close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Надины рассказы

код для вставкиСкачать
Болото
БОЛОТО
Что есть болото, никто не сомневается. Это итак так. Это подозрительная местность или странное время или некоторое обстоятельство, которые приводят людей к влипанию во что-то или засасыванию куда-то. Со всеми это происходит постоянно, непрерывно, даже если незаметно. Влипание не всегда грязно. Можно и в позитивное влипнуть, но тут надо видеть и отличать. Например, ошибочно предполагать, что горькое - плохо, а сладкое - хорошо. Нельзя работающему в шахте говорить, что он влип в грязное дело и тем более он сам не должен так не то что говорить, но и помышлять, а вот человеку, погрязнувшему в поедании слащавых тортов или иных увеселительных шняг, следует замечать, что его засасывает в трясину. Лучше всего подать влипнувшему палку. Не следует Спасителю прыгать в болото за утопающим. Он должен выбраться сам. Иначе могут утонуть оба, а, если и удастся спастись, Спаситель, будь готов услышать от утопающего: " А мне там было хорошо, зачем не дал мне наслаждаться?" Другое дело, если сам спасаться будет. Палка- опора, Вера. Хочешь - прими, хочешь - брось. Твой выбор. Закон Свободы и Воли.
Бросишь - засосёт, утонешь - насладишься - это однофигственные понятия. Возьмёшь - на трудный путь встанешь. По пути утонуть легко, но палка могущественная много поможет, если веришь ей. Она может и абстрактной быть, невидимой, но сильной. Взял палку - смело иди. Сомневаться нельзя, а то палка выпадет, путь вниз распахнётся шампанской брызгаловщиной с фитюлечными замашками, потом от них попробуй отделаться!
Каждому - своё болото. Какое оно, в этом мы виноваты. Будем искать хорошее и найдём.
НАШЕ БОЛОТО
Наше - не значит хорошее, но и не плохое. Наше - оно и есть наше. Любим его, какое уж уродилось. Мох разноцветный: красный, фиолетовый, жёлтый, а иногда и зелёный. Черника с голубым налётом большая, обабочки немаленькие. Можно голубику отыскать, если поднатужиться - рай заядлым лесопутникам.
Лучше всего тут наряжать деревья мхом и грибами, но занятие это бесполезное, хоть и увлекательное, а белочки, для которых грибы - явление редкостное, да и к тому же они могут не догадаться, что всё для них, и умчатся в другое место.
На болоте удобно спать, особенно тем, кто не боится змей, комаров, муравьёв и всякой ещё болотной живности. Наше болото сухое, мягкое, тёплое, даже одеяло не пригодится. Лучше всего спать днём. Другие времена суток пригодятся для дела, например, вечером хорошо брать чернику, а утром - грибы.
Живи, наше болото - источник непостижимого.
БОЛОТО НА КОРДОНЕ
Оно жидкое. Большие деревья превратились в сухары и коряги. Иногда они падают, и мы видим, какие у них заковыристые ветви. Под ивовыми кустами разрослись белые обабочки из Красной книги. В углу болота - крупная клюква. Каждый норовит урвать её первым, а нам удаётся.
Болото это вонючее. Здесь специальный болотный газ выпускается из болотных глубин. Для дыхания он не прост, но мы дышим. Зато тут ещё можно отведать маленьких вкусных голубых шишкоягод и найти оранжевое ведро с ручкой из светлого металла, в котором большой нож, залитый дождевой водой, и взять эти трофеи, ведь как раз уже некуда грибы класть!
Один сапог может ускочить в неожиданную яму. Ногу иногда удаётся достать обратно, а сапог остаётся внутри болота.
Порой клюквой так увлечёшься, что остальное не всё заметно. Вот что-то в сапоге шевелится, струится вверх по ноге, перескакивает из одной штанины в другую, бежит вниз, возвращается... Щёкотно. Хочется достать это, а оно убегает. Шустрое, как ящерица. А, это и есть ящерица! Сапог снят, ящерица убежала, а в руке - кончик её хвоста. Хвост виляет собой, будто укусить хочет. Безнадёжное желание.
Мы подошли к концу болота, и болото кончилось.
ПЛАТОНОСЬКО ОЗЕРО
На самом деле это болото, просто называется так видно по старинке. Давно уж трясиной и клюквой поросло. Под ногами - мох, но, если под ноги не смотреть, будто на воде стоишь - всё качается под тобой, а если попрыгать тут, то рядом растущие кочки тоже подпрыгивают иногда даже выше, чем ты.
Это болото алчное. Его облюбовали росянки - заповедные растения - животные. У них листочки похожи на раковины с иголочками, на концах которых - роса. Муравей хочет росы с росянки выпить, а она его липкими каплями засосёт и переваривает с удовольствием. Росянка - не просто что-нибудь там, а символ болота. Выполняет ту же роль, только вместо муравьёв болото засасывает людей.
БОЛОТО ЗАРЕЧНОГО ПАРКА
Много камышей на болотных кочках, а по середине - вода с плотом. Можно заказать катамаран, но плот чудеснее. Плот плывёт, хоть и не куда надо, но это не важно по сравнению с тем, что он умеет плыть. Плот оснащён поверхностью. На поверхности можно уместиться стоя, сидя, лёжа и можно даже поделать всё.
Плоту встречаются на пути большие колючеобразные растения звёздной формы, унизанные маленькими пиявчонками. Их бояться не стоит, ведь в Неве живут такие же. Небольшое, а всё же сходство с Санкт-Петербургом. Петербург всегда приятно вообразить.
В небо взвился дельтоплан, а вода из болота продолжает течь к водопаду.
БОЛОТО ЗИМОЙ
Зимой на болоте снег. Везде снег- явление обыкновенное, но тут...Так и хочется удивиться: " Ничего себе! И на болоте снег!" Кочки - готовые снеговики. С елей сыпится иней на лицо. Солнце делает его золотой пылью, но она плавится, становится водой.
Зимнее болото способно довести человека до юношеского маразма. Юношеский маразм - редчайшая сверхнеобходимая болезнь, к сожалению, почти незаразная. Симптомы её: покраснение щёк в области румянца, желание слушать дятла, петь ему песню, считать звёзды, любоваться инопланетянами, входить в контакт с ними, лежать на снегу, не стесняться этого, не мёрзнуть при этом, снимать шуз и носки, бегать босиком по кочкам, ощущать тепло снега, залезать на дерево, смотреть везде, прыгать с дерева, чувствуя полёт, пить живую воду из маленького и большого звёздных ковшей, путешествовать по Млечному Пути, замирать в молчании, видеть на снегу радугу, на нём же писать иероглифы " на незнакомом языке, но на прекрасные мотивы", становиться невесомым, играть на космических струнах, (небо услышит) забыть возвращаться на землю...
ВЕСНА НА БОЛОТЕ
Белое от багульника и каких-то пушистых травин, болото одурманивает. Вошедший в майское болото перестаёт понимать его умом, может даже неожиданно заплакать от спустившихся под ноги облаков цветами. Белые, лёгкие, мягкие, тихие. А муравьи шуршат. Хочется весенней воды выпить...
ОСТАЛЬНЫЕ БОЛОТА
Остальные болота во всякие времена суток и года созданы для бесконечного познавания. Болото ночью не изучено. Болото в сумерках цвета заката, как и внутреннее состояние в это время. Предутреннее болото, с холодком, непростое. На болоте в тумане ничего не видно, похоже на весеннее, когда всё в белых цветах: можно нечаянно оступиться и пройти мимо болота. Болото в дождь следует посетить неисправимым оптимистам - и здесь они найдут своё, позитивное.
ЛЕДО и ЛЮДО ХОД
Понятия родственные, сильно связанные друг с другом.
Вот ледоход. Он ведь едва уловим: то его ещё нет, то уже нет, а когда есть, то недолго. Лучше смотреть с моста. Затор взглядом сдвигать, а иначе как? Если смотреть долго, когда-нибудь он всё же поплывёт на глазах.
Поплыло. Льдинища во всю реку откололась и начала движение. Неторопливо достигла моста и наткнулась на него. От неё откалываются огромные ледяные глыбы, встают на ребро, падают, разбиваясь в осколки, и плывут дальше, огибая преграды. Если смотреть долго, наступит обман зрения: вот уже не льдины плывут, а мост, на котором стоишь, надвигается на лёд и раскалывает его с треском. Льдины ложатся одна на другую: вышенадвигающиеся на уже продвинутые, а те, что впереди, подныривают под отстающие.
Тут-то и начинается людоход. Пока лёд идёт, люди тоже идут. Если бы не ледоход, то и люди бы не вышли, но, если бы не людоход, то кто бы любовался ледоходом? Нужны друг другу, неотделимы.
Вот мальчики на велосипедах дорогу пересекают, а навстречу чуваки с выпущенным на свободу хайером. Идут легко и смело, словно знают, куда идут.
А вот соревнования по удару камнем в столб.
-Присоединяйтесь, - говорят мне.
-Я боюсь в человека попасть!
-А так и надо.
На перекрёстке мужчина ищет дом номер 39, а вокруг только 40 и 49.
А рядом вообще дом сносят. Поди найди потом!
Всё рушится, но ведь как лёд, с целью освободить место для чего-то нового.
НОЧНАЯ ЧЕРНЯНИЦА И ВОТГАТЬ
Эти реки текут вникуда,
Текут, никуда не
впадая
Nautilus Pompilius
Эти реки - источники прекрасного. Красота их не в названиях, изнутри красота. Увидеть же её можно в месте, где Вотгать и Ночная Черняница сливаются. Там образовались гудронные горы. Люди помогают горам возвышаться - они вытягивают вершины ввысь, чтобы инопланетным пришельцам было лучше приземляться, ведь высоту они любят больше всего, пожалуй только гудрон они любят так же сильно.
Образованные Вотгатью и Ночной Черняницей горы - лучшее прибежище для обретения желанного контакта с инопланетянами. Устремлённые ввысь найдут его.
Мы шагаем то вверх, то вниз, а инопланетяне всюду заодно с нами. Иногда они делают всё наоборот, и мы удивляемся, но это для нашего же блага, поэтому любим инопланетян. Кто мы без них? Они помогают нам узнать себя. Они мудрые, сверхверховные и неожиданные, как радуга в декабре. Знают все входы на Гудронные горы и в Котельнической области, и в других областях.
Иногда имеем счастье видеть инопланетян. Они проносятся на велосипедах с мигающими голубыми огнями на головах, их огни повисают лентой над мостом в Нижнем Новгороде, когда в небе спряталась луна. Они скрылись в конусе на Москве-реке под номером 45.
Мы готовы лепить горы для них, ведь запасы энергии вод Ночной Черняницы и Вотгати безграничны, только бы им милы были наши горы.
БОНУС
У Вячеслава Бутусова бонус- трек: "С неба льётся вода, значит небу так надо". И этим всё сказано.
Следует только добавить, что бонусы рассылаются инопланетянами. Не все догадываются об этом и думают, что дождь просто идёт, что сам по себе цветок расцвёл, что забор упал ниотчего, но тут мощно потрудились инопланетяне - послали нам бонусы-благо, знаки нам. Знаки бывают препинания, твёрдые, мягкие, а эти - инопланетные, нужные.
Выпал, к примеру, осадок какой-нибудь в виде дождя, либо же камнеграда - это бонус. Дождь землю напоил, кому-то промочил ноги, а град массаж спины устроил, выбил стекло. Можно подумать, разбитое стекло - антибонус, но и он для блага приспособлен. Может то стекло с трещиной было - давно пора заменить, а может надо, чтобы кто-то порезался осколками, и в этот момент в человека войдёт ясное понятие чего-то поистине существенного.
А что уж говорить о цветке - конкретный бонус. Кто-то ждал его 10000 лет, а кто и мимо пройдёт, а он всё равно цветёт.
А забор упал. Это зачем? Это не от старости, а чтобы человек действовал. Можно новый поставить - хорошо, а можно ещё лучше поразмыслить: "Нафига эти заборы, границы? Не зря упал. Давно пора вовсе убрать!"
В Нижнем Новгороде есть место под названием Бонус. Отсюда-то и развозят инопланетяне бонусы всюду и всем, кому они по инопланетному мнению нужны.
БЕРЁЗА
Это не дерево. Это источник. Источник всего. Энергетические токи поднимаются к небу. Если всем сердцем слиться с берёзой, то почувствуешь, что тоже поднимаешься. Подъём бесконечен. Мы никогда не достигнем вершины, только потому, что её нигде нет. Вершина берёзы тоже не вершина, ведь она не заканчивается, а растёт. Нам не нужна вершина, а подъём нужен. Продолжаемся берёзовыми ветвями, слушая, как движется сок. Чудесный родник, ведь он умеет бежать вверх. В истоках реки исполнены чистотой, а дальше - как мы сохраним. Берёза пьёт любую воду, но чем ближе к вершине, тем чище она становится. Этому нас и учит берёза. Что бы нам не давалось, сделаем из этого нечто лучшее. В пустоту шагнуть не боимся, ведь пустота - возгордившийся туман, который думает, что он - облака, но, не выдержав огня солнца, он скоро снова опустится на землю, и мы увидим ясное небо.
Берёза-воплощение гармонии. В ней уравновешены чёрное и белое.
Остаёмся гармонизироваться здесь, у берёзы.
ПТИЦЫ
Сороки, ястребы, чайки, тетерева, коростели, глухари, вороны, соловьи, вальдшнепы, ласточки - вот тебе вот вам и птицы! Кого только нет! И всё же, если кого-то нет, нам не бонусно. Иногда птицы нас обсчастливливают, то есть обделывают, особенно галки, но это не повод любить птиц меньше, чем хочется, и мы любим не меньше.
Вороны ухитряются утащить печёную картошку из костра на человеческом пикнике. " Не есть должны собираться",- будто хотят этим сказать. Если вертолёт упал, то не оттого, что птица в него залетела, а значит, летел не вовремя или не туда.
Воробьи клубнику в огороде съедают. Не их вина. Сами не собрали - сами и виноваты. Да и просто больно уж вкусно. Всё самое вкусное вкушается раньше, чем можно. Оттого-то оно и самое вкусное.
Ястребы высоко парят. В месте, где небо становится космосом, они расправляют крылья, и им становится видно всё, что им надо. А нам видно их. Они не знают, что летим сейчас вместе с ними, а мы не знаем, что у них на уме...
Выходим на берег. На берегу береговые ласточки. Над водой порхают, в норки ныряют, поют. Соловьи поют тоже, но они - ночью, и луна бывает довольная, даже треугольная от их пения.
Самый невиданный - коростель. Почти никто его не видел. Он стрекочет, когда к нему не подойдёшь. Он называется кряквой, цикадой, скоростью.
А зато в скворечнике птенцы растут...
ПТЕНЦЫ
Птенцы, которых мы ждём, которых любим, из которых получаемся мы.
Скворцы прилетели к нам, поселились в уютном скворечнике, свили тёплое гнездо. Они в ожидании птенцов. Вылупляются птенцы. Скворцы рады. Приносят птенцам гусениц. Птенцы всё съедают. Больше они ничем не заняты. Непонятно, отчего тогда их так любят родители, неужели только оттого, что птенцы едят всё, что дадено, что они - свои, потому что как без них, потому что у всех так, потому что так и должно быть?
Самый большой птенец улетит первым. Он больше всех ест. Родители уже с трудом справляются с жадными клювами, и, может, они даже рады, что птенцы скоро улетят. Птенцы всё получают, птицы всё отдают. Настанет время, и птенцы будут отдавать, но только уже другим, не прошлому, а будущему поколению.
Все улетели. Прилетят снова следующей весной. Опять то же самое будут делать, а что могут сделать ещё птенцы, ставшие птицами, если не птенцов, которых они будут любить так же, как когда-то любили их?
ТЮРЬМА В МЕТРОПОЛИТЭНЕ
Кому удалось бесплатно преодолеть турникет, не удастся преодолеть тюремное заключение.
Счастливые обладатели бесплатного проезда спускаются в тоннель на золотом эскалаторе, не подозревая о грядущем страдании. Незаметным образом эскалатор увозит "зайцев" не в ту же сторону, куда цивильных граждан, а в тюрьму метро. С виду она не отличается от самого метро, но хитрость вот в чём: вагоны метро приводятся в движение заключёнными ручным способом; тут живут огромные электромагнитные крысы, преграждающие пути, и тем самым наводят на "зайцев" всеобъемлющую готическую печаль. К тому же тюремное метро работает денно и нощно без перерывов на всё, на что человеку требуются перерывы. Работают по сменам: пока одни томятся в вагонах, другие изнемогают от толкания этих вагонов вперёд, а потом наоборот. Чтобы хоть немного уменьшить кайф катающимся, в вагоны входят рекламные агенты с какой-нибудь уникальной продукцией типа стильной удлинённой зажигалки, которой чрезвычайно ловко можно разжечь костёр в походе, а все "зайцы", собравшиеся тут очень любят походы, вернее жить не могут без них, и потому их начинает терзать желание обрести рекламируемую штуку и сбежать с нею, а так как ни то, ни другое нельзя, тюрьмецы страдают от недостатка кайфа. Страдальцы могли бы истощиться от всех этих наказаний, но не тут то было! Все, кто тут есть такие же чудесные свободоискатели, как ты, поэтому они объединились, и им хорошо вместе, набираются сил друг от друга, от радости, которую друг другу дают, а когда на волю выйдут, тут же двинутся в ещё более непростой счастливый путь открытий.
ЭПОХОНДРИКИ
Непокорённый пленник, не замечающий стражи,
Ты человек без имени, нагой человек без поклажи...
Nautilus Pompilius
Бывают холерики, сангвиники, флегматики, меланхолики. Если человек не может отнести себя ни к одному из них и уверенно говорит: "И всё-таки я эпохондрик", значит это так и есть.
Это слово расшифровывается: "эпо" - нечто эпическое, "хо"-мажорное, хор, но не сплин, который слышится в корне "хондр". Конечно, это не значит, что эпохондрики не умеют страдать, но в отличие от готов (они являются противоположным полюсом эпохондриков и поэтому вполне могут дружить с ними для устроения гармонии в мире), страдание воспринимают как необходимый этап, преодоление которого повлечёт новые бонусы. Весь смысл не сама нирвана, а долгий, полный приключений, путь к ней, и по этому путю эпохондрик с радостью идёт. А потому, что больше просто не с чем, да и не надо ничего больше. Истинный эпохондрик так и говорит: "Хочешь всего-не бери ничего". Это его свобода. Свобода - самое дорогое. Даже если кто-то попытается отнять свободу у эпохондрика, ничего не выйдет, ведь эпохондрик прежде всего свободен внутренне, а внутренняя свобода всегда с собой.
Эпохондрик не стремится сделать так, чтобы все сразу поняли, что он таков, однако это сразу бывает понятно. Особенно понимают его Родственные Души (люди такого же мировоззрения). Это круто. Приятно верить, что эпохондрики есть и убеждаться, что это действительно так!
Эпохондриков видишь издалека. Свобода их летит хайером, глядит взором в небо. Они не смотрят под ноги, они смело идут, подпрыгивая, словно подошвы оснащены пружинами, целеустремлённо, пока люди возвращаются домой "с молоком и сыром" или "простоквашей и хлебом", эпохондрики уходят из дома "довольные небом". В небе видны отражения их длинных теней и облачные зайцы, и тогда эпохондрик поёт: "Шаг в неизвестность ни много, ни мало, я назову путешествием жизнь. Всё нам подвластно, ты только держись, начни всё сначала!" Они могут начать сначала, с конца или середины. Всегда могут начать.
НА КЛАДБИЩЕ
Куда бы мы ни шли, придём туда. Портреты на памятниках, надписи на лентах. Немножко сразу хочется убежать отсюда, а готы подолгу могут оставаться тут, пить бесконечную печаль. Их стихия.
"Скорбим, любим, помним" - написано. Поздно. Нужно ли ушедшим в мир иной теперь это? Здесь много слов, которые можно сказать живым, добрых несказанных живым слов. Много плохих слов, сказанных живым. Готы скажут друг другу хорошие слова. Молча скажут, слушая музыку тишины. Тишина - не смерть, а вечное движение, невидимое и неслышимое.
Эпохондрики тоже могут быть готическими на недолго, но они видят везде плюсы, даже тут.
Кладбище не нужно. Любить надо вовремя. Отпускать отлетевшую душу, не просить вернуться её в мёртвое тело из-за того, что так хотелось бы нам. Душе это тело не нужно больше, найдёт другое. Душу можно любить, как прежде, а то, что здесь даже и в золу превратить, так ничего не изменится. Эпохондрики не задерживаются на кладбище, ведь знают, что будут здесь ещё, идут смело, быстро и вперёд, пока снова не окажутся на кладбище.
РОК
Свобода. Решительность. Движение. Устремлённость. Силовольность. Возвершение. Устояниеотпадения. Отнебес. Обонусовение. Градовыдерживание. Мысленошение. Хойхайер. Духоподъём. Снавершение. Яснобум. Пламяогнь. Свечияр. Про рок можно говорить, а можно и не говорить. Пророк сам знает, а другим не объяснишь. Пророкеры сами споют, что надо! Вот такое к примеру например: "видишь ли ты, что видно мне?", "моя песня, словно санки с горочки", "...солнце в голове", "завтра будет солнечно", "так для каждого из нас", "солнце за нас".
Рок - прекрасное, которое объединяет. Рок - жизнь, широкая дорога безграничных возможностей, путь без конца. Путь немыслим без музыки. Рок внутри: "сердце громко бьётся и поёт".
На рок-концерте совместный полёт тех, кто поют и тех, кто слушают. Подпрыгивание в небо, клавиши в солнечном огне, струны рвутся, барабаны драйвовые! Единомышленники взялись за плечи и устремились в простор вольного поля рока длинной цепочкой, ощущая, что каждый грамм металла чувствует в себе сталь и в любой заготовке обязан увидеть деталь!
БЕЛЫЙ МОХ
Белый мох в лесу, как туман. Белый мох пустой изнутри. Белый мох водяной после дождя, он хрустит под ногами, если жара, над ним летят белые бабочки, а он под соснами. На белое хочется взойти. По белому хочется бежать. Среди белого хочется лететь. На белом белое.
Белые облака, белые перья на белых птицах, белый парашют на белое поле садится, белое что-то кому-то снится. Белой берёзы ствол, в белых бумагах письменный стол, белые вишен летят лепестки, белыми всходят ростки. БЕЛЫЕ ЦВЕТЫ
Не забываются. Они по обе стороны дорог свободы. Они нашли время Созерцания, время наполнения, время хранения тайны Открытия, время Бессловесной беседы, время Услышания оглушительной тишины Непрекращающихся звуков Творческой Силы.
Белые цветы покрывают циферблаты, отрывают стрелки, стирают цифры, уносят деления. Остаётся только круг, белый, пустой, на котором изображают иллюзию времени. Теперь как ни крути - круг круглый, и с каждым новым поворотом времени столько же.
ВОЗДУХ, ОГОНЬ, ЗЕМЛЯ, ВОДА
Братья и сёстры. Каждый думает, что он главный, но главных нет, как и второстепенных. Не будь хоть одного, не было бы и остальных.
Брат Воздух. Он - небо. Высокий, лёгкий, светлый, беззвучный, невидимый, но повсюду. В нём птицы, в нём облака, всё в нём. Он летит навстречу. Разный и всегда остаётся собой. Каждый глоток его мысль новую даст. Всегда рядом, но всегда ищем его. Летит на зов. Не торопится и потому успевает.
Брат Огонь зажигает сердца. Хочет света и даёт свет, хочет тепла и даёт тепло. Он способен разгореться от искры, умеет быть безграничным, умеет сфокусироваться в точке. Сестра Земля - основа всего. Всё на ней рождается. Отдаёт себя, чтобы жили другие. Большая, сильная.
Сестра Вода молчит озером, звенит весенним ручьём. Она сияющая роса и внезапный ливень, и твёрдый камень, и мягкая дымка. Готова быть выпитой. Живая вода утолит жажду.
Вот уносится в неведомый край созревшее семечко из шишки. Скоро оно найдёт место, где можно начать жить. Ветер стих, опустилось семечко на землю. Вода напоила его. Поймались за землю первые корешки. С каждым днём крепче они. Выглянули первые сосновые иголочки, тянутся по небу к солнцу.
Так раскинулось дерево по брату Воздуху, а к брату Огню солнечному тянется; по сестре Земле к сестре Воде пробираются корни его.
СВЕТОФОР
Художники годами просиживают у светофора, пытаясь уловить переход от одного цвета к другому и запечатлеть этот момент красками. Истинному художнику хочется найти способ изобразить движение цветов светофора. Непростота этой затеи в том, что на картине не должно быть ни одного из трёх цветов, а зритель, как пешеход, желающий перейти дорогу, должен понять, стоять ему сейчас, приготовиться или идти.
Красный красив и ярок, но так же и опасен, жёлтый - светлый, но короткий, а зелёного надо всё время ждать.
Иногда мы уж слишком ждём зелёного, забывая о том, что надо успеть проследить, как он будет появляться из красного, а, если это уследим, так забудем о том, для чего надо переходить дорогу. Так можно всё перейти, очутиться сразу по Ту сторону.
На Той стороне нет светофоров, да и не надо, другая Красота обнаружится.
ДОМОФОН
Приспособлен к дому, поэтому удобен. Домофон для поисков сомнительной нирваны. По ступеням подниматься не надо, а нирвану испытать придётся. Её испытывают сразу с двух сторон. Внутри дома и снаружи. Тот, кто внутри, ещё не догадывается о предстоящем испытании, а тот, кто снаружи, уже многое испытал, поэтому ему остаётся только набирать номер того, кто внутри. Тот, кто внутри склонен открыть дверь, но для пущей убедительности в своём склонении, он сначала спрашивает:
- Кто там?
- А здравствуйте - мажорно отвечает Снаружный.
- З-рас-се - грубовато отвечает Вовнутренний.
- Я к вам.
- Почему? - Потому, что вы внутри, а я снаружи.
- А ботинки у вас чистые?
- Нет - честно отвечает Снаружный.
- Тогда стойте снаружи, пока не кончится дождь и не обсохнете начисто!
- Но ведь сыро сохнуть тут.
- Да, а зачем вы мне дождливый? Вы ко мне солнечный приходите.
- Солнечный я и без вас быстро хожу.
- А быстро не обязательно, главное вовремя.
- Это у вас время "ВО", а у меня всегда одно время.
- Тогда приходите завтра.
- Завтра не будет надо.
- И сегодня не будет.
- Сегодня уже есть! Надо. Есть это "НАДО".
- А я итак ем. Мне больше и не надо.
- А я вам ничего и не предлагаю.
- А могли бы и предложить.
- Предлагаю меня впустить, а то я не уйду.
- Не уходите, вы мне не мешаете.
- Спасибо, и вы мне тоже.
Вот так вот и испытывают нирвану по домофону.
НиРВАНА
А НиРвана может и порваться, если её испытывать долго. Иногда даже нарочно рвут НиРвану, если закончилось терпение, и тогда она становится просто Рвана или попросту РваНИна.
Вовнутренний и Снаружный испытывают НиРвану долго. Домофон - хорошее средство для того, чтобы всё оставалось целым. Снаружный весь уже в дожде, а уйти нельзя, потому что больно уж интересно, а Вовнутренний и рад бы уйти, да некуда, разве что к Снаружному. Вот все и остаются на своих местах, чтобы НиРвану не порвать, но она всё равно порвётся и вот почему: есть два пути порвать её - испытывать беспощадно долго, постоянно испытывать у дверей или открыть двери. В первом случае её рвёт Снаружный, во втором - Вовнутренний.
ЗАЙКА
Зайка - один из метрополитэновских "зайцев", которого назвали так. Он всем поёт в метро. Зайка подходит к прохожим, а они - нет. Зайка купается в фонтане, любит ночной дождь, а дождь не знает об этом. Зайка любит ходить без носков, а ходит в носках. Бежит по земле, а оказывается в небе. Мысленно Зайка на острове, а так - в чаще людей, ищет реальные доступы и находит сотни новых идей. Он живет, когда стужа, живёт, когда зной - живёт, потому что живой.
СМЫЧОК
Смычок не встречается там же, где и бамбуковые лыжные палки. Он в Мелодии есть. У смычка мягкие волосы. Чтобы они хорошо звучали, надо их смазывать канифолью. Во время музицирования всегда выпадает два волоса, потому что они бывают натянуты, а после игры надо их ослабить, чтобы отдохнули. Смычок обычно используют в игре на скрипке, виолончели, гитаре, рояле, а некоторые даже на барабане и металлофоне, но у него есть ещё несколько существенных применений. Например, эпохондрики используют его как прибор, уменьшающий сопротивление воздуха при ходьбе и беге. Для этого они играют по воздуху, регулируя его потоки. Игра по воздуху со стороны выглядит, как размахивание перед собой натянутой тетивой. Люди думают, что в руках эпохондрика натянутая тетива и расступаются. Получается много свободы.
Часто люди задыхаются и не могут понять причину. Причина ясна: не хватает смычка, который бы справился с сопротивлением воздуха. А эпохондрики и без смычка умеют играть. Представляют его и играют этой иллюзией точно так, как, если бы он у них был. Ещё смычки очень пригодятся автостопщикам, к примеру, на трассе Е-95, где селение Чёрная Грязь и идёт дождь. Остановив фуру смычками, можно их же предложить дальнобойщику вместо его сломавшихся от чёрной грязи "дворников".
Смычок способен формировать настроение. ДО-мажорное настроение!
ТОПОЛИНЫЙ СНЕГ
Надо ли доказывать то, что белый пух, вылетевший из тополей - это снег с 22 апреля? Невероятно? Но "Зачем делать сложным то, что проще простого?"
Просто 22 апреля снег заканчивался, превращаясь в воду, а её (то есть снег видоизменившийся) пили тополя и поэтому у них выросли серёжки, из которых летит теперь пух - этот же снег.
НОВЫЙ ГОТ
Чем Новый Гот от старого отличается? Новым можно сделаться и в другое время, почему надо 31 декабря? Как делается Новый Гот? У всех Новые годы наступают, а Гот и сам Новый, ему празднества ни к чему. Он просто идёт, а что ему-то? Поёт себе, знай: "Как будто иду, всё время иду по этой Земле, как по тонкому льду..." Навстречу масса людей идёт, пиво отовсюду вытекает, шампанское стреляет непонятно в кого - таковы Новые годы у этой массы, таковы же, как старые, судя по празднеству. А между тем Новый Гот идёт своим путём, и всё ему нипочём, ведь он "мастак всё ставить ни в грош". Смелый и всегда Новый Гот, потому, что идёт.
ОБЛАГОРОЖИВАНИЕ
Традиционный способ облагородить помещение - ремонт. А можно оБлагоРоживать с помощью благостных лиц. Само название слова предполагает следующие действия: собрать некоторое количество благостных лиц, расторможить их, а потом дать соответствующие орудия труда для ремонта и пусть делают всё, а самое благостное лицо пусть руководит (водит руками - дирижирует творческим процессом).
Благостные лица каждый своё имя имеет и соответственно своему имени оБлагоРоживают помещение. Вот как бывает:
О БЛАГО ДАНИ или ВАНИ е - ОБЛАГОДАНИЛОВАНИЕ
ОБЛАГОМАКСИМИЛИАНИВАНИЕ - БЛАГОпо МАКСИМУму
ОБЛАГОСЛАВЕНИЕ - ОБЛАГОСЛАВЛИВАНИЕ
О БЛАГО ЯСИвание - ОБЛАГОЯСНЕНИЕ
О БЛАГО СВЕТОВАНИЕ - ОБЛАГОСВЕЧИВАНИЕ
Все вместе с радостью облагородят всё.
ОКНА
Во всякие окна нельзя заглядывать, а полезно, ведь в них может быть что-то существенное вроде зелёного папоротника, вешалки для цветка, как у бабушки, готические шторы с оранжевыми маками или фен-шуйные углы.
А вот окна ворганиста. Он стоит у окна и ждёт, когда кто-нибудь такой же, как он зайдёт к нему и скажет: "Дождались, дождались, повезло, повезло". Мы смотрим в окно, чтобы понять, стоит заходить или бесполезно. Ворганист стоит у окна, значит нам стоит зайти. Вот книги и "прочие камни, понятные нам".
В ВХУ из окон выглядывают натурщики и гипсовые головы, среди которых особенно живописна голова Умирающего Раба, склонённая к плечам.
Из окон музыкального колледжа струятся звуки, от которых невозможно не остановиться, даже если надо скорее в какое-то другое место.
В каждом окне что-нибудь творится такое, чего в других местах не увидишь.
ДА ЛАДНО
"Да ладно" - это такой метод, по которому мы часто всё делаем. Это бывает так:
-Ну как? Прямо картина висит?
-Немножко бы правый угол повыше...а... да ладно!
-Совок не отмывается, весь совковой живописью измазан...
-Да ладно!
-А у меня журавль двухглавый и бесхвостый выходит.
-Да ладно, хорошо!
-Я не осмеливаюсь фотографировать...
-Да ладно, фигня, надо было щёлкать!
-Начисто не подметается.
-Да ладно, натопчут ещё.
-Соседи спят, нельзя уже на фортепьяно играть.
-Да ладно, фортепьянствуй, пусть послушают!
-Надо из поезда прыгать, он уже тронулся!
-Да ладно, оставайтесь, тоже тронетесь!
-Я всё понимаю слишком буквально.
-Да ладно, я тоже не умею цифрально понимать!
-Не пора ли просыпаться? Давно рассвело.
-Да ладно, поспим, ещё не стемнело.
-Молния порвалась...
-Да ладно, пуговицами застегнём.
-Надо бы линолеум положить!
-Да ладно, он итак лежит, правда в трубе...
-Надо щели аккуратно заделывать.
-Да ладно, сейчас стэплером всё пристрелим.
-Вот банан тебе! Бери.
-Нет спасибо. Да ладно, давай!
-Мы едем в другую сторону!
-Да ладно, зато без остановок!
ЦЕМЕНТ
Стоит только приблизиться к серому порошку, сразу хочется сделать смесь для обсчастливливания стен: положить в таз сколько-нибудь шпателей с бугорком чудесного порошка, залить желательно горячей водой, почти кипятком, для особо приятного аромата, сравнимого с запахом весенней земли после первого ливня. Получается паста, будто с гранулами наждачной бумаги. Замешивать радостно, по часовой стрелке. Вот и готово. Можно обсчастливливать стены! Это приятно: на большой шпатель подцепляется большая порция смеси, а небольшим отделяется от него маленько и с размаху пришлёпывается на стену, и должно прилипнуть. Тут главное - не тормозить, когда тебе предлагают банан, надо всё-таки сначала не взять банан, а пришлёпнуть смесь, а то она соскользнёт со шпателя, придёся подбирать, вниз слазить, а ведь наверху лучше, даже банан лучше есть на стремянке. Распределять цемент по стене маленьким шпателем под небольшим углом наклона шпателя к стене до состояния приятной ровности. Фен-шуйные закруглённые углы делаются крышкой от банки.
КОНТРАПОСТ
Контрапост состоит из человека. Человек всяко гнётся. В учебных заведениях человеку велят позировать в контрапосте.
Где кроется красота контрапоста? Человек стоит как бы на одной ноге, всем весом своим на неё наседает. Другая нога порожняком стоит, будто красуется. Если опустить мысленный перпендикуляр к земле от ярёмной ямки, то основание его придётся на внутреннюю часть стопы опорной ноги. Опорная - та, на которую всё опирается, чтобы стоять. У этой ноги резко выступают тазовые кости и бедро от срединной линии человека - в этом особая красота контрапоста.
Контрапост красив контрастами резких и плавных линий: если опорная нога выражает своим напряжением всю мощь человека, то другая, печально, почти безвольно, едва касаясь земли, полна слабости, которая тоже по-своему красива.
Красота ещё и в плечах. Плечо, которое ниже, находится над бедром, которое выше, а то, что выше - над бедром, которое ниже, но при этом надо смотреть, куда загнуты руки, потому что от этого положение плеч может измениться. Лучше бы руки покорно и свободно свисали вниз, а то, бывает, встанут на талию - всю закроют собой или за таз схватятся - поди пойми потом, куда там кости вставляются, но самое невыразительное положение бывает, когда натурщика заставляют держать какой- нибудь горшок без цветка или на бадог опираться.
Стоять трудно, а в контрапосте тем более, поэтому хитрые натурщики переминаются с ноги на ногу. Особо подвижные встают на обе ноги, чтобы удобнее было егозить. При этом лицо натурщика выражает неудобство, а рисующие не понимают, какую ногу нарисовать в виде опорной. Лучше лицо отвернуть, если оно маракается или насупливается. Натурщик хочет скорее кончить своё дело и оказаться в более прекрасной и простой позе, нежели контрапост.
СОЧИНЕНИЕ НА ТЕМУ: "ПОЧЕМУ Я ПТИЦА"
Учительница задала всем написать сочинение на тему: "Почему я птица", а потом добавила: "Только, пожалуйста, не вклеивайте мне в тетради сушёную рыбу - это очень банально. Ребята из параллельного класса почти все сделали так".
"Я в смятении, я в потрясении!" Перебираю груду своих черновиков, понимая, что всё ни в грош, потому что у меня в кармане заготовлена сушёная рыба, и она должна была стать кульминацией. Смотрю на рыбу, ничего дурного не вижу в ней, засовываю её обратно в карман, рву черновики, пишу вместо сочинения следующее:
Сочинение.
Почему я птица.
Учительница, извините меня, но мне очень хотелось приклеить сушёную рыбу, потому что в ней заложена вся основа мысли о птице. Откуда же вам известно, что это банально? Что же тогда, если многие люди носят зимой шапку, а летом купаются, значит они банальные? Многие люди любят друг друга, что же, по-вашему, они поступают банально? А что, если я вам банан вклею, может это не банально?
А ещё, почему вы решили, что я Птица и все остальные ученики тоже Птицы? Это да, но как можно говорить об этом?
А может вам обидно, что вам вклеивают рыбу, потому что думаете, что это с намёком на вас, на то, что вы-то не птица, а рыба? Не обижайтесь (это не мудро с вашей стороны, к тому же, вы не очень похожи на рыбу, вы гораздо мясистее, чем просто рыба). Я понимаю, что вы сами не станете Птицей, покуда вам вклеивают сушёных рыб, но разве это приятно: увидеть в тетради приклеенную сушёную птицу?
Учительница, извините, я не могу писать вам про птицу, потому что при этом надо знать про какую именно, а я - не какая-то именно, а всегда разная. Сейчас я чайка (у меня даже рыба в кармане), завтра я буду вальдшнепом, но кем ни будь, а назовут кем-то совсем не тем, кто ты есть. Одни называют курицей, другие - Фениксом, но я ни другой, ни тот, и всё-таки я - Птица.
"Я тетрадь изорвал - можешь ставить мне кол, только знай: от меня не уйдёшь далеко!"
ЧТО НАЗЫВАЕТСЯ ЖЕНЩИНА
Женщиной не назвать такую, у которой усы, хоть и едва заметные, а всё же эта, настоящая женщина, на себя не похожа (то есть на женщину, женщину, которую мы привыкли представлять, ассоциируя с этим словом), значит настоящая женщина (с этим надо свыкнуться) может быть совсем не выражена внешне, но внутри - всегда.
Женщина любит мероприятия. Она так и говорит: "А приходите к нам на мероприятие. У нас всегда бывает интересно".
Сама женщина на мероприятие приходит всегда, но с опозданием на сколько-нибудь, а то и вовсе к концу. Приходит и садится в первый ряд на свободное место, словно как раз для неё оставленное. Вид у неё вечно заинтересованный. Настоящий вид женщины! Она смотрит на всё с неподдельным изумлением, будто ей открывается новый мир, а точнее, будто она сама открывает его.
Раз женщина сама звала на мероприятие, надо полагать, она всё знает, даже как открываются двери в помещение, где оно проходит, но любопытно проверить её знания таким вопросом:
-Как вы думаете, надо сюда звонить?
-А что, надо сюда звонить? - тут же выпалит женщина потрясный непредсказуемый ответ.
Началось мероприятие. Интересное, как всегда. Женщина в первом ряду склоняется ко сну. Конкретно спит. Звучит суровая музыка Баха. Потом звучит музыка Баха в оригинальной джазовой обработке, и при этом многие улыбаются смелости и мастерству музыкантов, а женщина по-прежнему пребывает во сне.
Интересно, что успела услышать женщина, ведь, когда звучала заключительная речь, она проснулась и с уверенностью выразила своё мнение, в то время как остальные притихли.
-Бах - гений. И в джазовой обработке его музыка остаётся гениальной. Музыканты ведь никак не надругались и не покощунствовали над его духовной музыкой?
-Нет, что вы! - благосердечно подтверждает пробуждённая женщина.
-Спасибо всем. До свидания.
-А когда у вас следующее мероприятие? - с интересом спрашивает женщина.
Ей всегда отвечают, и она приходит снова - такова настоящая женщина.
КРАСНАЯ ПОДКОВА
Красная подкова находится в Крылатском, в том месте, где пляж соединяется с озером, но на неё залезать нельзя. Нет такого закона пока, что можно залезать на Красную подкову. От пляжа до озера много километров, поэтому те, кто искупались, пока идут на пляж, уже высыхают по дороге и на полпути возвращаются купаться снова, а те, кто на пляже, пока идут к озеру, успевают "прохолодниться" по дороге, и на полпути возвращаются на пляж, а, между тем ,те и другие догадываются, что хотели-то не к озеру и не на пляж, а на Красную подкову.
Приходится ходить по путям, чтобы хотя бы увидеть её, а ходить по путям тоже нельзя. Разрешено только непутёвое хождение через турникеты, и люди согласны на это, раз нет другого выхода, вернее входа в заповедник Красной подковы. В этом заповеднике по пляжу носятся мотоциклисты за велосипедистами - рекордсменами, а велосипедисты - за лыжероллерами - рекордсменами, и никто никого ещё не догнал. А ещё тут на стенде написано: "В этой местности живёт белка. Она охотно питается лесными орехами..." Никаких орехов поблизости нет, а только волчья ягода! А, нет - это вкусный барбарис, но белок всё равно нет, только нарисованная на стенде. Кто-то ещё догадался подписать под этой нарисованной белкой крупными буквами: "МЯСИСТАЯ БЕЛКА". Наверно она все орехи съела.
Ни белка, ни спортсмены, ни даже дельтопланеристы, которые здесь тоже есть, не покорили ещё Красную подкову. Она похожа на все пути, на все вместе взятые дороги, сплетённые и поднятые в небо. Теперь понятно, почему невозможно быть на ней: НЕЛЬЗЯ ПРОЙТИ ВСЕ ПУТИ ОДНОВРЕМЕННО.
ЧЕМ ЗАНЯТЫ ПАНКИ
-Седущая асановка - Панки - объявляют в этом вагоне.
Видимо, панки находятся в асановках, в асанах - занимаются йогой. Не панки, то есть другие люди, не понимают, что такое асановка и почему она седущая. А это значит - асана сидя, а бывают ещё лёжа - лежущие, стоя - стоящие, летя (или летом) - летущие.
Панк принимает нужную асановку и готовится к выходу. Что-нибудь из этого выйдет.
КАК БЫ
Как бы тут надо понимать, иметь понятие. Как бы - это понятие, без которого как бы и речь не красна и как бы даже бессмысленна.
Вот, например, как бы отвертка - как бы незаменимая штучка, особенно, если нет как бы плоскогубцев. Как бы само по себе и одновременно вместе со всем.
Смысл понятия в том, что всё ведь как бы относительно, но всё как бы и реально: вот тебе вот вам и как бы небо и как бы птицы на как бы деревьях, под деревьями на как бы скамейках расселись как бы люди, по как бы дорогам застревают в пробках как бы всякие транспортные средства, как бы с водителями внутри с как бы мыслями в как бы головах этих как бы водителей.
Как бы всё вертится, и как бы чего ещё надо, если есть как бы отвёртка, которой с помощью как бы мозгов можно как бы завернуть и отвернуть как бы всё? Но ведь как бы осень и потому-то летят как бы листья, а как бы утро похоже на как бы вечер, а ещё со всех сторон идёт как бы удача, и как бы не понятно, с чего бы вдруг? Тогда хочется говорить: "Спасибо", потому что как бы просто больше нечего.
Как бы конец.
НА МАЯ
На Мая нас позвал Саша. Мы согласились и опоздали. Саша назвал нас чертями, но это мягко сказано, ибо мы заслужили чего-то посуровее, но таков Саша.
Внутри всё состоит из людей в очередях, как в поликлинике, номера выдают, коды заполняют. Кое-что наугад заполняют. Не понятно, почему люди толпятся, неужели им нравится толпиться, а ещё торопятся сделать всё. Опять побежали.
В студии темно. Это темнят фонари. За оранжевыми ступенями - огонь искусственный, а над ним - пар. Потолок весь в конструкциях с цепями, стены - из звёзд. На верхних зрительских рядах сконцентрировалась жара. Тут зрителям спать нельзя, есть нельзя, смотреть на ноги нельзя, сидеть в рок-перчатках нельзя. Зрители украдкой обмахиваются веерами, красят губы, почёсывают зачесавшиеся места.
По велению человека с серёжкой начинаются и заканчиваются аплодисменты. Неприспособленные ладоши устают, а человек продолжает дирижировать зрителями.
Гот держит микрофон. Весь в чёрном. Глаза обведены чёрным, длинные волосы блестят чёрным. Гот зажигает свечи возле органа. Звучит орган. В зрительном зале падает фонарь. Его прилепляют скотчем и заново снимают гота, зажигающего свечи. Фонарь падает снова. Кто-то обеспокоенно верещит: "Почему он не стоит, поставьте же!" Готу уже жарко, но он терпеливо снимается много дублей подряд.
На съёмках не оказалось главного беременного героя. Оживлённые такой новостью женщины, сидящие рядом с Сашей неистово завопили, указывая на него:
- Вот герой! У нас тут сидит герой с длинными волосами!
- Да, он похож на героя! - подтверждают хором все.
- Надо быть беременным? - спрашивает Саша.
- Надо! - говорит откуда ни возьмись взявшийся режиссёр.
Сашу увели. Выходит Май в узком и длинном, произносит свои речи. Выходят герои и говорят то, что задано. Некоторые говорят не то, и это получается лучше, чем то.
Много чудотворцев: проРОКи, проПАНКИ. У каждого своё пророчество, пропанчество, а у кого и проСАНЧОПАНЧЕСТВО. Чудес творить они не умеют, да и ладно, зато не хвастаются. А тут не такие собрались. Тут искусственные маги-кудесники вешают зрителям на уши свои понятия: "Пошла синусоида! Сейчас определим, кто тут вампир, а кто донор". Гот сидит рядом, но его не определяют. Возможно, он настоящий вампир, а искусственный агрегат только искусственных определяет, а может и вовсе запутаться, если физически он вампир, а психологически - донор.
Сашу назвали Петром и заставили рассказывать про солёные огурцы и прочие признаки беременности и вылить на голову молоко.
Мясистая женщина назвала себя тренажёром, но на ней тренироваться нельзя, потому что она любит подлить борща, и ей в ответ никак нельзя подлить, а то она присушку сделает - ничем не отмочишь.
Грузин всегда уверен в себе: "Смотри, какой у меня нос, выходи за меня замуж!" Мясистая женщина растаяла - нос и правда хорош - согласилась.
Гот нажимает на несуществующие клавиши органа в воздухе, ложится под стол, конструирует суровое выражение на своём бледном готическом лице, вспыхивает внезапной улыбкой, говорит в микрофон дерзость, а потом "то лукаво, то надменно" отворачивается и смеётся внутри себя.
Май обливается потом, говорит голубыми зубами и глазами заключительную речь.
Все пляшут - наяривают, один гот сел клубком и печально следит за происходящим здесь концом.
ГОЛОВА
Голова присоединяется к шее, поэтому живёт.
Немаловажную часть головы занимает лицо. На лице есть срединная линия, если не видно, можно провести её. К срединной линии крепится нос. Нос занимает на лице столько же места, сколько лоб и столько же места занимает расстояние от низа носа до подбородка. Выше носа размещаются надбровные дуги, а над ними - лобные бугры, а на самом верху лба начинается волосяной покров.
Под бровями бывают глаза, помещённые в глазные впадины, и называются глазными яблоками. У глаз имеются верхние и нижние веки с ресницами. Во внутренних углах глаз есть слезники. Сами глаза состоят из белков и зрачков. С боков от глаз - скулы, отделяющие лицевую часть головы от боковой. На боковой крепятся уши с извилинами, а на лицевой остался только рот, состоящий из верхней и нижней губ. Возможна ещё борода. Усы тоже возможны.
С другой стороны головы ничего интересного нет, кроме волос, но это самое интересное.
А теперь страшновато подумать: "Это и есть мы"? Приятно понимать, что это всего лишь голова, не имеющая к нам никакого отношения, и всё находится в нас, но не на нас.
ЧТО ДОЛЖНО БЫТЬ В ДОМЕ
В доме должен быть хозяин и ведро. Больше ничего в доме быть не должно. Если ведро выброшено, значит, хозяин решил, что в доме должен быть только хозяин.
МЫ В ХОЗТОВАРАХ
- А у вас есть пила или ножницы?
ШКАФ
Шкаф - это круто. В нём можно сидеть, его можно пилить, составлять, переставлять, разбирать, но лучше всего шкаф выбросить.
Нам необходимо было выбросить его. На это ушло больше недели: то спать надо, то есть - тут уж не до шкафа. А ещё эта дурацкая мысль в голову лезет: "Может он нам ещё пригодится, к тому же, на одной его дверце есть зеркало, в котором отражаются берёзки..."
Настало очередное завтра, в которое мы намеревались точно его выбросить. И это нам удалось.
Ночью человек деталь за деталью унёс шкаф к себе оттуда, где нами был оставлен - видно придумал, куда его приспособить.
На следующий день мы родили идею: шкаф можно выставлять на выставке. Можно предложить зрителю войти в шкаф и там смотреть всё, можно даже не росписи, а что-то своё. Зрителям надо разрешить проносить на выставку всё, что захотят, чтобы они со своими боеприпасами могли заняться в шкафу своими делами. Можно много шкафов выставлять, чтобы всем было куда войти. Все разные, с разными внутренностями, такие же, как люди.
"БУДТО Я" ЭДМУНДА ШКЛЯРСКОГО
"Будто я" - это потому что не совсем я, но будто. Может ведь случиться, что я - это не я. Так же может показаться и то, что я - это я, поэтому вернее всего сказать будто я.
Эдмунд Шклярский поёт: "Будто я египтянин...", "Будто я а-а-а-о-у", а слышно: "БУДДА я АоУМ", значит так и есть.
КРАСНЫЕ КАБЛУКИ
А надо берцы. Красные. А их почти нигде нет.
И тогда Бон поехал автостопом на каблуках. Каблуки на красных сапогах выше колен.
Путь сквозь поля, города, леса и реки, путь со звёздами, с солнцем и дождём, жарой и градом.
Красные каблуки не стучат, потому что не касаются земли. Дорога пружинится, и Бон идёт как бы по пружинам. Расстояния на дороге нет, времени нет, а скорость есть, но её без времени и расстояния не определить. Красные каблуки имеют хорошую скорость, потому что Бон надел их с мыслью, что это берцы, а мысль - больше правда, чем видимая действительность.
Мы очень удивлены, как можно путешествовать на каблуках, ведь мы не знали о мысли, спрашиваем, как это такое, а Бон уверенно на всё отвечает:
- А я вот да!
КРЫЛАТСКОЕ
- Псевдоним из Уфы! До мажор.
- Мне звонили, но не перезванивали. Тун-туру-тун-тун-тун-тун...
- Что вырубил, выкладывай.
-А этого и не обратил внимания. К своему себе стало из обилия. Тут можно перебором!
- ЗаЖигалка... На-До?
-Да, но... Хрен столовый на столе понравился. Вклиниваем куда угодно. Пишут: "Яйцо Синявинское" зеленоватыми надписями. Запредупредил!
- Вот себе стоимость! А давай будем кусошничать! Запускай яйца в яичницу! Солоно! Соло не...Соло не будет!
- А уксус притупляет третий глаз. Отупляет. Грибы упаковываются в галиноБланковский формат.
- Ничто на Земле не проходит безвредно.
- Крылатская деревня с ПИ-адресом!
- А, пятка! Ешь давай!
- Ешь и не давай! Фраза не сработала. В штэк. Отцентровать генератор!
- Самоцентровка. Тун-туру-тун-тун-тун-тун-тун!
- Это меня обескураживает.
- А нашёл домаВова под кроватью...ФА-ДО-РЕ-СИ. Я наработки делаю походу.
- ФА-ДО-РЕ-СИ - опера про всех! Про три ДО МИ. Рэсистые ДоМажоры говорят винтами - пальцы легко вставляются, но надо покорпеть, мастак!
- Стойте! Каждый человек по-своему прав, а по-моему не прав!
- Да, равновесие по линии гравитации, но я не хочу именно так! Основание тут не уместно.
- Ну а как там тун-туру-тун-тун-тун?
- Ну да, но не хватает изоленты. А где у нас другая та же самая изолента?
- Приступим к трапезе. Контингент сладкий.
- Бемолей добавить!
- Архаровцам гораздо важнее чем жить, ПадрэМать немножко.
- А Слава неизбежен - настрадал Предсказамус.
- Мы за категории приличные, за частоТу нравов; часто и за Эту.
- Нет такого закона: не играть.
ЛЕНИВЕЦ И ПРИЛЕЖАНКА
Жили-были Ленивец и Прилежанка вот как: заводили будильник на 6.18, а в 8.15 просыпался Ленивец, перезаводил будильник на следующее время или следующий день, переворачивался на другой бок и оттягался во сне дальше.
Можно подумать, но не подумайте, что прилежанка делает что-то другое. Она в точности такова же - тот ещё оттягатель, а называется Прилежанкой не от прилежности, а потому что тоже любит лежать, а больше прилегать.
Ленивец и Прилежанка всегда лежат и прилегают, а ещё они любят прикладываться. Прикладываются они чаще всего к еде. Примерно, а иногда и точно они прикладываются в 15.30, и это у них завтрак, после чего ложатся 5 минут отдохнуть, а через 3 часа просыпаются и понимают, что надо обедать, обедают часов в 8, а потом принимаются за все дела, которые хотели начать с утра. Подходит к часу ночи время ужина, и Ленивец и Прилежанка с радостью ужинают, причём очень мясисто, беззаботно откладывая то что не успели сделать сегодня на следующее утро, которое наступит не в 6.18, когда зазвенит будильник, а когда-нибудь потом.
Так и жили Ленивец и Прилежанка в счастии и радости, пока не поняли, что лучше НЕ ОТКЛАДЫВАТЬ НА СЛЕДУЮЩУЮ ЖИЗНЬ ТО, ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ В ЭТОЙ.
ЕЩЁ ЧАЮ
Не всё зависит от сорта, цвета, вкуса, запаха чая. Вот тончайший жасминовый, медовый сладкий, с диковинными фруктами, с цветами корицы, с бутонами роз, но эти прекрасные вкусы не чувствуются в окружении людей, с которыми кажется, что ты одинок, однако они не дают тебе насладиться одиночеством.
Но даже незамудроватый чай, преподнесённый с любовью в компанию дружелюбных людей, преображаясь воображением, становится самым прекрасным.
- Ещё чаю? - спрашивают тебя шёпотом.
- Да... - изумлённо отвечаешь ты, удивляясь, что твоё желание прочтено, а ты даже взглядом пытался умудриться не выразить его. Ты потрясён, а тебе уже несут ещё чаю, шепчут:
- Пожалуйста.
- Спасибо - ещё тише отвечаешь ты, сдерживая улыбку, которая, бывает, появляется, когда с сердцем начинает происходить что-то хорошее, и ты не можешь об этом сказать. И тут чайный листопад летит по воде вверх, горькое становится сладким, скрытое - видимым, непонятное - ясным...
100 ЧУВАКОВ
Недавно мы обнаружили, что в комнате ДЭНа вписываются около ста чуваков. Это объясняется тем, что ДЭНтоЛЮБ. Он вписывает автостопщиков, музыкантов и просто чудесных людей у себя за столом, на столе, под столом, пред столом, на диване, под диваном, над диваном, на полу, стенах, полках, холодильнике, на потолке - везде, где есть свободные места. Некоторые видны невооружённым взглядом, поэтому можно их перечислить и назвать по именам, раз ДЭН согласен их назвать в свою комнату:
1 Эдмунд Растекающийся - прекрасный, но из носа выходят носогубные складки, слегка похож на вальдшнепа;
2 Дионисий Непрошеный из древних миров со времён Атлантиды со взглядом бармена Зомби, то есть слегка по-философски укуреным;
3 Монашка. Смотрит на Дионисия целомудренно;
4 Алтынай с одуванчиками. До лютости печальный взор. Мыслит о невозвратимости парашютиков, которые уже улетели так высоко, как ей хотелось бы;
5 Сомнительный чувак успокаивает Алтынай, а сам сомневается в том же самом, в чём и она;
6 Вячеславы Бутусовы-Бонусовы. Два. Один потолочный - сверхверховный, другой - половой, то есть подпольный. У второго хаер длиннее и взор суровее. Может Вячеслав один, но так быстро умеет перемещаться с пола на потолок, что мы не успеваем понять этого;
7 Денис непохожий. Сам на себя не похож;
8 Люстрильда с маленьким ртом и длинными волосами;
9 Лида зашнуровала шею шнурками Бонуандра;
10 Данил Лонгхаерастый. Похож на Данила шеей и внутренним состоянием;
11 Печальноватый чувак, но что-то есть и от Тёмы;
12 Максим без синей бороды с готической хитростью в левом глазу;
13 Мудрец, ставший собой из жульника. Хороший, но вид у него остался небескорыстный;
14 Бонуандр с гитарой и поднявшимся хаером. Даёт концерт всем друзьям-чувакам;
15 Б.Г. прибыл на концерт Бонуандра. Мудрый;
16 Человек один только такой с пирсингом и серёжкой. Верит Небу;
17 Саши Поэтические. Две. Одна танцует, другая - с пацификом, тоже скромная;
18 Бонусы. Две. Одна с арбузом, другая - с огнём в руках;
19 Роман Отрешённый;
20 Макс Лазарев с серёжкой и лакримозным хаером, но готовый заняться йогой;
21 Будто Дима Юрошкин;
22 Двое Нужных друг другу;
23 Человек с искривлённой горбинкой носа, понявший ещё, что "время кривить рты" и "время менять времена";
24 Мастер Добрых Дел с ирокезом почти в углу;
25 Человек, могущий стать кем-то ещё, если бы не был уже сам собой;
26 Мадонна Ухмурённая слегка утомилась;
27 Гот Накрашенный;
28 Май с хайратником;
29 Три чувака из группы " Ди Пёрпл";
30 Анна умеет быть сама собой даже на потолке;
31 Алиса Кинчевская в летнем платье с разлетевшимися волосами. Чудесница;
32 Илия с пяти гор;
33 Буддо кто-то;
34 Человек с чем-то от Дмитрия;
35 Тутанхомон Египетский под покрытием;
36 Хитроумница. Опять что-то замыслила;
37 Солнышко треугольное;
38 Нечеловечное существо, облагороживающее всю тусовку;
39 Валенок с мнимой красоткой;
40 Александр Сергеевич, делающий волну на Арбате;
41 Наталья Гончарова пацифистическая. Суровая, на Александра не глядит;
42 Чувак в наушниках, наверно, Максим;
43 Нотодержательницы - Пюпитренницы с нотными листами, готовыми к зарождению музыки во сне;
44 Вася уснул в "мостике" с флейтой;
45 Бон смотрит интересные сны;
46 Дима поёт;
47 Воздушная гимнастка с гитарой;
48 Иоланта с барабаном;
49 Гёрла, размышляющая о синем камне;
50 Чувак, бегущий и автостопствующий во сне...
И остальные таковы же, но каждый по-своему...
ЧЕРНИКА И ЭПОХОРИКИ
Черника полезна не только для зрения, как принято думать, она полезна для прозрения, мудрости. Не случайно очень мудры бабушки, продающие чернику. Вот три этапа мудрости черничной: 1)торговля черникой; 2)сбор черники; 3)поедание черники - самый мудрый этап. Торгующие черникой скоро понимают, что хорошо бы лучше собирать её самим, собирающие догадываются, что лучше бы и есть самим - небольшое, но весьма мудрое прозрение.
Эпохорики - маленькие звери, похожие на хорьков, любящие путешествовать с эпохондриками, сидеть на руле их велосипеда и предупреждать об опасности. Эпохорики маленькие, потому что очень мудрые, а мудрые, потому что едят очень много черники, а не становятся толще, потому что вся энергия от черники идёт в мудрость. Мудрее эпохориков только сама черника.
МНОГОГРАННАЯ ШИЗОФРЕНИЯ
Обыкновенная шизофрения - раздвоение личности. При многогранной шизофрении каждая из двух личностей раздваивается ещё на две, а каждая из них - ещё на две, и так бесконечно.
В чём плюс многогранной шизофрении? В том, что один человек является сразу сотнями людей и может действовать и мыслить не как один, а как компания своеобразных людей или сочинит, что делать, например,32-ой, исполнит 113-ый, а результатом воспользуется 570-ый, и все будут довольны, ибо делают своё дело - что хотят, то им и достаётся. Чем-то такой человек подобен актёру, превосходно и молниеносно перевоплощающемуся во множество разных ролей.
Люди со стороны не знают, чего ожидать от многогранного шизофреника через секунду, да он и сам тоже, ведь сейчас снова будет действовать не он, а кто-то из тех бесчисленных, которые составляют его, и кто именно - решать не ему.
Один из них прыгает через забор, другой пишет стихи, третий разглядывает рыбок в аквариуме, четвёртый изучает строение телескопа, а пятый уже мчится за инопланетной звездой, шестой летит с трамплина, седьмой - на седьмом небе, восьмому сон дороже всего, девятый посмотрел его интересные сны и, распечатав на принтере, несёт показывать друзьям, десятый грибы собирает, одиннадцатый думает, что его нет, двенадцатый страдает, тринадцатый счастлив, что он такой, четырнадцатый плачет от прекрасной музыки, пятнадцатый поёт, шестнадцатый достаёт занозу из сердца, семнадцатый стоит на вершине горы, восемнадцатый смотрит, как с неба стекает вода...и все остальные тоже что-то делают. И все одновременно!
КАЧЕЛИ
Качели не только для детей, но и для того, кто способен ими быть, кем бы он ни был.
Мы встаём на качели, становимся друг другом. Это вам не развлечение какое-нибудь! Это - возможность сливаться с небом, с собой, друг с другом, переставать придавать значение тому, что не имеет его, видеть что-то действительно ценное.
В нас входит небо, деревья, мимо которых мы пролетаем, нас соединяет большое сердце, слушающее музыку, которая льётся солнцем с неба, и оно свободно, как небо, потому что как небо принадлежит всему, что вокруг и в то же время само по себе.
- Качели для детей! Что они себе...позволяют...! - неожиданно оглушил нас мат санитарок с высшим образованием, вышедших из психиатрического диспансера.
Мы молча сплочились ещё крепче, а изнутри кто-то шепчет: "Мы дети", и нет оснований не соглашаться с этим мягким и суровым голосом...
ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ КРЕПОСТЬ
Немногие помнят, что написано в исторических учебниках про Петропавловскую крепость, но почти все не переживают по этому поводу, потому что ныне здесь совсем другое. Главное здесь не память о прошлом, а возможность удовлетворить потребности в настоящем.
Маленький киоск на берегу Невы, а очередь к нему большая. На глазах у покупателя выпекают большие блины, заправляют их горячим шоколадом, вставляют в конверты, выкладывают на бумажные летающие тарелки. Чтобы понять сущность Петропавловской крепости, необходимо остаться здесь надолго, а для этого нужно много блинов с шоколадом внутри и уж совсем не уйти отсюда, если для испытания контраста ещё и запивать их горячим шоколадом.
Те, кто побывали в Петропавловской крепости, уже не поверят учебникам.
"КОМПРОМИССЫ НЕ ДЛЯ НАС"
Ведь что есть компромисс? Нечто среднее. Усреднённое. Ни сё ни то, ни это.
Компромисс - это убийство двух или более возможно ценных идей ради получения одной, никому поистине не интересной. Какой может быть компромисс между водой и огнём? Пар! А что с него взять? Не выпьешь, как воду, не согреешься, как от огня! Растворится и никому не будет полезен. Компромиссы оставляют недовольными всех: всем хотелось немножко совсем по-другому. Кроме того, компромисс часто приводит в прошлое: кому-то кажется, что нововведение опасно, рискованно, и все соглашаются действовать по старинке, а значит, отказываются шагнуть вперёд. Застой процветает.
Во избежание кисловатых посткомпромиссных мин, лучше вовремя избежать компромисса. Можно бегом избежать и сделать всё самому, но по-своему.
РАДОСТЬ И СУРОВОСТЬ
Преображают друг друга, наполняют друг друга.
Суровость - строгий, зоркий взгляд, правящий кривду, готовность шагать вперёд, даже если впереди пропасть.
Радость - созидательная энергия. Радость не веселье (веселье - нечто поверхностное, чаще вызванное внешними обстоятельствами; радость - из глубины сердца, она есть независимо от житейских событий).
Соединение радости и суровости дают прекрасные плоды. Суровая радость - двигатель Света.
КУКУРУЗНОЕ ПОЛЕ
В кукурузном поле всегда роса. Поле кажется голубым оттого, что в нём отражается небо, а в каждой капле - радуга. Здесь очень сыро, поэтому чрезвычайно плодородно: кукуруза растёт большая, комары тоже большие. "Ноги не вмещаются в следы", потому что часть Земли прилипает к ногам, и каждый следующий след становится больше предыдущего, зато в прошедший уже не ступить. Выходит, пути назад нет, и к тому же - дальше - больше. Дальше идти очень уж хочется, потому что препятствий много.
Впереди - призрачные белые лошадки на несуществующей вершине горы. Путь к ним без конца, потому что их нет. Хорошо, что можно без конца идти по росе между высокими, как деревья, кукурузными стволами к белым лошадкам...
ГЕОЛОГИ И СКВАЖИНЫ
Геологи находят аномальные места, в которых можно выбурить скважины - полукилометровые трубы, дециметром в диаметре, вставленные в землю, где есть вода.
Вода является на поверхность под напором мысли: насколько силён напор, настолько много и будет воды. Иногда он так силён, что вода выливается фонтаном до неба.
Скважина полезна для здоровья: сама вода полезна своею чистотой, а геологам полезно ещё и путешествие, которое они совершают в поисках подходящего места для скважины, кроме того, они ещё осветляются светлым металлом труб, которые вставляют в землю. Это просветление даже на физическом плане проявлено сиянием глаз и свечением на кончиках волос.
Некоторые геологи очень стараются и пробуривают скважины до центра Земли или до поверхности Земли на другой её стороне. Инопланетяне очень любят их, ведь это даёт возможность исследовать планету во всех её местах: и в коре, и в ядре, не применяя свою технику.
Одно только предупреждение начинающим бурильщикам скважин: не пользоваться низкочастотным генератором - он не полезен для здоровья! Для получения воды поначалу можно использовать поршень, а потом всё-таки потихонечку переходить на силу мысли.
ТРАССОВЫЕ ЛЯГУШКИ
Особый вид лягушек - трассовые (дорожные) лягушки - выскакивают поздним вечером из своих болот на асфальт, по которому люди на машинах возвращаются с дач в город. Чем это объясняется?
Асфальт тёплый. Сидя на нём, лягушка представляет, что она в местах, где всегда тепло. Она не догадывается, что к утру асфальт охладеет к ней, и, растворившись в блаженстве, перестаёт чувствовать опасность, которая надвигается на неё не с лягушачьей скоростью. Автомобиль.
Теперь лягушка улетает далеко. Оказалась в желанном тепле, умерев.
ТРАМПЛИН СВОБОДЫ И ЛЮБВИ
Трамплин построен для Свободы и Любви. Ещё и теперь некоторые мудрые спортсмены знают об этом. Встают на лыжи с чувством необъятной свободы, а пред ними великие просторы непостижимой красоты: реки с тонкими изгибами и песчаными берегами, леса, укутанные дымкой, озёра - наполненные чаши, в которых плывут цветные отражения облаков и огромное бесконечное небо.
Спортсмен, вмещая эту Свободу, отдаёт ей свою Любовь. Он будет первым, потому что не думает об этом. Он будет первым, не важно сначала или с конца. Он будет первым изнутри.
Трамплин не для спортсмена, а для Свободы и Любви, живущих в нём, которые он с восторгом принимает и радостно отдаёт.
ТРУДОЛЮБИВОЕ НЕБО
Пока мы все: умные да хитрые, мудрецы да пророки, неумные да и вовсе дураки оттягаемся всячески, небо трудится беспрерывно и постоянно: облака несёт в нужные стороны, где надо, дожди разливает, где надо - проясняет всё. Небо обо всех заботится. Одновременно, сразу обо всех!
И так следит, чтобы в определённом месте определённая красота образовывалась. Где-то облака похожи на горы, где-то с огненными краями, торжественно надвигающиеся, грозовые с градом внутри, а где-то - лёгкие перистые, обращающиеся людским сознанием в зайцев, хориков, драконов, бонов-по и ещё каких- нибудь замысловатых существ.
Иногда небо прячется от людей за сплошным серым облаком, и мы думаем, что оно осердилось на нас, но это не всегда так - небо перерабатывает людские мысли в облака: каковы мысли, таковы и облака.
БУДТО ЕГИПТЯНИН С ПОЧИТИ ИТАЛЬЯНЦЕМ
Однажды шёл Будто Египтянин, а Почити Итальянец уже не однажды шёл, и встретились они прямо тут, узнали друг друга, а себя перепутали, и теперь уже никто не знает, кто из них Почити Итальянец, а кто - Будто Египтянин, да им-то это и не нужно знать, только другие-то как их называть будут?
- Ты кем хочешь быть? - спрашивает кто-то один.
- Будто Египтянином! - отвечает наверно Почити Итальянец.
- Я им был. Теперь ты, а я тобой буду, буду Почити Итальянцем! Интересно, какая тут разница в названиях имён?
- Разница только в Почити и Будто, а может и её нет, как нет разницы между Египтянином и Итальянцем!
- Не будем различаться?
- Пусть другие различают, если им нужно это.
- Тогда пойдём!
- А да! На башню полезем - будем смотреть оттуда на всех.
- И всех будем различать, а себя не будем.
Лезут. Вверх друг за другом на башню. Вдруг Будто Египтянин повис вниз головой.
- Ты что? - спрашивает Почити Итальянец.
- Хочу, чтобы моя голова ближе к твоей оказывалась...
Так и лезут: Будто Египтянин вниз головой лезет, улыбается, а Почити Итальянец насупился - переживает за Будто Египтянина. Залезли на вершину, на небо глядят, а там ничего не видно, да и люди не выходят - некого различать. Что делать? Постеснялись, да и ладно. Друг на друга глядят, улыбаются, а куда теперь деваться?
- Я люблю тебя!
- И я тоже ТЕБЯ люблю!
- А ты кто?
- Наверно, Будто Египтянин. Люблю Почити Итальянца.
- А если это я Будто Египтянин, а ты, выходит, Почити Итальянец, любишь Почити Итальянца, то есть себя! Любишь себя в два раза больше нормы!
- А ты как?
- А и я так же.
- И тогда что выходит?
- Тогда нам можно обоих нас любить. Я нас люблю!
- И я нас люблю! А кого нам из нас больше любить?!
- Одинаково много, чтобы не перепутать! Я люблю нас одинаково сильно!
- И я нас очень одинаково сильно люблю!
А вот и люди стали выходить. Есть кого различать теперь!
- "Вот прохожий в шагреневой коже", на кого похож он?
- Точно Француз! А за ним кто? Смотри глазами...Слушай "ухом человечьим, потому что больше просто нечем"!
- А это Вероятно Грек...А вот ещё, маленький...
- Да, невелик, но великий Конкретно Китаец.
Так Почити Итальянец и Будто Египтянин почти всех прохожих различили и слезли с башни снова почти одинаковые.
- Пора спать. Ничего больше не видно.
- Но и меньше не видно. Видно не меньше, чем больше! Да и когда было видно больше?
- Было небо видно и землю - сейчас всё одинаково!
- Как мы?
- Точь-в-точь, как мы, одинаковые!
- Тогда можно искупаться! Ты водорослей не боишься?
- Не боюсь, ведь я Почити Итальянец!
- А думаешь, Будто Египтянин боится?
- Нет, из нас никто не боится!
И нашли воду на ощупь и поплыли. Тепло. Ночью всегда теплее, потому что холод не видно. Кто-то из них остановился.
- А отчего ты остановился?
- Водоросли отматываю.
- Куда отматываешь? А ну, давай, я отмотаю.
Кто-то другой из них принялся ещё больше наматывать водорослей на остального.
- Ты же ещё больше намотал! - догадался на ощупь остальной.
- А я понимаю...
- Так ведь потом ещё дольше отматывать придётся!
- А я этого и добиваюсь...
Замотались клубком. Лежат, довольные. Кто их теперь различит?
Проснулись только утром! Улыбки разминают. Себе и друг другу. Почити Итальянец почти размял, а Будто Египтянин будто размял и спрашивает:
- Хорошо тебе, А-а-а-у-У-у-м-м-М?
- Хорошо! Пойдём пентакли рисовать!
- Пойдём! На песке?
- А на тебе! У тебя плечо горячее?
- Какое, правое или другое?
- Какое есть, любое!
- Вот любое, оно горячее, потому что к тебе ближе, рисуй пентакль на нём!
- Тогда на тебе вот вам пентакль на горячем на плече!
- Спасибо! "Ты же трав зелёной кровью"?
- Да! И ты мне нарисуй!
И они охотно рисовали пентакли друг другу на горячих на плечах, пока совсем жарко не стало.
- Что так жарко?
- Это ты жару дал!
- Да, "вот сейчас моё сердце расплавится"!
- "И я кружусь в фантастическом танце"!
- Кружись, а в БОмбоРОК не падай!
- А-а-а держи меня-а-а-а...
- Я поддерживаю тебя во всём!
Упали вместе. Лежат. Всё вертится. Повезло что ли?
- Как тебе здесь?
- Я почти умираю... А ты?
- А я будто живу...
- Тогда будь навсегда...
- Буду всегда. Будто всегда.
- Будда всегда.
Летят облака. Глядят на Будто Египтянина и Почити Итальянца и не могут их различить. Птицы летят, приглядываются, и не могут различить их. Люди в самолётах летят, биноклями орудуют, но различить не могут.
Смыло ли волной Будто Египтянина с Почити Итальянцем, сами ли они смылись куда, улетели ли, не известно, но до сих пор различить их никто не смог, даже по фотографиям.
"ЕЩЁ ОДИН ДОЖДЬ"
Для тех, кто в бреду, он сладкая дрожь.
Зови его так: Ещё Один Дождь.
То рвать провода, то бить по стеклу - Такая судьба случилась ему,
Зато он мастак всё ставить ни в грош,
Зови его так: Ещё Один Дождь...
Очень жарко, поэтому иду собирать вишню для тебя. Приятная усталость от путешествий по городу манит в заросли тишины. В вишнёвых кустах, опутанных паутиной и прохладной росой, искрится молчаливая, ликующая тишина.
Ягоды кислые, но жажду не утолить. Жажда другая. Жажда увидеть, как плавится роса на зреющей вишне.
Солнце поднимает росу в знойное небо, и там, на этой высоте, роса становится могущественными тучами, обещающими стихийную радость от ливня.
"Ещё один дождь"! Как он суров! Как прекрасен и силён! Красив и мудр! Естественный, но неожиданный! Спасибо, люблю тебя, "Ещё Один Дождь"! Ты - "Мастак всё ставить ни в грош"!
Люди идут в брюках, туфлях, платьях: кто как выпендрился, но как бы кто не выпендривался, а мастак всех замочил, объединив этим - все сырые и грязные и зонт могли бы не брать - не поможет. Все костюмы ни в грош! Хорошо идти босиком (сейчас это можно и без малейшего стеснения: лужи выше колена). Мастак всех людей обсчастливил, расторможил, а то шли ведь, как сегодня не надо, жить забывали, а теперь живые идут, натуральные: все туши и помады смыты...
Дождя надо не бояться и не прятаться от него. Смело он идёт на тебя, так и ты смело иди на него - "держи хвост пистолетом, а грудь держи колесом"!
- Вишня тебе. Пусть будет "Ещё Один Дождь".
- Ещё...СпасиБО.
ЗВУКОВАТО
Струны натянуты. Лады налажены. Звуковато.
Пальцы быстро и обдуманно встают куда надо. Очень аккордно. Сурововато. Это особенно хорошо. У первой струны длинный хвост танцует, звуки переливаются. Медиатор смелый - оранжевый. Гриф распоясался, а Буги-Вуги расплясался на плечах - очень к лицу! Свобода пришла неожиданно кстати!
ЖАЖДА
Жажда - самое простое нетрадиционное средство от простуды с насморком. Главное не пить. Ничего не пить.
От жажды ещё одно преимущество - не хочется есть, так как первым делом хочется пить. Жажда наступает под конец второго дня непития. Она сопровождается повышенным теплом, обострением восприятия (можно неожиданно для себя удивиться какой-нибудь простой вещи) и усилением любви ко всему.
Тело чувствует лёгкость или не чувствует себя вовсе, а это очень хорошо - быть как бы не в себе, то есть не принадлежать телу, не привязываться к нему.
На третий день наступает выздоровление, и, наконец-то можно выпить. Что бы вы ни пили, всё будет вам водой - организм после долгого непринятия её, отыщет её во всём, и это будет самая вкусная и полезная вода, которую вы когда-либо пили.
ЭТО ВАМ НЕ ПЕЛЬМЕНИ КАКИЕ-НИБУДЬ
После мантры ОМ-таре-ту-та-ре-туре-соу-ха на свежем воздухе захотелось стряпать вегеторианские пельмени. Пельменное творчество увлекательно, поэтому, с ним происходит ночь и утро за этой ночью.
-Сначала подготовим стол, ведь пельмени хитрые, непростые.
"Неужели мы будем делать это прямо на столе?" - возникает мысленное удивление. Это да, а как иначе, ведь не знает никто...
- Рецепт из расчета на одну порцию из 50 больших штучек. Ингредиенты: скумбрия, лук красный, масло подсолнечное, рафинированное, витаминизированное, мука - первый сорт (в крайнем случае - высший, если первого нет) пшеничная, гречка, перец чёрный молотый и горошком, "Рэд хот Чили пепперс", кориандр, другие специи (корицу не надо), батон белый, кефир (всего по пачке, а там - как пойдёт), яйца используются по ходу дела по вкусу.
Стол готов - весь в муке. Можно начинать.
- Гречку сыпать в скамеечку (название кастрюльки) с водой и, не помешивая, довести до готовности! Помимо этого прямо в гречку полить немножечко кефирчику (чуть-чуть). Готовую гречку высыпать в скамеечку для фарша или другую ёмкость и положить кусочки рыбы из консервной банки, а до этого можно ещё в гречку вылить жидкость из скумбрии.
Очень вкусно пахнет скумбрией, поэтому надо не отвлекаться, ведь дальше - больше.
- Взять сковородку для приготовления вкусного масла, налить в неё масла, и, когда закипит, надо насыпать специй и лучка. Через 30 секунд закрыть крышкой и настоять, а потом через что-нибудь (неважно что) слить масло, чтобы оно получилось отдельно от специй. Кусочек масла слить в чашу с начинкой и потихонечку быстренько перемешать всё.
В другую чашу положить мякоть хлеба сколько по вкусу (примерно полбатона) с кипятком, кефирчиком и немножко со вкусным маслом, гомогенизировать руками со специями. Эту чашу смешать с предыдущей какой-нибудь размешивалкой, добавляя яйца 3 - 4 (как больше нравится), а потом снова всё перемешать руками и приготовить картофельное пюре (хватит одной семипалатинской картошки весом в килограмм). Когда картошка распарится, получится пюре, а в него надо добавить вкусного масла и специй, смешать с остальной начинкой.
Тесто из муки, воды, йодированной соли и специй раскатать и нарезать большие кружочки и налепить пельменей. В скамеечку с кипящей водой и вкусным маслицем опускать пельмешки и варить минуток по семь. А потом есть.
ОМ-таре-ту-та-ре-туре-соу-ха... Ом-таре-ту-таре-ту...
САМОЛЁТ
Из окна видно самолёт, даже и пилота в самолёте видно: выкрутасы выделывает.
- Только бы перед окном не упал!
И он упал перед окном. Все легли на пол. Самолёт взорвался. Все выжили и пошли проверять самолёт.
- Два бака бензина не взорвалось.
- Милицию будем звать?
- Нет, бензин ведь заберут! Мне гитары заправлять надо! Один бак на всю деревню поделим, а другой я себе возьму. У меня дома ещё 20 гитар - все заправлять надо!
Влил бензин в красивую синюю электрогитару и взял ещё себе.
Тем временем у меня начинают выпадать зубы.
- Зубы выпадают! Что можно сделать?
- Да так всегда бывает, когда самолёт падает! Нарежь сырой картошки кусочками величиной с зуб - вставим.
- А может из чего другого можно?
- Можно ещё из гороха, но он растает или прорастёт...
Вставили из картошки. Зубы нормальные, только мягкие.
- А что такими зубами есть?
- Бананы, кашу.
- Надо было металлические вставлять, из гвоздей!
- Нет, тебе бы не пошли из гвоздей...Картошные лучше!
КОНТРОЛЬНАЯ ПО МАТЕМАТИКЕ
У нас идёт контрольная по математике. Учительница молода, добра, красива, а мы все разные по возрасту, уму, мировоззрению: рокера, раздолбаи, йоги, придурки, спортсмены, просто лентяи и гопники. Учительница в ярко-красном платье праздничном разрешает нам делать всё, но только чтобы это не мешало учёбе, и, пока все делают что угодно, она тщательно выписывает на доске условия задач, а мне всё равно ничего не видно - отсвечивает. Многие уже всё решили.
Мальчики сидят кружочком на последних партах (именно на них, а не за ними) и негромко слушают по радио трансляцию футбольного матча, двоечник передаёт гостинец для бабушки учительницы (она болеет) с целью не получить двойку, а учительница благодарит его (а двойку всё-таки поставит) и кладёт гостинец под наряженную ёлку (она всегда наряжает ёлку на контрольную и всегда складывает под неё подарки). Маленькая девочка вскакивает и показывает йогу, кувыркается, превращаясь из девочки в мальчика, а потом обратно.
- Почему ты делаешь это? - ласково спрашивает учительница.
- У меня так лучше решаются задачи.
Неожиданно врывается к нам ученик из другого класса, наряженный трудуборщицей, со шваброй в руке и под громкую музыку поёт о том, что надо уважать труд уборщиц, указывая на мусорку, в которой сидит белый кот и охотно поедает там кожуру от банана. Никто не знает, что делать, а мне вдруг приходит сообщение: "Жизненно необходимо нарисовать небо и волны". Убегаю рисовать, так и не решив контрольную.
НОВОЛУНЬЕ
Бабушка говорит, что в новолунье всё делать бесполезно, но до чего же это мучительно - ничего не делать! Обычно в новолунье мы читаем, но сегодня и это не выходит как надо. Тогда бабушка говорит:
- Пойдём к тётке Лидке!
- Пойдём! - соглашаюсь с радостью я.
Бесполезный день приближается к вечеру. Идём по приятной деревне к крайнему с конца дому. Тётка что-то делала в огороде, но бабушка окликнула её, и та подбежала к нам:
- Заходите в избу! Да сапоги-то не снимайте, не к себе ведь домой пришли!
- А не к себе, так и снимать не надо?
- Не надо!
По тёплому полу мы прошли и сели на стулья. Я принялась разглядывать всё: старые часы, шкатулочки из открыток, иконы и вербы в углу, зелёные и красные помидоры, лежащие повсюду, травины всякие, только что собранные ягоды земляники в репейный лопух...
- А вот первый урожай с твоей земляники - объясняет тётка бабушке, разворачивая лопушок.
- А пошто она у тебя такая? - удивляется бабушка.
- А какая?
- А не созрела!
- Так не всё сразу! - поясняет Лидка, завернув землянику обратно в репейный лопушок.
Солнечный свет проник сквозь прозрачные шторки, скользнул по полу, и откуда-то послышалось громкое птичье чивканье.
- У меня ведь помидоры обрывают. И огурцы. А одна грядка - ничего на ней не удаётся. Сначала шпинат посадила. Не взошёл. Ну выросло сколь-то штук, но ведь он не годится, даже и пахнет-то за счёт других. Выдергала его. Посадила рассаду каких-то белых цветов посередине гряды, а они не растут, дак я ещё огурцов воткнула и редьки по бокам. Всё выросло, заглушать друг друга стало. Огурцы хороши выросли, но на ночь ещё их оставила, чтобы подросли, а редьку пересадила, чтобы не заглушала...А утром гляжу - и огурцов нет!
- Не пересадила бы редьку, не увидели бы твои огурцы!
- Наверно. А теперь и белые цветы хочу выдергать - не нравятся они мне!
Я увидела маленькую коробочку. Это в ней чивкали. Это цыплята.
- Выпусти их!
- На пол?
- Да! Им надо побегать!
Цыплята радостно выскочили один за другим и стали носиться по полу и не менее радостно поклёвывать бабушкины носки. Меня манило желание угостить их земляничиной. Украдкой я достала из лопушка одну ягодку и бросила цыплятам. Один поймал и побежал прятаться от других, чтобы спокойно разделаться с добычей. Все зачивкали.
- Что это с ними? - удивляется бабушка.
- Посади обратно! - скомандовала Лида.
Мы с бабушкой пошли домой с букетом белых цветов, а бесполезный день закончился.
В МАЛИННИКЕ
В малиннике быть хорошо. Особенно хорошо оказаться в малиннике ночью, когда почти уже не видно ничего и можно не особо смущаться. Можно смеяться, если смешно и грустить, если нравится, можно быть медведем и пугать праздно проходящих мимо неба.
Мы залезли в малинник глубоко и продираемся радостно ещё глубже сквозь колючие ветви и сырые от дождя листья к спелым и сладким ягодам. Ягоды не видно, поэтому иногда попадаются зелёные или улитки, а понимаем мы это только во рту, поэтому смех не сдержать, да, к счастью, и не надо!
Мы смотрим на звёзды и нам светло, потому что не видим ничего больше.
2
Автор
didactis
Документ
Категория
Гуманитарная литература
Просмотров
62
Размер файла
302 Кб
Теги
рассказы, надежда фролова
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа