурупит... Все трое долго и задумчиво рассматривали население гостиной, качали головами. Казалось, и у них тоже что-
то «зашурупило»... А сейчас из-под письменного стола вспыхивают жел­
то-красными елочными лампочками глаза песца Реко-
кальгына. Его принесли пастухи, гнавшие стадо на паст­
бище, найденное агрометеорологами и проверенное ди­
ректором совхоза и главным зоотехником. Оно лежит в отрогах горы Карпунг. С узкой площадки раскладной лестницы недвижно смотрит сова. В противоположном углу, за кирпичной печью, мерцают спичечные искорки мышиных глаз: самые смелые освоились, нашли где-то щель, пробрались в дом и облюбовали теплое местечко. Вот удивительно: собрались охотники и дичь, а никто никого не обижает. Жена вдруг спохватывается: — Ну-ка, дети природы, быстро кушать! Куры, зайцы и мыши получают запаренный комби­
корм, а песец и сова — по кусочку мяса. Рекокальгын об­
нюхивает еду, слизывает потекшие слюни и косо смотрит на нас. Пока осторожничает. Уйдем из комнаты — съест. Сова тоже ждет, а чтобы мясо «не убежало», цеп­
ко накладывает на него когтистую лапу... Гололед, даже такой небывалый, не в состоянии пора­
зить сплошь всю территорию, особенно горную: в каж­
дой долине свой микроклимат. Есть и такие, где царят нисходящие потоки воздуха, которые не позволяют тучам надолго зависать здесь и спасают местность от лиш­
ней влаги. В сырой мути дождливых дней над такими долинами часто светят голубые небесные отдушины... Пока мы собирали чай, один из пастухов занес с ули­
цы завязанную в рукавах и по подолу ситцевую камлей-
ку, с хрустким стуком опустил ее на пол. Там оказался свернутый в кольцо песец. — Рекокальгын,— сказал пастух.— Еще чуть-чуть — совсем подохнет.— И он колупнул лед, прилипший к ме­
ху зверька. Я положил песца в угол, под стол, и к концу чаепития он зашевелился, начал обгрызать подтаявшие ледышки. Ожил, но из-под стола ни шагу. Только через два дня освоился, сам вытолкнул отпавший кончик собственного хвоста. Ничего, при таком бедствии потеря мизерная! Поев и выпив два чайника чая, пастухи собрались идти дальше. Я вышел проводить их, заодно взглянуть и на стадо. Домашний чукотский олень — зверь полудикий. Пас­
тухов признает, а постороннего человека не подпустит. Сейчас я забрался в самую гущу стада, но животные не шарахаются, как бывало, а уныло стоят, опустив рога­
тые головы. У некоторых на ногах кровь — пытались пробить лед, добраться до корма. Бока запали, шерсть местами сбита в култуки — признак недоедания. Те, что ближе, тянут морды, нюхают, фыркают. Они тоже ищут помощи у человека. В ночь на двадцать восьмое ноября в стены дома застучал ветер. А к утру засвистел, завыл каким-то ди­
ковинным голосом. Исчезли в нем привычные шипящие звуки: снега-то нет, а от пляски по скользким льдам толь­
ко свист получается. Мы ходили по тундре, прихватив пешню. Лед везде толстый, от одного до трех сантиметров. Там, где лежали наметы, под ним образовалась плотная снежная корка до двадцати сантиметров, ниже — мелкими кристалликами сыпучий снег. На обдутых местах лед от самого грунта. Разогнав лилово-красные тучи, ветер к середине дня притих. Вышла полная луна. После недавнего затмения мы увидели ее впервые. Она была удивительно чиста и висела над самым горизонтом. — Примите штормовое предупреждение,— передала радистка центральной усадьбы.— Ветер северный, де-
сять-пятнадцать метров в секунду, порывы до двадцати пяти, температура минус 18—22 градуса... Уголь в печах перестал тлеть, пламя сразу поднялось и взревело, над трубами заметался белыми хлопьями дым. — Пурга идет,— подытожили мы наши домашние приметы. К вечеру ветер затрепыхался вновь, зарыскал по тунд­
ровым закоулкам и потихоньку закрутил слабые вихри поземки. А к ночи нагнал холод — минус двадцать. Про­
яснилось и выплыло из кисейных туманов обычное зим­
нее небо: синее с чернью и бисером звезд. А на северной его стороне, как всегда к морозам, повисла светло-зеле­
ная мерцающая дуга. Мы выпускаем пассажиров нашего ковчега. Навстре­
чу серым морозным клубам, ползущим в распахнутую дверь, первым осторожно выходит Рекокальгын. Зад­
рав нос, водит его кругами, ловит с порога запахи жи­
вого мира. Затем делает прыжок на улицу, пробует вскачь бежать к кустам, но тут же шлепается и долго скользит, беспомощно растопырив лапы. Полежав, он осторожно поджимает лапы и только тогда встает. Огля­
нувшись на нас, Рекокальгын медленно уходит в хруст­
кие заледенелые кусты. Заяц Черные Уши, дергая носиком, робко перепрыги­
вает порог и мягко шлепает к бугру Евражкин Дом. С него можно оглядеться. Рядом, боясь остаться одна, поскакивает обретенная в беде подружка Розовые Глаз­
ки. На крыше Евражкиного Дома они останавливаются и смотрят вокруг. Все голо и неестественно блестит, а под лапами нет привычной упругой опоры — снега. Земля залита жидким стеклом, какой можно встретить только на зимних реках. От него травоядные всегда стараются быть подальше, и уж ни в коем случае нельзя выбегать на эти скользкие полосы. Особенно когда тебя преследует Ины — полярный волк. А тут все кругом как замерзшая река. Что делать? Заяц Черные Уши поворачивается и смотрит на Дом. Если его позвать, наверное, вернется? — Идите, не бойтесь! — машет жена. Куропатки выходят тоже робко, вытянув шеи. Спархи­
вают от крыльца и планируют своим неподражаемым куриным полетом в ближайшие заросли ольховника. Там, потрепыхавшись и приведя в порядок оперение, про­
буют что-то клевать, дергают ветви — да пока все по­
крыто льдом... Но вскоре ветер начинает дуть ровно, постепенно на­
бирая силу. В северо-западной стороне неба виснут штормовые блины туч — отсюда ветер всегда приносит летом дождь, зимой жесткий снег, который сейчас как раз и нужен. Он обточит лед на кустарниках, освободит кору и почки, наждаком пройдется по ледяным коркам, заляжет новыми теплыми сугробами. А ветер уже вздымает первые снежные вихри, закру­
чивает высокими спиралями их дымные верхушки и го­
нит по ледяным равнинам. — Слышишь? — говорит жена.— Какой-то звон. Мелоди-и-ичный... — Это ветер обивает лед с кустарника. Сейчас он главный спаситель... Ча у н с к и й ра йон, Ма г а д а н с к а я о б л а с т ь В. Б А Б Е Н К О Когда раскололось небо Д
инозавры родились менее полутора веков назад. В 1842 году британский ана­
том сэр Ричард Оуэн придумал общее название для крупных пре­
смыкающихся, окаменелые кости которых находили в южной Анг­
лии: «динозавры», что в переводе с греческого означает «ужасные яще­
ры». Кости обнаруживали и ранее, но обладателям их давали разные имена. Преподобный Уильям Бак-
ленд, который опубликовал в 182 4 году описание окаменелой че­
люсти с острыми зубами, найден­
ной близ Оксфорда, назвал ископае­
мое чудовище «мегалозавром» — «большим ящером». А доктор Ги­
деон Мантелл с супругой, нашедшие двумя годами раньше в Сассексе несколько окаменелых зубов и ко­
стей неизвестного зверя, нарекли его «игуанодоном», что переводит­
ся как «зуб игуаны». В сущности, эта находка и была первой встречей ученого мира цивилизации разум­
ных прямоходящих млекопитающих отряда приматов — гоминидов, вла­
стителей антропогена, с останками предшествовавшей расы — пресмы­
кающихся, хозяев мезозоя. Современная наука знает множе­
ство динозавров. Несколько сот ви­
дов вымерших пресмыкающихся объединены в два отряда — ящеро-
тазовых и птицетазовых. Только за последние двадцать лет были найде­
ны останки десятков новых видов — в Советском Союзе, Монголии, Ки­
тае, Бразилии, Индии, Аргентине, Франции, Канаде, США, Южной Африке, Австралии. Окаменелые кости динозавров находили на всех континентах, кроме Антарктиды. Палеонтологи обнаружили кости вымерших рептилий на 48° южной широты и на Шпицбергене (около 80° северной широты). Впрочем, не надо удивляться «морозоустойчиво­
сти» динозавров. В эпоху мезозоя земная суша представляла собой один континент — Пангею, и место, • которое ныне называется Шпицбер­
ген, было весьма далеко от полюса. Надотряд динозавров был пора­
зительно разнообразным. Сущест­
вовали рептилии крохотные и ги­
гантские, хищные и растительно­
ядные, ходящие на четырех ногах и прыгающие на двух... Раньше всех динозавров считали холоднокров­
ными. Ныне ученые допускают, что по крайней мере некоторые были теплокровными, то есть сохраняли в отличие от современных пресмы­
кающихся постоянную температуру тела при изменении температуры окружающей среды. В последнее время найдены неопровержимые доказательства, что отдельные виды динозавров были стадными живот­
ными. Иные травоядные пресмы­
кающиеся паслись стадами (причем в случае опасности они окружали молодняк плотным кольцом и дер­
жали круговую оборону), а неко­
торые хищники охотились стаями, загоняя своих жертв наподобие того, как это делают нынешние волки. Несколько лет назад американ­
ский палеонтолог Джеймс Дженсен раскопал в Драй-Меса (Колорадо) кости динозавра, рядом с которым даже признанные гиганты вымерше­
го животного мира могли показать­
ся подростками. Дженсен назвал это чудовище «суперзавром». И не­
спроста. Лопатка его достигала двух с половиной метров в длину, а шей­
ный позвонок — полутора метров. Если предположить, что строение тела монстра было сходно со строе­
нием давно известного ящера бра­
хиозавра, то получается следующая картина: суперзавр должен был до­
стигать в высоту 15 метров (совре­
менные пятиэтажки несколько пони­
же) и весить около ста тонн. Находка произвела сенсацию и охладила те горячие головы, кото­
рые пытались доказать, будто все динозавры были теплокровными. Сто тонн.— это вес пятнадцати взрослых африканских слонов. Каж­
дый слон съедает в сутки от полуто­
раста до трехсот килограммов кор­
ма и тратит на еду до 18 часов из 24. Как же и чем должен был питаться суперзавр, чтобы поддержать жизнь в столь гигантском теле? Будь он теплокровным, ему требовалось бы более двух тонн (!) корма в сут­
ки, а холоднокровность существен­
но уменьшает норму дневного ра­
циона: суперзавр с непостоянной температурой тела должен был бы съедать «скромные» 250—50 0 кило­
граммов. Но все-таки теплокровные дино­
завры были. Доктор Арман де Рикле из Парижского университета уста­
новил, что костная ткань динозавров более походила на костную ткань млекопитающих и сильно отлича­
лась от костей современных репти­
лий,— это тоже плюс в пользу теп­
локровности. Выяснилось, что кост­
ные пластины стегозавра, которые торчком стояли вдоль хребта живот­
ного и призваны были, казалось бы, служить орудием обороны, являли собой вместилище сложной сети кровеносных сосудов и, таким об­
разом, отводили тепло. Это был своеобразный «радиатор» живой бронированной машины — еще один камешек в огород холодно­
кровной версии... Наконец, археоптерикс, древней­
шая вымершая птица,— связующее звено между динозаврами и совре­
менными птицами. Птицы, как мы знаем, существа теплокровные. Скорее всего подобным свойством отличался и археоптерикс. И — весьма вероятно — те динозавры, которые были его предками. Вели­
кий английский биолог Томас Гекс-
ли, соратник Дарвина, догадывался о родстве динозавров и птиц еще в 60-х годах прошлого века, но его теория долго не получала призна­
ния. . Словом, динозавры являли собой тип существ, прекрасно приспособ­
ленных к окружающей среде и вполне готовых к неблагоприятным колебаниям климата. Недаром они правили планетой ни много ни ма­
ло — 15 0 миллионов лет. Среди вы­
мерших пресмыкающихся были осо­
би с крупным мозгом, ходящие на задних лапах, использующие перед­
ние конечности для хватания. Еще немного, и развился бы динозаврий разум: тогда млекопитающие на­
верняка лишились бы возможности подняться на высшую ступень жи­
вых организмов. Цивилизация го­
минидов не дождалась бы своего часа. Однако не случайно при разгово­
ре о динозаврах слово «пресмыкаю­
щиеся» обязательно сопровождает­
ся эпитетом «вымершие». Действи­
тельно, примерно 65 миллионов лет назад, на рубеже мелового и тре­
тичного периодов, «ужасные яще­
ры» исчезли с лица планеты. Ушли со сцены и другие живые существа, но ведь динозавры были властите­
лями, миллионолетними хозяевами Земли! Что произошло? Какая при­
чина могла вызвать массовую вне­
запную смерть динозавров? Теорий на этот счет существует множество. Во-первых, далеко не все ученые сходятся на версии о внезапности. Многие считают, что катастрофиче­
ской гибели динозавров не было вовсе, а было постепенное вымира­
ние, связанное с глобальными из­
менениями природных условий. Су­
ществует, например, вулканическая гипотеза: якобы увеличилась актив­
ность вулканов, в атмосфере воз­
росло содержание углекислого га­
за — отсюда парниковый эффект, вызвавший всепланетное потепле­
ние. С этой гипотезой спорит (и ей же вторит) тектоническая: мол, дрейф континентов нарушил циркуляцию течений в океане, а следовательно, изменились и пути перемещений воздушных масс. В итоге опять же потепление. Ну хорошо, согласимся: потепле­
ние. А дальше что? Неужели дино­
завры не могли приспособиться? Дальше включается механизм, дав­
но подмеченный учеными у яйце­
кладущих животных: в жарком кли­
мате снижается яйценоскость, да и скорлупа яиц истончается. Справед­
ливости ради отметим: эта концеп­
ция, как и многие другие, пытаю-
44 щиеся объяснить гибель динозав­
ров, вызвала критику. Ученые обна­
ружили истончение скорлупы яиц пока только у одного вида динозав­
ров, у остальных ничего подобного не замечено. Профессор Лорис Расселл из ко­
ролевского музея Онтарио в канад­
ском городе Торонто утверждает обратное. Ученый считает, что вы­
мирание динозавров было вызвано не потеплением климата, а похоло­
данием. При этом холоднокровные рептилии выжили. Теплокровные млекопитающие и птицы — тоже, потому что обладали теплоизоля­
ционным покровом в виде шерсти и перьев. А вот теплокровные дино­
завры — существа с голой кожей — оказались беззащитными перед хо­
лодом: ни волосяным покровом, ни перьями природа их не наделила. Выдвигалась и такая версия: ди­
нозавры вымерли потому, что мле­
копитающие пожирали их яйца. Или такая: конкурентную борьбу за об­
щие источники питания выиграли опять-таки млекопитающие — жи­
вотные более верткие и проворные. Наконец, для объяснения массовой смерти привлекались небесные при­
чины, о которых упоминает В. А. Бронштэн: регулярное пере­
сечение Солнечной системой пыле­
вых облаков, лежащих в плоскости Галактики; влияние гипотетической Немезиды. Словом, гипотез хватает. Вот что писал, оценивая эту ситуацию, па­
леонтолог из Оксфорда Майкл Бен-
тон: «Исчезновение больших групп сухопутных позвоночных — в осо­
бенности динозавров — всегда при­
влекало пристальное внимание уче­
ных. Количество гипотез, объясняю­
щих исчезновение динозавров, не поддается исчислению, и это неуди­
вительно: вероятно, существует тес­
ная связь между конкретной идеей и областью, в которой специализи­
руется ученый, эту идею выдвинув­
ший. Так, астрономы и геофизики ищут астероиды или кометы; атмос-
ферники — кислые дожди; офталь­
мологи — слепоту от катаракты; ботаники — отравление алкалоида­
ми, а диетологи размышляют о сок­
ращении в рационе динозавров дре­
весных волокон и растительных ма­
сел, что якобы привело к... продол­
жительным и разрушительным для организма запорам». . Наконец, шесть лет назад была выдвинута астероидная гипотеза: якобы Земля в своем странствова­
нии по Вселенной столкнулась с крупным небесным телом — ве­
роятно, углистым хондритом — и происшедший при этом взрыв стал причиной глобальной катастрофы. Многое работает на эту гипотезу. Например, иридиевые аномалии в слоях глины, относящихся к рубежу между меловым и третичным пе-
45 риодами. Эти аномалии обнаруже­
ны уже в 80 точках планеты — и всегда в одних и тех же геологиче­
ских слоях. Нашлись скептики, которые воз­
разили, будто бы иридий мог быть выброшен в атмосферу земными вулканами. Но вот еще одно свиде­
тельство — совсем недавнее. Хими­
ки Джеффри Бада и Нэнси Ли из океанографического института Скриппса в Калифорнии обнаружи­
ли все в тех же глинах одну очень редкую на Земле аминокислоту. В число двадцати важнейших амино­
кислот, из которых построены бел­
ки, она не входит и вообще встреча­
ется на планете лишь в двух видах бактерий (далеко не самых распро­
страненных). Зато эта аминокисло­
та — альфа-аминоизомасляна я — часто встречается, наряду с прочи­
ми органическими веществами, в углистых хондритах. А в геологиче­
ских слоях, соответствующих гибели динозавров, она обязательно сопут­
ствует иридиевым аномалиям. Значит, столкновение Земли с ги­
гантским метеоритом? С астерои­
дом? Похоже, что так. 65 миллионов лет назад огромное тело — при­
мерно десяти километров в диамет­
ре — врезалось в Землю. В атмос­
феру взметнулось колоссальное ко­
личество пыли. Резко уменьшился приток солнечной энергии, в зеле­
ных растениях прекратился фото­
синтез. Но этим катастрофа не огра­
ничилась. Раскаленные добела ка­
менные осколки разлетелись на ги­
гантские расстояния —- от тысячи до двух тысяч километров. И на всей этой непомерной территории (по одним оценкам — равной Индии, по другим — едва ли не двум Австра-
лиям) вспыхнули лесные пожары. Они распространились на всю Пан-
гею, и тучи сажи закрыли планету от Солнца. В последние годы и этой догадке нашлось подтверждение. Ученые из Чикагского университета Эдвард Эндерс, Венди Уолбах и Рой Льюис нашли повышенное содержание са­
жи именно в геологических слоях на границе мелового и третичного пе­
риодов — как мы уже знаем, Эти слои несут свидетельства гибели ди­
нозавров. Причем сажи там в десять тысяч раз больше, чем «положено» при обычных лесных пожарах. Что особенно важно: одинаковые по смыслу данные получены в таких разных районах земного шара, как Дания, Испания, Новая Зеландия... Страшный взрыв... Тучи пыли... Неистовые лесные пожары на боль­
ших площадях... Черный слой сажи, окутавший Землю... Скрывшееся на долгий срок Солнце... Резкое похо­
лодание и гибель живых существ... Что напоминает такая картина? Да ведь это один к одному «ядерная зима» — результат массового при­
менения ядерного оружия. Как удивительно! Совпали данные палеонтологии и математического моделирования последствий ядер­
ной войны. Сошлись крайности. Со-
стыковались возможное прошлое и недопустимое будущее. Получает­
ся, что род человеческий может ис­
чезнуть с лица Земли так же — и по той же причине! — как и динозавры. Палеонтология, еще вчера тихая и неприметная наука, сегодня вышла на первые полосы мировых газет. Ей посвящены статьи в научных и популярных журналах. Палеонтоло­
гов на Западе уже обвиняют в том*, что они льют воду на мельницу... мирных инициатив! Это обвинение было бы смехотворным, если бы об­
становка в мире была не столь нака­
лена, если бы не висела над челове­
чеством реальная угроза ядерного всеуничтожения. Да, именно такие упреки прозву­
чали в адрес видных палеонтологов на некоторых научных встречах и се­
минарах. Оказывается, в редакциях западноевропейских и американ­
ских научных журналов засели ми­
ролюбцы. Они печатают материалы в поддержку теории «астероидной зимы» и, руководствуясь политиче­
скими мотивами, не пропускают критику этой теории. Якобы сущест­
вует даже круговая порука журна­
листов-миролюбцев. Напрашивает­
ся вопрос: а что плохого в антивоен­
ной позиции ученых? И сразу возни­
кает ответ: вовсе не ученые подняли эту кампанию, а те, кому теория «астероидной зимы» и концепция «ядерной зимы» мешают развора­
чивать военные приготовления. Кстати, когда крупных палеонто­
логов с мировыми именами опроси­
ли, что они думают о дискримина­
ции критиков астероидной теории, ни один ученый — даже аноним­
но — не поддержал столь сомни­
тельный тезис. — Я не верю в это,— заявил, на­
пример, Кит Ригби, палеонтолог из университета Нотр-Дам (он не раз­
деляет астероидной теории, точнее, считает, что столкновение было, но оно лишь усугубило катастрофиче­
скую ситуацию с динозаврами, ко­
торые и так были обречены — в си­
лу чисто земных причин).— Если от­
влечься от политической игры, то можно констатировать, что в спя­
щую вотчину палеонтологии ворва­
лись молодые ученые, пришедшие из других областей — геохимии, астрономии. Они внедряют в нашу науку новые методы, а старики-кон­
серваторы этому противятся... Палеонтология живет ныне неспо­
койной жизнью. Что ни месяц — по­
являются новые свидетельства в пользу циклических космических ка­
тастроф, влиявших на эволюцию земной жизни. Динозавры, вымершие 65 мил­
лионов лет назад и «родившиеся» в середине прошлого века, снова сту­
чатся в наши двери — уже как пре­
дупреждение о глобальной катаст­
рофе, губительной для жизни на Земле. В. А. Б Р ОН ШТ Э Н, кандидат физико-математических наук Зъооаршшп Шёемезмшда, :••--• •'.-... жщ инозавры вымерли внезапно... ШШ Это произошло на рубеже *^ мелового и третичного перио­
дов эволюции Земли, примерно 65 миллионов лет назад. Гигантские рептилии, до того бывшие десятки миллионов лет безраздельными хо­
зяевами на суше, на море и в воздухе, практически как-то сразу, мгновен­
но — по историческим меркам — прекратили свое существование. Од­
новременно вместе с ними полнот стъю исчезли с лица Земли и такие морские обитатели, как аммониты, белемниты, фораминиферы, кокко-
литы. А из 87 родов кораллов лишь 46 кплшешпЪш и дшшнозаерЪш 47 около трети перешагнули этот роко­
вой рубеж... Такая скоротечная гибель целых видов животных, конечно же, не мог­
ла не заинтересовать ученых. Что привело их к фатальному концу? — на. этот вопрос пыталось найти от­
вет не одно поколение тех, кто изу­
чал и изучает историю Земли. Резкое изменение климата? Но отчего оно могло произойти? Изменился на­
клон земной оси? Тогда почему аст­
рономические данные не подтверж­
дают этого? Ясным остается только одно — 65 миллионов лет назад про­
изошла глобальная катастрофа. Что же говорит за это? (Если не учитывать, конечно, самого факта ги­
бели некогда многочисленных видов животных.) Гипотез по этому пово­
ду множество. Они включают в себя самые различные толкования: от внутривидовых отношений в борьбе за существование до космических катаклизмов. Поэтому достаточно неожиданны оказались результаты исследований, которые были получены голландски­
ми геохимиками Я. Смитом и И. Хер-
тогеном. В пограничном слое мел — палеоген на юго-востоке Испании они обнаружили от 2 до 4 миллиард­
ных долей иридия и осмия. Открытие это привлекло внимание ученых прежде всего потому, что здесь яв­
ная аномалия: этих элементов пла­
тиновой группы в земной коре встре­
чается в десятки (!) раз меньше... В дальнейшем группа ученых из Кали­
форнийского университета во главе с нобелевским лауреатом Л. Альва-
рецом также обнаружила 30-кратное увеличение концентрации иридия в слое глины на границе мела и палео­
гена близ Джуббио в Италии и 160-кратное (!) на морском дне юж­
нее Копенгагена... Швейцарский уче­
ный Кеннет Сюй на глубоководном разрезе на юге Атлантики тоже вы­
явил 30-кратное обогащение ириди­
ем... Так ученые установили, что эта аномалия носит глобальный харак­
тер. И главное — она совпадает по времени с гибелью динозавров. Что же могло так внезапно насы­
тить земную кору иридием? Близкая вспышка сверхновой звезды? Но тог­
да излучение потоков частиц принес­
ло бы в земную кору не только изото­
пы иридия и осмия, но непременно добавило бы к ним и радиоактивный плутоний-244 с периодом полураспа­
да 80 миллионов лет. И в этом слу­
чае в земной коре должно было бы сохраниться более 50 процентов «до­
бавленного» плутония. Однако даже следов его ученые не обнаружили. К тому же вспышка сверхновой при­
несла бы на Землю и ряд других эле­
ментов, которых в пограничных от­
ложениях тоже до сих пор не нашли. Итак, гипотезу о взрыве сверхновой пришлось оставить. Тогда, может быть, причина этой аномалии так называемые хондри-
ты — углистые метеориты, состав которых примерно близок к составу Солнца (если исключить легколету­
чие элементы водород и гелий)? Но их падает на нашу планету сравни­
тельно мало: они разрушаются или испаряются в броне земной атмосфе­
ры. Тем не менее исследования уче­
ных Калифорнийского университета показали, что содержание иридия в пограничных отложениях, которые они изучили, и в углистых хондритах близки друг к другу так же, как близ­
ки и более устойчивые отношения: золото — иридий, платина — ири­
дий, никель — иридий. Это явное свидетельство космического проис­
хождения иридиевой аномалии. Зна­
чит, все же «вина» за гибель динозав­
ров ложится на один из типов ка-
менных метеоритов—углистые хонд-
риты? Но ведь известно, что метеориты, падающие на Землю, это осколки астероидов. Их родство предполага­
лось уже давно, хотя лишь за по­
следние четверть века появилась воз­
можность точно определять орбиты метеоритов. После того как в 1959 го­
ду чехословацкие астрономы сфото­
графировали полет метеорита Прши-
брам, ученым только дважды еще удалось зафиксировать подобные яв­
ления. Три точные орбиты метеори­
тов — несравненно мало для каких-
либо выводов. Я помню, как в разговоре со мной по этому поводу молодой астроном Валентин Иванович Цветков вдруг за­
метил: — В расчетах орбит метеоритов надо идти от обратного — от их ос­
колков... Тогда я не совсем понял, что он имел в виду. Но вот недавно Цветков предложил оригинальный метод определения орбит метеоритных дождей по расположению выпавших на земную поверхность осколков. Проследив их движение, ученый смог «реконструировать» траектории ос­
колков до точки дробления первич­
ного тела, а затем вычислить его путь в атмосфере и за ее пределами. Когда я спросил Валентина Цвет-
кова, сколько же удалось ему воз­
родить таких траекторий, он сказал: — Четырнадцать. Теперь нам уже известны семнадцать орбит метеори­
тов. А это уже что-то... Да, это «что-то» помогло подтвер­
дить «генетическую» связь метеори­
тов с астероидами... Значит, вполне можно предполо­
жить, что 65 миллионов лет назад на Землю упал сравнительно не­
большой астероид. Ведь для того, чтобы произвести глобальную ката­
строфу и вызвать массовую гибель живых существ, а заодно и обогатить Землю иридием и осмием, «требова­
лось» тело диаметром не более 10— 75 километров. А таких в Солнечной системе буквально тысячи. Ученые-
астрономы из всех известных им вы­
делили только те, которые пересека­
ют земную орбиту, и назвали их груп­
пой Аполлона. В ней пока насчиты­
вается несколько десятков астерои­
дов. Однако расчеты, сделанные в 1976 году Эрнстом Эпиком, показали, что падение на Землю 10-километро­
вого в диаметре астероида может произойти в среднем один раз в мил­
лиард лет. Получалось — событие слишком редкое, особенно если учесть, что массовые вымирания ор­
ганизмов наступали и через более короткие промежутки времени, к то­
му же неоднократно. Поэтому паде­
ниями астероидов на Землю всего этого не объяснишь. Однако существует еще один класс тел Солнечной системы, которые в принципе могут сталкиваться с на­
шей планетой. Это — кометы. Если астероиды представляют собой, гру­
бо говоря, гигантские глыбы камня, то ядра комет — гигантские глыбы льда с вкрапленными в них камени­
стыми частицами. Тем более они об­
ладают рядом «преимуществ». Во-
первых, кометы должны сталкивать­
ся с Землей в три раза чаще, и воз­
можность эта способна возрастать. К тому же ядра комет невелики по размерам — от 0,5 до 10 километров. Ядро кометы Галлея согласно дан­
ным советских межпланетных стан­
ций «Вега» имеет форму груши 15 ки­
лометров в длину и 7—8 километров в ширину, что подтвердило предполо­
жение ученых о размерах комет. Кстати, полагают, что и знаменитый Тунгусский метеорит был ядром (а по некоторым предположениям — даже осколком ядра) небольшой ко­
меты. Его массу до влета в нашу ат­
мосферу ученые оценивают в преде­
лах от одного до пяти миллионов тонн с диаметром ледяного ядра в 120—200 метров. Иначе говоря, Тун­
гусское тело могло быть весьма не­
большой кометкой, а то и действи­
тельно лишь осколком кометы Энке, как полагают советский астроном Игорь Зоткин и чехословацкий уче­
ный Любор Кресак. Как определил ирландский уче­
ный (эстонец по национальности) Э. Эпик, вероятность падения на Землю тел масштаба Тунгусского метеорита — одно в 20 тысяч лет. И нашему поколению сильно «повезло», что в XX столетии, да еще на терри­
тории нашей страны упал такой ред­
кий «космический гость». Ни в одном сказании, не говоря уже об истори­
ческих документах, не упоминает­
ся о катастрофе подобного масшта­
ба... Почему же удары тел диаметром от 10 километров и выше опасны для жизни на Земле? Что такое десяток километров по масштабам нашей планеты? ...Известно, что город Калуга по­
строен на месте метеоритного крате­
ра диаметром 25 километров. Обна­
ружен, например, 100-кило метровый Попигайский кратер на полуострове Таймыр. Ученые называют такие во­
ронки астроблемами, то есть «звезд­
ными ранами». Ведь, упав на Землю со скоростью, допустим, 20 километ­
ров в секунду, десятикилометровый астероид образует 150-километровый кратер. При этом пыль, выброшенная взрывом в атмосферу, окутала бы Землю сплошным облаком и прегра­
дила путь солнечным лучам. И как следствие — резкое похолодание. Даже если на треть сократится поток солнечного света, температура на нашей планете понизится на три­
дцать (!) градусов. Что затем про­
изойдет — легко себе представить. К тому же, как показали исследо­
вания группы американских ученых, полет в атмосфере Тунгусского ме­
теорита вызвал заметное нарушение слоя озона, который предохраняет все живое на Земле от губительного воздействия коротковолновой радиа­
ции Солнца и других космических объектов. Тогда это нарушение было слабым. Но тело во много раз боль­
шей массы способно вообще разру­
шить озонный слои, а его пролет при­
ведет к образованию в нашей атмо­
сфере окислов азота — в соответст­
вующей концентрации безусловно смертоносного вещества для всего живого. Итак, три причины могли вызвать 65 миллионов лет назад массовое вымирание организмов при падении на Землю астероида или ядра коме­
ты: резкое понижение температуры воздуха (а затем и морской воды) из-за экранирования солнечного све­
та облаками пыли; разрушение слоя озона; заражение воздуха — а воз­
можно, почвы и воды — окислами азота. А какая из них главная — пока неясно. Но вот три года назад американ­
ские ученые Д. Рауп и Дж. Сепкос-
ки, изучая данные о массовых вы­
мираниях морских организмов за последние 250 миллионов лет, обна­
ружили, что такое повторялось де­
вять раз — то есть в среднем каждые 26 миллионов лет. Публикация этих данных вновь вызвала к жизни ряд гипотез. Так, одна из них — ее вы­
двинули ученые из Годдардовского института космических исследований М. Рампино и Р. Стозерс — пред­
полагает, что периодичность массо­
вых вымираний связана с колебания­
ми нашего светила, которое, как и вся Солнечная система, пересекает главную плоскость Галактики раз в 30—36 миллионов лет. Однако... эпо­
хи прохождения через плоскость Га­
лактики не совпали с эпохами мас­
совых вымираний. У. Альварец и Р. Мюллер из той же калифорнийской группы предло­
жили более «эффектную» гипотезу. Основываясь на возрасте 16 метео­
ритных кратеров, образовавшихся на протяжении последних 210 миллио­
нов лет, они пришли к выводу, что астроблемы появлялись с периодич­
ностью в 28,4 миллиона лет. И «бом­
бардировка» эта происходила коме­
тами из так называемого облака ко­
мет Оорта, существование которого пока не более чем гипотеза, хотя и весьма вероятная. Другие калифорнийские ученые предполагают, что главным «возму­
тителем спокойствия» является звез­
да-карлик (невидимый пока спутник Солнца), названный ими Немезидой. Эта мини-звезда удалена сейчас от нашего светила на расстояние 2,4 све­
тового года (около 2,3 • 10х* кило­
метров) и движется по вытянутой орбите с периодом 26 миллионов лет. И хотя она является довольно ярким светилом — ее блеск на таком рас­
стоянии должен быть 1 0 — 7 2 - й звезд­
ной величины,— в силу технических возможностей обнаружить ее весьма и весьма непросто. Но нужно ли это делать? Ведь са­
мо существование Немезиды — не более чем гипотеза, да и периодич­
ность возрастов метеоритных крате­
ров тоже еще не доказана. В 1978 го­
ду советскими учеными В. Федын-
ским, А. Дабижей и И. Зоткиным были исследованы возрасты 116 ме-
48 теоритных кратеров — то есть в семь раз больше, чем американскими коллегами,— но и намека на какую-
либо периодичность они не обнару­
жили. И все же проблема гибели дино­
завров ждет своего решения. В рабо­
ту по проекту «Редкие события в гео­
логии», составляющему часть об­
ширной международной программы, включились советские геологи, гео­
химики, палеонтологи, астрономы. В ряде мест нашей страны тоже есть разрезы пограничных отложений, соответствующие иридиевым ано­
малиям. И в Ашхабаде и в Таллине уже состоялись симпозиумы, на ко­
торых были представлены предвари­
тельные результаты исследований. Нет, участники не предлагали новых сенсационных гипотез вроде Неме­
зиды. Идет научный поиск, и можно не сомневаться, что причины гибели динозавров вскоре станут известны. Рисунки Р. ВЛРШАМОВА ТАИНСТВЕННЫЙ СЕВЕРЯНИН 49 Для выяснения вопроса о причи­
нах массового вымирания динозав­
ров ученые ныне используют спект­
рографы, протонные магнитометры, компьютеризованные химические анализаторы... К палеонтологам подключаются геологи, геофизики, геохимики и даже астрономы — сторонники космических причин ги­
бели доисторических чудовищ. Спор приобретает все более острый характер. Многие исследователи сходятся на том, что звероящеры вымерли 65 миллионов лет назад в результате глобального похоло­
дания на нашей планете. Но вот... На арктическом побережье Аляс­
ки американские геологи обнару­
жили окаменелые кости крупных динозавров и тем самым внесли в общепринятую зону распростране­
ния этих чудовищ существенную по­
правку. К тому же выяснилось, что арктический динозавр оказался моложе 65 миллионов лет. Да и жил он, как предполагается, в субтропи­
ческом, а не тропическом климате. Словом, находка никак не вмеща­
ется в границы теории, которая до сих пор казалась многим стройной и логичной. Спор придется про­
должить. 4 «Вокруг света» № 3 БОБ ШОУ, английский писатель ЭПИЦЕНТРЕ ВЗРЫВА Рисунки В. АЛЕКСАНДРОВА Щк^Л нспектор Кромби-Карсон пребывал в плохом •>^ Г настроении. Он отлично помнил, что охарактери-
шшш зовал Хачмена как «ходячее стихийное бедствие», но никак не мог предвидеть, что зловещее воздей­
ствие этого человека коснется и его самого. Старший ин­
спектор уже устроил ему разнос, он стал посмешищем для всего участка и, кроме того, привлек внимание га­
зетчиков, которые во всех подробностях описывали по­
бег Хачмена. А теперь еще предстоит беседа со следо­
вателем Тиббеттом и этим безликим типом из Лондона. Меряя шагами приемную, он пытался понять, что про­
исходит с его карьерой. Очевидно, он Ослабил хватку, на­
чал думать, что ему везет, и это было его ошибкой... Ста­
ло ясно, что Хачмен продает военные секреты или соби­
рается продать. Кромби-Карсон отлично представлял себе людей такого типа: университет, теннис и яхты, удач­
ная женитьба и вообще слишком много всего. Врать не умеет: невооруженным глазом видно, как он каждый раз перетасовывает свои мыслишки... Тут зажужжал зуммер, и дежурный сержант мрачно кивнул Кромби-Карсону. Тот снял очки, сунул их в кар­
ман и вошел в кабинет, где за длинным столом сидели три человека. Одного из них, в черном костюме, с пыт­
ливым взглядом, он не знал. — Это мистер Ри из э-э-э... из министерства оборо­
ны,— сказал старший инспектор Алисой.— Он прибыл из Лондона, чтобы задать вам несколько вопросов по делу Хачмена. Кромби-Карсон поздоровался с ним за руку. — Добрый день. Я так и думал, что к нам нагрянет кто-нибудь из Уайтхолла. — В самом деле? — Ри, казалось, даже подскочил, услышав это.— Откуда у вас возникла подобная идея? — Хачмен работает в Вестфилде. Эксперт по управ­
ляемым ракетам, и эти странные обстоятельства... Мне казалось очевидным... — Хорошо.— Ри, казалось, был удовлетворен.— Вы допрашивали Хачмена в участке в течение нескольких часов. Он отвечал без принуждения? Кромби-Карсон нахмурился, пытаясь понять, куда клонит Ри. — Да, но неизвестно, как много из того, что он ска­
зал, правда. Окончание. Начало см. в № -2. Фантастическая повесть — Понятно. Как он говорил о жене? — Все, что он сказал, есть в протоколе,— ответил Кромби-Карсон.— Хотя он много о ней не говорил. На всякий случай я держу под наблюдением дом ее роди­
телей. — Мы сняли ваших людей,— сказал следователь Тиб-
бетт в первый раз за все это время.— Люди мистера Ри взяли на себя ответственность за наблюдением. — Так ли это необходимо? — Кромби-Карсон позво­
лил себе выглядеть оскорбленным, демонстрируя при­
сутствующим свою полную уверенность в принятых им мерах. Ри кивнул: — У моих людей больше опыта в подобного рода операциях. — Как насчет подслушивания телефона? — И это тоже. Мы займемся всей операцией. Наши люди нашли труп Эндри Найт. Кое-что нам удалось вы­
яснить. Она и выпавший из окна этот учитель Велланд были связаны с одной экстремистской группой. Очевид­
но, кто-то из них проболтался о Хачмене. Вы понимаете, инспектор, насколько секретна область управляемых ра­
кет? Покинув кабинет, Кромби-Карсон был очень доволен, что никто не упомянул о побеге Хачмена, но у него сло­
жилось странное впечатление, что это дело имеет послед­
ствия, о которых ему ничего не было сказано. В доме Атвудов жило еще несколько человек, но, по­
скольку Хачмен был единственным постояльцем на пол­
ном пансионе, вечером его пригласили ужинать на кухню. Он подбрил щеки и нижнюю губу, чтобы выделить бо­
родку, вышел на лестницу, спустился вниз и осторожно открыл дверь кухни. Оттуда пахнуло теплым, густым, ароматным запахом. Почти всю кухню занимал стол, на­
крытый на четверых. Миссис Атвуд и Джефри уже сидели за столом, а спиной к огню стоял самый большой человек, которого Хачмену когда-либо доводилось видеть. — Входи, парень, входи,— пронеслась по кухне удар­
ная волна его голоса.— И дверь прикрой. Сквозняк. Хачмен вошел и, поскольку представления не после­
довало, решил, что гигант и есть мистер Атвуд. — Куда мне?.. — Здесь, рядом с Джефри,— ответила миссис Атвуд.— Чтобы я всех видела перед собой. 50 ;:;-:-, В орбитальном полете восстановленная станция «Салют-7» с пристыкованным к ней космическим кораблем «Союз Т-14». Съемка с борта космического корабля «Союз Т-13» после расстыковки со стан­
цией, 25 сентября 1985 г. (Пауза.) Нет реакции. Хоть бы один диодик загорелся. (Пауза.) Нет. «Заря-1»: Ребята, у нас всего две минуты остается до окончания се­
анса. Вы работайте. Если холодно, обязательно оденьтесь. Перекусите, осмотритесь. Спешить уже вам неку­
да. Уже после приземления В. А. Джа-
нибеков рассказал: «Когда мы вошли в станцию, со­
стояние ее оказалось гораздо хуже, чем мы предполагали. На ней было очень холодно, приходилось рабо­
тать в комбинезонах, которые испы-
тывались в условиях Крайнего Се­
вера... Кругом полумрак — все иллюми­
наторы закрыты. И поразительная тишина. Первая наша реакция — от­
крыть иллюминаторы. Но и после света особенно не прибавилось — они были покрыты инеем. Предпо­
лагалось, что на станции произошел пожар, а значит, атмосфера там, оче­
видно, непригодна для дыхания. По­
этому, когда открывали второй люк, за которым находился рабочий от­
сек, надели кислородные приборы. Однако воздух оказался чистым. Ни следов аварии, ни пожара. Наоборот, идеальный порядок, который остави-
_ ли Кизим, Соловьев и Атьков. И теп-
3 лое письмо от них, на столе хлеб-
соль по русскому обычаю. А вот станция почему-то «уснула». Надо было что-то делать. И началась рабо­
та с листа...» «Заря-1»: «Памиры», я — «Заря». У нас очень короткая связь. Вам дали две минуты на доклад. Что увидели? «Памир-1»: Во-первых, посмотрели панели и ничего не увидели. «Памир-2»: На иллюминаторах из­
морозь. «Памир-1»: Без перчаток работать трудно. «Памир-2»: Анализ сделали. Все нормально. «Заря-1»: У нас план вашей рабо­
ты на две недели. Непонятно состоя­
ние с «Родником» '. Завтра с утра мы предложим вам заняться пере­
качкой воды. Мы не понимаем, есть у нас вода или нет. Не можем дать вам рекомендаций. Завтра подъем в 7 утра. Это вас устраивает? Если нет, скажите, мы не будем возражать. «Памир-1»: До восьми — еще куда ни шло! «Заря-1»: Согласны. К этому вре­
мени мы подготовим вам рекомен­
дации. «Заря-2»: Володя, найди докумен­
тацию и унеси в тепло. Она находит­
ся по правому борту. «Памир-1»: Нашли. «Заря-1»: Возьмите карандаш и за­
пишите: забрать новый регенератор в бытовой отсек, снять заглушки... Не забудьте закрыть все люки. Система водоснабжения. «Памир-2»: Имеется в виду на ночь? «Заря-1»: Да. Ночью, возможно, будет производиться закрутка. Меди­
ки вам советуют перед сном надеть теплое белье и принять витамин С. Ребята, мы будем в дежурном режи­
ме. Если что, выходите, будем ждать... У нас тут штук 15 телеграмм. Завтра что-нибудь зачитаем вам, ког­
да поспокойнее будет. «Памир-2»: Понятно. Спокойной ночи... И вот наступил момент, когда на­
жали кнопку, и в рабочем отсеке за­
жегся наконец свет. Космонавты по­
няли — станция оживает. Появилось электропитание, а с ним, значит, и жизнь всех приборов, жизнь «Салю­
та-7», жизнь в освоенном космиче­
ском пространстве. Когда после полета Владимира Джанибекова спросили, как можно образно представить сложность вы­
полненной работы, ответил: «Вот представьте, что едет боль­
шой неуправляемый грузовик. Семь тонн по льду озера. Со стеклянной посудой. Но ему надо очень деликат­
но въехать в узкие ворота. И вдруг его начинает вращать, крутить. А достаточной мощности у вас пока нет, чтобы влиять на эту неуправляе­
мую массу. Вот и нам нужно было решить подобную задачу...» В. НЕСТЕРОВА, О. ЛЕОНОВА, О. БОРИСЕНКО в. ситников Фото В. ЛЫКОВА ПОДНЯТЫ ИЗ ДОНСКОЙ СТАРИЦЫ В Воронеже, при производственном объединении «Электроника», вот уже пятнадцать лет работает комсомольско-
молодежный клуб «Риф», занимаясь поисками и подъемом боевой техники из озер, рек и болот. Один за другим откры­
ваются неизвестные эпизоды Великой Отечественной войны... О подъеме двух тридцатьчетверок — первых танков в истории находок «Рифа» — рассказывает наш фоторепортаж. В
кромешной тьме Сергей Лога­
чев растолкал по сторонам спекшиеся куски плотного ме­
ла и, запустив руку до самого плеча в густую пульпу, нащупал дульный срез орудия. Через мгновение, раз­
метывая черную кашу придонных от­
ложений, он стремительно вырвал­
ся на поверхность и, выхватив изо рта загубник акваланга, крикнул: — Танк! Мужики, под нами танк! Тащите циркуль! Будем калибр опре­
делять! Несколько раз Дмитрий Куцов и Александр Швецов вдавливали Сер­
гея в грязь донской старицы — гру­
зовые пояса в такой густой жиже по­
могали мало. Несколько раз в сто­
роне от взбаламученног о места от­
мывал Логачев штангенциркуль. Еще первая разведка клуба «Риф» не без иронии назвала эту донскую старицу озером «Изумрудным». Казалось, по­
ложи на ее маслянистую поверх­
ность свинцовые бруски, и они не сразу утонут в воронке раскопа... — Пушка семидесятишестимилли­
метровая,— наконец сказал Сер­
гей.— За точность измерения ру­
чаюсь. Надо размыть башню. Тог­
да определим тип танка. На берегу взревела помпа, и трое ребят вцепились в рвущиеся из рук ствол и шланг монитора. И, как об этом сказано в «Отчете о результа­
тах экспедиции по определению типа боевого танка в районе села Селяв-
ное», «все члены поисковой группы начали усердно орудовать в непро­
глядной тьме пульпы названного «озера». К исходу дня по силуэту башни и калибру орудийного ствола был установлен тип танка — «Т-34/76». Потрудились так, что идти к Дону уже не было сил, и ребята «приняли душ» из двадцатилитровой канистры. А у вечернего костра разговорились, обдумывая завтрашний день. — По предварительным подсче­
там, танк стоит на глубине около пя-
ти метров,— бросая клочок бумаги с цифрами в костерок, сказал Алек­
сандр Никитович Щербинин.— Слой отложений более трех метров. Для того чтобы очистить нашу находку и пробить тоннель, по которому мож­
но будет вытянуть ее на свет, нуж­
но переместить не менее двухсот ку­
бометров грунта. А он, сами видите, какой — тяжелее иных коренных пород. Щербинин был старшим среди рифовцев, участвовал во многих экс­
педициях, и к его словам молодые участники клуба всегда прислуши­
вались. К сожалению, эта экспедиция оказалась для Александра Никитови­
ча последней... На этот танк рифовцы вышли так. После телевизионной передачи о клубе пришли письма, в которых го­
ворилось, что на Дону при времен­
ном отступлении наших войск по приказу в нескольких местах была за­
топлена боевая техника. Рифовцы решили проверить эти сообщения. А заодно заглянуть и в донскую старицу у села Селявного, которое давно у них было на примете. — Никитич! Представляете лица ребят из разведочной экспедиции,— шумит неугомонный Логачев,— когда пастух спокойно так на вопрос, заданный скорее по привычке, отве­
тил: «Танк-то? Да он под этой горой в болоте стоит. Часами тут сижу. Иногда вижу, как горючее всплывает и радугой по воде расходится». Когда они тут с магнитометром-то были? — С месяц назад,— сонным голо­
сом отвечает кто-то из тьмы. — А выводы предварительной раз­
ведки помните? Осторожные такие,— не унимается Сергей.— «Прибор от­
метил аномалию. Штыревание пока­
зало наличие металла. Не исключе­
но, что в старице...» А в ней танк. Танк, Никитич! Щербинин подбросил в костер тонкие ветви. Скорые языки пламе­
ни выхватили из тьмы его усталое лицо. Ребята уже разошлись по па­
латкам. — Знаешь,— сказал Щерби­
нин,— пока ты с циркулем в грязи сидел, мы тут разные предположения строили — как погиб этот танк? Ре­
бята мне душу бередили: «Александр Никитович, окажется, что танк в боях погиб, установим его на Щучен-
ском плацдарме. Тут ведь рядом и могила братская, и обелиск на плац­
дарме, и памятник Тулибердиеву. А если «по приказу при отступлении», какой же это памятник?» Мальчишки. Их герои пока еще только среди тех, кто наступает... — А ведь до недавнего времени я и сам так думал,— тихо ответил Сергей.— Помню, первый самолет из болота под поселком Бор доставали. Грязь ведрами отчерпывали, плоти­
ну противогрязевую поставили. Части самолета подняли, пулемет — инте­
ресно. Нашли личное оружие летчи­
ка — у меня, мальчишки, глаза горят. А больше всего хотелось, чтобы у летчика награды были. Нашли ор­
ден — так я на седьмом небе. Вот уж больше десяти лет за боевой тех­
никой по хлябям лазаю, а лишь не­
давно стал понимать, что нет в нашем поиске мелочей. Раньше, сами знае­
те, клуб искал только крупные объек­
ты — самолеты, танки. А когда реши­
ли собрать и вещи, которые могут рас­
сказать о повседневном солдатском житье, почувствовал — попали в са­
мую точку•. В Ракитном, помните, Ил-2 поднимали из болота, так сапоги вытащили из-под обломков. Латаные-
перелатаные. Долго не мог поверить, что в таких вот воевали летчики... — Сергей, как думаешь, вытянем танк? — возвратился Щербинин к но­
вой находке. Общее собрание клуба, выслу­
шав сообщение о работе в озере «Изумрудном», решило: «Танк под­
нимать!» Техника для размыва отложений, под которыми покоилась боевая ма­
шина, и оборудование для подводных работ в клубе были. Стали искать свободное время. У Дмитрия Куцова и Александра Швецова, к примеру, этот вопрос решался просто — стар­
шеклассники. У них каникулы. У Олега Воротникова и Светланы Сер­
геевой — тоже каникулы. Студенче­
ские. Остальные стали подгонять свои отпуска под сроки экспедиции. И вот наступил день, когда рифов­
цы снова разбили лагерь в дон­
ской Старице, и Сергей Логачев внес в водолазный журнал первую за­
пись: «Течения нет. Видимость «О». Грунт — плотный ил с примесью мела». — Ниже ила идет слежавшийся почти монолитный пласт,— выби­
раясь из водолазного костюма, го­
ворит единственный в клубе про­
фессионал-подводник Александр Сидоров.— Все надо размывать мо­
нитором. Но удержать его ствол одно­
му в такой грязище невозможно. «Грязевая» смена длится столько, насколько хватает воздуха в аквалан­
ге. Несколько человек в полной тем­
ноте плотной пульпы ведут борьбу с извивающимся шлангом. Наконец удается разметать на­
носы у танковой башни. Но подвод­
ные работы по очистке танка продол­
жаются. День за днем в восемь утра в хлябь «Изумрудного» погружается первый аквалангист. Последняя смена выби­
рается на «Муссон» — самодельную водолазную площадку — в десятом часу вечера. Почти вместе с работой заканчиваются в лагере и разговоры. — Не до разговоров вечерних,— объясняет ребятам, впервые оказав­
шимся в экспедиции, Логачев.— Вот услышу команду «отбой» — рух­
ну и сразу же засну. С погодой не везет — идет дождь. Прохладно. Но изо дня в день у ла­
герных палаток собираются местные жители. Особенно много тех, кто вое­
вал. Мокнут под дождем. Молчат. Ребята мерно крутят ручку помпы^ подающую воздух водолазу... После нескольких дней работы по очистке танка техсовет клуба решил вытянуть на берег в первую очередь башню. — Танк станет легче,— сказал председатель совета клуба Виталий Латарцев.— Тягачам будет проще сдвинуть тридцатьчетверку. Башню сдернули с корпуса доволь­
но быстро. Но она неожиданно глу­
боко зарылась в ил, и несколько дней ушло на то, чтобы размыть траншею, по которой тянули башню. Непода­
леку от берега она застряла вновь, попав в завал из тяжелых меловых глыб. Этот барьер пришлось разби­
рать вручную. Только через неделю упорного труда башню вытянули на траву и начали осторожно обследо­
вать. Нашли ракетницу, бинокль, авто­
матные диски с патронами. Все раз­
бито и покорежено. Даже гаечные ключи. На самой башне видны мно­
гочисленные оспины от снарядов и пробоины, заделанные сваркой. На «Муссон» из старицы продол­
жают поступать находки: радиостан­
ция, противогаз, консервы. Неожиданно Александр Сидоров подает по водолазной связи команду: — Остановите грунтосос! Нащупал ных тягачей легли на буксирные «клыки» первой тридцатьчетверки. Взревели моторы, и тягачи понемно­
гу начали отходить от старицы — первый в истории поисков и находок клуба танк двинулся по тоннелю, проделанному в наносах, к берегу. Когда с боков танка опали огром­
ные комья грязи, ребята впервые уви­
дели наяву почти все то, что удава­
лось за эти недели лишь нащупать руками... деньем рифовцы нашли четыре пары сапог, шлемофон. Нашлась махорка, завернутая в газету. Из-под сиденья стрелка-радиста извлекли трофей­
ную кожаную сумку с бумагами, ко­
торые, казалось, вот-вот потекут между пальцами — в таком они были плачевном состоянии. Через неделю бумаги подсохли. Удалось разделить кипу на отдель­
ные листки. В сумке хранились «Устав боевых действий полка», «Инструк-
к •* -
у снаряды. Их много. Лежат как дрова. Работа приостановилась. Что де­
лать? По одному снаряду не выта­
щишь — это еще опаснее, чем оста­
вить как есть. Решили поднимать опасный груз вместе с танком... Когда все уже было готово к подъему танка, Анатолий Попов пошел в последний раз под тяжелую гладь «Изумрудного». Выбрался на берег быстрее, чем его ждали. — Ребята, там еще один танк стоит,— удивленно сказал Анато­
лий.— Совсем близко. Можно ска­
зать, в одной колее. Решено было вытягивать обе ма­
шины. Тяжелые тросы от трех мощ-
Тягачи вытянули на берег и вто­
рой танк. Тридцатьчетверки со всех сторон отмыли монитором. И стало ясно, что версия о преднамеренном затоплении танков отпадает. У бое­
вых машин были сорваны левые пе­
редние катки, а края нижних траков загнуты вверх мощными взрывами. — Почти с полной уверенностью можно сказать, что оба танка по­
дорвались на противотанковых ми­
нах, установленных на льду старицы, и затонули,— сказал начальник клуба Борис Антипов. К раскопкам в танковых недрах приступили саперы. Они извлекли 225 снарядов. Под водительским си-
ция по установке танкового прицела», «Наставление по артстрельбе». Экипажам, судя по всему, удалось спастись. Новый этап поисков начался с изучения личных записей членов экипажей. К счастью, нашлись: за­
полненная карандашом «Полевая книжка», конспект по топографии, черновик строевой записки и стрел­
ковая карточка, датированная 3 мая 1942 года. Читалась запись о выдаче НЗ на двое суток командирам машин Алещеву, Гарниченко, Белимову. В одном месте видна четкая надпись: 8 «Утверждаю. Командир роты л-т Пушков». В списке состава тан­
кового взвода первым стоял механик-
водитель Ерешко Василий Михай­
лович 1919 года рождения. О нем и сделали свой первый запрос члены клуба «Риф». В ответ пришло письмо от семьи Ерешко. Оказалось, что жив отец тан­
киста Михаил Лукич, его сестры, брат. Они сообщили, что их сын и брат Василий Ерешко погиб 20 мар-
танковых войск: «Предполагаем, что этим человеком может быть бывший командир роты 1 гв. танковой армии Никитин Виталий Николаевич». На письма рифовцев откликнулись и участники боев на Дону. Николай Андрианович Власов, бывший тан­
кист, писал о Селявном: «Села как такового не было. Все дома и сады бы­
ли употреблены на блиндажи». Меха­
ник-водитель Михаил Тихонович Потапов рассказал в письме об опе-
клуба были уже использованы на подъем танков. Что делать? — Будем добираться электричка­
ми и попутками по выходным дням,— предложил руководитель реставра­
ционной группы Александр Ники­
тович Щербинин. Все согласились. Восстанавливая боевые машины, рифовцы обнаружили, что обе трид­
цатьчетверки побывали в тяжелей­
ших боях. Наложенные швы, сорта та 1943 года. Свое последнее пись­
мо Василий отправил 18 марта, услы­
шав по радио об освобождении своей родной станицы — Староминской. «Мы получили письмо и радовались, а Васи в живых уже не было»,— написала сестра Людмила. Похоронка за эти долгие годы за­
терялась, и установить по ней номер части, в которой служил Василий Ерешко, было уже невозможно. «От­
четливо помню только надпись на по­
хоронке — «капитан Никитин»,— сообщил брат Анатолий. «Риф» приступил к розыскам ка­
питана Никитина. Послали запрос в Главное управление кадров броне-
рации «Малый Сатурн», действие которой разворачивалось на донских берегах: «Впереди была река Дон, где лед был тонок и не выдерживал Т-34. Тогда приняли решение сде­
лать «наст» — вморозить в лед брев­
на». Поиски участников боев на Дону и сведений о членах экипажей най­
денных тайков продолжаются и по сей день. Но даже уже полученные свидетельства говорили за то, что танки погибли в бою. Одновременно с поисковой рабо­
той началась реставрация находок. От Воронежа до Селявного более 80 километров. Отпуска у членов электродов, почерк ремонтных бри­
гад — все говорило о том, что танки не менее трех раз побывали в армей­
ских мастерских. По необрезиненным каткам и люку трансмиссии удалось установить время и место «рождения» одного из танков — лето 1942 года, Сталинград. Работы завершались уже в самом мемориале Щученского плацдарма — на пьедестале, куда был водружен один из найденных танков. На три­
дцатьчетверке был выведен бортовой номер, нарисована звезда и сделана надпись: «За Родину!» С е л о С е л я в н о е — В о р о н е ж В позапрошлом и особенно в прошлом веке книги о путешествиях, рассказывающие о быте (удивительном) и нравах (странных) неизвестных далеких народов, были наиболее распространенным чтением. Но тогда казалось, что открытие мира — прерогатива европейцев, и поэтому удивительность и странность соразмерялись со всем при­
вычным для белого человека, который настолько был уверен в единственной правильности и нормальности свое­
го образа жизни, что стремился распространить его по всему миру. И к сожалению, в этом преуспел. Неевропейские народы представали лишь объектом этнографического или географического исследования. Поэтому когда в середине 60-х годов нашего века первые японские этнографические экспедиции направились в Голландию и Скандинавию, это слегка шокировало мест­
ную общественность: «Что мы, папуасы какие-то?» А чем, собственно говоря, мы менее интересны, ска­
жем, для тех же папуасов, если они посмотрят на нашу жизнь со своей точки зрения? Народы пробудившейся Африки тоже хотят увидеть мир своими глазами. И несомненно, увидят массу таких вещей — важных и интересных для них,— которые ес­
тественным образом ушли от глаз европейца. Тэтэ Ми+ шелъ Кпомасси — один из таких путешественников. ЧЕРНЫЙ ЧЕЛОВЕК В. ЗЛДОРОЖНЫИ га т во» ПЕРВЫЙ МАТАК К
огда «Мартин С.» причалил к пристани, на нее высыпала добрая половина четырехты­
сячного населения Кагортога. Назва­
ние поселка переводится с эскимос­
ского языка как «Белый». В плохие годы здешняя бухта по десять меся­
цев бела и несудоходна из-за льдов, сгоняемых течениями и ветрами и с востока и с запада. Четыре сотни дощатых домов на каменных основа­
ниях разбросаны под горой и смот­
релись бы скучно, не будь они покра­
шены в разные цвета. Тэтэ Мишель Кпомасси в волне­
нии отошел от иллюминатора, по­
правил пуловер, сунул руки в карма­
ны незастегнутого пальто и поднял­
ся на палубу. Сотни глаз вперились в него. Го­
мон тут же стих. Гренландцы вгля­
дывались в приезжего, позабыв о других сходящих по трапу пассажи­
рах. Кпомасси ступил на причал. Са­
мые маленькие дети вцепились в полы маминых пальто, ребята постарше жались к отцам, вскрикивая: «Тор-
нассоук! Торнассоук!» Отцы не очень уверенными голосами успокаивали их: нет, это не злой горный дух, это просто... ну, просто черный человек. Преодолев первый шок, родители Адама, попутчика-эскимоса, приехав­
шего в отпуск из Швеции, где он ра­
ботал поваром, приняли Кпомасси очень тепло. Только свободного угла у них не нашлось, и Адама послали по соседям. Вскоре он вернулся, сконфужен­
ный. — Как,— огорчился Кпомасси,— никто не хочет приютить меня? Щ ,;> -' ч ~# **• 10 21 — Зря мы, что ли,— с улыбкой взглянул на меня Невинский,— та­
щили в горы автомобильные камеры и надувной матрац. Получилось пре­
восходное плавучее средство. Но главное — мы впервые проплыли по озеру, в котором, по-моему, ни один человек до сих пор еще ноги не замо­
чил... Лежа на надувном упругом матра­
це, я удалялся от берега. Невинский в это время шагал по снежному языку и тянул за собой привязанное креп­
кой веревкой плавучее средство. Ему надо было перейти на противополож­
ный берег, чтобы вытащить меня на середину озера. И хотя все мы пре­
красно понимали, что в нем никаких чудовищ водиться не могло, все же ожидали чего-то неведомо опас­
ного. — Если что,— строго предупредил меня перед этим Невинский,— дай знать... Лучше бы он этого не говорил. Од­
но дело смотреть в воду с берега, и совсем другое, когда эта темная тол­
ща перед глазами. И неизвестно, что там, в глубине,— близкое необитае­
мое дно или бездонная обитаемая пучина. Что, кстати, мне и предстояло установить при помощи глубиноме­
ра — двадцатиметровой веревки с привязанным к ней тяжелым кам­
нем... Каждый метр на ней обозна­
чался узлом, так что измерить глуби­
ну я мог точно. Буро-зеленая растительность в во­
де показалась мне почти одушевлен­
ной — она шевелилась и вздрагива­
ла. Водоросли находились под водой в постоянном и непонятном движении. Стебли то вытягивались в одну сторо­
ну, скручиваясь в толстые жгуты, словно схваченные глубинным вихре­
вым течением — хотя поверхность озера даже не морщинилась мелкой рябью,— то снова возвращались в прежнее стоячее положение и не­
сколько секунд, распушившись, плав­
но покачивались. Но вот плот замер — Игорь устал тащить его и решил сделать пере­
дышку,— я вспомнил о своем «глуби­
номере» и осторожно стал опускать камень в воду, понемногу стравливая веревку. Лежа делать это было не­
удобно — надо заботиться о равно­
весии, да и волновался — а если ве­
ревки не хватит?.. Камень опустился на дно, когда меж пальцев проскочил шестой узел — шесть метров. Для Бездонно­
го, пожалуй, маловато. Правда, от бе­
рега я удалился всего лишь на деся­
ток метров. И тут вдруг заметил пу­
зыри. Они поднимались со дна и лопа­
лись впереди меня ближе к центру озера. Сначала в одном, потом в дру­
гом месте. Очевидно, именно их и ви­
дел знакомый дядя Федора. Подплыв поближе, я почувствовал неприятный гнилостный запах, который у берега совсем не ощущался. Но разве воз­
можно, чтобы в холодной проточной воде «работали» гнилостные бакте­
рии? Проплыв еще несколько метров, я снова опустил камень в воду, но он ткнулся в дно уже на пятом уз­
ле. Плот пересекал озеро, противопо­
ложный берег все приближался, и вдруг бурые заросли исчезли. Про­
изошло это так неожиданно, словно растительность мгновенно раствори­
лась в воде. Сразу обнаружилось ров­
ное темное дно. И тут я, вздрогнув, непроизвольно отшатнулся и вцепил­
ся руками в края матраца. Плот за­
качало, но я ничего не замечал. Подо мной на дне неподвижно лежало тол­
стое, похожее на бревно темно-се­
рое тупорылое тело. К округленному концу его одной лапкой прикрепилась почти разорванная надвое лягушка. Я уже не в силах был отвести от нее взгляда. Меня поразило то, что она не всплывала, словно лягушку кто-то держал. Эта мысль заставила меня обратить пристальное внимание на «бревно». И чем дольше я вглядывал­
ся в него, тем становилось очевиднее, что это была каменная глыба, обто­
ченная водой и по форме чем-то на­
поминавшая странную громадную рыбину. Но почему не всплывала ля­
гушка, что ее удерживало на глубине и кто так жестоко расправился с ней — было непонятно. Я махнул рукой Невинскому, и он потащил меня вдоль берега. Взяв свой «глубиномер», я бросил его в заросли водорослей, зазмеилась меж пальцев убегающая веревка. Но на этот раз про узлы я совсем забыл, ду­
мая совершенно о другом. И когда ко­
нец ее выскользнул у меня из рук и резко ушел под воду, я ошеломленно замер. Ведь до самого последнего мо­
мента я чувствовал, как веревку тянул камень. Значит, до дна он так и не достал?.. — Любопытно, очень любопыт­
но,— продолжая ходить по кабинету, повторял Гурам Иосифович.— Смот­
рите, что получается. Вода стекает в озеро ледниковая, совершенно чи­
стая, а оно зарастает водорослями. И это при такой низкой температуре. Я хорошо знаю высокогорные озера в Абхазии, расположенные на высоте три и четыре тысячи метров, и ни в одном нет водорослей. А здесь густая растительность, которая через какой-
то период времени исчезает. К тому же летом — засушливое оно или дождливое — уровнь воды в Удзиро Тба практически не меняется. — Мы об это думали,— сказал Невинский.— Есть предположение... — Уж не на легенде ли основан­
ное? — улыбнулся Буачидзе. Профессор почти угадал. В Хахма-
ти хевсуры нам рассказали о дав­
нишнем — никто не помнит точно, когда это произошло,— случае. Недалеко от селения Рошка, не­
сколько домиков которого рассыпа­
лись по зеленому склону горы Чаухи, есть озеро Абуделаури с чистой проз­
рачной водой. Однажды кто-то из местных жителей решил помыть в озере раму от ткацкого станка. И упу­
стил ее, а в скором времени она оказа­
лась на берегу Удзиро Тба... — И вы предположили, что Абу­
делаури и Бездонное озеро связаны между собой? — с сомнением пока­
чал головой Буачидзе.— Возможно, на дне Удзиро Тба существуют глу­
бокие воронки и «ходы». Но куда они выводят? Как только профессор заговорил о воронках, я сразу вспомнил об уто­
нувшей веревке недалеко от странной каменной глыбы. Но рядом с ней я за­
приметил на дне нарост в виде гриба, очень напоминавший кораллы. Тогда я как-то не придал этому большого значения, но сейчас все выложил Гу-
раму Иосифовичу. — Кораллы? — Буачидзе посмот­
рел на меня с нескрываемым удивле­
нием.— Вы не ошиблись? Ведь это го­
ворит о том, что в озере длительное время была совершенно чистая вода, а вокруг стоял тропический кли­
мат...— он задумчиво опустил голо­
ву.— Но оно требует тщательной и компетентной проверки. Побывать бы на Удзиро Тба специалистам — био­
логу, карстоведу, географу... — Посмотрим, что даст анализ во­
ды,— сказал Невинский.— Может, он внесет кое-какую ясность. Но на это уйдет дней десять... Спустя две недели после того, как я прилетел из Тбилиси, в редакцию пришло письмо. «Интересующее Вас озеро располо­
жено в центральной части Кавказ­
ского хребта в области развития гра­
нитных пород на высоте 2800 метров над уровнем моря. Оно имеет ледни­
ковое происхождение, на что указы­
вает химический состав воды и ее ми­
нерализация около 0,15 г/л, а также нейтральная среда (РН = 7). Лишь в центре озера взятая проба оказалась чисто содовой (конечно, разбавлен­
ной), минерализация выше здесь в 6—7 раз, а среда очень щелочная (РН = 12). В озере развита бурная растительность, что нехарактерно для таких типов озер, если учесть температуру воды, которая в середи­
не лета составляла + 3 градуса. Дальнейшее исследование Удзиро Тба представляет научный интерес как с точки зрения выявления благо­
приятных условий для развития рас­
тений, так и для выяснения источни­
ков питания Бездонного озера и воз­
можной связи его с озером Абуде­
лаури путем использования изотоп­
ных методов. Доктор геолого-минералогических наук, профессор Г. И. Буачидзе». Мне вспомнились прощальные сло­
ва Игоря Невинского: — Ну что, первый шаг к Удзиро Тба сделан? — сказал он и, хитро прищурившись, добавил: — Считай, что следы озерного «возмутителя спо­
койствия» мы нащупали. А я уверен, что Бездонное озеро хранит в себе еще не одну тайну... Т б и л и с и — о з е р о У д з и р о Т б а — Мо с к в а КАК ЭТО БЫЛО... ВЛА ДИМИ Р ЩЕРБАНОВ, руководитель отряда «Поиск» Ростовского государственного университета Фото автора Т
еряясь в сухой прошлогодней траве, песчаная лента тропы виляет меж глыбами известня­
ка и скрывается в обширной низине. Семь человек в рабочих одеж­
дах и касках, с лопатами и ломами спускаются по тропке и исчезают в черноте провала. Сверху кажется, что это небольшая щель в скале, но стоит сделать два шага вглубь, как откры­
ваются подземные улицы, переулки, галереи и тупики. Луч фонаря прыга­
ет по стенам, высвечивая выбоины от пуль и осколков, и тает в плотной тем­
ноте дальних отсеков... В феврале 1985 года семь человек из нашей группы «Поиск» провели здесь, в подземелье, десять суток, не выходя на поверхность. Десять суток в глубине каменоломен, где солнеч­
ный свет заменяли керосиновые лам­
пы, факелы и шахтерские фонари, а свежий воздух долетал только со сквозняком. Это была первая зимняя экспедиция за все время исследова­
ния Аджимушкая и первая экспеди­
ция, работавшая на полном автоном­
ном режиме. Наш лагерь располагался в одной из тупиковых «комнат», примерно там, где в сорок втором находился третий батальон подземного гарнизо­
на, которым командовал капитан В. М. Левицкий. Температура в самые теплые дни здесь не поднималась выше семи гра­
дусов. Из-за большой влажности ба­
тарейки радиоприемника и аккуму­
ляторы шахтерских фонарей сади­
лись буквально в считанные часы. Пришлось поставить все источники питания на жесткий учет и использо­
вать только для прослушивания пос­
ледних известий и освещения во вре­
мя поисков. Лишь на каменном сто­
ле постоянно горела «летучая мышь», освещая желтоватым светом подве­
шенные к потолку продукты и рас­
стеленные на траве спальные мешки. Участники этой экспедиции подби­
рались в основном из числа тех, кто уже не раз вел поиски в Аджимуш-
кайских каменоломнях, кто был зна­
ком со спецификой подземных работ. Но даже они — студент юридическо­
го факультета Павел Семиноженко, будущий преподаватель литературы Аграфена Абрамова и машинист теп­
ловоза из города Новошахтинска Дмитрий Щербанов — акклиматиза­
цию переносили болезненно. Мы еще раз убедились, что человек в под­
земелье быстро устает, становится неуравновешенным, возбужденным, его организм слабо сопротивляется простуде. Кроме холода, сырости и постоянных сквозняков, угнетающе действуют замкнутость «каменных мешков», давящие потолки, надор­
ванная кровля, темнота и тишина. А в каменоломнях Аджимушкая — тишина звенящая, мертвая. Она да­
вит, преследует, внушает непонятный страх. Сколько раз мы ловили себя на ощущении, что за нами смотрят из темноты чьи-то глаза. И это при том, что знали: рядом — мирная жизнь и ни одна бомба не упадет сю­
да, ни один выстрел не раздастся... Каждое утро, оставив в лагере де­
журных, группа уходила на поиски. Мы разыскивали место, где был зава­
лен взрывом второй подземный коло­
дец; там же, под завалом, погибли и рывшие его бойцы. Степан Иванович Ремейко, бывший рядовой взвода ох­
раны штаба Аджимушкайского гар­
низона, вспоминал, что этот колодец находился в-шестидесяти метрах от второго месторасположения штаба. Солдаты, по его словам, пробили в толще скалы шурф глубиной в не­
сколько метров, уже появилась влага, когда прозвучал взрыв... Под одним из двух крупных зава­
лов, на которые предположительно 22 ' и 23 указал Ремейко, мы обнаружили сле­
ды сорок второго года: обрывки доне­
сений штаба Крымского фронта за апрель, письменные принадлежности, взрыватели от гранат, перемешанные с морской травой, которую применя­
ли защитники подземелий вместо подстилок. А в небольшой металли­
ческой коробке' лежала гербовая пе­
чать артиллерийского управления Закавказского фронта, войска кото­
рого в декабре сорок первого года первый раз освободили Керчь. Но — никаких следов колодца. Вечером в лагере комиссар экспе­
диции Алик Абдулгамидов, низко склоняясь над радиоприемником, принимал «сводки с Земли» и заод­
но проверял прохождение радиоволн по лабиринту каменоломен. Оказа­
лось, что электромагнитные волны в любом районе выработок проходят с поверхности под землю практически без помех. Значит, подумал я, при­
ем сводок Совинформбюро гарни­
зон мог вести не только вблизи выхо­
дов, но и в глубине каменоломен... После поиска колодца перешли ра­
ботать в район обширных обвалов. Это в пятидесяти метрах на северо-
запад от западного выхода из музея. Обнаружили стволы двух винтовок и —' что особенно ценно — станину ротного миномета. Давно не было та­
кой находки! Там же, под камнями, лежала корочка с золотыми тисне­
ными буквами ВКП(б). Я осторожно раскрыл ее — партбилета не было. За три года поисков нам не впервые встретилась такая находка. Может быть, сдавая бумаги в штаб обороны, солдаты снимали обложки, чтобы документы занимали как можно меньше места, ведь одних красноар­
мейских книжек были тысячи. А вот еще находка — серый от времени, полуистлевший треугольник солдатского письма. Пока разбирали размытые временем карандашные строчки, никто из ребят не проронил ни слова. Все с напряжением ждали, что же нам расскажет это послание. Мягкой кисточкой очищаем крошки камня и пыль, и я разбираю слова: «Пол. почта. 1759... (последняя цифра неразборчива) Ефимову И.». А ниже — адрес отправителя: «г. Кисловодск п/я № 7, корпус № 3, клуб, палата № 4. От Андреева М. С». На развороте текст письма: «Пишу письмо 18/Х1.43 года. Здравствуйте, товарищ лейтенант... хочу вам всем передать чистый, сер­
дечный, пламенный привет... Я нахо­
жусь в госпитале город Кисловодск. Мое здоровье стало лучше... вынули легко... Скоро опять...» (Несколько слов прочитать невозможно.) И даль­
ше красноармеец просит своего ко­
мандира, лейтенанта Ефимова, уз­
нать, действительно ли он представ­
лен к правительственной награде за последние бои. Обычное солдатское письмо, и год уже сорок третий, то есть отношения к обороне оно не имеет, но тем не ме­
нее и эта находка интересна. Еще один маленький штрих в неокончен­
ном портрете войны... Вместе с треугольником письма нашли обрывки фронтовой газеты «Вперед, за Родину». Алик Абдулга­
мидов прочитал информацию о Теге­
ранской конференции руководителей СССР, США и Англии, сводку Совет­
ского Информбюро от 8 декабря 1943 года об освобождении города Кременчуга, сел и деревень. На серых лицах ребят — помыть­
ся не можем, а с водой плохо — за­
мечаю такое внимание, словно сейчас прозвучала самая важная," самая опе­
ративная информация сегодняшнего дня... За десять подземных суток лишь два человека несколько раз выходили на поверхность, чтобы принести во­
ды,— и то ночью. Температура в ту­
пике плюс семь, а в галерее шесть, но ноги мерзнут и в сапогах, и в ботин­
ках, стоит лишь посидеть без движе­
ния. На поверхности, я видел в про­
вал, выпал первый снег... Так же как и бойцы подземного гарнизона, мы жжем артиллерийский порох и куски резины, чтобы освещать выработки, собираем воду по каплям в банки и бутылки там, где она просачивается сквозь известняк, применяем для подстилки сухую прошлогоднюю тра­
ву. Во время этой экспедиции удалось хоть немного, хоть малой долей испы­
тать то, что выпало нашим бойцам и командирам в сорок втором... Спустя полгода наш отряд, теперь более многочисленный, снова в Ад-
жимушкае. Разбили палатки, подня­
ли над лагерем флаг — и за работу. Ежедневно уходим в лабиринты ка­
меноломен. ...Одиннадцатый час ночи. Тихий августовский вечер. Ребята уже ле-
жат в спальниках в одной из огром­
ных воронок у края старых камено­
ломен. Все сегодня сильно устали и спят. В печи, сложенной нами из бу­
тового камня, еще тлеют огоньки. Эта печь здорово выручает дежурных по кухне: и дрова экономит, и вода закипает быстрее, а когда срываются холодные дожди рано пришедшей в этом году в Крым осени, она просто незаменима. Поднявшись по вырубленным в земле ступенькам на тропу, иду к музейным домикам. Сотрудники дали мне ключи, чтобы я мог поработать в музее — записать в дневник нахо­
док обнаруженные за день реликвии подземного гарнизона, просмотреть полевые дневники прошлых поисков в районе, где нам предстоит рабо­
тать завтра, ознакомиться с воспоми­
наниями участников обороны. Сегодня был очень удачный день, и в полевом дневнике появляется та­
кая запись: «Работали на трех участках. У за­
вала «Обрез», где летом восемьдесят третьего года наша экспедиция изв­
лекла из-под двухметрового слоя грунта винтовочный обрез, который, по всей видимости, относится еще к партизанским действиям девятнадца­
того года; вторым местом поиска бы­
ла соседняя восточная выработка и третьим — завал Главного выхода. Весь день находок было мало: по­
зеленевшие гильзы, проржавленный четырехгранный штык и подсумок с винтовочными патронами. Решили проверить еще один обвал, мимо ко­
торого ходили много раз, считая его неперспективным. Копнули — вдруг лопата наткнулась на останки...» Мы приоткрыли еще одну страницу аджимушкайской обороны. Два лейтенанта были раздавлены неожиданным поверхностным взры­
вом, пробившим пятиметровую толщу камня. Рядом с останками лежали винтовки, гильзы от нагана, два ко­
телка, алюминиевая фляга и граната Ф-1. Осторожно обследовав первые останки, нашли корочки от докумен­
та, в них — две справки. Зная, что бумаги легче раскрыть, не повредив, в привычных для них условиях, не­
жели после того, как они подсохнут и станут хрупкими, решили попробо­
вать. Нам повезло. Время сохранило эти тонкие, серые, почти невесомые лист­
ки. Это были Арматурная карточка (слова «Арматурная карточка» пере­
черкнуты чернилами и сверху напи­
сано: «Вместо аттестата») и Денеж­
ный аттестат. Оба документа выданы Буйнакским военным пехотным учи­
лищем курсанту Янгуразову Ибраги­
му Гусейновичу. Стояла дата: 1 мая 1942 года. У второго офицера документов не оказалось, но хорошо сохранились петлички от шинели и гимнастерки с тремя «кубарями» и эмблемой танко­
вых войск. Возможно, этот старший лейтенант-танкист был среди тех, кто пришел в каменоломни вместе с под­
полковником Г. М. Бурминым с заво­
да Войкова в двадцатых числах мая. В кармане шинели лежал небольшой трофейный пистолет системы «брау­
нинг» и часы, застывшие на четырех ми ну тах* двенадцатого. Мы долго стояли в полутьме вы­
работки над этой могилой, и свет, шедший через образовавшуюся щель, падал на останки двух людей, погиб­
ших в темных каменоломнях. И всех нас, наверное, мучил один вопрос: «Кто же ты, старший лейтенант?» И в этот вечер, и после, оставаясь в кабинете научных сотрудников му­
зея один после рабочего дня, я до­
ставал часы и всматривался в прор­
жавленный циферблат в надежде, что он расскажет подробности того, что произошло в одиннадцать часов утра сорок три года назад... Далеко не всегда нам попадаются документы, которые можно прочесть как было в этот раз. Во время работы нашей летней экспедиции «Аджи-
мушкай-84» в районе, где располагал­
ся один из подземных госпиталей, мы открыли захороненные останки крас­
ноармейца. В нагрудном кармане ока­
зался спрессованный бумажный пря­
моугольник — комсомольский билет и красноармейская книжка, однако они были в таком состоянии, что без помощи специалиста в них нельзя было разобрать ни строчки. Доку­
менты отправлены в реставрацион­
ную лабораторию Государственной библиотеки имени В. Ц. Ленина. От­
вета пока нет. Видно, и специалисты тут бессильны. Н« даже если бы мы узнали имя бойца, оставалась бы не­
решенной (во всяком случае, пока) загадка, которую задала эта находка: V >:.;:ГЩ:+;%-
«СЕГОДНЯ НОЧЬЮ ПЕРЕПРАВЛЯЕМСЯ В КЕРЧЬ» В
летописи Аджимушкайског о подземного гарнизона каждый год появляются все новые и новые страницы. Вот одна из них: мы теперь уже точно знаем, кто был ка­
питан Анатолий Семенович Фоми­
ных, дважды упоминаемый в дневни­
ке А. И. Трофименко, найденном в Больших Аджимушкайских камено­
ломнях в 1944 году 1, и в очерке «Подземная крепость» из книги С. С. Смирнова «Рассказы о неизвест­
ных героях». После знакомства с этой книгой жена Фоминых, Загурская Вера Ки­
рилловна, написала автору письмо. Мы обнаружили его среди «аджи­
мушкайских» бумаг Сергея Сергееви­
ча, переданных Керченскому музею после кончины писателя. Долго и без-
1 Об этом дневнике подробно рас­
сказывал Арсений Рябикин в очерках «Голос Аджимушкая» и «Письма к живым». См. «Вокруг света» № 3 за 1969 год и № 7 за 1974 год. успешно искали мы В. К. Загурскую. Но в 19,84 году Вера Кирилловна сама приехала в Керчь и рассказала под­
робно нам о своем муже, написала воспоминания. Анатолий Семенович родился 12 июля 1915 года в селе Ново-Шуль-
ба Семипалатинской области Казах­
ской ССР, русский, член ВКП (б). До войны служил на Дальнем Востоке. В начале 1941 года был демобилизован и приехал в Алма-Ату, работал в рай­
коме партии (мы получили архивную справку, подтверждающую это). По словам жены, в декабре 1941 го­
да Анатолий Семенович был отозван в Ташкент на штабные курсы «Вы­
стрел» при Военной академии имени Фрунзе. 26 апреля 1942 года капитан Фоминых А. С. отбыл в Москву для получения назначения и в начале мая 1942 года был направлен на Крым­
ский фронт; позже он стал начальни­
ком штаба батальона подземного гарнизона. В своих воспоминаниях Вера Ки­
рилловна писала: «Письмо от 13 мая 24 почему красноармеец был похоронен медперсоналом госпиталя с докумен­
тами? По воспоминаниям начальника сектора обороны подземного гарни­
зона А. И. Пирогова, «после объеди­
нения 21 мая 1942 года всех подраз­
делений, групп и отдельных воен­
нослужащих Красной Армии, нахо­
дящихся в зоне Аджимушкайских каменоломен, независимо от их прежней принадлежности, в Отдель­
ный полк обороны Аджимушкая пар­
тийные, комсомольские и другие до­
кументы уходящих на задание и умерших в госпиталях изымались и передавались в штаб подземного гар­
низона». В один из рабочих дней экспедиции в каменоломни спустились двое по­
жилых мужчин. Пригибаясь, чтобы не зацепиться головой за угловатые выступы надорванной кровли, они уверенно прошли к земляным насы­
пям, у которых мы «просеивали» грунт. Чувствовалось, что они в ка­
меноломнях не в первый раз. В свете фонарей я узнал Сергея Михайловича Щербака, бывшего директора под­
земного музея, всегда охотно помо­
гавшего нам, и Сергея Терентьевича Колесникова, одного из активных участников обороны Аджимушкая. Пользуясь возможностью, я попро­
сил Щербака и Колесникова взгля­
нуть на одну из последних находок. Под завалом «Двух лейтенантов» мы нашли металлический баллон с вы­
водной трубкой вверху. Из пробоины корпуса просыпалось белое порошко­
образное вещество. К большому бал­
лону крепился второй, малый, соеди­
ненный с первым через пропускной кран. Мы вынесли ржавый агрегат на поверхность. Колесников долго рас­
сматривал его, крутил, тряс, прощу­
пывал. Потом спросил: — Надпись или маркировка бы­
ла? — Все прогнило, разобрать что-
нибудь невозможно. — Может, это газовые баллоны, которые применяли химические под­
разделения гитлеровцев против за­
щитников Аджимушкая? О таких баллонах говорили некоторые участ­
ники обороны, да и по показаниям фашистов известно о них,— сказал Щербак.— Вещество необходимо сдать на экспертизу. Если окажется, что баллон служил для получения газа, то эта находка еще раз подтвер­
дит, что гитлеровцы применяли от­
равляющие газы, запрещенные меж­
дународной конвенцией после первой мировой войны. Мы последовали совету Сергея Ми­
хайловича Щербака и осенью того же года получили заключение Централь­
ной Северо-Кавказской научно-ис­
следовательской лаборатории судеб­
ной экспертизы Министерства юсти­
ции РСФСР. Исследования, прове­
денные методами микроскопического химического анализа, спектроскопии и дифференциального термическо­
го анализа, дали следующие резуль­
таты: «1. Исследуемое вещество — гид­
рокарбонат натрия (питьевая сода); 2. Гидрокарбонат натрия мог быть исходным соединением, помещенным в емкость, обнаруженную в камено­
ломнях; 3. Гидрокарбонат, как и карбонат натрия, при действии на них кислот (соляной, серной, азотной, уксусной и др.) интенсивно разлагается с вы­
делением углекислого газа и с этой целью мог использоваться в камено­
ломнях Аджимушкая для удушения советских людей в подземельях». Позже мы встретились со старшим научным сотрудником отдела физи­
ческих исследований ЦСК НИЛСЭ, кандидатом химических наук Светла­
ной Ивановной Мальщиной. Вот что она добавила: — Только один килограмм гидро­
карбоната натрия, вещества, которое мы называем в повседневной жизни питьевой содой, при действии на него соляной кислотой выделяет около двухсот шестидесяти семи литров углекислого газа. Только один кило­
грамм! По данным зарубежной лите­
ратуры, концентрацию в воздухе ше­
сти процентов углекислого газа чело­
век выдерживает до 22 минут, а 10,4 процента — всего полсекунды. Видимо, в каменоломнях со слабым притоком свежего воздуха гитлеров­
цы и применяли такие смертоносные аппараты. Вот уже четыре года подряд наша группа «Поиск» работает в Аджи­
мушкайских каменоломнях. Но по­
хоже, это только начало... А д ж и м у ш к а й — Р о с т о в -
н а - До н у 25 1942 года я получила из Тамани, в нем были такие строчки: «Сегодня ночью переправляемся в Керчь. Про­
лив сильно бомбят. Впечатление жут­
кое». Так в мае 1942 года капитан Фоминых А. С. попадает в камено­
ломни Аджимушкая и принимает участие в героической обороне. Боль­
ше писем от него не было... В 1972 году Валерий Лесков, уче­
ник одной из керченских школ, пере­
дал в музей найденную в Аджимуш-
кае полуистлевшую записку. На од­
ной ее стороне можно разобрать за­
пись, сделанную простым каранда­
шом: К-ру 3 р. капитану т. Фоминых Примите выздорав ливающий взвод наблюдателя т. Кирпиля... вателъно сегодня обед на наблюдате­
лей выдайте на... ... а на т. Кирпи­
ля обед дадите Вы на месте у себя К-р 3 б-на к-н (неразборчиво Ка-
чурин или Кочагурин) 30.8.42. Дата документа видна отчетливо. Содержание этой записки, хотя ме­
стами и поврежденной следами ржавчины, проливает свет на боевые будни подземного гарнизона. Спустя три с половиной месяца после ухода под землю при остром недостатке продовольствия, воды, при ежечасной угрозе обвалов бойцы несут четкую службу. В роту капитана Фоминых, как самую боеспособную, направля­
ется «взвод выздоравливающих на­
блюдателей» — бойцов особо отбира­
емых: они охраняют выходы на по­
верхность, ведут наблюдение. Можно предположить, что этому взводу при­
шлось находиться в карауле много дольше обычного — люди ослабели, надо их подкрепить обедом. На оборотной стороне записки ра­
порт на имя подполковника Г. М. Бурмина о том же — о труд­
ностях, о голоде. ...подполы. Бур... Рапорт /Участок оборо/ны 3-го батальона самый большой приходится лично самому /уделять... /внимания проверки /упад /ок сил, я за последние /дни/стал чувствовать силь­
ную /устало/сть для поддержания /здоровь/я, прошу лично для /меня если э/то возможно выдать Iдопо Iлнительного питания Эта записка — последняя весточка о капитане А. С. Фоминых; дальней­
шая его судьба пока неизвестна. Документы, находки экспедиций, воспоминания участников обороны, переписка с родственниками, работа в Архиве Министерства обороны — все это позволило составить список оборонявших каменоломни в мае— октябре 1942 года. Но этот список пока не полный. В. БОРОВКОВА, главный хранитель Керченского историко-
археологического музея С. ЛИТВИНОВА, старший научный сотрудник отдела истории обороны Аджимушкайских каменоломен Доброе утро, А Н А Т О Л И И КО КОРИН, народный художник РСФСР, член-корреспондент Академии художеств СССР господин Андерсен! ! М
ного лет с постоянной ра­
достью я работаю над ил­
люстрациями к сказкам Ан­
дерсена. С годами облик уди­
вительного сказочника стал для меня более отчетливым, приобрел ясность. И постепенно передо мной возникла жизнь Андерсена — жизнь челове­
ка, пребывавшего в ежедневном удив­
лении перед окружающим миром. Читая сказки, я полюбил Да­
нию — страну, в которой нет гор, нет лесов, зато много островов, моря и бе­
локурых датчан, а в столице Копен­
гагене больше башен, шпилей и коло­
колен, чем домов. Я решил поехать в Копенгаген, чтобы посмотреть на эти здания, пройти по старым каменным мосто­
вым, кое-где еще сохранившимся, ступить на плиты тротуаров, по ко­
торым ходил Андерсен. И конеч­
но, побывать на острове Фюн в горо­
де Оденсе, где родился великий ска­
зочник. Наш паром уткнулся в причал Гедзера, раскрыл свой гигантский зев, и мы плавно въехали на датскую землю. Поезд пролетает над проливом, отделяющим остров Фальстер от острова Зеландия, на котором рас­
положен Копенгаген. А вот и сама столица. Огородно-садовые участки с кро­
хотными чистенькими дачками в одно окошечко и с обязательным флагшто­
ком, на который в праздничные дни датчане поднимают национальный флаг. Заводы, трубы, многолюдные ули­
цы, каналы, площади с тяжеловес­
ными конными статуями, велосипе­
дисты, ухоженные парки, ярко-крас­
ные пиджаки спешащих почтальо­
нов, реклама... А вон и знаменитые копенгагенские башни. Батюшки, сколько их! Въезжаем в крытый вокзал. Прие­
хали. В Данию нас пригласила Коро­
левская академия искусств, и поэто­
му мы тут же отправились во дворец Шарлоттенборг. Он смотрит на ро­
мантическую старинную гавань Ню-
хавн. На набережной выстроились, плотно прижавшись друг к другу, разноцветные дома XVIII—XIX ве­
ков. Они веселы не только раскрас­
кой, но еще и потому, что чуть не в каждом на первом этаже или в под­
вале нашли место моряцкие пивные, бары, таверны... У причалов стоят пропахшие мо­
рем и рыбой старые шхуны с резны­
ми бушпритами, ржавыми якорями, спущенными рыжими парусами и высокими мачтами... Брожу по старым кварталам сто­
лицы. Здесь царство антикварных ма­
газинов. Я никак не предполагал, что в одном городе может уместиться такое множество больших и крохот­
ных, процветающих и прогорающих магазинов, торгующих настоящими старинными и ловко подделанными под старину вещами. При большом желании здесь мож­
но приобрести сверкающий медью водолазный скафандр, дамские ост­
роносые туфли XIX века, мебель всех стилей, канотье, мореходные карты времен Христофора Колумба, ры­
царские доспехи, оловянных солдати-
26 В один из самых критических моментов второй мировой вой­
ны — в начале сентября 1942 го­
да, когда фашистские войска на­
чали штурм Сталинграда, на Аляску прибыла миссия ВВС Красной Армии во главе с пол­
ковником авиации М Г. Мачи-
ным. Задачей миссии была при­
емка американских самолетов по ленд-лизу и отправка их через Берингов пролив в Советский Союз. Вскоре по воздушному мосту Аляска — Сибирь — Фронт была переправлена первая группа бом­
бардировщиков А-20 «бостон». Они приняли участие в Сталин­
градской битве. О содружестве советских и американских летчиков повест­
вует документальный рассказ «Задолго до встречи на Эльбе», написанный по воспоминаниям участников воздушных опера­
ций. Герой рассказа — капитан Петр Павлович Гамов перегнал с Аляски на Чукотку 340 аме­
риканских бомбардировщиков Б-25 и А-20 «бостон» и отлиди-
ровал 250 авиагрупп. За эту рабо­
ту он был удостоен орденов Ле­
нина и Красного Знамени, а так­
же медали «За боевые заслуги». Флаг штата Аляска. чувствовалось, что ветер сносит его в море. Командир полка замахал крас­
ным флажком, требуя прекратить разбег. — Здесь не взлетишь, убьешься! -
решительно сказал он, подъехав на «джипе»,— Вылезай из кабины! Петр Гамов подсел к нему « «джип», Стали вместе ломать голову, что бы придумать для спасения самолета. - Давай проедем вдоль моря! — предложил Павел Недосекин. Мо­
жет, подальше что найдем. «Джип» то и дело буксовал, с тру­
дом прокладывая дорогу по нетрону­
тому снегу. В некоторых местах суг­
робы намело уже по колено. Так они проехали километра полтора. Вдруг Петр Гамов радостно вскрик­
нул: — Товарищ подполковник! Смот­
рите; льдина какая хорошая! «Джип» подвез их поближе. Вни­
мательно осмотрели льдину. Она действительно оказалась вполне под­
ходящей: метров 600 в длину. Только стояла немного по ветру, и неболь­
шая ребристая трещина отделяла ее от припая. — Стоит попробовать отсюда! загорелся капитан. Льдина ведь ровная, крепкая.., — Л как ты сюда зарулишь? нерешительно возразил ему Недосе­
кин. — Да зарулим! Вот только попро­
сим американцев, чтобы они в бак бензина залили еще немножко — на рулежку до старта, Когда американские техники уз­
нали, откуда собирается излететь русский летчик, они заволновались, заспорили между собой, «Вода сей­
час холодная, как смерть!» - предуп­
редил один из них. Но Петр Гамов сно­
ва включил двигатели и, развернув бомбардировщик, зарулил вслед за «джипом», прокладывавшим ему до­
рогу по снегу. У места предполагаемого старта капитан осторожно пустил переднее колесо на льдину через трещину. Самолет подпрыгнул на этой грани, словно на границе между жизнью и смертью... Поставив «бостон» на тормоза, Петр Гамов еще раз проверил работу моторов. Все было в порядке. Он по­
вернул голову в сторону подполков­
ника Недосекина, стоявшего у «джи­
па». Командир полка взмахнул рукой: «Взлетай!» Гамов, врубив двигатели сразу на полную мощность, погнал тяжелую машину по льду. Он не торопился взлетать — удлинял разбег, чтобы набрать максимальную скорость. Лишь у самого края льдины летчик взял штурвал на себя. Винты сорвали брызги с гребешков волн, море плеснулось в стекло ка­
бины. Колеса зависли над студеной водой. Люди на берегу замерли в ожидании и, только когда стало за­
метно, что самолет набирает высоту, с облегчением вздохнули. Делая разворот в сторону Нома, Гамов увидел несколько тюленей. Они неуклюже прыгнули со льдины в море — их, вероятно, напугал рев моторов. Гамов не стал убирать шасси — до аэродрома было километров трид­
цать. Когда он сел на полосу, большая толпа окружила самолет. Какие-то незнакомые люди вытащили летчика из кабины и начали его качать.,. Вскоре после нового, 1943 года капитан Гамов получил по почте вы­
резку из американского журнала, где был описан его взлет со льдины. В статье говорилось, что все амери­
канцы, наблюдавшие за русским летчиком с берега, молились в тот момент богу, а неверующие скрещи­
вали два пальца, загадывая исполне­
ние заветного желания. Смерть еще дважды обошла Петра Гамова стороной. В первый раз это случилось при перегоне истребителей из Нома в Уэлькаль на Чукотке. На маршруте была сильная облачность, И, чтобы обойти ее, Б-25 взял курс на острова Диомида, Один остров — наш, другой — американцев, оба они служили для летчиков хорошим ориентиром в середине Берингова пролива, Между островами прохо­
дило сильное течение, уносившее лед. Поэтому даже в лютый мороз здесь нередко просматривалась узкая полоска незамерзшей воды. Диомиды показались примерно че­
рез час полета. Под крылом мельк­
нуло несколько домиков в сугробах, но вскоре ничего не стало видно. Над морем сгустился туман. Радист Петр Пелагейченко настроился на волну Уэлькаля. До него оставалась еще половина маршрута — около 370 ки­
лометров. И вдруг пришло сообще­
ние: аэродром в Уэлькале закрыт из-за непогоды. Запасные аэродромы были в Марко­
ве и Анадыре, но на запрос о посад­
ке оттуда также ответили отказом. Лидер вынужден был запросить Ном. Однако и там через час после их вы­
лета перестали выпускать и прини­
мать самолеты. Ситуация сложилась трагичес­
кая - садиться некуда! Настроив­
шись снова на Уэлькаль, радист пой­
мал рассерженный голос подполков­
ника Никифора Васина, недавно наз­
наченного командиром 1-го авиапол­
ка. Он вылетел на сорок минут рань­
ше Петра Гамова в экипаже Михаила Вороны с другой группой «аэрокобр». У них горючее было на исходе, а Уэлькаль не давал «добро» на посад­
ку. Разрешение было получено только после того, как находившийся там командир 1-й перегоночной дивизии Илья Павлович Мазурук взял ответ­
ственность на себя. Из напряженных переговоров в эфире стало ясно, что группа под­
полковника Васина села не совсем удачно. Кто-то из летчиков-истреби­
телей, немного не долетев в тумане до полосы, перевернулся. Машина была покалечена, летчик получил тя­
желое ранение и чудом остался жив. Погода тем временем стала еще ху­
же. Мазурук предложил капитану Гамову повернуть к мысу Святого Лаврентия и сесть там в горах на большое заснеженное озеро. Это озеро часто обходили стороной обла­
ка и туман. Но при вынужденной посадке «на живот» авиагруппе вряд ли удалось бы избежать потерь и в случае необходимости получить по­
мощь. Петр вспомнил, что как-то поздней осенью он шел низко над побережьем Чукотки и случайно увидел, как ука­
тывали под взлетную полосу гальку на мысе Чаплина. Лидер рискнул повести истребители туда. Подойдя к мысу, Б-25 снизился и вскоре на бреющем выскочил на почти гото­
вую полосу, в начале которой стоял каток. Гамов передал по радио майо­
ру Жевлакову, который цепко дер­
жался у его крыла справа, что надо кому-то попробовать зайти на посад­
ку. Тот поручил это сделать своему заместителю Бурмистрову. «Аэрокобра», шедшая слева от ли­
дера, выпала из строя. Сделав разво­
рот, истребитель снова вышел на ка­
ток и, едва перевалив через него, запрыгал по гальке. — Нормально! — обрадованно крикнул в эфир Бурмистров, но было слышно, как его трясло. Следом за ним такую же акробатическую посад­
ку через каток произвели все осталь­
ные самолеты. Последним приземлил­
ся Б-25, и сразу же после посадки Гамов сообщил свое местонахожде­
ние в Уэлькаль. Летчиков с одинаковым недоуме­
нием встретили и чукчи, и приезжие строители, которым еще предстояло благоустраивать полосу. Ее еще ник­
то даже не успел опробовать... На следующий день погода улуч­
шилась. Каток с полосы убрали, на нее сел американский «Дуглас». Он привез из Нома печки для обогрева моторов. Прибывший вместе с ними механик эскадрильи Николай Тюрин помог подготовить к полету про­
мерзшие за ночь машины. Авиагруп­
па капитана Гамова снова поднялась в воздух и в полном составе призем­
лилась в Уэлькале. Еще раз жизнь Петра Гамова могла оборваться, когда ему предло­
жили перегнать Си-47, груженный динамитом. Это было срочное зада­
ние для фронта. Везли динамит пять транспортных самолетов, но на пятую машину не хватило экипажа. Пол­
ковник Мачин поручил капитану Га-
мову самому доставить в Уэлькаль опасный груз. Взлетный курс с аэродрома «Ладд-
филд» в Фэрбенксе в тот день был 240 градусов — прямо на Родину, точно на Запад. Курс был привыч­
ный, но на борту Си-47 командир бомбардировочной эскадрильи летал до этого только в качестве пассажира. А тут еще вскоре после набора вы­
соты попали в снегопад. Видимости никакой — дворники не успевали счищать примерзшие к стеклу каби­
ны снежинки. Внизу горы, и скорость почему-то растет. Что-то неладное происходило с машиной, но что именно — Гамов никак не мог понять. Вдруг самолет повалился на крыло и стал падать. Глаза застлала неиз­
вестно откуда взявшаяся пыль. Авиа­
горизонт перевернулся — Си-47 нача­
ло крутить. — Ну, Миша, все! — не сдержав­
шись, крикнул командир сидевшему рядом с ним инженеру полка Панину. ЯМ Передача американского истребителя «аэрокобра», купленного на деньги, собранные школьниками города Буф­
фало. Американский летчик-инструктор Николай де Толли (слева), полков­
ник М. Г. Мачин (справа). Документ о награждении полковника М. Г. Мачина одним из высших во­
енных орденов США. Подпись пре­
зидента Ф. Рузвельта. Этот снимок сделан 4 августа 194 3 года во время рискованной посадки П. П. Га­
мова на поврежденном бомбардиров­
щике Б-25 в Фэрбенксе. Экипаж Б-25 во главе с командиром эскадрильи летчиком П. П. Гамовым (второй справа). ТИК Ш1ТЕО 8ТЛТЕ8 ОКАМКШСА ТО ЛЬЬ \УНО ННАЬЬ 8КК ТНК8К РНК8КХТ8. ОНККТ1ХС!: ТН18 18 ТО ОКНТ1РУ ТНАТ ТНК !>КК8ШКХТ О К ТНК ПЧЧТКИ 8ТАТК8 ОР АМКГЖ'А IX АГ4ЮШ>АХГ.К 1У1ТН ТНК ОШЖК 1881'КН НУ (ШХККАЬ ОКОПНК \\'Л8Н1ХЧПЧЖ АТ НКЛНОГАНТКН8. ХЮТНШМЗН. МЛУ УОЙК. ОХ А1ГОС8Т 7. 17118. ЛХ1> 1ЧЛ181/АХТ ТО АС/Г О К ООМЗКК88. НА8 А\УАШЖ1> ТНК ЬКОКЖ (Ж мг с шт Оеогге оС (ЭТИ г г г ТО (5о1опе1 ШгЬ«е1 №. Ккг1нп, Д1г *ргсчь, 11.8.С.Й. СОЯ КХТНАОНШЛАКУ РПЖЫТУ АКО КХОКРТЮХАЫЛ' МКШТОКЮДО (ЗДК1Н7СТ IX ТИК РККРОНМАХОК (»К ОПГ 8 Т Л Х ШХ О 8 к н у н;к « н у к.х г.м»кн му нлм» 1.x тик « ч т у ок ЪУЛНШЛЧЛГОХ тшн ШЪ илу иг 1в|^ и» 44 Ы>Й *е_ 8 — Выведешь!—попробовал улыб­
нуться тот.— До земли еще немно­
жечко осталось... Петр Гамов локтем выбил обле­
деневшее окно кабины. Глянул вниз: машина падает прямо в ущелье! Лет­
чик изо всех сил потянул штурвал на себя. Самолет задрожал, выходя из обреченности, и медленно перешел в горизонтальный полет. Так по ущель ю Гамов снова вывел Си-47 в небо. После сдачи опасного груза в Уэль-
кале (а весил он две тонны — все пространство от кабины до хвоста самолета было плотно заставлено запечатанными ящиками) Гамов выяс­
нил, что надо было включит ь перед взлетом обогрев трубки Пито, кото­
рая показывала скорость на этом са­
молете. В полете трубка замерзла, и прибор стал давать неверные сведе­
ния. — Как это забыли включить обо­
грев? — возмущалс я потом полков­
ник Михаил Григорьевич Мачин. — А мы не забыли, мы не знали,— честно признался капитан Гамов.— Никто в экипаже раньше не летал на Си-47. — А почему сразу не сказал об этом? — еще больше рассердился на­
чальник советской военной миссии. По его ходатайств у Петр был пред­
ставлен к ордену Ленина как лучший лидер-бомбардировщик 1-го полка, но за ЧП, которое чуть не привело к гибели экипажа, он устроил моло­
дому командиру разнос, а потом заставил срочно изучить транспорт­
ный самолет. Надо отдать должное полковнику Мачину: у него был огромный бое­
вой опыт, а учиться он все равно лю­
бил. Учился и когда воевал в небе Испании и Китая, и когда прикрывал от фашистов с воздуха Москву, и ког­
да сражался на Воронежском фронте, откуда его отозвали в августе 1942-го, в самом начале битвы за Сталинград. И здесь, на Аляске, Михаил Григорье­
вич быстро освоил все типы боевых машин, которые перегонялис ь по ленд-лиз у в Советский Союз. Позже президент Франклин Рузвельт удосто­
ил его ордена «Легиона почета», од­
ной из самых высоких наград Аме­
рики. Как-то Михаил Григорьевич сказал Гамову: «Что же ты лидируешь, а не знаешь, как истребитель чувствуе т себя у тебя за хвостом?» И сам его проинструктировал, как управлят ь «аэрокоброй». Гамов совершил на ней несколько тренировочных полетов и получил представление, каково лет­
чику неподвижно сидеть в узенькой кабине. А ведь лететь приходилос ь 5—6 часов — до Уэлькаля или даже до Маркова. После случая с перевозкой дина­
мита полковник Мачин проследил, чтобы Гамов овладел техникой пило­
тирования транспортного самолета, и не успокоился до тех пор, пока тот не перегнал один Си-47 с Аляски в Москву... Но вернемся в тот августовский день 43-го года, когда самолет Гамо-
ва ходил левым кругом над Фэрбенк­
сом, вырабатывая лишнее топливо. Петр отказался исполнить приказ начальника военной миссии — поса­
дить поврежденный бомбардировщик «на живот», надеясь спасти экипаж и машину по примеру де Толли. Петр пошел на снижение, продол­
жая кружить над аэродромом. На каждом заходе он убирал двигатели и планировал над полосой. Надо было рассчитать так, чтобы приземлиться в самом ее начале. Главная трудность состояла в том, что при посадке на два колеса нельзя было использовать тормоза. И как ни велика была бе­
тонная дорожка (почти три километ­
ра!), заканчивалась она крутым об­
рывом в Танану. Гамов знал несколь­
ко случаев, когда летчики завершали свой пробег на дне быстрой реки... На аэродроме «Ладдфилд» тоже готовились к аварийной посадке. С диспетчерского пункта, расположен­
ного в высокой башне, поступи­
ла команда не занимать полосу, над которой планировал Б-25 с повреж­
денной стойкой. Пожарная и меди­
цинская службы были предупреж­
дены, что, возможно, понадобится экстренная помощь. Слух об этом тот­
час же разнесся по аэродрому. ...Авиабаза близ Фэрбенкса, где ра­
ботала советская военная миссия по приемке американских самолетов, считалась самой большой на Аляске. Здесь приземлялись даже «летающие крепости» — огромные четырехмо­
торные самолеты Б-17, бомбившие японцев на Курилах. Маршрут у них был дальний, более четырех тысяч километров в оба конца, а цели, кото­
рые они поражали с воздуха, против­
ник хорошо защищал. Одна такая мощная машина вернулась из полета вся израненная, на одном работаю­
щем двигателе и с перебитыми тор­
мозами. Экипаж с трудом приземлил­
ся, но бомбардировщик не удержал­
ся на полосе и скатился в реку. Эта трагедия Произошла на глазах сотен людей, находившихся На аэрод­
роме, после чего и был введен запрет собираться вблизи полосы. Но в тот день запрет был нарушен; бомбарди­
ровщик с болтающейся передней стойкой кружил у всех на виду. Полковник Мачин еще раз передал по радио приказ: «Садись «на жи­
вот»!» — Я буду садиться на два коле­
са! — упорствовал капитан Гамов.— Так, как сделал старший лейтенант де Толли. — Но его сейчас нет на базе! — Я помню, что он мне рассказал. Позовите Лену, пусть она переведет американцам... Они познакомились еще в Иране. Летом 1942 года Гамов перегонял американские бомбардировщики А-20 «бостон» из Басры через Тегеран в Кировабад. А потом судьба снова свела их в Фэрбенксе. Здесь, на авиабазе, Елена Макарова занималась переводом технической документа­
ции во время приемки американских самолетов. Петр Гамов сделал ей тогда предложение, но она не торо­
пилась с ответом. Когда Лену Макарову вызвали на командно-диспетчерский пункт, она уже видела, как он делает круги над аэродромом. Ее поразила толпа людей у полосы. «Как можно было бросить работу!» - невольно подумалось ей. Но самое ужасное — некоторые уже заключали пари: разобьется или не разобьется русский летчик? Лена, конечно, знала, что амери­
канцы очень любят спорить. Повод для пари мог быть самый неожидан­
ный — например, какая сейчас темпе­
ратура? Спорщики доходили до бли­
жайшего градусника, вывешенного На улице, и выясняли, чей прогноз вер­
нее. Выигрыш, как правило, был Не­
значительный - один-два доллара, так что дело было не в деньгах, а скорее всего в игровом азарте. Но теперь Лена возмутилась до глубины души: «Разве можно Играть в такой момент?» Взбежав на диспетчерскую вышку, Лена услышала голос Петра в Эфире. Он убеждал полковника Мачина, что посадка на два колеса может быть удачной, если два «доджа» поймают самолет канатами на полосе. Она тут же перевела эти слова дежурным американским офицерам. Те переглянулись между собой, но отдали необходимые распоряжения. Вскоре на аэродромном поле появи­
лись два «доджа». Они доехали до центра полосы и встали сбоку по обе­
им ее сторонам. Вылезшие из машин солдаты перекинули через бетонную дорожку два толстых каната. — Захожу на посадку! - сквозь помехи в эфире снова пробился го­
лос Петра. «Господи! — поклялась себе Ле­
на.— Если он останется жив, я буду его женой...» В кабине поврежденного бомбарди­
ровщика находился американский полковник. Он летел в качестве пас­
сажира — Попросил, чтобы его под­
бросили до Нома. Никто в экипаже не разговаривал по-английски, Гамов жестами объяснил американцу, что у самолета сломалась передняя «нога». Полковник понял, кивнул головой. Чтобы пассажир не ударился при аварийной посадке, бортмеханик Алексей Крисанов привязал его рем­
нями на штурманском сиденье. А сам штурман Василий Сверчков пролез вместе с радистом Петром Пелагей-
ченко и бортмехаником через про­
ходной люк к стабилизатору. Коман­
дир дал эту команду на четвертом развороте, чтобы изменить центров ку. Американца в «хвост» самолета он не послал — тот был полный, мог не пролезть через люк, Да и объяс­
няться с ним, не зная английского, было тяжело. Б 25 вышел на прямую. Капитан Гамов отключил оба мотора, поставил винты во флюгер и пошел на сниже­
ние. Рассчитал он точно: коснулся колесами в самом начале Полосы. Пока скорость была большая, рули держали самолет* Но вот она стала понемногу Гаснуть, й бомбардиров­
щик начал опускать нос. Стойло ему хоть раз «клюнуть» :4емлю, он бы сразу перевернулся. По этой причи­
не и тормозить было нельзя Когда Б-25 пробежал почти поло­
вину Пути, отделявшего его от обры­
ва в реку, Оба «доджа» с натянутыми канатами тройулись с места. Они синхронно перемещались вдоль Поло­
сы по ходу движения самолета. Все внимание Петра Гамова было сосредоточено на штурвале й рулях, которыми он пытался удерживать нос до последней возможности. Поэтому летчик Не успел заметить, как аме­
риканцы закинули с «джипов» ка­
наты на оба киля бомбардировщика. Он только почувствовал сильный удар й удивился, почему не стал ви­
ден горизонт. Б-25 замедлил бег, но продолжал двигаться вперед, таща за собой воен­
ные грузовики. Так они втроем ка­
тились почти до самого берега Тайа-
ны. Лишь на краю обрыва самолет замер с задранным носом, слоВПо Вздыбленный конь, занесший перед­
ние копыта над пропастью. Его удер­
жали Канаты, заброшенные с «дод­
жей» на хвост. Выскочившие из грузовиков аме­
риканские техники подставили упоры Под переднее шасси. Петр открыл люк, выпустил через него лестницу й первым сошел По ней. Следом за ним спустился отвязанный пассажйр-пол-
ковник - дородный мужчина в фор­
ме ВВС США и остальные члены экипажа. Американский офицер хотел было обнять русского капитана, но постес^ нялся. Пот градом струился По его крупному лицу и шее, и ДаЖе рубаш­
ка промокла насквозь. Впрочем, й рубашку Гамова тоже можно было выжйМать. Поэтому Полковник сказал только: «О'кэй!» — й, широко улы­
баясь, поднял большой палеи,. Лена подошла к ГаМову вместе С полковником МачинЫм. Кто-то из американцев сделал несколько снимков, когда Гамов за* Ходил на посадку» и обещал подарить ему самую удачную фотографию. А некоторые тут же в толпе распла­
чивались за проигранное Пари. Но Ле­
не это уже не казалось ужасным. «Наверное, и проигравшие доволь­
ны!» - решила она Про себя. Вскоре командир 1-го перегоноч­
ного авиаполка подполковник Ники-
фор Сергеевич Васин объявил перед строем летного состава, что капитан Петр Павлович Гамов и Переводчица советской военной миссии на Аляске Елена Александровна Макарова от­
ныне муж й жена. 10 •>)&. $«>игр?<г се^:-^', /'• В.П.МЮЛЛЕР, И.Л.МЮЛЛЕ Р КАК РОДИЛСЯ «ВОКРУГ СВЕТА» З
а окном брезжит петербург­
ский осенний рассвет. Возле широкого редактор­
ского стола, заваленного кни­
гами, стоят двое. Они проработали в редакции всю ночь и сейчас, ка­
жется, не замечают ни наступившего тусклого утра, ни померкшего за ночь света керосиновой лампы. Дверь бесшумно открывается, и на пороге появляется человек в пальто и шапке-боярке. — «По всему миру»,— слышит во­
шедший и останавливается в дверях. — Многословно и напоминает «по миру». — Тогда пусть будет «Кругом света»,— с горячностью предложил один из спорящих и тут же попра­
вился: — Нет, «Вокруг света»! Участники разговора — первые ре­
дакторы журнала «Вокруг света» Павел Матвеевич Ольхин и Алек­
сей Егорович Разин, а вошедший господин — петербургский книгоиз­
датель Маврикий Осипович Вольф. Они молоды Старшему из них, Ра­
зину, 37 лет, Вольфу — 35, а млад­
шему, Ольхину — 30. Все трое энер­
гичны, деятельны. Задумав издание журнала, Вольф пригласил в редак­
цию молодых литераторов, уже имевших опыт популяризации науч­
ных знаний. В Цензурном комитете согласились на издание нового журнала, но с условием, чтобы все материалы были переводными. С согласия Разина и Ольхина Вольф дал такое обяза­
тельство. Имя первого издателя «Вокруг све­
та» Маврикия Осиповича Вольфа (1825—1883) хорошо известно. Он приехал из Варшавы в Петербург в 1853 году, открыл типографию и книжные магазины в Гостином дворе в Петербурге и на Кузнецком мосту в Москве. Вольф вовремя уловил ин­
терес читающей публики к научно-
популярной литературе. Напечатан­
ные им книги, большей частью пере­
водные, расходились по всей России. Недорогие, они были доступны лю­
дям среднего достатка и потому име­
ли большой спрос. Алексей Егорович Разин (1823— 1875) в 1860-х годах печатался в различных журналах, редактировал книги для юношества. В изданном перед революцией «Русском библио­
графическом словаре» А. А. Полов-
цова о Разине говорится: «Журна­
лист, даровитый популяризатор на­
учных знаний и автор хороших книг для детей». Павел Матвеевич Ольхин (1830— 1915) был сыном петербургского книгопродавца и издателя Матвея Дмитриевича Ольхина, который пер­
вым в России издал в переводе многотомное собрание романов Валь­
тера Скотта. В типографии М. Д. Оль­
хина печатался также популярный альманах «Библиотека для чтения». Он имел и книжный магазин на Нев­
ском, а при нем общедоступную библиотеку. Начальное образование Павел Мат­
веевич получил в гимназии при учи­
лище Святого Петра, на бывшей Марокканец на охоте за муфлонами. Раскрашенный рисунок, гравированный на меди, из третьего тома журнала «Вокруг света» (186 3 год). Конюшенной улице. Потом посту­
пил в Медико-хирургическую ака­
демию, которую окончил в 1858 году, получив звание врача. Однако его стезей стала пропаганда научных зна­
ний. П. М. Ольхин написал одинна­
дцать книг на медицинские темы, одну из них — «Последние дни само­
убийц», напечатанную в 1859 году,— использовал в своей литературной работе Ф. М. Достоевский. Ольхин писал буквально обо всем. Кроме медицины — это география, землеведение, астрономия и цикл естественных наук, включая геоло­
гию, история развития ремесел и производств, начатки технологии, библиотечное дело. Он самостоятель­
но разработал русскую систему сте­
нографии — так называемую «дома­
шнюю скоропись Ольхина», которая на конкурсе 1865 года была призна­
на лучшей. Долгое время Ольхин сам вел курсы стенографии и, кста­
ти, рекомендовал Достоевскому свою Соавтором очерка о Павле Матвеевиче Ольхине, одном из основателей и пер­
вом редакторе журнала «Вокруг света», является его правнук — Игорь Льво­
вич Мюллер. Первую публикацию о П. М. Ольхине см. в № 4/87. 43 лучшую ученицу — Анну Григорьев­
ну Сниткину, которая стала потом женой великого писателя. В декабре 1860 года в книжных магазинах появилось новое перио­
дическое издание. На его титульном листе стояло: «Вокруг света». Жур­
нал землеведения, естественных наук, новейших открытий, изобретений и наблюдений» и дата — январь, 1861 год. Вскоре стало выходить ежеме­
сячное приложение «Природа и зем­
леведение», где публиковались пере­
воды издаваемых за рубежом научно-
популярных работ. Вдвоем Разин и Ольхин выпускали «Вокруг света» всего год. Со вто­
рого года и журнал, и приложе­
ние стал редактировать один Оль­
хин. Материалы готовились так. Вольф заключал договоры с немецкими и французскими издателями, и все новинки европейского книжного рын­
ка тотчас поступали в редакцию «Вокруг света» на 16-й линии Ва­
сильевского острова. Ольхин, отлич­
но владевший немецким и француз­
ским языками, почти все переводил сам, выбирая наиболее интересное. Часто он прибегал к компиляции, дополняя заметки сведениями из других источников. Такая работа в то время имела свой смысл. Важно было скорее сообщить русскому читателю о новых открытиях, дать представ­
ление о нашей планете. И не было ничего обидного в том, что в «Эн­
циклопедическом словаре» Брокгау­
за и Ефрона П. М. Ольхин харак­
теризовался как компилятор. Ольхин сформировал основной принцип нового журнала — показы­
вать жизнь на планете глазами оче­
видца. Этому принципу «Вокруг све­
та» верен по сей день. Этот журнал родился в век бур­
ного развития географии. Рассказы о путешественниках, пересекающих континенты, напоминали приключен­
ческие повести. Будучи основанны­
ми на подлинных фактах, они чи­
тались с особым волнением: шла ли речь об английском полярном ис­
следователе Джоне Франклине, по­
гибшем во льдах Арктики, или шот­
ландце Дэвиде Ливингстоне, надолго исчезнувшем в дебрях Центральной Африки. Читатель узнавал о неве­
домых народах, об экзотическом животном и растительном мире. На страницах «Вокруг света» впер­
вые были опубликованы на русском языке очерки знаменитого немец­
кого зоолога Альфреда Брема. Так, под видом увлекательного чтения начала формироваться комплексная наука о Земле — землеведение. Ольхин помещал в журнале не только переводы. Обойти молча­
нием свою страну было невозмож­
но. Но эти заметки по цензурным соображениям не подписывались. Уже в первом номере появилось сообщение о народонаселении азиат­
ской части России. Безвестный автор писал: «Россия неусыпно исполняет в Азии свою историческую задачу. Страна, доставлявшая одни только меха, начинает заселяться, и земли эти обещают много. России предсто­
ит в Сибири великая будущность...» В первом томе был напечатан и очерк о Петербурге, который со­
провождала превосходная гравюра, изображающая северную столицу с птичьего полета. Позднее удалось опубликовать и очерки о городах Поволжья. Вряд ли авторам этих корреспонденции были иностранцы. А уж об очерке о поморском го­
роде Холмогоры и говорить нече­
го: такой искренней болью при опи­
сании ставшей захолустьем торго­
вой столицы Русского Севера мог поделиться только наш соотечест­
венник. В 1867 году приложение «Природа и землеведение» опубликовало фан­
тастический роман Жюля Верна «Из пушки на Луну» в переводе П. М. Оль-
хина. Русский читатель познакомил­
ся с этим романом всего через не­
сколько месяцев после того, как он появился в книжных магазинах Па­
рижа. Это была первая в журнале публикация научной фантастики. Так родились знаменитые «три кита», на которые до сих пор опирается «Вокруг света»: Путешествия, При­
ключения и Фантастика. Попутно Ольхин перевел и пер­
вым опубликовал книгу молодого французского астронома К. Флам-
мариона «Многочисленность обитае­
мых миров», издал со своими едино­
мышленниками трехтомный труд «Всеобщее землеописание» объемом более двух тысяч страниц «ин фолио». Петербургский «Вокруг света» не уступал лучшим изданиям Европы. Несмотря на доступную цену, жур­
нал был оформлен роскошно. Изда­
вался он на качественной бумаге, его страницы украшали многочислен­
ные политипажи, рисунки и гравюры. «Вокруг света» печатался в Петер­
бурге восемь лет. Годовые подборки дошли до нас в объемистых колен­
коровых переплетах с золотым тис­
нением. Было издано 8 томов журна­
ла и 7 — приложения общим объемом более шести тысяч широкоформат­
ных страниц. В 1868 году журнал временно пре­
кратил свое существование. Почему? Это до сих пор остается загадкой. Возможно, Вольф испытывал мате­
риальные затруднения. Архивы изда­
тельства пока не обнаружены... «Во­
круг света» вскоре возобновился, но уже в Москве. А что стало с первым редакто­
ром? Павла Матвеевича захватило другое увлечение — фотография. Он сделал несколько изобретений в этой области и написал 8 книг. Двадцать один год под его редакцией выходил «Фотографический вестник». А в 1890 году он редактировал «Военно-
медицинский журнал »... Нам пока удалось выявить 72 кни­
ги П. М. Ольхина, 25 названий жур­
налов и приложений к ним, которые он редактировал. Может быть, со временем обнаружатся и другие его работы. Ведь многое из написанного им рассыпано по старым журналам и часто публиковалось без подписи. От редакции. Может быть, кто-
нибудь из читателей располагает до­
полнительными сведениями об исто­
рии нашего журнала, хранит воспо­
минания, документы? Сообщите нам об этом. Редакция «Вокруг света» будет также признательна всем, кто поможет отыскать старые номера журнала. Как и было объявлено ранее (№ 8 I за 198 9 год), с этого номера «Вокруг | света» начинает публикацию приклю­
ченческого романа известного фран­
цузского писателя Луи Буссенара «За | десятью миллионами к Рыжему Опос­
суму». Это произведение будет I печататься в течение всего года из | номера в номер. Вы, вероятно, обратили внимание, что предлагается особая верстка рома­
на. На первый взгляд она выглядит непривычно, страницы как бы пере­
путаны, нет последовательности в нумерации. Однако если вы отрежете эти страницы и согнете их по указан­
ным линиям, то все встанет на свои места. Эта самостоятельная, неза­
висимая от основного текста журнала I нумерация будет соблюдаться во всех | последующих номерах. Идея подобного «обособления» ро­
мана подсказана письмами, в которых читатели «Вокруг света» просили так | печатать произведение, чтобы затем его можно было вырезать и сброшю­
ровать в отдельную книгу, при этом | не нанося ущерба всему журналу. 44 //'у: 4??0г Праздник в городе Воавур в честь столетия приобретения первого мореходного рыболовецкого суд-
Маяк Акрабэрг на острове Суури. Мои новые знакомые на Фарерах часто помогали мне выбираться на соседние острова. — ...У меня пенсия минималь­
ная,— говорила в Твэройри за ужи­
ном 66-летняя Марлен Томсен. К ней на ночлег меня забросил во время двухдневной поездки на остров Суури ее сорокалетний сын Эгон. Он — преподаватель труда в училище города Воавуре. — Я не отчисляла дополнительно из заработной платы денег на более высокую пенсию,— пояснила мать Эгона.— У меня три тысячи триста крон... Названная ею сумма соответство­
вала тремстам рублям в месяц — выше, чем моя заработная плата старшего научного сотрудника ака­
демического института. — Да, да, три тысячи триста крон,— подтвердила Марлен.— Я ра­
ботала уборщицей. А вот мой муж Илиас... — Я сам могу сказать,— с достоин­
ством прервал 68-летний фаререц мо­
гучего сложения.— Я мог получать такую же, как жена, пенсию, ибо тоже не отчислял деньги из зара­
ботной платы на повышенную пен­
сию. Я работал ночным сторожем на пароме и подумал, что спать на пароме я могу и сейчас. Поэтому я не ушел на пенсию, получаю свои 15 тысяч крон в месяц. Если паром ночует в Твэройри, я хожу из дому пешком — причал совсем рядом. Если в Воавуре, то езжу на своем мопеде. Мы еще увидимся. А сейчас я пошел дежурить на паром... — Могу пояснить,— включился Эгон.— Налог у нас составляет от 35 до 50 процентов. Но у нас высокая исходная заработная плата. У меня шестеро братьев и сестер. За работу каждый из них получает от 12 до 15 тысяч крон в месяц. Мой брат Бьярчи, старший механик, получает больше. Креветок, которых мы едим, ловят с его судна. Но ни один чинов­
ник не получает больше, чем 20— 25 тысяч крон в месяц. С этой сум­
мы — максимальный процент нало­
гов. Только врачи получают больше, например, главный врач Фарер — до полумиллиона крон в год! — Ты в Твэройри — первый рус­
ский,— доверительно сказал Эгон,— русских у нас не любят. В основном за то, что вы создаете непосильную конкуренцию нашим рыболовам во­
круг архипелага. Русские ловили сельдь, и сельдь исчезла. В Москве я получил письмо от моих фарерских друзей. Как всегда, они писали только о домашних делах. Вожена родила 14 марта четвертую дочь — вес 3 килограмма 100 грам­
мов, рост 56 сантиметров. Валдемар пасет трех других дочерей. Старшая, Медуночка, прошла 12 марта конфир­
мацию. Эгон Томсен шлет приветы от себя и своих родителей. Фа р е р с к и е о с т р о в а Николай ОРЛОВ Не попавшие в сводку бои Николай Григорьевич Орлов, наш давний автор, относится к тому поколению людей, которые прошли свои жизненные университеты на горестных дорогах войны. Девятнадцатилетним командиром танковой роты он первый свой серь­
езный бой принял в Сталинграде. Естественно, что многое в его повествовании отражает взгляды и настроения людей того поколения. И все же спустя сорок пять лет, сегодня, в пору отброшенных догм, он пытается осмыслить прой­
денное и заострить внимание на тех событиях и деталях войны, о которых мы привычно не задумывались долгие мирные годы. §0 0 л ето 1942 года. Второй год войны. На дальних под­
ступах к Сталинграду ' идут кровопролитные сражения. Гитлер поставил цель во что бы то ни стало захватить Ста­
линград, перерезать Волгу. Тут, кажется, все ясно... Мы от­
стояли, мы окружили, мы разгроми­
ли и пленили. И все же, все же... есть вопросы. В чем же их суть? Да в том, что официальная история войны и мемуарные источники, подробно рас­
крывая весь процесс многомесячной битвы за Сталинград, битвы пово­
ротной в судьбе Родины, совсем или почти совсем умалчивают о самых трагических ее первых минутах, ча­
сах, первых пяти-шести днях. Сталинград тонкой линией вытя­
нулся на много километров вдоль правого берега Волги. Жаркий вос­
кресный день — 23 августа. Работают магазины, рынок, кино, театры. Пых­
тят трубы гигантских заводов. Каза­
лось, ничто не предвещало подкра­
дывающейся беды. И вдруг, как гром с ясного неба, яростный рев завод­
ских гудков, тревожный голос радио: «Враг у ворот. К оружию!» На защиту города поднялись рабо­
чие, курсанты учебных подразделе­
ний — все, кто мог носить оружие. С ними и мы, танкисты 21-го учеб­
ного танкового батальона при танко­
вом заводе. Батальон готовил марше-
"** «д!г 1 ** "^ 1к 1 ^ €к * *' 1/ЙК~| и 0» ^р *Щк«т ^г "Чр^ вые роты для отправки на фронт. А фронт оказался рядом. Почему же? Да потому, что с утра 23 августа немцы, прорвав оборону наших войск, устремились с донского плац­
дарма к Сталинграду. Ударным кула­
ком 6-й армии Паулюса был 14-й танковый корпус. В его авангарде шла 16-я танковая дивизия. Цель — захватить город с ходу. Уже во второй половине дня пе­
редовые части этой дивизии вышли к Волге невдалеке от тракторного за­
вода и овладели на ее высоком бе­
регу деревушкой Рынком и поселком Спартановкой. Вот-вот ворвутся с се­
вера в город, охваченный сплошным огнем. А регулярных войск в городе нет. Какая же сила помешала врагу ворваться в город? С утра 24 августа после ночной передышки враг готовился нанести удар с севера — от Рынка по трак­
торному заводу. Однако уже с вечера, то есть накануне, танкисты батальона вступили в бой. Пока по запоздало­
му зову городского комитета оборо­
ны собирались истребительные и ра­
бочие отряды, подразделения охран­
ных частей, комбат 21-го майор А. Гирда, не ожидая команд сверху, выдвинул танки батальона и пеших танкистов на рубеж Сухой Мечет-
ки и к Орловке, организовал атаку на Спартановку и Рынок. Позж"е в эту мясорубку вливались новые силы. Со складов завода выдавалось ору­
жие. В ход пошли танковые пуле­
меты, из танкостроителей формиро­
вались экипажи. Было так: танк го­
тов и прямо из ворот — в бой. И все это под огнем артиллерии и мино­
метов, под непрерывными ударами авиации, в сплошном огне и дыму. Страшно было смотреть, как горел город. Кромешный ад, и только. А вражеские стервятники снова и снова накатывались волна за волной. Меж­
ду тем высшее военное руководство очень медленно принимало опера­
тивные меры. Почему-то только в ночь на 24 августа было доложено Верховному командованию о траги­
ческих событиях под Сталинградом, о прорыве врага к Волге. Директивы же сверху о мерах по спасению го­
рода пошли только с утра 24-го. И еще. Трое суток шли уже ожесто­
ченные бои у северных ворот горо­
да, истекали кровью отряды народ­
ного ополчения. А городской коми­
тет обороны, возглавляемый первым секретарем областного комитета пар­
тии А. С. Чуяновым, только 25 авгу­
ста объявляет город на осадном поло­
жении. Какая непростительная не­
расторопность в той трагической об­
становке! Пока заседали, писали бумаги, спо­
рили в разных эшелонах власти, на­
род не за страх, а за совесть, без директив и приказов уже бился с врагом. Бился насмерть. За ценой не стоял. Хотя цена была — жизнь. Уже к исходу первых суток боев за­
воды — тракторный, «Баррикады», «Красный Октябрь» выставили около двух тысяч вооруженных рабочих. Более сорока танков с экипажами из рабочих без промедления вступили в бой. Вначале наибольшая угроза горо­
ду была со стороны Орловки. Поэто­
му майор Гирда и направил прежде всего сюда две роты Т-34. Команди­
рами их были лейтенанты Морев и Барановский. Они-то первыми и вста­
ли на пути самой крупной танковой колонны немцев. Огнем пушек, пуле­
метов и гусеницами крошили нем­
цев. Танками перекрыли узкий про­
ход в глубоком овраге. Прибыв сюда со своей ротой, я ужаснулся карти­
не, которая открылась перед нами. Подбитые и горящие танки, наши и немецкие, сплелись в один клубок. Все вперемешку. Но дуэльный танко­
вый бой не умолкал. Мы подоспели кстати. С ходу нанесли удар по тан­
кам, заходившим в тыл роты Морева. У Орловки враг остановлен. Но много погибло танкистов, среди них мои друзья Морев и Барановский. В районе Рынка обстановка обо­
стрилась. Оттуда враг вот-вот мог ударить вдоль Волги на тракторный. Небольшой маневр — и мы снова у завода. Наша задача — захватить Рынок и отогнать немцев от Волги. И, конечно, без поддержки огня ар­
тиллерии и авиации. Берем курс на Рынок. Справа обрывистый берег Волги. На Сухой Мечетке обгоняем группу вооруженных рабочих. После нескольких залпов из танковых пу­
шек вместе с рабочими врываемся в Рынок. Немцы отступают. Закреп­
ляемся и готовимся отражать атаки. А здесь приказ: рабочих оставить в Рынке, а танкам идти к хутору Ме­
лиоративному. Там наши зажаты не­
мецкими танками, а самолеты навяз­
чиво, как шмели, висят над их голо­
вами. Гоняются чуть ли не за каждым танком. Появились раненые, много подбитых танков. Голова ходит кру­
гом. Уйдем — немцы снова захватят Рынок. Разве рабочие с одними вин­
товками и гранатами устоят? Так и случилось: только танки вышли из Рынка, а немцы тут как тут. Побе­
жали наши братцы. Да и понять их можно. С винтовками против танков не устоишь. Время идет. Подкралась южная ночь. Включаем фары к опять впе­
ред на Рынок. Смешно, но это так — с фарами. Выбитые из Рынка рабочие отряды опять с нами. Кое-кто на ходу усаживается на танки, за броню башен. Как ни старались, а немцев не выбили. Откатываемся к заводу. Приводим себя в порядок. С утра все сначала. Впереди на позиции копошатся рабочие. К ним на букси­
рах подтягивают с завода неходо­
вые танки и отдельные башни. Стрелками в них сидят заводские ра­
бочие. Роту усилили танками. Экипа­
жи тоже из рабочих в спецовках. Завтра вместе в бой. Подошел к од­
ному экипажу. Батюшки мои, да это же наши знакомые! Под их началом собирали танки. Разговорились. Ока­
зывается, Иван Москалев уже побы­
вал в Рынке. Легко ранен, но остал­
ся в строю. На душе тревожно. Надо многое успеть. Особо много хлопот с горю­
чим; снаряды, харч, раненые — где достать, на чем подвезти? В войско­
вых частях все ясно, штатный тыл. Он напоит и накормит. Раненым ока­
жет помощь. Погибших предаст зем­
ле. У нас же тыла нет, а с утра в бой. Наспех собранная разношер­
стная группа с криком — «Ура! За Родину! За Сталина!» ринется в ата­
ку на Рынок. Да, и «За Сталина!». Шли на врага не за страх, а за со­
весть, шли в бой за город свой, за отчий дом, за Родину. Заводчане подвозили горючее, сна­
ряды и патроны. Харчи подносили жены и дети рабочих. Искали своих в темноте. Слышались женские голо­
са: «Эй, Петро, ты где?», «Ванюша, отзовись!», «Ребята, моего не видели черта старого с тараканьими усами?» И нас, танкистов неприкаянных, подкармливали чем могли. Не все отзывались на зов близких. Не все вернулись живыми из первых атак. Ведь в бой шли совсем не обстре­
лянные люди. Пришла радостная весть: к утру прибудут моряки. Поднялось настро­
ение. Еще бы! Морские пехотинцы черту голову скрутят. Как условились, ровно в семь ноль-
ноль почти от заводских ворот на высокой скорости атакуем Спарта­
новку. В цепи рабочие отряды. И тут во всю мощь несется протяжное «ура»... Наконец-то вот они, долго­
жданные! Видим, как с катеров соска­
кивают моряки, с ходу образуют цепь, догоняют танки и с пением «Интернационала» атакуют с вин­
товками наперевес. Бескозырки с раз­
вевающимися лентами, тельняшки, бушлаты — все это на фоне атакую­
щих рабочих отрядов выглядело впечатляюще. За войну пришлось не­
мало ходить в атаки. Но такой, как эта, больше не видел. Выбили немцев из Спартановки. Пошло дело! Немного перестрои­
лись — и с ходу на Рынок. Против­
ник растерялся, не выдержал огня и стремительной атаки. Рынок захвачен и очищен от немцев. Но ожесточенные схватки не ути­
хали. Рынок то сдавали, то вновь возвращали. Танковая дуэль, броски врукопашную, атаки и контратаки, плач и стон — все это стало нашей повседневной жизнью на берегу Волги, у самых стен Сталинграда. Позже немцам удалось все же за­
хватить тракторный завод, да и почти весь город. Но Рынок... Рынок до конца Сталинградской битвы оста­
вался в наших руках. Ух, как донимала немецкая авиа-* ция! С рассвета и до "захода солнца ожесточенно бомбила город. Не могу '• _1 нашей семье полвека хранит­
ся большой архив отца, фотокор­
респондента газеты «Известия» Павла Трошкина. Это сотни фотог­
рафий и негативов. События на Карельском перешейке, в степях Халхин-Гола, героические сраже­
ния Великой Отечественной вой­
ны — битвы под Москвой и под Сталинградом, Курская дуга, форсирование Днепра, освобожде­
ние Крыма запечатлела «лейка» фронтового газетчика. В 1944 го­
ду в перестрелке на дороге под Станиславом (Ивано-Франковск) отец был убит бандеровцами. По­
хоронили журналиста майора Павла Трошкина с воинскими почестями на Холме Славы во Львове. Снимки, которые вы видите, публикуются впервые. I не вспомнить о зенитчиках. Их враг — авиация. Но в те дни главным их вра­
гом стали танки. Они их встретили первыми, огнем прямой наводки рас­
стреливали в упор. Бесстрашно, хлад­
нокровно. Как-то я сказал одному командиру батареи: «Не перебей всех, оставь и нам на закуску». А он: «Лейтенант, чего-чего, а этого добра на всех хватит». Оказался прав: хва­
тило, и с избытком. Спрашивается, почему же в городе не оказалось частей противотанко­
вой артиллерии? Прорвался танко­
вый корпус, а встречают зенитчики да ополченцы с гранатами. Головы они сложили опять-таки из-за оши­
бок и просчетов командования, взяв­
ши на себя задачу, которую должны решать другие. Бои на подступах к заводу про­
должались. Ожесточение их то спа­
дало, то вновь вспыхивало. Нас все время подбадривали: вот-вот подой­
дут регулярные части. Шел пятый день боев. А помощи все не было. Да и понятно. На других участках огромного фронта под Сталинградом шли еще более ожесточенные сра­
жения. И только 28 августа прибыла 124-я стрелковая бригада полковника С. Го­
рохова и взяла на себя ответствен­
ность за оборону северной части тракторозаводского района. Такова правда тех трагических дней, такова роль первых защитников волжской твердыни. Вспоминая эти суровые события, думаю, а могли бы не лить столько крови, могли бы не приносить столь­
ко жертв ъ далекие августовские дни сорок второго? Думается — могли. Могли, если бы не крупные просчеты в руководстве всем ходом событий на сталинград­
ском направлении. Говорят: 14-й танковый корпус немцев прорвался к Волге внезапно. Но разве командо­
вание, начальство не знало, что удар­
ная группировка шестой армии Пау-
люса форсировала Дон и захватила оперативный плацдарм? Разве труд­
но было представить, что цель Пау-
люса — Сталинград? Однако карди­
нальные меры не были приняты. Конечно, рядовым труженикам войны в то время было не до стра­
тегии, они приняли удар на себя, остановили врага, не пустили его в город. К большому сожалению, об этом в сводках почему-то не сооб­
щалось. А надо бы! А как же этот миг Великой Оте­
чественной отражен в нашей офици­
альной истории и в мемуарной лите­
ратуре? Да почти никак. Ведь это же были не попавшие в сводки бои. Ни слов, ни имен. А если и упоминает­
ся, то настолько скромно и подчас невнятно, что подвига простых людей не усмотришь и через лупу. Так, маршал Г. К. Жуков в своих воспоминаниях и размышлениях о тех чрезвычайных событиях пишет: «После многодневных ожесточенных сражений 23 августа 14-й танковый ю корпус противника прорвался в район Вертячего и, рассекая сталинград­
скую оборону на две части, вышел к Волге в районе Латошанка — Ры­
нок». Вспомним, что 16-я танковая ди­
визия немцев захватила Рынок во второй половине дня 23 августа. Именно в этот день, несмотря на варварское разрушение города вра­
жеской авиацией, отряды рабочего ополчения и истребителей, танкисты учебного центра, зенитчики остано­
вили танки и автоматчиков этой ди­
визии. А об этом ни слова. Далее маршал Жуков пишет: «Ут­
ром 24 августа часть сил 14-го тан­
кового корпуса противника перешла в наступление в направлении трак­
торного завода, но безуспешно. Здесь в ожесточенных боях приняли уча­
стие вооруженные рабочие сталин­
градских заводов». Эта мысль маршала, хотя и полнее первой, но далека от истины. Так, если с утра 24 августа велись «оже­
сточенные бои», а рабочие только приняли в них участие, то законен вопрос: кто же вел эти бои? Со сто­
роны противника ясно. Ну а с нашей? Частей и соединений регулярных войск в первые дни прорыва немцев, как известно, в северной части го­
рода не было. Первая регулярная воинская часть, то есть 124-я стрел­
ковая бригада, прибыла сюда только 28 августа. Да и 282-й полк, к тому же охранный, 10-й дивизии НКВД в этом районе появился только в тот же день. Правда же в том, что со второй половины 23 по 28 августа 16-й тан­
ковой дивизии немцев противостояли танкисты учебных батальонов, ра­
бочее ополчение, истребительные от­
ряды, морские пехотинцы. Они-то и вели «ожесточенные бои», о кото­
рых лишь упоминает маршал Жуков. Что же говорится о 23 августа в «Истории второй мировой войны 1939—1945»? Читаем: «В районе трак­
торного завода, где шли в тот день наиболее ожесточенные бои, путь авангардным частям врага преградил 282-й стрелковый полк войск НКВД и истребительный отряд сталинград­
ских рабочих, среди которых было немало участников обороны Царицы­
на». Вот те и на! Здесь путь врагу преградил уже 282-й полк НКВД. А прибыл этот охранный полк в этот район только на пятый день боев... И, конечно, без танков, без артилле­
рии и вообще без тяжелого оружия. Танкистам учебных танковых баталь­
онов, экипажам из рабочих, частям рабочего ополчения, составлявшим костяк первой обороны, в «Исто­
рии...» места не нашлось. Зенитчи­
кам, первыми встретившим враже­
ские танки,— тоже. А вот на обелиске, установленном на правом берегу Сухой Мечетки, почти в центре тех событий, начер­
тано: «Здесь 25 августа 1942 года первыми вступили в бой и останови­
ли вражескую танковую колонну бойцы и командиры 21-го отдельно­
го учебного танкового батальона». Это в памяти народной останется навечно. Как рядовой участник событий тех жарких августовских дней свидетель­
ствую, что это истинная правда. Сви­
детельствую и то, что люди, будь они в военной форме или цивиль­
ной, гражданской одежде, люди, с которыми я шел в бой, обладали величайшими нравственными и ду­
ховными силами. ...Осень 43-го года. Полвойны по­
зади. Наша 27-я гвардейская от­
дельная танковая бригада после глу­
бокого рейда по тылам отходивше­
го врага вышла к Днепру. Полковник Н. Бриженев собрал офицеров. Они только что отмылись в днепровской воде от пыли и копоти. Стоим на пригорке почти у самой кромки отлогого восточного берега Днепра. — Ориентирую,— начал комбриг.— На том берегу справа деревня Боро-
даевка; слева — Доматкань. Сзади — Старый Орлик,— показывает он ру­
кой.— Они наши. Ширина Днепра здесь всего 600—700 метров. А глуби­
на так себе — восемь-десять метров. Части 25-го стрелкового 7-й гвардей­
ской армии первыми вышли к Днеп­
ру и захватили небольшой плац­
дарм. Еле его удерживают. Танковая дивизия СС «Великая Германия» не­
прерывно атакует. Начальник штаба полковник Нико-
лайчук добавил: «Там ведут бой и наши хлопцы: автоматчики старшего лейтенанта Донца, минометчики ба­
тареи капитана Асниса, разведчики майора Пахтусова. Они преодолели Днепр на подручных средствах вме­
сте с пехотой». Нам нужно было в эту ночь на тот берег, чтобы к рассвету занять оборону и удержать плацдарм во что бы то ни стало. Район Бородаевки комбриг закрепил за вторым танко­
вым батальоном майора А. Корота-
ева. Первому приказал держать До­
маткань. — Майор Вербицкий! — обратил­
ся комбриг к командиру мотострел­
кового батальона.— По одному взво­
ду выделить Орлову и Коротаеву. Остальные в моем резерве. Батальон доукомплектовать за счет жителей близлежащих деревень. Спешу в батальон. Времени в об­
рез. До темноты несколько часов. А дел... Где-то застряла машина с боеприпасами. Часть танков требуют ремонта, а ремроты нет и нет. Что за позиции на том берегу, будут ли готовы окопы для танков? Где-то отстали паромы, катера. Где они, ког­
да прибудут? Надо успеть до тем­
ноты с командирами и механиками-
водителями изучить маршруты дви­
жения к местам погрузки танков. На тот берег рвется мой зам — ка­
питан Конин. Там тоже дел невпро­
ворот. Время летит быстро. Вот, кажется, и полная готовность. Докладываем 2 Л 21 2". 3 0 31 3 2 33 34 3 5 3 6 3 7 3 8 39 40 в штаб. Неожиданно комбриг пере­
носит час переправы. Что случилось? Почему? Да где-то плутают паромы и катера. Опять задержка. И снова подумалось: где же было началь­
ство, почему же вовремя не подали переправочные средства? Да и поче­
му их мало, почему они старые, раз­
валюхи? Идем от Волги, сколько ма­
лых и больших рек позади и сколько еще впереди, а нужных средств все нет. Мол, ладно, людишек много, хватит на все реки. Устелим ими дно, построим из них мосты, заго­
ним их на плацдарм, как в огнен­
ную трубу, и — вперед на запад! А раз добрых переправочных средств нет, то и генеральная установ­
ка: форсировать Днепр кто на чем мо­
жет, а точнее, на так называемых подручных средствах. Что это такое? Да это пустые бочки, бревна и доски, плоты, ворота, двери, крыши, мешки и плащ-палатки, набитые соломой, и в лучшем случае рыбачьи лодки. Спору нет, коль больше не на чем, то солдат и вплавь пойдет. За ним дело не станет. Плацдарм захватит. Но какой ценой? Тяжела расплата, и непростительно много кровушки подхватили и унесли воды Днепра. Вот и мы. Вышли к реке. Стоим, ждем. Нет паромов, катеров. Т-34 на подручных не потянешь. Время уходит. Дорога каждая минута. Во­
истину промедление смерти подобно. Ох, сколько бы смертей удалось из­
бежать, сохранить молодых и свет­
лых головушек, если бы... верхов­
ная власть думала и о людях. Официальная историография фор­
сирование рек именно на подручных средствах до сих пор относит к до­
стижению, к доблести нашего воен­
ного искусства. Так, в шеститомной истории ВОВ особо подчеркивается, что «широкое и смелое использова­
ние подручных переправочных средств предопределило успех фор­
сирования». «Преследуя врага, войска подбирали и везли с собой все, что могло пригодиться для переправы. На повозках и автомашинах, дви­
гавшихся к Днепру, можно было ви­
деть пустые бочки, старые лодки и даже двери от разрушенных до­
мов». Как видим, полное оправдание просчетов Верховного командования. Ни одного слова в осуждение. Ни одного конструктивного предложе­
ния. Двенадцатитомная история вто­
рой мировой войны утверждает, что «форсирование Днепра с ходу на подручных средствах после тяжелых наступательных боев является бес­
примерным в истории войны рат­
ным подвигом». Да, это был действительно подвиг. Солдат не ждал, когда его надежно обеспечат переправочными средства­
ми. Он брал что под руку попало и под ураганным огнем взламывал гитлеровский «Восточный вал» на Днепре. И взломал. ...Надо побывать у танкистов. Впе­
реди переправа под огнем. И с утра в бой. Забежал в роту старшего лейте­
нанта Василия Прокоповича. Настро­
ение экипажей и ротного что надо. Днепр, хотя и широкий и глубо­
кий, да нам что? Раз — и там. И плац­
дарм уже захвачен, хотя и неболь­
шой, куценький, простреливается насквозь вдоль и поперек, но там уже наша пехота-матушка. Она без танков, поливает кровью кусочек зем­
ли. Надо ей помочь. А что до тан­
ков дивизии СС, то вам, братцы-
гвардейцы, и они по зубам. Мол, вам, сталинградцам, не впервой их гвоздить. Вспомните-ка, ребята, ско­
лько их в июле на Белгородчине на­
щелкали. Так что... Но вот сигнал — начать перепра­
ву. Выдвигаемся — и сразу сбой. Застрял первый танк в песчаном грунте. Перекрыл путь. Гладко было на бумаге, да забыли про овраги. К тому же немцы обнаружили пере­
праву. Начали прицельный обстрел. Давай искать новые пути. Выручил дед Михайло из Старого Орлика. Подвернулся кстати. Высокий, сухо­
парый, в буденовке. Бечевой под­
поясанный. Суковатая клюка в руках. Интересный такой дедуля. Два сына его где-то воюют. Обложил как мог нашу несмышленость, показал удоб­
ное место для причала и надежный подъезд к нему. Два или три дня Ми­
хайло помогал бригаде на восточном берегу. Хлестче кадровика вкалывал. Людей во всей округе знал. Очень нужны были бревна. А дед тут как тут. Будьте любезны, рушьте мою хату, вон ту, что с краю вто­
рая. Конечно, разобрали. Оказалось, дед и не имел своей хаты. Ее давно сожгли немцы. Два года как живет в землянке. А за свою выдал хату своей соседки, как изрек он,— ко-
ханой. Коханая гневалась недолго. Покудахтала так, для блезира, и стих­
ла. Надо, так надо. На радость деда, перебралась к нему в землянку. Наконец все устроилось, притерпе­
лось. Первый рейс достиг того бере­
га. Пока потерь нет. Встретил мой заместитель Саша Конин. Он успел за ночь здесь много сделать. Моло­
дец Александр. Боевого опыта не за­
нимать. Позади долгий путь от Мос­
квы, через Сталинград, Курск и Харь­
ков до могучего Днепра. Жена Саши врач. Фронтовым чутьем вычислил: она воюет где-то рядом. Чуть позже нашел ее. Закончили войну вместе в Праге. Он полковник. Здравствует и поныне, трудится, растит внуков в Подмосковье. Танки занимают позиции. Центр нашей обороны — Доматкань. Еще многое надо успеть до рассве­
та: организовать огонь танков, взво­
дов, рот и батальона в целом. Пу­
шечный и пулеметный огонь должен быть прицельный и меткий. Надо окопать и замаскировать танки, при­
крыть их стрелками. Надо накор­
мить людей. Надо, надо... Ух, как много еще всего надо. А времени в обрез. С переправой-то задержались. Командиры рот Леонид Ждановский, Дима Горбачев, Василий Прокопо-
вич спокойно организуют оборону. Еще не все окопы готовы. Часть их отрыта не там где нужно. При­
ходится переделывать. А рассвет не остановить. Да и немцы с атакой ждать не станут. Вот-вот начнут. Капитан Храмцов доложил: связь налажена, пункт управления готов. Казалось, можно докладывать в штаб бригады о готовности обороны. Да не тут-то было. Из штаба звонок: срочно прибыть на КП бригады. «К чему бы? — подумал я.— Что еще стряслось?» Знал, комбриг не люби­
тель говорильни. Зря не соберет. Ноги в руки — и на КП. Втиснулся в только что отрытую, с мерцающим огоньком землянку. Все насторо­
жились. — Товарищи! — начал Бриженев.— Обстановка резко изменилась. К плацдарму спешат колонны танков и пехоты немцев. Идут из Алексан-
дровки,— и показал на карте.—'• Бри­
гада получила новую задачу: насту­
пать! Поддержать удар пехоты в на­
правлении села Погребного. Частью сил прикрыть правый фланг плац­
дарма.— И спросил: — Всем д.и ясно? Не обороняться, а наступать. Атака через два часа. Второму батальону поставлена за­
дача прочно удерживать Бородаевку. Не допустить прорыва немцев вдоль Днепра справа. Наш батальон должен поддерживать атаку стрелкового пол­
ка и захватить село Погребное, за­
держать противника, не допустить его выхода к Днепру. Признаюсь, новая задача ошеломи­
ла. Аж сердце екнуло. Подумал, что же это за командование? С ве­
чера оборона. Сколько затрачено сил! А теперь вот тебе — наступ­
ление. Начинай все заново, да в та­
кой спешке, что уму непостижимо. Что за два часа можно сделать? Ку­
терьма какая-то. Валандались с пере­
правой, теряли время. А теперь? Де­
лать нечего. Приказы не обсуждают­
ся. Это нам не дано. Да иначе и нельзя. Жму в батальон. На ходу прикидываю самые необходимые ме­
ры. Не упустить бы, настроить бой­
цов и командиров. Хотя и зрелые наши танкисты, но подогрев души нужен. Нутром чувствую, как будут они клясть нас и всех других выше рангом начальников за такие пово­
роты. В роты идут замполит капитан Созинов, парторг Немцов. Они рас­
толкуют суть новой задачи, почему ее надо выполнять. Ох, как нужны в таких ситуациях задушевные слова. Ведь через два часа в атаку. В атаку без серьезной артиллерийской подготовки и без поддержки авиации. В атаку под смерч огня орудий, танков и пуле­
метов врага, через минные поля и овраги. В атаку на местности, ко­
торую не видели в глаза. Да, нужен порыв, бросок. Надо проскочить на одном дыхании в сплошном огне пятнадцать километров и захватить Погребное. Нужна всего одна кру­
пинка в фундамент Победы. Вот ее 11 ; и кладут за мгновенья до атаки командиры и политработники. Сол­
даты будут приближат ь ее в ходе боя огнем пушек и пулеметов, уда­
ром брони и гусениц. И своею жиз­
нью — за чьи-то упущения. Примерно за полчаса до атаки в батальон прибыл комбриг. Доложил и о неполной пока готовности. И, как водится, тот же час получили наго­
няй. Мы понимали, он тоже пережи­
вает и за просчет ы начальства, и за нашу судьбу. Комбриг еще раз уточ­
нил задачу, порядок взаимодействия с пехотой. — Смотри, до прорыва первой ли­
нии не отрывайся от пехоты. Веди­
те ее вплотную за танками, чем бли­
же, тем лучше. Иначе и пехот е и вам несдобровать, — напутствова л комбриг. Поднялась бы только, пошла бы многострадальна я матушка-пехота, царица полей. А мы-то не подведем... Если нужно, вернемся. И не раз. Без нее нам, эх, как тяжело. С выходом к роще Круглая ком­
бриг приказал взять одну роту пе­
хоты десантом на танки и, не ввя­
зываясь в бои, не оглядываясь, об­
ходя противника, быстрее проры­
ваться к Погребному. — Ну, Николай, с богом! Не под­
веди, оправдай доверие. Держи со мной связь по радио,— как-то по-
отечески попрощалс я со мной ком­
бриг. Намек о доверии понял. Батальон принял я недавно. Этот бой для меня, как комбата, первый. Комбриг знал меня по боям под Сталинградом. В его полку я был командиром тан­
ковой роты, недолг о начальником штаба полка. И теперь опять судьба свела нас на одной фронтовой до­
рожке. Вот и артналет. Слишком корот­
кий и жиденький. По сигналу крас­
ных ракет танки двинулись в ата­
ку. Набирая скорость, с пушечным и пулеметным огнем танки обгоня­
ют пехоту. Поначалу вроде шло все как надо. Потом застопорилось. Ви­
дим, нет нашей царицы полей. Надо возвращаться. Даем задний ход. Ата­
ка сорвана. Подъехал на вороном коне коман­
дир стрелковог о полка. Вот и ком­
бриг подкатил на виллисе, и тут на­
чалось такое... Костерят друг друга, чуть не за грудки берутся. Нередкая для фронта ситуация — сваливать свои грехи на дядю. А ведь без ру­
гани все ясно. Артнале т ничего не дал. Авиация не поддержала, поэто­
му бросившаяся в атаку пехота, про­
кричав «ура!», сразу же была при­
жата к земле мощным ружейно-пуле -
метным огнем. Огневые точки подав­
лены не были. Часть танков сбилась с курса. Местность-т о не изучили. Один танк с опущенной пушкой и разбитой гусеницей остался на ней­
тралке. «Вот тебе и Погребное,— думаю.— Противник прет, а мы здесь чухаем­
ся, время теряем». Эта неподготовленност ь задела всех, кто испытывал на себе тяготы атаки. А испытывал их простой сол­
дат. Он материл на чем свет стоит все начальство подряд: «Что же вы, сукины сыны, такие-растакие, броса­
ете нас на огневые точки! Что же вы, отцы-командиры, не бережет е нас! Иль мы дешевле снарядов и бомб?» И все в том же духе. И по­
делом. Срыв атаки — результа т спеш­
ки. Отсюда большие и неоправдан­
ные потери. Как здесь, так и на тыся­
чекилометрово м фронт е великой войны. Сейчас спрашивае м себя, как же нам не хватало человечности, бе­
режливости? Сколько же наломано дров в вечной спешке, неорганизо­
ванности, в пренебрежении к чело­
веку. И несмотря на это, рядовой пехотинец, танкист, артиллерис т и са­
пер — все труженики войны шли в бой и честно исполняли свой сол­
датский долг. Стали готовить атаку заново. Ар­
тиллерия проведет более мощну ю ог­
невую подготовку. Штурмовики под­
держа т огнем с воздуха. Работа идет дружно. Стычки как не было. Дело-
то общее. Вскоре в новую атаку. Пехота дру­
жно поднялась и не отстает от тан­
ков. Илы непрерывно штурмуют ог­
невые точки. Огнем и гусеницами танки прокладывают дорог у пехоте. Пошло, завертелос ь дело. Немцы не выдержали мощног о огня и дружно­
го удара. Вот она, хотя и узенькая, но брешь в обороне врага. Впереди роща Круг­
лая. Здесь надо взять десантом пехо­
ту и прорваться в Погребное. Что за чертовщина? Пехоты нет и нет. Начал волноваться. Что делать? Ждат ь пе­
хот у или идти только танками, без нее. Ждать? Потеря времени. Идти без пехоты? Танки потеряем. Да и приказано взять десант. Эх, думаю, доложу-ка я команди­
ру! В ответ нежданно он требуе т двигаться вперед без пехоты. Поду­
малось, ну и не везет же! Неплохое начало, и вдруг такой сбой. Опять будет накачка. Но есть Бог! Только начали двигаться, как видим бегу­
щую небольшу ю группу солдат в касках. Впереди взмыленный от бега молоденький лейтенант. Кричит что-
то, машет руками. Оказалось, в этом бою был убит командир его роты. Он его заменил. Задачу о десанте полу­
чил только что. Еле собрал, а точнее, вывел солдат из боя. Да и не роту совсем, а ее остатки. И то хорошо. С трудом усаживае м их на танки. Некоторые боятся, не хотят. Мы, мол, и на своих двоих быстре е добе­
ремся. Другие смело вскакивают — и за башни. Лейтенант со мной. Чума­
зый, одни глаза блестят. Свистком и флажком подает команды. Взревели моторы. Танки Ждановског о во главе. За ним рота Прокоповича. Низко, прижимаяс ь к земле, над нами про­
неслись штурмовики. На душе стало как-то веселее. Двигаемся вперед, в бой не ввязы­
ваемся. Впереди боевые дозоры. Над колонной висят немецкие горбыли, бомбят невпопад. Остановит ь нас не могут. За ними гоняются наши ястре­
бки. В пути опять неожиданность. В прогалине межд у двумя рощицами скопились танки. Один, что впереди, дымится. Развернут от курса боком. Замер, огонь не ведет. Совсем рядом над чем-то колдуют танкисты. Не успели подъехать, как видим и слышим оглушительный взрыв на минном поле. Танк лейтенант а Тви-
рова был в дозоре. Наскочил на мину и подорвался. Твиров видел — на под­
ходе танки Ждановского, могут по­
дорваться. Ни за понюх табака погиб­
нут люди. Не мешкая, решил: проде­
лать проход, вручну ю раскидат ь ми­
ны. Один — успели, а на втором... Не­
осторожност ь — и вмиг разнесло на клочки его и еще двух ребят из эки­
пажа. Уцелел только механик-води­
тель старшина Даниличев. Он был ранен, оставался в танке. И смерть обошла его. В рубашке родился. Погибли молодые хлопцы. От Ста­
линграда пришли они через горнило войны на украинску ю землю. Им не приказывали расчищат ь это злосча­
стное минное поле. Это не их, а сапе­
ров дело. Они знали об этом. И все же не задумываяс ь стали разминиро­
вать. Сознательно. Спасая жизнь другим. Успели сделать всего один проход. Всего один, но бесценный для нас проход. А ведь могли и уцелеть. Если бы разведчики не зевали, а искали мин­
ные поля. Если бы саперы шли впере­
ди и до подхода танков делали про­
ходы. И если бы впереди шли са­
перные танки и подрывали бы ми­
ны. К сожалению, таких «если бы» хоть отбавляй. И закрывали их, эти «если бы», солдат ы своей жизнью. Первым в узкий проход, проделан­
ный экипаже м Твирова, повел свой взвод Аслан Хачак. За минным полем развернул свои танки и обеспечил продвижение рот Ждановског о и Прокоповича. Вот мы и за минным полем. На­
бирая скорость, одной колонной уст­
ремляемся к Погребному. Надо на­
верстывать упущенное. Но вскоре си­
туация резко изменилась. Немцы нас упредили. Передовые их части уже в Погребном. В бинокль видно, как по пыльной проселочной дорог е навстречу нам двигаются несколько танков. Быстро зреет решение: при­
крыться слева ротой Прокоповича, а Ждановског о с десантом послать в об­
ход справа. Через несколько минут разыгра­
лась танковая дуэль. Кто кого? По­
щады не будет. Но вот досада — нем­
цы обходят нас главными силами слева, прикрываяс ь деревьями и ку­
старниками. В бой не ввязываются. Понятно — жму т к Днепру. В об­
щем — сплошная карусель. Мы их справа, они нас — слева. Мы к Погре­
бному, которое уже никому не нуж­
но. Они — к Днепру, через наш плац­
дарм. Ох, как им нужен наш плац­
дарм! 12 2 5 Стало известно, что немцы нано­
сят одновременно удар вдоль Днеп­
ра по правому фланг у плацдарма. Танковый батальон Коротаева вместе с пехотой с трудом сдерживают немцев. Ну и ситуация! Хуже не приду­
маешь. Большая танковая колонна немцев из района Погребног о нас обо­
шла и отбросила наступавшие за на­
ми стрелковые части на исходные по­
зиции. К Днепру, однако, не проби­
лась. Значительно расширенный за день плацдарм снова стал крошеч­
ным. Да и берут сомнения, сохра­
нится ли? Мы же оказались в тылу против­
ника. В большом отрыве от своих частей, как будто в окружении. Хо­
рошего мало! Подступае т желанна я темнота. Мо­
жет быть, даже спасительная. Немцы пока нас сильно не тревожат. Приказ по радио: прорыватьс я обратно через боевые порядки немцев. Сосредото­
читься близи Доматкани. Подсветка района сигнальными ракетами. Легко сказать — прорваться. Но как? Где? И что нас ждет? Становится еще темнее. Кругом враг. Незнакомая местность. Видны огненные всполохи и слышен гул канонады там далеко, у Днепра. По­
могай, скрой, ноченька, нас от вра­
жеских пуль и снарядов. Перестроилис ь для прорыва к сво­
им. Танки Хачака на прикрытии. Щемит сердце. Заведомо знаем, что их оставляем на съедение немцам. Подбитый берем на буксир. Не остав­
лять же, может, дотянем. Впереди опять рота Ждановского. Курс на Доматкань, на серии красных ракет. Ну что ж? Прорываться, так про­
рываться! Только вперед, без огляд­
ки. Ну и тяжело же дался нам этот ночной прорыв через тылы и боевые порядки противника. Где-то к утру вышли к Доматкани почти у самого берега Днепра. Здесь нас ждали. Радостные лица, объятия, конечно, со слезами на глазах. Не успели очухаться, как замести­
тель комбриг а полковник Ячник при­
казал срочно занять огневые пози­
ции в боевых порядка х пехот ы за­
паднее Доматкани. Танкисты валятся с ног. Да и есть от чего. Почти сутки ни росинки во рту, без сна, в жестоком бою. Черные и прокопченные. Есть и ра­
неные. Еще не вернулся Хачак. Да и окопов для танков нет. Боеприпасы на пределе, только НЗ. А Ячник все подгонял: «Быстрее, братцы, быст­
рее!» Не требовал, а молил. Молил и помогал. Чем мог, конечно. В основ­
ном опытом. Он был Герой Совет­
ского Союза, участник войны с Фин­
ляндией и с первых дней на Вели­
кой Отечественной. Приближалс я рассвет. Тревожное ожидание. Вот-вот немцы начнут ге­
неральный штурм нашего плацдарма. Ждать долго не пришлось. Огневой вал неожиданно обрушилс я на наши боевые порядки. С воздух а волна за волной заходят бомбардировщи ­
ки. Две линии танков с пехотой по­
зади атакуют по всему фронту., Тан­
ки как на ладони. Только бей. И не жалей ни снарядов, ни злости. И на­
колотили. Но их много. Накатывают ­
ся новые линии, ползут, как чудо­
вища, пбд прикрытие м огня артил­
лерии и авиации. У них приказ: уст­
роить русским буль-буль, сбросить в Днепр. Казалось, спасения нет. Вот-вот правый фланг плацдарма будет смят. Бородаевка почти уже вся у нем­
цев. Ее от Доматкани разделял глубо­
кий и довольно широкий овраг. В нем ремонтная рота восстанавливал а под­
битые танки. Пустили и их в ход. Танкисты и ремонтники с места в упор из пушек расстреливал и фа­
шистские танки. Свечой вспыхивали они у крутог о днепровског о обрыва. Да и наши тоже. Быть бы большой беде, да кор­
пусное начальство выручило. Хотя и с опозданием, но нанесло с той стороны Днепра такой мощный огне­
вой удар «катюшами», который в кор­
не изменил ситуацию на почти без­
надежном правом фланге. Вот это был удар! Горит все поле. Все живое на нем в сплошном пла­
мени. Картина жуткая. Но нам в ра­
дость. «Ура» кричали. Первой побе­
жала обратно вражеска я пехота. За ней и танки. А вдогонку, на ровном открытом поле, им еще не раз вре­
зали «катюши». Танки, что прорва­
лись в Бородаевку, там и застряли: подбитые и сгоревшие. Были и целе­
хонькие, брошенные экипажами. Что ж, нам сгодятся. После небольшой паузы немцы пе­
регруппировал и свои силы. Теперь ударили на Доматкань. Ну, держись, ребята. Мы ждали этого повторног о удара. Изготовилис ь и ощетинились. У врага большое превосходство. Особенно в танках. Надеются — не выдюжим. Им нужно столкнут ь нас в Днепр. Ликвидироват ь наш неболь­
шой плацдарм. Потом и другие. А нам нужен этот, политый кровью, клочок земли. Очень нужен, как плацдарм, как трамплин для будущег о наступ­
ления. Из-за деревьев в развернутой бое­
вой линии появились танки. За ними вплотную пехота. Сплошная подвиж­
ная стена разрывов от снарядов и бомб, опережа я атакующие танки, приближаетс я к нам. Головы не под­
нять, все прижат о к земле. В бой вступает наша артиллерия, что на плацдарме и за Днепром. По­
явились и штурмовики. Земля содро­
гается от взрывов. Стоит сплошной гул. Нет живог о места. Кромешный ад. Все простреливаетс я крест-на­
крест и многослойно. Доматкань — центр нашей обороны — в огне. Низ­
ко стелется черный дым, закрывая обзор. Пришла и наша очередь. Подпу­
стив немецкие танки поближе, все дружно открываем огонь из танко­
вых пушек и пулеметов. Огонь при­
цельный и беспощадный. Докрасна накалились стволы. Немцы ввели в бой тяжелые тан­
ки «тигры». Как ни держалис ь наши стрелковые части и танкисты Про-
коповича, но немцам все же удалось ворваться в Доматкань. Пехота ведет в ней кровавый смертный бой. До Днепра рукой подать. Комбриг приказывает: ротой Жда­
новского с новобранцами Вербицко­
го выбить немцев из Доматкани. Ждановский только и ждал такого приказа. Был в резерве, застоялся. Он с ходу ворвался своими танками в Доматкань. Пушечным и пулемет­
ным огнем, гусеницами беспощадно начал уничтожат ь гитлеровцев. Кста­
ти, подоспело из-за Днепра подкреп­
ление. Пехота стала очищать Дома­
ткань от остатков немцев. Вот, кажется, и спал накал этой кровавой схватки. Плацдарм, хотя и сжался, но все же уцелел, родимый. Выводим танки Ждановског о из го­
рящей Доматкани. И надо же, один танк, пятясь назад, попал под при­
цельный выстрел «тигра». Задымил­
ся. Раненые танкисты стали выска­
кивать из танка через люк башни. Один застрял: то ли зацепился за что-то, то ли силенок не хватило. Все, думаю, погибли парни. И, к счастью, ошибся. Из окопчика, что невдалеке от нас, выскакивают две девчушки — воен-
фельдшеры Галя Крыгина и Маша Мусиенко. Бегут что есть силы! Во весь рост! Под пулями. Среди рву­
щихся снарядов. Только пятки свер­
кают. И медсумки бьют по бокам. Летят, милые голубушки — ленин­
градка и харьковчанка. Наши люби­
мицы. Кто позвал их в этот смер­
тельный бросок? Совесть зовет. Зо­
вет? Нет. Ведет, толкает как какая-то неведомая сила. Кричим, глотки надрывая: «Галя! Маша! Стойте, сгорите, черти!» Куда там. Не хотят слышать. Нарочно ог­
лохли. Бегут наперегонки. Еще миг, и они у танка. Корма его у же вы­
кидывает языки пламени. В дымных просветах еле заметны две надписи на башне. Одна — «Челябинские кол­
хозники», вторая — «За Галю». Успели вскочить девчата на баш­
ню, сняли стрелка-радист а и ско­
ренько с ним в воронку от авиабомбы. Замелькали бинты. Свист пуль, шле­
панье осколков и комьев земли от разрывов снарядов вокруг воронки... И здесь... О, наказание! Еще один снаряд влепили немцы в уже горев­
ший танк. Сдетонировали снаряды. Мощным взрывом снесло башню. По­
летели во все стороны рваные куски брони. Ну, все, каюк девочкам, при­
шла первая мысль. Ан, нет, живы, родимые. Прижимаяс ь к земле, тянут вниз к реке танкиста. Волочат на пределе возможного. Где силы берут­
ся? И ни одной царапинки. Теперь на башне одного из танков будет: «За Машу». Не по закону, но будет. Она заслужила. Как и Галя. Вот так и воевали мы, и меньше всего думали —• попадут наши бои в сводки или не попадут. Воевали и как могли приближали Победу. 13 В. КОНДРАТЕНКО ЛЕТАЮЩИЕ СЛОНЫ В
воздухе парили слоны, и во­
обще здесь летало все... все, что под руками бристольских мастеров обретало способ­
ность оживать и, вобрав в себя горя­
чий воздух, подниматься вверх в виде различных животных и предме­
тов. В этом английском городе дела­
ют воздушные шары. У создателей ле­
тательных аппаратов настолько бо­
гатая, буйная фантазия, что сами анг-
14 личане называют воздушные творе­
ния картинами. И действительно, ша­
ры великолепны, если только назва­
ние «шар» еще применимо к этим предметам. Есть среди них и шар в форме книги — один из самых больших, ка­
кие только можно здесь увидеть. «Летающая книга» под названием «Хроника XX века». Высота книги-
шара с восьмиэтажный дом. Говорят, что на нее пошло двенадцать кило­
метров нейлоновых ниток и более двух километров специальной особо прочной ткани. Трудились шесть швей, а также целая команда дизай­
неров. Зато шар удался. Только за один прошлый год он облетел пять­
десят городов Великобритании. Справедливости ради замечу, что прототипом шара послужила настоя­
щая книга, вышедшая под тем же названием годом раньше. Настоящая «Хроника XX века» содержит 1360 страниц, на которых разместились свыше сорока тысяч статей и три тысячи двести фотографий. Как вид­
но, бристольские мастера действуют оперативно. Воздухоплавание для них — не только приятная забава и щекочущий нервы вид спорта, но и доходная реклама. В 1783 году братья Монгольфье впервые поднялись в воздух на шаре, наполненном горячим воздухом. С тех пор воздухоплавание длительное время было уделом немногих одино­
чек. По-настоящему массовым оно стало сравнительно недавно. Брис-
тольцы не преминут добавить, что и зарождалось не где-то, а в Бристоле. И было это так. Молодой инженер-авиастроитель Дон Камерон зашел в маленький ма­
газинчик на окраине города и робко попросил продать ему швейную ма­
шинку. — Жене в подарок, или сами себя обшивать будете? — шутя, поинтере­
совалась продавщица. — Да нет, попробую сшить воз­
душный шар,— смущенно ответил клиент. Женщина удивилась, но переспра­
шивать не стала. В отличие от моло­
дого человека она-то точно знала, что шары не шьют, а делают из ре­
зины, а потом надувают. Вежливо об­
служив покупателя, она проводила его до порога и пожелала успехов. Когда за странным посетителем за­
крылась дверь, она пожала плечами и проговорила про себя: «Чего толь­
ко не придумает эта молодежь!» Прошло двадцать три года, и та самая продавщица в свой день рож­
дения пролетела на воздушном шаре над родным Бристолем. Теперь она не сомневается — шары шьются на машинке, и никак иначе! Полеты на шарах становятся все более популярны и доступны прос­
тым гражданам. Крупные фирмы за­
казывают шары и предоставляют их своим сотрудникам для активного от­
дыха. Людям со стороны тоже мож­
но прокатиться по воздуху, но для этого нужно приобрести билет стои­
мостью около ста фунтов. 15 Есть шары маленькие, поднимаю­
щие в корзине всего пять-шесть че­
ловек, а есть гиганты, способные взять на борт тридцать человек и да­
же больше. У таких шаров корзины имеют по два отсека: один — для пассажиров, другой — для пилотов. Но чтобы совершить полет на боль­
шом или малом шаре, нужно прежде всего отправиться за город. Рано ут­
ром туда же привезут и шар. Оболоч­
ку расстелят на траве и затем напол­
нят горячим воздухом от газовых го­
релок. Первые лучи солнца показывают­
ся над горизонтом, и шар уходит в небо. Куда бы потом он ни напра­
вился, внизу за ним следует автомо­
биль, готовый подобрать всю группу в точке приземления. Этот автомо­
биль сверху кажется смешной иг­
рушкой, которую тянет за веревочку великан. Водитель постоянно выгля­
дывает из кабины, чтобы не потерять из виду «летающий объект». Ну а шар плывет в воздухе, и впечатление та­
кое, что не он движется, а сама земля поворачивается под ним. Душа зами­
рает, но настроение необычайно при­
поднятое. Не случайно на одном из воздушных шаров, парящих рядом, было начертано: «Поднимающий на­
строение». Здесь я наблюдала, как шлифуется мастерство пилотов воздушного ша­
ра. Инструктор привязывает ко дну корзины маленький детский надув­
ной шарик и заставляет ученика при­
земляться так аккуратно, чтобы кор­
зина не касалась земли, а висела в нескольких сантиметрах над ней, и при этом шарик оставался бы цел. В городе мне довелось побывать на предприятии Дона Камерона, ны­
не крупнейшего в мире производи­
теля воздушных шаров. — На фабрике за время ее сущест­
вования создано две тысячи шаров,— рассказывает хозяин.— Сейчас четы­
ре шара делаются за три дня. Известность и успех, похоже, не испортили Дона. Он по-прежнему скромен и даже застенчив, не любит, когда говорят о нем, да и сам не очень разговорчив. — Нет, мы не пытаемся что-то скрывать,— говорит он,— напротив, мы гордимся технологией, просто ша­
ры находятся в разной стадии произ­
водства и расстелены прямо на полу цехов. Каждый неосторожный шаг может привести к серьезным повреж­
дениям. Надо видеть, как ловко снует меж­
ду полотнищами будущих шаров под­
тянутый, спортивного вида человек. Людей на фабрике немного. Проекти­
руют шары при помощи ЭВМ. Одна­
ко некоторые работы намеренно вы­
полняются вручную. Например, пле­
тение корзин. Каждая корзина имеет специально укрепленное днище, что­
бы предотвратить возможные удары при приземлении. Верхний поручень покрывается резиной, обернутой ко­
жей или замшей. Дон Камерон подводит нас к ог­
ромной лампе. — Это — дефектоскоп. Он помога­
ет выявлять дефекты ткани. Мощный луч света пронзает мате­
рию. Дон Камерон просматривает метр, другой, третий — все в поряд­
ке. — Мы придаем большое значение обеспечению безопасности поле­
тов,— продолжает он,— поэтому на фабрике шар проходит более двух­
сот проверок. Однако перед тем, как шар передадут будущему владельцу, он совершит первый полет под на­
блюдением специалистов фабрики. Директор не только отличный ор­
ганизатор производства, но и прек­
расный пилот, способный посадить шар с точностью до метра. Люди, летавшие с ним, рассказывали, что однажды шар подхватил сильный ве­
тер, Дон Камерон сохранял невоз­
мутимое спокойствие. — Не волнуйтесь, мы прилетим куда надо,— пообещал он. И действительно, через некоторое время они приземлились прямо во дворе ресторана, где уже был накрыт стол. Дон Камерон знал и маршрут, и место приземления. Все было за-
программированно, и ветер, видимо, тоже. Дону Камерону принадлежит не­
мало рекордов, он хочет установить еще один — совершить перелет из Бристоля в Ленинград. Полет будет продолжаться четыре дня. Путешест­
венникам предстоит покрыть расстоя­
ние в две с половиной тысячи кило­
метров. Я сама видела изготовлен­
ный на бристольской фабрике для этой цели специальный шар, на­
полняемый гелием. В СССР планируется совместное советско-британское предприятие по производству воздушных шаров. Мо­
жет, и мы сможем вскоре наблюдать воздушные праздники, и тогда все увидят, что летать могут не только слоны. Б р и с т о л ь 16 П Л А Н Е Т А ф старинные суда и прогулочные ко­
раблики, проходящие по каналу. Особенно живописно выглядят до­
ма, выкрашенные в разные цвета. Именно в этом квартале жил в свое время Ханс Кристиан Андерсен. Квартал Нюбодер известен мор­
ской историей. С начала XVII в. здесь селились моряки королевско­
го флота. До сих пор сохранились ряды одинаковых домов серого цве­
та, которые строили специально для них. Нынешние морские офицеры и сейчас проживают именно в этой части города. Если же вы любитель экзотики -
отправляйтесь в коммуну Кристиа-
ния, расположенную в квартале Кристиансхавн. Самые сильные впечатления вы получите поздним вечером. В 70-х годах прошлого ве­
ка хиппи основали здесь коммуну и провозгласили самоуправление. До сих пор в коммуне действует собст­
венное правительство и законы. Прогулку лучше завершить ужи­
ном в каком-нибудь старинном рес­
торане - без дегустации датской кухни невозможно почувствовать дух столицы. В Копенгагене много самобытных ресторанов, располо­
женных в исторических зданиях или оформленных в традиционном на­
циональном стиле. Самым романтичным рестораном считается 51. Оегт/исГз К1о5*ег, кото­
рый занимает погреб, построенный в XIV в. Его «изюминка» в том, что в за­
лах нет электричества и трапеза про­
ходит при свете полутора тысяч све­
чей. Здесь можно полакомиться настоящими черными трюфелями. После такой прогулки кажется, что город раскрыл вам свою душу. Знакомиться с Копенгагеном нужно с чувством, с толком, с расстанов­
кой, и тогда он предстанет перед вами таким, каким был во времена сказочника Андерсена. —* ВЫСОКИЙ ПОЛЕТ • декабрь 2006 - январь 2007 4 1 I штатов •% Новая Гвинея сегодня -
это огромная территория, где каменный век соседствует с двадцать первым I .•»-• \ Э К З О Т И К А ш Е ели вы собираетесь в Океа­
нию и прочитали много литературы об островах за экватором, то, попав сюда, будете удивлены. За последние 50 лет жизнь здесь сильно изменилась. Миновала эпоха бродяг, появлявшихся на ост­
рове без гроша и годами живших в тропиках. Чтобы предостеречь «бе­
лых людей» от соблазна остаться в этом раю, предупреждаю, что везде требуют предъявить обратный билет. Перестала ли Океания быть раем? Утверждать так я бы не решился. ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ Первые сведения о Новой Гвинее проникли в Европу еще в эпоху Вверху: побережье острова Новая Гвинея; справа: папуасы угощают Олега Алиева маниокой. На соседней полосе: воины племени дани-
дугум. Возрождения. Эта земля была от­
крыта в 1-й половине 16 в. порту­
гальскими мореплавателями. В 1545 г. испанский капитан Иньиго Ортис де Ретес прошел севернее горной страны и назвал ее Ыиеуа Ошпеа Возможно, немногочислен­
ные туземцы, которых он увидел на берегу, напомнили ему африканцев из Гвинеи. Другой испанец, Луис Ваэс де Торрес, отправившись в 1606 г. из Кальяо (Перу), проплыл южнее огромной земли, тем самым доказав; что Новая Гвинея - остров. В его честь назван пролив между Новой Гвинеей и Австралией. Колониальная история Новой Гви­
неи началась в 1828 г., когда западная часть острова была захвачена Гол­
ландией. А Германия и Англия делили между собой восточную половину. Первым европейским ученым, который не только попал на остров, но и прожил там в общей сложности 2,5 года (1871-1872, 1876-1877, 1883 гг.), изучая папуасов, сделал точные описания природы и людей, к тому же привез богатейшую кол­
лекцию, был российский ученый Ни­
колай Николаевич Миклухо-Маклай. Во время Первой мировой войны Австралия оккупировала германскую часть Новой Гвинеи, а после оконча­
ния Второй мировой, стремясь укре­
пить позиции на острове, объедини­
ла свои владения в этом регионе под общим названием Папуа-Новая ВЫСОКИЙ ПОЛЕТ • декабрь 2006 - январь 2007 43 %.. •:•• '-у* • • « Л/ Гвинея. Туда вошли также архипелаг Бисмарка, северная часть Соломо­
новых островов, острова Д'Антркас-
то, архипелаг Луизиада, остро­
ва Тро-бриан, о. Муруа и около 200 больших и малых островов. Сейчас это самостоятельное го­
сударство, западная часть острова принадлежит Индонезии. Что же такое Новая Гвинея сего­
дня? Огромная территория, где ка­
менный век соседствует с двадцать первым. Остров покрыт нетронуты­
ми джунглями и горами. И здесь ме­
стные племена (более 700 языковых групп) столетиями живут в полной изоляции от внешнего мира. Други­
ми словами, это уголок нашей пла­
неты, где время остановилось: здесь до сих пор пользуются камен­
ными топорами, с помощью стрел и копий охотятся на крокодилов, а вместо денег используют раковины. До Второй мировой войны счита­
лось, что в горах острова практичес­
ки никто не живет. Но пролетавший над островом американский летчик заметил на территории, принадле­
жавшей тогда Голландии, долину, где жили тысячи людей, ничего не знавших об окружающем их мире. До 50-х годов XX в. остров оставал­
ся малоизученным. В эпоху геогра­
фических открытий европейские державы интересовались главным образом его побережьем. Внутрен­
ние районы до сих пор не исследо-
На очен. 1 -ш 11р6й.З'Д!"!г11€йХу которые 1 ^ ^ У^ М^ &г 4# 1 | УР : • I 1тг папу О Уу ЩгШ Щ Щ : ЗЛ-^ ? С,1:::11.: Вверху: приготовление к празднику в де­
ревне племени дани-дугум; слева: так на Новой Гвинее добывают огонь. На соседней полосе: кабаний клык - тра­
диционное украшение воинов (вверху); па­
пуасы раскрашивают тело белой краской. 4 4 ВЫСОКИЙ ПОЛЕТ • декабрь 2006 - январь 2007 ваны полностью, особенно в про­
винции Папуа (Индонезия). КЛИМАТ И ГЕОГРАФИЯ Когда пролетаешь над Новой Гвинеей, становится ясно, почему она так долго не была исследована и почему даже сегодня в некоторых ее районах не побывал еще ни один европеец: лишь несколько дорог ве­
дут от побережья вглубь острова. Климат новогвинейских болот, покрытых джунглями, - это адская смесь высокой влажности, духоты и жары. Здесь очень много комаров и москитов, переносчиков малярии. В горах климат тоже очень влажный, кое-где дожди льют по 300 дней в году. Днем температура воздуха в горах в среднем 32 градуса, но по ночам бывает довольно прохладно. Труднодоступные горы покрыты густыми лесами, самые высокие до­
стигают 4000-500 0 м над уровнем моря. Здесь практически нет удоб­
ных равнин, пригодных для исполь­
зования в качестве посадочных площадок. Так что ничего удиви­
тельного, что некоторые области этого второго по величине (после Гренландии) острова планеты до сих пор остаются загадкой. Серьезное изучение Новой Гви­
неи началось приблизительно 30-
40 лет назад. Коренное население острова - темнокожие курчавые люди, похожие на африканцев. На острове практически нет крупных животных и хищников, не считая древесных кенгуру, казуаров (боль­
ших птиц, похожих на страусов), а также змей, крокодилов и диких свиней. ЖИВОТНЫЙ МИР Из всех животных Новой Гвинеи самую важную роль в жизни абориге­
нов играют райские птицы, но ценят­
ся они не за мясо, а за роскошные перья, которыми украшают себя туземцы. Великолепные перья под­
черкивают знатность мужчины, его богатство и влияние в обществе, а также делают его привлекательным в глазах молодых девушек. Они высо­
ко ценятся не только аборигенами -
в течение нескольких столетий перья служили предметом вожделения и европейцев. Каким же образом те узнали о сказочных птицах? ВЫСОКИЙ ПОЛЕТ • декабрь 2006 - январь 2007 45 #
П Л А Н Е Т э к з о т и к А^ К А 8 сентября 1522 г. в испанский порт Санлукар-де-Баррамеда при­
был корабль «Виктория». Его считали давно погибшим. Этот корабль-при­
зрак был единственным уцелевшим судном из флотилии знаменитого Магеллана. Команда помимо прочих редкостей привезла с собой чрезвы­
чайно нежные и тонкие перья птиц. Естествоиспытатели того вре­
мени устремились на Новую Гви­
нею, чтобы посмотреть на «чудо-
птиц». Многие из путешественни­
ков поплатились жизнью: кто погиб от эпидемии или стрел аборигенов, кто утонул в бурных горных реках. Сотни тысяч райских птиц были убиты из-за красивых перьев, кото­
рые шли на украшение дамских шляпок в Америке и Европе. К сча­
стью, сегодня вывозить перья да и живых птиц запрещено законом, однако среди аборигенов широко распространена охота на райских птице луком. ВЧЕРА И СЕГОДНЯ Обычно в центре папуасской де­
ревни располагается длинный «муж­
ской» дом, в котором могут жить до сотни представителей сильного пола. Женщинам сюда вход воспрещен -
здесь совершаются ритуалы, хранят­
ся священные статуи и черепа. Но если у мужчины есть семья, он может жить с ней в своей хижине на сваях, покрытой пальмовыми листьями. Та­
ких вокруг мужского дома довольно много. Помимо основной пищи - мя­
са, рыбы, овощей и фруктов - в каче­
стве лакомства папуасы употребля­
ют толстых жирных личинок, которые водятся в стволах саговой пальмы. Если их слегка поджарить, на вкус они будут очень сочными и сладки­
ми. Для многих племен, живущих в болотистых джунглях острова, ос­
новной источник питания - саговая мука, из которой пекут лепешки. Ее делают из сердцевины саговой паль-
:т мы: сначала дерево сушат, потом пе­
ретирают в порошок. Люди живут на одном месте до тех пор, пока паль­
мовая роща не будет вырублена пол­
ностью. После этого вся деревня пе­
рекочевывает в другое место. Жизнь аборигенов сегодня очень изменилась. Раньше они были заня­
ты войнами с соседними племенами, а сегодня у них появилось гораздо больше свободного времени. Если прежде в качестве свадебного по­
дарка было достаточно принести не­
сколько раковин и 3-4 свиньи, то теперь потребуется 30 раковин и 15 свиней. Многие аборигены посте­
пенно теряют вкус к старинным тра­
дициям и переходят на современную европейскую одежду. Но девушки до сих пор предпочитают молодому стройному парню в майке и шортах пожилого мужчину, увешанного шку­
рами, раковинами и кабаньими клы­
ками, на голове которого красуются украшения из перьев райских птиц. Помимо диких свиней на острове есть свиньи домашние, которых зака­
лывают только по большим праздни­
кам, например, во время свадеб или Вверху: коллега О. Алиева Елена фон Штернберг обрабатывает раны женщинам племени дани-дугум. На соседней полосе: сбор плодов буа мера. 46 ВЫСОКИЙ ПОЛЕТ • декабрь 2006 - январь 2007 , «'• 6 1ДЁ ятаз^ ^ ' ?>ф.^ »**"Лг> -, 1'^ '^даШР* %а&/ I § Л1 похорон. На очень крупных праздни­
ках, которые бывают раз в несколько лет, режут и съедают до 500 свиней. Еще 40 лет назад раскрашенные, вооруженные копьями и луками мужчины встречались и начинали поносить воинов из соседнего пле­
мени. Ругань продолжалась до тех пор, пока напряжение не достигало предела и не заканчивалось пере­
стрелкой или набегом на соседнюю деревню. Такие войны могли про­
должаться до тех пор, пока не пада­
ли первые убитые с той или другой стороны. После этого все успокаи­
вались и расходились по домам. Од-
нако за погибших полагалось мстить, и для этого следовало под­
стеречь и убить кого-либо из родст­
венников убившего. Сегодня эти кровавые времена отошли в прошлое. И люди, недавно враждовавшие между собой, теперь встречаются на больших танцеваль­
ных праздниках. ПРАЗДНИК ПО-ПАПУАССКИ К празднику посвящения юноши в мужчину готовится все племя. В де­
ревне царит оживление. Папуасы запасаются саговой мукой, мясом свиней. В день праздника воины рас­
крашивают себя природной краской и сажей. Мужчины щеголяют перья­
ми райских птиц в курчавых волосах, кабаньими клыками и деревянными палочками в носу. На женщинах лишь короткие юбки из раститель­
ных волокон. Вот праздник начина­
ется. На специально сооруженный помост ведут испуганного юношу. Его кладут навзничь. Старый воин прижимает его голову к своим коле­
ням. Другой воин берет метровый прут, заостренный с обоих концов, и протягивает сквозь носовую перего­
родку юноши. Парень извивается и стонет. Его снимают с помоста, ис­
кусные руки обрабатывают рану ма­
зью, чтобы остановить кровь. Оста­
ток ночи проходит в песнях, плясках и поедании печеной свинины. РАЗМЫШЛЕНИЯ ПУТЕШЕСТВЕННИКА На остров я прибыл в гости к мое­
му давнему знакомому папуасу. Он стал успешным бизнесменом. Полу­
чив хорошее образование в Европе, не захотел там остаться и вернулся на родину. Он пригласил меня на обед. Мы ели запеченного поросенка и морепродукты. Обслуживали нас его домочадцы. Разомлевшие от жа­
ры и сытной трапезы, мы улеглись на циновке, разостланной под навесом, и разговорились. От легковесных тем хозяин перешел к принципиальным. Вверху: на охоте. На соседней полосе: традиционное при­
ветствие папуасов (вверху); самый крупный в мире вид райской птицы. 48 ВЫСОКИЙ ПОЛЕТ • декабрь 2006 - январь 2007 Перья райских птиц знатность мужчины, его богатство и I е в обществе - Вы, белые люди, несерьезны. Всю жизнь играете. Я подумал, что мой приятель не­
точно выразил свою мысль, но он вывел меня из заблуждения. - Мы раньше убивали людей, ког­
да были голодны, теперь - когда за­
щищаемся. Вы уничтожаете богатые красивые города, топите суда, кото­
рые могли бы плавать долгие годы. Играете в войну, надеваете неудоб­
ные костюмы, потому что они кажутся вам красивыми. Играете в любовь, покупая женщин, обманывая их кра­
сивыми словами. Когда я вижу краси­
вую девушку, то зову ее в лес и гово­
рю, что если она придет, то будет извиваться, как змея, в моих руках и визжать, как поросенок, которого ре-
П Л А Н Е Т А Э К З О Т И К А Ф жут. Придет, если захочет. Но я не об­
манываю ее и не покупаю за деньги. Я пытался возразить, что за день­
ги можно купить много полезного, например, лекарства. Вождь продолжил: - Мы не просили у вас лекарств, вы привезли к нам проказу, сифилис и другие болезни. Ваш обыкновен­
ный насморк убивал у нас целые де­
ревни. Видимо, дискуссия утомила вож­
дя, он потянулся и заснул. ...Перед отъездом в Европу я был приглашен на официальный прием в посольство. Играла хорошая музы­
ка, гости, разгоряченные вином, танцевали. А мне не давали покоя философские взгляды вождя. Мне казалось, что глупо ходить в смокин­
ге, что бабочка стягивает шею, а на­
ши светские беседы искусственны. Танцуя с одной дамой, я спросил: - Могли бы вы полюбить мужчи­
ну, если бы он сказал вам, что в его объятиях вы будете извиваться, как змея, и визжать, как поросенок, ко­
торого режут? - Право, вы начинаете меня инте­
ресовать... Скажите, я должна рас­
сматривать это как предложение или... - Да нет, - пролепетал я, смуща­
ясь, - Дело в том, что на острове... - Понимаю, вы слишком много были на солнце. А ведь я вас преду­
преждала. Хотите, я отвезу вас до­
мой? Уже в Москве, сидя за компьюте­
ром, я вспоминал разговор с вождем. Если бы он увидел меня сейчас, то сказал бы: «Да, белых нельзя воспри­
нимать всерьез, ведь они все время играют...» —* Редакция и автор благодарят по­
сольство и культурный центр РФ в Республике Индонезия за помощь в подготовке материала. Олег Алиев - кинодокументалист, автор и режиссер более 20 доку­
ментальных многосерийных филь­
мов в рамках проекта «Исчезающий мир» о малочисленных народах, посвятил более 15 лет изучению первобытных племен, живущих в труднодоступных уголках нашей планеты. Фильмы Олега Алиева бы­
ли неоднократно показаны на кана­
лах российского ТВ. За установку первого на территории Океании и Австралии памятника великому рос­
сийскому ученому и исследователю Н.Н. Миклухо-Маклаю получил в 2001 г. «Хрустальный Глобус», выс­
шую российскую награду за дости­
жения в области туризма и путеше­
ствий. Снимал в разных регионах России, Южной Америке, Тибете, Бутане, Непале, Индии, Камбодже, Вьетнаме, Китае, Малайзии, Таи­
ланде, Индонезии,в Северной и Центральной Африке и на островах Океании. Прожил три года среди аборигенов острова Борнео. На ост­
рове Суматра разыскал последних кочевников кубу. В Центральной Африке первым из российских кино­
документалистов снял фильм о пиг­
меях. На Арктическом побережье Северного Ледовитого океана коче­
вал с ненцами. Первым из совре­
менных российских исследователей посетил внутренние районы о. Но­
вая Гвинея, где прожил, в общей сложности, десять лет. С кочевника­
ми-туарегами пересек пустыню Сахару, а с кочевыми монголами на верблюдах - пустыню Гоби. ВЫСОКИЙ ПОЛЕТ • декабрь 2006 - январь 2007 49 Александр Нирвал Его Величество » г ш •%*». л ^ */> **%-
• ^ тш.<* 1И1 ТРИКА Е Г О Л И Я 1 9 76 Выходит на русском, английском и французском языках **2 АО у^^Л /<_Л-*>ч 0з^о7г^^-
/* // /" V Цг'1 РЕЛИГИИ, ВЕРОВАНИЯ, КУЛЬТЫ • Напористо ползущие по полю трак­
тора, взметнувшиеся ввысь трубы фаб­
рично-заводских предприятий, новые школы и современные научно-иссле­
довательские центры — эти символы нынешней Азии и Африки, созвучные нашей эпохе, сосуществуют с религи­
ей, народными верованиями и перво­
бытными культами. Религиозное со­
знание, нередко гальванизируемое правящими кругами отдельных стран, оказывает значительное воздействие на социальную психологию широких слоев населения и— через нее — на экономику, политику и процесс демо­
графического развития. Зародившись в глубокой древности, религия всегда была, по образному выражению Кар­
ла Маркса, «опиумом для народа». Но эта неизменная суть ее все еще со­
крыта от значительной части трудя­
щихся. Осознанию реакционной сущ­
ности религии мешает не только общая социально-политическая и экономиче­
ская обстановка во многих странах, но и использование религиозных ло­
зунгов некоторыми руководителями антиимпериалистических и антикапи­
талистических движений. Если религия играет немалую роль в сегодняшней жизни народов Азии и Африки, так что же говорить о «днях минувших», когда человек во многом был беспомощен перед силами природы, законы общественного раз­
вития еще не были открыты и, следо­
вательно, действующие в обществе социальные силы не поддавались ясному осмыслению? Не зная религии, условий ее воз­
никновения и эволюционирования, трудно выявить особенности социаль­
но-экономического, политического и культурного развития афро-азиатских стран в далеком прошлом и в совре­
менную эпоху, формирования соци­
альной психологии различных слоев населения и идеологической борьбы. И, естественно, вопросы, связан­
ные с религией народов Азии и Афри­
ки, интересуют многих наших чита­
телей. Учитывая важность данной проблемы, с этого номера мы откры­
ваем специальный раздел, посвящен­
ный истории и современному состоя­
нию различных религий, верований и культов. Редакция заранее благодарит тех читателей, которые выскажут за­
мечания о материалах этого раздела и выразят пожелания относительно тематики будущих публикаций. Религия древнего Египта: тотемизм и фетишизм а Академик М. КОРОСТОВЦЕВ Ц'ИПЕТСКАЯ религия — феноменальное явление в истории человечества. Она просуществовала, судя по со­
хранившимся памятникам, прибли­
зительно три с половиной тысячи лет. Подлинно научное описание еги­
петской религии возможно при соблюдении следующих условий: она, как и всякая другая религия, является в конечном итоге идеоло­
гической надстройкой над матери­
альным базисом общества; возник­
новение и развитие религии являет­
ся естественноисторическим про­
цессом; религия, как и всякая идеология, раз возникнув, приоб­
ретает известную, порой даже большую, самостоятельность по отношению к своему базису. Она может оказывать на него самое серьезное влияние. Но если рели­
гия в своем развитии совершенно отрывается от своего базиса, то либо она ходом истории так или иначе приводится в какое-то соот­
ветствие со своим базисом, либо же вырождается и исчезает. Глубоко научное определение ре­
лигии дал Фридрих Энгельс: «...Всякая религия является не чем иным, как фантастическим от­
ражением в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жиз­
ни,—отражением, в котором зем­
ные силы принимают форму не­
земных. В начале истории объек­
тами этого отражения являются прежде всего силы природы, кото­
рые при дальнейшей эволюции проходят у различных народов че­
рез самые разнообразные и пест­
рые олицетворения... Но вскоре на­
ряду с силами природы вступают в действие также и общественные силы — силы, которые противо­
стоят человеку в качестве столь же чуждых и... столь же необъясни­
мых для него, как и силы приро­
ды, и подобно последним господ­
ствуют над ним с той же кажущей­
ся естественной необходимостью. Фантастические образы, в которых первоначально отражались только таинственные силы природы, при­
обретают теперь также и общест­
венные атрибуты и становятся представителями исторических сил» !. Иначе говоря, религия — это первое мировоззрение и первое миросозерцание человека. Вполне понятно поэтому, что с религией теснейшим образом связаны пер­
вые шаги человека в любой отрас­
ли знания и искусства, ибо и зна­
ние и искусство были чисто эмпи­
рические и над любой практиче­
ской деятельностью человека гос­
подствовали религиозные воззре­
ния. Египетская религия как резуль­
тат духовного творчества древних египтян в процессе своего возник­
новения и развития подчинялась в основном тем же закономерностям, что и религии древнейших классо­
вых обществ, но вместе с тем она имела и свои особенности. Очень важно подчеркнуть, что государственной религии в нашем смысле слова в Египте никогда не было, как не было охватывающей всю страну единой церковной орга­
низации. В Египте не было обяза­
тельных для всей страны религиоз­
ных догматов и взглядов, не было унификации религиозных воззре­
ний. Именно поэтому египетская религия представляет собой очень сложный феномен соединения ча­
сто противоречивых и порой взаи­
моисключающих воззрений и веро­
ваний, возникших в разные време­
на и в разных частях страны. Фетишизм 2 и тотемизм3 — поня­
тия, обозначаемые этими термина-
1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч , т 20 стр. 328—329. 2 Фетишизм — поклонение неодушев­
ленным материальным предметам, ко­
торым приписываются сверхъестест­
венные свойства. Фетишем может быть любой предмет, почему-либо по­
разивший воображение суеверного че­
ловека: камень, шкура животного, а также изделие человеческих рук, изо­
бражение человека или животного — «идол». - Тотемизм — комплекс верований, мифов, обрядов и обычаев родо-пле-
менного общества, связанных с пред­
ставлением о фантастическом сверхъ­
естественном родстве между опреде­
ленными группами людей, с одной стороны, и так называемыми тотема­
ми — видами животных и растений (реже явлениями природы и неоду­
шевленными предметами)..— с другой. 57 ми, теснейшим образом связаны между собой. Фетишизм является одной из самых ранних форм ре­
лигий, и он наблюдался у всех на­
родов в той или иной форме. Русский востоковед И. М. Вол­
ков писал: «Подобно другим на­
родностям, и египтяне некогда на­
ходились на той ступени культур­
ного развития, когда человек бес­
помощно стоял среди окружавшей его девственной природы, чувствуя себя вполне зависимым от нее. Во всех многообразных предметах и явлениях природы, особенно же в недоступных их пониманию, пер­
вобытные обитатели Нильской до­
лины видели проявление могуще­
ственных таинственных сил, то благодетельных, то губительных для человека... Такое направление первобытного мышления, привед­
шее древнейших египтян к фети­
шистскому обоготворению предме­
тов и явлении внешней природы, представляло собой очень благо­
приятную почву для возникновения религиозного почитания живот­
ных». Указав далее, что между поведением животных и людей много общего, что бросалось в гла­
за человеку, автор приходит к вы­
воду, что совокупность этих об­
стоятельств и породила культ жи­
вотных. После этих предварительных за­
мечаний общего характера обра­
тимся к египетским фактам. От додинастического Египта (5000—3000 годы до н. э.) у нас нет непосредственных фактов, но источники объединенного Египта (Египет окончательно был объеди­
нен около 3000 года до н. э., и с этого времени начинается ди­
настическая эпоха) дают полную возможность заглянуть в додина-
стическое прошлое и сделать вы­
воды относительно фетишизма и тотемизма в этом периоде египет­
ской истории. Несомненно, что культ живот­
ных в династическом Египте пред­
ставляет собой непосредственное продолжение тотемизма в додина-
стическом Египте. В древнейшие времена страна состояла приблизи­
тельно из 40 независимых номов, то есть территорий, на которых жили человеческие коллективы ти­
па племен, находившиеся на той или иной ступени доклассового развития. Для таких социальных организмов типичной формой рели­
гии, как это показывает опыт все­
мирной истории и этнографии, яв­
ляются фетишизм и тотемизм, и нет решительно никаких основа­
ний полагать, что историческое развитие египтян не было подчи­
нено всеобщим закономерностям исторического процесса. Различия между додинастиче-
ским тотемизмом и культом жи­
вотных в династическом Египте в принципе вовсе не так уж значи­
тельны. Если тотему не поклоняют­
ся и тотем — «родственник» пле­
мени или клана, то обоготворенно­
му животному молятся, и в ряде случаев это божество является близким к фараону: коршун Нех-
бет слыл матерью фараона, а ди­
кая корова — его кормилицей и воспитательницей. Словом, в ряде случаев тотемизм и культ живот­
ных настолько сближаются, что нет сомнения в том, что это явление одного порядка. Фетишизм и тотемизм у боль­
шинства народов в процессе исто­
рического развития исчез, оставив после себя лишь те или иные пере­
житки, а в Египте культ животных не только не исчез, но проявил необычайную живучесть и сохра­
нился даже после потери Египтом своей независимости, вплоть до римского господства (30 год до н. э.) включительно. Начало культа животных отно­
сится в династическом Египте к очень глубокой древности. Культ этот проявляется в следующих формах: непосредственно культ жи­
вого животного, поклонение изо­
бражению обоготворенного живот­
ного или антропоморфному боже­
ству с частью тела животного. Некоторым животным поклоня­
лись во всем Египте, других обого­
творяли в разных частях страны, третьи, наконец, считались боже­
ствами только в одной местности. Как бы ни объяснять происхож­
дение тотемизма вообще и генезис египетского тотемизма в частности, а также перерастание последнего в культ животных, несомненно, что конкретные географические условия, в которых жили египтяне, реальная фауна, которая играла многообразную роль в их жизни, были очень весомым фактором возникновения конкретных форм египетского тотемизма и его по­
следующего превращения в культ животных. Задолго до объединения Египта скотоводство играло важную роль в хозяйственной жизни народа, и поэтому уже в очень древние времена началось обоготворение крупного рогатого скота. Уже во времена I династии существовал культ быка Аписа. Культ Аписа был всеегипетским и пользовался популярностью не только у египтян, но даже у пер­
сидских царей (Дарий I), у лаги-
дов и даже римских императоров. Однако Апис был не единственный обоготворенный бык. В Гелиополе обоготворяли черного быка — Мне-
виса. Этот бык, так же как и Апис, жил в особом помещении, а после смерти его мумифицировали и хо­
ронили. Примечательно, что при мумификации этих обоготворенных животных практиковался тот же погребальный ритуал, какой со­
блюдался в отношении умерших людей. Так, обнаружены заупокой­
ные скарабеи, «заменители» серд­
ца для быков Мневисов, на одном из них формула, почти тождест­
венная формуле на таких же скара­
беях для людей. Мневис был ора­
кулом бога солнца Ра и его вопло­
щением на земле. Культ Мневиса засвидетельствован памятниками с XVI века до н. э.—со времени XVIII династии, но восходит он, не­
сомненно, к более древним вре­
менам. Быки белой и черной масти представляли собой редкость и оберегались. Приобретение в част­
ном порядке и тем более убийство быка с признаками, которые могли рассматриваться как священные, уже во времена Нового Царства строго каралось. Культ быков и коров встречается большей частью в местностях Дельты. Это объясняется вполне естественными причинами — имен­
но Дельта во все времена истории Египта представляла собой основ­
ные пастбища для крупного рога­
того скота. Весьма распространен был культ крокодила, олицетворяющего бога Себека. Этот культ встречается преимущественно в тех местностях, где быстрины или крутые отвесные берега Нила представляли опас­
ность для судоходства, или в забо­
лоченных местностях с множе­
ством озер и каналов. Именно здесь обитает множество кроко­
дилов. «Египтянина,— пишет И. М. Вол­
ков,— не могли не поражать и не ужасать страшная хищность кро­
кодила, проявляемая ко всем су­
ществам, с которыми он в состоя­
нии справиться, начиная с рыб и кончая крупными млекопитаю­
щими и человеком, наглая дер­
зость, обнаруживаемая им в воде даже у самого берега, вблизи че­
ловеческих жилищ, хитрость и коварство, с какими он подстере­
гает добычу, и молниеносная, рас­
считанная на верный успех, стре­
мительность, с какой он бросается на нее. Несчастные случаи с жи­
вотными и людьми — жертвами крокодилов в древнем, а тем бо­
лее в первобытном Египте, несо­
мненно, были заурядным явле­
нием. Печальная репутация крокодила как наглого хищника нашла себе яркое выражение, между прочим, в том, что некоторые слова, слу­
жившие для обозначения дурных душевных свойств и качеств, детер­
минировались знаком крокодила». Но вместе с тем в ряде текстов крокодил-Себек рассматривается как надежный защитник богов про­
тив зла и тьмы, так как его сви­
репость и другие устрашающие ка-
68 чества отпугивают эти силы от богов. Умершего крокодила бальза­
мировали и хоронили. Чрезвычайно широко был рас­
пространен культ сокола (или ястреба) — воплощения бога Хора и его разных ипостасей. Эта птица считалась божественной потому, что олицетворяла далекое небо. С соколом (ястребом) было связа­
но множество разнообразных ми­
фологических и религиозных пред­
ставлений. Сокол (ястреб) был во­
площением не только бога солнца и неба Хора, но и некоторых дру­
гих богов, например бога Монту — местного бога города Ермонта,— наконец, он олицетворял также фа­
раона. В поздние времена культ этого хищника был особенно попу­
лярен, и за убийство птицы винов­
ный мог поплатиться жизнью. Одним из наиболее чтимых в Египте животных была птица ибис. На земном шаре насчитывается около 30 ее видов. В Египте свя­
щенным ибисом считался белый ибис, с окрашенными в черный цвет концами маховых перьев. Ибис олицетворял бога мудрости и знаний — Тота, центром культа которого был Ермополь в Среднем Египте. В 1913 году во время раскопок в Абидосе было открыто кладбище священных ибисов, датируемое се­
рединой II века н. э. Вместе с по­
гребениями ибисов были обнаруже­
ны погребения соколов, землероек и ихневмонов (мангуст), также счи­
тавшихся священными животными. Широко распространен был культ кошки. В знаменитой 17-й главе Книги мертвых один из важнейших богов египетского пан­
теона, бог солнца Ра, принимает облик «великого кота», призванно­
го бороться против сил зла. Ко времени XXII (Ливийской) династии (X век до н. э.) относит­
ся начало расцвета культа богини города Бубастиса Бастет, олицетво­
рявшейся кошкой. Хотя культ кош­
ки несомненно существовал и рань­
ше, древнейшее захоронение кош­
ки датируется концом XVIII дина­
стии (XIV век до н. э.). Сохранил­
ся кошачий гроб, сооруженный по приказу верховного жреца Мемфи­
са Тутмоса. У Геродота мы узнаем, что смерть кошки в каком-либо доме отмечалась трауром всех его оби­
тателей. Умерших кошек перево­
зили в священные помещения, бальзамировали и хоронили в Бу-
бастисе. В греко-римский период убийство кошки рассматривалось как тягчайшее преступление. Ви­
новный в нем расплачивался жизнью. Древнегреческий историк Диодор Сицилийский рассказывает сле­
дующее: «Один римлянин убил кошку, и сбежалась толпа к дому виновного, но ни посланные царем для уговоров власти, ни общий страх, внушаемый Римом, не мог освободить от мести человека, хотя он и совершил это нечаянно». Лев также относился к обожеств­
ленным животным. Начало его культа относится к глубочайшей древности. В греко-римский период в Египте было даже несколько пунктов, носивших название Леон-
тополис (город льва). Не менее 32 богов и 33 богинь принимали в разные периоды об­
лик льва. Особенно известны были «львиная богиня» Сехмет (бук­
вально «могучая») в Мемфисе и Пахт — в Спеос-Артемидосе. Здесь нельзя умолчать и о сфинксе. У него было львиное ту­
ловище, а голова либо сокола, либо барана. Были сфинксы и с чело­
веческими головами. Они изобра­
жали царей. В частности, Большой сфинкс в Гизе изображал царя IV династии (XXVIII—XXVI века до н. э.) Хефрена, так как лев счи­
тался и воплощением царя. Большую роль в египетской ре­
лигии играли змеи. Они были для египтян грозными, опасными и вме­
сте с тем таинственными сущест­
вами. Змеи подстерегали человека на каждом шагу, их укус был боль­
шей частью смертельным, они жи­
ли в темных, не доступных для че­
ловеческого глаза местах. В первую очередь надо назвать египетскую кобру, главным цент­
ром культа которой был один из древнейших городов Египта — Бу-
то, находившийся в западной части Дельты. Богиня-змея Уто («зеле­
ная») была богиней-покровительни­
цей Нижнего Египта и вместе с богиней-покровительницей Верх­
него Египта (коршун) вошла в ти-
тулатуру фараонов. Ее изображе­
ние служило головным убором фа­
раона и якобы защищало его от всех врагов. Кобра и внешним видом, и своим поведением в разгневанном состоя­
нии резко отличается от прочих змей Египта. Ее устрашающий вид и смертельный яд поражали вооб­
ражение египтян и выдвинули ее на первое место среди других змеи­
ных божеств. Однако большую роль в религии и мифологии играли и другие змеи. Так, богиня земного плодородия Рененутет изображалась в виде змеи. Она считалась также боги­
ней закромов на юге Фаюма, в Мединет-Мади, и в Фивах. В фиванском некрополе поклоня­
лись богине Мертсегер (буквально «любящая молчание») в виде змеи. Во многих других местах, осо­
бенно в греко-римский период, поклонялись богиням-змеям, а при входе во многие храмы ставились стелы с изображением змей, охра­
няющих храм. Наряду с этим темные силы зла изображались нередко в виде ко­
лоссальных змей, которых пора­
жают и уничтожают божества, и в первую очередь бог солнца Ра. Существовал также и демон тем­
ноты Небедж, олицетворенный в виде змеи, и т. д. В религии и мифологии Древне­
го Египта огромную роль играл скарабей, символизирующий собой жизнь и самовозрождение. Он на­
зывался хепре, и слово это было одного корня с глаголом «хепер» — «быть», «становиться». Менее распространены и попу­
лярны были культы ряда других животных. Гиппопотам обожествлялся в се­
веро-западной Дельте, в номе Пан ремис, а также в Фаюме и Окси-
ринхе. В последнем был храм бо­
гини Тауерт, изображавшейся в ви­
де гиппопотама. Обожествлена бы­
ла и лягушка. Она играла большую роль в религиозных представле­
ниях в Ермополе, а также в Анти-
ное, где лягушка олицетворяла богиню Хекат. Египетский скорпион был обо­
готворен в виде богини Серкет, но ее культ ни с каким определенным местом не связывался. Богиня эта нередко упоминается в религиоз­
ных и магических текстах. Образ скорпиона могла принимать и бо­
гиня Исида. Не отказано было в обожествле­
нии и рыбе. Как указывает Афана­
сий, александрийский епископ (293—373 годы), с культом раз­
ных рыб дело обстояло так: «Ры­
бу, которую одни чтут, в другом месте ловят для пищи». По сооб­
щению греческого ученого эллини­
стического периода Элиана, в рим­
ское время в Бубастисе было свя­
щенное озеро, в котором разводи­
ли и кормили сомов. Сохранились амулеты в виде рыб и даже не­
большие гробики для умерших рыб. Безобидная нильская черепаха в религиозных и мифологических текстах упоминается как существо, враждебное солнечному богу Ра. Во времена Нового Царства это противопоставление было выраже­
но в разных магических текстах такими словами: «Да живет [бог] Ра, да сгинет черепаха». В религиозных воззрениях участь черепахи разделяла и свинья — она считалась ритуально нечистым животным. Что касается культа растений, то он был менее распространен и о нем мы имеем меньше сведений. Однако его существование вне вся­
кого сомнения: храмовые тексты птолемеевского времени приписы­
вают каждому ному свое священ­
ное дерево. Большей частью 59 с культом деревьев были связаны богини, а наиболее распространен­
ными деревьями в Египте счита­
лись сикомора и финиковая пальма. Объектом культа были также лук и чеснок и некоторые другие растения. Интересно подчеркнуть, что пе­
режитки древнеегипетского культа деревьев в той или иной форме сохранились вплоть до первой чет­
верти XX века и в мусульманском Египте. Для культа животных типична противоречивость отношения чело­
века к обожествленному животно­
му. Возьмем для примера льва, обожествленного, как мы видели, в ряде мест, занимающего видное место в мифологии и культе и счи­
тавшегося воплощением царя. Однако это обстоятельство ни­
сколько не мешало тем же царям охотиться на львов и даже хва­
статься своими охотничьими тро­
феями. Как известно, фараон Амен­
хотеп III, большой любитель охо­
ты, в течение десяти лет лично за­
стрелил из лука 102 львов! Наряду с обожествлением змей в текстах нередко упоминаются змеи, воплощавшие силы зла и тьмы. Очень часто встречаются ма­
гические тексты с заклинаниями против змей. Наконец, обожествлялись и не­
одушевленные предметы, так или иначе связанные с культом бо­
жеств. Таковыми были, например, ворота храмов, гигантские флаг­
штоки у пилонов храмов, статуи, царские короны и т. д. Из изложенного вытекает, что и тотемизм, и культ животных и рас­
тений — два явления одного поряд­
ка. Не вызывает сомнения также и то, что тотемизм, представляю­
щий собой религиозную универса­
лию (так или иначе он засвидетель­
ствован у всех народов земного шара на доклассовой ступени со­
циального развития), стадиально и хронологически предшествует куль­
ту животных уже в египетском классовом обществе вплоть до греко-римского периода. История религий свидетельст­
вует, что вместе с социально-эконо­
мическим развитием общества, с переходом его от доклассовой структуры к структуре классовой тотемизм отмирал и в конце кон­
цов совершенно исчезал. Это впол­
не закономерно и объясняется эво­
люцией религиозной идеологии, в результате которой тотемизм ста­
новится слишком примитивной фор­
мой религиозных представлений, уже не соответствующей социаль­
но-экономическому прогрессу об­
щества. В Египте же мы видим совер­
шенно противоположное явление: тотемизм не только не отмирает с переходом общества от доклассо­
вой структуры к структуре классо­
вой, но, наоборот, поднимается на высшую ступень — превращается в подлинный культ животных, и этот культ, в свою очередь, развивает­
ся и крепнет количественно и ка­
чественно с поступательным ходом истории и достигает своего рас­
цвета в греко-римский период, когда Египет уже навсегда лишил­
ся своей политической независи­
мости. Один жрец птолемеевского пе­
риода в своей заупокойной надпи­
си говорит о себе следующее: «...Я кормил живых ибисов, соко­
лов, кошек, шакалов, и я хоронил их по ритуалу». Он ставит себе это в заслугу. Геродот, посетив­
ший страну в V веке до н. э., пи­
шет: «Хотя Египет граничит с Ли­
вией, но он не особенно богат жи­
вотными; зато все имеющиеся в нем животные почитаются там священными, причем некоторые породы содержатся вместе с людь­
ми, а другие отдельно от них. Об­
ращаются египтяне с животными так: для ухода за каждой породой животных назначены особые стра­
жи мужского или женского пола». Очень показательно, что в греко-
римское время (и даже раньше) хоронили не единственный, обо­
жествленный, экземпляр священно­
го животного, а всех животных обо­
готворяемого в данной местности вида. Диодор описывает культ жи­
вотных как явление общенародное. То же самое говорит и Страбон. Таким образом, перерастание древнейшего тотемизма в хорошо организованный и, по сути дела, всенародный культ животных в Египте, вне всякого сомнения, твердо установленный факт. Означает ли эта странная и со­
вершенно необычная эволюция, что религия развивалась в Египте в полном противоречии с законами общественного развития? Означает ли это, что история египетского общества и его идеологии развива­
лись по каким-то другим законам, чем у других народов? Отнюдь нет. Для того чтобы понять структу­
ру египетского общества, обратим­
ся к историческим фактам, вернее, к установленным наукой вехам египетской истории. Сначала были номы (около 40) — доклассовые общины; затем они объединились в два «царства» Верхнего и Нижнего Египта; эти последние, наконец, объединились в единое государство. Возможность и вероятность промежуточных вех никакого существенного изменения в эту схему не вносит — путь от доклассового к классовому обще­
ству в основном один и тот же у всех народов. Этот путь состоит в том, что в доклассовом обществе из имущественно и социально рав­
ных людей благодаря развитию производительных сил постепенно начинает формироваться слой лю­
дей, выделяющихся изо всей массы своим привилегированным имуще­
ственным положением. Это начало процесса распада родового строя. Слой этот постепенно превращает­
ся в класс (это переход от «клас­
са в себе» к классу «для себя»). Органическим и неотъемлемым аспектом этого все усиливающегося процесса является вооруженная экспансия против соседей, стремле­
ние подчинить их себе. Носителем и вдохновителем экспансионистской тенденции является, естественно, впервые появившийся в истории общества правящий класс, ибо только он в основном выигрывает от экспансии. Удачная экспансия ведет к объединению общин на­
сильственным путем, к возникнове­
нию более крупных, чем ранее, че­
ловеческих обществ. В результате усиления экспан­
сионистской, или централизующей, тенденции возникает более или ме­
нее крупное государство, компонен­
ты которого насильственно при­
соединены к тому компоненту, ко­
торый был удачным инициатором объединения. Так было везде, так было и в Египте. Носителем же централизующей тенденции являет­
ся правящий класс и выделивший­
ся из него государственный аппа­
рат — в данном случае фараон и его бюрократия, включая жрече­
ство. Вполне естественно, что этот правящий класс развивался во всех отношениях быстрее, чем отстаю­
щая от него масса непосредствен­
ных производителей. Первое, на что следует обра­
тить внимание, это то, что правя­
щий класс в Египте периода Древ­
него Царства был немногочислен по сравнению с народными мас­
сами. Во-вторых, отправной точкой развития культуры и религии, разрабатываемой представителями правящего класса, были представ­
ления, созданные задолго до ста­
новления этого класса и разделяв­
шиеся народными массами. Таким образом, следует конста­
тировать наличие двух течений в египетской религии. Первое, более древнее, течение является вырази­
телем народных религиозных воз­
зрений, среди которых преоблада­
ли тотемистические представления. Оно носило в основном местный характер и служило увековечению номового сепаратизма. Второе, более позднее, течение отражало верования правящего класса и слу­
жило в основном его интересам объединения страны в рамках еди­
ного государства. 80 Против политики апартхейда 1-/НИГА «Расизм и апартхейд в Юж-
' • ной Африке. ЮАР и Намибия», изданная ЮНЕСКО, составлена на ос­
нове материалов, подготовленных лондонским Движением против апар­
тхейда. В кратком историческом очерке авторы знакомят читателя с основ­
ными этапами европейской колони­
зации территории современной ЮАР и соседних с ней стран. Они указы­
вают, что история колонизации это­
го района представляет собой не­
прерывный захват выходцами из Ев­
ропы земель, которые отнюдь не пустовали, а были заселены различ­
ными африканскими племенами. На всех этапах «освоения» новых тер­
риторий буры, а позднее и англи­
чане наталкивались на решительное сопротивление коренных жителей. Авторы отмечают в связи с этим уси­
лия, предпринятые рядом вождей (Чакой, Мошешем и др.) для консо­
лидации сил африканцев перед лицом европейской агрессии (стр. 17). Значительное место в историчес­
ком разделе отводится освещению событий, связанных с англо-бурским соперничеством, ареной которого Южная Африка стала в XIX веке. Как известно, английский империа­
лизм, аппетиты которого особенно разгорелись после открытия в этом районе крупнейших в мире место­
рождений алмазов и золота, смог решить его в свою пользу в итоге войны 1899—190 2 годов. С образованием в 1910 году Юж­
но-Африканског о Союза, в состав которого вошли бурские республики Трансвааль и Оранжевое Свободное Государство и английские колонии Трансвааль и Капская, земельное ог­
рабление коренного населения было закреплено законодательным путем. «Закон о землях туземцев» 1913 го­
да, дополненный в 1936 году, огра­
ничил африканское землевладение рамками туземных резерватов. За европейцами, составляющими лишь пятую часть населения, было закреп­
лено около 86 процентов территории страны (стр. 29). Обезземеливание африканцев, ли­
шение их свободы передвижения и прочие дискриминационные меры, принятые администрацией, обеспечи­
ли горнодобывающу ю и другие от­
расли промышленности, а также бур­
ские фермы дешевой рабочей си­
лой. Многочисленные законы и пред­
писания лишали коренных жителей гражданских прав, унижали их чело-
,Рас18т апс! Араг1Ье1<1 1п 5ои1Ьегп Ат"-
г!са. 5ои1Ь А^йса ацЛ КатШа", Раг1з, ТЬе 1ШЕ5СО Ргезз, 1974, 156 рр. веческое достоинство, препятствова­
ли социальному и экономическому прогрессу. Как известно, в 1948 году к влас­
ти пришла Националистическая пар­
тия, провозгласившая основой своей внутренней политики апартхейд— раздельное развитие расовых и на­
циональных групп, населяющих стра­
ну. Проведение этой политики уси­
лило политическое и экономическое неравенство между белыми и неев­
ропейцами и сделало расовую дис­
криминацию неотъемлемым атрибу­
том всех сторон южноафриканской жизни. В период правления националис­
тов, отмечается в книге, были приня­
ты десятки расистских законов. К ним относятся «Закон о запрещении смешанных браков», «Закон о реги­
страции населения», «Закон о рас­
селении по группам», «Закон об об­
разовании банту» и многие другие (стр. 45). Идея раздельного развития наи­
более ярко воплотилась в зако­
не 1959 года, положившем нача­
ло созданию бантустанов. Эти так на­
зываемые «национальные очаги бан­
ту» созданы на базе существовавших ранее резерватов, их общая площадь не превышает 13,5 процента терри­
тории ЮАР (стр. 70). Неевропейцы составляют подав­
ляющее большинство рабочей силы практически во всех отраслях южно­
африканской экономики, и предпри­
ятия белых районов нуждаются в их постоянном притоке. Хотя расист­
ские власти пытаются перенести центр тяжести развития промышлен­
ности на территории, непосредствен­
но примыкающие к границам бантус­
танов, в целом масштабы подобных мероприятий, однако, незначительны. Таким образом, создание «нацио­
нальных очагов», приходят к выводу авторы книги, не может прекратить миграцию коренных жителей в горо­
да и на европейские фермы. Оно еще больше усиливает дискримина­
цию африканцев, ибо, находясь в ев­
ропейском районе, африканец жи­
вет там на положении чужестранца, от которого в любой момент можно избавиться. Еще в 20—30-х годах был принят ряд законов, регламентирующих ус­
ловия найма и характер работы тру­
дящихся-неевропейцев. При прове­
дении в жизнь политики апартхей­
да этим законам был придан дис­
криминационный характер. К корен­
ным жителям стали применяться но­
вые ограничения в трудовых вопро­
сах. Так, африканцам, разрешено вы­
полнять в основном лишь низкоопла­
чиваемую работу, не требующую вы­
сокой квалификации. В то же время и соответственно наиболее хорошо оплачиваемые высококвалифициро­
ванные должности в основном ре­
зервируются за белыми. В послед­
нее время в связи с острой нехват­
кой хорошо обученной рабочей си­
лы в ЮАР предприниматели в ряде случаев обходят это положение. Од­
нако правящие круги и поддержи­
вающие их реформистские профсою­
зы белых рабочих стремятся не до­
пустить этого. Дискриминационный характер но­
сит и оплата труда неевропейцев. Даже с учетом надбавок к заработ­
ной плате, вырванных африканцами у предпринимателей в результате массовых забастовок последних лет, заработки африканцев в обрабаты­
вающей промышленности в конце 197 3 года, например, были в пять-
шесть раз ниже заработков белых. В горнодобывающих же отраслях ра­
бочие-африканцы получали в 18—2 0 раз меньше белых горняков (стр. 58). Размеры заработной платы значи­
тельного числа рабочих-неевропей­
цев не достигали даже так называе­
мого «уровня нищеты», то есть ми­
нимума, необходимого для физичес­
кого поддержания жизни рабочего и его семьи (стр. 61). Обычными для расистского пра­
вительства ЮАР методами борьбы с политической оппозицией, отмечает­
ся в книге, являются расстрелы де­
монстраций, аресты, ссылки, разгон прогрессивных организаций, закры­
тие печатных изданий, поднявших го­
лос в защиту прав неевропейского населения. Например, принятые юж­
ноафриканским парламентом зако­
ны — «Закон о подавлении комму­
низма», «Закон о борьбе с сабота­
жем» и др.— ставят коренных жите­
лей в полную зависимость от произ­
вола властей. Однако даже в условиях непре­
кращающегося террора борьба в ЮАР против расизма и апартхейда не затихает. В ней участвуют пред­
ставители всех расовых и националь­
ных групп, проживающих в стране. Во всем мире широко известны име­
на Нельсона Манделы, Оливера Там-
бо, Уолтера Сисулу и многих других борцов за свободу и равноправие неевропейцев в ЮАР. Рецензируе­
мая работа знакомит читателей с би­
ографиями некоторых из этих геро­
ев (стр. 121—124). В книге освещаются основные этапы национально-освободительно й борьбы в ЮАР, процесс трансфор­
мации политических взглядов и так­
тики самой массовой политической организации освободительног о дви­
жения— Африканског о национально­
го конгресса (АНК). Авторы справед­
ливо отмечают, что отход лидеров АНК от тактики пассивного сопротив­
ления и их решение перейти к насиль­
ственным методам явился непосред­
ственным результатом Шарпевиль-
ского расстрела 1960 года, показав­
шего тщетность мирных средств борьбы с апартхейдом (стр. 94). Заключительный раздел книги по­
священ Намибии. Мандат на управ­
ление бывшей германской коло­
нией— Юго-Западной Африкой, как 63 известно, был получен южноаф­
риканским правительством от Лиги наций вскоре после окончания первой мировой войны. Впоследствии правительство Южно-
Африканског о Союза отказалось пе­
редать эту территорию под опеку ООН, фактически превратило ее в собственную колонию и распростра­
нило на нее политику расовой диск­
риминации и действие законов апарт-
хейда (стр. 142). Начиная с 1946 года вопрос о Намибии не сходит с по­
вестки дня Генеральной Ассамблеи ООН. Хотя решение, принятое Гене­
ральной Ассамблеей в 1966 году, ли­
шило ЮАР всяких законных основа­
ний на управление этой территорией, расистское правительство отказыва­
ется ему подчиниться. Стремясь уве­
ковечить свое господство в Намибии, оно проводит в жизнь так называе­
мый план Одендааля, предусматри­
вающий расчленение страны путем создания в ней девяти «хоумлендов» (стр. 143). Замыслы расистов натал­
киваются на растущее сопротивление коренных жителей. Возглавляющая национально-освободительно е дви­
жение африканског о населения На­
родная организация Юго-Западной Африки (СВАПО) в последние годы развернула на севере Намибии во­
оруженную борьбу. А. ПОКРОВСКИЙ, кандидат исторических наук Искусство народов Африки РЕЦЕНЗИРУЕМА Я книга является первым советским изданием, ко­
торое дает обстоятельное представ­
ление об искусстве народов афри­
канского континента в целом. Она состоит из очерков о живописи, скульптуре, архитектуре, театре и прикладном искусстве древней, сред­
невековой и современной Африки. Этот обширный и богато иллюстри­
рованный труд подготовлен коллек­
тивом авторов — сотрудниками Ин­
ститута Африки АН СССР и учеными из других учреждений. Книга показывает, что становле­
ние искусства разных регионов и эпох представляет собой единый ис­
торический процесс, неотъемлему ю часть развития всемирной цивилиза­
ции. Ответственный редактор изда­
ния академик М. А. Коростовцев до­
казывает, что еще в глубокой древ­
ности существовали довольно разви­
тые контакты между населявшими континент народами, обитавшими се­
вернее и южнее нынешней пустыни «Искусство народов Африки. Очер­
ки художественной культуры с древ­
ности до настоящего времени», М , «Искусство», 1975, 311 стр. Сахары, которой в то время не бы­
ло. До катастрофических изменений в климате именно плодородная и обитаемая территория Сахары слу­
жила мостом между народами раз­
ных рас. О древнем африканском искус­
стве свидетельствуют наскальные ри­
сунки и росписи, обнаруженные в Сахаре, а также на востоке и юге континента. В. Мириманов предпри­
нял попытку определить датировку и дать универсальную классифика­
цию наскальной живописи и петро­
глифов, которую можно применить в самых общих чертах к Сахаре и не­
которым другим районам Африки выше экватора. Он пишет: «Высечен­
ные на скалах рисунки, сочетающие в себе элементы графики и скульп­
туры, могут рассказать очень много о путях развития изобразительног о искусства на Африканском континен­
те» (стр. 11—12). Серьезное внимание в книге уде­
лено ранним цивилизациям Африки. К древнеегипетскому искусству, дав­
но уже занявшему прочное место в истории художественной культуры человечества, обращается искусство­
вед М. Э. Матье. Она прослежива­
ет связи между Египтом и другими очагами древней африканской циви­
лизации. О значении Эфиопии, ис­
кусство которой еще в I тысячеле­
тии до н. э. тесно взаимодействова­
ло с культурой Тропической Африки, рассказывает искусствовед С. А. Ка­
уфман. Обращаясь затем к архитек­
туре Северной Африки римского пе­
риода, автор показывает, что этот регион сыграл важную роль в исто­
рии античного Средиземноморья. О несомненных эстетических дос­
тоинствах реалистическог о искусства африканской античности, выросшего на самобытной основе в Западной Африке в середине I тысячелетия до н. э., свидетельствует культура Нок, обнаруженная в 1944 году в Цент­
ральной Нигерии. Это открытие, ука­
зывает В. Мириманов, позволяет на­
деяться, что в недалеком будущем удастся решить некоторые важные вопросы происхождения и стилисти­
ческой эволюции африканской скуль­
птуры: «В частности, теперь уже ни у кого не могут вызвать сомнения местный самобытный характер реа­
листических традиций искусства Ифэ и Бенина и тот факт, что специфи­
ческий стиль поздней деревянной скульптуры складывался в процессе длительного многовековог о разви­
тия, а не является результатом де­
градации, как считали некоторые спе­
циалисты до последнего времени» (стр. 142). В книге подняты проблемы сред­
невекового искусства, процветавше­
го к югу от Сахары, а также в Се­
верной Африке. Обращаясь к про­
изведениям скульптуры VI I I —XIV ве­
ков, найденным у озера Чад (культу­
ра С а о), к изумительной пластике древнего государства йоруба (куль­
тура Ифэ) и бронзовым изделиям из дворцов Бенина (XI V—XIX века), В. Мириманов и Г. Чернова отмечают, что эти бесценные художественные сокровища свидетельствуют о том, что традиционное творчество, очень разнообразное в своих националь­
ных, племенных и региональных про­
явлениях, имеет глубокие местные корни, связанные законами истори­
ческой преемственности с большим, гуманистическим по мироощущению искусством предшествующих эпох. В то же время в Северной Африке, как пишет действительный член Ака­
демии художеств СССР Б. В. Вей-
марн, сложились и расцвели регио­
нальные варианты арабского искус­
ства, взаимодействующег о не только с искусством Ближнего Востока, Ви­
зантии и других стран средиземно­
морского бассейна, но и с культура­
ми Экваториальной Африки. Таким образом, в эпоху средневековья, до­
казывают авторы, искусство развива­
лось на всем континенте, укрепи­
лись международные художествен­
ные связи народов Африки и воз­
росла их роль в мировой истории искусств. Рецензируемая книга знакомит чи­
тателя с современным уровнем на­
учных знаний о художественном творчестве народов африканског о континента, борющихся за возрож­
дение и развитие национальног о ис­
кусства, за быстрейшую культурную деколонизацию. Л. ГОЛДЕН, кандидат исторических наук НА ОБЛОЖКЕ: Первая страница: Ангольская Народная Республика. Освободители. Фото В. Будана Вторая страница: Советские легкоатле­
ты с группой спортсменов из Нигерии и Кубы на международных соревнова­
ниях в Луанде, посвященных 15-й го­
довщине МПЛА. Болельщики на стадионе. Фото В. Будана Третья страница: Этой деревянной скульптуре более тысячи лет. Ее со­
здали мастера африканског о племени бапенде. Четвертая страница. Руины Персепо-
лиса — памятника древней иранской культуры. Фото А. Ахмедзянова А-06566. Сдано в набор 17/111 1976 г. Подписано к печати 23/1У 1976 г. Усл. печ. л. 6,72. Уч.-изд. л. 10,98. Печ. л. 4,0. Формат 84 X Юв1/^ Цена 30 коп. Заказ 142 Московская типография № 13 Союзполиграфпрома при Государственном комитете Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. 107005, Москва, Б-5, Денисовский пер., д. 30. В. П.МЮЛЛЕР, И. Л. М Ю Л Л Е Р КАК РОДИЛСЯ« ВОКРУГ СВЕТА» З
а окном брезжит петербург­
ский осенний рассвет. Возле широкого редактор­
ского стола, заваленного кни­
гами, стоят двое. Они проработали в редакции всю ночь и сейчас, ка­
жется, не замечают ни наступившего тусклого утра, ни померкшего за ночь света керосиновой лампы. Дверь бесшумно открывается, и на пороге появляется человек в пальто и шапке-боярке. — «По всему миру», — слышит во­
шедший и останавливается в дверях. — Многословно и напоминает «по миру». — Тогда пусть будет «Кругом света»,— с горячностью предложил один из спорящих и тут же попра­
вился: — Нет, «Вокруг света»! Участники разговора — первые ре­
дакторы журнала «Вокруг света» Павел Матвеевич Ольхин и Алек­
сей Егорович Разин, а вошедший господин — петербургский книгоиз­
датель Маврикий Осипович Вольф. Они молоды Старшему из них, Ра­
зину, 37 лет, Вольфу — 35, а млад­
шему, Ольхину — 30. Все трое энер­
гичны, деятельны. Задумав издание журнала, Вольф пригласил в редак­
цию молодых литераторов, уже имевших опыт популяризации науч­
ных знаний. В Цензурном комитете согласились на издание нового журнала, но с условием, чтобы все материалы были переводными. С согласия Разина и Ольхина Вольф дал такое обяза­
тельство. Имя первого издателя «Вокруг све­
та» Маврикия Осиповича Вольфа (1825—1883) хорошо известно. Он приехал из Варшавы в Петербург в 1853 году, открыл типографию и книжные магазины в Гостином дворе в Петербурге и на Кузнецком мосту в Москве. Вольф вовремя уловил ин­
терес читающей публики к научно-
популярной литературе. Напечатан­
ные им книги, большей частью пере­
водные, расходились по всей России. Недорогие, они были доступны лю­
дям среднего достатка и потому име­
ли большой спрос. Алексей Егорович Разин (1823— 1875) в 1860-х годах печатался в различных журналах, редактировал книги для юношества. В изданном перед революцией «Русском библио­
графическом словаре» А. А. Полов-
цова о Разине говорится: «Журна­
лист, даровитый популяризатор на­
учных знаний и автор хороших книг для детей». Павел Матвеевич Ольхин (1830— 1915) был сыном петербургского книгопродавца и издателя Матвея Дмитриевича Ольхина, который пер­
вым в России издал в переводе многотомное собрание романов Валь­
тера Скотта. В типографии М. Д. Оль­
хина печатался также популярный альманах «Библиотека для чтения». Он имел и книжный магазин на Нев­
ском, а при нем общедоступную библиотеку. Начальное образование Павел Мат­
веевич получил в гимназии при учи­
лище Святого Петра, на бывшей Марокканец на охоте за муфлонами. Раскрашенный рисунок, гравированный на меди, из третьего тома журнала «Вокруг света» (186 3 год). Конюшенной улице. Потом посту­
пил в Медико-хирургическую ака­
демию, которую окончил в 1858 году, получив звание врача. Однако его стезей стала пропаганда научных зна­
ний. П. М. Ольхин написал одинна­
дцать книг на медицинские темы, одну из них — «Последние дни само­
убийц», напечатанную в 1859 году,— использовал в своей литературной работе Ф. М. Достоевский. Ольхин писал буквально обо всем. Кроме медицины — это география, землеведение, астрономия и цикл естественных наук, включая геоло­
гию, история развития ремесел и производств, начатки технологии, библиотечное дело. Он самостоятель­
но разработал русскую систему сте­
нографии — так называемую «дома­
шнюю скоропись Ольхина», которая на конкурсе 1865 года была призна­
на лучшей. Долгое время Ольхин сам вел курсы стенографии и, кста­
ти, рекомендовал Достоевскому свою Соавтором очерка о Павле Матвеевиче Ольхине, одном из основателей и пер­
вом редакторе журнала «Вокруг света», является его правнук — Игорь Льво­
вич Мюллер. Первую публикацию о П. М. Ольхине см. в № 4/87. 43 лучшую ученицу — Анну Григорьев­
ну Сниткину, которая стала потом женой великого писателя. В декабре 1860 года в книжных магазинах появилось новое перио­
дическое издание. На его титульном листе стояло: «Вокруг света». Жур­
нал землеведения, естественных наук, новейших открытий, изобретений и наблюдений» и дата — январь, 1861 год. Вскоре стало выходить ежеме­
сячное приложение «Природа и зем­
леведение», где публиковались пере­
воды издаваемых за рубежом научно-
популярных работ. Вдвоем Разин и Ольхин выпускали «Вокруг света» всего год. Со вто­
рого года и журнал, и приложе­
ние стал редактировать один Оль­
хин. Материалы готовились так. Вольф заключал договоры с немецкими и французскими издателями, и все новинки европейского книжного рын­
ка тотчас поступали в редакцию «Вокруг света» на 16-й линии Ва­
сильевского острова. Ольхин, отлич­
но владевший немецким и француз­
ским языками, почти все переводил сам, выбирая наиболее интересное. Часто он прибегал к компиляции, дополняя заметки сведениями из других источников. Такая работа в то время имела свой смысл. Важно было скорее сообщить русскому читателю о новых открытиях, дать представ­
ление о нашей планете. И не было ничего обидного в том, что в «Эн­
циклопедическом словаре» Брокгау­
за и Ефрона П. М. Ольхин харак­
теризовался как компилятор. Ольхин сформировал основной принцип нового журнала — показы­
вать жизнь на планете глазами оче­
видца. Этому принципу «Вокруг све­
та» верен по сей день. Этот журнал родился в век бур­
ного развития географии. Рассказы о путешественниках, пересекающих континенты, напоминали приключен­
ческие повести. Будучи основанны­
ми на подлинных фактах, они чи­
тались с особым волнением: шла ли речь об английском полярном ис­
следователе Джоне Франклине, по­
гибшем во льдах Арктики, или шот­
ландце Дэвиде Ливингстоне, надолго исчезнувшем в дебрях Центральной Африки. Читатель узнавал о неве­
домых народах, об экзотическом животном и растительном мире. На страницах «Вокруг света» впер­
вые были опубликованы на русском языке очерки знаменитого немец­
кого зоолога Альфреда Брема. Так, под видом увлекательного чтения начала формироваться комплексная наука о Земле — землеведение. Ольхин помещал в журнале не только переводы. Обойти молча­
нием свою страну было невозмож­
но. Но эти заметки по цензурным соображениям не подписывались. Уже в первом номере появилось сообщение о народонаселении азиат­
ской части России. Безвестный автор писал: «Россия неусыпно исполняет в Азии свою историческую задачу. Страна, доставлявшая одни только меха, начинает заселяться, и земли эти обещают много. России предсто­
ит в Сибири великая будущность...» В первом томе был напечатан и очерк о Петербурге, который со­
провождала превосходная гравюра, изображающая северную столицу с птичьего полета. Позднее удалось опубликовать и очерки о городах Поволжья. Вряд ли авторам этих корреспонденции были иностранцы. А уж об очерке о поморском го­
роде Холмогоры и говорить нече­
го: такой искренней болью при опи­
сании ставшей захолустьем торго­
вой столицы Русского Севера мог поделиться только наш соотечест­
венник. В 1867 году приложение «Природа и землеведение» опубликовало фан­
тастический роман Жюля Верна «Из пушки на Луну» в переводе П. М. Оль-
хина. Русский читатель познакомил­
ся с этим романом всего через не­
сколько месяцев после того, как он появился в книжных магазинах Па­
рижа. Это была первая в журнале публикация научной фантастики. Так родились знаменитые «три кита», на которые до сих пор опирается «Вокруг света»: Путешествия, При­
ключения и Фантастика. Попутно Ольхин перевел и пер­
вым опубликовал книгу молодого французского астронома К. Флам-
мариона «Многочисленность обитае­
мых миров», издал со своими едино­
мышленниками трехтомный труд «Всеобщее землеописание» объемом более двух тысяч страниц «ин фолио». Петербургский «Вокруг света» не уступал лучшим изданиям Европы. Несмотря на доступную цену, жур­
нал был оформлен роскошно. Изда­
вался он на качественной бумаге, его страницы украшали многочислен­
ные политипажи, рисунки и гравюры. «Вокруг света» печатался в Петер­
бурге восемь лет. Годовые подборки дошли до нас в объемистых колен­
коровых переплетах с золотым тис­
нением. Было издано 8 томов журна­
ла и 7 — приложения общим объемом более шести тысяч широкоформат­
ных страниц. В 1868 году журнал временно пре­
кратил свое существование. Почему? Это до сих пор остается загадкой. Возможно, Вольф испытывал мате­
риальные затруднения. Архивы изда­
тельства пока не обнаружены... «Во­
круг света» вскоре возобновился, но уже в Москве. А что стало с первым редакто­
ром? Павла Матвеевича захватило другое увлечение — фотография. Он сделал несколько изобретений в этой области и написал 8 книг. Двадцать один год под его редакцией выходил «Фотографический вестник». А в 1890 году он редактировал «Военно-
медицинский журнал»... Нам пока удалось выявить 72 кни­
ги П. М. Ольхина, 25 названий жур­
налов и приложений к ним, которые он редактировал. Может быть, со временем обнаружатся и другие его работы. Ведь многое из написанного им рассыпано по старым журналам и часто публиковалось без подписи. От редакции. Может быть, кто-
нибудь из читателей располагает до­
полнительными сведениями об исто­
рии нашего журнала, хранит воспо­
минания, документы? Сообщите нам об этом. Редакция «Вокруг света» будет также признательна всем, кто поможет отыскать старые номера журнала. Как и было объявлено ранее (№ 8 ' за 198 9 год), с этого номера «Вокруг | света» начинает публикацию приклю­
ченческого романа известного фран­
цузского писателя Луи Буссенара «За | десятью миллионами к Рыжему Опос­
суму». Это произведение будет печататься в течение всего года из | номера в номер. Вы, вероятно, обратили внимание, что предлагается особая верстка рома­
на. На первый взгляд она выглядит непривычно, страницы как бы пере­
путаны, нет последовательности в нумерации. Однако если вы отрежете эти страницы и согнете их по указан­
ным линиям, то все встанет на свои места. Эта самостоятельная, неза­
висимая от основного текста журнала | нумерация будет соблюдаться во всех последующих номерах. Идея подобного «обособления» ро­
мана подсказана письмами, в которых I читатели «Вокруг света» просили так печатать произведение, чтобы затем его можно было вырезать и сброшю­
ровать в отдельную книгу, при этом | не нанося ущерба всему журналу. 44 Архив «Сыскать подлинную електрическои силы причину...» * -л-; & ':/! \. , - :>• - *.* . ••••• >• . • » . -\ сг^ ' •• -.;.-г;>:;-
^*'%я * щ 'У-
Не кавитация, а электризация Статью «Пламя над волнами» комментирует доктор химиче­
ских наук М. А. Маргулис Возникновение красного свече­
ния над морскими волнами при сильных ураганах — по-видимо­
му, редкое и, в общем, труд­
нообъяснимое явление. Если, конечно, не ставить под сом­
нение сам факт его существо­
вания. Но допустим, что все сооб­
щения очевидцев достоверны. Согласно предположению ин­
дийских ученых, на которое ссылалась печать, все дело в дис­
социации воды на кислород и водород. Однако, как справедли­
во отмечает автор статьи «Пла­
мя над волнами», этот процесс не может происходить даже при самом сильном ураганном вет­
ре, несущем капельки воды со скоростью около 200 км/час (~60 м/с), поскольку эта ско­
рость значительно меньше ско­
рости теплового движения моле­
кул при комнатной температуре ( -300 м/с). Автор статьи допускает да­
лее, что при ураганном ветре в воде может происходить гидродинамическая кавитация, в результате которой образует­
ся водород и происходит соно-
люминесценция. Но хотя гид­
родинамическая кавитация — реально наблюдавшееся явле­
ние*, возникающее при этом свечение оказывается на два по­
рядка слабее, чем свечение под действием ультразвука, которое к тому же удается наблюдать только в абсолютной темноте и только хорошо адаптирован­
ным глазом. И главное, соно-
люминесценция наблюдается внутри жидкости, а не в газо­
вой фазе, и поэтому она не мо­
жет объяснить возникновения пламени над волнами. Несостоятельным оказывает­
ся и предположение, что пламя над волнами представляет собой горящий водород, образующий­
ся в результате гидродинами­
ческой кавитации. Дело в том, что расщепление воды при аку­
стической кавитации на Н\ ОН, Н? и Н2О2 возможно лишь в том случае, если вода насы­
щена инертным газом и не со­
держит кислорода. Даже в этих условиях образующийся водо­
род удается обнаружить только тонкими хроматографическими * В. А. Константинов. «Докла­
ды АН СССР», 1947, т. 56, с. 259. методами, и то после длитель­
ной экспозиции в мощном уль­
тразвуковом поле. В природных же условиях возникающие ато­
мы Н* будут не рекомбини-
ровать, давая Н2, а реагировать с растворенным в воде кислоро­
дом по схеме Н'Н-Оо-^НО^. Естественно, что несерьезно го­
ворить о том, что над морской водой, насыщенной воздухом, да еще при ураганном ветре, может накапливаться водород в коли­
честве, превышающем нижний предел взрываемости. Наконец, крайне маловероят­
но и образование над волнами огней святого Эльма. Обычно такие разряды возникают на одиноких изолированных возвы­
шенностях, на которых способ­
ны накапливаться избыточные нескомпенсированные заряды. Трудно — а точнее, невозмож­
но — представить, чтобы такие заряды могли накапливаться на гребнях волн, образованных хо­
рошо проводящей морской во­
дой. Но значит ли это, что рас­
сказы о пламени над волнами следует безоговорочно занести в разряд мифов? Известно, что при распылении жидкости (то есть при образо­
вании новых межфазных по­
верхностей) происходит элект­
ризация капель — это так на­
зываемый эффект Ленарда*. В природных условиях образо­
вание некомпенсированных за­
рядов может происходить в ре­
зультате дробления жидкости в водопадах, а также над морски­
ми волнами на сильном ветру. Не останавливаясь на деталь­
ном механизме этого сложного явления, отметим лишь, что электризация капель воды, обра­
зующихся при разрыве пузырь­
ков воздуха, представляет собой экспериментально установлен­
ный факт, который наблюдал­
ся как в лабораторных, так и в природных условиях. Так, опыты, выполненные Д. Блен-
чардом**, показали, что при раз­
рыве пенных воздушных пузы­
рей в водных растворах солей образуются капли размером от 5- 10~3 до 5- 10 ~2 мм, причем заряд каждой капли оказывает­
ся положительным и составляет 10*—104 электронов; при нали­
чии же небольшого внешнего по­
ля заряд каждой капли достигал 10" электронов. Приближенная оценка пока-
* Л. Лёб. Статическая электри­
зация. М.— Л.: Госэнергоиз-
дат, 1963. ** Э. С. В1апспага\ «ЫаШге», 1955, т. 175, с. 334. зывает, что при умеренной плот­
ности мелких капель, образую­
щихся над бурлящими штормо­
выми волнами, равной 10л ка­
пель/см5, общий заряд сфериче­
ского капельного облака диа­
метром — 20 см равен — 8- 1012 электронов, или — 1,3- 10~6 К. Напряженность поля вне рав­
номерно заряженного шара ра­
диуса г приближенно описы­
вается той же формулой, что и поле точечного заряда, распо­
ложенного в центре шара на расстоянии г, и равна Е= = ^ц/( е • г"), где е — диэлект­
рическая проницаемость среды. После подстановки получаем: Е=1,3- 10~6/(8,85. 10~1 2 X 4- Ю- 2 ) -3,6- 10" В/м = -=3,6 - 104 В/см. Критическое значение напря­
женности, необходимой для электрического пробоя сухого воздуха при атмосферном дав­
лении, равно 3- 104 В/см, и, значит, электрический пробой влажного воздуха в нашем слу­
чае оказывается весьма вероят­
ным. Иначе говоря, возникнове­
ние над морскими волнами ло­
кальных электрических разря­
дов красноватого цвета (из-за ионов кальция и калия) оказы­
вается вполне возможным, хотя и экзотическим явлением. 69 В середине семиде­
сятых годов нашего столетия французское правительство создало группу экспертов для изучения проблемы островного городка. В Центральной гидравли­
ческой лаборатории Франции соорудили мо­
дель Мон-Сен-Мишеля и залива с искусствен­
ными приливами и от­
ливами, течениями и штормами. Специалис­
ты вынесли приговор — если не принять реши­
тельных действий, к 2000 году пески заду­
шат памятник истории. В июне 1983 года на­
чались работы по спасе­
нию «Чуда Франции». Сначала разрушили плотину Рош-Торан длиной более четырех километров. Позднее перестроили другую плотину на реке Куэ-
нон, начали сооружать два водохранилища, чтобы восстановить приливо-отливное те­
чение. Теперь на очереди самая дорогостоящая часть защитных ра­
бот — строительств о новой дороги, ведущей в Мон-Сен-Мишель. Противники проекта, и среди них сами жите­
ли острова-музея, не согласны с изоляцией городка от побережья. Рассматриваются все­
возможные компро­
миссные варианты: виа­
дук, система труб и да­
же туннель под проли­
вом... Стоимость по­
следнего просто может достичь фантастиче­
ской суммы. Но это не останавливает сторон­
ников идеи: ведь речь идет о спасении нацио­
нального наследия. (См. стр. 53.) 155Ы 0321—0666 9 Индекс 7014 2 Цена 80 коп. '/П то ЧУДУ ПОДОБНО ГРИГОРИИ ТЕМКИН Фото А. ПОПОВА ГОРОД ПАЛЬМ Когда-то, свидетельствуют истори­
ки, по этой дороге всадник мог про­
ехать, не покидая тени деревьев. Се­
годня вдоль шоссе от Дамаска до Пальмиры не увидишь ни кустика. Изумруд в золотой оправе пустыни, оазис — так называли Пальмиру рим­
ляне за ее обширные пальмовые ро­
щи. Теперь Пальмира — Город пальм — давно уже не слышит ше­
леста листьев и шуршания зеленой травы. Песок, сбившийся в плотную растресканную корку, безраздельно царит в древнем обезлюдевшем го­
роде. Монотонный безрадостный пейзаж за окнами автомобиля часами укачи­
вает путешественника — и вдруг дре­
мота улетучивается, будто ее и не было. Как мираж, возникают среди пустыни стройные ряды колонн, гор­
деливые арки, упрямо стоящие на своих фундаментах остатки древних зданий... Это и есть Город пальм, вошедший в историю благодаря та­
ланту своих архитекторов и честолю­
бивым деяниям правителей. Место паломничества ученых и путешест­
венников, памятник, признанный ЮНЕСКО бесценным достоянием всего человечества. Туристы, приезжающие в Пальми­
ру, предпочитают сперва пойти в му­
зей и познакомиться с историей этих мест. Отсчет ее ведется с третьего тысячелетия до нашей эры, с поселе­
ния, называвшегося когда-то Тадмор, с племен, живших здесь во времена царя Соломона, с Навуходоносора, с ассирийских завоеваний. Расчехляя фотокамеры, экскурсан­
ты направляются к благородным раз­
валинам — храму Баала, огромному святилищу площадью почти 50 тысяч квадратных метров с колоннадами, искусными барельефами, нарядными лестницами и алтарем для жертво­
приношений. Далее — к театру, по­
строенному во II веке и расположен­
ному, в отличие от античных театров в других сирийских городах, не на окраине, а в центре. Рядом — башен­
ные и подземные усыпальницы не­
крополя. Самых упорных влечет к арабско­
му замку Калаат-ибн-Маан, воздвиг­
нутому относительно недавно, около трех веков назад. Его величествен­
ные укрепления, венчающие камени­
стый холм, труднодоступны — путь к ним преграждает глубокий ров. Од­
нако те, кто преодолеет препятствие, получают возможность увидеть сразу всю Пальмиру с шестисотметровой высоты. Агора — площадь для публичных собраний, построенная во II веке, и сегодня самое популярное место в руинах Пальмиры. К Агоре подходит Главная улица, которую следовало бы называть улицей Колонн — вдоль нее пальмирские зодчие расставили коринфские колонны. На каждой, примерно на половине ее десятимет­
ровой высоты, высекли консоль, а на консолях расположили бронзовые бюсты выдающихся горожан. Увы, вандалы различных эпох похитили бюсты, ни одного из них найти не удалось, но многие колонны с консо­
лями прекрасно сохранились, по-
прежнему поражая стройностью ли­
ний и изяществом орнаментов. Не­
большое усилие — и в воображении встают примостившиеся у колонн ма­
стерские ювелиров, стеклодувов, ору­
жейников, лавки купцов, искушаю­
щие покупателей китайскими шелка­
ми, индийской слоновой костью, пер­
сидскими коврами... Тут же хозяева караванов, следующих через Паль­
миру, закупают пресную воду, нани­
мают проводников, ведут торг со зна­
менитыми пальмирскими лучника­
ми — единственной надежной защи­
той в пустыне от грабителей.. Но вдруг стихает гомон торговли, скло­
няют головы и лавочники, и покупа­
тели, и воины. От храма Баала, про­
следовав под торжественно-строгой триумфальной аркой, на Главную улицу выходит процессия. Впереди нее за едва приоткрытой шелковой занавеской паланкина, мерно пока­
чивающегося на плечах носильщи­
ков,— сама царица Зенобия. Как историческую фигуру Зенобию сравнивают с Нефертити, царицей Савской, Семирамидой, Клеопатрой. Красивая, образованная, волевая, она стала женой правителя Пальмиры Одената, которому Рим за заслуги по­
жаловал титул императора и провоз­
гласил «восстановителем Востока», В одном из сражений Оденат погиб, и Зенобия взяла регентство над мало­
летним сыном. Однако Рим отказал­
ся передать титул Одената его на­
следнику, и Зенобия решила поло­
жить конец вассальному положению своего царства. Она пошла войной на Малую Азию и Египет, находившиеся под контролем Рима, завоевала их, а затем провозгласила собственную державу независимой. После этого Зенобия объявила своего сына Авгу­
стом, а себя — Августой, таким обра­
зом посягнув на исключительную привилегию римских императоров, и даже начала чеканить собственные монеты с изображением себя и сына. Шел 271 год, III век, кризисный для Римской империи, но Рим был еще достаточно силен, чтобы покарать непокорного вассала. После несколь­
ких решающих сражений войска ца­
рицы, захватившей почти неограни­
ченную власть над колоссальными пространствами Востока, были раз­
биты, а Пальмира — средоточие бо­
гатства, искусств, науки — разграб­
лена и разрушена солдатами импера­
тора Аврелиана. Саму же Зенобию, как сообщают хроники, пленили и заковали в золотые цепи. Босую, про­
стоволосую, бывшую императрицу провели по Риму вслед за колесницей триумфатора, а затем сослали на вил­
лу в Тиволи, где Зенобия и окончила свои дни. В последующие века Пальмиру от­
страивали, разрушали и снова вос­
станавливали. Языческие храмы пре­
вращали в христианские церкви, а церкви — в мечети и опять предавали огню и мечу, с равной безжалостно­
стью уничтожая и жителей, и здания, и пальмы... Если остатки древнего великоле­
пия напоминают о былом расцвете Пальмиры, то залогом ее будущего можно считать городок Тадмор. Он вырос на окраине руин в середине нашего столетия благодаря пресно­
водному источнику и индустрии ту­
ризма. К услугам туристов и самодея­
тельные гиды, которые за умеренное вознаграждение покажут все учтен­
ные и неучтенные достопримечатель­
ности Пальмиры, и печальный белый верблюд в роскошной упряжке — на его горбу, на фоне античных раз­
валин, сфотографировалась не одна тысяча посетителей, и роскошный отель «Меридиан» с кондиционерами, банями, прохладительными напит­
ками — рукотворный оазис в песках. А что руины? Они терпеливы. Древ­
ние стены и колонны полторы тысячи лет ждут, когда человечество, вос­
хищенное Пальмирой, найдет сред­
ства и силы, чтобы вернуть Городу пальм былое великолепие. Па л ь м и р а — Д а м а с к (см. четвертую страницу обложки) 57 В. ГЛАДУНЕЦ Д е л о в к т к о а КИВИ—ПТИЦА ИЛИ ФРУКТ? -э то ягоды из Новой Зелан-
) дии? Какая странная тара. Вскройте-ка! Таможенный инспектор так и об­
мер: внутри ящика тускло блестели коричневато-зеленые корпуса сотен гранат незнакомой конструкции. Ми­
гом опустевший склад был оцеплен полицией. Специалисты по борьбе с терроризмом в два счета перенесли опасный груз в бронемашину и умча­
лись на полигон — взрывать. Впопы­
хах — на дворе 1976 год, только и слы­
шишь о террористических актах! — никто не стал вглядываться в «грана­
ты». А между тем надпись на ящике не врала: это были обыкновеннейшие киви. Теперь уже такая находка на та­
можне невозможна: экзотические ягоды из далекой Новой Зеландии ус­
пели побывать в хозяйственных сум­
ках многих англичанок. Пора им, на­
верное, побывать на наших страни­
цах. Хотя мы прежде писали только о растениях с устоявшейся репутаци­
ей — знакомых человечеству сотни и тысячи лет. Киви рядом с ними выг­
лядит безродным выскочкой: ягода была выращена всего несколько деся­
тилетий назад и в наших словарях и энциклопедиях еще не обрела своего места рядом с ананасом и фейхоа. На вид плод вроде бы несъедобен. Но под твердой кожицей прячется ароматная, тающая во рту чуть терп­
кая кисло-сладкая мякоть. Сочный киви можно есть кусочками или, раз­
резав пополам, черпать ложкой. По вкусу он напоминает одновремено и землянику, и банан, и арбуз, и ананас. Половинка плода выглядит очень не­
привычно: от ядра кремового цвета исходят бело-золотистые широкие лучи, в которых чернеют мелкие се­
мена. Но самое главное: изумрудная плоть словно просвечена солнцем. Новозеландцы говорят, что в каждом плоде киви спрятано по солнечному зайчику. Тернистую историю киви начал но­
возеландский садовод- любител ь Александр Эллисон, санитар по про­
фессии. В 1904 году приятель привез ему из Китая семена «михутао» — обезьяньего персика. Плоды этого растения мелкие, невзрачные, жест­
коватые — на большого любителя. На новой почве вкусней они не стали. Но Эллисону, а затем его соседям-садо­
водам михутао приглянулось: в пору цветения оно одевается в импозант­
ный белый наряд, в остальное время привлекает внимание огромными ли­
стьями-опахалами. Именно эти осо­
бенности издавна воспевались китай­
скими поэтами — по меньшей мере с VIII века нашей эры. Неизвестно, попадал ли обезьяний персик на стол императоров Подне­
бесной, зато крестьяне в долине Янц­
зы не привередничали — исстари оби­
рали кусты дикого михутао. И сейчас «персик» нет-нет да встретишь на ки­
тайских рынках. Практичные новозеландские фер­
меры рьяно взялись совершенство­
вать чужеземца. (Прививали, подреза­
ли, отчаивались, но не отступались.) Через тридцать лет заморского гостя было не узнать: деревянистые лианы прогибались от массивных ягод — с утиное яйцо и крупнее. Изменились и вкус, и внешний вид. Новый сорт назвали китайским крыжовником (научное наименование — актинидия китайская). Его почти не продавали на сторону — выращивали для себя. Мировой кризис тридцатых годов ударил и по Новой Зеландии. Среди прочих потерял работу портовый клерк Джеймс Маклоклин. Родствен­
ница приютила его на крохотной ли­
монной плантации на острове Север­
ный возле городка Те-Пуке. Спрос на лимоны, как и на все остальные фрук­
ты, удручающе падал. В цене оставал­
ся только китайский крыжовник, но никто им всерьез не занимался. Тогда Маклоклин рискнул полуакром зем­
ли. Урожай редкого растения оказал­
ся отменным: жаркий влажный кли­
мат и богатая вулканическа я почва. В таких благодатных условиях лианы росли с умопомрачительно й скорос­
тью — порой до двадцати сантимет­
ров в сутки! Правда, и хлопот с ними было неслыханно много: чуть зазе­
вался, день не подрезал, не подвя­
зал — лианы спутываются в безна­
дежные клубки, душа самих себя, и тогда нечего мечтать о плодах. Дела Маклоклина пошли в гору. Опыт подхватили соседи. Популяр­
ность новых ягод стала расти. Амери­
канские солдаты, отслужившие на Новой Зеландии во время второй ми­
ровой войны, увезли на родину семе­
на — и в Калифорнии появились пер­
вые плантации китайского крыжовни­
ка. Но о мировом рынке новозеландцы вроде бы и не мечтали. Помог случай. В 1952 году Маклоклин отправил в Англию большую партию лимонов на пароходе. В свободный уголок трюма он поставил то, что оказалось под ру­
кой,— десять ящиков китайског о крыжовника. Забастовка лондонских докеров задержала разгрузку судна на целых пять недель. Лимоны прев­
ратились в желту ю кашу. А киви хоть бы что! Десять ящиков быстро разош­
лись, и английские торговцы запроси­
ли еще. Чин крыжовника, пусть и китайско­
го, по мнению плантаторов, не соот­
ветствовал необычайным достоинст­
вам нового сорта и мог стать препоной его популярности. Он вполне заслу­
жил название позвучнее. Решили вос­
пользоваться именем знаменитог о аборигена Новой Зеландии — неле­
тающей птицы киви-киви, шутливог о самоназвания новозеландцев. Киви стал украшением ресторан­
ных меню и неспешно завоевывал все новых поклонников в Европе и Аме­
рике. Настолько неспешно, что еще в 1976 году могло произойти то недо­
разумение на таможне, с которого мы начали рассказ. Зато к концу семиде­
сятых годов начался подлинный бум: европейцы и американцы наконец распробовали киви, он перестал быть ресторанной диковинкой и прочно во­
шел в список привычных ягод. Япон­
цы оценили киви позже других, но он им так полюбился, что теперь они опередили все страны в пристрастии к новозеландской новинке. Новозе­
ландцы остаются главными поставщи­
ками киви, но теперь каждый десятый плод выращивается в Калифорнии. Вернулись ягоды и в Китай: там се­
лекционеры пробуют вырастить плод с рубиновой мякотью. Обзавелись своими плантациями японцы, фран­
цузы, итальянцы. Существуют посад­
ки киви и на юге нашей страны, в рай­
оне Батуми, но что-то не случалось нам видеть эти ягоды хотя бы на рын­
ке. Старый фермер-миллионе р Джеймс Маклоклин спустя почти шестьдесят лет все так же верит в плоды с изум­
рудной мякотью: — Киви стал благословение м бо­
жьим для нашей страны. Все равно что нефть для шейхов. Нежданное счастье,, помогающее укрепить эко­
номику Новой Зеландии. Возьмите, к примеру, участок в сто акров. Как ни бейся, как ни потей — больше тридца­
ти тысяч долларов в год из него не вы­
колотишь. А вырасти киви — милли­
он в кармане!— говорит Маклоклин. Сбор плодов киви для новозеланд­
цев общенациональное событие. К ты­
сячам и тысячам работников присое­
диняются многие горожане, студен­
ты, школьники. В это время населе­
ние Те-Пуке, признанной «столицы киви», увеличивается вдвое. Хранят и перевозят плоды крайне бережно: в ящиках с ячейками, совсем как яйца! При температуре ноль градусов киви сохраняется — такой же вкусный и ароматный — не менее полугода, а в домашнем холодильнике — многие недели. Это важно: такую массу пло­
дов одним махом не развезти в трид­
цать стран! За последнюю тысячу лет люди из­
брали в свой постоянный рацион все­
го несколько десятков плодов из ты­
сяч, предлагаемых природой. «Обе­
зьяньи персики» оказались в числе этих избранников. И если верить, что в каждом плоде киви таится по сол­
нечному зайчику, в прошлом году та­
ких солнечных зайчиков было выпу­
щено на волю ни много ни мало — це­
лый миллиард. 58 I \& ПАЛЬМИР/5 I. @/Тадмор/ {©ДАМАСК У* ъ^1 После первой ми­
ровой войны Пальми­
ра становится Меккой для археологов. Ее архитектура и искус­
ство являются своего рода художествен ­
ным феномено м в культуре Римской им­
перии, а открытые па-
* мятники и надписи — бесценными истори­
ческими документа ­
ми. Ученые считают, что именно в Пальми­
ре сложилас ь новая, поражающа я своим богатством и блеском культура, которая во­
плотила в себе влия­
ние Востока и Запада и принадлежит, в сущности, им обоим. Пальмира — это культы древнег о Во­
стока, смешанные с элементами гречес­
кой и римской рели­
гий. Фигуры на паль-
мирских скульпту ­
рах одеты в восточ­
ные парфянские одея­
ния, а их глаза очер­
чены по образу асси­
рийских скульптур ­
ных изображений. В то же время плани­
ровка, архитектур а и большинств о деко­
ративных элементов, украшающи х здания, храмы и улицы, ти­
пичны для греческо­
го и римског о искус­
ства. (О Пальмире читайте на странице 57.) А. ПОПОВ Фото автора и А. КАЛАШНИКОВА 155Ы 0321—066 9 Индекс 7014 2 Цена 80 коп. Н. Н Е ПОМН Я ЩИЙ, наш спец. корр. Фото Н. КРИВЦОВА и из журнала «Гран репортаж» ПЯТЬ ГОРОДОВ В
редакции популярног о американ­
ского еженедельника «Тайм», где наша журналистская группа осмотрела буквально все закоул­
ки, мы воспользовалис ь терминалом ЭВМ, стоявшим в редакционной библио­
теке. Только что дисплей выдал инфор­
мацию на тему «Гласность и перестройка в СССР», и теперь экран был временно свободен. — Можно попросить вас вывести на дисплей все имеющиеся у вас источники по новой и новейшей истории Нью-Йор­
ка? — обратился я к дежурной по биб­
лиотеке. — Штата или города? — последовал вопрос. — Города. Нью-Йорк-сити. Пальцы пробежались по клавиатуре, весь экран заполнили зеленые строчки — библиографические сведения. — Это только то, что есть сейчас в наличии,— ответила дежурная.— Выби­
райте. Я выписал несколько наиболее при­
влекательных названий и не преминул впоследствии воспользоваться ими. Вся работа заняла считанные минуты... Американцы говорят: в сравнении с остальными великими городами мира Нью-Йорк молод, нахален и приятно оживлен, но в сравнении с другими горо­
дами США он стар, потрепан и вызы­
вающ. Он был стар уже в 1776 году и был тогда просто одним из поселений, имев­
ших за плечами 150 лет трудного взрос­
ления. Отрочество провел при голланд­
цах, юность — под присмотром сменяв­
ших друг друга английских гувернеров. Человек, который ежедневно подни­
мается на одну из «вершин» Манхэт-
тема, физически ощущает высоту зда­
ния Международного торгового цент­
ра: здесь, на уровне сотого этажа, тем­
пература воздуха на десять градусов ниже, чем на земле. 27 Но, по-моему, только цивилизованные варвары могут испортить первозданную красоту этих мест дорогами и цветным освещением. Ведь пещера — часть обще­
го природного комплекса и немыслима без него. Рано утром, оседлав лошадей и осли­
ков, мы двинулись вверх по Каласаю, сопровождаемые мелодичными посвис­
тами уларов. Мне все было внове — и силуэты парящих грифов, и резкий свист сурков, оповещавший округу о нашем приближении, и густые заросли шипов­
ника Федченко с необычными желтыми цветами, да и сам нелегкий путь по каме­
нистым россыпям с частыми переходами через бурный ручей. Мы видели водопад Хукыз-Бурун («Бычий нос»), затем мес­
то, где речка уходит под гору и вновь вырывается из нее стремительным по­
током. Кое-где приходилось вести лоша­
дей в поводу, настолько трудны были ка­
менистые подъемы и спуски. Как-то не­
ожиданно каньон кончился, снежные вершины приблизились вплотную, рас­
пахнулись просторы горных лугов и сте­
пей. Пора цветения высокотравья здесь еще не наступила, но уже цвели кустар­
ники, крупные адонисы, горечавки и яр­
кие маки. Затем пейзаж опять разом преобразился: мы оказались на высоко­
горном плато, где волнами расстилались выжженные солнцем пространства с подушками акантолимона и сухими стеблями колючих кузиний. На перевале у границы заповедника, где кончалась охранная зона, стоял не­
броский щиток с надписью: «Хиссар ку-
рисхонаси» (Гиссарский заповедник). Как только мы миновали границу, уви­
дели стоянку пастухов, показалась ове­
чья отара, сопровождаемая собаками. Чабаны встретили нас радушно. Бахтияр и лесничий Бахреддин долго и ожив­
ленно разговаривали с ними по-узбекски. Потом Бахтияр обернулся ко мне: — Вот и чабаны говорят, что зверей и птиц стало в округе больше. Только на моих глазах выросла численность сур­
ков, горных козлов, уларов, кекликов, кабанов... Медведей уже больше двадца­
ти, бородачей было пять гнезд, стало двенадцать. Да две семьи снежных бар­
сов постоянно живут здесь. Животные словно чувствуют, что их под охрану взяли... Мы возвращались той же волнистой степью, но здесь она была вся в язвах от карстовых воронок — недаром это место называют «тысяча ям». Жаль бы­
ло, что наше путешествие заканчивает­
ся: впереди уже возникла долина Кызыл-
су, за которой можно было разглядеть Ташкурган. Я смотрел на приближаю­
щийся кишлак и думал о тех людях, ко­
торые когда-то здесь жили. Каково-то им, вольным горцам, живется в Каршин-
ской степи, пусть даже в благоустроен­
ных домах... Да, все непросто. Или за­
поведник — или кишлак. Пусть отдохнет природа. Заповедные Гиссары достойны этого: и пещера Амир-
Тимур, и урочище «Крепость львов», и светлые струи Каласая... Заповедник по-узбекски — «курисхо-
на», то есть «охраняемый дом». Точное определение. У з б е к с к а я СС Р 25 ***"... *"* /Ш* п I " * ,1^_ .>*&*•"•: „Я*"8*' дет выглядеть мир, когда мы одолеем эту отвесную каменную стену?.. «И какие-то люди в смешном ката­
фалке...» — долетает дребезжащий тенорок Макса, почитателя песенок Вертинского. — Идем,— сплевывая кровь, го­
ворит Юра.— Честное слово, мы до­
тащим эту штуку! И мы карабкаемся снова, буксуя на осыпях, срывая ногти на острых камнях. У нас нет подъемного крана. Только руки да ноги. Да злость. Злость на крутизну скалы, на горячее солнце, которое уже пекло как в Ара­
вийской пустыне, злость на то, что такой же осадкомер надо еще уста­
навливать у пика Победы, потом спускаться по леднику, вмораживать стойки, делать замеры. Злость на из­
битую кожу, на обожженное лицо, на сердце и легкие, для которых так мало воздуха, чтобы обновлять уста­
лую, отравленную высотой кровь. И все же мы затаскиваем осадко­
мер! И просто удивительно, как хватило сил поставить такой же прибор на Победе. Спустившись с вершины, мы вдруг обнаружили, что вертолет сбросил продукты опять-таки с лета, не за­
виснув. Консервные банки разорва­
лись как гранаты, крупа рассыпа­
лась, ее склевали высокогорные гал­
ки. На семерых осталось всего-навсе­
го три баночки сгущенного молока... Неделю мы брели назад по льду и камням, заливая подбеленной во­
дой бунтующие желудки. Добрались до первой травы и стали ее есть, слов-
но ничего вкуснее и не пробовали. Свернув козью ножку из высохше­
го конского помета, я — лицо не­
подчиненное — напустился на Мак­
са: и что не взяли рации, и что он не проинструктировал летчиков об упа­
ковке продуктов. Где хлеб, где кон­
сервы или ружье, чтобы подстрелить горного козла и есть мясо, а не тра­
ву?.. Николай Васильевич возмущен­
но всплеснул руками: — Вам что, Евгений Петрович, французскую кухню подавать?! Дорогой Макс, прости за неспра­
ведливый мой тогдашний гнев. Не­
возможно было предусмотреть все. Любая дорога состоит из случайно­
стей. Особенно такая, как наша. Мы могли бы все погибнуть, не будь тебя. С тех пор мы, семеро, стали ближе родных братьев. Когда становилось тяжко, я уезжал к ребятам в Кирги­
зию и всегда находил у них кров и покой. После экспедиции на Иныльчек Макс и его ребята строили лавинные станции на горных дорогах, боро­
лись со снежными обвалами, такими же беспощадными, как ураганы, на­
воднения, пожары. Организовывали снеголавинную службу на БАМе. Нет, они не давали ни хлеба, ни воды, ни угля. Но они добывали данные, которые помогали людям растить хлеб, получать и воду и уголь. Они охраняли дороги от заносов, обере­
гали поселки в горах, высоковольт­
ные линии и овечьи отары. Они на­
блюдали за погодой и покровом лед­
ников, откуда рождались реки и на­
чиналось орошение полей далеко внизу, в долинах. В журнале «Вокруг света» печата­
лись очерки и рассказы об их делах. На смену «старикам» приходили мо­
лодые — М. Фирсов, В. Петякин, В. Скрипик, Р. Шайхутдинов, Г. Ка-
линиченко... Они продолжали рабо­
ту, начатую Максимовым. Николай Васильевич передал им свое беспо­
койство и горячую любовь к горам. Он оставил свой след в учениках своих. Им, молодым, он постоянно твердил в общем-то нехитрую, но справедливую истину: — Берегите мгновение, час и день,— говорил он.— Не отклады­
вайте на завтра своих дел. Идите к своим вершинам, пока молоды и есть силы. Потом можно не успеть. Не­
правда, что у старости есть свои ра­
дости. Это придумали старики, чтобы унять тоску по навсегда ушедшим годам. Помните пословицу: «День мой — век мой». Всякому делу свой час под небесами. Точнее не скажешь... Дружба, возникшая на Иныльчеке, получила неожиданное подтвержде­
ние. Николай Васильевич Максимов со своими ребятами заканчивал ис­
следования гор республики, состав­
лял единый каталог ледников Тянь-
Шаня. И вот однажды гляциологи наткнулись на большой высокогор­
ный ледник, который не имел назва­
ния. В знак своей любви к журналу они решили дать леднику имя — «Вокруг света». Под этим наимено­
ванием он и вошел в академическое издание ледников страны. ПУТЕШЕСТВИЕ ДЛИНОЙ В 125 ЛЕТ Когда открываешь обложку «Вокруг «Журнал основан в 1861 году». Кем бы. история? 47 В 1860 году в петербургской газете «Северная пчела» появилось объяв­
ление о том, что книгоиздатель Вольф предпринимает издание ежемесяч­
ного «журнала землеведения, естест­
венных наук, новейших открытий, изобретений и наблюдений под загла­
вием «Вокруг света». И в 1861 году в книжные магазины поступило новое издание. В обращении к читателям журнал писал: «Журнал «Вокруг света» не будет состоять из длинного рассказа об одном каком-то известном путешест­
вии. Здесь без систематического по­
рядка будут передаваться впечатле­
ния и наблюдения путешественников и естествоиспытателей всех стран, веков и народов, причем, как разу­
меется само собою, знакомство с до­
стопримечательностями нашего оте­
чества займет не последнее место». С 1885 года журнал стали издавать братья Вернер. Он был представлен света», то сразу замечаешь слова: п основан «Вокруг света», какова его Д. НИКИТИН, г. Балашиха Московской обл. читателю как «еженедельный журнал путешествий и приключений на суше и на море». Интерес к изданию был высок: первые его 25 книжек пере­
издавались восемь раз. В 1891 году журнал переходит в руки известного издателя-просвети­
теля И. Д. Сытина. «Мы надеемся,— писал он,— что каждый свежий но­
мер «Вокруг света» будет любимым и желанным гостем во всякой рус­
ской семье». Журнал стал популяр­
нейшим периодическим изданием в России. И. Д. Сытин выпускал лите­
ратурные приложения к журналу, привлек к участию в нем многих из­
вестных русских писателей, а позд­
нее появилось и приложение «На суше и на море». С 1913 года «Вокруг света» становится «журналом путе­
шествий, науки, литературы и искусс­
тва». И. Д. Сытин мечтает основать «чисто идейное издательство, которое будет общественным учреждением, которое действительно дало бы на­
стоящую пищу для народа». Новую жизнь, при Советской вла­
сти, двухнедельный иллюстрирован­
ный журнал «Вокруг света» обрел в 1927 году. В 1931 году он становится журналом революционной романти­
ки, научной фантастики, краеведе­
ния, экспедиций и путешествий, из­
данием Центрального Комитета, Ле­
нинградского обкома и горкома ВЛКСМ. На его страницах рождает­
ся советская фантастика и приклю­
ченческая героическая повесть. На­
следуя лучшие традиции прошлого, редакция выпускает и литературное приложение. Во время Великой Отечественной войны журнал не выходил. Его изда­
ние возобновилось в 1946 году. Константин Паустовский, бывший долгие годы членом редколлегии «Вокруг света», писал: «Поэзия плаваний и путешествий, поэзия подвига и преодоления труд­
ностей, поэзия человечности и позна­
ния были основным содержанием этого журнала. Он давал богатую пищу для воображения... Он приучал к запаху моря и к пренебрежению опасностью ради высоких целей, к самоотверженным поступкам и неу­
томимой любознательности». Журнал «Вокруг света» продолжа­
ет путешествие, начатое сто двадцать пять лет назад. Амфоры, найденные при раскопках. ОЛЬГ А А ЛЕ К СЕ Е В А Фото автора КЕРКИНИТИДА ВОЗВРАЩАЕТСЯ Н
оги ощутили едва заметный подъем, и мы невольно замед­
лили шаги. Оказавшись на не­
большом холме, стянутом ас­
фальтовой коркой и придавленном плоским зданием, мой спутник ска­
зал: — Это и есть Керкинитида... Мимо нас прогудела поливальная машина, вползла на вершину холма, брызнула холодным веером и понесла его над газоном. Темные струйки пробежали, сплетаясь, по асфальту и с шорохом соскользнули по желтой стене раскопа, которая спускалась вниз широкими уступами. На его другом, отвесном краю, росло дере­
во, перепоясанное полосой красной краски. Корни уходили на глубину двадцати пяти веков и упирались в желтые камни древнего города. Именно он и заставил меня приехать в Евпаторию. Керкинитида лежала у нас под ногами. По обеим сторонам расчи­
щенной улицы, вытянувшейся по ходу солнца, угадывались целые кварталы жилых домов: ровные клад­
ки стен, гладкие земляные полы, очаги; четкая окружность уличного колодца; крохотные дворики, вымо­
щенные камнем... Здесь, в двух шагах от края раско­
па, был найден уникальный археоло­
гический памятник — осколок ам­
форы, на котором вырезаны восемь строчек древнегреческого тежста. Ученые уверены: эта надпись при­
откроет завесу тайны над историей Керкинитиды — города, о котором до недавних пор не было известно почти ничего. «Немногие маленькие города вы­
зывали по отношению к себе такое непропорциональное количество споров, как Керкинитида»,— писал еще в начале века видный английский историк Э. Миннз. Единственное, что не вызывало сомнения,— сам факт существования города. Уже в неза­
памятные античные времена Гекатей Милетский, Геродот, Страбон упо­
минали о нем в своих сочинениях. Правда, Геродот писал о КАРКИНИ-
ТИДЕ, а более поздние авторы — о КЕРКИНИТИДЕ... Вот тут-то и начинались мучения исследователей. Разночтение назва­
ний наводило на мысль о двух раз­
ных городах. В XIX веке вокруг свидетельств античных авторов особо жарко кипе­
ли кабинетные страсти. Предположи­
тельно Керкинитиду помещали от Каланчака до Евпатории. Потом в Херсонесе были найдены присяга граждан этого полиса и декрет в честь Диофанта, полководца, освободив­
шего греческие города Крыма от скифов. В обоих документах упоми­
налась Керкинитида. Искать ее в районе Евпатории стали по двум причинам: во-первых, здесь попада­
лись монеты, на которых были выби­
ты буквы «КЕРК»; во-вторых, давно известный некрополь (любое строи­
тельство в центре Евпатории трево­
жило древние могилы) указывал на то, что где-то рядом должен быть эллинистический город. Но... Над Керкинитидой словно тяготело проклятье. Как напишет много позже один из ее исследова­
телей, «вряд ли еще какому-нибудь античному городу Северного При­
черноморья столь же не повезло с полевыми исследованиями, как Кер-
кинитиде...». Первые раскопки проводил в 1895—1897 годах петербургский ин­
женер Н. Ф. Романченко. Керкини­
тиду он не нашел, зато открыл возле Мойнакского озера сельские усадьбы керкинитов. Работы его были далеки от совершенства: «испорченные» (с отбитым носиком) терракотовые ста­
туэтки он выбрасывал... Романченко собрал крупную коллекцию монет, которая и стоила ему жизни. Коллек-
ция,*.поступила в фонды Эрмитажа. В 1917 году Императорская архео­
логическая комиссия поручила рас­
копки в Евпатории Л. А. Моисееву. Он открыл Керкинитиду, нашел ее на месте бывшего Евпаторийского ка­
рантина, у порта. Однако Моисеев смог вернуться к раскопкам только в 1929 году. За два года он проделал громадную работу, и... не обработан­
ные вовремя материалы были утеря­
ны для науки... Едва ли найдется в мировой археологии подобный слу­
чай: под обитаемым городом лежал другой, ц е л и к о м сохранившийся древний город, и на протяжении сто­
летий об этом никто не догады­
вался! В 1950 году к изучению Евпато­
рийского городища приступила экс­
педиция Ленинградского отделения Института археологии АН СССР под руководством М. А. Наливкиной. Но уже через два года раскопки были свернуты — на территории санато­
рия, где находилась Керкинитида, закипело строительство... Когда в 1979 году на территории санатория стали прокладывать новую теплотрассу, черепки, посыпавшиеся из ковша экскаватора, никого не взволновали. Это в Евпатории обыч­
ное дело: стоит начать копать тран­
шею — и зацепишь черепки или ко­
сти. Пришлось, правда, работы при­
остановить: по закону об охране па­
мятников без согласия археологов продолжать их было нельзя... Так, в 1980 году был создан Евпа­
торийский отряд Крымской археоло­
гической экспедиции, а с 1984 года — Западно-Крымская археологическая экспедиция. С первых же дней орга­
низацией работы здесь занимался Вадим Кутайсов, выпускник Симфе­
ропольского университета, воспи­
танник выдающегося крымского ар­
хеолога О. И. Домбровского. А два года назад Вадим Александрович стал начальником этой экспедиции. О человеке, которому выпало руко­
водить Западно-Крымской, смело можно сказать — родился в рубаш­
ке. Керкинитида словно ждала своего часа — находки последовали одна за другой. И какие находки! До недав­
него времени из всех вопросов, ис­
покон веков волновавших историков: кто основал город, найденный в Ев­
патории? Какова его история? И Керкинитида ли это вообще? — конк­
ретно нельзя было ответить ни на один... — Смотрите, жилая застройка V—IV веков до нашей эры сохрани-
48 10 И 12 13 Ц 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 Это фотография послания Апатория Невмению. Письмо, написанное в конце V века до нашей эры, свидетельствует о том, что Керкинитида в тот период вела торговлю не только с греческим миром, но и с местным населением. Причем кон­
такты со скифами, на которые прямо указывается в письме, имели еще и по­
литический характер. Очевидно. Кер­
кинитида находилась в зависимости от скифов. Вопрос о взаимоотношениях эллинов с местными племенами, отмечает профес­
сор Э. И. Соломоник,— главный вопрос древней истории Северного Причерно­
морья. Не решив его. нельзя в полной мере постичь феномен Великой грече­
ской колонизации. Вот почему надпись из Керкинитиды поднимает историче­
скую науку на новую ступень. Раскопки древнего города. лась полностью,— от яркого солнца Кутайсов щурится.— Это же един­
ственный во всем мире случай! Даже в Афинах от жилой застройки того же периода остались лишь отдельные сооружения и узлы... На следующее утро я отправилась на базу археологов. Давным-давно здесь был монастырь дервишей — теккие. Его могучая ограда сложена из таких же камней, как и дома Кер­
кинитиды. К ограде и притулилось одноэтажное строеньице, где живут археологи. Побеленная комнатка кажется не­
естественно пустой. По углам распо­
ложились стол, холодильник и амфо­
ра, склеенная из обломков, почти целая. Я смотрю на нее и слушаю рассказ Кутайсова... ...В тот вечер, четыре года назад, он пришел на раскоп с фотоаппара­
том — надо было заснять зачищен­
ный утром и уже зарисованный уча­
сток оборонительной стены. Потом можно было спокойно разбирать верхние, более поздние постройки, чтобы исследовать нижние культур­
ные слои: если надо, разобранное нетрудно восстановить. Почти не глядя под ноги, привычно перешагивая через торчащие камни, Вадим спустился в раскоп. Рустован­
ные, плотно подогнанные мощные блоки желтого песчаника смотре­
лись великолепно, а выступы стены видны были особенно хорошо. «А ведь стена должна была защи­
щать город от греков,— внезапно понял он.— Для защиты от скифов строители возводили обычные, пря­
мые стены, усиленные башнями. Фланкируемый участок обороны явно предполагает тактику боя, принятую в Греции: выступы стены увеличивают сектор обстрела... Да, именно так строили в материковой Греции во время Пелопоннесской войны...» Вадим Александрович берет у меня ручку и на чистом листе бумаги чер­
тит зигзаг: — Вот так выглядела стена сверху. Без чертежа не обойтись. Там, где веками стояла стена, теперь торчит тупая челюсть бульдозера — у ны­
нешних строителей свои заботы. Но почему Кутайсов считает, что стена должна была защищать город от греков? Во второй половине IV века до нашей эры Керкинитида вошла в со­
став Херсонесского государства. Примерно спустя четверть века и построили городскую оборонитель­
ную стену. До сих пор считалось, что возводили ее херсонесские мастера, то есть тогда, когда Керкинитида потеряла свою самостоятельность. Но в таком случае она должна была защищать только от местных племен? * Чего ради строителям усложнять себе задачу?.. Стена никак «не укладыва­
ется» в рамки принятой теории. — Вот потому-то мы и пришли к выводу,— говорит Кутайсов,— что стена была построена не после, а до присоединения к Херсонесу, чтобы именно от его притязаний оградить Керкинитиду. Ко времени основания Херсонеса, в конце V века до нашей эры, Керки­
нитида существовала уже более сотни лет. Между тем история западного Крыма хорошо известна лишь с тех пор, как тут сложилось Херсонесское государство. Фланкированный же участок оборонительной стены — первое реальное доказательство того, что в IV веке до нашей эры отноше­
ния между Керкинитидой и Херсо-
несом были далеко не мирными. — Раз Керкинитида могла спо­
рить с таким могучим соседом, зна-
чит, она была достаточно сильна,— продолжает Вадим Александрович.— К тому же мощная стена, добротно сложенная, говорит о богатстве го­
рода. — Но ведь Керкинитиду принято считать маленьким, незаметным в истории городком. — Конечно, территория ее была невелика — около пяти с половиной гектаров, но расти ей мешали море и лиман, окружавшие город с трех сторон. Кстати, для застройки Кер-
кинитиды характерна одна интерес­
ная особенность. Везде — ив Греции, и в колониях — жилые дома строи­
лись по стандарту, площадью не меньше двухсот квадратных метров. А здесь средняя площадь домов не превышает половины установленной нормы. Если предположить, что город был богат и благополучен, то тогда он имел наверняка и обширную хору — земельные угодья. Существовали и торговые связи с другими гречески­
ми поселениями и местными жителя­
ми. Значит, вполне возможно, что VI—V века до нашей эры в западном Крыму прошли под знаком Керкини-
тиды? Доказательства этому скоро поя­
вились. В 1982 году археологи нашли тя­
желую — 28 граммов — литую брон­
зовую монету, на аверсе которой был изображен дельфин, а на реверсе две буквы — КА. Она стала одной из наиболее ценных евпаторийских находок. Во-первых, каждый новый тип монет — само по себе значитель­
ное открытие: почти все древнегре­
ческие монеты описаны еще в доре­
волюционных каталогах. Во-вторых, монета с дельфином дает ответ сразу на несколько вопросов. Буквы КА означают — Каркинитида, более древнее, дохерсонесское название города. Это доказательство того, что Каркинитида и Керкинитида — один и тот же город. И уже в V веке до нашей эры он выпускал свои деньги. — А ведь еще несколько лет назад считалось,— вздыхает Кутайсов,— что Керкинитида не имела своих денег, пока не вошла в состав Херсо-
несского государства. Прежде, мол, была слишком мала и ничтожна. А выпускать свои деньги мог только благополучный и богатый город. Но ведь в разное время в Евпатории было найдено семь литых монет меньшего размера с изображением дельфина и буквы К. Наша монета явно вписы­
вается в один ряд с ними, как, ска­
жем, пятак — в ряд с копейкой. В Ольвии, колонии, основанной на бе­
регу Черного моря выходцами из Милета, найдены монеты (правда, не двух, а трех номиналов), которые чем-то напоминают евпаторийские. Вес, размер, изображение дельфи­
на... — Выходит, — настораживаюс ь я,— что вопрос о происхождении Керкинитиды наконец решен?.. Так кто основал город? Ряд уче­
ных считает, что Керкинитида, так же как и Херсонес, город дорийский и их основали выходцы из одной мет­
рополии — Гераклеи Понтийской. Археологические материалы вроде бы подтверждали раньше эту теорию. Но существовала и другая точка зре­
ния: Керкинитида — город ионий­
ский и основали его, очевидно, ко­
лонисты из Милета. Если так, значит, сферы влияния ионийцев и дорийцев в Северном Причерноморье были в IV веке до на­
шей эры существенно распреде­
лены? — Исследуя монеты, приходишь к выводу о сходных путях развития Ольвии и Керкинитиды,— соглашает­
ся Кутайсов,— о традиции, вынесен­
ной из общего центра происхожде­
ния. Кроме того, изображение дель­
фина — атрибут Аполлона. Дель-
фия, божества, почитаемого именно в Милете. Он замолкает, выжидательно смот­
рит на меня. И я задаю вопрос, ответ на который, казалось бы, уже оче­
виден: — Во многих научных работах, даже в последних, встречается ого­
ворка: «Евпаторийское городище, отождествляемое с Керкинитидой». Разве остались еще какие-то сомне­
ния? Кутайсов отвечает, пожалуй, слиш­
ком твердо: — Не можем мы пока считать, что тождество нашего городища и Кер­
кинитиды доказано окончательно. Мы ведь не нашли в городе ни одной надписи, где встретилось бы назва­
ние — Керкинитида. Значит, безого­
ворочно утверждать, что это она и есть, пока нельзя... В археологии существуют вопросы, которые можно решить, лишь обла­
дая письменными источниками. Увы, скупые строки древних авторов не проливают свет на историю Керкини­
тиды. Остается надежда на надпи­
си — декреты, надгробные стелы, граффити. История Херсонеса хоро­
шо известна именно потому, что есть Присяга и Декрет в честь Диофанта. А в Керкинитиде найдена всего одна лапидарная надпись — стела с обыч­
ного захоронения. К тому же сделана она на дорийском диалекте, что всег­
да вдохновляло сторонников дорий­
ского происхождения города. Облом­
ки керамики встречались лишь с от­
дельными буквами или обрывками слов, обозначавшими либо имя хозя­
ина посуды, либо посвящения боже­
ствам. На узловые вопросы истории такие надписи не дают ответа... Еще ничего не известно о взаимо­
отношениях греков в VI—IV веках до нашей эры с коренным населени­
ем. При раскопках встречается скиф­
ская керамика, и можно предполо­
жить, что в Керкинитиде жили жен­
щины из скифских племен. И может, из экономии вся греческая посуда в Керкинитиде была привозная — или, тоскуя по дому, лепили они поти­
хоньку свои горшки?.. Но это не объясняет, как уживались на одной земле два разных народа. Здесь могут помочь находки древних над­
писей. Лучше всего лапидарные, вы­
сеченные на камне, декреты. Да, ис­
кать их надо, конечно, на агоре, а не в жилых кварталах. Но до агоры не добраться, этот участок земли под городскими постройками. Кутайсов же с первого дня был убежден, что в нетронутой земле Керкинитиды надписи обязательно должны быть. И вот год назад на раскопе № 1, ко­
торым руководит Александр Пузд-
ровский, произошло чрезвычайное со­
бытие-
Последний культурный слой горо­
дища лежит ниже уровня грунтовых вод. Все, что там находят, облеплено липкой грязью. Бесформенные гли­
нистые комки складывают в тачку и везут наверх, где и приводят в соот­
ветствующий вид. Пуздровский пришел к ребятам, которые мыли керамику, просто уз­
нать, как идут дела. Глянул в ящик с уже чистыми обломками — и остол­
бенел. Один из них был испещрен знаками. Он выхватил его из ящика. «АПАТ0РЮ2ЫЕ0МН N1521» — «Апаторий — Невмению...» — с ходу прочел Саша первую строчку. Завол­
новавшись, скользнул взглядом по тексту, а наткнувшись на последнее слово, сразу забыл обо всем: «2КТ0-
АЕ». Скифы! — Эта находка,— говорит Ку­
тайсов,— определенно заставляет по-новому взглянуть на историю Керкинитиды... У городских ворот Анакреон резко натянул повод. Конь зло запрядал ушами, но, подчиняясь твердой руке всадника, сократил размашистый галоп и пошел легкой рысью. На узких улицах Керкинитиды коня приходилось сдер­
живать, чтобы ненароком не зацепить прохожего. Торопиться уже некуда: вот он, дом управляющего, у самой город­
ской стены. Анакреон спешился у знакомой калит­
ки. Сейчас он передаст записку хозяина управляющему, а потом будет свободен весь вечер. Тут уж он наверстает упу­
щенное. Две луны пришлось ждать, пока пошлют его в город с поручением. Не успел он привязать коня, как калит­
ка распахнулась и на улицу стремитель­
но шагнул сам управляющий. Был он яв­
но разгневан: лицо побагровело, кривив­
шиеся губы бормотали проклятья. — Приветствую тебя, Невмений,— юноша заторопился, боясь, что рассер­
женный управляющий скроется и его придется дожидаться.— Хозяин прислал тебе письмо, а на словах велел передать... Невмений резко повернулся к нему: — Вся, вся партия солонины испор­
тилась! Проклятый торговец обманул меня. Неизвестно, чем закончился бы этот разговор, но в ту минуту за городской стеной поднялся шум и крик. Через стену полетели стрелы с привязанными к ним горящими пучками травы. Пронзительно завизжали женщины. Толпа от ворот ринулась прочь. Поток охваченных пани­
кой людей подхватил и понес Анакрео­
на. Он выронил глиняное послание, и его затоптали в грязь. — Вполне вероятно, что это могло произойти и так,— предполагает Кутайсов,— а возможно, и иначе. Мы можем только гадать. Вот когда 50 Элла Исааковна расшифрует письмо, кое-что здорово прояснится... — Конечно, прежде всего вы хо­
тите увидеть его? Профессор Элла Исааковна Соло-
моник, доктор исторических наук, протягивает мне небольшую коро­
бочку, накрытую стеклом. Под ним черепок обожженной глины. На его гладкой поверхности вырезаны изу­
мительно четкие, ясные строчки. Письмо на керамике — редчайшая находка. Древнегреческие письма — вообще редкость. На всей огромной территории, в древности заселенной греками, найдено только полтора де­
сятка (!) частных писем эллинисти­
ческого времени '. Почему? Всеобщая грамотность древних греков — вне сомнения. О ней свидетельствуют результаты раскопок. Значит, пись­
ма были, но не сохранились, потому что писали их на каком-то недолго­
вечном материале. Но на каком? — Вероятно, основным материа­
лом для письма был египетский па­
пирус,— полагает Элла Исааковна.— Греция вела широкую торговлю с Египтом. Писали еще и на диптихах, складных дощечках, покрытых вос­
ком. Во влажном морском климате и то и другое бесследно истлело. Лишь свинцовые пластинки и керамика сохранились. Вот заодно и объяснение опреде­
ленного однообразия керамических надписей! Характер их соответство­
вал материалу: поэмы писали на до­
рогом привозном папирусе, а на ке­
рамике — что попроще. — Наше письмо выделяется среди всех других,— продолжает профес­
сор,— прежде всего сохранностью. Например, три письма с афинской агоры столь фрагментарны, что про­
честь их не удалось. Сохранность нашего письма исключительна. Строчки не доходят до краев облом­
ка — значит, он цел и перед нами — весь текст! Более того, керамические надписи нередко бывают затерты, а в нашем случае частично стерты лишь две-три буквы,— Элла Исааковна легко касается коричневатой поверх­
ности. — Письмо Апатория уникально еще и по другой причине: оно — боль­
шое. «Майдат, сын Фиса — Да. При­
ду». Вот и весь текст единственного уже опубликованного крымского письма. Надпись была сделана на ам­
форе, которую, видимо, наполняли оливковым маелом или вином, и предназначалась она в подарок жен­
щине по имени Да. Но что же все-таки нацарапал в своем послании Апаторий? Пока это­
го точно не скажет никто. Вроде бы четкие, аккуратно вырезанные строч­
ки, а перевести их сразу невозможно. Письмо — особо трудный источник. Это, по сути, одна половина беседы: отправитель и адресат знали друг друга, как и то, о чем шла речь. Пред­
мет излагали коротко: им не нужны 51 1 См. «Вокруг света» № 6 за 1978 Ю. Виноградов «Письма из Ольвии». были те подробности, которых уче­
ным так не хватает. Взять любой до­
кумент, хотя бы декрет: он пишется по установленной форме. В письме же более или менее стандартны толь­
ко обращение, приветствие и концов­
ка. Содержание же уникально. В тек­
сте могут быть новые, неизвестные исследователям слова. Индивидуаль­
на и форма изложения. Взявшись год назад за расшифров­
ку письма, Элла Исааковна не оболь­
щалась — работа предстояла гро­
мадная. Но одно, очень важное отк­
рытие было сделано сразу. Еще в экспедиции археологи определили, что амфора, на осколке которой и на­
царапано послание, была сделана на ионийском острове Фасос. Только для фасосской глины характерны зо­
лотистые вкрапления на светло-ко­
ричневом, чуть отдающем красным фоне. Однако этот факт сам по себе еще ничего не доказывал. Впервые вглядевшись в написание слов, ис­
следователь заметила одну особен­
ность: в известном буквосочетании «ОУ» явно не хватало буквы «У». «АПАТОУР Ю2ЫОУ МНЫШ1» — вот как выглядели бы имена, будь они написаны на койне — общегре­
ческом языке, сложившемся в Атти­
ке. И слова, стоящие во второй строч­
ке: «Т02ТАР1Х02» (соленая ры­
ба) — на койне писались бы иначе: «ТОУЕ ТАР1Х0У2». Без сомнения, текст написан на ионийском диалек­
те! «Отсутствие материалов... не поз­
воляет пока использовать языковые данные для решения... вопроса об ионийском или дорийском происхож­
дении Керкинитиды»,— писала ранее Э. И. Соломоник в своей книге «Граффити с хоры Херсонеса». И вот — этот недостающий материал. Элла Исааковна раскрыла книгу, нашла нужную таблицу. — К счастью для нас, греки твердо придерживались канонов чистописа­
ния: «почерк» был почти одинаков у всех. Написание букв менялось со временем, что дает возможность да­
тировать тексты по шрифту. Взгля­
ните,— Элла Исааковна отмечает в таблице такую же «омегу», как на черепке, потом отыскивает такую же «сигму» и «альфу».— Все буквы дают один и тот же период — конец V века до нашей эры. Археологические данные подт­
верждают этот результат. В одном культурном слое с письмом были найдены ручки амфор, клейма на которых позволяют датировать слой 425—400 годами до нашей эры. Значит, письмо Апатория — одно из самых древних в Северном При­
черноморье. Значит, это самая ранняя крым­
ская надпись, где упоминаются ски­
фы'.. «Скифы» — это конец текста, пос­
леднее слово. И как бы ни было оно важно, заниматься им надо не во-
первых: расшифровка надписей ве­
дется в определенном порядке. Преж­
де всего нужно разделить сплошные строчки на отдельные слова и восста­
новить знаки препинания. Потом нужно приступать к анализу текста в целом. Снова в руках у Эллы Исааковны коробочка с письмом. — Сначала разберемся с отправи­
телем. Я смотрю на буквы: как глубоко и твердо они прорезаны. Саша Пузд-
ровский, а его назвать слабым никак нельзя, пытался что-то нацарапать на таком же черепке острым сталь­
ным ножом. Свежие царапины вы­
глядели неплохо. Но когда черепок сполоснули в луже, а потом протер­
ли — они почти исчезли. Пожалуй, Апаторий на здоровье не жаловался... — И еще он был не вполне гра­
мотен,— смеется Элла Исааковна.— Ошибок в письме нет, но стилистика прихрамывает: посмотрите, сколько раз повторяется союз «и» — «КА1». Видимо, ему не приходилось писать ничего, кроме таких вот деловых записок. Первые предположения подтвер­
дились: письмо имеет деловой, а точ­
нее — торговый характер. Очевидно, хозяин пишет зависимому лицу, ве­
роятнее всего, управляющему: тон письма приказной, формулы вежли­
вости отсутствуют. Вместе с тем хо­
зяин велит ему совершить довольно сложные, ответственные действия: «отправь домой соленую рыбу» (то есть партию соленой рыбы) — так переводится первая фраза. Дальше явно следует перечисление товаров и действий, которые надо с ними произвести. Но вот в чем заг­
воздка: у одних слов множество зна­
чений, других просто нет в словарях. Но главные трудности вызвала наиболее важная, увенчанная сло­
вом «скифы», последняя фраза. Сна­
чала те самые две-три стершиеся буквы в конце шестой строчки чуть не направили исследование по лож­
ному пути. Казалось, непонятное слово легко восстановить. Сам кон­
текст как будто помогал вычислить его. «ОУ008» — дорога, и тогда последнее предложение можно по­
нять так: «Узнай дорогу к скифам». Но чем дольше Элла Исааковна ра­
ботала над письмом, тем более убеж­
далась в том, что это совсем другое слово. И тогда текст приобретал не­
ожиданный, поразительный смысл. Перепроверяя себя, снова и снова возвращалась она к предыдущим фразам, пытаясь перевести их как можно точнее. Глядя на этот невзрачный тусклый черепок, я еще раз повторяю уже знакомые мне, начертанные на нем слова: сбруя (снаряжение? вьюки?), веревки, волы... А ведь все это необхо­
димо именно кочевому народу! Мо­
жет, Апаторий приказывает продать их или приготовить к продаже?.. — Рано, рано делать выводы,— говорит Элла Исааковна.— Пока можно сказать одно: для истории Крыма это самая ранняя надпись, где упоминаются какие-то взаимоот­
ношения греков со скифами. Самая ранняя и пока единственная для це­
лой эпохи... В
затемненной приборной руб­
ке нарастало напряжение. Перед экраном сгрудился весь экипаж научно-исследо­
вательского судна. Дистанционно управляемая подводная телекаме­
ра медленно двигалась у самого дна. Оператор с трудом принорав­
ливался к подводному ландшафту и безуспешно старался вести аппарат так, чтобы не взбаламучивать ил. — Смотрите-ка! — воскликнул кто-то за спиной руководителя экс­
педиции Дэниела Нельсона. В илистой взвеси обозначилась смутная тень. Камера скользнула в сторону, где вода была почище. На экране в галантном поклоне — правая рука прижата к груди — зас­
тыл маленький человечек. Дэниел Нельсон не удержался, вскочил и, в свою очередь, отвесил вежливый поклон: — Здравствуйте, долгожданный однофамилец! Это произошло в 198 4 году, а путь к открытию начался за много лет до этого. Дэнни Нельсон родился и рос на канадских берегах озера Онтарио, не раз описанного и прославленного Фенимором Купером. Среди книг великого писателя мальчику нра­
вилась та, которую переиздают ред­
ко: ее давным-давно заслонили се­
рия о Кожаном Чулке и морские романы. Пока сверстники глотали «Лоцмана» и «На суше и на море», Нельсон читал и перечитывал тон­
кий томик с золотыми буквами на красной обложке — «Нед Майерс, или Жизнь под парусами». Сегодня взрослый читатель порой перечитывает Купера с улыбкой: отмечает издержки фантазии авто­
ра. В «Жизни под парусами» этих из­
держек почти нет — перед нами сухой документальный рассказ, за­
писанный со слов моряка и веду­
щийся от первого лица... «...Мы притомились за день, лег­
ли вповалку на палубе, головы на ящиках с картечью, и скоро захра­
пели... ...Тут надо сказать про палубы. Хлама хватало: ящики с картечью у каждой пушки; лари с ядрами и крупной картечью у каждых двух; клинья к поворотным кругам пу­
шек — на случай сильной качки. Ребята были одинаково распределе­
ны по палубе — каждый орудий­
ный расчет при своей пушке. Ос­
тальные матросы спали внизу. Здо­
рово похолодало, и, наверное, очень многие сверху смылись в трюм, где потеплее. Я заснул быстро. Сколько спал, что в то время происходило, не знаю. Проснулся я вдруг: крупные капли молотят по лицу. Темень — дальше соседнего орудия не ви­
дать...» ^г" В 1806 году юный Джим Купер сдружилбя с пятнадцатилетним мат­
росом Недом Майерсом. Впослед­
ствии их дороги разошлись, а в ян­
варе 1843 года моряк Майерс, спи-
. | гГ • ь" ^ „; .. • " * !:*'";,>•'', •••'•.^ •?%•••' г" •'!''; :,.' '-' . • ^ШШР' ^Щг ШРг?'-
1й^''^' *яин1 ^'^Шв*^ А Ы * л & ' -.^'"М У\АУ'Т\ '-'*.• щ*?-
| -'>\;:#| ШЩшЩ щшшштшт •'.'•••' -л' •• \ ; 1 Д %й11 *Ш 1 В. З А Д О Р О Ж Н Ы Й С помошью Феншпоро Купера санный на берег, послал всемирно известному писателю Джеймсу Фе-
нимору Куперу письмо. Судьба Эд­
варда Р. Майерса по тем временам выглядела весьма заурядной. Про­
фессии моряка отдал тридцать шесть лет. Из этого срока полных двадцать пять провел в открытом море. Служил и ни до чего не дослу­
жился на доброй сотне кораблей; три из них потерпели бедствие — два пошли ко дну, один сгорел. Со­
вершил кругосветное путешествие, дважды Алиновал мыс Горн, пять раз бывал в Кантоне, два раза в Бата­
вии. Два года томился в британском плену, дважды был захвачен пира­
тами в Индийском океане, охотился за китами у берегов Японии, зани­
мался контрабандой опиума, уми­
рал от лихорадки во всех частях све­
та. Купер радостно откликнулся на послание морского волка и пригла­
сил его к себе в Куперстаун на целых пять месяцев. А осенью того 52 под всеми парусами. — Неужели все так плохо? — О да, сэр, да,— запричитал Фокс, семеня за Мандифером. - — Ее просто невозможно удержать, сэр. И каждый раз, появившись снова, она увеличивается, сэр! — В кабинете? спросил Гарри, открывая дверь комнаты. Он застыл на месте, и лишь слегка расширившиеся глаза выдавали его смятение, ибо открывшаяся картина была поразительна даже для столь опытного и привыкшего к необычай­
ным зрелищам человека. Вообразите высокого худощавого джентльмена, со вкусом одетого, заползшего на коленях в один из углов комнаты и выпученными гла­
зами уставившегося на стену с ка­
кой-то кляксой. — Замечательно!..— воскликнул сэр Гарри Мандифер. — Крайне рад вашему приезду, сэр Гарри,— сдавленно проговорил Арчер, не меняя своей странной по­
зы.— Простите, что не встречаю вас. Понимаете, стоит хоть на секунду отвести глаза или даже мигнуть, как... О, черт побери! Клякса мгновенно исчезла со сте­
ны. Арчер закрыл лицо руками и тяжело осел на пол. — Не говорите мне, где она сей­
час, Фокс,— простонал он. Не же­
лаю знать, не желаю больше слы­
шать о ней. Фокс ничего не ответил, а лишь коснулся дрожащей рукой плеча сэра Гарри и указал на ковер. Там, прямо в центре, находилась: 61 — Смотрите за ней хорошенько, старина. Постарайтесь не упу­
стить,— прошептал сэр Гарри в ухо Фоксу и затем, обращаясь к Арчеру, сказал: — Да, хорошенькое дель­
це а? Арчер раздвинул пальцы и мрачно посмотрел сквозь них на говоряще­
го. Затем медленно опустил руки и встал. Смахнув пыль с брюк и по правив галстук, он произнес: — Простите, сэр Гарри. Боюсь, это несколько расстроило меня. — Какая ерунда! — пробасил сэр Гарри, успокаивающе похлопывая Арчера по спине.— Подобное зре­
лище любого может ошеломить. Даже мне стало не по себе, а уж я всякого насмотрелся. И в замках, кишевших призрака­
ми, и на поросших вереском низи­
нах, оглашаемых нечеловеческими стенаниями, сэру Гарри приходи­
лось иметь дело с испуганными людьми, и он выработал целую си­
стему ободрения,которая не подвела его и сейчас. — Так, говорите, сперва она была совсем маленькой? - деловито спросил сэр Гарри. — Размером с пенни. — А как она увеличивалась? — Из нее выходили отростки, рос­
ли, появлялись новые, и вообще вся эта проклятая штука разбухала, как надуваемый воздушный шар. Все трое с некоторым недоверием погрузились в созерцание, клякса теперь достигала в размахе четырех футов. Обратите внимание,— заметил сэр Гарри. —• Текстура ковра не вид­
на под чернотой, следовательно, это не чернила или какое-нибудь другое красящее вещество. Она имеет не­
зависимую поверхность. Он нагнулся, проявив неожидан­
ную для своего сложения грациоз­
ность, и, вытащив из кармана каран­
даш, ткнул им в кляксу. Карандаш на четверть вошел в черноту. Ман­
дифер попробовал в другом месте — там толщина достигала полного дюйма. — Видите,— сказал сэр Гарри, вставая- Ее кажущаяся плоскость обманчива. Я подозреваю, что это растение, занесенное к нам из дру­
гого измерения. А ваша первона­
чальная клякса представляется мне его семенем. Арчер изобразил понимание. - А почему она здесь появилась? У сэра Гарри был ответ и на этот вопрос, но мы никогда не узнаем его, потому что тут их прервал Фокс. — О, сэр! - - вскричал он.— Она опять исчезла! И действительно. Под ногами джентльменов лежал девственно чистый ковер. — Возможно, она вернулась в столовую,-— предположил сэр Гар­
ри. Но поиски там ничего не дали. — Нет причины полагать, что она ограничится этими двумя комната­
ми, - задумчиво произнес сэр Гар­
ри.-— Или этим домом. Фокс, стоявший к двери в холл ближе остальных, пошатнулся и из­
дал сдавленный стон. Джентльмены обернулись. Там, покрывая пол и забираясь на стены, находилась: - Ну, это уже слишком,— дро­
жащим голосом промолвил Арчер. — Надо немедленно что-то делать, иначе эта проклятая штуковина просто выживет меня из дома! т Не сводите с нее глаз, Фокс,— приказал сэр Гарри.— Ни в коем случае! — Он обратился к Арчеру.— Она вполне материальна, я доказал это, и ее можно уничтожить. Нет ли у вас большого режущего инстру­
мента? — У меня есть малайский крис,— сказал Арчер. — Давайте его. Арчер выбежал из комнаты, в вол­
нении сжимая и разжимая кулаки. После затянувшейся паузы донесся его голос: — Не могу его снять! — Я помогу вам,— отозвался сэр Гарри и повернулся к Фоксу, весьма напоминавшему сделавшую стойку собаку.— Держитесь любой ценой! Крис, старый военный трофей, привезенный дедушкой Арчера, был прикреплен к стене сложной систе­
мой обхватывающих проволочек, и пришлось повозиться добрых две минуты. Запыхавшиеся, они прибе­
жали в холл и замерли, как громом пораженные... Кляксы' нигде не было видно, но, что самое ужасное, пропал дворец­
кий! Арчер и сэр Гарри обменя