close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Нескучный сад №5 май 2011

код для вставкиСкачать
Учредитель — Сестричество во имя святого благоверного царевича Димитрия при Первой градской больнице
Одобрено Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви
Главный редактор
Юлия ДАНИЛОВА
Выпускающий редактор,
редактор раздела «Ближний круг»
Марина НЕФЕДОВА
Арт-директор Дмитрий ПЕТРОВ
Редактор раздела «Тема номера»
Ирина ЛУХМАНОВА
Редактор раздела «Жизнь в Церкви»
Евгения ВЛАСОВА
Редактор раздела «Общее дело»
Антонина ПЛАХИНА
Редактор раздела «Культура»
Егор ОТРОЩЕНКО
Корреспонденты:
Леонид ВИНОГРАДОВ, Екатерина
СТЕПАНОВА, Дмитрий РЕБРОВ,
Кирилл МИЛОВИДОВ, Ирина РЕДЬКО,
Ирина СЕЧИНА
Корректор Любовь ФЕДЕЦКАЯ
Бильд-редактор Вячеслав ЛАГУТКИН
Фотограф диакон Андрей РАДКЕВИЧ
Отдел распространения
Дмитрий БРИТАНОВ
Духовник журнала
епископ Смоленский и Вяземский
Пантелеимон
Просим молитв о наших
благотворителях: рабах Божиих Сергии,
Димитрии, Максиме, Сергии, Никите,
Андрее, Елене, Марине, Юлии, Илье,
Владимире, Марии, Василии, Сергии
Адрес редакции: 119004 Москва, ул. Станиславского,
д. 29, стр. 1
Телефон: (495) 912-91-19
E-mail: neskuch@yandex.ru
Сайт
www.nsad.ru Журнал зарегистрирован в Минпечати РФ
14 августа 2001 года
Свидетельство о регистрации ПИ № 77-9575
Верстка, дизайн, препресс РИЦ «АртПодготовка»
(495) 585-41-07
Печать: ООО «Полстар» (495) 785-57-33
г. Москва, Волоколамское шоссе, 4, ГУК МАИ, сектор Б
Тираж 10000 экз.
Подписной индекс
по объединенному каталогу
«Пресса России» —
11805
по каталогу «Роспечать» — 46331
По вопросам распространения
обращайтесь по телефонам:
(495) 943-04-98, 943-04-99
Региональный представитель
Украина, Одесса:
+38 (048) 735-03-85 Сергей Колесник
На 1-й странице обложки: фото диакона
Андрея Радкевича
Нескучный сад
Журнал о православной жизни
Содержание
Эхо событий
2 4
Реформа духовного образования ......................................... 2
Северный Кавказ поделили между тремя епархиями ..............4
Возможна ли христианская политическая система? ................ 5
Россия между демократией и авторитаризмом .......................6
Восстановление монархии — не возврат в прошлое ............... 9
Куда исчезла христианская демократия в России? ................13
Формы государственного и политического устройства .......... 15
Дорогие читатели! Номер, который вы держите в руках, вышел благодаря вам.
Мы сердечно благодарим всех, кто помог этому номеру выйти в свет. Наша
постоянная благодарность и молитвы — и тем замечательным людям, кото-
рые финансировали журнал все предыдущие годы его существования, и но-
вым постоянным благотворителям. Их имена указаны в колонке слева, и вы
можете за них помолиться.
«Нескучный сад» просит о помощи!
Судьба нашего журнала в
Ваших руках!Если Вы люби-
те наш журнал и хотите, чтобы
он существовал и дальше, Вы
можете поддержать нас по-
жертвованием (квитанция на
стр. 39).
Наши в Берлине ....................................................................... 18
Миссия среди мусульман .........................................................26
Епископ Карибского моря ....................................................... 29
Венчание: решительный шаг в любовь ................................... 32
Почему я не ушла из Церкви .................................................... 36
Вопросы веры: надо ли повторно исповедаться, если вспомнил еще один грех; как составлять исповедальные записки ................................. 38
Замуж по переписке ............................................................40
Персона: главная роль Елены Санаевой ................................. 46
Как обличать с пользой ............................................................... 51
Детский вопрос: родителям, боящимся учителей; возрастная особенность или грех ........................................... 54
Что хранят военные архивы ..................................................... 70
Как пишут фрески .....................................................................74
Юный герой старой войны .......................................................78
Новая школа: среднее частное ................................................ 82
Круглый стол директоров московских православных школ ................................................................. 85
40 55
56 69
70 86
18 39
87 88
5 17
Последняя надежда: зачем лечиться за границей .................. 56
Как спасти русскую деревню ................................................... 61
Объектив: в гости к старикам ................................................... 64
«Милосердие.ру»: удачный приют ............................................. 68
Тема номера
Жизнь в Церкви
Ближний круг
Общее дело
Культура
Сlassified
2
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Эхо событий
Действующие лица
В семинариях
нет семинаров
— Зачем менять систему нашего
семинарского образования? — Когда мы спрашиваем, зачем нуж-
но менять систему богословского обра-
зования, мы забываем, что на протяже-
нии всей своей истории эта система
постоянно реформировалась. И всегда
это было связано с новыми требования-
ми к богословскому образованию, кото-
рые выдвигало время. Последняя ре-
форма началась около десяти лет назад,
на то было общецерковное решение —
резолюция Поместного и Архиерейского
соборов, об этой реформе неоднократно
говорил покойный Патриарх Алексий.
Сейчас она продолжается и вступает в
новую стадию. С пятилетних семинар-
ских программ мы переходим к подго-
товке магистров и бакалавров. Но в пер-
вую очередь реформа коснется не
столько срока обучения, сколько логики
образовательного процесса. Здесь мы
ориентируемся прежде всего на свет-
ские стандарты высшего образования,
так называемые стандарты «третьего по-
коления», и на стандарты, связанные с
«болонским процессом». — Обычно западную систему при-
нято критиковать, считается, что она
не ориентирована на фундаменталь-
ные знания, что она слишком при-
кладная, фрагментарная...
— Действительно, в соответствии с
новыми стандартами студенту привива-
ют не только знания, но и навыки, уме-
ния. Но это совсем не означает того, что
знания отменяются. Просто теперь сту-
денты должны быть не только образо-
ванными людьми, но и уметь применять
свои знания на практике. Я не вижу тут
никакого противоречия. Кроме того, ев-
ропейская система не является чем-то
жестким, это только форма, и содержа-
нием эту форму наполняют сами учеб-
ные заведения. — Методы обучения тоже претер-
пят изменения?
— Безусловно. Это связано с появле-
нием новых образовательных техноло-
гий, упор будет на интерактивность, на
диалог между преподавателем и студен-
том. До последнего времени в системе
нашего духовного образования «семи-
нары», привычные для студентов свет-
ских вузов, просто отсутствовали. Были
только лекции и «самостоятельная под-
готовка», время, обычно после обеда,
когда семинаристы просто сидели и учи-
ли наизусть конспекты. Теперь семинар-
ским занятиям, коллоквиумам будет уде-
лено больше внимания, студентам будут
даваться темы для самостоятельного
изучения, списки литературы, на семи-
нарах они будут докладывать о прочи-
танном. Появится больше письменных
эссе и сочинений. В целом нагрузка вы-
растет, но приобретет более творческий
характер, перед студентами будет стоять
задача уже не просто механического ус-
воения информации, но ее творческого
осмысления.
— На Западе около половины
учебных курсов студент выбирает
сам. Что-то подобное предполагается
внедрить и в наших семинариях?
— Да, нечто подобное будет и у нас,
это так называемая «траектория инди-
видуального обучения». Есть определен-
ный базис, обязательный для освоения
всеми семинаристами, и есть вариатив-
ная часть. Частичную возможность вы-
бора студент получит уже на бакалавр-
ском уровне, но в полной мере, конечно,
он сможет выбирать предметы только в
магистратуре. Табель о рангах
— Церковные учебные заведе-
ния будут готовить теперь не просто
священников, а бакалавров и маги-
стров богословия. Бакалавриат —
это первая ступень высшего профес-
сионального образования, принятая
на Западе, нормативный срок обуче-
ния бакалавра четыре года, а не
пять, как у специалиста. Магистр —
вторая ступень, дополнительно еще
два года. В России многие смотрят на
бакалавров как на людей, не имею-
щих полноценного высшего образо-
вания. Не отразится эта тенденция на
священниках-бакалаврах?
— Я думаю, у нас не возникнет с этим
проблем, потому что еще совсем недав-
но все наше семинарское образование
было четырехлетним. Пятилетние про-
граммы появились только в девяностых,
Систему духовного
образования ждет
реформа
Российскую систему духовного образования ожидают
перемены: у нас появятся церковные бакалавры и магистры.
Кроме того, методика преподавания богословских
дисциплин будет переосмыслена. О том, как будет меняться
система богословского образования, «Нескучному саду»
рассказал один из архитекторов реформы архимандрит
Кирилл (ГОВОРУН), первый заместитель председателя
Учебного комитета Русской Православной Церкви.
Фото диакона Андрея Радкевича
так что, переходя на бакалавриат, мы
возвращаемся к старой системе. Боль-
шинство провинциальных семинарий
будут присваивать своим выпускникам
именно бакалаврскую степень, и только
некоторые из них получат право при-
сваивать степень магистра — те, что
смогут обеспечить соответствующий
уровень преподавания. К новым про-
граммам семинарии будут переходить
не сразу, уверенно можно сказать толь-
ко то, что уже в этом году к подготовке
магистров и бакалавров приступят в Мо-
скве и Санкт-Петербурге. — Раньше в системе богословско-
го образования степень магистра бо-
гословия считалась выше кандидат-
ской. Как новая магистерская
степень будет соотноситься с канди-
датской?
— С церковными кандидатскими и
докторскими степенями существует та-
кая же неразбериха, как и со светски-
ми. Российский кандидат наук условно
соответствует западному «доктору фи-
лософии», а доктор — «заслуженному
профессору». Церковные степени кан-
дидата богословия, магистра и доктора
в том виде, в котором они существова-
ли раньше, не совпадали ни с зарубеж-
ной, ни со светской системой. Теперь
мы постараемся их привести в соответ-
ствие с мировой практикой. Безуслов-
но, кандидат будет выше магистра, как
это и принято в светской системе выс-
шего образования. Нашу магистерскую
степень мы будем приравнивать к сте-
пени магистра светского вуза или зару-
бежного университета, а кандидатские
степени постараемся приравнять к сте-
пени кандидата наук, с одной стороны,
и к зарубежной степени «доктора фило-
софии» — с другой. Все это существенно
повышает требования к написанию
кандидатских сочинений. Кроме того, изменения коснутся и
докторских степеней. Если раньше цер-
ковные докторские степени присужда-
лись без защиты диссертации, как при-
знание выдающихся заслуг церковного
ученого, то теперь эта степень будет
предполагать защиту докторской дис-
сертации, и к ней мы будем применять
все те же требования, которые приме-
няются государственной аттестацион-
ной комиссией к светским докторским
диссертациям в области гуманитарных
наук.
Битва за признание
— Вы получили богословское об-
разование у нас, учились на Западе и
знакомы с обеими этими системами
изнутри — какие преимущества и не-
достатки есть у каждой из них?
— Везде свои сложности. Я окончил
Киевскую духовную академию и семина-
рию, учился в Греции на богословском фа-
культете Афинского университета, писал
диссертацию в Англии. Когда мы разраба-
тывали реформу, то нам хотелось объеди-
нить все лучшее, что есть в этих трех систе-
мах, и создать свою, синтетическую.
Греция славится очень хорошим фунда-
ментальным образованием, но там доста-
точно сложно писать диссертацию, по
множеству причин; в Великобритании, на-
против, фундаментальное образование,
может, и не такое блестящее, но велико-
лепно продумана система работы над дис-
сертациями. Там студент, перед тем как он
будет допущен к написанию работы, обя-
зан пройти спецкурс в области научной
методологии: этот курс включается в обя-
зательную часть магистерской програм-
мы. Этот элемент мы позаимствовали и
для нашей системы. В российской свет-
ской науке существует предвзятое отно-
шение к церковным исследователям, по-
тому что некоторые из них действительно
не владеют методологией научного иссле-
дования в достаточной мере, сегодня на-
ша задача — разрушить этот стереотип. — Если церковные исследователи
будут руководствоваться только на-
учной методологией, останется ли в
их диссертациях место для конфес-
сиональной составляющей?
— Безусловно. В чем заключается
эта конфессиональная составляющая?
Об этом можно прочитать целую лекцию.
Нужно уметь синтезировать установки
традиции и научные методы, этому нуж-
но просто научиться. Я не думаю, что ме-
жду традицией и научными методами
может быть конфликт. Ведь если мы ссы-
лаемся на традицию — мы всегда ссыла-
емся не на традицию вообще, а на кон-
кретных отцов, на конкретные тексты.
Это работа с источниками, и она одина-
ково обязательна как для церковного,
так и для светского ученого. — На Западе богословская наука
не отделена от светской, там доктор-
ские степени богословских факульте-
тов признаются государством. Как
наши духовные степени сегодня при-
знаются за рубежом?
— Пока они не признаются, вернее,
существуют отдельные прецеденты, но
нет системы такого признания. Дело в
том, что на Западе нет государственных
аттестационных комиссий (вроде наших
ВАКов), и научные степени там присужда-
ет каждый университет самостоятельно.
В каждом отдельном случае, когда мы от-
правляем нашего студента на обучение в
западный университет, нам приходится
отдельно договариваться относительно
того, чтобы его семинарский диплом был
признан, чтобы он мог поступить на маги-
стерскую или докторскую программу. Для
того чтобы за рубежом признали наш ди-
плом, нам совсем не обязательно, чтобы
его признавали в России. И в то же вре-
мя признание наших дипломов западны-
ми вузами, равно как и признание их
российской светской системой высшего
образования, является одной из целей
нынешней реформы. Беседовал Дмитрий РЕБРОВ
РЕКЛАМА
Главой Владикавказской епархии
стал архиепископ Зосима (Остапен-
ко), до этого управлявший находящейся
неподалеку Элистинской и Калмыцкой
епархией, человек, хорошо знакомый с
жизнью региона, в течение четырех лет
в начале восьмидесятых служивший
приходским священником в городе Гроз-
ном, столице тогда еще советской Чече-
но-Ингушской Республики. Он по теле-
фону дал комментарий «Нескучному
саду»: «В нашу епархию вошли очень раз-
ные республики: христианская Осетия,
мусульманские Чечня и Ингушетия, мно-
гонациональный Дагестан. Межнацио-
нальный мир и взаимопонимание для
нас сегодня — это ключевой вопрос.
Я молюсь, чтобы национальные и ре-
лигиозные распри, которые были на
этой земле, поскорее ушли в прошлое.
Безусловно, я отношусь с большим ува-
жением к христианским традициям
осетинского народа, к традиционным
культурам наших мусульманских рес-
публик. Когда я управлял Калмыцкой
епархией, которая граничит с Север-
ным Кавказом, я всегда старался быть
внимательным к местным обычаям,
языку. Так будет и на Кавказе. Когда-то
я жил в Чечне, служил там простым свя-
щенником и теперь с трепетом и нетер-
пением жду того дня, когда смогу снова
посетить это место, встретиться с этим
народом. До начала чеченской войны я
часто приезжал в Грозный. Тот храм, в
котором я когда-то служил, к сожале-
нию, давно разрушен, но на его месте
после войны построили новый, он со-
хранил архитектуру старого».
Напомним, что 22 марта на весен-
ней сессии Священного синода Русской
Православной Церкви было принято ре-
шение разделить Ставропольскую и
Владикавказскую епархию, учредив три
новых: Ставропольскую и Невинно-
мысскую, включившую в свой состав
большую часть Ставропольского края;
Пятигорскую и Черкесскую, объеди-
нившую православные приходы на тер-
ритории района Кавказских Минераль-
ных Вод, Карачаево-Черкесской и
Кабардино-Балкарской республик; Вла-
дикавказскую и Махачкалинскую, в
состав которой вошли православные
приходы Осетии, Ингушетии, Чечни, а
также приходы Дагестана, ранее управ-
лявшиеся из Баку и входившие в состав
Бакинской и Прикаспийской епархии. Создание самостоятельной Владикав-
казской епархии стало отчасти восстанов-
лением существовавшей с 1875года Вла-
дикавказской и Моздокской епархии,
упраздненной к середине двадцатого ве-
ка. Большая часть казачьих земель Став-
ропольского края осталась в составе
Ставропольской епархии, которую воз-
главил епископ Кирилл (Покровский),
председатель Синодального комитета по
взаимодействию с казачеством и наме-
стник московского Донского монастыря.
Христиане Пятигорска, Кабардно-Балка-
рии и Карачаево-Черкесии были поруче-
ны бывшему Смоленскому епископу, ро-
дившемуся в Чечне, выпускнику, а позже
и преподавателю Ставропольской духов-
ной семинарии, епископу Феофилакту
(Курьянову).
«Разделение на епархии сделано не
по национальному, а по территориально-
му признаку — для удобства церковного
управления, — подчеркнул в коммента-
рии “Нескучному саду” епископ Ставро-
польский Кирилл. — Прежняя Ставро-
польская и Владикавказская епархия
охватывала территорию сразу несколь-
ких республик, это сказывалось на тече-
нии церковной жизни. “Обострить на-
ционализм” ее разделение не может в
принципе, и в первую очередь потому,
что касается только церковных людей.
А в Церкви, как во Христе — нет ни элли-
на, ни иудея! Ставрополье было и остает-
ся пограничным краем, регионом, где
вместе живут люди, принадлежащие к
разным этносам и религиям. Наша общая
задача сделать так, чтобы конфликтов тут
не было, чтобы в нашем крае царили мир
и спокойствие. Святейший Патриарх ска-
зал, что нам, новоназначенным еписко-
пам, предстоит большая работа по укреп-
лению жизни Православной Церкви на
Северном Кавказе, по развитию отноше-
ний с мусульманской общиной, укрепле-
нию мира и согласия в обществе. Паства
на Северном Кавказе, как подчеркнул
Патриарх, сейчас переживает очень не-
простое время. Необходимо больше вни-
мания уделять пастырской работе, под-
держивать православных людей. Имея
опыт работы с казаками в качестве
председателя Синодального комитета по
взаимодействию с казачеством, я рад,
что обрел на Ставрополье добрых по-
мощников в их лице». Эхо событий
Кавказ
4
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Северный Кавказ поделили
между тремя епархиями
На Кавказе созданы три новые епархии, одна
из них, с центром во Владикавказе, объединит
приходы Чечни, Дагестана, Осетии и Ингушетии.
Эта епархия станет преемницей
дореволюционной Владикавказской епархии,
включавшей, кроме Осетии, так называемую
Терскую область — обширные территории
терского казачества, горные районы Чечни,
Ингушетии и северного Дагестана.
Текст: Дмитрий РЕБРОВ
Фото ИТАР-ТАСС
В отличие от второго по масштабу —
гитлеровского — тоталитаризм в СССР
был еще и режимом открыто богоборче-
ским. В принятой 1990-м «Декларации о
государственном суверенитете РСФСР»
брался курс на построение в России «де-
мократического общества с новым эко-
номическим строем».
Новое общество у нас строилось не
однажды. И каждый раз формы государ-
ственности менялись: монархия, респуб-
лика, советский тоталитаризм, двадцать
лет назад пообещали демократию. Ка-
кой же государственный строй и полити-
ческую систему мы имеем сегодня? Ка-
кой строй наиболее адекватно выражает
христианские принципы? «НС» предлага-
ет мнения демократа и монархиста. Но зависит ли вообще жизнь христи-
анина от политической системы и госу-
дарственного строя, в котором он жи-
вет? Церковь традиционно говорит о
своей аполитичности, но с каждым го-
дом играет в обществе более заметную
роль, к ее мнению прислушиваются по-
литики. Может ли она предъявлять к го-
сударственному устройству свои требо-
вания? По мнению эксперта «НС»
Александра Щипкова, советника
председателя Совета Федерации,
главного редактора интернет-порта-
ла «Религия и СМИ»,«единственное
требование, которые мы, христиане,
предъявляем государственной власти:
чтобы государство не вмешивалось в
церковные дела, не мешало нам мо-
литься. Именно этого мы требовали в
семидесятых. Нас называли религиоз-
ными диссидентами, но диссиденты вы-
ступали за смену политического устрой-
ства, а мне тогда советская власть
казалась вечной. Для нас советский бо-
гоборческий режим был плох только
тем, что он был богоборческим». Значит ли это, что христианин не
должен участвовать в активной полити-
ческой государственной жизни, если
нет гонений или воинствующего атеиз-
ма? Почему провалилось христианско-
демократическое движение девянос-
тых и возможно ли его продолжение?
Об этом — Тема номера.
Тема номера
5
В этом году исполняется 20 лет, как рас-
пался СССР — самый крупный в XX веке
тоталитарный режим.
Возможна ли христианская политическая система?
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Наименьшее зло
— Мне очень близка характеристи-
ка, которую дал демократии У. Черчилль:
«Демократия — наихудшая форма прав-
ления, не считая всех остальных». Почему можно считать демократию
если не идеальной формой правления,
то наименьшим из зол для православ-
ного мировоззрения?
Первый аргумент — экономический.
Ни один строй сегодня, как утверждает
экономическая наука, не обеспечивает
процветания страны в такой степени,
как демократия. Критерием здесь явля-
ется ВВП (валовый внутренний продукт)
на душу населения. Так вот, ВВП на душу
населения в текущих ценах приблизи-
тельно в 13-15 тысяч долларов является
своего рода рубиконом — выше без де-
мократизации невозможно обеспечить
устойчивый экономический рост. Все го-
сударства, имеющие душевой доход вы-
ше указанного уровня, являются демо-
кратическими. Исключение — монархии
Персидского залива, но это объясняется
колоссальными природными богатства-
ми при небольшом населении. Кроме
того, их благосостояние настолько зави-
сит от мировых цен на нефть, что коле-
бания последних вызывают и резкие ко-
лебания доходов граждан, поэтому их
модель экономического роста никак
нельзя назвать устойчивой. Примечательно, что демократизация
начинается именно при уровне доходов,
соответствующих 13-15 тысячам долла-
ров (или чуть ниже) в современных ценах.
Это Южная Корея и страны Центральной
Европы в 1980-х годах и послевоенные
Италия и Германия. Те же страны, кото-
рые этого уровня достигали, а демократи-
Тема номера Возможна ли христианская политическая система?
6
Как должна
в современных условиях
выглядеть социально-
политическая система
государства, которая
пытается воплощать
христианские идеалы?
По мнению Алексея
УЛЬЯНОВА, начальника
управления контроля
промышленности
Федеральной
антимонопольной службы,
такой системой сегодня
может быть только
демократия.
Россия между демократией и авторитаризмом
На илл.: Либорио Проспери. Лобби Палаты
общин английского парламента. 1886
7
зацию не проводили, начинали топтаться
на месте, погрязая в перманентных кри-
зисах и все больше отставая от соседей
(например, Аргентина в 1970-х годах). Иного способа управлять образован-
ными и квалифицированными граждана-
ми (а только такие способны генерить ду-
шевой ВВП выше 15 тысяч долларов),
кроме как демократия, не придумано. По-
этому, если мы хотим для своей страны
процветания, что вряд ли противоречит
православной вере, хотим, чтобы наши
ближние не имели нужды, мы вынуждены
признать, что демократия — оптималь-
ная форма правления. Риски свободы
Что же такое демократия? Ученые-
политологи придумали массу ее опре-
делений, но мне больше нравится два.
Первое — условно назовем его мини-
малистским — гласит: демократия —
такая политическая система, при кото-
рой власть меняется в результате пе-
риодических выборов и элита не име-
ет гарантий на сохранение власти.
Второе — назовем его максималист-
ским — называет демократию систе-
мой, отвечающей целому ряду крите-
риев: свобода слова, собраний и
совести, разделение властей, справед-
ливые выборы, развитое и независи-
мое от государства гражданское обще-
ство, соблюдение прав человека и ряд
других. Давайте посмотрим, противоречит
ли православному вероучению и миро-
воззрению какой-нибудь из элементов
минималистской или максималистской
теории демократии. На мой взгляд, сменяемость власти
в результате выборов — наиболее на-
дежная защита от впадания элиты в
грех гордыни и сребролюбия (простым
гражданам смена правителей позволя-
ет соблюсти заповедь «не сотвори себе
кумира»). Власть — колоссальный со-
блазн, особенно в современную эпоху,
и в России. Если рассматривать максималист-
скую теорию демократии, то стоит начать
со свобод. Благодаря этим свободам в
России Православная Церковь и получи-
ла в конце 1980-х годов возможность вы-
хода из подполья. Конечно, свобода мо-
жет быть употреблена и во вред, для
пропаганды греха. Да, демократия и воз-
ведение религии в государственный ста-
тус не помешали Финской лютеранской
государственной церкви легализировать
гомосексуальные браки. И все же лучший
способ решить проблему злоупотребле-
ния свободой находится в рамках самой
демократии. Разномыслие, которое на-
блюдается в развитых демократиях, при-
вело к появлению трех наиболее мощных
политических течений: социал-демокра-
тии, либерализма и консерватизма. Если
говорить о консервативной идеологии,
которая в наибольшей степени близка к
христианству, то в це-
лом ряде государств —
Германии, Италии, стра-
нах Скандинавии, Бени-
люксе и ряде государств
Латинской Америки —
есть партии, которые
называют себя христи-
анскими демократами. Зачастую эти пар-
тии занимают лидирующие позиции и на-
ходятся у власти на протяжении десятков
лет. И хотя в США, Англии, Франции круп-
ные правоконсервативные партии не не-
сут в своем названии слово «христиан-
ская», и там они стоят на защите
традиционных религиозных, семейных и
моральных ценностей. Народ без веры никакой
строй не спасет
Надо уяснить то, что государство или
какая-нибудь политическая система, в
том числе демократия, не способны спа-
сти общество от морального разложе-
ния (спасать — это дело Церкви, и упаси
Бог государству Церковь здесь подме-
нять). Поэтому не виновата демократия
в легализации порока. Виной тому — де-
христианизация стран Европы, общий
моральный упадок. А в США, где церков-
ные службы еженедельно посещают до
двух третей граждан, мощные христиан-
ские и общественные организации, опи-
раясь на Республиканскую партию, не
дают на национальном уровне положи-
тельного решения об однополых браках
и легализации абортов. Более того, ли-
берально ориентированная Демократи-
ческая партия на печальном опыте зна-
ет — посмей она поднять открыто этот
вопрос, будет заведомый проигрыш. То
есть, если население отпадает от веры,
никакой православный царь не спасет,
это мы и видели в России в 1917 году. Еще один атрибут демократии —
разделение властей — также важен для
усмирения гордыни представителей
правящей элиты. Кроме того, в услови-
ях, когда, например, глава исполнитель-
ной власти (президент) принадлежит к
одной партии, а законодательная (пар-
ламент) находится под контролем дру-
гой, этот принцип учит находить компро-
миссы. И конечно, независимая и
сильная судебная система — надежный
гарант от неправедного суда. За что ругают демократию
Есть ли у демократии недостатки? Да,
их выделяет и политическая теория, и на
практике их было немало. Часто демо-
кратию критикуют за неучет реальных
настроений в обществе (например, в
США существует архаичная система вы-
борщиков, и кандидат в президенты, по-
лучивший большее число голосов, может
проиграть выборы — такое в истории
случалось дважды). Но этот недостаток
решается не путем отказа от демократии,
а путем ее совершенствования. Другие критикуют демократию за по-
творство вкусам толпы и ее страстям,
приводя в качестве главного аргумента
победу Гитлера демократическим путем
на выборах в Германии в 1933 году. Но
здесь вмешался внешний фактор, а
именно запрет Сталина германским
коммунистам блокироваться с социал-
демократами. Этот блок, в случае его
формирования, имел бы перевес над на-
цистами в Рейхстаге и, по немецким де-
мократическим законам того времени,
мог бы сформировать правительство. Третьи ругают демократию за поли-
тическую борьбу, которая отвлекает ре-
сурсы и время и зачастую принимает
уродливые формы. Но и в недемократи-
ческих режимах — авторитарных и тота-
литарных — политическая борьба нику-
да не исчезает. И если при демократии
она ведется хоть по каким-то правилам,
то при недемократических режимах она
В 1990-е годы у нас были
заложены все основы для
демократии, сегодня мы видим
рост авторитарных тенденций
Тема номера
Возможна ли христианская политическая система?
8
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
приобретает подковерные и жестокие
формы. И даже в жестких тоталитарных
режимах (сталинском и гитлеровском)
существовала борьба кланов, группиро-
вок и т. д. за «доступ к телу» вождя. Суще-
ствовали группировки и политическая
борьба и в средневековых королев-
ствах, и в русской самодержавной мо-
нархии. А современные российские по-
литологи любят рассуждать о борьбе
«питерских», «либералов», «силовиков»,
«старомосковских» и других группировок
российской элиты между собой. Только
ведется она не в стенах парламента, а
внутри правительства и кремлевской
администрации. Монархии хороши в свое время
Демократию часто противопостав-
ляют монархии. Это противопоставле-
ние требует особого изучения, посколь-
ку значительная часть православных
христиан являются сторонниками мо-
нархии.
В «Основах социальной концепции
Русской Православной Церкви» (ч. III
«Церковь и государство») описываются
только три строя: теократия, монархия и
демократия (при этом резко осуждаются
как анархия, так и абсолютизация влас-
ти — читай, тоталитаризм). К сожалению,
мечтать об установлении теократии в на-
шем падшем мире не приходится. Но демократия монархии не противо-
стоит. Монархия — это форма государ-
ственного правления, а не строй, и про-
тивоположностью монархии является не
демократия, а республика, при которой
власть не передается по наследству, а
формируется на иной основе. В респуб-
лике власть может быть коллегиальной
(режим древнегреческих олигархий) и
единоличной, формироваться демокра-
тическим или совсем недемократичес-
ким путем (например, в Республике Со-
ветов или в современных республиках
Средней Азии). Скандинавские же, анг-
лийская и испанская монархия — это
страны с устойчивой демократией. А если говорить не о форме, а о
строе, то, помимо демократии, наука вы-
деляет тоталитаризм и авторитаризм.
Тоталитаризм — это режим, который пы-
тается установить господство не только
над общественными институтами, но и
над личностью граждан, и очень часто
это заканчивается гонением и на Цер-
ковь. В новой истории это коммунисти-
ческий режим в СССР, гитлеровский ре-
жим в Германии. Авторитаризм — это
строй, который в умы и сердца не вме-
шивается, но устанавливает контроль
над общественными институтами: пар-
тиями, профсоюзами, общественными
организациями. Открытых репрессий
нет, но общественные инициативы и
свободы под контролем. К таким режи-
мам относится большая часть развива-
ющихся стран и все режимы средневе-
ковых монархий, в том числе и русское
самодержавие. На определенном исто-
рическом этапе авторитаризм был
вполне оправдан и способствовал про-
грессу, например в средневековых мо-
нархиях, в том числе и в России. Но в
современном обществе, где критерием
успешного экономического развития
является ВВП выше13-15 тысяч долла-
ров, авторитаризм в большинстве сво-
ем становится тормозом, потому что не
способен обеспечить уровень развития
ВВП выше этой цифры. Последние годы ВВП на душу населе-
ния в России оценивается как раз около
15 тысяч долларов, а это значит, что, ес-
ли мы хотим развиваться дальше, мы не
можем этого сделать без масштабной
демократизации. Сегодняшний строй, который я бы
назвал полуавторитарным, может это
развитие затормозить. Хотя в 1990-х го-
дах у нас были заложены все основы для
демократического строя, институты де-
мократического государства, демокра-
тическая конституция, выборность влас-
тей, разделение властей, нельзя не
видеть нарастающие авторитарные тен-
денции, которые мы наблюдаем послед-
ние годы: ликвидация выборов губерна-
торов, а во многих регионах даже глав
местного самоуправления, давление на
суд и СМИ, увеличение срока президент-
ских полномочий и полномочий Государ-
ственной думы (в то время как мировой
тенденцией является сокращение этих
сроков), сокращение числа партий и по-
вышение административных барьеров
по их созданию, увеличение проходного
барьера с 5 до 7 процентов, отмена гра-
фы «против всех» и т. д. Получается, и
экономически, и политически мы нахо-
димся где-то между демократией и авто-
ритаризмом. И в ближайшие годы нам
надо определиться, потому что в проме-
жуточном состоянии очень высоки рис-
ки развала государства. Поэтому демо-
кратизация России — это вопрос ее вы-
живания. Есть ли у русских антидемократический ген?
Порой говорят, что в России нет ис-
торических корней для демократии.
Вспомним опыт Новгородской бояр-
ской республики, которая, кстати, дала
более трети русских святых в XIII-XV ве-
ках. Тут уж никак не скажешь, что у рус-
ских есть некий антидемократический
ген и что демократия несовместима с
Православием. Будущая российская демократия
может быть не похожа на демократию
японскую, корейскую, американскую и
европейскую. Мы способны вырабо-
тать свои национальные черты. Считаю,
что неплохо бы использовать амери-
канский и канадский опыт федерализ-
ма и разделения властей, поскольку эти
страны имеют большую территорию,
многонациональное население. Целе-
сообразно использовать и германский
опыт, поскольку они, как и мы, пережи-
ли ужасы тоталитарного правления и в
их системе заложен целый ряд защит-
ных механизмов. Например, их система
выборов способствовала появлению
нескольких сильных центристских пар-
тий, а партии радикального толка ока-
зались на задворках. Лютеранская и
Католическая церкви имеют защищен-
ный законом статус публичных корпора-
ций, активно участвуют в социальной
политике.
К сожалению, мне не встречалось
серьезных политологических, экономи-
ческих и богословских аргументов в
пользу самодержавной монархии. Ис-
торию изучать, конечно, надо. Чтобы не
забывать, что российский парламента-
ризм начался именно в эпоху царство-
вания Николая II, в рядах Белого дви-
жения демократов было даже больше,
чем монархистов, и в июле 1918 года к
Екатеринбургу спешили войска бывше-
го депутата Учредительного собрания
от Партии конституционных демокра-
тов А. В. Колчака. И если думать о будущем России, а
не ее прошлом, то демократия — дей-
ствительно наименьшее из зол, включая
самодержавную монархию. 9
Монархия — форма власти, установленная
Богом
—Главный принцип монархии — бо-
гоустановленность царской власти —
проистекает из самой человеческой
природы. Господь создал человека по
образу и подобию Своему, и человечес-
кое общество в идеале должно быть уст-
роено по образу и подобию Царствия
Небесного. Вряд ли у кого-нибудь повер-
нется язык утверждать, что там возмож-
ны республиканские отношения.
Временная земная жизнь есть при-
готовление к вечной небесной жизни.
Поэтому она должна протекать в стрем-
лении к соответствию небесным прин-
ципам. Когда мы молимся словами мо-
литвы Господней «Да приидет Царствие
Твое», когда мы исповедуем в Символе
веры «Его же Царствию не будет конца»,
мы свидетельствуем, что Царство есть
богоустановленный вечный и универ-
сальный принцип.
В «Основах социальной концепции
Русской Православной Церкви» сформу-
лирована текущая позиция Церкви в во-
просе взаимоотношений со светским ре-
спубликанским государством. И в этом
документе, отражающем нынешнюю кон-
кретную историческую ситуацию, нигде не
говорится о «богоустановленности рес-
публики», однако содержится цитата 6-й
новеллы святого императора Юстиниана,
провозглашающей принцип богоустанов-
ленности царской власти: «Величайшие
блага, дарованные людям высшею благо-
стью Божией, суть священство и царство,
«Монархия —
единственная форма
правления, совместимая
с любой политической
системой», —убежден
Александр ЗАКАТОВ,
историк, член научного
совета РАН по изучению
и охране культурного
и природного наследия,
директор Канцелярии
Российского
императорского дома.
Восстановление монархии —
это не возврат в прошлое
На илл.: В. Серов. Миропомазание импера-
тора Николая Александровича
Тема номера
Возможна ли христианская политическая система?
10
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
из которых первое заботится о божест-
венных делах, а второе руководит и забо-
тится о человеческих делах, а оба, исходя
из одного и того же источника, составляют
украшение человеческой жизни». Попытки представить дело так, что
под «царством» подразумевается любая
государственная власть, не выдержива-
ют критики. Если следовать подобной
логике, то можно сказать, что и под «свя-
щенством» святой Юстиниан подразуме-
вает не Церковь, а любую секту. Разуме-
ется, под «царством» имеется в виду
именно царство, то есть богоустанов-
ленная царская власть, а под «священ-
ством» — истинное священство, то есть
иерархия Единой Святой Соборной и
Апостольской Церкви.
Вопреки распространенному мне-
нию, утвердившемуся в результате не
совсем удачных переводов Священного
Писания (в том числе и синодального),
вовсе не «всякая власть — от Бога». Сла-
вянский перевод, наиболее близкий к
греческому подлиннику, доносит до нас
истинный смысл слов святого апостола
Павла: «Несть бо власть, ащене от Бога»
(Рим. 13: 1). Славянское слово «аще» оз-
начает отнюдь не «которая», а «если». Ес-
ли сравнить греческий текст (в латини-
це): «Ou gar estin eksousia ei me apo
Theou»; латинский перевод Библии
(Вульгату): «Omnis anima potestatibus
subjecta esto, non enim est potestas nisi a
Deo» (Romanos. 13: 1); староанглийский
перевод — Библию Короля Иакова: «Let
every soul be subject to the governing
authorities. For there is no authority except
from God» (Romans. 13: 1),—можно убе-
диться, что во всех переводах соответ-
ствующее словосочетание означает «ес-
ли не», а вовсе не «которая». Смысловая
разница колоссальная.
Любая монархия, даже языческая,
не говоря уж о христианской, сама про-
возглашает, что имеет своим источни-
ком божественную волю. А республика,
наоборот, сама отрицает божественное
происхождение власти и считает источ-
ником власти не Бога, а народ. Еврейский народ
не так поняли
Ссылки противников монархии на
вырванное из контекста описание уч-
реждения царской власти у древнеев-
рейского народа (а, кстати, не у людей
вообще) несостоятельны. Конфликт-
ность ситуации заключалась в том, что
израильтяне отвергли тогда принцип
теократии — непосредственного Бого-
правления, которое, конечно, выше
всех возможных систем власти. Однако
такое прямое Божественное руковод-
ство имело место только в отношении
одного народа и только на определен-
ном этапе его истории — от Моисея до
Самуила. Грех израильского народа за-
ключался не в желании иметь монар-
хию, а в обстоятельствах осуществле-
ния этого желания. Если проводить аналогию, то, на-
пример, для любого человека желание
иметь семью, «плодиться
и множиться», само по се-
бе не греховно. Отрица-
ние святости и богоуста-
новленности брака — это
ересь, проклятая апосто-
лами (см. 1 Тим. 4: 1-3) и
соборами. Но могут быть,
и, увы, все чаще бывают
обстоятельства, когда конкретная по-
пытка создать семью сопряжена с гре-
ховными побуждениями и непонима-
нием основ брака.
В том, что монархия не «вынужден-
ная форма», а установленный Богом и
угодный Ему принцип, легко убедиться,
если читать Священное Писание не
фрагментарно, а последовательно и не
выдергивать из него удобные цитаты.
Царь Салимский Мелхиседек, сочета-
ющий в себе также свойства священ-
ника и пророка, является в Библии
прообразом Спасителя, когда богоиз-
бранного народа еще вообще не су-
ществовало. Среди положительных
обетований, данных Богом праотцу Ав-
рааму, мы видим предсказание: «...и
цари произойдут от тебя...» (Быт. 17: 6).
Святой пророк Моисей, который сам
был царем Израиля в период исхода из
Египта и странствования по пустыне
(см. Втор. 33: 5), заповедует своим со-
племенникам поставить «над собою
царя» после прихода в землю обето-
ванную (см. Втор. 17: 14). А отсутствие
царя Священное Писание прямо увя-
зывает как причину со следствиемс от-
сутствием справедливости и права.
Об этом говорится в Книге Судей, в по-
следних ее словах, до этого звучавших
рефреном при описании различных
ужасающих злодеяний: «В те дни не
было царя у Израиля; каждый делал
то,что ему казалось справедливым»
(Суд. 21: 25).
Почему монархия —
не шаг назад
Монархия всегда эволюционирова-
ла. Нет никаких оснований предпола-
гать, что если бы не было революции, то
она застыла бы в какой-то навсегда за-
данной форме. Как принцип государ-
ственного устройства монархия никоим
образом не связана ни с феодализмом,
ни с рабовладением, ни с капитализ-
мом, ни с социализмом. Монархическая
идея государства — семьи совместима с
любым политическим и экономическим
строем. Это принцип правления, а не од-
на лишь форма. Поэтому и восстановле-
ние монархии, если оно состоится, нико-
гда не станет возвращением в какую-то
прежнюю реальность. Лучше всех на этот вопрос ответил гла-
ва Дома Романовых великий князь Вла-
димир Кириллович в одном из своих
первых интервью: «Монархия — это един-
ственная форма правления, совместимая
с любой политической системой, посколь-
ку предназначение монарха — быть выс-
шим арбитром». Любопытно, но то же са-
мое признавал даже такой враг
монархии, как В. И. Ленин: «Монархия во-
обще не единообразное и неизменное, а
очень гибкое и способное приспособлять-
ся к различным классовым отношениям
господства учреждение» (Ленин В. И. Пол-
ное собрание сочинений.— Т. 20. — М.:
ГИПЛ, 1961. — С.359). Возможна ли монархия в России?
Можем ли мы говорить о том, какие
объективные и субъективные условия не-
обходимы для восстановления монархии
в России? Чтобы ответить на этот вопрос,
нужно написать сотни томов. А действи-
тельность потом опрокинет все эти по-
Я не вижу ни одного
недостатка монархии,
который не был бы присущ
и республике
11
строения. Если пытаться выделить глав-
ное, то восстановление монархии может
произойти только по милости Божией и
по воле народа. Если два этих обязатель-
ных условия появятся, все остальные
окажутся субъективными. Способствую-
щие условия будут достижимыми, а пре-
пятствующие — преодолимыми. Что же нужно для того, чтобы Божия
милость и народная воля соединились?
Святейший Патриарх Кирилл, анализируя
причины крушения монархии и возмож-
ности ее возрождения, безукоризненно
точно указывает, что осуществление на
практике монархической идеи нерастор-
жимо связано с достаточно высоким
уровнем «религиозного и нравственного
состояния общества». Некоторые стараются интерпретиро-
вать слова Святейшего Патриарха так,
что подлинная монархия якобы возмож-
на только в совершенном обществе, со-
стоящем чуть ли не из одних святых. Это,
конечно же, искажение мысли Предсто-
ятеля нашей Церкви. Если бы всеобщая
святость была возможна, то исчезла бы
нужда в земном государстве. Просто на-
ступило бы Царствие Божие. Но этого не
будет до Страшного суда. Чтобы восстановить монархию, тре-
буется, чтобы религиозное и нравствен-
ное состояние общества достигло хотя
бы уровня сознания, что безбожие и зло
нужно не оправдывать и культивиро-
вать, а искоренять. Все не могут стать
святыми, да и святость не подразумева-
ет, как некоторые ошибочно полагают,
безгрешности. А вот различение добра
и зла, тяготение к добру и стремление
удалиться от зла доступно большинству
людей. И тогда приходит понимание не-
обходимости власти «по Божьему про-
изволению, а не по многомятежному
человеческому хотению».
Монархия неуклонно стремится к
идеалам любви, веры, надежды, верно-
сти, справедливости и чести. Не всегда
получается, но она стремится, по своей
природе. Огромную роль в обеспечении ре-
альной, а не гипотетической ответ-
ственности монархии играет наслед-
ственность царской власти. Государь,
воспринявший власть от предков и со-
знающий, что ему предстоит передать
ее детям, внукам и правнукам, относит-
ся к стране и народу гораздо более от-
ветственно, чем временщик, даже са-
мый честный и порядочный.
Конечно, степень этой ответствен-
ности в конституционной монархии ме-
няется. В отношении конституционной
монархии вообще существует много ми-
фов. Начнем с того, что идеалом консти-
туционной монархии считается Велико-
британия —страна, где на самом деле
никогда не было и нет Конституции…
Если под конституционностью подра-
зумевать ограниченность монархии раз-
личными законами, призванными выхо-
лостить суть царской власти, то такая
монархия, как это ни покажется пара-
доксальным, становится все менее от-
ветственна перед народом. Ее ответ-
ственность смещается в сторону партий,
промышленных и финансовых группиро-
вок, интернациональных сил и т. п. Если
же говорить об ограничениях, присущих
Тема номера
Возможна ли христианская политическая система?
12
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
царской власти исходя из ее природы,
то любая монархия конституционна. Ни-
какая сочиненная политиками и фор-
мально принятая большинством Консти-
туция, даже самая замечательная, не
способна заменить природную Консти-
туцию Веры, Совести и Права.
Есть ли у монархии слабости?
Конечно, у реальной монархии, как у
любого человеческого устройства, ог-
ромное количество недостатков. Глав-
ным источником бед является прослой-
ка (как называл ее известный русский
мыслитель Иван Солоневич, «средосте-
ние»), отгораживающая и отдаляющая
монарха от народа.
Иерархия необходима любому госу-
дарству. Однако «надменные потомки...
жадною толпой стоящие у трона», стара-
ются ограничить общенациональный ха-
рактер монархии своей спесью, ревнос-
тью, интригами. А когда монархия ведет
политику ослабления влияния аристо-
кратии, ее вытесняет бюрократия, кото-
рая на поверку оказывается еще хуже. Элита необходима. Но она, из-за
своей самоуверенности и гордыни,
легче подвергается духовному гние-
нию. В большинстве случаев монар-
хии, в том числе российская, пали не
под ударами всенародных восстаний,
а из-за предательства элиты.
Многие качества монархии могут
быть в одних случаях достоинствами, а в
других — недостатками. Например, по-
жизненность и наследственность цар-
ской власти позволяет принимать реше-
ния на долгосрочную перспективу, но
одновременно пожизненность может
привести к тому, что стареющий монарх
чисто по-человечески устанет и впадет в
апатию. А законная наследственность
может дать власть немощному или психи-
чески больному человеку при наличии
энергичных и здоровых членов династии.
Можно посмотреть и с другой сторо-
ны. Многие считают, что монархия не-
справедлива, так как отдает верховную
власть человеку в силу его кровного
происхождения, тогда как в государстве
могут быть люди со значительно боль-
шими управленческими способностями.
На первый взгляд это веский аргу-
мент. Но если присмотреться, то мы уви-
дим, что бесспорность власти легитим-
ного монарха — огромный стабилизиру-
ющий фактор. В государстве может быть
много людей умных, опытных, предпри-
имчивых, талантливых и т. п. И каждый
думает, что он умнее, храбрее, опытнее
и талантливее остальных. Может быть,
законный наследственный монарх,
действительно, уступает многим из них.
Но если его не будет, они все передерут-
ся за первое место и потратят свои та-
ланты не на пользу стране, а на вза-
имное уничтожение. А когда первое
место, по определению, занято госуда-
рем, унаследовавшим власть по непод-
властному человеческой воле закону,
то гораздо больше шансов расставить
остальных на подобающие им места,
где они максимально реализуют свои
лучшие качества. Я не вижу ни одного недостатка мо-
нархии, который не был бы присущ и ре-
спублике. Разве мы не видим, как в лю-
бой республике образовывается новая
«элита», только лишенная присущих ста-
рой аристократии представлений о чес-
ти? Разве не появляются паразитичес-
кие придворные круги, «семьи» и т. п.
Разве не стремятся республиканские
владыки передавать власть, богатство и
влияние по наследству? Разве не увле-
каются они роскошью на фоне всеоб-
щей нужды и не начинают считать свои
личные интересы интересами государ-
ства? В гораздо большей степени, чем
самые капризные монархи!
Людовика XIV до сих пор клеймят за
его фразу «Государство — это я». Но разве
не страшнее в тысячу раз, когда каждый
мелкий чиновник из безмерно размно-
жившейся республиканской бюрократии
убежден, что «Я — это государство»? Все недостатки проистекают из обще-
го человеческого несовершенства. Во-
прос не в наличии грехов и недостатков, а
в отношении к ним. Монархия —не пана-
цея от зла, но она ориентирована на лече-
ние нравственных и общественных неду-
гов, а не на их защиту и распространение.
Враждебна ли монархия
демократии?
Демократы любят цитировать У. Чер-
чилля, сказавшего, что «демократия —
это очень плохой строй, но ничего лучше-
го человечество не придумало». Но они
забывают, что эти слова принадлежат
премьер-министру Ее Величества, убеж-
денному монархисту. Это я к тому, что на-
стоящие монархисты являются настоя-
щими демократами. И наоборот.
У каждого народа свой путь развития.
Не считаю возможным осуждать какие
бы то ни было иностранные модифика-
циимонархии. Однако и не могу признать
ни одну из них подходящей для России.
У нас есть своя традиция гармоничного
сочетания способов управления.
Некоторые монархисты убеждены,
что демократия по определению враж-
дебна монархии. В действительности де-
мократия или политейя (народовластие,
народоправство), согласно учению Арис-
тотеля, является одной из форм правле-
ния, наряду с монархией (единодержави-
ем) и аристократией (властью лучших). В жизни ни одна из этих форм не су-
ществует в чистом виде. В любом госу-
дарстве есть сферы, где нельзя обой-
тись без единовластия и строгой
иерархии (вооруженные силы), где необ-
ходим элитарный аристократический
элемент (вооруженные силы, здравоох-
ранение, наука, образование, искус-
ство) и где не избежать широкого народ-
ного участия (местное самоуправление,
организация экономической деятельно-
сти, то есть все, что касается повседнев-
ной жизни большинства граждан).
Должно быть правильное соотношение
этих форм правления. Но демократия как верховная
власть абстрактного народа является
фикцией и на практике никогда и нигде
не существовала, потому что власть, как
проявление воли, всегда персонифици-
руется. Демократия, объявленная вер-
ховной властью, как это ни печально
осознавать, на самом деле — ширма для
прикрытия власти олигархии. Очень точ-
но сказано, что «демократия — это не
власть народа, а власть демократов».
Разница между такими «демократами» и
монархистами в том, что монархисты
предлагают честные отношения, а «де-
мократы» обманывают народ, от которо-
го при их власти на самом деле ничего
не зависит.
При легитимной же монархии демо-
кратия как элемент государственного
строя в совокупности с верховной бого-
установленной монархической властью
и технократической (современное про-
явление аристократии) властью профес-
сионалов не только имеет полное право
на существование, но и необходима. 13
Советская власть
казалась мне вечной
— Александр Владимирович, на
ваш взгляд, какой государственный
строй соответствует церковному уче-
нию в большей степени? — Внутренняя жизнь христианина не
зависит от политического устройства.
Какое отношение к спасению души име-
ет форма государственной власти? Ни-
какого. Деспотия, народовластие, мо-
нархия, республика? Спастись можно
абсолютно при любом политическом
строе, равно как и погибнуть. Нам, хрис-
тианам, интересна не столько система
государственного устройства, сколько
сама власть, точнее, носители власти. — Что вы имеете ввиду?
— Важно наше отношение к носите-
лю власти и важно отношение носителя
власти к нам, христианам. Это может
быть взаимная любовь или ненависть,
это может быть соперничество или со-
трудничество, диалог или гонения. Со-
ветская власть, например, попыталась
перекрыть своим гражданам общение с
Богом, увести их от спасения. Дерзно-
венный эксперимент! Коммунисты за-
крыли храмы, семинарии, уничтожили
духовенство и планомерно начали унич-
тожать христиан. Остановились только
тогда, когда поняли, что придется унич-
тожить весь народ. — Но ведь в семидесятые годы вы
и ваши друзья требовали смены по-
литического режима и предъявляли
государству какие-то требования? — Смены религиозной политики тре-
бовали, смены политического режи-
ма — нет. Единственное требование, ко-
торые мы, христиане, предъявляли
государственной власти, — чтобы госу-
дарство соблюдало Конституцию СССР,
не вмешивалось в церковные дела, что-
бы оно не мешало нам молиться, жить
по церковному календарю и воспиты-
вать детей в традиции отцов. Советская
власть казалась мне вечной, советское
Русская Православная
Церковь традиционно
говорит о своей
аполитичности,
но с каждым годом играет
все более заметную
в общественной жизни
роль. К ее мнению
прислушиваются политики,
и она может предъявлять
государству некоторые
требования. Что это
за требования? В какой
степени христианин может
их отстаивать и вообще
участвовать
в политической борьбе?
Нам ответил помощник
председателя Совета
Федерации и главный
редактор интернет-портала
«Религия и СМИ»
Александр ЩИПКОВ. Текст: Дмитрий РЕБРОВ
Куда исчезла христианская
демократия в России?
Тема номера
14
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
устройство само по себе меня тоже не
особенно коробило, иного я просто не
знал. Для нас советский богоборческий
режим был плох только тем, что он был
богоборческим. Наше сопротивление
было пассивным, но очень твердым. Мы
объявили, что живем не по воле власти,
а по воле Божией. Не наша вина, что эти
две воли в те годы не совпадали. Мы на-
чали открыто ходить в храмы, обмени-
ваться самиздатской религиозной лите-
ратурой, в общепитовских столовых
осенять себя крестным знамением.
К политике я был безразличен, мне го-
раздо интереснее было понять, чем пя-
тидесятники отличаются от баптистов и
почему они не крестят людей в детском
возрасте.
— Получается, что христианин не
должен участвовать в активной поли-
тической жизни, если нет гонений или
воинствующего атеизма?
— Разумеется, миссия православ-
ного христианина не ограничивается
спасением собственной души, хотя это
спасение и стоит в центре его жизни.
Задачей христианина является в том
числе и преображение мира вокруг се-
бя. Мы ведь христиане, и это логично,
что мы желаем, чтобы мир вокруг нас
тоже был христианским: мир архитекту-
ры, литературы, науки. Мы стремимся к
тому, чтобы духовным стало искусство,
которое нас окружает, и не только клас-
сическое: ведь «Журавли» или «Эх, доро-
ги» — это эстрада, попса, но какие это
песни! Они достигают почти молитвен-
ного настроения. Одухотворить можно все, в том чис-
ле и политику! Мы можем желать, что-
бы не только культурные, но и полити-
ческие процессы включали в себя
христианскую составляющую. Может
ли христианин «обожить» политику, по
крайней мере попытаться это сделать?
Может и даже обязан, если он занима-
ется общественно-политической дея-
тельностью. Важно понимать, что зада-
ча государства не есть спасение
человеческих душ. Царство Божие на
земле построить невозможно. Но мы
можем постараться создать справед-
ливый государственный порядок, кото-
рый не будет препятствовать реализа-
ции тех задач, которые ставит перед
собой христианин. — Говорят, что монархия в боль-
шей степени соответствует опыту
христианской государственности. Тот
же Юстиниан Великий, автор «симфо-
нии», писал свои новеллы, будучи ви-
зантийским императором, и имел в
виду не просто государство, а госу-
дарство монархическое.
— Симфония — это соработничество
в любви между христианским народом и
христианской властью. А любовь не за-
висит от формы власти. Она либо есть,
либо ее нет. На мой взгляд, невозможно
однозначно сделать выбор между демо-
кратией и монархией, потому что, будет
монархическое или демократическое
государство жить по справедливости
или нет, зависит не от политического ус-
тройства, а от человека, который ока-
жется во главе государства. У религиоз-
ного властителя (не важно царя или
президента) должно быть мистическое
ощущение причастности к чему-то, что
выходит за уровень лишь земного благо-
получия, тогда у него появится и чувство
ответственности перед Богом и перед
людьми. Для того чтобы власть могла сущест-
вовать полноценно, не только она долж-
на осознавать свою сакральную мис-
сию, но и народ должен понимать, зачем
он делегирует власть своей элите. Ведь
если народ не учиняет переворотов, не
свергает власть, значит, власть его уст-
раивает. Значит, он доверяет своему
правителю, доверяет ему управление
страной. Я говорю сейчас в первую оче-
редь о чувствах, но чувства — это очень
важный момент в отношениях между на-
родом и властью. Заслужить любовь на-
рода ой как не просто! Тут пиар-техноло-
гии не помогают.
В Церковь я пришел в шестнадца-
тилетнем возрасте и сразу попал в но-
вую для меня ситуацию: я понял, что го-
сударство меня не любит, что я лишний,
что я мешаю государству. А до этого мо-
мента государство меня любило: я был
школьником и знал, что у меня самое
большое в мире государство, что мы
победили фашистов, что у нас есть
атомная бомба,я чувствовал себя за-
щищенным, и мне было комфортно.
В каком-то смысле я любил свое госу-
дарство — разницу между родиной и
государством я тогда не понимал. Сра-
зу после моего воцерковления я почув-
ствовал, что теперь вся огромная госу-
дарственная машина, построенная на
отрицании Христа, направлена против
меня. Она меня еще не успела репрес-
сировать, она меня еще никак не при-
теснила, но она уже меня не любит.
И это было страшно. Возможна ли в России
христианская партия?
— Насколько сочетается с христи-
анством политическая борьба? — Православные тоже должны быть
представлены во власти. Церковь не яв-
ляется политической организацией, свя-
щенникам запрещено участвовать в
партийной работе. Но мы, миряне, ос-
тавляем за собой право участвовать в
формировании государственной поли-
тики и отстаивать наши интересы. Тут
борьбы не миновать. Главное, чтобы по-
литика не превратилась в страсть, пото-
му что в этом случае политик-христианин
начинает защищать уже не интересы
церковного народа, а свои собствен-
ные. Примеров тому было много в поли-
тической истории девяностых годов, и я
мог бы назвать достаточно известных
имен — от «А» до «Я», которые не оправ-
дали наших надежд. Александр ЩИПКОВ — помощник председателя
Совета Федерации, член Экспертного совета по
проведению государственной религиоведческой
экспертизы при Министерстве юстиции, главный редак*
тор портала «Религия и СМИ», председатель Клуба право*
славных журналистов. Родился в Ленинграде, учился в
Смоленском педагогическом институте на факультете ино*
странных языков, но в 1978 году был исключен за религи*
озные убеждения. Работал грузчиком, слесарем, гальваностегом, кочега*
ром, сварщиком. С начала 1990*х — автор «Независимой газеты», «Литера*
турной газеты», «Нового времени», редактор Христианского информаци*
онного агентства, редактор религиозных программ «Радио России». Автор
нескольких книг, посвященных анализу религиозных особенностей совре*
менной России, в том числе монографии «Христианско*демократические
движения в постсоветской России». НС:
Возможна ли христианская политическая система?
Государственный строй — доста*
точно общее понятие, понимаемое
как система социальных, экономиче*
ских и политико*правовых отноше*
ний, определяющих жизнь государ*
ства и тип его устройства. Для того
чтобы уточнить понятие государ*
ственного строя, общественные на*
уки обычно разделяют понятия фор*
мы правления и политического ре*
жима. Форма правления — это способ
образования высших государствен*
ных органов, порядок их взаимо*
отношений с населением и между
собой. Обычно выделяют две основные
формы правления: республику и мо*
нархию. Республика — это такая фор*
ма, когда высшие органы государ*
ственной власти избираются на оп*
ределенный срок. При монархии
правитель получает свою власть по
наследству и сохраняет в течение
всей жизни. Республики, как мо*
нархии, бывают очень разные: пар*
ламентские, президентские, совет*
ские и даже исламские; монархии
бывают абсолютные, конституцион*
ные и дуалистические (сочетаю*
щие реальную власть монарха и пар*
ламента).
Как правило, одной формой прав*
ления государственный строй не ис*
черпывается, поэтому принято гово*
рить о политических режимах, т. е.
способах функционирования госу*
дарственной власти и экономичес*
ком строе. Основные политические режи*
мы: авторитаризм и демократия.
Экономические: капитализм, социа*
лизм и смешанная экономика. Эти
системы отличаются не только нали*
чием рынка и формами собственнос*
ти (частная/государственная), но и
специфическим устройством меха*
низмов распределения социальных и
материальных благ в каждой из сис*
тем. Традиционно капитализм ассо*
циируют с «элитарным» распределе*
нием социальных благ, а социа*
лизм — с эгалитарной, то есть урав*
нительной моделью (от франц.
egalite — равенство). Каждая политическая сила ориен*
тируется на ту или иную модель госу*
дарственного устройства. В Европе
основными политическими партиями
оказываются либералы, консервато*
ры и социалисты. Чтобы не запутаться в их подхо*
дах, палитру современных политичес*
ких течений удобнее представлять как
таблицу, а вернее, систему координат
(см. выше схему). Каждую партию мы
обозначим точкой на плоскости. Чем
выше будет точка по вертикальной
оси (OY) — тем ближе ее идеология
окажется к демократии, чем ниже —
тем ближе к авторитаризму. Значения
на горизонтальной оси (ОХ) будут
фиксировать степень равенства или
неравенства. Слева от оси ОY у нас разместятся
политические режимы, исключаю*
щие идеологию «равенства». Так, в
верхнем левом углу нашей схемы мы
увидим либералов — они выступают за
общество, где материальные блага до*
ступны не всем (капитализм) и явля*
ются предметом свободной конкурен*
ции. Так как власть при либерализме
опирается на демократические ин*
струменты, в нашей стране либералов
принято называть «демократами». Значительно ниже, под либерала*
ми, расположатся неоконсерваторы.
Как и либералы, они выступают за ка*
питализм, конкуренцию и рынок, но в
отличие от либералов не настолько
привержены демократическим ценно*
стям. Как правило, неоконсерваторы
(Рейган, Маргарет Тэтчер, канцлер
Гельмут Коль, предыдущий президент
США Джорж Буш*младший) защища*
ют права крупного бизнеса и стоят на
страже традиционных для западного
общества моральных ценностей. Под неоконсерваторами, ниже
оси OX, на нашей схеме располагают*
ся авторитарные консервативные ре*
жимы. До недавних пор авторитар*
ные консерваторы правили в Египте
и Тунисе. Еще ниже консерваторов стоит от*
метить монархистов, особенно тех из
них, которые настаивают на абсолют*
ной монархии или самодержавии. В самом низу по оси OY будут сто*
ронники авторитарной государ*
ственности или фашисты: их идеоло*
гия строится на принципах тотали*
тарного государства, неприкосно*
венности правящего класса, одно*
партийности, подавлении любых
форм инакомыслия и т. п., именно
такими были авторитарные режимы
Франко и Муссолини. На той стороне, где размещаются
режимы, выступающие за социальное
равенство (у нас они изображены
справа от вертикальной оси OY), в
верхнем углу будут анархо*коммунис*
ты, значительно ниже их — европей*
ские социалисты, социал*демократы
и страны «боливарского», то есть ла*
тиноамериканского социализма (в
первую очередь это Венесуэла с Уго
Чавесом). Все эти силы в большей
или меньшей степени призывают к
«справедливому» распределению благ
и демократии. За чертой, отделяющей авторита*
ризм от демократии, окажутся «авто*
ритарные» социалисты: Фидель Каст*
ро, сталинисты, троцкисты, маоисты,
сюда же в известном смысле можно
отнести и советский социализм бреж*
невского времени. Формы государственного и политического устройства 15
Инфографика Олега Сдвижкова
Тема номера
Возможна ли христианская политическая система?
16
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
— В то время в России существо-
вали христианские демократы, куда
они исчезли? — В девяностых годах в России
было целых восемь партий, которые
называли себя христианско-демокра-
тическими. Но у них не было церковной
поддержки, да и пространства в обще-
ственной жизни для партий такого ро-
да тогда просто не существовало. Они
копировали программы и уставы гер-
манской ХДС, которые не находили
отклика в народе. Но главная пробле-
ма заключалась в следующем. Для
существования партии с религиозной
идеологической составляющей не-
обходима связь с доминирующей ре-
лигиозной организацией. Связь не
институциональная, а идейная, идео-
логическая, смысловая. Эту связь
невозможно базировать на Еванге-
лии, догматах или церковных кано-
нах.Язык Церкви нуждается в «пере-
воде» на язык политической теории.
Необходим документ, объясняющий
позицию Церкви по основным обще-
ственно-политическим вопросам. У за-
падных ХДС и ХСС существовала Соци-
альная доктрина РКЦ и ряд предше-
ствующих документов, начиная с эн-
циклики папы Льва XIII «Rerum
novarum» («О новых вещах»), выпу-
щенной в 1891 году. В начале девя-
ностых ничего похожего у нас не было,
и потому наши клоны христианско-де-
мократических партий были обречены
на смерть. Сегодня ситуация принципиально
иная. В 2000 году Архиерейский собор
утвердил «Основы социальной концеп-
ции РПЦ», документ, над которым ны-
нешний Патриарх трудился восемь лет.
Этот документ за десять лет своего су-
ществования оказал огромное влия-
ние на программную политику многих
наших партий. Самое большое количе-
ство пересечений с «Основами» наблю-
дается, как это ни парадоксально, у
социалистов. В прошлом году в «Ли-
тературной газете» я опубликовал ста-
тью со сравнительным анализом
«Основ социальной концепции» с про-
граммами четырех парламентских
партий. Каждая из них так или иначе
использовала интеллектуальный опыт
Церкви.
Христианство —
социализм — и снова
христианство
— На Западе между консервато-
рами-христианами, объединенными
в Интернационале ХДС, и левыми со-
циалистами нет ничего общего...
— Ну, во-первых, у нас в России со-
циально ориентированные политичес-
кие движения неразрывно связаны с
религиозной идеологией, включающей
Нагорную проповедь. Наш социализм,
начиная с теоретических работ отца
Сергия Булгакова, всегда был религиоз-
ным, в отличие от коммунизма. А во-вто-
рых, отношения европейского социа-
лизма и христианской демократии не
так просты, как кажутся на первый
взгляд. Христианская демократия в ка-
ком-то смысле была порождена социа-
лизмом. Объясню, как это произошло. Вторая половина девятнадцатого
века прошла в Европе и Америке в ре-
волюционных требованиях социальной
справедливости и мечтах о социализме
как обществе равного материального
благополучия. В стройных красивых гу-
РЕКЛАМА
17
манистических концепциях социалис-
тов было все, кроме одного — в них не
было места Богу. Как следствие, мето-
дики осуществления заветной мечты
носили кроваво-революционный ха-
рактер. К концу девятнадцатого века и
католики, и протестанты, и православ-
ные начали искать свои пути к обществу
социальной справедливости. Папа Лев XIII в упомянутой выше эн-
циклике «Rerum novarum» попытался
определить роль Церкви в условиях ин-
дустриального общества. Он описал
кризисное состояние современной ци-
вилизации, базирующейся не на хрис-
тианской культуре, а на светской гума-
нистической. Источник кризиса он
видел в неверном понимании сущности
человека,в отрыве от Бога. Построе-
ние мира без Бога обращается против
человека, поскольку последний оказы-
вается в духовном вакууме. Параллельно католическому соци-
альному учению, вышедшему из Европы,
в Соединенных Штатах развивалось свое
понимание социальной активности хрис-
тиан. К началу XX века в США возникло
движение «социального евангелизма»,
основоположником которого явился вы-
дающийся баптистский проповедник
Уолтер Раушенбуш. Будучи молодым пас-
тором, Раушенбуш проповедовал в тру-
щобах Нью-Йорка и столкнулся с нище-
той и тяготами жизни низшего сословия.
Размышляя о путях преодоления соци-
ального зла, он пришел к выводу, что по-
бедить его можно лишь построением на
земле царства Божьего. Раушенбуш рас-
сматривал возможность преодоления
пороков общества не с помощью прямо-
го вмешательства христиан в обществен-
ную жизнь, а через самосовершенство-
вание самого человека. Чистый сердцем
христианин, соблюдающий евангельские
заповеди, преобразится сам и преобра-
зит окружающих, а через них и весь мир.
Отсюда вытекала мысль, что социальное
зло можно искоренить миссионерской
деятельностью. Постепенная евангели-
зация, по мнению Раушенбуша, будет
формировать общественное мнение, ко-
тороеположительно повлияет на полити-
ков, бизнесменов и общество в целом. Коммунисты на столетие
остановили христианскую
политическую мысль
Принципы «социальной евангелиза-
ции» находили почву в интеллектуальном
слое и российской православной обще-
ственности. Отец Сергий Булгаков, со-
вершивший эволюцию от марксизма к
христианству, знавший и Церковь, и ос-
вободительное движение, считал необ-
ходимым вести одновременную борьбу
как с пороками внутри Церкви, так и с
безрелигиозностью революционеров.
В 1905 году он основал партию «Союз
христианской политики». Булгаков считал,
что социалистическая идея преследует
благородные цели установления соци-
альной справедливости, но невозмож-
ность ее реализации заключается в том,
что она базируется на философской почве
атеистического гуманизма, на «религии
человечества, но без Бога и против Бога».
К сожалению, коммунисты остановили
развитие русской христианской политиче-
ской мысли на целое столетие.
Так что в Европе христианско-демо-
кратическая мысль возникла как ответ
на социалистический гуманизм, а в Рос-
сии после безбожного коммунизма бли-
же всего к социальной христианской
идеологии неожиданно оказываются ле-
вые силы. В программе «Справедливой
России» в качестве основных принципов
указаны: справедливость, свобода и со-
лидарность. Сравнение этих принципов
с «Основами социальной концепции»
или «Базовыми ценностями», предло-
женными протоиереем Всеволодом
Чаплиным, представляет для аналитика
любопытный материал.
На илл.: император Юстиниан (VI век), автор идеи симфонии Церкви и государства,
и его сподвижник епископ Максимиан. Базилика св. Виталия в Равенне (Италия).
Прот. Александр Шмеман об идее симфонии: «Только тогда Церковь до конца выпол-
няет свою миссию преображения мира, когда столь же до конца ощущает себя и “Цар-
ством не от мира сего”»
Жизнь в Церкви
Братья и сестры
Наши в Берлине
В современном Берлине четыре
православных русских прихода.
Самый старый из них, храм
Покрова на Шпрее в юрисдикции
Русской Православной Церкви
за границей, получил собственное
здание лишь два года назад.
При этом сами прихожане
утверждают, что их общине уже
более девяноста лет. Она сумела
выжить даже во времена
гитлеровской Германии.
Но оказалось, что эти испытания
для веры не самые тяжелые. Кусочек родины — через дорогу
Здание бывшего детского садика,
где теперь находится православный
храм, расположено между древним
замком прусских королей Шарлоттен-
бургом и знаменитой Берлинской опе-
рой, почти в самом центре города. Купо-
ла преломляются в окнах соседних
домов, так что храм можно найти с за-
крытыми глазами, настолько яркий и
теплый свет позолоты выбивается из су-
мрачного, непогожего берлинского дня. Я подхожу к перекрестку; дорога пус-
та, но идти на красный нельзя. Точнее, не
принято. Нажимаю кнопку на светофоре,
который сразу начинает вибрировать под
рукой — это сделано специально для сле-
пых. Загорается зеленый, я перехожу до-
рогу и —оказываюсь в России. Настоль-
ко привычен вид храма, лужайки перед
ним, аккуратно выложенной плитками до-
рожки, что кажется, будто перенесся в
Новодевичий монастырь. Конечно, архи-
тектор немецкого муниципального уч-
реждения не рассчитывал, что из его де-
тища получится православная церковь.
Здание самое обычное — евроремонт,
голубые стены, пластик и металл. Тем не
менее купола на крыше смотрятся так,
будто под них-то здание и построено. День будний, но дверь открыта: ме-
ня ждут. У входа стоит отец Андрей Си-
коев, настоятель. Он на две головы вы-
ше меня, волейболиста, мощный, с
большими и, видимо, очень сильными
руками. Заходим в здание. Направо —
детская комната: настольный футбол,
какое-то девчачье рукоделие, везде
почему-то валяются разноцветные по-
душки. Видимо, чтобы ими драться. На-
лево — лестница на второй этаж, там
находится сам храм. Мы идем прямо,
заходим в трапезную. Большая комна-
та с окном во всю стену, сквозь кото-
рое видны ухоженный сад и самодель-
ные качели — детей в приходе явно
много, и о них есть кому позаботиться.
В трапезной нас ждет Янка, студентка
берлинского Университета имени Гум-
больдта. Янка — немка. Она прекрас-
но говорит по-русски и обладает отлич-
ным чувством юмора. Таких молодых и
активных прихожан у отца Андрея в
последние годы становится все боль-
ше. Пожилые эмигранты начала про-
шлого столетия и их дети, с судьбами,
вкривь и вкось изломанными двадца-
19
Текст: Серафим ОРЕХАНОВ
Фото: Сергей ИВАНОВ-ПАНКОВ,
Наталья МЕРЗЛЯКОВА
Фото ИТАР-ТАСС
20
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
тым веком, уступают место молодежи,
среди которой, кстати, все больше эт-
нических немцев.
Янка наливает нам чай, и я вздыхаю
с облегчением: немцы чай не любят и не
умеют его заваривать, за время, прове-
денное в Берлине, я перевыполнил свой
годовой план по выпитому кофе процен-
тов на двести. Отец Андрей читает мо-
литву на русском и немецком, и мы са-
димся.
Начинается рассказ, больше похо-
жий на приключенческий роман, чем на
документальное свидетельство.
Школа выживания
После Первой мировой войны и ре-
волюции 1917 года в Берлине жило бо-
лее двухсот тысяч русских. Большинство
из них принадлежало к дворянской вер-
хушке, бежавшей от cоветского режима.
На тот момент единственная православ-
ная община Берлина существовала при
небольшом храме, построенном по ука-
зу Николая II для русского посольства.
При советском посольстве, естест-
венно, никакого храма быть не могло,
поэтому эмигранты (а большинство из
них были фактически нищими, многие
работали в прямом смысле слова за еду)
на свои деньги выкупили несколько эта-
жей в доме близ Курфюрстендамма, в
самом центре города, и создали домо-
вый храм, куда и переместилась общи-
на, перешедшая под юрисдикцию Рус-
ской Православной Церкви за рубежом. В 1933 году, после прихода к власти
Гитлера, расправа над православным
приходом была произведена незамед-
лительно — терпеть рассадник славян-
ской ереси в самом центре столицы рей-
ха никто не собирался. Храм передали
гитлерюгенд, молодежной фашистской
организации. Но, как это ни странно, че-
рез некоторое время приход был воз-
рожден в самом сердце страны, охва-
ченной националистической истерией.
В дальнейшем православные литургии
совершались в двух километрах от Во-
енного министерства в течение всей
Второй мировой. От полного уничтожения православ-
ную общину Берлина спасли... Олимпий-
ские игры. Дело в том, что в 1936 году в
Берлине была проведена летняя Олим-
пиада, крайне важная для фашистов в
идеологическом плане. К тому времени
преследования евреев, оппозиционных
сил и всех «врагов Германии» уже шли
полным ходом, но на время Олимпий-
ских игр пришлось ввести некоторые по-
слабления — иначе ни одна демократи-
ческая страна не прислала бы свою
олимпийскую сборную. Поэтому право-
славной общине в Берлине и был сдан в
Жизнь в Церкви Братья и сестры
1
21
аренду участок земли с предложением
на свои средства построить новую цер-
ковь. И снова полуголодные эмигранты
собирают деньги и строят каменный со-
бор. Более того, рядом возводится рус-
ская школа и даже гимназия. Чего это
стоило дедам нынешних прихожан хра-
ма Покрова Божией Матери на Шпрее,
остается только догадываться. Как бы
там ни было, в 1938 году храм был освя-
щен, а православные иереи и архиереи
в течение всей войны ходили по тюрь-
мам и лагерям, исповедовали и прича-
щали военнопленных, миллионами при-
сылаемых с Восточного фронта. Более
того, когда немецкая армия захватила
Сербию и разорила сотни православных
храмов, берлинские священники во гла-
ве с митрополитом не побоялись высту-
пить с открытым протестом, прекрасно
понимая тяжесть возможных послед-
ствий. И им это сошло с рук.
Захваченный союзными армиями
Берлин был поделен на так называемые
«сектора влияния», носившие, впрочем,
условный характер, так как и американ-
ские, и английские, и французские, и,
конечно, советские войска имели пра-
во свободно передвигаться по всему го-
роду. Так что в 1946 году, как только пер-
востепенные задачи, стоявшие перед
армией Жукова, были решены, во дворе
берлинского православного собора по-
явилась рота красноармейцев и пред-
ложила священноначалию покинуть
храм. Через некоторое время было по-
ставлено новое священноначалие, но
храм, вопреки ожиданиям, не закрыли.
Из-за всех этих политических передряг,
в общем-то имевших очень мало отно-
шения к церковной жизни и организо-
ванных советскими властями с явной
целью раздробить общину и поссорить
Зарубежную Церковь с Московским Па-
триархатом, приход сильно пострадал.
Купить землю под строительство новой
церкви прихожанам было не по силам,
так что теперь богослужения соверша-
лись в жилом доме. Священников при-
сылали из Западной Германии, и тем
приходилось служить под охраной не-
мецкой полиции — боялись похищений
и давления со стороны НКВД.
Ни храма, ни земли, ни денег
В пятидесятые-шестидесятые годы
община была совсем маленькой: мно-
гие эмигранты уезжали еще дальше на
Запад. Зарубежные приходы поддержи-
вают дружественные связи друг с дру-
гом, поэтому отец Андрей часто бывает в
Нью-Йорке, в Австралии, не говоря уже
о западноевропейских странах. «Я там
постоянно встречаю людей, чьи отцы
1. Богослужение в Покровском храме
частично звучит по-немецки 2, 3. Прихожане Покровского храма
вместе выезжают на шашлыки, отмеча-
ют семейные праздники, гоняют мяч на
футбольной площадке. Русскому путеше-
ственнику, оказавшемуся в Берлине, не
грозит одиночество, если он заглянет на
огонек в храм на Шпрее 4. Священник Александр Киселев
(1909-2001) в годы Второй мировой
войны служил в Германии. «Моя свя-
щенническая миссия заключалась в
проникновении в “остовские” общежи-
тия и лагеря для военнопленных, — пи-
сал о. Александр. — Во время этих путе-
шествий я научился верить в русский
народ» 2
3
4
22
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
или деды бежали из Германии в сороко-
вых-пятидесятых. Постоянно слышу:
“А,вы из Берлина! Я там родился”», —
рассказывает отец Андрей. Он был на-
значен в небольшую общину в 2000 го-
ду. Ни храма, ни земли, ни денег не было.
Церковных принадлежностей — тоже.
Венцы для венчания делали из консерв-
ных банок, а один из подсвечников был
изготовлен из особенно большой банки
из-под американских консервов. «В это
время мы служили в каком-то подсоб-
ном помещении, где постоянно пахло
прокисшим супом, — вспоминает ба-
тюшка. — Дворники гоняли наших де-
тей, а большинство жильцов восприни-
мали нас как какую-то экзотическую
секту, хотя и относились вполне друже-
любно. Чтобы пройти крестным ходом,
приходилось огибать целый квартал —
иначе не получалось из-за особеннос-
тей застройки». С распадом коммунистических госу-
дарств в Восточной Европе и падением
Берлинской стены в начале девяностых
годов в Германию устремилась новая
волна эмигрантов из бывшего СССР. Об-
щина быстро росла, и остро встал во-
прос о храме. Землю под храм искали
восемь лет. «Община большая и продол-
жает расти, поэтому храм должен был
быть в месте, удобном для всех: рядом с
U-Bahn (берлинское метро. — “НС”), с
автобусной остановкой, автомобильной
дорогой, желательно в центре. Такая вот
храмовая логистика, — объясняет отец
Андрей. — В конце концов, мы нашли
вот этот бывший детский сад. Здание
удалось купить сравнительно недорого.
Правда, все равно пришлось брать кре-
дит в банке. Было непросто. Зато теперь
у прихода есть большой храм. Еще мы
организуем летний лагерь для детей под
Берлином, со взрослыми каждую неде-
лю проводим богословские беседы, уст-
раиваем встречи с молодежью. Этой
осенью открывается школа русского
языка для детей эмигрантов, где будут
преподавать профессиональные педа-
гоги из русской языковой школы. А ведь
еще пять лет назад негде было даже со-
вершать требы».
Спецназовец, внук миссионера
Отец Андрей родился в Москве. Его
отец родом из Осетии — единственной
исконно православной республики Се-
верного Кавказа. Правда, даже отец
плохо помнил Кавказ. «Я наполовину не-
мец, мой родной язык — немецкий, на
нем мне проще и писать, и понимать. Но
я всегда чувствую: что-то от меня оста-
лось там, в горных монастырях и дерев-
нях, — говорит настоятель. — Пять лет
назад я летел во Владикавказ в грузо-
вом самолетике, доверху набитом инно-
вационными врачебными приборами
огромной стоимости». Совместно с единственным на Кав-
казе женским монастырем Берлинская
епархия создала недалеко от Беслана
травмотерапевтический центр с очень
качественным хирургическим оснаще-
нием. Он стараниями сестер работает до
сих пор.
Раны детей, пострадавших от терак-
та в Беслане, были настолько тяжелы-
ми, что многим пришлось в итоге де-
лать по три-четыре операции. «Вы бы
видели инструменты, которыми их со-
бирались оперировать! — рассказыва-
ет батюшка. — Они были предназначе-
ны скорее для слонов. Дети бы оста-
лись на всю жизнь с серьезными шра-
мами. Привезенное же нами оборудо-
вание позволило значительно снизить
риск возникновения хронических бо-
лей и практически не оставляло шра-
мов на коже». Тем не менее многих спа-
сенных детей в итоге пришлось везти в
Германию и долечивать в берлинских и
мюнхенских клиниках. Об этом мало
кто знает, так как ни государство, ни об-
щество не интересовались дальнейшей
судьбой тех, кто выжил.
Шестого сентября 2004 года в Бес-
лане, недалеко от школы с еще мокрым
от крови линолеумом состоялось первое
совместное богослужение Зарубежной
и Русской Православной Церквей: «Бы-
ло воскресенье, и мне предложили слу-
жить литургию в местном храме. Я по-
звонил в Берлин владыке Феофану; он
разрешил. В отношениях Церквей тогда
был очень напряженный момент, поэто-
му я никому об этом не рассказывал до
объединения. Думаю, место и время
этой литургии оказалось не случайным».
Возвращаясь к своей непростой био-
графии, отец Андрей вспоминает, как в
восемнадцать лет попал в штрафбат от-
ряда спецназначения Восточно-Немец-
кой армии. Тогда ГДР готовилась принять
участие в афганской войне. И чтобы не
взрывать общественное мнение по по-
воду отправки на бойню молодых при-
зывников, руководство силовых структур
решило выпустить из тюрем некоторое
количество зэков и обучить их навыкам
ведения боя с талибами. Уголовников
разбавили обычными срочниками.«В та-
ком отряде оказался и я, — вспоминает
отец Андрей. — Там меня спасло только
то, что я в юношестве занимался дзюдо.
Жили по тюремным правилам. Это зна-
комство с изнанкой соцстроя сделало
для меня невозможным на физиологи-
ческом уровне даже общепринятое
вступление в комсомол. Уже крестив-
шись, я понял, что выжил только потому,
что за меня кто-то молился. Я искал это-
го человека всю жизнь, пока, возвраща-
ясь из Беслана, не открыл в самолете га-
зетку, что-то типа “Православной
Осетии”. Переворачиваю страницу, а
там — большая статья о протоиерее Ге-
оргии Сикоеве, осетинском миссионере,
проповедовавшем Православие наро-
дам Кавказа в конце XIX века. Я читаю
его жизнеописание и понимаю, что это
Жизнь в Церкви
Братья и сестры
РЕКЛАМА
23
Мемориальная протестантская
церковь кайзера Вильгельма в
Берлине. В 1943 году была
разрушена во время налета
союзных войск. Руины здания
были сохранены и стали одним
из символов послевоенного
Берлина. Фото РИА Новости
24
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
мой дед. Так с помощью Беслана я на-
шел человека, чьими молитвами я спас-
ся в юности».
Прощай, родина?
Мы поднимаемся на второй этаж
приходского здания, в храм. Батюшка
показывает старинную икону, лежащую
на аналое: «Я нашел ее у себя дома. Она
совсем потемнела, была почти черная.
Одна прихожанка, реставратор, очисти-
ла ее от налета. Оказалось, что это изо-
бражение святых Киевской земли. Про-
читай». Я с трудом разбираю полустертые
буквы на маленькой серебряной таблич-
ке: «мощи святаго Антония Печерскаго».
«Я еще никому не рассказывал про эту
икону. Судя по всему, в нее вделана час-
тичка мощей святого Антония, — пред-
восхищает мой вопрос отец Андрей. —
Они считаются утерянными».
Прихожан храма Покрова можно ус-
ловно разделить на две большие груп-
пы. Первая — это эмигранты начала ве-
ка и их дети. Александра Оболенская
фон Герсдорфф, например, помнит не
только своего деда, отвозившего мани-
фест об отречении государю императору
Николаю II и обедавшего с Владимиром
Соловьевым. Она с легкостью называет
по памяти всех своих предков до XIV ве-
ка. Такие люди — проводники умершего
в России, но выжившего в Европе духа
дворянства царской России. Вторая группа — это эмигранты кон-
ца века и немцы, перешедшие в Право-
славие в последние годы. Петр Ульрих —
алтарник храма Покрова на Шпрее. По
происхождению немец, он попал в рус-
ский храм благодаря тому, что его же-
на — русская. Но Петр очень легко стал
«своим среди чужих». За трапезой после
службы он с нескрываемым увлечением
рассказывает про свою любовь к фило-
софии и восточнохристианскому бого-
словию. Среди прихожан православного рус-
ского прихода появляется все больше
немцев. А что же русские? Те, кто уехал
на Запад в девяностых и в последние го-
ды, как правило, очень быстро ассими-
лируются и полностью растворяются
среди местных жителей. Это сильно от-
личает наших соотечественников от дру-
гих эмигрантов. Турки, арабы или афри-
канцы, которых в Германии очень много,
предпочитают селиться вместе и при-
держиваются национальных обычаев,
воспитывая своих детей так, будто они
живут не в сердце европейской цивили-
зации, а в Багдаде или Анкаре. Русские
же за недели выучивают немецкий бук-
вально «из телевизора» и стараются все-
ми способами отгородиться от своего
прошлого. Их можно понять — ведь не от
хорошей жизни они бросают все и уез-
жают на чужбину. И эмигранты начала
прошлого века, не забывшие своих тра-
диций, своей культуры и своей веры, ча-
сто помогают этим беженцам вернуться
к своим корням. На самом деле, если отбросить сен-
сорный светофор, жизнь берлинской об-
щины мало чем отличается от жизни
приходов в крупных городах России. Так
же много детей, много пожилых людей.
Отец Андрей так же совершает требы и
причащает людей в больницах, в тюрь-
мах. По словам священника, русскоя-
зычных заключенных становится все
меньше — дети переселенцев девянос-
тых годов успешно интегрируются в но-
вую жизнь. С одной стороны, этому нель-
зя не радоваться, а с другой... русский
человек научился жить на Западе. И ча-
сто в этой жизни нет места Церкви.
Жизнь в Церкви
Братья и сестры
1
25
1, 2. В 2009 году на храме появились купола с крестами. «Это
очень качественное золото. Оно долго держится», —с гордостью
говорит отец Андрей. Кресты и купола были изготовлены в Кие-
во-Печерской лавре. Конечно, можно было заказать их в Бава-
рии, но после примирения Московского Патриархата и РПЦЗ
здесь решили обратиться к православным мастерам. Архиепи-
скоп Берлинско-Германский и Великобританский Марк вместе
с другими гостями наблюдает за водружением крестов
3. Храм во имя св. равноапостoльных Константина и Елены на
русском кладбище в предместьях Берлина
РЕКЛАМА
2
3
Фото ИТАР-ТАСС
26
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Кому это надо
Я консультирую переводчиков Биб-
лии на крымско-татарский язык. В этом
проекте я единственный православный
христианин, причем я участвую в нем как
частное лицо — ни приход, ни епархия,
ни какой-нибудь синодальный отдел не
посылали меня в Симферополь. Просто я
работаю в организации, занимающейся
этим делом, она называется Институт пе-
ревода Библии, в ней сотрудничают люди
разных конфессий. Картина, которую я вижу в Симферо-
поле, достаточно типична для многих ре-
гионов России с мусульманским населе-
нием: осевшие тут русские считаются
Жизнь в Церкви
Точка зрения
Не наша миссия?
Я приезжаю в этот город в «ближнем зарубежье» по делам.
Сажусь в маршрутку, где над водительским местом висят
изречения из Корана или икона, в зависимости от
национальности водителя. Устраиваюсь в гостинице в двух
шагах от православного храма, где покоятся мощи святителя
Луки, и иду есть чебуреки в национальное кафе «Мараканд».
Так исторически сложилось, что здесь бок о бок живут
православные и мусульмане. И сам город тоже носит два
имени: греческое Симферополь, «Город пользы», и крымско-
татарское Акъмесджит, «Белая мечеть». В XIX веке на картах
так и писали оба имени. Текст: Андрей ДЕСНИЦКИЙ
Рисунок Петра Захарова
27
православными, коренное населе-
ние — мусульманами. Два народа живут
достаточно мирно, хотя не обходится без
трений и подозрений, а порой и кон-
фликтов. Чтобы не усиливать их, никто
не пытается изменить status quo: разно-
племенные соседи могут поздравлять и
угощать друг друга по праздникам, но
мусульманин обычно не старается обра-
щать в свою веру православного и на-
оборот.
Впрочем, в последнее время все ча-
ще можно услышать проповедь ислама
среди славян со стороны радикальных
исламистов. А с христианской стороны
стереотип ломают протестанты. Они
приезжают в этот город и в другие горо-
да бывшего СССР, чтобы говорить о Хри-
сте мусульманам. Среди миссионеров есть русские, ук-
раинцы, татары и даже американцы. Их
так или иначе поддерживают общины и
разные организации у них дома: соби-
рают средства, посылают материалы, ус-
траивают конференции по обмену опы-
том. Словом, это организованная и
целенаправленная работа — христиан-
ское благовестие среди мусульман.
Не стоит при этом думать, что эти
люди ходят по улицам и кричат гром-
ким голосом «покайтесь!». Нет, они се-
лятся в городе, изучают местные языки
и обычаи, как, собственно, и делают
настоящие миссионеры всегда и вез-
де. А дальше они готовят разные мате-
риалы: брошюры, календари и, конеч-
но же, издания библейских книг — и
распространяют их. Но этим дело не ог-
раничивается: миссионеры стараются
действительно жить вместе с народом,
среди которого проповедуют. Они при-
ходят в детские дома и преподают анг-
лийский в учебных заведениях, устраи-
вают периодические встречи для тех
местных жителей, кто уверовал и при-
нял крещение. И так постепенно эта
работа переходит в руки местных, кото-
рые, конечно же, лучше любых приез-
жих знают свой народ, его обычаи и
язык. Именно так обстоят дела в Сим-
ферополе.
Слово на родном языке
Предвижу реакцию некоторых чита-
телей: ну, это сектанты, это неправильные
пчелы, и они делают неправильный мед
(кстати, на гербе Симферополя изобра-
жена именно пчела). Конечно же, там
есть и православные храмы, в них совер-
шается богослужение, и вообще идет нор-
мальная епархиальная жизнь, как в дру-
гих городах. Если в храм придет татарин,
его никто не прогонит, и книги в храме он
сможет купить на своем языке. Но вот ак-
тивной проповеди, обращенной именно к
крымским татарам, я там не замечал. Мо-
жет быть, невнимательно смотрел.
Татары все понимают по-русски. Еще
старшее поколение понимает по-узбек-
ски (депортированные в Узбекистан в
1944 году крымские тата-
ры только в перестройку
получили возможность
вернуться на родину). Сей-
час многие овладели и ук-
раинским... Собственно,
зачем делать для них что-
то особенное? Например,
издавать литературу на та-
тарском? Пусть читают
Библию по-русски, на этом же языке слу-
шают проповедь, а если покрестятся —
придут в храм и будут молиться на цер-
ковнославянском. Они, конечно, все это могут. Нам в
принципе тоже нетрудно понимать по-
украински, а если попрактиковаться,
мы бы и узбекский как-нибудь осилили.
Но почему-то мысль отказаться от род-
ного языка не приходит нам в голову.
Так и с ними: если «этническому мусуль-
манину» (т. е. такому, который считает
себя принадлежащим к определенной
вере в силу своего происхождения) да-
ют книгу на русском языке, да еще и с
крестом на обложке, он отвергает ее с
ходу. «Это не наше», — говорит он. Поче-
му? Во-первых, дело в языке. Родным
человек считает язык своих предков.
Даже если он говорит на нем хуже, чем
по-русски, он тем не менее не забывает
о своей идентичности, переход к русско-
му для него — уступка обстоятельствам.
Во-вторых, те знаки и символы, которые
нам кажутся родными и естественными,
для него — совершенно чужие. Вспом-
ним, как в России реагировали в свое
время на Никоновы реформы, а ведь то
были лишь незначительные изменения
привычных символов. Да и сегодня, ко-
гда верующие видят нечто непривычное
в богослужении и благочестии, то
«ересь» — первое слово, которое слета-
ет у них с языка.
Но если дать «этническому мусуль-
манину» книгу, написанную на его род-
ном языке и не носящую никаких явных
символов чужой религии, он нередко
готов ее прочитать. В конце концов, в
Коране крайне мало рассказано о жиз-
ни великих пророков древности: Ибра-
гима, Мусы, Дауда, Сулеймана, Яхьи
(Иоанна Крестителя) и Исы, сына Мирь-
ям. Единственное исключение, кстати,
это история Юсуфа Прекрасного, про-
данного братьями в Египет, — она изло-
жена в Коране довольно полно, осталь-
ные же имена в нем лишь упоминаются.
И если мусульманин желает познако-
миться с историей жизни этих людей,
самое естественное для него — рас-
крыть Библию, тем более что Коран на-
зывает среди священных книг Таурат
(Пятикнижие), Зебур (Псалтирь) и Инд-
жиль (Евангелие).
Как перевести «Сын Божий»?
Есть две крайности в миссии для му-
сульман. Первая — это принципиальная
и открытая конфронтация. Проповедь,
по сути, начинается со слов «ваша рели-
гия ложна». Возможно, в определенных
ситуациях такой подход срабатывает.
Например, когда человек в сомнениях
сам сравнивает две религии и обраща-
ется к нам с вопросами — максималь-
ная откровенность и даже лобовое
столкновение будут как раз полезны,
они помогут все оценить и сделать свой
выбор. Но такие ситуации встречаются
нечасто.
Другая крайность состоит в камуф-
ляже: проповедник вообще ничего не
рассказывает людям о христианстве,
действуя как бы изнутри ислама. Он го-
ворит об Исе Месихе (Иисус Христос
по-арабски), Его служении, смерти,
воскресении. Люди собираются по пят-
ницам, молятся Всевышнему, как при-
выкли прежде, и даже сами не замеча-
ют до определенного момента, что их
Родным человек считает язык своих
предков. Даже если он говорит
на нем хуже, чем по-русски, он тем не менее не забывает о своей идентичности
Жизнь в Церкви
Точка зрения
28
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
приглашают в какую-то совершенно
новую веру. Правда, и вполне христи-
анской ее не назовешь, поскольку она
лишена всех христианских символов,
оторвана от двухтысячелетней тради-
ции. Такой путь вообще не для право-
славных, это ясно. Но как только мы заговариваем о
конкретных вещах, ясности сразу стано-
вится меньше. Возьмем самый извест-
ный пример — выражение «Сын Бо-
жий». Для мусульман оно как красная
тряпка для быка: им давным-давно объ-
яснили, что христиане верят в трех бо-
гов, из которых один якобы родился от
брака другого с земной женщиной, и
они отвергают такое язычество с него-
дованием. Мусульманина надо сначала
полностью разубедить в такой картин-
ке, всячески подчеркивая единство Бо-
га и соглашаясь с ним, что языческие
мифы о рождении богов ложны. И гово-
рить о Христе с ним следует прежде все-
го как о Слове Божием, посланном в
мир ради его спасения, — такую весть
он куда больше склонен принимать,
ведь и сам он почитает превыше всего
Слово Божие. Только для него это Ко-
ран, а для нас — Христос.
Некоторые наиболее радикальные
сторонники такого подхода предлагают
и в Библии отказаться от выражения
«Сын Божий», заменив его выражения-
ми вроде «Избранный Царь». Это абсо-
лютно неприемлемо для нас, и, по счас-
тью, ни в одном из курируемых мной
проектов таких предложений никто не
высказывал. Но само существование
проблемы заставляет нас задуматься:
оказывается, нашу аудиторию может
шокировать то, к чему мы сами давно
привыкли. В разговоре с мусульманами, выхо-
дит, надо учитывать их настроения и
представления, нужно расставлять дру-
гие акценты, иначе строить проповедь.
А это утомительно и непривычно!
Разговор о главном
Каков же опыт наших миссионеров,
в особенности из числа тех, кто сам вы-
рос в исламской среде? Я знаю лично
одного священника-узбе-
ка, он получил солидное
богословское образова-
ние, занимался перевода-
ми литургии на родной
язык. Но используются ли
его труды в Ташкенте? Что
получается там с миссией?
Чему вообще учит его
опыт — об этом мы ничего не знаем, эта
тема, по сути, не востребована в цер-
ковной среде. Он сам как-то обратился,
стал священником — вот и хорошо, вот и
достаточно.
Почему же так получается? Я ви-
жу две основные причины, и первая
из них — общественно-политическая.
Легко приезжать из Америки и пропо-
ведовать. А вот если своя, местная
епархия возьмется за этот труд, можно
представить себе,
какой протест это
вызовет... даже не
у верующих му-
сульман — им, соб-
ственно, никто не
помешает ходить в
мечеть и держать
уразу по-прежне-
му, — а скорее у тех
политиков, кото-
рые активно разыгрывают карту этни-
ческого ислама. Это что же, получается,
мы тут по рождению не обязательно му-
сульмане, так и вы тогда не все право-
славные? Нарушается веками сложив-
шееся равновесие?! Честным будет
ответ: да, далеко не все, и давно уже на-
рушено в нашем обществе то, что каза-
лось незыблемым, так что надо теперь
дать каждому человеку сделать свобод-
ный и осознанный выбор. Только такой
ответ может прийтись не ко двору.
Но тут дело не только в политике.
Разъясняя свою веру другим людям, от-
личающимся от нас и по своей культуре,
и по мировосприятию, и по языку, мы не-
избежно должны будем заново опреде-
лить истины веры для самих себя. Про-
стое повторение благочестивых фраз тут
не поможет, а только помешает. Мы
должны будем отделить основы нашей
веры, обязательные для всех, от внеш-
него и фольклорного и признать за каж-
дым народом право строить это внеш-
нее по-своему, как когда-то и наши пред-
ки (всякий, кто был в Греции, прекрасно
видел, что разница в укладе русском и
греческом есть, при полном единстве в
вере). И более того: эти истины веры нам
придется выражать непривычной, не-
подготовленной аудитории, которая не
спешит поддакивать, а задает, напротив,
крайне неудобные вопросы. Готовы ли
мы к этому? Сейчас, похоже, совсем не
готовы. Обличительный пафос в адрес
мусульман, или протестантов, или Запа-
да, или вообще всех подряд, он ведь по-
рой идет от бессилия, от неумения объ-
яснить достоинства своей веры. Не могу
защитить свое, так буду нападать на чу-
жое, доказывать (самому себе прежде
всего), что у них все намного хуже, чем у
нас. Но это совсем не миссионерство.
Цель настоящего благовестника — не
чужое хулить, а рассказать и показать на
деле, что же у нас есть такого хорошего.
И если мы не научимся этого делать в
самое ближайшее время, нам придется
смириться с тем, что уже становится ре-
альностью в некоторых исламских регио-
нах нашей страны: Православие понима-
ется там как этническая религия русских,
а наднациональное, всемирное пред-
ставление о христианстве связывается
почти исключительно с протестантизмом.
И дело тут не только в исламском контек-
сте. Уже и в Сибири стала вполне типич-
ной картина: в небольшом городе есть
один-два православных храма и несколь-
ко протестантских общин. Да, в храмах
бывает довольно многолюдно, но если
считать жителей такого города, регуляр-
но бывающих на воскресном богослуже-
нии, то у протестантов и православных
цифры, полагаю, будут сопоставимые.
А вот миссионерская активность у проте-
стантов — на порядок или два выше.
Среди моих коллег есть копт, он кон-
сультирует переводческие проекты в
странах Ближнего Востока. Сам он про-
тестант, и это меня ничуть не удивляет.
Мусульманам давно внушили,
что христиане верят в трех богов.
И они с негодованием отвергают
такое язычество В некоторых исламских регионах России
Православие понимается как этническая
религия русских, а наднациональное
представление о христианстве
связывается с протестантизмом
29
Каракас — столица Венесуэлы,
крупного государства на севере Южно-
американского континента. Зарубеж-
ная Церковь была основана здесь бе-
лыми эмигрантами, покинувшими
Россию после Октябрьской революции.
Сегодня страны «латиноамериканского
социализма» — Боливия и Венесуэла —
окормляются сразу несколькими пра-
вославными юрисдикциями. Епископ
Каракасский Иоанн управляет епархи-
ей Зарубежной Церкви и старообрядче-
скими приходами, присоединившимися
к РПЦЗ еще в восьмидесятых. — Эмигранты, основавшие Зару-
бежную Церковь в начале прошлого
века, бежали из Советской России,
спасаясь от социалистов. В сотруд-
ничестве с коммунистами РПЦЗ тра-
диционно упрекала Московскую Па-
триархию. Уго Чавес, президент
Венесуэлы, — социалист, несколько
лет назад он национализировал до-
бывающую промышленность. Как
складываются ваши отношения? — Русские эмигранты, основавшие
нашу Церковь, бежали не от социализ-
ма, а от безбожия, воинствующего ате-
изма и гонений. Те люди, которые управ-
ляют сегодня Венесуэлой, не советская
власть. Президент Чавес социалист, да.
Но он не безбожник. Более того, он на-
зывает себя верующим, не притесняет
Церковь, не пропагандирует атеизм. Ве-
несуэла сегодня находится в глубочай-
шем социальном кризисе, и что-то нуж-
но с этим делать, так что я склонен
симпатизировать Чавесу. Не дело Церкви вмешиваться в по-
литику или решать, что лучше: социа-
лизм или капитализм. Но, на мой
взгляд, нормы христианской нрав-
ственности созвучны тем идеям, кото-
рые сегодня предлагают социалисты.
Спаситель заповедовал заботиться о
ближних, помогать бедным и сиротам.
Христианству не чужда концепция со-
циальной справедливости, если она не
сопряжена с безбожием. В то же время многие из наших при-
хожан с понятным недоверием отно-
сятся к социалистам, это характерно
для РПЦЗ. Православные в Латинской
Текст: Дмитрий РЕБРОВ
Епископ Каракасский
ИОАНН (Берзинь)
управляет самой
неспокойной —
Южноамериканской
зарубежной епархией.
Значительная часть
приходов Латинской
Америки, входивших
в состав Зарубежной
Церкви, ушла в раскол
накануне подписания акта
о каноническом общении
РПЦЗ с Московским
Патриархатом 17 мая
2007 года. О том, почему
не стоит бояться
социалистов и как
американские
старообрядцы выучили
английский, Его
Преосвященство рассказал
нашему корреспонденту
во время своего
московского визита.
Епископ Карибского моря
Жизнь в ЦерквиПравославная вселенная
Фото РИА Новости
30
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Америке очень политизированы, и
так было всегда. В Чили времен Альен-
де они, к примеру, поддерживали Пи-
ночета.
— Сейчас некоторые из прихо-
жан Зарубежной Церкви оказались
в расколе, выступив против объеди-
нения... — Я сразу вас поправлю. Мыслить
примирение между Зарубежной Церко-
вью и Церковью в России как «объеди-
нение» неверно. Может, кому-то и пока-
жется, что это просто спор о словах, но
все-таки то, что произошло четыре года
назад, более правильно называть «при-
мирением», а не «объединением». Мы никогда не считали себя расколь-
никами, никогда не отделялись от Рус-
ской Церкви. Из-за невозможности под-
держивать связь с Церковью на родине
по указу патриарха Тихона мы создали
Временное церковное управление для
окормления русских зарубежных прихо-
дов, а после декларации митрополита
Сергия (Страгородского) вынуждены
были жить автономно. Совсем недавно
мы обновили наше евхаристическое об-
щение с «материнской» Церковью. Но
мы всегда продолжали считать себя ча-
стью Русской Церкви, и никогда эта вы-
нужденная автономия для нас не была
самоцелью. Наоборот, во всех докумен-
тах мы подчеркивали, что она носит
временный характер. Когда же ситуа-
ция изменилась и Церковь в России
стала свободной — мы восстановили
наше общение. Те клирики, которые сегодня отказа-
лись от примирения, не продолжают ис-
торический путь Зарубежной Церкви,
как некоторые из них утверждают. Они
не «остались» в расколе, они ушли в рас-
кол, противопоставив себя соборному
решению Зарубежной Церкви и разо-
рвав евхаристическое общение с миро-
вым Православием. Для меня это не теоретический бо-
гословский вопрос, а живая рана, ведь
мы говорим о Церкви Христовой! Мне
не понятно мышление этих людей. Вы
спрашиваете: почему они ушли в рас-
кол? Я не могу вам ответить, потому
что не знаю. Со старообрядцами мне
порой оказывается проще найти об-
щий язык, потому что они мыслят цер-
ковно. А эти раскольники мыслят ина-
че. Личные амбиции, политика,
имущественные вопросы — наверное,
все вместе стало причиной. Кроме то-
го, приходы РПЦЗ в Южной Америке
всегда отличались непокорным нра-
вом. Они были не довольны первым
южноамериканским архиереем, епис-
копом Пантелеимоном (Рудыком), ру-
коположенным иерархами Польской
Церкви еще во время войны. Он им не
нравился. Они боролись с епископом
Афанасием (Мартосом), управлявшим
епархией c 1955-го по 1983 год. Потом
долго обижались на епископа Алексан-
дра (Милеанта), который по состоянию
здоровья в течение последних лет жил
за пределами Южной Америки. Все это
воспитало специфический менталитет
южноамериканских приходов РПЦЗ.
В Троицком соборе столицы Аргентины
Буэнос-Айресе прихожане гордятся
тем, что передвинули в алтаре престол
на восток, так что не осталось про-
странства для горнего места, на кото-
ром должен восседать епископ во вре-
мя богослужения. С тех пор как Троицкий собор вместе
c другими приходами ушел в раскол, па-
ства Зарубежной Церкви в Южной Аме-
рике сократилась, но в каком-то смысле
мне легче управлять епархией, чем мо-
им предшественникам, потому что все,
кто были настроены особенно по-бун-
тарски, ушли.
— РПЦЗ на Южноамериканском
континенте остается «русской» Церко-
вью? Принимают ли Православие ко-
ренные жители?
— Большинство наших приходов бы-
ли основаны русскими эмигрантами —
поэтому в основном мы объединяем
выходцев из России. Наиболее успеш-
ная в миссионерском плане страна —
это Чили, там у нас служит очень актив-
ный священник. Он сам чилиец по наци-
ональности, и многие жители этой стра-
ны сейчас переходят в Православие, но
это скорее исключение из правил. В це-
лом для южноамериканских стран ха-
рактерна обратная тенденция: люди
уходят — заключают смешанные браки,
ассимилируются.
— Богослужебные традиции Зару-
бежной Церкви отличаются от рос-
сийских?
— В Зарубежной Церкви собрались
выходцы из разных концов бывшей
Российской империи. Изначально каж-
дая группа сохраняла свои местные тра-
диции, но со временем эта первона-
чальная пестрота отошла на второй
план: все молодые священнослужители
Жизнь в Церкви Православная вселенная
Фото Дмитрия Власова
31
учились в одной семинарии Джордан-
вилль. Монастырь, где расположена эта
наша единственная семинария, был ос-
нован в начале XX века выходцами из
Почаевской лавры. В каком-то смысле
эти дореволюционные традиции транс-
лировались впоследствии на всю Зару-
бежную Церковь. Что-то подобное было
и в Советском Союзе, где традиции Тро-
ице-Сергиевой лавры транслировала
Московская духовная семинария. — Вы окормляете еще и едино-
верческие приходы. Как это вышло?
— По сути, любой человек, любя-
щий и интересующийся богослужебным
уставом, уже склонен к старообрядчес-
тву. Двадцатый век стал эпохой воз-
рождения в новообрядной церкви мно-
гих старых традиций. Каноническая
икона заняла место портретной живо-
писи. Перейти с партесного пения на
знаменный распев сложнее, но и эта
традиция сейчас возрождается и в за-
рубежных приходах, и в некоторых рос-
сийских храмах. Когда-то я был секре-
тарем епископа Ирийского Даниила
(Александрова), викария председателя
Архиерейского синода Русской Зару-
бежной Церкви по окормлению едино-
верцев. После его смерти по решению
Архиерейского синода РПЦЗ я окорм-
ляю единоверческие, то есть старооб-
рядные,приходы, входящие в нашу
юрисдикцию. Более того, я являюсь
единственным каноническим еписко-
пом, рукоположенным по старому об-
ряду. В североамериканском городе
Ири с начала XX века существовала об-
щина белорусских беспоповцев,в
1983 году они приняли священничес-
кую иерархию от Зарубежной Церкви.
Большинство наших старообрядцев уже
не говорят по-русски, богослужение там
совершается хотя и по старому чину, но
на английском языке. Община города
Ири объединяет выходцев из Сувалок,
города, находящегося на территории со-
временной Польши. Старшее поколе-
ние прихожан английское название го-
рода по аналогии с Сувалками
употребляло во множественном числе:
«У нас в Ирях...» Теперь, правда, такого
не услышишь. Вряд ли можно говорить о
том, чтобы прививать остальным зару-
бежным приходам какие-то старооб-
рядческие традиции. Наши южноамери-
канские храмы с трудом держатся и того
Типикона, который есть. — Сколько приходов объединяет
Южноамериканская епархия РПЦЗ
сегодня?
— Любые цифры будут условны, по-
тому что не до конца ясно, считать ли
раскольников. Если нет, то в Аргентине у
нас собор и два прихода, три прихода в
Чили, один Парагвае, в Венесуэле целых
шесть храмов. В Бразилии, к сожале-
нию, все приходы ушли в раскол, равно
как и единственный наш уругвайский
храм. Но кроме Зарубежной Церкви в
Южной Америке существует множество
православных приходов Антиохийского
Патриархата. Это христиане, эмигриро-
вавшие в Южную Америку из арабских
стран: в Аргентине — сирийцы и ливан-
цы, в Чили — палестинцы. Есть греки,
немного сербов. Свои храмы тут имеет и
Московский Патриархат, их управляю-
щий, владыка Платон, мой хороший со-
сед, иногда мы служим вместе. К сожа-
лению, такая возможность нам выпада-
ет не часто: священников не хватает, и
даже в собственном кафедральном со-
боре архиереям порой приходится слу-
жить в одиночестве, иерейским чином и
без дьяконов. Старые священнослужи-
тели умирают, а новых ставленников нет. Наша единственная семинария на-
ходится в США. Ее выпускники не горят
желанием ехать в Южную Америку: чу-
жой язык, низкий уровень жизни. По-
мню, как-то раз мы служили с владыкой
Платоном в полном одиночестве. Это
была довольно специфическая картина:
митрополит и епископ попеременно
произносят все ектеньи и возгласы са-
ми. Однако если мы вместе, то Христос
посреди нас, а кто нам еще нужен?
В Южноамериканской епархии РПЦЗ остро не хватает священников. И даже в собственном
кафедральном соборе архиерею порой приходится служить в одиночестве, иерейским чи-
ном и без дьякона. Старые священнослужители умирают, а новых ставленников нет
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Богослужебный чин венчания в ны-
нешнем своем виде сложился сравни-
тельно недавно: около тысячи лет назад.
Что же было до того, в ту самую эпоху
раннего христианства, к которой приня-
то апеллировать в «продвинутых» дис-
куссиях за свободную любовь? Как пра-
вило, звучит такое мнение: да просто
помолился батюшка, благословил — и
все, вы уже муж и жена! На самом деле
вот как было: — свободное волеизъявление же-
ниха и невесты; — разрешение на брак со стороны
епископа (то есть Церковь могла и не
благословить конкретный брачный со-
юз, посчитав его по разным обстоятель-
ствам неспасительным!); — объявление о новом статусе мо-
лодых перед церковной общиной;
— и наконец, соборная молитва Бо-
гу о новой семье. И речи не было о том, что вступле-
ние в брак — частное, «приватное» де-
ло двоих. Наоборот: новобрачные объ-
являют о своем выборе обществу, а
общество свидетельствует перед Бо-
гом о той ответственности, которую это
накладывает на мужа и жену. После за-
ключенного таким образом брака не
только Бог, но и люди вправе требо-
вать от мужа и жены соблюдения при-
несенных обетов. Сейчас все иначе: и вера, и любовь
стали «очень интимным делом», об
этом неудобно спрашивать, в этом не
принято давать отчет... И иногда эта ин-
тимность — обратная сторона нашей
закомплексованности и несвободы.
В нас нет решимости. «А нельзя разве
просто так обойтись?..» За этим уны-
лым вопросом на поверку прячется не
отстаивание свободы, а страх нрав-
ственной ответственности: «Вдруг не
осилю?» Именно этот мертвящий страх
прячется за нервическим требовани-
ем секулярного общества — все боль-
ше и больше освобождаться: от догм,
от авторитетов, от традиций... Совсем
иную свободу дарит человеку церков-
ная вера: «Страха нет в любви, но со-
вершенная любовь вон изгоняет страх,
потому что в страхе есть мучение. А боящийся несовершен в любви»
(1 Ин. 4: 18).
Итак, выбор между малодушным
страхом и бесстрашной любовью — за
нами. Жизнь в Церкви
Ликбез
Решительный шаг в любовь
32
Сегодня даже среди
православных христиан
многие склонны
недооценивать таинство
брака — венчание,
не говоря уже о «штампе
в паспорте», как
пренебрежительно
называют регистрацию
семейного союза в ЗАГСе.
«Главное, что мы любим
друг друга — и какое до
этого дело другим людям?
А если вдруг разлюбим —
неужели же какие-то
жалкие пометки
в паспорте помешают нам
развестись?»
Текст: священник Алексий АГАПОВ, священник Николай ПЕТРОВ
Фото: Екатерина СТЕПАНОВА
33
1. Обручение. Свечи
Рассказывая о крещении, мы говорили о
том, что, прежде чем войти в церковное об-
щение, человек должен пройти период огла-
шения. Подобный «испытательный срок»
предусмотрен и для готовящихся стать мужем
и женой. Начало ему кладет обручение или
помолвка. В наши дни роль обручения игра-
ет помолвка, а само обручение, подобно чи-
ну оглашения, соединяется с последующим
таинством венчания в единую службу.
Молодые становятся в притворе храма (или
в задней, западной его части, при входе).
Жених — справа, невеста — слева, посколь-
ку традиционно в церкви правая сторона
(напротив иконы Спасителя в иконостасе)
считается мужской, а левая (напротив об-
раза Божией Матери) — женской. Священ-
ник вручает обоим горящие свечи как знак
святости их намерения. Заметьте: свечу дер-
жат в левой руке (иначе как же осенять себя
крестным знамением?).
2. Обмен кольцами
Испросив у Бога ниспослать жениху и невес-
те дар любви и единомыслия, священник
возлагает на правую руку каждому из них
кольцо. «Обручается раб Божий (имярек) ра-
бе Божией (имярек) во имя Отца, и Сына, и
Святаго Духа. Аминь. Обручается раба Божия
(имярек) рабу Божию (имярек)...» Жениху
вначале надевается кольцо невесты, а не-
весте — жениха, а после священник трижды
меняет их в знак того, что в браке каждый из
супругов передает власть над собой другому
(перстень всегда был знаком власти). Рань-
ше у невесты было серебряное кольцо, а у
жениха золотое, что соответствовало словам
апостола Павла, которые читаются на венча-
нии, о том, что муж является главой жены, как
Христос Церкви, но вместе они составляют
одно тело, один организм, причем навечно, о
чем также говорят своей формой кольца.
После этого совершается молитва, в которой
пред Богом воспоминаются многочислен-
ные случаи из Священного Писания, когда
возложение перстня являло надежный залог
верности принятому решению. 3. Слово священника к вступающим
в брак
После обручения священник торжественно
ведет жениха с невестой в центр храма, пе-
ред ними несут свечу и поется псалом с при-
певом: «Слава Тебе Боже наш, слава Тебе».
Венчающиеся встают на белое полотенце,
символизирующее, как и платье невесты,
чистоту вступающих в брак. Священник обо-
рачивается к ним лицом и произносит напут-
ственное слово о тайне супружеской жизни,
о ее духовной стороне. Обычно венчание со-
вершает духовник обоих супругов или только
жениха, но, конечно, знакомый и с его не-
вестой, поэтому он может сказать самые
важные слова, нужные именно для них, для
их счастливой семейной жизни. Зная и луч-
шие стороны своих духовных чад, и их недос-
татки, священник дает совет, как сохранить и
преумножить ту любовь, которую они имеют,
в различных жизненных испытаниях.
34
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
4. Испытание жениха и невесты пе-
ред венчанием
Теперь священник проводит последнее «ис-
пытание», т. е. спрашивает у будущих супру-
гов, не изменились ли их намерения: «Има-
ши ли произволение благое и непринужден-
ное, и крепкую мысль пояти себе в жену
сию, юже зде пред тобою видиши? Не обе-
щался ли иной невесте?» Подобный же во-
прос обращается и к невесте. Это свидетель-
ство жениха и невесты перед лицом всей
Церкви подобно произнесению крещальных
обетов. Пусть и очевидный ответ, но вслух
произнесенный человеком перед лицом
Церкви, отнюдь не малость. Это — обет свя-
того венчания. 5. Зачем поминают мучеников?
Возложению венцов предшествуют три мо-
литвы, где поминаются многие святые суп-
руги: от Адама и Евы до Захарии и Елисаве-
ты, родителей Иоанна Крестителя. Помина-
ется также и Приснодева Мария, от которой
Сын Божий благоволил воплотиться; и брак
в Кане Галилейской. Итак: «Благослови их,
Господи Боже наш, якоже благословил еси
Авраама и Сарру!.. Сохрани их, Господи Бо-
же наш, якоже сохранил еси Ноя в ковче-
ге!..Помяни их, Господи Боже наш, якоже
помянул еси Твоих 40 мучеников, низпо-
слав им с небесе венцы!..» Воспоминание о
мучениках весьма уместно. Мученики не от-
казались от любви Христовой и перед лицом
смерти, но показали в страданиях совер-
шенное терпение, зная, что терпение рож-
дает любовь (ср.: 2 Пет. 1: 5-7; Рим. 5: 3-5).
И брак как обретение единства все-таки
двух разных людей вполне сроден мучени-
ческому подвигу, добровольной жертве са-
мим собой ради другого, о чем свидетельст-
вует возложение венцов, как Господь воз-
лагает венцы на мучеников.
6. Возложение венцов, призывание
благословения Божия И вот: «Венчается раб Божий (имярек) рабе
Божией (имярек)!.. Венчается раба Божия
(имярек) рабу Божию (имярек)!» Венцы ли-
бо возлагаются молодым прямо на голову,
либо их держат восприемники (т. е. свидете-
ли брака). Выбор зависит от местных тради-
ций храма либо от практической необходи-
мости. Венцы — это, с одной стороны, награ-
да за соблюдение чистоты женихом и невес-
той, за готовность их на подвиг супружества,
а с другой — знак царственного достоинства,
которое приобретают муж и жена, несущие
полную ответственность за управление и
строение своей семьи как суверенного госу-
дарства, как малой Церкви.
Священник призывает на жениха и невесту
благословение Божие, троекратно молясь с
воздетыми руками: «Господи Боже наш, сла-
вою и честию венчай я (т. е. их)!» После это-
го читается Евангелие о посещении Христом
брака в Кане Галилейской. Это чтение гово-
рит не только о благословении Богом «закон-
ного супружества», но и о предстательстве
Божией Матери за вступающих в брак.
Жизнь в Церкви
Ликбез
35
7. Чаша с вином
До XII века венчание, как и все прочие цер-
ковные таинства, было сопряжено с глав-
нейшим таинством святой Евхаристии. И те-
перь как раз на том месте службы, где над-
лежало быть причащению, сохранился след
древнего порядка: молодым преподают об-
щую чашу с вином. Как и на литургии, в этот
момент поется «Отче наш», и слова «да бу-
дет воля Твоя» воспринимаются как свиде-
тельство того, что брак является исполнени-
ем молодыми открывшейся им воли Божи-
ей. Связь венчания с Евхаристией не утеря-
на и сейчас: обычно в день венчания утром
жених с невестой причащаются первыми на
литургии, а в некоторых храмах даже стоят
во время литургии в центре храма в вен-
чальных одеждах. Чаша же вина приобрела
смысл того, что супругам нужно будет вме-
сте пить чашу жизни, всех ее радостей и не-
взгод.
8. Крестный ход вокруг аналоя
Теперь венчание — свершившийся факт. Со-
единив руки молодоженов, священник ведет
их вокруг аналоя, на котором лежит Святое
Евангелие. Троекратное — в честь Пресвятой
Троицы — обхождение по кругу, символу веч-
ности, есть знак торжества рождения новой
христианской семьи, напоминающей торже-
ство рождения нового христианина в таинст-
ве крещения, и особенно торжество рожде-
ния нового священника в таинстве хирото-
нии, когда при обхождении вокруг престола
поются те же песнопения, что и при венча-
нии: «Исаия, ликуй — Дева име во чреве и
роди Сына Еммануила, Бога же и Челове-
ка!..»; «Святии мученицы!.. молитеся ко Гос-
поду спастися душам нашим!»; «Слава Тебе,
Христе Боже, апостолов Похвало!..». О чем
все это? О проповеди: пророки, апостолы,
мученики и все святые проповедали прише-
ствие в мир Спасителя Бога, имя Которому —
Любовь. Так и сама жизнь в христианском
браке — это дерзновенная проповедь о ве-
ликой надежде: в нашем мире живет — не
умерла и не оскудела Любовь! 9. Снятие венцов, благословение
иконами
Этот момент — снятие венцов — можно про-
комментировать кратко: венцы видимые
снимаются, но небесные венцы Божествен-
ной благодати и помощи остаются на главах
супругов навсегда! В завершение священник благословляет мо-
лодых двумя иконами — Спасителя и Богоро-
дицы, — которые стояли перед царскими
вратами у иконостаса на протяжении всей
службы. Эти святые образа будут поставлены
в красном углу дома молодоженов, перед
ними будет совершаться совместная молит-
ва супругов, а после — их детей и внуков.
Жизнь в Церкви
Личный опыт
36
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
«Прийти» в Церковь не сложно. Во
всяком случае, всегда найдется при-
ход, где тебя крестят, не допытыва-
ясь о серьезности твоих намерений и
глубине знаний катехизиса. Фор-
мально войти в Церковь легко. А вот
остаться — это уже задача совсем
иного порядка. Обстоятельства скла-
дывались так, что вскоре после кре-
щения я должна была навсегда уйти
из Церкви, с досадой хлопнув две-
рью. Но этого не произошло. Сегодня
мне кажется, что Сам Христос дер-
жал меня за руку. Я крестилась в 19 лет, ничего не
зная о Церкви, о Православии, о Хрис-
те. Я была однозначно верующим в Бо-
га человеком, но связи моей личной ве-
ры с христианством не видела. Просто
мне встретился человек, который ска-
зал «со властью», что надо креститься.
Он был совершенно не такой, как все
прочие мои знакомые, и я поверила
лично ему. Евангелие я не читала. Име-
ла такое благое намерение, но больше
пары страниц не могла осилить. Теперь, спустя двадцать лет, я пони-
маю, что крещение было тогда с моей
стороны шагом необдуманным и безот-
ветственным. Я не знала, что делаю, че-
му приобщаюсь и к чему меня это обязы-
вает. Поэтому неудивительно, что в
Церковь тогда я так и не пришла. Пыта-
лась было захаживать в храм по сосед-
ству, но нашла там только то, что могла
найти в моем тогдашнем состоянии, —
кучу человеческих несовершенств, кото-
рые в церкви смотрелись особенно чу-
довищно. Смысла богослужений я не понима-
ла и чувствовала, что на службе у меня
получается не молитва, а сплошное ли-
цемерие. Врать себе не хотелось, и я пе-
рестала ходить в храм, хотя смутно чув-
ствовала, что чего-то самого главного я
так и не поняла и когда-нибудь снова
приду.
Как-то раз я случайно забрела в цер-
квушку, ранее мной не виденную. Это был
вечер Страстной пятницы. Что-то зацепи-
ло на службе, подумалось, а не пора ли
исповедаться и причаститься... И вот ви-
жу я ночью сон, будто прихожу в церковь
на пасхальную службу. Открываю дверь,
захожу, а там идет шумное застолье с тан-
цами на столах. Мне становится жутко, я
разворачиваюсь к двери, чтобы поско-
рее покинуть это сборище, и тут кто-то бе-
рет меня за плечо. Оборачиваюсь — пе-
редо мной стоит священник, которого
видела в храме накануне. Он спрашива-
ет: «Почему ты уходишь?» Я отвечаю: «Это-
го и так хватает в окружающей жизни. Ес-
ли в Церкви то же самое, зачем мне сюда
приходить?» Он говорит: «Ты совсем не ту-
да смотришь и не то видишь. Вот посмот-
ри, как хорошо». Я поднимаю глаза и ви-
жу громадный необъятный храм, купол
которого настолько высок, что его не вид-
но, а стены все убраны цветами. Царские
врата закрыты и тоже все в цветах. Стоит
канун, как празднично убранный стол.
И где-то на хорах тихонько репетирует
хор, слышится пение неземное. Выходит
кто-то из алтаря, начинает кадить, и ка-
дильный дым возносится ввысь, проби-
вая пространство.
На следующий день я пошла в цер-
ковь, исповедалась и причастилась у
священника, который мне приснился.
Получила от него наставление, которое
могла в тот момент воспринять. Так на-
чалось мое вхождение в Церковь. Это было время застоя. Верить было
небезопасно: если об этом узнавало ру-
ководство на работе, человек рисковал
карьерой, репутацией и вообще очень
многим. Мы были почти криптохристиа-
нами, и все держалось на взаимном до-
верии: нашем доверии священнику и его
доверии нам. Так вот, тот самый священ-
ник, принявший у меня первую испо-
ведь, развернувший меня к Церкви, этот
человек, казавшийся мне абсолютным
авторитетом, в действительности ока-
зался стукачом и сотрудником органов.
Об этом я узнала позже, когда некото-
рых прихожан его храма начали уволь-
нять с работы.
Впоследствии этот батюшка был уво-
лен из церкви за кражу церковного иму-
щества. Правда, ушел он недалеко. Его
перевели вторым священником в дру-
гой храм, где он со временем, по-моему,
стал настоятелем. Еще он был членом
общества «Память» и антисемитом. В общем, у меня, тогда еще совсем
неискушенной и не окрепшей в вере,
были все основания разочароваться в
Церкви и уйти оттуда навсегда. Но этого
не произошло. Почему? Ответа на этот
вопрос я до сих пор не знаю. Могу пред-
положить только одно: чтобы разочаро-
ваться, надо сначала очароваться. А я
никогда не «очаровывалась». Скорее,
просто хотела «чего-то большого и свет-
лого» и чувствовала, несмотря ни на что,
что здесь это можно найти. И продолжа-
ла искать, несмотря на ложь, лицеме-
рие, предательство, с которыми при-
шлось столкнуться в церковной ограде. Настоящий поворот в сознании про-
изошел после того, как мы крестили мою
новорожденную дочку. Тогда я вдруг ста-
ла задумываться о личности Христа, о
Его воскресении, о крестной жертве.
Стала чаще захаживать в церковь и мо-
литься. В какой-то момент я явственно
поняла, что живой Христос стоит передо
мной, хоть физическим зрением я его и
не вижу. И настал день, когда я оконча-
тельно пришла в Церковь просто потому,
что иначе не могла. Думаю, если человек видит в Церкви
Христа и приходит к Нему, никакие разо-
чарования его не уведут. Тем более что
каждый из нас — часть Церкви, и то, ка-
кая она, зависит в том числе и от нас.
И чем чаще заглядываешь в свою душу,
чем больше себя узнаешь, тем больше
понимаешь, как глупо и нелепо считать
грехи других людей. Л. В.
Почему я не ушла из Церкви
37
Фото РИА Новости
38
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Жизнь в Церкви
Вопросы веры
— Уважаемая Наталья! В одной из молитв, читаемых на
литургии, мы просим Бога простить грехи ведомые и неве-
домые, то есть признаем, что совесть наша спит. Что-то ей,
конечно, подвластно, но большую часть своих грехов мы не
видим, они за пределами нашего сознания. Духовная
жизнь — путь, во время которого мы учимся видеть себя та-
кими, какие мы есть. А смирение, по мнению святых отцов,
в том, чтобы, увидев, не испугаться себя. Чем обостреннее
совесть, тем непригляднее предстает человек перед самим
собой. И к причастию мы подходим не потому, что полно-
стью очистились от грехов — тогда бессмысленно было бы
читать каждое утро в 50-м псалме: «Грех мой предо мною
есть выну». Нет, мы осознаем свою немощь, страстность,
неумение любить, раскрывать душу и надеемся, что Тело и
Кровь Христовы, Которых мы причащаемся, обновят нас.
Цель исповеди — обнажение сердца, а цель причастия —
создание нового сердца. Мы тяжко согрешаем, если сознательно умалчиваем на
исповеди о грехе. Причастие после такой исповеди будет
нам в осуждение. В описанном же вами случае, на мой
взгляд, надо без смущения, с осознанием своей немощи и
верой в Божию милость подходить к Святой Чаше. Если по-
сле исповеди вспомнился грех, о котором вы, как я пони-
маю, давно забыли, значит, проснулась совесть. А пробуж-
дение совести как раз говорит, что исповедь была не
формальностью, а искренним покаянием, то есть действи-
тельно совершилось таинство. И чтобы причастие тоже бы-
ло таинством, надо приступить к нему со смирением и дове-
рием Богу. Он видит сердце каждого человека. Мне кажется,
независимо от того, есть ли возможность исповедоваться
утром, не стоит этого делать. Мы и так постоянно рассеива-
емся, нам не хватает собранности. Если исповедовались на
всенощной и были допущены к причастию, лучше теперь со-
средоточиться на литургии, на молитве. Говорить ли об этом грехе на следующей исповеди? Мне
кажется, что надо учиться доверять Богу, понимать, что Он
нас простил, и, если мы после причастия не повторяем этот
грех, не испытываем соблазна вновь так согрешить, лучше о
нем и не вспоминать. Но если совесть неспокойна, лучше ис-
поведовать. Отвечает протоиерей Алексий ПОТОКИН, помощник
настоятеля храма иконы Божией Матери «Живоносный
Источник» в Царицыне:
Надо ли повторно исповедоваться, если вспомнил нераскаянный грех?
Я исповедовалась на всенощной в субботу, а в воскресе-
нье на литургии вспомнила об одном нераскаянном грехе.
И растерялась — что делать? Просить священника утром сно-
ва меня исповедовать? Но у батюшки во время литургии
обычно нет на это времени. Как следует поступать в таких
случаях? Стараться снова исповедоваться за этой же служ-
бой? Или можно подходить к причастию, а исповедоваться
позже? Наталья
— Уважаемая Евгения! Именно так — коротко и по сути
— и надо говорить на исповеди о своих грехах. За подроб-
ным их описанием часто стоит желание оправдать себя. На-
пример, кается человек в жадности, но добавляет, что тот, с
кем он пожалел чем-то поделиться, плохой и злой и делиться
с ним и не следовало. То есть сам себя убеждает, что вроде и
не согрешил, а обстоятельства (в лице других людей) вынуди-
ли его так поступить. А сказал бы просто, что жадничал, — и
уже проложил себе дорогу к покаянию. Но при этом важно и
не прятаться просто за списком абстрактных грехов: жад-
ность, сребролюбие, раздражительность, а сказать, в чем
конкретно пожадничал: нищим жалею подавать, соседке в
долг пожалела, или, скажем, денег одолжил, а теперь про се-
бя мучаюсь. Такая конкретность важна, потому что помогает
понять, как исправляться: перестать быть «сребролюбивым
вообще» человек сразу не может, а вот начать нищим пода-
вать хоть немного — это понятно.
А записки полезны, так как помогают человеку не за-
быть, что он хотел сказать на исповеди. Ведь очень часто бы-
вает, что все помнишь, но как только начинаешь исповедо-
ваться, многое из головы вылетает. Некоторые составляют
эти записки ежедневно, от исповеди до исповеди, сразу за-
писывая туда совершенный грех. Мне кажется, это хорошо,
надо только держать такую записку в надежном месте, чтобы
кто-то случайно ее не увидел. Многие священники предлагают исповедующемуся са-
мому читать свою записку вслух. Это, на мой взгляд, пра-
вильно — произнести грехи вслух труднее, чем просто отдать
записку батюшке, который про себя прочитает. Но разные
бывают обстоятельства. В любом случае записки к исповеди писать стоит. Те, у ко-
го плохой почерк, могут печатными буквами. И старайтесь
точно и грамотно называть грехи. А то часто приходится чи-
тать, например, такое: «Согрешил осуждением и обсуждени-
ем». И священник должен ломать голову, гадая, что такое
грех обсуждения. Дискуссия — не грех. А народное толкова-
ние того, чем осуждение отличается от обсуждения, думаю,
не поняли бы и святые отцы. Как составлять исповедальные записки? Мне кажется, что письменная исповедь иногда очень
удобна, но у меня самой никогда не получалось написать
свои грехи на бумаге. Либо выходит сухое перечисление: не
подала милостыню, позавидовала, поругалась с мамой. Но
это как-то совсем формально. Либо приходится вдаваться в
подробности и получается не исповедь, а целый роман. Су-
ществуют ли какие-то правила составления исповеди на бу-
маге? Моя подруга однажды пошла на исповедь с листком,
на котором было написано лишь одно слово: блуд. Но не
всегда же можно так просто сформулировать все, в чем хо-
чешь покаяться. Евгения
Отвечает священник Алексий АГАПОВ, настоятель храма
Архангела Михаила города Жуковский Московской
области:
РЕКЛАМА
Ближний круг
Семья
Замуж по переписке
Так принято, что мужчины испокон веков ищут себе жен,
а не наоборот. У них для этого есть все преимущества: свобода
выбора и право настойчивости. Женщины вынуждены жить
в ожидании чуда: «Ну когда же меня найдут?» Можно ли сделать это
ожидание деятельным? Корреспондент «НС» узнавала, что собой
представляют поиски семейного счастья для православной
девушки на просторах интернета и где своего суженого можно
встретить в реальной жизни. Рисунок Петра Захарова
«Пишут Елизавета и Владимир. В ок-
тябре 2005 года мы познакомились на
этом сайте, хотя оба с известной долей
пессимизма относились к такому спосо-
бу знакомства. Хотим с радостью рас-
сказать, что в феврале 2006 года мы об-
венчались, очень счастливы и, конечно,
благодарны сайту знакомств “Судьба”».
Это одна из благодарностей на право-
славном сайте знакомств sudba.net.
Елизавета — моя давняя подруга. В ее
счастье мне сомневаться не приходит-
ся. Теперь у нее прекрасный муж Воло-
дя, который тоже стал мне другом. Многие священники не видят в со-
здании семьи с помощью сайтов зна-
комств ничего предосудительного. Про-
тоиерей Максим Первозванский,
духовник молодежной организации
«Молодая Русь», главный редактор жур-
нала «Наследник», рассказал, что у «На-
следника» тоже есть сайт знакомств
budemznakomy-naslednick.ru (будем-
знакомы-наследник.ru). «Для кого-то де-
ло знакомства не хитрое, для кого-то
очень сложное. Но интернет такой же
точно способ знакомства, как и любой
другой. Что получится из него, зависит
не от интернета, а от личной встречи лю-
дей, от того, как они будут строить отно-
шения друг с другом. Что касается на-
шего сайта — на нем модераторы
тщательно проверяют регистрационные
данные, отслеживают некорректные за-
писи странных людей и после трех жа-
лоб удаляют их сообщения. Но наш сайт
рассчитан не только на знакомства —
там и просто общаются. Например, еди-
номышленники для социальных проек-
тов», — рассказывает отец Максим.
Итак, задание от редакции я получи-
ла сложное. Надо было разобраться, мо-
жет ли православная одинокая девушка
найти счастье в интернете и где и как ей
это лучше сделать. Правда, первое, что я
поняла, изучив сайты знакомств, в том
числе и православные: дать объявление
о знакомстве в сети — это все равно что
выставить в музее миллиметровый ку-
сочек живописи из огромного прекрас-
ного полотна гениального живописца и
считать, что все, кто смотрит на этот мил-
лиметр краски, представляют и восхи-
щаются всей картиной целиком... Судьба
Православный сайт знакомств
Sudba.net встречает тремя контрольны-
ми вопросами из курса Закона Божьего
41
Текст: Ирина СЕЧИНА
в анкете регистрации. Тестовая система
с тремя ответами, один из которых пра-
вильный. Строка для ответов уже ковар-
но заполнена неправильными ответа-
ми. Я неуютно ежусь: вроде как права
у меня нет знакомиться на православ-
ном сайте, раз не смогу ответить на во-
прос «Кто из апостолов является авто-
ром новозаветной книги Откровения?».
Я забиваю в строку «Иоанн», и для моде-
раторов сайта из сомнительно право-
славной становлюсь вполне ортодо-
ксом. Зачем такие сложности, если у
того, кто «не в теме», всегда под рукой
верный друг интернет, который ответит
на все вопросы, надо только покопать-
ся? Разъясняет создатель сайта Ро-
ман Колпаков: «Эти вопросы, во-пер-
вых, тормозят тех, кому лень для
регистрации на сайте копаться и выис-
кивать ответы, а значит, и сам сайт не
очень нужен, а во-вторых, наличие таких
вопросов в регистрации подтверждает
для православных регистрирующихся,
что они попали к “своим”». «Наши» тоже должны где-то встре-
чать свою вторую половину, решил Ро-
ман в 2000 году, когда после аварии, в
которую он попал, ему пришлось учиться
жить в инвалидном кресле и интернет
стал его полем общения с внешним ми-
ром. Как обнаружил Роман, в том дале-
ком интернете почти не было ресурса
для православных знакомств. Социаль-
ные сети, выполняющие роль клубов
знакомств, тогда были еще не очень раз-
виты, да и «нравственная ориентация»
таких клубов, по словам Романа, не по-
могала создавать православные семьи.
Когда Роман создавал свой сайт, у него,
конечно, была надежда найти и свою
собственную судьбу. И действительно,
свою будущую жену Роман встретил в
интернете, правда на другом сайте. Моя регистрация на sudba.net за-
кончена, и вот я из тех, кто «желает по-
знакомиться». Сразу несколько очень
странных людей пишут мне энергичные
послания. Куда смотрит модератор?
Модератор «Судьбы» Алексей расска-
зал, что каждую анкету и объявление
просматривать невозможно. Но отсеи-
вать всяких странных людей на сайте
ему помогает просмотр сообщений
пользователей в форуме или на новом,
более быстром разделе сайта, который
называется «Заметки», где все пишут о
том, что их волнует на данный момент.
Там модератор видит, кто есть кто, хотя
все равно можно ошибиться. «Интернет
позволяет человеку вести себя неесте-
ственно. Чужую душу там не понять», —
объясняет Алексей. Если уж модератор
может ошибиться, то вы точно не за-
страхованы от разочарований. По анке-
те о человеке ничего понять нельзя. Вот
форум — более подходящее для этого
место: там выдает себя манера письма,
интересы. Возможностей для узнава-
ния друг друга на sudba.net много: фо-
рум, сообщества, совместные поездки.
Алексей делится некоторыми наблю-
дениями. Например, он замечал, что Ве-
ликим постом увеличивается число ссор
и разборок на форуме. Или что на раз-
мещенной фотогра-
фии ни «правильно-
го цвета» кофточка,
ни какой-то особый
взгляд не могут «сра-
ботать» выгодно для
вас. «Срабатывает»
открытое, улыбаю-
щееся всему миру
лицо. Точно нельзя
ставить свою фото-
графию, как выразился Алексей, «на
дальнем плане, в тумане и черных оч-
ках», или некоторые вместо своих фото-
графий ставят фото котят —мужчины та-
кую скрытность,по мнению Алексея,
могут воспринять как проблему: с этой
девушкой что-то не так. Итак, лицо долж-
но быть открытое, а вот душа до време-
ни должна быть закрыта. Текст объявле-
ния не должен быть слишком личным.
«А то неправильно поймут, и понесет-
ся...» — предупреждает Алексей.
Сайт «Судьба» не создавался только
как площадка для соединения семейных
пар, хотя их там образовалось немало;
Роман видит задачу сайта шире — в объ-
единении людей одного духа. Сейчас
сайт обслуживает небольшая команда
альтруистов, не получающих зарплаты.
На страницах sudba.net есть благодар-
ности, но их не много. Роман относится к
этому спокойно: «Просто люди знакомят-
ся и уходят с сайта в реальную жизнь». Адам и Ева. С каждого по 300 р.
Энтузиасты бесплатных проектов
страдают безденежьем, но не собирают-
ся делать на проблемах своих посетите-
лей бизнес. Организаторы платных про-
ектов, видимо, процветают, но если их
пользователи не согласны подойти к
своей проблеме прагматично и запла-
тить за эфемерное счастье, то результа-
та не будет.
На adam-i-eva.com вы сначала за-
полняете подробнейшую анкету — пси-
хологический тест. Это очень увлека-
тельно, тем более что тут же обещают
сравнить результаты вашего теста с
результатами тестов мужчин и найти
претендентов с наибольшим процентом
«коэффициента психологической совме-
стимости». Для меня «нашли 11 потенци-
альных партнеров». Я уже было обрадо-
валась. Подумала, напишу сейчас тому, с
кем, по данным теста, на 90 процентов
буду счастлива... Но оказалось, что за
одно письмо нужно заплатить 300 руб-
лей. Конечно, за пять писем значитель-
ные скидки, но меня уже охладила такая
постановка вопроса. Я решила не пла-
тить и посмотреть, что будет. Ведь кому-
то и мои коэффициенты совместимости
по почте пришли. Кроме жуткого непри-
личного спама, в моей почте ничего не
было. Похоже, пока 300 р. не выложу, не
видать мне счастья. Психология одино-
чества была рассчитана правильно.
300 рублей — не деньги, а для создате-
лей сайта доход: десять несчастных —
3 тысячи рублей. Искать можно бес-
платно, а находить придется за деньги.
Зато на сайте есть прекрасный ликбез
«Все о знакомствах». Воспользовавшись
им и теоретически подковавшись, мож-
но продолжить искать своего «Адама» на
других сайтах, более «примитивных», как
сказано о них на adam-i-eva.com. Напри-
мер, сайт клуба знакомств «Светелка»
при православной газете «Благовест»
предлагает простую и действенную сис-
тему знакомства. Фотография, рассказ
о себе, не особо законспирированная
переписка по почте. Но и «примитивные»
сайты тоже люди смотрят.
Ближний круг
Семья
42
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Роман Колпаков,создатель
sudba.net,видит задачу сайта
в том,чтобы объединять людей
одного духа,а не просто быть
площадкой для знакомства
будущих семейных пар
43
Чудесный лекторий
Люди не только сайты смотрят, но и
в реале имеют возможность познако-
миться. Протоиерей Илия Шугаев, на-
стоятель храма Архангела Михаила
(г.Талдом Московской епархии) и автор
книги о семейной жизни «Один раз на
всю жизнь», читает лекции в храме
Преображения в Богородском, около
метро «Преображенская», для тех, кто
хочет создать семью. Такие лектории —
своеобразные завуалированные клу-
бы знакомств. Моя подруга, которую
недавно пригласили на лекцию «Как со-
здать семью», рассказала о своих впе-
чатлениях: «Мне казалось, что это все
будет похоже на клуб анонимных алкого-
ликов для женщин: “Здравствуйте, меня
зовут N, и я одинока”. — “Здравствуй, N!
Давайте помолимся за N!”».Оказалось,
все не так. Никаких тренинговых шту-
чек, и 40 процентов пришедших — муж-
чины. Для православного сообщества
небывалое соотношение. Аудитория на лекции проявляла ак-
тивность, все время летели к отцу Илие
записочки с вопросами. Отец Илия
предлагал разные нестандартные под-
ходы к выбору спутника жизни: «Многие
женщины ищут хорошего мужа, а преж-
де всего надо хотеть стать хорошей же-
ной». По его мнению, женщина и сама
может начать знакомство, потому что
мужчины сейчас, к сожалению, с трудом
проявляют инициативу — результат
«женского воспитания». «Правда, девуш-
ка должна быть осторожна. Решитель-
ность и настойчивость все еще остаются
привилегией мужчин. Надо суметь по-
знакомиться с ним так, чтобы это не вы-
глядело как ваша инициатива», — под-
сказывает отец Илия.
Отец Максим Первозванский тоже
считает, что надо быть осторожнее с про-
явлением инициативы. Девушка должна
уметь себя внутренне тормозить. Не на-
до от малейшего признака внимания не
спать ночами и мечтать, как Татьяна об
Онегине. «Мечтательность относится к
А надо ли искать?
Епископ Смоленский и Вяземский ПАНТЕЛЕИМОН: — Раньше девушки плакали, когда выходили замуж.
А сейчас они плачут, когда их замуж не берут. Надо найти
какую#то радость в жизни. Я знаю на примере нашего
прихода, что обычно юноши предлагают замужество не
тем девушкам, которые стреляют по сторонам глазами и
думают только о том, как бы поймать какого#нибудь жени#
ха, а тем девушкам, которые радостны, покойны, мирны,
веселы. И в одинокой жизни тоже есть своя радость — ра#
дость свободного общения с Богом, радость делания до#
бра, радость помощи другим. А те люди, которые вступили в брак, очень час#
то, наоборот, сетуют на то, что они теперь не одиноки и нет возможности
пойти в храм, надо заниматься с детьми — но это, конечно, внушение дьяво#
ла. Дьявол замужним внушает мысль о радости одинокой жизни, а незамуж#
ним внушает мысль о пустоте их жизни, о необходимости выйти замуж.
Инужно, конечно, гнать от себя эти внушения дьявола и быть радостными от
того, что у нас есть то что есть: замужним радоваться о том, что есть муж, а
незамужним радоваться своей свободе, возможности общения со Христом.
Совместное дело,особенно сопряженное с трудностями, —лучший способ познакомиться и узнать друг друга. Одно из таких приходских
дел — миссионерские походы. В отпуск ведь можно поехать не на Адриатическое море,а в Архангельскую область. Есть приходы,где
каждый такой поход становится эпохальным для какой-нибудь будущей семьи. На фото: отдых после рабочего дня в миссионерском
походе
Фото Екатерины Степановой
44
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
разряду глупости, а глупости делать не
нужно, — предостерегает отец Мак-
сим.— Не надо думать, что влюблен-
ность совсем не зависит от воли челове-
ка, наваливается и превращает его в
беспомощное животное. Человек позво-
ляет или не позволяет себе влюбляться.
Вот вы ходите на работу, там много лю-
дей и со всеми у вас хорошие отношения,
чай пьете вместе, дни рождения отмеча-
ете. И вдруг вы понимаете, что только с
одним из них хочется поговорить о проб-
лемах компьютерной графики или почи-
тать акафист, что он не такой, как все. На
этом этапе, если вы не алкоголик и не
наркоман, который не управляет своей
страстью, не поздно остановить свое
чувство, если, конечно, его нужно по ка-
ким-то причинам останавливать».
Близкое счастье
Самое короткое расстояние между
православным и православным —
храм, точнее, приходская жизнь. Сейчас
существует большое количество актив-
ных приходов, где все время делаются
какие-нибудь полезные для ближних де-
ла. Например, поздравления с церков-
ными праздниками пациентов ближай-
ших больниц. Если увидите объявление
в храме «Приглашаются помощники для
поздравления в больнице с праздником
Светлой Пасхи» — записывайтесь, даже
если петь не умеете. Чтобы покрасить
тысячу яиц, уметь петь не обязательно.
Такие масштабные мероприятия никог-
да не обходятся без помощи мужской си-
лы. И чаще всего эта сила не женатая.
В отпуск можно поехать не на Адриа-
тическое море, а в Архангельскую об-
ласть в миссионерский поход. Без муж-
чин там не обходится, и они, кстати, едут
часто с матримониальными планами. Тут
можно вспомнить рекомендации отца
Максима и не влюбляться сразу. Просто
присматривайтесь и старайтесь быть са-
мими собой. Епископ Смоленский и
Вяземский Пантелеимон, духовник Се-
стричества святого благоверного царе-
вича Димитрия: «На мой взгляд, если мо-
лодые люди вместе делают какое-то
дело, находятся вместе в каких-то экс-
тремальных условиях, в походах напри-
мер, это позволяет им лучше друг друга
узнать. Одно дело — познакомиться на
танцах, где все стараются выглядеть хо-
рошо и привлекательно, другое дело — в
походе, где нужно мыть посуду, убирать,
работать, где могут быть какие-то опас-
ности. Здесь человек виден совершенно
с другой стороны. В этих условиях люди
становятся друг другу ближе».
Есть приходы, где каждый миссио-
нерский поход становится эпохальным
для какой-нибудь будущей семьи. А в
архиве отделения реанимации Первой
городской клинической больницы им.
Пирогова, где совместно работали пра-
вославные медсестры и медбратья,
есть фотоальбом, полностью посвя-
щенный свадьбам.
Очарование танца
Когда-то, в XIX веке, именно на балы
вывозили невест для знакомства с буду-
щими мужьями. Балы и сейчас есть в
Москве. Познакомиться с православным
принцем в Москве
можно в студии
бальных танцев
«Танец весны». За-
одно там научат
танцевать вальс.
Негласно получи-
лось, что обучаю-
щиеся в студии —
люди церковные, так как студия возникла
из клуба для общения православной мо-
лодежи «Молодая Русь», но сейчас там со-
бираются, чтобы научиться танцевать и
просто пообщаться, люди любого возрас-
та. На памяти Сергея, одного из препода-
вателей студии, за три года сложилось
пять пар. Узнать все о студии можно на ее
сайте в интернете — http://www.ves-
nadance.ru/
В Нескучном саду, под пешеходным
мостом можно увидеть группу людей,
грациозно танцующих под магнитофон.
Это люди из группы «ВКонтакте» «Танцу-
ющие по понедельникам» (есть вариант
«по четвергам»). Выглядят они, как люди
из галантного века. Там нет явного деле-
ния на православных и неправослав-
ных. Можно попробовать найти свою
судьбу в таком романтическом месте.
Научитесь танцевать в студии, купите се-
бе бальные туфельки и начинайте при-
нимать приглашения на мазурки. Но не
забудьте сначала проинспектировать
свой внешний вид, особенно по части
улыбчивости. «Сначала судят о девушке
по внешнему виду. Естественный внеш-
ний вид и доброжелательная улыбка —
верные помощники любому человеку в
стремлении наладить контакт с окружа-
ющими», — говорит отец Максим Пер-
возванский. Улыбнитесь, отнеситесь к
себе более иронично и свободно, не пе-
реживайте, если вас не пригласили на
танец. Может, это и хорошо. Сначала хо-
рошенько поднаторейте в этой науке.
Суженого на коне не объедешь
На самом деле список советов и
мест, как и где найти своего суженого,
можно продолжать до бесконечности.
За время написания материала я узнала
много красивых историй. Но все они в
результате оказываются об одном —
старания найти себе мужа ничего не сто-
ят, если делать это без доверия Богу, не
положиться на Его Волю. Вот одна из реальных историй. Жила-
была в Тамбове девушка N. Она жила
очень скромно, никуда не выходила, пела
в церковном хоре, на досуге разрисовы-
вала деревянные игрушки. У нее была од-
на подружка, красивая и совершенно
противоположного, боевого характера.
Однажды подружка говорит N: «Давай
пойдем сфотографируемся и разместим
в интернете объявление о знакомстве».
Nсогласилась ради дружбы сфотографи-
роваться, но участвовать в интернет-зна-
комстве отказалась. Свою фотографию
она отправила по электронной почте бра-
ту, который жил в другом городе. Каково
же было ее удивление, когда вместо от-
вета от брата ей пришел ответ от совер-
шенно незнакомого молодого человека
из Москвы. «Милая девушка, — писал
он,— я случайно получил ваше письмо,
увидел вашу фотографию и очень хочу с
вами познакомиться». Оказалось, N пе-
репутала всего одну букву в электронном
адресе! И вот она уже много лет замужем
за этим человеком и счастлива... Надо
верить нашим предкам, которые говори-
ли: «Суженого на коне не объедешь и на
печке найдешь». Ближний круг
Семья
Протоиерей Максим
Первозванский: «Девушка
должна быть осторожна
с проявлением инициативы»
РЕКЛАМА
Ближний круг Персона
46
Фото РИА Новости
47
«Мать — ты родина!»
— Елена Всеволодовна, каково
это — быть женой гения?
— Это вы его так назвали. Хотя Ролан
таковым и был. Нелегко, конечно, но и
счастье это большое. Счастье, потому что
ты любима. Влюбленность ведь приходит
мгновенно, а любовь — это путь. На этом
пути мы оба не жалели сил: строили наши
отношения, боролись за них. Человек он
был рабочий, трудился непрерывно, а я
моталась за ним, иногда мы вместе сни-
мались. Основной заработок — творчес-
кие встречи со зрителями. Так мы с ним
двадцать пять лет и проездили. Самым
главным для него было не то, что он зара-
ботал и купил, не то, что мы нажили, а то,
что происходило в его профессии, в ис-
кусстве. Я это абсолютно разделяла. — Ролан Антонович как-то назвал
вас матерью-родиной.
— До встречи со мной ему легче было
находиться вне дома. Мне пришлось его
приучать к тому, что у него есть семья, дом,
где его ждут и любят. Помню, в первое
время поздно вечером на такси в поисках
Ролана объезжала Дом композиторов,
Дом кино, ВТО. «Где ж я еще-то не была?
Дай-ка на “Бега” заеду». Действительно,
сидит в ресторации, оживленно беседуя с
какими-то мужиками. Тут я нарисовалась:
«Ролочка, такси тебя ждет». Он говорит:
«О,ребята, моя пришла, извините». А в
такси сказал: «Все, мать, я понял, ты — ро-
дина». Его потрясло, что я ездила за ним,
искала и аж на «Бегах» его нашла. — Вам полностью пришлось взять
на себя бытовую сторону жизни?
— Я бы так не сказала. Мы же были
страной тотального дефицита — а по-
скольку Ролан Антонович был актером
очень узнаваемым, то иногда делал на-
беги на магазины. Самое активное уча-
стие принимал в ремонте нашей кварти-
ры. Дачу, довольно скромную, я, правда,
строила сама — он на нее зарабатывал,
а я была прорабом. Естественно, Ролан
не кашеварил. Даже если бы обед стоял
на плите готовым, он бы не подошел и не
разогрел. Ему надо было подать и про-
следить, чтобы поел и лекарство принял.
Но я не видела в этом особого подвига.
Родом из ТЮЗа
— Почему Ролан Антонович, буду-
чи актером широчайшего диапазона,
как режиссер в основном занимался
детским кино?
— Он ведь родом из ТЮЗа — Театра
юного зрителя, в котором служил после
окончания училища, играл по 53 спек-
такля в месяц. И навсегда полюбил это-
го зрителя. Там ведь, если дырка в дей-
ствии, зал моментально начинает
отвлекаться: вертеть номерки, конфет-
ки жевать, соседа по ряду тормошить.
Чтобы удержать внимание детей, дей-
ствие должно активно развиваться. Но
трудно представить более благодарно-
го, отзывчивого зрителя, более откры-
тых глаз и искренней заинтересованно-
сти в происходящем на сцене. — В чем секрет изумительной ра-
боты Ролана Быкова с маленькими
исполнителями?
— Быков прежде всего находил ак-
терски одаренных детей, при этом точно
зная, кто ему нужен. В «Автомобиле,
скрипке...» в роли Кузи снимался заме-
чательный Сашенька Чернявский четы-
рех лет. На кинопробе Ролан ему тихо-
нечко подсказывал: «Сашенька, скажи:
“Собака-собака, я приделаю нам с тобой
крылья, и мы полетим в жаркие стра-
Любить с широко открытыми глазами
Елена САНАЕВА — яркая актриса. Сразу вспоминается ее Лиса Алиса из
«Приключений Буратино»... Но она предпочла другую главную роль —
супруги Ролана Быкова. Намеренно ушла в его тень, чтобы быть любящей
женой и товарищем в работе. А в последние его годы, когда он тяжело
болел, стала самой главной его опорой. После его смерти все свои силы
направила на сохранение и публикацию наследия мужа. В таких примерах
единомысленного и верного супружества будто приоткрывается завеса
над тайной слов апостола: «И будут два в плоть едину». Елена Всеволодовна САНАЕВА родилась в 1943 году в Куйбышеве.
Отец — актер Всеволод Санаев. Окончила актерское отделение
ГИТИСа. Снялась в 37 картинах, в частности, в фильмах Ролана
Быкова «Нос» (1977), «Чучело» (1983), «Я больше сюда никогда не вер#
нусь» (1994). Прославилась как актриса небольших, острохарактерных ро#
лей в «Приключениях Буратино» (1975), «Приключениях Али#бабы и соро#
ка разбойников» (1979), «Раз, два — горе не беда!» (1988) и др. Вице#прези#
дент Детского фонда им. Р. Быкова. Играет в театре «Школа современной
пьесы». Работает над публикацией творческого наследия Р. А. Быкова.
Мать известного писателя, режиссера и сценариста Павла Санаева.
НС:
Текст: Валерия ГОРЕЛОВА
Ближний круг
Персона
48
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
ны”». Сашенька повторяет, глаза у него
постепенно наполняются слезами: «Мы
полетим с тобой в жаркие страны... толь-
ко с ма-а-а-мой!» Как не взять на роль
такое нежное существо, абсолютно ве-
рящее в предлагаемые обстоятельства.
С ребятишками постарше гораздо слож-
нее. Как говорил Ролан Антонович,
«одиннадцать-тринадцать лет — возраст
не откровенности». Вообще в сердце Ролана умещались
все дети, с которыми он сталкивался на
съемочной площадке. Он с ними никогда
не сюсюкал, на корточки перед ними не
присаживался, разговаривал на уровне
уважения. Дети всегда чувствуют, когда
к ним относятся как к личностям. На съе-
мочную площадку их приводили, когда
кадр был практически выстроен. Ролан
Антонович всегда был готов к съемкам,
мизансцена расписана, свет установ-
лен. Кроме того, маленькие дети не мо-
гут работать по семь-восемь часов под-
ряд. В «Телеграмму», например, Ролан
взял близнецов: один был поживее, дру-
гой — полиричнее. Один снимался пер-
вую половину дня, другой — вторую. — Мало кто видел последний
фильм Ролана Быкова «Я больше сю-
да никогда не вернусь», снятый в
1994 году. Почему он канул в безвест-
ность? — Каким-то образом картина попа-
ла в интернет, где ее смотрят. Это был
проект ЮНИСЕФ, на который бельгий-
ским продюсерам выделили деньги для
создания телевизионного фильма о по-
ложении ребенка в мире. Шесть новелл
от ведущих режиссеров разных стран.
Со стороны России пригласили Ролана
Быкова, оператором был замечатель-
ный Георгий Рерберг. Получилась прон-
зительная история шестилетней Любы,
которая покончила с собой после того,
как ее избила и выгнала из дома пью-
щая мать. К сожалению, бельгийские
продюсеры нарушили все контракты:
Быков не получил ни копии фильма, что-
бы показать ее на Московском между-
народном фестивале детского кино, ни
денег за свою работу. Ролан Антонович
сказал тогда: «Не знаю, кто хуже — на-
чальники из Госкино, которые мне что-то
запрещали, или эти бандиты, которые
мягко стелили, но жестко оказалось
спать». Тем не менее картина не потеря-
ла актуальности. У нас почти два милли-
она беспризорных, как после Граждан-
ской войны. Если не изменится «чудо-
вищный оскал капитализма», прогнозы
для нас самые мрачные. — В фильме про Любу как раз сни-
малась девочка из детского дома?
— Ниночку и ее брата собирались от-
дать в детский дом, потому что их мать
сильно пила. Мы с Роланом приметили
ее во время телемоста и утвердили на
роль. Нина прожила у нас около полуго-
да, мы ей исправили глазки — у нее бы-
ла сильная косина, несколько раз от-
правляли в санаторий. Потом Советский
Союз распался, ее родной Узбекистан
стал независимым государством, и нам
пришлось вернуть Ниночку обратно. Че-
рез год Ролан Антонович вытащил ее в
Москву для участия в кинофестивале,
где она получила приз — поездку во
французский Диснейленд. Потом в Узбе-
кистане ее отправили в коррекционный
детский дом. Лишь через двадцать лет
мы с ней встретились в телепрограмме
Малахова. Нина одна растит двоих де-
тей, мать спилась и умерла, брат воро-
вал, сел в тюрьму, где и умер. Один маль-
чик у Нины родился с пороком сердца и
эпилепсией. Но ей даже отказали в по-
собии, положенном на ребенка-инвали-
да. Живет она впроголодь. Не могу спо-
койно об этом говорить. Московские
врачи сказали мне, что существует не-
большая квота на операции деткам из
СНГ. Но все равно деньги на дорогу нуж-
ны немаленькие. Я попросила Нину вы-
слать мне документы на ребенка — для
консультации с врачами. Хочу попытать-
ся ей помочь. «Косцы косят, а трава не падает»
— Скажите, а детское кино у нас
совсем прекратило существование?
— Его нет вообще. Ролан Быков от-
дал свои последние годы искусству для
детей. В 1989 году он организовал Меж-
дународный фонд кино и телевидения
для детей и юношества. Там было созда-
но 86 художественных фильмов, многие
из которых получили призы на мировых
фестивалях самой высокой пробы. Но в
девяностые годы умер прокат, так что эти
фильмы на большой экран не вышли.
Быков добивался, чтобы часть картин
показали по телевидению, но там его
спросили, кто будет оплачивать эфирное
время. Это был отчаянный период. Если
вспомнить фильм «Айболит-66», то для
детей это — сказка, а для взрослых —
философская клоунада в жанре мюзик-
ла. Если говорить о «Чучеле», то там ге-
рои — дети, но фильм и для взрослых. Те
же картины, которые сейчас идут на эк-
ране, родителям вместе с детьми просто
неловко смотреть. — Отдельные фильмы все же слу-
чаются. Недавно вы ведь снимались
в картине «Новая старая сказка»?
— Я сыграла в ней роль Бабы-яги.
Проката у фильма не было. Затрачен на
него был миллион долларов, но думаю,
что реально — гораздо меньше. К при-
меру, были запланированы натурные
съемки в деревне, но вместо двух не-
дель уложились в шесть дней. Сцену по-
коса снимали в павильоне, на хромакее.
И на экране получилось, что косцы коса-
ми машут, а трава не падает. Кино для
детей и юношества — это прежде всего
жанры: приключения, сказка. А это зна-
чит большой бюджет. Там не бывает: ка-
нарейку за копейку, чтобы пела и не ела. — Есть мнение, что воспитатель-
ная роль искусства преувеличена.
— Взрослых действительно трудно
переделать. Хотя бывают произведения,
способные потрясти до основания. Но де-
тям искусство дает то, что непременно ос-
танется в душах. Помню, как я в школь-
ные годы ходила в Пушкинский музей на
лекции по искусству с показом диапози-
тивов — Древний Египет, Средневеко-
вье, Возрождение. Мне открывался це-
лый мир, совершенно отличный от
коммунальной квартиры, в которой я жи-
ла. Мне было три года, когда родители
взяли меня на фильм «Сельская учитель-
ница». На другой день мама из кухни ус-
лышала какой-то разговор в комнате.
Она вошла и замерла. Из-за шкафа, где
был уголок для моих игрушек, раздавался
мой голос: «Вы хотите меня убить?Что ж,
убейте. Я научила ваших детей читать и
писать. Так убейте меня!» Вся кокетка на
моем платьице была залита слезами —
такое сильное впечатление на меня про-
извел этот взрослый фильм. Как же
можно сбрасывать со счетов кино и те-
левидение для детей, ведь это душеоб-
разующие вещи. Сейчас по всем телека-
налам идут сериалы с мордобоями, с
какими-то стервозными женщинами,
которые все время кого-то предают. На
этих сюжетах можно поиметь сиюминут-
ную финансовую выгоду, но ведь это
49
прямая дорога к убийству души. Ролан
Антонович мечтал, что будет канал, це-
ликом отданный юным, чтобы были по-
знавательные передачи, часы педсове-
тов, родительских собраний, на которых
взрослые и дети общались бы друг с дру-
гом. Не «Давай поженимся», а «Давай
подружимся» — как жить в коллективе,
как находить друзей. У него была целая
программа «Дети — экран — культура». Актерское служение
— Елена Всеволодовна, как вам
кажется, не рискует ли актер душев-
ным здоровьем, «уходя» в роль?
— Если безусловно поверишь в пред-
лагаемые обстоятельства, то играя, допу-
стим, Макбета или Бориса Годунова, мож-
но оказаться в психиатрической
больнице — в самом деле, будут мальчи-
ки кровавые в глазах. И все же актер обя-
зан заразить зрителя своим героем, а
для этого нужно влезть в его шкуру. «Натя-
гивать» на себя своего героя дело тяже-
лое, особенно в хорошей драматургии. — В последнее время серьезное
актерское служение становится ред-
костью.
— Недавно ходила в один театр: зал
битком, а я после первого же действия
ушла, потому что помню в этом театре
совсем другие спектакли. Что-то изме-
нилось. Последний раз я заплакала, ко-
гда смотрела передачу, посвященную
Питеру Бруку. Там была сцена из «Виш-
невого сада». Что это было за чудо!
Я впервые увидела настоящего Чехова.
Думаю, сейчас в театре глубокий кризис,
несмотря на то что зрители туда по-
прежнему ходят. Актеры есть очень хо-
рошие, режиссеры талантливые, но...
чего-то не хватает. — Может, в этом отчасти вина зри-
телей, которые хотят только развле-
каться?
— Не совсем так. Когда на сцену вы-
ходит Алиса Фрейндлих и играет смер-
тельно больного мальчика в спектакле
«Оскар и розовая дама», она не думает о
том, что нужно развлекать. И зрители,
стоя, минут десять ей аплодируют, пото-
му что понимают: человек вышел на сце-
ну с полным уважением к сидящим в за-
ле, чтобы поделиться драмой уходящего
из жизни юного существа. Люди откли-
каются на это всей душой. А рядом суще-
ствуют абсолютно другие вещи — стрем-
ление развлечь любой ценой: каким-то
непотребством, дешевыми хохмочками. — Может, это вопрос генераций?
В искусство пришло другое поко-
ление.
— Мы увидели другое поколение в
фильме Гай-Германики «Школа». Кто-то
говорит, что это не похоже на нашу шко-
лу, кто-то узнает в фильме реальную
жизнь, но уверен, что такое не стоит по-
казывать. А ведь это срез. Если люди
«Тебя Бог специально выдумал и послал мне», — говорил Елене Санаевой Ролан Быков. Сын Елены Павел Санаев как-то сказал, что
«без мамы Ролана ждала участь актеров, которые сгорели в огне собственного темперамента». Кстати,в отличие от сюжета книги
«Похороните меня за плинтусом», в последние годы жизни мама Елены Санаевой примирилась с ней в том числе благодаря Быкову
Фото из личного архива Елены Санаевой
Ближний круг
Персона
50
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
всех сословий разговаривают на полу-
мате, это о чем-то говорит. Поэтому честь
и слава тем художникам, которые не при-
нимают таких правил жизни и игры, все-
рьез тратят себя на серьезное дело ис-
кусства и находят тех, кому это созвучно.
«Жизнь на вырост»
— Книжка Павла Санаева «Похо-
роните меня за плинтусом» произве-
ла на меня подавляющее впечатле-
ние, словно страшная сказка. Но —
со счастливым концом. Потому что в
финале появляется любящий отчим.
— В книге описан совсем не Ролан
Антонович. Для того чтобы представить,
что Ролан Быков и художник из Сочи —
одно и то же лицо, надо совсем не иметь
воображения. Это же не автобиографи-
ческая книга, а художественное произ-
ведение. Некоторые читатели удивляют-
ся:«Как же Павел Санаев представил
своих бабушку и дедушку, маму и отчима
в таком виде?» В этой повести, конечно,
есть элементы его жизни. Та ситуация,
когда он жил у бабушки и его не отдава-
ли маме, когда свидания с мамой пре-
вращались в муку, — это правда. Но, по-
вторю: это не документальная повесть. — Часто бывает, что сыновья, вы-
растая, сильно отдаляются от мам.
Как вам удалось сохранить с Павлом
доверительные отношения?
— Так получилось — и с его стороны,
и с моей. И Ролан помог. Как-то раз, ког-
да я была Пашей недовольна и стала на
него, как теперь говорят, наезжать, Ро-
лан Антонович сказал замечательную
фразу: «Давай не будем к нему объектив-
ными. Этого и без нас хватит. Давай его
просто любить». Как бы Ролан ни был за-
нят, как бы себя ни чувствовал, он всегда
находил время вести с Пашей важные,
доверительные разговоры, которые по-
рой длились часами. За что мы с Пашей
навсегда ему благодарны. Сейчас у сына
своя семья — жена Алена. Все идет сво-
им путем. А я, слава Богу, не та свекровь,
которая лезет в каждую кастрюлю.
— К тому же у вас своих дел хвата-
ет — хотя бы по изданию наследия
Ролана Быкова. — Я только молю Бога, чтобы дал
мне время успеть опубликовать еще
многое: статьи, интервью, письма Рола-
на Антоновича. И может быть, закон-
чить его незавершенную документаль-
ную картину «Портрет неизвестного сол-
дата». Ведь потому я и взялась снимать
фильмы о Юрии Росте, об Алексее Гер-
мане, чтобы овладеть профессией доку-
менталиста и окончить картину Ролана.
О нем я сделала фильм «Жизнь на вы-
рост», в котором мне хотелось побольше
рассказать о Быкове — режиссере, по-
казать его гражданином, философом,
поэтом. Как он сам говорил: «Я всю
жизнь с собой возился». Мальчик из
коммуналки, где сорок четыре комнаты
на одну кухню. Отец ушел из семьи, жи-
ли довольно бедно. Но какая была жад-
ность к жизни, какая огромная отдача!
Для себя ему нужны были только чистая
рубашка и три рубля на такси — больше
ничего. Главным было служение своему
зрителю, искусству, служение своей
стране — без громких слов. Потом таких
людей стали называть совками. Но мы
совками не были — любили свою стра-
ну с широко открытыми глазами. В пер-
вую очередь любили, а во вторую —
страдали из-за того, что в ней было
скверным.
РЕКЛАМА
51
Обличать —
не воспитывать
Прежде всего, нельзя путать два по-
нятия: обличение и воспитание. Обли-
чать можно только взрослого человека,
апеллируя к духовным ценностям и нор-
мам, которые ему уже известны. А вос-
питание — это пока только рассказ о
нормах. Воспитанный человек — тот, ко-
торый уже знает принятые в обществе
нормы и правила. Вот почему обличение
в форме воспитания воспринимается
взрослыми людьми в штыки: обличаю-
щий встает в позицию его родителя, по-
казывает ему: я большой, а ты малень-
кий. Взрослые тоже могут оказаться в
ситуации, когда их воспитывают: обычно
так бывает в тех случаях, когда человек
попадает в новую для него культуру, на-
пример, приезжает в чужую страну, обы-
чаи которой не слишком хорошо знает;
тогда его наставляют, рассказывают, как
здесь положено себя вести. Или люди,
которые только воцерковляются, не все
еще знают о церковной жизни, и их не
обличать нужно, а рассказать, как здесь
делать правильно. Словом, если чело-
век знает норму, но не выполняет ее —
его обличают, если не выполняет, потому
что не знает — тогда его воспитывают. Мотивом обличения не должно быть
раздражение. Мы не потому обличаем
человека, что он нас раздражает, а пото-
Обличать с пользой
Ближний кругНовая жизнь
Ближние иногда ведут
себя так, что, кажется,
нельзя им не выговорить:
мол, нельзя же так,что ты
делаешь? И в Писании
много говорится о пользе
и необходимости
обличения: «Если же
согрешит против тебя
брат твой, пойди и обличи
его между тобою и им
одним...» (Мф. 18: 15).
А на практике поди
попробуй обличить:
максимум чего
добьешься — на тебя
обидятся. Психолог Ольга
КРАСНИКОВА рассуждает,
можно ли обличить
другого человека
так,чтобы принести ему
пользу?
Ольга КРАСНИКОВА — руководитель психологического цен#
тра «Собеседник», помощник ректора Института христианской
психологии, психолог#консультант.
НС:
Рисунок Татьяны Лапонкиной
Ближний круг
Новая жизнь
му, что он нарушает нормы. Причем нор-
мы, которые ему самому прекрасно из-
вестны. Например, рядом со мной в
электричке семейная пара разговари-
вала друг с другом, используя нецензур-
ные слова. Мне и другим попутчикам
было неприятно это слушать, и я сдела-
ла замечание: вы в общественном мес-
те, выражайтесь прилично. Известна
этим людям такая норма? Известна.
И со взрослыми иногда приходится
проводить воспитательные беседы —
если, конечно, они готовы слушать. Если
мы промолчим, может, они и не узнают о
проблеме. Мы должны донести до них
свой взгляд, а как они поступят — уже
дело их совести. Но иногда мы испытываем раздра-
жение к человеку не потому, что он на-
рушает нормы, а потому, что мы, напри-
мер, плохо себя чувствуем, устали или
у нас неприятности. В этой ситуации то,
что мы ему раздраженно наговорим,
не имеет к обличению никакого отно-
шения. Бывают ситуации, когда мы имеем
право только просить, а не обличать и не
требовать. Надо помнить, что в некото-
рые сферы человеческой жизни вмеши-
ваться нельзя: все решения в них чело-
век принимает только сам. Это выбор
работы (знаю физика, который зараба-
тывает немного, но любит свою работу и
не меняет ее на более высокооплачи-
ваемую, хотя семье трудно; это его вы-
бор и его ответственность). Это выбор
спутника жизни,это вопросы вероиспо-
ведания —мы не можем на это влиять,
можем только принять выбор;это реше-
ния, связанные со здоровьем: мы мо-
жем только просить человека заняться
собой, а не требовать, чтобы он сделал
то-то и то-то, если, конечно, он дееспосо-
бен и его поведение не угрожает жизни
его самого и его близких. «Поучайте только ваших
паучат» Иногда за попыткой обличить ко-
го-то стоит желание осудить другого,
почувствовать свою «праведность»,
самоутвердиться за счет унижения ос-
тупившегося. И это обычно чувствует
тот, кого обличают. Обличение, в кото-
ром есть осуждение, это не помощь в
осознании ошибок, а превосходство
над страдающим. Нельзя забывать,
52
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
— Ответ на вопрос, как обличать с поль#
зой, дал один из отцов «Добротолюбия». Он
сказал совершенно замечательно: если у тебя
вызывает недовольство и раздражение грех
ближнего твоего, отбрось всякую ложную
стыдливость и деликатность, подойди к нему
и скажи: «Брат, меня смущает то, что ты дела#
ешь. Прости, пожалуйста, что я это сказал те#
бе, но меня это смущает». Но обычно бывает не так. Обычно чело#
век, видя грех ближнего своего, молча тер#
пит. Терпит, терпит, наконец, дело доходит
до того, что он взрывается. И так нападает на
ближнего своего, что уже не остается никакого места для сожаления. И он
оскорбляет человека. Мораль: не надо стесняться ближнего своего в простых вещах. И гово#
рить о них надо без всяких эмоций, без всякого раздражения, не доводя до
взрыва. Вот это нам с большим трудом удается. Мы, наоборот, чаще впадаем
в это взрывоопасное состояние. Пророки, обличая грехи царей и народов, иногда говорили резко. Но
ведь они не от себя говорили. Вот пророк Исайя говорит: «Слушай, Изра#
иль!» — он открывает свои уста и обличает, когда есть такая необходимость.
Пророк, если он смотрит на политические моменты — скажем, царь будет
недоволен, — он не выполняет своего пророческого призвания. Ему Бог ска#
зал. Вот когда тебе Бог скажет — тогда ты будешь так говорить. А нам как обличать? С тактом и с любовью. Не помню, в какой книге —
«Патерик» ли или «Луг духовный», — есть такая история: один монах имел
обыкновение закидывать ногу на ногу и так сидеть, не стесняясь. А в мона#
шестве это не принято. И чтобы сделать ему замечание, старец сказал друго#
му брату: слушай, я стесняюсь сказать ему об этом открыто, давай ты садись
нога на ногу, а я в присутствии того брата тебе сделаю замечание, а ты не
обижайся. И когда пришел тот брат и сел нога на ногу, старец сделал ему вы#
говор, и другой не обиделся. Вот какая удивительная деликатность. А обли#
чать просто так — это бесполезно. Иной раз люди говорят ближним: вот у те#
бя ребенок инвалид, это тебе за грехи. Такое обличение совершенно непра#
вомочно. В Евангелии мы читаем такие слова: «Ни он не согрешил, ни роди#
тели его» — поэтому делать такие выводы ни в коем случае нельзя. Современные психологи иногда советуют, делая другим замечания, гово#
рить о себе и своих чувствах: мне тяжело, мне обидно, меня смущает то#то и
то#то. Здесь прослеживается важный принцип неосуждения. Вот у монахов
есть такое представление: если тебя что#то раздражает в другом — так, может
быть, он уже достиг такого духовного уровня, что ему это не вредит. И если
чье#то поведение смущает, то подходят к человеку и говорят: «Брат, ты уж
прости, но я этого понести не смогу». Это аскетическое выражение «не мо#
гу понести» — хорошие слова: я не могу этого вынести, ты опытный человек,
а я слабый и не могу. И здесь нет никакого ложного смирения и самоумале#
ния, а есть всегда доброжелательное отношение к любому человеку, и это
вполне православно. Подготовила Ирина ЛУКЬЯНОВА
КОММЕНТАРИЙ СВЯЩЕННИКА
Протоиерей Сергий ПРАВДОЛЮБОВ,
настоятель храма Живоначальной Троицы в
Троицком-Голенищеве:
Не доводя до взрыва
что обличаем мы не человека, а его по-
ступок — ненавидим грех и любим,
уважаем личность.
Господь прямо говорит об осуждении
другого: «Не судите, и не будете судимы;
не осуждайте, и не будете осуждены...»
(Лк. 6: 37; см. также Мф. 7: 1). Порой
ошибки, которые совершает человек,
могут иметь тяжелые последствия, но и
осознание, и раскаяние в них вытекает
из им самим сознаваемой ответствен-
ности, а не из обличения другого. Иногда кажется, что для исправле-
ния, для помощи надо просто напра-
вить «заблуждающегося» «на путь ис-
тинный». И тогда мы начинаем другого
поучать. Но в поучении нет диалога, го-
ворящий не слушает, а лишь «вещает».
Поучающий мнит, что знает, как надо
жить, в чем причина страданий. Но но-
тации и лекции, как правило, вызыва-
ют у людей, нуждающихся в поддержке,
неприятие, раздражение и нежелание
идти на контакт.
Иногда обличение приобретает
форму «добрых советов». Но совет мо-
жет быть полезен в том только случае,
когда советующий делится знаниями и
навыками. Тогда это передача опыта,
обмен информацией. В нем участвуют
двое равных,две личности.
Но есть области жизни, в которых
недопустимо давать советы. А именно:
чувства другого человека («Вам должно
нравиться...», «Зачем вы из-за этого
огорчаетесь?», «Вы должны быть уве-
ренным», «Не надо бояться»); его жела-
ния и потребности («Не хотите? Надо се-
бя заставить!», «Зачем вам это? Это
никому не нужные глупости!», «Ну
сколько можно есть/спать/отды-
хать?!»); его поступки («Вам необходимо
сделать... нужно сказать...», «Я бы на
вашем месте сделал бы...», «Нормаль-
ный/умный человек здесь бы...»); его
мысли («Не понимаю, как вы можете
так думать!»); его отношения («Не надо
сердиться на него!», «Она плохо на вас
влияет»). Нельзя забывать,что наши чувства,
желания и потребности, мысли, поступ-
ки и отношения лежат в зоне нашей от-
ветственности.
Иногда нам хочется всю ответствен-
ность за неправильные поступки друго-
го взять на себя. Но это медвежья услу-
га. Если мышцы не тренировать, они
слабеют и могут атрофироваться — то
же и с ответственностью. Даже когда че-
ловеку тяжело с этой ответственностью
справиться, лучше, если он всегда будет
делать максимум из возможного на се-
годняшний день. Советуя, что и как де-
лать, как думать и чувствовать, мы при-
учаем другого жить «чужим умом» и
можем сделать его зависимым от нас
так, что он не сможет или не захочет без
нашего руководства и шагу ступить са-
мостоятельно. Обличая и давая советы в личной
жизни, мы забываем, что все ответы на
все свои личные вопросы каждый чело-
век носит внутри себя. Он может оши-
баться, но это будут его ошибки, его
опыт, на котором он будет учиться само-
стоятельности и ответственности. Но обличать проступки, а тем более
преступления, не отводить стыдливо гла-
за, не отмалчиваться, боясь обидеть или
разозлить, а честно называть вещи
своими именами — это наш человече-
ский, христианский и гражданский долг,
а в некоторых случаях — подвиг. Подготовила Ирина ЛУКЬЯНОВА
— Святые отцы давали советы
для людей,соединенных общим
подвигом монашеского жития.
Мы же сейчас стали очень горды#
ми, очень мнительными. Поэто#
му, видя из опыта, как люди не#
мощны, я бы не советовал зани#
маться обличением. Боюсь, что
исполнение правила — искренне
говорить ближнему, что тебя в
нем смущает, — может спровоци#
ровать этого ближнего не на ис#
правление, а на гнев. Я знаю се#
мьи, где, если муж попытается
как#то усовестить жену, в ответ
получает обвинения или обиды.
Знаю семьи, где даже родители не
могут обличить своих детей в чем#
либо, потому что дети в ответ на#
чинают обижаться или злиться. Я много раз цитировал слова
отца преподобного Силуана, ко#
торый после того, как его сын,то#
гда еще Семен, совершил страш#
ный грех, утром кротко сказал
ему: «Сынок, где ты был вчера, бо#
лело о тебе сердце мое». Вот та#
кая форма обличения, наверное,
допустима.
Я бы советовал не обличать, а
молиться за других людей, яв#
лять пример кротости, воздержа#
ния. И если что#то смущает — по#
терпеть. Я помню, как навещал в
больнице одного батюшку, прие#
хавшего из какого#то далекого се#
ла. Он лежал в палате с мужчина#
ми, которые курили, смотрели
телевизор, выражались бранны#
ми словами. Батюшке было с ни#
ми очень трудно — они смущали
его своим поведением. Но он,
как он мне рассказывал, подумал
так: «Я все#таки могу потерпеть,
а они же не могут без телевизора,
не могут не курить, не могут не
выражаться — такой у них язык.
Потерплю лучше я, не буду им ни#
чего говорить».
Подготовил Кирилл МИЛОВИДОВ
КОММЕНТАРИЙ
СВЯЩЕННИКА
Епископ
Смоленский
и Вяземский
ПАНТЕЛЕИМОН
Лучше
потерпеть
РЕКЛАМА
53
Ближний круг
54
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Детский вопрос
Нина ГОЛУБ, президент организации родителей
с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью
«Импульс»:
— Некоторые мамы часто боятся школы, потому что
из-за особенностей их детей — а мама, задающая вопрос,
похоже, относится к одной из них — они выслушивают от
педагогов множество претензий. Обычно диалог между
такими родителями и учителями сводится к поиску винов-
ных. Родители воспринимают замечания учителя как об-
винение в личной несостоятельности и защищаются: дока-
зывают, что виноват учитель или ребенок. Ребенка
наказывают, а на учителя пишут жалобы. Некоторые, на-
против, проникаются чувством «я плохая мать», но от этой
позиции пользы тоже мало. Цель вашего общения с учителем — не искать крайнего,
а выяснить, что мешает вашему ребенку хорошо учиться и
нормально себя вести, и сообща помочь ему; перевести ситу-
ацию из конфликтной в конструктивную. Ученик, родитель и
учитель здесь — партнеры, а не ревизор и ревизуемые. Каж-
дая ошибка ребенка — это возможность чему-то научиться.
Лучший исход дела, если сделана ошибка, не наказать винов-
ного, а помочь ему исправить ее и извлечь для себя урок. Важно разделять себя и ребенка. Если вы еще «мыкаете»
(«нам поставили двойку», «мы плохо себя ведем»), если вся-
кая детская обида причиняет вам острую боль и желание
отомстить — то в этом конфликте вы не взрослый, а ребенок.
Важно понять, что родитель в этой ситуации — не пострадав-
ший. Он — помощник ребенка. Помните, что в конфликте
страдают обе стороны: плохо не только вам и ребенку, но и
учителю. Разговор с ним вообще имеет смысл начать с того,
что вы понимаете, как ему трудно. Первое, что надо сделать, точно сформулировать проб-
лему: описать ее, а не дать оценку. Не «бездельничает» —а
«не пишет классную работу», не «плохо соображает» —а «не
умеет составлять уравнения». Задавайте наводящие вопро-
сы, просите учителя приводить конкретные примеры, уточ-
няйте факты, выясняйте причины поступков: «шумит и скачет
на географии по вторникам, поскольку не успевает успоко-
иться после долгой перемены». Не бросайтесь в контратаку
не дослушав. Не реагируйте гневно, если учитель некоррек-
тен, держите в уме цель общения: ваша задача — помочь ре-
бенку, а не доказать, что вы лучше. Следующий шаг — определить, что для решения пробле-
мы могут сделать родители, школа и сам ребенок (напри-
мер, регулярно созваниваться; отправлять его в начале уро-
ка географии мыть тряпку и стирать с доски; решать по пять
задач каждую неделю). Если учитель отказывается идти на-
Родителям, боящимся учителей
встречу — просите его предложить свои варианты; в некото-
рых случаях придется обратиться к завучу или директору.
К ним лучше идти не с жалобой (если учитель не нарушает
своих должностных обязанностей), а с просьбой дать совет,
помочь договориться с учителем. Когда вы договорились, стоит повторить вслух и даже за-
писать, к чему вы пришли: что должны сделать родители, ре-
бенок, учитель, к какому сроку; договориться, что будет счи-
таться решением проблемы, как будет оцениваться
прогресс, когда вы в следующий раз встречаетесь или со-
званиваетесь по этой теме. Предлагайте свои решения.
Спрашивайте: может быть, попробуем всю следующую неде-
лю делать то-то и посмотрим, как пойдет? Если договориться не удалось из-за негибкой позиции
учителя — следующим шагом может стать жалоба директо-
ру или в управление образования. Иногда, наоборот, стоит
поговорить с ребенком и убедиться, что на проблему легче
махнуть рукой (дотерпеть до конца года придирки учителя
рисования). А иногда бывает нужно уже менять школу — осо-
бенно если попытки наладить диалог упираются в равноду-
шие педагогов, а проблема требует срочного решения (на-
пример, в ситуации травли ребенка в классе). Не стоит пытаться разжалобить учителя и ссылаться на
диагнозы ребенка. Даже если диагнозы и есть — учителю
важно знать другое: как работать с таким учеником в усло-
виях массовой школы. Опишите трудности ребенка (не выно-
сит шума, нетерпелив, легко смущается, нуждается в допол-
нительном времени для ответа и т. п.), расскажите, что вам
помогает дома, попросите о помощи в конкретных ситуаци-
ях (позволить отвечать устно, отправить умываться, если на-
чинается истерика, и т. п.), спросите, что посоветует педагог.
Непременно спросите, какие сильные стороны есть у ваше-
го ребенка, в чем он успешен.
Иногда поведение ребенка действительно выходит за
рамки обычных проблем: угрожает самоубийством, бросает-
ся на одноклассника с циркулем, на уроках ползает под пар-
тами и хохочет — это все примеры из жизни. Такой ребенок и
сам не учится, и всему классу не дает, и создает угрозу для без-
опасности других детей; здесь уходить от диалога со школой —
безответственно. Родителям обязательно надо искать причи-
ну такого поведения, а школе — предложить семье обсудить
другие возможные формы обучения (семейное, надомное, по
индивидуальному учебному плану).
В общем, не бояться учителя не так уж трудно. Надо на-
учиться видеть в нем человека и своего союзника — и нала-
дить конструктивный диалог. Подготовила Ирина ЛУКЬЯНОВА
Мой сын учится в пятом классе, и у него много трудностей с учебой из-за серьезных про-
блем со здоровьем — а я очень боюсь разговоров с учителями. Каждый раз, когда нужно идти
в школу, я переживаю, я боюсь ходить на родительские собрания: сейчас опять услышу, что
сын отстает от всех, плохо себя ведет и т. п. Я боюсь учителей. Наверное, нужно выработать ка-
кой-то стиль общения с ними — я понимаю, что они хотят нам только добра, но все-таки... Как
научиться нам, родителям «трудных детей», общаться с учителями? Юлия 55
му никакого значения, а у ребенка, особенно психологически
возбудимого, впечатлительного, может произойти какой-то
сдвиг, и он, опять же непроизвольно, начнет этим заниматься. Ну а духовные причины — это недостаток или отсутствие
церковной жизни родителей. Ведь, как правило, дети страда-
ют за грехи родителей. Так что если у ребенка возникли про-
явления этой навязчивой привычки, возможно, что родители
в чем-то погрешили против целомудрия, может быть и неосоз-
нанно. Так что маме и папе следует не откладывая пойти в
храм на исповедь и покаяться, может быть, там и обнаружат-
ся какие-то старые грехи, которые грехами не считали и ни ра-
зу не исповедовались в них. Если ребенку уже больше семи-
восьми лет и он способен контролировать себя, осознавать
свой поступок как греховный, он тоже может подойти на испо-
ведь и покаяться. Объяснять ребенку подробно, почему это
грех, не стоит. Можно просто сказать: «Ты же сам чувствуешь,
что это нечто постыдное, то, что нельзя делать при всех, и это
неприятно ни тебе, ни нам, ни Господу». На самом деле ребе-
нок все это осознает и сам. Молитвой, общим духовным дела-
нием родителей и ребенка, с упованием на милость Божию
можно ребенка исцелить от этой греховной привычки.
Родителям нужно понять и передать это понимание ребен-
ку: да, имеется недостаток, но его можно преодолеть в рабо-
чем порядке. Они могут сказать примерно следующее: «Ты —
хороший, а вот эта привычка права на жизнь не имеет, поэто-
му мы будем с тобой вместе работать, пока она не исчезнет». В принципе, так дело обстоит с любым грехом. Все мы греш-
ные, но Господь все терпит, и солнышко на нас светит, и дождик
на нас капает, и ветерок прохладный на нас дует. И невзирая на
наши взрослые, подчас очень тяжелые и совершенно недопус-
тимые грехи, Господь каждому человеку желает спасения.
Подготовила Оксана ГОЛОВКО
Протоиерей Александр ИЛЬЯШЕНКО, настоятель храма
Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского
монастыря, отец двенадцати детей:
— Если вы заметили, что ребенок занимается этим, не
надо ужасаться, возмущаться, и тем более не следует нака-
зывать его, поскольку самому ему с проблемой не справить-
ся. Не стоит впадать в крайности. Да, ничего хорошего в сло-
жившейся ситуации нет. И ребенок должен понимать: то, что
он делает — нехорошо, недопустимо. Но если этой вредной
привычке придавать излишнее значение и слишком много о
ней говорить, то у ребенка возникнет нездоровый интерес
или комплекс неполноценности. Нужно просто постараться
вместе с ним пройти трудный путь исправления. И вовремя
принятые здравые спокойные воспитательные меры обяза-
тельно приведут к хорошему результату. К тому же ребенок
многое понимает интуитивно, из интонации, из мимики, а не
из рациональных слов, которые, как правило, наводят толь-
ко скуку и достигают противоположного результата. Если ребенок дошкольник, то причина не в его грехе, а в
стечении обстоятельств. Родителям нужно разобраться, что
провоцирует ребенка на подобное, и попытаться устранить этот
фактор. Например, не оставлять его одного, когда он засыпает. Причины ситуации, о которой идет речь, могут быть физио-
логические, психологические и духовные. К физиологическим
относится элементарный недостаток гигиены. Возможно, у ре-
бенка тесная одежда, опрелости, какие-то раздражения на ко-
же, и он начинает неосознанно пытаться снять дискомфорт —
и в итоге, опять же неосознанно, выходит на соответствующие
ощущения. Значит, нужно тщательнее следить за одеждой ре-
бенка, почаще переодевать, лучше мыть его, вовремя приучать
к горшку, чтобы малыш не ходил в этих ужасных памперсах. К психологическим причинам можно отнести, например,
влияние того, что ребенок может увидеть в каком-нибудь
фильме, телепередаче. Взрослые могут не придать увиденно-
«Возрастная особенность» или грех?
Я замечала за своим шестилетним племянником, когда он приезжал в гости, что он проявляет повышенный интерес
к интимным частям тела. Сестра считает, что это всего-навсего «изучение себя», а мне кажется, что это начало греха, с
которым нужно бороться. Но как реагировать правильно? Алла
РЕКЛАМА
Общее дело
Острый угол
Последняя надежда:
зачем лечиться
за границей
Рисунок Петра Захарова
Человек года — 2010
История Жорика Смирнова — тот
самый случай, когда упования на по-
следнюю надежду оправдались. Жорик
родился с тяжелым пороком сердца.
Врачи сказали маме, что он не выживет,
потому что в Калининграде такие поро-
ки не оперируют. Почему ребенок такой
слабый, поняли не сразу, правильный
диагноз поставили только через месяц.
Ребенок мог умереть в любой момент.
В московском Центре им. Бакулева со-
гласились принять мальчика, но он был
нетранспортабельным. «Надо подо-
ждать, когда его можно будет перево-
зить». То есть надо было ждать, когда он
умрет, потому что состояние Жорика
только ухудшалось. И мама, простая
швея, подняла такую волну, что люди
быстро собрали 90 тысяч евро. Отклик-
нулись не только калининградцы, но и
жители других стран. За Жориком при-
летел реанимационный самолет из Гер-
мании, и мальчика прооперировали в
немецкой клинике. Риск был очень
большой. Немецкие врачи предупреди-
ли, что шансов выжить у ребенка ма-
ло — по-хорошему, операцию надо бы-
ло делать на третий день после
рождения. Но мальчик выжил. За него
«болел» весь город, ставили свечки в
церквях «за здравие младенца Георгия».
Прошло уже полтора года. Ребенок, пе-
ренесший крайне тяжелую операцию,
быстро наверстывает упущенное в раз-
витии. Сами врачи удивляются этому
факту. Недавно калининградцы избра-
ли Жорика Человеком года — 2010.
Патриотизм придется
придержать
Почему же за границей лучше ле-
чат? И всегда ли? Официальные лица
российского здравоохранения, защи-
щая честь мундира, считают, что зару-
бежные страны слишком активно и да-
же агрессивно продвигают у нас свои
медицинские услуги. Председатель На-
циональной медицинской палаты, ди-
ректор Московского НИИ неотложной
детской хирургии и травматологии, про-
фессор Леонид Рошаль заявил на од-
ной из пресс-конференций в РИА «Но-
вости»: «Вы мне про то, как к нам
относятся в Германии (как к мешкам с
деньгами), не рассказывайте. На лич-
ном опыте узнал. Когда за родственника
нам объявили одну сумму, а потом вы-
57
Текст: Антонина ПЛАХИНА
Сайты благотворительных фондов полны этими
объявлениями: помогите, спасите, нужна
иностранная клиника! На наш сайт «Милосердие.ru»
тоже каждый день приходит по несколько таких
просьб. Речь в них почти всегда о жизни и смерти.
И об очень больших деньгах. Таких больших,
что взять их порой просто неоткуда. Что делать?
Нельзя же лишать людей последней надежды?
Или,может, зря они так верят в заграницу? Общее дело
Острый угол
58
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
ставили счет в три раза больше. А когда
пошли осложнения и проблемы, еле-еле
вытащили этого родственника сюда в
Россию и у нас долечивали. А сколько я
вам могу привести подобных примеров?
Раиса Горбачева. Вылечили ее в Герма-
нии? Альфред Шнитке? Долечивали в
России. Роберт Рождественский — опе-
рирован там, долечивали у нас, еле при-
везли в Россию с реанимацией». Дирек-
тор программ фонда «Подари жизнь»
Екатерина Чистякова не отрицает: за-
граничная медицина не всесильна:
«Есть те больные, которым, увы, ни в од-
ной стране мира медицина помочь не
может. Есть те, кому гарантий дать нель-
зя, но можно побороться. Бывает, что хи-
рурги центра им. Блохина и РДКБ отка-
зываются от лечения, а немцы успешно
оперируют. Но и груз-100 из-за границ
мы тоже получаем. Главным образом по-
тому, что отправляем туда действитель-
но самых тяжелых больных». Да, бывает, что жизнь не купишь ни
за какие деньги, но факты все равно
подтверждают: есть случаи, когда без
заграницы не обойтись. По словам Ека-
терины Бермант, директора благотво-
рительного фонда «Детские сердца», за-
граница — не панацея, но если говорить
о кардиологии, то есть ряд операций, ко-
торые у нас делают в режиме экспери-
мента, а в той же Германии они уже по-
ставлены на поток лет пятнадцать. Есть и
такие операции, за которые у нас вооб-
ще пока не берутся. По словам Екатери-
ны Чистяковой, даже техническая база
за границей не всегда лучше. «Но вот
нагрузка на врача у них меньше, а воз-
можностей учиться и быть в курсе меди-
цинских новинок у европейских и аме-
риканских врачей много больше, чем у
наших. Нашим врачам никто не оплачи-
вает подписку на иностранные меди-
цинские журналы и поездки на конфе-
ренции и семинары, где они могли бы
постоянно учиться. Квалификация ме-
дицинских сестер на Западе в среднем
выше, чем у нас, а нагрузка на сестру у
них ниже. Соответственно, сестра мо-
жет больше времени уделить больному.
То есть не просто поставила капельницу
и пошла к следующему. А осмотрела-по-
правила-проследила за правильным
приемом лекарств, доложила о наблю-
дениях врачу. В этом залог успешного
послеоперационного выхаживания, на-
пример». Элементарные условия
в дефиците
Но послеоперационное выхажива-
ние — это лишь одна составляющая ус-
пешного лечения. К сожалению, пробле-
мы начинаются намного раньше, еще на
стадии диагностики, и пример Жорика
Смирнова это подтверждает. В лечении рака диагностика вообще
больная тема. Чем раньше его диагнос-
тируют и чем скорее начнут лечить доро-
гими современными препаратами (кото-
рые действуют на клеточном уровне),
тем больше вероятность остановить бо-
лезнь. У нас же, по данным «Движения
против рака», более половины случаев
впервые выявленных онкозаболеваний
регистрируется на поздней стадии, когда
уже помочь ничем нельзя. И даже если
диагностируют болезнь на ранней ста-
дии — пока больной станет «льготником»
и получит инвалидность, пока ему выпи-
шут лекарства (в регионах зачастую вы-
писывают малоэффективный «лекар-
ственный антиквариат»), пока он
дождется квоты на высокотехнологич-
ную помощь в столичной клинике, про-
ходит слишком много времени. Резуль-
тат: 30 процентов больных умирает в год
постановки диагноза. Пятилетняя выжи-
ваемость составляет только 43 процен-
та (для сравнения: в Швеции, например,
61 процент). Случается и так, что из-за
некомпетентности врачи
на местах завышают сте-
пень рака и говорят, что
помочь уже нельзя, в то
время как это не так. Ис-
полнительный директор
некоммерческого парт-
нерства «Равное право на
жизнь» Дмитрий Бори-
сов: «У нас часто происхо-
дит ситуация, когда пациенту ставят
диагноз на основании неполного обсле-
дования, и у врача нет возможности
проконсультироваться с более опытны-
ми специалистами». По словам директо-
ра Федерального центра детской гема-
тологии, академика РАМН Александра
Румянцева, в Москву из регионов дети,
заболевшие раком в возрасте до года,
попадают крайне редко. Причина та же:
нет диагностической базы на местах. Ча-
сто родители сначала получают ответ,
что, мол, ничего страшного, а потом, ко-
гда уже время упущено, что поздно обра-
тились. Кроме того, у родителей из про-
винции часто просто нет денег на жизнь
в столицах. Но даже если удается добраться до
федеральной клиники, начинаются дру-
гие проблемы. Вот, например, отрывок
из письма одной мамы, присланного зи-
мой в фонд «Подари жизнь». У ее полуто-
рагодовалого сына нефробластома ле-
вой почки, третья стадия. Ребенку
назначено шесть курсов тяжелой «хи-
мии», при которой возможен летальный
исход. «Химию» проводят в центре на Ка-
ширке: «После нового года в отделении
объявили карантин, и нас отправили в
дневной стационар. Наш курс в среднем
длится 17 часов, в дневном стационаре
его проводят за четыре часа, а у ребен-
ка одна почка. Нам приходится возить
сына, который испытывает все послед-
ствия химиотерапии, каждый день на
другой конец Москвы в стационар —
бокс пять квадратных метров, где одно-
временно находится семь мам и семеро
детей с нулевым иммунитетом!!! Болеет
один — болеют все! Верхняя одежда
свалена в кучу, холод, сквозняк, грязь,
удобства «во дворе». Посередине бокса
стоят две сломанные стойки для капель-
ниц, от них одновременно тянутся трубки
ко всем детям. В этом институте работа-
ют хорошие специалисты, профессиона-
лы своего дела. У нас с ними общая
проблема: нет элементарных условий».
Даже в лучших клиниках страны за-
частую нет условий для успешного про-
ведения таких сложных процедур, как
химиотерапия. По этим причинам у нас,
например, пришлось разработать спе-
циальный протокол (схему) лечения для
детей с острым лимфобластным лейко-
зом (ОЛЛ). Просто скопировать немец-
кий протокол лечения не получилось —
немецкие дети выживают после токсич-
ной химии, а наши гибнут (из-за менее
стерильных условий,отсутствия проти-
вогрибковых препаратов и т. п.). Неток-
сичный «русский» протокол тоже оказал-
Екатерина Чистякова:
«Есть те больные,
которым, увы, ни в одной
стране мира медицина
помочь не может»
ся очень успешным: уже 85 процентов
детей с ОЛЛ удается вылечить при его
применении (по западным протоколам
до 95%). Но при других формах рака та-
ких результатов достичь не удается. Нуж-
на тяжелая «химия». И значит, если вра-
чи видят, что в наших условиях ребенок
«химию» не потянет, нужна Германия или
другая страна, где рак лечат успешнее. То же касается и пересадки костного
мозга: у нас эту операцию делают с
2003 года, и, по словам Екатерины Чи-
стяковой, делают не хуже, чем в других
странах. Вопрос в послеоперационном
выхаживании, в обеспечении необхо-
димыми препаратами. Именно от этих
факторов зависит, выживет потом па-
циент или нет.
К 1 июня в Москве должны открыть
новый детский онкоцентр. Там будут со-
блюдены все стандарты выхаживания
тяжелых онкобольных детей: в стериль-
ные боксы трубки капельниц будут про-
ведены через отверстия в стенах — что-
бы даже медсестрам не приходилось
лишний раз заходить к ребенку с нуле-
вым иммунитетом. Будут все возможно-
сти для проведения лучевой терапии
(сейчас, например, в России нет ни од-
ной медицинской установки для протон-
ного облучения, и, когда без него не
обойтись, единственный выход — загра-
ница). Но пока чудо-центр закрыт, да и
потом он будет один на всю страну и ле-
чить в нем будут только детей.
Сколько стоит жизнь
Екатерина Бермант: «Была бы моя
воля, я бы всех детей отправляла за гра-
ницу — там клиники лучше, чище, отно-
шение человечнее, выхаживание одно-
значно лучше, есть все современные
препараты и приборы. Но, к сожалению,
это невозможно». Это, действительно,
невозможно. Современное высокотех-
нологичное лечение ни один даже впол-
не обеспеченный по западным меркам
человек (если он, конечно, не олигарх из
списка Forbes) своими силами не может
потянуть. Как правило, речь идет о сот-
нях тысяч долларов или евро. Заведую-
щий отделом онкологии Федерального
центра детской гематологии профессор
Александр Карачун-
ский: «120 тысяч евро за
курс химиотерапии и
150 тысяч за пересадку
костного мозга в универ-
ситетской клинике Герма-
нии — это даже не ком-
мерческая, а вполне
щадящая цена». Екатери-
на Бермант: «Высокотех-
нологичное лечение не может стоить де-
шево, это всегда большие суммы.
Койко-день в постоперационном стаци-
онаре стоит в среднем 1000 евро. У мно-
гих клиник есть стандартная цена на ту
или иную операцию. Например, стои-
мость операции в Берлинском центре
сердца в среднем около 40 тысяч евро.
И никто не делает из этого тайны». При
желании можно попросить детализиро-
ванный счет, за что с вас требуют такие
деньги. Но наживаются ли клиники на
чужой беде? По словам Екатерины Бер-
мант, ей часто приходится слышать та-
кие подозрения. Известный универси-
тетский центр или крупная клиника
просто не может себе такое позволить,
это вопрос репутации. Ситуацию, когда
заграничная больница возьмется ле-
чить безнадежного больного, только
чтобы покрутить на счетах его деньги,
представить себе трудно. С другой сторо-
ны, среди наших сограждан, действи-
тельно, присутствует чрезмерная вера в
возможности западной медицины. Ека-
терина Бермант: «Любое иностранное
название способно затмить сознание
нашим людям, они даже не подозрева-
ют, что за таким названием может сто-
ять крошечное медучреждение со шта-
том из нескольких человек. Задача
любого фонда проверять все — не толь-
ко счета, диагноз, но и клинику, если
фонд с ней не знаком. Мы не можем без-
ответственно распоряжаться деньгами,
которые нам доверяют люди».
Другая, не менее серьезная пробле-
ма — чрезмерное недоверие к нашей
медицине. По словам Екатерины Чистя-
ковой, в последнее время участились
случаи, когда наши люди, узнав о тяже-
лом диагнозе, даже не пытаются узнать,
Только две страны?
Бросается в глаза, что в основ
ном две страны — Германия и Изра
иль — наиболее активны на нашем
медицинском рынке. Именно туда
чаще всего обращаются наши со
граждане и именно оттуда им при
ходят приглашения полечиться.
В большинстве крупных клиник
Германии есть «международный
офис», где вам обязательно отве
тят на русском языке — стало вы
годно брать в штат русскоговоря
щих сотрудников. В Израиле с рус
ским языком тоже проблем нет. По
признанию экспертов, языковый
барьер играет очень важную роль
для россиян. С другой стороны, если этим
странам есть что предложить и чем
гордиться, почему бы не признать
их лидерство. По словам Екатери
ны Бермант, Израиль целенаправ
ленно стремился сделать «меди
цинский туризм» своей визитной
карточкой, медицина там, действи
тельно, развита высоко, есть ряд
клиник высочайшего класса, на
пример иерусалимская «Адасса» —
один из лучших детских центров в
мире. А с немецкими врачами у нас
исторически сложилось тесное со
трудничество во многих отраслях
медицины, взять хотя бы детскую
онкогематологию. Без немецких
технологий у нас так и умирали бы
90 процентов детей с гематологи
ческими заболеваниями, как это
было еще 1520 лет назад. Кроме того, мировая медицина
устроена так, что опыт лечения
той или иной болезни, того или
иного осложнения при болезни
концентрируется в определенных
медицинских центрах. Знания час
то требуются настолько специфи
ческие, что невозможно размазать
их тонким слоем по всему миру.
Специалист в маленьком городе
может увидеть за всю свою жизнь
десять больных с определенным
видом рака — врач в крупном спе
циализированном центре видит
таких больных ежедневно. В Изра
иле, например, накоплен уникаль
ный опыт по пересадке костного
мозга у больных с остеопетрозом.
Германия специализируется на
сложной хирургии. Но узкоспеци
альные, известные на весь мир
центры есть не только в двух этих
странах. В испанской Барселоне,
например, есть клиника, разрабо
тавшая уникальную методику вос
становления больных после спи
нальных травм. Бельгийская кли
ника Сен Люк — лидер в области
пересадки печени детям, клиника
в итальянском Бергамо — в облас
ти пересадки сердца. 59
Профессор Леонид
Рошаль: «В Германии к нам
относятся как к мешкам
с деньгами и выставляют
завышенные счета»
Общее дело
Острый угол
60
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
какие возможности лечения есть в Рос-
сии, а сразу же уезжают за границу. Осо-
бенно если у них есть какие-то денеж-
ные накопления, достаточные для
госпитализации и первичного обследо-
вания. А дальше... Фонд «Подари жизнь»
ежедневно получает письма от впавших
в отчаяние родителей: они увезли своих
больных детей лечиться в Израиль или
Германию, а потом у них кончились день-
ги. Ситуации, как правило, безвыходные:
прерывать лечение нельзя, транспорти-
ровать больного ребенка в Россию — ну-
жен специальный самолет, деньги на
продолжение лечения фонд дать не име-
ет права — родители ведь сами отказа-
лись лечиться на родине. Единственный
выход — это обращаться напрямую к лю-
дям, к богатым компаниям и спонсорам,
честно объяснять им ситуацию и надеять-
ся на милосердие.
Одно желание лечиться за рубежом
еще не аргумент, чтобы объявлять сбор
денег. Фонды, которые распоряжаются
доверенными им деньгами, показыва-
ют больного и его медицинские доку-
менты проверенным медэкспертам. Но
официальных заключений врачи-экс-
перты, как правило, не дают, потому что
запрещает Минздрав. Официальная по-
зиция: либо операцию можно сделать у
нас, либо ничем уже помочь нельзя. По-
этому с экспертами нужно иметь очень
хорошие и доверительные отношения.
Настолько доверительные, чтобы они
могли сказать: здесь если и можно что-
то сделать, то только за границей.
Не деньги помогают,
а люди
Ситуации, когда помочь уже ничем
нельзя, действительно бывают, особен-
но при раке. Но признавать это должны
комиссии экспертов. Александр Кара-
чунский: «Самый страшный и сложный
выбор — когда человеку помочь нельзя,
но он отказывается ве-
рить, и ты понимаешь, что
дать ему денег просто,
чтобы успокоить, значит,
отнять их у других детей».
Из блога Екатерины Чис-
тяковой: «Ну и последнее,
на что пришлось сказать
“нет” сегодня. Мама ре-
бенка с опухолью ЦНС уз-
нала, что ничем больше
нельзя помочь. Она пи-
шет, все буквы прописные: “Что делать,
как быть, ведь она жива и нужно бороть-
ся за ее жизнь и излечить этот диагноз”.
Самый травматичный ответ за сегодня».
Другое дело, что, если есть хотя бы ка-
кой-то шанс, мы обязаны собрать деньги,
потому что нельзя чтобы человек умирал
только из-за нехватки средств. Нельзя от-
носиться к сбору средств на чье-то спасе-
ние как к бизнес-проекту и ждать диви-
дендов в виде долгой и счастливой жизни
выздоровевшего больного. Тем более
пытаться просчитать заранее: а выживет
ли он, если я дам денег, а достаточно ли
большие у него шансы, а то вдруг зря по-
трачусь. Важно понять, что потратиться
зря в таких случаях просто невозмож-
но — жертвуя деньги, мы ничего не поку-
паем, мы даем шанс. Просто наш грехов-
ный мир так устроен, что две такие
несопоставимые материи, как человече-
ская жизнь и деньги, поставлены в нем
на одну доску. Чем больше людей научат-
ся это понимать, тем больше шансов бу-
дет у тяжелобольных. Без участия благо-
творителей не живет ни одна, даже самая
развитая, медицинская система в мире.
Но если у нас на благотворительность
в прошлом году было собрано около
28 миллиардов рублей (по данным со-
циологов Высшей школы экономики), то,
например, один только британский фонд
McMillan ежегодно собирает на борьбу с
раком до 7 миллиардов (в пересчете на
рубли). В интервью калининградской
прессе мама Жорика Смирнова сказала:
«Это так удивительно, когда разные люди
объединяются, чтобы помочь незнакомо-
му малышу! Я сначала думала, что без де-
нег ничего нельзя сделать... Теперь пони-
маю, что не деньги помогают, а люди»...
РЕКЛАМА
Екатерина Бермант:
«Заграница — не панацея.
Но, например,
в кардиологии есть
операции, которые у нас
вообще пока не делают»
61
Банкир-мечтатель
В середине девяностых Глеб работал
старшим валютным дилером в банке.
Наблюдая из окна офиса непрерывные
пикеты и митинги учителей и пенсионе-
ров, требующих выплаты зарплат и пен-
сий, он много о чем передумал. Ну как
же так? Годовой оборот банка, где он ра-
ботал, составлял почти 1,5 миллиарда
долларов. Эти деньги можно было бы на-
править на модернизацию какого-ни-
будь производства или создание нового
и, получая 5-7 процентов дохода, решать
проблемы пенсий и пособий. «Но это не
делалось. Банк был крайне неэффектив-
но организован и вскоре рухнул, —
вспоминает Глеб. — Так же не эффектив-
но организована в нашей стране и
жизнь малых территорий. Внутри них не
работают механизмы саморазвития,
люди живут за счет скудных госдотаций и
даже не пытаются ничего изменить. Но
разве не очевидно, что наша глубинка
рушится и вымирает? А если все рухнет,
что тогда будет со страной?»
О возрождении деревни Тюрин ду-
мал все больше и больше. Когда его
банк развалился, он принялся изучать
мировой опыт развития малых террито-
рий. Так родилась идея создать в дерев-
не систему самоорганизации сельских
жителей. Согласно замыслу Глеба, жите-
ли должны не просто управлять имею-
щимися там ресурсами (землей, недви-
жимостью, памятниками архитектуры,
биоресурсами и т. п.), но и что-то произ-
водить на их основе, продавать товары
или услуги и таким образом развивать-
ся. Глеб был уверен — такой полезный
ресурс можно найти везде, даже в са-
мом на первый взгляд неперспектив-
ном месте. Главное — дать импульс и за-
пустить механизм, а дальше все пойдет
своим ходом.
«Мир стремительно меняется, а в
“маленьком месте” отсутствует меха-
низм изменений. Но людей в этом нель-
Общее дело
Понашему
На этот счет есть
несколько ответов.
Пессимисты скажут,
что уже ничто не спасет.
Кто-то делает ставку
на благотворительность
крупного бизнеса.
Другие —
на иностранные
инвестиции.
Глеб ТЮРИН верит
в сообщества местных
жителей. С их помощью
он уже реализовал
сорок «деревенских
проектов»
в Архангельской
области и не думает
останавливаться.
Текст: Алексей РЕУТСКИЙ
Как спасти
русскую деревню?
Фото Алексея Реутского
Общее дело
Понашему
62
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
зя винить. На самом деле, чтобы сегодня
выжить, нужно научиться меняться, —
говорит Глеб. — Нужно объяснить лю-
дям, подсказать направление, куда дви-
гаться, обучить их решать общезначи-
мые задачи». Это была теория, а
практику Тюрин проходил на «задвор-
ках» Архангельской области. Поначалу в
его проекте участвовали деревни из
Красноборского района, на правом бе-
регу Северной Двины.
70 тысяч пишем, милли-
он в уме
Красноборцы встретили Тюрина не
очень приветливо. В советское время их
молочные фермы процветали. Моста че-
рез Северную Двину здесь не было, но
это не мешало перебрасывать молоко с
правого берега на левый, где вся ин-
фраструктура, самолетами. В новые вре-
мена правый берег стал головной болью
местной власти. Хозяйства развали-
лись, молодежь разлетелась кто куда, а
старшее поколение, благополучно спи-
ваясь, не забывало требовать выплат
социальных пособий. В такую «силико-
новую долину» и приехал Глеб. Надо было переубедить людей, свято
веривших, что деньги могут прийти толь-
ко «сверху», а от них самих почти ничего
не зависит. Человек сорок из окрестных
деревень слушали его молча. А потом: — Вот власть у нас умная, пусть она и
думает, как нам жить. Мы тут при чем? —
гудели мужики. — Нас бросили, забыли, до нас нико-
му дела нет! — заголосили женщины. — А вы помирать собрались? — не
сдавался Тюрин. — Нет. Нам пособия и пенсию пла-
тят... проживем как-нибудь. — Но можно жить лучше! Давайте
подумаем, что у вас тут есть? — Ничего у нас тут нет! — разозли-
лись мужики. — А если подумать, — не унимался
Тюрин. — Ну, поля, заросшие травой, — на-
конец сказал кто-то. — Можно ее как-то использовать в
«мирных целях»?
В течение часа мужики предлагали в
том числе и самые сумасбродные идеи.
Оказывается, траву можно спрессо-
вать — и получится топливо, собирать в
блоки — вот вам строительный матери-
ал. Из травы можно делать масла для до-
бавки в машинное топливо, можно ле-
карства, она может быть основой кос-
метики и сувениров. Но красноборцам
пришлась по душе идея использовать
заросшие поля для пчеловодства.
«В этих местах “в производственных
масштабах” пчел никто не держал. Ко-
роткое лето, длинная зима, рентабель-
ности не получалось, — вспоминает
Глеб, — и поначалу народ приуныл. Они
не привыкли сами управлять, понимать
и формулировать причины неудач». Как
сделать пчеловодство рентабельным,
тоже решали сообща. «А если покупать
пчел оптом весной, а осенью их замари-
вать или отдавать, то что получится?» —
предложил кто-то. Народ быстро сооб-
разил, что доходность составит минимум
200 процентов.
Глеб не ошибся: дух предпринима-
тельства в деревне не умер. Несколько
человек объединились в инициативную
группу — ТОС (территориальный орган
самоуправления), которая взяла на себя
реализацию проекта. Местный бюджет
выделил грант для обучения будущих
пчеловодов и закупки материалов для
ульев, пчел и пчеловодческой утвари.
Весь проект обошелся в 70 тысяч руб-
лей. За лето каждый из деревенских
пчеловодов заработал на четыре-пять
ульев, а дальше пошло по нарастающей.
Покупатели нашлись внутри района.
Красноборский мед народ оценил по до-
стоинству, а привозной покупать пере-
стали. Через десять лет годовой оборот
пчеловодов этой округи превысил
10 миллионов рублей. Некоторые из
красноборских пчеловодов купили сель-
хозтехнику и засевают поля медоноса-
ми. Но Тюрин считает, что это лишь нача-
ло. Ведь успешный медовый бизнес
может стать основой другого производ-
ства, например мясного. Одна башня вместо трех
Кроме красноборского меда за
17 лет тюринской команде удалось за-
пустить более 40 успешных проектов в
Архангельской области. И все — с помо-
щью местных сообществ. Так, в поселке
Хозьмино Вельского района тосовцы,
используя местные ресурсы, модерни-
зировали старую изношенную систему
отопления поселка, благодаря чему на-
всегда забыли о страхе замерзнуть зи-
мой. Эффект проекта —свыше 400 ты-
сяч рублей в год. Сэкономленные деньги
остались в местном бюджете. А в Конош-
ском районе проблему с водопроводом
местные жители решили, собрав новую
водонапорную башню из трех старых.
Закупили только трубы, разводные клю-
чи — вся стройка обошлась в 50 тысяч
рублей. Район помог с проектом и техни-
кой. Работали бесплатно. Экономия вы-
шла в миллион рублей. Глядя на эти успе-
хи, жители соседней деревни в том же
районе построили мост через реку за
100 тысяч рублей, хотя чиновники оце-
нивали проект в несколько миллионов.
Просто проект моста бесплатно предос-
тавил местный архитектор, строймате-
риал взяли в лесу, купив делянку, рабо-
тали всем миром, технику на льготных
условиях дала соседняя автобаза. Ус-
пешных примеров было немало. Тюринский опыт показал, что при оп-
ределенной поддержке местные сооб-
щества в состоянии браться за масштаб-
ные задачи, создавать реальные
проекты, создавать свое будущее.
Массовое
производство — капут!
Глеб Владимирович берет в руки мой
диктофон: «Тридцать лет назад диктофон
был размером с небольшой чемодан-
чик, а теперь стал со спичечный коро-
бок. То же самое произошло с массовым
производством. Уже нет его монопо-
лии — она осталась лишь в головах.
В “маленьком месте” можно развернуть
маленький заводик для выпуска линей-
ки тех же мясных продуктов, и они будут
конкурентоспособны на внутреннем
рынке с учетом использования новых
технологий. Причем и сами эти техноло-
гии можно создавать или воспроизво-
дить в нашей глубинке». Так, в Тверской области один меха-
ник со среднетехническим образовани-
ем создал электронную насадку на
обычный деревообрабатывающий ста-
нок, которая в несколько раз увеличи-
вает его производительность. Он про-
изводит сложные мебельные ножки.
Импортный аналог этого станка стоит
на рынке несколько миллионов рублей.
А тверскому Кулибину обошелся в
200 тысяч. «Сейчас у него уже целый за-
водик и несколько десятков таких стан-
ков. Рядышком есть другой заводик, где
делают окна-двери-рамы, и там тоже
две трети станков — самодельные», —
рассказывает Тюрин. А в Тульской области есть семья
предпринимателей, которые применили
новую технологию содержания коров
под открытым небом круглый год. Коро-
вы какое-то время адаптируются, нор-
мально переносят холод и практически
не болеют. В итоге стадо в 30 голов при-
носит не менее 25 тысяч рублей дохода
в месяц. «Так, для развития территорий
нужны новые подходы, и два этих приме-
ра не что-то исключительное. Это вполне
может стать правилом. Я бы даже так
сказал: чтобы наши территории разви-
вались, это и должно стать правилом».
Чудо — это просто
Но если все так просто, почему все
так сложно? Почему работу по возрож-
дению своей малой родины (если о ней
вообще заходит речь) местные власти
зачастую заменяют грантами на покрас-
ку заборов? Почему зачастую не слы-
шат, что покраска заборов ничего не ме-
няет, если у деревни, где красят заборы,
нет будущего, если в ней нет работы и
молодые люди не могут в ней остаться?
Может, потому, что многие представите-
ли власти не в полной мере понимают,
что помимо «спускаемых сверху» денег
есть еще огромный ресурс — люди. До-
таций сверху на всех не хватит. Кроме
того, они приучают людей к иждивенче-
ству. А вот работать с их инициативнос-
тью, активностью никто почему-то не хо-
чет. Но ведь очень многие местные
проблемы люди могли бы решить сами.
Начинать надо, пожалуй, с того, чтобы
люди могли объединиться вокруг какой-
то общей цели. Чтобы загорелись идеей
ее достичь.
Конечно, нужна поддержка местной
администрации. Помощь богатых людей
тоже нужна. Глеб уверен, что, как только
на местном уровне появятся свои зажи-
точные люди, они начнут помогать про-
биваться другим. Например, организуют
фонд, в котором те самые жители сел,
готовые к изменениям, смогут получить
финансовую и технологическую под-
держку в качестве старта. Самим бога-
тым это будет выгодно: обстановка во-
круг будет стабильной и спокойной. Глеб
изучал опыт развития местных сооб-
ществ в Америке: «Представьте себе ма-
ленький городок в штате Канзас лет
пятьдесят назад. Поле кукурузы, элева-
тор, одно-два производства. А сейчас
там в округе уже 200-300 производств.
Маленьких. И есть объединение зажи-
точных людей, которые говорят: если я
здесь живу и у меня тут состояние — не-
движимость, завод, земля, — то, чтобы
все это было в безопасности, мне надо,
чтобы все здесь развивалось. И мы, бо-
гатые люди, создаем фонд и даем талан-
тливой молодежи возможность подни-
маться, потому что таким образом
развиваюсь и я со своим богатством
тоже».
Еще Глеб считает, что ТОСы можно
было бы создавать и на основе церков-
ных приходов. Ведь там люди уже объ-
единены верой, и значит, остается толь-
ко придумать какую-то экономическую
идею, чтобы деревня начала развивать-
ся. Религиозная община может стать ло-
комотивом этой новой малой экономи-
ки. «Община будет учиться новым
способам хозяйствования в малом мес-
те, будет привлекать новые технологии.
Новые виды деятельности принесут ре-
альные доходы. Конечно, это получится
не сразу, будут трудности, они будут вели-
ки. Но вера людям поможет, — размыш-
ляет Тюрин. — И представляете, как это
будет радостно, когда спустя какое-то
время местные прихожане смогут и са-
ми зарабатывать, и какую-то толику до-
ходов тратить на храм, на социальные
проекты...»
Глеб Тюрин работает не покладая
рук. Основал Школу инновационного
развития территорий в Санкт-Петербур-
ге, консультирует Госдуму по вопросам
развития местных сообществ. Сейчас он
снимает свой фильм о том, что такое ин-
новационное развитие малых мест, как
его создавать. Ему удалось втянуть в
свои проекты тысячи людей в разных
местах страны и заинтересовать сотни
государевых мужей разного уровня. Он
ездит по всей стране с лекциями, делясь
опытом, и готовит команду тренеров.
У него постоянно звонит мобильный те-
лефон, а на его лекциях всегда полный
зал молодых лиц. И число его сторонни-
ков все время растет. Так что есть надеж-
да, что лет через пятьдесят, а то и раньше,
мы догоним Америку без всяких загра-
ничных инвестиций и госдотаций.
63
1. Собрание тосовцев одной из деревень
в Архангельской области
2. Красноборское пчеловодческое хозяй-
ство — один из первых успешных проек-
тов Глеба
На стр. 61: Глеб Тюрин — бывший бан-
кир-мечтатель, энтузиаст возрождения
российской глубинки 1
2
В начале мая мы дружно вспомина-
ем ветеранов. Все вокруг говорят о По-
беде, по телевизору показывают парад и
военные фильмы. На этом, как правило,
все заканчивается. Это раньше ветера-
ны жили в каждом подъезде, у многих
родные бабушки и дедушки воевали. Те-
перь их становится все меньше, но и те,
кто остались, по-прежнему нуждаются в
заботе и любви. Волонтеры движения
«Старость в радость» помнят об этом по-
стоянно. Собственно, с праздником По-
беды была связана первая акция в исто-
рии этого движения: его руководители
Марина Кочевалова и Лиза Олескина
съездили в подмосковный дом преста-
релых и посмотрели, как там живут ста-
рики. А они больше всего жаловались на
одиночество, говорили, что «... и 9 Мая
отметить не с кем, за кого воевали?». Ли-
за тогда написала в интернете: «Ищу же-
лающих отпраздновать День Победы с
ничейными бабушками». В назначенный
день на метро «Комсомольская» собра-
лось не менее 30 незнакомых друг с дру-
гом людей с цветами, сладостями и бая-
ном. Сегодня на их форуме starikam.ru
уже зарегистрированы 7426 участни-
ков, волонтеры опекают более 70 домов
престарелых и палат сестринского ухода
в 20 областях России. Повод навестить
стариков в доме престарелых есть всег-
да. Но в мае он особенный. Общее дело Объектив
В гости
к старикам
Текст и фото: Екатерина СТЕПАНОВА
Мы собираемся рано
утром. Впереди — пять
часов пути. Подарки
упакованы. Памперсы
загрузили. Пряники-
конфеты взяли. Баян?
Куда ж без него! Три
легковушки отправляются
от станции столичного
метро. По дороге
распеваемся — тетрадки
с песнями тоже с нами.
Настроение отличное:
мы везем праздник —
без нас-то праздника
у стариков не будет!
64
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Ничейные бабушки
«Милые мои, внучата приехали, да
ведь совсем недавно же были, два меся-
ца только прошло, я и пастилу вашу еще
не поела — экономила, а вы вон снова
гостинцев навезли — балуете нас, ста-
риков, да и дорога такая дальняя, неуже-
ли все сами за рулем, деваньки мои до-
рогие!» — крошечная старушка в
цветастом халате суетится вокруг волон-
теров движения «Старость в радость»,
разгружающих мешки с памперсами у
ворот Бегичевского дома престарелых
в Тульской области. Дорога из Москвы
заняла не менее пяти часов — пока все
встретились, пока погрузились, пока на-
шли дорогу, но волонтеры полны сил.
Большинство уже не в первый раз здесь
и, как сами о себе шутят, «подсели на ба-
бушек». Цветастая старушка обнимает
приезжих, целует всех без разбора, ра-
дуется, как родным: «Пойду скорее на-
шим скажу, пусть выходят»!
Актовый зал в сельском доме преста-
релых — большая редкость. Так что и бе-
гичевских стариков приходится расса-
живать в холле коридора. Но вот
наконец принесли стулья, все расселись.
Начинается развлекательная програм-
ма: конкурсы, хороводы, театральные
сценки, — в общем, репертуар зависит
только от талантов собравшихся волон-
теров. Однажды придумали выдувать с
бабушками мыльные пузыри, в другой
раз — запускать воздушные шары. И ко-
нечно, всегда песни. К счастью, Лиза иг-
рает на баяне и за последние пять лет
выучила все любимые бабушками про-
изведения — военные, советские, на-
родные, — на любой стариковский вкус.
После концерта все расходятся по
палатам. Лиза, вместе с неожиданно
сложившимся хором бабушек-активис-
ток, пошла с песнями к лежачим стари-
кам — к тем, кто не был на концерте в
холле. Пока она поет, другие волонтеры
раздают сладкие гостинцы — пастилу,
мармелад. К ним присоединяется и до-
брая санитарка Зина. Указывая то на одну кровать, то на
другую, Зина знакомит волонтеров со
своими подопечными: «Знаете, какая
удивительная эта бабуля, вот она сов-
1. «Внучата приехали!» Встреча на пороге Бегичевского дома престарелых
2. Руководитель движения «Старость в радость» Лиза Олескина ходит по палатам с баяном. Лю-
бимый бабушками репертуар давно знает наизусть
3. Одиноких бабушек и дедушек важно пригреть, обнять, погладить. Им, так же как и брошен-
ным детям, очень не хватает человеческого тепла, добрых прикосновений
65
1
2
3
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
сем слепая сейчас лежит, но такая свет-
лая, такая легкая, за все благодарит,
всем довольна, не ропщет никогда, не
унывает. Однажды захожу к ней, а она
своим соседкам наизусть читает сказку
о золотой рыбке Пушкина, представляе-
те? И это же обычная деревенская была
женщина, дояркой работала. А вот этот
дед такой хороший человек, всю жизнь
молочником был на ферме, возил моло-
ко на лошадке, вся деревня его знала.
А вот эта бабушка, она уже совсем не
встает и не говорит, но слышит все и по-
нимает — возьмите ее за руку, чувствуе-
те, она вам рада! Вышла замуж до вой-
ны, потом муж погиб, а она осталась ему
верной, поэтому ни родных, ни детей у
ней нет никого».
Внуки по переписке
Тем временем оставшиеся волонте-
ры пошли записывать приветы «внукам»
от «бабушек по переписке». В рамках
движения «Старость в радость» кроме по-
ездок в дома престарелых существует до-
полнительный проект — «Внуки по пере-
писке», когда желающим предлагается
«увнучерить» себе одинокую бабушку или
дедушку и начать с ними переписку. (Та-
ких пар «внуков и бабушек» на сегодня
уже больше тысячи). Не у всех «внуков»
есть возможность принимать участие в
поездках, но все они с нетерпением ждут
вестей о своих бабушках и дедушках. Для
них и собираются приветы. Короткие со-
общения о настроении бабушек, собран-
ные волонтерами приветы и пожелания
публикуются на форуме на манер ленты
твиттера: «Анфиса Аркадьевна: письма
получает, благодарит за теплые носочки,
плюшевого зайца передали, она назвала
его Колей, Олю, внучку, вспоминает каж-
дый день — молится; Ксения Матвеевна:
ждет свою внучку в гости, желает ей вый-
ти замуж и прожить жизнь счастливо, как
она сама прожила с мужем и так чтоб
трое деток родилось — два мальчика и
девочка; Пелагея Ильинична: говорит,
что письма получает и посылка тоже при-
шла, но ответить сама не может, потому
что грамоты не знает — целует, благода-
рит, передает привет...»
На сайте есть раздел, где публикуют
фотографии тех стариков, которым вну-
ков по переписке еще не нашли, —
Общее дело Объектив
66
1. Концерт в холле всегда заканчивается танцами под пес-
ни военных лет
2. На переднем плане: этой бабушке 95 лет, она хочет най-
ти внука по переписке. Волонтеры записывают ее данные.
На дальнем плане слева: внучка по переписке впервые
встретилась со «своей» бабушкой. Другие бабушки еще дол-
го радуются после концерта и поют песни своим лежачим
подругам
3. Волонтер читает слепой бабушке житие ее любимой свя-
той — Матроны Московской
4. Внучка по переписке передала «своей» бабушке теплый
плед, носочки и зайца. Та назвала его Колей
1
2
3
можно почитать их истории, посмотреть
в глаза, выбрать себе бабушку или де-
душку. Но если выбор сделан, то бро-
сать уже нельзя. Существуют даже пра-
вила внука по переписке: писать не
реже чем раз в месяц, отправлять от-
крытки ко дню рождения и другим
праздникам, не брать двух бабушек в
одном доме и не писать тем, кому уже
пишет кто-то другой (чтобы у них внуки
не путались в голове).
Одинокие деревенские старики, на-
верное, самая благодарная публика из
всех нуждающихся в помощи. Главное,
что им нужно, — немного теплых слов и
внимания к стариковским проблемам.
Стоит только зайти к ним в палату — и вам
уже искренне и бескорыстно рады.
— стать внуком по переписке;
— поехать с волонтерами в дом престарелых;
— передать памперсы (нужны всегда);
— помочь с транспортом; — купить мягкие сладости (пастилу, сухофрукты, мармелад, шоколад
без орехов), мелкие радости (новые шерстяные носки, шали, халаты,
тапочки, мягкие игрушки, картинки на стену, коврики);
— передать волонтерам деньги (нужны всегда на покупку колясок,
костылей, медицинских матрасов и кроватей, постельного белья, ра
диоприемников и т. д.)
Телефон для связи с Лизой Олескиной: +7 903 507-21-17, сайт starikam.ru
67
Как принять участие в движении «Старость в радость»:
4
4
От московской квартиры до дачи
сотруднику автобуса «Милосердие»
Мише Терещенко тридцать минут ез
ды. Так что он часто навещает своих
подопечных. Оля была одной из них.
Как рассказал Миша, сначала умер муж
Оли, потом на ее руках в машине ско
рой помощи умер сын. И тогда «тоска
погнала Олю по дорогам России». Ко
чевую жизнь она вела девять лет, три
года из них сидела в тюрьме. В москов
скую больницу попала с обморожени
ем пальцев ног. Когда их ампутирова
ли, Оля поняла, что надо както спа
сать свою жизнь. Олю выписали, но
пойти ей было некуда. Тогда и появил
ся в ее жизни Миша, который поселил
ее временно в свой Зеленый дом. Поч
ти стандартная история Оли закончи
лась хеппиэндом. Пока она жила в
Гринхаусе, Миша съездил в село под
Тверью, где раньше жила Оля. Предсе
датель совхоза согласился принять
Олю на работу и дать ей новое жилье.
Когда Олю собрали и привезли на мес
то ее будущей новой жизни, председа
тель от своих слов отказался. Но Миша
не отчаялся и повез Олю в соседние
совхозы. Там сразу все нашлось. Три
председателя соседних совхозов сорев
новались за право дать ей работу. «Они
же видят — здоровая, непьющая баба
доярка! Конечно, они ее с руками отор
вали. И дом ей дали», — Миша расска
зывает и сам удивляется, как это все
так получилось. Судьбой каждого свое
го подопечного Миша занимается лич
но. А как понять, что подопечные боль
ше не нуждаются в опеке? Миша заду
мался: «Ну, когда перестают звонить».
Оля и звонит и пишет, что живет хоро
шо, работает, нашла приличного муж
чину, в деревне без мужчины нельзя.
Женская коммуна
Особенность Мишиного приюта в
том, что там живут в основном жен
щины. За последний год в Мишин
Гринхаус пришли донашивать бере
менность три бездомные мамы. Все
три нормально отправились рожать.
И всех трех, с детьми уже шестерых,
Миша пристроил. «Женщины быст
рее понимают, что они попали в беду
и им нужна помощь. Оказавшись в
трудной ситуации, женщины себя луч
ше контролируют», — Миша не гово
рит, что это закономерность, просто
делится своими наблюдениями. Жен
ская природа тонкая, и Мише прихо
дится подлаживаться. Никаких стро
гостей, только увещевания. Бывает
всякое: истерики, обвинения, угрозы.
Но Миша с ними возится как с малень
кими. «Понимаешь, ты в беде и у тебя
есть несколько решений», — увещева
ет он очередную «разбушевавшуюся».
Мише приходится снова и снова раз
матывать перед ней давно запутанные
нити клубка проблем.
Но когда дело касается детей, то
тут другая тактика. «ФСБ пугаю, — рас
сказывает Миша.— Говорю, если ре
бенка продашь, все “органы” на тебя
напущу, изпод земли достану. А что де
лать? Мы ее в монастырский приют
устроили, а она не может по правилам
жить. Там же не пить, работать надо.
Вот грозится ребенка продать цыга
нам и уйти бродяжничать». Билет до Грин-хауса
Несмотря на трудности работы с
таким контингентом, Мишин проект
оказался на редкость удачным. Вопер
вых, у Миши есть возможность отби
рать людей. Он работает в автобусе
«Милосердие» (откуда и поступает ос
новная масса подопечных в Гринхаус)
и уже научился определять, кто готов
и хочет изменить свою жизнь, а кто
нет. Среди поступающих в Гринхаус
нет классических бомжей. Туда приез
жают «полуприличные люди», как на
зывает их Миша, гастарбайтеры, ин
МИЛОСЕРДИЕ.РУ
Удачный приют
Как-то раз тихим весенним вечером сидел Миша Терещенко со своим
другом на даче. «Хорошо нам здесь! —подумалось. —Надо сделать так,
чтобы тут и другим было хорошо». Так начался Грин-хаус. С тех пор,
вот уже шестой год, маленький зеленый домик на шести сотках
Мишиного дачного участка принимает на временное жительство людей,
попавших в беду. Среди постояльцев особенно много женщин —
контингент сложный, но перспективный.
68
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Текст и фото: Ирина СЕЧИНА
Дача Миши Терещенко недалеко от Пюхтицко-
го подворья под Москвой. Грин-хаус, как на-
зывает это место сам хозяин, стал спасени-
ем для многих людей, попавших в трудную си-
туацию и оказавшихся без жилья
валиды, потерявшие работу после
кризиса. Вовторых, Миша сам все
контролирует, проверяет, сам ищет
места, куда можно пристроить подо
печных. Втретьих, за время работы в
автобусе «Милосердие» Миша обза
велся связями с организациями и
людьми, которым эта тема небезраз
лична. Часто бывает так: сразу после
беседы в автобусе Миша покупает но
вому жильцу билет на электричку до
Гринхауса. Вечером подопечный уже
«дома», а Миша после смены приезжа
ет на дачу и начинает вводить его в
курс дела. Пока подопечный здесь, но
вые неприятности ему не грозят, и
Миша начинает разворачивать его
«социальную историю» — налаживать
его дальнейшую жизнь.
Жизнь на чудо-даче
Жизнь здесь похожа на жизнь в
большой семье. Каждый выполня
ет какиенибудь обязанности. Есть
среди подопечных экономка, есть
водитель. «Экономка» готовит, уби
рает, присматривает за домом. Про
все инциденты она тут же докладыва
ет Мише. Узбеки через забор к жен
щинам полезли, разборки в доме на
чались — он сразу приезжает, защи
щает, если нужно увещевает. «Либо
ты стираешь, либо ты уходишь», —
разбирает он семейную бытовуху.
Галя из Брянска упорно не стирает за
собой белье. Она попала в Гринхаус
из больницы. Приехала в Москву на
заработки, загуляла, потом на нее
напал маньяк и пробил ей голову.
Миша ищет способ показать ее вра
чу, сделать исследования. Еще сейчас
на даче живут Лена с сыном. Они по
ехали путешествовать вместе с
циркомшапито, попали в Москву и
«пропали». Всего в Гринхаусе сейчас живет
восемь человек. Кормятся отчасти с
огорода, отчасти на Мишину зарпла
ту. За свет и отопление тоже платит
Миша. Недавно у него умерла мама, и
обнаружились кредиты. Шесть лет
Миша не обращался за помощью, все
оплачивал сам. Но теперь Гринхаус
ему одному не осилить. На содержа
ние дачи, где у людей появляется
шанс начать новую жизнь и забыть
как страшный сон — старую, требует
ся десять тысяч рублей в месяц. Недо
рого, но дорогого стоит. Давайте по
можем Зеленому дому надежды!
Как помочь Грин-хаусу
— привезти продукты;
— оплатить электроэнергию и отопление (6 тыс. рублей в месяц);
— передать деньги на питание и другие нужды (4 тыс. рублей в месяц).
Телефон и счет Михаила Терещенко: 8 909 6609829.
Банк получателя: ОАО «Сбербанк России», доп. офис 9038/01414,
БИК 044525225, к/с 30101810400000000225 в ОПЕРУ МГТУ Банка России,
ИНН 7707083893, КПП: 775003035, л/с 40817810438176202762,
Терещенко Михаил Сергеевич.
69
Сотрудник автобуса «Милосердие» и хозяин
Грин-хауса Миша Терещенко в компании
своих подопечных. «Пока человек здесь, я
спокоен: он никуда не пропадет, и можно
разворачивать его социальную историю»
Культура
История
«Массовое сознание
в области истории
абсолютно
мифологизировано»
Сколько тайн хранят
военные архивы? Когда
будут рассекречены все
документы о войне?
Почему мы до сих пор
спорим о власовцах
и партизанах? Известна ли
нам вся правда о Катыни?
За ответами на эти
и другие вопросы
корреспондент
«Нескучного сада»
отправился к историку
и архивисту Андрею
СОРОКИНУ.
Коллаж Дмитрия Петрова с использованием фото РИА Новости
— Все ли архивы, связанные с Ве-
ликой Отечественной войной, сегод-
ня открыты?
— Ответить на этот вопрос можно,
только если знать общую ситуацию, свя-
занную с рассекречиванием документов
архивного фонда. А ситуация эта не
слишком веселая. У нас существует за-
кон РФ «О государственной тайне», кото-
рый отвечает мировым стандартам. Но
есть и подзаконные акты, на основании
которых действует, например, Межве-
домственная комиссия по сохранению
государственной тайны, рассматриваю-
щая архивные документы на предмет
их рассекречивания или же оставления
на секретном хранении. Федеральные
архивы формируют заявку в эту комис-
сию, предлагая рассекретить те или
иные хранящиеся в них документы. Ко-
миссия работает по пятилетним планам;
в рамках прошлого, закончившегося в
2010 году, к рассмотрению было пред-
ложено 100 тысяч дел. Официальных
данных о числе рассекреченных дел по-
ка нет, но можно быть уверенными, что
эта цифра составляет менее 20 процен-
тов. На будущую пятилетку, насколько
нам известно, даже к рассмотрению бу-
дет принято намного меньше дел.
Руководство комиссии объясняет
эту ситуацию отсутствием кадров для
формирования корпуса экспертов и не-
обходимостью сохранения государ-
ственной тайны. Хотя в ряде случаев это
приобретает откровенно забавный ха-
рактер, например, когда не рассекречи-
ваются документы 1920-х годов.
Должен сказать, что наш архив стра-
дает меньше всех прочих: рассекречи-
вается около 90 процентов предлагае-
мых нами документов.
— А что стоит за нежеланием сни-
мать с документов гриф секретности?
— Я не люблю говорить за других
людей и тем более за другое ведомство.
Наверное, сотрудники этого ведомства
искренне руководствуются собствен-
ным пониманием целесообразности,
стремясь наилучшим образом делать
свое дело. Но думаю, что играет роль и
конкретный ведомственный интерес.
Создано довольно влиятельное ведом-
ство, достаточно вспомнить, что руко-
водит комиссией глава администрации
президента. А каждое ведомство, од-
нажды будучи созданным, будет делать
все, чтобы сохранять себя, воспроиз-
водить себя, создавать основания сво-
ей необходимости. Есть ли за этим ка-
кой-то политический заказ и с чьей
стороны — мне судить сложно, наде-
71
Культура
История
72
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
юсь, что нет. Политическая воля руко-
водителей государства выражена
вполне отчетливо.
— Какие фонды, касающиеся Ве-
ликой Отечественной войны, хранят-
ся в вашем архиве?
— Мы архив гражданский по составу
своих документарных комплексов. Тем
не менее у нас сосредоточены два очень
важных фонда, связанных с историей
войны: фонд Государственного комитета
обороны (ГКО) и фонд Центрального шта-
ба партизанского движения, передан-
ные не так давно из Архива Президента
Российской Федерации. Оба они, за ис-
ключением отдельных дел, рассекрече-
ны, с ними можно работать. Другое дело,
что исследователями они практически
не востребованы. Хотя что может быть
более ценно для историка, чем понима-
ние механизма принятия решений и их
существа? Тем более в нашем же архиве
находится и фонд Политбюро ЦК ВКП(б)
за период войны. В совокупности доку-
менты этого фонда и фонда ГКО дают
почти исчерпывающую картину управле-
ния страной и отчасти армией.
Хотя, конечно, есть специализиро-
ванные архивы по военной истории,
есть Российский государственный воен-
ный архив, где сосредоточена значи-
тельная масса документов, есть архив
Министерства обороны, документы ко-
торого сейчас обрабатываются и выкла-
дываются в интернет в рамках програм-
мы обобщенного электронного банка
данных «Мемориал».
— Вы упомянули об отсутствии ин-
тереса к хранящимся в РГАСПИ воен-
ным фондам. С чем это связано?
— В силу целого ряда причин наша
страна и наша культура, как ни печально
это признавать, деградируют. Деграда-
ция эта касается и исторической науки —
уходят специалисты, уходят целые пред-
метные поля. Достаточно сказать, что се-
годня в Москве не осталось ни одного ис-
следователя-аграрника. Общественный
интерес к истории невелик и мало чем от-
личается от подмеченного в свое время
Ключевским увлечения анекдотом, что
свойственно, как он писал, неразвитому
уму или детскому восприятию. В истории
ищут отвлечения, развлечения, но не от-
вета на вопросы окружающей действи-
тельности. В условиях, когда наука ин-
ституционально деградирует, ожидать
всплеска интереса к тем или иным те-
мам можно только при условии, что
власть имущие сформулируют некий со-
циальный заказ. Вот тогда тут же появ-
ляются желающие этот заказ обслужить.
Хотя в нормальной ситуации такой заказ
рождает общество, интересующееся
своим прошлым.
— А насколько мифологичен тот
образ войны, который существует в
массовом сознании?
— Массовое сознание нашего об-
щества в области истории абсолютно
мифологизировано. Это касается и во-
проса о происхождении Руси, и нор-
манской теории, и реформ Петра Вели-
кого или Александра II, и эпохи Сталина.
То же самое и с историей войны. Мы
очень много знаем о наших победах,
как военных, так и экономических, но
мы никогда не задаемся вопросом: ка-
кой ценой они были до-
стигнуты? Мы не спраши-
ваем себя, почему мы
потеряли 27 миллионов
жизней.И уж точно не
вспоминаем о двух милли-
онах пропавших без вес-
ти. Людей, умерших в ре-
зультате ранений через два-три года
после войны, мы не причисляем к воен-
ным потерям и вряд ли когда-нибудь удо-
сужимся подсчитать и их. Исчислить об-
щее число погибших, в том числе по
вине бездарного военного и политичес-
кого руководства, практически невоз-
можно, да эта задача и не ставится. Мы
предпочитаем гордиться, не задаваясь
вопросами, которые усложняют окружа-
ющую нас действительность, в прошлом
ли, в настоящем ли. Отсюда и такое ко-
личество проблем, с которыми мы все
время сталкиваемся в нашей обще-
ственной жизни. Мы не работаем с
проблемами, которые нас окружают, мы
предпочитаем мифологию.
— Если использовать слово не из
научного лексикона, ожидают ли нас
какие-то сенсации, когда военные
архивы будут полностью открыты и
когда те архивы, которые сейчас ле-
жат мертвым грузом, будут введены
в оборот? Изменится ли картина вой-
ны в целом,либо будут просто запол-
нены некоторые частные лакуны?
— Не нужно ожидать сенсаций от
рассекречиваемых архивов. Множест-
во документов, поражающих воображе-
ние, находятся во вполне доступных
фондах. Безусловно, мы еще узнаем
много важного и интересного как о кон-
кретных военных операциях, так и о
жизни в тылу, о механизмах принужде-
ния граждан к той самоотверженной ра-
боте, о которой мы столько слышали. Это
не умаляет подвиг народа, но помещает
его в несколько иной социальный кон-
текст. Сегодня героями войны по-преж-
нему являются политические руководи-
тели и военачальники. А те, кто реально
делал всю чудовищную работу войны,
остаются за кадром. Этих людей, этих
подлинных героев надо выдвигать на
авансцену. И об этом архивы могут ска-
зать еще очень много.
— В РОССПЭН ведь выходила се-
рия «Человек на обочине войны», ко-
торая как раз и была посвящена то-
му, о чем вы говорите.
— Да, с 2005 года мы выпускаем та-
кую серию, в ней вышло полтора десятка
книг, посвященных людям самых разных
судеб, самых разных военных и невоен-
ных профессий: от медсестры до остар-
байтера, от младшего офицера, прошед-
шего всю войну, до коллаборациониста.
Совершенно разные люди, через судь-
бы которых мы видим повседневность
войны. Говоря научным языком, все это
публикация источников личного проис-
хождения: мемуаров, дневников, пере-
писки. К сожалению, с коммерческой
точки зрения серия убыточна, тем не ме-
нее в прошлом году мы выпустили в ней
четыре книги и, я надеюсь, найдем воз-
можность ее продолжить.
— Если мы говорим о документах
личного происхождения, то где та
черта, за которой они становятся ис-
торическим источником? Возможно
ли провести границу между докумен-
том, который принимается на архив-
ное хранение, и тем, что остается за
бортом?
— Конечно, в каждом конкретном
случае решение принимает экспертная
комиссия. Но вообще говоря, проблемы
отвержения документов нет. Архивные
фонды активно пополняются, и мы рады
Множество документов, поражающих
воображение, находятся во вполне
доступных фондах
73
бы принимать среди прочего и частные
архивы от людей, не занимавших каких-
то видных постов.
— То есть если сохранилась пе-
реписка дяди с племянником, кото-
рые жили в разных поселках Ива-
новской области и на протяжении
1950-1960-х годов более или менее
интенсивно обменивались письма-
ми, вы ее примете? Но ведь таких
документов бесконечное число.
— Не думаю, что бесконечное. Пере-
писка такого рода велась в основном
между людьми определенного социаль-
ного статуса, достаточно интеллектуаль-
но развитыми, да еще имеющими вкус к
подобным вещам. На мой взгляд, такого
рода источники обладают колоссаль-
ным интересом и должны быть частью
архивного фонда Российской Федера-
ции. Мы имеем в составе наших фондов
огромное количество документов, каса-
ющихся политической и административ-
ной истории, но того, что касается исто-
рии социальной, микроистории, в наших
архивах чрезвычайно мало. А понять,
как жило общество и что им двигало, по-
нять социальную психологию, опираясь
только на решения Политбюро и резо-
люции Сталина, невозможно.
— Нынешние споры о коллабора-
ционизме, о власовцах — это при-
знак нравственного нездоровья ли-
бо, наоборот, достижения некоторой
исторической зрелости?
— Скорее второе, на мой взгляд. Да-
вать оценки, в том числе морального ха-
рактера, нужно на основе некоторого
положительного знания, которого нам
продолжает не хватать. Мое отношение
к Русской освободительной армии и к
Власову отрицательное, есть некоторые
рубежи, переступать которые нельзя ни-
кому. Но это не может быть основанием
для отказа от изучения этой темы, ее на-
до исследовать, так же как и другие ост-
рые темы, например тему депортации
народов. Отказ от обсуждения и анализа
проблем заводит в конце концов в исто-
рический тупик.
Коллаборационизм — явление все-
европейское, в каждой оккупированной
стране мы найдем группы людей, а ино-
гда целые социальные слои, которые
прямо сотрудничали с нацистами. Для
нас до сих пор является тайной, что неч-
то подобное имело место и в Советском
Союзе. И речь не о том, что колхозники
на территории, занятой немцами, про-
должали пахать поля. Были люди, созна-
тельно перешедшие на сторону врага.
Их очень много, не десять, не сто тысяч,
а более миллиона. Понять, почему они
оказались по ту сторону баррикад, чрез-
вычайно важно. Дорога в РОА у каждо-
го была своя, нужно осознать, что мно-
го людей попали туда «случайно», а
многие пришли, чтобы бороться с совет-
ским режимом. Источники по этой теме
надо искать не только в российских ар-
хивах, документы по власовскому дви-
жению и личные дела коллаборантов
откладывались во множестве и по ту
сторону границы.
— Часто говорят о фальсифика-
ции документов так называемой «ка-
тынской папки». Понятно, что ника-
кой реальной основы у таких слов,
как правило,нет, но вообще вам как
специалисту известны случаи, когда
в архивах хранились бы фальсифици-
рованные документы по советской
истории: например, созданные при
Хрущеве, чтобы опорочить Сталина,
или при Брежневе, чтобы опорочить
Хрущева?
— Что касается фальсификации до-
кументов советской истории, то на мо-
ей памяти, на памяти моих коллег та-
ких примеров нет. Советская система
была сильно забюрократизирована,
для фальсификации нужно сфабрико-
вать не один документ, а целую цепь,
причем сделать это в нескольких копиях
и разложить эти копии по фондам раз-
ных ведомств, где они по принадлежно-
сти должны в обязательном порядке на-
ходиться. Это целая спецоперация.
— Закончено ли катынское дело с
точки зрения архивиста? — В наш архив передано не все ка-
тынское дело, а только уже упомянутая
«катынская папка», которая передава-
лась от генсека к генсеку. В ней содер-
жатся несколько документов: записка
Берии в Политбюро с предложением о
ликвидации пленных поляков с положи-
тельными резолюциями членов Полит-
бюро, выписка из решения Политбюро,
утверждающего предложение Берии,
записка Шелепина Хрущеву с предложе-
нием уничтожить документы по Катыни,
оставшаяся без ответа. То есть сущест-
вуют документы, не оставляющие со-
мнений в том, что было принято полити-
ческое решение об уничтожении
польских военнопленных. Но, по мне-
нию ряда исследователей и юристов, ос-
таются лакуны в документах, подтвер-
ждающих факт совершения этого
преступления. И работу по устранению
этих лакун или по разысканию соответ-
ствующих документов нужно продол-
жать, даже несмотря на те риски, кото-
рые она в себе несет.
— Еще один вопрос, который се-
годня пересматривается и проблема-
тизируется, это вопрос о партизан-
ском движении в период Великой
Отечественной войны. Написана ли
его настоящая история?
— Я думаю, что эта история мало ис-
следована. В советские времена парти-
занское движение было непременной
составляющей мифа о войне. Потому что
если население на оккупированной тер-
ритории есть, а партизан нет, то непонят-
но, как с этой реальностью с точки зре-
ния идеологии работать: никто с
оккупантами не борется, быть такого не
должно. Я не хочу сказать, что не было
партизанского движения — было, и ог-
ромного размаха. Но то, что вместо его
изучения развивалась упомянутая мной
идеологема, для меня совершенно оче-
видно. Стояла задача доказать его все-
народный характер, и не сомневаюсь,
что в рамках поставленной задачи со-
ветская историография могла заходить
очень и очень далеко.
Кто в реальности участвовал в пар-
тизанском движении, по каким моти-
вам, сколько было этих людей, каков ре-
альный ущерб, причиненный ими
гитлеровской военной машине и мирно-
му населению, — все это вопросы, на
которые нужно искать ответы, если мы
хотим написать правдивую историю вой-
ны. Эта история должна включать как те
проблемные зоны, о которых я говорил,
так и память о той победе, которая все-
таки была достигнута, несмотря на за-
плаченную чудовищную цену.
Беседовал Михаил ЭДЕЛЬШТЕЙН
Андрей Константинович СОРОКИН, кан
дидат исторических наук, автор нескольких де
сятков научных работ по экономической и по
литической истории России конца XIX — начала XX ве
ка. Директор Российского государственного архива со
циальнополитической истории (РГАСПИ), главный
редактор издательства «Российская политическая эн
циклопедия» (РОСCПЭН).
НС:
Уникальный мастер-класс
прошел в Московском
академическом художественном
лицее Российской академии
художеств: известный художник-
монументалист Евгений
МАКСИМОВ (среди работ
которого — роспись храма
Христа Спасителя) написал
на глазах у зрителей фреску.
В течение восьми часов подряд
пришедшие на мастер-класс
могли наблюдать за работой
художника: от закладки
последнего слоя известковой
штукатурки, рисунка,
выполненного гризайлью
в несколько тонов, и до
графической отделки деталей
древнего (VIII века) синайского
образа святого мученика
Меркурия на коне. Текст и фото: Екатерина СТЕПАНОВА
74
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Культура Фрески
Как пишут фреску?
1. Штукатурка
Поверхность, имитирующая стену, была под-
готовлена заранее по специальной техноло-
гии, разработанной для учебного процесса
кафедрой монументального искусства
ПСТГУ. У студентов нет возможности трени-
роваться в храме на настоящих стенах, по-
этому создается имитация стены. «Делается
она таким образом, — поясняет Игорь Са-
молыго, заместитель заведующего
кафедрой,— берем планшет из толстой
фанеры и на него накладываем слой штука-
турки — песок, известь, мраморную крошку,
чтобы он впитывал в себя воду. Потом он вы-
сыхает и получается подобие стены. Чтобы
она стала пригодной для живописи, поверху
накладывается еще один тонкий слой извес-
ти. Писать можно, пока известь остается
влажной».
2. Графья
Когда «стена» готова, на нее переводят зара-
нее распечатанный (или нарисованный) в
нужном масштабе рисунок, в нашем слу-
чае — репродукцию оригинального образца.
Рисунок продавливают по сырой штукатурке
ручкой или карандашом. На «стене» проявля-
ется бороздка — графья, которую хорошо
видно при боковом освещении. На мастер-
классе Евгению Николаевичу в этом деле по-
могли художники — преподаватели ПСТГУ.
3. Гризайль
Идет уже второй час мастер-класса, и нако-
нец Евгений Николаевич начал непосред-
ственную работу над фреской. Графья про-
давлена, и художник делает подмалевок (или
гризайль) — закрывает большие плоскости
локальными тональными пятнами. Этот этап
является подготовительным для дальнейшей
работы чистым цветом. «Фреска чем-то близ-
ка акварели, — рассказывает Игорь Само-
лыго, — где краски так же можно наклады-
вать слоями друг на друга — лессировкой.
Но фреска выигрывает у акварели возмож-
ностью использовать в работе еще и белила,
роль которых выполняет известь; имея крис-
таллическую структуру, она придает поверх-
ности особое свечение».
75
4. Краски
Фреску пишут красками на водной основе,
для которых используются только пигмент и
вода. «Никакого клея добавлять не нужно, —
объясняет Игорь Самолыго, — когда известь
высыхает, она сама закрепляет все краски,
нанесенные на поверхность сырой штукатур-
ки. Такая поверхность “дышит” и после высы-
хания не боится воды и сложных погодных
условий».
5. Цвет
Через пять часов работы, когда окончена и
гризайль (закрашивание серым), художник
берет чистый цвет и накладывает его поверх
серого. «Поскольку внизу не белый лист, ко-
торый полностью отражает свет, а серая под-
кладка, краска приобретает особый, благо-
родный оттенок, — говорит Игорь Самолы-
го.— То есть, чтобы получить, например, ко-
ричневый цвет, нужно по темно-серому тону
прозрачно прописать красным. Можно сме-
шать красный с черным и тоже получить ко-
ричневый, но он не будет обладать такой глу-
биной и сложностью, как цвет, созданный
послойным нанесением краски».
6. Образец
На протяжении всего мастер-класса перед
глазами художника стояла маленькая репро-
дукция — образец фрески-оригинала. «За
семьдесят лет советской власти были утеря-
ны секреты мастерства церковных художни-
ков, которые традиционно передавались из
уст в уста. Как таковых трактатов, где бы рас-
крывались тонкости работы, не осталось. По-
этому всякая вдумчивая копия древнего ви-
зантийского образца всегда есть глубокая
научно-исследовательская работа», — рас-
сказывает преподаватель ПСТГУ, член
союза художников-монументалис-
тов Светлана Васютина.
Культура Фрески
76
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
7. Остались одни профессионалы
Прошло уже семь часов. Из числа зрителей
остались только стойкие профессионалы,
фиксировавшие на фото и видеоаппаратуру
каждое движение мастера. Евгений Нико-
лаевич Максимов — действительный
член РАХ, профессор ПСТГУ и МГАХИ
им. Сурикова,среди его работ — роспись
храма Христа Спасителя. «Талант мастера в
том, чтобы увидеть, как именно строилась
работа над фреской древнего автора от чис-
того левкаса, понять взаимоотношение цве-
тов друг с другом. Увидеть эту последователь-
ность и повторить очень интересно», — гово-
рит Светлана Васютина.
8. Опись
На последнем этапе делается опись, уточня-
ется рисунок. Затем пишутся пробела — уда-
ры белых линий, которые символизируют
свет, исходящий от образа. Пробела делают
лик светящимся, излучающим свет. «За счет
оптического смешения красок во фреске
можно добиться очень сложной цветовой
фактуры. Фресковая живопись в чем-то по-
хожа на живопись импрессионистов — чем
древнее образцы фресковой живописи, тем
она сложнее, тем больше мастер раскрыва-
ет возможности краски, используя при этом
приемы оптического и механического сме-
шения», — рассказывает Игорь Самолыго.
9. Все готово!
«Смотреть на работу Максимова очень инте-
ресно, потому что он сам любит учиться, —
говорит Игорь Самолыго. — Уже много лет он
изучает образцы, разные приемы письма и
удачно реализует их в своей работе. Немно-
гие художники обладают таким глубоким по-
ниманием образца, как Евгений Николае-
вич. Копирование копированию рознь.
Можно ограничиться работой вприглядку —
посмотреть на фотографию и срисовать ее, а
можно пойти глубже — постараться узнать,
как она была изначально сделана, как была
задумана автором. Этому мы и учим своих
студентов, тогда в процессе работы над ко-
пией художник сможет усвоить мастерство
автора. Оно как бы передается ему в про-
цессе работы».
77
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Образ войны
Был такой советский анекдот: пошла
одна бабка в лес за клюквой, ей на-
встречу выходит толпа заросших мужи-
ков в ватниках, и главный спрашивает:
«Бабка, немцы в деревне есть?» — «И-и,
милок, какие немцы!.. Тридцать лет как
война кончилась!» — «Да-а?! А мы до сих
пор поезда под откос пускаем».
Что-то подобное происходит в на-
ших головах: желание «перевоевать»
Великую Отечественную войну в каж-
дом новом поколении приносит свои
художественные плоды, и у этой каж-
дый раз новой «художественной исти-
ны» должна быть какая-то нехудожест-
венная причина. Официальная версия
гласит, что новые и новые рассказы о
войне нужны, чтобы молодое поколе-
ние не считало, что во Второй мировой
победили американцы — ведь сами
американцы при помощи, в частности,
кино умудряются успешно убеждать в
этом весь остальной мир. В этом смыс-
ле «сказать правду о войне» (чего пери-
одически начинает требовать наше по-
литическое руководство) означает
сказать, что фашистов победили мы.
Лагерь победителей «мирового зла»
раскололся почти сразу же после одер-
жанной победы: тоталитарный Совет-
ский Союз предпочел возвышаться
одинокой неприступной скалой над
всем остальным «прогрессивным чело-
вечеством» — это понятно. Непонятно
другое: прошло уже семь десятилетий, а
нашу молодежь по-прежнему учат пло-
хо относиться к бывшим союзникам.
Эта невозможность определиться в от-
ношении товарищей по борьбе означа-
ет, что есть еще один вариант того, как
можно было бы «сказать правду о вой-
не»: что тоталитарное государство и на-
род, населяющий это государство, ре-
шали разные задачи и воевали ради
разных идеалов; что тоталитарное госу-
дарство превратило естественное
Культура
Кино
78
Юный герой старой войны
Кино о войне давно уже
стало особым жанром
с традиционной
устойчивой системой
образов. Однако
в последнее время
установившийся канон
расшатывается, герои
молодеют, история
меняется на глазах.
Связано ли это с новыми
задачами, которые ставит
перед собой новый
кинематограф, или
причины
нехудожественные
и объяснение лежит
в области социологии?
Кино о войне смотрит
и комментирует
Татьяна ШОЛОМОВА.
Фото ИТАР-ТАСС
79
стремление защитить свою Родину в за-
щиту себя самого; что войну выиграл не
Сталин, а простые люди, которые всю
ее тяжесть на себе и вынесли. Каждое
новое поколение в нашей стране реша-
ет эту проблему — кто воевал и кто по-
бедил — для себя самих, а не ради пе-
реубеждения всего остального мира.
Образ войны и то, как рассказывают о
войне, меняется от десятилетия к деся-
тилетию. У нас и без американцев пол-
но проблем с осмыслением войны: ма-
ло того что георгиевские ленточки,
предложенные в качестве официально-
го символа, не имеют к ней никакого от-
ношения, так еще и совершенно офици-
альной стала аббревиатура ВОВ (а я
помню, как в середине 1980-х один де-
душка написал в газету возмущенное
письмо о том, что он — ветеран Вели-
кой Отечественной, а никак не ВОВ).
Омоложение героя
Как ни странно, первым делом из-
менился возраст воевавших. «Всена-
родная война» была всенародной в том
числе потому, что воевать пошли люди
всех возрастов, и значительное количе-
ство солдат были людьми среднего и
старшего возраста. Собственно, если
исходить, например, из «Судьбы челове-
ка» М. Шолохова, это была, конечно,
«война отцов», которые пошли защи-
щать свои семьи. Есть довоенное сти-
хотворение Е. Благининой «Загадка»,
написанное от лица не очень большого
ребенка, в нем пожилая мать («Чьи во-
лосы снега белее, / А руки желты и су-
хи») регулярно «письма подробные пи-
шет / Солдату, отцу моему», из чего сле-
дует, что и отец-солдат Красной армии
тоже человек уже далеко не молодой.
Фильмы военных лет («Жди меня» или
«В шесть часов вечера после войны») —
тоже про людей далеко не юных (хотя
тут, конечно же, возраст героев напря-
мую зависит от возраста актеров). Пер-
вые послевоенные произведения — это
рассказы людей поживших, со значи-
тельным жизненным опытом (как рома-
ны К. Симонова, например, или та же
«Судьба человека»).
Но время шло, и вдруг герой резко
помолодел. Это «омоложение героя» ста-
ло, как справедливо заметили П. Вайль
и А. Генис, главным художественным от-
крытием отечественного кинематогра-
фа 1960-х годов: «...войну выиграли
мальчишки. Не Теркин, не Сталин, не ка-
питан Иванов — мальчишки. Юноша
Алеша Скворцов из “Баллады о солда-
те”, московские мальчишки из песен
Окуджавы, совсем уж ребенок из “Ива-
нова детства”» (Вайль П., Генис А. 60-е.
Мир советского человека). «Ювенилиза-
ция» войны означала, что поколение
подросших военных и послевоенных де-
тей стало рассказывать как бы о себе,
примерять ситуацию войны на себя, ви-
димо по-своему переосмысляя это собы-
тие. Возможно, кульминацией процесса
пересказа и переосмысления является
«Застава Ильича» М. Хуциева (1965), в
которой к двадцатитрехлетнему Сергею
Журавлеву пришел двадцатиоднолетний
отец, погибший на войне (а живая мать
постарела — и как тут не вспомнить сти-
хотворение Благининой про седую мать
и отца-солдата, превратившееся в но-
вую правдивую ситуацию на новом исто-
рическом витке). Ситуация удваивается:
не только солдат Великой Отечествен-
ной оказывается молодым, но и приме-
ряющий на себя его ситуацию герой ока-
зывается уже даже и старше, чем
действительно воевавшие. Дальше со-
ветское кино некоторое время рождало
на свет фундаментальные эпопеи, начи-
ная с «Освобождения» (реж. Ю. Озеров,
1968-1971) — про исключительную
роль государства и заслуги лично това-
рища Сталина, — но потом, со време-
нем, все вернулось на круги своя, и
правда частного лица перед лицом исто-
рических потрясений снова стала наибо-
лее интересна.
Новый язык
Тут самое время заметить, что у на-
ших друзей американцев имеет место
собственная инфантилизация войны, в
особой художественной форме: начиная
с мультяшного дедушки Симпсона, кото-
рый молодеет, лишь когда вспоминает
бои Второй мировой, а так пребывает в
глубоком старческом маразме, и до по-
трясшего мир «Спасения рядового Райа-
на» (1998) — странной истории, в кото-
рой почему-то оказалось надо спасать
солдата, социальная функция которого,
вообще-то, сводится к тому, чтобы само-
му быть спасителем.
Тут, в общем, главное не только в том,
что отечественную публику удивила го-
товность американского командования
пожертвовать жизнями десятерых ради
сохранения последнего сына одинокой
матери, но еще и в том, что, благодаря
Справа: кадр из фильма
«Спасти рядового Райана».
Благодаря этому фильму
укрепился новый киноязык,
новый способ
рассказывать о все более
удаляющихся от нас
событиях
Слева: режиссер Николай
Лебедев и актеры фильма
«Звезда» на съемочной
площадке
80
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Кино
Культура
этому фильму, укрепился новый кино-
язык, новый способ рассказывать о все
более удаляющихся от нас событиях. Ко-
гда в 2002 году вышла на экраны «Звез-
да» Н. Лебедева, кинокритики поставили
режиссеру на вид то, что в фильме о вой-
не рассказывают не тем языком, кото-
рый выработало отечественное кино, а
языком «Спасения рядового Райана», то
есть заставляют солдат Великой Отечес-
твенной вести себя, как героев голли-
вудского боевика. Хотя в таком художес-
твенном приеме (если, разумеется,
согласиться с мнением критики) был
свой резон: ведь если задача — расска-
зать молодому поколению, как это было,
то, чтобы сделать это молодому поколе-
нию понятнее, неизбежно следовало ис-
пользовать хорошо знакомые ему кино-
образы — от лиц популярных актеров до
экранных приемов ведения дальнего и
ближнего боя.
В бой идут правнуки
Но не только язык рассказа о войне
осовременился и приспособился к нуж-
дам ничего не знающего о ней поколе-
ния. Странным образом герой этой вой-
ны продолжает молодеть по сей день.
Речь идет уже не о наших ровесниках
или чуть более молодых, чем мы, пред-
ках — в бой пошли правнуки, с извест-
ной систематичностью проваливающие-
ся в прошлое. Подряд вышли на экраны
«Мы из будущего» (реж. А. Малюков,
2008), «Мы из будущего — 2» (реж. Д. Во-
ронков, О. Погодин, 2010) и «Туман»
(реж. И. Шурховецкий, А. Аксеенко,
2010). В данном случае педагогическая
ориентированность фильмов даже не
скрывается: молодежь должна узнать,
за что воевали предки; патриотическое
воспитание предполагает, что все худо-
жественные средства для этого хороши.
«Мы из будущего» привлек внимание
потому, что был первым. Несмотря на уп-
реки в «лобовом» подходе к проблеме и
использовании чересчур сильных худо-
жественных средств: «Зал ахает, когда
Спирт рассказывает пленному советско-
му солдату о том, что в начале XXI века по
Москве будут ходить молодые люди со
свастикой на рукаве. Зал рыдает, когда
герои с синими от страха губами, с при-
жатым к груди автоматом, которым они и
пользоваться-то не умеют, и с криком
“ура!” бегут на врага» (цитирую журнали-
ста А. Федину), фильм вызвал интерес и
благосклонное отношение. Особенно,
конечно, всем в душу запало удачное
предложение Спирта Черепу пойти дого-
вориться с пленившими их фашистами,
потому что у него здесь «все свои». Сами
создатели фильма говорили, что стре-
мились использовать знакомый визу-
альный ряд советского искусства, что-
бы выразить свое уважение тому
времени и тем людям: например, в на-
чале атаки движения политрука повто-
ряют движения комбата с одноименно-
го снимка М. Альперта. Но при этом от
современных способов доведения до
сведения молодого поколения создате-
ли фильма не ушли все-таки никуда. Че-
го стоит, например, медсестра, стоящая
в мини-юбке на краю окопа — будто
С.Алексиевич и не писала своей знаме-
нитой книги «У войны не женское лицо».
Война выглядит красивой, приглажен-
ной, «гламуризованной» — все чисто по-
мытые, форма на них аккуратная, у той
же медсестры в сундучке запас шалей
на случай концерта.
Отобрать автомат
Калашникова
«Мы из будущего — 2» был способом
осмыслить нынешние отношения русских
с украинцами при помощи уже зареко-
мендовавшего себя приема — провала
наших молодых современников в про-
шлое, а вот «Туман» заслуживает, пожа-
луй, отдельного разговора. Возможно,
помимо авторской воли, фильм очень хо-
рошо проиллюстрировал и обобщил ту
кашу по поводу Великой Отечественной,
которая наполняет головы не только со-
временного молодого поколения, но и
тех, что постарше, а также странным об-
разом высветил проблемы современной
российской армии (хотя, может быть,
имелось в виду только продемонстриро-
вать новую военную форму). Отделение
десантников попало в 20-е числа (види-
мо, августа?) 1941 года где-то западнее
Смоленска. Командира, который знал о
войне все, но теоретически, убивают
сразу (и это было последнее удачное ре-
шение авторов фильма). Дальше все от-
деление выбивают по одному, и совре-
менные обученные десантники
погибают за Родину, потому что выходят
под вражеские пули безоружные, в ос-
новном с беседами разъяснительного
характера, а не потому, что героически
отстреливаются до последнего патрона.
Впрочем, у них изначально не было пат-
ронов, стрелять в живых людей они не
могут и, как вести реальный бой, не зна-
ют. Теоретически такую же историю мож-
но было рассказать о реальных необ-
стрелянных солдатах Красной армии в
1941 году. Но на реализм нет такого
спроса, как на перевоспитание совре-
менных оболтусов, реагирующих на про-
исходящее в зависимости от того, как са-
ми все понимают: например, подхватив
умирающего мирного дедушку, только
что покорно отдавшего фашистам само-
гон, молодой человек начинает расска-
зывать ему, как мы будем уважать вас,
ветеранов, да мы есть сейчас только
благодаря вам, да ветераны будут на Де-
вятое мая каждый год наряженные хо-
дить и т. д. — при том что умирающий де-
душка, строго говоря, не ветеран, разве
что Первой мировой, но у нас чтить па-
мять ее ветеранов как-то не принято.
И эта путаница происходит не потому,
что что-то напутал экранный герой, а по-
тому, что сами создатели фильма либо
не очень понимают, как было дело, либо
приспосабливаются к современному не-
знанию, потому что весь «джентльмен-
ский набор» наших представлений о том,
что должно было быть на оккупирован-
ной территории, в фильме есть: напри-
мер, сформированный и хорошо обуст-
роившийся в лесу партизанский отряд
под руководством бывшего секретаря
райкома партии, которому благодарные
потомки тут же придумывают название.
К утру партизанский отряд разбомбили
так, что уцелела лишь одна красавица-
девица в бусах, но это дела не меняет —
название «Гордый» ведь было хорошее!
Но самое главное, конечно, то, что в са-
мой гуще современного российского пат-
риотического фильма мы без труда обна-
руживаем порочное влияние Голливуда
и, в частности, «Терминатора», потому что
помимо повоевать за наших у героев
обозначилась еще одна проблема — как
отобрать у немцев попавший к ним после
боя автомат Калашникова — то есть как
не оставить в прошлом технологию буду-
щего. А потом все чудесным образом
опоздали на 20 минут на построение — и
те, которые дали себя убить, и тот, кото-
рый отказался воевать и сбежал, и тот,
который выжил, так что даже и непонят-
но, в чем мораль. Зато есть что показы-
вать по телевизору на Девятое мая и
Двадцать третье февраля.
Что-то важное
Итак, герой молодеет (и превраща-
ется в конце концов в и вовсе не ро-
дившегося) — но это понятно, каждое
поколение желает примерить истори-
ческое прошлое на себя и поговорить о
себе в предложенных обстоятельствах.
Проблема в том, что, как справедливо
заметил писатель С. Лукьяненко, отече-
ственная художественная мысль в по-
следние годы обращается ровно к од-
ному эпизоду из всего громадного
исторического прошлого России — к
Великой Отечественной войне (никто
не порывается воевать с Батыем или
объяснять М. С. Горбачеву, как делать
перестройку). Причина, разумеется, в
нас самих сегодняшних: что-то исклю-
чительно важное для нации оставлено
в тех пяти годах. Лукьяненко предполо-
жил, что нас, потомков, не устраивает
цена победы, и мы стараемся как-то по-
влиять на эту цену. Действующей оста-
ется также версия о полемике с амери-
канцами, узурпировавшими победу, и
попытках противопоставить собствен-
ный взгляд их «агитационной кампа-
нии» (хотя фильмы такого рода сни-
маются откровенно для «внутреннего
употребления» и при их помощи вряд ли
удастся переубедить мир). В то же вре-
мя академик РАН Ю. Пивоваров на
страницах оппозиционной «Новой газе-
ты» заявил: «Все обращены в прошлое,
поскольку нет убедительного проекта
будущего. Так сказать, психологическое
замещение. У России как будто ампути-
ровано будущее, а это значит, что теря-
ется, рассыпается и настоящее. Ведь
если нет “завтра”, то и “сегодня” обре-
тает иной, неестественный, статус».
И это, разумеется, печально.
81
РЕКЛАМА
Кадры
из фильма «Мы
из будущего».
Война выглядит
красивой,
приглаженной,
«гламуризован-
ной» — все
чистенькие,
форма
нарочито
аккуратная
82
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Новая школа Частное образование
20 лет спустя
В начале 1990-х, когда вместе с по-
литическим строем в стране рухнула си-
стема государственной монополии на
образование, казалось, что теперь-то
появятся качественно новые учебные
заведения. Действительно, многие энту-
зиасты из учителей и родителей букваль-
но с нуля стали открывать частные шко-
лы, детские сады и даже вузы.
Этот энтузиазм базировался не на пу-
стом месте. Во многих западных странах
частные школы, существующие не одну
сотню лет (как Eton в Британии или
Brillantmont в Швейцарии), дают элитное
образование, востребованное и обще-
ством, и государством. Некоторые из них
связаны с той или иной конфессией, как,
например, основанная при монастыре
Charterhouse School в графстве Суррей,
Великобритания. Плюсы частной школы
очевидны: она обладает большой свобо-
дой в определении содержания и органи-
зации образования, имеет возможность
приглашать более квалифицированных
преподавателей, создавать авторские
программы, обеспечивать индивидуаль-
ный подход к каждому ученику, давать бо-
лее глубокие знания и создавать в целом
более комфортную среду для ребенка,
чем это делают государственные школы. Однако прошло 20 лет, а ситуация со
средними учебными заведениями в
Москве и регионах радикально не изме-
нилась: основную массу средних учеб-
ных заведений составляют школы, явля-
ющиеся прямыми наследниками старых
советских школ — с их стремлением к
стандартизации программ и равнодуши-
ем к индивидуальным запросам учени-
ков. Репутация элитных школ по-преж-
нему принадлежит десяти-пятнадцати
Среднее частное
Текст: Ирина КОТЕЛЬНИКОВА
Частные школы в России
пока не смогли стать
заметной силой в изменении
образования в стране.
Государство по-разному
относится к частным
и государственным школам,
предоставляя лишь
последним режим
наибольшего
благоприятствования,
а общество не предъявляет
адекватного спроса
на их услуги, несмотря на их
большой потенциал. Рисунок Дмитрия Петрова
83
При поддержке
«звездным» школам, известным еще с
советских времен. Частные школы в
Москве есть, и многие из них по праву
могут называться элитными, поскольку
дают высококачественное образование
и обеспечивают почти стопроцентное
поступление в лучшие вузы страны. Но
их настолько мало, что говорить о какой-
то сложившейся системе не приходится:
даже в Москве, где ситуация сильно от-
личается от общероссийской в лучшую
сторону, количество учащихся в негосу-
дарственных школах составляет всего
около 5 процентов (а по всей стране их
едва ли больше 1 процента). Кто в них принимается
Негосударственных школ мало, а пра-
вославных среди них еще меньше. В Мос-
кве сейчас действуют всего 22 право-
славные школы, в которых учится около
четырех с половиной тысяч учеников (и
это включая дошкольные отделения).
В начале 1990-х их было больше, но мно-
гие потом закрылись, на что были свои
объективные причины: не все они смог-
ли соответствовать статусу общеобразо-
вательного учреждения. Православные
школы создавались с акцентом на духов-
ное воспитание детей, родителям было
важно, что их дети будут находиться в
среде верующих одноклассников и учи-
телей, а образовательному процессу уде-
лялось второстепенное значение. Но по-
степенно отношение со стороны как
учителей, так и родителей менялось: ста-
новилось очевидно, что нельзя выбирать
между православным образованием и
воспитанием, с одной стороны, и уров-
нем общего образования — с другой. Московские православные школы
можно поделить на два типа: миссионер-
ские и приходские. Это связано с устав-
ными положениями о том, кто в них при-
нимается. Миссионерские берут всех
желающих, единственным условием
является согласие родителей на то, что
ребенок будет получать православное
воспитание и изучать православные
предметы. Приходские школы принима-
ют детей с обязательной рекомендацией
священника, свидетельствующего, что
ребенок из воцерковленной семьи, име-
ет опыт церковной жизни и регулярно
участвует в церковных таинствах. Такое
разделение вполне разумно, учитывая
разные запросы со стороны родителей:
кому-то очень важно, чтобы их ребенок
находился строго в среде православных
детей, а кто-то лишь встает на путь к во-
церковлению и хочет, чтобы их дети мяг-
ко приобщились к Православию и полу-
чили православное образование. Сегодня между московскими право-
славными школами существует такое же
разделение, как и среди государственных
школ: есть обычные средние школы, а
есть те, которые ориенти-
руются в своих образова-
тельных программах на
максимально высокий
уровень и вполне конкури-
руют с признанными лиде-
рами государственного
школьного образования. До 2008 года
деление было условным, поскольку все
православные школы носили статус об-
щеобразовательных учреждений и фи-
нансировались бюджетом по самой ниж-
ней ставке.
Цена статуса
В 2008 году частным школам нако-
нец была официально дана возможность
получить аккредитационный статус гим-
назии,лицея или центра образования
(все это позволяет увеличить ставку гос-
финансирования). В итоге из двадцати
двух православных школ девять приоб-
рели более высокий аккредитационный
статус и, соответственно, получили новое
бюджетное финансирование: две гимна-
зии (Елизаветинская гимназия, «Элла-
да»), шесть центров образования («Знак»,
Православный центр непрерывного об-
разования во имя преп. Серафима Са-
ровского, Православный центр образо-
вания свт. Николая Чудотворца, школа
«Ретро», Русская школа, гимназия «Радо-
неж») и начальная школа «Живоносный
Источник». Этот статус сам по себе — объектив-
ный показатель высокого уровня право-
славных школ. Дополнительное же фи-
нансирование помогло им пережить
последствия финансового кризиса — не
растерять сильный педагогический со-
став, не повышать стоимость обучения и
даже открыть дошкольные отделения.
«Разница в финансировании по аккре-
дитационному статусу огромная. К при-
меру, общеобразовательная школа
обычного типа получает в год на одного
ребенка около 63 тысяч рублей, для цен-
тра образования эта сумма составляет
примерно 100 тысяч, а для гимназий и
лицеев — 120 тысяч рублей, — поясня-
ет исполнительный директор Совета
православных школ Москвы Алексей
Станиславович Тишутин. — Это явля-
ется хорошим стимулом для школы — по-
лучение более серьезного статуса, под-
крепляемого материально. Поэтому еще
несколько сильных православных гим-
назий, не имеющих пока такого статуса
де-юре, поставили перед собой задачу
его в ближайшее время получить».
Учебная программа в таких школах
достаточно сложная, поэтому сюда попа-
дают только те дети, которые могут с этой
нагрузкой справиться. В некоторых шко-
лах предупреждают: «Если вы хотите к
нам, вы должны быть готовы, что у ваше-
го ребенка не будет даже друзей — у не-
го просто не останется на это времени.
Он будет учиться двадцать четыре часа в
сутки — такая у нас программа». И на по-
добные школы есть спрос. Ведь сама по
себе православная гимназия означает
сильное гуманитарное образование,
связанное с углубленным изучением ли-
тературы и истории, древних языков —
древнегреческого и латыни, иностран-
ных языков, некоторые из которых не
преподают даже в «языковой» государ-
ственной школе, например сербского. Эта гуманитарная направленность,
кстати, часто отталкивает от православ-
ных гимназий тех родителей, чьи дети про-
являют математические или естественно-
научные способности — считается, что
таким детям лучше идти в государствен-
ные спецшколы. Но частная школа, в кото-
рой практически отсутствуют классные па-
раллели, просто не может себе позволить
создавать отдельные профильные клас-
сы— физико-математический или меди-
ко-биологический. Однако, считает ди-
ректор православной классической
гимназии «Радонеж» Михаил Борисо-
вич Тишков, и эту проблему православ-
ные школы могут решить и решают: «Со-
здавать многопрофильные классы, как
это делают государственные школы с
большим количеством учеников, эконо-
мически очень сложно. Поэтому мы созда-
Основной проблемой, мешающей
развиваться православным школам,
был и остается финансовый вопрос
84
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Новая школа Частное образование
ли программу, подразумевающую силь-
ное углубленное гуманитарное образова-
ние плюс сильная математика. Когда в на-
шей школе появляется ребенок, который
хочет поступать на биологический, хими-
ческий факультеты или в медицинский
вуз, мы создаем углубленное обучение бу-
квально для него одного — выделяем до-
полнительные часы профильному педаго-
гу, и он с ним занимается». Впрочем,
подчеркивает Михаил Борисович, право-
славная школа стоит на позиции широко-
го гуманитарного образования, которое
ребенок должен получить вне зависимо-
сти от того, какую специализацию он вы-
бирает: «Мы себя видим хранителями
старого российского образования как
образования широкого. Мы сопротивля-
емся современному тренду на очень ран-
нюю специализацию с потерей широты.
Те, кто выбирает спецшколы, получают
там очень хорошее образование. Но они
не получают массу всякой дополнитель-
ной специфики, которая есть у нас». По
его словам, в Москве, например, сущес-
твует православная школа, где есть
очень сильная программа по биологии:
специализированный класс и ежегод-
ный летний биологический лагерь для
тех, кто хочет идти в медицинский вуз или
на биофак. Родительский минимум
Итак, частные православные школы
готовы выкладываться и обеспечивать
качественное образование очень высо-
кого уровня: приглашать сильных про-
фессионалов, открывать специализиро-
ванные классы и т. д. Однако вопрос остается открытым:
почему количество негосударственных
православных школ, дающих качествен-
ное образование, не растет и почему
лишь некотороые из них могут полноцен-
но конкурировать с сильнейшими госу-
дарственными учебными заведениями?
Как считает Михаил Борисович Тиш-
ков, «в массе своей православные шко-
лы на сегодняшний день ориентируются
на некую планку хорошей средней обще-
образовательной школы без каких-либо
перегрузок. Мнение обо всех право-
славных школах как о школах с невысо-
кими образовательными запросами
формируется из-за этой массовости. На-
чинаешь перечислять конкретные шко-
лы — говорят, что это исключение».
В негосударственную школу родите-
ли не всегда приводят детей за повы-
шенными нагрузками и дополнительны-
ми знаниями. Например, некоторые
понимают, что их ребенку в силу каких-
то индивидуальных особенностей будет
очень сложно существовать в рамках
государственной школы, поэтому они
рассчитывают на особый климат внутри
школы и заботу со стороны педагогов.
Особенно важным это становится для
православных семей, которые думают в
первую очередь об особом духовном
воспитании. Поэтому у значительного
числа православных родителей есть
четко выраженные требования к шко-
ле: хорошее православное образова-
ние и православная среда плюс хоро-
шее среднее образование, но без
особых излишеств, чтобы ребенок не
перегружался предметами. «Уровень
образования в наших школах прежде
всего регулируется родительским за-
просом. Не такое уж большое количест-
во родителей готово сильно напрягать-
ся и лезть из кожи вон, чтобы дать
ребенку высококачественное образо-
вание. С этим может быть и связан тот
факт, что православных школ, которые
имеют высокие образовательные амби-
ции и сильно углубленные образова-
тельные программы, не так много», —
считает М. Б. Тишков. Но основной проблемой, мешающей
православным школам развиваться и
привлекать большее количество учени-
ков, был и остается финансовый вопрос. Лишь у одной православной гимна-
зии в Москве есть здание, построен-
ное специально для нее и переданное
в безвозмездное пользование соб-
ственником. Перед остальными школа-
ми ежегодно вставали две серьезные
проблемы. Первая: размер арендной
платы, ежегодно растущей и довольно
существенной. Вторая: школы, как пра-
вило, имели краткосрочную аренду, что
держало всех — и школу, и родите-
лей — в состоянии постоянной неста-
бильности: на следующий год договор
могли просто-напросто не продлить, и
тогда пришлось бы искать другое зда-
ние. Неустойчивое положение не дава-
ло школам возможности привлекать
спонсоров-инвесторов, чтобы серьез-
но вкладываться в ремонт помещений
и обустройство территорий. И только в
2005 году решением правительства
Москвы арендованные здания были
переданы православным школам в
безвозмездное пользование, что по-
зволило им почувствовать себя более-
менее уверенно. В отличие от светских частных учеб-
ных заведений, которые могут брать с
родителей учеников большую ежеме-
сячную плату, православные школы яв-
ляются почти бесплатными: стоимость
обучения в них зачастую символичес-
кая. Большая часть учащихся — дети из
малоимущих или многодетных семей,
очевидно, что ни о каких значительных
вступительных взносах и крупной еже-
месячной плате речи быть не может.
В каких-то школах есть фиксированная
оплата, в каких-то она существует в ви-
де добровольных пожертвований — кто
сколько может. Бывает так, что кто-то не
может совсем ничего — и, конечно, та-
кой ученик продолжает учиться. Основная опасность, грозящая впол-
не успешным православным гимназиям
и школам, это уменьшение бюджетного
финансирования, поскольку, с учетом
социальной ориентации их работы и
значительной доли детей из небогатых
семей оно является критическим для их
выживания. Поэтому «эксперименты», в
Православные
школы стоят на
позиции широ-
кого образова-
ния,сопротив-
ляясь современ-
ному тренду на
раннюю специа-
лизацию. Но это
не мешает их
ученикам улуб-
ленно изучать те
или иные пред-
меты Фото ИТАР-ТАСС
85
При поддержке
Дискуссию вела главный редак-
тор журнала «Нескучный сад»
Юлия Данилова, она предложила
рассказать каждому из присутствую-
щих о своей школе. В речах директо-
ров чувствовалась нескрываемая
гордость за свое дело. И эту гордость
было чем подкрепить: одна школа
рассказала, что по результатам ЕГЭ
они первые в своем муниципальном
образовании, вторые по всему окру-
гу; следующая — про результаты ГИА,
которыми «щелкнула по носу» другие
школы своего района, третья — про
конкурс в школу: двадцать человек
на место. Также говорили об инклю-
зивном образовании, о работе с де-
тьми из детских домов, о работе с
многодетными семьями.
Немало внимания в этом расска-
зе уделялось и вопросу воспитания,
который крайне важен для право-
славных школ. Здесь воспитанию
всегда посвящалось много времени,
даже в те времена, когда, по выра-
жению Михаила Борисовича Тиш-
кова, директора гимназии «Радо-
неж»,«государственные школы в
целом отказались от идеи воспита-
ния ввиду отсутствия общенацио-
нальной идеологии».
В целом же наиболее удачно дея-
тельность школ по воспитанию уча-
щихся резюмировала Мария Никола-
евна Махонина, директор школы во
имя Иоанна Богослова: «Личностно
ориентированный подход, о котором
теперь кричат на всех углах, на практи-
ке реализуется нами в образовании
уже два десятилетия».
Как и кем бы ни создавались шко-
лы, на сегодняшний день они все при-
шли к некоему единому знаменателю:
православная школа — это школа с ог-
ромной социальной нагрузкой, серь-
езной работой над воспитательным
компонентом и высоким уровнем об-
разования. Потому что, как сказал
Владимир Алексеевич Сидоров, ди-
ректор гимназии «Эллада», «качест-
венное образование — вопрос выжи-
вания негосударственной школы».
В ходе дискуссии стало понятно: ни
спрос, ни предложение не оказывают
ограничивающего действия на дея-
тельность школ. Впрочем, за круглым
столом не было представлено практи-
чески ни одной школы, организован-
ной в последние лет пять. И это не слу-
чайно. Главной причиной такого
положения дел участники стола все
как один назвали пренебрежительное
отношение общества и чиновников к
такому типу учебных заведений.
Директоров московских
православных школ
собрали вместе
Текст: Дмитрий ТЮТТЕРИН
Если бы я не знал причину этого заседания
в Голицынском кабинете храма Благоверного царевича
Димитрия при Первой градской больнице, я бы
предположил, что это какой-то юбилей. Уж очень
торжественный был вид у собравшихся и слишком
хорошо они знали друг друга. Однако для директоров
московских православных школ повод был скорее
невеселый: слишком много проблем в последнее время
выпадает на их долю. Именно для того, чтобы их обсудить,
они и собрались на круглый стол по проблеме «Качество
образования православных и православно
ориентированных школ», организованный журналом
«Нескучный сад».
последнее время осуществляемые мос-
ковскими властями с финансированием
частных школ, поставили ряд православ-
ных школ на грань закрытия. Равнодушный Левиафан
В январе 2010 года московским пра-
вительством было принято решение, со-
гласно которому все частные школы
предлагалось уравнять в финансирова-
нии, выделять бюджетные деньги на все
подобные учебные заведения одинако-
во и по самому минимальному уровню.
«Наши неоднократные обращения к вла-
стям, политикам и даже к нашим союзни-
кам ни к чему не привели, — рассказы-
вает Алексей Станиславович Тишутин.—
Единственное, что подействовало, это
обращение содружества негосудар-
ственных школ в Федеральную антимо-
нопольную службу. Комиссия Управле-
ния ФАС по Москве постановила, что это
решение московских властей нарушает
антимонопольное законодательство, по-
скольку это поставило частные школы в
неравное положение с государственны-
ми: для них было сохранено аккредита-
ционное финансирование, для частных
школ — прекращено». Впрочем, это не
помогло девяти православным школам,
имеющим высокий аккредитационный
статус, вернуть недополученные деньги. В некоторых странах религиозные
школы, например католические или про-
тестантские, бесплатны, они включены
в систему так называемых public school
и существуют наравне со школами свет-
скими. В России подобной системы не
сложилось, по крайней мере в Москве
нет ни одной государственной право-
славной школы или школы с совместной
формой собственности. «Если не предус-
мотрено юридически создание государ-
ственных православных школ, то тогда
частные школы должны быть равными с
государственными: иметь бюджетное
финансирование по аккредитационному
принципу, иметь нормальные, приспо-
собленные здания с долгосрочной арен-
дой на безвозмездной основе, покрытие
затрат на коммунальные платежи, ре-
монт, содержание прилегающих терри-
торий и на мебель. Тогда мы сможем
приблизить наши школы к варианту пол-
ной бесплатности и сделать их макси-
мально доступными для людей», — уве-
рен Алексей Станиславович.
86
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Новая школа Частное образование
Несмотря на произносящиеся на
федеральном уровне лозунги о под-
держке частного образования, на мес-
тах ситуация обратная. С того момента
как президент озвучил в Федеральном
послании необходимость уравнять в
правах частные и государственные
учебные заведения, реального уравни-
вания не только не произошло — на-
против, частные школы вообще лише-
ны финансирования. Это при том, что
объем требований к ним не только не
уменьшился, но, наоборот, вырос.
Участники конференции отмечали,
что нарушаются не столько их права,
сколько права детей, ведь финансиро-
вание в стране подушевое — каждой
школе даются деньги на обучение кон-
кретного ребенка. И если ребенок хо-
дит в православную школу, этими день-
гами его обделяют. И то, куда деваются
эти деньги, — отдельный вопрос.
Помимо денег, для развития крайне
необходимы новые помещения. Боль-
шинство школ давно «выросли» из своих
помещений, в классы набивается столь-
ко детей, сколько в принципе способна
уместить комната. Школы были бы рады
сделать несколько классов в параллели,
открыть подготовительные группы, но
буквально не хватает места. Приходится
отказывать даже тем, кому это крайне
необходимо. «А ведь многие люди судят
по православной школе о Церкви в це-
лом», — говорит Игорь Алексеевич Бу-
зин, директор православной класси-
ческой гимназии во имя иконы Божи-
ей Матери «Знамение» в Ховрине.
Однако про новое здание, по словам
участников стола, власти предлагают
школам «даже и не мечтать». Никаких
возможностей получить площади под
образовательную деятельность сегодня
нет. Мало того, из занимаемых помеще-
ний школы периодически пытаются из-
гнать. Отдав детям в начале девяностых
полуразрушенные, зачастую сгоревшие
строения, власти сейчас пытаются отоб-
рать их обратно, когда помещения уже
отремонтированы и благоустроены на
деньги родителей. Делается это с не-
скрываемым цинизмом. Елена Федо-
ровна Шичалина, директор гимназии
при Греко-латинском кабинете, рас-
сказывает, как им однажды пришла бу-
мага с приказанием освободить поме-
щение на основании того, что теперь оно
будет «использоваться под образова-
тельную деятельность».
И все это при сложившемся во вла-
стных кругах стереотипе, что право-
славные школы — особый вид бизнеса,
где деньги гребут лопатой. «Мы посто-
янно вынуждены опровергать эти сте-
реотипы, — говорит Ирина Александ-
ровна Рублева, директор школы
“Ника”.— Приходится на собственном
примере объяснять: все деньги, что мы
получаем с родителей, уходят на содер-
жание школы, на образовательные це-
ли. Выполнять предписания чиновни-
ков (вроде просьбы к завтрашнему утру
поменять забор) мы можем, только за-
бирая деньги из прибыли, которой нет.
И при этом мы почему-то считаемся бо-
гатыми, элитными».
«Мне очень не нравится слово
“элитный”, — продолжает мысль Ма-
рия Николаевна Махонина. — Но на се-
годняшний день всякая школа, где дети
не ругаются матом, может считаться
элитной. Так что, наверное, мы элитные
школы».
Юлия Данилова рассказывает, что у
представителей бизнеса и благотвори-
телей в последнее время намечается
интерес к работе православных школ,
что многие из них готовы помогать шко-
лам и что прошедший круглый стол —
всего лишь первый в намеченном цик-
ле. Следующие заседания пройдут уже
с участниками бизнеса, представителя-
ми госструктур, готовыми помогать
православным школам. За столом зву-
чит дружное «хорошо бы», но по глазам
директоров видно — они давно при-
выкли рассчитывать только на себя.
И очень горько понимать, что они очень
устали вот так без поддержки тащить на
себе ношу. Дай Бог им сил и здоровья.
И чтобы на следующую встречу они сно-
ва все собрались.
88
Нескучный сад № 5 (64) май 2011 год
Индекс
46331
Индекс
11805
Через агентства:
Подписка
на электронную
версию журнала:
«Pressa.ru» «Артос-Гал» Тел.: (495) 981-03-24,
(495) 788-39-88
«Интер-Почта» Тел.: (495) 500-00-60
«МК-Периодика»
(для проживающих за рубежом)
Тел.: (495) 681-91-37
Служба распространения журнала «Нескучный сад»
Телефон: (495) 933-95-77
Web: http://pressa.ru/
«Роспечать»
«Пресса России»
В каждом отделении связи по каталогам:
Тел.: (495) 943-04-98, (495) 943-04-99
e-mail: podpiska@nsad.ru, podpiska-nsad@yandex.ru
Подписка на журнал «Нескучный сад»
РЕКЛАМА
Автор
diaconia
Документ
Категория
Нескучный сад
Просмотров
1 720
Размер файла
9 001 Кб
Теги
сад, май, нескучный, 2011
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа