close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

tom1 4c

код для вставкиСкачать
1 Василий Сергеев Древнейшая история Дона © ВИ.Сергеев, 2007 2 Кавказ Кавказ был одним из мест первоначального возникновения производящего хозяйства, в частности, земледелия. «Закавка-
зье и Дагестан, – писал академик Н.И. Вавилов, – непосредст-
венно входят в очаги происхождения данных культур (хлебных злаков, зерновых, бобовых и льна). Здесь сосредоточено большое число диких видов – ближайших предков данных культурных растений». В VII – нач. VI тыс. до н
. э. обитатели Чохского поселения (горный Дагестан, Гунибский р-н) возделывали различные виды пшеницы (однозернянку и двузернянку), ячмень (пленчатый и голозерный), рожь и бобовые; для уборки урожая использова-
ли жатвенные ножи с кремневыми вкладышами. Они не только охотились на оленя, медведя, зайца и других животных, но и содержали домашних овец и
коз, прирученных еще в мезолите (предками этих домашних видов могли быть широко встре-
чающиеся здесь дикие муфлонообразные бараны и безоаро-
вые козлы). Изображение лошадей и без-
оаровых козлов на скале в Го-
бустане 3 В гротах Дагестана обнаружены изображения безоаровых козлов, зубров, а также солнечные символы. В Гобустане (юго-
восточные отроги Кавказских гор) известны изображения ло-
шади, для которых характерны своеобразные пропорции фи-
гур, «незамкнутость контуров конечностей, а иногда их недове-
денность, как бы нарочитая “незавершенность” изображений», – пишет И.М. Джафар-заде. Строго говоря, это не лошади, а тарпаны. Они были распространены от Литвы и Белоруссии до степного Крыма и Предкавказья, от Карпат до Волги и, возмож-
но, даже до Урала. За Уралом жили уже джунгарские тарпаны, более известные как лошади Пржевальского. А.А. Формозов датирует рисунки быков и лошадей на скалах Гобустана нача
-
лом или серединой мезолита Известны граффити на стенах пещеры Мгвимеви, орнамен-
тальные и декоративные костяные поделки. Здесь же найдены и изображения собаки. «...Древнейшее изображение охотничь-
ей собаки было обнаружено... в Чатал Хююке, земледельческо-
скотоводческом поселке VII-VI тыс. до н. э. в Анатолии. К не-
сколько более позднему времени относятся аналогичные сю-
жеты в Гобустане. В начале – первой половине VI тыс. до н. э. на Северном Кавказе (Агубеково и другие неолитические стоянки) известно ткачество. Здесь же найдена наиболее ранняя керамическая посуда. Керамика Агубековского поселения в основном плос-
кодонная, неорнаментированная, изготовлена из низкокачест-
венной глины, в которую добавлялись кусочки слюды и зерна кварца, дробленый известняк
и толченые раковины моллю-
сков. Найденная здесь же древнейшая на Северном Кавказе гли-
няная женская статуэтка свидетельствует, что почитание мате-
ринского начала, культ женского божества, известные значи-
тельно ранее на Русской равнине, и сопутствующий этому матриархат, характерны и для Северного Кавказа. Об этом же свидетельствуют изображения в труднодоступном гроте Хари-
тани I в горах Дагестана. Красной краской на его стены нане-
сены силуэты быков и леопардов, ниже – значительно мень-
шие по размеру люди, быки, олени, собаки и змеи. Над всеми изображениями – крупная фигура богини-матери с поднятыми вверх руками. Принято считать, что наличие женского божества свидетельствует о культурных связях с Закавказьем и
4 тельствует о культурных связях с Закавказьем и Передней Азией. Такие связи несомненны, но культ женского божества гораздо раньше зафиксирован на Русской равнине, у строите-
лей «дворцов из слоновой кости». Неолитические племена Се-
верного Кавказа поддерживали оживленные связи с племена-
ми Приазовья и украинских степей. Бронза Собственная сырьевая база на Северном Кавказе была: по ту сторону хребта располагались знаменитые Башкапсарские рудники
1
, по эту – медные рудники на склоне горы Кара-Бек, в верховьях рек Марухи, Большого Зеленчука и др. Есть здесь и месторождения самородной меди. Но основная руда на медь – это халькопирит, которого на Кавказе необычайно много. Автор лично собирал его конкреции в весьма далеко друг от друга отстоящих реках Кума (Ставрополье) и Аргун (Чечня). Наибо-
лее крупные конкреции достигали размера и веса хорошего пушечного ядра. За световой день в удачном месте человек может собрать до центнера этого минерала с великолепным золотым блеском на изломе. При выходе всего 3% (вряд ли он был выше на заре истории) это – не менее 3 килограммов ме-
таллической меди
. Первые изделия из металла появляются на Северном Кав-
казе в IV тыс. до н. э. Бронзовые серпы и мотыги обнаружены в районе Пятигорска, в верховьях рек Кубани и Теберды. И.Р. Селимханов, используя спектральный анализ, обнаружил, что чистой меди на Кавказе нет. Древнейшие металлические вещи здесь изготовлены из мышьяковистой бронзы (более 20% мышьяка). Металл находок III – первой половины II тыс. до н. э. (Усть-Джегутинский, Холодно-Родниковский, Суворовский и другие могильники) – это медно-мышьяковистые или мышья-
ково-никелевые сплавы. Встречается и медь с примесями се-
ребра и висмута. Кавказские мышьяковые бронзы обнаружи-
ваются за 2 – 3 тысячи километров от мест изготовления, в том числе на Ближнем Востоке и в Восточной Европе. Эта тради-
ция сохранялась здесь в течение нескольких тысячелетий и была известна античным авторам. «Сернистый мышьяк, кото-
1
Латинское название меди – «купрум» – означает «кипрская»; на этом острове в античности существовали медные рудники. Но греки называ-
ли медь «халкос»! Не восходит ли это название к Колхиде? 5 рый по-гречески называется αρσενικος, добывается в Понте, – пишет Витрувий Полион. – Сандарака [т.е. реальгар, содержа-
щий до 70 % мышьяка] встречается во многих местах, но луч-
шие копи находятся в Понте близ реки Гипаниса». Гипанис – это совр. Кубань. Оловянистая бронза на Кавказе так и не появилась, ибо здесь нет оловянных руд
. А вот минералы мышьяка – золоти-
стый аурипигмент и ярко-красный реальгар, сернистые соеди-
нения мышьяка, – есть. Видимо, они издавна привлекали вни-
мание человека – и цветом (как тут не вспомнить красные и желтые засыпки в захоронениях, имитирующие кровь), и чес-
ночным запахом при ударе. Интересно, что древнерусское рудъ – слово, имеющее параллели в древнеиндийском rudhira, тохарском ratre, латинском ruber и т.д., – означает не только «красный» и «кровь», но и «руда», «сырье для выплавки ме-
талла». Высокий уровень развития керамического производства, существование гончарных печей, в которых достигалась тем-
пература, достаточная для плавки меди, – еще одна важная предпосылка возникновения металлургии. Среди энеолитических стоянок Кавказа известны Ругуджин-
ские селища, поселение Гинчи и Малин-Карат в горном Даге-
стане, Нальчикский могильник, поселение в Делийском. Костяки в захоронениях Нальчикского могильника ориенти-
рованы с запада на восток, посыпаны красной краской и лежат в скорченном положении, женские – на левом боку, мужские – на правом. Мужские погребения в целом заметно беднее
жен-
ских. Это свидетельствует о высоком социальном положении женщин, наличии матриархата. Поселение Гинчи служит индикатором начала межплеменных войн на Кавказе: здесь найдены круглые башни и крепостная стена до 1,5 м толщины. Захоронения иногда находились при жилищах. Сельскохозяйственный инвентарь – каменные и кос-
тяные мотыги, серпы с кремневыми и обсидиановыми режущи-
ми вкладышами, каменные зернотерки. Возделывались в ос-
новном пшеница и ячмень. Появляется отгонное скотоводство. Представителям культуры Гинчи еще неизвестен гончарный круг: керамика вылепливалась с использованием тканевых форм. Сосуды, как правило, бурого и красного цвета, поверх-
ность покрыта ангобом (покрытие из тонированной глины, на-
6 носимое на изделие перед обжигом). Характерный орнамент – «елочка»; встречаются насечки по краю сосуда, различного ро-
да «шишки», «валики», вдавливания. Роспись редка, это – ром-
бы, треугольники, вертикальные и горизонтальные черточки, круглые мазки, часто встречаются изображения змей – важный мотив, вошедший в мифологию многих позднейших культур. *** Кроме ячменя, пшеницы, проса и бобовых, известны иные растительные ресурсы, практика использования которых ныне утрачена. Один из них – водный орех чилим, обнаруживаемый ныне в слоях торфа. Одно озеро, заросшее чилимом, могло за лето дать до 150 тонн вкусных и питательных орехов. Чилим и по сей день, но в ничтожных количествах встречается в
реках и озерах от Украины до Казахстана. Еще одно незаслуженно забытое растение – мальва и ее ближайший родич – просвирник, калачики, проскурки, лапыш-
ки, «трава Колаксая». Их можно встретить буквально на каж-
дом пустыре. Но каждый ли пробовал вкуснейшие «лепешеч-
ки» с солярным знаком (на рис. – сильно увеличен)? Нет? А зря. В те времена это растение ценили гораздо выше, чем сей-
час. Просвирники, свежие и вареные, украшали обеды греков и римлян в античности, Гесиод и Гораций восхваляли их как ис-
точник здоровья. Просвирник возделывали по всем правилам огородного искусства, слава этого овоща не тускнела до само-
го средневековья. По сей день просвирник для
стола выращи-
вают в Египте и Китае. Не менее важным «хлебным растением» был дуб. Желуди весьма питательны, а если с помощью простого вымачивания удалить из их дубильные вещества, придающие желудям вя-
жущий, горьковатый вкус, то и вкусны. Из них можно варить кашу, печь лепешки, оладьи, «ореховые» торты. Высушенные и растертые в муку желуди, из которых пекли хлеб, найдены при раскопках трипольских поселений на территории современной Кировоградской области. 7 Мальвы и просвирники. Вверху – плод (увеличено) *** В IV – первой половине III тыс. до н.э. евразийская степь делилась на два больших культурных региона. К востоку от Урала и Эмбы простиралась зона кельтеминарской культуры, где не отмечено черт перехода к производящей экономике. В зоне же от Днепра до Урала сформировался ряд культур, со-
ставляющих мариупольскую общность: азово-днепровская культура (по
В.Н.Даниленко), или надпорожско-приазовский вариант Днепро-Донецкой культуры (по Д.Я. Телегину), нижне-
донская, самарская и прикаспийская. И.Б. Васильев и А.А. Выборнов объединяют памятники сур-
ско-днепровские, горно-крымские и Ракушечный Яр в единую степную культурную провинцию и подчеркивают ее принципи-
альное отличие от синхронной кельтеминарской, распростра-
ненной к востоку от линии Урал – Каспий. Провинция, по их представлениям, тяготеет к кругу Дунайских культур, но тесно связана с Кавказом. Элементы производящего хозяйства при-
шли сюда через Балканы и Кавказ. Точка зрения об опреде-
ляющей роли Закаспия в ходе становления производящей эко-
номики подтверждения не получила. З.В. Янушевич
подчерки-
вает, что растениеводство Крыма в ранний период складыва-
лось под влиянием Кавказа, а не Балкан. Письменность В 1963 г. археолог Н. Власса при раскопках неолитического 8 поселения Тэртэрия (Трансильвания) обнаружил в слое Тор-
дош три глиняные таблички с пиктограммами, невольно за-
ставляющими вспомнить древнешумерские, но более грубыми. Радиоуглеродная датировка поселения – V тыс. лет до н. э. Пиктографическое и линейное письмо встречаются и на сосу-
дах культуры Винча. К настоящему
времени открыто значительное число надпи-
сей на предметах и глиняных табличках, относящихся к V-
IV тыс. до н. э., в области древнебалканской культуры (вплоть до Венгрии на северо-западе). Надписи не только единообраз-
ны на большом протяжении в пространстве и времени, но и сходны (и по форме, и по характеру разделения табличек
гори-
зонтальными и вертикальными чертами) с более поздним про-
тошумерским письмом конца IV тысячелетия до н. э. Еще в конце XIX в. София фон Торма, изучая собранные ею древнебалканские (преимущественно трансильванские) мате-
риалы, считала, что между Балканами и Шумером имелись тесные культурные связи. Но понимание, что балканские куль-
туры значительно древнее протошумерских, пришло не сразу. Не в Шумере началась история, как еще в конце прошлого (XX) столетия думали шумерологи. И письменность, и металлургия намного раньше возникают на Балканах и приходят оттуда в древние Месопотамию и Иран. Таблички с протобалканской письменностью из Караново и Гра-
дешницы Руны Суть человеческого мышления – в установлении связей, 9 аналогий и прямого тождества между объектами, на первый взгляд между собой не связанными. Таковы уже первые, древ-
непалеолитические фигурки оленей и медведей: между живым, мохнатым, горячим бегающим в лесу зверем и обломком осо-
бым образом обточенного стеатита, янтаря или кремня наши прапредки смогли усмотреть глубокую связь: воздействуя на одно, можно
было оказать влияние на другое. В первых рисунках и фигурках очевидно желание как можно точнее поймать значимые черточки передаваемого образа. Дальнейшее развитие шло по пути все большего упрощения изображения, его схематизации. Первые рисунки были понят-
ны всем без объяснений; знакам, к которым пришла человече-
ская культура позже, в неолите, нужно было специально обу-
чать, и тогда стало ясно, что форма фигурки не имеет значе-
ния – вернее, имеет только то значение, которое в нее вложе-
но, которое ей предписано. Момент, когда знак потерял внешнее сходство с обозначае-
мым и можно считать моментом рождения протописьма. Воз-
никло то, что позже было названо рунами
. Здесь корень той «...неведомой древнейшей проторунической письменности Азии, послужившей основой всем ныне известным алфави-
там», о которой говорит И.Л. Кызласов в работе «Древнейшие свидетельства о письменности». А это случилось гораздо раньше V-IV тыс. до н. э., и не на Балканах. Палеолитические гальки с рунами, нахо-
димые повсеместно в Центральной и Вос-
точной Европе, в.т.ч. и на Дону Первыми, древнейшими рунами были обозначения различ-
ных положений Солнца относительно момента зимнего солн-
цестояния, – они сохранились в виде сакральных календарных знаков на гальках, в пещерах, на культовых принадлежностях. 10 Так как календарь – это всегда предсказание (хотя бы зав-
трашнего восхода!), то руны сразу были использованы для га-
даний, т.е. стали языком общения с Богом. «В глубокой древности в Срединной Азии получила распро-
странение <...> традиция слогового письма, изначально не свя-
занная с силлабариями египетско-семитского типа, – пишет И.Л. Кызласов, – и развивавшаяся параллельно с их широко распространившимися производными – арамейским и грече-
ским алфавитами. В то время как последние хорошо известны науке, самостоятельная линия эволюции проторунического ти-
па сегодня доступна для изучения только по своим поздним и последним ветвям: раннесредневековым азиатским руниче-
ским письменностям тюркоязычных народов...» Основным материалом для письма в северных, лесных кра-
ях было дерево. С тех пор оно все обратилось в труху. Поэтому первые свидетельства письменности найдены не там
, где она возникла, а там, где начали писать на материале, способном выдержать несколько тысячелетий – на обожженной глине. На-
ходки рун на керамике в Северном Причерноморье – счастли-
вое исключение. Выше мы приводим примеры рун на мамонто-
вой кости, относящиеся к XV–XVI тыс. до н.э. Руны из Северного Причерноморья IV – III тыс. до н.э. на кера-
мике и на костях («альчики») Мы не будем говорить о свастике, – у слишком многих это руна по сей день вызывает аллергию. Впрочем, широта ее распространения в древнем мире поражает. Протоиндийцы из Мохенджо-Даро и кельты, скифы и китайцы, баски и абхазы, славяне и германцы, армяне и дагестанцы, – все видели в «ка-
тящемся кресте» символ солнца и
жизни, плодородия, света и созидательных сил. 11 древнейшийзначение старший
футарк
английские
руны младший
футарк ас бог, герой ансур ос асс бетэль гора, береза, девушка, дом божий берканабеорк бьеркан дингир (дон-
йер) костер, пук прутьев, святость хаглар хагол альгиз дон дар, нисхождение, печаль наудирнюд наус ис лед исар ис ис кен факел, огонь кауна кан каун лагу озеро, вода лагур лагу лайкр эль олень, степь, подне-
бесный мир альгир элох, йолкмадр рад (рита) колесо, закон, путь рейду райдо рейс соль солнце, благо соулу зигель соль тор великан, топор фурсарторн турс йер земля, урожай йяра йор ар ур бык, рождение уруз ур ур Некоторые древнейшие руны Возьмем руну йер, «земля». В большинстве сегодняшних исследований она дана в неточном начертании . Каждый 12 штрих руны наносился в два движения лезвия по более или менее выпуклой ветви или дощечке; ясно, что вырезать руну предлагаемого начертания весьма затруднительно – выйдет скорее руна «ингуз». Исходным вариантом начертания йер был вертикальный ромб. Б.А.Рыбаков страницу за страницей «Язычества древних славян» посвящает описанию ромба с точкой, подчеркивая его связь с магией плодородия: этот знак обеспечивает плодови-
тость как девушки-невесты, так и вспаханной и засеянной зем-
ли. «Ромбический орнамент известен, начиная с палеолитиче-
ской древности и кончая современностью, на протяжении бо-
лее двух десятков тысячелетий», – пишет Рыбаков, ссылаясь на исследования А.К. Амброза. «Шашечный ромб, – пишет по
-
следний, – скорее всего знак земли-почвы, обработанной для посева... точки могли изображать семена». Но слóва «руна» так и не произносит ни Амброз, ни Рыбаков; не говорят они, что ромб с вертикальной черточкой означал женщину у шумеров, что он лег в основу греческой теты (Θ) и русской фиты (F)
1
. Может быть само это слово, напоминающее о трудах Гвидо фон Листа и Германа Вирта, было в те годы под запретом? Нет, о рунах писали, публиковались и соответствующие статьи в энциклопедиях. Просто Борис Александрович счел (опираясь на работы В.И. Бибиковой), что в основание руны была поло-
жена не священная земля, огороженная ромбом из бревен или камней (см. главку «Врата небес»), а узор дентина мамонтовой кости. Тема рун требует отдельной книги, и здесь мы заметим только, что нигде не наворочано столько путаницы, как вокруг них: доказывают их позднее происхождение, вторичность по отношению к латинской и греческой графике... И больше всего глупостей – вокруг
ключевых рун: бхагель, йер, нюд... А недавно полки книжных магазинов затопила волна рунно-
го «новояза» – лживые, хоть и похожие иногда на настоящие начертания бессильных рун, фальшивая семантика; сначала приходишь в недоумение от наглости и невежества авторов «новых рун», награждающих друг друга медалями и диплома-
ми, а потом понимаешь: невежеством здесь
и не пахнет! Соз-
1
Семантика этого знака была понятна в России еще в XIX в.: вспомните «фетюка», которым в гоголевских «Мертвых душах» награждает Нозд-
рев Чичикова. 13 датели «новояза» знают очень много, но не делятся этим зна-
нием, а, наоборот, тщательно скрывают его, ретушируют исти-
ну так, что она становится ложью. Кому-то очень важно, чтобы подлинное знание о рунах осталось достоянием узкой кучки «посвященных»... Фишки Повсеместно в эпоху раннего неолита имеются некие шари-
ки и фишки (в т.ч. с отверстиями). Их изготавливали из сланца и охры, кабаньих клыков и мела, обожженной глины и каменно-
го угля, кальцита и средиземноморских раковин, обсидиана и алебастра, не говоря о различных поделочных камнях – яшме, мраморе и т.п. Среди
материалов, шедших на изготовление бус, встречаются даже медь и свинец – за тысячелетия до «на-
стоящей» металлургии! «Фишки», ис-
пользовавшиеся как символы лю-
дей или живот-
ных. Чейеню, VIII тыс. до н.э. Их долго принимали за бусины-украшения, пока Де-
низ Шмандт-Бессера из Техасского университета не установи-
ла, что у них был иной, чисто практический смысл. Они обо-
значали числа, меры и, вероятно, некоторые предметы. Понят-
но это стало в 1959 г., когда Лео Оппенгейм из Чикагского уни-
верситета расшифровал текст на глиняном
сосуде из Нузи (Ирак; кон. II тыс. до н. э.) на его внешней стороне перечисля-
лись 48 животных, а внутри находилось 48 символических фи-
шек. Сосуд был документом о передаче стада одним владель-
цем другому – первоначальной «товаротранспортной наклад-
ной». Десятки сферических сосудов, найденных при раскопках Суз, столицы древнего Элама, содержали глиняные шары, диски
, цилиндры, конусы и тетраэдры. «Поначалу фишки ис-
пользовались по отдельности, так сказать, «без упаковки», а к концу IV тысячелетия до н. э. некоторые из них стали заклю-
чать в глиняные «конвертики», при этом на внешнюю поверх-
14 ность упаковки наносили оттиски запечатанных в ней симво-
лов...» – пишет Й. Фриберг в работе «
Числа и меры в древ-
нейших письменных документах». На неолитическом поселении Джармо (Ирак) найдены сотни шаров, десятки дисков и конусов, датируемых VI-V тыс. до н. э. Еще древнее шары, диски, конусы и цилиндры (встречаются половинки шаров и конусов) из земледельческих поселений Ирана: VIII-VII тыс. до н. э. В развитой системе «объемного письма» имелось
15 классов символов, а изменение размеров и дополнительные метки доводили общее количество «слов» до 200. Одни символы обозначали числа, другие – абстракт-
ные понятия, третьи – конкретные предметы. Подобные фишки позволяли древним земледельцам учиты-
вать собранный урожай, рассчитывать, сколько зерна (или бо-
бов) нужно для будущего посева, сколько можно съесть, что остается для обмена... Тем самым они превращались, в их представлении, в мощное (и не только магическое!) средство управления самим земным плодородием. Сосуд с фишками – вот как выглядела товаротранспортная накладная в момент ее появления. То, что право собственно-
сти, скажем, на стадо овец, заключается в нанизанных на шну-
рок или насыпанных в сосуд шариках-бусинках
(а позже – в оттисках этих бусин на глиняной табличке), что оно может быть передано одним человеком другому вместе с этими шариками (этой табличкой), потрясало, как колдовство. Отголоски этого изумления можно уловить в нартских сказаниях, где «удар войлочной плетью» позволял превратить любые громоздкие ценности, – стада, дворцы и т.п., – в некое
«яйцо», компактное и транспортабельное, которое на нужном месте снова превра-
щалось во дворцы и стада. То же и в русских сказках: «Млад-
шая царевна... махнула платком. Ничего не стало, только золо-
тое яичко на руке оказалось». «Иван-царевич пошел в обрат-
ный путь; смотрит – жемчужное царство клубочком свернулося да вслед за ним покатилося». Г.Н. Матюшин обнаружил такие же фишки из глины, напо-
минающие катушки, конусы и т. п., на стоянке Мысовая II (Юж-
ный Урал, Ташбулатовская культура). Он держал открытие в руках и упустил его: гадая, для чего б нужны были нашим пра-
предкам эти катушки и фишки, он предположил, что
они играли роль шахматных фигур (?!). 15 В Египте уверяют что «пер’о» Тети играл в шахматы со сво-
им советником Мери (VI-я династия, ок. XXIV в. до н.э.). Дейст-
вительно, в Британском музее есть рельеф, относящийся к этим временам, где два человека сидят за доской с фигурами, которые при большом желании можно принять за шахматные; однако
если такого желания нет, то можно вспомнить и об ушебти, «ответчиках», призванных «засевать поля, заполнять каналы водой, переносить песок с востока на запад» в потус-
тороннем мире. Это – небольшие человеческие фигурки из де-
рева или керамики; их помещали в погребальной камере, а их изображения – на северной стене гробницы. Стоило покойному позвать ушебти, и те выполняли за него все работы. Греки считали, что шахматы изобрел Паламед во времена Троянской войны (XIII–XII вв. до н.э. по их представлениям); это не более чем легенда, как и сама Троянская война, а игра сия более напоминает шашки, но число ходов в ней определя-
ют, бросая кости
. Прототип шахматной игры – Chaturanga, т.е. «четырехуголь-
ница», с несколько иными, чем сейчас, правилами и возможно-
стями ходов у фигур, – была изобретена в Индии, во всяком случае, до походов Александра Македонского (IV в. до н.э.) – об этой игре он узнал там. А о шахматах в нашем понимании мы впервые читаем у Фирдоуси, в описании посольства от ин-
дийского раджи Девишарма к персидскому шаху Хосрову I Ануширвану (509–579 гг. н.э.). Неужели доктор исторических наук, археолог Гаральд Нико-
лаевич Матюшин не знал этого? Лень было заглянуть хотя бы в «Брокгауза – Ефрона»? Но он не находил ничего странного в мысли, что в шахматы играли в
каменном веке люди, одетые в плохо выделанные звериные шкуры. А если не знал он, то куда смотрели рецензенты и редакторы крупнейших столичных из-
дательств, где выходили его книги? Каковы доктора, такова и их наука. Так и не понял ни автор, ни его издатели, что на самом деле означали эти фигурки. И сенсации не состоялось: не трубили в трубы, не били в барабаны. И слово «протописьменность» по сей день вызывает в памяти балканскую Тэртэрию, а не ураль-
скую Мысовую. 16 Медь и первая психотехнология Греки знали в истории человечества золотой, серебряный, бронзовый и железный века. Люди золотого века были совер-
шенны, как боги. Они не знали забот, не старели, не болели. Люди серебряного века не повиновались богам, за что были наказаны потопом. В бронзовом веке появились болезни, было изобретено оружие, начались войны. Появились герои – арго
-
навты и те, что осаждали Трою. Затем пришел железный век. Согласно современным представлениям медный век начал-
ся во вт. пол. V – нач. IV тыс. до н.э. на севере Балкан и в Кар-
патах. Высококачественные медные орудия Восточной Европы – скажем, литые топоры, получившие отделку при горячей ков-
ке, – которые прежде соотносили с
греческими и датировали 2300 годом, оказались почти вдвое старше: они были сделаны на территории нынешних Румынии, Болгарии и Венгрии около 4500 г. до н. э. (М. Гимбутас вынуждена назвать цифру, на ты-
сячелетие бóльшую, иначе становилось слишком очевидным, что металлургия началась с момента появления на Балканах всадников-среднестоговцев, а не закончилась этим появлени-
ем). «Уровень металлургического производства в V–IV тыс. [до н. э.] был в этом районе очень высоким и, возможно, не имел себе равных в то время ни в Анатолии, ни в Иране, ни в Месо-
потамии», – свидетельствует «История Европы». Лишь к сер. IV тыс. до н. э., медь стала известна в
Южном Иране и Месопотамии. К рубежу III и II тысячелетий до н. э. медная индустрия распространилась на Переднем Востоке, а в течение II тыс. до н. э. – по всей Европе и Азии. Древние мед-
ные рудники открыты на Кипре, Крите и Сардинии, на террито-
рии нынешних Италии, Чехословакии, юге Германии, в Испа-
нии, Австрии, Венгрии, Англии, Ирландии, древние оловянные рудники – в Чехословакии, Англии (Корнуэлл), на полуострове Бретань, на северо-западе Пиренейского полуострова. Но сразу после Балкан и Месопотамии – на рубеже IV и III тыс. до н.э. – технологии добычи меди добираются на южный Урал, в Каргалы. Каргалы Каргалинские рудники – это до 500 км
2
скал, изрытых про-
ходками древних горняков, тысячи шахт, штолен, шурфов, от-
17 валов пустой породы. Подземные выработки протянулись на сотни километров, их глубина достигает 40 м. Древний горняк рубил скалы каменным молотом, костяными клиньями-зубилами и – реже – медным кайлом. Как он в под-
земной тьме руду дорогую отличал от породы пустой? Чем ос-
вещал шахту? Фитилек в масляной плошке, даже малый, на-
перегонки
с тобой пожирает кислород, и чем он ярче, тем ско-
рее можно задохнуться, особенно при надсадной работе. По-
этому то там, то здесь на поверхность проложены вентиляци-
онные шахты. И карабкаясь по ним же, что отмечено ненадеж-
ными уступчиками-лесенками, выбитыми в стенах, извлекали добытое на поверхность, вероятно – в мешках из бычьих шкур. Прямо у устья шахтных лазов выкалывали малахит из пес-
чаника или мергеля, отбрасывая пустую породу. И что? Вы-
плавляли медь? То-то и оно, что нет! Для этого здесь нет лéса! Кто-то при слове «Урал» подумал о гудящих под ветром лесах мачтовых сосен. Увы! Это – Южный
Урал, это степь. Редкие рощицы (колки́
) по верховьям оврагов, редкие ивы да тополя у самых берегов степных речек... Этого леса не хватало даже на крепеж шахтных стволов. Е.Н. Черных считает, что на Каргалинских рудниках в древ-
ности было добыто «никак не менее двух и, видимо, не более пяти миллионов тонн руды. Из всей этой массы, по всей веро-
ятности, было выплавлено от 50-60 до 120-130 тысяч тонн ме-
ди! Цифры чудовищные, неправдоподобные». По его подсче-
там на это должно было уйти до 60 млн м3 древесины, т.е. уничтожено около 250 тыс. га делового, «корабельного» леса. Такого изобилия дерева в окрестностях рудников не было
, а то, что завозили, целиком уходило на шахтную крепь. Поэтому на Каргалах археологи не нашли плавильных шлаков: отсюда везли не металл, а руду. За сотни километров от Урала на за-
пад, вплоть до Дона, встречаются в древних поселениях и по-
гребениях и каргалинская медь, и каргалинские же малахит и азурит (
это доказано химическим и спектральным анализами). Видимо, к этому времени относится появление металлургии бронзы непосредственно на Дону. У г. Артемовск (Донбасс) об-
наружены древнейшие разработки медных руд, остатки печей, шлаки; зафиксированы здесь и погребения мастеров-
литейщиков. Какая-то часть меди, выплавленной на Дону или Кавказе, 18 возвращалась назад, и здесь, в
Каргалах из нее отливали ору-
дия. На местных поселениях бронзового века найдены литей-
ные формы: это в основном массивные кайла для горнопро-
ходческих работ. Н.Л. Моргунова обнаружила здесь богатые погребения с орудиями плотницкого и металлообрабатываю-
щего производства. Для пропитания горняков нужен был скот. «Животных гнали с запада и с севера, а встречным маршем двигались повозки или вьюки с медной рудой, – пишет Е.Н. Черных. – Мы утвер-
ждаем это вполне определенно, поскольку в руках у нас мно-
жество выразительных доказательств. Первое и, может быть, наиболее впечатляющее из них – гигантское количество костей в слое селища Горный. Равных ему почти невозможно сыскать в
любом другом памятнике Евразии. Культурный слой на пло-
щади всего около девятисот квадратных метров дал нам в руки коллекцию более двух миллионов костей! Если бы мы точно не знали, что здесь обитали горняки и металлурги, могли бы ре-
шить, что наш поселок являет собой какой-то особый вид спе-
циализированной централизованной скотобойни». Откуда взялось столько животных на Урале в конце камен-
ного века? Муллино. Г.Н. Матюшин утверждает, что скотоводство на южном Урале впервые появилось в неолите (кон. VII – нач. VI вв.) – одновременно с донским Ракушечным Яром, кавказским Чохским поселением и крымской стоянкой Таш Аир. На посе-
лении Муллино II (Прибельская культура) он обнаружил
кости домашних животных: овцы, козы, быка и лошади. Свинья пол-
ностью отсутствует и в этой, и в последующих культурах. «Ов-
ца в диком виде не водится на территории нашей страны, – комментирует он, – следовательно, домашние животные прив-
несены в Муллино с юга, с территории Южного Прикаспия, че-
рез восточный берег Каспийского моря». Так неожиданно обре-
тает некоторую почву парадоксальная мысль Т.В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванова о движении индоевропейских языков в Се-
верное Причерноморье вокруг Каспия. В энеолите (конец V – III тыс. до н. э.) в южном Предуралье и Волго-Уральском междуречье развивается Агидельская куль-
тура: Муллино III, Давлеканово, Гумерово и другие стоянки. Она
также животноводческая. Таким образом у жителей южно-
го Урала ко времени появления здесь медных рудников был 19 многовековой опыт разведения домашних животных, в том числе лошади. *** Каргалинские рудники расположены на возвышенных меж-
дуречьях (сыртах), далеко от воды. Климат – не подарок: зимой нескончаемые ледяные ветры, летом – палящий зной. Но в шахте температура одна и та же – +4 – +7°; и летом закочене-
ешь, и зимой не отогреешься. В 20-50 метрах от лазов в шахты – землянки-норы. «Таких жилищ на Горном мы вскрыли около 50, и стало ясно, что это были своего рода «ямы-ночлежки», – пишет Е.Н. Черных. – В таком тесном лежбище могли провести сравнительно теплую ночь два-три человека». Условия добычи уральских руд были поистине нечеловече-
скими. Что за люди были они, эти горняки, что заставляло их предпочесть широкой степи и высокому синему небу пыльную и сырую туберкулезную тьму, которую только-только оттенял чадящий язычок сального каганца? Почему день за днем про-
водили они в сырых и холодных «каторжных» норах? Да уж не была ли это и впрямь первая в мире каторга – в буквальном смысле слова? Это невероятно, если представить себе количество
необхо-
димой охраны: оцепить 500 км2 среди скал, где в любом месте может быть пробит новый штрек, – попросту нереально. Нет, рудокопов держало здесь что-то иное. Что же? Сома «Буйные ветры понесли меня вверх – ведь я напился сомы; понесли меня вверх соки сомы, и пять народов показались мне пылинкой... одно мое крыло на небе, другое опустил я вниз – ведь я напился сомы! Я вознесся до облаков – ведь я напился сомы!» Ригведа Наиболее отвечает всему комплексу археологических мате-
риалов представление, что горняков держала у шахты еже-
дневная «доза». Принято считать, что опьяняющие напитки готовили в хра-
мах и употребляли в культовых целях. Видимо, исходно их 20 употребляли в целях самых что ни на есть практических. Гор-
ное дело – а, значит, и металлургия! – вообще
не могли бы на-
чаться, если бы жрецы-металлурги не нашли способ организо-
вывать, «поднимать на большие дела» человеческие массы. А делали они это с помощью наркотических веществ. Возможно, свою «дозу» горняк, добывший потребное коли-
чество руды, получал в обмен на нее в специально оборудо-
ванном кабаке. Не исключено, что это сопровождалось пля-
сками, и не только, живущих при этом кабаке девушек. (Раз возникнув, технологии не меняются тысячелетиями. Именно так Хасан ибн Саббах готовил своих ассасинов – ра-
дужные видения при курении гашиша обретали особую силу, когда сочетались с появлением заранее подготовленных деву-
шек, знающих свою роль. Но именно так и клондайкские золо-
тоискатели отдавали в салуне свое золото в обмен на виски). Культ сомы относят ко временам индоиранского единства, – ямной или предшествующих ей культурам. Слово сома (в Ве-
дах) или хаома (в Авесте) содержит корень су – «вода, жид-
кость» и мун – «лунный, в значении “священный”«. Сома – это имя бога луны. Оба
этих корня мы анализировали выше (и еще не раз обратимся к ним). Соме целиком посвящена одна из де-
сяти книг «Ригведы». «Гриб – это Слово, – пишет Р. Гордон Уоссон. – Гриб дарует <посвященному> то, что греки называли логосом, арии – ваком, веды – кавьей». И сома, и хаома считалась напитком бессмертия (амритой, ср. амброзию греков). Древние индийцы и иранцы верили, что этот напиток давал необъятную силу и могущество. «Мы выпи-
ли сомы, мы стали бессмертными, мы достигли света, мы на-
шли богов», – поется в одном из гимнов «Ригведы». Хаома в священных текстах зороастрийцев названа «отвращающей смерть», «целительной». «О, сома-царь, продли нам сроки жизни, как
солнце – весенние дни. Продли нам жизненный срок, о сома, чтобы мы жили» («Ригведа»). «Я призываю опья-
нение тобой, о золотистый хаома, – силу, победоносность, ис-
целение, энергию для тела, всестороннее знание» («Авеста»). По сей день ученые ведут споры о том, что собой представ-
ляла сома. В качестве сырья называют вереск, горную руту, мухоморы, эфедру, мак, коноплю и т. д. Так, Р. Гордон Уоссон, первым увидевший роль психоактивных растений в человече-
ской истории, считает, что сома в гимнах «Ригведы» – это му-
21 хомор: она описывается как растение без листьев, цветов, плодов и корней, но имеющее стебель и «головку». Сома рису-
ется красной, блистающей днем в лучах солнца и становящей-
ся ночью серебристой, луноподобной. Мухоморы не растут в южных странах, что лишний раз подтверждает: культ сомы, «Веды» и «Авеста» складывались на севере. Т. Маккенна, на-
против, считает что сома – это нечто иное, но и мухомор мог быть заменой сомы для некоторых народов. Костяные трубочки с изобра-
жением глаз без лица из святи-
лища Тоголок-21 Каменные цилиндры из Морон де ла Фронтера и Лос-
Мильярес (Испания) Впрочем, вскоре были отысканы и другие наркотики, из-
вестные нашим прапредкам. В.И. Сарианиди при раскопках храма Тоголок-21 (Маргиана, Закаспий), т.е. на том пути, кото-
рым арии шли в Индию с Южного Урала, обнаружил культовые сосуды. Его консультант, Н.Р. Мейер-Меликян из лаборатории биофака МГУ обнаружила в них остатки
эфедры и мака. Для святилища Тоголок-21 характерны костяные трубочки, на кото-
рых выгравированы преувеличенно большие глаза с расши-
ренными зрачками, какими они бывают при употреблении нар-
22 котиков. Характерно, что к III тыс. до н.э. подобные изображения об-
наруживаются повсеместно в Европе вплоть до нынешней Ис-
пании. Безусловно, их распространение связано с первыми «курганными волнами» индоевропейцев. Посевы конопли известны в Трипольской культуре. Об ис-
пользовании конопли в культовых целях было известно ски-
фам. Геродот пишет: скифы «ставят три шеста, наклоненные один к другому, натягивают на них шерстяные войлоки и как можно плотнее стягивают их между собой, затем бросают рас-
каленные докрасна камни в сосуд, стоящий между этими шес-
тами и войлоками. В их земле растет конопля – растение, весьма похожее на лен, но гораздо толще и выше его; она там растет и в диком состоянии и засевается... Скифы берут семе-
на конопли, подлезают под войлоки и там бросают семена на раскаленные камни
; от этих семян поднимается такой дым и пар, что никакая эллинская паровая баня не превзойдет этой. Скифы наслаждаются ею и громко воют...». С.И. Руденко на-
шел в скифских курганах Алтая V – IV вв. материалы, букваль-
но подтверждающие свидетельство Геродота: и шалаши (на-
бор шестов с войлочными и кожаными покрывалами), и мед-
ные сосуды с обуглившимися семенами конопли. Кожаная сум-
ка с семенами конопли была привязана к шесту одного из «шалашей». О «скифском курении» из конопли сообщает и греческий лексикограф Гесихий. «Мала деляна, да конопляна», – утверждает русская пословица. Древнеиндийское название конопли – «бханг» – общеарий-
ского происхождения; это слово, относимое к конопле известно и
из «Авесты». Впрочем, позже слово «банг» в зороастрийской традиции стало означать белену. В этом значении слово «бандж» используют арабы. В мордовском языке гриб имену-
ется «панга», в марийском «понго», в мансийском – «панкх», у хантов – «панх». В языках угро-финской языковой группы сло-
во «пангх» означает как «мухомор», так и «хмель
» (опьянение). Этнограф В.Н. Чернецов записывает эпические сказания ман-
си: «Большой котел с мухоморами на огонь повесили. Шаман ворожить стал, мухоморы ест, в бубен бьет, ворожит». Отчетливее всего прослеживается развитие традиции «вос-
курений» в катакомбной культуре (см. далее). Чуть ли не в ка-
ждом захоронении здесь встречаются ритуальные курильницы, 23 устроенные по типу самовара: большая часть ее отводилась для раскаленных углей, а место для трав отграничивалось ке-
рамическим бортиком. Прекрасно известны опьяняющие напитки нартам. Напиток bægæny – это не пиво, как принято считать, а отвар конопли (А. Чочиев вслед за В.И. Абаевым возводит его этимологию к kanab – «конопля», но, возможно, банг, бандж здесь более уместны). Пиво у нартов именовалось алутон (эль-дон, «боже-
ственный дар»), а крепкий медовый напиток – ронг; это слово означает и «дух» и «жизненная сила». Возможно, слово восхо-
дит к ruch, ruach – «дух», «душа», а также имя священной пти-
цы. Из осетинских кадагов и русских сказок известны
«силь-
ная» и «слабая» вода. Во времена складывания рудничных технологий рецепт священного напитка был тщательно сокрыт от непосвященных. Принципиально важным было, чтобы свою «дозу» шахтеры получали только из рук жрецов-металлургов. Стоило рабам-
каторжанам прознать, что дело всего лишь в мухоморах или конопле, – и каторга их кончилась бы, они разбежались бы с шахт, и нужную им травку нашли самостоятельно. Поэтому не только сырье и технология держались в строгом секрете, но и из самой сомы тщательно удалялись все приметы ее происхо-
ждения. «Ветки соответствующих растений долго отмачива-
лись в чанах, – описывает В.И. Сарианиди древнейшие зороа-
стрийские традиции, – затем тщательно перетирались на
ка-
менных зернотерках и толклись в ступках пестиками. Получен-
ную массу разбавляли водой, смешивали с молоком, иногда кислым, ячменем и затем оставляли бродить в крупных сосу-
дах. Готовый сок процеживали через специальные цедилки, разливали по культовым сосудам и использовали во время об-
рядов и церемоний». «Шатапатха-Брахмана» предостерегает от самодельных напитков, которые именуются сурой, сурьей, сурицей: «Сома – это процветание и свет, сура – несчастие и темнота». Не отстает и «Авеста»: все другие хмельные напитки «приводят к демону гнева и неистовства, и только он, напиток хаома, ведет к священной истине». Соответствующие растения (на том этапе, скорее всего, му-
хоморы) были объявлены смертельно ядовитыми. Возможно, они тщательно уничтожались в окрестностях шахт. Не исклю-
чено, что для доказательства ядовитости жрецы-металлурги не 24 останавливались и перед наглядными демонстрациями, уст-
раивая массовые отравления, например, добавляя к мухомо-
рам действительно смертельно опасную бледную поганку. *** Раз возникнув, технология эта никогда не исчезала, допол-
ненная, правда, боевым охранением по всему периметру ра-
бочих лагерей, – таковы серебряные рудники Лавриона, таково строительство египетских пирамид. В обязательный вечерний рацион рабов помимо ячменных лепешек, вяленой рыбы и чеснока обязательно входило дешевое пиво «quantum satis»
1
. Соответствующие документы сохранились и в иероглифиче-
ском написании, и на греческом, и по латыни. О. Диксон уверя-
ет, что скифы и сарматы перед битвой употребляли мухомор. Позже употребление сомы или ее вариантов стало залогом непобедимости арийских берсерков или берсекеров: упившись ею, они утрачивали страх смерти и потому действовали в бою, несмотря на опьянение, эффективнее трезвых врагов. Дабы обратить своих воинов в берсерков, Карл XII перед Полтавской битвой распорядился выдать по кусочку сушеного красного му-
хомора каждому солдату, – пишет О. Чистовский в работе «Грибы-целители». Сушеные мухоморы ела и дружина покори-
теля Сибири Ермака. Традиция дожила вплоть до XX в. н.э., когда отец всех на-
родов обеспечил каждому воину «фронтовые сто грамм», и спрашивал с интендантов за опоздавший на фронт эшелон спирта столь же строго, как и за эшелон боеприпасов. *** Распространение металлургии меди вовсе не напоминало триумфального шествия. Наоборот, это был ряд отдельных вспышек – в Сирии, Анатолии, Греции, на Кипре, – с обяза-
тельной катастрофой через считанные сотни лет. Иные истори-
ки усматривают у этих катастроф причины политические и во-
енные; так, крах балканской культуры Винча, впервые в исто-
рии освоившей добычу
медных руд и металлургию меди, свя-
зывают с вторжением всадников из Великой Степи. Вторжение действительно имело место, но оно лишь совпало по времени 1
До полного насыщения (лат.). 25 с совершенно иным процессом. Пришедшие из степи номады старались сделать все, чтобы сохранить металлургическое производство, они сами нуждались в нем. Но это оказалось невозможным. Причины катастрофы были простыми и проза-
ичными. На крепеж шахт и выплавку руды не осталось леса. Е.Н. Черных показывает масштабы расхода древесины на примере медного
рудника Аибунар (южная Болгария, культуры Караново-VI – Гумельница). Разработки здесь велись со вт. пол. V до нач. IV тыс. до н.э.; было выбрано ок. 30000 т медной руды, выплавлено до 1000 т меди. Для выплавки одной тонны меди из предварительно обожженных руд необходимо пере-
жечь на уголь примерно 500-600 м3 древесины, т.е. уничтожить целую рощу. Предварительный обжиг руды, последующая об-
работка меди (литье готовых изделий), а также древесина, не-
обходимая непосредственно в шахтах (крепежный лес, подъ-
емные и транспортные устройства и механизмы и пр.) в эти расчеты не вошли, а они финальную цифру увеличивают едва ли не вдвое. Инструменты древнейших горняков Технология разработок была примитивной донельзя. На месте рудных выходов раскладывали костры, раскаленные слои поливали водой, дабы они растрескались. В трещины за-
бивали деревянные клинья, смачивали их и они, разбухая, от-
ламывали куски горных пород. Руду дробили каменными моло-
тами и в кожаных мешках (очень редко), плетеных корзинах (очень ненадежно) или деревянных долбленых корытах (чаще всего) перемещали к местам обогащения. Здесь ее обжигали, чтобы отделить от вмещающих пород, измельчали в порошок, промывали в деревянных корытах-лотках, и, наконец, плавили в печах, сложенных из камней и обмазанных глиной. Сульфид-
26 ные руды (например, халькопирит FeCuS
2
) перед плавкой об-
жигали для удаления серы, и в результате выделялась огром-
ная масса зловонных и едких сернистых газов, обращающихся при контакте с влагой в серную кислоту. Для всего этого требовалась древесина, точнее – заранее подготовленный древесный уголь, – каменного тогда еще не знали. Ремесло углежога было столь важным в древнем мире, что ученик Аристотеля Теофраст посвятил древесному углю целый раздел своего ботанического трактата. С одного гектара лесов (и не сорных, а качественных, «ко-
рабельных», как говорили на Руси в VII–XIX веках, т.е. пригод-
ных для строительства судов) при сплошной вырубке выходит 250-270 м
3
древесины. Следовательно, тонна меди требовала абсолютного уничтожения нескольких гектаров леса. Добычей дров и крепежного леса было занято гораздо больше людей, чем непосредственно горными и металлургическими работами. Для расчета Е.Н. Черных берет цифры медеплавильной промышленности Урала в XVIII в. Так, в 1745 г. на Южном Ура-
ле начал работы медеплавильный завод И.
Б. Твердышева, а уже в 1770 г. оренбургский губернатор И.А. Рейнсдорп пришел в ужас от состояния, до которого были доведены леса, о чем и отписал императрице Екатерине II: еще совсем недавно, мол, обильные «строительные и дровяные леса» настолько оскуде-
ли, что за древесиной нужно ездить за пять или шесть сотен верст от
Оренбурга... То же самое происходило и в древнем мире. Нечем стано-
вилось обжигать руду и плавить металл, нечем – крепить шах-
ты, и они заваливались. Покинутые штольни и штреки залива-
ла вода. Итогом было то, что разработки становились не то что нерентабельными, но просто физически невозможными; ярко вспыхнувшая цивилизация через считанные сотни лет гасла. Черный люд переходил к грабежам и разбою (с которыми и связана гибель культуры, приписываемая степнякам)
1
, а спе-
циалисты-металлурги отправлялись по миру искать счастья и доли, т.е. нового месторождения. 1
Подобных примеров в истории масса: так гибель среднеазиатских зем-
ледельческих орошаемых оазисов в результате засоления почв в «на-
родной памяти» связалось с нашествием Чингиз-хана, случившимся почти столетием позднее. 27 Просветители История человечества – череда расселений племен, по тех-
нологическим или организационным причинам ставших жизне-
способнее, могущественнее соседей. Эту теорию «культурных кругов» в начале прошлого века выдвинул Фриц Гребнер, обобщивший концепции Лео Фробениуса и Фридриха Ратцеля. Она точнее описывает динамику истории, чем полумистиче-
ская «пассионарность» Л.Н. Гумилева. Суть ее в том, что
каж-
дый существенный элемент человеческой культуры, раз поя-
вившись в истории, дает народу-первооткрывателю превосход-
ство над соседями, возможность расселяться в уже населен-
ных местах. Прежние обитатели либо вытесняются и истреб-
ляются, либо подчиняются пришельцам и перенимают их куль-
туру. Так или иначе элементы культуры распространяются по-
всеместно, очерчивая культурный круг, область распростра-
нения того или иного фундаментального открытия. Кроманьонцы рассеяли по всей планете свои гены, обеспе-
чивавшие досрочные (по обезьяньим меркам) роды. Земле-
дельцы расселялись из Малой Азии по-иному: шла неостано-
вимая волна людей, которым в течение одного-двух поколений становилось тесно на любом (пригодном для земледелия) мес-
те
, куда бы они ни приходили. А расселение металлургов с Балкан можно уподобить раздуванию ветром крылаток клена или, лучше, искр гаснущего костра, зажигающие новые пожа-
рища. Последнее сравнение точнее, ибо любое место, куда попадали металлурги, через полторы-две сотни лет оказыва-
лось полностью выжженным (а выбирали они лишь те места, где имелись медные руды). Они несли с собой знания: пись-
менность, технологию производящего хозяйства (земледелия и скотоводства) и секреты металлургии, т.е. не только плавки и обработки металла, но и использования наркотиков для орга-
низации рабочей силы. Именно с этих времен важнейшим пер-
сонажем мифологий становится бог-ремесленник, бог-кузнец: Гефест, Дебет
, Курдалгон... В преданиях всех народов есть упоминания об этих «про-
светителях», и столь важной была их миссия, что людская па-
мять произвела их в божественное достоинство. Вавилонский жрец Бероз пишет о человеко-рыбе Оаннесе, научившем лю-
дей Междуречья основам письменности и различным искусст-
вам. Египтян научил тайне письма бог Тот. Грекам «принес 28 огонь» Прометей. Китайские анналы рассказывают о просвети-
телях, прибывших из северных земель и научивших «жителей Поднебесной» ремеслам, наблюдению небесных тел, делению года на месяцы, письменности, скотоводству, изготовлению оружия, повозок, кораблей... Они же ввели меры веса и деньги. Европа и Русь единодушно считали обработку металлов сфе-
рой тайных знаний
– магией, и в славянских представлениях кузнец – всегда колдун. Время деятельности просветителей – IV тыс. до н.э., таин-
ственные века, названные энеолитом, медно-каменным веком. Объединяет их еще одно: все они – чужестранцы, пришельцы издалека. Откуда? Сначала с Балкан. А потом и вторичные очаги, где привилась технология бронзы – Египет, Месопотамия, – стали снаряжать экспедиции за сырьем в самые отдаленные земли: ни Кипр, в Индию, на Кавказ, на Пиренеи. И еще дальше к се-
веру – на Урал, на Касситериды («Оловянные острова») как в древнем мире называлась Британия. И повсюду зажигались новые очаги цивилизации. Курганы Для того чтобы понять дальнейшее, нужно хорошенько представить себе топологию пространства, в котором проходи-
ло взаимодействие земледельцев и кочевников. «Это была лесостепная область средних широт, хорошо орошаемая реками, – пишет В.И. Абаев. – Приречный характер древне-осетинских поселений отразился в том, что названия реки и воды совпали: осетинское don значит и “
река” и “вода”». Есть такое понятие – «сила Кориолиса». Благодаря враще-
нию Земли на текущую воду действует сила, отклоняющая ее к западу, из-за чего она подмывает именно западный берег. За миллионы лет результат действия этой силы становится заме-
тен: так, и Приволжская, и Среднерусская, и Приднепровская возвышенности расположены именно на правых
, западных бе-
регах соответственно Волги, Дона, Днепра, а левый, восточный их берег – пойма, подчас весьма широкая, заболоченная, с меандрами и старицами. То же верно и для более мелких рек. Скотоводы кочевали по водоразделам: весной и в начале лета – на север, вслед за расцветающей лесостепью, осенью – 29 на юг. К зиме, когда урожай был убран, они опускались до ус-
тий «своих» рек, туда, где как раз и были поселены «их» зем-
ледельцы. Водораздел повсюду шел гораздо ближе к правому, западному берегу, и, соответственно, они контролировали зем-
ледельческие поселения, находившиеся по их левую руку, под крутым бережком, на
востоке; западные были намного дальше, отделенные от водораздельных степей лесами и болотами, труднопроходимыми для всадника. Эти особенности географии получили отражение в быту и, как следствие, в мифопоэтиче-
ской традиции. Поселенные в поймах и дельтах рек земледельцы устраи-
вали кладбища здесь же, рядом со своими деревеньками. Это были ритуальные кольца из бревен, внутри которых укладыва-
лись тела умерших. Но в IV тыс. до н.э. стал значительно ме-
няться климат Великой Степи: резко увеличилась влажность, возрос объем осадков. Палеоклиматологи говорят о наступле-
нии лявляканского плювиала. Реки все чаще стали выходить из берегов, заливая и возделанные земли, и могилы предков
1
. С одной стороны неплохо: наносы ила увеличивали плодоро-
дие земли. Но как быть с дорогими телами предков? Выход нашелся: кладбища стали помещать на искусствен-
ные насыпи, достаточно высокие, чтобы во время наводнений они оставались островками среди разбушевавшейся водной стихии, обкладывали булыжниками покрупнее, чтобы вода не размывала их. Создавая их из тех же соображений, из которых сегодня мы строим храмы, зодчие так же не жалели на них ни сил, ни времени. Курган и был храмом – местом, где человек был непосредственно связан с соплеменниками, пока жил, и где «прикладывался к народу своему» когда умирал. Курганы принято считать достоянием степных, кочевых племен. «Курганы в
Европе появляются лишь тогда, когда... перегонявшие свои стада по открытым пространствам конные пастухи осознали округлую выпуклость видимой части земли лучше, чем это могли сделать земледельцы, пахавшие ограни-
ченный участок... Курган – это модель мира, ограниченного кольцом кругозора», – считает Б.А. Рыбаков. Это мнение не-
верно. Первые курганы возникли не у кочевников, а у земле-
1
Сегодня мы столкнулись с похожей ситуацией: чуть ли не каждую весну Дунай и Рейн заливают Европу, а МЧС спасает людей из залитых по крышу домов чуть ли не по всей территории Российской Федерации 30 дельцев, не в степи, а в поймах рек, «где они (во время разли-
вов) могли напоминать острова, но никак не горизонт», – ком-
ментирует мысль Рыбакова Ю.А. Шилов. Возникли они в середине IV тыс. до н. э. в среднестоговской культуре, на территориях от Поднепровской левобережной ле-
состепи до бассейнов Оскола, Северского
Донца и низовьев Дона. «Третий вариант этой культуры – нижнедонской, или кон-
стантиновский, – представляет особый интерес, ибо именно здесь впервые появляются курганные насыпи в могильниках Яма и Койсуг», – отмечают К.Т. Лайпанов и И.М. Мизиев в ра-
боте «О происхождении тюркских народов». О появлении пер-
вых курганов в восточной части ареала среднестоговской куль-
туры писал и Н.Я. Мерперт. Так выглядели каменные кольца на первых курганах в речной пойме. В ходе сложения симбиоза земледельцев и кочевников влияние было взаимным. Номады не только забирали часть сельхозпродукции, но и «пасли» своих подопечных, охраняли их от чужих орд, доставляли им продукты животноводства. Об-
ратное влияние было масштабнее. Именно земледельцы вла-
дели письменностью, керамическим производством, их язык был более развит, их мировоззрение, их религиозные
пред-
ставления были глубже и разностороннее. Поэтому нет ничего удивительного в глубоком культурном воздействии земледель-
цев на кочевников. В частности, скотоводы заимствовали и по-
гребальный обряд. В степи стали появляться курганы. А затем и земледельцы, чтобы «обезопасить» прах предков от буйства речной стихии, стали ставить свои кладбища на крутых запад-
31 ных берегах рек. Так корень йер, «земля», дал начало словам Эреб («закат, запад, загробный мир»), а затем и Европа. А жить и возделывать земли – где ж еще! – наши предки продолжали на восточных, пойменных берегах. Непременным элементом похорон стал перевоз покойника через реку на лод-
ке. И покойников – а позже и
тех, кто прошел сквозь смерть, но остался живым (буквально или ритуально, в посвящении), – стали звать «перешедшие реку». Но и когда курганы вышли из поймы в степь, вода последо-
вала за ними! Роль «мировых вод» выполняли теперь кольце-
вые рвы вокруг кургана, наполнявшиеся дождевой водой. А вокруг некоторых царских курганов Причерноморья выложены круги из амфор, заполненных морской водой! Русь. Еще в конце прошлого века на Руси зафиксирован праздник «Сварожины», посвященный Сварогу и заключав-
шийся в совместной трапезе на окруженном водой острове или хотя бы в окружении специально выкопанного и залитого водой рва. Видимо, он восходит к древнейшим тризнам на курганах. Теоним Сварог на санскрите звучит как išvara (ишвара): «бог», «повелитель», «господин»... Однако и славянское Сварог, и ин-
дийское ишвара восходят к тому же слову-прапредку с-б-р, с-в-
р, су-йер – «вода-земля».Непременным компонентом сварожин было прославление рая, Ирия, Йерия, где летает Жар-птица с золотым пером (солнце), и где представляли себя пребываю-
щими участники празднества. Русичи считали рай местом за текущей водой, заречным пространством. Известно, что пере-
плывший Днепр против течения принимался в казачий круг. И лишь затем, коническая или полусферическая насыпь кургана была понята также и как небесный свод. Пребывание на вершине кургана, например, ритуальная трапеза здесь
, отождествлялось с пребыванием на небесах. Модель «гора – небо» сохранилась в форме сферических куполов русских церквей, восточных мазаров и мавзолеев, окрашиваемых в си-
не-зеленый цвет (кёк), связываемый у большинства тюркских народов с небом. Купола русских церквей несут двойную смы-
словую нагрузку: вызолоченные снаружи, они символизируют солнце, расписанные изнутри в лазурный цвет с золотыми звездами – небесный свод
1
. 1
«Как и тот ли терем изукрашенный был красоты несказанныя: внутри его, терема изукрашенного, ходит красно солнышко, словно на небе. 32 Могила как лодка В курганах Северного Причерноморья погребенные часто находятся в лодках-долбленках. Могилы-ладьи впервые воз-
никли около сер. IV тыс. до н. э. в захоронениях Днепро-
Донецкой культуры. Именно отсюда лодка, как одна из цен-
тральных метафор мироздания, «вплыла» в мировую культуру. По сей день мифологема «переправы через реку» выступает в обобщающем смысле
, как черта, разделяющая мир мертвых и живых. Лодки и лодочники как «перевозчики из жизни в смерть» широко представлены в мифологиях разных индоев-
ропейских народов, вплоть до Flying Dutchmen, «Летучего Гол-
ландца» европейских мореплавателей; Харон, переправляв-
ший души умерших через Стикс – лишь самый известный при-
мер. В Индии точно так же считали, что на тот свет отправля-
ются на корабле: naur ha vā esä svargyā yad agnihotram «жерт-
воприношение богу Агни (Агнихотра) – это корабль (naur), ко-
торый плывет к небу», – гласит Шатапха-Брахмана. Каждый плывущий считался в античном мире немного покойником: на вопрос, кого больше, живых или мертвых, Анахарсис, говорят, переспросил: «А кем считать плывущих?». А.Формозов составил карту распространения наскальных рисунков ладьи: эти изображения есть в Скандинавии и Ита-
лии, на берегах Лены и Амура, на Беломорье и на Онеге, в предгорьях Алтая и Прибалтике, не говоря уж о Тигре, Евфрате и Ниле... Эта ладья стала «солнечной» ладьей в Древнем Египте: на ней, сойдя в потусторонний мир, Осирис
проплывал в ночи сквозь подземное царство и сражался с чудовищным змеем Апопом. Красно солнышко зайдет, молодой месяц по терему похаживает, золоты рога на все стороны покладывает. Часты звезды изнасеены по стенам, словно маков цвет. А построен тот терем изукрашенный на семи вер-
стах в половиною; а высота того терема несказанная. Кругом того тере-
ма реки текут, молоком изнаполненные, сытой медовой подслащенные. По всеим
по теим по рекам мостички хрустальные, словно жар горят. Кругом терема стоят зелены сады, а в зеленыих садах поют птицы рай-
ские песни царские. От красна крылечка белостекольчата лежат ковры самотканные, а по тем коврам самотканным ходит молода княжна, Еле-
на Прекрасная...» 33 1 2 3 4 5 Изображения ладьи, по А.Формозову. 1 – Дендерский храм (Еги-
пет); 2 – Богуслен (Швеция); 3 – Смолянка (Казахстан); 4 – Ко-
быстан (Азербайджан); 5 – печать протоиндийской цивилизации (культура Мохенджо-Даро) Смерть понималась, как уплывание в ладье луны в страну заката, и филологи здесь вновь подтверждают выводы архео-
логов. Единое гнездо слов, восходящих к индоевропейской праформе *(m)nau-s- (все тот же корень m-n-s, который мы уже рассматривали, просто m «потерялась» здесь перед n) дали древнеиндийское nauh и греческое νηυς – «потусторонний мир», латинское nave
– «смерть», готское naus – «труп», древ-
нечешское nav – «могила», древнерусское навь – «труп», «по-
койник» – и одновременно индийское naur, греческое ναυς, ла-
тинское navus – «судно», «корабль». Водные инициации Водная поверхность наглядно демонстрировала нашим да-
леким предкам некий иной, фантастический мир, в котором все – и деревья, и люди, – перевернуто вверх корнями и ногами, в котором плывут вторая луна и второе солнце. На берегу реки или озера им было очевидно, что земля – лишь тонкая пленка, которую колышет на своей бездонной глуби «...могуществом страшный седой Океан беспредельный, Тот, из которого всякий источник и всякое море, Реки, ручьи и глубокие кладези все истекают...» Не менее очевидно было и то, что попасть в мир, видимый по ту сторону водной поверхности, – невозможно «просто так». Для этого нужно утонуть или быть сожранным водным чудови-
щем. «Провалится мне на этом самом месте», – клятва, имеющая своими корнями именно эти, весьма архаические воззрения. Массивный пласт представлений, связывающих 34 водную поверхность
(и – позже – зеркало) со входом в «потус-
торонний» (= загробный, посмертный) мир формировался, на-
чиная с верхнего палеолита. «В Древней Индии и в Древней Греции существовало пра-
вило не смотреть на свое отражение в воде <...> греки считали это предзнаменованием смерти. Они боялись, что водные духи утащат отражение или душу под воду
, оставив человека поги-
бать. Таково же, возможно, было происхождение классического мифа о прекрасном Нарциссе, который зачах и умер из-за того, что увидел в воде свое отражение (Фрэзер. Золотая ветвь). Мир смерти был введен в повседневную жизнь в помощью обрядов инициации. Этнография свидетельствует, что поло-
возрастные инициации у многих племен протекали в форме буквальных переправ через реку, фигурально «переправляв-
ших» юношей и девушек в разряд полноценных взрослых лю-
дей, мужчин и женщин. Ковчег Ноя. Один из самых известных кораблей, окружен-
ных трупами утонувших – это, разумеется, ковчег Ноя (Noah) «из дерева гофер, покрытый внутри и снаружи смолою». «Ной» (ַהנ) и
«ноос» (νυς),по-видимому, принадлежат к од-
ному семантическому гнезду. Р. Грейвс замечает, что в городе Апамея Киботос во Фригии (Малая Азия), гордились, что город получил имя в честь того самого ковчега
1
. На монетах этого города, чеканенных при Северах, был изображен «ковчег, плы-
вущий по воде, с двумя пассажирами в нем, представленными по пояс. Рядом с ковчегом показаны стоящие во весь рост дру-
гие две человеческие фигуры, мужская и женская: наконец, на верху ковчега пригнездились две птицы, как объясняют, ворон и голубь, с оливковой веткой в клюве». Имя Ноя было переда-
но на этих монетах греческим Νυς, Ноос, т.е. «ум», «мудрость», тем самым словом, которым элеаты обозначали единую пер-
вопричину всего сущего. Пророк на иврите называется ִנאיָב на-
би. Это слово не этимологизируется в еврейском языке, хотя используется чаще, чем более
понятные ַהור (роэх, «вдохнов-
ленный») или הֶזח (‘озиах, «провидец»). Думается, оно имеет 1
Ковчег Ноя назван «Thebeth» – Тебет, Кевет, Киот, короб для хранения святынь, тем же словом, что и Ковчег завета. Тем же словом названа и плавающая колыбель Моисея, «ларец из папируса, обмазанный ас-
фальтом и смолой». В других случаях используется термин ‘aron, за-
ставляющий вспомнить «ладью Харона». 35 все тот же корень – ноос, навос, т. е. «тот, кто прошел через воды смерти». Останки ребенка в гробе-плетенке Индия. Потомки Ману считаются родоначальниками Лунной династии, в частности Бхараты и его потомков, героев «Махаб-
хараты». Наиболее известный потомок Ману – Арджуна (т.е. «Серебряный», лунный). Его, «прекрасного, как небожителя», «облаченного в воинские доспехи, украшенного блестящими золотыми серьгами, с глазами льва и бычьими плечами» роди-
ла царская дочь Кунти. Чтобы скрыть грех от отца и матери, Кунти «...уложила дитя в непромокаемую корзину из ивовых прутьев, удобную, мягкую, выстланную простынями и с наряд-
ной подушкой в изголовье» и опустила корзину в волны реки. Корзину находит бездетная чета, и муж говорит жене: «Поисти-
не, боги, видя, что у меня нет сына, послали мне
этого мла-
денца»... Таким образом, Арджуна, как Ной и Ману, на собст-
венном «корабле» преодолевает водную преграду. Арджуна же переходит посуху море. В «Харивамше» Криш-
на приказывает волнам расступиться, и вместе с Арджуной и неким брахманом пересекает северный океан, идя словно ме-
жду двух водяных стен. Наконец они достигают «Шветадвипы», страны света, где видят необычайный сверкающий свет, в ко-
тором Кришна растворяется. «Здесь живут десять апсар [не-
бесных танцовщиц] по имени Блиставицы [Видьютипрабха]», что буквально означает «рождающие [радужное] сияние». Большинство комментаторов склонно считать, что речь идет о 36 северных сияниях; однако это могут быть и радуги водяных брызг, и драгоценные запястья и ожерелья на апсарах... Вавилон. Первым семитским царем Вавилонии (ок. 2316–
2261 до н.э.) был Саргон (Сарру-кан, т.е. Царь-по-крови, Царь-
истинный). Свое происхождение он описывает так: «Я – Саргон, могущественный царь, царь Аккада. Моя мать простого звания, отца своего я не знал, а брат моего отца жи-
вет в горах. Мой город Азуриану лежит на берегу Евфрата. Моя бедная мать зачала меня и втайне меня родила. Она меня по-
ложила в тростниковую корзину и горной смолой закупорила мою дверь. Она бросила меня в реку, река меня не потопила. Река меня подняла и понесла к Акки, оросителю
1
. Акки, ороси-
тель... вытащил меня, Акки, ороситель, как своего сына... вос-
питал меня, Акки, ороситель, назначил меня своим садовни-
ком. Когда я был садовником, богиня Иштар меня полюбила. Я... четыре года управлял царством, Я управлял черноголовы-
ми народами, я властвовал над ними»... В Палестине и во времена Иисуса, и по сей день есть секта мендаитов (сабиев), основным обрядом которой были водные погружения. Их самоназвание – «Иоанниты» (считается, что в память Иоанна Крестителя, но на самом деле – в память древ-
нейшего мифического рыбочеловека Оаннеса, выходившего для проповедей к вавилонянам из вод Евфрата). Здесь умест-
но вспомнить, что буква מ (mem) несет символику воды, а
נ (nun) – рыбы. Нарты. В осетинских (как и в русских) обрядах переправа через водную преграду как ритуал посвящения (обычно в оче-
редную поло-возрастную группу) восходит, как минимум, ко времени арийской общности или даже индоевропейской эпохе. О нартовских водных инициациях пишет, в частности, А.Р. Чочиев, русским обрядам, связанным с водной
переправой посвятил отдельную работу А.А. Потебня, писали о них В.Г. Власов, В.К. Соколова и другие исследователи. Наиболее жесткий отбор установлен для шаманов: «...новичок встречает Духа Вод (Амана), чрезвычайно красивую женщину, уговаривающую его нырнуть вместе с ней в реку. Там 1
Шумерское слово gugallu означает не только «ороситель», но и «вождь, предводитель, князь, правитель». Gugal šamee ú irşitim – означает «владыка (а не «ороситель») небес и земли». «Ороситель Акки» – всего лишь неверный перевод. Правильный – «властитель Аккада». 37 она передает ему амулеты и магические формулы. Неофит с проводником доплывают до другого берега реки и доходят до развилки «Жизни и Смерти». Будущий шаман может выбрать дорогу в «Страну без вечера» или в «Страну без рассвета». Потом сопровождающий его дух открывает ему судьбу души после смерти» (Элиаде М. Шаманизм: архаические
техники экстаза). Эти испытания бывают весьма жестокими: «маньчжу-
рам известно... испытание, связанное с [шаманским] посвяще-
нием: зимой пробивают во льду девять прорубей; кандидат должен нырнуть в одну из них и, проплыв подо льдом, выныр-
нуть в следующей, и так дальше до девятой проруби», – про-
должает Элиаде. В эпосе имеются свидетельства, что наши предки и на Кав-
казе, и в Степи, применяли ту же технологию: «зимою если вы-
роешь яму, пустишь туда воду из Терека, в эту яму посадишь Созрыко, на одну неделю и эта яма замерзнет, то, когда за-
мерзнет, он головою [лед] выбьет, так он крепок» (Нарты. Осе-
тинский героический
эпос). Вместе с тем эта же процедура за-
меняла в Великой Степи Тарпейскую скалу при отбраковке не-
приспособленных к жизни младенцев: их, по свидетельству ан-
тичных современников, «подобно раскаленному железу» по-
гружали в холодную воду проруби. «Всякому ясно, что если младенец выдержит такое испытание без вреда, то он выкажет и свою природную крепость и приобретет новую от закаления холодом» (Клавдий Гален. О сохранении здоровья). В нашей культуре этот ритуал жив по сей день в виде «крещенских ку-
паний». 38 СОДЕРЖАНИЕ Кавказ.............................................................................................2
Бронза.............................................................................................4
***....................................................................................................6
***....................................................................................................7
Письменность................................................................................7
Руны................................................................................................8
Фишки...........................................................................................13
Медь и первая психотехнология...............................................16
Каргалы........................................................................................16
***..................................................................................................19
Сома.............................................................................................19
***..................................................................................................24
***..................................................................................................24
Просветители...............................................................................27
Курганы........................................................................................28
Могила как лодка.........................................................................32
Водные инициации......................................................................33
Автор
vasilysergeev
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
198
Размер файла
1 370 Кб
Теги
tom1_4c
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа