close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

blogopadt

код для вставкиСкачать
http://fima-psuchopadt.livejournal.com/
Блогопаdt
Живой
@
льманах
Авторский проект fima_psuchopadt и a_que_no
2009
4
Блогопаdt
5
Живой
@
льманах
Об этой книге
Мир меняется столь стремительно, что мы даже не успеваем заме
-
чать, как еще совсем недавно воспринимаемые «излишеством» вещи ста
-
новятся распространенными, потом очень распространенными и, наконец, кажутся тем, без чего мы не можем жить. Одной из таких «вещей» стал интернет.
Никто не удивляется сегодня ни тому, что для большинства людей именно интернет вытеснил из жизни привычные средства массовой ин
-
формации, ни тому, что количество людей с КПК и ноутбуками в любом кафе уже превышает число тех, кто сидит с газетами и журналами. А учи
-
тывая то, что публикация своих собственных мыслей теперь дело техни
-
чески очень несложное, то неудивительно, что и поголовье «писателей» стремительно растет.
Раньше ведь как было: ведение дневника, корнями уходящее еще во времена пушкинские, а то и раньше, было прерогативой исключительно подростковой и в большинстве своем девичьей. Или писательской. Вряд ли кто будет спорить, что жанр «записных книжек» – один из самых интерес
-
ных. Но и тогда дневниковые записи вели не только писатели и подростки. Просто не многие их могли видеть. Сейчас толком и не поменялось-то ни
-
чего: мы просто имеем возможность смотреть. И смотрим. И нам интересно. Потому что, сколько бы ни повторяли старую шутку о том, что, если десятки миллионов обезьян посадить за пи
-
шущие машинки и дать им спокойно бить по клавишам, рано или поздно они напечатают «Илиаду», тем не менее, на блоговых площадках интерне
-
та каждый может найти, что почитать. Даже если это будет не «Илиада».
Блоги сегодня – это не только «сетевые дневники» девятнадцати
-
летней москвички, которую читают семьдесят человек, как любят заявлять те, кто мнит себя «экспертами» в этой области. Блоги в 2009 году – это и серьезные профессионалы в работе, и «обычные люди» в жизни. Это интересные собеседники, красивые женщины и умные мужчины. Бизнес
-
мены и служащие, «звезды» и студенты, фрилансеры и государственные чиновники. Это те, кто общается друг с другом только потому, что им это общение нравится. А издание этой книги (первое, кстати, не только в российской, но и мировой блогоистории) нацелено на то, чтобы сделать процесс общения с интересными людьми проще. Именно смешение онлайновых и оффлай
-
Нашим родителям посвящается
В сборник вошли рассказы и миниатюры, созданные и опублико
-
ванные блогерами русскоязычного сегмента сети интернет. ISBN 978-5-9901976-1-9
Блогопаdt
Живой @льманах
Издательство «Ка», 2009 Все права на произведения принадлежат их авторам.
Права на идею, название, обложку, компиляцию текстов принадлежат fima_psuchopadt и a_que_no.
По всем вопросам, идеям, соображениям, предложениям спонсорской или иной помощи, а также просто с целью составить компанию можно обратиться по элек
-
тронной почте blogopadt@gmail.com или непосредственно в «живые журналы» авторов-составителей книги по адресам: http://fima_psuchopadt.livejournal.com или http://a_que_no.livejournal.com В оформлении обложки использованы элементы изображений, размещенных на сайте http://livejournal.com. Формат 70х100/32, 352 полосы. Печать офсетная. Тираж 1000 экз.
6
Блогопаdt
7
Живой
@
льманах
новых читательских аудиторий – настоящая стратегическая задумка этого проекта. Воплотившись в привычном для обитателей оффлайна формате, рассказы обязательно найдут новых читателей. А эти читатели пополнят ряды тех, кто, заходя в интернет, прежде всего идут не на статичные но
-
востные порталы, а в блоги. И со временем они ощутят, что не так уж и бесполезна эта затея, обозначаемая модным словом «блогинг».
Итак, перед вами сборник прозы, написанной такими же людьми, как и вы сами – «обычными» и в чем-то уникальными. Вот только там, где читатели привыкли видеть имена и фамилии авторов, в нашем сбор
-
нике стоят их псевдонимы («ники»), под которыми они публикуются в сети. Чтобы узнать о них подробнее (поверьте, оно того стоит!), зайдите в раз
-
мещенный в конце книги раздел «Об авторах». А если вас заинтересует кто-то конкретный, то достаточно ввести ник в строке поиска Яндекса по блогам (http://blogs.yandex.ru)
– и вы сразу же найдете онлайн-журнал за
-
интересовавшего вас человека, сможете читать записи по мере появления, комментировать их и общаться с ним напрямую. Каждый рассказ в сборнике можно отнести к одной или несколь
-
ким темам, которые помечены как «Tags» («тэг», от англ. «tag» – «ярлык», «этикетка»). Всего их восемь: «События», «Места», «Портреты», «Авто
-
мобильное», «От души», «Повседневность», «Личный опыт» и «Вылетит – не поймаешь…» – но разделение больше условное. Сделано это, чтобы отдать дань тому, что родом они все из интернета: если бы чтение прохо
-
дило в сети, то нажав на определенный «Tag» мышью, вы увидели бы на экране все рассказы по этой теме. А здесь… Если хотите, воспринимайте как «фишку».
Мы постарались сделать сборник интересным, тщательно отбирая рассказы: ведь в каждом – чья-то судьба, чья-то душа, чьи-то эмоции. Очень яркие. Очень личные. И очень разные. Поэтому мы уверены, что не найдется человека, которого бы оставил равнодушным «Блогопаdt». Пер
-
вый. Пока. Хочется верить, что не последний, потому что нам все это нра
-
вится. И процесс работы, и то, что мы увидели в итоге. Ведь это все – настоящее.
a_que_no
fima_psuchopadt Часть 1
olduser
Чужие мысли
...А еще, было бы неплохо, если бы где-нибудь на трассе, в лю
-
тый мороз, остановился бы двигатель. Да не просто остановился, а, что называется, «стуканул». То есть от масляного голодания его намертво бы заклинило. И чтобы в это время на трассе была ночь. И чтобы никто не проезжал мимо до самого утра. А если бы и проезжал, то не остановил
-
ся — ну или пускай бы, отвлекшись на переключение каналов радиоприем
-
ника, водитель просто не заметил бы дико кричащего и махающего руками замерзающего человека...
Джип помнил каждый день с момента своего появления на свет. Он помнил стерильной чистоты завод, на котором его собрали и с конвейе
-
ра которого он, полный оптимистических планов, вступил на свою трассу жизни. Он не знал тогда, что суждено ему жить не в чистенькой и благопо
-
лучной Европе и не в разгильдяйской, но обеспеченной всем необходимым Америке. Даже в страшных снах он не мог себе представить такое место на Земле – Адыгея...
Это много позже он узнал, что в Адыгее понятие обслуживания ма
-
шины сводится к простому выкидыванию неисправных частей, блоков, агрегатов и соединению сваркой и проволокой того, что осталось. О том, что в автомобиле существуют масляные емкости, его хозяева, похоже, не подозревали вообще. До них не доходили ни намеки в виде мокнущих, а потом вдруг высохших редукторов мостов, ни явные крики, которые джип периодически пытался донести до хозяев. Он то выл задним мостом, как подбитый мессершмитт, то моргал на панели всеми красными лампоч
-
ками. Ничего не помогало...
Эти горячие горные парни каждый день с криками на непонятном языке загружали в джип огромное количество всякого скарба, людей, раза в два больше положенного, и гнали джип в горы. Гнали по тем дорогам, по которым джип умел ездить. Даже более того, по некоторым из этих так называемых дорог ездить умел только он. Сначала это вселяло в него гордость. Он забывал о проблемах и, потихоньку поскрипывая суставами и сочленениями, вывозил полный салон людей туда, куда они без него ни
-
как бы не попали...
Первые месяцы джип еще на что-то надеялся. Он надеялся, что, может быть, они просто забыли о том, что его надо кормить и лечить. По
-
том он надеялся на то, что кто-то им это подскажет. Потом он просто ждал, когда же его продадут и он попадет в хорошие руки. А потом он понял, что ничего этого не произойдет. Просто потому, что люди, которые его еже
-
дневно насилуют, не считают его ни своим родственником, ни своим близ
-
ким, ни даже просто кем-то, с кем нужно считаться. Он понял, что его про
-
8
Блогопаdt
9
Живой
@
льманах
сто убивают и, как только он остановится, его бросят. Бросят гнить. Может быть, где-нибудь во дворе, у коровника, а может, сбросят в пропасть, чтобы не захламлял ценные квадратные метры земли...
И тогда он начал ненавидеть людей и решил для себя, что просто так он не сдастся. Сначала он разработал целую стратегию выживания. Когда его пытались гнать по трассе так, что сухие редукторы мостов долж
-
ны были перегреться и разрушиться, он потихоньку ограничивал подачу топлива в форсунки. И скорость падала. Люди в салоне громко кричали что-то о плохом бензине — он уже понемногу их понимал и снижал ско
-
рость еще чуть-чуть. Если он видел, что его пытаются загнать в каменную ловушку, из которой придется выбираться, ломая подвеску, он просто на
-
чинал баловаться дифференциалами и пробуксовывать, якобы не мог туда забраться. У людей такое поведение называлось саботажем, а для него это было защитной реакцией, которая могла если не спасти его, то хотя бы продлить жизнь настолько, чтобы он мог отомстить...
Планы мести он вынашивал все время. То он хотел свернуть в про
-
пасть, внезапно оборвав наконечник рулевой тяги, то, разогнавшись на серпантине, выдавить из потрескавшихся тормозных шлангов остатки на
-
литой еще на заводе тормозной жидкости, и будь что будет! Но каждый раз его что-то останавливало. Или в салоне было очень мало его врагов, а он хотел сделать свою месть максимально эффективной, или ему в послед
-
нюю минуту приходила в голову куда более интересная схема мести...
…Продали его совершенно неожиданно. Он даже растерялся. Он не понял, как и почему он легко, на пределе своих возможностей позволил увезти себя в другой город. Смена всех жидкостей была для него просто каким-то шоком. А потом новый хозяин начал его восстанавливать. Воз
-
вращать на место ампутированные адыгейцами блоки, смазывать то, что засохло, казалось, уже навсегда, и менять то, о чем сам джип уже и забыл. Новая жизнь. Он боялся в это поверить. Ему даже казалось, что его просто, что называется, кормят на убой. Что вот сейчас отремонтируют и поедут на какие-нибудь соревнования, где просто убьют, не дав насладиться новой жизнью. В общем, не верил он людям. Не верил. Отучили они его дове
-
рять...
Но жизнь налаживалась с каждым днем. Вот и «откапиталили» уже задыхающийся мотор. Вот прошлись по подвеске и усилили ее, где надо — да так, что адыгейские внедорожные подвиги уже такими и не ка
-
зались, потому что сейчас он стал способен на гораздо большее. И джип поменял свое отношение к людям. Он решил дружить с новым хозяином и отвечать ему добром...
...А еще можно разбортироваться на хорошей скорости, на эстакаде над железной дорогой, да так, чтобы бросило вправо, проломить огражде
-
ние и рухнуть прямо перед идущим локомотивом... Хлопнула дверь дома, хозяин вышел, завел. Джип проснулся и об
-
радовался новому дню. Он пока не мог избавиться от этих снов, в которых каждую ночь придумывал новую схему, как отомстить тем, кто его чуть не убил... Tags:
Автомобильное a-que-no
Стою на светофоре, наблюдаю, как на другой стороне улицы оста
-
навливается, а затем уходит трамвай. На остановке остаются две старуш
-
ки, мужчина с портфелем и мальчик лет тринадцати. Старушки начинают обниматься и расцеловывать друг друга — при
-
чем не трижды, «по русской традиции», а тридцатью трижды. Мужчина удаляется, подпрыгивая и размахивая портфелем и, уве
-
рена, напевая «ля-ля-ля».
Мальчик же останавливается у первого столба, в течение тридцати секунд бьется головой о бетон, а потом идет дальше.
***
Подумалось, что, предпочитая трамваю автомобиль, я явно упускаю какие-то возможности, бесплатно предоставляемые государством.
Tags:
Вылетит – не поймаешь, Повседневность
ebobat
Бои местного значения
Разбил бутылку какого-то бренди в магазине. Тянулся к вобле, а навернул пузырь. Не иначе были применены тайные каноны мерчандай
-
зинга, дабы разместить спиртное бок обок с рыбой. Надо заметить, что в этой ситуации не расколотить флакон мог только человек с вестибулярным аппаратом ниндзя, так косячно были они расположены друг относительно друга.
Ну, разбил и разбил... Да и черт с ним: потоптался я минуты две-три возле осколков, никого не дождался да и пошел восвояси. Крашеная ло
-
шадь догнала меня уже на кассе. Дальше диалог:
— Молодой человек, это вы разбили вот это? — и показывает оско
-
лок с куском этикетки.
— Да, я.
— Оплатите.
— Не вопрос, только принесите мне горлышко с закрытой пробкой.
— Это зачем еще?! Платите так! — Не-е-е-е-ет, тогда только половину. Вторую пусть платит тот само
-
родок, что так расставил продукты и спиртное.
— Платите быстрей, а то мне надо «бой» списывать!
— Пробку несите.
Тетка зыркнула из-под бровей, хмыкнула и убежала, а очередь за мной даже не думала возмущаться: все с интересом замерли в ожида
-
нии того, как толстый чувак в черном пуховике будет опускать клоунов-
торговцев. Или просто испугались.
10
Блогопаdt
11
Живой
@
льманах
Через две минуты «бровастая» приносит горлышко с пробкой, я с умным видом кладу его на транспортную ленту, рядом оборвыш этикетки со штрих-кодом, подхожу к кассе, тетка пробивает отдельный чек и пыта
-
ется отдать подошедшей с обратной стороны кассы той крашеной крысе-
администратору.
— Э, нет! Чек сюда, мне! – перехватываю я бумажку.
— Как так тебе?! Как я буду бой закрывать?! — баба срывается на визг.
— Никак.
— Как так «никак», мне что, из своего кармана платить?
— Мамаша, вы гоните. Какой бой вы собрались закрывать, если я разбитую бутылку оплатил? И чек за купленный мной товар тоже забрал. Ваша задача всего лишь выбросить осколки в помойку. Что-то не так?
Тетка с минуту на меня смотрела и, судя по лицу, в ее скудном мозгу происходил тугой процесс мышления. Потом резко сорвалась с места и растворилась в торговом зале.
Умники... Взять с меня бабки, потом предъявить битое горлышко с целой крышкой и сдать как бой. Бабки себе. Или взять мой чек, по нему взять себе домой точно такую же бутылку, а отбитое горлышко опять же предъявить поставщику как бой. Сейчас-с!!!
Tags:
Личный опыт, Повседневность
fima-psuchopadt
Знай и умей побеждать на дорогах общего пользования
Правила дорожного движения, как все мы знаем, написаны непо
-
нятным языком, непонятно для кого и имеют мало картинок, которые рас
-
положены, к тому же, в самом конце. Поэтому читать их никакого смысла нет. Да и распространяются они милицией, а это не особенно радует.
Что же делать, как выживать на дороге? Я попробовал составить некий понятийный свод советов, используя которые, Вы сможете чувство
-
вать себя уверенно и с достоинством носиться мимо лохов и неудачников, стоящих на остановках общественного транспорта.
1. Вас видят, так что не стоит париться и загонять себя пустыми вол
-
нениями!
2. Правый ряд для тех, кто собирается брать пассажиров, и для тру
-
сов. Ездить по правому ряду не имеет практического смысла, а особенно если вы груженный под завязку, с прицепом и едете на дачу.
3. То же самое относится к буксировке: в левом ряду то, что вы де
-
лаете доброе дело, увидят гораздо больше людей.
4. Если включать поворотник заранее, то окружающие могут поду
-
мать, что Вы заискиваете.
5. Перестраиваться и поворачивать можно в любое время и в любую сторону: мы в свободной стране.
6. Окурки всегда выбрасывайте в окно: когда в салоне воняет сига
-
ретами – это моветон.
7. Не имеет смысла следить за теми агрегатами автомобиля, кото
-
рые не видны из салона. Железо все равно подвержено износу, следи ты за ним или не следи.
8. Алюминиевые накладки на педаль тормоза мало того что увели
-
чивают эффективность торможения процентов на пятнадцать, так еще и показывают пассажирам, что за рулем – профессионал.
9. Водительские перчатки дают Вам преимущество на дороге. То же самое относится и к наклейкам с иностранными надписями на стеклах.
10. Если умело играть сигналами поворота, то можно заметно рас
-
ширить себе коридор для свободной езды.
11. Если другие водители сигналят Вам, то это лишний раз говорит об их низкой культуре.
12. Ни при каких обстоятельствах не увеличивайте расстояния меж
-
ду Вами и впереди идущим автомобилем, если не хотите, чтобы его занял какой-нибудь неудачник.
13. Чем быстрее Вы едете на красный свет, тем меньше у Вас шан
-
сов получить удар.
14. Не стоит тягаться с мощными и дорогими автомобилями, про
-
ще выместить свое зло на автомобилях попроще или водителях-женщинах (как вообще этим курицам права дают?).
15. Уступать и пропускать – признаки слабости и неумения управ
-
лять автомобилем.
16. Если сотрудников ДПС и встречных машин нет, то можно про
-
скочить по встречке.
17. Двойная сплошная для того, чтобы оборотни в погонах могли обирать простых людей.
18. Все дорогие машины куплены на ворованые деньги.
19. В машинах без георгиевской ленточки ездят потенциальные пре
-
датели. Кстати, наличие ленты дает право поднять ценник при «бомбле
-
нии» на 20 процентов.
20. Пробки на дорогах из-за тех, кто останавливается на светофоре при еще горящем зеленом сигнале, если на перекрестке образовался за
-
тор.
21. Облить грязью пешеходов не грех, это подстегнет их зарабаты
-
вать больше и купить, наконец-то, машину.
22. Если это ненадолго, то машину можно парковать как угодно: все же люди и вас всегда поймут правильно.
23. Днем можно парковаться на детских площадках – в это время все хорошие дети в школе.
24. Если резко тормозить, то можно совместить маневр с рассла
-
бляющим массажем ступней АБС-ом. А это полезно для здоровья.
12
Блогопаdt
13
Живой
@
льманах
25. Милиция сама развешивает знаки, чтобы деньги собирать.
26. Обгон справа заставит «этих козлов» уважать и считаться с вами.
27. Если поперек дороги нет бетонных блоков, то можно все, если осторожно.
28. Резкие маневры пугают только трусов и новичков, все остальные сами так делают постоянно.
29. Тот, кто выходит из трамвая, знает, что надо сначала пропустить все машины.
30. Езда между пешеходами на зебре всем давно привычна и пеше
-
хода не напрягает: тормозной путь у него нулевой, остановится, если что.
Tags:
Автомобильное, Личный опыт, Повседневное
аnzhani
Репетиторские истории
Так как своим хобби — репетиторством — я занимаюсь достаточно давно, то аксиоматично усвоено: если ребенок не пришел на занятия, со
-
славшись на болезнь, это не всегда означает, что ребенок болен. Позвони
-
те родителям, вам откроется много интересного!
Например, был у меня Миша. Ходил через раз. Болезненный ребе
-
нок такой, несчастный. Все по больницам да по больницам. Как-то во вре
-
мя телефонного разговора с его мамой, когда я, попрощавшись, добавила: «Терпенья и здоровья Вам! Больницы — это ужасно…», мама Миши слегка зависла. — Какие больницы? — наконец спросила она. И была удивлена до потери голоса, когда узнала о почти смертельной болезни своего сына. Это уже потом выяснилось, что находчивый Миша говорил маме, что идет ко мне на занятия. А сам вместе с денежкой мчался в игровые автоматы. Подобных историй в моей практике, к счастью, немного… но они все-таки случаются. Да, оказывается, наши дети умеют врать. Причем вир
-
туозно.
Позвонила мама одной девочки. Скажем, Маши:
— Извините, Анжана Владимировна, но мы больше не можем по
-
зволить себе Ваши услуги. Я-то все понимаю, сама оплачиваю трех репетиторов собственного ребенка. Ситуации у всех разные, кризис опять же. А мама Маши тем вре
-
менем продолжала:
— Кризис – да. Я понимаю. Но уж очень быстро Вы поднимаете цену на обучение. К сожалению, сейчас я не могу позволить себе такие траты. Вот тут уже в ступор впала я. Потому как мои расценки остаются незыблемыми на протяжении многих лет. А мама Маши речитативом про
-
должает:
— В марте Вы брали 600 рублей за час, в начале апреля – тысячу,
с прошлой недели стали брать полторы, а с первого мая, как Маша гово
-
рит, одно занятие будет стоить две тысячи! Нам такое не потянуть, к со
-
жалению…
Надо ли уточнять, что мы с мамой Маши были в шоке, когда узнали, что Маша «подняла ценник» еще с сентября?
В качестве совета: наши дети в домашних условиях – одни. Ласко
-
вые, добрые, чуткие, отзывчивые и честные. А в других условиях они дру
-
гие… Поэтому, я думаю, не грех порой и проверить лишний раз.
Tags:
Личный опыт
tushisvet
Однажды, когда страна еще называлась Советским Союзом, мы, семеро человек, решили продвинуть идею об альтернативной службе. Понаписали плакатов, вышли из дома и порулили в центр города. Не дош
-
ли. Кто-то настучал, и еще на подступах к площади нас повинтили резвые кегебейские люди. А потом неприлично ясноглазый человек в штатском спрашивал меня в отдельном кабинетике: «Они-то, остальные шестеро, понятно. Родине долг отдавать не хотят, мерзавцы! А вы же, Светлана, женщина, как я замечаю. Вам-то чем наша армия не угодила?» Пришлось врать что-то про пацифизм и свободу выбора. Не могла же я товарищу правду сказать!
А все началось, когда стали возвращаться из армии наши мальчи
-
ки. Уходили они такие свои, такие четкие, а вернулись совсем посторонни
-
ми. Вернее, потусторонними. Инопланетяне, да и только. Вот представьте себе: звонит человек, которого как-то даже ждала, которому писала, и при
-
глашает зайти. Причем уже на первой минуте разговора становится ясно, что предки куда-то девались и как минимум на пару часов мы будем предо
-
ставлены сами себе и друг другу. Надо ли говорить, что через 15 минут я тарабанила в его дверь, вся из себя нарядная, как праздничный корабль. …В общем-то, я немного по-другому видела нашу встречу... Но не ладонь властная и настойчивая опустилась на мои обтянутые нейлоном призывные колени, а плюхнулся на них альбом. Дембельский. Кошмарный. Бархатный. Красный, как моя ярость. С медными уголками, от которых (кто бы сомневался!) тут же вверх и вниз по колготкам побежали стрелки. С массой мутных тупых фотографий, на которых одинаково мутные и ту
-
пые стриженые люди напряженно смотрели в объектив, выпятив подбород
-
ки. Но хуже всего, что это был Очень Толстый Альбом. Так что, когда пред
-
ки вернулись, мы еще не все посмотрели, едва перевалили за середину. Никогда еще я так не радовалась чужим родителям! Мне бы тогда уже все просечь, ведь явлены были знаки! Но по наивности и молодости лет я зна
-
мения не распознала. Решила — случайность! Досадное недоразумение. Типа, парень только вернулся, свежи еще воспоминания, и может, правда, брому им там во все подряд наливают. Рассосется… Не рассосалось. Спросите у мужчины про армию – и на часа два он будет совершен
-
14
Блогопаdt
15
Живой
@
льманах
но потерян для общества. Пока не выложит все, пока не припомнит в точ
-
ности фамилию ротного (погоди, погоди, как же его... а, Носопыркин! Или все-таки Носоглоткин?..), не угомонится. Что-то не замечено, чтобы с той же страстью говорилось о любимой, ребенке или спорте. Даже эротика по REN-TV не способна отвлечь его от темы. А попробуй прервать! Вздрогнет, как от предательского выстрела в спину, и скупая мужская слеза засколь-
зит по его небритой щеке. Странно мне, как человеку сугубо штатскому, отчего все так замысловато происходит? Казалось бы, армия – абсолютно негативный опыт. Вроде тюрьмы. Опыт несвободы, подчинения, стадно
-
го проживания, унижений, муштры, паршивой кормежки, в конце концов! И никакого героизма, ведь не всем же в ВДВ довелось, некоторым – в стройбате. И девушки любимые каждого третьего бросали – так почему такой шалый блеск в глазах и неостановимый, как рвота, поток воспоми
-
наний? И еще куча загадок с армией связано. Ну, например, взять хотя бы пресловутую дедовщину. Ни разу не слышала, чтобы кто-то из знакомых признался, что его прессовали деды. Нет, все, умнички, с самого начала «сумели себя поставить», и их «зауважали». Мало того, они всю дорогу были суровые, но справедливые, и, когда уходили на дембель, их прово
-
жали «молодые». Со слезами. С причитаниями. С просьбами не забывать и писать, а то и захаживать. Обзавидуешься. Или вот привилегии эти нищенские. Хотя тут все как раз понятно. Человеку ведь часто хочется не самих прав, а чтобы их было на ноготь больше, чем у другого. И если в нормальной жизни для фиксации это
-
го разрыва между собой и остальными нужны яхты, депутатские льготы и машины со спецномерами, то в армии достаточно малого. Картошки, беззаконно пожаренной и стресканной после отбоя, ремня на этих… как бы поделикатнее… на тестикулах или «блатной» должности, что позволяет не мчать поутру вместе со всеми на зарядку. А если кто позволяет себе домашние кальсоны вместо положенных армейских или шерстяные носки вместо портянок, то это уже как бы высший класс! А теперь попытайтесь представить, что должна чувствовать женщи
-
на, строем активно не ходящая и хором петь не приученная, когда на ее бедную голову обрушивают эти гнетущие подробности? Я вам скажу что. Она начинает подозревать, что мужчина – существо неполноценное (кста
-
ти говоря, часто оказывается недалека от истины), а армия – механизм, ко
-
торый эту неполноценность выявляет и культивирует. Нет, не спорю, может быть, есть дамы, что с замиранием сердечным слушают о марш-бросках и походной кухне, которым по душе добрый казарменный юмор (допускаю, что Полина даже углядела бы в этом особую мужественность), но мне не повезло. Меня даже «Швейк» раздражает, хотя прием, с помощью кото
-
рого из обычного офицера и селедочного хвоста мастерится русалка, сам по себе интересен. Но в общем и целом, по глубокому моему убеждению, армия для женщины есть штука чуждая и враждебная («Солдат Джейн» как-то не убеждает). Они все никак не решат, кто же именно делает из мальчика мужчину, потому и враждуют между собой. Только женщина пока проигрывает, ведь на стороне армии – целое государство, которому на женщину и ее интересы глубоко и радостно плевать. Вот в сериале «Сол
-
даты», между прочим, так и поется с пренебрежительными интонациями: «Здесь не то, что на гражданке, на какой-нибудь гражданке...». И граждан
-
ка, то есть я, еще до всяких «Солдат» сообразила, что к чему. А сообразив, отправилась митинговать за альтернативную службу. Чтоб спасти для себя хоть нескольких! Хоть одного!
Но не могла же я это все рассказать тому самому ясноглазому в штатском, что меня допрашивал. А потому сначала врала, а затем, устав, перегнулась через стол, чтобы поближе, и задала товарищу страшно важ
-
ный вопрос: «Скажите, а у вас дембельский альбом есть?» И он аж зару
-
мянился от удовольствия. Tags:
Личный опыт, Повседневность, События
imonah
Ревизия опыта, или Почему я опять не пойду голосовать
Плохая генетика
. Начиная с моих восемнадцати лет и до сегодняш
-
него дня я не принял участия ни в одном голосовании, ни в одних выборах, начиная с выборов местечковых депутатов, продолжая выборами мэра го
-
рода и заканчивая выборами Президента. Похоже, это наследственное.
Еще при СССР тем же самым втайне гордился мой отец. Несмотря на то что избежать участия в выборах по тем временам было затрудни
-
тельно, он менял себе дежурные смены на работе, заболевал, уезжал в командировки, но старательно избегал участия в каких-либо «волеизявле
-
ниях народа». По тем временам оно и понятно: зачастую выбор состоял из одной кандидатуры, голосовать за которую к тому же призывали началь
-
ники на планерках, парторги на партсобраниях и развороты всех местных газет. Так как партийным он не был, парторгов ему удавалось избегать. Газеты старательно игнорировал, а на планерках старался решать, как ни странно, производственные вопросы. Мне он объяснял свою позицию про
-
сто: «Все равно выберут кого надо. Так смысл?»
К моменту развала Союза особых обид у нашей семьи на комму
-
нистов не было (у нас, слава Богу, никого не репрессировали, не убили и в Сибирь не угнали), но и радости по поводу их правящего режима тоже особой не было, так как попытки отца заработать денег путем бригадного подряда (было такое модное веянье одно время) закончились тем, что отцу сказали «компетентные товарищи»: «Советский человек столько зараба
-
тывать не должен». И спасибо, что не посадили. Поэтому развал Союза, отделение Украины и последующее провоз
-
глашение ею независимости воспринимались в нашей семье скорее как положительные тенденции. Видимо, в связи с этим в 1994 году отец в пер
-
вый и последний раз пошел на Президентские выборы – голосовать против Кучмы. Я на них не попал, но не в силу идеологических причин, а попросту потому, что некогда было: я в университет поступал. Закончились выборы тем, что «выбрали кого надо». Больше отец на выборы никогда не ходил.
Передо мной же в первый раз проблема выбора серьезно встала чуть позже. И проявилась она в лице замдекана и комендантши общежи
-
16
Блогопаdt
17
Живой
@
льманах
тия, в котором я тогда обитал. Открыв дверь «с ноги», они пришли выго
-
нять нас на выборы мэра Киева. Может, выпитые по случаю воскресенья пара бутылок пива, может, приказной тон комендантши («Пошли и все бы
-
стро проголосовали!»), может, «плохая» генетическая наследственность, но, скорее, все вместе пробудили во мне упрямство стада ослов.
— Не пойду! Не хочу! И не буду! Времена принудительного голосова
-
ния СССР у нас закончились! — заявил я и завалился на кровать.
— Власть для тебя старается! — разорялась комендантша. — А ты даже не хочешь оторвать свой зад от кровати, чтобы выполнить свой граж
-
данский долг!
Визгливые вопли комендантши (старой девы, разворовавшей пол-
общежития) о моем «долге перед Родиной» только укрепили мое нежела
-
ние. Замдекана (спокойный, умудренный жизнью дядька) флегматично сто
-
ял в коридоре и с некоторым интересом ждал окончания сцены. Пригрозив мне увольнением с работы (я тогда подрабатывал в студгородке столяром), она в конце концов отстала от меня и пошла выгонять других студентов на «демократические» выборы. Продолжения для меня эта история не имела, кроме одного… Я задумался о том, что же «старается» сделать для меня власть? Лично для меня?
Для ответа на вопрос достаточно было просто оглянуться кругом. Посмотреть на преподавателей кафедры, которые получали гроши и не разбежались до сих пор только потому, что эту кафедру они когда-то по
-
строили своими руками на субботниках, плюс, наверное, из чувства долга перед студентами. На студенческий буфет на факультете с умеренными ценами, который закрыли год назад. На железные кровати с провисшими сетками в общежитии, которые нам достались, по-видимому, после того, как отработали свой ресурс в какой-нибудь казарме, и на 8 гривен стипен
-
дии (по тем временам аж 4 доллара) в кармане.
К следующим выборам Президента (в 1999 году) нам повысили сте
-
пендию… до 13 гривен. Правда, к тому времени это было уже 3 доллара. В общежитие привезли два грузовика новой мебели. Ею обставили кабинет и комнату отдыха комендантши, а остальное через пару дней первокурсни
-
ки грузили в другой грузовик, который уехал в неизвестном направлении. Я перешел работать к пиратам, которые ломали и продавали софт и игры, и финансовая жизнь начала налаживаться.
Выборы Президента я, как вы догадались, оставил без внимания. Пол-Украины голосовало за Мороза, и все равно выбрали «кого надо». Комендантше, которая опять бегала выгонять студентов на выборы, я по
-
пулярно объяснил, что не знаком ни с одним из кандидатов, поэтому вы
-
бора сделать не могу. На резонное замечание «тогда голосуй против всех» сказал, что против них обоих ничего не имею, поэтому мне все равно, кто будет Президентом. Отстала.
Оранжевое настроение.
В 2001 году закончил Универ, получил ди
-
плом физика-ядерщика, в последний раз послал комендантшу, устроил
-
ся работать по специальности в полугосударственную-полукоммерческую контору, снял квартиру в Киеве и женился.
Потом съездил поработать на годик во Францию (легально, по при
-
глашению научно-исследовательского центра ядерной физики), мог бы, пройдя по паре трупов, остаться работать там, но к тому времени убедил
-
ся в правдивости слов моего бывшего начальника, Симонова, что райская жизнь на Западе – это сказки, а зарабатывать не хуже, в эквиваленте на наши цены, можно и здесь. По приезде из Франции ушел из одной полу
-
коммерческой структуры в другую с повышением, разбежался с женой и зажил спокойно. Основная зарплата эксперта по безопасности эксплуата
-
ции атомных станций и радиационной безопасности давала возможность кушать свой кусок хлеба с маслом, а гонорары за программное обеспече
-
ние, которое я писал для атомных станций, иногда добавляли икры разных оттенков на эти бутерброды.
Месяца за два-три до очередных выборов Президента ко мне из трех разных источников дошла интересная информация. Мол, разыгрывается интересная комбинация под названием «финт ушами». Так как легитимно Кучма остаться не может, а некие финансовые группировки заинтересо
-
ваны в том, чтобы он остался, то «от власти» подсунут «некачественного» депутата, выборы провалят полностью, а после неизбежных беспорядков введут чрезвычайное положение, и Кучма останется. Все разыгрывалось, вроде, по написанным нотам, но что-то там не срослось. То ли кандидат «от власти» оказался уж очень некачественным, то ли мало денег вгрохали, то ли не туда… Но факт остается фактом. Дру
-
гая финансовая группировка подготовилась лучше и подняла народ, обе
-
щая ему, как всегда, светлое будущее. Народ пошел. Я в светлое будущее перестал верить лет в двадцать, в обещания каждой «новой» власти чуть позже, когда убедился, что все равно ни одно
-
го обещания они не выполняют. И каждый сам писец своего счастья. Поэто
-
му на Майдан не пошел. Хотя искренне сочувствовал тем, кто мерзнет там за пустые обещания или чужие финансовые интересы. Чем бы вы думали это все закончилось? Опять выбрали того, «кого надо»! По крайней мере, так кричали все телестанции мира.
Где-то в период майданных стояний я после работы вечером чего-то искал на вещевом рынке. Намерзшиеся за день продавцы торопливо со
-
бирались.
— Галю!!!
— Шо?!
— Ты на Майдан з намы стояты йдешь?
— Шо там?
— Та музыка, народу багато, тильки балакають щось.
— Пиду, подывлюсь, а то люды вэсь день кажуть «Майдан», «Майдан».
— Ну пидходь до выходу з ряда. (Оригинальное произношение со
-
хранено).
На крайнем столике ряда девчата задержались хлопнуть по 100 грамм из пластиковых стаканчиков «для сугреву» и гомонящей стайкой пошли на майдан, как совсем недавно ходили на свою сельскую дискотеку. «На людэй подывыться». Как потом нам напишут, «они шли туда менять 18
Блогопаdt
19
Живой
@
льманах
историю Украины». На днях я заскочил на тот же рынок. Проходя по рядам, «поймал» де жа вю…
— Галю!!!
— Шо?!
— Тоби хозяин гроши за тыждень заплатыв?
— Ни, в понедилок обицяв.
— Ну пидходь до выходу з ряду.
На крайнем столике ряда все те же пластиковые стаканчики, все та же водка и, похоже, все те же девчата. Что они для себя поменяли?
«Нас продали индусам!».
Десять с лишним лет (или десять лиш
-
них лет?) я прожил в Кривом Роге. Поэтому про «Криворожсталь» знаю не понаслышке. Вчера позвонили бывшие одноклассники, которые сейчас на этом самом комбинате работают:
— Что там у вас в Киеве говорят о том,
за что нас индусам прода
-
ли
? Они думают, что мне отсюда виднее «за что». Озадачился вопросом. Полез в интернет по новостным сайтам. Нашел: Кошторис
— 4 млрд вернут бывшим собственникам; 6 млрд пойдут в бюджет как запланированные по
-
ступления от приватизации за этот год (интересно, а если бы не продали, откуда бы брали?). Остальные 14 млрд пойдут на погашение части «до
-
рогих» кредитов. Все. Деньги кончились. А украинский город с населением в 800 тысяч душ теперь сидит и с опаской ждет, что сделают с ним новые хозяева
— индусы? Виват власти, против которой в большинстве своем голосовали криворожане. Следующим теперь, небось, Донецк продадут? Голосуй — не голосуй… (и дальше по тексту).
«А если бы…» или постскриптум.
Вся проблема в том, что я не верю
никому. Никому из всех тех, кто был у власти, есть и будет. Я твердо уверен, что от выбора народа ничего не зависит, и готов поверить в суще
-
ствование неких масонов-финансистов, которые покупают себе удобную власть для достижения собственных целей. Такая призрачная вещь, как счастье народа, а уж тем более лично меня/тебя/твоих соседей, их мало волнует. Изберете вы того, «кого надо». Только вы думаете, что он лично вам нужен, а он, на самом-то деле, нужен какому-нибудь Березовскому (к примеру). А вот если бы на кандидата в депутаты избирателям выдавали не глянцевую биографию, старательно вылизанную и отретушированную опытными PR-менеджерами, а его досье, хранящееся/собранное Службой безопасности Украины... Да чтоб в том досье указывалось, кем он рань
-
ше (при СССР) работал, кем при независимой стране, за что был уволен, по каким статьям проходил, сколько раз был женат, исправно ли платил алименты; вся его собственность, как личная, так и тещи/жены/сына/трою
-
родного кума; был ли замечен «с девочками в бане» и сколько раз, кому взятки давал, у кого брал и т.д. Короче, вся информация, которую сейчас имеет только Президент да некоторые личности из Службы безопасности. Нарушение тайны личности? К черту тайны. Народ должен знать, за кого голосует.
И если бы взять и снять все льготы с депутатов? Служебные маши
-
ны запретить, пусть на своей ездит. Нет машины? Пусть общественным транспортом добирается. Поселить не в элитной квартире, а всех в рабо
-
чем депутатском общежитии. И желательно где-нибудь на Теремках или на Троещине. Чтобы полтора часа до работы добирался, бок о бок со своим любимым народом.
И если бы заплату депутатам установить ну хотя бы на уровне сред
-
нестатистической по Украине? Смогла власть поднять среднестатистиче
-
скую зарплату — получите прибавку к жалованию. Нет? Живите на 837 гривен (и за комнату в депутатском общежитии 150 долларов в месяц не забывайте платить! Ну ладно… это ж общага… 100 долларов). Что? Что вы говорите? У него ответственность большая? У меня тоже большая. От меня безопасность атомных станций зависит. Ах, если он не отдохнет нормально в сауне с девочками, то для всей страны могут быть последствия? От меня тоже могут. Для всей страны. Чернобыль забыли уже? Еще один хотите? И если бы завели у них там, в Верховной Раде, какого-нибудь зама по кадрам. Чтобы у входа в здание отмечал всех: кто во сколько пришел, сколько на обеде был, во сколько ушел. Пропустил полдня без уважитель
-
ной причины? К спикеру на ковер объясняться и зарплату за день – долой. Газетку на рабочем месте читаем? Понятно… в субботу выходим внеуроч
-
но. Чтобы они работали! Так, как работает большинство из нас. Вот таких кандидатов, внимательно изучив досье и задав вопросы, я буду выбирать, зная кого и за что. И избранной власти, которая работает в таких же усло
-
виях, как и я, буду верить. А если кто-то против нее пойдет, то и под колеса танка лягу. Вот тогда это будут «те, кто надо».
А ради этой… современной… даже зад от кресла отрывать не буду, чтобы на новости переключиться и узнать, кто же у нас победил в очеред
-
ных «выборах». Потому как полностью уверен, что, имея две рабочих спе
-
циальности с сертификатами (электрика 2-го разряда и столяра 3-го раз
-
ряда), диплом физика-ядерщика КГУ им. Т.Г.Шевченко и опыт работы по специальности как здесь, так и за рубежом, опыт работы программистом и сисадмином, я всегда смогу прокормить себя и семью. При любой власти и при любом строе.
Tags:
События
milandra
Ремонт
Совершенно дивно ведется ремонт на подстанции у любимого. Де
-
лается все по-коммунистически: скажите нам, что вам надо сделать, и мы придумаем, почему мы этого сделать не можем. Разговор ведется строго в манере слепого с глухим. Нужна мебель 120*40*90, светлый орех? Вот, пожалуйста, есть чу
-
десная мебель 240*60*150, темный дуб, берите — не пожалеете. Что зна
-
чит, не влезает? А если боком? Ну, на попа поставьте — и будет вам сча
-
стье. Спаться на диване будет, как ни на одном другом.
Причем ветры дуют с самого верха. Робкие ростки маразма, как ла
-
20
Блогопаdt
21
Живой
@
льманах
вина, зарождаются в горних вершинах руководства и обрушиваются вниз всей своей первобытной мощью.
Поставили фонарь на улице, чтоб ночью было видно, кто с кем
свет
-
ло было. Причем велено было поставить с датчиком света-ночи, чтоб оно само включалось. Ну, типа, темно становится, датчик говорит «Опа!»
— фонарь включается. Светло становится, датчик снова говорит «Опа!»
— фонарь выключается. Поставили. Наступила ночь. Датчик сказал «Опа!»
, фонарь зажегся, осветил датчик.
.. Дальше продолжать? По-моему, это гениально. За такие решения надо деньги платить и реализовывать у конкурентов в условиях звериного капитализма.
Когда совер
-
шенно одуревшая от светомузыки подстанция высы
-
пала с матом (если его опустить — то молча) на улицу с мыслью поджечь фонарь, то кто-то нечаянно загородил собой датчик и фонарь стал светить нормально. Потом опять все ушли... Пока дотумкали надеть на датчик презерватив
что-нибудь темное, как на канарейку, — думали, коллегам из психскорой работку подкинут. Или вот еще чудесный случай. Дело в том, что подстанция располо
-
жена в жилом доме. Ремонтники стали делать проводку. Вообще слово «проводка» скоро станет ругательным, и не только на подстанции. Но речь не об этом. В прошлом году они ловко перерубили кабель, отвечающий за сиг
-
нализацию, свет и телефоны. Сверлом перерубили — захочешь, не попа
-
дешь! В этот раз смекалка превзошла даже фонарь. Приходит к заведую
-
щему (Доктору) сосед подстанции сверху. Грустный такой... Говорит: «Я вас заливаю». Все мчатся смотреть – правда, заливает. Мужик — еще груст
-
нее: «Понимаете... у меня сгорела прокладка. А поменять я ее не могу, и заливать я вас прекратить не могу». «Почему!?» — раздается вопль души. — «А потому что у меня трубы под напряжением!!!»
Оценили, да? Если я правильно поняла трагизм момента, то мужику в туалет ходить можно только с целью суицида. И на кухню только в кало
-
шах и резиновых перчатках яишенку пожарить. Господи, представила себе это зрелище!..
Думаю, ремонтники неправильно оценили свое призвание. Им в цирк надо. С фонарем, ага. И девизом «Мы вам покажем кузькину мать
не дадим вам заскучать!». Причем побыстрее, пока не началось.
Tags: Личный опыт, Повседневность
smurofff
— А как у вашего котика отношения с пылесосом?
— Да так, боится втянуться...
mppc Методика ценообразования
Формула, определяющая конечную цену товара на постсоветском пространстве:
P=((S+N)*D*R
Q
)
W
, где:
P — Цена
S — Себестоимость
N — Налоги
D — Доход
R — Рейтинг мажорства
Q — Коэффициент понтов
W — Индекс распальцовки
Примечание: рейтинги, коэффициенты и индексы определяются согласно специальной методике, известной в экономической науке как «от фонаря».
Tags:
Вылетит – не поймаешь
justsoblogger
Чинопочитание по-русски
Традиции творчески лизать задницу (как сейчас говорят, ануслизин
-
га) восходят к началу времен. Причем чем более значимую должность за
-
нимает человек, тем более вычурной становится процедура. Расскажу о нескольких моментах из своего опыта.
Поздравление с днем рождения или профессиональным празд
-
ником.
Рано утром (иногда с вечера) помощники составляют график при
-
ема поздравляющих. Гостей группируют по несколько человек примерно одного уровня и запускают в кабинет или комнату отдыха. Там они 10-15 минут выпивают с хозяином, поздравляют и уходят. Если уровень гостя значительно ниже уровня хозяина, ему позволяют только оставить подарок и поздравительный адрес.
Однажды я поздравлял федерального министра. В отсутствие хо
-
зяина меня завели в заваленный цветами и подарками кабинет, позволили добавить к этой горе свой принос. На прощание сказали: «Вообще-то твой вопрос решается не в этом министерстве, но галочку вашей организации поставят. Обращайся, если что».
Развлечения для гостей или значимых должностных лиц.
У каж
-
дого есть какое-то хобби. Но даже если человек не охотник или рыбак, он не откажется от баньки или шашлыка на природе. Поэтому во всех солид
-
ных конторах процедура приема гостей отработана до мелочей. Исполнят 22
Блогопаdt
23
Живой
@
льманах
любую прихоть.
Оказание услуг, обычно незначительных.
С чем я сталкивался: изготовление охотничьего билета, бесплатное обслуживание в VIP-зале, трудоустройство протеже, спонсорство, взнос в избирательную компанию и пр. Понятно, что просьбы исполняются быстро и с энтузиазмом.
***
На востоке и Кавказе все то же самое, но акценты смещены с учетом местного менталитета и традиций гостеприимства. Почему так? Что, все русские — бесхребетные лизатели? Отнюдь. Просто в условиях отсутствия четких критериев решения принимаются на эмоциях. О крупном бизнесе и человеческом факторе
я уже писал. Например, приносят руководителю представление на назначение и слышат в ответ: «Какой еще Иванов? Не тот ли, что в Сибири нам классную охоту организовал? Помню помню…» И бывает, что такого человека назначают. Или так: «Выделить бюджетные деньги… Что это за завод? А, Иван Иваныч, что подарил антикварную мо
-
нету в мою коллекцию…» И, если документы в порядке, деньги часто вы
-
деляются.
Хорошее отношение профессионала или должностного лица мож
-
но завоевать двумя способами. Можно качественно делать свою работу и правильно пиарить результат. А можно создать устойчивую связь между состоянием комфорта и своей личностью. В психологии и НЛП использу
-
ется термин «якорь» – внешний фактор (жест, фраза, состояние), закре
-
пляющий положительную эмоцию. В нашем случае якорем является сама личность, то есть комфорт состояния пьяной расслабухи или удовольствие от подарка ассоциируется с личностью Иванова. После нескольких сеан
-
сов связь «удовольствие-Иванов» закрепляется.
Второй путь легче и технологичнее, по нему идет большинство. Очевидно, что в странах, опережающих нас по технологиям управления, большинство идет по первому пути. Потому что каждое решение там при
-
нято аргументировать, несмотря на свои эмоции. А второй путь у них пре
-
вратился в формирование сети связей: участие в тусовках, встречи, зна
-
комства — обычный самопиар без фанатизма.
Я отношусь к предмету спокойно и без эмоций. Главное — помнить о двух вещах. Облизывающий не должен унижаться, он всего лишь фор
-
мирует хорошее отношение к себе. Облизываемый не должен зазнаваться, лижут не задницу, а кресло, на котором он сидит или будет сидеть. Nothing personal, just business!
Tags: Личный опыт
zverovich
Про котика
Гадина-приспособленец — присасывается к человеку и выпивает до дна. Суровая жизнь без еды, воды и туалета не для него. Если вдруг люди покинут его, он умрет. Но и жизнь с людьми не доставляет ему удоволь
-
ствия. Он мирится с их присутствием.
Чтобы там подойти помурлыкать, погладиться — исключительно в состоянии крайнего измождения и голода. Все остальное время оно ва
-
ляется по квартире: выбирает места, насиженные человеком, прогоняет двуногого и укадывается сам. Особенно любит подтыкать под голову по
-
душечку. Если кто накроет лапки пледиком — совсем зашибись. Обычно оно нехотя жрет консервы и сухарики, очень долго ковы
-
ряется, выбирает правильный сухарик, отбраковывает средненькие. По каким критериям идет отбор — непонятно. А тут корм закончился. Что де
-
лать? Кормить мясом, не убоясь глистов.
Зараза накинулась на мясо. Куда только девалась апатия — непо
-
нятно. Жрет, аж хруст по всему дому.
Сожрав отбивную, котик решил, что он самый настоящий зверь. Ну такой, при лапах, зубах — настоящий, короче. Уже сутки носится по квар
-
тире: устраивает засады, хватает за пятки и вообще ведет себя более чем агрессивно.
Пойду, поставлю клистир ему.
Tags: Повседневность, Портреты
silky-cat
На Арбате дождь
Вечером на Арбате людно. Туристы небольшими группами с раз
-
нокалиберными фотоаппаратами; художники вдоль всей улицы со своими картинами; музыканты, равномерно распределившиеся друг от друга на расстояние издаваемого звука; служащие местных заведений, вышедшие, кто покурить, кто воздухом подышать, глазеющие на прохожих и обсуж
-
дающие, наверное, посетителей; байкеры в своем излюбленном кафе и просто праздношатающиеся. Я люблю здесь гулять по вечерам. Здесь своя особенная жизнь. По Арбату не хочется быстрее пробежать, привычно терпя запах выхлоп
-
ных газов. Здесь нет машин, как на любой другой из московских улиц, и привычного шума и суеты, создаваемых ими. Только изредка проезжают шикарные байки, медленно, спокойно, объезжая прохожих – здесь так принято. Хочется идти неторопливо, наслаждаясь запахом кофе из много
-
численных кафе. Они полны людей. Посетители разглядывают прохожих, потягивая кофе или алкоголь в затяжку с сигаретой. Многочисленные магазины в основном пусты. По всей длине раз
-
бросаны палатки и просто открытые прилавки уличных торговцев всякой всячиной: от кроликов до военной формы. Вся местная публика останавли
-
вается возле прилавков просто полюбопытствовать. Мне всегда было ин
-
тересно, чем живут продавцы, если никто ничего не покупает? По крайней мере, я, что покупают, не видела ни разу. Вот музыкантам и прочим скоморохам подают щедро. Справедли
-
24
Блогопаdt
25
Живой
@
льманах
вости ради надо отметить, что и скоморохи тут весьма одаренные, я бы сказала, профессиональные. Самые профессиональные и одаренные из всех, что я видела на московских улицах. Какое-то время в середине Арба
-
та даже «работал» йог. Помню, я замедляла шаг, проходя мимо, искренне восхищаясь его мастерством.
Когда я выходила погулять сегодня, небо уже затягивалось тучами. Через некоторое время пошел дождь. «Местные жители» попрятались под навесы и арки, наблюдали оттуда за оставшимися прохожими. Прохожие прятались под зонты и прибавляли шаг. Арбат постепенно опустел и по
-
серел. Вместо яркой толпы осталась серая брусчатка, о которую бились капли дождя. В наушниках зазвучал «Старый рояль».
Tags: Места, Повседневность
tobico
Балетное
— Если он(а) это сделает, то я балерина.
Так я обычно говорю. Ну, или примерно так. Имею я при этом в виду, что tobico как раз ни разу не балерина, ну вот ни на чуть-чуть: у меня и пачки нет, и ноги заплетаются, когда пляшу. Больше так говорить не буду, потому что теперь очень хорошо знаю, что эти балерины чувствуют. Я эти балеринские чувства чувствую в сто раз лучше, чем Франческа Зумбо с Настькой Волочковой вместе взятые.
Представьте: много лет ты мечтаешь выплясывать под Чайковско
-
го и носить жесткую юбочку. Затем учишься в балетной студии, стараясь вскидывать ноги как можно выше, чтобы отметил педагог. Потом еще не
-
сколько лет учишься и вскидываешь ноги еще выше, чтобы отметил другой педагог (если отметит спонсор, тоже неплохо).
С тоской в глазах ты грызешь морковку, пока подонки-друзья ра
-
достно жуют торты, но даже это не может тебя сломить. Ты говоришь себе: «Я ненавижу торты» и прыгаешь у станка в тупоносых тапочках, приближа
-
ясь к событию всей своей жизни — дебюту на сцене Большого. Мариинка тоже сойдет. Кстати, не забывайте про всю эту прыгающую у соседнего станка массу — они в детстве тоже мечтали о жестких юбочках (те, кто мечтал о белых лосинах, нам не конкурент).
И вот все позади, и зрители в зале волнуются, и оркестранты в яме уже сопят в свои дудки — типа тренируются. А ты стоишь вся из себя ко
-
ролевна, а на голове корона со стразами, а над попой — та самая вожде
-
ленная юбочка, и маленькие лебеди — завистливые суки — злобно шипят друг другу в уши. И вот ты наклоняешься, чтобы надеть на свои гордые и сильные ноги концертные пуанты, и... балет превращается в оперу: в ат
-
ласных тапочках звенит стекло, завязки порезаны на тысячу маленьких ленточек, лебеди ржут, жизнь не удалась. Плясать уже не получится, зато орать — сколько угодно.
В общем, ты выходишь из подъезда, подходишь к машине (я даже рассказывать не буду, чего мне стоила эта машина, так как мне дороги ваши нервы) и... в резиновых тапочках своего автомобиля обнаруживаешь большие дырки. Хорошие такие, качественно прорезанные дырки. Четыре. По одной на каждое колесо. Можно начинать орать. Когда-то, возможно даже не так уж и давно, я был маленький. У меня и папа, и мама был. Но я сейчас такой злой... Злой, как собак.
Tags:
Личный опыт
shekiller
Сумерки
В сумерках мир теряет цвета, но обретает четкость. Если встать под деревом и посмотреть сквозь его крону на небо, то можно различить про
-
жилки на листьях, четкие очертания которых прорисовываются на грязно-
розовом питерском небе — а по нему бегут непрерывные толпы облаков, подсвеченных снизу вечно простуженным городом. Стоит выехать на освещенную фонарями дорогу, картина меняется. Появляются краски. Но краски с глубиной и оттенками. Не просто Красный или Желтый. А насыщенно-бордовый или же желтая охра. Яркие мазки фо
-
нарей, освещающие тусклым светом пятно под собой и этим отбивающие его у темноты. Припаркованные машины, на которых бликует свет фар и прыгает солнечным зайчи
-
ком в те капли дождя, ко
-
торые поселились у тебя на лобовом стекле. В каждой капле отражается то же, что отражается в глазах. Серое, мокрое и шершавое полотно дороги, в лужах которого виден ты. Капли дождя, падающие на это полотно, еще не знают, что станут отражением этого мира, а мир станет их отражением. Ты едешь и разбиваешь эти маленькие зеркала на множество брызг-осколков. Иногда, если повезет, серый Питер может показать себя с неожи
-
данной стороны. Надо только успеть разглядеть.
Tags:
Автомобильное, Места, От души
ankakra
Воробьи вели себя как-то странно: верещали слишком громко, лета
-
ли слишком хаотично. Один потом и вовсе врезался в стеклянную стенку остановки. Не сразу, но все-таки стало ясно: дело пахнет драмой. Воробьи ки
-
kotovskih
Постоянно забываю, что у меня все хорошо.
26
Блогопаdt
27
Живой
@
льманах
дались на двух ворон, отбивали своего птенца. Он забился под водосточ
-
ную трубу, вороны лениво летали вокруг, воробьи тревожно стрекотали, бросаясь на потенциальных обидчиков. Мелкий все понял — и перебежками стал уходить в сторону. Воро
-
ны осторожно кружили над ним, собратья по перу паниковали. Маленький, видимо, еще не научился летать, не знаю, или сломал крыло — в общем, он скакал. Выскочил на дорогу — исчез под автобусом. Вороны заволновались. Из-под автобуса — под красный «Рено». Вороны насторожились: до спаси
-
тельных кустов оставалось метра три.
И вот тут мелкого раздавила машина. Вороны не сильнее, просто они оказались правы.
Tags:
От души, Портреты
ebobat
Работает у моего друга на хате таджик, ремонт делает. Бабай как бабай: три шкуры не дерет, работу свою делает неплохо, соседям не до
-
кучает. Посему на просьбу таджика «Купи, насяльника, телефон Билайн» отреагировал нормально: мало ли по делу чего, материал там подвезти или хлеба по дороге купить.
Хозяин в итоге привез трубку, но с тарифом от «МТС» — первым, что под руку попало:
— Держи, там целых сто рублей на счету!
Свежеиспеченный «абонент» поцокал языком, неудовлетворенно покачал головой и набрал какой-то номер:
— Бешельбе бамбарбея кергуду ибн кельде.
После этой короткой тирады на тарабарском протягивает трубку хо
-
зяину и говорит:
— Я же говорил, надо телефон «Билайн»! — Почему? — Потому что я позвонил жене в Таджикистон и успел только спро
-
сить «Как сама?», как деньги закончились. — А что «Билайн»? — На «Билайне» еще успел бы спросить: «Как дети?» Tags:
Вылетит – не поймаешь
adrina-lin
Про автомобили
Я не пишу об автомобилях, у меня их нет, ни одного! И прав нет, и прав на права нет, и водить я не умею и боюсь!
Поэтому! Объявляю себя «Всенародным Героем По Спасению Жиз
-
ни На Дорогах»!
Представляете, сколько я жизней спасла, не сев за руль?!
Tags:
Автомобильное, Вылетит – не поймаешь
nattaxa
Ангел-хранитель (из писем чудищу)
Мама говорит, что у каждого человека есть ангел-хранитель. Мой явно где-то бухает, или нюхает кокс, или курит травку... но он точно в отключке, потому что как еще объяснить все, что происходит в моей жизни? Это крылатое недоразумение наверняка где-то кого-то по
-
трахивает... или нет, ангелы ведь бесполые... значит, просто забурился в какой-нибудь стриптиз-бар и тихо блюет в уголке текилой и непереварен
-
ным лаймом. Он неделями не чистит крылья, он явно не пишет стихов, зато на
-
верняка сочиняет какой-нибудь чернокожий рэп или блатные песни, носит пушку в кармане и машет ею перед испуганными законопослушными граж
-
данами, как только спиртное превышает лимит вмещаемости! Я бы прости
-
ла все это, если бы он хотя бы отдаленно был похож на Антонио Бандере
-
са или Джонни Деппа, но эта опухшая рожа даже близко к ним не стояла! Я уверена на сто процентов, что он никогда вовремя не приносит отчетов о моей жизни и вообще, его еще не уволили с этой работы только потому, что однажды он прикрыл зад одному высокопоставленному архангелу – взял на себя те порнографические открытки, что нашли у этого архангела в кабинете. — Слушай, ну надо же как-то хотя бы делать вид, что ты работа
-
ешь, давай я подкину тебе кого-нибудь... ну, скажем, вот: СССР-Ижевск-
девочка...
И он, почесывая свой тощий зад, нехотя:
— Ну, давай... но я ничего не обещаю! И вот, пожалуйста! Наши дни. Питер. Он ездит на метро, он таскает свои крылья по ночным клубам, он слушает музыкантов в подземке у Го
-
стиного, он ворует сотовые телефоны, сдает их в скупку и на вырученные деньги покупает водку и вареную колбасу в ближайшем супермаркете, он моет ноги в Финском заливе, он лазает с экскурсией на Исакий, он палит из пушки с Петропавловки, он посещает сеансы психолога, он жрет моро
-
женое в Катькином садике, он кормит лебедей на Крестовском, он тырит мелочь из фонтанов и катается на катере по Неве... он занимается чем smurofff
Что тебе еще надо для неполного счастья?
28
Блогопаdt
29
Живой
@
льманах
угодно, только не своими прямыми обязанностями! То есть мной! Но вы знаете, когда я ложусь спать, я чувствую, как касаются его пыльные крылья моих рук, я узнаю его поцелуй по запаху перегара, и я за
-
сыпаю спокойно, потому что знаю: он пришел и он со мной, и будет рядом, когда я умру, и проводит туда, куда мы все попадем... ну если, конечно, в это время по телику не будет идти финальный матч чемпионата мира по футболу! Но в этом случае я на него даже не обижусь. Дойду уж как-нибудь сама... что я, маленькая, что ли?! Кто-нибудь умеет пускать кольца из дыма сигарет? Мой умеет. Точ
-
но умеет. Да… без вопросов даже! Tags:
От души, Портреты
xarramba
Единожды и крайне. Никаких «очевидцев». Только то, что сама ви
-
дела.
***
Сейчас перекурю, чтобы еще лаконичнее сформулировать текст, и впервые попробую рассказать о моем сентябре 2004. Ни разу не пыталась вспомнить эти три дня и уж тем более рассказать о них кому-либо. А сей
-
час, через пять лет, с меня это лезет и отшелушивается. Пусть оно тут и останется и не парит мне больше мозг. Одной из причин такой острой необходимости «вспомнить все» было, конечно, то, что в этом году Первого сентября я с коллегами попала в школу и была удостоена чести нести венок от администрации, ну и «кон
-
трольным» стало 3-е сентября и мое пребывание во дворе школы с 10 утра до половины второго. И, так сказать, навеяло...
Но прежде, чем приступить, немного пояснений.
1) В первый раз в первый класс я пошла именно в школу №1. А в третьем я перешла уже в другую.
2) Сама школа расположена в 5-7 минутах ходьбы от моего дома.
3) Моя мама – инспектор школ района, и она Первого сентября обхо
-
дит почти все линейки города и речь какую-нибудь держит.
4) Подруга Зарина со своим мужем живет (на тот момент) через подъезд от моего.
Говорить буду много и подробно. Потому что надо сказать все. Мно
-
гое не помню точно, потому что еще задолго до попытки понять все проис
-
ходящее мой организм выпихивал из памяти многие события...
Первое сентября. В 9 утра я вообще во Владикавказе, на такой же праздничной линейке в универе вместе с Зариной. Благополучно прогуляв праздник, мы отправляемся в кабак, который находится прямо напротив ОМОНа, в десятом часу забегают омоновцы – в Беслане школу какую-то захватили. Мы первые минут десять отшучиваемся: вранье это все, как всегда, кто-то решил пошутить и бла-бла. Еще через 10 минут я решаю позвонить домой — унать, что там. Узнаю. Захватили в заложники первую школу, в городе творится невесть что.
Лечу на вокзал: маршруток-автобусов — ничего нет. Таксист про-
сит сумму, вдвое превышающую тариф. Урод. Поехали. Беслан. Сотни людей — смеющихся, плачущих, просто не понимающих — собираются на месте оцепления. Где-то составляются списки. Какие списки? Я под
-
бегаю узнать, есть ли в списках моя мама. Оказывается, это списки, ко
-
торые составляет вся эта толпа, называющая своих родных, которые сейчас там. Тогда я еще не могу додуматься до того, что ровно через два дома — администрация, то есть мамина работа, и я могу сходить туда. Ког
-
да додумываюсь — бегу. Влетела в кабинет, увидела ее там… Тогда случи
-
лась моя первая и единственная истерика. Мама здесь. В безопасности и рядом. Конечно, ее все три дня порывало пойти в школу, сдаться взамен на освобождение хотя бы нескольких детей, я безудержно на нее орала, она держала себя в руках. Позже в здании администрации установят тот самый оперативный штаб, которому, только что собравшемуся, потребуется по
-
пить чаю. Мы галопом с Зариной побежим в магазин за колбасой и сыром и будем толсто и неровно их нарезать.
По телевизору начинают говорить про Беслан. Надо же. Говорят одно и то же: что заложников 300 с лишним. За чем-то иду домой. По доро
-
ге: «Привет». — «Привет, а у меня там сестренка». Или «А у меня там сыно
-
вья». — «У меня там мама». — «У меня там... уменятамуменятам…» Слава богу, дохожу до дома. Думаю: их обязательно сегодня отпустят. Узнаю, что они все в спортзале. Вспоминаю спортзал. Мои занятия шейпингом, каж
-
дый метр, полоску пола, кольцо баскетбольное, в которое я никогда не по
-
падала, нашу раздевалку — новую, недавно отремонтированную. Потом меня будут вызывать оперативники, спрашивать, в какую сторону откры
-
вается дверь раздевалки, есть ли под потолком трубы. Потому что схемы школы у них нет. Потому что она — на пожелтевшей бумаге, рваной и с творчеством чьим-то любительским в некоторых местах.
Потом оперативный штаб будет отправлять по одному «лицу», пери
-
одически информирующему обезумевших жителей о всем происходящем. Рошаль добрым голосом говорит, что без воды дети смогут прожить до 8 дней. Наш Президент, с ужасом в глазах, который не получилось скрыть; министры, чувствующие свой звездный час... Ближе к ночи 1 сентября в администрации, стоя у окна, выходящего на школьный двор, мы думаем, что все будет хорошо. Я говорю об этом кому-то, у кого в школе сейчас родные, и этот кто-то смотрит на меня, как на ненормальную. Допоздна мы скитаемся — то по администрации, то по Дворцу культуры, где люди ждут «лиц»; журналисты к ночи занимают уже каждый квадратный метр территории. Немецкий-арабский-неясный-
английский языки. О чем они вещают? Что они знают? Мама решает, ви
-
дать, остаться жить на работе, я ее уговариваю пойти домой… Кому-то становится плохо: поддерживаем, подхватываем, утираем, не ревем. Идем по домам спать.
2 сентября. С утра подумалось: ну все, сегодня точно всех отпустят. Ведь не бывает по-другому! Опять куда-то идем, кому-то как-то помогаем, не знаем, куда присунуться. Раздаются периодические выстрелы и оче
-
30
Блогопаdt
31
Живой
@
льманах
реди. Не помню почти этот день. «Лица» появляются все реже, люди все хуже, все бесконтрольнее, все разъяреннее. В течение дня выстрелов боль
-
ше, очень громких. Во время одного из таких выстрелов Зарину начинает трясти, она даже слегка теряет сознание. Ближе к ночи, сидя с Зариной в зале ДК, мы говорим, что вот-вот, что надо не идти домой, сейчас выйдут, сейчас отпустят. И этих уродов, сколько их там? Уххх. Не жить им. Если не удавятся сами, их тут руками на части… Еще полночи где-то бродим, что-
то говорим, встречаем новых и новых и новых своих соседей-знакомых-
друзей, у которых там кто-то… Почти под утро идем, вымотанные, спать. Они все еще там. Их там больше тысячи.
3 сентября. Просыпаюсь от первого взрыва. На балкон. Туча дыма куда-то вверх. Оттуда, со стороны зала. Мы бежим в сторону школы. За ночь территорию оцепили практически до моего дома, туда не пускают, людей по улицам нет, а те, кто есть, бегут куда-то. Кто-то кричит, что бан
-
диты вышли в город и надо с документами выходить из домов и куда-то бежать… В общем, просто-напросто кошмар. Часть этого дня я тоже не помню.
Надо ехать в больницу: раненых уже привезли, трупы на опознание тоже уже привезли... В здании больницы нет места, пострадавшие на но
-
силках лежат на траве. Тех, кому требуется хирургическое вмешательство, бесконечным потоком везут в мобильные операционные. Возле опера
-
ционных — родственники. Периодически то оттуда, то отсюда срывается женский-мужской-детский вой, вывозят трупы. На траве у больницы видим девочку, которая практически без цара
-
пин выбралась из школы. Улыбаясь, попивает воду, смотрит с интересом по сторонам. Берет поднимает лежащую рядом белую куртку, из карма
-
на достает клочок бумаги: «Понюхайте, — говорит, — чем-то надушено. Это мне один террорист дал. Сказал, что так пахнет смерть».
Потом будет морг. Одноликие тоненькие дети, штабелем на полу разложенные, с еще распахнутыми остекленевшими глазами, покрыты
-
ми слоем пыли. Обрывки тел. Висящие челюсти. Любителям жести уделю особое внимание. Они, хоть и давно уж, но сейчас еще раз идут просто... Без лишних комментариев.
4 сентября. Школу продолжают разминировать. Мы оказываемся одними из первых, кто входит в спортзал. Еще не высохли лужи крови, еще не убраны обломки крыши. В компьютерном классе нас человек 10. Ходим по кабинету, следы какие-то как будто ищем. Оборачиваюсь: за моей спи
-
ной какой-то парень сует в карман компьютерную мышь...
5 сентября. Гробы. Город заполняют ряды, полки, армии гробов... 5 сентября Беслан хоронит.
6 сентября. Прошел один день. Потом, с каждой годовщиной в фотографиях погибших я буду узна
-
вать все новых и новых знакомых. Только по пьяни буду об этом загова
-
ривать с кем-то. Я — одна из самых опосредованных пострадавших, я просто живу неподалеку тут... Никогда, наверное, не смогу впитать этот мрак. Никогда не смогу прочувствовать это горе так, как чувствуют его родные погибших. Никогда не смогу просто прийти в школу и разреветься, выплакаться. Просто появляется и растет, с каждой годовщиной напоми
-
ная о себе, невероятный страх. И ощущение какой-то переходной станции, какой-то пустоты под ногами.
335 человек. К 2009 году. Tags:
События
olduser
Бычки в томате
Остро хочется водки...
Нет, не какой-нибудь дорогой, не Gray Goose, а какой-нибудь ле
-
вой. Чем левее, тем лучше. «Стеклорез», как ее называли когда-то. Типа знаменитой в свое время «Андроповки» за 9.10. С маленькой зелененькой этикеткой. Той, которую как выпьешь, так все внутри съеживалось до раз
-
мера этой этикетки в ожидании смерти...
Мне кажется, что сегодня я нашел машину времени. Это мое старое желание, которое с возрастом становится все ярче и острее. Постоянно хочется вернуться туда, где я был молод и шумен. Не знаю, правда, за
-
чем. Ведь сейчас у меня все в порядке, жаловаться на что-то просто грех. Но иногда плотными, осязаемыми волнами накатывают воспоминания того времени, когда мы с друзьями, прогулявшись вечером с красными повяз
-
ками «Дружинник», часов в одиннадцать вечера закрывались на замок в трех комнатах «Опорного пункта охраны правопорядка», накрывали на стол нехитрую закуску и доставали из портфеля водку.
Мы разговаривали о чем-то, перебивая друг друга, спорили, согла
-
шались, хором пели под гитару героические песни и песни про несчастную любовь. И пили водку. Может быть потому, что это был единственный вы
-
ход из того серого мира. Ведь, несмотря на все преимущества нашей мо
-
лодости, мир-то на самом деле был серым. Не было ничего, что могло до
-
ставить какую-то радость молодому поколению. С 17-ти до 23-х. Не часов. Лет. Может, где-то в столицах чего и было, а у нас в Красноярске — лишь пяток танцплощадок на весь город. Все. Кино или танцы. Хулиганы или дружинники. Казаки-разбойники. Мы искали себе развлечения, где могли. И как могли. В том числе и с помощью водки.
И вот, сидя за полночь за поставленными буквой «Т» тремя учи
-
тельскими столами в том самом опорном пункте, который был у нас некой базой, где можно было собраться и отметить чей-то день рождения, мы, пьяные, но довольные, несвязно мыча и перевирая слова и аккорды, пели песни. Чего мы тогда хотели? Ну, явно не того, что случилось с нами потом. Явно. Потому что буквально через несколько лет жизнь повернула туда, куда, казалось, дороги нет и быть не может.
Прежде чем сесть за тот стол, напиться и поговорить, мы затарива
-
лись в рядом стоящем магазине с огромными стеклянными витринами в два этажа (редкость в ту пору), называемому из-за этих витрин «Стеклян
-
32
Блогопаdt
33
Живой
@
льманах
ный» или «Аквариум». Мы покупали водки. На все. А на сдачу, которой не хватало на бутылку, брали самую демократичную закуску. Бычки в томате. «Беломор». И полбуханки хлеба. На всех. На пяток бутылок водки.
Сегодня в обед я купил и съел банку бычков в томате. И они оказа
-
лись той самой машиной времени. Какими-то неведомыми химическими соединениями эти самые бычки вызвали во мне целый всплеск воспомина
-
ний, которые я и попытался рассказать. Сумбурно, я понимаю, но... Просто банка была маленькая. И изобретенная мною машина времени работала очень недолго. Пора возвращаться...
И только невыносимо остро хочется водки...
Tags: Личный опыт, Места, От души, Портреты
fenibut
9 мая 2009 года
У стены стоял, едва заметно покачиваясь, отметивший милиционер средних лет. Из подворотни вышла облезлая беременная кошка с зажатой в зубах крысой. Милиционер с некоторым усилием сфокусировал на ней взгляд, осознал увиденное и сокрушенно покачал головой.
— Какая кровожадная. В День Победы... убить... — он задумался, — человека...
Видимо, он хотел сказать что-то вроде «тварь Божию», но не смог сформулировать. Не получив от меня никакого суждения о кошкином бес
-
чинстве, милиционер двинулся вдоль по улице. Метров тридцать спустя он пытался подарить свою георгиевскую ленточку смешливым девчонкам, но те отказались.
Tags:
Портреты, События
baxus
Прелесть
Я думал, такое осталось в далеких 1990-х... Взяли девушку на работу. Секретарем на ресепшн. Помимо прочего, на собеседовании у нее спросили, как, мол, она ладит с электронной почтой? Пользовалась когда-
нибудь? Ответила «Да!» столь уверенно, что даже проверять ни у кого мыс
-
ли не возникло. А зря... Говорю ей сегодня: — Оля, там тебе Имярек документ прислал — перешли его мне, ок?
— Как переслать?
— ??? По электронке, конечно!
— Ага.
Через час я вспомнил о своей просьбе. Звоню:
— Оль, ну чего, где документ-то?!
Из трубки почти с плачем:
— У меня почта не отправляе-е-ется-а!!!
Я думаю: девушка молодая, красивая — отчего бы мне не подойти и не помочь, мало ли что?.. Подхожу. В графе «Кому» с соблюдением всех падежов написано мое ФИО, типа: «Пупкину Ивану Ивановичу». Графу «Куда», столь привычную на конверте, деваха не нашла, пошла в соседнюю комнату и первому про
-
граммеру (там, как на грех, сидели программеры) задала вопрос: «А куда адрес вписывать?! Там только “Кому” есть!» И ведь никому и в голову не пришло, что человек вообще не знает, что такое е-мейл. На автомате от
-
ветили: «Туда и пиши!»
В итоге, когда я подошел, адресная строка выглядела так: «Пупкину Ивану Ивановичу, 111222, Москва, Фестивальная ул., д. 25, к.3, кв. 12» – именно так, аккуратненько и через запятые!
...Она бесконечно жала «Send», программа бесконечно выдавала ебуки – и горькие слезы обиды закипали у девочки на щеках...
Вот так вот! А ведь поколение 80+! Странно, что почтовую марку не попросила...
Tags:
Портреты
mnogo-lala
Керосин и Мартын
Я не люблю кошек. Не строю умильную мордочку при виде пуши
-
стой, самовлюбленной, метящей все углы истерички, как бы о..ительна она ни была. Наши отношения с классом кошачьих просто как-то не залади
-
лись с самого начала. Мне было четыре года, и у бабушки с дедушкой за
-
велся ржаво-солнечный самец по имени Мартын. Это был матерый котяра с наинаглейшей рыжей мордой, которая не влезала ни в одну кастрюлю. Он «держал» район и был в авторитете. Мы с Мартыном были примерно одного веса, около 7-10 кг. :) И я, девочка общительная, по приезде целовала котика взасос и таскала за голову. Мартышонок поначалу о..ел от таких ништяков и мирно позво
-
лял его трепать. Но в какой-то мо
-
мент самолюбие или наличие смаз
-
ливой кошечки неподалеку дало о себе знать, и с рычанием раненого льва Мартын вывернулся из моей хватки за горло прямо в момент поцелуя. Может, конечно, я и придушила котейко слегка за горлышко, я не помню. draste
Она была такой гордой, что при ходьбе заваливалась назад.
34
Блогопаdt
35
Живой
@
льманах
Но прекрасно помню как заалела царапина во все мое тщедушное тельце от лба до голого пухлого пузца.
— Ааааа!!! Деда-баба!!! Мартын!!! Уэээээ!!!
Мартына поругали, меня помазали зеленкой и решили, что инци
-
дент исчерпан. Ага, сейчас! Я затаила обиду. И выдумывала детскую мстю. Я вообще была ребеночком ранним и смышленым. В 2,5 года я уже знала буквы, спасибо папочке-профессору. Но и шкода была еще та — про то, как я каталась на поросенке по огороду и выпускала кроликов пастись на волю, отдельный рассказ. Вернемся к Мартыну.
Время от времени я поливала его из лейки. Но это все было не то, так как после второго раза он привык и просто фыркал, что-то бурчал и лениво с достоинством просто переходил на сухое место. И вот в один из дней дедуля мирно красил дом, светило солнышко и ничто не предвещало беды. Олечке выдали жестяную баночку и ведерко и показали фронт работ, и девочка тихо малевала себе в уголке, высунув язык и раздувшись от собственной значимости. Мартын, вальяжный сукин сын, пришел ко мне и завалился под вишню. Через некоторое время он уже спал сном праведника. Первое, что я сделала, это подстригла ему все усы. Второе — я по
-
красила зеленой краской ему бок. Сколько успела. Потому что Мартын с воплем раненого бегемота подорвался на месте и начал крутится волчком, вообще ничего не понимая. Дедушка примчался на звериный вой, побро
-
сав все стремянки, бабушку и краску. Он так ржал! Он присел на корточки, ржал и плакал. Картина маслом! В полном смысле этого слова.
Я мелкая кудряха в трусах и сандалиях, с кисточкой в руке и зелены
-
ми отпечатком моей же ладошки на лбу и пузе, очень при этом шкодливая и довольная, ржу своими десятью редкими зубами. Зеленый Мартын ме
-
чется, как ошпаренный, и никуда не убегает, и при этом орет почти матом. Сама представляю и ржу :) Прибежала бабушка! Заохала, дала деду под
-
затыльник и потащила нас с Мартыном к керосинохранилищу — оттирать следы художеств. Мартын больше со мной не ссорился, а поджимал хвост и пулей рас
-
творялся за горизонтом при моем к нему приближении ближе чем на 100 километров. А усы отросли, все хорошо!
Он умер, когда я в шестом классе была.
Tags:
Личный опыт, От души, Портреты
babulkin
Про холодильник
Я, когда умом был меньше и ростом тоже, мечтал залезть в холо
-
дильник. И там жить. Поскольку еда там есть, а какать и писать если, то можно в кастрюльку – и замерзнет, и не пахнет, извините. Вот только хо
-
лод меня пугал. И еще всякие полки. Когда родственники размораживали холодильник, то вынимали все оттуда, и я залезал. И там сидел, нажимая на кнопочку, которая свет включает. Это у меня игра такая была. В такси. Марки «Свияга». Вообще, страшное слово «свияга», я его боялся. Не то «свинья», не то «яга». Но я слова боялся, а не холодильника-такси.
Ну я, такой, сажусь в холодильник и нажимаю кнопочку. Огонек горит — значит, свободен. И я одной рукой кнопочку жму, а второй как бы руль кручу. Хорошо, когда краковская колбаса была. Это был тогда настоя
-
щий руль. А нет — и не надо. Ну, и там, родственники мимо холодильни
-
ка проходят, и я, такой, тормоза изображаю. В слове «тормоза» ударение на последний слог. Это важно. И так ртом делаю: «Уиииии» — вроде как визг. Голову высовываю и спрашиваю: «Куда поедем, красивые?» А родственники, такие: «Да нам на лоджию». И тут я, такой, с апломбом: «Извините, мне в другую сторону!» И делаю вид, что разворачиваюсь. И родственники пешком идут на балкон.
Ну а иногда я катал всяких солдатиков. Или брата Витальку. Он не додумался про «играть в холодильнике», а я — да. И я его научил, а он сразу стал хватать разные бутылки с двери. С кетчупом болгарским или уксусом. А мне не нравится, когда у меня хватают там всякое, хоть и не части тела, а бутылки. Я на это обижаюсь. И я вытолкнул Витальку на полной скорости как бы. Но тут родственники подоспели и Витальке песню спели. Это я просто так, для рифмы. А на самом деле ничего они не пели. Опять в рифму получилось, ишь ты. Не пели, а наказали меня, постановкой (поставкой, становлением) в угол.
И вот тут мне непонятно. Ты вроде как за дело наказал хулигана, а родственники потом тебя за это наказывают. Нет социальной справед
-
ливости. Нет ответственности за свои поступки. После таких случаев не то что в холодильник — в школу не хочется. Хотя в школу и так не хочется, но это просто для сравнения и красного большевистского словца. И, в общем, я охладел к холодильнику. За это он тоже охладевал ко всем нашим пище
-
вым продуктам. Вот так я не стал шофером такси и не умер от переохлаждения.
Tags:
Личный опыт, Повседневность
axun
Мне так лень дописывать диплом и проверять тексты про вязание крючком из проволоки, что я думаю о самоубийстве. Не в контексте моего диплома и невозможности жить в связи с этим, а глобально. Про писателей и подростков особенно. Я знаю, что есть люди, которые никогда не думали о самоубийстве. Им это в голову не приходило. Мне всегда было интерес
-
но, неужели так бывает, что и мысли подобной быть у человека не может?
Когда измученный писатель бросается в лестничный пролет — это страшно, я про это писать в перерывах между текстами про браслеты не буду.
А вот в отрочестве? Девочки, которые в 13-15 лет мечтательно ду
-
мают о том, чтобы выйти в окно. Их много? Мне кажется, да. 36
Блогопаdt
37
Живой
@
льманах
Пубертатный период — рацвет суицидальных переживаний. Я писа
-
ла стихи про полеты из окна, рассказы про смерть зимой, где персонажем непременно была безымянная «она», которая «навсегда закрывала глаза». Дальше этого мои представления о несчастной любви не шли, не хватало материала. Умирать из-за нее казалось возможным только на бумаге.
Но ведь бывает в этом возрасте так, что из-за какой-нибудь чуши всерьез кажется, что жить дальше не получится. Нелепый скандал с роди
-
телями, нахлынувшая пустота от одиночества или не та одежда: для меня все это становилось поводом для немедленной мысли о прекращении существования. Мой счастливый пубертат пришелся на 1997-1999 годы. Поэтому, если совсем честно, на первом планe были переживания материального толку. Настю заставляли ходить в таком бордовом бабушкином пальто с бобровым воротничком. Она снималa его и шла до школы, неся пальто в руке. Самоубийством угрожать было бесполезно. Они жили на втором этаже. Только если вены резать. Но вены обычно режут из-за мальчиков.
В моем случае, это была шуба. Леопардового окраса из искусствен
-
ного меха. Длиной чуть ниже колен. И мне 13 лет, понимаете? Восьмой класс. Кудрявый Сережа Лицов в десятом, мимо которого ходишь не дыша, подружки-одноклассницы. И тут шуба леопардовая.
Я залезла на подоконник. Я сказала: вы не любите меня и не пони
-
маете, и жить я больше не хочу. Не могу так жить. Не жизнь это.
Стою на подоконнике и плачу. Мама стоит в дверном проеме и тоже плачет. Папа выходит из душа в семейных трусах и говорит. Бодро и строго: «Так. Давай быстро туда или сюда. Мне холодно». Так и говорит. И я посмотрела вниз, в метельную черноту. Посмотрела на папу. И слез
-
ла. А через неделю, якобы случайно, появилась куртка. Черная, стеганая и на редкость убогая. Та самая, о которой мечтала. Модная. У всех такие были. В 13 лет главное, чтобы как у всех.
Tags:
Личный опыт, Повседневность
nserg
Мартышк Моня
Не скажу, что в среде людей, бороздящих моря и океаны, африкан
-
ское направление было в фаворе и почете, ибо подразумевало затяжные рейсы с непредсказуемой датой возвращения в родной порт, жару, сломан
-
ные кондишены на судах с ужасающе длинной историей со дня своего схо
-
да со стапелей. И вечный ремонт аппаратуры. Не добавляла популярности этим рейсам и криминогенная обстановка в странах черного континента.
Но полная моя несостоятельность как взяткодателя в отделе кадров решила мою судьбу на несколько лет, чему я, по прошествии времени, огорчаюсь не шибко.
Этот рейс изначально отличался от остальных веселым составом экипажа, главным отличительным качеством которого была замечатель
-
ная коммуникабельность и сплоченность коллектива вокруг самого себя. Об этом говорит то, что запасы сухого вина, которое положено выдавать морякухам после пересечения границы тропиков, были выпиты еще в род
-
ном порту Таллинна. Ну ничего, это позволило в тропических широтах, при коммерческой жилке старпома, потреблять на халяву «Мартини» вместо нелюбимого и кислейшего «Ркацители» и «Вазисубани» русского разли
-
ва.
Одно теперь понимается больше, чем тогда. Это — опупенный ре
-
спект капитану за его стремление выжить, не сойти с ума и обеспечить безопасность мореплавания с учетом того, что весь экипаж имел ярковы
-
раженную алкогольную зависимость, в то время, как капитан не пил даже крепкого кофе. Конечно, пословицу «если ты не пьешь, значит ты либо больной, либо подлец» никто не отменял.
Я опущу многие замечательные подробности пути из северных ши
-
рот в южные, ибо они могут появиться по вашим заявкам отдельными рас
-
сказами («Митек Игореха», «Как я сбрил усы», «Рыбаки Гвинеи-Биссау», «Ангольские зарисовки» и др.), и, как того требует тема данного повество
-
вания, перейду к тому моменту, когда наш пароходик, дымя и попукивая от жары и перегара его экипажа, выгрузив стратегические запасы оружия, риса и кильки в томате для бойцов опупенной революционной армии чер
-
номазых, вышел из порта Луанды (Ангола) в турне загрузки по странам Западной Африки. Что можно сказать о содержимом трюмов, кают и тайных нычек нашего парохода? По своему составу это был цирк зверей господина-
дрессировщика Дурова на дизельном ходу. Нет, несмотря на тяготы и ли
-
шения (отсутствие русской водки при наличии тяжелых ликеров и прочей дребедени в Анголе), экипаж оставил на чужом берегу белочек и прочих зеленых человечков и мог называться гомо-сапиенсом без всякой натяжки и искажений. Но шум тропического леса с голосами попугайчиков, криками диких зверей перекрывал гул главного дизеля и вибрацию динамо-машин. Волнистые попугайчики: хамоватые жако, ара и какаду — учились мату со старательностью первоклашек, и казалось, что даже три обезьяны, отпра
-
вившиеся в путь в Европу, начнут пить спирт и выходить на судовую вахту. И только размеры отличали зверьков от некоторых членов экипажа, невы
-
нужденных посещать кают-кампанию.
Цифры северной широты начали медленно увеличиваться, и всплы
-
вали в памяти наказы и заявки домашних. «Привези мне обезьянку», — клянчила моя жена все время, когда я уходил в очередной африканский рейс. «Ты подлечи голову, пока меня не будет, — так ласково и безотказно я всегда отвечал своей ненаглядной, — мне легче ручного негра провезти в Союз или, на худой конец, гиппопотама с детенышами». Мне очень не хотелсь идти по статье за контрабанду. Но чем дольше длится рейс, тем больше ты скучаешь по семье и хочешь сделать сюрприз по приходу в род
-
ной порт. Стоп! Главное, чтоб сюрпризом не стал сам приход мужа домой. Не стоит испытывать судьбу! Это правило касается всех командированных мужей. Все чаще, с завистью глядя на моих бесшабашных друзей, я ло
-
вил себя на мысли о главном подарке, который ожидать мои родные и не 38
Блогопаdt
39
Живой
@
льманах
надеялись никогда. Аццкая смесь напитков, употребленных за несколько месяцев тропического пути, организмом очиститься не могла - и вот уже строятся планы, жалеются упущенные возможности приобретения такой зверюшки в Анголе (где под присмотром наших автоматчиков наше было все), набирается опыт общения с африканской фауной в каютах товари
-
щей. Итак, решение было принято. Деньги были пропиты. Энтузиазм при
-
сутствовал, благоразумность не буйствовала. Впереди — порт Заира.
Все товарно-денежные отношения моряков с местными фарцовщи
-
ками складываются прямо у трапа парохода. Я еще понимаю, откуда в этих жарких странах имеется такая потребность в кипятильниках, эл. чайниках, электронагревателях (!). Но скажите, зачем им паяльники?!! Оптом?!! Мне этот маркетинг не понять. Да и не надо — главное, чтоб необходимый запас этих или иных почетных ништяков имелся.
Договоренность была достигнута с помощью пасты для бритья, начатого тюбика зубной пасты, блока сигарет «Стюардесса», пары безде
-
лушек, и (о боги!) — целых 5 долларов наличными, что свидетельствовало о моем непоколебимом решении и отсутствии времени торговаться. Но все приключение только начиналось, ибо ехать предстояло на такси в горный аул, где в какой-то африканской хижине родились обезьяныши. Проводни
-
ком был негрила их местных портовых, с кем и велись предварительные переговоры.
«Не курите тут», — произнес наш сопровождающий, пока мы под
-
нимались вверх по узким улочкам высокогорного аула, куда дальше такси не поехало (ужос! почему?)
. «Ага, местные правила, — решил я. — Ну его нарушать, может ре
-
лигия какая? А мы без оружия». И бросил сигарету в канаву. Метров через 50 я понял причину сказанного. Башка закружилась от изменения состава воздуха. Нет, как пахло дерьмом в этом поселке негородского типа, так и продолжало - почувствовалась нехватка кислорода от изменения высо
-
ты над уровнем любимого нами моря. Шли долго, и я начал подумывать об ориентации в пространстве путем применения каких-нибудь фишек на
-
подобие сказок про Машеньку и медведей, Мальчика-с-пальчика и прочих, где по ходу надо что-то бросать на дорогу. Хотя, кроме собственных плев
-
ков, я ничем себе помочь не мог и всецело положился на судьбу.
Семья пожилых негров нас встретила приветливо. Чем-то предло
-
жили угоститься, но это не вызвало у меня прилива аппетита. Да и вообще, я старался не поворачиваться спиной к тем местам, откуда мог еще кто-то вылезти. Так я давно не был обеспокоен.
Тем не менее, я уже осматривал маленькую тушку с лысой, рахитич
-
ной от недостатка витаминов и еды в целом головой. Это и была та мар
-
тышка, из-за которой я повторил путь Миклухо-Маклая. «Все хорошо, что хорошо заканчивается», – решил я и понял, что это надо заканчивать, пока оно действительно хорошо. А без мартышки меня вряд ли отсюда выпустят - или не станут провожать обратно, что, в принципе, одно и то же.
Так я обрел счастье, которое воняло, как… американский скунс, размером было меньше зародыша, и лишь врожденная наглость позволя
-
ла этому существу продолжать земное существование… Но это ли не было поводом для веселой и глобальной пьянки, на которую меня подбивали мои коллеги с предложением посетить местное африканское заведение, пользующееся повышенным спросом у нашего экипажа? Не то чтоб я был очень брезглив, но и случая как-то до этого не подворачивалось. После стакана коньяка в каюте старпома все сомнения отпали, не успев выра
-
зиться в словесной форме.
Я быстрым движением выкинул какие-то справочники по радиосвя
-
зи из книжной полки, которая закрывалась раздвижным стеклом и пред
-
ставляла, на мой взгляд, идеальное место для существования маленькой обезьянки — во всяком случае, пока ее хозяин отмечает столь неординар
-
ное событие в кабаке. Оставив маленькую щелку, чтобы мартышк не задо
-
хнулся, я в сопровождении дружков-алкоголиков отбыл на берег.
Кабак был лучшим в этом порту — что, конечно, не делало его са
-
мым изысканным. А пиво? К сожалению, пивной бренд «Примус» так и не добрался до нашей страны и поныне, поэтому могу сказать только то, что пива было много. И этим сказано все. Мы сидели на веранде кабака, и на нас опускалась черная густая тропическая ночь, утапливая в пыльный асфальт горячий кисель тух
-
лых запахов дня и окутывая нас ароматами южных растений. Кружилась голова от покоя и усталости. И еще от коньяка, а еще от нескольких ли
-
тров пива, которое уютно поселилось в каждом из нас и говорило всем: «Чувствуйте себя, как дома, пацаны!» И мы чувствовали. Беседа лилась уютно и шумно. Посреди всего этого гвалта я вспомнил, что приобрел со
-
кровище, имени которому еще не дано. И не заставляя мозг долго напря
-
гаться, обезьяныш был назван Парамоном (а для друзей — просто Моня).
Тропическая ночь полностью вступила в свои права, и на наших пле
-
чах лежали очень смуглые руки местных красоток. Причем, скосив кося
-
щие глаза, я понял, что это определение брать в кавычки абсолютно не стоит. Со мной сидела мулатка с европейскими чертами лица, стройной фигурой и нарисованной точкой на лбу, наподобие кастовой отметки у ин
-
дийских женщин. Ее звали Сезанна, и это имя почему-то я помню до сих пор, позабыв имена многих женщин, встретившихся мне на моем долгом пути из страны в страну, с одного континента на другой. Из допотопно
-
го, но громкого музыкального центра грянула ламбада. Други мои, тогда это была самая модная музыка в кабаках. А мы были молоды, смешливы и пьяны… И я слышу до сих пор этот горячий шепот c французским про
-
нонсом прямо в ухо: «No problem, Serg, no problem»…
Спустя час такси нас привезло к ней домой. Добрую половину ком
-
наты занимала огромная кровать. Это основное, что моя память мне под
-
кидывает из тех стоп-кадров, которые сохранились наутро. Мои юные дру
-
зья! Я обращаюсь к вам с высоты прожитых лет и тысяч пройденных миль! Если вы решили провести ночь с Наоми Кемпбелл, Анджолиной Джоли или Шерон Стоун, никогда, слышите, никогда не нажирайтесь в хлам, в мясо, в стельку, в дрова и педаль! Так же не стоит нажираться в сопли. Поверьте, для этого у вас будет много другого подходящего времени.
Мне, в отличие от вас, таких советов никто не давал, и поэтому я был нетрезв просто в якоря, этих стоп-кадров я не забуду. Как не забуду и ту черную тропическую ночь в хрен-знает-каком районе портового города в Заире, куда я вышел, чтобы поспешить к маленькому зверьку по имени 40
Блогопаdt
41
Живой
@
льманах
Моня, который ждал меня в книжной полке моей каюты. Я не падал, потому что держался за стену дома, и думал о том, что найти такси будет, наверное, проблематично, если не сказать хуже и ма
-
том. И уже в темноте проглядывали подозрительные силуэты заинтересо
-
ванных негрил криминального вида. И тут у моего уха снова прозвучали волшебные слова: «No problem, Serg, no problem»… Обернувшись, я уви
-
дел ее, а в пяти метрах от меня стояло невесть как появившееся такси. Дай бог тебе здоровья, девочка, и богатого любовника в придачу. Через двадцать минут я был на борту нашего сухогруза… Чем отличается пьяный моряк от других таких же мужиков? Тем, что он не упадет до того момента, когда уже будет сделано все, что ему пред
-
писано совершить в этот момент. А у меня была впереди встреча с Моней. Чтобы понять весь ужас Мониного положения, надо знать небольшие ню
-
ансы судов немецкой постройки второй половины прошлого века. Во вре
-
мя стоянки судна для обеспечения электроснабжения работает дизельная динамо-машина (она же дизель-генератор). Вибрация от этого девайса за
-
ставляет трястись все переборки (извините — стенки) помещений на суд
-
не. Включая ту стену, которая держала книжную полку, оборудованную под клетку для несчастного зверька.
Я никогда не видел так уделанную книжную полку! И такого уде
-
ланного же обезьяна в ней! Это зрелище привело меня в наитрезвейшее состояние, и я был наказан долгими процедурами отмывания всего этого до самого утра.
Прошло много дней, пока Моня стал нормально переваривать пищу, причем его природная наглость позволяла превращать в еду все, что могут достать его маленькие черные кожаные пальчики. Все, что влезало в его рот, оснащенный, как у хомяков, защечными мешками. Я строго-настрого запрещал ему спать у меня на койке. При этом когда я заходил в каюту обратно, то всегда знал, что увижу его лежащим головой на подушке и под моим одеялом. Было достаточно доли секунды, чтобы он, услышав стук двери, уже оказывался на шкафу или в ином, труднодоступном для моей мести убежище.
За время пути домой Моня подрос, закабанел, заросла его рахи
-
тичная лысина на башке и на ее месте закрасовался гордый ирокез. Он пристрастился к сладким алкогольным напиткам, которыми в мое от
-
сутствие порой угощали его мои друзья. Он расправил худенькие плечики и защищал любимого папочку от непочтительных телодвижений со сторо
-
ны остального народа, смешно чирикая и цыкая, и, если это не приводило обидчика в позорное бегство, мог броситься и вцепиться зубками во врага. В оставшееся свободное время он проводил, сидя на моем плече или за
-
бравшись под свитер, высунув свой белый шерстяной носик с огромными, как у лемура, глазами.
Эти глаза не раз сослужили мне добрую службу и по возвраще
-
нии на берег. Вот как-то однажды наш с Моней рейд по лабазам достиг полуподвального магазина на Московском проспекте, где огромная оче
-
редь человек в сто говорила о том, что данное место может осчастливить волшебными напитками тех, кто в двадцатиградусный мороз сможет до
-
стоять – и при этом ограниченные запасы целебной воды не закончат
-
ся за два человека до него. Оптимистов было много. Пессимисты даже не пытались пролезь без очереди, ибо это было чревато самосудом и кон
-
тролировалось майором милиции на входе.
Я, заняв очередь, пошел ко входу, чтобы определить свою при
-
надлежность к оптимистам информацией о запасах топлива в магазине. Моня находился, как обычно, у меня под свитером, выставив наружу через ворот свитера только полголовы с огромными, как у лемура, глазищами в обрамлении синеватой (от природы!) кожи. На подходе к началу очереди я услышал возмущенный шум толпы, взмахи рук и крики.
Какой-то человек без чувства юмора и инстинкта самосохранения предпринял попытку прорыва в магазин. Наивного отпинали, и очередь стала громко обсуждать человеческую наглость. Я присоединился в живо
-
му человеческому общению:
— Действительно, говорю, — некрасиво! Люди стоят часами, а этот! Вот взять к примеру нас с Моней. Мы стоим в конце очереди, и нам холод
-
но. Не привыкли мы, тока вот из Африки. Мартышка даже вот посинела вся, а этот хам без очереди лезет, хоть и в шапке! А еще очки надел!
Народ примолк. Одна женщина в каракулевой шубе прошептала:
— Как? Обезьяна? Покажиииите, пожалуста! Мущщщина в шапке-петушок, увидя природную синеву вокруг мони
-
ных глаз, закричал:
— Народ! Обезьянка действительно посинела!
И уже обращаясь ко мне: — Садист, что ж обезьянку морозишь?! Бабушка с кошелкой:
— Милай! Дык вы проходите в магазин, погрейтесь, чаво ж на улице томитесь!
Я (возмущенно, в позе Нерона):
— Нет! Мы в конце очереди. И будем стоять, ибо мы с Моней — за справедливость и народное равенство! Без очереди не пойдем! И ножкой так топнул, чтобы уже всем ясно стало, что африканцы — народ гордый и свободолюбивый.
Толпа заколыхалась:
— Ну какой гад, вы гляньте! Сам стоит и обезьянку морозит!
Милиционер: — А что, граждане, если товарищ нам покажет животное, то давайте и впрямь запустим в тепло этот зоопарк?
— Заводи его! Не позволим заморозить зверюшку! — кричала тол
-
па.
И я, опасаясь расправы, согласился войти в магазин (внутренний голос благодарил природу за разнообразие расцветок обезьяньей кожи). Получив доступ к заветному прилавку, я затарился русским лекарством от морозов и нервов, а мой друг Моня, веселя продавцов и милицию, скакал по полкам и гадил на батарею, вызывая бурные восторги публики!
42
Блогопаdt
43
Живой
@
льманах
***
Прошло очень много лет с тех пор. Я надеюсь, тебе, мой незабвен
-
ный и преданный друг Моня, в твоем обезьянковском раю живется хорошо и привольно, и молодые мартышки носят тебе на блюде соленые грибочки, мартини и сгущенное молоко в таких же маленьких баночках, как ты лю
-
бил. Я помню тебя и люблю.
Tags:
Личный опыт, Места, Портреты
corleoniss
В Венгрии я так сильно порезала ногу, что несколько часов не могла достать осколок, а врачей в гостинице по выходным не бывает;
В Калининграде непонятно чем отравилась, хотя все ели одно и то же;
В Адлере чуть не утонула (при том, что я очень хорошо плаваю);
В Москве, уже в самый день отъезда домой, у меня пошла наи-
сильнейшая аллергия (так называемый «Отек Квинке») на кедровые ореш
-
ки — повезло, что помогла таблетка супрастина, хотя, как мне потом ска
-
зали, надо было сразу же вызывать скорую...
И вот я в Америке. Где очень безопасно! И именно поэтому я очень беспокоюсь...
P.S. Все отлично, сотрясение мозга прошло практически незамет
-
но…
Tags: Личный опыт, Места, Мимоходом
sonya-ray
Подходит сегодня ночью ко мне во сне иностранец и интересуется: «Что вы цените в России?» Я сразу взволновалась от патриотизма и ответ
-
ственности, но призналась честно: «Россия — уникальная страна, она дает нам возможность удивляться, как ребенок, до старости. Вот стоит только приехать в другую страну, так сразу испытываешь это чувство — ну живут же люди, а!»
Tags:
Вылетит – не поймаешь
baxus
Мое самое страшное
Мой друг жил на окраине. В бараках и домах, построенных пленны
-
ми немцами. Это были остатки деревни, на которую наступал город. У дру
-
га был практически полноценный деревенский двор, поэтому понятно, что мы, пацаны, любили там тусоваться. Постоянно. Множество нычек, каких-
то норок, чердаков, землянок…
В соседнем доме одиноко жила баба Люба. Колоритная бабуля. Мы кидались в нее китайкой, она в ответ орала: «Троцкисты недобитые!» А поскольку нам, малолетним, это ругательство было непонятно (лично я тогда считал, что троцкисты — разновидность онанистов), она добавля
-
ла: «Пи**ерасты!». За что получала очередную порцию китайки и подрост
-
ковый кал на крыльце.
Шли годы, и в наших нычках и норках стали появляться девчонки. Их она недолюбливала особо – выходила «на забор» и, завидя нас с дев
-
ками, начинала орать: «Параститутки! Параститутки паскудные! От горшка два вершка, а уже ноги выше головы задираете!!!» – и т.д. Жила она одиноко. Никто не знал, что она ела. Она говорила, что у нее трое детей, а под старость стала окончательно путаться, и коли
-
чество детей стало произвольно изменяться в зависимости от ситуации: от нуля до восьми… В реале вся деревня видела только одну дочь: она ино
-
гда наезжала к маме, впрочем, крайне ненадолго, часа на два. Дочка име
-
ла нездоровое пристрастие к горячительным напиткам, что было видно не
-
вооруженным глазом, кроме того, не ладила со своей почтенной мамашей. Поэтому после каждого визита та выходила на улицу и всем желающим рассказывала во всю глотку,
что на сей раз эта «хабалка» и «шалашовка» «скрала» у нее из дому:
— Жакетку почти новую — ни разу не одеванную!!! Все вынесла, курва! …В доме бабы Любы давно уже нечего было бы вынести даже само
-
му непритязательному вору. Дом был полуразрушен, силами печки отапли
-
вались одна комната и крошечная кухня. В комнате в углу была свалена груда изъеденного молью тряпья, далее стоял топчан, возле него тумбоч
-
ка без дверцы, притащенная бабой Любой с помойки, а на тумбочке — «радиола»: ламповый приемник, изъеденный крысами и загаженный их же пометом. Он каким-то чудом еще умудрялся транслировать «Маяк», будучи практически разобранным–разломанным–сгнившим… Это единственное средство массовой информации скрашивало одиночество бабы Любы.
В ее доме по причине вывода из жилого фонда и давно обещанного властями, но никак не реализованного расселения была отключена горя
-
чая и холодная вода. Вообще, из коммуникаций было только электриче
-
ство. Нормальные семьи и в таких условиях, естественно, выживали: поку
-
пали уже появившиеся тогда бойлеры, строили во дворах бани — в общем, решали вопросы личной гигиены по мере своих скромных сил. Бабе Любе было это не по карману, да и без надобности. Видимо, смолоду не стра
-
дая излишней чистоплотностью, она в старости решила не утруждать себя подобным. Потому амбре от нее стояло… ну, не объяснить! Именно по этой причине желающих близко знаться с ней, а уж тем паче входить в ее дом было, прямо скажем, минимум. То есть, не было вовсе! И случилось страшное: бабу Любу парализовало. Частично. Первой, случайно, это обнаружила дочь бабы Любы, не менее случайно заехавшая 44
Блогопаdt
45
Живой
@
льманах
к ней. Надо отдать ей должное: она стала в меру своих более чем скром
-
ных сил ухаживать за матерью, а именно, раз в день приезжала, обходила соседей, собирая с них продуктовую дань (все охотно давали), готовила из полученного какое-то варево, кормила бабу Любу, как могла обмывала ее, убирала в доме и уходила.
Потом бабу Любу парализовало полностью — отнялась последняя рука и пропала речь. Но этого уже никто не узнал, так как именно тогда же дочь бабы Любы, видимо, потерпела сокрушительное поражение в борьбе с зеленым змием и впала в длительный запой…
И тут случилось самое страшное
. В доме бабы Любы уже давно и прочно в огромном количестве жили отвратительные грызуны под на
-
званием крысы. И именно они стали объедать лицо и прочие части тела абсолютно неподвижной бабы Любы, совершенно не считаясь с тем, что их бывшая хозяйка
еще жива
. Через три дня этот кошмарный кошмар обнару
-
жила вышедшая из запоя дочь. На ее истошные, совершенно дикие крики сбежалась вся округа. Первыми прибежали, естественно, мы, пацаны.
…Самой ужасное, что баба Люба была и тогда еще жива. И у нее даже остался один глаз. Господи! Не дай Бог мне больше никогда увидеть подобного — какая мука была в том глазу! Даже врачи скорой помощи, видавшие виды ребята, передергивались от недоеденного остатка Бабы Любы… В ту же ночь забранная, наконец, в больницу баба Люба умерла. Ее дочь после всего пережитого двинулась умом и одновременно «сло
-
вила белку» (белую горячку). Некоторое время она бродила по поселку, постоянно совершая плавательные движения руками. Говорили, что при виде крыс с ней случался припадок. Потом она куда-то исчезла. Возможно, умерла, возможно, ее просто как-то изолировали от общества — это уже не имеет значения… Дом бабы Любы снесли. Так же, как и окружающие бараки. Там теперь проходит скоростная магистраль. Машины, отделенные шумопогло
-
щающими щитами от нового микрорайона и его счастливых обитателей, проносятся, ревя, на огромной скорости, как в жуткой трубе.
…Не в ту же ли сторону торопимся, господа? Tags:
Портреты
yapritopala
Первосентябрьское
Линейка в этом году была совсем коротенькая, и это гут, потому что я продрогла, как цуцик. Теперь сижу на работе, клацкая зубами и отогре
-
ваясь горячим кофе. Заметила, что дети Первого сентября с каждым годом выглядят все унылее и унылее. Стоят с такими лицами, словно им прямо сейчас влепят двойку, выпорют ремнем и приговорят к расстрелу. И даже первоклашки не радуются и не волнуются, а откровенно скучают, позевывая. Видела одну первоклассницу в зеленой юбке, задрипанном свите
-
ре, замызганных на коленях колготках и с косичками, явно заплетенны
-
ми еще в субботу. А мне казалось, что для любой мамы дело чести, чтоб ее доченька на торжественной линейке была самой нарядной и красивой. Но некоторые не заморачиваются — в чем из лужи вынули, в том в первый класс пинками и отправили. И учителя больше похожи на дохлых рыб, нежели на творцов че
-
ловеческих душ. Учительница танцев, которая вела праздник, явно стра
-
дает дислексией в запущенной форме. Таращась в бумажку, она вещала: «Дорогие ребя... ре... ребята! От имени муни... муници... муниципального совета Петро... Петроградского района вас поздра... поздравляет...» И все в таком духе. Зато немного разрядила обстановку, сообщив: «Сегодня, в десять часов по московскому времени, с началом учебного года вас поздра
-
вит Президент Российской Федерации Медведев... э-э-э... Медведев...» — и завертела головой в ожидании подсказки. И дружный хор детских голо
-
сов, под хохот родителей, подхватил: «Дмитрий Анато-о-ольевич!» Мы с девчонками стояли в толпе родителей, щелкали фотоаппара
-
тами и рассуждали о том, что нам дала школа. Читать, писать и считать мы научились еще до того. Навыки отметеливания пацанов портфелем по голове во взрослой жизни нам практически не пригодились. Отточенное до мастерства умение плеваться жеваной бумагой из шариковой ручки по портретам Толстого и Гоголя — тоже.
Учителя у нас были откровенно слабые, сейчас мы это особенно четко понимаем. И если уж кого стоит благодарить за то, что школу мы закончили довольно неплохо, так это наших родителей, которые целена
-
правленно добивались этого и уговорами, и терпением, и пережевыванием недожеванного учителями материала, и ремнем по заднице. «Ну и нафига мы парились в душных классах целое десятилетие?» — думали мы сегодня. А вот для этого. Для того, чтобы через 28 лет после знакомства стоять на этой школьной линейке, провожая нашу общую Ален
-
ку в третий класс, и осознавать, насколько важное место мы занимаем в жизни друг друга.
Вот за это, пожалуй, мы всегда будем благодарны школе — за нашу дружбу. Потому что потом, после последнего звонка, у каждой из нас была масса интересных встреч, знакомств, море приятного общения, но это вы
-
ливалось лишь в хорошие, приятельские отношения. А настоящая дружба — она со школьной скамьи.
И всякое, конечно, случалось за эти годы: и ссоры, и обидки, и про
-
чие неприятные штучки, но вот чего никогда не было, так это подлости и предательства. И теперь уж не будет, можно не сомневаться. Когда знаешь людей почти три десятилетия и веришь в них даже больше, чем в себя, со
-
мнения как-то сами собой рассеиваются.
И сегодня, глядя с умилением на Алену, мы подумали: это здорово, конечно, что она получилась у нас такая красивая, добрая и умная. И что учится на одни «пятерки» — это тоже классно. И хочется, конечно, чтобы так все и продолжалось, чтобы она закончила школу на «отлично», получи
-
ла хорошее образование, уютно устроилась в этой жизни... Но больше все
-
46
Блогопаdt
47
Живой
@
льманах
го хочется, чтобы в школе у нее появились настоящие друзья. Вот такие, как у ее мамы – на всю жизнь. И тогда все у нее будет замечательно. Она удивительный человек, ей обязательно должно повезти.
Tags
: Личный опыт, Портреты, События
emmanuelle-cunt
А я помню этот день в 1990 году. Я маялась с родителями в Эстонии, они маялись со мной (дочь-подросток — это ужас!). По телику сказали, что погиб Цой, который для меня был знакомым, но пустым звуком. То есть я слышала какие-то его песни, но краем уха. А слов и вообще не могла разобрать... Осенью или зимой знакомые сокрушались — их младшень
-
кая увлеклась Цоем. Рассказывалось это трагически — почти как «вышла на панель». Мои родители мной были довольны: я не увлеклась. Впро
-
чем, я вообще была глуховата к музыке. Моя соседка по даче изображала
Цоя — очень похоже, но не глумясь, а как бы демонстрируя свои пласти
-
ческие возможности. Впрочем, это было, когда он еще здравствовал, ка
-
жется.
Tags:
События
olduser
Ох, не хотел я, но придется
Не хотел я возвращаться к теме КПСС и былых времен, но периоди
-
ческие комментарии молодежи, у которой абсолютно загажены мозги не
-
понятно чьей пропагандой и которая искренне считает, что социализм под руководством Коммунистической Партии – это есть власть народа и всеоб
-
щее равенство и братство, заставляют меня опять мусолить эту тему.
Итак. Описанные события приходятся на период с 1985 по 1988 год. Советский Союз. Урал. НИИ.
Молодые специалисты, на обучение которых было потрачено шесть лет и достаточно большое количество денег, прибыли на работу. Первое, что им сказали, это то, что, несмотря на хорошие оценки в их дипломах и немалые их успехи в обучении своей профессии, в настоящее время их профессия не востребована. Потому что в отделе Х, где такие специали
-
сты работают, штат укомплектован, а вот в отделе Y, где есть совсем дру
-
гие специальности, штатных сотрудников как раз не хватает. Итак, ваше обучение засовываем в ж…, и по приказу Партии (да, да, именно Партии, так как беседу проводит секретарь парторганизации предприятия в своем кабинете) вы направляетесь работать в отдел Y по специальности, осваи
-
вать которую вам придется на ходу.
Но не успели мы «освоить» чуждую нам специальность, как Парт
-
ком КБ (конструкторское бюро, а не то, что вы подумали), собрав всех на собрание, партийных и беспартийных, поведал о том, что в кулуарах пар
-
тийной власти наконец-то вызрело решение о начале уборочной. Ячменя. В ноябре. На Урале. Поясняю: в то время решения о начале посевной, уборочной и т. д. принимали всегда органы Партии. Причем в связи с тем, что в колхозах не было ничего: ни техники (она вся убивалась и разворовывалась сразу по поступлении), ни работников (постоянно бухих колхозников в расчет брать нельзя) — то каждый сезон с государственных предприятий в поля направ
-
лялись толпы инженеров, кандидатов, докторов, которые возились по уши в грязи под наблюдением чуть живых с похмелюги местных трактористов. Это называлось «битва за урожай».
Я не буду сейчас рассказывать, что ячмень в ноябре уже лежит на земле, причем под снегом, и соответственно, никакой комбайн его поднять не может. Поэтому поднимали его мы. Обыкновенными косами-литовками. И складывали в волокушу. Эта волокуша оставалась посреди леса (посевы ячменя делались в лесу на полянах, чтобы не занимать ценные сельхозпло
-
щади), рядом со сгнившей прошлогодней волокушей. Почему сгнившей? Потому что, во-первых, ячмень вперемешку со снегом тут же начинал «го
-
реть» (гнить), а во-вторых, вывезти эту волокушу из леса не было никакой возможности, так как летом туда шли две колеи от К-700, проложенные в болоте, и по ним никто уже проехать не мог, мы ходили пешком, а зимой, когда все это замерзало, оно заметалось сверху полутораметровым слоем снега. И опять никто не мог проехать.
А руководители городской и районной партийных организаций смотрели на все это, потирая руки, и готовили доклады наверх. На наши фразы типа «это Сизифов труд, это сгниет, это нельзя вывезти, это надо было раньше убирать» ответ всегда был один: «Вы что же, товарищ, как ваша, кстати, фамилия, считаете, что руководство Партии не понимает, что делает? Вы считаете руководство Партии недоумками? Или вы думаете, что там сидят вредители?! А не кажется ли вам, товарищ, что вы слишком много на себя берете, допуская антипартийные высказывания и подбивая честных тружеников на саботаж?!»
А еще был приказ Партии создать при каждом предприятии под
-
собное сельское хозяйство (ПСХ). Так как в магазинах не было ничего, жрать практически оставалось одни макароны, то считалось, что любой НИИ может вырастить у себя коров и свиней, обеспечив тем самым своих сотрудников мясом и молоком. Как, если корма заготавливались опять же по распоряжению Комитета Партии? То есть не тогда, когда созрели, а когда пришел приказ из области! Вот и ездил весь НИИ зимой в лес «на елочки» — резать верхние лапки у елок, те, которые еще не совсем за
-
деревенели и которые корова может разгрызть. Потому что все, что было собрано осенью, или уже сгнило, или это нельзя было никак привезти.
А коровы весом по 150 кг (!) в это время не могли стоять на ногах и валялись в грязном коровнике, привязанные цепью за шею, щелка
-
ли зубами при появлении любого человека и выли по-вурдалачьи. Надо ли говорить о том, что быки были ни на что не способны и у коров не было ни телят, ни молока, ни мяса на костях. И жили они очень недолго. И уми
-
рали, как правило, от топора скотника, который видел, что если ее сегодня 48
Блогопаdt
49
Живой
@
льманах
не убить, то завтра она умрет своей смертью от голода.
В это время Партия писала бодрые доклады о благополучном сель
-
ском хозяйстве, о развивающейся системе ПСХ на предприятиях, а мы это смотрели по телевизору и радовались успехам в неведомых нам городах. Правда, потом, приехав куда-нибудь в командировку, мы обнаруживали везде одно и то же — а уж поездил я по стране много, поверьте.
Да, насчет того, что тогда можно было пробиться к вершине любо
-
му человеку. Если ты становился членом Партии, тебе открывался путь по служебной лестнице на предприятии. Но до определенного момента (там, где я работал, это была должность начальника цеха, отдела, лабора
-
тории). Потому что у главного инженера был сын. И у главного конструкто
-
ра тоже был сын. А у председателя парткома — племянник, и потому потол
-
ком любого партийного активиста была должность секретаря партячейки отдела. Ну на крайний случай, в особо заброшенных городишках, секре
-
таря какого-нибудь отдела в райкоме. Открыто об этом никто не говорил, так как это было равносильно объявлению войны системе, но все знали, что будет именно так. Так и было.
Весна в то время для нас ознаменовывалась выездом на «зелен
-
ку». Мы брали косы на плечо и ехали косить «зеленую массу» для тех ко
-
ров, которые пережили зиму. Скотник в это время бегал и орал: «Коров надо выпускать на пастбище!» А секретарь парткома ему отвечал: «В об
-
ласти, наверное, получше тебя знают, кого и куда надо выпускать. Будет приказ — выпустим, а пока — все в поля, косить траву, траву тащить в коровники к коровам...»
Повторю для тех, кто не понял. Я это проходил. Не слышал об этом от верных людей, не видел это на документальных кадрах, а проходил. Да, я научился многому. Я получил еще одну специальность, кроме ди
-
пломной. Я научился махать косой, как заправский житель деревни. Но я не видел ни власти народа, ни счастья народного, ни светлого будуще
-
го, ни мудрого правления Партии.
Я видел тупость, помноженную на борьбу за портфель с себе подоб
-
ными. И видел, как гадят на голову народу. Тому самому, чья власть.
Tags:
Личный опыт, События
risha-spb
Уже много лет рано утром через приоткрытое окно в одно и то же время я слышу страшный мужской кашель. То ли он надо мной где-то жи
-
вет, то ли в доме напротив – не знаю. А кашляет так жутко, как будто из него легкие выпрыгивают кусками при этом. Делает он это по будильнику, видимо, потому что действо происходит всегда ровно в 8:20 утра.
Я по нему часы сверяю даже. И очень волнуюсь, если утром не слы
-
шу кашля. Мало ли, думаю, все, откашлял свое чувак, часы теперь не све
-
ришь.
Tags: Мимоходом, Повседневность
gargona80
Случаи из детства
Дернула я как-то у соседки Ирочки три фломастера, как сейчас пом
-
ню: зеленый, желтый и фиолетовый. Мне показалась, что у нее их много и она не заметит пропажи (у Ирочки папа летчик, а мы, гарнизонные дети отцов наземных войск, не имели такого разнообразия игрушек и разного рода мелочей). Пришла домой довольная, принялась художествами зани
-
маться — на руках кольца и браслеты рисовать! Маме о пропаже сообщили сразу же, зря я подумала, что не заметят. :) Подходит ко мне и говорит: «Покажи руки». А я за спиной их прячу и мотаю головой. «Покажи руки, еще раз тебе повторяю!» Ну что маленький ребенок перед материнским авторитетом? Показала. Она, ничего не гово
-
ря, уходит на кухню. Я за ней. Мама достает топор:
— Руки на стол!
Я – в слезы:
— Мама не надо! Мама не надо!
— Руки на стол! Хотя подожди, топор туповат, с первого раза не разрубит.
Достает точильный нож и начинает со спокойным видом точить топор, проверяя пальцем остроту. Готово.
— Давай руки на стол, отрубать их буду. У меня в семье воров нет. - И замахивается...
Я уже белая вся, кричу ей, что я никогда-никогда больше не буду этого делать.
Так и по сей день исполняю данное ей слово! И благодарна ей!
***
А после был еще случай из гарнизонного детства. Я тогда, так ска
-
зать, подельником была, на стреме стояла.
Подруга Наташа из неблагополучной семьи частенько промышляла мелкими кражами. А я-то с этим делом завязала - помню, чем это грозит, - и отказалась идти на темное дело. Но она, напугав меня побоями, сказала, чтобы я рядом стояла. Так вот, «Детский мир», Наташа, девочка лет восьми, и я, шестилет
-
няя, ходим между прилавками. Наташа выбирает, что ей дернуть... Опре
-
делилась: пластмассовые солдатики. Я отворачиваюсь от нее, а у меня пальтишко было с длинным капюшоном, вот она и давай туда скидывать их. Набрав добычи, со спокойным лицом вышли из магазина - и бегом до первой же подворотни. Засев под балконом, начали делить награбленное. Так как получалось, что я как бы не участвовала в краже, то мне досталось десять солдатиков. А мне больше-то и не надо, я счастливая и так до не
-
бес! Иду домой, улыбка резиновая, в руках кручу фигурки, рассматри
-
ваю, где дуло у винтовки согнуто, где отсутствует голова... А тут мама — уже меня по всему району разыскивает, я к ней бегом, чтобы не досталось 50
Блогопаdt
51
Живой
@
льманах
за опоздание, а солдатиков в руках продолжаю держать…
— Это откуда?
Я выпалила первое, что пришло в маленький детский мозг, чтобы избежать наказания:
— Мишка Олимпийский подарил!
Дома-то из меня уже выбили показания, и я рассказала правду. На следующий день, сразу же, как открылся Детский мир, мы с мамой пришли туда и вернули этих пластмассовых солдатиков в количестве десяти штук. Мне было очень стыдно, что я так подвела маму!
А с Наташкой мне запретили дружить. Я еще пару раз пыталась с ней общаться, но она начала курить, а я, попробовав, не уловила кайфа от этого... Да и с мальчиками она взрослыми стала водиться!
Tags: Личный опыт, Портреты
da-slash
Брошюрка от SlaSh'a
Поначалу хотел тупо набросать отсебятины про «таги», они же «таг
-
зы», они же «tags», что наболело. Но, прикинув, решил, что получится неплохой постик про ЖЖ вообще, который так и назовем «Брошюрка от SlaSh'a», простого липецкого парня.
1. Intro
2. Tags (что же это такое?)
3. Профиль и анфас (про черчение не говорим)
4. Дорогие френды!
(все-таки любимый РR)
1. Intro. Порывшись в педивикии, что же такое ЖЖ, ничего нового для себя не открыл, кроме того, что первый русскоязычный юзер в базе был зареган под номером 666 27 ноября 1999 года, а чуть позже (30 ноя
-
бря) другой чел написал первый пост на русском, и с 2001 года активно понеслось дерьмо по трубам!
Я же ЖЖ открыл для себя в 2005-м, тупо прочитав, что какой-то кулгеймер завел онлайн-дневник, и это модно! Етиццкая сила меня под
-
хватила, так и появился da_slash (кстати, скоро моему ЖЖ 1000 дней). Было прикольно писать все, что хочешь, и без ручки и бумаги. Но я заме
-
тил, что со временем, а именно год назад где-то, это перешло на какой-то новый уровень. То ли меня начали во френды добавлять, то ли еще что, но начал постить уже не отсебятину, а как на сайт. Но одно другому не мешает, поэтому формат (какое модное словечко со смыслом) оставлю «отсебятина+копипаст_с_моими_думками».
2. Tags. Что такое «tag»? Не будем вдаваться и выдаваться в подроб
-
ности и термины. Это просто метка. Метки могут быть где угодно и исполь
-
зоваться как угодно. Метка «Вася» на трусах Васи означает, например, что это трусы Васи, а не Ипохондрия. Метка «Nike» на футболке вовсе не озна
-
чает, что это футболка некоего Nike'a. Это торговый знак/название фирмы, выпустившей сей продукт. Метка команды по контре [CyKu]Nickname вовсе не означает, что игроки этой команды какие-то «…дорги», это просто при
-
кольно. А вот если на какой-либо стене в подъезде или в лифте прочтете, что «Здесь одни …!!!», то, видимо, лучше больше не ходить в этот подъезд и не ездить на этом лифте. Значит, понятно, что метка – это что угодно! Начиная от трусов, заканчивая лифтом.
Собственно, с чего я хотел все и написать. Многие, наверное, заме
-
чали у меня таги с албанским оттенком: субботга, работга и т.д. Это не при
-
кольно совсем! Лол*, я не говорю, что я извращенец и завожу таги, кото
-
рые мне не нравятся. Просто зарождение моего ЖЖ совпало с расцветом «Медведа». Пару дней я даже пытался как-то метки переименовывать, но труд это неблагодарный и ни одной такой проги я не нашел, которая могла бы это делать автоматом. А открывать по 20 записей и в каждой поменять таг на нужный, а потом старый удалить — это мегагемор! Поэтому я забил, но стараюсь не плодить тучу меток, чтобы потом в них не утонуть. Да я уже, можно сказать, в полном дерьме, и остается спустить воду. На каждую за
-
пись при начале ведения ЖЖ что-то придумывал, и вылилось это в то, что я уже теряюсь.
Почти каждый юзверь ЖЖ отличен своими метками, хотя боль
-
шинство из них похожи, и даже заимствованы, но все равно разница есть! Например, товарищ Жуковский: («лирическое не в тему», «пикант» и т.д.) очень забавляет.
3. Профиль и анфас. Профиль, он же профайл, он же профилЕ или профИле, он же «юзер инфо» и т.д. Что мы делаем, когда встречаем не
-
знакомого нового человека? Осматриваем его, пытаемся запомнить его имя дольше, чем на пять минут, смотрим на одежку, манеру речи и т.д. Что мы делаем, когда хотим добавить фрэнда в ЖЖ, асе, не важно? Лезем в профиль (всякое пятнадцатилетнее существо, конечно же, не лезет и на
-
чинает долбить вопросами: «привет, как дела, че делаешь?» и получают соответственный ответ: «пошел в …/на …/другие вариации») и смотрим, что же там такого можно узнать о юзвере. В отличие от некоторых, я за
-
полнил почти все, что мог; некоторые бывают инкогнито, и можно в луч
-
шем случае лицезреть вылупление на свет этого индивидуума. Вообще, профайл – грамотная штука: иметь представление, с кем обмениваться байтами, надо, я считаю! Но не перегружать! Однажды видел там такое, что сложилось ощущение, что чел решил сколлекционировать для своих внучат все баннеры и логотипы своего времени. Не надо так!
4. Дорогие Френды! Сейчас практически ни один интернет-ресурс нельзя представить без возможности «отдачи» от пользователей. Напри
-
мер: Юля показала сисьге и все написали что-то типа: «Ву! Двай ещО! ЗачОт!». А вот Катя не показала, и получила каменты следующего содер
-
жания: «Низачот, тема сисег не раскрыта, … тебе, покаж сисьге!» Вот и ЖЖ, видимо, был бы довольно унылым без возможности френдования.
Вообще, я бы разделил юзеров блогов на две категории: это тысяч
-
ники и остальные. Тысячника даже не надо френдить, а заходить на его страничку в ЖЖ как на новостной сайт, где можно и поржать, и сблевануть 52
Блогопаdt
53
Живой
@
льманах
легонько. Таким образом, переходим к понятию френдленты. Это такой ЖЖ, как и твой, но там лежат записи твоих френдов. Принято утро на
-
чинать с прочтения этой ленты и оставления каментов, а потом уже питья кофе, утреннего посеру, попису, похмелу (хотя не, похмел заранее, тогда веселее!) и т.д.
Сначала я пытался искать френдов по интересам, так и повелось — они были первыми моими френдами. Добавление френдов похоже на про
-
качку в RPG**: ждешь, когда же тебе ответят взаимностью. Про тысячников и про пиар а-ля «как им стать». Я считаю, что для меня основное — ЖЖ, а потом уже раскрутка в рунете. А как привлечь побольше френдов — двояковыпукло. С одной стороны хочется быть известным, а с другой хо
-
чется, чтобы людям нравилось, что я пишу. Вот так.
*
Лол (англ. LOL - laughing out loud, lots of laughing) — громко смеюсь.
** RPG (англ. Role-Playing Game) — компьютерная игра, основанная на эле
-
ментах игрового процесса традиционных настольных ролевых игр.
Tags: Личный опыт, Повседневность
a-que-no Вадим
Мне пять лет. Я стою на дороге у бабушкиного дома и наблюдаю, как мальчик Вадим гоняет на велосипеде. Взрослом. С рамой. Наблюдаю с завистью, потому что сама на велосипеде кататься не умею. У меня и велосипеда-то еще нет.
Возвращаясь из очередного «разворота», Вадим вдруг притор
-
маживает около меня и протягивает ромашки: «На!» Я отступаю на шаг назад и мотаю головой («С чего это он вдруг», — думаю…). «Да нааа!!!» — повторяет Вадим, слезает с велосипеда и добавляет: «Дружить со мной будешь?»
Хоть знакомы мы были с пеленок (дома бабушек рядом), с этой осмысленной фразы и моего первого «да» мальчику начались наши от
-
ношения. Какие отношения могут быть в пять-шесть лет, спросите вы? Чудесные, отвечу вам я. Вадим был прекрасен: катал на раме велосипе
-
да; рассказывал полупошлые детские анекдоты; любил моего кота, а к куклам относился с уважением; носил малину, конфеты и краденые зеле
-
ные яблоки; бродя по улице, охранял ненавистный мною, но «обязатель
-
ный к просмотру» дневной сон и — чем особо покорил — качал на качелях и не просился покачаться самому. Все это делалось с особой «мужской» мудростью и серьезностью «взрослого» (полтора года разницы в шесть лет — это, знаете ли, не шутка…). Я же дружила только с Вадимом, забросив (нехорошо это, да, но такова натура) закадычных своих «мелких» и взрослых друзей… Смыслом жизни на все лето стали огромные карие глаза и светлый чуб, смешно зализанный на бок. Но когда я приехала к ба
-
бушке в следующем году, мы уже и не здоровались даже. Так и у взрослых бывает. А для детей – вообще нормально. ***
Я встретила Вадима сегодня. В центре города. Окликнул меня сам. А я узнала сразу: глаза и чуб. Хоть и не виделись мы с ним лет 15, если не больше.
Изрядно подвыпивший, в разбитых ботинках и в джинсах, заверну
-
тых чуть ниже колена. С фингалом под глазом. Почти без зубов. С бутыл
-
кой какой-то химической дряни зеленого цвета. Он предложил зайти в «Чайную ложку». За чай заплатила я. Он почти не говорил, я чувствовала себя неуютно и молчала. Прощаясь, он долго и пристально, до ощущения страха, на меня смотрел, а потом шепе
-
ляво выдохнул: «Я думаю, ты лучшее, что было в моей жизни». И попросил 20 рублей на жетон. А я всю дорогу обратно ревела. Благо в машине никто на тебя не смотрит.
Tags:
От души, Портреты
seventhgnome
Я как-то уже упоминала, что являюсь человеком сугубо городским. В деревне я была считанные разы, но это оказывались именно те разы, про которые принято говорить «редко, но метко». Вот один из таких случаев.
В возрасте шести с половиной лет гостила я с бабушкой в деревне у ее сводной сестры. Жили мы там долго, практически все лето, и за это время у меня, разумеется, подобралась небольшая компания. Две город
-
ских девочки, я и Тамарка, и двое «местных», Валюшка и Сережка. Целы
-
ми днями мы бегали по деревне и ее ближайшим окрестностям.
Как-то раз жарким июльским днем мы шли по пыльной дороге между двумя полями, с одной стороны росла пшеница, с другой — овес. Ни тот, ни другой злак для нас интереса не представлял, в отличие от горо
-
ха, кукурузы или подсолнухов. Вяло переговариваясь, мы уже почти дошли до деревни, как внезапно увидели его. Он лежал поперек дороги, оскалив мелкие зубки, и был совсем мертвый.
– Кто это? — ахнула я.
– Суслик, — уверенно сказала Тамарка.
– Сама ты суслик! Это хорек, — уверенно сказал Сережка.
– Похоронить бы надо, — сказала хозяйственная Валюшка.
Завернув хорька в большой лист лопуха, мы потащили его в дерев
-
ню. Хочется сказать, что несли с почестями, но помнится, все же уронили мы его пару раз.
…Все-таки в детстве многие вещи кажутся совсем другими. Вот за
-
ставь меня сейчас взять в руки мертвое животное. Да ни за что! Я даже стараюсь не смотреть на них без особой необходимости. А тогда… Мы по 54
Блогопаdt
55
Живой
@
льманах
очереди брали в руки тельце хорька и никакой брезгливости не испытыва
-
ли. У него не было видимых повреждений, чистая шерстка, закрытые глаз
-
ки. Притащив усопшего зверя за сарайку, мы начали готовиться к таинству погребения. Приготовлениями руководила сведущая в этих делах Валюш
-
ка, сказав, что она с бабкой уж столько их повидала (похорон, не хорьков), что сейчас запросто все организует по высшему разряду.
Сережке была поручена мужская часть работы: копание могилы. Тяжело сопя, новоиспеченный могильщик взялся ковырять землю совком. Нам с Тамаркой было велено нарвать цветов для украшения. Сама Валюш
-
ка занялась поиском гроба. Когда могила была вырыта ровно на половину, то усталый могильщик сказал, что больше не может и вообще, в гробу он видел эти похороны хорька. Его сменили мы с Тамаркой, ибо цветов уже была нарвана целая охапка и нам тоже хотелось повидать хорька уже, на
-
конец, в гробу.
В этот момент явился гроб. Сначала мы его учуяли по запаху: Ва
-
люшка притащила коробку из-под скумбрии (может, кто помнит, были та
-
кие желто-коричневые, с рисунком, имитирующим плетеное лукошко). Ко
-
робка была чистая, но о том, что раньше там была скумбрия, забыть было невозможно, запах не позволял.
Только мы собрались укладывать новопреставленного в коробку, как за Сережкой пришел старший брат. Узнав, чем мы тут занимаемся, загорелся идеей и решил принять деятельное участие. Так как он был старше, а значит, опыта, в том числе и погребального, имел больше, то легко оттеснил Валюшку с поста руководителя похоронной конторы. Она обиделась и решила вообще больше не участвовать в процессе, но тут ей предложили роль фотографа: чтобы все у хорька было как у людей, нужен был его портрет, который планировалось закрепить на булыжнике, предна
-
значенном на роль могильной плиты.
Валюшка убежала за бумагой и карандашами. Нам деятельный бра
-
тельник велел обрядить покойника, а сам пошел переодеваться.
— Во что? — хором спросили мы с Тамаркой, разглядывая свои пла
-
тья и думая, может, нам тоже следует как-то подготовиться к церемонии? В кладбищенской моде мы были не сведущи, но и опростоволоситься тоже не хотелось. Брат Славик сказал:
— Я буду поп. Отпеть надо покойничка. Мы с бабкой были в сосед
-
ней деревне, когда Федьку-комбайнера хоронили, так там поп был, кади
-
лом махал. Очень хорошие похороны были. Правильные.
Славик явно повторял чьи-то слова, скорей всего, бабкины — но ни
-
кто и не был против присутствия попа на похоронах. В конце концов, наш хорек ничем не хуже Федьки-комбайнера.
Мы с Тамаркой притащили ворох куклиных шмоток и куклиного же постельного белья. В пахнущую скумбрией коробку была постелена шел
-
ковая тряпочка и подушка с оборкой. Впервые принимая участие в столь ответственном мероприятии, мы ни капли не скупились.
Проблема возникла с тем, во что обрядить усопшего грызуна. Он и при жизни мало походил на куклу, а теперь и подавно. Брюки мы отмели сразу: во-первых, хвост, во-вторых, особенности хорьковой фигуры: ши
-
рокая талия и короткие ноги. Мини-юбки были тоже как-то нелепы и не по случаю. Растеряно глядя то друг на друга, то на неожиданно капризного покойника, мы не знали, что предпринять, но очень боялись провалить за
-
дание.
— Эх, — сказала Тамарка и принялась стаскивать со своей куклы платье. Я смотрела на нее с благоговейным трепетом. Платье было ши
-
карное, пышное с оборками, принцесское фактически. Хорек был в нем так хорош, что даже хотелось плакать от избытка чувств. Мы накрыли его кукольным одеяльцем, аккуратно выправили лапки наружу и сели любо
-
ваться делом своих рук.
Прибежала Валюшка, держа обеими руками свеженарисованный портрет героя. Хотя зверь, изображенный на рисунке, больше напоминал саблезубого жирафа, мы ничего не сказали, так как на горизонте появился «поп». Он был фееричен. Конкуренцию ему мог составить только свежео
-
бряженный покойник.
Черный, длинный, явно бабушкин халат волочился по земле, рука
-
ва свисали печально и трагично. К подбородку была привязана лыковая мочалка, видимо, украденная прямо из бани, потому что она была мокрая и «поп» периодически брал ее в горсть и хорошенько отжимал. В руке он держал привязанную на веревочку за тонкий хвостик пузатую свеклу — это было «кадило».
«Поп» с суровым выражением лица поднял с земли кусочек угля, молча дополнил портрет хорька диагональной линией в нижнем правом углу и спросил басом:
— Покойный Харитон готов?
— Кто?! — хором спросили мы, Валюшка при этом испуганно икну
-
ла.
Славик временно вышел из роли и спросил нормальным голосом:
— Хорек готов, спрашиваю?
Мы дружно закивали. А Славик с гордостью сказал:
— Это я ему имя такое придумал! Правда, здорово получилось: хорек Харитон?
— Здорово, — сказала Тамарка, — только это не так, чтобы Хари
-
тон… — и отдернула одеялко.
Покойный зверек лежал в белом платье с оборками и совсем был не похож на Харитона.
— Мда, — сказал Славик, — и как же его теперь звать?
— Может, Харя? — робко предложила Валюшка очень своеобраз
-
ную женскую форму имени Харитон.
— Ты что?! — возмутился «поп» и взмахнул свекольным кадилом так, что чуть не зашиб могильщика. — Как я, по-твоему, буду говорить: «Помо
-
лимся за покойную Харю»?! А поп так говорил, когда Федьку-комбайнера хоронили.
Так как уже заметно темнело, решено было хоронить покойника без имени. Придя вечером домой, я устало слушала бабушку и ее сестру: они 56
Блогопаdt
57
Живой
@
льманах
обсуждали засолку огурцов и что чеснок в этом году совсем не уродился. А потом как в том самом анекдоте со вздохом сказала:
— Мне бы ваши заботы… А тут то покойника одеть не во что, то имя у него не подходящее, то поп напился...
Славик и правда напился дома компота и постоянно отвлекался от церемонии. Бабушки долго приходили в себя, а потом дотошно выспраши
-
вали, что я имела в виду. Только родители так и не узнали, что тем летом их ребенок обрел бесценный жизненный опыт по похоронам хорьков в кру
-
жевных платьях и коробке из-под скумбрии.
Tags: Личный опыт, Портреты
olduser
Корь
Мальчик заболел корью. Такое случается иногда с детьми дошколь
-
ного возраста. Вот и он тоже вдруг покрылся красными точками и затем
-
пературил. Мама и папа не могли сидеть с мальчиком дома. Они работали. Они были простыми инженерами на простом заводе. И еще они считали, что право на труд — это священное право советского человека. Поэтому они оставляли мальчика дома одного, а сами уходили на работу.
Мальчику было очень плохо одному. В окно светило солнце, но на улицу нельзя было выходить. Если бы даже он захотел это сделать, то все равно не смог бы. Его запирали дома на ключ. На старый, двухбородковый ключ. Английские замки тогда еще были редкостью.
Мальчик смотрел в окно, но с четвертого этажа мало что было видно, к тому же окно однокомнатной хрущевки выходило на задний двор дома. А на заднем дворе днем не происходило ничего. Там не было песочниц, где возились дети и рядом разговаривали родители, там не было столов, за которыми играли в домино. Там была только дорога. Но по дороге ездило совсем мало машин. Потому что мальчик жил не в самом ожив
-
ленном месте города, да и вообще в то время машин было очень мало. Так, одна — две за день проедут, и все.
Смотреть в окно мальчик долго не мог. Температура и слабость давали о себе знать. Утомившись, он ложился в свою кровать, стоящую в углу и припертую торцом платяного шкафа так, что если открыть у шкафа дверку, то почти вся кровать становилась отгороженной от комнаты. По
-
лучался как бы закуток, в котором мальчик и спал. Эту шкафовую дверь родители использовали часто. Когда нужно было положить мальчика спать пораньше, а в комнате еще горел свет. Или когда они смотрели черно-
белый телевизор «Горизонт», стоящий на растопыренных, сужающихся книзу деревянных ножках, как молодой жеребенок. Случалось такое, что родители не хотели, чтобы мальчик смотрел то кино, которое они смотрят.
Почему? Мальчик никогда этого не знал. Но он с детства запомнил название фильма, который ему не дали посмотреть. «Хроника Пикирующе
-
го Бомбардировщика». Позже, много позже, мальчик посмотрел это кино и еще больше озадачился вопросом, почему ему не дали посмотреть этот безобидный, героический, военный фильм... Зато мальчику разрешали смотреть мультики. Мульти-пульти, как тогда говорили. Их частенько показывали в передаче «Спокойной ночи, малыши». Минут по десять-пятнадцать. Мальчик очень ждал этой переда
-
чи. Очень. И если вдруг передача проходила вообще без мультфильма или показывали старый, неинтересный кукольный мультфильм, мальчик очень расстраивался. Иногда он даже плакал от обиды, что остался без мульти
-
ка. А днем по телевизору показывали целых две программы. Первая программа и вторая программа. Они так и назывались. Что там показы
-
вают, мальчик не понимал. Наверное, с того времени у него и развилось отвращение к новостям и балету. Потому что днем показывали в основ
-
ном их. Причем с большим, трех- или четырехчасовым перерывом на обед, во время которого телевизор показывал настроечную таблицу и пищал. А вечером, в девять часов на неделе и в десять в выходные, передачи за
-
канчивались совсем. Телевизор начинал мерзко пикать и показывать объ
-
явление «Не забудьте выключить телевизор!»
Вот потому мальчик сидел дома и не включал телевизор. Мальчик спал, плакал от скуки и обиды, читал книжку и снова спал. Видимо, из-за температуры мальчику иногда начинали мерещиться всякие страхи и ужа
-
сы. То тень на стареньких обоях вдруг принимала форму ужасного чудови
-
ща — и если долго на нее смотреть, то она даже двигалась по направлению к мальчику. То, вдруг проснувшись, мальчик замечал, что белесое пятно на гэдээровском раскладном столе совершенно не отличить от жуткого седо
-
бородого старика... Он забивался к себе в кровать, открывал дверцу шка
-
фа, соорудив себе подобие убежища и затихал, заснув в своем углу. Через какое-то время мальчик просыпался, и все начиналось сначала...
Мама оставляла мальчику покушать. Как и все другие дети, маль
-
чик не любил это занятие. Мама ругалась, приходя с работы, но это не помогало. Накормить мальчика было проблемой. Но в эти дни, пока он бо
-
лел корью, на кухне, в холодильнике, мальчик нашел стеклянный графин. А в графин была налита мечта. Там находился молочный коктейль. Тот самый, который в молочных магазинах взбивался на жужжащем аппара
-
те, в больших алюминиевых стаканах, в которые предварительно налива
-
ли молоко, клали мороженое и ложечку сиропа. Вот этот самый коктейль каким-то образом оказался в холодильнике. Может, мама захотела сделать сюрприз, может, приготовила его к столу, а может еще чего. И мальчик, мучимый совестью, взял графин и отхлебнул этого сказочного напитка. Совсем немного. Стакан. Ну, может два. Это было ни с чем не сравнимое счастье. Мальчик поставил графин с остатками коктейля на место, закрыл холодильник и пошел в свою кровать.
Он уснул, а проснулся от того, что мама сидела на краю кровати и гладила его по голове. Мальчику тогда было года четыре или пять...
...Я уже многого не помню из жизни того мальчика, но порой, когда я остаюсь дома в одиночестве, на меня накатывают картинки того времени, когда я болел корью. И тогда мне хочется подойти к холодильнику, открыть его и увидеть там графин с молочным коктейлем. Выпить этот коктейль, 58
Блогопаdt
59
Живой
@
льманах
зажмуриться и, обернувшись, открыть глаза и увидеть стены маленькой однокомнатной хрущевки на четвертом этаже панельного дома.
Tags:
От души, Повседневность
ebobat
Выхожу из лифта на своем четырнадцатом этаже и мысленно ис
-
кренне возмущаюсь бурому пятну возле духового окошка. Надо же, неуже
-
ли не поленились, нагадили, несмотря на высоту? Переступаю, прохожу мимо, как вдруг боковым зрением отмечаю, что эта масса шевелится. Не ленюсь, возвращаюсь и напрягаю свои слепые очи. Стриж. Залетел, укрываясь от непогоды, в открытую фрамугу, бедо
-
лага, теперь выбраться не может. Беру его трепещущее тельце в руки, под
-
ношу к окошку. Он бодро стартует — и, вот она животная благодарность, на радостях обливает мои ладоши каким-то липким коричневым сиропом. Сто пудов самка!
Tags:
Вылетит – не поймаешь
rromanov
Выставка «Америка сегодня» очень смешная, как и все «современ
-
ное искусство» вообще и поп-арт в частности. Современное искусство — это на 90 процентов текст. В этом его главная особенность, здесь скрыты все потенциальные кайфы и слабости «контемпорари арт» как жанра. Пока ты не прочитаешь сопровождающий экспонат текст, ты не проникнешь в творческий замысел автора. Это создает эффект «двойного эстетического объекта», некоей расфокусировки внимания. Объект должен поражать сам по себе — то есть, когда ты смотришь на «Возвращение блудного сына», то понимаешь, что один человек просит прощения у другого, и дальше… дальше, наблюдая за картиной, можно крутить и додумывать, внимательно всматриваясь. И в общем, знание соотвествующего библейского сюжета даст человеку некое дополнительное понимание, но может и не быть ре
-
шающим. Что можно узнать, вглядываясь в красно-синюю каляку-маляку на стене? В общем, многое. Но скорее всего не то, что хотел сказать автор. В этом смысле авторская интерпретация в современном искусстве выно
-
сится за рамки эстетического объекта в виде текста — и зритель обладает возможностью или прочитать «сопроводительные документы» и принять ее, или интерпретировать самому. Чем мы и занимались. Во-первых, мы поняли, что огнетушители, стоящие в каждом зале, вполне могут быть экспонатами сами по себе. Это константа всех выста
-
вок современного искусства. Ты можешь найти там что угодно, но всегда в зале будут огнетушители. В мире есть что-то постоянное. Во-вторых, мы решили, что на любой выставке должен быть пред
-
ставлен автор. Поэтому, помимо экспонатов, нужно помещать еще схема
-
тичное изображение автора. Например, специальную надувную фигуру для битья из «Ле Футур». Или, еще лучше, на каждую выставку приглашать на роль «автора» случайно пойманного на улице человека. Этот человек должен представлять подлинного автора, замещать его, выступать в его роли. Причем отбирать людей так, чтобы на каждой выставке «автором» был бы новый социальный тип: студент, бабушка-пенсионерка, солидный мужчина-бизнесмен, стриптизерша, кормящая мать, сержант милиции, таджик-строитель... Задача такого «автора» — общаться с посетителями по поводу «своего» творчества, беседовать, объяснять, давать автографы. Комментарии к собственно экспонатам могут быть какими угодно — от ре
-
альных попыток объяснить до «не знаю, фигня какая-то нарисована».
***
На самой выставке понравился удав, «съевший телевизор и отравившийся современным искусством», и картина «Шторм в красном море» — та самая красно-синяя каляка-маляка. В «сопроводиловке» напи
-
сано, что это аллюзия на переход Моисея через море, что красный — цвет тревожности, но в сером осеннем Петербурге такой глубокий красный смо
-
трится очень радостно и позитивно. А удава, натянутого на куб и пошедшего пятнами, жалко. В книгу отзывов написал «План Путина — план возрождения Рос
-
сии».
Tags:
Личный опыт
sgt-pickwick
Помню, надкусив огромное желтое яблоко, я подошел к окну. Было мне лет двенадцать, конец марта, когда солнце уже горячее и асфальт су
-
хой, а глубоких тенях по углам двора сохраняются оледеневшие сугробы.
По причине теплой погоды окно было открыто, и с высоты третьего этажа старинного нашего дома было видно, как во двор со скоростью 20 км/ч, въехал на своем «Спутнике» шестнадцатилетний Слава Грач по клич
-
ке «Будяра-Парень, На гитаре играет».
Я бы не назвал это предчувствием. Это было Озарение! Ни минуты не думая о последствиях, которые в то же время мне были совершенно ясны, и не жалея только один раз откушенное гигантское яблоко, я акку
-
ратно и плавно вбросил его в ту точку прозрачного весеннего воздуха, где, знал наверняка, произойдет его роковая встреча с головой вышеназван
-
ного Грача. К слову сказать, волосы на его голове были огромной шапкой редкого типа «белый негр», что придавало дополнительную интригу собы
-
тию.
Казалось, время остановилось. Яблоко, медленно вращаясь, улета
-
ло все дальше и дальше, голова приближалась, две траектории неизбежно совпадали, и я стоял, как зачарованный, у подоконника, не в силах ото
-
рваться от созерцания чуда.
60
Блогопаdt
61
Живой
@
льманах
…Яблоко разорвалось на тысячу осколков. Грач поднял голову и увидел меня.
Три дня мне удавалось с ним не встречаться. На четвертый он сам меня встретил. Сложная траектория закончилась – прямым в челюсть.
В мою, конечно, если кто не понял.
Tags: Мимоходом, Повседневность, От души
delicateline
Лично моя деноминация
Дело было во времена моей противоречивой юности в подмосков
-
ной деревне. Спортивная семья (папа-мама-я) припадала к истокам, пере
-
ходила русское поле и разматывала наследственные спиннинги и бредни в дедовской избе. Мне было лет пять-шесть. Проводя инспекцию чердаков и клетей (помещения типа чуланов) — много же интересного и нужного можно встретить, если не лениться — я нашел Николаевский серебряный рубль!!! Вереща от удовольствия я сайгаком понесся вон — оттирать наход
-
ку песком, дабы блестела и глаз радовала. За этим многотрудным заняти
-
ем меня застал мой братец, великовозрастной детина четырнадцати лет. Я был нещадно отруган за расточительство и просвещен: нельзя тереть пе
-
ском монету — убыток (стирается драгоценный металл!). Получил назида
-
тельный совет: на ночь (!!!) оставить находку в чашке с кислым молоком... «Засияет ярче солнца!» — заверил родственник доверчивую душу. Сказано — сделано. Взрослые же не врут ни-ког-да и все знают... Приготовил все как надо и лег спать. Встаю с петухами — и несусь посмо
-
треть на результат...
Господи!!! Пусто!!!
Чашка — есть, молоко — есть, монеты — нет!!! Получаю ответ на вопрос: «Ах!!! Растворилась…»
...И только спустя годы (когда в школе преподавали химию) я все понял... И подумал: «Господи, помоги мне выжить среди этой братской любви!» Теперь, moy dorogoy, под мою музыку будут рожать президентов и диктаторов, а твой дом затопит чужеземным пивом! Припекут тебя черти в аду за мою монетку! :)
Tags: Личный опыт, Мимоходом
get-voice
Как-то в одном из комментариев мне написали, что мол, сейчас я пишу в блог, но потом Америка меня затянет, и перестану. Отчасти это оказалось правдой. Как бы то ни было, все в прошлом. Сейчас я в России. Опять. Культурный шок.
Мне было очень интересно, что же это такое. По приезде в США я был к нему готов. По приезде в Россию нет. Когда едешь в другую страну, то понимаешь, что это другая страна, там все другое, новое. Но когда воз
-
вращаешься… Я прожил в этой стране 20 лет! Что тут может удивлять?! Все уже привычно! Вот именно это и удивило. Как может быть привычным все это?
Чувствую себя, словно приехал сюда на экскурсию. Вчера был на Красной площади, на Лубянке. Ощущение СССР. Теперь я не удивляюсь образу российского человека в американском блокбастере. Взрыв мозга случился на Ярославском вокзале, когда меня толкнули и после этого еще и обматерили. Отвык. Пошли мысли, что нужно быть агрессивнее, жестче, грубее, напряженнее. Чтобы влиться. Но хочется быть добрым и рассла
-
бленным!
Еще отвык от того, что на тебя могут откровенно глазеть. Встретился с кем-нибудь взглядом и начинается игра «кто кого пересмотрит». Кто пер
-
вый отводит взгляд, тот лузер. Вчера нашел гарантированный способ побе
-
дить. Нужно либо улыбнуться, либо сказать «привет» или «здравствуйте», достаточно одними губами. То, что в США от тебя ожидают, встретившись глазами. Это в метро. Кстати теперь всем назло улыбаюсь. Не в лицо, а просто так. Еду и улыбаюсь. И все сложнее становится перебарывать желание сделать глу
-
пость. Что угодно! Только бы дать понять самому себе: «Я не с вами! У меня все классно в жизни! Счастье здесь, со мной!» «Это все мое, родное!» — такой мысли нет. Зато возникает противо
-
положная. Это страшное слово «чужое». Когда к слову «Родина» приле
-
пляется слово «чужое», становится... больно. И очень-очень обидно.
В то же время мое отношение к России стало лучше. Но пока это на уровне ощущений, логика отдыхает. Выразить в словах получится немного позже. Ограничусь лишь тем, что отмечу такое изменение: я теперь не счи
-
таю, что здесь хуже. Здесь по-другому. Вроде написал, но сам не уверен, что это так. Все равно ведь хуже.
Зашевелился мозг. Москва радует небом. Я снова другой. Будущее наступило.
Tags:
Места
adrina-lin
Я опять про городок наш. Так вот, городок наш второй по красивости и всяким достопримечательностям в Бурятии. Городок маленький, но на
-
глый, ну так исторически сложилось. Все началось с того, что Северобайкальск решил, что нечего ему быть в каком-то там Нижнеангарском районе, и сделал себе Северобай
-
кальский район. Вот сам себе город, сам себе район, сам себе периферия! И мэрия у нас есть, и мэр, и все причитающиеся должности и вкусности. К самой республике Бурятии городок с прохладой относился: Бурятия и Бу
-
62
Блогопаdt
63
Живой
@
льманах
рятия, что такого? Сами себе мэра избирали (на протяжении 35 лет одного и того же), сами Президента республики выбирали. Гордость у нас за свой город о-го-го какая. Только нам можно его хаять, и то если ты дома, а как едешь в другой город, — только восхвалять. Ну любят северобайкальцы этот чистый городок на берегу священного озера, любят.
На примере нашего городка я хотела показать образ самой Бурятии по отношению к России. Практически то же самое: живет и живет Бурятия. Получает дотации мировые на озеро, занимается тихонько своими конями, рыбой, оленями. Мы ж не Иркутская область какая-то! Мы Байкал чтим: всякие ЦБК не строим, на Ольхон только в этом году электричество про
-
вели. Словом, не торопимся никуда. И все буряты и другие национальности любят Бурятию, хоть и посмеиваются порой над ней родимой. Места пото
-
му что святые и тихие.
И сколько лет-то жили спокойно, аж свои законы были. Аж со вре
-
мен ГКЧП. Ни один президент российский не приезжал — ну не приезжал и черт с ним. К нам в городок бурятский президент тоже не ездит и ладно. Tags: Места
fritzmorgen
Футбол наоборот
Знаете, чем европейские водители отличаются от наших, отече
-
ственных? Думаете, вежливостью и законопослушностью? Нет, главное отличие не в этом. Если сравнивать с футболом, то европейские водите
-
ли — это члены одной команды, а российские водители — это сплошные арбитры.
Пример из жизни. Если в Европе водитель хочет выехать на дорогу с прилегающей территории, его тут же пропускают. При этом, если есть возможность, едущий по дороге даже перестраивается в левый ряд, чтобы освободить полосу выезжающему. Ну, раз просит мяч товарищ — надо от
-
дать пас.
Если же кто-нибудь хочет выехать на дорогу у нас, едущий по правой полосе арбитр… спокойно продолжает движение, даже и не думая менять скорость. При этом рука арбитра обычно зависает над центром руля, чтобы можно было быстро издать гудок и остановить потенциального нарушите
-
ля. Правила — превыше всего, а чего там кому надо, его не волнует.
Еще пример. Если в Европе одна машина быстро приближается на трассе к другой, водители спокойно разъезжаются. Медленная машина принимает вправо, а быстрая машина терпеливо ждет, когда ей освободят место, после чего едет дальше. Нормальное взаимодействие двух игро
-
ков.
У нас часто приходится наблюдать иную картину. Медленный арбитр принципиально едет в левой полосе, так как «нарушитель» сзади движется с запрещенной правилами скоростью. А быстрый арбитр прижимается к заднице медленного, злобно гудит и моргает фарами, так как «наруши
-
тель» спереди ломает схему движения, занимая левый ряд при наличии места справа.
И еще пример. В Европе, когда водителю нужно перестроиться в соседнюю полосу, он включает поворотник и аккуратно перестраивается. При этом едущий в соседней полосе рефлекторно придушивает тормоз, чтобы дать товарищу по команде место для маневра.
У нас, увы, под дорогам колесит масса арбитров, которые в таких ситуациях вместо тормоза давят на гудок и показывают «нарушителю» из окна желтую карточку. Дескать, я еду по правилам, а твои проблемы меня ни разу не волнуют. Почему так происходит? Думаю, ноги у этого безумия растут еще со школы. Которая, как известно, социализирует детей и приучает их ко взрослой жизни. И во взрослой жизни водитель честно применяет схему общения, полученную еще на школьном стуле. Схему «учитель — уче
-
ник», где учитель строго следит за учеником и гнобит его за неправильное поведение. Излишне говорить, что в этой схеме стандартный водитель играет роль именно учителя. Ну а остальные водители на дороге, соответ
-
ственно, являются для него учениками.
Кстати, думаю, именно по этой причине реальный уровень навыков вождения у большинства столь низок. Какое уж тут обучение, когда твое лицо закрыто маской учителя? «Ты начальник, я дурак. Я начальник — ты дурак». Вот и попадаются водители с сорокалетним стажем, которые принципиально ездят между полос, а из ПДД помнят только отрывки, типа «помехи справа» и скоростного режима. Про схему «через одного», кото
-
рая применяется, когда две сходящиеся полосы сливаются в одну, я уж и не говорю.
Самое забавное, что во многих автоконференциях арбитры все
-
рьез считают, будто «нарушителей надо учить» и что порядок на дорогах настанет тогда, когда арбитрами станут все. Их мечта — эдакий выверну
-
тый наизнанку футбол, когда на поле бегает один игрок, за которым следят двадцать два арбитра. На мой взгляд, однако, европейский опыт говорит сам за себя. Вождение — командная игра, и порядочный водитель (если у него на кры
-
ше не установлена красно-синяя мигалка) должен не гудеть товарищам по команде, а помогать им.
Tags:
Автомобильное, Личный опыт, Повседневность
rttv
Хатынь – деревня в Белоруссии, которая 22 марта 1943 года была уничтожена нацистскими войсками за то, что жители деревни якобы оказы
-
вали помощь партизанам. Все жители Хатыни, все 149 человек, были со
-
жжены заживо: взрослые, старики, женщины, дети были согнаны в колхоз
-
ный сарай – он быстро загорелся. Под напором десятков человеческих тел не выдержали и рухнули двери. В горящей одежде, охваченные ужасом, 64
Блогопаdt
65
Живой
@
льманах
задыхаясь, люди бросились бежать… но тех, кто вырывался из пламени, расстреливали из автоматов и пулеметов.
Несколько человек остались в живых: семилетний Витя, которого прикрыла собой, погибая, мать; две девушки, Мария и Юлия, чудом уполз
-
шие в лес, где их подобрали жители деревни Хворостени (позднее сгорела и она); двенадцатилетний Антон, которого эсэсовцы приняли его за мерт
-
вого… Антон никогда не скрывал правду о событиях в Хатыни, открыто об этом говорил, знал имена многих полицаев, сжигавших людей. Но в 1969 году, спустя пять месяцев после открытия мемориального комплекса, Антон погиб при загадочных обстоятельствах: ночью барак, в котором он жил, загорелся именно со стороны его комнаты. Антон умер от удушья.
***
Сегодня на одной из работ провел что-то типа опроса: знаете ли вы, что такое Хатынь? Результаты просты: хоть что-то про Хатынь знал лишь один человек моложе 30 лет. Про Бабий Яр и прочие «пустяки», я и не спрашивал. Оказывается, как сказал тут один очень компетентный в народном образовании человек, в учебниках по истории про всю Вели
-
кую Отечественную войну сейчас всего два урока.
UPD: Не могу не добавить сюда комментарий моего белорусского френда
maraz_m_moroz
.
Есть у нас еще более страшное место. Мемориал на месте детского лагеря в местечке Красный Берег. Я был там недавно, стоял и плакал. Это место, где немцы брали у наших детей кровь для своих солдат. Когда ви
-
дели, что «пациент» больше не жилец, то просто подвешивали ребенка за руки и отрезали пятки, чтоб значит ничего не пропало. Таких лагерей было в Беларуси штук шесть-семь. Там сейчас такой пустой класс из каменных парт, стол учителя и доска с письмом девочки, которая идет умирать и про
-
щается с отцом. Очень тяжелое место, туда бы автобусами возить и воз
-
ить.
Tags:
Места, События
silky-cat
Химию я не знаю. Вообще. Я и не могла бы ее знать при всем моем огромном уважении к этой науке. Под химию мой организм засыпал. Без
-
мятежным сном младенца. Будила меня обычно соседка Вика пинком в бок со словами: «Ты че, спишь, что ли?» Более адекватной реакции на осо
-
бенность моего организма желать было грех. Еще он засыпал на шахма
-
тах. Все попытки научить меня этой игре заканчивались сном. Но шахматы – это ерунда: на диванчике, на глазах у очередного поклонника заснуть не страшно, ибо не надо шахматами кормить, а вот в аудитории при всем честном народе… и лиТСо потерять недолго... На химии я позорно пряталась на галерке, вместо того чтобы за
-
нимать почетные первые ряды, единственно достойные моего безумного интеллекта. На урок я обязательно брала интересную книжку: я боялась… захрапеть. На лабах спасала та же Вика и мои честные глаза, в которых ни разу не отразилась тень наличия шпоры. Либо учительница меня очень любила, потому беззаветно верила, либо очень жалела - и делала вид, что шпаргалок не замечает. Ибо у всех остальных они бесцеремонно изыма
-
лись из разных интимных мест.
В общем, худо-бедно, а к химии мне приспособиться удалось, и жила я в такой идиллии аж целый год, не зная горя. Но час «Ж», как всем известно из классики, неотвратим, настал он и для меня… В виде страшной контрольной, изобретенной не иначе как злым гением ВУР (Всея Учебного Разума). Смысл был в том, что для контрольной этим самым ВУР были раз
-
работаны билеты, в каждом билете — пара задач, в совокупности по всем темам. Содержание билетов нам суждено было узнать только на контроль
-
ной, то есть шпоры отпадали сразу, потому что на моем теле нет столько интимных мест, чтобы рассовать туда все знания за два полугодия.
На контрольную я не пришла. Опоздала. А что, спрашивается, при
-
ходить за «единицей»? Дождавшись окончания пары, я подошла к учитель
-
нице и взмолилась
честно сказала:
— Не убивайте мне, я хорошая!
Вы знаете, что я химию – не знаю. Но я Вам клянусь, я заниматься ею никогда в жизни не буду. Давайте… я что-нибудь выучу, а Вы мне за это поставите что-нибудь, выше двойки? Опоздала намеренно, каюсь, не хотелось заслуженную «пару» огрести.
Учительница немного обалдела от моего монолога. И, помолчав, молвила:
— Дай-ка твои конспекты посмотреть. На чем ты хоть присутство
-
вала.
Вот что значит «счастье в неведении»… Не знала она, что мне хоть присутствуй, хоть отсутствуй,
одно..йственно
симметрично. Помню только фон, то есть книжку. Много книжек. Но совсем не по химии. Моими кон
-
спектами, однако, мог гордиться любой гений чистописания и всея других наук, и были они нарасхват среди всей параллели. Люди перед сессией записывались в очередь, кто за кем их переписывает, очередь распреде
-
лялась по часам. Увидев такую красоту неописуемую, учительница явно прониклась.
— Конспекты все есть, чего ты испугалась-то?
— Да я не испугалась, я точно знаю, что больше двойки за эту контру не получу. А так хоть шанс будет.
— Ну, ладно. Выучи эту тему, — она показала мне что-то в конспек
-
те.
— Вы только точно покажите, где оно начинается и где заканчива
-
ется.
— Ну, вот начало, — пролистнув несколько страниц, — вот тут заканчивается. Немало, конечно. Но контрольная финальная. Я быстренько заложила закладками свою судьбу. Судьба оказа
-
лась длиною в пять листов, исписанных с обеих сторон рядами формул безо всякого литературного подтекста, который можно было пропустить… 66
Блогопаdt
67
Живой
@
льманах
Могло быть и хуже.
В техникум я ездила из родного дома в глубоком Подмосковье, что равно полутора часам электрички, дальше – час на оленях (метро, трам
-
вай). За полтора часа, помноженные на годы обучения, я прочла всю миро
-
вую классику литературы, историю, досталось и остальным прикладным к этим двум моим любимым наукам. Но на ближайшие три дня классикам литературы пришлось подвинуться, уступив место химии.
Шанс, благородно предоставленный мне, разумеется, был един
-
ственным и последним, что придавало ближайшим трем дням моей жизни неповторимый колорит неопределенности в ожидании приговора. Я бы с радостью прожила без такого колорита всю свою жизнь, но кто меня спра
-
шивал? Я запихивала в себя знания с утроенным усердием, пока мой ор
-
ганизм не пригрозил несварением. Когда я поняла, что дальше может слу
-
читься только необратимый процесс передозировки, я пошла сдаваться.
— Ну что, готова?
— Да.
— Иди к доске.
Я взяла мел и начала писать заданное «от сих до сих». Когда место на доске закончилось, я стерла ранее написанное и продолжала… Вновь стирала и продолжала… И так все десять страниц. И все это в прямом эфире.
Боковым зрением я наблюдала за учительницей… Она подперла одной рукой подбородок и завороженно наблюдала за мной, как за небо
-
жителем, каким-то чудом спустившемся в химлабораторию, боясь спугнуть наваждение неосторожным вздохом. Это был момент истины, в который она поняла, что ее бесценный опыт наконец-то начал приносить пользу
цивилизации. Вряд ли в тот момент ей могла прийти в голову мысль о всего лишь моей исключительной памяти, помноженной на остроту колорита.
Дописав последнюю строчку, я сказала:
— Все, я закончила.
Учительница вышла из транса, ангелы и херувимы, до сего момен
-
та кружившие вокруг моего нимба, повылетали в окно, прихватив с собой нимб, я превратилась из небожителя в студента обыкновенного, пол жен
-
ский.
— Ну вот… ты же знаешь! Ты же все знаешь!! Иди сюда, что это такое? И нарисовала шестиугольник с окружностью внутри. Формулу бен
-
зола, известную, наверное, любому восьмикласснику. Мне же портрет этой кракозябры никого не напоминал. Мой мозг выдавал только какие-то непристойные ассоциации, типа «гайка в анфас», но мое седьмое чувство подсказывало, что, если я произнесу это вслух, меня казнят тут же, у доски. Я честно сказала: «Не знаю, рисунков в конспекте не было».
Тут учительница уронила голову в свои раскрытые ладони и без
-
звучно заплакала от смеха… или засмеялась от слез…
— Шестнадцать лет работаю — такого не видела ни разу, — сказа
-
ла она, отдышавшись, — чтобы человек рассказал всю тему без единой ошибки, не зная, о чем говорит.
Окончательно придя в себя, она взяла мою зачетку — мое сердце упало и запуталось в кишках... Знаете ли, женщины… они так по-разному реагируют на чудеса… Даже не знаешь, творить их потом или… не стоит, во избежание человеческих жертв.
Она продолжала, одновременно рисуя в зачетке:
— Иди. Без химии ты точно проживешь, я не сомневаюсь.
Если кому интересно, она мне «5» поставила.
Tags:
Личный опыт, Повседневность
babulkin
Я по ресторанам не очень-то ходок. Накладно, да и вообще. Друзья у меня — им бы по барам да клубам. А женщину водить — это и за нее платить надо. Но тут деньжат обломилось. И пошли мы с подругой гулять. Я пива взял, она пирожок с картошкой. Гуляем. И тут вот прямо в лицо — китайский ресторан. Прям, вот своими китайским фонаря
-
ми. И я, прям, сам не виноват, но с губ моих слетают слова: «Пойдем, что ли, в ресторацию тебя свожу...» Я ее мало куда вожу. В кино — и то один раз за пару месяцев. И то по бесплатно
-
му купону из журнала. Только там «Монстро» показывали, и ее укачало. С полсеанса ушли. А тут — ресторан.
Она, такая: «Ой, а там постное есть?» Ну пошли, говорю, узнаем. Заходим, а там китайский швейцар. Нет, реально китайский. Я японцев, ко
-
рейцев и китайцев завсегда различаю. Швейцар у нас польты принимает, а у меня куртка на плече от сумки протерлась, и мне стыдно. Спрашиваем его: «Постное у вас есть?» А он: «Тиво? Нипанимать. Пальто есть, куртка есть... Постный — не знать я». Да и будда с тобой. Летом на Олимпиаде пересечемся.
Проходим в зал — там китайские вазы ростом с меня и китайцы ростом с китайцев за столами сидят. Мы в туалет, руки помыть. Там все золотое, даже пепельница. Закончили, прошли к столу, сели. Официант подходит. Ни разу не китаец, а таджик. Меню принес и подруге «бонакву». Сам открыл, сам налил. Ну, мы стали на цены смотреть. Ну как, дорогие цены, но терпимые. Подруга спрашивает таджика: «А постное есть?» «Да-
да, — говорит, — есть. Все есть!» Как в Греции, думаю. Даром, что Китай.
В общем, подруга заказала баклажаны в соевом соусе, а я салат из папоротника и баранину в финиках с пестиками лотоса. Подруга хотела kotovskih
Парень стоит в очереди в библиотеке. У него звонит мобильный:
- Да... Я в библиотеке... Да почему сразу больной?!
68
Блогопаdt
69
Живой
@
льманах
еще какой-то жареный соевый сыр, но таджик сказал, что там в нем мясо есть. Мы удивились. Соевый! Сыр! Из мяса! Вот черти нерусские, чего уду
-
мали. Ну ладно, сидим, ждем. А тут сбоку пара пиалок стоит с сеном и су
-
шеным барбарисом. Мы полезли туда ковыряться. Подруга этот стог сена разворачивает и говорит: «Эврика!» Мол, нашла. Я говорю: чего нашла-то? Иголку в стоге сена? И смеюсь. А она достает прозрачный камень на три-
четыре карата. Я тут же полез в свою пиалу ковыряться и тоже нашел.
Может, это традиция такая у китайцев — алмазы в сено прятать. Присмотрелся я, а уж больно алмаз на соль похож. У нас таких на котель
-
ной прям горы были. Когда кризис в начале 1990-х был, все на котельную за солью ходили. Ну, вот и смотрю, и думаю: если соль, то зачем?! Тут подходит китаец со жбаном. Жбан — это чайник. Вот как у красноармейца Сухова. Медный и мятый. Только носик у чайника метра на полтора. Китаец говорит: «Тяй?» Валяй, говорю, тяй. И он так метра на два от стола отошел и начал из жбана сено поливать. И прям там воронку закрутил такую, что щас, думаю, все всосется в эту воронку, как в кино одном, я видел.
Тут мне салат принесли. Тоже сено, но покрупнее. Веточки такие. А я про «тяй» думаю. На кой ляд соль в чае?! Ну, в фильме «Чудак из 5 “Б”» упоминался кофе по-морскому, с солью. Но чтобы чай!.. Стал есть салат. Вкусный оказался. Веточки хрустят, а соцветия и листики не хрустят. Ве
-
точки сочные, но пресные, а соцветия и листики по вкусу на корейскую морковку похожи. Только не острые. Не обрежешься. Без перца, то есть. Съел. Тут баклажаны принесли. Красотища необыкновенная. Там, помимо баклажанов, есть перец болгарский и томаты. Все это во фритюре обжа
-
рено, а потом в кисло-сладком соусе еще. Соус такой, как из «Мак Дональ
-
дса». Я попробовал те баклажаны — вкуснотища, мама дорогая!
А тут и баранина с лотосом подоспела. И порция такая, что уж как я жру, мне половины много будет. Пробую баранину... Боже мой. Я такую вкусную баранину ел только один раз. Когда на турслете на третий день жрать нечего было, мы из соседнего лагеря взяли остатки плова, залили водой, запихали туда гречки и макарон и сварили. Вот так же вкусно, даже еще больше. Лотос попробовал. Ну, эти, тычинки. Шарики такие. Нормаль
-
ные. Наподобие картошки. Ну и финики, конечно, придают особый вкус. И я, в общем, даже не доел, потому что не смог физически. И мы стали пить чай.
А чай сладкий! А я больше всего на свете не люблю гитлера (я в знак неуважения пишу его с маленькой буквы) и сладкий чай. То есть этот ал
-
маз — это кусок сахара был. Ну так полакали чуток, и нам счет принесли. Вполне себе сносный счет. Стали собираться, к швейцару подходим. Он мне куртку подал. Я за пальтом подруги своей тянусь, а он, такой, жестом: «Не надо!» И сам ее одевает! Я хотел сказать: «Где ты был, когда я ее кор
-
мил, — расплатился бы тоже за нее», но промолчал. И мы ушли.
Вот так я был в ресторане. Только один осадочек остался — скатер
-
ка прожженая папироской была. Нет, это не мы, а до нас. Вот вроде и пу
-
стячок, вроде и привык я к пельменным с липкими качающимися столами, а вот все равно осадочек. Но таджик услужливый, прайс реальный, кухня вкусная. Не ради рекламы говорю, а чисто по-человечески. Всем пис!
Tags: Личный опыт, Места
anzhani
Молодняк
Я не люблю современных подростков.
Да, знаю, что это лишь обобщение. К некоторым из них я питаю нежные чувства, а избранных люблю до невозможности. Но факт остается фактом. Большинство из них я не люблю. Я бы даже усугубила. Я их нена
-
вижу.
Безыдейное поколение. Безнравственное. Из прочитанного – смс-
сообщения. Из написанного – три неприличных слова во «ВКонтакте», и те с ошибками. Тунеядцы, что мечтают ездить на дорогих автомобилях и путешествовать вокруг света на яхте, но не собирающиеся работать. Поко
-
ление любителей «Клинского» и фанатов «Дома-2». Быдляк, что гвоздем разрисовывает подряд все автомобили на парковке возле дома. Наркота, что, угрожая старушке заправленным чем-то шприцем, отнимают у нее пенсию в подъезде. Сплевывающие сквозь зубы и употребляющие емкое «на районе».
Сегодня мне улыбнулось счастье. В том самом крохотном, по паль
-
цам пересчитанном, исключении, появилось еще двое. А мир не так уж и гадок!
Прилично одетая бабушка выкладывала из тележки продукты на ленту у кассы в магазине. Капуста, картошка, морковь, чеснок, зелень, мо
-
лочные продукты, крупы всякие, хлеб, курица… Туча-кассир огласила счет:
— Одна тысяча пятьдесят рублей!
Покраснев, бабушка сообщила, что наличности у нее не хватает, и робко выложила чеснок из пакета.
— Одна тысяча двадцать пять рублей! — громыхнула на весь ма
-
газин кассирша, скривив недовольную физиономию, и аннулировала по
-
купку.
Бабушка «зависла» в раздумьях. Недолго, минуты на две. Мы, стоя
-
щие за ней в очереди, покорно молчали. И терзали наручные часы и экра
-
ны мобильных телефонов в поисках убежавшего времени.
— Я откажусь от макарон, – наконец выдохнула бабушка.
Кассирша снова заорала куда-то вглубь вселенной:
— Ира!!! Принеси мне ключ, у меня тут опять сюрприз! — и рявкнула в сторону бабушки: — Выкладывайте снова все покупки на ленту, у меня касса барахлит, отдельно взятую покупку не могу отменить.
Спустя еще пару минут разнеслось по залу:
— Ира!!! Подойди срочно!!! Мы убрали макароны, но тут только ты
-
сяча рублей!!!
Но то ли Ира в курилку отошла, то ли надоело ей все, но заветного ключа народ в очереди так и не дождался. И срочно начал перекладывать свои продукты обратно, в тележку, чтобы пройти через другую кассу.
70
Блогопаdt
71
Живой
@
льманах
— Ира!!! — надрывалась наша кассирша.
Бабушка, уже лилово-пунцового света, не отрывала взгляда от своих продуктов. Видимо, пытаясь расставить приоритеты «нужности». За ней, с двумя бутылками пива, пачкой сигарет и упаковкой презервативов, взасос изучали друг друга подростки. Они веселились над ситуацией, комменти
-
руя происходящее друг другу в «тоннели» в ушных мочках. Засовывали поочередно руки друг другу в низко опущенные штаны и излучали почти семейное счастье. Мы стояли уже почти полчаса.
Кассирша металась куда-то, орала, как мартовский кот, потом замаячила охрана у кассы.
И вдруг подросток, чей пол определить на первый взгляд невозмож
-
но, промолвил:
— Бабушка! Сколько вам не хватает? Возьмите! – и протянул ей 50 рублей.
— Не надо, спасибо, — почти плакала пожилая женщина.
— Ой, да ладно вам! — и уже обращаясь к перекошенному лицу кассирши: — Пробейте ей все, что она брала.
— И чеснок ей обратно положите! — добавило второе чудо визгля
-
вым голосом, видимо, женского пола.
Бабушка категорически отнекивалась. Кассирша обрадовалась раз
-
вороту событий, словно внезапной премии, и очередь быстро начала про
-
двигаться.
Я скептик и мизантроп. И вижу везде обман, корысть и актерское мастерство. «Ага! — подумала я. — Именно так сейчас и зарабатывают на Жизнь подобные бабушки!» Это как бензин у магазинов просят. Или без
-
ногие инвалиды на Фонтанке молят о еде, а потом резво улепетывают на внезапно появившихся ногах от кого-то сильно рассерженного. Или цыган
-
ки с младенцами, накачанными наркотиками, на руках. Или покушать про
-
сят детские искренние глаза, ты им покупаешь хлеб и сладости, а они тебя посылают и выбрасывают твои продукты в мусорку, выдавая: «На хрен мне ее печенье? Мне деньги нужны!» Короче — не верю во все это, совершенно откровенно не верю.
После оплаты своих покупок я поползла искать платежный терми
-
нал, чтобы пополнить телефонный счет. Та самая экзотическая пара почти уже разделась и собралась заниматься любовью, видимо, при всех покупа
-
телях. Им было все «фиолетово». Закрытые глаза, стоны и охи, руки в еще ниже спущенных штанах. К их тележке с пивом, сигаретами и презервати
-
вами неслышно причалила тележка той самой бабушки. Бабушка тихонь
-
ко, с опаской, чтобы не вспугнуть зарождающуюся ячейку общества, пере
-
кладывала в тележку с презервативами чеснок, зелень, творог и молоко… Молодые пополнения в своей тележке не заметили.
Tags: Личный опыт, Повседневность, Портреты
draste
Каждый раз, когда у меня возникает желание внести ясность в от
-
ношения, вспоминаю, что низкопробная истерика не мой метод. Других я, к сожалению, не знаю, поэтому так и живу — без ясности.
Tags: Вылетит – не поймаешь
ladyokey Вечером в городе
На детской площадке три пузыря лет двух-трех играли с мячом. Один беленький русский малыш, двое — раскосенькие азиаты. Раскосень
-
кий кричал: «Давайте в настоящий футбол играть». При этом выговаривая все слова чисто и правильно. ***
У метро двое пьяных мужчин пенсионного возраста жали друг другу руки. Видно было, что только эта сцепка удерживает их в вертикальном по
-
ложении. Пара эта была похожа на расползающуюся букву V. Не расцепляя рук, они твердили бесконечно: «Я к матушке пойду» — «Иди». Казалось, если они отпустят руки, V плавно перейдет в ___ Но нет, этого не случи
-
лось, и тот, что собирался к матушке, качаясь, но уверенно бросился через улицу. Наверное, матушка будет ему рада и такому. ***
Парень нес розу. Длинный стебель по спирали обвязан блестящей ленточкой, около цветка — бантик. Такой мини-букет. Вид у парня был тор
-
жественный, немного напряженный, как у всех мужчин, несущих цветы или маленьких деток.
Tags: Мимоходом, Портреты
vremenna
Уборщица с утра пыль вытирает в кабинете у шефа, я захожу, а она монитор (обычный ЖК-монитор) пытается на клавиатуру положить. Я ей, типа в шутку: «Что? не закрывается ноутбук?» — А она абсолютно серьез
-
но: «Неа».
Вот и выросло поколение таджикских уборщиц, не видевших обыч
-
ных ЖК-мониторов.
Tags: Вылетит – не поймаешь
72
Блогопаdt
73
Живой
@
льманах
angry-daddy
Африканские зарисовочки
Довелось мне как-то по работе пожить в Западной Африке. Мотался по двенадцати странам. А тут давеча попросили рассказать чего-нибудь интересного. Вот и решил написать. Может, понравится кому, а может, при
-
годится…
***
После нескольких дней в гостинице в центре города решил переме
-
ститься немного подальше. Небольшой, но уютный мотель, принадлежа
-
щий русской (!) семье. В принципе, именно из-за хозяев я туда и переехал. Приятно было, что всегда есть с кем пообщаться и поесть нормальную привычную еду: пельмени, борщ и блины. Комната моя выходила прямо во двор, и если, выйдя, повернуть налево, то буквально через 20 метров оказываешься на берегу океана. Буквально на второй день моего проживания там решил выйти поу
-
тру под пальмы, дабы подышать чудным воздухом. Вот тут ждал меня пер
-
вый облом. Подойдя к берегу, я увидел чудное зрелище, поражающее сво
-
ей новизной. Вдоль всего берега, примерно через 10-15 метров виднелись черные задницы. В домах-лачугах, располагавшихся вокруг в большом количестве, водопровода не было. И именно таким вот незамысловатым способом местное население решало проблему естественных позывов ор
-
ганизма. По утрам они усаживались на корточки вдоль береговой линии, философски взирая на рассвет. А добрый океан все смывал, смывал, смы
-
вал…
Короче говоря, мыслей об утреннем купании в прибрежных водах у мотеля у меня больше не возникало.
***
Чудная страна Либерия! Здесь гражданская война не прекращается никогда. Друг друга сменяют очередные президенты с помощью очеред
-
ных военных переворотов. Когда я туда прилетел, местные партнеры на
-
стоятельно рекомендовали не выходить на улицу после 20:00. Типа, нечего там делать. Сиди в баре в гостинице и пей виски. Я, как послушный маль
-
чик, все исполнил в точности. Бар был оформлен в американских традици
-
ях Дикого Запада. Всяческие автомобильные номера на стенах, пыльные гитары и прочий мусор. Возле бармена на большой табличке располагались неизменные «Правила бара»: п. 1. Бармен всегда прав.
п. 2. Если бармен не прав, то смотри первый пункт. Все стандартно, но меня поразил восьмой пункт: Сделанная боль
-
шими буквами надпись гласила «No Russian Rubles Accepted!!!» («Россий
-
ские рубли не принимаются!!!»)
И сразу стало тепло на душе, подумалось о хитросделанных соот
ече
-
ственниках, которые и здесь умудрились оставить свой приятный след.
***
В принципе, я привык к тому, что местные полицаи своим средством передвижения считают исключительно открытые джипы. В них они грозно восседают по 3-4 человека в кузове, сжимая в руках «калаши». Нормаль
-
но… Однако все та же чудная Либерия поразила несколько другим ко
-
лоритом. Еду я с одним из партнеров в его машине, остановились на све
-
тофоре. А рядышком с нами стал такой вот полицейский джип. В кузове стандартно четыре блюстителя закона, но! Вместо автоматов у каждого по базуке… И смотрят они на нас, белых, внимательно и задумчиво сквозь разделяющее нас стекло. И «кто его знает, о чем он» думает в этот момент. Становилось как-то не по себе…
***
Нигерия. Лагос. Огромный мегаполис огромной страны. Туча разных национальностей. И все друг с другом на ножах. Прилетели как-то туда к партнерам по делам. Потом нас один из хозяев фирмы везет в гостиницу. Дороги не шибко широкие, но с нормальным покрытием. Подъезжаем к перекрестку. В принципе, нам надо бы повернуть налево, и метров через 500 — отель. Но по знакам движение только прямо, а разворот через 10 километров. На перекрестке стоит местный гаишник. Хозяин джипа подъ
-
езжает к нему и в приоткрытое окошко протягивает купюрку (около пяти баксов). — Нам тут налево повернуть надо!
Я удивляюсь нахальству, а полицай бережно берет денежку, отдает честь и со всей прытью скачет на центр перекрестка. Там свистком и ма
-
ханием жезла перекрывает движение во все стороны, очищая нам проезд. Очень просто ездить в Лагосе…
Вечером того же дня нужно было попасть в аэропорт. Думали вы
-
звать такси. Но коллеги из местного отделения конторы сказали, чтобы мы не маялись дурью. Объяснили нам, как вечером в Лагосе нужно пере
-
двигаться европейцам. Короче, в аэропорт мы ехали на бронированном «Крузере», а перед нами и за нами с мигалками ехали две машины с полицаями-автоматчиками. Забавно…
***
Вообще движение (автомобильное) во многих западноафриканских странах своеобразное. Есть вроде и светофоры, и ПДД. Но во многих ме
-
стах у них исключительно декоративная функция. В Дакаре как-то был про
-
сто шокирован постоянными гудками клаксонов. Все едут и все гудят! При этом совершенно непонятно, а зачем? Попытался выяснить самостоятель
-
но с помощью наблюдений. Выводы следующие:
1. Гудит, потому что хочется гудеть!
2. Гудит, чтобы попугать пешехода.
3. Гудит, чтобы поздороваться (практикуется у таксистов).
4. Гудит, чтобы привлечь внимание потенциальных пассажиров (опять таксисты).
74
Блогопаdt
75
Живой
@
льманах
5. Гудит, ибо ход мыслей такой. Шофер думает: «Я-то вообще авто
-
мобильный ас и лучше всех умею ездить. Но вон тот черт впереди меня, наверняка ездить не умеет и не видит ни фига. Погудеть ему надо заранее, остолопу! И вот этому тоже, и этому, и тому, и этому… Да им всем надо по
-
гудеть на всякий случай!» И таким образом размышляет каждый водила. И каждый гудит… Весело, короче, не заснешь на дороге.
***
Бенин. Прикольная страна в силу ряда причин. Во-первых, у них две столицы: Порто-Ново — официальная и Котону — реальная, где все прави
-
тельство находится и вообще центр. Во-вторых, у них самые вкусные ана
-
насы. Такие, слегка продолговатые и коричнево-зеленого оттенка, сладкие очень. Ну и, в-третьих, в Бенине матриархат! Прикиньте? В семье женщина – глава. Они же и бизнесом мелким заправляют. Ну, в правительстве не так, но вот такие родовые племенные обычаи у них сильно развиты в на
-
роде.
***
После революции в Кот-д-Ивуаре начались обычные будни граж
-
данской войны. Только такой своеобразной войны. Война шла где-то там, на севере, а на побережье, в экономической столице страны городе-герое Абиджане, все было более или менее спокойно. Кстати, их настоящая сто
-
лица называется Ямассукро, если кому интересно. Нет, ну нельзя сказать, что все было спокойно и лучезарно. Полица
-
ев стало раза в три больше, лица у них стали чернее и грознее. Как я уже писал, на новый режим работы перешли все учреждения и заведения. Ну и несколько распоясались мелкие преступники. Слышно было, что там-сям кого-либо грабанули или по голове настучали. Мне ни
-
как не хотелось беспрепятственно подставлять свое вместилище особо ценных мозгов на подобное поругание со стороны аборигенов. И поэтому в магазине спорттоваров была приобретена красивая такая бейсбольная бита. На всякий случай.
Был очередной вечер, когда мы с моряками из Херсона коротали время за преферансом и пивом. Все было замечательно: креветки, музы
-
ка, трава по желанию. Досидели до полуночи, я подсчитал барыши и, хихи
-
кая, удалился спать. Спалось хреновенько. Что-то я никак не мог сразу по
-
добрать режим работы кондиционера. То жарко становилось, то холодно. Однако через час ерзаний в кровати я таки забылся здоровым молодецким сном. Проснулся от какого-то дикого грохота. Выпитое накануне пиво, с одной стороны, просилось наружу, а с другой, слегка туманило сознание, замедляя процесс соображения. А шум продолжался. Первое, что мне при
-
шло в голову, — авиакатастрофа. Смешно, ага? Просто за день до это
-
го Серега рассказывал, как в недалеком прошлом они практически стали свидетелями падения здорового пассажирского самолета в океан, непода
-
леку от мотеля. Ну вот из глубин подсознания этот образ у меня почему-то выплыл первым. Следующее, что я заметил, была дверь в номер, которая вела себя явно неадекватно. В такт грохоту она как-то дергалась и кривилась. Подивившись секунд пять этому несвойственному хорошо воспитанной две
-
ри поведению, я наконец-то начал соображать. Сопоставив одно с другим, я понял: кто-то настойчиво пытается вломиться ко мне в номер. Примерно с этой секунды я протрезвел и еще больше захотел сходить в туалет. Я выглянул в окно. Что я там увидел? Помните известную карти
-
ну «Негры ночью уголь грузят»? В моем случае ее бы назвали «Четыре негра ночью пытаются выломать дверь в доме белого сагиба, чтобы попить с ним чаю». Дверца, к счастью, открывалась наружу, а косяк был доста
-
точно крепкий. Но никакое крепкое дерево неспособно долго противосто
-
ять восьми мускулистым черным копытам. Осознав этот факт и мысленно завязав свой мочевыводящий канал узелком, я начал действовать.
Первое, что я сделал, это включил домашний кинотеатр, подключен
-
ный к усилителю, поставив вместо порнухи диск Раммштайна. Громкость выставил запредельную. Догадываетесь зачем? Мой номер был самым крайним в мотеле. Левее был только океан, а остальной народ жил справа в соседних зданиях. В три часа ночи они мирно спали, а это никак не вхо
-
дило в мои планы. «Их виль» должен был им помочь проснуться недоволь
-
ными, дабы понять, что за сукин сын мешает спать. Собственно к этому-то я и стремился. Следующее мое телодвижение было направлено на тяже
-
лый стол. Им я подпер дверь, которая уже начала предсмертно хрипеть. После этого я схватил телефон и начал судорожно тыцкать в кнопки, на
-
бирая Мишу. Через пару минут ответила его сонная жена.
— Срочно выпускайте собак! — орал я в трубку, пытаясь переорать немецких рокеров. Главное было сделано — хоть кого-то я разбудил. Необходимо было дождаться помощи, смогу ли? С обреченным лицом и дикой злостью в душе я взял в руки биту и стал возле забаррикадированной столом две
-
ри. Ход моих мыслей был безупречен. Даже если дверь вынесут вместе с косяком, то нападающих хоть на какое-то время задержит стол. Кто-нибудь из них всунется рожей внутрь, и вот тогда-то я с превеликим удовольствием хрястну по ней битой. Я стоял и ждал.
Прошло, наверное, минуты три, а может меньше или больше, и сту
-
ки по двери прекратились. Зато раздались непонятные крики и топот ног. Еще через минуту в дверь аккуратно постучали, и я услышал такой родной голос:
— Витек открывай! Это я, Миша…
Мишу с женой тоже разбудил далекий грохот моей двери и приятная музыка. Сначала они думали, что у меня началась белая горячка, и раз
-
мышляли, вызывать ли врачей сразу или подождать до утра. Но тут как нельзя вовремя раздался мой звонок, развеявший их сомнения. Момен
-
тально были спущены с цепи два Мишиных ротвейлера. Эти милые собач
-
ки отличались крайне мерзким нравом. Главным предметом их нелюбви были негры, и этот ночной моцион развлек их на славу. Черные братья уходили огородами и океаном, куда щепетильным животным соваться не захотелось. В качестве трофея возле дома были оставлены два тапка типа сланцев. Ночной охранник мотеля нашелся свя
-
занным в кустах неподалеку. Он что-то блеял на тему сорока спецназовцев 76
Блогопаdt
77
Живой
@
льманах
с гранатометами, которые вероломно напали на него и связали. На самом же деле я сильно подозреваю, что в нападении участвовали его троюрод
-
ные братья, которых он сам же и навел. Его развязали, дали по роже, объ
-
яснив, что надо пытаться хотя бы шуметь, раз нанялся охранником, и с утра уволили.
А тапки я потом прибил на пальму напротив двери. Хотел еще сни
-
зу повесить табличку с надписью «Так будет с каждым, кто покусится…» На что «покусится», я так и не придумал и табличку решил не прикре
-
плять.
Tags: Личный опыт, Места
tushisvet
Тот, кто меня бережет
Недавно мой юный коллега написал колонку... Колонку, значит. Ага. Про мужчин. Про то, что негоже им, к примеру, мыть посуду, потому что их роль Защитников в этом процессе смывается, как мыльная пена, и от
-
сюда и женоподобные мужчины, и мужеподобные женщины. Такая вот про
-
исходит неприятность.
Кое с чем я согласна, просто хотелось бы уточнить: а защитник, он со скольки до скольки? С восьми до пяти с перерывом на обед? По по
-
недельникам, средам и пятницам? И еще хорошо бы посмотреть списочек — ведь должен быть, — от чего конкретно «нормальному пацану» можно защищать, а от чего «западло».
Видимо, я лучше думаю о мужчинах, чем они сами. Потому что с не
-
давних пор уверена: в каждом мальчике с самого начала, с рождения само
-
го это заложено. Желание заслонить, уберечь, защитить. Причем защитить не только от вражеских орд, хулиганья или протекшего крана, а от всего. От плохого настроения, от дурной погоды, от одиночества, от огорчения по поводу отсутствия жизненно необходимой норковой шубки. И если пра
-
вильный мужик видит, что его женщина невесела и печальна, если глаз у нее не блестит, а в голосе появились ломкие нотки — он должен встать и что-то сделать. Один говорит: «Собирайся, мы едем в Тайланд». Другой выходит и возвращается с шоколадкой, букетом и дисками, на которых ее любимые фильмы. А третий идет к раковине и моет посуду. Просто пото
-
му, что решил, что в данный момент, ввиду отсутствия войны и мышей на горизонте, защищать свою женщину нужно именно от этого. От рутины. От грязных тарелок.
Хотите знать, что он с этого будет иметь? А ничего. Представьте себе, ни-че-го. Есть вещи, которые не вознаграждаются. Они сами по себе уже награда. Благородство, например. Верность. Самоотверженность. Ми
-
лосердие. Или щедрость. Чего она, эта щедрость будет стоить, если зна
-
ешь, что тебе вдвое вернется? Это уже не щедрость, а удачное размеще
-
ние капитала.
С любовью, кстати, та же история. Неплохо бы, конечно, взаимную, но и неразделенная — это уже счастье огромное. «Гранатовый браслет» помните? «Да святится имя твое…» и никаких больше просьб. Никаких надежд. Только благодарность.
Вот когда одинокая женщина берет и рожает «для себя», она же не на стакан воды в старости рассчитывает. В первую очередь она ищет, кому отдать свою любовь. Потому что любовь прибывает, как молоко в груди, и самое страшное, когда излить не на кого. Что там будет после — не суть важно. Ребенок может вырасти мерзавцем и негодяем — случается. Но тот момент, когда она прижимала к губам атласные маленькие пяточки и все тоненько звенело внутри — он навсегда с ней.
Так вот. Про защитников, значит. Нужна ли мне мужская рука, что
-
бы выйти из такси? В общем — нет. И без нее прекрасно вываливаюсь. Но если рядом мужчина — я от него этой руки жду. Не для себя. Для него. Это ему нужно знать и чувствовать, что он сильнее. В каждый отдельно взятый момент жизни. И это не мелочи, это важное. Только мы им этого не даем. Гоним из кухни мальчика, который взялся помочь маме — не «мущщинское» это дело. Пишем на форумах: «Чтоб мой муж мыл посу
-
ду? Да ни в “жисть”!». И вместо того чтобы радостно принять пресловутый кофе в постель, суетимся — ах, ну зачем ты! Я бы и сама могла!
И бредут по дорогам горного Дагестана старухи под огромными сно
-
пами. И спокойно смотрят на них здоровые мужики, которым внушили, что есть у них иные, более важные задачи — сидеть и ждать войны. Чтоб уж тогда защитить всех, как следует. А пока у женщин для защиты есть лишь «Блендамед» и контрацептивы.
Tags:
Мимоходом, Повседневность
78
Блогопаdt
79
Живой
@
льманах
Часть 2
a-que-no
Посмотри на звезды — и ты пропал (с) «Бойцовский клуб»
У меня сложные отношения со звездами. Если я долго смотрю в ав
-
густовское небо, крутя в уме заветное желание, они, заразы, никогда не падают. Даже если «должны» только этим и заниматься: по погоде, меся
-
цу и времени суток. Зато когда я просто так гуляю — тут пожааааалста... Но где же тут успеешь сообразить желание, если в этот долисекундный миг либо треплешься с кем-то, либо в мыслях своих тонешь так, что не вы
-
браться? «Дудочка и кувшинчик», один в один.
Когда мне было лет пять, папа впервые повел меня смотреть в теле
-
скоп. Я помню, как беспокойно, но терпеливо ждала его в темноте мороз
-
ной зимой, воображая, как завтра буду рассказывать в садике, что видела маленьких человечков и что вовсе они не зеленые (уверенность в этом факте была априори). Стоит ли описывать мое разочарование по поводу того, что предста
-
ло перед детским взором в итоге?.. Стоит ли также говорить, что рассказ в садике все равно состоялся, ибо пытливый пятилетний мозг снисходи
-
тельно отнесся к мощности телескопного устройства и решил, что знает лучше?..
Нет, мне никто и никогда не обещал достать звезду с неба. Я даже и не знаю, есть ли в таком обещании хоть доля романтики. Но один чело
-
век как-то заметил, что родинки на моем правом предплечье выложились в форме созвездия Кассиопеи — и мне нравится, что так и есть. И это, если что, не хвастовство.:)
А сейчас я туплю на проливной дождь за окном. И пытаюсь разгля
-
деть за этой холодной и мокрой беспросветностью малюсенький, но устой
-
чивый свет. Желательно в созвездии Кассиопеи. И даже падать никому не обязательно. Хотя можно. Но только чтобы незеленые человечки при этом не пострадали ни разу...
Значит, это кому-нибудь нужно?
Значит, кто-то хочет, чтобы они были?
Значит, кто-то называет эти плевочки жемчужиной?
Tags:
От души
roberlee
Большая охота за мечтой
И как раз в этот миг он заметил, как одно из зеленых удилищ дрогнуло и пригнулось к воде.
Э. Хемингуэй. Старик и море
§41. Он взял пять хлебов и две рыбы, воззрев на небо, благословил и преломил хлебы и дал ученикам Своим, чтобы они раздали им; и две рыбы разделил на всех.
§42. И ели все, и насытились.
Евангелие от Марка. Глава 6
Я прочитал «Старик и море» Хемингуэя давным-давно, будучи еще совсем юным школьником, грезившим о путешествиях, дальних странстви
-
ях, бушующих океанах и приключениях, которые казались тогда абсолют
-
но несбыточными. Только книги давали мощную подпитку воображению, и благодаря ему с книжных страниц долетали соленые брызги океана и рев бушующих сороковых, казалось, звенел в ушах.
Борьба с громадной рыбиной на утлой лодке в безбрежном океане заставляла затаивать дыхание и представлять биение многокилограммо
-
вой туши на трепещущей леске под палящими лучами солнца. Да и мог ли это адекватно представить я, не вытаскивавший из воды ничего тяжелей карася, который, пусть и остервенело бился за свою свободу, едва ли был серьезным противником? Но я перечитывал повесть старика Хема снова и снова. И, пожалуй, именно это и привело закономерно к тому, что во мне зародилась моя собственная мечта: поймать свою «Большую» рыбу. Такую же, как и хемингуэевский старик – самый почетный трофей рыболо
-
ва – марлина. Марлина с головой, заканчивающейся острым мечом, одну из самых скоростных рыб, развивающую скорость до 120 км/ч, которую можно поймать только в океане.
Рыбалка на крупную океанскую глубоководную рыбу всегда лоте
-
рея. Гарантий поимки нет никаких, и единственным, что меня грело, был факт, что согласно данным, почерпнутым в Интернете, в марте шансы пой
-
мать марлина повышаются. Да ведь если вдуматься, первым шагом на пути реализации Большой мечты может стать просто мысль о том, что «я хотя бы попытался». И я попытался. Не прошло и двух дней после помывки ног в Индийском океане, третьем из тех, в которых мне довелось поплавать, как организационные вопросы были улажены. Слегка смущало время вы
-
хода в океан: пять часов утра. Продирать глаза в четыре утра, находясь на отдыхе, могло бы показаться излишне суровым, но Большая мечта требует усилий, ведь правда? Да и нужно сказать, что на «утренней зорьке» всегда можно надеяться на лучший клев. Скоростной катер носил гордое имя «Rainbow Runner» и был уком
-
плектован «под завязку». В глаза бросалось специальное кресло в кор
-
мовой части катера, смахивающее на диковатый симбиоз зубоврачебно
-
80
Блогопаdt
81
Живой
@
льманах
го и гинекологического. В ручках кресла были проделаны специальные окованные сталью отверстия для удилищ; на подставке для ног было вы-
гравировано стилизованное изображение марлина, что показалось мне добрым предзнаменованием. Между ног крепился специальный стакан, гуляющий на шарнире. Очевидно, в него можно было засунуть удилище, которое после этого надежно крепилось с одной стороны и при этом могло перемещаться в вертикальной плоскости. По бортам располагались два гигантских удилища, которые впоследствии оказались специальными на
-
правляющими, через которые шла леска с двух спиннингов, устанавли
-
ваемых на «действительно большую рыбу». Толщина лески на спиннингах была чуть ли не с мизинец, а крючки на блеснах напоминали, скорее, крю
-
ки. Все рыболовецкие снасти выглядели так, что даже если бы сам Ктулху выплыл из бездонных глубин океана и опрометчиво вцепился в наживку, мы бы еще поборолись и посмотрели, кто кого! Впрочем, маленькие «ктул
-
ху» имелись на борту в ассортименте. Изготовленные из мягкой пластмас
-
сы осьминоги на специальных блеснах не очень-то удачно скрывали остро заточенные крюки зловещего вида. Бодрая команда «Бегущего за радугой», как я условно перевел название нашего плавсредства, являла собой живописную группу из не
-
разговорчивого капитана в белоснежной форме и двух субтильного вида босоногих помощников. Комплекция всех троих суровых морских волков была примерно одинаковой: едва ли самый крупный из них тянул больше, чем на 50 кило. На черных лицах играли белоснежные улыбки, что вкупе с кителем капитана делало их заметными в ночной темноте.
Ровно в пять утра катер взревел мощными моторами и сорвался в открытый океан. Динамика резвого старта была близка заходу торпедно
-
го катера на цель, а не выезду на рыбалку. Ни малейшего огонька не све
-
тилось на много миль вокруг, и звезды сияли так, как мне не доводилось видеть до этого никогда. Разлитый в иссиня-черном небе Млечный Путь и мириады звезд — стоило увидеть это, как меня посетило ощущение пол
-
ного покоя и Пустоты, обволакивающей со всех сторон. Пропал куда-то рев движков, все заполнила иллюзия неподвижного полета в космосе. Ковш «Большой Медведицы» почти черпал океанскую воду и напоминал о том, что мы в северном полушарии, хотя и совсем рядом с экватором.
Чернокожие пареньки, не теряя времени даром, развили бурную активность. Они выволокли свои запасы блесен, самая маленькая из ко
-
торых была с мою ладонь, и стали деловито приделывать к ним стальные поводки с палец толщиной. Выглядело это все как-то гротескно и несерьез
-
но, я даже невольно задумался о том, что все это какой-то розыгрыш. Но работали они споро, было любо-дорого посмотреть, и если в глубине души они и потешались над легковерными туристами, то вида не показывали.
В шесть утра из-за горизонта выплыл идеально ровный кружок оранжево-красного Солнца, размерами почему-то раза в три больше того, каким ему надлежало бы быть. Необыкновенная красота восхода, плеск волн и вполне реальные соленые брызги на лице на какой-то момент сде
-
лали большую мечту уже и не такой важной. Из воды стали выпрыгивать летучие рыбы, напоминая своим полетом запуск «блинчиков» из гальки, оставляя за собой инверсионный след. Все это было таким волшебно-
нереальным, что я даже открыл рот от изумления. Но это было только на
-
чало.
«Хей, марлин!» – неожиданно заорал бравый капитан и указал куда-
то пальцем. Я закрутил головой и краем глаза увидел, как где-то вдалеке, пожалуй, за километр от нас, из толщи воды высоко выпрыгнула гигантская рыбина и плюхнулась в воду. Катер задрожал и, заложив крутой вираж, устремился в этом направлении, а матросы лихорадочно разматывали две крайние удочки. Вместо блесен с маленькими «ктулху» они крепили к ле
-
ске странную наживку: какие-то белые тряпочки, смахивающие на куски марли. Поймать что-то на эти обрывки мне показалось довольно бредо
-
вой идеей, и я предложил нацепить хоть какие-нибудь крюки, но матросы, активно жестикулируя покрытыми шрамами руками, стали на диковатой смеси мальдивско-английского доказывать, что эта наживка самая что ни на есть «правильная». Выпрыгнувший из воды марлин, которого я успел увидеть только мельком, оставил внутри какое-то щемящее чувство. Узнаваемый силу
-
эт, виденный мною на множестве картинок и фотографий, что-то включил в мозгу. Абстрактные образы какой-то придуманной и, возможно, несу
-
ществующей в природе рыбы вдруг приобрели реальность, плоть и кровь и заставили наконец-то поверить в то, что я действительно нахожусь в са
-
мом центре океана, недалеко от экватора, и что тут на самом деле плавает гигантская рыба. И мне уже стало неважно, что на мощных удочках, на ко
-
торых действительно можно было бы попробовать поймать большую рыбу, привязана какая-то несерьезная наживка. Я уже был тут — в самом центре моей Большой мечты.
Для ощущения полноты картины я уселся в кресло, потрогал паль
-
цем катушку на ближайшем спиннинге и проверил, как вращается стакан-
подставка. Из кресла торчало три спиннинга с леской, далеко уходящей назад, в бурлящий след, оставляемый катером. А слева и справа через сложную систему мощных противовесов уходили еще дальше толстые лески спиннингов, укомплектованных тряпочками. Смотреть на них было, по моему разумению, абсолютно бессмысленно. Крайний левый спиннинг был плотно обмотан зеленой изолентой и почему-то напомнил мне хемин
-
гуэевскую фразу, вынесенную в эпиграф.
Следующие секунды оказались спрессованы так плотно, что разо
-
браться в происходящем было просто невозможно. Зеленый спиннинг внезапно согнулся в дугу, и леска со звоном стала разматываться с ужа
-
сающей стремительностью. Логично было предположить, что мы либо за
-
цепились за атомную подводную лодку, подвернувшуюся нам по пути, либо действительно рассердили Ктулху, который решил проснуться и всплыть-
таки на поверхность. Мельтешащие рядом пареньки помогли вставить ко
-
нец удилища в стальной спецстакан, и я вцепился в ручку катушки. Со всех сторон что-то кричали, но я перестал реагировать на звуки и прочие раздражители. Сознание по-прежнему отказывалось верить в то, что на том конце лески есть рыба. Но что бы ни было там, с той стороны, я начал остервенело крутить катушку спиннинга. Вернее, я попытался это сделать. На первом же обороте я ощутил такую тяжесть, что решил, что дело труба. Крутиться катушка не хотела совсем, и я даже предположил, 82
Блогопаdt
83
Живой
@
льманах
что она сломалась или как-то хитро заклинилась. Но нет. Ее не заклини
-
ло. С трудом, но она все же вращалась. Функция стального стакана стала наконец-то понятной. Поднимая усилием всего организма удилище вверх, можно было отыграть у рыбины (или что там прицепилось) пару метров лески, а отпуская резко вниз, эти метры нужно было быстро сматывать на катушку. Я напряг руки и спину, приподнял спиннинг, опустил вниз и сразу стал крутить, крутить и крутить! Леска звенела, натянувшись в не
-
мыслимо тугую струну, по ней прыгали капли воды, отблескивая всеми цветами радуги — или это уже были красные круги перед глазами? Через пять минут из правой руки пошла кровь, ладонь была ободрана о катушку, да и как ее было не ободрать, если усилие требовалось как ни на одном из фитнес-тренажеров для мышц спины? Сердце стучало в груди, во рту пере
-
сохло, правая рука онемела и отказывалась вращать эту катушку, каждый виток давался все трудней и трудней. Да кто же там, в конце концов?!
Где-то далеко за катером, на расстоянии не менее полукилометра, пропоров толщу воды, грациозно и высоко выпрыгнул марлин. Синева за
-
искрилась на его боках, он был далеко, но я невольно залюбовался его прыжком. Даже в этот момент я еще не осознал, что это не просто мар
-
лин. Это был мой марлин — моя большая мечта, и именно его я уже тяну изо всех сил. Да как же возможно подтянуть такую рыбину с расстояния в 500 метров, если руки уже не слушаются и почти отваливаются? Это явно было невозможно, тем более что липкий пот заливал глаза, солнце начина
-
ло припекать, ладони отказывались служить, и кровь уже стекала по ручке спиннинга.
Наверное, именно тогда я наконец-то понял, что испытывал старик, борясь со своей большой рыбой. Азарт, ощущение равенства сил, чувство всепоглощающей борьбы и невозможности самой мысли о проигрыше. Марлин больше не прыгал. Он боролся за каждый метр лески, стараясь уйти в сторону, рвануться и вновь обрести свободу. Но команда знала свое дело. Я крутил и крутил катушку, а бдительный капитан маневрировал ка
-
тером, блокируя каждую попытку рыбы уйти в сторону, всегда ставя катер по прямой линии с леской и спиннингом.
Сколько прошло времени? Полчаса, час? Время остановилось для меня. Не было ничего. Не было далекой и спящей еще Москвы, не было катера, не было островов, не было мира вообще. Были только я и марлин, неразрывно связанные друг с другом толстой леской с нелепой тряпочкой на конце. И расстояние между нами неуклонно сокращалось. Нам обоим было больно, но я перестал обращать внимания на боль в ободранной руке и крутил, помогая себе второй рукой, потому что большая тень уже показа
-
лась в десятке метров от катера. Щуплый мальдивец шустро напялил брезентовые рукавицы и, как только над водой за кормой показался длинный меч, плотно обмотанный пресловутой тряпочкой, которую марлин так безрассудно атаковал, при
-
няв за осьминога, бесстрашно схватился за него обеими руками. Подско
-
чивший капитан самолично подцепил марлина здоровенным багром, и они вдвоем стали затаскивать рыбину на катер — и только тогда ко мне стал возвращаться слух. Адреналин бушевал в крови, пульс бился по всему телу, руки отказывались разжиматься и отпускать катушку, хотя леску уже можно было ослабить. Марлин бился в метре от меня, сражаясь до послед
-
него, отказываясь признать, что он уже проиграл, причем в последнем рыв
-
ке умудрился беспощадно рубануть мальдивского паренька своим мечом по руке, наградив его дополнительным шрамом. На широко расставленных грудных плавниках рыбины дрожали капли воды, искрясь и переливаясь всеми цветами радуги, ярко вспыхивали голубые полосы на боках и тре
-
петал высокий, благородно изогнутый хвостовой плавник метровой шири
-
ны. Спинной плавник расправился, и рыба приобрела пугающие очертания чего-то нереального и несуществующего в природе, чего-то удивительно древнего и столь же невероятного.
Едва ли я видел до этого что-то столь же впечатляющее и грандиоз
-
ное своей необычной красотой. Буря внутри меня бушевала и не успокаива
-
лась, органы чувств то включались, то отключались вновь, и запрыгавшие рядом с катером дельфины, будто стремящиеся заглянуть и посмотреть, что же случилось с их гордым старшим собратом, только усиливали наваж
-
дение полной сюрреалистичности происходящего. Крышка здоровенного ящика для рыбы уже захлопнулась над моим трофеем, но еще долго оде
-
ревеневшая правая рука наотрез отказывалась разжиматься, будто про
-
должая цепляться за уже несуществующую катушку мощного спиннинга.
Я не сразу осознал, что моя давнишняя мечта осуществилась. Да и вообще здраво соображать стал не сразу, снова и снова переживая происшедшее, прокручивая его вновь и вновь в голове, стараясь убедить себя в том, что это правда, что все это мне не померещилось, а случилось на самом деле. Было всего семь утра, но поверить в это было очень слож
-
но, слишком сильные эмоции были втиснуты в столь краткий промежуток времени. Удочки были вновь заброшены, наш «Rainbow Runner» резво рванулся вперед, но я уже осознал, что больше ничего ловить не стану. Это просто означало бы гневить судьбу. Однако рыбалка еще была в самом разгаре, и зеленый спиннинг еще не сказал своего последнего слова. Через два часа катушка на нем опять взвизгнула, запуская километр лески в неудержимый бег. Второй марлин стремительно выпрыгнул из воды и своими размерами ошарашил даже видавших виды мальдивцев, заоравших: «Биг! Биг марлин!». Посчастли
-
вилось выводить этого красавца уже моей жене, и трудно сказать, каким был бы исход этого поединка, если бы не подключившийся к процессу наш соратник по рыбалке Роман, сам заядлый рыболов со стажем. Но, несмотря на стаж, и он выпучил глаза, когда чемпионского марлина удалось подтя
-
нуть к катеру, хотя и занял этот процесс намного больше времени. Второй потянул, по скромной оценке аборигенов, на три с хвостиком метра и под сотню килограмм, мне даже показалось, что под его весом корма катера ощутимо прогнулась.
Триумфальное возвращение на остров сложно описать словами. Да и как опишешь пережитые нами эмоции? Любые слова тут не смогут нарисовать адекватную картинку. Запомнилась почему-то только мысль о том, что мы и размеры наших рыб не сможем показать широко разведен
-
ными в стороны руками. Перед выгрузкой нашего улова для транспорти
-
ровки в местный ресторан капитан, впечатленный нашим везением, отпи
-
лил нам на память мечи марлинов, в которые я вцепился мертвой хваткой, 84
Блогопаdt
85
Живой
@
льманах
не думая о том, не воспримут ли их на таможне как опасное холодное ору
-
жие устрашающей мощи и пробивной силы. На следующее утро я затащил прямо в океан перед бунгало пласти
-
ковое кресло и, вооружившись дайверским ножом, вычищал кусочки мяса и хрящики из полуметрового меча, кидая их в воду неподалеку от себя. Откуда ни возьмись появилась акула и стала кружить вокруг меня, хва
-
тая мясо почти на лету. Надо же, и «любовь» акул к пойманным марлинам метко подметил в свое время старина Хем. Я подумал о том, не ткнуть ли наглую акулу мечом в назидание, но сдержался.
И уже сидя в баре под пальмами, прихлебывая любимый коктейль Хемингуэя «Дайкири» с кубинским ромом, я усомнился в том, что, как говорят, он написал своего гениального «Старика и море» по заказу небольшой компании, занимающейся организацией рыбалки. А если даже это и правда, разве это что меняет? ***
На следующий день два пойманных на нашей рыбалке марлина общим весом под двести килограммов попали на стол во всех трех отелях острова.
Когда-то Иисус Христос сотворил чудо, накормив пять тысяч человек двумя рыбинами и хлебами. А мы, по самым скромным подсчетам, накор
-
мили двумя рыбинами около тысячи человек на нашем острове. С учетом того, что хлеба у нас не было.
Tags:
Личный опыт, От души
ebobat
Нелегал
Дружок-пограничник мой, что работает на таможенном переходе для грузовых автомобилей на границе с Польшей, историю рассказал. Едет как-то раз цирк за рубеж, с гастролей возвращается – плеяда автомобилей с реквизитом, зверушками и прочим скарбом. Надо отметить, что по погра
-
ничным заморочкам чем больше барахла в автомобиле, чем больше хаоса в этом барахле, тем больше вероятность провоза запрещенных предметов. Поэтому все фуры шмонали досконально, с вскрытием пломб и тщатель
-
ным досмотром содержимого.
Проверяет мой дружок документы у одного водителя — словака, вроде все в порядке. «Пройдем в кузов, посмотрим, что там», — кивает он водиле и следом за ним залазит в недра фургона. А там обезьяны. И вот, когда досмотр уже закончен, документы проштампованы и переда
-
ны водителю-экспедитору, одна макака выхватывает у него из рук паспорт и в мгновение ока рвет в клочья! В лоскуты!
Счастливец стоит с обескураженным лицом, вроде все уже было позади, а тут такой подгон судьбы! И главное, предъявить-то некому. И что делать — тоже черт знает. Дружок мой стоял в столбняке секунд пять, потом как заржет! Да, — говорит, — все на границе видал, но такого цирка в прямом смысле этого слова...
А это не шутка ни разу, остаться без паспорта на границе. Один мой знакомый в Швеции две недели прожил в аэропорту на чемодане. А этому наковыряли в итоге лоскутков с остатками виз и печатей, кое-как посадили их на скотч и отправили чувака восвояси.
Tags:
Повседневность
lady-nb
Помню с самого детства долгие пешие переходы втроем: я, брат и папа. Всегда ходили не просто так – за чем-нибудь. На рыбалку, за полевыми цветами (собрать ромашки на зиму), искали пруды с кувшин
-
ками па нырял к самому дну, перерезал стебель у основания, и белые, жел
-
тые, розовые – цветы неделями плавали в тазу под окном, раскрываясь на ночь, дурманя густым, медовым запахом. Года три сряду ходили в сады за яблоками. Надо было вставать затемно, ехать на автобусе до вокзала, там садиться на электричку и часа два – пока не поднимается прохладное осеннее солнце – под перестук колес смотреть, как проплывают за окном полоса отчуждения, побеленные домики под камышовыми крышами, бес
-
конечная череда зеленых заборов, перепаханные, с крупными комьями сы
-
рой земли поля и сады, сады, сады...
Вагон качался, тамбур курил, шутил смачно и рыготал то ли про
-
питыми, то ли простуженными голосами. Ровная череда маленьких черных деревьев с полуоблетевшей листвой, усыпанных крупными, яркими пят
-
нами. На маленькой станции-платформе с парой проржавевших скамеек и парой диковатых мальчишек верхом на рыжих покосившихся перилах из до отказа набитых вагонов выпрыгивали мешочники. Платформа враз оживала, сбегали по тропинкам торопыги-одиночки с парой полосатых чел
-
ночных сумок, зычно перекликались большие – не семейные, нет: клано
-
вые – бригады, слышалась армянская речь и русский мат, дружными стай
-
ками, пропустив всех вперед, уходили бомжи. Тогда трогались и мы.
Нам не нужны были неубранные еще сады, мы искали голые ветви со случайно забытым яблочком и падалицу под ногами. Поиски уводили на много километров вглубь от узкой ленты железной дороги. Небо было про
-
зрачно, лист под ногой желт и хрусток, а путь прихотливо извилист. Воздух глушил едва уловимым хрустальным звоном бабьего лета, и каждое сло
-
во, сказанное далеко, у едва угадывающейся за неровным пробором де-
ревьев сторожки, было четко. Еще срезалась перочинным ножом накрепко приклеенная акцизная марка, а на ветвях уже прыгала и галдела пацанва. Возмущенно вопя, перелетали через дорогу сороки, а крупные серые воро
-
ны прыгали по разбитым краям колдобин, глядя искоса и с неодобрением. Сады, охраняемые близлежащей военной частью, были неприкосно
-
венны. «Мимо, мимо заворачивай!» звучало как «Стой, кто идет!», а солда
-
тик, удобно устроившийся на ветке, грызущий белое, как снег, и такое же морозно – до сведенных скул – кислое яблоко, казался молодым бойцом дозорного пикета.
86
Блогопаdt
87
Живой
@
льманах
— Грибники? — спрашивали, глядя на полупустые рюкзаки, гусиным шагом семенящие под грузом двух-трех мешков добытчики. Мы кивали в ответ. Редкий — седой, дюжий и по всему основатель
-
ный мужик — останавливался и, не сгрузив ноши наземь, просил поправить подранную кепку, интересовался, как грибы в этом году, каких собрали. — Не очень, — отвечали мы и не спешили хвалиться добычей.
Так можно было идти часами: не спеша, не чувствуя устали, под
-
бирая по яблочку, вытирая румяные и целые о рукав старенькой куртки, откусывать сразу едва не половину и заедать, отщипывая по кусочку от спрятанной в кармане булки.
Когда солнце клонило на запад, мы неспешно возвращались на станцию, чтобы уехать одной из последних электричек.
Помню, в тот день, обирая черные, уже чуть подсохшие ягоды еже
-
вики, я наткнулась на чей-то схрон. В непролазных колючих дебрях под во
-
рохом спешно надерганной травы прямо на жухлые листья был ссыпан це
-
лый мешок крупных, спелых, отборных яблок. Медово-сладкие — каждое одуряюще пахло бурьяном. Мы вновь прикрыли их листьями, и целый день в нескончаемых лабиринтах садов я мечтала о найденном сокровище. На обратном пути схрон был цел. Хозяин не вернулся за спешно брошенными уликами своего преступления против чужой собственности, и мы набили рюкзаки под завязку.
Последняя электричка в этот день прошла мимо. Час бестолковых метаний по платформе кончился тем, что одна половина промысловиков завалилась спать прямо на пригорке, под бетонным карнизом, натянув мешковину на парапет; другая тронулась в долгий и туманный путь — ука
-
зав дорогу до ближайшей автобусной остановки, местные мальчишки так и не смогли сказать, ходит ли оттуда хоть что-нибудь. Мы же, глянув на солнце, двинулись по шпалам, вдоль узкой колеи рельс. И сады потянулись редким гребнем, и черная, развороченная земля полей утыкалась прямо в железнодорожную насыпь, и маленькие белые домики под камышовыми кровлями казались больше, и бесконечной зеле
-
ной полосой тянулись заборы, заборы, заборы… Так мы и шли до первой полосы отчуждения — пограничья цивилизации, шагнув с которой нашли и маленький дачный город, и рейсовый автобус в Ростов. В автобусе я за
-
снула, а на коленях у меня был полный рюкзак крупных, сочных, осенних яблок.
Tags:
Личный опыт, Места, От души
shy-geisha
В сером полусвете моросит мелкий ровный дождь. Промытая зелень, петуньи на клумбах без запаха. У обочины дороги ДПСник в плащ-палатке голубиного цвета. Так и ждешь, что сейчас начнет топтаться на месте и заведет «курлы-курлы-курлы». Вместо этого он о чем-то расспрашивает мужчину со штативом в руках.
Дождь хорош тем, что делает цвета яркими. Как в детстве, когда сидишь где-нибудь в углу с «Легендой об Уленшпигеле» на коленках и, пока никто не видит, водишь мокрым пальцем по темноватым вклейкам с картинами. Они на какое-то время вспыхивают россыпью красок, а потом гаснут.
Еду в автобусе, подремывая. По памяти открываю глаза там, где из окна видны клумбы. На ушко печально мурлычет Эрик Айдл.
Впереди сидит девушка с рыжими, чуть волнистыми волосами. Они закрывают спину и правое плечо. Левое открыто. Виден изгиб шеи, за
-
витки у уха, низко опущенный рукав черной гипюровой кофточки и тонкие бретельки.
На Театральной площади под дождем работают поливалки на газо
-
нах. Струи воды и дождя сталкиваются, разбиваются, бьют вперекрест.
Доброе утро.
Tags:
Повседневность, От души
slavjan
Я разложил макароны по тарелкам, достал терку, сыр, стаканы, остатки вина и нарезанную зелень. Пока я проделывал эти нехитрые при
-
готовления, Она успела надеть майку со Снупи. Вудсток выглядывал из-за плеча черно-белой собаки. Мы не спеша приступили к еде.
— Если бы у тебя был один вопрос, на который ты бы точно получил ответ, что бы ты хотел узнать? – спросила Она и протянула руку к сыру.
— Всего один?
— Ага.
Я дожевал, сделал глоток вина чуть больше обычного и, немного растягивая слова, начал говорить.
— В первом «нидфоспид андеграунде» на одной трассе, где-то в промышленной зоне, есть участок, на котором можно срезать дистан
-
цию. Точнее, можно срезать дистанцию, по задумке создателей игры. На самом деле, когда твои соперники туда заезжают, это значит, что у тебя есть шанс отыграть секунд пять, просто поехав по прямой дороге. Мне ин
-
тересно узнать — это просто косяк создателей или это специально, чтобы можно было догнать соперников? Мой ответ явно поставил ее в тупик.
— Ты думала, что я спрошу что-то другое?
— Ну, я думала, что ты спросишь что-нибудь про смысл жизни хотя бы.
Я не стал цитировать свой любимый момент из «Смешариков»: «А вдруг смысл жизни заключается в том, чтобы не спать до обеда и не есть сладкого? Я только расстроюсь». Я просто улыбнулся и долил себе вина.
Tags: Повседневность
88
Блогопаdt
89
Живой
@
льманах
bisluk
«Я вам не скажу за все музеи», потому что ни в Лувре, ни в Прадо, ни даже в Эрмитаже не была. Пока. Но тут у меня есть уважительная при
-
чина — не была я ни в Париже, ни в Мадриде, ни в Петербурге. Но вот га
-
лерея Уффици во Флоренции — это, дорогие товарищи, то еще местечко. Не хотела бы я работать там ночным сторожем. Там, знаете, маленькие такие залы, неширокие такие средневеко
-
вые коридоры, что понятно — замок постройки XVI века, все так тесненько, компактненько, по-семейному почти, посмотрите налево: тут у нас Рафа
-
эль. Посмотрите направо: тут у нас Боттичелли, а в том углу — Тициан ранний, не пойдем к нему, у нас еще 27 залов. И со всех стен они на тебя смотрят, внимательно так, пристально даже, я бы сказала. Что-то сказать, что ли, хотят или спросить, и это явно не «Ты записался добровольцем?»
Все эти люди с больших портретов, эти герцоги и синьоры в краси
-
вых костюмах, они все ну совершенно как живые. Почти нигде нет ограж
-
дений, можно подойти и хоть носом ткнуться в какую-нибудь вельможную мантию и рассмотреть выбитый на ней узор. И, чес-слово, ткань как на
-
стоящая, хочется руку протянуть и потрогать. Не люблю слово «энергетика», но, думаю, если бы туда привести какого-нибудь дядю с рамочкой, которой измеряют силовые энергетиче
-
ские поля, то рамочка завертелась бы юлой. Такого дядю я когда-то возила в дом, где родился и жил до семи лет Петя Чайковский, это в 60-ти ки
-
лометрах от Ижевска в г. Воткинске. Там сейчас музей, и я снимала ре
-
портаж почти мистический про дух Чайковского, который шляется по дому по ночам, скрипит половицами и пугает ночных сторожих. По крайней мере, ни один сторож больше трех месяцев там почему-то не работает — уволь
-
няются без объяснения причины. Хотя лично меня там больше впечатлил рояль – матушка Пети играла на нем, пели они дуэтом «Соловья» Алябье
-
ва, так вот сбоку на рояле нацарапано «х..». Может, Петя сам написал. Но скорее, малолетние посетители музея. Кстати, деньги собирают на ре
-
ставрацию рояля много лет уже, не могут сумму набрать нужную.
Я что хочу сказать-то? Для «Джоконды» в Лувре сейчас, я читала, выделили отдельный огромный зал. Чтобы, типа, посетители не топи
-
лись. Висит она там, такая далекая, одна среди голых стен, ближе, чем на 10 метров, подойти нельзя – ограждение. Зря, мне кажется. Когда близко, они как люди, а не как картины. Хочется о них что-нибудь узнать. Как жили, с кем спали.
Вот «Рождение Венеры» Сандро Боттичелли — шедевр, а в Уффици висит себе в общем зале, правда, стеклом закрыта. Бабу эту звали Симо
-
нетта. Родилась в 1453 году. В 15 лет ее отдали замуж за Марко Веспуччи, брата Америго Веспуччи, того самого, по имени которого зовется теперь Америка. И Марк перевез жену из Генуи во Флоренцию. А там же клан Ме
-
дичи правил. Два сына у них было молодых — Лоренцо и Джулиано.
Лоренцо — это тот, который называл себя Великолепным. Я, гово
-
рит, Лоренцо Великолепный. Ну, бывает. А второй, наверно поскромнее был — он был просто Джулиано. Так вот, этот просто Джулиано однаж
-
ды на городской площади, как победитель турнира, кинул на колени Си
-
монетте флаг победителя, что означало избрание ее королевой турнира. И, в общем, стала Симонетта любовницей Джулиано, и плевать, что муж ее, Марк, типа другом Джулиано был. Но все это недолго продолжалось, потому что Симонетта в 22 года померла от чахотки, а Джулиано ровно че
-
рез год, в день ее смерти, заговорщики зарезали прямо в церкви во время мессы. Кого-нибудь удивляет, что Марк Веспуччи оказался среди сообщни
-
ков заговорщиков?
Да, а при чем тут Боттичелли? Обычная история: все побежали, и он побежал. Симонетту после того турнира в городе стали считать пер
-
вой красоткой, Сандро тоже был на том турнире, видел Симонетту, влю
-
бился — платонически, как водится у художников, — и стал рисовать ее на всех своих картинах. Большинство работ написаны уже после смерти Симонетты, Боттичелли писал ее по памяти.
Венера выписана, как живая, красота — невозможно смотреть. Правда, вот море написано почти символически, такое игрушечное море. Напоминает мне почему-то ту картину с русалкой, которую Вицин на база
-
ре продавал: «Внедряем культурку, закрываем штукатурку! Налетай, торо
-
пись, покупай живопись!»
Что-то я расписалась, не знаю, как и закончить. Про Венеру имею вам сообщить еще следующее: богиня красоты Венера в античной мифо
-
логии называлась иногда Клоакина («очищающая», значит) и считалась хранительницей водоемов, рек и подземных вод. По этой причине римляне назвали свою канализацию клоакой. А у Клоакины появилось два помощ
-
ника — бог земли Стертиций и бог туалета Крепит. Да, Крепит.
В те времена, знаете, проблема такая была с канализацией, что без богов в этом деле никак. А первый туалет со смывом, если что, изобрел Леонардо да Винчи. Выглядел он совсем как современный унитаз. Он его для короля Франциска Первого придумал. Очень уж при дворе этого коро
-
ля воняло.
А я не обещала, что раз начала про музЭй, то им и закончу.
Tags:
Места, Портреты
par2go
Несколько неожиданное признание в любви
Ее бабушка — коренная москвичка, из той самой интеллигентской рафинированной среды наимосквичейших москвичей середины ХХ века, где смешалась переплелась профессура и номенклатура, адъюнктура и комендатура; среды обэпопеенной и обэкраненной, особенно в послед
-
ние годы.
Дедушка — как будто из другого мира, противоположный вектор: интеллигенция украинская, даже западноукраинская, но тем не менее — тот же коктейль из науки и власти: дедушкин отец — зам председателя 90
Блогопаdt
91
Живой
@
льманах
послевоенного Львовского горисполкома, сам дедушка побывал замести
-
телем декана и секретарем факультетской парторганизации во Львов
-
ском университете; партия, естественно, не из новых демократических, а та, единственная и единая, могучая и уютная КПСС.
Два мира сплелись в одну «ячейку» после того, как представители этих миров познакомились в казахских степях, на Целине — тот еще пла
-
вильный котел и шейкер для человеческих судеб. Семья создавалась во Львове, по месту жительства и перспективной карьеры мужа, что логич
-
но. Впрочем, традиционная логика отдохнула, когда поженились уже ее родители: здесь, напротив, начало было матриархальным, семья создава
-
лась на фундаменте жены, и в этом была своя, практичная и практическая логика: тесть — замдекана и парторг — являлся весомым аргументом, ведь учились оба все в том же Львовском университете.
А генетический и культурологический клубок затягивался все одно
-
значнее: ее отец был, как и бабушка через маму, чистых подмосковных кровей, а с расстояния в полторы тысячи километров оно и вообще не диф
-
ференцируется: что Москва, что Подмосковье…
Хотя, чистота кровей для Подмосковья — вещь умозрительная: вот уж куда в индустриализационную середину прошлого века «попо
-
наехали» в поисках лучшей доли в виде гарантированного заработка и перспектив на жилплощадь! Из понаехавших — вторая ее бабушка, уро
-
женка Брянщины, и дедушка, увидевший свет между Питером и Москвой. Соединились бабушка с дедушкой в подмосковном бараке, но тоже не без энтузиазма строителей социализма: там — Целина, здесь — заводы и фа
-
брики, предусмотрительно выведенные подальше от будущих московских «золотых миль». Эта семья, правда, оказалась стерильно чиста ото вся
-
ких интеллигентских примесей: ни на граммульку, вся родословная ухо
-
дит в брянско-смоленско-полтавскую землю, в буквальном смысле: все «от сохи», крестьяне. Следует отметить, что послевоенное время возрождения и освое
-
ния новых пространств забросило ее брянскую бабушку по касательной во Львов: там был окончен швейный техникум, отбыта обязательная прак
-
тика, и уж потом кривая вывела в московские окраины. Однако очередную оппозицию Львов/Москва отметим; так и месится глина вокруг этих двух величин… В конце концов, в результате прямого и мистического смешения этих московско-львовских доминантно-рецессивных генов она и появилась на свет. То, что родители расстались в ее неполных два земных года, дело, в общем-то, нередкое, житейское, а в нашем случае еще и изрядно мело
-
драматическое: а не клейте семью, а не рожайте детей перед лицом двух
-
летней армейской разлуки, и не придется тогда отслужившему воину ухо
-
дить в соблазнительную новую жизнь с разбитым корытом под мышкой.
В образовавшейся новой реальности она оказалась любимым дитем всех бабушек и дедушек, и, пока родители догуливали свою молодость, вокруг нее материализовался уютнейший клубок из недореализованных любовей через поколение: бабушки-дедушки показали миру, как на стыке московско-львовских особенностей национального воспитания рождается гремучая и типичная еврейская семья с ярко выраженной фигуркой на по-
стаменте.
К счастью, ее это ничуть не испортило, и вместо закономерного и объяснимого в таких обстоятельствах эгоизма, всеобщая родственная любовь аукнулась такой же любовью в ответ и всепоглощающим стрем
-
лением вместить все и всех в свое сердце. Надо сказать, что тут и мама быстро перегуляла, вернувшись на свободную вакансию еврейской мамы, с бессонными ночами, подвижничеством и готовностью утробно сражаться с миром за любую слезу своего ребенка. Отец оставался «папой по выходным». Студенческие, а потом и учи
-
тельские гроши, которые он отщипывал для материального роста, и вовсе не следует принимать во внимание — однако же ее воспитывали разумные толерантные люди, и культ отца имел место: общие фотографии, семей
-
ные предания, встречи, созвоны — все это было. Так на высоковольтной дуге любви между Львовом и Москвой она закончила школу и университет во Львове, лето по максимуму стремилась проводить в Москве, которую любила и лелеяла в своей душе, знала получ
-
ше любого местного гражданина, имела свои потаенные тропы, свою мо
-
сковскую историю, наслаждалась московской полифонией, ее театрами, музеями, выставками, ее возможностями; ну да, собственно, «В Москву! В Москву!» — не нами и не сейчас сказано. Между делом и родитель как-то кстати перебрался на историческую родину, когда ей исполнилось девять лет, и даже вышло у него через пару лет окончательное просветление в мозгах (бывает такое в процессе чело
-
веческой эволюции, и обезьяна когда-то, рассказывают, задумалась и про
-
светлилась): он возблагодарил Бога за то, что даровал ему, неразумному, счастье именно этого отцовства, бабушек, дедушек и маму, что взрастили продукт этого чуда натуральным и незамутненным, а всех и вся — за то, что сам он не отторгнут от этого процесса окончательно и вполне может продолжать вносить и вносить свои лепты. Метания между Львовом и Москвой, физически и метафизически сформировавшими характер и мозги, внутренность и оболочку, курно
-
сость и даже походку, были, есть и будут. Трудно человеку разорваться между двумя родинами, между мамой и папой — и ирония здесь не в том, что географически мама и папа находятся именно в двух означенных по
-
люсах.
Львовская камерность, рельефность, многослойность и московские метрополизм, всеохватность, ритмичность; средневековые загадки одного полюса и урбанистические отгадки другого; задушевная львовская кава и стремительный московский фаст-фуд, бессмысленный, но наркотиче
-
ский, — тысячи и тысячи стеклышек в одной мозаике.
А может, оно и хорошо. Может, так и рождается пресловутый Чело
-
век Мира?
Трогательная и ранимая, одухотворенная и спокойная, деловая и бесшабашная, взрослая и наивная, вобравшая в себя мегатонны люб
-
ви и отражающая эту любовь, она идет дальше, реализуя жизни бабушек, 92
Блогопаdt
93
Живой
@
льманах
дедушек, пап, мам, материализуя легенды и быль двух центров своей Все
-
ленной.
Сашка. Сашуля. Шулькин. Сашенция. Сашенька.
Александра Игоревна.
Моя дочь. Tags:
Портреты
draste
Сейчас ходила выбрасывать заварку в унитаз и расплакалась. Стою с чайником посреди ванной и рыдаю. По-моему, очень кинематографично.
Tags:
Вылетит – не поймаешь
negotov
Ночь. Улица. Фонарь. Кафешка
Ставшее нормой странное, на взгляд любого нормального сапиенса, состояние. Покадровое исполнение этого мира в мозг. Ласково щекочущий изнутри переносицы замшевый креатив. И многослойная неопределен
-
ность вида нуль/на бесконечность.
Кадр: пустое кафе, взгляд на себя со стороны, склонившись над столиком, большой и страшный гном со стянутыми в косичку волосами и отрешенным выражением лица. Чашка чая, свечка, два дежурных стака
-
на, пепельница и салфетки. Бродяжий свитер с чрезмерно длинными, как у Пьеро, рукавами, штаны с множеством кнопок и карманов и бесконечно странная жизнь.
Кадр: рядом ядреногламурная красотка с непрерывно отрастающей на быстрых углеводах ж… ногой, с картошкой с бутербродом в тарелке, си
-
гаретами под рукой, бестолковой жизнью на съемной квартире в Капотне и томно-возбужденным взглядом в ее незатейливый мир. Розовое платье, зеленая сумка, золотые туфли (первая премия за самое смешное исполне
-
ние главной роли в фильме «Я и … опять Я и… снова Я») и неизменный… кто бы, вы думали?.. правильно, «айфонтриже». «Але! Привет! Кагдила?».
Кадр: полутемно и удивительно пусто, нет никого: ни барменов, ни официантов, ни охраны, ни даже улицы, есть только гном, его верный и никогда не отстающий спутник — головная боль, и дрожащий свет не
-
скольких десятков свечей на нескольких десятках столов. И звенящая ти
-
шина, много, очень много тишины. И постоянно меняющийся угол зрения.
Кадр: громкая и бодрая музыка, два мальчика за соседним столом и две девочки за другим. Мальчики — жестикулируя айфоном и посто
-
янно тыкая собеседника себе в часы, а в официанта – рукой с айфоном и в часах. И как бы случайно — ключ от «мерседеса» на столе, и в руках тоже, им — опять в собеседника и в официантов. А еще обозначить на-
правление — туда, вон туда! Девочки… Одна поприличней, вторая —… «айфоны», каблуки, деревенское воспитание безотцовщины, полураздви
-
нутые ноги, белые стринги, зазывный взгляд на ключ, часы и ширинки. И алкоголь и сахар. Много алкоголя, еще больше сахара… и все меньше глюкозы в мозг. Вопреки всем законам физики и химии. Вообще вопреки. Принципиально — именно «вопреки». Зачем?
Что существует в реальности, а что — бред моего воспаленного воображения? Есть ли этот странный дядька, который сидит за моим столиком и пьет свой кофе? Почему за моим столиком? Существует ли, и в каком мире, это медленное существо явно «животного» происхожде
-
ния, надевающее темные очки, чтобы беспрепятственно глазеть на дру
-
гих мальчиков, пока ее мальчик будет нудить ей в уши «про отношения»? Или я только страстно хочу ее здесь лицезреть? Ее, состоящую из стопро
-
центного оголтелого желания, и только из него. Для нее нет ничего в этом безумном мире, кроме жадного встречного взгляда той же природы, в кото
-
ром она без толики труда узнает своего сегодняшнего любовника по смут
-
но тянущему томлению внизу ее плоского живота. Или все же нет ничего. Ничего, кроме фантомов, порожденных моим же, ни хрена не здоровым, воображением. И что из того, что я ежедневно наблюдаю, видит еще хотя бы кто-нибудь? Где гарантии, что нормален я, а не психически инфантиль
-
ное большинство этого безумного общества потребления?
Tags:
Места, Портреты
einmalimleben
Пока, Алиса!
Обычно я чувствую себя учителкой географии и истории, а также сотрудницей семейной консультации, частно (и часто) практикующим пси
-
хотерапевтом и музой, вдохновляющей сорвать предпоследние табу. Ино
-
гда — просто идиоткой.
Все оттого, что я работаю менеджером в турфирме, и теперь бытовая часть жизни открылась мне с новой стороны. Даже, я бы сказала, — просто открылась.
К нам приходят мужчины с любовницами и женщины с любовника
-
ми, семьи с детьми и совершеннолетние без родителей. Бывает, что в мо
-
мент оформления тура романтическая пара распадается у нас на глазах, потому что не может договориться, в какой отель ехать. Дело совсем не в мотеле, как мы понимаем, а в кризисе, например, трех лет, который настиг пару ровно тогда, когда нужно ставить свою подпись. И даже не в брачное свидетельство.
Турфирма лучше любовницы, это санитар мегаполисов, ведь после курорта любовники возвращаются в свои семьи. И брак, который многим из них был костью в горле, начинает сиять новыми красками. А тот, кото
-
рый уже совсем вылинял, — перестает существовать.
Любые поездки — это часть бытового пространства, поэтому тури
-
94
Блогопаdt
95
Живой
@
льманах
сты постоянно посвящают нас в нюансы своей рабочей и личной жизни. Переживания, состояние здоровья, личные драмы — от нас не скрывают ничего. Даже для опытного путешественника новые города и курорты — новый стресс, и от нас не ускользает ни один оттенок их психологических переживаний. Скольких мамаш я уже успокоила, скольким взрослым муж
-
чинам рекомендовала расслабиться. Главное — не опаздывайте на рейс, а как только сядете в самолет, отключайте мозги. Море ждет, курорт зовет.
Раньше, когда я была туристкой, менеджеры турфирм казались мне сплошь безынициативными лентяйками и идиотками. Потыкать в компью
-
тер и заполнить договор – элементарное занятие. Теперь я знаю закулисье: чтобы найти то, что хочет турист, нужно включить мозг и не выключать его в течение всего дня (а также на мобильный могут звонить вечерами и к ночи, ведь самолеты летают круглосуточно, а значит, и туристы тоже). Включенный мозг необходим для того, чтобы найти тур в соответствии с бюджетом и всеми нюансами (бывают и элементарные запросы, но их практически не бывает). Затем поговорить с туроператором на понятном нам с ним языке и снова вернуться к тури
-
стам. Чтобы успокаивать их, всегда есть поводы.
А необходим мозг, чтобы расска
-
зать о странах и континентах, ответить на сложносочиненные и глупые вопросы! Только работая в турфирме, я изменила свое убеждение в том, что глупых вопросов не бывает. Бывают. Также бы
-
вают глупые люди, также бывают приятные и неприятные.
Когда-то я мечтала поработать продавцом в магазине космети
-
ки, но больше я не мечтаю работать с людьми в
таком
ключе. Хотя, без
-
условно, мой антропологический кругозор расширяется с каждым днем. Из всех моих маркетинговых и пиар-проектов этот – самый реалистичный и, по-моему, самый бесценный.
Tags:
Личный опыт, Повседневность, Портреты
smurofff
Вы ездили когда-нибудь на последнем поезде метро? Наблюдали тех, кто едет в вагоне рядом с вами? Поучительное зрелище. :) Возраст — старше двадцати пяти, но моложе сорока. Половина (меньшая) — пьяные, остальные — устало-отупленно-безразличные. Никто не улыбается, никто не разговаривает. Все синхронно качают унылыми масками лиц... Миниатюрная Золушка с фальшивой диадемой и в пластмассовых туфлях давно перестала ждать принца. И правильно. Бывший боксер или борец, поменявший спортивный костюм на полосатые брюки и пиджак, а тренировки заменивший «деловыми терками», но не ставший от этого счастливее. (Кстати, почему в метро? Машина поломалась?) Парочка — он и она — ну, эти хоть за руки держатся, глаза закрыты, спят и видят, как выпьют сейчас дома еще по бутылочке пива, глянут одним adrina-lin
А зачем замуж? Я и так знаю номер его кредитки.
глазом в телек и поскорее спать, завтра ведь опять на работу, чтоб ее... И, конечно же, обязательнейшим порядком, парень в плейере. Про
-
граммист или сисадмин. Пивной животик, небрежность в одежде, музыка отгораживает стеной от остальных сапиенсов.
А потом, часа в четыре утра, выходишь на балкон и смотришь на темные окна домов, и становится страшно: ведь сейчас дома эти – просто этажерки, в которых сложены штабеля спящих тел... Вот этих самых тел, с которыми недавно трясся в вагоне. Попробуйте, глядя ночью на темную многоэтажку, убрать мысленно полы и стены, оставив в поле зрения только живое, дышащее, спящее. Вот за это я так люблю тех, кто не спит ночью, чьи окна светятся, как и мои. Это вселяет надежду, что ну хоть кто-нибудь же из этих, обитающих на малогабаритных островках под электрическими светилами, — ну хоть кто-нибудь из них — счастлив...
Tags:
Повседневность, От души
natmal
Было это лет пять назад. Попросил мой сынуля в подарок хомячка. Я пообещала, типа, если хорошо учиться будешь. Ну, словом, сказано — сделано. Только меня жаба задушила еще и клетку покупать, она же в 10 раз дороже самого зверя стоила. В общем, сказала я удивленному сынуле, что мы для его хомячка круче хатку справим и жить он будет как барин за
-
правский — в шкафу для хрусталя всякого, в среднем отделении типовой советской стенки. А что? Хрусталя там отродясь не было, завалено всяки
-
ми мягкими чудовищами, надаренными на праздники. А что, и просторно там ему, и интересно.
Жил себе хомяк, жил... По вечерам бегал по дорожкам из видеокас
-
сет, заботливо и как можно запутаннее выстроенными моим чадом. Идил
-
лия!
И вот настал черный день, пропал хомяк... Искали везде, даже под матрацем. Ну, думаю, сбежал, сныкался и сдох. Ладно, думаю, по запаху найдем недели через две — а у самой на сердце неспокойно: дитя-то, мо
-
жет, и любил его. И вот, спустя дня два, встречаю я соседа нашего снизу, дядю Борю, а он и говорит мне:
— У тебя как дома, мышей не видела, а? А то у меня, прикинь, мышь поселилась, где-то за диваном шуршит по ночам, подлая, жене моей спать не дает...
Тут у меня в мозгу какие-то перестановки извилин случились и па
-
раллели прошли. Спрашиваю его:
— Дядь Борь, а мышь твоя не рыжего цвета и без хвоста?
Боря прям аж воскликнул:
— Точно! Она, гадина!
Я говорю ему, что не мышь это вовсе, а хомяк наш, сбежавший на днях... Он сразу как-то сник весь. А через два дня приходит и говорит, что, 96
Блогопаdt
97
Живой
@
льманах
типа, по делу пришел, а в руках бутылка водки. Ну, думаю, наверно, ему выпить негде, дома жена ругается, а на улице, видимо, не с руки ему бу
-
хать...
И говорит мне дядя Боря:
— Давай две рюмки, разговор к тебе есть.
Я, конечно, все всерьез, мало ли что у людей бывает, может, ему моральная подержка нужна... Сажусь, наливаем...
Дядя Боря:
— В общем, задолбал мою жену хомяк твой. Он ей спать не дает, она его отравить просит. А я, видишь ли, не могу так, знаю, что животи
-
на пацана твоего. (Сынуля, надо сказать, при всем этом раскладе вообще и думать о хомяке забыл уже). Говорю я Боре:
— Ну, раз такое дело, трави его смело, что ж бессонницей достой
-
ную женщину мучить. Выпили мы, так сказать, за будущий упокой животинки, и проводила я своего соседа. Что бы вы думали ?!
Через день, вечером, настойчивый стук в дверь, открываю, сто
-
ит радостный Боря и держит в руках трехлитровую банку, а в ней наш путешественник-хомяк, только почему-то мокрый. Но живой и здоровый. Поймал-таки, говорит, на морковь выманил.
Tags: Личный опыт, Повседневность
mawerick
«Стой!» — Женщина в старой рваной куртке стояла около ларька и покупала пиво, держа собаку на поводке. Собака дернулась и вылезла из ошейника. «Максик», — жалобно кричала женщина, пытаясь поймать собаку. Рыжая дворняга бегала вокруг и виляла хвостом. Женщина забыла про пиво и пыталась поймать собаку. «Мак-
сик», — слышался ее жалобный прокуренный хриплый голос. Собака, виляя хвостом, подбежала к женщине. Она присела и обняла пса. ***
Они стояли тут же, под светом окна. Старое здание института, решетки на окнах. Свет был только в окне кухни кафе. Иногда открывалась дверь, и кто-то в белом переднике выходил покурить.
Они просто стояли рядом, так мне показалось сначала. Она иногда прижималась к нему и гладила его по щеке. Они целовались, как школь
-
ники. Мне хотелось посмотреть на них, и я встала тут же около ларька. Длинное пальто, костюм, девушка рядом с ним выглядела странно в своих джинсах. Он достал листки белой бумаги и чуть отстранился от нее.
Я продолжала стоять и смотреть на эту парочку. Он начал читать для девушки, чуть медленнее, чем читает обычно про себя. Девушка стоя
-
ла спиной, и я не могла видеть ее реакцию на его чтение. Я смотрела туда же, куда и она: на обшарпанную стену, на решетки на окнах.
«Что же он читает?» – гадала я, смотря на них. Когда он выбросил листы в стоящую урну рядом, я увидела ее лицо. Она смотрела на него с обожанием, тоской, нежностью и любовью. Наверное, так и должна смо
-
треть женщина на мужчину, – с обожанием, как на бога.
Он обнял ее, маленькое тело девушки пряталось в его объятьях, в поисках защиты. Я стояла и смотрела на набранную смску на телефоне: «Ненавижу тебя». Перечитав, я быстро ее стерла и набрала другую.
Tags:
Мимоходом, От души, Портреты
seventhgnome
В выходные мне на некоторое время дали удивительное создание. Не попользоваться, упаси боже, я со своими пролетарскими корнями и ка
-
питалистической верхушкой понятия не имею, как эти небесные создания употреблять, с каким хреном есть и во что заворачивать. Создание звалось Снежана (согласитесь, удивительно подходящее имя), носило снежно-
белые кудри, накладные ногти невиданной красы, лаковые сапоги и бриль-
янты неслыханных размеров. Я бы, честно говоря, существенно опасалась за сохранность прежде всего своих конечностей, имея такую ювелирную роскошь. Снежана являлась очередной женой нашего северного знакомо
-
го и отправлялась в тур по Европе за культурой, «картинки там посмотреть и домики» (c) — ну да, Дрезденскую галерею, например, там ведь, как из
-
вестно, много картинок.
Моя миссия заключалась во встрече Снежаны с одного самолета и посадке на другой. Я сторонник того, что на добро надо отвечать добром, а если ведешь себя как хрю-хрю неблагодарное, так и дружи тогда с себе по
-
добными — спросу меньше будет. Поэтому меня нисколько не затруднила данная просьба, даже наоборот, воодушевила. Всегда интересно посмо
-
треть на инопланетное существо.
— А такую большую машину водить тяжело? — спросила меня Снежана.
— Да не очень, ко всему привыкаешь, — философски ответила я.
— Я тоже хочу водить машину. Но Пусик мне пока ее не покупает. Хотя, я так занята… Ты знаешь, я пишу картины, у меня в декабре выстав
-
ка, а я еще ничего не нарисовала… Вот съезжу, посмотрю, может какие идеи появятся...
Блажен кто верует, ага. В декабре выставка, а у нее еще и конь не валялся, ну да ничего, успеет. Удивительное создание, право слово. Не люблю, когда у меня возникает чувство превосходства над людьми, но тут сложно было удержаться. Может, именно это ощущение и помогло мне проявить недюжинное терпение к болтовне Снежаны. Как к детям. Понима
-
ешь ведь, что они вырастут и поумнеют, образуются, а сейчас надо просто смотреть и улыбаться.
Это я все поясняю, чтобы была понятна вся степень моего стыда 98
Блогопаdt
99
Живой
@
льманах
нынешнего. Перед самой собой, разумеется. Снежана при всех своих ультрамини-юбочках, декольте до пирсинга и розовой помаде оказалась человеком очень добрым, каким-то маленьким Буддой большого города.
Для начала она взялась реанимировать стоящий в гостиной букет. Он уже был на полпути к мусорному ведру, еще день бы постоял — и с моей спокойной совестью был бы выброшен. Я пыталась отговорить ее, мол не стоит возиться, все там будем и все такое. На что она мне ответила:
— Ну и что? Красота должна увядать достойно.
Не поспоришь. Оставив Снежану возиться с цветами, я разгова
-
ривала по телефону и думала, что, если человек, отчетливо представляя себе неизбежность, все равно выбирает быть, в этом есть жизненная сила. Зная, что цветы завянут, составлять из них букеты; зная, что блюдо будет съедено за пять минут, тратить два часа на его оформление… да, в конце концов, зная, что все умрем, выбирать жизнь…
У каждого человека можно чему-нибудь научиться, надо только рас
-
смотреть его как возможный источник знаний. А затем сделать из этого источника хотя бы глоток… Наверное, хорошо воспринимать жизнь как бесконечную возможность чему-то научиться. Бесконечную не в смысле вечную, а в смысле обладающую бесконечным числом возможностей, ва
-
риантов. Но хорошо ли жить с ощущением вечного школярства? Тут все зави
-
сит от того, как подходить к процессу обучения: если из-под палки, насиль
-
но, вымученно, считать за усвоенный урок только удар граблями по лбу, то да, ничего хорошего и никакого удовольствия этот процесс не принесет. А если добровольно, с удовольствием, да еще периодически самому брать в руки указку и преподавать на добровольных началах, то это совсем дру
-
гой коленкор. Меня от педагогической практики воротит, как черта от ладана, но мне бы хотелось научить кого-нибудь чему-то полезному, важному, жиз
-
ненно необходимому — тому что я умею. (Только есть ли вот у меня такие навыки?.. Буду надеяться, что мне попадутся умные, даже местами гени
-
альные ученики, которые сами найдут во мне ту самую ложку меда...) А еще Снежана подарила мне картину на память. Сие эпическое произведение называлось «Очень нарядный тюлень» и по смыслу и духу очень напоминало «Одинокого красного петуха», нарисованного Карлсо
-
ном, который живет на крыше. Вот такой у меня получился День учителя...
Tags:
Портреты
babulkin
Я в детстве путал трамвай и троллейбус. Никак не мог запомнить, пока кто-то не объяснил. У трамвая колеса железные, если он тебя задавит, то будет больно и получишь травму. Поэтому — трамвай. А у троллейбуса колеса резиновые, надувные. Какая тут травма?! Так и запомнил.
Tags:
Вылетит – не поймаешь
starik-kozodoev
Бизнес-спорт
Лет десять — двенадцать назад на стоянке, где я ставил свой боль
-
шой и красивый по тем временам автомобиль, появилась вечно грязная, ржавая, невнятного цвета, с лобовым стеклом в трещинах двадцатилетняя ауди, от которой шарахались не только шлюхи, танцующие в ресторане у стоянки стриптиз, но даже в дрова упитые граждане, с трудом самостоя
-
тельно или с помощью вышибалы покидавшие ресторан. В те далекие мутные времена первоначального накопления капи
-
тала я казался сам себе воплощением американской мечты в Беларуси: мне не было тридцати, за спиной отлаженный бизнес, начатый с нуля, без комсомольско-партийного стартового капитала и связей, что сулило, как мне тогда казалось, огромные перспективы для роста. Я был полон энер
-
гии и планов на розовое будущее, с оптимизмом смотрел на окружающую действительность, а к водителю этого ржавого ведра с гайками относился с дружелюбием и снисходительным покровительством. Над водителем «иномарки» потешались все кому не лень. Это был типичный фанатик-спортсмен, ничего в жизни, кроме режима и трениро
-
вок, не признающий. Ездил он, как корова по льду: пара бамперов были на его совести, как минимум, а уж простых царапин и вмятин на окружающих авто было не сосчитать — поэтому вокруг его машины, или места под нее всегда был вакуум. Только заезжие на одну ночь чужаки рисковали по не
-
знанию парковаться рядом...
Ему привязывали к фаркопу пустые банки из-под колы и пива, до
-
хлых ворон, котов, гаечные ключи и канализационные люки, один раз при
-
вязали даже женские, очень красивые и, вероятно, дорогие, кружевные трусики, забытые, видимо, одной из шлюх при посадке или высадке из авто. Причем о том, что у него сзади привязан карданный вал, он зачастую узнавал либо от остановившего его гаишника, либо от тех, к кому он ехал... Иногда — правда, редко — он приезжал с той же банкой и обратно на сто
-
янку после трех-четырехчасового отсутствия. Короче, местная достопримечательность, городской сумасшедший. Мне всегда его было жаль, так как при ближайшем знакомстве он оказал
-
ся тихим, скромным, добрейшим и безобиднейшим парнем, какими очень часто бывают крупные и физически сильные мужчины, и я по возможности, тайком от народа и охраны, чтоб не быть изгнанным со стоянки, отвязывал его «хвосты» или сообщал ему о них.
И лишь одна деталь обращала на себя внимание: за лобовым сте
-
клом сквозь паутину трещин проглядывала фотография некоего сытого и довольного жизнью мужичка, скрестившего клюшки на льду с недавно всенародно избранным на пост Президента Республики Беларусь Алексан
-
дром Григорьевичем Лукашенко. Несмотря на жуткое качество фотогра
-
фии, угадывался в сытом мужичке владелец «аудюхи».
Лет пять назад он перестал ставить свою ласточку на нашей стоянке, а я к тому времени уже подрастерял свой оптимизм и задор: все мои планы в неравной борьбе с государством и его фискальными службами рухнули в 100
Блогопаdt
101
Живой
@
льманах
пыль, весь мой бизнес замкнулся на простое поддержание штанов у меня и той пары десятков человек, которые работали на моих фирмах последние 15 лет и бросить которых в бурный океан самостоятельной жизни я не имел права. Ведь «мы в ответе за тех, кого приручили». Большой и красивый ав
-
томобиль был давно заменен на более скромный и практичный для жителя пригорода джип.
А вчера еду я домой по нашей кольцевой (у нас сделали кольцевую дорогу по типу московской, и даже назвали так же — «МКАД»). Тороплюсь, быстро, в общем-то, так еду, но «без фанатизма», не быстрее километров ста двадцати в час. Размышляю о том, что собака с утра не выгуляна, а этому малолетнему зверю уделать ванную – как вам нос почесать… И тут меня, как стоящего, «делает» весь сверкающий лаком, хромом и блатными номерами «Мерс»-очкарик-купешка, или, как правильно ска
-
зать, новый SL-класс. И ладно бы просто обогнал — я не страдаю комплексом неполно
-
ценности и не устраиваю гонок — но в этом случае мое внимание при
-
влекла дохлая ворона, привязанная к заднему бамперу этого новейшего и шикарнейшего чуда немецкого автомобилестроения. И таких размеров, что ворона, может, была и не ворона, а может, даже и целый аист. В любом случае, на скорости установить это трудно, хоть она и летела за «Мерсом», не касаясь земли. «Пришпорил коня», чтобы не отстать — и какова же была моя радость, когда я все же дождался, что этот псих притормозил на въезде в город: узрел на лобовом стекле фотографию, знакомую до боли. Вот такой вот поворот судеб. Вероятно, в моей стране значительно доходнее играть в любительский хоккей, чем заниматься бизнесом.
Tags: Автомобильное, От души.
emmanuelle-cunt
Мой ответ сентиментальности
SMS-ки я стираю примерно раз в неделю (вообще-то несколько чаще). Сладостные помню наизусть, гадостные быстро забываю, глупые иногда застревают в голове, как чаинка в стоке кухонной раковины...
Мне неприятно думать, что краткий коан может прочесть случайный карманник. Если же вдруг у меня случится потеря памяти, то буквы на дис
-
плейчике никак не помогут ее вернуть. Хотя, несмотря на привкус металла в голосе, мне тоже знакомо это чувство: нажимаешь на «Посмотреть со
-
общение», и щеки сами расходятся — левая влево, правая вправо. И серд
-
це ухает куда-то вниз-вниз-вниз, но не бьется, потому что в бездне счастья закреплен спасительный батут.
Tags: Мимоходом, От души
elina-19
Еще одна автомобильная история
Произошла эта история 9 лет назад, в ночь с 11 на 12 января. Такая точность, поскольку у мамы мужа был юбилей, и мы всем семей
-
ством, включая меня, мужа, тогда еще единственную восьмимесячную дочь, мою маму и отчима, отправились отмечать это важное событие. Надо заметить, что водительского стажа у меня тогда еще фактически не было, в сентябре сдала на права и после этого сидела за рулем пару раз. Мама мужа тогда трудилась на поприще, связанном с людьми. Ну а как у нас перед праздниками? К врачу, учителю, воспитателю и т.д. с пустыми руками народ прийти не может. А что презентовать незнакомой женщине? Стандартный набор – конфеты и алкоголь. В итоге перед празд
-
никами у мамы бар заполнялся всевозможными алкогольными напитками и конфетами. Муж предвкушал приятно проведенный вечер за дегустацией всяче
-
ской алкогольной вкусности. В общем, договорились мы с ним, что обрат
-
но поведу я. Хоть и зима, но считали, что вечер, как обычно, затянется, и машин будет немного. Я не пила совсем: грудной ребенок, какой алкоголь? Да и не любитель я.
Как и предполагалось, вечер затянулся. Начиная с шампанского и вина, гости постепенно перешли на бренди, коньяк, виски и прочее, муж не отставал, хотелось ведь попробовать все! Было где-то около двух ночи, когда гости, напоследок выпив кофе с коньяком, засобирались домой – мы пошли заводить и греть машину. Муж по привычке сразу зажевал «Стимо
-
рол про-Зет». Ребенок не спал: у дочки тогда период был, когда перепута
-
лись день с ночью — у грудных детей такое случается — так что для нее, наоборот, только наступил день, и она пребывала в бодром расположении духа, отоспавшись во время празднования и накушавшись перед поездкой домой.
Надо отметить, что тогда у нас был замечательный представитель еще советского автопрома, но выпущенный на экспорт и прибывший к нам из самой Бельгии, ВАЗ-2105. Машина, оснащенная газовым оборудовани
-
ем. Кто сталкивался с газом, тот в курсе, что зимой машина заводится на бензине, прогревается, а потом уже переводится на газ. Плюс в маши
-
не стояло весьма жесткое сцепление от «Нивы». В общем, муж сказал: «Давай я по двору проеду, переключу на газ, выеду на Есенина, и там пере
-
сядем». Ехать домой он изначально, естественно, не планировал. На ма
-
ленькой улочке Есенина, в самом ее конце, я ни разу до этого и ни разу после не видела гаишников. Поскольку муж даже пьяный водил на порядок лучше, чем я трезвая, я согласилась.
Выехали на Есенина — и тут же на троллейбусной остановке оста
-
новились, чтобы поменяться с супругом местами. Я видела, что впереди на встречной полосе стоит машина с включенными фарами, но поскольку уже была ночь и зима, что это за машина, различить было невозможно. Пересели, я еще не успела тронуться с места, как подходит гаишник. Ока
-
залось, машина та была их! И сразу не ко мне, а к мужу, что мы, якобы, 102
Блогопаdt
103
Живой
@
льманах
увидели их и пересели. Муж тоже от неожиданности не стал отрицать фак
-
та пересаживания, хотя гаишники в принципе не могли видеть, кто был за рулем машины, когда она ехала, так как у нас ведь тоже горел ближний. И потом, муж для нашей рокировки из машины вышел, а я-то перелезла с пассажирского на водительское внутри!
Ну признал и признал. Объяснения о том, что мы пересели, так как это планировалось, а не потому что увидели милицию; что да, проехал 30 метров до дороги, что у меня опыта ноль, а еще с этим газом, не по
-
могли. Гаишник уперся в свое: едем на экспертизу и все. Даже от денег отказался. Их было двое: один старший, который все и решал, и молодой парень, который, видимо, только поступил на службу, поэтому за все время не проронил ни слова.
На экспертизу так на экспертизу. Гаишники пригласили мужа в свою машину, чтобы с комфортом и почти личным водителем доставить его до места освидетельствования. Правда, муж сказал, что одному ему ехать не хочется, и гаишники милостиво разрешили поехать с ними и отчиму. А мне сказали, что я могу быть свободна, пожелали счастливой дороги. На что я им ответила, что машина оформлена на мужа, права — на де
-
вичью фамилию, доверенность отсутствует как класс, так как до этого я ездила только с мужем, а рукописные доверенности тогда не были раз
-
решены. И что если их же коллеги меня остановят, скажут, что машину я угнала, — что мне делать-то? Поразмыслили они, и старший попросил сесть молодого гаишника за руль нашей машины, чтобы доставить нас до дома, поскольку ближайшая экспертиза была на Ланской, и чтобы до нее доехать, надо было как раз мимо нашего дома проехать. На том и сошлись: первой идет милицейская машина, а мы следом.
Сел молодой работник полосатой палки за руль нашего авто. Тро
-
гаемся... Глохнем... Я говорю, что там сцепление от Нивы, жесткое, что плавней надо. Трогаемся, глохнем... Я добавляю, что машина на газу и надо чуть больше газовать. Трогаемся... Глохнем... Мама на заднем сиде
-
нье начинает тихо смеяться. Я, еле сдерживая смех, вполголоса добавляю, что и с ручника тоже можно снять. Мама, уже смеясь в голос, изрекает: «Не сдал!» Молодой человек приобретает нежно-малиновый оттенок, кото
-
рый не покидает его лицо всю последующую дорогу. Наконец, ему все-таки удается тронуться с места, и мы начинаем догонять первую машину.
Надо отметить, что гаишник почему-то посадил моего мужа не на заднее сиденье, а рядом с собой. На перекрестке Есенина и Сикейроса милицейская машина перед нами резко тормозит, из нее вылетает гаиш
-
ник и бегом бежит к группе молодых, что-то там выясняет и продолжает движение. (Как потом рассказывал муж, при подъезде к перекрестку он заметил у одного из ребят ствол и вслух сказал это. Гаишник моменталь
-
но среагировал, сразу выскочив из машины (а ведь мог не отреагировать и проехать мимо!). Муж, кстати, кричал ему, чтобы не ходил туда — мы ведь тут простые мирные граждане, а если перестрелка начнется? В итоге все обошлось, ствол оказался газовым, разрешение тоже имелось).
Мы же с мамой всю дорогу развлекались подсчетами нарушений ПДД, совершенных милицейской машиной перед нами (она без сирены и мигалок шла), а также нашей, которая вообще без маячка и боевой раскраски. Стандартный обычный набор: встречная полоса, проезд на красный, не уступали пешеходам, не уступали на знаке «уступи дорогу». Ну, вы представляете: две женщины в авто с советами и ребенок, радостно агукающий, кого угодно сведут с ума. Нервы — единственный музыкаль
-
ный инструмент, игрой на котором мы, женщины, владеем в совершенстве! У меня сложилось такое впечатление, что имей право голоса молодой га
-
ишник, он не только бы нас отпустил, но и сам бы приплатил, только бы от нас быстрее избавиться.
В это же время в милицейской машине отчим с мужем то предлага
-
ли деньги, то говорили, что все равно права сегодня же будут у нас, так как в нашем отделе ГАИ работает друг отчима. Но никакие уговоры не действо
-
вали. Подвезли они нас к самому дому (кстати, повернув на Светлановском через двойную сплошную). Тогда машин у нас во дворе было немного и все парковались как бы на своих местах, чужие старались не занимать — чего там, местто все равно вагон. Смотрю, милицейская машина как раз пыта
-
ется остановиться на «нашем» месте, но проезжает дальше — ну и я гово
-
рю гаишнику, чтоб он «вон там под фонариком» встал и развернулся, а то мне так неудобно вылезать. Юноша слушается беспрекословно и паркует нашу машину идеально, в соответствии с моей просьбой!
Как потом рассказал муж, подъехав к парадной, он тоже попро
-
сил гаишника не ставить машину на «наше» место. Наглость — второе счастье! У парадной мы снова настоятельно предлагаем гаишникам не
-
большую сумму денег. После Нового года денег, можно сказать, вообще не было, оставались последние 500 рублей — впрочем, довольно немало для тех лет. Но даже радостное угуканье дочки, которая уже прониклась доверием к молодому гаишнику и вовсю ему улыбалась, не отменила их желания отправиться на экспертизу. Договорились о том, что обратно они мужа с отчимом завезут, так как им все равно ехать на Тореза мимо нас, да и как раз месяца не прошло, как мужа ночью у дома избили... Мы с мамой пошли домой, а они дружно отправились на Ланскую. Не прошло и часа, как муж с отчимом объяви
-
лись дома, радостно тряся в воздухе правами, со словами «Стиморол про-
Зет»!!! Я была реально удивлена, как им это удалось: откупиться они точно не могли, так как денег у них вообще не было, а гаишник пошел на принцип и поступиться им тоже не мог.
Дальше рассказ со слов мужа. Приехали они на экспертизу. Народ там такой пьяный был, что почти все на ногах не стояли. Одного такого горе-водителя милиционеры из машины вообще пинками выталкивали. Муж со старшим пошли в домик, а младший с отчимом остались в машине. Гаишник стал заполнять протокол, оставалось только вписать количество промилле. И вот врач приглашает мужа и предлагает подуть в трубочку, муж дует — 0.09. Гаишник, естественно, удивляется и просит повторить процедуру. Второй раз уже 0.07. Тут гаишник уже теряет дар речи. Врач предложил взять анализ крови, но муж отказался, сказав, что может при виде крови упасть в обморок (у него по мужской линии все от вида крови в обморок валились, и он не исключение, даже обычный порез требует банки нашатыря). Гаишник сказал, что не надо анализа, да и по старым правилам они не имели право брать анализ крови, если не было ДТП. Права гаишник 104
Блогопаdt
105
Живой
@
льманах
сначала забыл у врача, вернулся и отдал их мужу. Идут в машину. Млад
-
ший гаишник: «Ну что, сколько промилле?» В ответ бурчание старшего: «По нулям». Тут настала очередь удивляться младшему. Единственное, что он смог спросить — это что же теперь делать с протоколом (они у них все по номерам). Договорились между собой списать на брак.
Всю дорогу до нашего дома отчим отрывался на гаишниках: «Мы денег вам предлагали? Предлагали! Вы отказались? Отказались! А теперь мы вам денег не дадим!!!» На что они смогли только парировать фразой: «Вы еще попадетесь нам!».
Кстати, муж и до этого пьяным за руль не садился, и после, даже выпив бутылку пива, за руль не сядет. Я же до сих пор не могу понять, по
-
чему так получилось: так как муж пил много и разного алкоголя, начиная со слабого, по нарастающей. Ну не верю я в благотворное антиалкогольное действие «Стиморола»!
Tags:
Автомобильное
pikee-vest
В стародавние времена, когда я ездил по своим московским лич
-
ным делам, распугивая голубей, бабушек и «чайников» ревом прямоточ
-
ного глушителя спортивного автомобиля, случилась эта дивная история. Уже не помню, какими путями я оказался на отводной дорожке Ленинского проспекта (дорожка — дублер), но мне нестерпимо захотелось попасть на основную, широкую часть дороги. Краткое отступление. Как-то так случалось, что в этом автомобиле у меня была привычка даже в городе, вне соревнований, пользоваться пе
-
далью газа, как выключателем света, то есть. «включено — выключено» (мне стыдно за свое поведение, но только совсем немножко). Так вот, вы
-
езжаю я на Ленинский проспект в режиме «тапка в пол» и, ревя как стадо весенних гиппопотамов, устремляюсь в сторону области. Через 10 секунд мой полет был прерван бдительным сотрудником ДПС. Эдакий бодрый толстячок выскочил из-за фуры и начал задорно махать своей полосатой палочкой в мою сторону. Признаюсь, струхнул я, скорость была очень по
-
хожа на «лишенческую», а взглянув на тахометр, струхнул еще больше и пришлось останавливаться, чтобы не усугублять.
Подходит ко мне сотрудник ДПС. И не какой-нибудь там сержант, а целый капитан (далее Капитан, он же Инспектор), с четырьмя звездами на погонах, бордовым лицом и животом внушительного размера. Очень вежливо дышит на меня махровым перегаром, сочно-водочным, с послев
-
кусием. Представляется (правда, невнятно). Глубоко, полной диафрагмой вздыхает и грустно говорит: «Превысили» (пауза), «очень сильно превы
-
сили» (пауза и грусть в глазах, даже, я бы сказал, вселенская скорбь). Ши
-
роко оглянулся, поискал кого-то взглядом. Может, искал того, кто разделит с ним печаль по поводу моего нарушения административного права? Вни
-
мательно, очень добро-добро на меня посмотрел и говорит: «Пойдемте, посидим у меня в машине».
Прогулял он меня до своей патрульной «десятки», разве что под ло
-
коток не поддерживал. Только я примостился на правом переднем сиде
-
нии, как машина неожиданно сказала: «Фа!» и покачнулась, потом еще: «Фа-Фа!» и опять покачнулась. Это Капитан, разыскивая блокнотик с про
-
токолами, активно ворочался и своим авторитетным пузом давил на кноп
-
ку автомобильного сигнала на руле!
Блокнотик цинично не хотел находиться. Багровость лица и Капи
-
танской шеи к этому моменту превосходила красноту Синьора Помидора в описании Джанни Родари. А постводочный выхлоп от него был таким забористым и создавал такую бражную атмосферу в автомобиле, что я уже было начал беспокоиться, что покажет трубочка после того, как я в нее подышу. Тут Капитан еще больше багровеет. Вы бы видели его лицо! Капи
-
тан заревел так, как ревет морской слон во время весеннего гона: «Сер
-
жант! Мать твою! Где протоколы?! Сержант! Оглох! Сержант! Сержа-а-нт!!!» А сержант в это время стоял на берегу Ленинского проспекта, метрах эдак в пяти от патрульного автомобиля, прямо по курсу, и внимательно следил за проносящимся мимо денежным потоком в окошечко своего спидгана — прибора, замеряющего скорость. Капитан, не останавливаясь, продолжал свою призывную песнь ДПС-ного альфа-самца. Пикантность происходяще
-
му добавляли боковые окна автомобиля, которые, впрочем, как и двери, были закрыты.
Я не знаю, где готовят сержантов и капитанов ДПС, но похоже, что сержант услышал «призывные сигналы» Капитана. Как это произошло – даже не спрашивайте, но сержант подошел и вручил Капитану блокнот с протоколами. А дальше сержант сходу сыграл главную роль в ремейке «Человека с бульвара Капуцинов»: отдавая капитану блокнотик с про
-
токолами, он почувствовал приближение денег мозжечком, умудрился спидганом подстрелить большой черный старый Крайслер с девушкой за рулем. Девушка в этом Крайслере смотрелась как золотая рыбка в нефтя
-
ной цистерне, точнее не смотрелась никак, она просто терялась на фоне крайслерного интерьера и экстерьера. Естественно, все наше внимание было приковано к тому, как девушка парковалась между моим киткаром и патрульной машиной. Замечу, что расстояние между ними хватило бы для парковки ДВУХ сочлененных «Икарусов». Манипуляции Крайслера были полны грациозности и вальяжности. В конечном итоге на наших изумленных глазах под заливистое бибикание Капитана пупком в клаксон, девушка клюнула крайслерским задом в па
-
трульную Ладу и замерла. «Вы вчера пили?» — был задан мне вопрос. Вопрос, я бы сказал, даже неуместный в сложившейся ситуации ДТП с участием патрульной машины (сразу скажу, на это ДТП ни один из инспекторов так при мне внимания и не обратил). Я от неожиданности и сюрреалистичности проис
-
ходящего даже замешкался с ответом, чем сразу вызвал подозрительный взгляд инспектора.
«А я пил, – практически без паузы пожаловался Капитан, — а тут эта … ездить не умеет. Есть?!» «Есть!» — быстро отвечаю я. «Пиво?!» — с надеждой спросил Капитан. Пива у меня не было, но я тут же предложил 106
Блогопаdt
107
Живой
@
льманах
принести ему Тан. «Если можно», — это было произнесено таким «умираю
-
щим» голосом, который разжалобил бы кого угодно.
Я сходил за Таном (ни разу не реклама, но похмельный синдром сни
-
мает чуть хуже, чем пиво, но лучше, чем кефир) и передал бутылку Капита
-
ну. «Можно весь?» — во взгляде мольба Карлсона перед банкой вишневого варенья. Я: «Можно, конечно». И тут свершилось невозможное: литровая бутылка была жадно высосана, как мне показалось, в два глотка.
Инспектор поблагодарил меня и начал источать! Он источал блажен
-
ство, просто неземное такое блаженство, такое блаженство можно увидеть только на лице у гимназиста, который вышел от своей первой проститутки. Блаженная пауза затягивалась.
«Вы нарушили, сильно нарушили! — в голосе инспектора укор и го
-
речь. Это большой штраф, 300 рублей!». Я всем своим видом выражаю раскаяние и согласие с карой, но наличных денег не предлагаю. «Вот если бы Вы нарушили скоростной режим (лезет в табличку штрафов, потому что с такими статьями и суммами они не знакомы) на 20 км/ч, то это всего 100 рублей!» — звучал в голосе Капитана восторг от найденного решения или от удачного поиска. Инспектор начал заполнять протокол. Делал он это, проявляя чудеса скорописи и излучая энтузиазм. Попутно он менял свою окраску с бордовой на нежно розовую. Капитана на глазах «отпускало». И уже через каких-то 15-20 минут я получил под роспись протокол на 100 рублей за превышение скорости на 19 км/ч! Для меня было произнесено напутственное слово о вреде нарушения ПДД в административной, ме
-
стами уголовной и финансовой частях. И мы, пожелав друг другу доброго здравия, через полтора часа от начала общения расстались настоящими друзьями. Каждый оставил что-то себе на память о приятном собеседнике. У Капитана осталась пустая бутылка из-под Тана, у меня — заполненный протокол об административном правонарушении и неистребимое желание заплатить 100 рублей государству.
Прошло полдня. Впечатления улеглись, воспоминания о сторубле
-
вом штрафе и чувство долга оплаты примостились в глубине души, сверну
-
лись там калачиком и счастливым образом заснули. Я был в самом радуж
-
ном настроении. Ведь я только что с сухим счетом выиграл подряд второй «светофорный бой» и ехал в голове канала по Мичуринскому проспекту в сторону Солнцева, ревниво наблюдая в зеркало заднего вида, не догоня
-
ет ли меня кто из тех, которые «понапокупали машин, а ездить не умеют». И тут я уперся в квадригу передвигавшихся чуть быстрее бере
-
менной улитки. В правом ряду степенно ехал рейсовый Икарус. В сред
-
нем, на полкорпуса впереди Икаруса, кто, вы бы думали? Правильно! ГАЗ-24, она же Волга, она же «баржа», ее скорость была равна скорости Икаруса и не превышала 35 км/ч (а где вы видели Волгу, которая едет?). Сзади Волги ехал милицейский автомобиль. Слева от Волги, то есть в левом ряду, обмирая от ужаса и гордясь собственной смелостью, мили
-
ционеров обгонял сарайчик под модельным номером ВАЗ-2104. Скорость сарайчика была соответствующая моменту. Он гордился своим мужеством! Как же — позволил себе обогнать милицию. Но сделал это очень тактично, чтобы не обидеть тонкую и ранимую милицейскую душу. Тактичность са
-
райчика мной оценивалась как 37км/ч.
Я метался сзади этой квадриги из крайнего правого в крайний ле
-
вый ряд и обратно. Я очень сильно хотел обогнать это построение римской военно-конно-инженерной мысли. Но шансов у меня не было. Квадрига была степенна и монолитна. Ни одной возможности просочиться, протис
-
нуться, влезть между ними. Сзади уже догоняли проигравшие «светофор
-
ный бой». Позор на голову спортивного автомобиля был неминуем. У меня даже появилась крамольная мысль, а не обогнать ли все это безобразие по встречной полосе движения? Но почти упершись в бампер сарайчика, я увидел, что принимаемая мной за милицейскую машина оказалась авто
-
мобилем ДПС. Встречка отпадала (да, я убоялся неминуемой кары рублем со стороны продавцов полосатых палочек). Поверьте, нервы мои были на пределе! Иначе я бы не забыл, что хороший пилот не говорит «фа-фа» фарами и гудком, а просто обгоняет мешающего его полету. Но я все же исполнил светопреставление со звуковым сопровождением для водителя сарайчика! Но он даже не пошевелился в кресле и стойко держал свои 37 км/ч. Мое сердце замерло: кто-то заорал по громкой связи. Я решил, что мне опять предстоит полтора часа приятного общения. «ВАЗ-2104! ВАЗ-
2104! Примите вправо! ВАЗ-2104! Примите вправо! Уступите дорогу спор
-
тивному автомобилю! (пауза) Гражданин торопится в сберкассу…» — до
-
носилось из «матюгальника». Сарайчик как ветром сдуло в средний ряд. Я включаю бензопитание своего киткара в режим «вкл.» и срываюсь с ме
-
ста аж с визгом покрышек. Обгоняю поредевшую квадригу и вижу в бо
-
ковом окне ДПС-автомобиля радостное лицо Капитана-выпившего-в-два-
глотка-литр-Тана. Он напутственно махал мне рукой...
Tags:
Автомобильное slavjan
— Только так, — сказал я протягивая водителю маршрутки 500 ру
-
блей одной купюрой.
— Без проблем, — отозвался водитель, выхватывая пятихатку, — тогда только так.
В моих руках оказались 47 десятирублевых купюр и 2 монетки. Ко
-
шелек приятно не закрывался.
Tags: Вылетит – не поймаешь, Повседневность
nikolagrek
Что такое не везет и как с этим бороться? А никак. Просто заметил, что, если не прет, надо «прикинуться ветошью и не отсвечивать». Перело
-
мить ситуацию, когда не везет, невозможно. Господь, или там какая-нибудь Фортуна, или кто там еще ведает везением-невезением, представляется 108
Блогопаdt
109
Живой
@
льманах
мне эдаким злобным старичком с извращенным чувством юмора.
Думаешь: ну, все, хуже быть не может. А злобный старичок, который довел тебя, довольно потирает руки: «Может, может!». В такой ситуации надо залечь на дно. Из квартиры выходить только с целью добычи еды, желательно сразу тариться на неделю, дорогу переходить в правильном месте и вообще смотреть внимательно по сторонам. И переждать. Пере
-
страдать. Пережить. Бороться со злобным старичком бесполезно. Это все равно что справлять нужду против ветра — мужики меня поймут. У него, у старичка, все ресурсы: и административный, и материальный, и вер
-
бальный. Так что твое противление невезению может только заставить его особо извращенно дать почувствовать, что ты козявка. И никак ты не про
-
гнешь мир под себя…
***
Декабрь 1985 года. Меня только что перевели дослуживать. Трасса БАМ. Место «кудамакартелятнегонял». Край мира. 15 километров от стан
-
ции Алонка, что на этой самой трассе БАМ.
Решаем помыться в баньке. В нормальной. Не в армейской, в ко
-
торой примерзаешь к полу, а вода достаточно теплая для того, чтобы не околеть. Просто по-человечески, с обжигающей водой, с парилкой, очень актуальной, когда «за бортом» -30. Так вот, в поселке имелась котельная и при ней большая и всяко благоустроенная баня. За долю малую можно было там договориться — и вот оно, блаженство парилки, горячей воды на наших телах, промороженных до души трескучим морозом и продутых до дыр в совести северо-восточным сырым ветром. Несколько часов рая в промерзшем насквозь аду.
Тут еще дело в том, что я, будучи человеком южным, до этого служил в стране тоже весьма южной. Те ребята с моего призыва, которые служили тут, все-таки успели адаптироваться к такому морозу. Но не я. Я буквально чувствовал, что у меня душа становилась звеняще пустой, как та вечная мерзлота, по которой мы ходили. Правда, правда. Звуки вещей, вроде при
-
вычные, меняются. Допустим, если в нормальном мире стукнуть по земле кайлом, звук будет: «шмяк» или «бдымц», а тут звук как в бетон: глухой такой «туцк» или вообще, если большой мороз, – «бздынь». Или, напри
-
мер, сидишь ты в люфт-клозете. Ожидаешь обычный «плюх», а раздается «бздынь» — как битая черепица упала. Во как! Дерьмо, что ли, замерзает на лету? Впрочем, я извиняюсь за натурализм.
Решили мы поехать в баню. Все чин чинарем. У повара взяли компо
-
та хорошего. У каптерщика — новое белье. Нас шесть человек, и осталось найти водителя с машиной. Не хухры-мухры – идти пешком за 15 кило
-
метров. Нашли Зотова. Водителя машины ПРМ. Передвижные Ремонтные Мастерские. ЗиЛ-131: сзади, где кузов, стоит будка, в ней эти самые ма
-
стерские с токарным, фрезерным и сверлильным станками и прочей лабу
-
дой. Только Зотов был дежурным тягачом по парку, и поэтому его посто
-
янно куда-то припахивали поехать. Только собрались — появился дежур
-
ный по части и куда-то его послал. И так раза четыре. Плюнули и решили поехать на чем-нибудь другом. Свободным оказался только «Ураган». Это такой монстр, который ракеты, танки и прочие большие железки возит. Армия — гонять огромный «Ураган» за коробкой тушенки обычное дело. Тут Андрюха вспомнил, что не взяли главного, а именно веников. Веники были на вещевом складе. Отставили в сторону транспортные проблемы и занялись поиском кладовщика со склада. Убили час на поиски. Нашли. В санчасти, где он любезно охмурял медсестру, а по совместительству жену командира первой роты, откуда он был извлечен и отправлен на склад. Ну, все, вроде собрались... Хрена! «Ураган» заглох!
Небольшое отступление в сторону. В советской армии с аккумуля
-
торами бывают только две машины. Командирский уазик и дежурный тя
-
гач. Все остальные аккумуляторы либо абсолютно дохлые, либо проданы и пропиты. Заводят автомобили с толкача при помощи дежурного тягача. Вы когда-нибудь пытались завести дизель, советский дизель при -30? При тотальном дефиците всего. О-о-о, я вам скажу – занятие на полдня. Троса нет, паяльной лампы тоже. О спреях типа «быстрый старт» мы узна
-
ем только через 10 лет. Что делать? Во-первых, не глушить. Завели осе
-
нью, а глушат только весной. Ночью над парком висит хмарь от выхлопа. Ну представьте: стоят сорок машин и дружно молотят на холостом ходу. Висит ночью над парком хмарь, молотят дизели. А дежурный по парку вни
-
мательно прислушивается, не заглох ли какой. Если какой заглох, бегом к нему – сливать воду из системы охлаждения, пока она не замерзла. Иначе замерзшая вода разорвет блок. А она замерзает буквально за 15 минут. Разумеется, об антифризе тут слыхом не слыхивали. Поэтому в дежурные по парку отряжали сержантов с самым тонким слухом.
С утра старшина автомобильной роты первым делом приходил в парк. Отмечал заглохшие машины и отправлялся в роту, где и объявлял, кто сегодня занимается «физзарядкой». Бедолаги, у которых заглохли ма
-
шины, с понурым видом отправлялись в парк. Им надо было вначале най
-
ти какой-нибудь сосуд, типа ведро, напихать в него тряпок, налить соляры и поджечь. Этот импровизированный костер запихивается под двигатель: прогревается масло в поддоне картера. Пока двигатель подогревается, надо найти трос. Пара тросов в парке есть, конечно. Но один надежно запрятан, «чтобы не потерялся», ведь все вещи в армии имеют такую спо
-
собность – неожиданно исчезать с концами. Второй трос висит на видном месте, возле пожарного стенда. Но его брать нельзя. Он на случай пожара в парке. И охраняет его печать сулеймана зампотеха. Дежурный по парку наряд не сдаст при отсутствии печати. Поэтому бдительно следит за ней и тросом... Короче, троса нет. Поэтому у каждой машины сзади висит ста
-
рая покрышка, а у дежурного тягача – спереди. Подгоняется тягач сзади (в этом контексте он скорее толкач, а не тягач), и толкается заводимая машина. Не всегда удачно, поэтому армейские машины отличаются отсут
-
ствием стоп-сигналов или габаритов. Если после прогрева не удалось за
-
пустить двигатель в течение 15-20 минут, все повторяется по новой. Опять костер, подогрев, эдакое армейское WEBASTO*, и опять толкать. Где-то к обеду удается расшевелить все заглохшие за ночь дизеля.
«Ураган» заглох, машину ПРМа угнали по каким-то делам, третий час собираемся в баню. Тут находится водовоз — ага, поедем на водо
-
возке. Это связано с некоторыми неудобствами. Нас шесть человек плюс водила и его стажер. В кабине не поместимся — ну, не верхом же на боч
-
110
Блогопаdt
111
Живой
@
льманах
ке ехать? Надо сказать, что водовозка – тоже машина примечательная. На обычный самосвальный КрАЗ, сняв кузов, приварили бочку. Но бочка была без перегородок и вода, плескавшаяся в ней, часто опрокидывала машину набок. Водителем был лихой Гаврош. Тоже грек, на самом деле его звали Гурам, но так как он был маленький и худенький, получил прозвище Гаврош. А его автомобиль — прозвище «греческий танк», позже транс
-
формированное в «греческий велосипед» из-за частых падений на бок. Смотришь, Гаврош идет пешком: ага, значит опять КрАЗ на боку. Гаврош, ничего не говоря, подходит к автокрану — крановщику ничего объяснять не надо. Поехали, поставили на колеса и вперед — за новой порцией воды. До следующего раза. Из-за частых валяний на боку на машине напрочь отсутствовали какие-либо фары… да какие фары, у нее не было даже кры
-
льев! В один особо несчастливый день Гаврош умудрился уронить машину три раза. У нее отсутствовали даже тормоза. Ну и, естественно, не было аккумулятора. Зато «греческий велосипед» заводился с полпинка. А в ис
-
кусстве остановки автомобиля на склоне Гаврош был асом. Ведь тормозов нет никаких: ни ручника, ни ножного. Поэтому он останавливал машину об валун, или об дерево, или об стенку какую. Только не в лоб, а так, чтобы притереться. Потом на незаведенной машине отворачивал, танк начинал катиться, он подтыкал передачу — и двигатель мгновенно заводился в лю
-
бой мороз. Лихой Гаврош, однако. Так вот, Гаврош взялся отвезти нас в баню. Кабина в КрАЗе, как известно, трехместная... упаковались мы в нее вдевятером. Только с управ
-
лением вышла незадача. Один выжимает сцепление, другой давит на газ, третий переключает передачи, причем где то у себя в паху, ну и рулим в четыре руки. Остальные весело ругаются.
С взаимодействием не разобрались сразу, поэтому машина заглох
-
ла. Кто-то рано и быстро отпустил сцепление, а другой не дал газу. Вы
-
лезли, с трудом дотолкали тяжеленный КрАЗ до спуска, где он завелся. Поехали. В кабине слышно: «Дим, переключай, я уже выжал. Гаврош, при
-
бавь газу, крутим баранку, поворот!» Так и едем. Пробиваем колесо. Опять дружно выходим, меняем колесо. Едем дальше. У меня закрадываются не
-
хорошие подозрения.
— Андрюх, — говорю главному организатору похода в баню, — сда
-
ется мне, что с нашим везением в котельной не будет горячей воды.
— Не говори чепухи, как это так? В котельной не будет горячей воды? Это невозможно, вся Алонка вымерзнет к чертям!
А я, уже наученный горьким опытом борьбы со стариком-юмористом, железно верю в то, что надо валить обратно в часть и не гневить его. Но молчу. Спокойно готовлюсь к очередным приколам судьбы. В то, что воды в котельной не будет, верю однозначно. Подъехали. Оставили стажера приглядывать за дизелем («Чтобы не заглох, смотри, гусяра!» — для убедительности кулак поднесен к носу), пошли в баню. Разумеется, воды там не было. Все остальное работало как часы, Алонка снабжалась горячей водой исправно, а в бане ее не было, что-то там у них поломалось, именно в бане. Я даже не удивился, только мелькнула мысль: что, интересно, нам еще уготовлено?
Выходим на площадку перед котельной. Вот оно! КрАЗ заглох. Вокруг него бегает стажер в предвкушении трендюлей. Ладно. Давай ду
-
мать, как завести. Площадка перед котельной большая и на редкость го
-
ризонтальная, поблизости нет склона, с которого можно было бы скатить машину и завести. Пока думаем что да как, подъезжает ЗиЛок из соседней части. И — ура! — у них есть трос. Только у них аккумулятор дохлый, если заглохнет — хана. Будет два автотрупа. На плоской площадке даже ЗиЛок вдесятером не растолкать. Я тут же понял дальнейшее развитие событий. Как и ожидалось, ЗиЛок дернул огромный КрАЗ и благополучно заглох. Стали думать, что делать дальше. Глядя на наши потуги, проходящие мимо рабочие посо
-
ветовали следующее: на краю площадки для угля стоит погрузчик, на нем заряженный танковый аккумулятор. Тащить огромный, тяжеленный танко
-
вый аккумулятор почти километр — то еще удовольствие. С проклятиями дотащили. И нет бы завести оба автомобиля?.. Дальнейшие наши поступ
-
ки не поддаются трезвому гражданскому осмыслению! Мы завели только ЗиЛок! Нет бы завести еще и КрАЗ? Нет.
Потащили аккумулятор обратно к погрузчику. Потом подошли к ЗиЛку и скомандовали: «Дергай!» ЗиЛок дернул и опять заглох. Стоят десять идиотов, и у всех вертится одна мысль: «Что же мы, идиоты, об
-
ратно аккумулятор тащили?» С трехэтажным матом пошли опять за тре
-
клятым тяжелым аккумулятором, притащили обратно (тут закрадывается сомнение в душевном здоровье десяти человек, ведь погрузчик можно было завести просто: подогнать к автотрупам, а не волочь злосчастный аккумулятор километр), во второй раз; завели одну машину, потом другую. И отправились обратно в часть. Вдруг Гаврош вспомнил, что столовая без воды. И надо заехать на водокачку. Заехали и залили воду в цистерну. Вы когда-нибудь в качку плыли на корабле? Я не пробовал, но хорошо представляю, ибо я ездил на КрАЗе с тремя тоннами воды в цистерне, у которой нет перегородок. При малейшем движении руля огромная масса воды, плескаясь, застав
-
ляла машину ехать то на одной стороне колес, то на другой. Наверное, какой-нибудь следопыт, идущий по нашему следу, сломал бы голову, пытаясь уразуметь те трюки и кренделя, которые выписывал наш «грече
-
ский велосипед». А если учесть совместное управление им, отсутствие боевой слажен
-
ности в этом (ну как управлять раскачивающимся КрАЗом, если сцепление давит и крутит баранку влево один, газ давит и крутит баранку вправо дру
-
гой, а третий вовсе передачи переключает?), то понятно, что километров за восемь до части КрАЗ на бок мы все-таки уронили. Опытный Гаврош обезьяной вцепился в руль и остался наверху. Остальные смешались в кучу малу возле пассажирской двери. Вопли и ругань! Вылезли. Немно
-
го поспорили на тему, кто виноват. Не придя к консенсусу, продолжили путь в часть, овеваемые северо-восточным ветром и кусаемые морозом в 40 градусов. Я отмалчивался. Ибо знал: во всем виноват злобный старичок с извращенным чувством юмора.
112
Блогопаdt
113
Живой
@
льманах
*WEBASTO – немецкая фирма, известная своими предпусковыми подогревателями для авто.
Tags:
Автомобильное, Личный опыт
avocbka
Обычное утро
Проснуться от воплей, с чумной головы не сразу сообразить, что ему надо, и попытаться сунуть грудь в глаз, получить новую порцию криков, переместить грудь в правильное место, подпереть голову рукой, потом за
-
снуть и уронить ее, спросонья испугаться, что зашибла ребенка, проверить рукой, где у него голова и рот, обнаружить там свою грудь и очень удивить
-
ся, что уже кормишь — все это проделать за 30-40 минут несколько раз, в последний — уже более осмысленно, вынырнуть из сна за секунду до того, как голова упадет в очередной раз. Распеленать, дать мужу в руки, чтобы помыл, надеть памперс задом наперед, переодеть памперс правиль
-
но, вспомнить, что хотела помазать попу и все близлежащие окрестности мазью от опрелостей — снять памперс, помазать, надеть памперс, снова ткнуть грудь в рот, чтобы он еще поел и заснул. Во время еды понять, что он снова пописал/покакал, поменять памперс, передать мужу, чтобы пока
-
чал, хором спеть «баю-баюшки-баю», уложить в кроватку, накрыть ножки одеялом, сообразить, что ножки находятся в другой стороне — переложить одеяло. Пойти на кухню, налить воду в чайник, пойти в ванную, умыться, вспомнить, что не включила чайник, крикнуть мужу, чтобы включил, вспом
-
нить, что муж также не спал ночью, и подойти к нему как раз в тот момент, когда он озадаченно зависнет перед чайником. Попить чаю, побаюкать кружку, понять, что сидишь за столом в одних трусах и надетой на средний палец соске. Одновременно с мужем рвануть в комнату на услышанный писк, хором произнести «послышалось», подойти к окну, чтобы посмотреть температуру на улице, поймать себя на мысли, что переминаешься с ноги на ногу, чуточку приседая в каждой стороне, и мычишь «ла-лалала-ла-
ла…», четыре раза вглядеться в градусник, и на вопрос мужа «Что там, на улице?» удивленно посмотреть на него. Вернуться в комнату, подойти к кроватке, увидеть приоткрытый хитрый глаз и сморщенный лобик, автома
-
тически покачать кроватку ногой, увидеть, что глаз закрылся, а лобик рас
-
слабился, лечь перед телевизором и бездумно щелкать каналы до первого громкого «Аааыыыыааааааааа...».
Tags:
Повседневность
boarsy Летом нам пришло письмо от брата. Он писал, что за хорошую служ
-
бу получил отпуск и на днях приедет домой на две недели. Я каталась на калитке. Ну знаете, как это: становишься ногами на нижнюю поперечную перекладину и вжик! — калитка открывается, и ты въезжаешь во двор! Вжик! — калитка закрывается, и ты стараешься не впечататься в забор. Очень весело, рекомендую. К воротам подошла тетенька-почтальонша. «Есть взрослые дома? — спросила она. — Позови». С огорода уже шла мать, покрикивая на Дже
-
ка, который бешено лаял и рвался со цепи. «Вам телеграмма, — сказала почтальонша, протягивая химический карандаш. — Распишитесь вот здесь, в журнале». Мать расписалась, тетка сунула ей в руки сложенную бумажку и быстро пошла прочь.
Мать развернула листок. В несколько рядов на нем была наклее
-
на узкая бумажная лента. Мать медленно прочла вслух совершенно не
-
понятный мне текст: «Командование N-ской военной части прискорбием сообщает зпт что ваш сын ... погиб зпт выполняя воинский долг». Кали
-
точка выехала на улицу, и я увидела, как навстречу уходящей тетке едет мальчишка на велосипеде и что-то кричит. Тетка остановилась, выхватила из рук мальчишки бумажку и побежала к нам. «Подождите! Не читайте! — кричала она. — Там все неправильно! Это ошибка!»
Почтальонша подбежала и протянула матери новую телег-
рамму, еще мокрую от клея: «Вот! читай же! эта после пришла, она пра
-
вильная!» — стараясь справиться с одышкой, повторяла почтальонша. Так же спокойно мать прочла: «Сообщаем вам зпт что ваш сын... на
-
ходится в ожоговом отделении больницы номер... состояние тяжелое». «Вот видишь, — бормотала почтальонша, — живой он, живой!»
Мать расписалась в журнале еще раз и пошла в дом. «Мама, ну что случилось? Это про Стаса телеграммы?»
«Сиди дома, — сказал мать, складывая бумажки в сумочку. — Если кто придет, скажи, чтобы подождали меня».
Через час прибежал мамин брат дядя Саша, потом пришел отец, появилась Ниночка — братова невеста, еще какие-то люди. Громко раз
-
говаривали, часто бегали звонить (единственный телефон на весь поселок был около магазина), а вечером маму и Ниночку пыльный газик отвез на военный аэропорт, и ночью они уже были в Семипалатинске, где в больни
-
це умирал мой брат.
Нинка вернулась через три дня. Зашла к нам, когда никого не было дома, кинула в ящик письмо от матери и больше не показывалась. Мать приехала через полтора месяца. Она-то все и рассказала.
Брат ехал домой на поезде в компании таких же молодых людей. Было очень жарко, они вылезли на крышу вагона, пьяные и веселые, и он задел токонесущий провод. Напряжения в 3000 вольт было достаточно, чтобы брат вспыхнул, как спичка. Далее непонятно: то ли машинист не за
-
хотел останавливаться в степи и проигнорировал стоп-кран, то ли дружки-
собутыльники перепугались и попрятались по вагонам — ну, в общем, брат живым факелом пылал на крыше вагона почти 20 минут, пока поезд мчал
-
ся до станции. То, что сняли с крыши... он говорил: «Хорошо, что вырубился сразу от удара током и ничего не чувствовал». 114
Блогопаdt
115
Живой
@
льманах
Приехав в Семипалатинск, мать первым делом добилась, чтобы его перевели из областной больницы в военный госпиталь. Вы догадываетесь, что в то время ожоговое отделение в этом военном госпитале имело обо
-
рудование на порядок лучше, чем в районке.
А дальше... нет, мать не кричала, что врачи такие-сякие, или, наобо
-
рот, не совала им деньги, Она не молилась и не ставила свечки, не бега
-
ла по бабкам-знахаркам, нет. Она просто выхаживала сына. Жила в этой больнице, спала в коридорах на скамьях и диванах, подружилась с мед
-
сестрами и санитарками. Она мыла полы в палате и в коридоре, убирала за больными — за всеми в палате, делала перевязки, носила утки и так далее, и так далее.
Уже через неделю сестрички дали ей ключ от комнатки, где она мог
-
ла поспать и отдохнуть, а врачи уважительно здоровались с ней. Почти год после ее возвращения домой нам приходили письма с благодарно
-
стью от ее бывших «пациентов». Знаете, за что ее особенно благодарили? За оптимизм, за хорошее настроение, за шутки и за жизнерадостность. За то, чего так не хватает больным, которым каждый день колют сильней
-
шее обезболивающее. Вот так мать оказалась сильнее жестокой старухи с косой. Брату сделали несколько пересадок кожи, а то, что организм молодой и здоро
-
вый, тоже помогло ему выкарабкаться, можно сказать, с того света.
Ясным октябрьским вечером я возвращалась из школы. Возле наших ворот остановилась машина. Водитель вышел, открыл дверцу и по
-
мог вылезти пассажиру: высокому худому старику с короткими седыми во
-
лосами. Старик, тяжело опираясь на костыли, вошел к нам во двор. Джек скулил и выл, потом встал на задние лапы и попытался лизнуть пришельца в лицо. Выбежал отец, обнял гостя и повел его в дом.
Я подождала, пока «победа» развернется и, подняв пыль, свернет за угол, и открыла калитку. Пес бросился мне навстречу с радостным визгом и запрыгал, как сумасшедший.
Разувшись и оставив портфель на веранде, я прошла на кухню. Гость сидел за столом, мать расставляла тарелки. Я боялась смотреть на этого человека.
«Ты что, не узнала, что ли?» – голос, голос остался прежним, моло
-
дым и веселым!
«Узнала», — соврала я и подошла к нему. Он положил руку мне на голову. Левая рука лежала на столе, повязка шла от кисти в рукав и вздувалась у плеча. Совершенно внезапно я в голос разревелась.
«Ты чего ревешь-то!» — прикрикнула мать. И тоже заплакала.
На маминых пельменях, лапше и беляшах брат стал быстро поправ
-
ляться. Месяца через два он избавился от костылей и ходил уже с палочкой. Но хромота осталась на всю жизнь. Он постригся налысо (хо-хо, с каким удовольствием я ставила ему щелбаны, когда выигрывала в «дурака» — глупая, я даже не догадывалась, что он нарочно проигрывает), но волосы быстро отросли и почти без седины. Он резко повзрослел и из беспечного раздолбая превратился в серьезного мужчину. В нем появилось какое-то внутреннее спокойствие, оно отражалось в глазах, слишком мрачных для 20-летнего парня. Похоже, тот бездонный колодец, куда он заглянул, оста
-
вил свою тень в его взгляде.
Легкая хромота, длинные черные волосы, темные глаза, радость и жажда жизни – девчонки оглядывались на него на улице. А он любил только Нину. Чем так привязала его эта тихая девушка с толстой русой косой? Весной и в начале лета мы часто втроем гуляли у Дворца Культуры и по берегу озера. Ели мороженое, пили газировку, кидали кусочки хлеба чайкам на берегу. Счастливое время, да...
Tags: Портреты
wasilisa
Девица была взбалмошная и импульсивная, что по сути одно и то же. Она колесила по стране, преимущественно автостопом, зараба
-
тывала себе на корм игрой на флейте в переходах и на площадях. Яркая, как стайка волнистых попугайчиков – голубая в цветочек юбка, красная майка, малиновая шляпа и оранжевый рюкзак. Всего пара-тройка рваных фенек — и на некогда белых кедах расцвели бисерные цветы.
— Ужас какой! — визжали продавщицы супермаркетов.
— Вот дура! — укоризненно качали головами стражи порядка.
— Крест-то сыми, нехристь! — пробормотала какая-то баба на рын
-
ке.
А девчонке было плевать на все и вся. Она упивалась юностью, солнцем, музыкой… Вы слышали, как поет соловей в предрассветных сумерках? А вы пытались ему подыграть, просвистеть вместе с ним эту чудную песню? А вы слышали, как звучит вечер в степи? А знаете, что все степи звучат по-разному? В Крыму степь стрекочет теплом, как угли камина. В Башкирии шепчет что-то нежно и вкрадчиво, словно мурлычет котенок, когда мнет лапами кошкино пузико. В Зауралье же степь шуршит, будто ветер распахнул окна старой библиотеки и листает утомленные вре
-
менем страницы.
На Старом Арбате музыкой хорошо не заработать, это вам лю
-
бой скажет. Но она сидела у стены Цоя и задумчиво разглядывала пыль
-
ную шляпу. Снаружи вроде бы пока ничего, миленько. Но вот изнутри… Изнутри фетр выглядел по меньшей мере странно. Вот эти полосочки — это та краска для волос. Реклама обещала стойкий медно-рыжий блеск и шелковистость наощупь. Результатом стали жесткие, как шерсть терьера, странно-коричневые метелки, оставляющие неприлично-шоколадного цве
-
та полосатые следы на всем: на плечах, наволочках, полотенцах и, разуме
-
ется, на головных уборах. А вот эти черные пятнышки — это в бардачке, ой, простите, в отделении для перчаток в машине одного весельчака расте
-
клась китайская батарейка и растворила все вокруг. Но надо было спасать и бардачок, и остатки его содержимого. А эти, ну вот которые теперь уже 116
Блогопаdt
117
Живой
@
льманах
скорее фиолетовые, чем красные, кружочки — это было сказочно вкусно. Под Полтавой была пробка, и пока грузовик ее переползал, можно было прогуляться по обочине, между вереницей машин и ячменным полем, а на краю поля стояла шикарная раскидистая вишня. Согнав нескольких галок на самую верхушку, девчонка добралась до почти самых спелых ягод. До самых-самых не добраться, если ты не птичка. Вот когда ей было четыре года, тогда она еще было попробовала залезть на самую верхушку, где ягоды просто огромные и по-настоящему темно-вишневые. Тогда же чуть не свалилась с этой верхотуры, но от смеха: соседский мальчишка объедал вишни, сидя на длинной ветке, плевался косточками и шепелявил: «А я над своим огородом сижу! Смотри, как я могу до голубятни косточку доплю
-
нуть!» Он тогда хотел, наверное, языком размахнуться, но не успел, потому что мотнул головой, потерял равновесие и рухнул в мягкую клубничную грядку, в свой огород.
Полтавские вишни, отнятые у галок, были тоже вкусные. И когда де
-
вица поняла, что наелась и весьма, она вспомнила о несчастном водителе грузовика, который привез ее к этому чудо-дереву, а сам страдает на пыль
-
ной трассе. Ну разве можно хорошего человека да вишней не угостить? Вариантов было два: юбка и шляпа. Вариант с юбкой — это значит караб
-
каться вниз по дереву, а потом идти метров сто до машины с задранной юбкой. Она хоть и длинная, до щиколоток, но задирать ее на трассе, пол
-
ной скучающих дальнобойщиков, — очень плохая примета. Значит, шляпа. В считанные минуты шляпа наполнилась ароматными спелыми ягодами, была взята в зубы и транспортирована сначала на землю, а потом и в каби
-
ну, к скучающему водителю. Нельзя сказать, что он обрадовался – скорее, наверное, уже успел заочно попрощаться со странной девицей, которая едет куда глаза глядят, почти без денег, но с музыкально свистящим ве
-
тром в голове. Но вишен поел и даже поблагодарил… А теперь от этого путешествия в шляпе остались одни только воспоминания и узоры в стиле теста Роршаха.
Итак, девушка сидела на Старом Арбате, прислонившись к разма
-
леванной стене, и в глубокой задумчивости смотрела в пустую шляпу… Почему музыканты почти всегда играют с закрытыми глазами, особенно если импровизируют? Она не знала и даже никогда не замечала этого. Ког
-
да ты погружаешься в этот волшебный мир звуков, веки опускаются сами собой. Нет, на самом деле, есть такие виртуозы, которые могут даже смот-
реть в глаза слушателей, но при этом самим слушателям все же лучше закрыть глаза и представлять себе какие-нибудь фантасмагории, потому что взгляд музыканта может им не понравиться. Такой взгляд называют еще остекленевшим. Зрачок сужается до крошечной точки, а радужка ста
-
новится яркой-яркой, словно подсвеченной изнутри. Вообще в таких глазах нет взгляда наружу, он направлен внутрь – в воспоминания, в мечты, в гре
-
зы, в сладкие детские сны, в надежды на будущее счастье, в желание по
-
радовать весь окружающий мир той музыкой, что порождает эти видения.
Вишня… Огромное поле, и спелая рожь позвякивает от слабого ветерка… Какой Сэллинджер?! Тут тебе ни обрывов, ни оврагов, даже Гончарову с Островским не размахнуться, куда уж Сэллинджеру. Нет, вдалеке виднеется кромка леса, тенистого и прохладного, с белка
-
ми, елками и родниками. Ах, чудо-дерево, с твоих высот видны красоты! «И тропинка, и лесок, в поле каждый колосок…»
Девушка извлекла флейту из футляра и стала ее разглядывать, словно хотела убедиться, что все дырочки на месте. Потом привычным жестом прижала свисток к грифу поплотнее, и поднесла инструмент к об
-
ветренным обкусанным губам. Глубокий, печальный вздох и… закашляла, прижимая флейту к груди. Больше всего на свете ей захотелось сейчас лежать под каким-нибудь кустом в лесу или оказаться в деревне, на бе
-
регу речки, где на лугу пасутся рыжие коровы. Гомон и гвалт большого города с его автомобильными гудками, визгом тормозов, грохотом и скри
-
пом трамваев, топотом и бормотанием толпы, криками цыган и удивленных туристов — все эти жуткие звуки захотелось сменить на журчание воды и шепот травы. И чтобы обязательно были клевер, земляника и бабочки. Ну, можно и без земляники, но чтобы грустные коровы помахивали хво
-
стами и прядали ушами в такт мелодии. А здесь туристы ходят строем. Вот очередная группа оторвалась-таки от стенда с матрешками и с одо
-
брительными возгласами, под жизнерадостное «good luck» продавщицы, двинулась к футболкам и облезлым меховым шапкам. Наверное, каждый уважающий себя турист должен уехать из Москвы домой с выводком ма
-
трешек и в меховой шапке. Интересно, а как эти продавцы втюхивают шап
-
ки жителям Австралии, ЮАР или Аргентины? Или там тоже бывает холод
-
но? Там ведь Антарктида недалеко…
От Антарктиды повеяло холодом, и девушка поежилась. Нет, зима нескоро, а пока еще лето, можно добраться и до какой-нибудь деревни, и до коров с молоком, и до бодрых бабуль, которые пекут воздушные шань
-
ги, и до речки, и до ароматного сеновала. Нужно только немножко денег: купить лейкопластырь, сигарет нормальных пару пачек, поужинать в горо
-
де, и чтобы осталось на кофе в придорожных забегаловках. Ведь не все водители бывают настолько добрыми, чтобы еще и кофе угощать. И не со всяким задушевная беседа складывается за чашечкой кофе. Многие ведь просто не могут понять, в их консервированных мозгах не укладывается фраза «я уезжаю в деревню, чтобы стать ближе к земле». Они, странные, не понимают, почему человек без денег хочет путешествовать. Разве это нормально, когда у тебя всего две недели отпуска, отпускные в кошельке, а ты только начинаешь размышлять, куда податься? Нет. Если хочется ехать куда-то – значит, ехать надо. Ведь если рядом есть вода и хочется пить, довольно глупо говорить себе: «Нет, я сначала доделаю все, что нужно, а потом буду пить, хоть весь зальюсь». Если у тебя под ногами такая огром
-
ная и красивая земля, то зачем ждать, пока вырастет твое персональное дерево на поле чудес? Бабуля накормит и даром, если ей помочь, напри
-
мер, грядки прополоть, собрать яблоки или сливы под деревьями в саду и отнести их в свинарник (а по дороге можно этими же яблоками и по
-
хрумкать), подправить калитку, вытряхнуть коврики, завести часы, вымыть окна, прочитать ветхое письмо…
Значит, нужно заработать себе на кофе, чтобы добраться до парно
-
го молока. Она снова пристально посмотрела на флейту, потом закрыла глаза и тихонько заиграла. Мутный от пыли горячий воздух Арбата ловил звуки и разносил их по головам прохожих. Мелодия в этом базарном шуме была еле различима, но все же слышна. Прохожие даже реагировали на музыку, многие из них, глуповато улыбаясь, проходили мимо, кто-то раз
-
118
Блогопаdt
119
Живой
@
льманах
драженно скалился. Случалось, что человек просто автоматически, зави
-
дев сидящего на асфальте попрошайку, лез в карман и бросал в шляпу горстку мелочи. Бывало, девчонка сидела где-нибудь в парке или на буль
-
варе и играла просто так — для уток в пруду, для утренних бегунов и вело
-
сипедистов, для мам с колясками. И даже тогда находились сердобольные, которые подходили и несколько удивленно озирались в поисках емкости для милостыни. Теперь же перед девушкой в томительном ожидании лежа
-
ла всеми пятнами кверху потрепанная малиновая шляпа.
Мужик был самый обыкновенный, не худой и не толстый, в меру уродливый. С самой обычной мужиковой стрижкой, в ботинках, которые и зимой, и летом одинаково тоскуют по щетке, в скучной застиранной ру
-
башке и в самых обычных, неприметных штанах без названия. Мужик этот встал прямо напротив девчонки с флейтой и задумчиво наморщил лоб. Если бы она открыла сейчас глаза, она бы удивилась. Человек слушал ее музыку, и она ему даже нравилась! А кроме того, он силился вспомнить, что это за мелодия, такая знакомая и родная. Она вливается в сознание, будто жила там с самого рождения, но это не колыбельная, совсем не ма
-
мина песня. Почему же так хочется сейчас подойти к маме и прижаться к ней всей спиной, и чтобы мамины руки на плечах, и пальцы приглаживают непослушный вихор на макушке? Эта песня, это же настоящая песня из детства! Откуда этой шмакодявке знать такую песню? А какую песню? Нет, ну точно я эту песню знаю, я пел ее… В школе пел, хором пел, в детском саду, наверное, тоже пел. Только почему-то эта песня странная. Она хоро
-
шая, добрая, но раздражает. Будто нашкодил сорок лет назад, но до сих пор не извинился. И дело даже не в девчонке и не в этой дудочке. А что, как раз на дудочке эту песню и играть. Или все-таки должны быть еще звонкие мальчишечьи голоса? Ведь у песни должны быть какие-то слова.
Мужик щурился, напрягая извилины, потирал лоб, потом чесал в за
-
тылке, затем снова тер лоб. На какое-то время он прикрыл рукой глаза и покачивался, приподнимая от земли то носки, то пятки. Он открыл глаза и взгляд его упал на девичьи пальцы. Пальцы были самые обыкновенные, бледные, с розовыми ногтями. Эти пальцы шевелились и подушечками по
-
переменно закрывали разные дырки в дудочке. Зрелище завораживало не меньше, чем сама мелодия. Пальцы интересно двигались, сгибались и раз
-
гибались, и это было так же, как балет по телевизору – ничего не понятно, но красиво, грациозно. Или как молодой березняк колышется от ветра… Березняк… Снова это неприятное ощущение. Что же за музыка такая, од
-
новременно и нравится, и бесит? Надо же, будто меня за какую-то мелкую пакость, да березовой веткой, да так сильно ухайдокали, что больно до сих пор… Воспоминание о взбучке резко выразилось на его лице – уголки губ опустились, брови, чуть тронутые сединой, сложились в домики, и он весь как-то резко поник. Тяжело вздохнув, мужик сунул руки в карманы брюк, пошарил там, позвенел ключами, потом вынул правую руку и похло
-
пал себя по нагрудному карману рубашки. Пальцы уже скользнули внутрь, нашарили уголок десятирублевой купюры, коих в кармане было немного, и даже потянули бумажку наружу. Торговка матрешками смотрела на мужи
-
ка жалостливо, по-бабьи.
— Слышь, мужик, не давай ей денег! Ты за бутылкой шел? Вот и иди себе, а ей туристы накидают.
Мужик, разумеется, шел за бутылкой и даже за двумя бутылка
-
ми. Поллитровку себе, и соседка попросила взять ей «Запеканку», кото
-
рой что-то давно не было видно, а тут появилась, и такая же вкусная, как раньше, в советские времена. Эх, бабы, любят всякую сладенькую дрянь. «Запеканка», «Спотыкач»… Пили бы хоть «Рябину на коньяке», та покреп
-
че будет, скорее заберет, дольше обниматься… И тут в голове у мужи
-
ка вдруг прояснилось. Он внезапно вспомнил слова, каждый куплет этой простой детской песенки, вспомнил, как тщательно мама гладила ру
-
башку перед концертами, и этот жесткий крахмальный воротничок, и как здорово было смотреть выступления хора по телевизору и, тыча пальцем в экран, показывать, в каком ряду стоял сам. По его лицу словно прошелся ураган — раскрылись и стали похожи на грязные блюдца глаза, брови рас
-
топорщились и выгнулись коромыслами до середины складчатого лба. Мужик выпятил челюсть, а потом резко вжал голову в плечи, сощурился, нахмурился и в ужасе шарахнулся прочь от сумасшедшей музыкантши. Он шел, не замечая ничего вокруг, и только бормотал: «Вот дура-то, дура какая, ненормальная просто. Просто дура. Дура! Такую песню, дура, игра
-
ет. Дура, и песня дурацкая. И жизнь дурацкая. Эх, водочки сейчас выпью, и ничего… Вот ведь дура!» А в голове продолжала крутиться заезженная пластинка: «Под счастливою звездою мы живем в краю родном…»
Продавщица матрешек все так же жалостливо смотрела вслед мужику. Флейта умолкла. Девушка задумчиво посмотрела вокруг, поло
-
жила инструмент в пустую шляпу, достала из рюкзачка сигареты, коробок спичек и спокойно закурила.
Tags:
От души, Портреты
lenka-kalinka
Фигакс — и отрубила голову курице. Фигакс, фигакс — лапы. Меня теперь в рай не пустят, да? Эти милые китайцы едят в курице все, разве что кроме клюва и когтей. И гребешки, и руки куриные. И из головы кури
-
ный мозг высасывают. Потратила много минут, пытаясь найти курицу без головы и лап. Так они, изверги бессердечные, засунули ей голову в дырку на шее, а лапы в задний проход. Обвели меня вокруг пальца. Думала со
-
седям отнести трофеи, но не решилась.
А вообще, у нас сегодня был русский ужин. С гостями. И борщ был волшебный, с чесночными хлебцами. И оливье. Ну и курица «в пальто», которой я всю столовую уляпала, пока «пальто» с нее снимала. А в гостях была пара из Канады. Они, оказывается, опасались к нам в гости идти на русский ужин. Потому как у них бабушка такие ужины дома устраивает. У нее, оказыается, родственники на Украине. Так эта бабушка борщ готовит так. Берет пятилитровую кастрюлю, кладет туда штук десять свекол (как пишется-то?) и варит их десять часов. Потом кладет туда кар
-
тошку, морковку и угощает гостей. А гости есть должны — не обижать же бабушку. У них даже поговорка есть такая: «дешевый, как борщ». К борщу бабушка подает голубцы с овощами и пельмени с картошкой. По их мне
-
120
Блогопаdt
121
Живой
@
льманах
нию, мясо в такие блюда не кладут. :)
Я теперь понимаю, почему они боялись идти на русский ужин. Я бы от такой бабушки в чулане пряталась.
Tags:
Вылетит – не поймаешь
sulamith Про мотивацию на стройке
Вообще, мотивация — штука тонкая, и добиться от человека живо
-
трепещущего желания что-то сделать качественно, вовремя и без проб-
лем — это архитяжелая задача. Возьмем, к примеру, Байкало-Амурскую магистраль. Сколько народу туда перло дуром (исключая, конечно, тех, кого силой гнали)! Ибо ореол романтики, дух великих свершений, студент
-
ки опять же молодые, красивые… Вот где мотив. А взять мой дом… Зола, грязь, мусор, конца и края не видно. К чему я вообще про БАМ завела? Не
-
чего сравнивать! Все возвышенное и нематериальное отметаем.
Возьмем слово доброе, которое кошке приятно. Не помогает. Доба
-
вим юмора. Не действует. Матюги отборные бригадирские тоже мотивиру
-
ют слабо, примерно как слона мошка. Попробуем деньги. Их никто не от
-
менял. Казалось бы, этот фактор имеет место быть. Но так вышло, что не в моем случае. Почти повсеместно за деньги работают таджики, узбеки, да и вообще неместные. Им деньги нужны на родину отсылать, семью кормить. А местные? Здесь потребность в деньгах минимальна в прин
-
ципе. Местные штукатуры, кровельщики, сварщики, плотники, электрики (и остальные «золотые руки») в большинстве своем люди не очень семей
-
ные, но очень пьющие. Автоматически мы подходим к главному и возмож
-
но единственному мотивационному фактору, который приводит строителей всех специализаций в состояние детского восторга. Одежда, еда, комфорт
-
ные условия жизни им почти не нужны, трудового энтузиазма у них факти
-
чески ноль — но все меняется, когда градус возрастает до сорока. Бутылка коренным образом преображает реальность. Но вот доса
-
да: строительной бригаде водку давать нельзя! И деньги, естественно, как эквивалент, тоже. Ни под каким предлогом!!! Ни в коем случае!!! Никогда!!! Нет, ничего страшного не произойдет. Просто строители и водка нейтрали
-
зуют друг друга, как кислота и щелочь. Будучи соединены в одно, они поте
-
ряют свои полезные, да и какие бы то ни было другие свойства. То есть мы получим ни на что не способную биологическую массу и провалы по всем статьям: качество работ, сроки работ и драгоценное здоровье работников. Должен же быть выход, скажете вы. И он есть. Весь в одной фразе. «И помажет, и покажет, а покушать не дает», – любила говаривать моя учи
-
тельница по русскому языку. Глубока мудрость народная. Посулить можно, а дать никак нельзя. Показать можно, а разрешить попробовать нет. Нуж
-
но изворачиваться. А мы с мужем люди добрые и простые, как три рубля. И счет пока не в нашу пользу.
На сегодня бригада отыграла у нас две бутылки и два дня бездей
-
ствия. В первый раз прямо с утра подошел истерзанный работник Виктор, ихний «дипломат», и жалобным голосом, мол, так и так, устали, хозяйка, неделю пашем, 5 тонн золы сняли (чистая правда), можно бутылку забе
-
рем, краем глаза в холодильнике заметили? Ну, говорю, можно, конеч
-
но, только не грубите, не сейчас. А никто и не грубил. Распили на троих и в обед расползлись по домам. Ничего не сделали, хорошо хоть дверь не забыли закрыть. 1:0.
Второй гол забил Сако. Моему супругу. С самого утра этот армя
-
нин вышел героически сражаться с неровностями в доме (цемент и пе
-
сок мы ему выдали). Как бывалый экскурсовод, он водил нас по комнате, и показывал, и рассказывал, как офигенно получится, ведь это его работа. Легкое амбре от него уже шло, но я отнеслась к этому спокойно, мне во
-
обще волноваться нельзя. Во второй наш приезд Сако уже успел купить бутыл-ку, и мы ее заметили. Приехавший под вечер бригадир обнаружил нашего штукатура стоящим в позе между Близнецами и Львом и держа
-
щего в объятиях мешок цемента. На вопрос: «Ты что делаешь, Сако?» получил резонный ответ: «Мешки таскаю». У армян есть чувство юмора, да. Муж мой позднее признался, что выдал Сако 100 рублей на благие цели. Ведь было попрошено на женщину, давно, мол, «секиса не было, цветы-
конфеты куплю». Счет 2:0, а игра продолжается.
Подхрамывает у нас на стройке мотивационный менеджмент. Может, что подскажете? С учетом того, что коней, точнее, бригаду на пере
-
праве не меняют.
Tags:
Личный опыт, Повседневность
rttv
Мифы о прекрасном
Ну что? Как и обещал, отдельным постом решил собрать все мысли про женскую одежду в частности и внешний вид в целом. Сразу хочу пред
-
упредить, что здесь представлено мое личное мнение, но это не мешает этому мнению быть единственно правильным. Плюс к тому в 99 процентах случаев оно совпадает с позициями моих друзей и знакомых (парней, есте
-
ственно), коих за 32 года набралось немало. Те же, у кого есть старшие братья, и так уже все сами знают.
Миф 1. Ой, надо что-то делать с волосами.
Когда у девушки плохое настроение или наоборот, хорошее, она решает взяться за себя и чего-нибудь в себе поменять. Наиболее радикально (читай: наиболее за
-
метно) можно изменить волосяной покров. Тетки и так называемые дядьки из парикмахерских уже на себе перепробовали все цвета и все виды хи
-
мии. Также у них зачастую не хватает длины собственных волос для новых креативных причесок. А тут – Вы! Если ничего не красить и не стричь, они особо денег не заработают. Новая стрижка зачастую выглядит презента
-
бельно только в салоне. Для того чтобы реанимировать ее после сна или душа, придется потратить кучу времени и химпрепаратов. Резюме: Естественный цвет волос или максимально близкий к дру
-
122
Блогопаdt
123
Живой
@
льманах
гому, чьему-то естественному. Зелень, синь, красноволосье — не для Вас. Посмотрите любой эротический фильм — есть там такие? Не сработать может кое-что у кое-кого в ответственный момент. Насчет длины решайте сами, но изначально большему количеству парней нравятся длинные воло
-
сы — примерно до плеч. Могу сказать, что особо замороченно-уложенная прическа оттолкнет партнера, особо если ее постоянно поправлять и под
-
лачивать. Хвост на макушке оставьте для детсадовской малышни или же для эпатирующих публику малолеток. Миф 2. Ой, надо что-то делать с лицом. Нельзя вот так вот взять и купить себе другое лицо. Пластику пока оставим для тетенек типа Мат
-
виенко или Гурченко. Но если лицо не нравится — что делать? Первое ре
-
шение: намазаться кремами, сделать чистки, маски и прочую ботву. Здесь ничего не скажу — делайте что хотите, но не забудьте повесить рядом с туалетным столиком фотку Майкла Джексона (из последних). Основ
-
ная мысль: последствия работы косметолога (или косметолога-самоучки) не должны бросаться в глаза. Лицо не должно быть воспаленно-красным или натянуто-сверкающим. Бликующее лицо очень сильно напоминает мо
-
крую задницу, а лицо с толстым слоем тонального крема — труп. Парень просто не захочет щеку поцеловать! То же самое и с губами. Какая бы ни была вкусная и дорогая помада — лучше отослать ее подальше. Красный (или того хуже, черный) бантик, нарисованный вокруг рта, годится только для групповых свадебных фоток. Да и вообще, макияж звезд сцены, кото
-
рому подражают девушки, рассчитан на то, чтобы черты лица «звезды» читались из дальнего ряда. А теледивы (да и телепацаны тоже) наносят грим в обязательно порядке, чтобы кожа от мощных и теплых осветитель
-
ных приборов не блестела. Резюме: Можно подкрашивать белесые ресницы, можно бороться с черными точками на носу, можно умеренно подщипывать брови, можно удалять из носа (да, курильщицы!) волоски и тому подобное. Слишком за
-
метные тени, помады, накладные ресницы, румяна и так далее оставьте для девичника, где это оценят. Миф 3. Украшения.
Как-нибудь в ресторане, сидя в большой друж
-
ной смешанной компании, попросите мужчин ответить, какие сережки у официантки. Пусть даже у самой красотки. Результат, возможно, убедит Вас, что парням – все равно! Мужик смотрит на машину и сразу замечает: так, на литых дисках, резина новая. А все потому, что у него есть своя маши
-
на, где тоже есть колеса. Также и девчонки с этими всякими брульянтами-
цепочками-колечками. У самой есть, какие у подруги – заметит обязон. А мужику все равно (если, конечно, он не собирается их стырить). Резюме: Что-то грандиозное вкручивать в уши для того, чтобы сра
-
зить парня, не обязательно. Достаточно всяких там «гвоздиков», «клипси
-
ков». Темные очки на все лицо — только если лицо страшное. Количество колец — дело индивидуальное, и принцип выбора их и их количество для меня загадка. Притом, если колечко интересное, прикольное, оно может и само по себе заинтересовать парня. Просто как фишка. Кольца на безы
-
мянном пальце при отсутствии мужа — верный способ так его и не встре
-
тить. Миф 4. Надо купить себе дорогое белье.
Если вы считаете, что, посмотрев на вас полностью обнаженную, мужчине захочется отвернуться или выключить свет, можно попробовать заморочиться дорогущим лиф
-
чиком, конечно. Или там трусами. Покупать себе трусняк, который можно повесить в рамку из-за обалденных рюшей или вышивки, можно. Можно даже носить прозрачную блузку, чтоб все видели, какой классный лифчик. Можно даже носить синтетические (читай, пластмассовые) трусы и потом удивляться дискомфорту. Все можно, только это все опять-таки не нуж
-
но парням. Полуспортивный-полумолодежный комплект лучше расскажет партнеру, что вы молоды душой и еще та студентка-озорница. И обратно, если надеть на молодую девчонку модели типа как из «Пентхауза», она автоматически состарится. И будет похожа на проститутку.
Резюме: Натуральный хлопок. Спортивный стиль. Веселые расцвет
-
ки. Пастельные, нежные тона. Отсутствие замысловатых узоров на чашках лифчика, которые могут ввести в заблуждение насчет физиологических подробностей. Под обтягивающие брюки — обязательно стринги. Под меш
-
коватые джинсы или свободную юбку — можно и удобные обычные трусы. Мужчина обращает внимание на ноги и то, откуда они растут. Перетянутые трусами «булки» могут его оттолкнуть. Не сексуально.
Миф 5. Одежда. Если модные дизайнеры не будут каждый сезон ис
-
торгать из себя что-то новое, их сразу уволят. Поэтому сидят и корпят. Как всегда, самый простой способ — эпатаж. И ведь есть специальные тетки в бутиках, которые разжуют, что да как. Ну, принцип домино, конечно: раз подруга купила, я-то что еще сижу?! Уж она-то, вся такая модная, себе фигню-то не купит! Да и Эмми Уайнхаус в такой же кофточке в прошлогод-
нем «Hello!». «Обнови гардероб! Выкинь всю хрень оттуда!», — кричит «Космо». А новое-то оно уже не такое прет-а-порте. Уже все ближе к от-
кутюр. В общем, тут разбирайтесь сами. Одно могу сказать: самый сексу
-
альный и одновременно нейтральный прикид — это классические джинсы с белой футболкой. Можно не белой. Резюме: Не берите пример с проституток, берите пример с аккурат
-
ных студенток. Ну, или с Юлии Высоцкой, наконец. Открытый живот — сек
-
суально, но только если он подтянут и без пролежней от ремня (бывает от долгого сидения). Торчащая из штанов задница, безусловно, привлечет внимание, могут даже на мобилу сфоткать. Должно быть как-то по самому краю. Трусы, торчащие из-под джинсов или брюк, — для Тимати. Правда, еще хуже, когда торчат колготки.
Миф 6. Обувь. Каблуки так изгибают стопу, что мышцы по ноге кинематически перераспределяются, ягодицы подтягиваются и кажутся более привлекательными. Это вам и так известно. Постоянно ходить «на копытцах» — это клиника. Не для повседневной носки. Топот и цоканье — тоже звуки на любителя. Обратная сторона — кеды или гриндерсы — тоже не вариант. Резюме: Носите, что хотите, мне абсолютно все равно. Бонус. Миф 7. Купальник. Только классические купальники-бикини на веревочках. И без вкладок и пришитых цветуечков. Закрытые оставьте для бабушек и спортсменок.
Tags: Личный опыт
124
Блогопаdt
125
Живой
@
льманах
waterhollow
Однажды я полгода встречался с очень злой женщиной — я бы именно так ее назвал, потому что это действительно была очень злая и ожесточенная неудавшейся личной жизнью особа. Не знаю даже, что привлекало меня в ней, возможно, какая-то внутренняя красота или ее ма
-
ниакальность, проявлявшаяся в том, с каким упоением она рассказывала мне о своем бывшем парне, который был замешан в нехороших делах и однажды заставил ее хоронить на болоте несколько мертвых тел.
Какая-то странная сексуальность прямо-таки пронизывала ее и почему-то усиливалась, когда она слишком много выпивала, а это бы
-
вало часто. Тогда она становилась неистовой и просто набрасывалась на меня, а я, не в силах сопротивляться ее внезапной страсти, брал на руки и тащил в постель, попутно сметая на своем пути бокалы с вином и пустые бутылки. Во время секса она никогда не открывала глаза, и я прекрасно знал почему. После этой вспышки я всегда уходил домой — к счастью, жил я неподалеку и идти было недолго.
Летом мы с ней поехали на Кипр, и эта поездка отпечатается в моей памяти на всю жизнь какой-то особенной атмосферой. Там мы почти не спали вместе, однако по ночам я просто обнимал ее и слушал, как у отеля верещат в глубине кустов цикады. Иногда мы просыпались ночью и шли плавать в бассейн, подсвеченный фонарями. Я сидел, окунув ноги в воду, а она плавала, наслаждаясь прохладной водой и моим присутствием. После этого мы распечатывали очередную пачку белого вина и сидели на балконе, вдыхая влажный морской воздух. Я массировал и гладил ее красивые ноги и смотрел, как серебристая дымка облаков затягивает какую-то чужую огромную луну над морем. Ведь наш номер был с видом на море, и это придавало ему особенную прелесть.
Днем мы много плавали, но только раздельно. Я нырял в камени
-
стой части пляжа, выискивая интересные раковины или крупных крабов, а она больше загорала, нацепив огромные солнечные очки. Иногда она фотографировала меня, пока я возился на мелководье, а иногда я при
-
бегал и клал ей на загорелый живот какую-нибудь морскую живность, отчего она пугалась и вздрагивала, и тогда мне почему-то хотелось сейчас же овладеть ею, затащив в прохладу номера. Но за спиной шумело море, меня ждали крабы, разноцветные рыбы, креветки и актинии, и я целовал ее в живот и уплывал.
Вечером мы ужинали вместе: она деликатно пощипывала кусочки мяса, а я, хрюкая, поедал огромные куски арбуза и иногда произносил отрывистые фразы, которые почему-то всегда поднимали ей настроение.
Мы были вместе — и в то же время были не вместе. Когда во вре
-
мя прогулки нам предлагали сфотографироваться на фоне чего-либо, мы фотографировались по отдельности, полагая это вполне естественным.
Дня за три до отлета мы поссорились и почти не разговаривали. Я стал ей почему-то противен, да и она мне тоже. Когда я просыпался, рядом уже никого не было, поэтому я чистил зубы и шел в ресторан за
-
втракать в одиночестве, оставляя ключи у администратора. Потом я долго плавал в море, но всегда искал глазами ее оранжевый надувной матрас, а она почему-то никогда не уходила так далеко, чтобы не видеть меня. Порой я приходил и смотрел, как она плавает на матрасе, лежа на животе и закрыв глаза. Тогда я хватался за край матраса и катал ее туда-обратно. Она улыбалась, но я знал, что это ничего не меняет. Я прикасался губами к ее спине и снова уходил на свою территорию.
Ссорились мы вообще часто. При этом она приходила в бешенство и готова была вцепиться мне в глотку. Я скалился и уходил в бесконечные лабиринты баров и ресторанов, а когда приходил в отель, ее никогда там не было. Она предпочитала приходить после меня, тихо проскальзывать в постель и залезать под мою руку.
Последнюю ночь на острове мы провели вместе. Я пришел к ней на балкон и, как раньше, положил ее ноги к себе на колени. Мы пили пиво «Kea» из бокалов, она курила, откинувшись назад, и где-то тихо звучала кипрская музыка.
В самолете она опять напилась виски и всю дорогу цеплялась за мою руку, иногда причиняя существенную боль. Нас сильно трясло, стюардес
-
са сновала взад-вперед, стараясь успокоить взволнованных пассажиров, а я был настолько утомлен бессонной ночью, что спал, надев наушники и роняя из рук книжку про историю Каннской битвы.
После возвращения мы не общались около месяца, не желая видеть друг друга. Потом ей стало совсем плохо, и она пригласила меня выпить с ней вместе. Поскольку она жила совсем рядом, я стал ходить к ней по
-
стоянно. Сначала мы пили вино, сидя за ее компьютером, потом я на руках относил ее в постель, а после всего она плакала, уткнувшись мне в плечо. Под утро я уходил домой, глядя, как снег кружится в лучах придорожных фонарей.
Часто ей становилось совсем худо, ее трясло, словно в лихорадке, и тогда я хватал ее за шиворот, прижимал к себе так, что она не могла по
-
шевелиться, и шептал ей в затылок что-то про остров, на котором мы были, про море, раковины и еще про что-то. Она часто дышала, закрыв глаза, и в конце концов расслаблялась. Я осторожно клал ее на кровать, закуты
-
вал в одеяло и тихо уходил, щелкнув дверью.
А однажды мы поссорились всерьез, и она наговорила мне таких вещей, что я решил больше никогда с ней не встречаться. Некоторое вре
-
мя она пыталась достучаться до меня – то присылала смс, что беременна, то предлагала помириться, но что-то отвращало меня от нее.
Сейчас, когда прошло уже достаточно времени, я испытываю странные чувства по отношению к этой злой женщине, любившей кого-то другого, но не меня. Да ведь и я ее не любил, однако, уверен, существу
-
ют чувства, не принадлежащие ни к одной из известных нам категорий. Несомненно, нас что-то связывало, и связь эта оставила на моем сердце не шрам, но какую-то выемку, выщербину. Имея привычку часто огляды
-
ваться назад, краем глаза я всегда вижу ее: она сидит в своих огромных черных очках у полосы прибоя и фотографирует мою сгорбленную фигуру у каменистых россыпей.
Tags:
Портреты
126
Блогопаdt
127
Живой
@
льманах
sviridenkov
Судьба блогосферы глазами топ-блогеров (анализ)
Не так давно я задал свои вопросы о судьбе блогосферы первым 15 топ-блогерам из рейтинга «Яндекса». Некоторые из них сейчас опусти
-
лись на пару-тройку позиций, но это естественные колебания рейтинга, которые ничуть не снижают интересности их блогов. Эксперимент удался. На мои вопросы согласились ответить более половины. Правда, в конечном итоге ответили всего шесть. Но это можно понять: не у всех нашлось сво
-
бодное время, не каждый нашел оригинальные слова после предшествую
-
щих ответов. И тем не менее можно смело сказать: среди топ-блогеров немало людей не только интересных, но и готовых отвечать на вопросы простых жителей блогосферы. Это очень приятный факт. А я, в свою оче
-
редь, попробую теперь сделать выводы из полученных мнений.
Кто ведет блог Темы Лебедева?
В первом вопросе я говорил о том, что сегодня на Западе началось обезличивание блогосферы. Загля
-
нув в топ блогов по версии Technorati, можно увидеть, что персональные блоги вытесняются блогами, над которыми работают целые команды жур
-
налистов. Но грозит ли подобное блогам Рунета? Отвечая на этот вопрос, большинство топ-блогеров сошлись на том, что не грозит. Докторрр ин дер ролле Fima_Psuchopadt (fima_psuchopadt) сказал об этом довольно опти
-
мистично: «Попытки такие будут, но есть один важный момент: “группы” работают за деньги и искренности энтузиаста не заменят. Так что опасать
-
ся этого не стоит: интересный блог всегда будет иметь своего читателя». И с этим сложно не согласиться, хотя Михаил Вербицкий (Misha Verbitsky) высказал прямо противоположное мнение: «tema (по мнению dolboeb, которое тот высказывал неоднократно) нанял для писания в свой блог каких-
то людей, известных dolboeb. Лично я думаю, что любой коммерческий блог имеет команду литературных негров, которые фильтруют комменты и пишут часть записей, и tema, несомненно, в их числе». Сам автор дан
-
ного поста думает, что Лебедев ведет свой блог самостоятельно просто потому, что для матерщины по любому поводу требуется не слишком много времени, а с другой стороны, матерится Артемий высокохудожественно, вряд ли это получится у кого-то еще, кроме него. :)
Телевизор — на помойку!
Почти все топ-блогеры считают, что бло
-
госфера содержит гораздо больше информации, чем официальные СМИ. Вот только здесь тоже нужно отделять зерна от плевел. Очень хорошо об этом сказал Максим Абрахимов (abpaximov): «В блогах можно найти больше информации, и она будет преподнесена вам не под одним опреде
-
ленным углом зрения и не под двумя, а в десятках интерпретаций и разре
-
зов. Несомненно, если человек умеет работать с информацией, то блог ему только в помощь для составления собственного мнения о каких-то событи
-
ях». И с этим не поспоришь, слишком уж ангажированы, на мой взгляд, стали наши официальные телеканалы и газеты, надо присматриваться и к какой-то независимой информации. Впрочем, нельзя забывать, что мнения в блогах тоже бывают проплаченными.
Пятое колесо. Можно ли назвать блогосферу пятой властью? Ведущий самого популярного в Рунете автономного блога Леонид Каганов (lleo.aha.ru/dnevnik/) сказал: «Точнее будет назвать ее пятой ногой». Фриц Морген (fritzmorgen) практически одновременно с Кагановым, не имея ни
-
какой возможности увидеть ответ последнего, прибегнул к тому же самому сравнению: «Пятая нога у собаки, пятое колесо, теперь вот пятая власть… Давайте, пинайте нас, пока мы маленькие». И все же, на мой взгляд, здесь было некоторое лукавство. Fima_Psuchopadt, как мне кажется, ответил точнее: «Два года назад о блогах никто не знал (в массовом порядке), еще через два года они будут неотъемлемой частью СМИ». Хоть убейте, а это случится неизбежно!
Блог Президента. Отношение топ-блогеров к тому, что появился блог Президента, примерно однозначное. Мол, блогосферу этот проект популяризует, а реальной информационной нагрузки не несет. Отвечая на вопрос, положительно или отрицательно появление подобного блога, Игорь Бигдан (ibigdan) сказал: «Ни то, ни другое — просто PR ход, не имею
-
щий для народа практической пользы». Действительно, какой из Медведе
-
ва блогер? Михаил Вербицкий верно отметил: «Он сам, конечно, туда не пишет, и даже не читает, но власть серьезно нуждается в каналах обратной связи».
Заработок на блоге. Говоря о том, сколько можно заработать на блоге, Игорь Бигдан безапелляционно сказал: «Автор может извлекать достаточно прибыли из блога, чтобы заниматься только им». Пожалуй, это вполне соответствует действительности, но преимущественно в от
-
ношении топ-блогеров. Впрочем, и самый успешный блог может принести владельцу огромные потери. Об этом замечательно сказал Фриц Морген, переведя вопрос в философскую плоскость: «Блоговод может потерять даже больше, чем деньги. Он может впасть в какой-нибудь серьезный грех и потерять свою бессмертную душу».
Опрашивал и анализировал Максим Свириденков
P. S. Все мнения топ-блогеров остаются на их совести, и автор поста за них ответственности не несет. :)
Tags:
События
onshe33
Любимый город бывает такой прохладный, а бывает просто тот, о котором мы ничего не знаем. Мы проживаем всю жизнь, но не замеча
-
ем в нем самого главного. Он любит нас, а мы этого просто не ощущаем. Все стены в городе помогают нам. Парки, аллеи, скверы помнят нас с детства. Их невозможно не любить. У каждого есть свое местечко, куда ты любишь приходить.
В этом месте можно застрять надолго. Сядешь на лавочку и, что бы ни было на душе, чувствуешь какое-то внутреннее успокоение. Только в этом месте можно привести все чувства в норму, они становятся прозрачнее.
128
Блогопаdt
129
Живой
@
льманах
Как только наваливается куча проблем, от которых хочется убежать куда подальше, от которых хочется избавиться за раз, идешь сюда и имен
-
но здесь они кажутся такими ничтожными и мелкими, что и решиться-то могут в один миг. Мы сами создаем себе невидимые границы с прегра
-
дами, через которые пытаемся пройти. Иногда любую проблему в жизни нужно просто отпустить...
Люблю маленькие кафе на окраине, а иногда и в центре встречают
-
ся такие: тихие и совсем неприметные. Народу там немного, можно спо
-
койно посидеть, насладиться тишиной в душе. Никто не пристанет к тебе с ненужными вопросами. Можно просто скрыться в городе, где тебя никто не найдет. Тихий чердак в одном старом доме. Его должны были снести, но пока у властей никак не доходят руки, ты забираешься на крышу этого почти развалившегося дома. Там тишина, и только серые мыши бегают по чердаку. Ничего уже здесь нет. Все умерло, жизнь ушла – полная идиллия тишины. Сверху мир кажется таким призрачным и никчемным, а человек лишь песчинкой на земле...
Любимые скверы видны сверху, они кажутся такими маленькими, вот-вот рукой до них дотянусь… Милый парк, я хочу тебя обнять, протяни мне свои руки…
Природа, как же ты хороша в любое время года! Когда идет дождь, хочется пробежаться по лужам, как в детстве. Помните: шлеп-шлеп-шлеп? Так приятно, особенно летом.
Когда идет снег, то ловишь языком снежинки, они такие холодные. Мама ругает: «Не ешь, заболеешь!» Но разве мы слушаем маму? Берем снег в руки и медленно его сжимаем. Он испаряется и исчезает, он легкий, как пушинка. Это просто вода, да и только...
Когда светит солнышко, хочется подставить свою моську и насла
-
диться его теплотой от души. Здорово, когда ты можешь почувствовать душу самой природы!
Tags: Места, От души
par2go
Львов. Центр Европы
«Подмосквич» по рождению и по нынешней «среде обитания», я, помимо любви к «родному пепелищу» и «отеческим гробам», храню в серд
-
це (простите за патетику) еще одну географическую пламенную страсть. Львов — город, с которым я сроднился, сросся, объединился. Несмотря на «пламенность», страсть моя тиха, интимна и интровертна. Поэтому я не боюсь ее расплескать. «Мой» Львов — это в первую очередь волшебство, застывшее в улочках, домах, костелах, особняках; магия истории; аура, сотканная из душ и жизней сотен поколений горожан. Княжеский размах, бюргерская основательность, шляхетская выверенность и украинский мелодичный ро
-
мантизм. Сцепление сотен колесиков, тысячи мелочей, делающих Львов Львовом, городом вне времени и национальной принадлежности. Иден
-
тичность Львова — это идентичность влюбленных в него людей, бывших и нынешних жителей или просто странников, столовавшихся здесь проез
-
дом — на дни, месяцы или годы — и прописавших Город в своем сердце. Я, в отличие от других «некоренных» жителей Львова, прибыл в Город не за родителями, военными или государственными людьми, направлен
-
ными партией и Госпланом во исполнение высших державных интересов. И не в составе дружной сельской семьи, перебравшейся с Прикарпатья, а то и с Востока Украины, в поисках лучшей доли. И не по культурному обмену. Семнадцатилетним выпускником средней школы из провинциаль
-
ного, по сравнению с европейским Львовом, Подмосковья времен начала конца СССР, я оказался в Львове случайно, но остался неслучайно, и это было собственным волеизъявлением, а не исполнением заветов кого-то из старших. Это было следствием той самой зачарованности Городом, с опи
-
сания которой я и начал. Так что могу с полным основанием эксперта утверждать, что свое
-
образный «львовизм», пробивающий на сантименты и легкое покалыва
-
ние в груди львовян, разбросанных по всему свету, — это не только при
-
вычное умиление от воспоминаний, связанных с любыми артефактами, сопровождавшими детство, юность, молодость, — лучшее, что ни гово
-
рите, время жизни человеческой, какие бы сказки о прелести зрелости нам не рассказывали пожилые современники, — не только и не столько. В случае со Львовом не человек здесь впускает Город в свои воспомина
-
ния, нет. Город сам формирует своего адепта, потому что особым образом выстраивает его жизненный путь и типологию памяти. Поэтому правиль
-
ный и привычный мемуарный зачин — не «я родился в Львове», а «спасибо судьбе, что я родился и “становился” в Львове, на улице N», с последую
-
щим пространным экскурсом в многовековую историю улицы N и тем, как уличные и городские легенды переплелись с твоей судьбой и во многом ее предопределили. Наверное, этот Город навсегда растворяется в крови именно из-за своей особости и отдельности. Львов – метафизическая единица, само
-
стоятельная в пространстве, времени, геополитике, ноосфере. Очевидно, нечто подобное могут сказать многие и многие, чей пульс резонирует дру
-
гим славным городам. Но это уже тема других манифестов. Tags: Места
roberlee
О биодобавках и невоспитанных детях
Обратил внимание на некий шум по поводу невоспитанности рус
-
ских детишек, их отвратительных манер и неумения себя вести за предела
-
ми родины. Моментально вспомнил одну древнюю историю, случившуюся в середине-конце 1990-х годов, которая, на мой взгляд, действительно де
-
130
Блогопаdt
131
Живой
@
льманах
монстрирует важность хорошего воспитания, в особенности во время на
-
хождения за пределами родных границ.
Довелось мне как-то отдыхать в Турции, к тому моменту уже став
-
шей излюбленным местом отдыха многочисленных немецких семей всех возрастов, начиная с пенсионеров и заканчивая семейными парами с чин
-
ными бюргерскими детишками.
Но попадались и наши, русские семейные пары с детьми, с одной из которых я и познакомился. Глава семейства был классическим «новым русским», каким их рисовали анекдоты и истории, посвященные началу девяностых.
Зрелище он являл собой монументальное. Килограммов 120 живо
-
го веса выгодно отличались от сопоставимых по массе бюргеров тем, что основным их источником являлся не громадный пивной живот, а общая комплекция и физическое развитие. Весь он как-то бугрился мускулатурой, бритая голова на мощной шее крепилась к широченным плечам, а на шее по моде и статусу тех лет красовалась широченная и явно тяжелая золо
-
тая цепь причудливого плетения. Широкие плечи переходили в голый торс, покрытый буйной растительностью, а довершали образ яркие кричаще-
малиново-фиолетовые шорты чуть ниже колена и неожиданно маленькая, красующаяся на макушке белая панамка, не иначе являвшаяся его личным талисманом или памятью о давних временах, когда он был пионером. О непростой судьбе их обладателя также красноречиво говорила татуировка на пальцах ног: «Они устали».
Звали моего нового приятеля, как он сам отрекомендовался, Вова, впрочем, его жена (не какая-нибудь фотомодель с упругой грудью и шел
-
ковистой кожей, а его ровесница, больше похожая на верную боевую под
-
ругу), ласково называла его «Вовчик». Шелковистокожие и пышногрудые девочки тогда еще не вошли в со
-
став модных аксессуаров новых русских, но в облике Вовчика что-то одно
-
значно указывало на то, что подобным веяниям моды он не подвержен и свою жену ни на кого не променяет.
Их сын, имя которого я уже достоверно не вспомню, был забавным карапузом лет пяти, являвшим собой сгусток неуемной энергии и энтузиаз
-
ма. Пока мы потягивали с Вовой дрянной турецкий «Эфес» в баре и я слу
-
шал увлекательные истории о том, как Вова «с пацанами» стал владель
-
цем небольшого заводика под Нижним Тагилом, его сын носился вокруг, как метеор, занимаясь ему одному ведомыми делами. Иногда он совсем уж плотно докучал отцу, отвлекая его от нашей беседы, и в эти моменты Вова просто легко отталкивал его ногой, приводя окружающих в ужас от такой методики обращения с детьми. В такие моменты, несмотря на «кажу
-
щуюся легкость» толчка, а порой и пинка, мальчуган катился по полу, как мячик, сшибая все на своем пути. Иногда он начинал диковато завывать от обиды, но быстро переключался на что-то другое.
Его чистый и светлый разум не был замутнен политкорректностью, зато демонстрировал явные успехи в лингвистике, так как уже на второй день пребывания в отеле я услышал, как Вовчиков сынок, которому сделал замечание некий почтенный бюргер, читавший в лобби отеля газету, внят
-
но ответствовал ему «дойче швайне».
Разъяренный и побагровевший немец направился к Вове чинить разборки, начал что-то тараторить по-немецки, размахивая руками, к нему стали подтягиваться его немецкие сотоварищи, но Вовчик встал и мрачно глядя на подступающие превосходящие силы немцев, спросил: «Вам что, Сталинград напомнить? Иди свой гитлерюгенд воспитывай». Естественно, фраза была произнесена по-русски, так как, в отличие от смышленого пя
-
тилетнего сына, Вовчик не владел ни единым словом на иностранных на
-
речиях. Но то ли его внешний вид, то ли фраза, которая была произнесена, то ли общий тембр голоса — что-то остановило бурное словоизвержение немецкого гражданина, который заткнулся и побагровел так, что я неволь
-
но испугался, как бы немца не разбил апоплексический удар.
С этого момента немцы объявили семье Вовчика бойкот, шумные шалости малолетнего отпрыска старались не замечать, но что-то обсуж
-
дали между собой, презрительно морщась. При всем этом сам Вовчик на эти расклады внимания, казалось, и не обращал, рассказывая мне увле
-
кательные истории о том, как случайно угодил в места лишения свободы, периодически хватая пробегающего официанта за штаны, требуя: «При
-
тарань еще пивка, браток».
Почему-то когда я заказывал пиво, обращаясь к официанту по-
английски, получал я искомое в лучшем случае через полчаса, а вот прось
-
бы Вовы исполнялись немедленно, и это понемногу убеждало меня в спра
-
ведливости тезиса нового приятеля, что «от иностранных языков никакой пользы нет».
Полоса отчуждения вокруг Вована тем временем все расширялась; немецкие туристы его демонстративно игнорировали, постоянно одерги
-
вая своих чинных и воспитанных детей, которые с тоской наблюдали за тем, как Вовчиков наследник буйно резвится и звонко хохочет, с разбе
-
гу прыгает в бассейн «бомбочкой», оглашая окрестности воплями «вождя краснокожих», и вообще, живет в свое удовольствие.
Немецкие детишки порой тоже чинно и тихо шалили, один из них даже умудрился споткнуться о ногу Вовчика — ту самую, на которой красо
-
валась вторая часть предложения «они устали». Расслабленный от жары и «Эфеса» Вова поднял упавшего немчика и отвесил ему ласковый шело
-
бан, от которого у представителя нордической расы чуть не оторвалась го
-
лова. Тут Вовчик виновато улыбнулся, показывая, что «не рассчитал силы», а я моментально догадался, почему у его собственного сына такая не по годам мощная шея.
Ситуация молчаливого противостояния радикально изменилась бук
-
вально на следующий день. Весь отель проснулся от странных и удивитель
-
но непривычных звуков и нарастающего шума. С трудом стряхнув с себя сон, я добрался до окна и выглянул. Картинка была феерической.
Из остановившегося у отеля автобуса вываливалась куча каких-то непонятных людей, издававших гортанные звуки. Все они, как один, были одеты в цветасто-полосатые длинные халаты, выглядящие даже с моего наблюдательного пункта засаленными, а на головах – это в сорокаградус
-
ную жару под лучами утреннего, но уже палящего солнца – красовались 132
Блогопаdt
133
Живой
@
льманах
мохнатые шапки из овчины. К засаленным халатам были приколоты какие-
то значки, посверкивающие на солнце.
Непонятные люди, выгрузившись из автобуса, нескончаемым люд
-
ским потоком, с гиканьем и дикими воплями растеклись по ухоженным до
-
рожкам отеля. Все эти граждане представляли собой представителей от
-
даленных районов Казахстана, оказавшихся лидерами по продаже столь популярного в те годы чудодейственного комплекса препаратов под на
-
званием «Гербалайф». Оный же «Гербалайф» и организовал в качестве поощрения за достигнутые результаты выезд передовиков продаж в сол
-
нечную Турцию, а значки, которыми были щедро утыканы халаты, оказа
-
лись вариациями на тему «хочешь похудеть — спроси меня как». Вся эта компания оказалась за границей в первый раз.
Возможно, узкоглазые конники Чингиз-хана с кривыми саблями и выглядели более страшно, накатывая неудержимой лавой на гордые рус
-
ские города, — не знаю, свидетелем не был. Но я видел казахских про
-
давцов «Гербалайфа», устремившихся на мирный и еще сонный турецкий отель. Пронесшись по дорожкам и побросав где попало свои халаты, эта живая биомасса устремилась в бассейны, образовав там какой-то неверо
-
ятный человеческий бульон, причем некоторые даже забыли снять с себя мохнатые бараньи шапки.
Вдоволь наплескавшись, они выбирались на сушу и деловито зани
-
мали лежаки. Книги на немецком языке, очки и лосьоны для загара летели на землю, любовно сложенные на лежаках полотенца, вообще-то говоря, показывающие, что «тут занято», радостно разворачивались и использо
-
вались по назначению, после чего тоже летели на землю. Двое гербалайфщиков в халатах, явно страдающих водобоязнью, не сняв свои халаты, оцепенели рядом с какой-то немецкой пенсионер
-
кой, привычно загоравшей топлесс. Бивис и Батхед, пожалуй, покраснели бы от стыда при виде манер этой парочки, которая, указывая пальцами на изрядно потерявшую свою форму немецкую грудь, дико и безоста
-
новочно ржала, явно входя в какой-то транс. Даже когда немка, тщетно пытаясь закрыться и закутать свои телеса в полотенце, начала визжать, они не остановились и даже не постеснялись стянуть с нее полотенце, про
-
сто умирая от хохота.
Вдоволь наплескавшись, новоявленная орда устремилась на за
-
втрак, и именно там явственно проявилась, как модно сейчас выражаться, «контркультурная дифференциация». Принципы устройства и функцио
-
нирования шведского стола были данным гражданам явно не знакомы. Какая-нибудь наполненная тарелка, только что поставленная на стол по
-
чтенным немцем, отошедшим буквально на секунду взять что-то еще, не
-
медленно сжиралась, зачастую без использования вилок — и ошарашен
-
ный немец, вернувшись, наблюдал валяющиеся по всему столу объедки и довольных чемпионов по продажам «Гербалайфа», сыто хлопающих себя по животам.
Те деятели, которые не смогли найти себе приготовленную каким-
нибудь зазевавшимся немцем тарелку со снедью, сметая все на своем пути, устремлялись к шведскому столу и приступали к еде прямо там.
Впавшие в шок официанты и подтянувшиеся менеджеры отеля сто
-
яли в оцепенении. На их робкие попытки как-то урегулировать ситуацию не обращалось никакого внимания. В воздухе тут и там уже замелькали обглоданные куриные кости, косточки от маслин, остатки прочей снеди, которыми новые гости стали перебрасываться просто для развлечения. Дикий рев, чавканье, гомон почти полностью заглушали редкие немецкие выкрики. Дети, из рук которых вырывали плюшки и прочие лакомства, дико орали от обиды, добавляя огонька общей неразберихе.
В этот момент одновременно произошло два события.
Со стороны бассейна в ресторан забежала тщетно прикрывающая свой топлесс немка, преследуемая двумя гогочущими специалистами по вопросам «как похудеть».
А со стороны лобби в ресторанную зону вошел Вовчик с семьей и обвел зал оценивающим взглядом. Пожилая немка уже в голос ревела, напрасно ожидая поддержки со стороны соотечественников: в этот момент наверняка многие из них ощутили на собственной шкуре, чего именно удалось избежать цивили
-
зованной Европе за счет того, что волна нашествия монголо-татар раз
-
билась о русское сопротивление. Рев немки напоминал паровозный гу
-
док, впрочем, еле слышный на фоне общего бедлама — и тут Вовчик, явно завершивший оценку ситуации, целеустремленно направился к ней. Попадавшиеся ему на пути обладатели халатов разлетались в стороны как кегли, роняя тарелки, забитые снедью, и недоуменно выкрикивали ему что-
то гортанными голосами.
Смеющиеся над немкой Бивис и Батхед «гербалайфного разлива» явно не учли изменения в расстановке сил — и поэтому в сжатые сроки ознакомились с кратким курсом вежливости. Без видимого напряжения сил Вовчик поднял одного из них за шиворот, внимательно изучил над
-
пись на криво приколотом значке, поморщился и выбросил владельца сакрального знания «как похудеть» прямо в окно. Полет был впечатляю
-
щим и, пожалуй, до бассейна, находящегося метрах в десяти от открытой террасы ресторана, деятель не долетел совсем чуть-чуть, грохнувшись оземь на самом бортике. Его приятель отправился в полет секундой позже, и тоже до точного попадания в бассейн его отделили буквально сантиметры. (Полагаю, что начиная с этого момента, Вова мог бы смело и с полным на то основанием нацепить значок «Хочешь научиться летать? — …»).
Далее он одним движением свалил сидящих за соседним столом и весело чавкающих джигитов на пол, сорвал скатерть, вывалив тарелки со всех их содержимым на копошащихся на полу поборников биодобавок, неожиданно бережно укутал всхлипывающую немку в скатерть и помог ей сесть. Тут, как в песне Высоцкого, «на мгновенье в зале стало тише», и дальнейшие события показали, что Вова недаром чего-то добился в не
-
простом бизнесе начала 1990-х.
В этот самый день компания «Гербалайф» потеряла большое коли
-
чество потенциальных клиентов, а ее лучшие специалисты на отдельно взятом региональном рынке столкнулись с суровой прозой жизни. Вова отлавливал бывших собратьев по Советскому Союзу по всему рестора
-
134
Блогопаdt
135
Живой
@
льманах
ну, жестко пресекая безуспешные попытки противостоять ему «кучей», и преподавал всем пойманным краткий курс вежливости и толерантности.
Его мощный организм, расслабленный солнцем и пивом, с радостью ото
-
звался на возможность физических нагрузок, а его мрачная и убедитель
-
ная ярость практически парализовала любое сопротивление граждан, возможно, впервые задумавшихся о том, что такое правила приличия и манеры поведения.
Закончив в ресторане, Вовчик отправился в рейд по территории отеля, и где бы он ни находил обладателя цветастого халата и мохнатой шапки, отправлял его в бассейн по замысловатой траектории. Продолжа
-
лось «избиение младенцев» — так это выглядело со стороны — примерно полчаса, и оно принесло удивительные результаты: в отеле, как по вол
-
шебству, вновь воцарилась атмосфера соннотягучего расслабления и по
-
коя. А усевшийся за столик и слегка запыхавшийся Вовчик даже не успел крикнуть привычное «притарань пивка, браток», как сразу два официанта устремились к нему с подносами.
Куда делись поборники «Гербалайфа», лично мне было неяс
-
но, поскольку ни одного засаленного халата, ни одной мохнатой шапки не наблюдалось в пределах видимости — только разгоряченный Вовчик, не слушая свою жену, что-то ему гневно и эмоционально выговаривающую, перебирал многочисленные трофеи: вырванные с мясом значки «Хочешь похудеть — спроси меня как!» На некоторых болтались изрядные куски по
-
лосатой ткани.
Вечером, когда Вовчик пришел в ресторан на ужин, все немцы, а было их среди отдыхающих подавляющее большинство, не сговариваясь встали и оглушительно зааплодировали, чем изрядно его смутили, и Вова, как-то сразу ссутулившись, устремился за дальний столик ресторана.
Еще днем позже я случайно увидел, как расшалившийся Вовчиков карапуз практически сшиб пожилого немца, натолкнувшись на него на до
-
рожке отеля, от чего у немца свалились с носа и разбились о дорожку явно недешевые очки. Немец, с трудом сохранив равновесие, улыбнулся, под
-
нял разбитые очки, погладил мальчика по голове и продолжил свой путь. А карапуз побежал дальше по своим шумным детским делам, как оно и свойственно карапузам, переполняемым своей чистой и яркой детской энергией.
Tags:
Места, Портреты
prosto-lo
Имя Зыкиной у меня прочно ассоциируется с покойной бабушкой. И с домиком на окраине Уфы. С цветущей яблоней. С котом Кунаком и кошкой Жанной. И Муркой. Печкой в доме, пирогами. Старым проигры
-
вателем и пластинками. Издалека долго течет река Волга…
А у нас была не Волга. У нас была всего лишь Белая, которая впада
-
ла сначала в Каму, а потом в Волгу. А Волга впадала в море. Каспийское, но тоже море. И мы сидели с бабушкой на берегу, она вязала мне носки и пела.
Издалека долго течет река Волга… А я ей подпевала. Когда к нам приходили гости (бабушкина сестра и племянница), они неизменно пели про Волгу. Мне казалось, что Волга — какая-то особая река. С какими-то особыми берегами. Что там живут не люди, а цари. Во дворцах. А потом я увидела Волгу. И тех, кто там живет. Обычные люди. В обычных городах. Они ходили в таких же платьях и сандалиях, что и я. Былое величие Волги в моих глазах померкло. Но мне стало казаться, что главное, то, из-за чего бабушка любила Волгу, было где-то там, на дне. Мне казалось, что там были спрятаны клады. И бабушка мечтала их найти. Чтобы вылечить ноги. Из той поездки я привезла бабушке банку с водой. С волжской водой. Мама все пыталась ее вылить. Я набрала воду где-то под Саратовом. Потому что бабушка иногда пела про Саратов и про пар
-
ней. Ту волжскую воду мы вылили на бабушкину могилу в день похорон. Она простояла у нее больше десяти лет. Уже много лет как нет бабушки, теперь нет и Зыкиной. А Волга по-
прежнему течет. Издалека долго.
Tags:
Места, От души
ssyka-anonymous
Калуга. Странное щемящее чувство у меня вызывают подобные городки. С одной стороны, из уголков памяти выплывают заученные еще в школе исторические факты о былой славе этих мест, о героях ушедшего столетия. И, приезжая в такой город, невольно ожидаешь увидеть нечто, что напоминало бы о великих делах прошедших времен. Но вместо этого в лучшем случае можно увидеть проржавевший на
-
сквозь танк, сквозь обшивку которого просвечивают экскременты бездо
-
мных животных. Или облупившуюся стеллу, на которой в былые времена золотой краской значились имена героев, а сейчас спиртовыми маркерами написаны самые известные слова русского языка и признания в любви че
-
тырнадцатилетних тинейджеров. Очаровательные когда-то небольшие домики, ютившиеся как мож
-
но ближе друг к другу, зачастую выкрашенные в хаотичном порядке, с не
-
когда резными наличниками на окнах и непременными веточками ряби
-
ны, заложенными между рамами, сегодня выглядят, словно выброшенные на свалку пряничные домики. И среди этого маленького мирка, в котором остались только вос
-
поминания, возвышаются стеклянные башни бизнес-центра из непрони
-
цаемого синего стекла и матовых металлоконструкций, с внушительными размерами несущих столбов, неоновыми вывесками компаний-брендов, по-английски ухоженными газонами неестественно-зеленого цвета и са
-
136
Блогопаdt
137
Живой
@
льманах
мым настоящим и единственным в городе красно-белым шлагбаумом. Этот шлагбаум словно отделят ту, прошлую жизнь с одинокими ста
-
рушками в ситцевых платочках в покосившихся, давно некрашенных халу
-
пах от блестящей современной жизни с мраморными полами и сверкаю
-
щими лифтами, с охранниками в новой униформе, которую те надевают и на семейные праздники, и на свадьбы друзей, с длинными ухоженными холлами и стильными кабинетами редких счастливчиков. Жители небольших городков, не избалованные неоновым светом и футуристическими дизайнами-копирками под первопроходца Luchano Perini (если мне не изменяет память), смущенно и даже как-то боязливо ступают под своды этого бизнес дворца: стараясь не шуметь, проходят по мраморным полам, нажимают все кнопки подряд в стеклянных лифтах и трепетно наблюдают за цифровым табло, причесываются и одергиваются, глядя в зеркало кабины, стирают случайно оставленные отпечатки пальцев на латунных перилах, фотографируются на фоне прозрачной будки охран
-
ника и идеально чистого крыльца здания с идеально чистой металличе
-
ской мусорницей. Их дети будут играть на идеально зеленом газоне рядом с парков
-
кой. Мужчины будут завистливо разглядывать припаркованные маши
-
ны, изучая новинки автопрома и мечтая «поднатужиться еще чуть-чуть» и купить китайскую подделку под кроссовер Toyota RAV4 вроде Chery Tiggo. Женщины будут по два раза на дню заходить в бизнес-центр. Полюбоваться на себя в зеркало лифта и закинуть мелочь на телефон — хотя бли-жайший автомат для пополнения счета находится в двух шагах от дома, но в случае его использования не представится еще один шанс, звонко стуча поношенными каблуками по блестящим ступеням крыльца, эффек
-
тно спуститься от волшебных дверей бизнес-дворца и показать всем, что они тоже принадлежат к этому стеклянному миру. Только вот не понимают эти жители небольших городов, что стек
-
ло недолговечно. Что их столь опостылевшие домики с потрескавшейся краской и давно отвалившимися наличниками простоят еще поколение, еще два поколения, а может, три... и будут немым укором для тех, кто променял их пряничное, доброе, чуть потрепанное ветрами, но тем не ме
-
нее закаленное в боях с непогодой, сердце на холодность стекла и бездуш
-
ность мрамора. Tags: Места
in-kognito
Океан. Ночь. Придорожный мотель
Океан. Отношения ее с океаном всегда были сложными и мало ей понятными. Она приехала в город на Океане специально, чтобы вдоволь насытиться шумом Его прибоя, легким океанским бризом, солнцем и соле
-
ной водой, неведомой ей доселе. Она приехала и осталась, но среди всех неурядиц и жизненной суеты она так и не успела хорошо узнать Его, даже тогда, когда каждый вечер сидела на том самом пирсе, смотрела на закат и первые звезды, болтая ногами в соленой океанской воде.
То было лишь короткое единение с природой и чужой стороной зем
-
ного шара, которое она могла себе позволить тогда. Потом, спустя год, ощущение новизны и первозданности ушло. Океан стал соседом, к которо
-
му хорошо заходить в гости только по большой нужде: огромное скопление людей летом и вечный гул деревянной мостовой отпугивали. Ей не хоте
-
лось Океана больше. Он утомлял. Только зима вносила свои коррективы — Океан был спокоен и статен, ничто не нарушало его вселенского покоя.
Она когда-то сказала, что человек, живущий рядом с Океаном, но не сумевший найти с ним общий язык с самого первого знакомства, так и останется от него вдалеке и всегда будет Его опасаться. Так и случилось. Она стала обходить Его стороной. И лето, такое долгожданное, так и не привнесло никаких изменений и радости.
Отдыхающие и наслаждающиеся Его величием люди беззаботно жарились на горячем песке, прыгали в набегающие волны — ее же волны били со всей своей силой, захлебывали соленой водой, выгоняя на берег. Она провалялась на Его берегу пару раз за все лето, сначала оправдывая это холодным воздухом, потом нещадным солнцем, а потом и отсутствием времени.
Времени действительно не было. Неурядицы и быт настолько зада
-
вили ее, что она с трудом находила пару часов, чтобы забыться сном. Ночи, вместо того, чтобы превратиться в приключения в стране Морфея, пре
-
вратились в мучения в попытке уснуть и хоть как-то отдохнуть перед сле
-
дующим однообразным днем. Той былой удали, когда она могла не спать сутками и бодрствовать днями, уже не было. Тело устало и хотело отдыха. Но темнота, как обычно, этого отдыха ей не давала.
Ночь. Ночь была статна и красива. Она всегда вызывала самые ин
-
тересные желания и чувства. Когда-то ей хотелось сидеть под звездным небом, укутавшись в одеяло, провожая закат и встречая рассвет, когда-то ей хотелось просто валяться в теплой домашней кровати, глядя в окно, считая звезды.
Сейчас же ей просто хотелось спать. Спать мертвым сном, ниче
-
го не слыша и не чувствуя. Ночь, как составляющая чего-то загадочного, потеряла свою основную изюминку и превратилась в банальную часть дня, когда темно, неуютно и хочется быстрее увидеть день.
Дня она не видела так же, как и ночи. Ее день проходил за большими окнами, посреди людей и никчемных разговоров.
Все слилось в одно целое. Ночь с днем. День с ночью. Движение по кругу. В ее жизни появилось что-то новое, еще не вполне понятное и осознанное. Это новое имело мужское имя, весьма сносный характер и веселый нрав. Оно отрывало ее от действительности. Хоть ненадол
-
го. Хоть на короткий промежуток жутко тянущегося летнего времени. От общения с этим новым было просто спокойно. Оно просто было рядом.
Придорожный мотель
. Когда вы смотрите старые американские фильмы, вы часто знакомитесь с жителями этой, по большому счету, ник
-
чемной страны. Эти герои весело пьют пиво и хлещут виски в любом придо
-
рожном баре, ездят на больших траках и ночуют в придорожных мотелях.
138
Блогопаdt
139
Живой
@
льманах
Придорожный мотель — это отдельная история американского образа жизни. Они есть везде, куда бы ты ни заехал. Они все одинаковы и похожи один на другой. В них есть кровать, тумбочка и допотопный теле
-
визор с кабельным ТВ. В них картонные стены и дверь, которая держится только с помощью задвижки.
Но придорожный мотель — это одна из составляющих американ
-
ской мечты, американского образа жизни. В этих мотелях происходит все: рождаются наполеоновские планы об ограблении банка, убийства несчаст
-
ных, воссоединения супругов, первый секс школьников старших классов, многое. Это все часть американской истории. Это ее основа.
Америка и была создана как мотель. С дороги. Кто-то устал, при
-
лег, поставил шалаш, а потом назвал это место первым штатом Делавер и понеслось. Даже ковбои на диком западе не брезговали придорожным мотелем, где всегда был корм коню, пойло для наездника и придорожные плотские утехи.
Это всегда было дико и грязно, от того желаемо и притягательно. И поэтому когда они колесили уже не первый час по дорогам и окраинам, предложение остаться на ночь в придорожном мотеле было вопринято совершенно просто, как данность.
Огромная комната с видом на океан, неработающая лампочка, маленькая каморка душа — все это было так близко и знакомо, и оставля
-
ло ощущение дежавю.
Потом, уже утром, они встречали рассвет на балконе, смотря в океан, подставив лица ветру и первым лучам солнца.
Так они стали частью американской истории. Теперь они знали, что скрывает за собой придорожный мотель, то, о чем все знают, но почти не говорят вслух. Стал понятен смысл таблички «не беспокоить», которую они вывесили за дверь, и многие другие мелочи, которые просто невозможно написать на бумаге.
Это была уже часть истории. Ее истории. И истории о Ее Америке.
Tags: От души, Портреты
less_
— А пойдем сегодня на «Связь» в Романов-синема?
— Мммм... а я не могу. У меня же футбол.
— Дожили. Приглашаешь девушку в кино, а у нее футбол
Tags: Вылетит – не поймаешь
d-a-z-bastard
Ну, в общем, поехали мы в Германию на переговоры. Язык, есте
-
ственно, знали в минимуме «хенде хох» и «гитлер капут». Ну, нам гид и сказал носить с собой блокнот и ручку: мол, ежели чего, вас не понимают, то берите и рисуйте — должно помочь! Пошли, значит, вечером в какой-то кабак, сели, подходит официантка. Каждый в своем блокноте нарисовал, видимо, чего ему в жизни больше не хватало. Ну, принесли: одному кружку пива, второму бутылку водки, а третьему… Третьего вышибала вытащил за шиворот и под возмущенное лопотание румяной немки выкинул вон из заведения. Товарищи немного обалдели от такого сервиса и выскочили, конеч
-
но, следом. Обнаружили очень расстроенного соотечественника, чуть ли не в слезах, сидящего на бордюре и повторяющего: «А я ведь так хотел попробовать их знаменитые баварские сосиски!»
Tags: Вылетит – не поймаешь, Повседневность
bazil-t
Жизнь – чудо
Я возвращался домой из кафе-прачечной весьма «хороший», на ме
-
тро. Плейер воспроизводил добрый рок, а я погружался в глубины своего сознания, постоянно меняя вектор мысли.
В какой-то момент руке стало щекотно, причем «раздражение» было приятным, таким ласковым и нежным. Я открыл глаза и посмотрел на руку. «Какая ты маленькая и забавная. Как тебя звать?» — подумал я, глядя на какое-то странное насекомое, которое ползло по моей руке. Инверсия божьей коровки, махонькая-махонькая, она пыталась ползти вверх — я подставил палец правой руки, и она залезла на него. По ходу своего путе
-
шествия я делал дорогу для букашечки, подставляя то одну, то другую руку на ее пути, чтобы она не потерялась, ведь с первых секунду я подумал: «Если мы встретились в метро, то ты обязательно попадешь на свободу. Ты не умрешь в этом бетонном подземелье». Коровка залезала на самый кончик пальца и замирала, я мог смо
-
треть как она чистит себя, забавно перебирая лапками. Мне удалось раз
-
глядеть ее полностью, со всех сторон. Улыбка не сходила с моих уст. Как жаль, что не было пленки в фотоаппарате…
Я окружил насекомое трепетной заботой. Выходя из вагона, я пару раз чуть не упал, потому что смотрел только на милую букашку, я боялся — ведь ее так просто убить, она беззащитна. Ноги перешагивали ступеньки автоматически, все двери я открывал спиной. «Вот то дерево, нет, лучше подальше, там больше растительности. Да, вот именно это». Я подошел к веткам, которые слегка покачивал ветер. Как только ветер успокоился, я поднес палец к ним, чтобы мой друг смог обрести свободу. Букашка по
-
лезла вверх по пальцу, переползла на лист, потом внезапно сорвалась, упала и сдохла.
Tags:
От души
140
Блогопаdt
141
Живой
@
льманах
starlablond
Коммунальные зарисовки. Нина
Сегодня особая дата — ровно год, как я покинула отчий кров и от
-
правилась в увлекательное плаваниепутешествие по съемным жилплоща
-
дям. Вообще, питерские коммуналки — это настоящий феномен. Счаст
-
ливцу, выжившему в этих джунглях, открывается поистине колоссальное поле для писательского творчества, ибо такого скопления феерических персонажей, пожалуй, нет нигде. Пять месяцев назад я сняла комнату в районе Маяковской. Не устаю думать, что эта чудесная дислокация была мне послана в зачет всех моих предыдущих мытарств. Затерянный среди отелей маленький домик, все
-
го на шесть квартир, с деревянной винтовой лестницей. Когда я в первый раз туда вошла, у меня почему-то возникло стойкое ощущение, будто я телепортировалась куда-то на юг, а конкретно в Крым. И как выяснилось, не напрасно. Хозяйка, занимавшая одну из двух комнат, оказалась родом из Алушты.
Она обладала внушительными формами, громким голосом, говори
-
ла со скоростью тридцать тысяч слов в секунду, питала огромную слабость ко всяким женским цацкам и очень жаждала общения. Мы подружились, и уже через неделю после моего переезда мне начало казаться, что меня удочерила невесть откуда взявшаяся добрая украинская тетушка.
Нина оказалась презабавной. Одновременно будучи косметологом и работая в сфере пластической хирургии, она поражала эксклюзивными сведениями, за которые желтая пресса могла бы забашлять неплохую де
-
нежку:
— У нас тут Борька Моисеев несколько месяцев назад оперировал
-
ся, чууудный он мужик (мужик?!), ну просто чууудный!!! Он подтяжку себе делал, круговую, третий раз уже! К наркозу отходит и говорит мне: «Ниноч
-
ка, милая, ну Вы уж проследите, чтобы мне пупок заместо рта на лицо не натянули…» А мы так смеялись, так смеялись! Лиииза, ну это амбец про
-
сто! Я говорю, амбец!!! Потом она вдруг резко начинала говорить на совершенно другую тему. Было такое ощущение, что полет ее мысли по своей логичности напо
-
минал не то броуновское движение, не то хаотичные перемещения самки комара в закрытом пространстве.
— Ну я этой мартышке и говорю: да забирай ты нафиг свою стенку и шуруй отседова! Я вообще скоро в Крым обратно уеду, и все, амбец! Лиииза, ну амбееец! И откуда такие мартышки берутся!!! (Как выяснилось потом, речь шла уже не о Боре Моисееве, а о тетке, которая снимала у нее комнату до меня).
Однажды ближе к вечеру у нее случился приступ «квартироуборки». Она плюхнула передо мной три огромных пакета, доверху набитых косме
-
тикой, и начала ее незамедлительно вытряхивать. — Лиза, ну ты глянь, какой цвет чудесный! Перламутр! Это же «Диор»! Чистейший! Бери себе и шуруй!
После этих слов она выливала себе на руки полбаночки тонального крема и энергично начинала втирать субстанцию в кожу.
— Лиза, ты глянь, глянь, как он замазывает! Это же амбеец!
Что характерно, косметика действительно была чистейший «Диор», «Герлен», «Шанель» и т.п.
На мои робкие попытки как-то отказаться от неожиданно свалив
-
шейся на меня косметической манны небесной, общий удельный вес ко
-
торой, без преувеличения, превышал несколько килограммов, она реши
-
тельно возразила:
— Мне-то это все не нужно, я тетка в возрасте. А ты молодая, тебе нужнее. А не возьмешь — так я это все выкину!
Естественно, я не могла допустить такого кощунства.
Как-то раз, в светлый праздник Восьмого марта мы с Ниной стихий
-
но напились. Напились сильно. Как выяснилось в процессе алкоголизации, она – врач косметолог высшей категории, три года проработала в Африке, после чего они с бывшим мужем (известнейшим ныне в России хирургом) вернулись в Питер обладателями нескольких квартир и приличной суммы на личном банковском счете. А потом случилась трагедия: у Нины про
-
пал старший сын. Просто ушел и не вернулся. С тех пор прошло пять лет, с мужем после этого она остаться не смогла и подала на развод, от денег отказалась. Этой осенью она планирует разменять квартиру, приобрести однокомнатную для младшего сына и уехать обратно в Крым. Жить в этой квартире мне осталось ровно месяц. В начале августа я пакую чемоданы и временно — в целях экономии средств — перебира
-
юсь обратно к родителям. Нина вернется только в октябре для выставления квартиры на продажу. И мне безумно жалко, что я вряд ли когда-нибудь еще увижу этого чудесного, слегка повернутого на голову, но безумно до
-
брого и сильного человека, чей дом целых полгода давал мне ощущение спокойствия, защиты и буквально залечил расшатанную бесконечными скандалами и стрессами психику.
Tags: Портреты
axun
Barbie-girl
Как выпью и пойдут разговоры за жизнь, пускаясь в воспоминания про постперестроечное детство, я начинаю бить себя кулаком в сами знае
-
те куда и вопить: «Вот у тебя, у тебя все было: и железная дорога с TGV, и машинки на пульте управления, и кроссовки с мигалками — а у меня, бедняжки, даже Барби не было!».
Сегодня, со словами: «Это тебе, чтобы исправить самую чудовищ
-
ную несправедливость твоей жизни» — мне подарили первую настоящую Барби. Правда, made in Indonesia и с другим лицом, чем у тех кукол, что 142
Блогопаdt
143
Живой
@
льманах
были в детстве у моих подруг, но тем не менее самую настоящую. В розо
-
вой коробке, в розовом платье и в розовых туфельках, с прилагающейся ко всему этому великолепию розовой расческой. Жаль, только ноги у нее не гнутся. В детстве — это самое важное.
У моей подруги Вали была такая Барби, что я до сих пор не могу ее забыть. Она была беременная. Беременная младенцем, который мог писать. Там было какое-то специальное устройство, чтобы он писал. А еще, беременный живот снимался, и тогда она становилась обычной Барби. Ноги у нее гнулись, разумеется.
Подруга Валя рассказала мне, что у нее есть волшебный дом для Барби, который раскладывается до размеров настоящего. «Ну, как стади
-
он...» — говорила Валя, обводя рукой просторы стадиона, по которому мы гуляли. В этом доме была, само собой, беременная Барби, которая тоже увеличивалась до человеческих размеров, и просто Барби, и Кэн, и другой Кэн. Кстати, все продукты питания, которые были в этом доме, при его раскладывании, превращались в настоящие. О, как я мечтала о сосисках! И долго, недели, наверное, две я жила предвкушением этого волшебного дома. Каждый день Валя рассказывала все новые и новые головокружи
-
тельные подробности про волшебный дом и каждый раз забывала захва
-
тить его с собой. Я ждала. Терпеливо, не высказывая недовольства. Я зна
-
ла, что мне достанется гора сосисок и беременная Барби. К концу второй недели выяснилось, что таких домов у Вали не один, а несколько, то есть можно будет поделиться с друзьями.
Я не помню, как раскрылся обман, но горше было только тогда, ког
-
да другая подруга Настя стянула с меня штаны на глазах у всего стадиона, а главное, на глазах моей главной детской любви Мити. Это были такие красные спортивные байковые штаны. Митя, кстати, до сих пор помнит и переживает.
Сейчас, вспоминая историю про штаны, я веселюсь. Вспоми
-
нать историю про Барби — горько. Я так верила в этот волшебный дом. Мне было лет девять, если что. Девочка-дебил.
Tags:
Мимоходом, Повседневность, Портреты
prosto-fil
Мои Намедни. 1969-й год. Артек
В 1969-ом меня послали в Артек. Почему-то раньше именно так и говорили, не «он ездил в Артек» или «он отдыхал в Артеке», а «его по
-
сылали в Артек». Ну, понятно, время было такое, человек в том обществе не был хозяином самому себе, а его судьбой, жизнью руководили Партия и Правительство. Это сейчас: захотел отдохнуть на Багамах — купил биле
-
ты, лети, отдыхай. А тогда это право надо было заслужить. Путевки, даже в какую-нибудь Чехословакию, давали не всем, а только передовикам про
-
изводства и, желательно, чтоб еще и членом партии состоял. Ну, в 69-ом я об этом еще не задумывался, жил себе в удовольствие. Как-то так легко все получалось, играючи. Пошел в первый класс – сра
-
зу же стал лучшим учеником. Понравилось. Понятное дело, дальше уже спортивный интерес появился. Так и продержался лучшим до 9-го класса. Круглым отличником был. Говорят, у таких всегда проблемы со сверстни
-
ками. Фигня! Местные хулиганы меня оберегали. Мы играли в одной фут
-
больной команде за школу. Я был вратарем. Якобы реакция отменная.
Учиться и жить было интересно. Ошивался постоянно во Дворце пи
-
онеров. Городок был небольшой (тысяч двести), хоть и областной центр.
Из Москвы пришла разнарядка: отправить шестерых тринадцати
-
летних в Артек. В областном центре решили: пошлем Прохорова. В семье переполох! Семья-то наипростецкая! Отец всю жизнь шо
-
ферил. Мать долгое время домохозяйствовала, поднимая троих детей. А когда мне, младшенькому, исполнилось 5 лет, она устроилась на бли
-
жайший заводик разнорабочей. В детсад я не ходил — то ли их было мало, то ли у родителей не было денег на детсады. С пяти лет оставался дома один, дожидаясь из школы старших брата и сестру.
Я поздний ребенок в семье. Когда родился, отцу было 40, а матери 37 лет. Фронтовики они были. Когда настала пора им жениться да выхо
-
дить замуж, началась война. Отец к тому времени уже 2 года служил в ар
-
мии. Мать мобилизовали с небольшого заводика, где она была комсомоль
-
ской активисткой. Вот и доактивничалась. В первый же женский призыв и попала. Рассказывала, что когда шли строем на ж/д вокзал — одни дев
-
чонки — все ревели.
Однако, остались живы. У отца только было несколько осколочных ранений. Да живы то остались только потому, что на начало войны отца готовили в расчет на «Катюшу». Так всю войну и прошел на «Катюше». А вы же знаете, как их оберегали и охраняли. А мать сразу же отправили на Дальний Восток. Там ведь всю войну армию держали. В боях участвовала только 10 дней (или сколько там война с Японией была?). Да как участво
-
вала — телеграфисткой в штабе.
Демобилизовали не сразу. Отец из Вены домой возвращался. Мать, как я уже говорил, с Дальнего Востока. В начале 1947-го встретились. В том же 47-ом родился первый сын, через четыре года – дочь, ну, а еще через пять лет – я, последний в семье.
Простая советская семья. Жили счастливо. Ну, я-то точно был счаст
-
лив. Отец с матерью, по-моему, любили друг друга. Да они просто нажить
-
ся не могли, после этой войны. Рады были каждому мирному дню. Рады, что дети здоровы, обуты, одеты, накормлены. По воскресеньям мясные блюда: или пельмени, или котлеты, пряники, конфе… Нет, конфеты, навер
-
ное, только по праздникам. Да по-другому жизнь просто и не представля
-
лась. Я был горд, что живу в самой счастливой стране мира. Это я сейчас не юродствую, искренне все пишу.
Родители, конечно, все понимали. Смутно припоминаю, что отец иногда приносил самиздатовские книги. Но в семье никогда при детях не вели разговоров о политике, о Сталине, о Хрущеве. Что-то, конечно, про
-
скальзывало. До сих пор помню, с каким интересом отец впитывал любую 144
Блогопаdt
145
Живой
@
льманах
информацию о процессе над Синявским и Даниэлем. Но детей от политики берегли. Нас воспитывали в беспрекословном уважении к старшим, вся
-
ким там начальникам, учителям. Учитель всегда прав! Жить в этом мире было уютно и спокойно. Правила игры расписаны. Сомнений и пережива
-
ний не возникало.
Дети родителей и радовали, и беспокоили. Чаще радовали. А тут еще младшенький какой-то смышленый уродился. Одни пятерки. А в стар
-
ших классах — одни первые места на областных олимпиадах. Да как в таком мире смышленым-то не быть? С рождения живешь в любви — глав
-
ное, уважай и слушайся родителей и учителей. Сейчас часто слышу (в том числе и от друзей): вот, учителя все — дуры! И это все при детях! Да вы о ребенке-то подумайте! Ему-то как расти? Ему-то как разобраться?
***
Так вот, прихожу со школы домой, говорю: «Вот, надо в Артек ехать. Посылают. Всего шестерых с города». Не верят. Потом доходит. Мать в слезы: «Да как же так? Мы на это не рассчитывали! Ну ладно, “пятерки”. А тут Артек! Туда знаешь какие ездят? Не чета нам!»
Помню, училка до
-
мой приходила, уговари
-
вала мать, чтоб отпусти
-
ла.
Да, к чему я это все? Так хочется еще раз туда вернуться! Встретиться со всеми! С первой любовью! Маргарита из Мурманска (имя-то какое редкое для того време
-
ни)! Помню, она мне написала, когда разъехались по домам. Чего ж я, ко
-
зел, ей не ответил тогда? С год назад бросил в «Одноклассниках» клич: «Артековцы! Отзовитесь!». Фотографию артековскую выложил.
И только нет их там. Никого.
Tags:
Места, Повседневность
dixiufa
Так и есть! Вот не зря, не зря осенью я всегда ощущаю от природы какой-то подвох. Когда она нежно ласкает теплом, я точно знаю, что об
-
манет. И за распахнутые ей навстречу курточки придется потом отвечать кашлем-соплями-головной болью. Когда она обманчиво шуршит под ногами: «Я же красивая, побудь со мной» — я в ответ откровенно злюсь. А где ты будешь, дорогая, зав
-
тра? Да-да, завтра, когда я притащусь к тебе в надежде раствориться в упоительной неге, как сейчас — ты же обманешь! Ты же будешь уже не та! Мокрая, холодная, зябкая — вот твое будущее. Да ты ветреная по сути!
Но как отделаться от твоего, душащего своей правдой, всепрони
-
alexizm
В школе учительница истории рассказы
-
вала о жизни Карла Маркса. Когда речь шла о его детстве, сказала:
— И вот, маленький Карлик Марксик...
кающего, орущего на всю Вселенную шепота: «Выпей меня сейчас! Съешь меня сию секунду!»?!
Это невыносимо. После работы я иду гулять. Бабья осень. Я ей верю.
Tags: Мимоходом, От души
vremenna
Я тут с утра подумала и задалась вопросом. Даже двумя. «Зачем?» и «Почему нет?» Вопросы оказались сложными и меня заметно вымотали. Результатом вымоталки оказался незапланированный календарем рабо
-
чих дней в РФ выходной четверг.
Tags:
Вылетит – не поймаешь
sgt-pickwick
Господин и отвертка
Мы сняли эту квартиру на Виа Калабьяна в Милане, когда уже почти перестали надеяться. Непростое это дело. Все квартировладельцы требу
-
ют официальную распечатку с зарплатой за прошедший год. А где ее взять двум художникам? Даже до владельцев дело не доходит. Ты имеешь дело с агентствами, которые требуют с тебя кучу документов и многократные расписки кровью. Стоит это, между прочим, совсем немало денег. Целый месяц ничего не получалось. И тут позвонили. Агентство. Приходите смо
-
треть квартиру сегодня к пяти после полудня.
Приходим в полпятого. Никого еще нет, а район вроде симпатичный. Подворотня, метро неподалеку.
— Давай пройдемся, квартал посмотрим, пока есть время? Посмотрели. Живописный квартал, вполне. А у подворотни уже не
-
большая толпа претендентов. Человек восемь! И агент, как положено, – ло
-
щеный парень с мотороллером.
— Я сейчас возьму ключи у синьора Марескальки и открою кварти
-
ру, а вы поднимайтесь в порядке очереди, по отдельности (разговоры-то строго приватные), на шестой этаж, посмотреть.
Мы, естественно, оказались самые последние. И надо было знако
-
миться с кварталом? Ждем. Первая пара претендентов спустилась минут через пять с мрачными лицами и молча ушла в глубь квартала. Вторая пара тоже быстро вышла. Запахло надеждой! Предпоследних мы встрети
-
ли, уже поднимаясь по лестнице. Их лица были заметно перекошены. Катя сказала:
— Какой класс! Настоящая раскольниковская лестница! (Угадала: дом, как оказалось впоследствии, был постройки 1856 года).
146
Блогопаdt
147
Живой
@
льманах
Входим в таком поэтическом настроении и видим нашего агента с безнадежным лицом. Просторно и светло. Три окна на восток и две ком
-
наты, соединенные широкой аркой у самых окон. Стены в пятнах там, где краска не отвалилась. Покрасим! Стекла, конечно, одинарные. Не в пер
-
вый раз! У той стены, где должна быть кухня, дырки с пробками. Для газа, горячей и холодной воды. Но это в Италии всегда так. Называется неме
-
блированная квартира. Надо покупать колонку и все остальное. Под самой крышей! Значит, летом можно будет сдохнуть от жары, а зимой от холода. Но сегодня всего лишь 21 апреля! То, что нет лифта, мы уже заметили. Такая квартирка называется в Италии одним словом: дыра. Мы же, не сго
-
вариваясь, прозвали ее сразу мансардой. В памяти всплыли синие от хо
-
лода и оранжевые с другого бока от печки-буржуйки натурщицы Писсаро. Полуголый, голодный Шагал и бедный красками Пикассо. Да и вид из окна открывался вполне себе парижский. Агент, робко:
— Ну, как вам?
— Шикарно, много света, окна на восток, – это очень важно!
Он посмотрел на нас, как на двух сумасшедших (Угадал!):
— Значит, берете?
— Обязательно!
— Тогда приходите завтра к трем рассчитываться за три месяца впе
-
ред плюс залог, получите контракт и ключи, а эту, вторую, связку ключей потом возьмете у синьора Марескальки на четвертом этаже.
Этот Марескальки, похоже, был администратором кондоминиума или что-то вроде того. На следующий день я спустился к нему за ключами. Да! И еще обнаружилось, что дверь из коридора в большую комнату стояла у стены, снятая с петель, не просто так: с обратной стороны она была силь
-
но обгоревшая. Видимо, предшествующий нам Писсаро крепко перетопил свою буржуйку. Марескальки оказался здоровенным пузатым пенсионером с широ
-
кими плечами, обтянутыми старой и рваной белой майкой. На голове его красовался неаккуратный седой ежик, а из кривого рта в окружении серой щетины торчала вдрызг изжеванная зубочистка. Три свежих зубочистки он держал за правым ухом. Он мне сразу сказал, что никакой он не адми
-
нистратор, а просто так, на пенсии, и поскольку тут никому ни до чего нет дела, а бардака хватает («Вы же сами видите, мой господин, взять хоть эту Вашу дверь!»), то ему есть дело до всего, и времени тоже навалом, и поэтому к нему все обращаются за тем, за этим — и он, пусть и абсолютно не при делах и ничего с этого не имеет, спустится со мной в подвал: там, кажется, были какие-то двери, и мы их посмотрим, так как ключи от под
-
вала у него, слава богу, есть.
Он оказался очень горластым пенсионером. Эту речь было слышно на весь подъезд и, возможно, даже во дворе. Окна на лестнице уже были открыты. В подвале, как оказалось, были кантины — такие отсеки метров пяти квадратных для хранения всякого барахла, ну и конечно, вина, если покупаешь его в деревне в огромных бутылях по 50 литров сразу на целые полгода или год (называется это «купить вино у крестьянина»: уже обжи
-
гались на этом, даром не надо, хотя, конечно, у кого есть проверенный хо
-
роший крестьянин, вино тоже будет хорошее и недорого… но у нас такого крестьянина нет, а вот кладовка совсем бы не помешала). Выяснилось, что нам не причитается.
— Мой господин болеет за «Милан» или за «Интер»?
— Да я как то к футболу равнодушен, хотя если бы решил болеть, то наверное — «Рома».
— Нет, ведь в Милане как говорится: «Милан» — бауш (господин), «Интер»— каччиавит (отвертка, то есть рабочий класс), сказал он, подра
-
жая миланскому диалекту, поскольку сам был из Эмилии.
Тут я понял, что это вопрос про социальную принадлежность, что довольно странно, если учитывать дом, в котором мы обитаем, и сказал, что я, конечно, «каччиавит», отвертка и рабочий класс в одном лице, как же. Тогда Марескальки сказал, что всю жизнь проработал руками в АЕМ (Адженсия Енерджетика ди Милано) по газу, и подвел меня к двери своей кантины. На ободранных досках красовалась кривая надпись зеленой мас
-
ляной краской: «Интер», а еще сверху «Ремо».
— А что значит Ремо?
— Ремо — это я! Меня зовут Ремо Марескальки.
Это был знак доверия. Дверь, подходящую по размеру, мы так и не нашли — да и не очень-то она нужна была. Зато я снес обгорелую в под
-
вал, и мы зажили спокойно.
Tags:
Личный опыт, Места
yevgeniya57
Русский обед
Мы пригласили соседей-американцев на русский обед. По этому случаю изрядно подчистили армянский магазин. Было все, кроме цыган и пляшущего медведя. Закуски такие-сякие, икра, конечно (какой русский стол без икры!), горячее, холодное, маринованное, острое, сладкое. Коро
-
че, все меню, включая оладьи. Разумеется, водка (какой русский стол без водки!). Интеллигентные соседи, деморализованные таким количеством жратвы, решили держаться до конца. Они попросили нас явить всю жи
-
вописность, включая фольклорную, которая сопутствует русскому обеду. Мы объяснили, что для начала выпивается рюмка водки, которая ничем не закусывается. Потому что «после первой не закусывают». Выпили. Даль
-
ше оказалось, что «между первой и второй — перерывчик небольшой». Выпили. После третьей, объяснили мы, не перебивают, а после четвертой не дышат. Профессора-соседи, посвятившие жизнь учебе, вдумчиво осваива
-
ли новую для себя науку пития по-русски. Зато минут через сорок никто не задавал уже методологических вопросов, а сосед придвинул бутылек к себе поближе со словами «а чего ж она, милая, так далеко стоит?» Через час они пели песни, травили анекдоты, вспоминали босоногую студенче
-
скую юность, когда всегда по такому случаю косячок был под рукой, и но
-
148
Блогопаdt
149
Живой
@
льманах
ровили со всеми обняться.
Когда братская попойка была близка к концу, сосед-профессор под
-
нял рюмку и сказал буквально следующее (перевод дословный): «Ну, да
-
вай еще по маленькой. Чтоб не последняя». Причем, этим выражениям ни
-
кто его не учил (не успели), и услышать он их нигде не мог. Может, таилось в глубинах памяти, из прошлой или позапрошлой жизни...
Из всего этого я сделала выводы. Во-первых, все люди — братья. Во-вторых, водка — она как язык любви, в котором взгляды, жесты, вздохи, слова на всех одни и дополнительных разъяснений не требуют.
Tags: Личный опыт
ebobat
Самоидентификация
Такое ощущение складывается, что самое любимое слово всех ны
-
нешних неудачников — это «лох». Практически каждый день я встречаю эту надпись на машинах, причем не на отечественных автоуродах, а на вполне приличных иномарках. Единственное, чего я не могу понять, это что: такое брезгливое оскорбление хозяина транспорта или личная под
-
пись писаки-завистника, у которого такой машины нет и, вероятно, никогда не будет?
Вчера обнаружил такую же надпись на пассажирской двери своего БМВ. Маленькую, практически незаметную. Видно, лох был молодой и низ
-
корослый.
Tags:
Повседневность
baxus
Терминатор
В доме, в котором жила когда-то моя девушка, в соседнем подъезде жил прикольный такой мужичок — дядя Боря. Очень приятный в общении, тихий, рукастый мужик с простым, открытым лицом и чрезвычайной до
-
брожелательностью к окружающему миру. Заводчанин, простой рабочий. Поразил он меня тем, что совер
-
шенно не пил, что для человека рабочей профессии и тех времен вообще-то редкость.
Причина такого неприятия алкоголя, как выяснилось, лежала на по
-
верхности, была проста, но уникальна: каждый прием алкоголя дядей Бо
-
a-que-no
«...повернешь налево и увидишь: сначала церковь, потом дворец, а потом сразу я стою». рей заканчивался отсидкой в тюрьме!
Первый раз он нажрался в свой 21 год, вернувшись из армии. И по неведомой причине испырял ножом собутыльника-друга. Собутыль
-
ник едва не отбросил коньки, чудом оклемался, пока он болтался между жизнью и смертью, дядю Борю держали, разумеется, в кутузке, раскручи
-
вая на покаянное признание. Покаяться дядя Боря был, в общем, не про
-
тив, но вот беда — он абсолютно ничего не помнил! Помнил, как выпил первый стакан вина. И все. Дальше — как отрезало. И все дальнейшие новости он узнавал уже только от ментов, когда очнулся в КПЗ (причем, в одиночке). Дали три года. Спасло то, что собутыльник таки оклемался и, пойдя на поправку, даже снял все претензии к обидчику: что человеку жизнь-то портить? Но тем не менее трешник нарсуд вкатил.
...Отсидел дядя Боря не то полтора, не то два года от срока, после чего вышел на УДО. Вышел еще более тихим и примерным человеком, освоив на зоне даже парочку новых рабочих профессий — руки всегда зо
-
лотые были у мужика. Сидел честным зэком, в «мужиках», кто понимает, о чем я.
Держался дядя Боря три года. Не пил, да и не хотелось. Вернулся после кичи на родной завод, где и трудился скромно. Женился.
...На один из первомаев, после демонстрации, коллеги по цеху уговорили-таки дядю Борю принять по пятьдесят. Засмеяли-застращали. Приняли... — Очнулся, предсказуемо, в мусарне. На сей раз он кому-то, как весело пояснил ему опер, проломил голову. И этот «кто-то» возьми и зажмурься, так что спросить его об наличии или отсутствии претензий к дяде Боре теперь крайне затруднительно, в отличие от первого случая. «Да и рецидивист ты уже», — сказал следователь. И это было сущей прав
-
дой. Обидно было только то, что, как и в первый раз, дядя Боря опять ни
-
чего не помнил...
Дали семь лет. Плюс сгоряча вломили принудительное лечение от алкоголизма (потом сняли, так как выяснилось, что дядя Боря отнюдь не алкоголик и употреблял спиртное буквально два-три раза в жизни! Про
-
сто такая вот реакция на алкоголь: крышу сносит напрочь).
Вообще-то, ему повезло, что срок он получил на рубеже эпох: кажется, в 1989-ом году. Чуть позже, в 1990-х, с ростом преступности, судьи стали давать сроки намного больше за мокруху, семью годами даже в своем уникальном случае дядя Боря отделался бы уже вряд ли. Да что там говорить, еще чуть позже ввели практику пожизненных заключений...
Вернулся в 1995-ом, отсидев от звонка до звонка. В другую страну, но к родной жене (которая дождалась, да) и на родной завод, который тоже выжил, хотя и переживал времена тяжелые.
...Он животных любил всегда, вечно какие-то собачонки-кошечки вокруг него увивались, голуби к нему прилетали, а тут, после кичи, пона
-
делал из прутка больших просторных клеток и стал канареек разводить! Такие трели по утру летом с его балкона раздавались — сказка! Черта-с-
два поспишь...
Собственно, всю эту историю я (и еще пара охочих до инфы) услы
-
шал от него же, когда в подъезде том свадьба случилась. Свадьбы тогда, 150
Блогопаdt
151
Живой
@
льманах
не в пример нынешним временам, гуляли еще по старинке, всем подъ
-
ездом, обходя и приглашая соседей. Вот и дотелепались до дяди Бори с предложением выпить. И он честно, очень откровенно, доброжелательно на всех глядя, поведал о причинах собственной трезвости...
По-моему, более, чем исчерпывающе. Но нашлись те, кто не пове
-
рил. И решил проверить. Как уж там было — не знаю (вот зачем так делать, а?), но кто-то таки дяде Боре умудрился влить стопарь. Жена его потом утверждала, что обманом... Собственно, его жена и прибежала к нам: мы, тоже маленько подпитые на свадьбе, сидели во дворике, потягивая пивко и наслаждаясь апрельским нежным солнышком — свадьбу-то ту на Крас-
ную Горку играли, если мне память не изменяет. Прибежала, умоляя сде
-
лать что-нибудь, ибо муж уже начал мутировать в зверя...
Честно вам сказать — я никогда такого не видел. Наверное, если бы у него полезли рога и когти, а глаза стали бы волчьими желтыми, в пасти бы прорезались волчьи же клыки, я бы меньше удивился, ей-Богу. Ибо передо мной стоял уже не человек. Зверь. Самый настоящий. Никакой актер так не сыграет — без клыков, рогов, когтей и прочих спецэффектов человек производил полное впечатление животного: исполненный злобной подозрительности мутный взгляд красных глаз, затуманенных алкоголем моментально, агрессивность в каждом жесте, в каждом движении… Куда подевался милый заводчанин, простоватый разводчик канареек?!
Мною овладевали сложные чувства: я не понимал, почему супруга дяди Бори выбрала именно меня на роль спасителя — это раз. Физически дядя Боря был довольно крепок, кроме того, в обычной жизни он постоян
-
но сутулился как-то приниженно — тут же выпятил грудь, и оказалось, что он гораздо здоровее, чем я думал. Забороть такого бычка... Нет, мне это явно не по силам. И это — два. Три — мне, поскольку сам уже был выпив
-
ши, чрезвычайно не хотелось ввязываться в сомнительную канитель. Тем более в мои планы не входило лежать с проломленной башкой в качестве очередной дядьбориной жертвы, за которую он отсидит (пусть даже) пол
-
ную банку. Я и так в те годы рисковал почти каждый день, и получить смер
-
тельную плюху от этого случайного в моей жизни оборотня, мне почему-то мало улыбалось.
Но баба его выла на верхних нотах о том, что он сейчас точно кого-
нибудь убьет, и всю жизнь себе окончательно перечеркнет, и ей тут жизни не дадут... Это было правдой, если учесть, что среди кандидатур на убий
-
ство никого, кроме соседей по подъезду, не наблюдалось. Я пошел к отцу невесты, которого немного знал и который производил впечатление му
-
жика толкового и крепкого. Он же был и самым трезвым на свадьбе до
-
чери. Извинился, отозвал его из-за пиршественного стола и в двух словах пояснил ситуацию, попросив участия и помощи. Тут же собрался консили
-
ум из четырех наиболее физически крепких и наименее пьяных мужиков. К консилиуму прибивались периодически те, кто не вошел в костяк.
Тоже интересная, кстати, деталь: те, кто был потрезвее, явно очко
-
вали вмешиваться в сомнительную авантюру с малопредсказуемым ис
-
ходом, пытаясь ограничиться, в основном, консультативной поддержкой. Те же, кто, наоборот, был попьянее, шашки рвали наголо: «да подать сюда этого ханыгу, мы его враз укрутим!», но весьма неуверенно управляли сво
-
им вестибулярным аппаратом.
Решили заманить его в его же квартиру и запереть, связав. Пока не протрезвеет. Жену — гулять. До вечера. К вечеру, авось, проспится. Взяли бельевой веревки два мотка. Распределили кое-как роли, выбирая золотую середину между уровнем алкоголя в крови участника предприятия и его физической выносливостью. Меня назначили на роль «приманки», хе-хе. В этот момент в соседней комнате раздался грохот и звон разбитого стекла: дядиборина всеуничтожающая программа вошла в активную фазу исполнения. Так что подоспели мы вовремя: дядя Боря схватил за грудки какого-то гостя на свадьбе и умудрился швырнуть его в шкаф с такой си
-
лой, что польская типовая хельга сложилась на составляющие в момент.
— Слышь, ты, ишак, б…, е…! – как можно более агрессивно сказал я, чтобы отвлечь его внимание. – Чо ты тут мебель крошишь, п…, б…?! А ну, пошли, поговорим на воздухе! – Внутри меня, честно вам скажу, от страха все колотилось. Нет, если мои компаньоны сдуются, я, конечно, приложу все усилия, чтоб выкрутиться. В конце концов, против лома нет приема, а я, пока «готовились», успел этажом ниже притырить обломок же
-
лезной трубы — одно из любимых моих «оружий» тех лет. Беда была в том, что, если доведется задействовать эту трубу, я был не уверен, что дядя Боря ее выдюжит, и тогда-то уже на кичу поеду я, причем найдется куча свидетелей, которая подтвердит, что я же сам и нарвался на конфликт.
Дядя Боря, поведя своими страшными красными глазами, как зом
-
бированный, отправился за мной, обидчиком. Все время убыстряя ход. За дверью нас ждала моя «рать», вооруженная решимостью и веревками. На меня бы не накинулись, с переляку-то... В общем, из входной двери квартиры, где происходило действо, мы почти выбегали: я — впереди, все более кровожадный дядя Боря («Убью!!!» — взревел он) — за мной...
Слава Богу, едва дядя Боря показался в дверях, на него разом на
-
бросились все, и стали вязать. Действовали бестолково, неумело: кто-то пытался его бить, кто-то попал по своему, отец невесты требовал прекра
-
тить избиение и просто его связать, в результате в какой-то момент хри
-
пящий дядя Боря едва не вырвался (и вот тогда бы точно п….ц бы всем настал, полагаю), но, слава Богу, не срослось: в последний момент отец невесты подсечкой отправил его вновь в лежачее положение и тут же ума
-
стился у него на спине, выкручивая и связывая руки. Через пять минут дядя Боря был забандажен с ног до головы... Лишь дикий взгляд красных глаз шарился по обидчикам, да разбитый в кровь рот выплевывал ругательства и проклятия...
Отнесли тело в квартиру (под вопли едва не свихнувшейся оконча
-
тельно от происходящего жены). Тело извивалось червяком, рыгая прокля
-
тиями, явно пыталось распутаться. Кто-то сказал: «Наручники бы...»
В квартиру героя принесли еще веревок и привязали его к кро
-
вати. Жене строго-настрого наказали не подходить, из квартиры уйти. («Ой, мальчики, он же затекет весь!» — «Ничо! Как затекет, так и оттекет, ничего с ним, боровом, за несколько часов не сделается! Или выбирай: на пятнадцать лет сейчас опять себе нагеройствует!»)
Наконец, квартира была заперта, жене налита успокоительная доза 152
Блогопаdt
153
Живой
@
льманах
наливки, а свадьба пошла своим чередом (минус хельга, но об этом никто не тужил). За закрытой дверью затихали проклятья героя...
Прошло, по моим прикидкам, минут сорок, когда покой дома был вновь потревожен звуком разбитого стекла. А произошло вот что: дядя Боря каким-то чудом умудрился отвязаться-таки от кровати. Сам освобо
-
диться от пут он не смог и так допрыгал до окна, где лбом вынес стекло, ухватил осколок и стал резать им веревки. (Вот же как получается, что в рациональном-то ключе он отлично соображал, а? Это ж не всякое чмо додумается и по трезвому: вот так вот сходу освободиться при помо
-
щи стекла-то? А тут в состоянии затуманенности, когда он родную жену за вражину принимает и готов башку ей проломить, сечет, зараза, а? Уди
-
вительно в головах у людей все устроено...).
Поняв, что происходит (а мы продолжали пить пиво во дворе), я уны
-
ло отправился за куском трубы - благо, она лежала в двух шагах (пред
-
усмотрительно), в кустах рядом с лавочкой. Через пару минут дядя Боря освободился полностью. Тут же вышел на балкон и... начал открывать клет
-
ки со своими канарейками (по случаю нереально теплого апреля клетки уже стояли на балконе днем). При этом продолжал изрыгать проклятия, но судя по бессвязности, он уже не помнил своих обидчиков и просто нена
-
видел весь мир. Потом он ненадолго скрылся в квартире, вышел с огром
-
ным ножом, и... вышагнул с балкона. Третьего этажа.
Честно говоря, все происходящее уже стало в тот момент напоми
-
нать какой-то затянувшийся кошмарный сон. Такая чушь снится, когда бо
-
леешь или заболеваешь. При падении с балкона дядя Боря сломал ногу. Причем открытым переломом, судя по всему: трико в районе сочленения бедра и таза вздулось, про
-
рвалось, и из него торчало что-то желтое (костного цвета, как мне показалось, во всяком случае) и крова
-
вое. И при всем при этом, движимый своим дьявольским подзаводом, дядя Боря еще умудрился встать (!), сделать пару шагов в направлении нас и, взмахнув неистово ножом, упасть окончательно, с изумлением глядя на свою так некстати поломавшуюся ногу...
— Терминатор какой-то... – произнесла зачарованно моя дева.
Когда приехала скорая, дядя Боря иступленно тыкал ножом в землю. Кто-то со свадьбы рискнул приблизиться к лежащему телу (бригада скорой задумчиво курила в отдалении, не желая связываться с буйным) и ловко выбить нож из уже слабеющей руки. На почтительном расстоянии подвы
-
вала что-то там жена. Дядя Боря бессильно зарычал на выбившего нож, чем окончательно стал похож на взбесившегося волка-недобитка.
Когда оружия пациента лишили, два крепких врача из бригады на
-
конец решились приблизиться и зафиксировать тело, после чего подошла врач и сразу впорола пациенту усыпляющий укол. Видимо, лошадиную дозу, а может, дядя Боря уже был на последнем издыхании: все-таки ле
-
жать с переломанной ногой плюс все эти качели до этого... День оказался для него богатый на события. А над отрубившимся дядей Борей весело kotovskih
Хотели как лучше, а получилось как вчера.
порхали его канарейки, которым он подарил ненужную им свободу.
Так мне и запомнилась эта ирреальная финальная сцена: окровав
-
ленное тело, суровые лица мужчин, суровые лица врачей, воющая жена и беспечные яркие птички, радостно порхающие над всем этим миром...
Счастья вам.
Tags: Портреты, События
emmanuelle-cunt
Страшная месть
В одной конторе работала девушка по имени Ада Колебина (ну, фа
-
милию я изменила, оставив только смутную неприличность, которая была ей присуща). Красивая блондинка, вся в бледно-розовом, с бледно-зеленым взором, малахитово светившимся на солярно-загорелом лице. Ее пальцы были унизаны золотом и увенчаны накладными ногтями. Меня она сильно невзлюбила сразу же: об ту пору я одевалась дешево, хотя зарабатыва
-
ла прилично. Такие тогда у меня были непростые жизненные обстоятель-
ства — я не могла тратиться на одежду. Ада была всего лишь секрета
-
рем, но и на своей скромной должности она умудрилась чинить мне всякие мелкие неприятности: забывала передавать начальству мои бумаги, теря
-
ла их, стучала понемногу — короче, вовсю проявляла свои необъяснимые чувства. Я у нее вызывала когнитивный диссонанс: жила в центре, зараба
-
тывала раза в четыре больше ее, но не носила золота и не трепетала при виде босса-идиота. Я же любовалась на Аду: она была совершенна — мра
-
морные формы и упругость молодой редиски внутри черепной коробки.
Как-то раз (уже давно работая в другом учреждении) я увидела ее на сайте моделей-любительниц. Напротив разделов «эротическая съем
-
ка» и «съемка ню» стояли галочки. Ее портреты были ужасны: внезапно постаревшая и подурневшая, она позировала в сетчатом комбинезоне на голое тело. Размер каждой ячейки этой сетки был не меньше спичечного коробка. Я на секунду подумала, что здорово будет вызвать ее на кастинг и забраковать.
Но странным образом доступность этой мести так разочаровывала, нагружая душу христианской жалостью, как Вирджиния Вульф нагружа
-
ла камнями карманы своего платья... И мелкая, юркая мыслишка о мести испарилась из меня, оставив на месте обиды на Аду маленький розовый шрамик. Совсем незаметный. Tags: Мимоходом, Портреты
get-voice Путин
Утро началось креативно. Сперва спросонья в голову пришел во
-
прос – почему План, а не Путь? Ведь Путь Путина тоже звучит.
154
Блогопаdt
155
Живой
@
льманах
Дальше — больше. В итоге не без участия Сироткиной появилось следующее:
Путеводитель — водитель президента.
Путешественник — участник шествия во имя президента.
Запутать — сагитировать за президента.
Перепутье — период выборов, когда президента становится очень много.
Непутевый — человек, который не влюблен в президента.
Путаница — с 2000 года вплоть до наших дней.
Путы — помощники президента.
Распутин — два Путин, три Путин...
Путь — ласковое обращение к президенту. «Путь? А, Путь? Ну да
-
вай сделаем однопартийный парламент».
И осталось еще одно слово — «капут». Вроде интуитивно понятно, что место ему в этом словаре обеспечено, но вот что оно теперь значит, не знаю. Есть идеи? :)
Tags: Вылетит – не поймаешь
petrogrom
Басенджи
Варвару я купила в Москве. Она сидела в углу, маленькая и ры
-
жая, в красной вязаной безрукавке, и ждала меня. Я пришла и купила ее. Она стоила денег, к которым я не была готова, но они у меня были, и я их потратила. Заводчица долго рассказывала мне о том, что нужно делать с басенджи и как воспитывать. А Варя сидела и смотрела на меня снизу своими оленьими глазами, и морщила мудрый лоб. Я спросила, можно ли оставлять ее одну? «Да. Просто запирайте в клеточке». Я ужаснулась и, держа Варю под мышкой, скорей засеменила оттуда, где считается нор
-
мальным запирать животину в клетку. Впоследствии я раскаялась в своем опрометчивом решении, основывающемся на моем невежестве, но до это
-
го мне надо было еще дожить. Придя домой, первым делом я расставила на полу свежекупленные миски, положила в углу маленький смешной собачий диванчик, сложила поводок, дала Варе обнюхать квартиру, на всякий случай закрыла ее на кухне и с чистой совестью отправилась поесть в кафе через дорогу. Когда я вернулась, кухню было не узнать. За час этот маленький монстр разво
-
ротил ее всю. Повсюду валялись фрагменты кухонной двери, все свои дела животина сделала там же и не раз, синий человеческий диван был изрядно покоцан, еда раскидана по углам — в общем, жуть. Но зато она так мне обрадовалась, что я ее даже и ругать не стала. Обняла, взяла на ручки и давай ходить с ней туда-сюда. Таскаться, как с писаной торбой. «Подумаешь, кухня, — думала я, — когда тут такой ма
-
ленький ласковый олененок преданно смотрит на тебя умными глазками». И ждет-то она с работы именно тебя, и радуется она именно тебе, и именно у тебя выпрашивает всякие вкусности. В общем, Варя нашла во мне за
-
ботливую мамашку, машущую крыльями над своим чадом, и стала вести себя неприлично. Первые три дня я прощала ей все. И разрешала ей тоже все. Она стремительно носилась по квартире и врезалась башкой во все углы. Но ей было все равно, и она продолжала носиться колбасой, а у меня кру
-
жилась голова — то ли от ее бега, то ли от счастья. На четвертый день она заболела, и я вызвала врача. Врач, осмотрев горло, уши и засунув ей гра
-
дусник, обнаружил воспаление легких и предложил вернуть собачку завод
-
чикам, пока не поздно. «Хоть деньги сохраните», — сказала добрая тетя-
доктор и выписала антибиотики. Конечно, отдавать ее обратно было выше моих сил, и я стала ее активно лечить. Метко закидывала в упирающуюся всеми зубами пасть таблетки, возила к своей матушке на уколы, разводила какие-то полоскания. Варя надрывно, совершенно по-человечески, кашля
-
ла каждую секунду и с интервалом в две минуты ее рвало. Мне на постель. Потому что куда я ее, больную? Мужественно сдержав все свои рефлексы и заткнув поглубже брезгливость, спустя неделю я ее вылечила. Врач сказала, что если она поправится, то здоро
-
вей собаки будет не сыскать. Варюша поправилась и принялась рушить наше с ней общее жили
-
ще с новой силой. Сначала со всех углов была подъедена мебель, потом настала очередь проводов. Так я лишилась городского телефона, а потом и интернета. Некоторых розеток тоже. Путем хождения ею в туалет в ко
-
ридоре на паркет, я лишилась паркета. Прогулки не помогали. Я честно пыталась тыкать ее носом, но она всегда ловко уворачивалась и залеза
-
ла в такие щели, в которые я даже руку засунуть не могла. И потом, она искренне не понимала, за что я ее, потому что с момента отложения и до моего прихода с работы уже прошло какое-то время. Но если мне все-таки удавалось ее наказать, я горько сожалела об этом, потому что басенджи, имеющие в своем характере кошачьи черты, очень злопамятны и мсти
-
тельны: если она на вас обиделась, можете быть уверены, она этого так не оставит. Месть была изощренной, вплоть до нагадить в обувь. Но самое смешное, что именно это меня в ней очень порадовало. Я решила, что это она такая вот личность состоявшаяся, со своими принципами, убеждения
-
ми и точкой зрения. Надо отдать ей должное: сидеть и давать лапу она научилась на вто
-
рой раз. Играть в ладушки — на третий. Говорить «ууурррр» по команде тоже почти сразу. Но если ты попросишь у нее лапу три раза подряд, она отвернется и уйдет, типа, некогда мне тут твоими глупостями заниматься, баловство это. В нашем доме все ее сразу стали любить и приносить под дверь вся
-
кие вкусности. Соседка аж суп ей варила. Варя им отвечала взаимностью и благодарно утыкалась головой в коленки. Все кругом таяли и не чаяли katze-im-sack
T9 вместо слова «Пурим» предлагает слово «Путин».
156
Блогопаdt
157
Живой
@
льманах
в ней души. И я таяла тоже. Я ходила с ней по улицам и разговаривала. И это были никакие не «Рядом!» или «Фу!», а очень милые беседы: «Ну что, Варюша, может быть, пойдем уже домой? Нас там завтрак ждет и творо
-
жок. А то я на работу опоздаю», — оправдывалась я перед ней. Она нехотя соглашалась и топала в сторону дома. С тех пор как она почти сразу раздербанила на поролон свой со
-
бачий диванчик, у нее повелось спать со мной под одеялом. При этом основная фишка ее заключалась в том, чтобы накрыться с головой, лечь у стенки и, упершись спиной мне в бок, а конечностями в стену, попытаться сдвинуть меня с кровати. Зато она была чертовски уютной собачкой. Под утро уже укладывалась головой на подушку, и пушками ее было не разбу
-
дить. Нет у нее такой привычки — чутко спать и чуть что вскакивать. От бу
-
дильника она даже ухом не вела. На прогулку в будни ее приходилось чуть ли не расталкивать. Зато в выходные всем должно быть не до сна — как же, Варя привыкла в восемь утра гулять. Поэтому все должны побросать свои дела и, чуть заслышав цоканье ее копыт по коридору, тут же мчаться на улицу. Варя же, вычислив, что время прогулки напрямую зависит от ее опорожнения, терпела до последнего. Бегала себе как ни в чем ни бывало по полчаса, и только когда я напрямую грозила ей, что сейчас отведу до
-
мой по-любому и пусть только попробует нагадить в коридоре, она делала свои дела с чистой совестью. И этим как бы говорила: «Да, я пошла у тебя на поводу, но и ты теперь на работу опоздаешь или уже не заснешь, если это выходной». В общем, вот такое это было животное. Избалованное и с характером. Но при всем при этом она принесла мне столько радости и так скрасила мой быт, что я полюбила ее всей душой тогда и люблю сейчас. Прошло время, она впервые увидела снег, немножко подросла и пересмотрела некоторые взгляды на жизнь. Потихоньку проблема туалета перестала быть актуальной, но пол, тем не менее, пришлось перестилать. Правда, грызть вещи ей понравилось еще больше, и этим она приучила меня к порядку. Теперь нигде ничего не валялось. Обувь убиралась в туа
-
лет, пальто вешались на вешалки, и двери в ванную закрывались. Стулья задвигались за стол, Варя к столу не допускалась. С этим она смирилась. Последней сгрызенной дотла вещью был тот самый синий диван на кухне, я от него избавилась и больше новой мебелью не обзаводилась.
Потом я заметила, что она прячет еду. Про запас. Иногда, когда в доме не было собачьей еды, я варила ей пельмени. И потом эти пельмени я находила во всех укромных уголках, и даже под подушкой. Как сказала моя подруга: «Правильно, вдруг мать голодная». Однажды мы с матушкой и братом решили поехать на дачу. Вста
-
ли вкруг втроем у меня в комнате и обсуждаем — а между нами стоит Варя и смотрит, задрав голову. И тут матушка предлагает взять ее с собой на дачу. Я спросила: «Варь, поедешь с нами на дачу, а?» Она подумала и полезла в отделение шкафа, где лежали две стопки журналов. Покопа
-
лась, извлекла из журнальных недр кусок сыра и, снова встав между нами, его съела. Видимо, подумала, что раз на дачу едем, значит, надолго, и по
-
этому заначку оставлять грех. С этого момента я укрепилась во мнении, что она невероятно умна.
…Настало время ехать в Америку. Оставить в России горячо лю
-
бимое животное я была не в силах и взяла ее с собой. Сбор необходимых документов был особым геморроем, но мы справились и полетели. Пере
-
лет описывать не буду, потому что летела она в багаже, а по приземлении, была сама не своя и два месяца после этого со мной не разговаривала. На новом месте нас ждали новые испытания. Во-первых, здесь уже три года жил пес Урал. В первые два дня мы разводили собак по комнатам во избежание эксцессов. В это же время Варя, закрытая в офисе, сожра
-
ла все, что там было, включая одежду и мебель. И Эдик тут же ее воз
-
ненавидел. Еще три дня потребовалось на то, чтобы псы привыкли друг
к другу. Потом меж ними началась борьба за хозяйское внимание. Воз
-
никла ревность. Думаю, что первый год Варя была в самой настоящей де
-
прессии. Эдик взялся за ее воспитание. С первого дня запретил залезать на постель. В случае, если она набедокурит, он хватался за швабру, а она скалила зубы и огрызалась. Таким зверенышем я ее никогда не видела, но защищала ее, как могла, потому что, по сути, она была не виновата. Через какое-то время мы выпроводили собак на улицу. Они стали жить на заднем дворе, а ночевать приходили домой. Зато они ужасно подружи
-
лись. Через какое-то время мы переехали в другой дом, с большим участком. А купив домой новую мебель, переселили собак на улицу окончательно. Уже полтора года наши псы живут на улице в своем собачьем доме. Варя совсем освоилась и чувствует себя прекрасно. Уверенность и задор к ней вернулись. С Уралом у них полная взаимность. Они учат друг дру
-
га, каждый своей науке. В общем, все образовалось и устаканилось. Все мы выучили свои уроки. Я поняла, что в том, что она была такая безала
-
берная, была, в первую очередь, моя вина. Если бы начать эту историю сначала, я бы сделала все по-другому. Приучила бы к клетке, в которых в Америке сидят все собаки поголовно. Была бы строга к ней и к вопросу воспитания подошла бы ответственно. А может быть, и нет. :) Потому что мне нравятся ласковые непослушные собачатины, с которыми просто уют
-
но пообниматься. :)
В завершение могу сказать, что Варя не исключение из правила, а очень яркий представитель басенджи. :) Так что если захотите связать свою жизнь с такой собакой, взвесьте все За и Против. :)
Tags:
Личный опыт, Портреты
olduser Димка
Наши родители очень дружили, несмотря на то, что работали в раз
-
ных местах. Как-то в советское время дружили в основном с сослуживца
-
ми, а тут нет. И вроде люди разные были: мои — инженеры, Димкины — ра
-
ботяги, но сошлись на чем-то, и в результате сколько я помню себя, столько же помню и Димку. Он младше меня на год: когда-то это было критичным, потом разница стерлась.
Димкин батя классный сварщик. Можно сказать, экстра-класса. За
-
рабатывал даже при Советах большие деньги. Жили они обеспеченно, если не сказать зажиточно. Димкину младшую сестру отдали в художе
-
158
Блогопаdt
159
Живой
@
льманах
ственную гимнастику, а сам Димка с детства боролся. Дзюдо. Школу закон
-
чил со званием КМС. Немного поработал с отцом на заводе и ушел в ар
-
мию. Служил он, судя по письмам, не тужил. Здоровый парень, под 190, за 90 вес, КМС по дзюдо, какие могут быть проблемы? Тем более что за вре
-
мя службы сдал на мастера. Оставалось Димке служить не больше полуго
-
да, месяца четыре, что ли? Не помню.
И тут как гром грянул. Приходит известие, что Димка арестован. История, как потом выяснилось, была в общем-то обычная. Армейская. Димка пришел принимать наряд. А там дембеля синячат с офицерами. Димке предложили быстро убрать за ними, он отказался. Кто-то первый махнул рукой. Произошла драка. С Димкой в драке справиться было труд
-
но. В результате у одного дембеля теперь никогда не будет детей, а лей
-
тенант получил очень характерные травмы — перелом нижней челюсти в трех местах и разрывы печени «от удара тупым предметом» — и чудом остался в живых. Спасло его быстрое вмешательство хирургов и сильный организм.
Избил их Димка. Жестко избил. А в части у них в это время провер
-
ка была. И устроен был показательный трибунал. Никогда ни до ни после этого я не слышал, чтобы комуто давали четыре года дисбата. Считалось, что если статья тянет до двух лет — то дисбат, если больше — тюрьма. Димке дали четыре года дисбата. Это, считай, тюрьма плюс армия. И на
-
чался Димкин длинный этап...
Он отсидел в дисбате, потом дослужил оставшиеся полгода (да, да, положено именно так!!!), «прослужив», таким образом, шесть лет. Вышел, вернулся на завод, женился, родился у них маленький ребенок. И вот, ког
-
да ребенку было чуть больше года, произошло следующее событие. Димка жил на первом этаже. Над ним жил один мажорчик, сын руководителя крупного предприятия. И устроил этот мажорчик у себя дома пьянку. Когда пьянка перешла за полночь, а крики и музыка никак не дава
-
ли уснуть Димкиному ребенку, Димка надел треники, поднялся на площад
-
ку выше, постучал и хотел попросить вести себя потише, но сказать ничего не успел. Из открытой двери он получил плевок в лицо и тонну мата. Дверь тут же закрылась, и никто больше не реагировал на его стук. А музыку сделали погромче.
Димка, никому ничего не говоря, открыл дома кладовочку. Батя его всю жизнь увлекался охотой, рыбалкой, ягодничеством и грибничеством, поэтому в этой кладовочке много чего полезного находилось. Димка взял только «Байкал» — вертикалку 12-го калибра. И нашел к ней всего два патрона и одну пустую гильзу. Патроны зарядил, гильзу положил в карман и пошел наверх. Дома никто ничего не видел. Родители уже спали, жена с ребенком были в дальней комнате.
Димка поднялся на второй этаж, и первым выстрелом вынес из две
-
ри ту часть, в которой был замок. Спокойно вошел, народ вжался в углы, Димка выдернул из розетки шнур от музыки и собрался уходить, как кто-то из пьяных гостей вякнул что-то типа «Да он не посмеет!» Тогда молча вто
-
рым выстрелом Димка засадил в люстру, висящую над накрытым столом. Люстра рухнула, а Димка вынул отстрелянные гильзы и «зарядил» один ствол пустой гильзой из кармана. Это стало сигналом для публики. Народ рванул в окно. Со второго этажа. Хозяин квартиры – мажорчик – сломал обе ноги при приземлении...
Суд. Я точно не знаю, сколько было отдано денег, но Димке дали всего три года условно. Тогда у него как будто что-то сломалось. Он зам
-
кнулся, перестал улыбаться. В общем, Димка из моего друга детства вдруг превратился в мрачного мужика. Они съехали от родителей в общагу, чтобы не сталкиваться ежедневно с этой братией, которая постоянно грозилась «все-таки посадить». И несколько лет прошло тихо. Димка рабо
-
тал на заводе, его жена — продавцом. Хаживали слухи, что она погуливает от Димки, Димка не верил. Или не хотел верить. А потом, вернувшись с работы в общагу, он застал ее, пьяную, в компании мужиков. Мужики, не будь дураками, свалили из комнаты мол
-
ча и бегом, а она... Да никто не знает, что такого она сказала или что та
-
кого она сделала... Через некоторое время Димка вышел из комнаты, сел на лестнице, закурил и сказал: «Вызывайте ментов, я жену убил».
Может быть, адвокаты и смогли бы как-то его отмазать, но его жена умерла от весьма характерных травм: перелом нижней челюсти в трех ме
-
стах и разрывы печени «от удара тупым предметом»... Ну, понятно, вну
-
треннее кровоизлияние и так далее. Димка на следствии и суде не сказал ни слова...
Девять с половиной лет. За это время умерла Димкина мать, не вы
-
держав свалившегося на нее груза. Димкина сестра, добившись успехов в гимнастике, вышла замуж, родила двоих детей, да не сложилось и у нее: развелась, уехала, живет сейчас в другой части страны, в деревне. Не то чтобы нищенствует, но около того. Отец нашел себе другую женщину и связь с Димкой прекратил...
А неделю назад Димка освободился. Я не знаю, что ему сказать. Он виделся с моим братом, моей матерью, только разговора не вышло. Он молчит и отводит взгляд в сторону...
А я не могу ему даже позвонить... Что я ему скажу? Привет, братиш
-
ка? Рад тебя видеть на свободе? Как сиделось?
Глупость какая-то. Глупость и безысходность...
Tags:
Портреты
kаterinaz
Сижу, разговариваю со своим начальством, и за мной на столе одного из сотрудников звонит мобильник. Я поворачиваюсь и на автомате нажимаю «отказ» с мыслью: «А ну что он орать-то будет, пока я с началь
-
ством говорю!!!» Поворачиваюсь обратно, и на меня смотрят удивленные глаза моей руководительницы.
Мне явно с начальством повезло... потому что она меня винова
-
то спросила «Можно мне мой телефон? Я только посмотрю, кто мне зво
-
нил...»
Tags: Вылетит – не поймаешь
160
Блогопаdt
161
Живой
@
льманах
xenya_ На дедушкиных поминках было много словоохотливых филологов. Они вставали и говорили о научных и преподавательских заслугах. Им хотелось, наверное, чтобы получилось живо и хорошо, но даже если они хихикали и травили байки, выходило, на самом деле, довольно обыкновен
-
но и тоскливо. И вдруг встал человек, кардинально непохожий на прочих участников застолья. Его, очевидно, никто не знал, он сидел с краю, ни с кем не разговаривал. Пузатый дядька лет пятидесяти, с бородой (перец с солью) и пышными бакенбардами, загорелый. И рассказал он такую историю. — Сейчас я расскажу вам о тайной жизни Константина Аркадьевича, о которой знаю только я, ну и, пожалуй, Инна Витальевна, – тут все при
-
тихли и с интересом на него посмотрели. – А именно о тех годах, когда Константин Аркадьевич был членом яхт-клуба. Когда он пришел к нам, ему было уже лет пятьдесят пять, и он годился всем остальным яхтсменам хо
-
рошо если в отцы. Тем не менее, мы звали его Костей, потому что трудно было бы обращаться к нему по имени-отчеству во время шторма, например. Вот мы собрались и решили, что мы будем звать его Костей, но «твою мать» решили заменять на «вашу мать». Костя был человеком довольно замкну
-
тым и молчаливым, поэтому мы не особенно были в курсе его основной работы. Правда, я хорошо помню, как он прочел нам лекцию на тему этимо
-
логии слов «фал», «конец» — в этом плане мы были подкованы.
Дальше он рассказал о том, что дедушка обладал важной для яхтсмена способностью ориентироваться в пространстве без особых при
-
боров, и посетовал, что вот сейчас уже есть такие комфортабельные яхты, на которых можно и в восемьдесят лет ходить. А дедушка не успел вый
-
ти в море на такой яхте. Еще этот дядечка говорил о молчании, тишине, попыхивании сигаретой за штурвалом, навигационных картах, маяках, одиночестве. В общем, это было хорошо. Многие, кажется, и не знали об этом дедушкином увлечении. Еще Леша, мой двоюродный брат, сказал, что главное дедушкино свойство характера — это любопытство. Ему в самом деле было интерес
-
но разговаривать и с коллегами, и с собственными внуками. Я это хорошо помню — с детьми мало кто способен разговаривать с интересом к тому, что они там бормочут. Где-то до школы спасает терпение мамы, которая готова слушать и вникать, а потом все становится значительно хуже. Когда мне было лет восемь-девять и я перестала бояться дедушку, а он обратил на меня внимание, мы начали вести длинные неспешные беседы. Не про школу, не про родственников, а так, о мире. Именно тогда я познакомилась с фирменным дедушкиным занудством и ехидством. Что касается ехидства, то могу себе представить, как бы он язвил, если бы слышал речи в крематории и на поминках. Ну и жалел бы нас, наверное. Да. Дедушка называл меня Ксенькой.
Tags: Портреты
fima-psuchopadt
Брат мой младший, kamneff
, пришел сегодня в детский сад за деть
-
ми (у него их двое — пять лет сыну и дочке третий год), а к нему подходит воспитательница старшего и говорит: «Ваш мальчик мне сегодня чуть всю прогулку не сорвал».
Оказалось что: в детский сад привезли песок освежить игровые просторы. И париться не стали, а просто ссыпали в две большие кучи на площадке. Выйдя на прогулку, воспитательница и скреативила: мол, маль
-
чики, пока играете — носите ведерками песок из куч в песочницу.
Логика отрядной фюрерши понятна: дети вроде как и играют, и при деле. Но племянника моего на такую блатную педаль и в его пять лет не взять. Он остановился, дослушал и громогласно заявил: «Наталья Влади
-
мировна, какая же это прогулка? Нам тут до утра работы...»
Tags: Вылетит – не поймаешь
162
Блогопаdt
163
Живой
@
льманах
Часть 3
lelyechka
Инструкция по слезоотделению. Вчера решила на ночь порыдать.
Рыдала часа два.
Сейчас я вас научу грамотной организации процесса, так как вете
-
ран и чемпион.
Мужчины могут читать разве что как инсайдерскую информацию.
Итак.
Первоначально надо устроиться поудобнее. Неудобное положение рыдающего организма сокращает продолжительность рыданий раза в три. Вы можете возразить, что, сидя, например, в коробке от телевизора, ры
-
даешь уже просто оттого, что ноги отсидела — но лично я за чистое ис
-
кусство*.
Сначала надо дать затравку. Затравка должна быть глобальной и только про вас. Для этого подходят универсальные женские темы: 1) меня никто никогда не любил; 2) за три дня плюс три сантиметра в талии, а ведь это еще даже не старость. Или все же старость (???); 3) я заброшенное и беззащитное существо, и мои личные деньги скоро закончатся все.
Если вам не рыдается ни на одну тему, полезно подойти к зеркалу, посмотреть на покрасневший нос, вспомнить Монику Белуччи и трагиче
-
ски прибавить «Вдобавок я урод». Если вас не прошибет на этом месте — то вы не женщина, а Курская аномалия.
Как только покажется первая слеза — можно падать навзничь, лицом в подушку**. Не рекомендуется орать громко или колотить по одеялу руками и ногами — нас интересует интеллигентное отчаяние, а не кабац
-
кий скандал.
Попутно разговаривайте с собой, примерно так: «Ты моя козя-
я-явочка, такая одинокая и несчастная, ну что ж поделать, вот когда ты умрешь, никто тебя не хватится, и ты будешь лежать на ковролине ме
-
сяца три, а потом тупо протечешь к соседям; и отчего ты не вышла замуж за Петю из девятого “В”, Васю из параллельной группы и еще Автандила из шашлычной напротив... Хотя меня все равно никто никогда не любил, особенно во-о-он тот каззззел... ыыы...». Можно погладить себя по голо
-
ве и прибавить — «Ты моя митрофа-а-анушка». Затем размашисто выте
-
реть мокрое лицо об наволочку***. (Некоторые зависают на мысли о соб
-
ственной смерти, и она неплоха для достижения кульминации в рыданиях, но опасна тем, что неизбежно уводит неопытную рыдальщицу от процесса плача к процессу выбора наряда для кремации).
Эмпирически доказано, что на одну тему эффективно рыдается ми
-
нут десять, соответственно, мы возвращаемся к плану затравки и начи
-
наем работать со следующей. Текст причитаний такой: «Ну почему же ты толстеешь, моя козя-я-явочка, наверное, это какая-то страшная болезнь, о, божечки, толстая дурочка моя, это наверняка щитовидка! Или надпо
-
чечник! Да, или даже старость! Вот и пупок вчера выглядел крайне подо
-
зрительно – вот и они, явные симпто-о-омы... ыыыыыыыы...» Не забывайте каждый раз размашисто вытирать лицо о наволочку.
Рекомендованный текст третьей фазы примерно таков: «Работаешь всю жизнь, как дядя Том, а что у меня есть? Ничего у меня не-е-ету... Денег не-е-ету, счастья нету, вот заболею и умру, и никто не придет на похороны, и не на что даже будет их устраивать, один позор, о, какой я никчемный митрофан, мне даже не на что поехать на мо-о-оре... ыыыыыыыыыыыы...» (Лично у меня станция про деньги вызывает заливистый шквал минут на двадцать, даже без вспомогательного пассажа про «Я — урод»).
Когда рыдания затихнут, необходимо закапать в нос капли от насморка, попить воды и включить кинофильм про счастливую любовь здо
-
ровых миллионеров. Такие кинофильмы помогают обогатить вечер еще од
-
ним полноценным рыданием. Вдобавок, если вы правильно размахивались мордой о наволочку, слова причитаний сами выскочат на вас из зеркала.
Разработчики метода настоятельно не рекомендуют наносить крем под глаза непосредственно после рыдайческой сессии. Иначе весь следую
-
щий день вам предстоит рыдать про «Я —
урод», а два дня подряд на одну тему рыдают только психические дуры с убогой фантазией. Но, сидя дома с опухшей мордой, невозможно же заняться чем-то еще. Дополнительные установки
Если вы обладаете аристократическим профилем (лучше всего римским), и нос у вас не краснеет в процессе, то можно рыдать с практи
-
ческой пользой. Если вы хотите денег — лицом необходимо повернуться профилем к объекту рыдания. Если вам необходима моральная сатисфак-
ция — пусть он видит, собака, ваши наполненные слезами бездонные гла
-
за. Предложение замуж требует фулл-контакта: нужно пройти стадии про
-
филя и анфаса, затем броситься на объект и размашисто вытереть об него лицо****. Стадии профиля, анфаса и фулл-контакта рекомендовано объеди
-
нять с фразами: 1) «Я никому не нужна» (помогает вымогать большие сум
-
мы, произносится усталым, равнодушным голосом); 2) «Я толстая и, может быть, завтра умру» (вызывает у объекта чувство вины и тревожности, но про толстую вслух говорят только неофитки); 3) «Как же тяжело женщине одной бороться с этой реальностью…» (сами поняли, зачем).
Светлой вам печали, несмеяны.
*Хотя можете порыдать еще и над тем, что люди-то в телевизоре, а вы-то в коробке от оного.
** Запомните – именно лицом в подушку. В этой позе себя особенно жалко, и она обеспечивает вам дополнительное рыдайческое время.
***Хозяйки! Выбирайте наволочки без анилиновых красителей!
**** Хозяйки! Выбирайте состоятельных мужчин без автозагара!
Tags:
Личный опыт, От души
164
Блогопаdt
165
Живой
@
льманах
babulkin
В детстве я любил всех пугать. Спрятаться где-нибудь и резко вы
-
скочить с криком «А-а-а!» В ответ я слышал крики матом и удары по попи. Бабушка так однажды челюсть выронила. А в другой раз папа говорит: «Пойду на балкон покурю». И я такой к балкону бегом и за занавеску пря
-
чусь, жду его, чтобы напугать. А его нет и нет, нет и нет. Я долго ждал. Начало темнеть. Я тогда обиделся и вышел. Подхожу к папе и говорю: «Папа, что же ты всех обманул? Говорил, что курить пойдешь, а сам не пошел?» А он такой: «Да фильм интересный начался — смотрел. А потом в туалете покурил». Нормально? А я, как дурак, ждал там его 14 с поло
-
виной часов. Так я понял, что хулиганство всегда будет наказано. Хоть и длительным ожиданием. Ведь говорят, что «ждать – хуже всего».
Tags: Вылетит – не поймаешь
ebobat
Помощь грядет!
Расскажу, как на ровном месте меня хотели «прикрепить» в авто
-
сервисе на 150 тысяч рублей. Уверен, схема для них стандартная, поэтому если хотя бы один из пяти убитых временной нетрудоспособностью люби
-
мого коня ни о чем не подозревающих автолюбителей на нее «поведется», то более чем неплохой бонус к зарплате негодяям обеспечен. Предыстория такова: в декабре на моем автомобиле заменили топливный насос, топливный фильтр, промыли бак и магистраль. Взяли за это все, разумеется, кучу денег.
А некоторое время спустя при езде на скорости порядка 50 км/ч дви
-
гатель тупо отключился. По ощущениям, прекратилась подача топлива. И причиной этому, на мой опытный в автоделах взгляд, был либо вышед
-
ший из строя новый насос, либо подкачной, стоящий в топливном баке.
На следующий же день на эвакуаторе оттащил машину в сервис, который мне производил замену насоса. Приемщик многозначительно покивал гривой и заверил, что де ситуация под контролем и за пару дней они поставят машину на ноги. Звонок прозвучал спустя трое суток: неисправны все шесть форсу
-
нок, необходима замена. Стоимость одной новой в их магазине 18 тысяч рублей, но можно отремонтировать по 8 тысяч за штуку.
Я почесал свой «арбуз» и взял паузу, чтобы переварить инфор
-
мацию. Как по мне, получалось, что все шесть форсунок не могли выйти из строя одновременно, даже теоретически — это раз. Два: при выходе из строя хотя бы двух штук диагностика остальных, не снимая их с дви
-
гателя, не представляется возможной, исходя из особенностей дизель
-
ной системы «Каммон рейл». Не исключено, конечно же, что параметры «забракованных» форсунок могут быть не в пределах нормы, но чтобы они все не работали наглухо — готов что угодно на отсечение дать, меня «исполняют»! Что я, собственно, и озвучил мастеру, перезвонив ему по телефону.
Ситуацию я видел так: раз уж перед поломкой машина ехала очень даже динамично, а расход был в пределах нормальных, 13-16 литров на сто километров, то причина поломки точно не форсунки, а какой-нибудь предо
-
хранитель или реле в цепи одного из топливных насосов. И получалось, что эти навозные жуки нашли причину, устранили ее, но так как за такие ремонты много денег не срубишь (максимум, 500 рублей), а на дворе кри
-
зис — клиентуры поубавилось — они решили меня развести «на дурачка».
Осталось только это им же доказать.
Приезжаю в сервис, рассказываю приемщику все, что я на пред
-
мет существующего положения дел думаю. В ответ он выносит коробку с шестью ржавыми форсунками. Причем стойкое такое ощущение, что половина из них на улице пролежала полгода, такой на них большой налет окисла. — Вот, — говорит, — мы их сняли, отвезли на диагностику в про
-
фильный сервис, их вердикт: замена всех шести штук. Кстати, за это с вас 4 тысячи рублей. На просьбу показать диагностическую карту ис
-
пытаний мне в моем же наряде-заказе тычет грязным пальцем во фразу «замена 6-ти форсунок» с непонятной смазанной печатью на ней.
Не спешу с козырями, прошу распечатку с тест-бука, где прописыва
-
ются все ошибки в системах автомобиля, но «мастер» говорит, что никому ее не дает и вообще не практикует выводить результаты на принтер. Де
-
скать, много геморроя с переносом информации. По его нехитрой логике, заключающейся в принципе «я верю своим глазам», то есть информации на мониторе, я, типа, должен автоматически верить ему. Теперь уже не прошу, а требую показать «мой» файл — но и его тоже нет, «стерся слу
-
чайно».
— Так, — спрашиваю, — где уверенность, что, заменив форсунки, машину заведем? Говорит, мол, гарантированные сто процентов. «Если не хотите брать новые или восстанавливать, то у меня есть “на нычке”, по совершенно дикому бонусу и “только для вас”, бэушные — по 11 тысяч за штучку».
Отрицательно мотаю головой, сгребаю в кучу свое нерабочее добро и со словами «я на диагностику» сваливаю из этой ямы. Через некоторое время отвожу форсунки в дизель-сервис, их проверяют — и не надо быть доктором Малаховым, чтобы предсказать результат: все форсунки оказы
-
ваются исправными.
Представляю стандартный сценарий происходящего глазами де
-
ляг из автосервиса: приезжает автомобиль с неработающим двигателем, и, обнаружив, что поломка чистой воды мелочь, ребята решают развести хозяина на дорогостоящий ремонт, будучи уверенными в том, что он, как sinoptina Я все время поражаюсь, как в одной ма
-
ленькой девушке может быть столько со
-
плей! 166
Блогопаdt
167
Живой
@
льманах
и большинство владельцев дорогих иномарок, ничего не соображающий в автомобилях «сладенький» лох. Как ни печально, но частенько они оказываются правы, и их пси
-
хологический расчет на менталитет владельцев «ЛендРоверов» верен: парни, зная особенности любимой марки вкупе с дорогостоящим ремон
-
том, чаще всего не заморачиваются такими мелочами, как выяснение при
-
чин поломки. Кроме того, случается, что им абсолютно плевать на цену: пятеркой «грина» больше, пятеркой меньше... Уверен, что, согласись я на их «сладкие» условия с бывшими в употреблении или «восстановленны
-
ми» запчастями (не исключаю, что и с новыми), оставили бы они на авто
-
мобиле мои «родные», как им прекрасно известно, рабочие. И все, свежий «лошок» испекся — отправляй этого, принимай новенького.
Сижу и думаю, как поступить с этими «комбинаторами». Вам-то я рассказал, а они пока не в курсе, что я в курсе.
Tags:
Автомобильное, Личный опыт
shekiller
Стоял теплый октябрьский день. Приехала я на Гражданку с целью начать косметический ремонт своего любимого. Своего четырехколесного. Своего «Соуса». То есть залатать дыру на заднем крыле да и с порогами что-то придумать. Хожу вокруг машины, голову чешу. Подходит сосед и бывший одно
-
классник, с которым поддерживали дружеские отношения, и в ходе долгого разговора предлагает помощь по заделке дыры. Дыру, впрочем, он заде
-
лал так, что крыло, привезенное с завода, кажется «неродным». Но потом начались пляски с инжектором, и стало как-то не до вопросов к кузову. Еще чуть погодя выяснилось, что у вышеупомянутого есть гараж и свар
-
щик, а у меня есть накладки порогов и желание их приварить. Вот так не
-
навязчиво в ноябре месяце машина оказалась в его лапах.
Разговор изначально шел о двух неделях ремонта. Потом начались «уважительные причины» и прочие «отмазки». А сразу после Нового года мальчик заявил, что времени нет абсолютно, так как отец попал в больницу и лежит в коме. Любые попытки забрать машину заканчивались переносом этого действа, а четвертого февраля мальчик перестал отвечать на теле
-
фон и сообщения во «ВКонтакте». Моя душа такого кощунства уже не вынесла. Попытки найти маль
-
чика через его родителей успехом не увенчались, пришлось искать своими силами. В результате в скором времени у меня было три адреса его пред
-
положительного местожительства, номера телефонов местожительств… да и вообще была проведена неплохая оперативно-розыскная работа (спасибо reyadmin
за неоценимую помощь).
Было выяснено, что и папа в коме не лежал, и вообще не в теме. Девочку свою мальчик кинул на 25 тысяч и слился. С этими данными 9 февраля часиков так в 9 вечера, проконсультировавшись со знакомыми юристами, родней и другими умными людьми, я пошлепала в ментовку. В ментовке заяву не приняли (!), послали ждать завтрашнего дня и шлепать к участковому. Прокатившись еще раз по дворам мест обитания мальчега, я отправилась домой просить помощи у сообщества
spb_auto
. Огромное спасибо тем, кто откликнулся, не откликнулся и просто сочувствующим.
Утром десятого, простояв с 6:30 до 8:00 у завода Красный Октябрь, дабы посмотреть, не приедет ли удмурт на работу, прокатившись еще раз по дворам, поехала в 63-е отделение милиции писать заявление. Сначала дяди долго кочевряжились, шпыняли меня из кабинета в кабинет, дошпы
-
няли до начальника. Начальник предложил мне самой найти им мальчика и машину. То, что я знала как минимум три адреса, по которым может жить это существо, начальника в должности подполковника ни разу не смутило. По-моему, «подполковник» для него многовато. Надо исправить. Заявление все же приняли, бумажку со входящим номером отдали, осталось только ждать. Часиков в 9 вечера, совершая очередной моцион по дворам Гражданки, совершенно неожиданно я натыкаюсь на «Соус». И вот тут начинается клоунада.«Соус» подпирается маленькой красной машинкой, и начинается процесс подтягивания сил и тяжелой техники. Вы
-
звонила маман с ключами от входных дверей в машину. Вызвонила свое
-
го знакомца, таксиста-художника Горского. Qweekie
уже сидел в машине. Я впала в режим ожидания. В течение получаса подтянулась черная «3102» с девочкой Марфой за рулем и Горским с чемоданом инструмента. Черная «Тойота Корова» с бывшим финансовым директором спиртового завода и по совместительству главным юридическим консультантом семьи моим папой и маман. Маман впадала в панику и жаждала крови. Папа выступал в роли буфера между мной и маман. И тут свершается Чудо! Звонит мальчик, тот самый, который взял «Волгу» и не вернул ее. Звонит с того же самого номера, который он, якобы, потерял, и клянется мне в том, что в 12 ночи мне привезут доку
-
менты. Ибо сам он, по его словам, не в городе. Писец, тупо детский сад. К тому времени машина уже открыта и осмотрена. Менты извещены о том, что машина найдена. Но выезжать они отказываются. Короче, мальчики в сером нужны только для того, чтобы пугать детишек, как в сказке про дядю Степу. Еще через полчаса подъезжает машина с двумя перцами. Перцы заходят в ту парадную, около которой я тусуюсь, через пять минут выхо
-
дят, а через время, за которое можно доехать со Светлановского до Граж
-
данки, звонит мне брат мальчика и сообщает о том, что готов отдать мне документы. В это время моя доблестная маман спускает полкана на маман виновника всего торжества: та имела неосторожность заявить о том, что ее подняли с постели, причем в грубой форме. Мне ее жаль. Маман без трензеля в зубах – это жестоко. А я гуманна. Подъезжает мальчонка, тот самый, который ходил в парадную, и отдает мне ключи, доки и страховку. И очень вежливо объясняет мне, что Вова, его брат, «на голову болезный». Причем шибко. «Соус» заводится и уезжает домой. «Соус» найден и он дома. Всем спасибо. Паника отменяется.
Tags:
Автомобильное, Личный опыт.
168
Блогопаdt
169
Живой
@
льманах
anzhani Кто без греха...
Готова быть закиданной шапками, гнилыми помидорами и тухлыми яйцами, но что было — того не сотрешь. И не надо кричать об интеллек
-
те блондинок и о схожести приматов с женщинами за рулем автомобиля. Разве у мужчин-автомобилистов не было проколов при управлении транс
-
портным средством поначалу? Разумеется, речь идет о тех, кто за рулем около пяти — десяти лет, причем ежедневно.
У меня было так. Случай первый. Еду с работы домой — уставшая, голодная, злая. Десять вечера. Шеф продолжает разрушать мои барабан
-
ные перепонки нецензурными визгами в трубку. На автопилоте заезжаю на любимую Несте. Очередь. Кошмар, лампочка уже горит. Еду на следую
-
щую. Надпись: «Извините, технический перерыв». Пришлось заруливать на нелюбимый Лукойл. Если кто помнит, то на Несте сначала заливаешь бензин, потом — платишь, после — уезжаешь. А на Лукойле — сначала вставляешь пистолет в бензобак, потом только платишь, потом дожида
-
ешься заправки, и только после этого едешь. Так вот…
Выхожу из машины, в трубке продолжает бесноваться шеф. Встав
-
ляю пистолет, пытаюсь заправить, осознав, что надо сначала заплатить, двигаюсь к кассе. По воплям из трубки понимаю, что ни поесть, ни помыть
-
ся сегодня не успеть, да еще, похоже, надо срочно ехать в Выборг. На авто
-
пилоте оплачиваю, на автопилоте расписываюсь в квиточке, на автопилоте сажусь в машину, и на нем же и уезжаю…
Думаю, продолжать бессмысленно? Для сведения: мне повезло, шланг не выдрала, он просто выскочил из горловины. Вернулась, готовая оплатить убытки. Отдали крышечку бензобака. Улыбались. Чувствовала ли я себя идиоткой? Да, чувствовала. Но при этом в трубе уже в агонии бился шеф, и надо было ехать в Выборг. Ночью и зимой. И мне было плевать на все. А стыд пришел только на следующий день. Утром. Случай второй. Готовьте помидоры! Выхожу из больницы. С бумажкой — приговором в руках. Наипро
-
тивнейшая, должна я вам сказать, бумажка. Сажусь в машину на стоянке при больнице. Туплю минут десять. Потом зверею. А потому, забыв, что неделю назад впервые села за руль машины с автоматической коробкой, рву с места со всей дури. И, подъехав к шлагбауму, выжимаю с той же дури сцепление. Ага, сцепление. На автомате. Ушибленный лоб мгновенно вернул хорошее настроение. Заодно и охранникам на парковке. И только синяк лилового цвета еще долго напоминал мне о том, что я теперь владе
-
лица машины с автоматической коробкой передач. Скажите, разве никогда ни у одного из автомобилистов не случалось подобного?!
Tags:
Автомобильное
justsoblogger
Экстремальный спорт — путь к себе
В четырех километрах подо мной Земля кажется картинкой. Игрушечные домики, макет леса, ниточка дороги — все это ненастоящее. Реален только мой страх — живой, разрывающий грудь, делающий ватны
-
ми ноги, стирающий с лиц кривую ухмылку. И, как десятки раз до этого, я беру себя в охапку, ныряю головой вниз и обнимаю воздух. Все страхи остались там, на борту. Теперь внутри меня — бурлящий восторг, снаружи — только небо и солнце…
Хотя я знаю, что даже если откажут оба комплекта снаряжения, напарник всегда даст мне запасной регулятор. Все равно, когда вокруг только вода и камень, когда до родной для человека среды — воздуха — сотни метров, это страшно подавляет. Впереди — освещенный участок стены пещеры. И как в луче фонаря медленно движется поднятый ил, так же и кровь обжигает меня взвесью частиц страха и любопытства…
Он выскользнул откуда-то сзади, бесшумный, как призрак, и бы
-
стрый, как мысль. Приклад карабина ударил в плечо, но полутонная маши
-
на смерти была уже далеко. Азарт исчезает, и эхом выстрелов включается воображение — я представляю, как медвежья лапа с когтями размером с палец ломает хрупкие кости и рвет податливую человеческую плоть…
Среди огромных пиков чувствуешь себя снежинкой, такой же, каких миллионы в снежном облаке, оседающем за спиной. Бескрайний простор. Вокруг только горы, снег и два извилистых следа, сбегающих с верши
-
ны…
Это я вспомнил для эмоционального фона. Дальше будет спокойней. Экстремальный спорт дает возможность испытать сильные эмоции, каких в обычной жизни большинство людей лишено. Но они же (увлечения!) незаметно меняют нас, иногда очень сильно. Что же происходит?
Во-первых, исчезает страх. По крайней мере, сильно уменьшается. Где-то смелость и решительность позволит вырваться вперед, например, в творческих профессиях. Или в коммерции. Но иногда отсутствие страха превращается в адреналиновую наркоманию. Для деятельности, связан
-
ной с управлением рисками (например, финансы), это смертельно опасно.
Во-вторых, понимаешь, как человек слаб и ничтожен перед силами природы. Это большой плюс в части снятия всяких комплексов. Человек становится способен жить в гармонии с окружающим миром. Однако когда требуется бросить вызов обстоятельствам, проявить лидерские качества, это становится обузой.
И, в-третьих, у испытавшего все эти эмоции безумно повышается сексуальность. Взглянув в лицо вечности, чувствуешь себя вдвойне жи
-
вым!
Самое ценное в жизни — это эмоции. Сильные эмоции. И экстрим позволяет пить их неразбавленными в неограниченных количествах.
Tags: Личный опыт, От души
170
Блогопаdt
171
Живой
@
льманах
zmeuko
Не знаю, насколько я в прошлой жизни была змеючкой, но процен
-
тов на 90 уверена, что знаю, кем был в прошлой жизни наш кот Мартин. Слоном. И его частичка до сих пор в нем живет.
Я вот всегда считала, что кошки — это нежные пушистые создания, которые мягко и бесшумно ходят на своих лапках. Ну им по должности по
-
ложено так за добычей красться. А как ходит наш Мартин? «Топ-топ-топ». В соседней комнате слышно, как и куда он прошел. «Быдыщ!» — так он спрыгивает с подоконника-шкафа-кресла. Или запрыгивает. Ложишься, например, вечером спать, только начинаешь засыпать и тут — бабамс-барабумс — Мартин запрыгнул. Тоже спать он, понимаете ли, пришел. Даже кровать легко так сотрясается от его вро
-
де небольших четырех килограммов. В общем, удивительное рядом, как говорится.
Кстати, давно уже сделала вывод, что нашу планету раньше преиму
-
щественно слоны и заселяли. Достаточно вспомнить соседей сверху!
Tags:
Портреты
sun-ukoon
Про рыбу
Как-то раз где-то в районе начала заката второй фазы первой моло
-
дости угораздило меня ехать в автобусе. Народу было немного, полдесятка пенсионеров, стайка школьников и еще кто-то.
Среди прочих там была пара пожилых женщин, возвращающихся с рынка, где одной из них был укуплен карп. Живой такой карп, трепыхаю
-
щийся. Причем крупный, зараза, кило на три точно. Пока карп себе тихо шебуршал в пакете, он был, конечно, малозаметен, но случилось страш
-
ное. Карп выпрыгнул из пакета и начал танцевать нижний брейк прямо в автобусе. Старушки обсуждали успехи внуков, рецепты приготовления ухи и прочие свои проблемы — видимо, карп наслушался подробностей своей будущей судьбы и решил линять, пока не поздно. Ну а кому приятно, когда в его присутствии начинают обсуждать, как мясо от костей отделять? При том, что и то, и другое — жизненно важные части твоего организма. Вот и карпа такой расклад не покатил, и стал он бороться за жизнь доступ
-
ными ему средствами.
Первыми его заметила молодежь и начала гнусно гыгыкать, гля
-
дя на потуги организма к спасению. Догыгыкались. Очередным броском своего молодого, но уже обреченного на уху тела рыб влетел прямо в них. Смех сменился матом, мат причитаниями по случаю измазанной куртки и обращением к какому-то Коле с просьбами воздействовать на холодно
-
кровного. Колю, похоже, с полгода как выгнали из футбольной школы, но навыки ударов ногами по движущемуся предмету парень унес с собой. Вот он и ударил. Хорошо ударил, Игнашевич бы обзавидовался. Рыб почув
-
ствовал себя летучей рыбой, но в отличие от просторов мирового океана, автобус – пространство большую часть времени замкнутое, потому полет карпа ограничился окном, откуда рыб срикошетил на колени к предста
-
вителю технической интеллигенции, явно решившему под видом рабочего времени разнообразить свою половую жизнь. Он был полностью к этому готов и экипирован букетиком. И вот сидит он, подремывает, набираясь сил и предвкушая жаркие объятья, и тут ему на букет буквально с небес обрушивается три кило бо
-
рющегося за жизнь существа, порядком уже извалявшегося на автобусном полу. Естественно, дремы товарища были цинично разрушены - вместе с презентабельным внешним видом, заботливо подобранным букетиком и ароматом одеколона «Мэр». Мэром уже от товарища не пахло, а пах
-
ло сложной смесью автобусной грязи и рыбной слизи. Букетик получал
-
ся такой, что только торговок в рыбных рядах около автобусного парка соблазнять.
Товарищ шустро вернулся из ступора, заверещал не своим голо
-
сом, и тут включилась старушка. Она как раз напротив сидела. Посмотрев на мужика взглядом вахтера на режимном предприятии, она заметила у него на руках, на ложе из алых роз, нежно лелеемую рыбину, а глянув на сумку, убедилась в том, что рыбина – ее. Естественно, бабуля стала набирать воздух в легкие, чтобы выдать что-то вроде «Ограбииилии!!!», но тут, в последнем приступе борьбы за существование, карп прыгнул еще раз. Прыгучий попался. Сергей Бубка без шеста и с плавниками.
И этот спортсмен водяного происхождения изящно перепрыгнул на колени к еще одной старушке, как раз напротив двери. Тут включилась хозяйка рыбы, и у окружающих временно заложило уши. Похоже, бабуш
-
ка до этого долгое время проработала гудком на заводе, потому что весь автобус временно оглох, а звукоизолированный водитель занервничал.
Под вой сирены, плач технического интеллигента и молодецкий ржач школьной кучки подъехали к остановке. Двери открываются, старушка, к которой это переходящее рыбное знамя перепрыгнуло на колени, резво его отталкивает и три кило трепыхающейся биомассы летят в открываю
-
щуюся дверь.
Шлеп!
В салон вошел густой мат, а воспоследовавший визг остался снару
-
жи. Ничего себе картинка: стоишь себе, ждешь автобуса — и тут из него рыбы вылетают. Положение усугублялось тем, что свой очередной полет этот Гагарин от ихтиологии закончил на лице контролера, который вообще-
то билетики решил проверить. Вместо этого получил безбилетной рыбой. Наверное, ему было неприятно, что он и высказал вслух, не особо выбирая выражения. В автобусе стало совсем шумно, и иногда даже возникало впе
-
чатление, что стекла выгибаются наружу, несмотря на отрытые двери.
Все-таки контролер зашел, но опасливо как-то, озираясь. Потом малость осмелел, убедившись, что рыб в салоне нет, а слоном в него никто не целится, и стал выяснять, от кого же ему такой подарочек.
Пока он выяснял, старушки сцепились между собой, и вместо того чтобы проверять билеты, ему пришлось разнимать групповую драку, вы
-
172
Блогопаdt
173
Живой
@
льманах
глядевшую со стороны как репетиция финальной сцены лесбийского пор
-
нофильма для геронтофилов. Во все стороны торчали старческие конеч
-
ности, головы, кошелки и клюки.
Кстати, я ехал без билета, поэтому воспользовался неразберихой и вышел.
Снаружи, под колесом валялся карп, которого начали грызть бродя
-
чие собаки. Он еще трепыхался, но как-то совсем вяло.
Tags:
Повседневность, Портреты
tushisvet
Мам, кууушать…
Бывают такие дни, не то чтобы совсем плохие и тяжелые, а именно что мутные. Нехорошие. Тогда ничего не клеится, всякая сырость на душе и неуют. И если кто приходит вдруг или звонит, то обязательно с нехоро
-
шими разговорами, от которых никакой радости и жизни, и даже беды ни
-
какой, а только будто тебя тяжелым сырым одеялом укрывают. И это был именно такой день. И работа не шла, и все звонки были именно такими. Так что когда мой телефон опять мяукнул, я вся сжалась. Сейчас опять мне напомнят, что я чего-то там не сделала, упустила, что кругом неправа и виновата.
— Мааам, — голос в трубке был девчачьим, жалобным, – мааам, я кушать хочу.
На всем белом свете не было человека, который мог бы мне вот так позвонить. Старшая дочка зовет по имени, да и большая она уже, совсем большая. Младшая живет в другом государстве вообще и все там у нее нормально, не стала бы по такому поводу... Короче, понятно, что это какой-то чужой ребенок, незнакомый, просто ошибся номером. Но почему так прошибло?
— Мой хороший, — говорю и думаю: только б трубку не бросила, почему-то очень важно мне это было, — мой хороший, а ты куда звонила?
Дура, дура, надо было как-то по-другому, другими словами, потому что она испугалась, пискнула «извините» и положила трубку. А я почему-то страшно взволновалась. Так сильно взволновалась, что немного побегала по дому. Квартира у меня маленькая, одна комнатка и кухня с лоджией. Так что я несколько раз пробежала туда-сюда и увидела все. За окном торчал подъемный кран. В раковине посуда, не помытая со вчерашнего дня. На столе книжка «Писатель и самоубийство», чтобы не закрылась, придавле
-
на блюдечком, а на нем надгрызенный кусок соленого огурца. В телевизо
-
ре (он почти всегда работает, только без звука) какая-то безумная реклама – кто-то хотел купить чугунные батареи. Бэушные. Сувенирная буденовка с Красной площади на лампе. На экране компа начатая рецензия, плохая и кособокая. Мигает окошко «аськи». Это с работы, конечно, спрашива
-
ют, когда сдам текст. Фотографии милых людей, пришпиленные к стенке. И вот это все была моя жизнь. А звонок – случайность. Просто случай
-
ность. Ерундистика.
Второй раз телефон мяукнул через полчаса. Я знала, кто это. Не со
-
мневалась ни на минутку.
— Мааам..
— Послушай, ты только трубку не бросай, ладно? Поговори со мной! Тебя как зовут? Настя???
Вот тут, — думаю, — конечно, уже перебор, тут уже литературщи
-
ну мне подсунули, мыльную оперу. Потому что мою младшую тоже так зовут. И это уже нечестная игра, из области тоски, вины, загнанных в угол воспоминаний и сублимации на эту тему. Но ничего, пусть будет Настя. Тем более, голосок в трубке еще не умолк. Надо продолжать, чтобы не бросила трубку, почему-то это было очень важно.
— А лет тебе сколько? Ооо, десять — это уже взрослая. Слушай, Настя, давай-ка идем к холодильнику, у вас там яйца есть? Или сыр, масло, колбаска?
— Мы такого не покупаем, — говорит. Господи, а что ж они поку
-
пают? Может, мамаша вегетарианка, на здоровой пище помешана, каши, проросшая пшеница, что они там еще жуют… А может, в доме элементарно нет денег, бывает же такое?
— Настюх, — говорю, тихонечко так, на цыпочках, чтоб не спуг-
нуть. — Насть, а хочешь, я к тебе приеду? Прямо сейчас? Привезу тебе, что любишь? Ты если двери чужим боишься открывать, просто выйди во двор, дождись меня, и мы с тобой погуляем.
— Нет, спасибо. Извините. Я просто ошиблась номером.
Короткие гудки. Вежливая девочка. И так по-взрослому говорит в свои 10 лет. Как жаль, что она не позволила мне приехать. Это мне так нужно было — больше, наверное, чем ей. Я бы сейчас бросила все свои дела, незадавшийся текст и помчалась бы кормить незнакомого голодного ребенка. С огромной радостью! Накупила бы всего, чего можно и даже то, что детям не очень полезно, вроде чипсов. И у меня было бы чувство, что я сделала ясное и нужное дело. И на фоне того, чем я и близкие мне люди постоянно занимаемся: пишем, говорим, что-то снимаем и обязательно рефлексируем, — оно было бы единственно правильным и понятным. А то я уже начинаю сомневаться в нужности своего существования. Нет, хуже, я начинаю сомневаться в самом своем существовании. И, как оказалось, мне это страшно не нравится. И оставалось одно. И я это «одно» и сделала. То есть тупо пошла и вымыла тарелки. И ложки. И чашки. А потом, не успо
-
коившись на этом, еще и стекла на лоджии. И в комнате. Перемыла все. Было грязное — стало чистое. Так просто. Без полутонов и сомнений.
И стало легче. Только я до сих пор не знаю: покормили Настю в тот день или нет. Tags:
От души, Портреты 174
Блогопаdt
175
Живой
@
льманах
m-a-g-d-a
Неожиданно родилась притча
В одном болоте жила лягушка. Но у нее существовала проблема: она никак не могла научиться квакать. Лягушка неимоверно страдала от этого, а еще больше от осуждения своих подруг, в среде которых умение квакать было чрезвычайно важным качеством. Тогда несчастная обрати
-
лась к самой старой и мудрой жабе и спросила у нее: «Уважаемая, что мне делать? Я не умею квакать и, страшно признаться, иногда мне снится, что я отрываюсь от земли и летаю...» На что мудрая жаба ей ответила: «Милоч
-
ка, даже если ты живешь в болоте и у тебя на ногах перепонки, это еще не значит, что ты обязана квакать. Так что лети, лети, моя цапля, и мой тебе совет: научись щелкать клювиком, как это делают все твои родичи...»
Лягушка огляделась по сторонам, клюнула жабу, съела ее, распра
-
вила крылья, взлетела и сделала почетный круг над своим болотом.
Tags:
От души
olduser
Долги
Старикам очень тяжело. Не в физическом смысле, а в смысле об
-
щения. У молодежи давно уже свои интересы. Сыновья и внуки, конечно, заезжают, но в основном, когда у них есть свободное время, а не тогда, когда старикам хочется пообщаться. Да и о чем общаться, интересы у всех свои. Даже язык какой-то у них совсем свой, с новыми словами и выраже
-
ниями, да и смысл не совсем понятен бывает. Вот и сидят старики у окна. И смотрят. Не на деревья и листья, не на птиц и собак, и даже не на людей. Они смотрят на мир. Просто созерцают его, как будто прощаются...
Раньше можно было собраться с друзьями, поиграть в домино и картишки. Вспомнить старые дни, выпить чуть-чуть, похохотать немного. Но потом истории стали забываться, руки начали дрожать и плохо держать карты, а глаза почти не видели, сколько точек на костяшках домино. А еще позже начали уходить друзья. По одному, но казалось, что очень часто. И вот одним погожим летним днем, во дворе, вдруг стало понятно, что все, за доминошный стол уже больше никто не придет. А потом и стол снесли, построив на его месте пивной ларек.
Во двор выходить стало незачем. Подышать воздухом можно и просто выйдя на балкон. Тем более, на балконе и спокойнее как-то. Никому не мешаешь, да и разодетая в цветные лохмотья, раскрашенная с ног до головы молодежь не обидит. Не скажет дурного слова.
И
тот, кто приходит в дождь
, всегда застанет тебя дома. А он всег
-
да приходит, когда идет дождь. То есть, если с утра на улице идет дождь, значит, жди. К обеду придет. Поздоровается, обнимет, как родного, по-
хозяйски пройдет на кухню, поставит чайник и начнет выкладывать из сум
-
ки в холодильник разную еду в диковинных цветных упаковках. Он что-то будет рассказывать, и старик, конечно, будет ему отвечать, но частенько невпопад, потому что какая разница ему, старику, о чем говорить. Главное, что к нему пришли и разговаривают с ним. Потом они сядут за стол, по
-
пьют чайку с бутербродами и какими-то сладостями, обсудят все новости. А может, это и не новости вовсе, но обсуждаются они всегда как новости. С огоньком и азартом, отстаивая свою точку зрения. Через какое-то вре
-
мя старик уже перестает чувствовать себя стариком, он весь в разговоре, он в общении, он опять равный среди равных. Жаль только, что такое про
-
должается не вечно. Тот,
кто приходит в дождь
, рано или поздно встает из-за стола, одевается, и, крепко обняв старика на прощанье, уходит. И старик опять садится у окна. Несколько часов хорошего настроения ему гарантированы. Было как-то, он после такого даже порывался сходить куда-то, встре
-
титься с кем-то и продолжить беседу. Может, даже выпить немного водоч
-
ки. А потом вдруг вспоминал, что идти ему некуда. Его некому ждать...
А тот, кто приходит в дождь
, уже ехал к другому старику. Так полу
-
чилось, что он остался должен очень много общения своим старикам. И не мог никак отдать этот долг. По разным причинам. А еще он работал. Очень много работал. Его трудовая деятельность проходила на свежем возду
-
хе. Прямо на улице. Он работал весь световой день, и страшно уставал. Так было надо. Так была построена его жизнь. Но когда шел дождь, он становился свободен. И сразу, схватив зонт и плащ, он бежал к своим старикам. Точнее, не к своим, а к тем, кто был ему ближе всех, кто смог не то чтобы заменить своих стариков, но что-то вроде этого. Он бежал к ним в попытке отдать свои долги, понимая, что это никогда не получится. Но он все равно бежал...
И они, сидя у окна, как дети радовались первым каплям дождя. Они знали, что нужны тому, кто приходит в дождь
.
Tags:
От души, Портреты
knopochkin
Звезды...
Я сижу, лежу, стою на крыше своего десятиэтажного дома, смотрю в небо. Ученые сказали, что вчера и сегодня Земля проходит через хвост частиц, которые когда-то были кометой. Значит, сегодня ночью с неба бу
-
дут падать звезды. Я жду. Стою и жду, вслушиваясь в ночь. Хотя, казалось бы, зачем слушать? Ведь падающая звезда безмолвна, не издает ни звука, лишь яркая полоса, стежок небесной иголки.
Как же все-таки прекрасно ночью на крыше! Мир, шумный даже в такой темный час, остался где-то внизу. Этот мир даже не видно, только слышны шум проехавшей машины да лай собаки во дворе неподалеку. А видно звезды. Небо в ярких и не очень точечках. Один самолет, вто
-
рой... Я лежу, глядя на мигающие красно-бело-зеленые огни, двигающиеся по небосводу. Быть может, даже завидую тем людям, которые летят там, в вышине, чуть ближе к звездам, чем я. Но они, наверное, спят там у себя 176
Блогопаdt
177
Живой
@
льманах
наверху, им не до падающих звезд. Решаю, что мне тут, на крыше, лучше и продолжаю считать падающие звезды.
Хотя на самом деле, все начиналось не так. Сначала была лестница, замок на двери на крышу, пара не очень акробатических трюков — и все, на месте. А дальше ожидание. Ожидание чуда, как в детстве, когда стоял ночью на даче, отпросившись у бабушки с дедушкой, и смотрел на небо в надежде увидеть хоть одну падающую звезду и успеть загадать желание.
Теперь я уже вырос большим, но ощущение и ожидание чуда оста
-
лись. Верчу головой в разные стороны в надежде ухватить больше кусоч
-
ков неба, увидеть, поймать падающую звезду. А что, если ошибка?.. Что, если все уже закончилось?! Паника подкрадывается незаметно, заставляя лезть в карман за телефоном, и быстро, украдкой, чтобы ничего на небе не пропустить, смотреть новости. Все верно: ночь на четверг, 13-е авгу
-
ста, персеиды. Снова взгляд вверх, вверх, вверх, в разные уголки неба. И тут яркая полоска! Вот она! Одна звездочка таки не удержалась в тем
-
ном ночном небе, упала! И сразу радостно так стало. Лежу на крыше, улы
-
баюсь, уже спокойно ловлю вторую, третью, четвертую звезды. И впрямь, сегодня над головой звездопад, не соврали ученые, не ошиблись. Когда пятая стрела прочерчивает вышину над крышей моего дома, собираюсь и иду, спокойный, домой. Если звезды падают, значит, чьи-то желания ис
-
полняются, и значит, все будет хорошо.
Tags:
От души
kuder
Желтоватый свет галогеновых фар пробивал темноту ночной трас
-
сы. Стрелка спидометра едва заметно колебалась возле отметки «120», впереди попутные машины не просматривались, в зеркале заднего вида тоже никто не маячил. В отсутствие мачт освещения по краям дороги толь
-
ко отражатели на отбойнике обозначали границу левого ряда. Хотя с ви
-
димостью особых проблем и так не было: чистое звездное небо, никаких осадков – очень повезло с погодой.
Руки сжимали руль крепко, но без напряжения, и автомобиль следо
-
вал за каждым их движением с удивительной точностью. Водитель откинул голову на подголовник и смотрел на дорогу, попутно борясь с изредка под
-
ступающим желанием прикрыть глаза. В подстаканнике на центральном тоннеле стояла непочатая банка колы. Протянув правую руку, он вытащил ее, открыл движением пальцев и сделал глоток, после чего жестянка вер
-
нулась обратно на место. Минуты тянулись медленно, увлекая за собой пройденные километры. До пункта назначения было еще довольно дале
-
ко.
— А знаешь, я сейчас вспоминаю свою бывшую... – вполголоса про
-
изнес водитель.
И все бы ничего, но, кроме него, никого в салоне не было.
— Ну, в смысле, машину, на которой раньше ездил. Вот если бы она умела разговаривать, столько всего могла бы про меня рассказать…
Кузов слегка качнуло на асфальтовой волне. Начался прямой уча
-
сток. Водитель еще немного приоткрыл газ, стрелка перешла на «130», а потом и на «140». Двигатель прибавил оборотов и дал ноту на тон выше.
— Был бы кто сейчас рядом, решил бы, что я совсем с ума сошел! – улыбнулся он. – Разве станет вменяемый человек разговаривать с маши
-
ной? В дурку его, в дурку! Хотя, может, туда мне и дорога, в самом деле. Но ты ведь меня слышишь! А может, даже и мысли читать умеешь – кто знает, на что реально способен твой блок управления...
По крайней мере, раз уж она умела слушать, то и ты тоже должен.
Мотор мерно урчал, и казалось, будто машина едет раза в два мед
-
леннее, чем на самом деле. Трассе не было видно конца, даже указате
-
ли не очень-то спешили показаться на глаза. А он продолжал говорить, теперь уже не приглушая голоса. Он говорил долго, пересказывая историю всей своей жизни, вспоминая первую любовь, лучших друзей и раскрывая уже почти забытые секреты. Не сказать, что он сильно хотел выговориться, слова просто следовали одно за другим, будто по инерции.
Он совершенно потерял счет времени. Часы показывали половину четвертого, а когда он в последний раз смотрел на них перед этим... Черт его знает! Напрочь стерлось из памяти. В любом случае, рассвет ожидал
-
ся еще нескоро, а банка из-под колы была уже пуста. Разум охватило со
-
стояние кристальной ясности, будто всю жизнь кто-то «разложил по по
-
лочкам». Да, в общем-то, не «кто-то», а он сам. Вспомнил все, что можно было вспомнить, и произнес вслух – рассказал... Нет, не автомобилю. В данном случае – другу. И друг слушал внимательно и преданно. Потому что вокруг нас живо все, что мы искренне считаем таковым. Заводы штам
-
пуют одинаковые машины тысячами, но каждый раз, когда чьи-то руки ка
-
саются руля, механизм оживает. Человек дарит ему частицу своей души и вдыхает в него свою жизнь. Человек наполняет своей жизнью мир вокруг себя, иногда, впрочем, и сам того не замечая...
— Ну что, родной, проедем еще сотню-другую!
И трудно было сказать, на что именно отозвалась машина: на открытие дроссельной заслонки или на эти слова. Стрелка тахометра бодро подпрыгнула еще на пару делений, спидометр показал «160», а двигатель зарычал громче. Водитель улыбнулся, но вовсе не от азарта. Такую улыбку могло подарить только состояние полной гармонии. Желтый свет фар безо всякой жалости резал темноту ночной трассы. До пункта назначения было еще далеко, но рассвет приближался с каждым километром.
Tags:
Автомобильное brune-hilda
Вы слишком давно за рулем, если...
1. с удивлением обнаруживаете, что цены на общественный транс
-
порт выросли почти вдвое.
178
Блогопаdt
179
Живой
@
льманах
2. да и вообще не знаете, какая маршрутка идет к Вам на работу.
3. идя по тротуару в людском потоке, машинально пытаетесь вклю
-
чить поворотник при попытке обогнать неторопливо прогуливающуюся парочку (кстати, что делают эти «тошнильщики» в левом ряду?).
4. при приближении к «перекрестку» тротуаров машинально прове
-
ряете наличие помехи справа.
5. останавливаясь у витрины магазина, проверяете, нет ли рядом знака «Остановка запрещена».
6. решив спуститься по левому ряду эскалатора, пытаетесь посмо
-
треть в зеркало заднего вида.
7. гуляя по центру, прикидываете, может ли поместиться Ваша машина в «эту дырку», и жалеете, когда обнаруживаете, что пропадает такое хорошее место для парковки.
8. с ужасом смотрите на людей, идущих Вам навстречу из-под знака «одностороннее движение».
Tags: Автомобильное
lastttochka Как снять кольцо
Ситуация, от которой никто не застрахован: палец распух, и кольцо не снимается.
Если и с вами не произойдет, то запросто может приключиться с кем-то из окружающих. Со мной вот на Пасху случилось. Жесть просто: ни мыло, ни масло, ни опускание распухшего пальца в лед — ничего не помог
-
ло. Пришлось идти в травмпункт, где веселый молодой доктор снял-таки это злосчастное кольцо! Правда, это было довольно долго, очень больно, и пальчик мой несчастный в процессе становился белым, фиолетовым и даже почти черным, и с него теперь частично содрана кожа, так что болеть будет еще несколько дней, но он свободен!!!
Короче, берите на заметку:
Итак, если кольцо не снимается никакими способами, нужно исполь
-
зовать нитку. Лучше всего шелковую, но главное, чтобы она была проч
-
ная. Под кольцо нужно просунуть конец этой нитки (в сторону ладони). Над кольцом, по ходу снятия, наматывать нитку на палец очень-очень туго и плотно, виток к витку. Намотали полсантиметра — беретесь за торчащий с другой стороны конец нитки и начинаете раскручивать намотанное из-под кольца. Придется наматывать несколько раз, потому что сразу много нель
-
зя — надо давать пальцу отдохнуть и немного восстановить кровообра
-
щение (для этого по бокам пальца, где проходят вены, под кольцо нужно попытаться на минуту-другую просунуть что-то типа кончика канцелярской скрепки). Чуть отдохнул палец — и все по новой: наматывание, а потом разматывание.
Врач сказал, что это самый гуманный способ снятия кольца, если не рассматривать вариант его разрезания у ювелира. Но где бы я на Пасху рано утром нашла ювелира?..
Зато наука. Буду теперь кольца на ночь снимать от греха.
Tags:
Личный опыт
darkheavy
Люди...
Люди, они такие разные. Одни высокие, другие стройные, третьи стройные и высокие, бывают и четвертые, и пятые. Первых мало. Вторых чуть больше. Их очень много — разных, но больше всего последних.
Люди, они такие разные — и одинаковые одновременно. Все куда-то спешат. Все с одинаковыми лицами, особенно поутру. Живут лишь одной целью, которая, как им кажется, известна только им одним. «Она уникаль
-
на», — говорят они. «Мы уникальны», — думают они. Но в итоге все кру
-
тится по кругу.
Люди, они такие разные и одинаковые одновременно — но не все. Всегда есть кто-то, кто отличается. Их обычно сторонятся или бьют, еще начиная со школы. Кто-то из них ломается и становится разным и одина
-
ковым, а кто-то нет. Тот, кто нет, очень часто своим отказом обрекает себя быть в одиночестве, быть одиночкой, быть вне системы, тем самым про
-
должая принимать удары судьбы.
Люди, они такие разные и одинаковые одновременно — но не все, есть и другие. Быть другим — не значит носить пестрое. Быть другим — не значит критиковать ради критики. Быть другим — не значит смотреть в другую сторону только потому, что туда не смотрят другие. Быть дру
-
гим — значит понимать, кто ты, знать, что ты, и воспринимать мир, как он есть.
Люди, они такие разные и одинаковые одновременно — но не все, есть и другие, кто умеет чувствовать. Бывает, они просто стоят и смотрят вверх на звезды или облака и что-то шепчут, чуть заметно улыбаясь. И в их глазах отсутствует туман. Они умеют смеяться простым вещам, будь то просто снег или разноцветная радуга во время дождя. Они могут часами следить за тем, как шелестят листья деревьев или как на землю летят мил
-
лионы капель воды с небес.
Люди, они такие разные и одинаковые одновременно — но не все, есть и другие, кто умеет чувствовать, хотя и вынужден носить маску. Они смеются и умеют радоваться, они видят и умеют жить — но есть вещи, о которых они никогда и никому не расскажут. Однажды кто-то сказал: «Глу
-
бина души определяется глубиной пережитой боли». Им просто стыдно по
-
казать ту калеку, которую они прячут под маской своей улыбки.
Люди, они такие разные и одинаковые одновременно — но не все, есть и другие, кто умеет чувствовать, хотя и вынужден носить маску само
-
обмана. Порой, стоя на перекрестке и наблюдая за толпой, думаешь: «Ага! Вон те парни такие важные в пиджаках, у них, наверно, вообще нет време
-
180
Блогопаdt
181
Живой
@
льманах
ни. Спешат куда-то, как часы». Хотя что-то тебе абсолютно точно подска
-
зывает, что эти люди целый день сидят на работе с бумажками, мечтают, как их дети станут успешными и знаменитыми, копят на новую машину и планируют когда-нибудь построить дачу. Днем ругаются с боссом, а вече
-
ром возвращаются в однокомнатную квартиру, переодеваются, садятся на 5 минут посмотреть программу новостей перед ужином и засыпают перед включенным телевизором. Или идет навстречу девушка, которая улыбается и смеется - видно, что ей нравится жить и она не упускает возможности быть живой. Но ве
-
чером она долго не может заснуть, о чем-то вспоминая, часто плачет, пока никто не видит. Или идет навстречу женщина. У нее есть сын, которого она ведет в школу, а следом, не спеша, идет ее супруг. Они ругаются, кидая друг в друга короткие и острые слова. И она знает, что вечером он ее снова побьет, и она снова будет лежать полночи в слезах, уткнувшись лицом в подушку. Но, тем не менее, она не перестает называть это счастьем. Ведь счастье у всех разное.
Парни в пиджаках, улыбчивая девочка и много других людей просто играют роли, которые сами себе придумали. Ведь так легче жить. Так легче не обращать внимания. Так легче обманывать. Но обман всегда начинает
-
ся с себя самого. Жить в иллюзиях или воспринимать действительность, как есть — у каждого есть выбор.
Tags: От души, Портреты
babulkin
Сижу в вагоне метро, а надо мной «висят» две тетеньки. У одной из них сломана рука. Уступаю место. Тетеньки общаются, а я все слышу. И эта, со сломанной рукой, говорит:
— Ну вот, правильно. Это дети, рожденные в 1989 – 1991-х годах. Период безвременья. Из ничего ничто не родится!
Рядом стоял парень, который тоже это слышал. И сказал мне: «Это, наверное, они ей руку сломали…» Так я понял, что до сих пор живы в на
-
роде юмор и проблема поколений.
Tags:
Вылетит – не поймаешь
lora-lait
Если все же оперировать категоричными понятиями
Большинство людей, по-моему, делится на две категории. Вот есть такие люди, как моя мама. Все вокруг считают ее очень приятным в общении и добросердечным человеком, который готов помочь каждо
-
му, будь он хоть самый распоследний отвергнутый обществом алкоголик... Да, уж алкоголик-то может быть твердо и неколебимо уверен, что моя мама на его стороне! Однако дома такие люди, как моя мама, всех третируют – причем в наилучших, воспитательных целях. От них не дождешься при
-
ятных слов и поощрений, всеми твоими поступками и даже мыслями они будут недовольны априори. Чего бы ты ни достигла, они всегда будут при
-
водить тебе в пример двоюродную сестру своей молодой коллеги по рабо
-
те из соседней комнаты — по слухам, куда более успешную, чем ты, да еще и во всем послушную своей маме при этом. И они нарочно не помогут тебе в трудной ситуации, чтобы ты могла научиться достигать всего сама. Это у них называется «держать в строго
-
сти». И именно из этой необходимой строгости (для перехода в строю че
-
рез Альпы, что ли, тебя воспитыва
-
ют?) подобные бочки дегтя даже ло
-
жечками меда не чередуются. Когда ты взрослеешь, то, конечно, уже не даешь себя в обиду, а вот в детстве такие родственники очень опасны. Они внушают тебе недоверие к миру и полное впечатление, что на этой земле, как в джунглях, каждый сам за себя. И даже в самой трудной ситуации не стоит ждать помощи ни от кого, даже от самого близкого человека. От этого недоверия к миру так трудно избавиться в будущем. И бывают совсем другие люди, вот как мой муж и я. Это когда к внешнему миру ты не так уж и добр, воспринимаешь его в определенной степени с недоверием. Бывают, конечно, и исключения – но посторонним алкоголикам одалживать на опохмел ты не будешь, это уж совершенно определенно. Зато если ты такой, то никогда не встанешь в глухую оппо
-
зицию к близким людям, не будешь «держать их в строгости» и «воспиты
-
вать», не станешь применять метод кнута и пряника, да и вообще ниче
-
го применять. Напротив, ты всегда на их стороне. И близкие люди знают, что на тебя они могут положиться в любую, хорошую или трудную, минуту. И что они не останутся с внешним миром один на один, что бы ни случи
-
лось. И вот мне интересно, какая доброта настоящая? А может быть, на
-
стоящая доброта должна сочетать в себе и ту, и другую? Однако трудно быть ангелом на этой планете.
Tags: От души, Портреты
alkhimik
Электрическая Ка
Сидя в полуметре от зеленой фанерной перегородки и упершись в нее взглядом, узнаешь много нового о жизни. ***
Жирно обведенная Лилит любит Мко. Сосредоточившись, начина
-
ешь ясно видеть эту самую Лилит и ее Адама в полосатых брюках. На ней 22v-stomatology Скажите, пожалуйста, какое коли
-
чество алкоголя (водки) считается достаточной анестезией для удале
-
ния «восьмерок»?
182
Блогопаdt
183
Живой
@
льманах
лакированные туфельки лодочки, черные выцветшие джинсы с серыми размытыми полосками и намеком на волосатую талию. Салатовая маечка со стразовой надписью «CRAZY!». Почему-то сразу представляешь себе сцену, как она сидит в своем домике с забором из автомобильных дверей при свете свечи, а перед ней маленький потрепанный словарик, открытый на букве «C». Разданский говорок и разданская же светлость в волосах, а на лице конопатость. Ладони в сельскохозяйственных мозолях. Siemens C35 как символ классового превосходства над несчастными обладателями красных и зеленых перемотанных синей изолентой VEF-ов.
На нем старые потрепанные туфли кремового цвета, производства «Масис», пропахшие ногами двух поколений и топтавшие землю двух го
-
сударств. На лице — отпечаток двухдневной щетины в железной эмалиро
-
ванной кружке и лежащей на ее дне ржавой половинки «Невы»… Дальше мысли обрываются, так как открывается дверь вагона и за
-
ходят те самые Лилит+Мко=Л. В руках у них клетчатые тюки и дети под ногами. На ней лучшее мамино платье, которое когда-то было голубым и лучшим в селе. А может, оно и до сих пор таким оставалось, и до сих пор вызывало зависть Вардуш Тоты. Испуганный лысенький мальчишка повис на краю платья, словно ниточка в ухе его сестры. Как бы то ни было, пред
-
стоит Поездка в Город, и суетливые движения и нервные разговоры сразу относят к чему-то Важному и Недостижимому. Наплывшее было высоко
-
мерие срочно отступает, когда встречаешься с ними взглядом. И словно от похожего на бегство от глаз, полных мудрости и опыта, короткого замы
-
кания в твоей душе, парочка исчезает и занимает свое привычное место синим по зеленой стене.
***
Леха был героем. Он даже подписывался закорючкой Zorro. У меня возникли подозрения, что он непременно должен был оказаться в одной компании с Беркутом. На это ясно указывал цвет ручки на зеленой фанере. Так же ясно было видно и то, что когда-то (а именно 15.08.04) они сидели в этом уголке, рассказывали друг другу байки о своих битвах с цивилом и дружбе с нигилом. В их разговорах постоянно проскакивало слово «…» и, вдумавшись, можно было догадаться, что это не что иное, как конеч
-
ный пункт следования из многолюдного и нетерпимого города. «Где косо смотрят на косухи и готовы порвать за рваные джинсы», – с ненавистью произнес Леха и, взяв гитару, на весь вагон мужественно исполнил Маму Анархию. Дальнейшая судьба Лехи и Беркута оставалась покрытой заве
-
сой тайны, поскольку никаких летописей больше не удалось обнаружить. Однако есть не обоснованная ничем версия, что они и по сей день блужда
-
ют по подвалам с бутылками вина в руках и думают непонятные обществу мысли. Вот и Леха, совершив свой очередной подвиг, расписался на зеле
-
ни Электрической Ки. И Беркут, сожрав очередного цыпленка, взлетел на свою деревянную скалу. А Электрическая Ка продолжала свое движение и несла меня к одиночеству. И мне было весело.
***
Идет обгон облаков,
Объезд садов.
И выше неба по горам
Взлетает Электрическая Ка.
А на стене зеленой – судьбы,
Иероглифами – люди,
Да сходят знаки иногда
Мне в сердце, как после засухи – вода.
Меняют очертанья тени –
На мгновенье,
Впечатывая образы
В икону вдохновенья.
Я продолжаю путь,
Но не один,
В голове моей толпа –
Мне не дает заснуть.
Tags: От души, Портреты
olyunya
О той, кто рядышком с дедушкой
Бабушке, матери моего отца, в сентябре исполнилось шестьдесят пять, но уже тринадцать лет я не поздравляю ее с днем рождения лично: когда мне было девять, они с дедом уехали жить в Германию. Собствен
-
но, это была бабушкина идея: она фактически сама подготовила все доку
-
менты, узнала всю нужную информацию, а потом собрала два маленьких клетчатых чемодана, и они отправились на вокзал. Не хотели быть обузой для моих родителей, хотели, наоборот, иметь возможность чем-то помочь. Даже ценой расставания.
Основные занятия бабули в Кельне — гулять, готовить, ходить по магазинам, выращивать цветы на террасе, общаться с подругами, читать книги и бесконечно думать о всех нас, все время подыскивая нам подарки. Раз в год они с дедом приезжают в Одессу на месяц. Ужасаются, как тут все запущено, начиная от жилищно-коммунального хозяйства и заканчи
-
вая интеллектом моей младшей сестры. Стараются облегчить быт моих работающих родителей, приготовить что-то необычное, походить с Настей на море, поучить ее уму-разуму.
Бабушка выросла в маленьком селе в Винницкой области и, не
-
смотря на холерический темперамент, страстно любила читать. Учиться поехала в Одессу, выбрав скорее город, чем вуз: за компанию с подругой бабуля поступила в Одесский холодильный институт на какой-то страшный факультет, связанный с технологией молочных продуктов. Там она и по
-
знакомилась с моим будущим дедом — отличником, красавцем, активным общественным работником. Дедушка следил за тем, чтобы моя будущая бабуля регулярно посещала хор, а за это делал за нее все ненавистные чертежи. Поженились они буквально через три месяца. Сколько помню бабушку — она всегда была чем-то занята. Бегала на работу — после опостылевшего молочного завода она ушла в библио
-
184
Блогопаdt
185
Живой
@
льманах
теку моего института, что тоже ее, неугомонную, порядком раздражало. По субботам со мной за руку шла на Новый рынок, а потом готовила всякие вкусные вещи, обучая мою маму. Возилась с моим воспитанием: застави
-
ла в четыре года начать учить английский, в шесть отправила в музыкаль
-
ную школу, таскала по бальным танцам, художественным гимнастикам, музыкальным кружкам, не говоря уже о походах в театры (благо Оперный был в двух кварталах от дома), на концерты, в музеи и даже в цирк (о, как бабушка его ненавидит!). Обсуждала со мной книги: сначала сказки, потом приключения, потом классику... Бабуля способна придумать и осуществить самую хитроумную ин
-
тригу, призывая на помощь свою неземную коммуникабельность (вот кто был бы гениальным менеджером по продажам), настойчивость и упорство. Ей бы куда-нибудь в подруги к Екатерине Медичи, но она слишком со
-
временный человек, привыкла к достижениям цивилизации. А так — да, вполне справилась бы с неугодными особами. Признаться, бабушкино желание навязать всем любимым людям свою точку зрения вызывает соответствующую бурную реакцию: так было и с моей тетей, выданной замуж за обеспеченного эмигранта, и с папой, ни в какую не пожелавшим учиться на медика. И еще у бабушки вечно цель оправдывает средства.
Я похожа на нее любознательностью и упрямством, импульсивно
-
стью, темпераментом и нетерпимостью, а дедушка говорит, что и цветом глаз.
Tags:
Портреты
barbacyca
Учительница первая моя
С Днем учителя, дорогие! В украинском языке есть такая чудесная фраза, емкая очень, звучит она как «хай вам щастить» (спасибо
dyvo
за произношение), то есть «счастья вам, люди!»
Так уж получилось, что первых учительниц у меня было три. Нет, я не девочка-дебил и три года в первом классе не училась, я просто в пер
-
вом классе три раза школу меняла. И не из-за своего дебилизма и поведе
-
ния, а так вот сложилось. 1 сентября 1983 года застало меня в Украине. Родители были в от
-
пуске, и отдыхали мы у бабушки в славном городе Кривой Рог. Школа №15 на улице Орджоникидзе гостеприимно распахнула двери мне и моему ко
-
ричневому ранцу со светофором. Форму, банты, фартуки мы купили там же, бабушки мне это все подшили — манжеты там, белые атласные и в кружевах, все дела. Правда, фартук оказался на два пальца длиннее фор
-
мы, чем, признаться, я все годы учебы страдала. Пенал синий, пластмас
-
совый, с маленькими счетами внутри, подставка для книг — железка в ро
-
зовом цвете (жива еще) и карандашница с серебряным Котом в сапогах... Как вчера!
31 августа в семь вечера выяснилось, что ребенку забыли купить цветы. Я устроила истерику по поводу того, что все завтра будут как люди, а я, как лошина последняя, буду в ранце, но без цветов. Мамуля с бабушкой тут же метнулись кабанчиком и организовали мне букет белых хризантем, белых-белых, пушистых-пушистых... А мне хотелось гладиолусов, розовых или, ладно уж, красных.
Первое сентября. Солнце. Рань ранняя. Торжественная линейка. Я прибилась к своей подружке с соседнего двора, как зовут — не помню. Стоим вместе, дрожим в своих шерстяных колючих формах, мамы наши с бабушками сзади, как привет из глубины Вселенной для астронавтов — другой мир, другая жизнь, программа «Международная панорама»...
Школа началась для меня с казуса: пошла с подружкой и забрела не в свой класс. Перекличка выявила меня как пришлый элемент. Тут же, похоже, после такой же переклички, за мной прибежала моя первая учи
-
тельница. Хоть убей, не помню, как ее звали, кажется, Светлана как-то там. Была она молода, черноволоса и вроде шепелявила чуток. С ней я проучи
-
лась вместе около месяца и почти ничего о ней не помню. Да, а Первого сентября мне впервые в жизни пришла открытка. По почте и прям в почтовый ящик. Папа мне ее подписал, такую, знаете, с Пушкиным, мол, с первым сентября и все такое, и бросил ее в почтовый ящик. Я та-а-ак гордилась: мне первое письмо пришло, ага! Это я потом узнала, что штемпель, он, зараза, наше все и что папа открытку сам в ящик кинул...
В ноябре месяце мы вернулись в поселок Гранитный, что на БАМе. Там меня приняли в октябрята, чем я очень гордилась. «Октябрята — при
-
лежные ребята, любят школу, уважают старших». Принимали меня туда в школьном спортзале. Больше ничего не помню. Даже внешности учи
-
тельницы.
В декабре папа поехал обустраиваться в Башкирию, а мы с мамой — в другой поселок, Северомуйск. И вот МарьАлексадровну-
фамилию-не-помню я помню и помнить буду.
МарьАлександровна была старухой лет так 65-70-ти. Собрала она свой 1 «А» из детей и внуков важных в поселке людей, а судя по тому, что первых классов было аж до буквы «Г», выбирать было из чего.
Мы приехали туда аккурат к празднованию нового 1984 года, и тре
-
тью четверть я начинать должна была в новой школе. Мамуля моя, как вы знаете, человек непростой и очень амбициозный, определить ребенка в лучший класс школы было для нее задачей номер раз. МарьАлексндров
-
на сопротивлялась, как могла: пришлая, из далекого поселка, выскочка, не ровен час — дебильная слегка...
Первый день в школе начался для меня последней партой в левом ряду и каким-то дяденькой, сидящим вместе со мной. Мне было интерес
-
но, смешно, что такой старый делает в первом классе, и ни капельки не страшно.
Как потом оказалось, дяденька был директором школы, который определял, достойна ли я учиться в первом классе «А» поселка Северо
-
муйск Бурятской АССР или место мое в очистном коллекторе того поселка. 186
Блогопаdt
187
Живой
@
льманах
Экзамен я сдала почти что на пять, потому что читать научилась аж в четы
-
ре года, а считать, судя по тому, что в ушах у меня до сих пор не брильянты, не научилась и до сих пор.
МарьАлександровна невзлюбила меня жгучей невзлюбовью сразу. Была у нее пытка, равно Торквемаде средневековому, изводящая нас, се
-
милеток. Сейчас расскажу. Заводишь ты, к примеру, тетрадку новую по русскому языку, пишешь туда домашние работы, диктанты всякие и изложения. Тебе за них оценки ставят. Ежели первые пять оценок в тетрадке пятерки, МарьАлек
-
сандровна оборачивает тетрадку в лист тетрадный же, рисует звездочку октябрятскую и пишет следующее дацзыбао: «Запомни всегда, открывая тетрадь, что Ленин учился на круглые «пять». Мечтой всех первоклашек было получение этих самых обложек.
Сдавая тетрадку на очередную проверочную работу, я мечтала о том, что получу ее белой, не зеленой, как у всех, а белой, с красной звез
-
дочкой и заветными словами. Сейчас будет слово «хер».
Хер!
У меня подряд стояли четыре пятерки, а пятой всегда была четверка. Мама моя работала на тетрадки, потому что, заполучив эту четверку, я тут же меняла тетрадку. Как мне было осознать, маленькой, что училка просто напросто начала против меня крестовый поход со всеми вытекающими...
Самый дикий случай произошел на чтении.
Как я сказала, читать я научилась рано, поэтому все эти «бээээ» и «мэээээ» одноклассников были мне неинтересны. Я вертелась. Правда, у МарьАлександровны не очень-то повертишься на уроке, но мне удалось. Как сейчас помню: роняю я ластик. Наклоняюсь за ним, теряю цепочку со
-
стоящую из бэ и мэ и тут слышу громоподобное «Лунева, продолжай»... Меня бросает в кровавый пот, и я готовлюсь к расправе.
Расправа не заставляет себя долго ждать: МарьАлександровна бе
-
рет меня за шкирку, вытаскивает из-за парты и волоком волочет к доске. Там она встряхивает меня, как куль с картошкой, и начинает орать. Орет она так, что я писаю от страха в свои гамаши... Орет она долго. Много из того, о чем она орет, я не понимаю. Единственное, что запом
-
нилось, это то, что она орет о том, что мне должно быть стыдно за то, что я такая-растакая, а мать воспитывает меня одна, я безотцовщина и во
-
обще. Я плачу, потому что я не безотцовщина, папа у меня есть, он живет в Башкирии, и я каждую неделю пишу ему письма...
Как эта старая карга вручила мне почетную грамоту и вывела меня в отличники за первый класс, для меня загадка. Я помню линейку 25 мая, в мой день рождения, у школы, было солнце, были лужи, я слышу свою фамилию и очень боюсь. Оказывается, я была единственная первоклашка, которая получила эту почетную грамоту. Я рассказала эту дикость маме спустя много-много лет, наверное даже после института. Мама сказала, что, если бы я рассказала об этом тогда, она бы эту МарьАлександровну убила бы.
Во второй класс я пошла в Башкирии и моей классной руководитель
-
ницей была Мария Ивановна Расчупко, женщина добрая, ласковая, спра
-
ведливая и никогда не кричащая на нас, восьмилеток. Ее я и считаю своей первой учительницей. Кстати, первое, что я сделала, придя в новую школу, это обернула свои тетрадки белым листом и написала сокровенное «За
-
помни всегда, открывая тетрадь, что Ленин учился на круглые “пять”»...
Tags:
Личный опыт, Портреты
micoff
На скамейке в городском саду
Мне было пятнадцать, и меня очень интересовали особы противо
-
положного пола. Мой жгучий интерес позорно сочетался с патологической застенчивостью. Поэтому я сидел на скамейке в городском сквере и скры
-
то провожал взглядом каждую девушку, проходившую мимо. День был жарким. Модой правили мини-юбки и высокие каблуки. Обнаженные плечи и загорелые ноги, открытые до середины бедер, волновали меня. Высоко поднятые бюстгальтером груди резко подпрыгивали при каждом ударе ка
-
блучка об асфальт.
Какие мысли и образы стремительно сменяли друг друга в голове юноши, весь сексуальный опыт которого составляли пара невинных поце
-
луев!.. Впрочем, внешне это никак не проявлялось. Скромный мальчик с книжкой в руках, изредка отрывающийся от чтения, чтобы «посмотреть на часы или проследить за движением солнца по небосводу».
Именно так, наверное, меня и восприняли два пенсионера, опустив
-
шиеся на свободный край скамьи, и то ли начавшие, то ли продолжившие свой стариковский треп. Сначала я не вслушивался в их разговор. Да и что интересного я мог взять из размеренной беседы двух давно проживших жизнь стариков, чей возраст – где-то к семидесяти казался мне почти не
-
реальным. Но краем уха я зацепился за обрывок текста, который удачно наложился на немые кадры моего виртуального порнофильма.
— Нет-нет, ей жеребец нужен, а не такой, как я, — говорил лысый старичок с массивной тростью в руке.
— А та, которая на Старокубанской живет? — спрашивал его прия
-
тель, похожий на профессора из фильмов про дореволюционную жизнь.
— Эта мне по темпераменту подходит. Но она привыкла жить одна, даже на ночь не остается. — А помнишь, Петр Иванович хотел тебя со своей родственницей познакомить?
— Была у меня. Живая такая, хозяйственная, все помыла, постира
-
ла, пирогов напекла.
— Ну вот, тебе как раз и надо.
— Нет, понимаешь, живая – это да, но выглядит как-то очень старо
-
вато, у меня на нее не встанет.
Старики поднялись и неспешно побрели по дорожке. А я остался 188
Блогопаdt
189
Живой
@
льманах
сидеть, потрясенный открытием, что секс интересует людей даже в таком возрасте. А потом эта мысль плавно перетекла в другую, приятную и уве
-
ренную. Что впереди у меня долгая жизнь и что у меня тоже будет секс, может быть, даже с одной из этих девушек, которые идут сейчас мимо меня и чьи груди так волнующе подпрыгивают в такт легкому стуку каблучков по асфальту.
Tags:
Мимоходом, Портреты
lady-nb
А вот побывала я намедни в поликлинике. Место, оправдывающее свое название вполне, скажу я вам. Клиника обеспечена. И поли-, и полу-, и полная. А всего-то и нужно было мне, что получить направление к лору. Людям не посвященным сообщу, что пойти на прием к какому бы то ни было врачу в нашей поликлинике можно только по направлению, выдан
-
ному терапевтом. Этакий пропускной ритуал… Ну, да бог с ним. Терапевту тоже кушать хочется и зря-плату получать. А простым гражданам само
-
диагностированием заниматься не к лицу, неприлично это. Имея немалый опыт подобных тактических операций, я пришла к терапевту заранее. Ибо тот, кто не попал первым, — попал. К сожалению, очередь уже успела сформироваться, и я стала в ней второй. Терапевт пришла ровно в восемь, запустила пациента, полчаса неспешно его диагностировала и в половину девятого спокойно учесала на планерку, оставив бабулю сидеть на кушет
-
ке.
Поликлиника топится хорошо, не проветривается никак, а потому все двери в ней — нараспашку. Бабушка сидела, скромно прикрывая сня
-
той кофтой непривычное декольте майки; прибывающая очередь ждала, не разоблачаясь вовсе, но вовсю обмахиваясь газетками. Я стояла у косяка и гипнотизировала коридор (вообще-то я спешила). Когда врач, наконец, по
-
казалась в конце его, я поняла, что в тот день вряд ли куда еще успею.
Непреодолимым препятствием на пути дальнейшего приема паци
-
ентов стала пропажа Большой Треугольной Печати. Без ее бледно-синего оттиска невозможно выписать ни рецепт, ни больничный. Но мне-то ни ре
-
цепт, ни больничный нужен не был! Мне нужна была простая бумажечка, бланчик с печатными буковками ЛОР и парой строчек поставленного те
-
рапевтом диагноза (который я, впрочем, знаю и так, потому что это мое заболевание давно уже стало хроническим). И я смело поперла напролом, потому как стояла-таки второй.
— Дайте мне направление к лору! — храбро потребовала я, пере
-
шагнув рубикон дверного порога.
— Вы пока присядьте в кресло, я сейчас вернусь и все вам выпишу.
Новая позиция, как показалось, была много удобнее и внушала на
-
дежды. Но, дорогой читатель, никогда не садись в предложенное кресло — это ловушка. Стой до конца, лучше всего — прямо в дверном проеме.
Врач снова куда-то умотала. Мы остались сидеть с больной бабуль
-
кой и медсестрицей преклонного возраста. Минут через дцать бабуля сооб
-
разила, что продолжения обследования она может и не дождаться, а потому облачилась обратно. Доставая из вместительной сумки пару других кофт — поверх уже надетой — нерешительно, но с надеждой осведомилась: не интересуется ли медсестра фотографиями ее внука, служащего сейчас в Сочи? Оказалось, интересуется, и даже очень. Они уселись на кушетке вдвоем и, пригласив меня присоединиться (я отказалась), принялись про
-
сматривать обалденно здоровую пачку карточек, извлеченных из полиэ
-
тиленового пакета обыкновен
-
ного. Я сидела, прибалдевая, но хотя бы со всеми удобствами. В коридоре стояла очередь, и она именно стояла.
Врача не было долго. Ми
-
нут сорок. За это время разные личности, мельком пробегавшие мимо, сообщили, что Большая Треугольная Печать, скорее всего, украде
-
на. Второй ее экземпляр хранится в запертом кабинете, ключ от него есть только у главврача, который именно сейчас отдыхает в родной деревне за триста километров от города. И дочь главы злосчастного медучрежде
-
ния именно сейчас по всей квартире ищет ключи от этого заветного каби
-
нета. Вся эта информация, как вы понимаете, преподносилась по частям. Терапевт вернулась не с пустыми руками. Руки ее были полны ам
-
пул.
— Дайте мне направление к лору! — возопила я, вскакивая.
— Минутку, – ответила врач и принялась эти ампулы протоколиро
-
вать.
Как человек умный — все-таки, чтобы стать врачом, да еще в нашей стране, надо быть гением на грани помешательства — терапевт сообра
-
зила, что не сегодня, так завтра печать может быть признана недействи
-
тельной, и получение по ней выписанных лекарств может быть отложено на сроки необозримые. Оседлав свободную «скорую», она по быстрому смоталась и оприходовала имевшиеся на руках рецепты. Я села обратно - и сделала я это зря. Еще минут через дцать, когда подсчет и сортировка добычи подходили к концу, в кабинет впорхнули две девицы с чистыми ли
-
стами в руках.
— Мы-практикантки-напишите-нам-пожалуйста-характеристику-в-
институт, — сказали они хором.
— Направление к лору, – изрекла я мрачно и громко, но была про
-
игнорирована. Терапевт, мило улыбаясь девушкам, принялась строчить характеристику для одной. Бабка, обнаружив подходящую жертву, посади
-
ла вторую за просмотр фотографий внука. Речь, кажется, шла уже о зна
-
комстве и переписке с молодым лейтенантиком. Когда приходится выби
-
рать между злостью и весельем, я выбираю веселье. Сообразив, что могу уже только наслаждаться ситуацией, я устроилась в кресле поудобнее. И вот тут вошла третья девица. Высокая, худая и пшенично-золотистая, в строгом синем костюмчике.
— Добрый день! – сказала она очень четко, но с эстонским акцен
-
nyams
Чем старше я становлюсь, тем больше свидания начинают напоминать собе
-
седования.
190
Блогопаdt
191
Живой
@
льманах
том. — Я представитель фармацевтической компании, для которой весь этот месяц ваша поликлиника проводила мониторинг и опросы больных. Вы в числе ряда других сотрудников собрали больше всего анкет. Вам по
-
лагается приз! Мы предлагаем вам на выбор: докторский чемоданчик, на
-
бор полотенец или халат. Что бы вы хотели получить в подарок?
— Халат! — изъявила волю терапевт, расплываясь в улыбке.
— Здесь три фасона и пять размеров. Давайте примерим, что вам больше нравится!
— Выпишите мне направление к лору!!! – я сказала это громко и веско, но только чтобы посмотреть, что же будет.
Золотисто-синяя девица обернулась ко мне и, строго хмуря бровки, спросила:
— Девушка! Разве вы не хотите, чтобы ваш врач получил приз?!
Гогот, начавшийся с меня и подхваченный в коридоре — всей очере
-
дью — страшно озадачил иностранную девицу.
Для справки. Придя к половине восьмого, я ушла в одиннадцать с копейками.
Tags:
Повседневность
e-pipe
Книга
Начало лета. Узбекистан. Во всю идет погрузка ранней капусты, разбираются все запасы, ожидающие груза два месяца рефсекции, до
-
ставляются на станции погрузки, из загруженных собираются поезда и маршруты и гонятся в менее теплые углы СССР. Две три секции ставят на погрузочную площадку, и колоритные работяги в потертых азиатских ха
-
латах (возможно, кому-то из них достался по наследству халат с плеча еще самого Ходжи Насреддина) перекидывают деревянные ящики с капустой с тракторных тележек в вагон. Работают они быстро, надо лишь в начале проследить, чтобы не ставили ящики слишком близко под испаритель — там капусту можно подморозить. Грузят с нарушениями, слишком плотно. Но ящики дырявые, между кочанами огромные просветы — в 45-тонный вагон влезает всего тонн 15, так что циркуляции воздуха мешать ничего не будет. Не возмущаемся: капуста — груз непривередливый, доедет хо
-
рошо.
По окончании погрузки, как обычно, дозаполняется рабочий жур
-
нал, в нем дооформляется погрузка (начало погрузки по каждому вагону, окончание погрузки по каждому вагону, вид груза, температурный режим +5...+2, температура наружного воздуха каждые четыре часа), в техкон
-
торе станции по готовым к этому времени документам на груз уточняется станция назначения и получатель — об окончании погрузки надо будет дать телеграммы в свое депо и предупредить грузополучателя. Выясняем сроки: сегодня не отправят, будем ждать остальных, зато потом соберут маршрут аж до Бекасово (это под Москвой) и полетим быстрее пассажира... Суточные нормы пробега пассажирского поезда 1500 километров, для рефсекции, которая едет обычными грузовыми частосортируемыми поездами – 1000 километров. Одна сортировка обычно занимает часов 12 (от прибытия на станцию до отправления). Если же попадаешь в длинный маршрут, то бывает что и за хлебом сходить некогда — на узловой станции 20 минут на замену локомотива, проверку ходовой и дальше... Закупаем в дорогу дешевые фрукты-овощи (вот картошка у них до
-
рогая, по их меркам), хлеб (черного там нет, только белый: обычно лаваш, реже подовые батоны, еще реже буханки).
Вечереет, солнце уже не жарит. Пора заводить машины. Запускаем два больших дизель-генератора, все холодильные машины — дизеля ра
-
ботают почти на полную нагрузку. Через час из дренажных труб потекли ручейки конденсата, иногда достигая размеров струи из водопроводного крана. За рейс выльется мно
-
го воды, вагоны полегчают на пару тонн точно. Все в порядке, можно ужинать. Для ввода в режим придется поработать ча
-
сов 10-12, и ближе к ночи рас
-
пределяем, кому когда дежу
-
рить, присматривать за оборудованием и температурами. Я буду с вечера, а часа в три ночи разбужу Гену. Гена идет спать, я переношу телевизор в щитовую, закрываю дверь между салоном и кухней, чтобы там не шуметь – обустраиваюсь на несколько часов ожидания. Время от времени прове
-
ряю режимы дизелей, температуру в вагонах (по телетермометрической станции), прохожусь по улице вдоль секции, слушаю стрекот холодильных машин, греюсь в потоках горячего воздуха от них, проверяю показания манометров на холодильниках. Все нормально, расхождений между тем
-
пературами и давлениями нет. Можно попить чаю, посмотреть телевизор. Телевизионные программы заканчиваются, остается книжка.
Чтение — одно из главнейших развлечений на секции. Телевизор, радио работают далеко не везде. А читать можно в самых глухих уголках, где на 100 километров нет ни одного фонаря, не то что телевизионного передатчика. А где книги брать? Не возить же с собой из дому чемоданы книг... И нашли выход — обмен «пачка на пачку». Обычно это журналы. «Юность», «Наука и жизнь», «Человек и закон», «Нева», «Роман-газета», «Иностранная литература» и другие. Реже в пачке попадаются книги, «Крокодил». При каждой встрече между рефмеханиками обмен новостя
-
ми — где что грузят, кто откуда и куда едет, в каком депо как платят, где серьезный сход был... И обмен — «Есть что почитать? Давай меняться! Сейчас принесу!».
Температура в вагонах приближается к заданной, для начала нельзя резко гнать до нижней границы в +2 градуса — датчики температуры рас
-
положены на боковых стенах, и под испарителем может быть уже минус. При +10 перевожу холодильные агрегаты на циркуляцию, просто отключаю охлаждение. Это позволит выровнять температуру внутри вагона. Через четверть часа температура поползла вверх — выравнивание закончилось, kotovskih
Замкнутый круг… Забывать выпить витаминку для улучшения памяти.
192
Блогопаdt
193
Живой
@
льманах
можно продолжить охлаждение. В начале четвертого бужу Гену, рассказы
-
ваю обстановку и иду спать...
Когда я утром проснулся, дизеля уже были заглушены, завтрак при
-
готовлен, и мне оставлена моя часть, а Гена, позавтракав, уже спит. Прове
-
рил температурный режим, прошелся вокруг секции — проверил пломбы. Результаты проверок необходимо занести в рабочий журнал.
Пока ожидаем загрузку недостающих до полного состава сек
-
ций, навестили друзей, с которыми простояли в запасе. Попрощались с ними — неизвестно, где встретимся в следующий раз. После обеда на
-
чали не спеша собирать наш поезд. И так вышло, что весь он состоит из секций Среднеазиатской приписки, депо Сырьдарьинская под Ташкентом. И лишь мы в хвосте — Октябрьская ж.д., ВЧД-16 «Предпортовая». Прове
-
рили тормоза, поехали.
Дергает, конечно, хвостовые вагоны. На ходу журнал заполнять неудобно, суп из тарелки пытается выбраться. Чтобы не плескалось со
-
держимое кастрюль, в них специально сделаны «вертолеты» — съемная крестовая перегородка, делящая объем на узкие высокие части и не даю
-
щая нагреваемой на плите воде свободно плескаться. Делают успокоитель из подручных материалов — дерева, дюраля, нержавейки... В общем, из любого пищевого материала, выдерживающего тепловые и механические нагрузки. Потом, когда в воду будут добавлены овощи, успокоитель можно будет вынуть, а пока это важная для охраны труда вещь!
За окном проплывают пустынные пейзажи, верблюды, погранич
-
ные знаки – едем вдоль государственной границы СССР. За забором из колючей проволоки проезжает шишига с погранцами — возможно, смена кому-то, возможно, сработала система. От поезда до них метров триста — ничего не слышно.
К вечеру снова запускаем дизеля и холодильные машины — надо компенсировать дневной нагрев среднеазиатским летним солнцем. На этот раз хватает четырех часов работы — капуста уже остужена до режимной. Но все равно вместо выключения после первого достижения нижней температуры груза разок включаем агрегаты на циркуляцию вну
-
треннего воздуха, для выравнивания температуры.
Ночью просыпаюсь от слабого запаха дыма. Прошел по вагону, повыглядывал в окна вдоль состава вперед и назад — все в порядке, у нас все выключено. Наверное, костер кочевника проехали.
Стук под окно — в это место стучат только знающие люди, обычные вагонники стучат во входную дверь, в другом конце вагона. И их, быва
-
ет, не слышно. Выглядываю в окно. Стоим на разъезде, рядом механик с одной из секций:
— Что?
— Закрути тормоз.
— А в чем дело?
— Вон, смотри! — и показывает в сторону локомотива.
Там, в середине поезда, горит вагон.
Дергаю тормозной кран — воздуха уже нет, кручу вертушку ручного стояночного тормоза. Втроем — тот механик, Гена и я — бежим к горящей секции.
Разъезд в пять путей, нас поставили на среднем, один из крайних занят нефтяными бочками (пустыми или нет — рассмотреть не успел). Остальные пути пустые. Почему диспетчер поставил горящий поезд через путь от наливняка — не понимаю, была ведь возможность отодви
-
нуть дальше, за три пути.
Наш поезд уже расцеплен, горящий служебный вагон изолирован от остальных. Видимо, с момента остановки прошло не менее десяти минут. Механик горящей секции жив, не пострадал. В вагоне горит щитовой от
-
сек — его противопожарные стены и двери должны выдерживать 45 минут огня. Но одна из дверей, на кухню, была открыта... Пламя вырывается из окон щитовой и кухни, под ними лужицы алюминия от оконных рам. Еще минут десять — и сгорит вся служебка, по топливопроводу к плите и котлу пламя проберется мимо противопожарной перегородки в дизельное отде
-
ление, до топливных баков, а там 6 тонн солярки. От их взрыва загорится соседний наливной состав... Но прибывает пожарный поезд! Пожарные сразу же берутся за дело, раскатывают шланги, через горящие окна за
-
ливают пламя водой. Подходит помощник машиниста с пожарного поезда — они готовились тащить сюда пассажира, но срочно перенаправили на пожар. — Быстро гнали! За пять минут доехали от Карши!
Пожар затушен, пожарные проверяют возможные непотушенные очаги. Осматриваем пожарище — загорелся силовой щит. Секция толь
-
ко с деповского ремонта, и там, в заявке, была жалоба на запах дыма в щите, но ремонтники ничего не нашли (скорее всего, банально не под
-
тянули клеммы).
Из-за пожара наш маршрут в Карши расформировали, и поехали мы обычными поездами. А секцию эту, горелую, я еще раз увидел следую
-
щим днем на путях вагонного депо рядом с сортировкой.
Tags: Личный опыт, Повседневность
lady-nb
Дню десантника посвящается
В семь утра на качелях уже сидит в дупель пьяный солдат. Голова клонится на руки, но стоит чуть опереться о колени — раздается слабый скрип ржавых петель, и земля уходит из-под ног. Так он и дремлет, подпи
-
рая подбородок большим, разбитым в кровь кулаком, вновь и вновь вздра
-
гивая от внезапно подступающего землевращения. В девять из подъезда выбегает малышка. Во весь опор несется она к качелям, раскинув руки с совком и ведерком. Увидев солдата, останавли
-
вается как вкопанная. Секунду дрожит от обиды розовая, пахнущая кипя
-
ченым молоком и сладкой пенкой губа.
Громкий детский плач будит солдата верней, чем тихо крутящаяся 194
Блогопаdt
195
Живой
@
льманах
под ногами земля. Он с трудом приподнимает голову и, фокусируясь на ребенке, вдруг сжимает громадный, в кровь разбитый кулак под носом дев
-
чушки:
— Терпи, боец!
Распахнув огромные голубые глазенки, девочка пальчиком трогает запекшуюся на костяшках корочку. Она уже не плачет. И солдат, улыбнув
-
шись, опускает тяжелую голову на грозный кулак. Когда дети не плачут, солдаты спят спокойно.
Tags:
Мимоходом, Повседневность, Портреты
angelzoom
Однажды, будучи совсем еще незрелым первокурсником, чесал я по длинному, пустынному коридору в надежде сделать невозможное: за десять минут перерыва купить булочку с марципанами и стакан компота из сухофруктов — как навстречу мне неожиданно вырулил бывший одно
-
классник. Собственно говоря, он и одноклассником-то не был, так, в одной параллели срок тянули. Но не суть. Вывернул он, значится, с довольной улыбкой, будто кто-то ему сразу сто рублей подарил и еще сто пообещал, и говорит:
— А куда это вы, Сергий, путь держите? Лыжи, так сказать, куда навострили?
— Знамо дело куда — в столовую, пожевать что бог послал, а потом на чрезвычайно увлекательную лекцию по валеологии! А вы, любезный, какими судьбами в наших краях?
— Да вот, имею неукротимое желание пригласить вас разделить мою скромную трапезу. Откушать, значится, бутылочку, а то и две!
— Что вы, что вы! — говорю я ему. — Как можно! Я студент порядоч
-
ный, нии…ца какой! Мне, может быть, диплом красный дадут, стипендию президентскую и жестяной свисток на синем бантике!
— Свисток — это, конечно, хорошо, но мне тут с оказией замеча
-
тельный диск привезли! Новый альбом легендарного ВИА «Мунспел»! Под водочку — самое то!
Одним словом, совратил, черт языкастый. На бутылочку совратил, а потом еще на чекушку. Из закуски только «Мунспел» да три ранетки сморщенных. Курили дешевые сигареты, спали на парапетах, пели «Пер
-
сонал Джизус» на все парадное... На валеологию я так и не попал. Ни в этот раз, ни в следующий, ни вообще. Через год меня отчислили в первый раз. А ведь все могло быть иначе...
***
Однажды, заматерелым и подкованным во всех делах третьекурс
-
ником, довелось мне сдавать экзамен по политологии, хвост от которого тянулся за мной целый семестр. Пробежав наспех Конституцию, прикру
-
тив к лацкану пиджака значок «государственная дума самая государствен
-
ная дума среди дум», я шагнул навстречу предсказуемой неизвестности. Сказать, что этот экзамен показал мне, что есть такое тягости студенче
-
ской жизни, значило бы сильно покривить душой. Уже в процессе ответа на первый вопрос я сделал феноменальное открытие: программные доку
-
менты всех без исключения политических объединений, существовавших в России на тот момент, писались если не под копирку, то что-то около того. Чем, собственно говоря, я не преминул поделиться с преподавателем. Преподаватель, прожженный коммунист с уставом КПСС в глазах и здоро
-
венной блямбой красного флага на отвороте жилета, важность открытия не оценил. Более того, он в самых мягких фразах попросил меня обдумать сказанное и прийти в следующий раз с головой, полной знаний, умений и навыков. Выйдя за дверь, на единогласный вопрос «Ну чо, как?» я ответил со всей прямотой и искренностью, на которые способен человек:
— Никак, — говорю, — козел он старый.
— Во-от паэ-э-этаму вы будете ха-адить ко мне до-о-о-олго! — про
-
скрипел старческий баритон из-за полуприкрытой двери.
Разумеется, на пересдаче я не появился. Попытка выйти на комис
-
сию с мотивацией «он гнобит меня из-за моих политических убеждений» не увенчалась успехом. Вскоре меня отчислили в пятый раз. А ведь все могло быть иначе...
***
Однажды, восстановившись в очередной раз, я срочно должен был сдать то, что не сдал когда-то. Французский язык, психологию с педагоги
-
кой и прочие познавательные дисциплины. По этой уважительной причине я целыми днями околачивался в пустом летнем корпусе, ожидая, как ман
-
ны небесной, появления какого нибудь вменяемого преподавателя, способ
-
ного подписать мне зачетную ведомость и зачетную, опять-таки, книжку. Околачивался-околачивался, как вдруг из дверей кабинета сольфеджио вышла Она. Она осталась такой же, какой я ее запомнил. Все те же хи
-
трые лучики в васильковых глазах, все та же смуглая, словно бархатная на ощупь кожа, все тот же тонкий стан, изученный до сантиметра.
— Сергий! – удивленно воскликнула Она. — Какими судьбами?
— Да я вот, экзамены сдаю, а ты тут зачем?
— Я? Я тут теперь преподаю! Вот, только что у двоечников хвосты принимала. А у тебя какие экзамены? Аспирантура? Второе высшее?
— Никакие! – буркнул я и пошел прочь.
В тот же день я зашел в деканат и написал заявление на отчисление по собственному желанию, ибо ну его нах... Последний раз, когда мы ви
-
делись с ней, она была первокурсницей, глядевшей на окружающую дей
-
ствительность бездонными колодцами васильковых глаз, а я был в самом, что ни на есть расцвете сил. Третий курс, усы, костюм и трубка из бриара. Через месяц я, стыдясь и краснея, купил себе диплом. А ведь все могло быть иначе...
Tags: Личный опыт, Повседневность
196
Блогопаdt
197
Живой
@
льманах
janic
Директору Управления по информационным техноло
-
гиям Л.А.Смыкову
от заместителя директора Управления по информаци
-
онным технологиям А.Н.Жужкова
объяснительная.
Относительно сигнала, поступившего из Управления по безопасно
-
сти о якобы произошедшем в пятницу факте «грубого нарушения трудовой дисциплины», могу доложить следующее. В минувшую пятницу (15.09.2006) рабочий день прошел как обычно: в напряженной рабочей обстановке, но без происшествий. Несмотря на формальное окончание рабочего дня в 16:45, я принял решение задержаться на работе для решения неотлож
-
ных задач, на которые не хватило рабочего времени.
Около 18:00 я неожиданно вспомнил, что именно в этот день я имел честь присоединиться к трудово
-
му коллективу нашей прекрас
-
ной компании, и вот уже два года успешно применяю свой профес
-
сиональный опыт на благо Холдин
-
га, во имя динамики роста и новых свершений на пути укрепления ресторанного бизнеса в России и странах СНГ.
За какие-то мгновения в моем сознании пронеслись тысячи яр
-
ких мыслей, начиная от множества больших и малых задач, которые мы успешно решали, применяя новаторские и творческие подходы, и закан
-
чивая воспоминаниями о всех тех людях, с которыми мне довелось здесь трудиться. Я почувствовал как горечь сожаления от осознания того факта, что многих из них с нами сейчас нет, так и огромный прилив позитивных эмоций – ведь они профессионалы высочайшего класса, и я горжусь тем, что судьба мне подарила шанс, который выпадает не каждому: я работаю в такой прекрасной и сильной команде. Мне стало грустно, что для коллег эта дата осталась незамеченной. Но в этом нет ничего удивительного, ведь с тех пор в Управлении смени
-
лось не одно поколение сотрудников. С этими мыслями я и принял реше
-
ние: так как рабочий день закончился, а завтра выходной, то эту дату надо отметить. Я сходил в магазин «Седьмой континент» и купил там бутыл
-
ку водки «Путинка». Распить я ее решил на своем рабочем месте – мне это показалось символичным: отметить два года работы на работе. Что я и сделал с хорошим настроением.
По окончании распития я культурно покинул Центральный офис Компании. Сейчас каким-то шестым чувством я ощущаю, что, вероятно, в глазах коллег мой поступок выглядит не совсем нравственно. Однако я не помню, чтобы меня кто-либо знакомил с внутренними документами kotovskih
— А потом я поступила на матмех. Там я разочаровалась и в математи
-
ке, и в мужчинах.
компании, регламентирующими распитие спиртных напитков в помещени
-
ях Центрального офиса во внерабочее время. Если таковые документы су
-
ществуют, прошу ознакомить меня с ними в установленном порядке.
18.09.2006 А.Н. Жужков
Tags: Личный опыт, Повседневность
muzika1
Шел дождь. Шумный, бурный, внезапный и летний южно-
американский дождь, заполнивший своими потоками чуть ли не всю узень
-
кую улицу перед нашим семейным отелем «Victoria» Буэнос-Айресского района Сан Тельмо. Своими нервно лопающимися пузырьками на лужах он как будто выражал негодование по поводу того, что мы покидали город танго и, нагруженные тяжелыми чемоданами с десятками купленных пар новых танцевальных туфелек, дисков с музыкой танго и подарков, лови
-
ли желтое Буэнос-Айресское такси. Брошенные мною евроценты с целью непременно вернуться в этот город, трехчасовая пересадочная остановка в Мадриде, где я от усталости чуть не свалилась на скамейку аэропор
-
та, тщетно пытаясь погрузиться в сон перед перелетом в Амстердам… В голове, не давая мне успокоиться, бесконечно вертелись слова моей учи
-
тельницы, самой королевы танго Corine: «Vita! Ты будешь танцевать очень хорошо! Только работай, работай очень серьезно!» Mi Buenos Aires querido...
Впервые я вступила на землю города аргентинского танго в конце 2000 года, тогда еще работая в оркестре. Мой муж, в отличие от меня, бы
-
вал там уже несколько раз. «Смотри, смотри, это и есть Буэнос-Айрес!» — возбужденно толкал он меня в бок при первой же посадке в старенький и со скрипом присе
-
дающий на тормозах городской автобус, за которым тянулся черный хвост выхлопных и отвратительно пахнущих газов. Подумывая улечься в постель для того, чтобы хорошо выглядеть перед своей самой первой аргентинской милонгой, я была потревожена нервным стуком в дверь симпатизирующе
-
го мне танго-коллеги из Амстердама: «Ты что! Ни в коем случае не ложись спать. Ты же приехала сюда только на три недели. Пойдем, пойдем, я тебе покажу свой Буэнос-Айрес!» Никогда не забуду тот самый первый день на земле далекой Южной Америки. Ведь я его так долго ждала. Даже на нашей свадьбе приглашен
-
ные гости дарили конверты с деньгами и пожеланиями: взять как можно больше уроков танго, купить себе танцевальную обувь и, наконец, натан
-
цеваться там вдоволь. Предупрежденная танго-коллегами, я была в курсе этикета арген
-
тинских салонов. Следовало тщательно смотреть по сторонам, не особенно 198
Блогопаdt
199
Живой
@
льманах
озираясь, но все же... Ведь любой, хоть немного уважающий себя аргентин
-
ский танцор, никогда не подойдет к тебе в открытую, чтобы пригласить на танец. Спящий в каждом аргентинце мачо никогда не потерпит публичного отказа. Поэтому танго-танцор всегда пригласит тебя субтильным кивком головы из другого конца зала. И если ты не обратишь на него внимания, то так и просидишь целый вечер ни с чем. С другой стороны, если тебе никак не хочется танцевать с подмигивающим и настырно кивающим тебе аргентинцем, то достаточно будет надменно и спокойно отвести взгляд в другую сторону, и «честь» танцора будет спасена. «О! А ты наверняка из профессионального балета, да?» — вопрос, нередко задаваемый мне людьми-танго во всем мире. В том числе и про
-
фессиональными танцорами, на самом деле вышедшими из многолетних балетных тренировок. Самой же мне всегда странно это слышать, ведь я никогда не занималась балетом, хоть и являюсь рьяным фанатом спор
-
та и спокойно, без единого разогревания, могу сесть на любые шпагаты. Даже не знаю почему. Именно этот вопрос и задал мне человек, который первым пригласил меня на танец в Буэнос-Айресе. С тех пор я никогда не сидела в одиночку в салонах города танго. Даже старалась не смотреть по сторонам, чтобы немного посидеть, восхититься танцующими гибкими телами латино и про
-
сто отдохнуть после целого дня практики и многочасовых упражнений. Мой муж, входя вместе со мной в ночную милонгу, сразу же отпу
-
скал меня, так сказать, на все четыре стороны, практически ничем и нико
-
му не давая понять, что мы относимся друг к другу. Ведь всем известно, что латино настолько чувствительны и щепетильны, что никогда не осмелятся потревожить твой прайвиси и не пригласят тебя на танец, если ты сидишь за столом не одна. Наши аргентинские друзья, профессиональные танго-танцоры Роберто и Марисель, сразу же ввели нас в мир танго портеньо. И Roberto, не щадя своих ног, танцевал со мной по крайней мере по два часа на каждом вечере, тем самым привлекая ко мне внимание других танцоров. В результате даже сам Julio Balmaceda (знаменитый аргентинский танцор) заранее забивал date, чтобы «успеть» со мной потанцевать в зале. Мой муж часто уходил в родные ему Буэнос-Айресские места. Сидел в одиночку в кафе, вспоминая свои первые поездки и трогательно размышляя над смыслом жизни, а также западной суетой сует, которая казалась ему такой бессмысленной. Ежедневные многочасовые упражнения, посещение практики и част
-
ных уроков, занятия с самими Маэстро, посещения ночных милонг, покупки танцевальных туфелек, празднование совместных дней рождений, соро
-
каградусная жара Нового года, бесконечные посиделки с танго-коллегами и обсуждение всевозможных танго-пассов... В Буэнос-Айресе шел дождь. Мы вернулись в нашу зимнюю и холод
-
ную Голландию, заранее переодевшись в самолете в теплую одежду. Выш
-
ли из аэропорта, съежившись и сжавшись от неожиданного мороза. Тогда я приняла решение навсегда покинуть оркестр для того, чтобы посвятить себя аргентинскому танго. Через неделю я уезжала в оркестровый тур по Германии, где в ко
-
ридорах под недоуменные взгляды коллег бесконечно крутила всяческие пассы. Помню, как наткнувшись в Германии на журнал с изображением танго-пары на обложке, долго и ностальгически вертела его в руках... и, в конце концов, прервала свой тур. Просто коротко сказала о том, что ухо
-
жу из оркестра и больше не вернусь. Села на поезд и уехала в Амстердам, где неделей позже давала интервью одной из центральных городских га
-
зет. Рассказывала о своих впечатлениях от Буэнос-Айреса и танго. Забавно, что я ни разу не столкнулась с какой-либо недоброжела
-
тельностью со стороны оркестрового менеджера и была на сто процентов им понята. Оркестр проводил с шиком и блеском, устроив специально для меня (и для других, покидающих оркестр коллег) небольшой банкет. На нем говорили, что даже наша голландская принцесса Maxima не научилась так хорошо говорить на голландском, как я за короткий промежуток вре
-
мени, а также что Maxima, в отличие от меня, получила гражданство чуть ли не в подарок. P.S. Ровно через год мы вернулись в Буэнос-Айрес, где наблюдали знаменитый переворот 2001-2002 годов. Когда Casserole вовсю стучали в кастрюли, магазины закрывались и обворовывались, на улицах строили баррикады, разорялись банки, когда становилось даже немного страшно. Мы не выходили из дома, собирались нашей компанией танго-коллег, пели песни под гитару и танцевали... Mi Buenos Aires querido…
Tags:
Места
il-e Пидометр. Случай из жизни
Постоянные френды и френдессы знают, наверное, что порой я об
-
лачаюсь в невидимую мантию работника высшей школы. И веду практи
-
ческие занятия, лекции, принимаю экзамены и зачеты. Недавно вот был случай.
В конце июня пришли двоечники. Т.е. я их один-два раза видел за семестр (в принципе, расстраивался не сильно). Сдают зачет. Предмет — «Гидравлика». Там были на практических работах трубочки, по которым замеряются пьезометрическое давление и скоростной напор. И называют
-
ся трубочки соответственно «пьезометр» и «трубка Пито». Дошло дело до этих трубок. Спрашиваю у одного: «Вот это что у вас на рисунке изобра
-
жено?» Там пьезометр-трубка. Он: «Пидометр». — Я: «Как-как?» — «Пи
-
дометр»!
Тут я впал в легкое смущение, еле сдерживая смех.
— Вы уверены?
— Да. Пидометр.
Тут подзахикикали два его товарища, ждавшие своей очереди на сдачу. И тогда меня толкнуло на хорошую шутку, над которой мы все вме
-
200
Блогопаdt
201
Живой
@
льманах
сте смеялись. Постарался сделать серьезное «преподское» лицо и прого
-
ворил «риторическим голосом»:
— Да… Хороший, конечно, был бы прибор...
Tags:
Вылетит – не поймаешь, Повседневность
gargona80
Оборачиваюсь... стоит мой ангел с милицейской дубинкой (успешно конфискованной дедушкой в драке с пьяными ментами) и говорит:
— Ты будешь играть со мной в прятки? А то я буду тебя бить!!!
Tags:
Вылетит – не поймаешь
zverovich
Правдивая история старой провы, которая победила проклятие египетских фараонов
Прова — это ни в коем случае не старая карга, а пожилая дама, хотя в данном случае можно и перепутать.
Так вот, эта прова проживает сейчас на ПМЖ в Эстонии, хотя из
-
начально русского происхождения. (По правде, она, конечно, еврейка, но в годы гражданской войны ее семья дорого заплатила паспортистке за новые метрики). Прова Вика все время находится в гуще идиотских собы
-
тий. Можно сказать, это ее стихия. Виной тому, разумеется, злой рок и чуть в меньшей степени тяга к приключениям. Собственно, этим она и примеча
-
тельна, а вовсе не тем, что прова, или тем, что съела старые метрики.
Всю сознательную жизнь прова Вика болеет бронхиальной астмой истероидного склада и столько же времени любит денежки. Это две равно
-
сильные движущие силы, которые толкают ее вперед, подхватывают вих
-
рем и уносят в пучину житейских неурядиц.
Чтобы лучше вообразить себе 3d–образ провы Вики, представьте русскую женщину в описании Некрасова, помножьте на десять, суньте в карман депутатскую неприкосновенность, прибавьте аццкую изюминку еврейского народа, дайте воображению дорисовать обманчивую немощ
-
ность — все это по модулю и будет прова Вика. Коня на скаку, в горящую избу — это для бывшей неблагонадежной гражданки, к тому же ветерану ВОВ — цветочки и баловство. В 1990–е, когда она жила в России, ее боя
-
лась вся окрестная шантрапа, бесхозные собаки, советские продавщицы и заодно милиция. С ней даже не хотели связываться другие провы, потому как себе дороже. Помнится, был случай, когда она не на шутку схлестну
-
лась с соседкой по лестничной клетке. Соседка считала, что прова Вика значительно громче шоркает по ночам. Соседка — глупая курица — люби
-
ла среди ночи нагрянуть в гости к прове Вики, стучать, звонить и террори
-
зировать, доказывая свою правоту.
Точка в споре была поставлена, когда у Викуси на фоне растрачен
-
ной заначки порвался натянутый аки тетива нерв. Вырвав из натюрморта (раньше много где были такие страшные, пластиковые наборы — яблоки, груши, виноград) черную сливину или крупную виноградину, прова Вика бросилась на соседку все равно, что на амбразуру, угрожая фруктом, как гранатой, готовая вот-вот выдернуть чеку.
Прова Вика орала, что, если соседка немедленно не уберется на
-
всегда, она (то есть прова Вика) за себя не ручается и сейчас же подорвет себя, соседку и вообще всех. Соседка, видя, что ей угрожают сливиной и вот-вот выдернут чеку, не на шутку струхнула и убралась навсегда, а по
-
том и переехала прочь из сумасшедшего дому.
Даже в самые нестабильные времена прова Вика всегда имела при себе несколько паспортов, на всякий случай: старый советский, новый рос
-
сийский, эстонский не гражданина, эстонский гражданина. Понятно, в жиз
-
ни бывают всякие ситуации, и запас паспортов, валюта всех стран мира, капсула с кураре еще никому не мешали.
Если бы прова Вика не вышла вовремя замуж и не родила детей, она могла бы прожить совсем иную жизнь: полную опасностей жизнь меж
-
дународного шпиена или террориста такого же высокого класса. К тому и сейчас, надо сказать, бывают предпосылки. Однажды ее сняли с самолета во Франкфурте с рейса Таллинн–Атланта.
Как трижды герой бронхиальной астмы, прова Вика уже изжила 70 процентов своих легких, что, однако, не мешает ей курить паровозом. Но чтобы жить, она вынуждена всегда и везде передвигаться с сумочкой и кислородным баллоном. Но в самолет, по правилам безопасности, не пускают со всякими баллонами. На борту для астматиков предусмотрен запас сжатого кислорода, и за его использование нужно заплатить вместе с билетом. А нам этого не надо. У нас есть свой баллон, бесплатно выдан
-
ный в больнице.
Эстонцы покобенились, но в итоге выписали разрешение на пере
-
лет с баллоном. А на дозаправке во Франкфурте те же сотрудники Эстони
-
ан эйр катали прову на инвалидном кресле, чтобы она не переутомлялась на длительном перелете. Немцы же, увидев на рентгене странный метал
-
лический предмет, странно переполошились, арестовали прову и отволок
-
ли в тайную комнату для допросов с пристрастием.
Пока нашли переводчика, способного перевести с эстонского раз
-
решение на провоз баллона (хотя по закону это разрешение недействи
-
тельно), прошло несколько часов и самолет улетел. Прова Вика надеялась повидаться в Америке с дочерью. Дочь, в свою очередь, оплатила ей билет туда-сюда. А тут самолет улетел, билет тю-тю, да и разрешение липовое. Прова не очень хорошо шпрехала зе дойч, но слово «фашисты» вполне себе знала, чем неустанно напоминала все два часа допроса.
В итоге немецкие офицеры ослабили хватку и посчитали за благо первым же самолетом избавиться от провы. Но баллон не отдали. Другой бы на ее месте радовался, что его посадили на нужный рейс, а не отправи
-
ли куда-нибудь в экваториальную Африку, но прова Вика сочла себя оскор
-
бленной. И подала в суд на немцев, и судилась, и отсудила свой баллон 202
Блогопаdt
203
Живой
@
льманах
обратно, и через год (!) он вернулся к ней невредимый.
А вот недавно прова Вика решила улучшить свое материальное по
-
ложение. И не то чтобы ей чего-то не хватало, просто больше лучше, чем меньше. Она продала свою трехкомнатную квартиру в пригороде Таллинна и купила однушку на выселках Эстонии, зато с доплатой. Что по размерам страны означает, что до нужной больницы — а ей как астматику часто и много чего надо от врачей — часа три общественным транспортом. Злые языки поговаривают, будто она окончательно сбрендила, но это не так. Во всех ее действиях явно проглядывает дьявольский умысел.
Однушка была без ремонта, без отопления, даже без печки и в сыром месте, но и это не испугало заслуженного инвалида легких. Прова Вика с энтузиазмом принялась за ремонт: заказала нехилую душевую кабину, вы
-
звала бригаду по установке пластиковых окон, им же пообещала оплатить возведение парников перед окнами. И уже вплотную подобралась к смене обоев, решительно сорвав старые газетные покровы, как тут заболела не
-
ведомой гусиной проказой, так что пришлось вызывать неотложку.
Дохтура из национальной больнички долго ломали голову, пре
-
жде чем сообразили, что это за хворь такая. Долго отказывались верить своим глазам и Викиным анализам, но в итоге пришлось признать — это аспергилла. Самый патогенный грибок из всех существующих. Так, обна
-
руженный в гробнице Тутанхамона, он выкосил всех, кто присутствовал на вскрытии древнего саркофага. Собственно, откуда и пошла вся эта исто
-
рия с проклятием фараона.
Не знаю, как насчет всего современного мира, но в Эстонии еще никому не удалось выжить после заражения аспергиллом. У провы Вики этот злосчастный грибок поселился как раз в остатках легких. Врачи не обнадеживали, ссылаясь на многие побочные факторы: если бы она хотя бы не болела астмой… Или бы вот меньше курила, тогда… Родственники в мыслях уже попрощались с Викусей.
Прова Вика впала в кому, что, с одной стороны, было даже хорошо: из комы она не могла больше разменивать трехкомнатные квартиры и за
-
казывать установку парников. И даже, к своему счастью, не видела, как в больницу царапались все ее кредиторы, жаждущие расплаты за ремонт. Но и кома долго не удержала прову. Через два месяца бдений она вполне окрепла и хорошо ела с ложки. Еще несколько месяцев — и прова Вика окончательно пришла в себя. Первое, что взволновало ее по приходу в со
-
знание, это судьба старого матраса, куда она припрятала немного денежек на старость…
В этой ситуации больше всех опупели врачи. Пытались оправдаться: мол, сами не знаем, как такое возможно… Кто-то из них даже защитил на легких Вики докторскую. И теперь ее, как Шарикова, кажут на врачебных конференциях и балуют в буфете.
Tags: Портреты
v-pychick Про макароны
По-моему, самая лучшая в мире еда — это макароны. Очень я люблю макароны. Просто обожаю. Могу их есть каждый день три раза: на завтрак, обед и ужин. Когда был жив мой дедушка, он с таким же примерно почте
-
нием относился к бабушкиному борщу. То есть ел его буквально три раза в день. По большой тарелочке наворачивал. Ну и я вместе с ним, когда гостил в славном городе Беломорске, — тоже не отставал. Со стопочкой водки этот борщ был божественным. А вот картошку я не люблю. Совсем не люблю. И тому есть причины. К примеру, в голодном моем детстве эту картошку я сам сажал. Каждую весну. Потом я ее окучивал. Два раза за лето. Поливал ее из шланга. Раз в неделю или два. Потом ее копал в сентябре, сушил и перебирал, в мешках возил в подвал, а потом — в гараж. Зимой приезжал в это помещение, провонявшее картошкой, и перебирал ее, обрывал ростки, а один раз даже очищал ее от крысиного г..на. Год был такой, неудачный: мы хранили кар
-
тошку не в своем подвале, а в подвале страшного мужика, звавшегося Азиатом. Уж не знаю, имя у него было такое или кликуха, но мужик был стремный, весь заросший диким волосом, жил на отшибе в деревянном доме на Рубежной улице. И вот в его подвал прокрались крысы пожрали половину нашей картошки, а другую половину обгадили и понадкусывали, как могли. Надо ли удивляться теперь тому, что я не люблю картошку? К слову, младшие браться мои тоже эту самую картошку очень не любят. Возможно, это оттого, что раком в картофельном боровке стояли мы вме
-
сте.
А вот макароны — это что-то. Будучи студентом славного «Воен
-
меха» и проживая в общежитии на набережной Обводного канала, 161, я готовил макароны разными способами. Я их варил и жарил. С маслом и без. С майонезом и кетчупом. И с кетчупом и майонезом. В особо удач
-
ные дни — с сосисками. В дни похуже — с куриными кубиками «Магги». В совсем ужасные дни я воровал макароны у соседей. И ел их с наслаждением. А еще у меня был одно время сосед по комнате, Руслан Графов, он же Руся, он же Децл. Приехал учиться к нам Руся из славного города Сегежа, что в Карелии. И привез он с собой замечательный рецепт макарон – мака
-
роны с килькой в томате. Рецепт простой: варишь макароны, лучше всего рожки, а потом, только-только слив воду с них, вываливаешь в кастрюлю целую банку кильки в томатном соусе, а лучше даже две, перемешиваешь это все до однородной массы и ешь это все с превеликим удовольствием. Дешево и сердито. И очень увлекательно – килечьи глазья, твердые, как подшипники, очень любят забиваться в дырки в зубьях, откуда их потом крайне трудно выковыривать.
Где-то сейчас сосед мой Руся? В Питере ли, в Сегежу ли вернулся? Теряется след его лет семь назад. А макароны с килькой я и сейчас лю
-
блю, только не ем. Ем без кильки. Очень быстро и очень жадно, пока не отняли.
Tags:
Личный опыт, Повседневность
204
Блогопаdt
205
Живой
@
льманах
alkhimik
Drink up with me now,
And forget all about
The pressure of days.
Do what I say,
And I'll make you okay,
And drive them away
The images stuck in your head.
E. Smith. «Between the Bars» У меня в гостях сегодня мурашки. То, как я воспринимаю свой Го
-
род, — это мое, и никто, кроме меня (к величайшему сожалению!), никогда не воспримет этот Город таким. Почему?! Только в этом Городе живет та единственная, самая красивая, самая добрая, умная и нежная. Пожалуй, эта причина уже объясняет все. Но я попробую сказать больше.
В этом городе тебя может окликнуть самый настоящий мент, рас
-
целовать твои бритые щеки, спросить, как ты живешь и куда ты пропал, и, взяв с тебя обещание появиться в скором будущем, распрощаться столь же нежно. И ты пойдешь... Долго и безуспешно будешь потом вспоминать, откуда он взялся в твоей жизни.
Сегодня ночью я встретил одного своего друга — мальчика, продающего раскраски возле супермаркетов. На мои распросы о том, как ему живется, он ответил:
— Неважно в последнее время. К кому ни подходишь, один и тот же ответ: «Кризис, Азиз джан»… Все будет хорошо, правда?
Если б я знал, если б я только знал... Тогда, возможно, не слушал бы сейчас ужасно нежного Элиота Смита, едва сдерживая спазмы мышц, окружающих слезные железы, а лежал бы и дрых, как пьяный герой Буковского...
Это единственный Город. Потому что тут в начале Весны всегда Осень. Вы замечали, в Ереване листья опадают бешеными блекло-желтыми потоками именно к началу Весны? Именно поэтому (а может, это просто мои больные, романтичные фантазии) Весна тут всегда несет в себе след прошлого, чего-то печального... Мой Город — это люди или, иногда, их полное отсутствие. Мой Город — это не вино, ударившее в голову. Это ощущение оранжевых фона
-
рей и чувства, которые невозможно скрыть в себе. Это воспоминания: ино
-
гда минутной давности, бывает даже о будущем. Это все любимые песни. Это Луна. И обязательно запах ее волос — это самое главное.
В моих ушах сегодня весь день печаль. Голос, который разбудил все светлое из недавнего прошлого… Сегодня я шагал и шагал, и все никак не мог добраться домой. А может, я просто шагал дома.
People you've been before
That you don't want around anymore
That push and shove and won't bend to your will
I’ll keep them still
E. Smith. «Between the Bars» Tags: Места, Повседневность
vas-ya
Бывает так:
Ты редко заглядываешь в себя. Там пусто. Ничего нет. Все умерло. Иногда ты видишь какой-то росток, он рахитично пробивается, он искрив
-
лен, он тянется вверх. Некоторое время ты равнодушно наблюдаешь, а по
-
том берешь тяпку.
И так:
Есть люди, которых нельзя подпускать близко. Не успеешь оглянуть
-
ся, а он уже занял место у тебя внутри. Прошло еще немного, и вот он уже сидит, положив ноги на твой антикварный столик, и мусорит на дубовый паркет орешками. Потом появляются его мебель и родственники. Собаки, кошки и хомяки. И тараканы!!! Когда ты начинаешь кормить его тараканов, пришло время действовать. Это выжигается напалмом, только так.
Или:
Там никого нет, ты это знаешь. Но наступает ночь, и слышен легкий шорох. Ты пристально вглядываешься в потемки и выхватываешь из тем
-
ноты взгляд огромных, грустных глаз. Это не лечится.
Или вот еще:
Нет никого, все умерло. Тишина. Ты вглядываешься и вслушиваешь
-
ся, напрягая даже копчик, просматривая нутро до... Но тихо, ты расслабля
-
ешься и наслаждаешься покоем, и тут бах-бабах!!! Что-то с шумом падает на тебя сверху куда-то туда, вниз, и молчит. Оно может молчать годами, но сомневаться не приходится, все равно даст о себе знать. Рано или поздно, так или иначе. Всегда можно отложить на потом.
И да:
Ты сидишь, у тебя дела (дом, работа, дети, коровы, здоровый сон, чтение, музицирование при полном отсутствии слуха), ты занят. Но мозг активно подает сигнал, что кто-то сейчас сидит и смотрит на часы... и взды
-
хает, и ждет. Ты игнорируешь мозг, он настаивает. «Если нет арфы, возьми бубен», – говорит мозг и начинает тебя теребить. Ты берешь молоток и ударяешь по себе больно. Все, мозг занят. Никто никуда не идет. :)
Ну и последнее, это край:
Ты заглядываешь в себя и понимаешь, что вас там двое. И он – это ты. Нужно звонить и вызывать бригаду, это не лечится, но купируется ме
-
дикаментозно.
Tags:
От души
206
Блогопаdt
207
Живой
@
льманах
amigooo
Медведицкая аномальная зона — одно из самых загадочных мест в мире. А из мест, в которых человеку ничего явно не угрожает, пожалуй, самое опасное. В августе я собирался в очередной раз ее посетить, но по
-
ездка не получилась. Поэтому представлю небольшой отчет, основанный на опыте прошлых пребываний в этом интереснейшем месте. Из Волгоградской области в Саратовскую (а может, наоборот?) на не одну сотню километров тянется Медведицкая гряда. По сравнению с настоящими горами это, конечно, не горы, но здесь, в степях, их иначе и не назовешь. Участок гряды, находящийся почти на границе областей, из
-
вестен своими необычными явлениями. Это так называемая Медведицкая аномальная зона.
Условным центром зоны можно считать Синюю гору — группу воз
-
вышенностей, с которых окружающая местность просматривается на мно
-
гие километры. На одном из склонов этой горы и разбивают ежегодно лагерь участники Медведицкой экспедиции, организуемой объединением «Космопоиск».
Основной достопримечательностью зоны являются НЛО. Они здесь встречаются разные. Чаще, чем в других местах, наблюдались треуголь
-
ные, или «бельгийские», летательные аппараты. То, что это именно аппа
-
раты, сомнения не вызывает: некоторым членам экспедиции удалось раз
-
глядеть такой объект детально. Помимо НЛО здесь наблюдались хроноаномалии, интенсивность ко
-
торых иногда достигала нескольких часов в сутки, различные загадочные световые эффекты, шаровые молнии, находились странные артефакты. Здесь исчезали люди, и здесь был случай самовозгорания человека — по
-
жалуй, единственный достоверно зафиксированный случай у нас в стране. Деревья здесь выгорают изнутри, оставляя свою внешнюю часть, словно оболочку, почти нетронутой. И еще многое другое: необычное, интересное, иногда кошмарное и невероятное.
Синяя гора. Это лесистый холм протяженностью несколько киломе
-
тров, который известен местом базового лагеря, а также двумя необыч
-
ными явлениями: аномальными березами и обожженными шаровыми мол
-
ниями деревьями. Березы здесь действительно ненормальные: стволы и ветви выворачиваются так, как я нигде больше не видел. Деревья так не растут. То, что кажется лежащим бревном, на самом деле является ство
-
лом живого дерева. Здесь практически все березы такие, они производят впечатления какой-то болезненности, уродливости. С другими деревьями такого не происходит.
Одно из мест Синей горы известно как Склон бешеных молний. Име
-
ются в виду шаровые молнии, которых здесь, судя по их следам, необыч
-
но много. Их можно увидеть в любом месте, однако следы их пребывания сконцентрированы на Синей горе. Вернее, на этом самом ее склоне. Почти каждое дерево имеет обожженный участок ствола на высоте 1—1,5 метра от земли. Если у дерева обожжена лишь кора, то оно растет дальше. Если его «задело» сильно, то в этом месте оно ломается и засыхает. Ведущий российский специалист по шаровым молниям, посетив как-то по пригла
-
шению организаторов Медведицкой экспедиции Синюю гору, вынес свой вердикт: место уникальное, необходимо срочно создавать заповедник под эгидой ЮНЕСКО. Шаровую молнию я видел несколько раз, и только в этой зоне. Один раз метрах в ста, ночью, во время грозы. Я тогда не сразу обратил внима
-
ние на тусклую звезду над лесом, а она того заслуживала. Звезд-то быть не должно, все небо затянуто. Из звезды вырос шар с размытыми края
-
ми диаметром около метра, может, больше. Цвет — оранжевый, но блед
-
ный, не насыщенный. В бинокль хорошо просматривалась «живая» корона шара, переходящая в хвост как от кометы. Только хвост этот образовался не от полета тела. Шар практически не перемещался, только медленно поворачивался вместе с хвостом. Казалось, объект висит буквально над головой — ощущения незабываемые. Захватывающее зрелище длилось около минуты. Затем шар уменьшился до точки и исчез. Несколько позже, примерно на этом же месте, появились еще несколько шаров, но их суще
-
ствование длилось буквально пару секунд.
В другой раз почти весь лагерь наблюдал появление шаров над це
-
пью гор, находящихся на расстоя
-
нии несколько километров. Даже днем эти шары светили ярче, чем те, что я наблюдал ночью. Да и размер их был больше. Мне пока
-
залось, что они были не меньше деревьев, над которыми висели. Происходило это там же, где я их видел в первый раз. Шаровая молния — название, конечно же, условное. Потому что, насколько известно, настоящие молнии таких размеров не бы
-
вают. Поэтому, по-хорошему, надо бы писать их название в кавычках, ну да ладно… Дыры в земле. В том месте, где наблюдались шаровые молнии, в земле почти на вершине горы была обнаружена круглая дыра диаме
-
тром сантиметров на пятнадцать-двадцать. В предыдущем году ее не было. Стенки отверстия были неровными и черными, как если бы почва подверглась термической обработке. Неровность носила волнообраз
-
ный характер, будто объект при спуске (или поднятии) был упругим и мог сжиматься-разжиматься. Глубина вертикального хода около трех метров. При раскопках на этой глубине было обнаружено резкое изменение плот
-
ности грунта. Такое впечатление, что здесь раньше была пустота, которую со временем откуда-то сбоку занесло песком. В песке были обнаружены перегнившие остатки листьев и палок. На глубине шести метров откопа
-
ны две жабы, которые на поверхности «проснулись» и медленно уползли в траву. В виду большой затраты энергии и малых результатов, раскопки были прекращены. Соскобленная со стенок отверстия земля отправилась в Москву на экспертизу.
Аналогичную дыру местный житель обнаружил у себя в огороде. Все то же самое, но другая глубина – более десяти метров. Копать, ясное дело, там не стали. Что же это все-таки такое? Загадка! Единственное, что rromanov
Если любовь – это ответ, задайте другой вопрос, пожалуйста.
208
Блогопаdt
209
Живой
@
льманах
приходит на ум в качестве объяснения причины появления этих странных дыр — это работа шаровой молнии или того, что под этим подразумевает
-
ся. Ведь о ее природе пока еще ничего неизвестно, и, может, это вообще к молниям отношения не имеет. Конечно, никто не видел, как огненный шар входил или выходил из земли, оставляя эти отверстия, но там, на месте, глядя на них, других объяснений не находишь.
НЛО. Никаких инопланетных аппаратов мне увидеть не удалось. Хотя, с другой стороны, много раз приходилось наблюдать, как в ночном небе над лагерем зажигались, перемещались и мигали странные огни. Ни к чему иному, как к искусственным летающим объектам, их отнести было невозможно. Остались еще на всю жизнь в памяти другие неопознан
-
ные штучки. Однажды ночью, расположившись на горе в нескольких километрах от лагеря, я увидел, как по степи в мою сторону «скачет» огонек. Впечат
-
ление было такое, как будто его каждый раз выстреливают из ракетницы на небольшую высоту. Он снижается и почти гаснет, а затем снова взле
-
тает вверх, загораясь сильнее. Остановившись в нескольких метрах от меня, огонек исчез за деревьями и там беззвучно «взорвался». Вспыш
-
ка осветила стволы деревьев на десятки метров. Через полчаса явление повторилось. В трех-четырех километрах от лагеря находится место посадки треу
-
гольного НЛО. Он сел прямо на засеянное поле много лет назад. На следу
-
ющий год на земле все еще были видны следы от его опор. Сам же аппарат имел огромные размеры: длина меньшей стороны пятьдесят метров, двух других по восемьдесят. Когда начался пахотный сезон, запахать этот уча
-
сток не смогли: глохли трактора. С тех пор это место так и стоит заросшим треугольным островком в поле.
Как только я зашел в этот треугольник, вырубилась индикация дози
-
метра — прибора, измеряющего уровень радиации. Пришлось ориентиро
-
ваться на его звуковые сигналы, с радиацией все было в норме. Индикация заработала только через несколько дней, тогда же и выяснилось, что фото
-
графии, сделанные на этом месте, не получились.
Местное население — жители ближайшей деревни, находящейся от лагеря в семи километрах, — наблюдает НЛО постоянно. В отличие от рай
-
центра (25 километров от лагеря), где поведать о подобных вещах может далеко не каждый, любой деревенский расскажет о собственном наблюде
-
нии дисков, шаров, прожекторов и т.п. Это касается и случаев обнаруже
-
ния следов НЛО на земле. Бригадир, охотно согласившийся подвезти меня по пути пару километров на мотоцикле, рассказал, что на днях на земле появилась правильная четырехгранная воронка. Объяснить ее появление он никак не мог. Учитывая, что здесь бывают только его знакомые трактора да косилки, приходится признать, что человек знает, о чем говорит.
Артефакты. Километрах в шести-семи от лагеря есть старая земля
-
ная насыпь в виде прямоугольной платформы. Ее высота полтора метра, площадь — метров 1500. Много лет назад ввиду непонятности происхожде
-
ния этой насыпи у ее края проводились землеройные исследовательские работы. Раскопки оказались успешными. Был найден так называемый «токопровод» — технологичный металлический предмет в виде изогну
-
того в нескольких местах под прямыми углами стержня. Длина его около 10 сантиметров. Анализ, проведенный в московских лабораториях, пока
-
зал: основной состав — никель, возраст — около 2000 лет.
Когда-то, миллионы лет назад, здесь было море. Вся степь и скло
-
ны гор усеяны доисторическими ракушками и белемнитами. Встреченные случайно лесники рассказали, что в деревне Г. нашли кости динозавра. В ответ на мое скептическое замечание по поводу принадлежности най
-
денных костей лесник ответил, что в сустав одной из костей входят два его кулака. При взгляде на продемонстрированные кулаки всякие сомне
-
ния отпали. По слухам, где-то в этих же местах были обнаружены останки доисторической акулы.
Рядом с лагерем усилиями членов экспедиции была построена ма
-
шина времени. Да, да, самая настоящая. Не фантастическая установка, конечно, на которой можно отправиться в другой век, а строение из железа и бетона, опутанное электрическими проводами, в центре которого время течет с другой скоростью.
Постройка установки была мотивирована тем фактом, что хроно
-
аномалии как-то связаны с действием НЛО. Еще задолго до ее запуска начали твориться необъяснимые вещи. Сначала от нее по всему лагерю распространился стойкий и сильный запах жженых изоляционных прово
-
дов (хотя провода, которыми был обмотан каркас установки, никуда не были подключены), затем раздавались стуки, шла радиация, наблюда
-
лось такое, что скажешь – никто не поверит. Отклонение скорости течения времени, полученное уже в результате запуска «агрегата», составило не
-
сколько секунд в час. Остроты к пребыванию в зоне добавляют и ядовитые змеи, которые, кстати, являются еще и продуктом питания для местного населения.
Tags:
Места
ebobat
Номера
Есть некая крупная компания, поле деятельности которой прости
-
рается чуть ли не по доброй половине матушки России. И стоит во главе этой замечательной конторы некогда военный человек, а ныне – полковник запаса.
Из Москвы на «Газели» в славный город Ярославль выдвигается молодой парень, водитель-экспедитор. В командировку типа, работающим в регионе бригадам подвезти материала. Выдвинулся. Езды до места на
-
значения часов пять с большим запасом, так как живое расстояние между крайними точками что-то около трехсот километров. Сутки нет бойца, вто
-
рые. Третьи... На четвертые заявился: с опухшей рожей, но довез все це
-
ликом и полностью.
Вызывают в офис, к шефу.
— Где был?
210
Блогопаdt
211
Живой
@
льманах
— Ну, это... Поломался я.
— А почему телефон не работал?
— Да работало все. — Поговори мне, я сам набирал тебя все это время!!!
— А по какому номеру?
Шеф минуту копается в ежедневнике и тычет пальцем в набор цифр: 810200177.
— В 102 ОО 177, — читает водила и начинает улыбаться: Это не мой номер телефона, это номер моей «Газели»!
— Иди, потом вызову.
Tags:
Повседневность
all-love-roff
День радио
Сегодня 7 мая, День радио — не день какой-то конкретной радио
-
станции, а День радио в целом. Мне тридцать один год, и в жизни у меня не так много того, что действительно важно. Моей дочери восемь лет, се
-
мье — десять. А на радио я работаю все тринадцать. Роман длиной в пол
-
жизни. Надо ли говорить о том, что радио значит для меня слишком много, чтобы я оставил 7 мая незамеченным?
Здесь я имею в виду радио в целом, а не какую-то конкретную ради
-
останцию. Я пришел на Радио в середине девяностых — ровно на закате той короткой, чудесной, светлой эпохи, когда первые FM-станции были от
-
крытой форточкой и глотком свежего воздуха; когда ты по именам знал всех диджеев, мог различить их по голосам, был влюблен в Жени Шаден, а по ночам сидел у открытого окна и записывал с радиоволн себе на старую аудиокассету понравившиеся песни. Радио было волшебством настоящим, живым, искренним — телевидение в этом смысле даже рядом не стояло. Оно разговаривало с тобой на твоем языке, и тебе у открытого окна было томительно хорошо от того, что ты не один.
Полжизни я знаю, как делается радио. Говорят, что те, кто хотя бы раз видел, как делаются колбаса и законы, перестают уважать и то, и дру
-
гое. А я по-прежнему люблю радио. Правда, и радио, и любовь стали други
-
ми. Я практически перестал слушать — радио в целом, а не какую-то кон
-
кретную радиостанцию. Мне кажется, — только кажется! — что то радио, которое было на протяжении двух-трех лет в начале девяностых, — вот оно было живым и настоящим. Просто потому что те, кто делал, понятия не имели о том, как делать нельзя. И делали то, что хотели. Они были лю
-
бителями: тот случай, когда «любитель» происходит от слова «любить». А сейчас все разом стали профессионалами… и радио стало невозможно слушать. Мне так кажется.
Живое должно удивлять. Поражать. Быть на грани иногда. Засту
-
пать за грань. Совершать ошибки. Оговариваться. Быть непредсказуемым и неуловимым в своем полете. Невозможно любить то, что ты можешь лег
-
ко предсказать. Удивляться хочу — а радио сейчас перестало удивлять. Не какая-то конкретная радиостанция — радио в целом.
Лишь в одном случае я по-прежнему ищу в машине Радио в магни
-
толе — когда мне одиноко и хочется, чтобы со мной поговорили. И со мной говорят, не отказывают. Там, в Радио, всегда есть голос, который напомнит мне начало девяностых, открытое окно, звезды и то ощущение, которое было так важно для меня. Наверное, это любовь.
Мне тридцать один год, и я по-прежнему люблю Радио. Не какую-то конкретную радиостанцию — Радио в целом.
Tags: События
da-slash
С утра ехал в маршрутке под плеер и услышал до боли знакомые звуки. Прислушался, вспомнил! Казалось, что это вопли мутантов, которые с хэдкрабами на башке! Огляделся — оказывается, ребенок плачет!
Tags: Вылетит – не поймаешь
dixiufa
Часто я не понимаю мужчин. Некоторые их поступки, поверьте, бе
-
сят меня до потери человеческого облика, а это нарушает мой внутренний фэншуй. Я страдаю и мучаюсь. Мучаюсь и страдаю. Может быть, их завез
-
ли с другой планеты? Почему они рассуждают так, а не иначе?
На женщин им забавно смотреть, панимашь! Почему, если женщи
-
на кидается охлаждать напитки кондиционером работающего автомобиля (там, в ногах, даже местечко есть вполне удобное именно для этого), то это им кажется нелепо-смешным? Кидается, между прочим, для них же, лю
-
бимых. Почему, если, собираясь за город, она положит кроссовки в пакет с дыней, а тапочки в тазик, это опять вызовет их улыбку? Ну а если паке
-
тов больше нет под руками? И пустой тазик — это так удобно, чтобы туда что-нибудь положить! А для устранения запаха изо рта кота травмировать бедного Ваську щеткой с зубной пастой — это для них нормально, да? А взять самую из злободневных тем — тему пития. Как это: мало вы
-
пить — много не бывает, бывает маленько многовато перепить? Лично мне непонятно, почему это самое «маленько многовато» обычно ускользает от них, как линия горизонта? Неужели так сложно определиться, сколь
-
ко можно принять на грудь, а сколько будет уже мешать ориентироваться в пространстве? И во времени тоже, кстати, будет мешать. Точнее, мешать оно будет совершенно не кстати.
Правда, еще чаще мне кажется, что я совсем не понимаю женщин. Ну да, любая женщина в период ПМС вынесет мозг самому Ктулху. Вот это 212
Блогопаdt
213
Живой
@
льманах
я понимаю четко. Поэтому я стараюсь их оправдать. Если, скажем, своя же сестра, собираясь со своим спутником в поездку на спидвей в соседний город, решает прихватить пару вечерних платьев, то тут ее я ее понимаю. Ну а вдруг случай подвернется? Вот это самое «ну а вдруг» — и есть цен
-
тровое оправдание всех женских поступков, и вот как раз его-то я пони
-
маю отлично. Действительно, случаи бывают самые разные, и настоящая женщина всегда должна быть к ним готова. Да и места платья занимают, я убеждалась не раз, совсем немного.
А что значит в мужском понимании «переживать»? Вот этого мне не понять никогда…
Пару дней назад планы на вечер в нашей семье разошлись на диа
-
метрально противоположные. Так бывает, суть не в этом. Зная, что супруг отбывает в кафе «Гараж» на собрание с последующим бурным обсужде
-
нием разных важных историческо-исключительных мужских проблем, типа «охранник-бестолочь», «электрик запил» и «когда, наконец, вывезут му
-
сор», я намылилась в гости к давней знакомой. У знакомой, как у истинно-
правильного представителя своей врачевательной профессии оказались неистощимые запасы коньяка и шоколада, поэтому домой я пришла, с трудом фокусируя расплывающиеся предметы вокруг. Не найдя в фокусе бла
-
говерного — что было вполне ожидаемо, еще не было и де
-
сяти вечера — я, утомленная, прилегла.
Проснулась я от громкого, но не очень внятного голоса, в котором все же можно было разобрать: «Наталь Виктрна, а где моя Люся?» Часы показывали 23:30. Не понимаю, как можно было не заметить моей уличной одежды на своем обычном месте и меня, любимую, не где-нибудь, а имен
-
но в спальне – тоже вполне обычном месте? Это так вот переживают, да? Мне стало тут же интересно: до обзванивая больниц и моргов дойдет или на этом поиски закончатся? Но эту мысль я додумать не успела, потому что ее потеснила другая: «Что же подумает Наташа?» — и я буквально вылетела из спальни. — Я дома! — Ой, Наталь Виктрна… она дома… Да, извините… А ты где была?
— Как где? Спала.
— А почему не вышла меня встречать, когда я пришел?
— Как я выйду, если я сплю?!
Нет, определенно «Умом мужчину не понять. Бессильна логики наука…»
Но мужская мысль продолжала работать:
— И вообще, где мой ужин?
— Ты же предупреждал, что ужинать не будешь.
— Да? Хм… Ну, все равно, я пришел, значит ужин должен быть rromanov
Знакомая — о ссоре с бойфрендом: «... и тогда я взяла себя в руки и устрои
-
ла истерику...»
на столе. А я уж потом решу, что с ним делать...
Неизвестно, к чему мужские рассуждения могли бы привести даль
-
ше. Поэтому я просто вернулась в спальню. Но уснуть никак не получалось. Меня душил смех. Наверное, нервный. Проснулась я уже утром. От звонка.
— Мам, ты вчера когда домой пришла?
— В девять.
— Как в девять? Мне папа звонил в одиннадцать, тебя искал.
— Я спала… Дома… Он просто меня не нашел.
— Ну так ведь искал! — Мне кажется, если бы я лежала у него на пути, он бы меня тоже не заметил. Так и перешагнул бы с телефоном в руках, беспокоясь, почему никто не жужжит вокруг?
— Ну, мам, он же переживал…
Смеялись мы уже обе. Нет, мужского переживания мне не понять. Или в данном случае имело место «маленько многовато перепить», кото
-
рое и внесло неразбериху в сознание?
Часто я не понимаю мужчин. Еще чаще мне кажется, что я совсем
не понимаю женщин. И как жить в подобном хаосе восприятий?
Tags:
Личный опыт, Портреты
slavjan
Ничего никогда не меняется еще и в том смысле, что в каждый отдельный момент времени кажется, что по-другому и не может быть, а следовательно, и не могло. Когда наконец-то находишь в этой мутной речной воде себя, то мало того, что все встает на свои места, так еще и тело наполняется уверенностью авианосца и вспыльчивостью гранаты. Главное, что никому не хочется ничего доказывать, никого ни в чем убеж
-
дать. Доказывать — только себе, убеждать — никого и ни в чем. Помня, что все приходит в свой день и час, спокойно сидеть и чи
-
стить каждый Божий день свое оружие, чтобы сделать один единственно точный выстрел в тот самый день, когда на склоне появится зверь. Много по кому соскучился, но не возникает ни малейшего желания никого из числа этих людей увидеть. Вы уж меня простите. Это лучше, чем сидеть, пить чай или пиво и пялиться в угол стола.
Tags:
От души
214
Блогопаdt
215
Живой
@
льманах
sgt-pickwick
Bella Italia
Наш преподаватель истории искусств во Флоренции был блестящий профессор по фамилии Беллини. Когда его спрашивали, не потомок ли он славных венецианских живописцев, прямо не отвечал, но давал понять... Он приезжал на лекции специально из Милана, где преподавал в знаме
-
нитой академии Брера. Как то, спустя годы, мы были в Брере и захотели его поприветствовать. Оказалось, никакой Беллини в Брере не преподает и никогда не преподавал.
***
Приятель доктор, рассказывает: приходит к нему на прием камио
-
ниста (водитель тяжелого грузовика). Жалуется на сердцебиение и дрожь в руках. Сработала интуиция: — Кофе много пьешь?
— Да нет, доктор, 16, ну 18 чашек в день. Неужели это от кофе?
— Не знаю, смотри сам…
***
Мой друг Бруно служил «срочную» в полиции, в Милане. Конечно, всякого навидался. Как-то речь зашла о психах. Был один, который разби
-
вал молотком светофоры на Порта Романа. Когда его попытались задер
-
жать, он вырвался, отнял дубинку у полицейского, залез с нею на светофор и кричал: «Я эту дубинку засуну вам куда-нибудь!» Приехали три патруль
-
ные машины, стоят. Бригадир-южанин говорит: «Случай серьезный. Надо звонить к Лоренцо, в бригаду антитерроризма». Приехал знаменитый Лоренцо, человек маленького роста, но очень решительный. Быстро подо
-
шел к светофору и тихо поинтересовался: «Мне товарищи сказали, что ты хотел эту дубинку засунуть им куда-нибудь, это правда?»
— Нет! — мгновенно ответил псих, спустился вниз и подставил руки для наручников.
***
Учимся в автошколе. Катаемся по полузаброшеной промзоне, где мало трафика, удобно. Инструктор Сальваторе показывает на старую фа
-
брику, всю в обрывках прошлогодних афиш, перед которой стоят три про
-
ститутки: «Вот тут потренируемся заезжать на тротуар. Только остановим
-
ся чуть поближе, чтобы не мешать синьоринам».
Tags:
Места
oduvanchik-ya
Привет, Мой Город! Ты как? Я так соскучилась по Тебе, бесконечно сидя в этих каменных холодных стенах, в Тебе, но как будто без Тебя. Я хочу написать Тебе письмо. Выучу строчки наизусть, а потом когда-
нибудь все же вырвусь на свидание к Тебе и буду долго-долго бродить по улицам, шепча их одними губами. Я буду признаваться Тебе в любви и вспоминать все, что у нас было. У Тебя и у Меня. Ты решил, что я прощаюсь? Нет, что Ты! Мне без Тебя никуда. Просто я, правда, очень соскучилась. Остановилась вдруг на работе и по
-
няла, что я не заметила уже две (!) весны, не приходила к Тебе смотреть на взлетевшие крылья мостов, кутаясь в шаль растворяющихся сумерек, не шлепала босиком по теплым летним лужам, мокрая до нитки и абсолют
-
но счастливая. А помнишь моих снежных баб? Когда я лепила и раскрашивала их до пяти утра, чтобы уже в девять проснуться от счастливого смеха соседской дочки? Как я могла так надолго забыть обо всем этом? Не видеть превращения проснувшейся почки в теплую кленовую ладошку, не шуршать потом укрывшими на зиму землю листьями, бродя по аллеям Летнего сада в разноцветном кленовом венке?
А помнишь, как Ты утешал меня, когда я горько плакала об умер
-
шей любви? Казалось, что жить больше незачем, но Ты обнял меня кры
-
лом свежего ветра, и мы бродили всю ночь вдвоем. Ты поплакал над моей бедой осенним дождиком, и мне почему то стало легче. Я ведь потом рас
-
сказывала Тебе первому обо всех своих радостях и бедах. А Ты слушал. Слушать так, как это умеешь Ты, не может никто. Это я тебе точно говорю. А как в детстве мы с папой гуляли? Любимый маршрут: Горьковская, зоо
-
парк, зоомузей, Гостиный двор, домой. Он еще все время шутил: «Светля
-
чок, ты, была б возможность, поселилась бы в зоопарке?» И смеялся, глядя во вспыхнувшие счастливой надеждой глаза: «Шучу, родная, не селят там результат теории Дарвина». А когда его не стало, я начала гулять с Тобой. Ты ведь знаешь, как я люблю подолгу смотреть на твоего отца-
создателя, Великого Петра. Мы родились с ним почти в один день, толь
-
ко я несколькими веками позже, впрочем, я уже говорила Тебе об этом. Интересно, он чувствовал такую же безграничную любовь к Тебе, как я? Хотя о чем я говорю?! Невозможно не любить такое прекрасное творенье, особенно, если сам его создал. Заметил, что я на свиданьях с Тобой частенько читаю стихи? Это, наверно, из-за того, что влюбленное сердце всегда немного романтич
-
но. Да и строчки ты сам мне приносишь с ветерком-посыльным. Это Твои подарки мне. Я всегда буду их хранить, ты знаешь…
…«Светлана Анатольевна! Чем Вы занимаетесь уже целый час?!» - из мира грез меня резко вырвал сердитый голос Начальника. — «Пись
-
мо пишу… Городу… Извините…» Недоуменно-удивленный взгляд, нерв
-
но руки в карманы. — «План работы на 46-ю неделю готов? А бюджет 2006 года по подразделению? Давайте сюда, надеюсь, Вы все предусмо
-
трели. Продолжайте работать, коммерсанты уже передали корректиров
-
ку плана продаж. Мечтать дома будете!» Ушел, оставив приятный запах «Lacoste» и пустоту в душе…
…До свидания, Мой Город! Я обещаю, что скоро-скоро вернусь к Тебе. Навсегда…
Tags: Места, От души
216
Блогопаdt
217
Живой
@
льманах
hohams
«Когда наши с вами предки ходили на четвереньках, крыса уже была оформившимся корпоративным животным. И сейчас их гораздо больше, чем нас» (главный санитарный врач РФ Г. Онищенко).
…Да, человек стал корпоративной крысой только в ХХ веке.
Tags: Вылетит – не поймаешь
shy-geisha
Над улицей медленно плыла довольно внушительная туча.
Туча хулиганила. Было такое ощущение, что на ней сидит кучка не
-
воспитанных детей Ильи-пророка и плюет на прохожих внизу: капли дождя были очень редкими и крупными.
Казалось, что плюют на спор: — А я попаду этому дядьке прямо в лысину! (действительно, на го
-
лове у него была небольшая, очень аккуратная круглая лысина, почти тон
-
зура). — А я... а я... я попаду ей в правый локоть!
— Мазила! А я попаду вон в тех двух девиц по пять, нет, по десять раз подряд!
Потом туча перестала плеваться (видимо, кто-то надрал сорванцам попы) и чинно поплыла дальше.
Tags:
От души
vsyako
У меня сын, оказывается, оригинал. :) Сегодня в школе им зада
-
ли задание: нарисовать мальчикам портрет любой девочки из класса, а девочкам — портрет мальчика. И чтоб сходство было.
— У нас все мальчики Аню рисовали, а я Лизу нарисовал.
— Аня, наверное, самая красивая девочка в классе?
— Нет, обычная, как все.
— Наверно она всем мальчикам нравится?
— Нет.
— А почему же ее все мальчики, кроме тебя, рисовали?
— А потому, что у всех девочек жилеты синие, а у Ани красный.
— Но тогда, как же все догадались, что ты именно Лизу рисовал?
— А никто так и не догадался! (С гордостью).
Tags:
Вылетит – не поймаешь
tushisvet
В детстве будущее представлялось ярким и отчетливым, как книжка-
раскраска. Вот вырасту, и будет у меня свой дом, холодильник, а в нем кастрюля с борщом, котлеты в эмалированной мисочке и обязательные лекарства на дверце. А в спальне под кроватью будут стоять и дожидаться зимы важные банки с вареньями и соленьями. И еще хрустящая парадная скатерть для гостей, и парадные же тарелки, и среди постельного белья пустой флакончик из-под «Красной Москвы». Для запаха. Раз в неделю влажная уборка и стирка. В октябре — запихивать в оконные щели старую вату, а другую, побелее, класть между рамами. Летом — стирать во дворе ковры, поливая их из резиновой кишки. Короче, все как у людей. Только я надеялась, что мне разрешат не заводить себе Гриб. У нас на кухне жил такой, плавал в баллоне бледный и склизкий. Храбрая мама кормила сле
-
пую дрянь сахаром и заваркой. ***
«Вы хотите об этом поговорить?» — «Да, доктор, я хочу об этом поговорить. Послушайте, доктор, как вас там, у меня ничего не получилось, герр доктор! Мне не удается разговаривать с нормальными женщинами! Я не умею про свекровей и цены на золото, и они это чуют. Сразу чуют об
-
ман! Мигом распознают чужака и не принимают в свою компанию. Даже в роддоме, где пахнет молоком и кровью, а все разговоры про то, что вот бы мужикам хоть один разок родить — тогда поняли бы, меня исключали из беседы. Приглушали голоса, косились подозрительно. Бросьте записывать, доктор, сядьте ко мне, и я расскажу вам про картину. На ней рушится город, и город горит, падают с крыш какие-то статуи, потому что Везувий проснулся, и это последний день. И никакая вата между рам, никакие котлеты никого не могут защитить. Мне не снится банан, доктор, и зонтик с рыбой тоже не снятся. Мне снится, что я оттуда. Напрасно пожилая некрасивая учительница на уроках труда объяс
-
няла, как строить выкройки, вгоняла в краску стыдными словами “объем груди”. Зря втолковывала, как ухаживать за меховыми изделиями – это не пригодилось. Лучше бы научила, как бежать по улицам, закрывая лицо по
-
долом туники, теряя сандалию, задыхаясь от пепла, понимаете, герр?»
***
И вот возвращаюсь из отпуска, а дома — удивительные переме
-
ны. Новая ванна, краны, а еще унитаз. Любимый постарался. Надо же! Мужчины много чего для меня делали. Например, делали мне предложе
-
ния и детей, врали, женились, давали развод и деньги на карманные рас
-
ходы, писали стихи… Но в первый раз мужчина возвел в мою честь толчок. Мне бы радоваться, а я думаю — теперь, если срываться вдруг, все бро
-
сать — будет особенно жалко ванны, и сортира тоже. Куда срываться, дура, все спокойно, в доме даже комп завелся, ни
-
когда еще столько вещей не было, совсем буржуйка. Даже как-то странно. Картинка прямо как на одесском флэту у подружки, у Марьянки Муратовой, дочки той самой Киры Муратовой, которая «Долгие проводы», и «Короткие 218
Блогопаdt
219
Живой
@
льманах
встречи», и «Астенический синдром». Я как-то жила на этой квартире це
-
лых три дня. И все три – в шоке. Двери в ванную у Марьяши не было. Во
-
обще. Вместо нее висела красная тряпка, в молодости бывшая флагом Со
-
юза Советских Социалистических Республик. О мебели — умолчу. Была, конечно, как так, чтобы совсем не было? Но ее просто трудно было рас
-
познать под грудой шмоток, детских игрушек, разной дряни какой-то. Зато в углу гордо стоял очень даже иностранного гражданства телек (подарок от мамы Киры), и на прикроватной тумбочке рядом с засохшим пряником лежало настоящее жемчужное ожерелье (того же происхожде
-
ния). Помню, все рвалась убрать, хотя бы пыль вытереть, а Марьяна кри
-
чала: «Да ну его к чертям собачьим, Светка! Брось! Давай лучше говорить об интересном!» ***
«Доктор, вы думаете, я себя специально программирую на такую жизнь? Строю образ? Ну, вроде, богема, сильно духовная личность и прочее, и все материальное оскверняет, а быт — так вообще очень сильно, да? Не знаю, может, вы, со своими научными очками, и правы. А с дру
-
гой — да подите вы! Батареи текут? Пока не затопило нижних соседей и с утра не приходится ступать в лужицу у кровати — ерунда. Паутина в углу? Вижу, не слепая, но между мыслью “вот паутина” и движением руки, кото
-
рая нащупывает веник, чтобы ее смести, — разорвана связь. На “звОнит”, “брОется” и “рЕзетки” реагирую, на грязную посуду — нет. Не той силы раздражитель. Конечно, гостей приходится предупреждать — на этот стул садитесь осторожнее – разваливается, и разуваться не вздумайте, особенно если вдруг отчего-то в белых носках. И догадаться, что здесь живет женщина, можно только по забытому на стуле лифчику. Но ведь плакать, смеяться, ссориться, злиться, говорить, иногда писать и всегда помнить-помнить-
помнить, то есть делать то единственное, что для меня важно, — это не мешает. И я никогда не скажу мужчине, который подошел ко мне со всеми своими горячими руками, уже ко всему готовый: “Сдурел, что ли, видишь стирки сколько?” А через полезную дыру в противокомариной сетке с бал
-
кона приходят случайные кошки. Просыпаешься и видишь — пришла. Си
-
дит. Я неправильно живу, доктор?» ***
Странно: на то, что быт разъедает жизнь, что никакого тебе про
-
света, — плачутся только женщины. И все стараются, чтоб поживописней, потрагичней об этом рассказать, будто соревнуются. Вроде как в очереди в поликлинику, когда сидишь там и неловко, если твое среднее ухо меньше воспалилось, чем у толстой тетки слева. А вот мужики, холостякующие имею в виду, совсем не ноют. Они не парятся по поводу беспорядка. Либо забивают на это дело с легко
-
стью, либо с той же легкостью убирают. А иногда за них убирают другие. У меня так же. Всегда найдется тот, кто готов подмести, прибить, помыть и разморозить холодильник. Им, этим людям, вроде и не в тягость. Кажет
-
ся, они даже чувствуют себя как гринписовцы, которые спасают последне
-
го представителя редкой популяции, особого морского котика. И смотрят на меня как на котика — с симпатией, но покровительственно. Только мне не слишком нужно, чтоб убирали. Пусть лучше сядут и слушают, а я расскажу им эту вечную, одну на все времена историю, как горели дома, пепел падал на город, и Сережка Дмитровский был в термах и не успел, а Гоша Буренин вытолкнул любимую наложницу-нубийку, а сам тоже не успел, и как я вроде бы успела, спаслась, но на самом-то деле все еще бегу и бегу по тем кривым улицам, в одной сандалии. ***
«Доктор, скажите, я безнадежна?»
Tags: От души, Повседневность, Портреты
jj-ot-jeni
Стекольно-морозный креатив
Вот уже несколько месяцев как столбики термометров прочно застыли на минусовой отметке, а на замерзших стеклах появились причуд
-
ливые снежные узоры. Расчетливые водители общественного транспорта стараются экономить на топливе, и в салоне маршруток порой бывает куда холоднее, нежели на улице. Окна в салоне покрыты толстой коркой льда, поэтому от нечего делать приходится глазеть не в окно, а по сторонам. Народ всеми возможными и невозможными способами пытается занять себя хоть чем-нибудь, а заодно и проявить творческие способности.
Женщина средних лет с усталым лицом и тяжелыми сумками сидит на заднем сиденье. Щеки покрылись свекольно-красным румянцем от почти получасового ожидания автобуса на остановке. Она рисует украд
-
кой «следы гнома». Это когда теплым кулаком прикасаешься к стеклу, и получается «пяточка», а дальше остается только подрисовать маленькие пальчики, и вот как будто бы полчища маленьких человечков в полоса
-
тых колпачках и с киркой для поиска золота в горах протоптали дорожку в неизвестном направлении. Девочка-подросток с широко распахнутыми, совершенно кошачьи
-
ми глазами, прижимается лбом к разрисованному господином Морозом стеклу. В наушниках играет какой-то психоделический «тынс-тыдынс», а на глаза постепенно наворачиваются слезинки-бусинки. Длинным но
-
готком, выкрашенным в барбично-розовый цвет, она ковыряет на стекле сердечко со стрелой Амура, пронзившей его насквозь. Она еще не знает, что пройдет и это. Впрочем, возраст — дело ведь поправимое. Группа веселых студентов хихикает над каким-то скабрезным анек
-
дотом, который они читают с экрана «наладонника». Один из них рисует на стекле мужской детородный орган в стиле импрессионизма. Велико
-
му Сальвадору — гению с тараканьими усиками такие шедевры и не сни
-
лись. Завершающим штрихом служит подпись «Витек — гандон». Рыжий очкарик с конопушками на курносом носу, который, по всей видимости, и является тем самым Витьком, отвесив в адрес обидчика пару не со