close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Ветер судьбы

код для вставки

Ветер судьбы,
восход на закате
Книга I Роза божественного ветра. ВРЕМЯ ПРИШЛО
Глава I . Пестрое перо. З
апомни ноябрь и день его пятый Порох, измена и ложь. Героя отважного заговор правый. Из памяти ты не сотрешь" Увидев эту надпись в одном из городов империи, канцлер Гредди достал свой телефон, набрал номер Юлиуса и гневным голосом приказал: " Срочно собрать совет". На что Юлиус ответил: "Есть канцлер, но зачем". Гредди, еще более гневным голосом ответил: "Срочно я сказал". Юлиус испугавшись его голоса, ответил: "Есть". После этого Гредди немедленно направился в аэропорт. Он шел так быстро и стремительно, что ничего и никого не замечал. У него в голове было только одно, эта надпись на транспаранте. Подойдя к аэропорту, он достал ин - карточку, записанную на другого человека, так как ему не хотелось раскрывать себя. Пройдя гос - контроль он подошел к проводнику и спросил: "Самолет до Рима есть?". Проводник ответил: "Есть, на 3 часа 50 минут". "Согласен, дайте билет" - произнес Гредди. Гредди ждал самолет не долго, минут тридцать. Взойдя на борт, он отправился в Рим. Гредди прибыл в Рим в 4 часа 50 минут. Не мешкая, он отправился во дворец императора, где располагался зал заседаний правительства. В половине шестого он вошел во дворец и отправился на третий этаж в зал собраний. В нем уже собрались двенадцать членов правительства. Все ждали только его - канцлера. Скинув балахон, Гредди распахнул двери и без всяких любезностей сразу приступил к делу. " Я только что вернулся из Лондона, и знаете, что я там увидел. Я вас спрашиваю, знаете?". Он говорил очень громко. У него был сильный бас, дворец сотрясался от его слов. "А я вам скажу. Я увидел транспарант с призывом 5 ноября 1605 года. А называется он "Remember" , что означает "Помни". Что вы можете сказать по этому случаю". Он так громко кричал, что все боялись что-нибудь сказать. Несмотря на это он продолжил. "Что молчите истуканы, нечего сказать. Тогда скажу я. Вы идиоты, критины, недоумки. За 20 лет нашего общего председательства, вы так и не установили контроль над Лондоном. Да как вас таких еще земля носит. Вы что не понимаете, во что все это может вылиться". Все разом ответили: "Понимаем" - но это было так тихо и монотонно, что их еле было слышно. Канцлер даже не хотел слушать их и продолжал, захлебываясь в своих словах. "Да черта с два вы понимаете. Жаль, что мой отец написал Акт правительства, в котором говорится: " Правительство должно находиться на посту более 50 лет, не меньше, если оно справляется со своими обязанностями, то может быть рассмотрен вопрос о продлении полномочий" - зачитал Гредди. А то я бы вас выкинул от сюда к чертовой матери и дело с концом". После такой эмоциональной речи, канцлер перевел дух. Потом немного успокоившись, продолжил. "Так, ладно, что будем делать, как решать этот вопрос. Юлиус - кто у нас куратор Англии". "Томас Чейз" - ответил Юлиус. "Значит так" - сказал канцлер. "Томаса вызвать на допрос, вытрясти из него все. Морган давай бумагу, пишу приказ L 115". Морган подал канцлеру бумагу и ручку. Канцлер стал сам лично писать приказ. Текст его был таков: "В связи с незаконной деятельностью Томаса Чейза - куратора Англии, подозреваемого в пропаганде христианской веры, приказываю! Назначить специальную государственную комиссию во главе, которой будет стоять Натан - председатель имперского банка и член политического инквизиционного суда, для подтверждения данных обвинений" Подписано: Верховным канцлером Гредди.
Разумеется, истинной задачей настоящего приказа, было проведение чистки в Лондоне и Англии в целом. "На этом я думаю заседание можно закрывать" - сказал Гредди. Все члены правительства, бесспорно, согласились с таким ходом событий и разошлись. На следующий день Лондон наводнили полицейские, палачи, государственная безопасность. По всему городу поднялся плач и крик. Полицейские просто вламывались в дома, выводили всех, судьи допрашивали каждого, после как минимум двух вопросов всех подвергали расстрелу или же к казни через повешенье. После полудня пошел дождь. Дороги Лондона окропились кровью. Всех кто сопротивлялся, убивали на месте, а упорных пытали часами, заставляя признаться во всем, что им предъявляли. Признавшись их, казнили, удушая или простреливая весок. Все плакаты, транспаранты были истерзаны, разорваны. Каждое второе здание в городе сжигали и только пепел от них оставался. К вечеру чистка утихла. Это был черный день для Лондона. Но это был еще не конец. С объявления комендантского часа красной степени город наводнили агенты, так называемые дознаватели. Они проводили допросы, арестовывали, при сопротивление убивали. Эти люди были мастерами пыток. Казалось, что они посланы на Землю с глубин ада. Всех арестованных уводили во Дворец Правосудия. Мало кто возвращался из него живым. Но наконец, с наступлением нового дня все завершилось. Ну, разумеется, все, что здесь произошло, от всего мира скрывалось. Канцлер прикрывался собственноручно написанным приказом. А тех, кто хоть о чем - то догадывался, вычисляли и проводили с ними соответствующие беседы и порой они приводили к смерти. Наконец через 9 дней канцлер решил обратиться с обращением о событиях в Лондоне. Но это как всегда был ловкий политический трюк, для восхваления правительства. В восемь часов вечера по всем телеканалам, прошло данное сообщение. "Добрый вечер, дорогие жители империи. 5 ноября 2213 г. в Лондоне националисты, христиане фанатики, зная о запрете политических партий и религии, устроили жуткие беспорядки. Силами имперского правительства были спасены миллионы жителей Лондона. Все организаторы были арестованы и осуждены. Данное послание передается для того, чтобы все инакомыслящие, бросили свои идеи и признали империю. Империи существует во имя блага ее жителей. Империя защищает каждого своего жителя. Поэтому все инакомыслящие подвергнутся арестам". На этом обращение канцлера закончилось. Это сообщение увидел и наш будущий герой Елиазар. Глава II. Капитал у власти. Н
а следующий день все обсуждали сообщение канцлера. Кто - то восхвалял его, кто - то просто отнесся к этому как к должному. Но никто не осмеливался осуждать канцлера. Елиазар относился к первым. Он был из того поколения молодых людей, которые искренне верили в существующую власть, поддерживали и пропагандировали ее. Порой, рассказывая кому - то о существующей империи, о нынешней власти, он так увлекался этим, что забывал обо всем. Идя по улице, он обдумывал в своей голове вчерашнее обращение канцлера. В этом обращение он видел множество плюсов. Подойдя к кафе "Канкасон" он вспомнил, что у него встреча. Зайдя в кафе, он увидел сидящим за 7 столиком своего друга Томаса Грея. Елиазар подошел к столику, Томас встал, они обменялись рукопожатиями, потом обнялись как старые друзья и вместе сели за столик. Елиазар начал беседу: -Что ты думаешь о вчерашнем выступлении Канцлера
-Что я думаю, я думаю, что Канцлер уж слишком открыто выступил.
- Что бы этим хочешь сказать
-Я хочу сказать, что слова Канцлера о том, что все инакомыслящий подвернутся арестам, слишком уж открыты. -А я, думая как раз наоборот Канцлер тем самым говорит о том, что правительство открыто для людей. Правительство всегда говорит правду.
- Ну не знаю. Ладно, переменим тему. Зачем ты хотел со мной встретиться. Елиазар сначала не услышал его слов и продолжал говорить о Канцлере. Томас повторил свой вопрос, Елиазар его услышал и ответил:
-А я хотел с тобой поговорить о банке, на улице Сент - Алас, что ты может о нем сказать. -Банк Сент - Алас
-Да немного. Я знаю только то, что состояние этого банка составляет 125 миллионов долларов. Учредителем его является Канцлер. Я думаю, что вкладывать капитал в этот банк будет надежно.
-А почему ты решил спросить об этом меня?
-Ты же 2 года назад вкладывал деньги в банк
-Ну да, на покупку фермы, но я вкладывал в банк Сан - Элас Я бы советовал вложить деньги в Сан - Элас, он создан для молодых людей. А Сент - Алас для более состоятельных зажиточных людей.
-Ладно, решим. Может, я оставлю эти деньги и буду копить как раньше.
Елиазар встал из-за стола попрощался с другом и вышел из кафе .Он отправился на центральную площадь. В это время на площади, которую народ называл Сент - Алас из-за того что на ней находился банк империи. Была необъятная толпа. Все ждали объявления нового курса акций. Елиазар, как и все был в ожидание этого события. До объявления курса оставался час. В ожидание этого часа, народ наваливался друг на друга, все кричали, толкались, обсуждали прошлый и будущий курс. Все надеялись на то, что ожидаемый курс будет выгодным и стабильным. И вот настал долгожданный час. Башенные часы пробили полдень. На последнем бое часов все присутствующие задержали дыхание. Воцарилась глубокая тишина. Двери банка отворились. Их него вышел президент банка Натан. Своим громовым голосом он объявил: "Курс акций с 1800 долларов" - все еще больше задержали дыхание. Поднимется или упадет курс, вот в чем стоял сегодняшний вопрос. Натан продолжал: "Поднимается на 400 долларов и становится 2200 долларов". В эти секунды вся площадь держала еще молчание. Потом кто - то из народа воскликнул: "Ура, поднимается!" после этого пронзительного ура, все кто поставил на повышение, возрадовались этому. В этих бурных восторгах, Натан удалился в свой кабинет, двери банка затворились. Именно в такие моменты Натан чувствовал себя на вершине мира. Если политическая власть была в руках канцлера, то экономическая в руках денежного льва, т.е. в руках Натана. После объявление нового курса, все кто был сегодня на вершине, снова толкались и кричали, каждый хотел первым получить свои деньги. Но были, конечно, и те, кто проиграл сегодняшнее сражение, но они надеялись, что курс упадет, и тогда они выиграют, и окажутся на вершине. Елиазар оказался в числе первых. Сегодня он выиграл. Он был вне себя от счастья. Он поставил 150 долларов, и эти небольшие деньги принесли ему крупную добычу. После обналичивания, Елиазар отправился в магазин. Приоделся по последней моде, заказал автомобиль и приказал ему ехать в "Желемонт" - самый дорогой ресторан в Риме. Сегодня Елиазар был на вершине Мира. Глава III Титан. В
ечером весь Рим был в огнях фонарей . Елиазар подъехал к ресторану, вышел из автомобиля, расплатился, после этого позвонил Томасу и сказал: "Приходи немедленно в ресторан Желемонт". Елиазар вошел в ресторан, и был в восторге от его красоты. Круглый зал ресторана был освящен большой, хрустальной люстрой. Она была окантована позолотой, что придавало ей особую роскошь. Столики были дубовыми, массивными. Ножки этих столиков были выполнены в античном стиле, изображали они титанов державших небо. Кресла были шикарными. Их ножки были подобны ножкам столиков. Потолок имел небесный цвет, что придавало ощущение трапезы под открытым небом. Елиазар прошел за центральный, третий столик, он ждал своего старого друга. Через полтора часа Томас прибыл в ресторан. Елиазар воскликнул: " Ну, наконец - то дружище, я тебя уже и не ждал!". "Прости, ответил Томас - раньше не мог. Ты же знаешь, что я живу далеко". - Ладно, ничего страшного. Мне тебе нужно столько рассказать. - Да, я вижу, если ты пригласил меня, в такой ресторан. - После тебя, ну помнишь, когда мы встретились с тобой в кафе - Помню, ну и что. - Так вот, после тебя я пошел на площадь. Чтобы узнать курс. Когда я пришел, она была переполнена. Я решил спросить, в чем дело. Мне ответили, что все ждут объявления нового курса. Тогда я решил рискнуть, и поставил все деньги, которые у меня были на повышение. И ты даже не представляешь - я выиграл! Это было такое неописуемое чувство. В душе все так и прыгало, восклицая, выиграл, выиграл! Елиазар говорил с энтузиазмом, жестикулируя, подпрыгивая. - Ты представляешь, я победил, выиграл! И теперь я в самом дорогом ресторане, вместе с тобой, кто бы мог подумать. Томас поздравил Елиазара, но остерег его. - Сегодня ты выиграл, а завтра проиграешь. Но Елиазар не хотел его слушать и сразу, же возразил: - Проиграю, ха-ха-ха! Фортуна на моей стороне! Расслабься и отдыхай! Лучше закажи что-нибудь. Я вот закажу утку в перепелах, салат Цезарь, а на десерт торт Наполеон. - Раз ты настаиваешь, то я, наверное, возьму суп Малис, и пожалуй все. - Все? Ну как знаешь. Официанты обслужили наших героев. Проведя в ресторане еще сорок минут, они вновь распрощались, и каждый пошел своей дорогой. Глава IV Быть тигром и хватать как лев. У
тром весь дворец был на ногах. Все готовились к отчетному заседанию правительства. Прислуги занимались дворцовыми хлопотами, канцлер ходил взад и вперед, в своем кабинете, ворчал, ругался, перебирал какие - то бумаги, словом готовился отдавать приказы и поражать совет. К двум часам пополудни в холе собрались все члены правительства, их проводили в главный зал. Все, как и прежде ждали канцлера. Через пять минут Гредди распахнул двери, так как это было его привычкой, прошел к своему месту и уселся в кресле. Он начал свою долгожданную речь: "Дорогие господа, в первых позвольте поздравить вас с повышение курса акций". Все встали и зааплодировали. Канцлер продолжил и все замолчали. "Сегодня мы должны будем рассмотреть несколько очень важных вопросов. Итак, первый вопрос - дальнейшее продвижение курса акций. В этом месяце курс акций составил 2200 долларов. Разумеется, многие кто поставил на повышение, выиграл. И теперь они будут ставить только вверх. Все ждут от правительства дальнейшее поднятие курса. Но мы пойдем по другому пути. Мы будем понижать курс". Как только в ушах Натана прогремело это слово , понижать, он тут же вскочил и воскликнул: "Понижать, зачем, как, почему, с какой целью? Ведь все так хорошо идет, курс растет, банк купается в золоте". Но тут канцлер стал со своего места и Натан сразу приземлился. Гредди подошел к окну и продолжил: "Да, вас все устраивает". Все кивнули головами. "А как сегодняшние победители, они выиграли это сражение. И если они и дальше будут ставить на повышение, то будут выигрывать и выигрывать, а при больших деньгах не мне вам говорить что можно. Я думаю, все поняли мою мысль, а если кто- то не понял, я поясню. Они захотят власти, начнут собирать людей, подкупать политиков, то есть вас. Предлагать деньги и не малые и вы как последние собаки, поплететесь за ними, лудите лизать их, лишь бы они дали вам денег. Вы этого хотите?" Никто не ожидал такой откровенности канцлера. На такой вопрос все помотали головами. "Я так и думал и поэтому через 3 месяца ты Натан понизишь курс акций на 600 долларов. И запомните раз и навсегда нам не нужен народ, нам нужна толпа. Тупая, глупая, верующая во все, что говорит СМИ, толпа. Она хочет "Хлеба и зрелищ" и она их получит. Когда повышатели проиграют, понижатели будут ликовать. Они продолжат ставить на понижение, чтобы раздавить повышателей как насекомых. И банк будет только в выигрыше. Само собой, разумеется, будут и те, кто все еще будет надеяться на повышение, и будут на него ставить. Но они до поры до времени будут проигрывать. Как только понижатели закрепятся, мы тут же валим курс акций вниз. И ситуация тут же меняется. И тогда практически все жители империи разделятся на повышателей и понижателей. Вот наша цель. Так же не трудно предвидеть стычки, которые будут возникать между ними. А мы в свою очередь будем заминать эти стачки. Скажу по этому поводу, что можно применять любые средства. Но лучше действовать подкупом. Ну а правительство снова будет выглядеть в лице ее жителей святым и непогрешимым". Как только канцлер кончил, все стоя аплодировали ему. Он перевернул страницу своего плана, взглянул его, обвел всех своим глазом и принялся читать написанное. "На повестке дня у нас остался еще одни вопрос. До меня дошли слухи, что в Париже, Сарагосе и Тунисе объявились активисты, которые пропагандируют независимость своих провинций. Хотя это неслыханная наглость и халатность кураторов, но что скажите на это?" "Надо найти и убрать этих активистов" - откликнулись все. Но канцлер поднял правую руку и все затихли. "Да, можно просто убрать их, но все сразу обвинять правительство в этом, ибо у нас есть мотив. Но есть другой ход. Поиграем на чувствах толпы. Итак, мы завозим из Индии и Голландии в эти области - героин и кокаин. Продаем их дилерам по оптовым ценам. А они в свою очередь толкают на ее население". "Ну, это подло, и нас могут обвинить в наркоторговле" - встав с места, произнес Данес. "Хм, а значит брать взятки и отмазывать преступников, отправляя на эшафот невинных - это не подло" - заявил Гредди. Данес тут же замолк. "То-то же. А теперь продолжим. Так на чем я остановился. А, мы завозим товар, продаем, реализуем. Это понятно. Спустя месяц другой отправляем туда дознавателей, под предлогом доноса добропорядочного гражданина о наркобизнесе. Ну а дольше не вам мне говорить, что будет. А результат такой "белой" чистки провинции у нас в руках, активисты казнены как наркоторговцы, для порядка проводится чистка и правительство в очередной раз показывает себя с наилучшей стороны". И снова все стоя аплодировали канцлеру. На этом заседание закончилось. Члены правительства вышли из зала. С бурным эмоциями они остро обсуждали все, что сказал канцлер. Глава V Золотое фиаско. Н
атан метался по кабинету, он не знал как объявить понижение курса. Он спускался с четвертого этажа, где располагался его кабинет, на первый. Брал какие - то бумаги и метеором проносился обратно. В кабинете, делал какие - то расчеты, что - то писал, потом мял все это и выкидывал и снова брал лист и писал. Он вслух читал написанное, зачеркивал, переписывал. Наконец решился. Созвал всех служащих банка и объявил: "Господа, я знаю, что то, что я вам скажу, будет нелегко и вам и мне. Как вы знаете, мы уже на протяжении 10 лет двигались только в сторону повышения. Это знали только мы, и поэтому для всех остальных каждое новое объявление было, интригующим событием. Но теперь - тут он собрался с духом , взял волю в кулак и продолжил - мы должны отступиться от нашей позиции. Дело в том, что нам придется понизить курс акций". Все кто находился в его кабинете, сразу подумали, что председатель не в своем уме. "Я знаю, что вам в это не верится, но на, то мудрая рука и воля канцлера. Скажу лишь еще, что понизить мы его должны на 600 долларов" - объяснял Натан. После такого краткого, ясного ответа все вопросы сразу же отпали. Натан посмотрел в окно, где увидел снова собравшуюся толпу. Он подумал про себя: "Надо объявить остальным". И с этими думами он вышел из кабинета, спустился по лестнице. Подойдя к двери, он приказал отворить ее. Выйдя на площадь его, встретили с овациями. Своим громовым голосом он прозвенел: "Курс акций с 2200 долларов - в этот момент все замерли, никто не произнес ни звука - с 2200 долларов понижается до 1600 долларов". После этого заявления он сразу же удалился и двери затворились. Полчаса все держали еще молчание. Они не могли поверить своим ушам, услышанному. Но тут кто - то воскликнул: "Ура! Наконец - то! Мы дождались понижения и выиграли это сражение!" Понижатели стали лезть через остолбеневшую толпу, кричали, ликовали, теперь они встали на вершине мира. Среди этого народа был и Елиазар. Он пришел на площадь еще засветло. Поставил все свои деньги на повышение и ждал. А теперь. Когда курс объявлен, он чувствовал себя раздавленным, втоптанным в грязь. Он проиграл. Копивший несколько лет свой капитал, он поставил его на повышение и потерял все. Когда вся толпа разошлась, он остался на своем месте еще полчаса. После такого фиаско, Елиазар побрел в старое, доброе кафе Канкасон. Зайдя в кафе, он позвонил Томасу и заунывным голосом произнес: "приходи в Канкасон". Сев за столик возле окна, он ждал своего друга. Томас пришел в кафе через 15 минут, так как находился поблизости. Встретившись, они обменялись рукопожатиями и Елиазар начал свой рассказ: "Ты, разумеется, знаешь, что сегодня должны были объявить новый курс акций. И я как ты, наверное, догадываешься, решил попробовать снова сыграть на ней. Разумеется, я поставил на повышение. И в итоге, я проиграл, потерпел полное фиаско. Я потерял все, дом, деньги, уважение, общество, я стал ничтожеством в лице империи. И теперь мне остается только одно, согрешить против империи, то есть молиться. Молить Бога, чтобы он помог мне". После он закрыл лицо руками, но Томас стал успокаивать его: "Не переживай, еще не все кончено, жизнь продолжается, какой бы она не была". Но Елиазар перебил его: "Ты не понимаешь, я потерял все, теперь все кончено, слышишь все!". С этими словами он вышел из кафе и побрел по аллеи домой. Идя домой, он думал только о сегодняшнем. Он не находил себе место. Подойдя к двери своего дома, он остановился, подумал и шепотом произнес: "Остается одно, согрешить". С этой мыслью он отправился к холмам бывшего Ватикана. Взойдя на холм, встав на колени, он стал молиться. Небеса разверзлись, и пошел дождь. Казалось, что небеса были опечалены такой картиной. Читая "Отче наш" Елиазар приоткрыл глаза и узрил луч света сквозь ливень. Свет падал на один из холмов, где когда - то распяли Петра, насколько помнится. Елиазар увидел в этом знак свыше и пошел к свету. Луч падал прямиком в пещеру. Елиазар последовал за ним. Войдя в пещеру, он увидел что, луч света озарял книгу. Она была стара, по краям обуглена, вся в пыли и имела нестандартный размер. На ней было написано "DEMOS KRATOS". Елиазар понял, что хочет от него небо, чтобы он прочитал ее. И он послушался воле небес. Глава VI Коридоры времени. Ч
итая первую главу и углубившись в нее, перед ним стали возникать образы. Елиазар оказался в длинном коридоре. Перед ним выросла дверь, а за ней слышалась голоса. "3, 4, 5 - принято" - кто - то произнес. Елиазар отворил дверь, перед ним предстала Древняя Греция. Он вступил в амфитеатр, видя перед собой зрителей и ораторов. Елиазар не верил всему происходящему. Но любопытство взяло вверх, и он продолжил читать. Оратор голосил: "Закон о свободе труда - принят. Очередной вопрос, который должны мы сегодня рассмотреть - это выбор казначея Афин. У нас две кандидатуры, Археней - он имеет торговые дворы близ Агоры и Палиосфан - начальник караульного гарнизона и содержатель школы - академии. Итак, голосуем. Кто за Палиосфана - 1, 2, 3 голоса. Воздержавшихся нет, протии кандидатуры тоже никто не выступил. Теперь кандидатура вторая. 1, 2,3,4,5,6....9 голосов. Большинством голосов казначеем Афин избран - Археней". Амфитеатр утопал в овациях. Елиазар перевернул страницу, и снова очутился в коридоре. Перед ним выросла вторая дверь. Открыв ее, его ослепил цвет мрамора. Это была курия. Елиазар понял что очутился - в Древнем Риме. Он внимательно прислушивался ко всему, что говорили сенаторы. "Сегодня для нас скорбный день. Умер достопочтенный сенатор Помпидий, и мы должны выбрать ему замену. У нас 3 кандидата. Это Юлий, Марк, Аарон. Вы все их знаете, поэтому приступим к голосованию. Кто за Юлия. 1,2,3,.......150 голосов. Теперь Марк. 1,2,3.4,5........170 голосов. И у нас остался Аарон. 1,2,3,4......20 голосов. Большинством голосов Марк избран новым сенатором. Служи римской республике верно и гордись что ты сенатор республики. Второй вопрос, который у нас стоит сегодня - назначение префекта. В связи с тем, что у нас единственная кандидатура - Сектий, проведение выборов необязательно, вы все его хорошо знаете, и я думаю, что решение будет единогласным. Сектий - префект римской республики. Пора объявить Риму новых слуг его". Сенаторы один за другим покинули курию, и новые государственные мужи Рима предстали перед народом. Народ ликовал , ибо это было торжество свободы выбора, слова, совести. Елиазар перевернул страницу и словно из земли, перед ним предстал все тот же Рим, но уже в других красках. Время правления Нерона. Темный, грязный, оставленный Богом Рим. Всюду насилие, убийства, за каждым углом похоть и чревоугодие. Всюду статуи Нерона, храмы Нерона. Нерон - Бог. Рим - Нерона. Ходя по этим улицам крови, Елиазар поражался всему увиденному. У него колотилось сердце, душа выкрикивала, я не хочу здесь находиться, но разум говорил, узри весь ужас империи. Он видел казни, сотни казней совершавшихся в одни день. Людей вешали на висельниках, рубили головы топорами, распинали на крестах. Все это делалось даже не доказав вины осужденных на страшную участь. Палачи глумились над приговоренными, насиловали их, били, опять насиловали и убивали. Идя дольше, Елиазар просто трясся и, зайдя на другую улицу, он увидел зрелище, куда боле постыдное, чем было до селе. Он увидал как, матеря, совокупляются со своими детьми, отцы с дочерьми и сыновьями - это была огромная машина Рима - оргия. "Это словно Содом и Гоморра, только намного масштабнее" - думал Елиазар. Проходя по порочным улицам, дорогам, Елиазар начал сомневаться в нынешней империи. Он задавался вопросом "А что, ели канцлер зайдет так же далеко и неужели все повторится?" Единственное чего он хотел, это чтобы все закончилось. И открыв новую страницу, перед ним возникла третья дверь. Глава VII Огонь инквизиции. П
еред тем как открыть дверь в новые миры, Елиазара сковывал внутренний страх, ведь он не знал, где окажется. Но он все, же решил идти до конца. Прислонившись к двери, он снова услышал голоса. "Морис Батенлин вас обвиняют в колдовстве, что вы можете сказать в свое оправдание". Елиазар, чтобы увидеть все воочию и того кто это сказал, приоткрыл дверь. Он вошел в залу большого дома. Перед его взором оказались виновный, которого звали Морис, суд из 3 кардиналов, 5 епископов, 2 священников. Перед очами Елиазара была сама Святая инквизиция, а время, о котором он читал, Средние века. Он пристально смотрел на судей, ибо никогда за всю свою жизнь не видел священнослужителей. Вдруг Морис нерешительно произнес: "Я ни в чем не виноват, я не чародей". Один из епископов поднял правую руку, что означало, замолчи, потом произнес: "Твой сосед Мидлтон сообщил нам, что увидал как ты, перемещал по воздуху снопы соломы, а потом заразил, "Наслал", как он говорит на его сына неизлечимую болезнь" - ты можешь это как - то объяснить. "Могу - ответил им Морис - этот Мидлтон сильно ополчился на меня и при всякой встрече пытался унизить или оскорбить. А причина всему, 3 сочные коровы. Я забрал их, так как он , мне не отдал долг" Елиазар так увлекся происходящем, что не заметил убранства зала. И воспользовавшись перерывом, который назначил кардинал, когда все ушли, у него возникла возможность рассмотреть все как следует. Это был очень просторный зал, здесь не было ничего лишнего. Стол судей был украшен канделябром, они придавала атмосфере таинственный вид, а возле канделябра лежала большая Библия. Над дверью была выгравирована надпись: "Всяк входящий сюда, помни, Бог видит все!" Подле стола было высечено Распятие. В скором времени вернулись и судьи и подсудимый, следствие продолжалось. Епископ своим довольно грубым голосом произнес: "Так, вы утверждаете, что не виновны, и то, что вас оклеветали". "Да" - послышался ответ Мориса. "А как вы можете, объяснить сей факт, что помимо Мидлтона, на вас есть еще одно сообщение, мистера Нойля. Он утверждает, что после разговора с вами у него разболелась голова, заробели ноги, и все тело покрылось пятнами. Как вы это можете объяснить". Разумеется, это была ложь, придуманная судьями, чтобы поскорее кончить с ним. Не дав раскрыть рта Морису, другой епископ произнес следующее: "Как мы могли забыть достопочтенные сана священного мужи, что в деле подсудимого есть еще одни веский факт. Шабаш". "Это клевета" - возразил Морис. "А как же шабаш?" - сказал епископ. Морис ничего не мог ответить на это и промолчал. В этот момент кардинал посмотрел на Мориса с огненным взглядом, его глаза выражали полную , безоговорочную победу на подсудимым. Минуты 2 спустя, епископ продолжил: "Вот то - то же!" Эти слова были сказаны с таким презрением к подсудимому, что Морис стал утрачивать надежду на спасение. Кардинал, он же председатель комиссии, видя доказанность вины, объявил об окончание судебного следствия и перехода к вынесению приговора. Судьи снова удалились в совещательную комнату, оставив Мориса в зале следствия. Морис, несмотря на всю сложившуюся ситуацию, до самого конца питал в сердце надежду. И как было принято в те времена, подсудимый припал к распятию и стал молиться. "Отче нашъ. Да будет имя твое, слово твое, светиться в веке веков. Да будет жизнь моя и жизнь семьи моей спасена и благословенна, и прости нам долги наши, как наш прощаешь должникам нашим. Ниспошли хлеб свой насушний и благословение свое. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь". В этих словах чувствовалась вся искренность души этого человека. 20 минут спустя, судьи вернулись. Морис не решался взглянуть на них, он не осмелился встать, продолжая стоять на коленях. Его губы продолжали шептать молитву. Кардинал произнес: "Именем Господа нашего Бога, провозглашается приговор. В связи с предоставленными доказательствами суд постановил - Мориса Батенлина, признать виновным в инкриминируемых им деяниях. А также на основе существующих доказательств, его же, признать виновным в ереси, богохульстве, отрицание и поругании христианских догматов. Назначить наказание в виде казни через повешенье. Срок исполнение приговора привести в действие по истечению 24 часов с момента зачтения приговора". После кардинал скомандовал: "Встаньте, осужденный, вам понятен приговор". "Да" - ответил Морис. Елиазар смотрел на это с большой печалью. Уже в темнице Морис стал понимать настоящую цену служителям церкви. Раньше он верил в их непогрешимость, а теперь пред ним предстала истинная картина. Он увидел, что ради власти, ради собственного обогащения, они просто отправляют невиновных на эшафот. Он видел, что настоящая цель этих церковников власть над всеми, а Бог только прикрытие, Библия для них инструмент страха. Но в тоже время сердце говорило ему: "Не верь разуму. Все не так. Есть на свете люди воистину преданные служению Бога". Утром, на заре, Мориса отвели к месту казни. Там было еще человек 13, помимо него. Каждому из них зачитали приговор. Затем, палач подошел к рычагу и дернул его. Елиазар не смог выдержать всего этого, швырнул книгу в дальний угол, выбежал из пещеры, закрыл лицо руками и долго - долго плакал. Спустя некоторое время он вернулся назад, взял книгу и продолжил чтение. На это его подвигнул внутренний голос. Продолжая читать , перед ним ничего не возникало, ни образов, ни мест, ничего. Но начав читать новую главу, он услышал звон колоколов и перед его очами отворились двери огромного собора - Собора Парижской Богоматери. Глава VIII Собор Парижской Богоматери. С
обор предстал перед Елиазаром во всем его великолепие. Богатое убранство, просторные залы, все это восхищало его. Взглянув наверх, Елиазар увидел центральную розу. Она была настолько искусна, сделана, что даже человек, не имевший чувства вкуса, оценил бы ее красоту. Середина розы была украшена изображением Богоматери державшей новорожденного младенца - Христа. Святую деву окружали 3 волхва, подносивших дары, маленькому Иисусу. Гармоничный орнамент цветов, узоров, стебельков дополнял всю эту композицию. В стенах храма были высечены лики святых. Ступая по главному залу, Елиазар чувствовал себя в раю, пройдя арку искупления, он очутился в круглом зале - зале Христа. В самом центре этого помещения располагалась Распятие. Над ним, возвышались 3 розы, символизирующие Бога Отца, Сына и Святого Духа. Осмотрев собор, Елиазар припал к распятию и помолился, за себя, за всех кого знал. Дочитав, последние строки молитвы, он услышал голоса, которые пели гимн Господу. Он подошел к ним поближе, посмотреть на них и послушать. Это были простые крестьяне, пришедшие в обитель божью. Закончив одни гимн, они пели другой. Елиазар слушал их с упоением. "Отче наш, ниспошли благодать нам, Наша вера сильна и чиста, Ниспошли, здоровье и достаток, Исцеленье верой подари, Всем кто верует в тебя, на Земле" - пели они. Слушая их, Елиазар чувствовал, как силы в нем растут, как вера поднимается в нем. Открыв новый лист, он думал, что вся та прелесть, которую он успел узреть, исчезнет. Но Бог подарил ему еще несколько дней в этом замечательном месте. 2 день пребывания в храме, был для Елиазара просто чудом. С самого утра звучали молитвы, гимны, собор светился. Но этот день был не только радостным, но и горестным для всех прихожан и для всего мира. Это был день, распятия Христа. Все были опечаленными, плакали, припадали к распятию. Но их песни, гимны были посвящены его воскрешению, ибо они верили. Этот молитвенный день кончился всеобщим гимном. "Ты свято верил, что люди помыслом чисты, Но предали они тебя, И опустился на плечи твои, крест со всеми грехами, И ты понес этот крест, чтоб людям доказать, Что каждый грех, можно искупить" - пели они. Потом все взялись за руки и, встав возле распятия, продолжали петь. Елизар пел вместе с ними. "И на кресте, ты все грехи искупил, Сказав лишь людям слово "Верь!" И весь мир воскликнул "Верю, в воскресении твое" И ты воскрес, и благодать свою принес, Тогда все люди прозвенели, что ты, Воскрес!". После этого благодатного пения храм опустел. Собор погрузился в тишину. С новой страницей начался новый день в Нотр - Даме. День весьма обычный, ничем ни примечательный. Всего 10 прихожан побывало в нем. Поэтому он пролетел быстро и незаметно. С восходом солнца, началась новая страница истории этого собора. Уже с утра храм был переполнен. Здесь были и бедняки, бродяги, дети, торговцы, лавочники и, разумеется, светские особы. Собор, сиял каким - то особым светом. Все радовались, на лицах блистали улыбки. И в этот момент двери собора торжественно отворились. В храм вошел кардинал и епископ Парижа. Епископ держал в одной руке крест, в другой Библию. Каждый, кто находился в храме, пытался дотронуться до священных реликвий. Кардинал, взойдя к алтарю, возложил на него Библию и прижал к груди крест. Своим сильным певчим голосом кардинал прозвенел: "Париж! Сегодня для всего христианского мира великий день! Воскресение и вознесения Иисуса Христа! Именно, в этот день, каждый из вас чувствует особую близость с Богом. Вера возрастает в вас. Она придает вам сил, помогает преодолеть все трудности. Господь наш проводник в этой жизни. А вера, спутник, который исцеляет от грехов. В это верил и Иисус, поэтому он не боялся понести крест свой. Представ перед Отцом, он доказал, что если у человека есть вера, то он сможет все. И смотря на людей, он, Сын его, обрел эту веру и умножил ее. И она помогла ему воскреснуть, ибо кто верует, увидит Господне чудеса!" Все воскликнули: "Аминь!" Затем кардинал встал на колени перед алтарем, который находился под главной розой собора. Он вознес руки к розе и воспел хвалу Господу. После первого куплета, все прихожане опустились на колени и пели вместе с кардиналом. Елиазар на цыпочках подошел к кардиналу, опустился на колени и как и все вознес руки к Святой деве. Лучи солнца тоже пели этот гимн - гимн "Вознесения". Они устремили свой взор, на собор, освещая все его розы и залы. Подняв глаза к розе, Елиазара ослепил свет солнца, и он притронулся к алтарю, и почувствовал его. Он испугался и опустил руку к полу. Елиазар осязал его. Это было какое - то чудо. Осязать и чувствовать то, что было данным давно, то, что написано в книге, это не укладывалось в голове Елиазара. Он снова поднял глаза на свет, но он не ослепил его. Узрев розу в переливающихся лучах солнца и услышав "Иисус воскрес!", он первый во весь свой голос пропел: "Воистину воскрес!". Весь собор услышал его и громко прозвенел: "Воистину воскрес!"
Глава IX Багровые страницы. П
оследняя глава, к которой перешел Елиазар, повествовала о конце республик, демократии и веры. То была глава - о Всемирном правительстве. Но вот, что было интересно. Предыдущие главы содержали 50 - 100 страниц, но вот эта глава - только две страницы. Приглядевшись, Елиазар увидел, следы разорванных страниц. Но эта, не одна странность, которая была. Помимо того что, более чем 2 века истории исчезли неизвестно куда, так еще и оставшиеся страницы, были окроплены кровью. Несмотря на эти необычные явления Елиазар не собирался останавливаться перед финишной прямой и углубился в книгу. Только опустив глаза на страницу, перед ним отворилась 5 и последняя дверь. Войдя в нее, он увидел зал сената, в Риме, шло заседание 13. Мировые лидеры, банкиры, число которых 13 обсуждали вопрос о растворение теневого мирового правительства, которое руководило миром в 20 и первой половине 21 века. А на его месте, установление явного мирового диктата 13. Ведущее положение среди этих лидеров было у Мак Гредди - отца нынешнего канцлера. Посредством массовых убийств добиться контроля над людьми, посредством страха добиться полного контроля над миром - вот о чем шла у них речь. Этот разговор шел не долго, часа 3, для таких емких переговоров, поверьте это не большое время. Придя к единому мнению, Гредди объявил реализацию первой фазы их плана. 1 Фаза, 966 - геноцид политиков. По всему миру в одночасье после этого собрания, стали подвергаться расстрелу политические лидеры и деятели. 2 фаза, 969 - ликвидация разумных. То есть всех ученых, деятелей искусства и просто образованных людей. 3 фаза, 996 - расправа недовольных масс. Каждого сопротивляющегося казнят. Бунтарей уничтожат и превратят народ в толпу. После мировой чистки, Гредди в новом для него мире, учредил пост Верховного канцлера и посты членов мирового правительства. Следующим его шагом были коренные реформы. 1. Ликвидация республиканского строя и понятия демократия. 2. Власть в руках канцлера и правительства. 3. Введения понятия - Великая Мировая Империя. 4. Установления жесткой цензуры. 5. Введение смертной казни. 6. Запрет на ношение, использования какого - либо оружия. 7. Религия - запрещена. За принадлежность к вере - казнь. Канцлер есть закон и справедливость. 8. Суд един. Судит, может только Великий Инквизиционный Суд. 9. Комендантское время, зеленой, желтой и красной степени. 10. За неподчинения этим и другим законам - казнь. Читая об этом, он видел, какими путями добивались этой покорности. На этом книга обрывается... Глава X Покайся, человек! Е
лиазар не мог сдержать эмоций, от всего пройденного им. Он стал понимать, что жизнь, с улыбкой в адрес империи, которая тебе нагло врет, неправильна. Надо менять мир, идти совершенно в другую сторону. В нем стал рождаться человек иной. Человек веры, истины, справедливости. Семена этих добродетелей, были посеяны в нем всевышнем. Первые ростки уже пробились. Елиазар стал строить планы, по свержению империи. Разумеется, эти ростки, еще не имели основательных корней и он боялся, что канцлер разоблачит его и отправит на гильотину. Но он верил, что у него все получится, верил, что Господь будет на его стороне и это самое главное. Эти все эмоции и думы бурлили в нем. Здесь была радость и страх, жизнь, и смерть, вера и надежда. Но на фоне всех этих всплесков эмоций была одна, которая кипела в нем первостепенно. Это была эмоция раскаяния. И она кричала в нем, рвалась наружу. Он не мог сдерживать ее, выбежав наружу, он упал на колени и вскричал: "Почему, За что?" - с этими возгласами он просто упал наземь и все эмоции вырвались у него наружу. Он каялся, в том, что видел жизнь, только в проматывание денег и достижение власти. Каялся, что отверг любовь самого дорого ему человека - мамы, ибо искал благосклонность империи. Он просил Бога помочь ему, наставить его. Клялся в том, что исполнит все, чего хочет Господь. Это были моменты перерождения. Слезы, заливали его лицо, он каялся во всем, что совершил ранее. Небеса тоже каялись, слезились. Елиазар, чувствуя капли дождя, не поднялся с земли, а остался плакать вместе с небесами. На следующее утро Елиазар оправился, привел себя в порядок и направился к Томасу. Томас, открыв ему, дверь увидел его не таким как прежде, в коричневом балахоне, немного сутулого, с вечно расцарапанными руками, туманом в глазах и холодностью лица, этого всего теперь ничего не было. Томас видел, как Елиазар изменился. Теперь это был высокий человек, с ясными очами, которые улыбались теплой улыбкой, лицо его светилось. Вместо серого балахона, светлая рубаха, которую он постоянно скрывал. Это был другой человек. Елиазар, даже не дождавшись приглашения пройти в дом, влетел в него как, пуля и сразу же уселся в кресло. Грей понял, что случай, очень серьезный. Закрыв дверь, он прошел в гостиную, сел в кресло напротив Елиазара, приготовившись слушать его. Елиазар, видя готовность своего друга сразу перешел к делу. - Я тебе сейчас такое расскажу, что ты просто упадешь с кресла! - Ну, попробуй. - И клянись, что не сочтешь это сумасшествием. - Хорошо. - Так вот, слушай. После, моего проигрыша и встрече с тобой, насколько ты помнишь, я направился домой. Но стоя уже у двери, я решил помолиться. Взойдя на холм, я молился. И тут, луч света ударил с небес в пещеру. Я сначала испугался, но после взял волю в кулак и отправился за лучом. В пещере, я увидел одну книгу и решил посмотреть ее. Взяв ее в руки, она распахнулась, как по велению руки . Читая ее, у меня стали возникать дивные образы. Я отчетливо видел их. Это была Греция, Рим, Средние века, наше время. Я созерцал время демократии и республик, веры и добродетели. В тоже время я увидал , ужас империи и абсурдность религии. И я понял, что жить так, как мы сейчас живем нельзя. Надо меняться. Раньше я думал, что моя цель помогать империи, но теперь я знаю, что моя истинная цель, освободить мир от империи. - Да, хорошо, что ты меня предупредил, а то, я бы тебя точно счел сумасшедшим. И знаешь, что, ты абсолютно прав. Вчера, агенты канцлера, ворвались ко мне домой, и увели мою жену, Каролину. Я мне сказали, что она подозревается, в пропаганде антиимперской литературы. Ну я то знаю, что это полная чушь. После этого в моей голове, прокрутилась вся моя жизнь. И я понял, что надо все менять. - Да, устроим им хорошую взбучку. - Но, нам нужны единомышленники. - В яблочко. Будем искать их по всему миру. - Создадим общество против империи, начнем войну протии нее. - А топом, и весь мир присоединится к нам. - Но ведь, канцлер не будет сидеть, сложа руки. - Он будет действовать силой, агентами, армией и т.д. - Но я уверен, мы сможем выстоять, ибо в сердцах, всегда куется победа! 
Автор
Artur Po
Документ
Категория
Другое
Просмотров
45
Размер файла
58 Кб
Теги
ветер, судьбы
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа