close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Слепой судья

код для вставкиСкачать
Вокруг меня песок. Барханы, окутанные мутной пыльцой, возвышаются среди безмолвия пустыни. Я
иду вперед, меряя шагами бесконечность, иду вперед, не зная зачем и куда приведет меня этот путь.
Да и пути никакого на самом деле нет. Я могу идти на север, на юг, на запад, я могу идти к солнцу,
или от него, я могу даже стоять на месте, но от этого не изменится абсолютно ничего. Потому что это
сон. Я знаю это настолько четко, насколько никогда даже не был уверен в окружающей меня
реальности. Я знаю что я сплю, что моя голова сейчас покоится на любимой подушке, а волосы мои
мягкими локонами рассыпаются по белой поверхности наволочки. Я трогаю себя за голову. Жесткие
кудри вперемешку с песком. Я просыпаюсь.
Откуда вообще эти картины? Я никогда не был в пустыне, я даже не выезжал со страны з самого
детства, и то это было соседнее княжество, не отличимое от нашего даже искушенным взглядом.
Надо будет поговорить со священником, может он что-то знает о таких образах. Хотя я и сам
прекрасно знаю, что ни к какому священнику я не пойду. И никому вообще не расскажу о своих снах.
И еще, я знаю, что они вернутся завтра. Как возвращаются каждую ночь уже несколько лет. Если оно
наступит, это завтра.
Я проснулся. На столе возле кровати солнечный зайчик рисовал причудливые картины из пыли и
крошек от вчерашнего ужина. Я встал, быстро оделся, кое-как умылся и побежал на улицу. Сегодня
особенный день. Даже солнце, очутившись неожиданно даже для себя в самом зените светило
особенным, специально подобранным для сегодняшнего дня светом. Сегодня должна решиться
судьба всего, что я знаю. И все зависит от меня.
На улице я встретил почтальона Грига. Он отвел глаза. Я молча кивнул и пошел дальше. Я знал что он
с нами и ни в каких доказательствах не нуждался. Мне еще слишком хорошо помнилась судьба
Братства Просветленных, которые были ничем иным, как религиозной сектой, причем полностью
засекреченной, со своими ритуалами и знаками. Их повесили на площади, всех до единого, просто
собрав их вместе каким то только тайной полиции известным способом. Я очень не хотел, чтобы с
нами случилось что-то подобное.
Первые две попытки свергнуть Слепого Судью были предприняты прошлым летом. В первый раз мы
собрали просто толпу с транспарантами. Честно признаться мы достигли чего хотели – весь этот
взброд был расстрелян прямо на главной площади. Учитывая, что большинство из них были пираты и
уголовники такой вариант был наверное наилучшим. Зато у нас появилась возможность на каждом
углу кричать про тиранию Слепого Судьи. Ведь, что бы кто там не говорил, народ его почему то
любит.
Второй раз мы пошли по другому пути. Мы собрали достаточно большую группу людей с оружием,
достаточным для завоевания нескольких соседних княжеств и ринулись к дворцу. Стража была
перебита в мгновение ока и толпа, обезумевшая от вида крови ринулась внутрь. Казалось, ничего уже не остановит переворот, но случилось по другому. Когда мы ворвались в
главный зал всех будто парализовало. Темная фигура Судьи завораживала и пугала, останавливая
кровь в венах и заставляя сердце замирать на долгие мгновения. Все, кто зашел тогда в дворец там и
остались. Остались поклонниками и рабами, новой стражей, которая защищала Судью так же
яростно, как убитые несколько минути стражники. И так же яростно кричали с трибун его рабам по ту
сторону дворцовых ворот. Ибо все население королевства было с рождения рабами. И, что самое
смешное, им всем это нравилось.
Утро понемногу отступало, передавая эстафету обычному летнему дню, с голубым небом, немного
палящим солнцем и непреодолимым желанием бросить все дела и побежать к морю, последовав
примеру шустрых юнош и пылких девиц, что упорно демонстрировали солнцу и морю свои прелести
в этот недолгий период лета. На них з удрученным видом засматривались работники порта с
тяжелыми ящиками на плечах и вселенной скорбю в глазах. Радовало работяг только одно – сегодня
пятница, а значит можно целую ночь провисеть в местном кабаке, просаживая всю зарплату за
неделю. Собственно а зачем еще деньги, если кормит город, он же одевает, и он же, в лице Слепого
Судьи дарует всевозможные блага всем, кто на это заслуживает.
На самом деле не все тратили заработанные деньги так бездумно. Некоторые складывали их в
тайники, рассчитывая потом наверное купить за них что-то ценное. Таких не уважали, ибо как сказал
Слепой Судья, единственная ценность – душа человека, а все остальное – бремя, от которого надо
избавляться. Портовым рабочим платили иностранцы, иные же жители и вообще не видели денег и
считали, что это лишняя забота – что-то там считать.
Я шел бульваром Освобождения, который, словно на смех был назван так на честь начала правления
Судьи. Мало кто уже помнит те времена. Старики иногда вспоминают за кружкой пива в трактире, что
когда-то Судей не было (они почему-то говорять всегда в множественном числе, хотя всем известно,
что Судья, он один, и всегда был один, и навсегда останется). И на земле в те темные времена
постоянно пылали войны, эпидемии и другая суета, которая просто давала понять людям, что надо
срочно упасть на колени перед Судьей. Собственно так и сделали, и это единственное, что старики
рассказывают за кружкой пива в трактире.
Я никогда их не слушаю. Как не слушался в школе, как вылетал с разных работ через чрезмерную
инициативность, как иду теперь, против всего, что знал с детства. Для чего я это делаю? Для блага
своих ближних? Так мне по крайней мере легче думать. Проходжу мимо идеально убранного дома вдовы Стокс. На безупречно белой стене виднеется черная
точка. Не знаю почему, но такие картины даруют мне вдохновение. Я могу стоять часами,
всматриваясь в одинокую звезду, что случайно пробила светом густые лохматые тучи над моей
головой, я могу наблюдать, как крутит водоворот кленовый лист, сброшенный с дерева старушкой
осенью, наверное все одиночества похожи между собой. И в то же время слишком разные, чтобы от
этого одиночества уйти. Я когда то попробовал. Не вышло.
На площади ко мне подходит Милена. Она в лучшем своем платье, хоть я и просил не выделятся с
толпы. Но это ничего. У Милены каждое платье – лучшее. У этой женщины пугающая способность
нравится абсолютно всем, не смотря на возраст, вкусы и даже пол, все как один всегда отводят глаза
при ее взгляде, не говоря уже о том, чтобы не помочь ей в тех редких случаях, когда она чего то
просит. В школе Милена всегда была отличницей. Сложно сказать что это было совсем уж незаслужено, но
сколько б не старались другие девочки, даже первые красавицы, учителя всегда хвалили только ее.
На своих заседаниях, неформальных встречах после уроков и просто на случайных встречах за
глотком спиртного два учителя все равно заводили речь про Милену. И если б не ее врожденная
скрытность, так же говорил бы о ней и весь город. Но кроме привлекательности, природа одарила ее
достаточной скромностью и благоразумием, чтобы не упасть жертвой козней неудачливых соперниц.
Она рано вышла замуж, нашла себе непыльную работу и на публике старалась не появлятся. Разве
только чтобы помочь мне.
Я долго думал зачем я этой женщине, но в конце концов решил, что она так же одинока, и это ее
одиночество толкает на такие решения. Другим вариантом была простая скука. Кто их разберет, этих
женщин.
Собственно Милена мне была нужна с единственной целью – пройти мимо первого уровня охраны.
Дворец внутри – это тот же город, со своей инфраструктурой, законами, жителями и всем, чем может
похвастаться любой город в нашей стране. Единственное различие – туда пускали только
просветленных. Войти внутрь человеку, не отдавшему свою жизнь Судье до конца было невозможно.
Поэтому меры безопасности внутри были больше формальными чем опасными – каждый житель мог
в любое время дня и ночи придти к судье и рассказать о своих горечах и обидах. Хотя злоупотреблять
этим считалось плохим тоном.
Как я и думал, охранник просто улыбнулся и пропустил меня внутрь, оставшись один на один с
Миленой. Может быть через час он очнется и поднимет тревогу, но тогда все будет уже неважно.
Если я задержусь здесь настолько, моя судьба уже не будет никого волновать. В том числе и меня
самого. Ва-банк, господа, как любил говорить один из наших мастеров Луавиль. Его съела пантера на
одной из бешеных охот, которые он любил больше за все на свете. Я думаю именно о такой смерти
он и мечтал. Интересно, о какой смерти мечтает сам Судья. И смертен ли он в принципе? Мне
сегодня предстоит это узнать.
Дороги внутри дворца построены очень искусно. Если ты точно не знаешь куда идешь – ты можешь
неделю крутиться на месте, и об этом не подозревать. Но я знал куда я иду. И знал как туда
добраться. Откуда у простого торговца краденым карта дворца Судьи я не знал и знать не хотел. Если
б я начал об этом думать, мысли такие спокойно могли б вывести меня из равновесия, а это
последнее, что мне сейчас нужно – моя речь перед прислужниками должна быть точной и
спокойной, как удар молнии в землю, как ветер, что ломает древние стволы деревьев, как...
Я увлекся метафорами и пропустил поворот. Женщина, что развешивала разноцветное белье прямо
на улице посмотрела на меня с удивлением. Так нельзя. Еще один такой прокол и меня выведут
отсюда с конвоем, и тогда никакая Милена уже не будет в силах помочь мне. Если будет кому
помогать конечно.
До конца дороги я уже не збиваюсь. Небольшое здание, в котором Судья принимает посетителей
настолько контрастирует с внешним образом дворца, что мне стает не по себе. В таком бараке не то
что Судью, раба держать неудобно. На втором этаже домика потертый балкон. Наверное здесь он
говорит свои знаменитые речи. Ну что ж, сегодня буду говорить я. Интересно, почему возле дверей
нету охраны. И почему прохожие так странно на меня смотрят, неужели помнят тощего паренька,
который единственный сбежал из дворца, который они сделали своим домом. Не верю.
Дальнейшее происходило считанные секунды. Впрочем, если б я выделил на это немного больше
времени вероятность успеха упала бы до ноля. Я зашел в домик, вытянул нож и направился к трону,
который венчало грузное тело Судьи. Что-то казалось мне странным. Что-то не так в этой мифической
фигуре. Но мне было не до размышлений. Я быстрым шагом подошел к Судье и ловким движением
всадил нож прямо ему в серце. Тело медленно начало оседать. В предсмертных хрипах я услышал
лишь одно слово: «Хорошо...». Хотя может мне просто послышалось...
Дело сделано. Я бросил свой нож на землю и лишь тогда заметил, что меня так смущало – ноги Судьи
были акуратно заключены в железные кандалы. Может это тоже часть религиозных ритуалов,
которые прервал я своим появлением. Нельзя об этом думать. Мне еще спасать этих фанатиков.
Сказать им, что власть Судьи повержена, что они спокойно могут расходиться по домах, не боясь
полиции, ибо свобода наступила.
Я вышел на балкон. На площади уже собрались люди. Сотни лиц, сотни нарядов и мнений. Мне
нельзя ошибиться, слишком многое зависит от меня сегодня.Я начал говорить. Моя речь текла
плавно и искусно – я писал ее и учил долгие месяцы, я говорил настолько убедительно, что на особо
сильных моментах толпа замирала, я же замер только один раз, когда случайно увидел лицо, до боли
похожее на почтальона Грига. Через минуту мне привиделось другое знакомое лицо. До того
времени, пока я закончил я успел увидеть всех верховных и даже секретных агентов. Их здесь не
было и быть не могло, охрана не зря стоит и если это все не... Странная идея пришла мне в голову тогда, когда я как раз закончил говорить. Толпа была моей,
каждый слушатель был готов признать меня богом, и в этом и была моя основная ошибка. Меня схватили двое. Я не знал их лично, но обоих видел на заседаниях нашей организации. Ну что ж,
предатели бывают. Сейчас меня прилюдно казнят, но что толку, ведь революция уже свершилась. Но
внезапно меня стали тянуть совсем не туда. Кандалы, которые уже сняли с ног Судьи замкнулись на
моих ногах. Толпа, которая ликовала у входа ворвалась внутрь и упала на колени. Все, что
происходило было настолько фарсом, что я и не думал сопротивляться. Я просто ждал что будет
дальше.
Передо мной появилась Милена. В ее руках было странное приспособление. Суть его я уяснил только
тогда, когда ощутил невыносимую боль в глазах. Последнее что я увидел в своей жизни была
ослепительной красоты девушка, которая сделала меня тем, кем мне было суждено стать. Она
улыбалась. Как жаль, что скоро мне придеться ее казнить.
Автор
alchemist.ua
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
75
Размер файла
21 Кб
Теги
слепой, судьи
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа