close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Рецензия в полную силу

код для вставкиСкачать
Краткая критическая реакция на докторскую диссертацию Ничипорова И.Б. об авторской песне.
1
Рецензия в полную силу
«Не по злобе или неразумию возвожу напраслину
Производя инакомыслие крючкотворное
А вои имя Истины боголепной
О Песне нашей пекусь неустанно»
Орловский С.П., 2010
Мне хорошо знакома статья Ничипоров И. Б. „ Авторская песня как предмет
литературоведческого, лингвистического и междисциплинарного изучения“ (2008,
сайт www.bards.ru). Но, как-то я не придавал серьезного значения внешним
научным текстам, посвященным „нашей песне“ (самодеятельная, бардовская,
авторская). Вернее, я был весьма неплохо осведомлен о внешних научных изысках
в этом направлении, но они мне никак не помогали мне, как действующему автору и
исполнителю песен. Я обращал внимание только на натурфилософские изыскания
изнутри (Мирзаян А., Ланцберг В., Друп П.). Труды внешней науки, официальные
ученые диссертации о нашей песне (сегодня их примерно около 40), ни разу не
помогли мне как самодеятельному практикующему песневеду, а я этим грешу
более 20 лет. Зачем теория, если она не только глубоко не понимает практику, но и
не помогает ее осознанию в максимально возможных формах, не опережает ее, а
только идет понуро вослед ? Какие же тогда проблемы и вопросы она решает? Но,
все по порядку.
Еще надо сказать, что я сохранял бы свой флегматизм и далее, но ба,
начались теоретические чтения в московском центре авторской песни. Читая то,
что там происходит, тексты сделанных докладов и опережающие тезисы, я
разразился несколькими письмами, как оказалось адресованными лично самому
себе. В шлейф такой моей эпистолярной деятельности вошла и критика тех, кто
непосредственно не участвовал в теоретических чтениях. Особенное внимание
привлек новоиспеченный доктор наук Ничипоров И.Б. Причем таким образом, что я
решил полностью переработать реферат его докторской диссертации (Екатерин-
бург, специальность «русская литература», 2008) так, как если бы мне пришлось
самому писать докторскую диссертацию. Никакой личной неприязни к Ничипорову
И.Б. у меня не было. Просто Илья Борисович достаточно много написал по
известной мне теме и его текстовое наследие занимает выдающееся место в ле-
гально опубликованном и официально защищенном наукой пространстве. Мне
совершенно безразлично, что совсем недавно Ничипоров стал священником Ни-
кольского храма г. Красногорска Московской епархии. У каждого человека свой
путь. Моя рецензия не связана с нетерпимостью той или иной религиозной веры.
Что ж, культурная преамбула заложена. Здесь остался последний штрих. Вот
он. Автореферат моей докторской диссертации будет выложен в интернет нес-
колько позже, а сейчас я позволю себе размахнуться в песневедческом отзыве на
основные положения отмеченной выше статьи Ильи Борисовича Ничипорова, его
одноименной монографии(2006 г.) и его докторской диссертации «Авторская песня
1950 – 1970-х гг. в русской поэтической традиции: творческие индивидуальности,
жанрово-стилевые поиски, литературные связи».
Ничипоров И.Б
: „Идея синтезирующего взаимообогащения искусства слова и
музыки, живописного, пластического искусств явилась одной из ключевых в
художественном сознании ХХ века. При очевидной синтетической природе,
обусловленной взаимопроникновением поэтического слова, музыки, испол-
нительского мастерства, авторская песня в своих вершинных художественных
2
проявлениях была в первую очередь искусством слова
, литературным
феноменом, "новым руслом"[2] в отечественной поэтической традиции.“
Орловский С.П.
: Сначала просто уведомление. Авторская песня – это только
одна из песенных программ такого понятия как „Авторская культура песен“. Такая
культура составляет третий слой Культуры, наряду с „культурой профессиональной“
и „культурой народно-фольклорной“, по отношению к песне. Авторская культура
песен в пересечении с „нашей песне“, в русской культуре второй половины 20 века,
дает, как минимум, три песенные программы : самодеятельная песня, бардовская
песня, авторская песня. Эти программы имеют как различия, так и совпадения.
Например, две первые программы – это программы саморазвития сквозь песенную
материю. Факт достижения сферы искусства здесь вторичен, по отношению к
саморазвитию человека(стремление к личному совершенству) . Программа
„авторская песня“ действительно больше двух других программ заострена на „стать
элементом искусства“. Напомним, что искусство и саморазвитие направлены по
разному, даже представляют собой разные пути жизненного самоопеределения
человека. Смею утверждать, что искусство для Высоцкого было вторичным, на
первом месте было индивидуальное саморазвитие в песне. Его новаторское место
более в программе „бардовская песня“, чем в программе „авторская песня“. Хотя
свои песенным наследием он входит и программу «бардовская песня» и в
программу «авторская песня».
Теперь обратимся к фразе „авторская песня в своих вершинных худо-
жественных проявлениях была в первую очередь искусством слова“, из проци-
тированного выше текста от И.Б.Ничипорова. Предлагаю заменить „искусством
слова“ на „искусство смысла“. Тем самым, я настаиваю на особенном акценте
самого жизненного процесса. Придание этому процессу особенного пронзительно
акцента. В чем он ? – Важность жизни каждого человека и смысла самой жизни, по
большому счету. Саморазвитие человека на первом месте, а искусство – на втором
месте. Без попадания в поток саморазвития нет ни только поэта, но и нормального
человека. Почему, например Владимиру Ланцбергу нужно было лично встречаться с
автором песни ? – Да потому, что он хотел ошутить его источник саморазвития,
который лежит в основе создания песни. Чтобы убедиться в том, что услышанная
песня не есть просто подражание или случайное попадание.
Ничипоров И.Б. предлагает нам судить о результате, отбросив процесс,
подводящий к этому результату. Однако, сам по себе один результат не порождает
второй результат. Результат порождает не результат, а – подводящий процесс –
саморазвитие. Автор заканчивается, когда его саморазвитие останавливается.
Авторская культура – это пространство для людей с не остановленным
саморазвитием. Это действует для любого авторского творчества, в том числе и для
песенного.
Зададимся теперь вопросом : „что же изучает Ничипоров И.Б. ?“ - Не сам
процесс, а только его отражение в зеркале «поэзия» или «литература». Он
превращает понятие „авторская песня“ в равенство - „лучшие образцы авторской
песни“ = „поэтическая песня“, выдавая желаемое за реально происходящее, не
оставляя места ключевому понятию „не остановленное саморазвитие человека“.
Ничипоров И.Б.
: „В качестве исходной теоретической и методологической
основы нашего исследования мы принимаем развернутое определение авторской
песни, предложенное в монографии И.А.Соколовой [3] : "Авторская песня…– это
тип песни, который сформировался в среде интеллигенции, в годы так
называемой оттепели и отчетливо противопоставил себя песням других типов.
В этом виде творчества один человек сочетает в себе (как правило) автора
мелодии, автора стихов, исполнителя и аккомпаниатора. Доминантой при этом
является стихотворный текст, ему подчинены и музыкальная сторона, и манера
3
исполнения. В качестве дополнительных значимых характеристик выступают
такие, как личностное начало, собственная оригинальная традиция, эстетика,
стилистика, поэтика авторской песни".
В этом емком определении выделим ряд принципиальных моментов.
Во-первых, указание на социально-историческую, литературную и культур-
ную обусловленность явления бардовской поэзии.
Во-вторых, проведение линий разграничения авторской песни с типо-
логически смежными явлениями песенной поэзии – такими, например, как рок-
поэзия, массовая и эстрадная песня.
В-третьих, фиксация синтетического характера бардовского творчества и
одновременно четкое обозначение "формы, принятой за центр" (А.Белый) –
словесного искусства, поэзии.
В-четвертых, тезис о специфических чертах поэтики и языка бардовских
текстов, порожденных не только неповторимой творческой индивидуальностью
художника, но и типологическими особенностями бытования и адресации этой
поэзии.“
Орловский С.П.
: В этом «емком» определении практически ничего не сказано о
главном, только некая констатация внешних признаков. Кроме того, госпожа
Соколова не обратила внимание, что она назвала авторской песней не одну, а три
различные песенные программы: самодеятельная песня, бардовская песня,
авторская песня(«авторская песня-1» и «авторская песня-2»). На важнейший
вопрос: „Что различаете в теме ?“- она ответила достаточно не глубоким веером
различения. Дело в том, что она опредилила неверно репрезентативное множество
песен, представляющих выбранную для исследования тему. Да и откуда ей было
об этом знать. У нее ведь, как у многих исследователей от науки, полная тройка не
участия : „Не был, не участвовал лично, лично не умею“. Отсутствие субъективной
привязанности к феномену еще само по себе не есть важным фактом отстраненной
объективности исследователя.
В годы оттепели сформировалась и заявила о себе „самодеятельная песня“,
потом пришел час програме „бардовская песня“ и лишь потом настал черед
программе „авторская песня“. Что у них общего ? – Принадлежность к авторской
культуре. Поэтому, если в определении нет слова „авторская культура“, то оно не
верно. Далее, в определении должно присутствовать слово „деятельность“ – сигнал
неразрывности процесса и результата, незабываемости процесса. Например так :
„Авторская песня – это особенная программа песенной деятельности, в слое
авторская культура песен русской культуры на границе 20-21 век“.
Ничипоров И.Б.
: „Как явление отечественной поэзии, авторская песня, в
немалой степени оплодотворенная атмосферой относительного раскре-
пощения "оттепельной" эпохи, обрела свои отчетливые очертания в основном к
концу 1950-х – первой половине 1960-х годов в творчестве М.Анчарова,
Б.Окуджавы, Ю.Визбора, Н.Матвеевой и др. В последующие десятилетия – в
песенно-поэтическом творчестве В.Высоцкого, А.Галича и др. – под
воздействием как собственно эстетических, так и социокультурных факторов,
это направление поэзии претерпело значительную содержательную, жанрово-
стилевую эволюцию, которая во многом была продиктована движением к более
широкому, подчас трагедийно-сатирическому освоению истории и
современности. Целесообразность рассмотрения развития классической
бардовской поэзии прежде всего в рамках 1950-1970-х гг., когда это направление
достигло наибольших художественных высот, научно мотивируется и ключевой
ролью авторской песни в литературном процессе этих десятилетий,
"закономерностью ее возникновения и подлинного расцвета именно в названный
4
период, когда она органически встраивается в обусловленное самой жизнью
движение литературы, в частности, поэзии"[4] .
Орловский С.П.
: Уважаемый Ничипоров И.Б, просто находится в заблуждении,
что творчество упоминаемых им авторов песен образует полное репрезентативное
(представительское) множество того, что названо им «авторская песня». Нужно
было разобраться с различием песенных программ и попытаться повнимательней
отнестись к такому понятию как „песенная классика нашей песни“. По моим данным,
такая классика включает в себя?: в узком смысле - около 11 тысяч песен,
созданных примерно 90 авторами песен; в широком смысле – около 18 тысяч песен
от примерно 250 авторов. Здесь представлены все три песенные програмы :
самодеятельная песня, бардовская песня, авторская песня. С взаимно допол-
няющими эпитетами песенного качества, такими как : хорошая, лучшая, выда-
ющаяся. Песенного, а не только поэтического. Наша песня – это синтетика
элементов (нераздельное воприятие элементов), акцентированная интонационным
смыслом. Сегодня бытует около 60 фоновых и оригинальных признаков нашей
песни. Сжать их в некое минимальное охватывающее множество тем путем,
которым идут уважаемые ученые Соколова и Ничипоров вряд ли представляется
возможным.
Ничипоров И.Б.
: „Широкое распространение бардовской поэзии благодаря
многочисленным концертным выступлениям, фестивалям авторской песни,
аудиозаписям происходило на фоне часто негласного официального запрета на
полноценную публикацию произведений поэтов-бардов, которые вольно или
невольно оказывались пропитанными антидогматичным духом непод-цензурного
искусства. Подобное "полулегальное" существование авторской песни
впоследствии вызвало объективные трудности в ее научном изучении,
связанные в большинстве случаев со сложностями текстологического
характера. Практически до 1980-х гг. в Советском Союзе масштабного научного
осмысления авторской песни как художественного явления не предпринималось.
Опережающую роль сыграли в этом смысле публикации в русской эмигрантской
печати 60-70-х гг. и в по сути "самиздатской" газете "Менестрель" с конца 70-х.
В эмигрантских интервью А.Галича, в "тамиздатских" статьях и рецензиях
Р.Гуля, Я.Горбова, В.Некрасова, Ю.Алешковского, В.Аксенова, С.Довлатова,
Ю.Мальцева, М.Бен-Цадока и др., при всех издержках, связанных с отсутствием
авторитетных изданий бардов, с распространенным преобладанием
общественно-политических оценок над эстетической рефлексией, все же
намечались важные подступы к будущим исследованиям авторской песни, и
прежде всего творчества В.Высоцкого и Б.Окуджавы. Введенные в научный
оборот в основном во второй половине 1990-х гг. благодаря главным образом
републикациям в выпусках альманаха "Мир Высоцкого" (1997 – 2002), эти работы
стали не только важным историческим источником, но и подспорьем для
современной научной мысли.“
Орловский С.П.
: „Распространение бардовской поэзии“ ? Ведь речь об
авторской песне. Бардовская поэзия – это в программе „бардовская песня“. Так
легко смешали весьма различные понятия. Центр Высоцкого ? Его главное
достижение ? – Создание полного легендирования для официального введения
творчества Высоцкого в ранг „классик русской поэзии 20 века“. Однако, смею
настаивать, что Высоцкий – это песня, которую нужно оценивать не как поэтическое
достижение, а – как песню.По качеству песенного синтеза элементов. Если этот
уровень есть синкретика, ориентированная на Красоту Пронзительную, то это и есть
феномен авторской культуры песен, с руслом „бардовская песня русской культуры
второй половины 20 века“.
5
Почему Высоцкий вырывается официальной наукой, тем же центром
Высоцкого, из рядов бардов русской культуры, даже противопоставляется им? Мол
то „самодеятельность“, а это – профессиональная культура. Это неверно, как
исторически, так и по сути. Высоцкий – это яркий представитель авторской
культуры, песенной и театральной. Но, авторскую культуру песен русской культуры
20 века он никак не может представлять в одиночку. Его место с номером 14, в ряду
„песенные барды русской культуры 20 века“. Я написал „песенные барды“ потому,
что в литературе встречается понятие „бард“, относящееся и только к поэту, причем
не песенному поэту.
Ничипоров И.Б
: „С середины и конца 1980-х гг. существенно активизируется
собственно литературоведческое изучение авторской песни как части русской
поэтической традиции, прокладываются пути к целостному прочтению
произведений ведущих поэтов-бардов – в монографиях и статьях Б.А.Савченко,
Ю.А.Андреева, Л.А.Аннинского, Вл.И.Новикова, В.А.Зайцева, С.И.Кормилова,
А.В.Скобелева и С.М.Шаулова и др., а также в целом ряде постановочных по
проблематике студенческих дипломных работ этого времени, посвященных в
основном творчеству В.Высоцкого[5] .
В 1990-е и 2000-е годы исследование авторской песни приобретает еще
более широкие масштабы и новые организационные формы. Предпринимаются
успешные попытки научных, комментированных, основанных на выверенных
текстологических концепциях изданий произведений В.Высоцкого, Б.Окуджавы,
А.Галича, М.Анчарова, Ю.Кима и др. Значительную роль в исследовательском
освоении данной проблематики сыграли специа-лизированные периодические
издания – журнал "Вагант-Москва" и альманах "Мир Высоцкого", а также
тематические сборники, посвященные творчеству В.Высоцкого, Б.Окуджавы и
А.Галича. Изучение песенной поэзии постепенно входит и в сферу академической
науки. В новейших историко-литературных исследованиях второй половины ХХ
века В.А.Зайцева [6], Н.Л.Лейдермана и М.Н.Липовецкого [7] появляются
специальные разделы, посвященные творчеству В.Высоцкого, Б.Окуджавы,
А.Галича. На филологическом факультете МГУ им.М.В.Ломоносова с середины
90-х гг. по творчеству различных поэтов-бардов и теоретическому осмыслению
истоков авторской песни были защищены диссертации А.В.Кулагина, С.С.Бойко,
И.А.Соколовой, С.В.Свиридова. В 1999 г. здесь были проведены и научные чтения,
посвященные памяти Б.Окуджавы и нашедшие отражение в специальном
сборнике [8] . Показательная динамика в изучении авторской песни в широком
культурном и литературном контексте прослеживается на примере сборников
трудов международных научных конференций по русской литературе ХХ века в
МГУ в 2000-2004 гг., представляющих своеобразный "срез" современного
литературоведения [9] . В 2000 г. – две публикации о творчестве В.Высоцкого
(А.В.Кулагин, Е.И.Жукова); в 2002 г. – уже пять работ, причем в основном
сопоставительного характера: о Б.Окуджаве как "наследнике Серебряного века"
(А.П.Авраменко), о военной теме в творчестве Б.Окуджавы, В.Высоцкого,
А.Галича (В.А.Зайцев), об эволюции творчества Б.Окуджавы и текстологических
проблемах его изучения (С.С.Бойко, А.Е.Крылов), о творческом диалоге
В.Маяковского и В.Высоцкого (Е.И.Жукова); в 2004 г. – еще более широкий круг
работ, включающих в свою орбиту и творчество мало изучавшихся прежде
поэтов-бардов: об общих проблемах изучения авторской песни (В.А.Зайцев), о
сопоставлении поэзии А.Галича и Б.Пастернака (Т.А.Потапова), о жанровых
исканиях Е.Клячкина (И.Б.Ничипоров) и различных аспектах изучения творчества
В.Высоцкого (Г.А.Шпилевая, Е.И.Жукова, А.Е.Крылов)“.
Орловский С.П.
: Много неглупых людей задействовано в процессе внешнего
изучения нашей песни. Однако, что из этого полезно для практиков ? – Создается
6
дискурс, вполняется социализация феномена через введение его в современную
культуру. Создается опора для ссылки : „это явление имеет место быть“, „размах
этого явления не слаб“ и т.п.
Однако, все намного сложнее и проще, чем это уже нашло свое представление
в научном дискурсе. Нужно изучать песню как целое. Именно этот угол задан
первым организатором и социализатором „нашей песни“, искусствоведом
Владимиром Фрумкиным еще в 1967 году. Задан в его докладе на первой
теоретической концеренции в Петушках. „Изучать песню как целое“, а не раздельно
по элементам. Особенность „нашей песни“, как минимум, в песенной синкретике.
Так почему же, господа ученые, вы не изучаете песню в этом направлении ? – Я, как
один из крыла кардинальных теоретиков „нашей песни“ делаю это уже более 20 лет.
Также поступают и другие условные члены этого крыла: Александр Мирзаян,
Владимир Ланцберг, Павел Друп. Но, наши работы, обширные и не спрятанные
работы, практически не замечаются ученым сообществом. Не говорите теперь, что
вы не знали или не были информированы. Хотя, очевидно, что мы существуем как
бы в разных культурах, крыло кардинальные теоретики – в авторской культуре
песен, ученые диссертанты – в другом измерении культуры.
Ничипоров И.Б.
: „По мере расширения горизонтов филологического
осмысления авторской песни все более очевидной становится необходимость
опоры на теоретическую проработку соответствующего терминологического
аппарата и генезиса данного явления, изучения всего многообразия творческих
индивидуальностей поэтов-бардов, не ограничивающегося узким рядом основных
имен, и создания жанрово-стилевой типологии бардовской поэзии. Перво-
степенную значимость приобретает в этой связи и осознание принципиальной
нетождественности общекультурологического и собственно литературо-
ведческого подходов к осмыслению авторской песни, невыводимости эстети-
ческой ценности творчества поэта-барда из степени его зрительской популяр-
ности или представленности на фестивалях и слетах.
В накопленном в основном за два последних десятилетия научном опыте
изучения авторской песни созданы значительные предпосылки для более или
менее полного решения обозначенных проблем. Осмысление этого опыта
позволит выявить и пробелы в освоении данного материала.“
Орловский С.П.
: Знаете, ведь человек не мышь в банке, ограниченная научной
рамкой. Я пишу о „нашей песне“ нечто другое, чем пишут в научных диссертациях.
Как написал мне один соискатель : „Если бы я взял вашу систему отсчета, то не
защитился бы никогда. Так мне сказал мой шеф. Так что извините, мне прийдется
выбрать сугубо описательный подход. Как будто я – путешественник из другой
страны“. Так и будут в дискурсе две стороны : „мы о себе“ и „они о нас“. Что выберут
потомки, те кто захотят повторить путь саморазвития человека сквозь „нашу
песню“? – Я оставлю свои не маленькие книги в центральных библиотеках мира и
выходы ищущих на них. Более того, мне придется взять форму „автореферат
диссертации“ и написать свой текст, как будто бы я хочу представить
диссертационому совету „максимальную диссертацию настоящего времени“ по
рассматриваемой теме. Можно ли такой диссертационный совет найти в
реальности? – Да, такое представляется возможным, например в рамках культу-
рологии.Но, при все других благоприятных привходящих.
Дальше я рецензировать не буду. Все дальнейшее зависит от согласия в
постановке начального пункта движения. У меня не согласие с исходным
представлением об объекте изучения. Именно акцентированию такого главного
несогласия и посвящена моя рецензия. С более полным текстом моего несогласия
читатели могут познакомиться в автореферате моей докторской диссертации
7
«Авторская культура песен русской культуры второй половины 20 века»
(специальность культурология, 2010). Основанием для такой диссертации служат
материалы моего проекта «Энциклопедия «Авторская культура песен народов
мира»», первые его четыре тома: Том1 - Натурфилософия авторской культуры
песен, Том 2 -Программы «самодеятельная песня» и «бардовская песня»
(монтажные листы песен) русской культуры 20 века, Том 3 - Программа «авторская
песня» (монтажные листы песен) русской культуры 20 века, Том 4 - Поющиеся
переводы авторской культуры песен(монтажные листы песен).
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
108
Размер файла
108 Кб
Теги
диссертация, авторская песня, Орловский С.П., критика
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа