close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Diplom Raskina

код для вставкиСкачать
МИНОБРНАУКИ РОССИИ
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
"Поволжская государственная социально-гуманитарная академия"
Исторический факультет
Кафедра отечественной истории и археологии
Дипломная работа
Взгляды А.И.Деникина на отечественные вооруженные силы
Выполнила:
студентка IV курса
заочной формы обучения
специальность: 050401 История
Раскина Инна Александровна
Подпись __________________
Научный руководитель: д.и.н., профессор Г.М.Ипполитов
Подпись __________________
Допустить к защите:
зав. кафедрой Отечественной истории и археологии
д.и.н., проф. А.И. Репинецкий "____"______________20___ г.
Подпись __________________ Дипломная работа защищена
"____"_____________20___ г.
Оценка _______________
Председатель ГАК к.и.н., Н.Б. Колесникова Подпись __________________
Самара - 2014
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ4
ГЛАВА I. КТО ТАКОЙ А.И. ДЕНИКИН. ЭСКИЗ ИСТОРИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПОРТРЕТА15
1.1 Мировоззренческие основы и шкала нравственных ценностей15
1.2 Морально-психологические и военно-профессиональные качества23
ГЛАВА II. А.И. ДЕНИКИН ОБ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ: ОЦЕНОЧНЫЕ СУЖДЕНИЯ41
2.1 Армия Императорской России сквозь призму взглядов А.И. Деникина41
2.2 Вооруженные силы Белого движения: взгляд А.И. Деникина изнутри и из вне49
2.3 РККА глазами генерала А.И. Деникина56
ЗАКЛЮЧЕНИЕ67
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ68
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы дипломной работы. Социально-экономические преобразования, происходящие в современной России, связанные с переходом к рыночной экономике, существенным образом повлияли на переоценку ценностей российского общества, в том числе и в таком социальном институте как армия. Государство и общество заинтересованы в духовном единстве народа, в актуализации моральных ценностей, способствующих этому объединению. Данные обстоятельства требуют обращения, в том числе и к ценностям и к лучшим военным традициям предшествующих эпох развития Российских Вооруженных сил. И здесь на повестку дня выносится, в том числе и такой небезынтересный аспект как изучение взглядов видных военно-политических отечественных деятелей на историю Российской армии на различных этапах ее развития. В своей работе мы обращаемся к анализу взглядов на отечественные вооруженных сил одного из неординарных военно-политических деятелей в истории государства Российского Антона Ивановича Деникина (1872 - 1947 гг.). Личности, вошедшей в нашу историю в качестве одного из военачальников российской императорской армии периода Первой мировой войны, одного из деятелей российской контрреволюции в 1917 году, вождя Южнороссийского Белого движения, общественного деятеля белой эмиграции, талантливого военного писателя1. Изучение его взглядов на отечественные вооруженные силы представляется наиболее значимым по следующим обстоятельствам :
во-первых, А.И. Деникин являлся активным участником или свидетелем ключевых событий истории России начала и середины XX века2; во-вторых, в событиях 1917 - 1920 гг. он играл одну из ключевых ролей, выступая в качестве вождя Белого движения;
в-третьих, А.И. Деникин оставил богатую источниковую базу для анализа событий, где он имел непосредственное участие или о которых высказывал свою точку зрению;
в-четвертых, А.И. Деникин прекрасно знал внутреннюю жизнь императорской армии, отслужив в ее рядах до начала революции 1917 г. 27 лет. Он был в гуще событий разлагавшейся страной армии в революционном 1917 году. И, наконец, он являлся одним из организаторов вооруженных сил Белого движения в Гражданской войне на Юге России и воевал против Красной армии Изложенное выше позволяет считать тему, выбранную для выполнения выпускной квалификационной работы, актуальной. Объект данного исследования - военно-политические воззрения Антона Ивановича Деникина, как одного из носителей нравственных традиций вооруженных сил.
Предметом настоящего исследования является взгляды А.И.Деникина на отечественные вооруженные силы.
Хронологические рамки исследования охватывают период российской истории с 1890 г. - время поступления А.И. Деникина на военную службу в армию царской России. Конечная точка отсчета - 1947 г.- год смерти генерала. Именно в это время формировались и оформлялись в различного вида источниках и литературе, созданных Антон Ивановичем, его взгляды на отечественные вооруженые силы. Целью исследования является комплексное изучение взглядов генерал-лейтенанта А.И. Деникина на Отечественные вооруженные силы в указанном отрезке времени в контексте русской истории конца XIX - начала XX века. В соответствии с этим определены следующие задачи:
1. Освещение процесса мировоззренческих основ и школы нравственных ценностей А.И. Деникина.
2. Выявление морально-психологических и военно-профессиональных качеств генерал-лейтенанта А.И. Деникина.
3. Анализ взглядов А.И. Деникна на устройство армии императорской России.
4. Изучение взглядов А.И. Деникина на вооруженные силы белого движения изнутри и извне.
5. Обобщение взглядов А.И. Деникина на устройство РККА.
Методологические основы исследования. При выполнении дипломной работы мы всемерно опирались на диалектический и диалектическо-материалистический подходы. Имеется в виду то, что использовались объективно обусловленные, научно разработанные, практически проверенные и наиболее эффективные в конкретных условиях диалектические принципы исследования: взаимоотношений общего и особенного, качества и количества, целого и части, принципов комплексности, системности, развития и пр.3 Причем, диалектический подход тесно связан с диалектико-материалистическим подходом, так как в рамках последнего подхода развитие познания, в том числе и научного, понимается как объективный процесс, развивающийся в форме субъективной познавательной деятельности исследователей. Определяющими факторами развития процесса познания выступают внутренние и внешние противоречия, а сам процесс в целом - последовательность качественно различных ступеней восхождения от простого знания к сложному, от менее полного к более полному знанию, от низшего знания к высшему, в том числе и в ходе историко-научного познания4.
Данные подходы позволяют составить четкие представления о том, как формировались взгляды А.И. Деникина на отечественные вооруженные силы и как противоречия социально-политической, экономической и духовной жизни социума повлияли на их сущностную и содержательную стороны.
В выпускной квалификационной работе сделан акцент на таких основополагающих общенаучных принципах исторических исследований, как объективность5 и историзм6 в изучении явлений, связей, отношений. Используя методологию, в том числе, и как систему методов и определенных подходов к изучению данной научной проблемы, исследователь выделил приоритетные среди них: 1. общенаучные методы: исторический и логический, классификационный, контент-анализ, факторный анализ и др.; 2. специально-исторические методы: системный и сопоставительный, синхронный и диахронный метод, метод экстраполяции, компаративный метод и некоторые другие, изложенные и обоснованные в трудах отечественных и зарубежных ученых по теории методологии, историографии и библиографии7. Применение общенаучных методов позволило представить исследуемую проблему как процесс, в контексте исторической обстановки рассматриваемого периода, и задач, решаемых обществом, познать основное содержание взглядов А.И. Деникина на отечественные вооруженные силы. Применение специально-исторических методов дало возможность сопоставить взгляды А.И. Деникина на проблему, указанную выше, на различных этапах, заострить внимание здесь на дискуссионных аспектах.
В исследовании наблюдается соединение проблемного и хронологического подходов. Проблемный подход является ведущим. Он представляется наиболее оптимальным, так как позволяет относительно полно охватить во времени и пространстве многоаспектность конкретно-исторической обстановки, в которой протекало формирование взглядов А.И. Деникина на Отечественные вооруженные силы. Степень научной разработанности проблемы. Ее автор настоящей выпускной квалификационной работе освещает в форме краткого историографического обзора, выполненного с позиций этапно-хронологического подхода. Последнее обстоятельство позволяет нам выделить здесь отечественную и зарубежную историографии рассматриваемой темы. В отечественной историографии выделяется два историографического периода: Советская историография 1920 - 1991 гг. и современная историография (начиная с 1992 г. - до наст. времени).
Советская историография. Она развивалась в специфических условиях, суть которых можно изложить так: методология догматизированного марксизма-ленинизма, на которой базировались все исторические труды; гипертрофированная политизация, идеализация, жесткий цензурный гнет над исследователями8. Ясно, что в таких конкретно-исторических условиях историки не исследовали личность "ярого врага Советской власти" "белогвардейской контры генерала Деникина". Исследовалась только "деникинщина" как социально-политическое явление - порождение Гражданской войны в России9. тг гоизация политизация твзгляды и деятельность А.И. Деникина освещаются в комплексе с изучением истории революции и Гражданской войны в России (1917-1920 гг.). Личность самого генерала, его политика и деятельность на посту сначала одного из руководителей Добровольческой армии, а затем главнокомандующего Вооруженными силами Юга России не являлись предметом отдельного изучения и анализа. Между тем, в первых фундаментальных работах по истории Гражданской войны советских историков А.И. Анишева "Очерки истории Гражданской войны 1917-1920гг"10 и Н.Е. Какурина "Как сражалась революция"11, изданных в 1920-е годы были подняты вопросы, связанные с анализом политических взглядов А.И. Деникина. И в данном контексте косвенно затронуты взгляды генерала на Добровольческую армию. Разумеется, акцент сделан на критической, негативной оценке. А.И. Егоров в своей работе "Разгром Деникина 1919"12, изданной в 1931 г., представляет генерала как выразителя интересов "контрреволюционных", "буржуазно-помещичьих кругов", сторонником монархии и "реставратором старого строя". Автор рассматривает военно-политическую ситуацию к 1919 году, анализирует состояние вооруженных сил противоборствующих сторон, акцентируя внимание на классовом характере Красной и Добровольческой армий. При этом он, анализируя документы белых, косвенно затрагивает именно и военно-стратегические взгляды своего противника. Но это незначительные фрагменты в содержании освещаемой книги Г.З. Иоффе в своей монографии "Крах российской монархической контрреволюции"13 анализирует политическую деятельность А.И.Деникина в рамках его единоличной военной диктатуры. Используя ряд архивных документов, без оформления в научно-справочном аппарате ученый пытается доказать, что А.И.Деникин был убежденным сторонником реставрации монархии в России. Именно военные взгляды генерала затрагиваются здесь в опосредованной форме и до предела фрагментарно. Представляется принципиальным подчеркнуть о, что в поздней советской историографии периода перестройки увидела свет монография В.Д. Поликарпова "Военная контрреволюция в России. 1905-1917" 14. Г. М. Ипполитов, анализируя данный труд писал буквально следующее: "Конечно, историк не смог полностью отказаться от обобщений и оценочных суждений в духе методологии догматизированного марксизма в большевистском его измерении. Но фактический материал, изложенный в монографии, может привести современного исследователя к неординарным обобщениям, в том числе и имеющим отношение к деятельности Деникина"15. И в данном контексте заметим, что В.Д. Поликарпов действительно дает (в контексте анализа процесса формирования контрреволюционных убеждений у российских генералов, в том числе и у А.И. Деникина) небольшие фрагменты их взглядов на царскую армию. Но это не является приоритетом ученого в раскрытии предмета своего исследования. Итак, в советской историографии глубокой научной разработки темы, которой посвящена настоящая выпускная квалификационная работа, не состоялось. В первую очередь, по причинам специфики развития советской исторической науки, указанных выше. Современная историография. Она развивается в условиях новой российской государственности, когда отечественная наука, в основном, преодолела глубинный методологический кризис 1990-х годов16, и приращение исторических происходит в условиях плюралистического многоголосия с позиций новых подходов17. Необходимо подчеркнуть, что в таких условиях получила соответствующе научную разработку историческая персоналия генерала А.И. Деникина (а не "деникинщина", как имело место в советской историографии) на уровне монографических исследований и исторических очерков18. И в них имеются относительно большие фрагменты (по сравнению с работами, изданным в СССР), посвященные именно взглядам генерала А.И. Деникина на отечественные вооруженные силы. Наиболее полными и глубокими можно, на наш взгляд считать здесь фрагменты из военно-исторического очерка Ю.Н. Гордеева "Генерал Деникин"19. Это естественно, так как автор освещает, в первую очередь, военную деятельность Антона Ивановича в рядах армии царской России, в годы революции и Гражданской войны. Анализ показывает, что взгляды А.И. Деникина на отечественные вооружённые силы нашли некоторое отражение и в современных работах по проблемам истории Белого движения. Так, в книге В.В. Рыбникова и В.П. Слободина "Белое движение в годы гражданской войны в России: сущность, эволюция и некоторые итоги"20 представлен анализ деятельности генерала в 1917 - 1920 гг., с акцентированием внимания на периоде его единоличной военной диктатуры на белом Юге России. Подчеркиваются, в том числе и взгляды вождя Белого движения на проблему формирования Добровольческой армии, а также и повышения уровня боеспособности Вооруженных сил Юга России. Подобные сюжеты можно найти (правда, в более опосредованной форме) еще в ряде серьезных монографических исследованиях21. Однако наиболее полно тема, которой посвящена настоящая выпускная квалификационная работа, освещена в трудах Г. М. Ипполитова. Ученый исследовал впервые в отечественной исторической науке историческую персоналию А.И. Деникина в формате докторской диссертации22. Он является автором четырех монографий23, биографии А.И. Деникина, изданной в серии "Жизнь замечательных людей"24, а также множества статей25. И во всех данных трудах теме взглядов А.И. Деникина на отечественные вооруженные силы уделяется повышенное внимание. Между тем, она рассматривается в комплексе с другим аспектами, главным образом, в процессе анализа становления личности Антона Ивановича, а также и при анализе литературного творчества боевого русского офицера. Кроме того, в подобном же ключе взгляды А.И. Деникина на отечественные вооруженные силы освещаются и в других монографических исследованиях ученого, упомянутого выше, написанных как единолично26, так и в соавторстве27. Следовательно, в современной историографии проблемы взглядов А.И. Деникина получила (по сравнению с советской историографией) серьезное приращение научной новизны. Но ее комплексные исследования пока что отсутствуют Зарубежная историография включает в себя: историографию русского зарубежья; собственно зарубежную историографию.
Историография русского зарубежья. Она развивалась в специфических условиях формирования исторического феномена русского зарубежья, начало которому положила белая эмиграция28. Сохранив русскую культуру в изгнанье29, русское зарубежье развило, в том числе и историческую науку30. В ее рамках нашлось место и освещению личности и деятельности Антона Ивановича Деникина в научных работах. Именно в них затронуты (в комплексе с другими проблемами) и взгляды генерала на отечественные вооруженные силы. Правда, авторы данных работ относились предвзято к личности и деятельности генерала. Поэтому и сюжеты по теме, указанной выше, выполнены в критическом, а вернее в негативистском ключе. Причем, главный акцент в них сделан на периоде Гражданской войны. Да и сюжет эти по объему относительно невелики31. Намного больше и объективнее освещаемая тема отражена книга Д. Леховича о генерале Деникине32. По мнению дочери генерала А.И. Деникина, Марины Антоновны Деникиной (Грей) книга Леховича - одно из лучших биографических произведений об ее отце33. А Г.М. Ипполитов, анализируя это труд, пишет буквально следующее: "Взгляд на Деникина у автора без экзальтации, чем он существенно отличается от классических биографов исторических деятелей. Автор не идеализирует генерала, резко критикует его действия"34. Именно в таком ключе Д. Лехович и освещает взгляды генерала А.И. Деникина на отечественные вооруженные силы. Причем, наибольшее внимание биограф генерала уделяет внимания раскрытию взглядов А.И. Деникина на армию царской России. Нашлось место у Д. Леховича и констатации генеральских взглядов на РККА (правда, это относительно краткие фрагменты).
Собственно зарубежная историография. Некоторые размышления по теме, являющейся предметом исследования настоящей выпускной квалификационной работы, изложены в книге У. Черчилля "Мировой кризис", изданной в СССР в 1932 г. Автор показывает, как генерал при помощи Британии занимался военным строительством на территории, подконтрольной белым35. Американский историк П. Кенез утверждает, что взгляды А.И. Деникина на состояние Русской армии в 1917 г. отличались бескомпромиссностью и смелым осуждением военной политики Временного правительства. Так, он пишет, что речь генерала в июле 1917 г. на совещании высших военачальников, собранном А.Ф. Керенским, после позорного провала летнего наступления русской армии была "самая смелая и агрессивная"36. Есть опосредованные небольшие фрагменты по рассматриваемой теме и в фундаментальном исследовании американского историка Р. Пайпса, посвященном российской революции 1917 года37. Таким образом, историографический обзор, изложенный выше, дает основания для такого заключения: рассматриваемая в нашей дипломной работе тема нашла некоторое отражение как в отечественной, так и в зарубежной историографии. Между тем, комплексных исследований здесь пока что нет. Источниковая база исследования. Естественно, что анализируя взгляды А.И. Деникина на отечественные вооруженных силы, автор настоящей выпускной квалификационной работы опирался, в первую очередь на деникинские труды, далеко не полная библиография которых, составленная мною, включает в себя, по подсчетам Г. М. Ипполитова, более 40 наименований изданий38. И в их числе ведущее место занимают, конечно же, знаменитые "Очерки Русской Смуты"39. Они представляют собой мемуарно-исследовательский труд, который сегодня является предметом самостоятельного исследования для современных ученых40. Г.М. Ипполитов, давая обобщенную характеристику "Очеркам Русской Смуты", пишет буквально следующее: это "самое крупное произведение из написанных лидерами Белого движения. Они имеют большую познавательную и научную ценность. Но необходимо подчеркнуть, что современный исследователь, работая с деникинским трудом, должен учитывать следующие обстоятельства: 1) в нем содержатся уникальные документы, оригинальные мемуарные зарисовки, небесспорные авторские оценки событий, вытекающие из их анализа; 2) отсутствует научно-справочный аппарат; 3) есть факты, достоверность которых вызывает сомнение; налицо субъективистские трактовки исторических явлений; 4) труд выполнил не профессиональный историк."41. В контексте раскрываемой темы больший интерес вызывает Том I "Крушение власти и армии. Февраль-сентябрь 1917 год". В данной книге автор рассказывает о событиях, происходивших в России в феврале - сентябре 1917 года: предреволюционная смута, военные реформы Временного правительства, потеря армией управления и, как следствие, - ее развал. В Томе III "Белое движение и борьба Добровольческой армии" рассматриваются события формирования Добровольческой армии под началом М.В. Алексеева, Л.Г. Корнилова, А.И. Деникина. Здесь затрагиваются первоначальные принципы и идейные предпосылки формирования Добровольческой армии. В IV и V томах описаны события, связанные с ВСЮР под началом генерала Деникина.
В книге А.И. Деникина "Старая армия"42, впервые изданной в Париже в 1929 - 1931 гг., раскрываются различные аспекты жизни Русской Армии с 90-х годов XIX века до Первой мировой войны. В воспоминаниях кадрового офицера предстают яркие картины жизни и быта военной среды - от юнкерского училища до Академии Генерального штаба, от службы в артбригаде в захудалом местечке на западной границе Империи до военных смотров в столичном Петербурге. Очень ценными представляются наблюдения автора о взаимоотношениях Армии и общественности накануне революции 1905 г. и Первой мировой войны. Отчуждение образованного слоя русского общества от Армии обернулось впоследствии непоправимой трагедией для всей страны. Представляет повышенный интерес крупная незавершенная последняя литературная работа А.И. Деникина "Путь русского офицера", впервые изданная в США в 1953 г. после смерти генерала43. Его последняя неоконченная рукопись носит характер автобиографический, хотя весь центр тяжести он переносит на общероссийские обстоятельства и события, рассматривая их с точки зрения русского офицера и военного писателя. Закончить эту свою работу он предполагал так, чтобы "Очерки русской смуты" являлись ее естественным продолжением, осветив, таким образом, эпоху жизни России от 1870-х до 1920-х годов.
Интерес представляют воспоминания и политические очерки А.И.Деникина конца 30-х годов, среди которых особое место занимают статьи "Кто спас Советскую власть от гибели?"44 и "Мировые события и русский вопрос"45, где автор пытается дать оценку состоянию вооруженных сил Советского государства и проанализировать причины победы большевиков.
В качестве эгоисточника использовано произведение дочери бывшего вождя белого движения М.А. Грей "Мой отец генерал Деникин"46. В нем освещена жизнь и деятельность генерала в период немецкой оккупации Франции. Примечательно, что в данной книге описываются факты из биографии генерала, которые не освещены (особенно жизнь отца, матери, жены А.И. Деникина), или в недостаточной мере затронуты самим А.И.Деникиным в своих воспоминаниях. Сюда же примыкают Письма Марины Грей, дочери генерала А.И. Деникина, профессору Г.М. Ипполитову, опубликованные в журнале для ученых "Клио"47, а также и Стенограмма беседы профессора Г. М. Ипполитова с Мариной Антоновной Деникиной (Грей), опубликованная в этом же журнале48. В качестве документальных источников использовались, в частности некоторые указания, циркуляры, приказы, распоряжения А.И. Деникина во время его командования Добровольческой армией и главнокомандования в ВСЮР. Многие из них представлены в учебном пособии Г.М. Ипполитова49. Кроме того, использована научно-справочная литература. Таким образом, источниковая база выпускной квалификационной работы разнообразна и репрезентативна.
ГЛАВА I. КТО ТАКОЙ А.И. ДЕНИКИН. ЭСКИЗ ИСТОРИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПОРТРЕТА
1.1 Мировоззренческие основы и шкала нравственных ценностей
Изучение субъективных взглядов А.И. Деникина на Русскую императорскую армию, Вооруженные силы белого движения; РККА требует краткой характеристики личности А.И. Деникина, поскольку к перечисленным вооруженным силам у исторического деятеля складывались различные взгляды и следовательно, неоднозначное отношение. Для изучения мировоззренческих основ и нравственных ценностей А.И. Деникина, следует обратиться к анализу понятия "мировоззрение", "ценности".
Мировоззрение, согласно Б.Г. Юдину, это система принципов, взглядов, убеждений, ценностей, идеалов, определяющих как отношение к действительности, общее понимание мира, так и жизненные позиции, программы деятельности людей50. Составляющими основами мировоззрения выступают принципы, взгляды, убеждения, ценности, идеалы. С нашей точки зрения, целесообразно рассматривать те принципы, взгляды, убеждения, ценности, идеалы, которые позволяют нам изучить мнение А.И. Деникина о вооруженных силах России разных эпох. Это, прежде всего, политические, социальные, экономические взгляды, убеждения и идеалы, на основании которых А.И. Деникин создавал свою систему власти и высказывал мнение о предшественнике (Императорская армия) и противнике (РККА). Важное значение имеют нравственные ценности генерала, поскольку ценности формируют отношение человека к действительности, участвуют в регулировании деятельности людей51. Ценности - это личностно окрашенное отношение к миру, возникающее на основе не только знания и информации, но и собственного жизненного опыта людей52. Другими словами, ценности - это отношение человека к различным событиям, явлениям, на основе которого строится позиция по тому или иному вопросу. Поэтому мы акцентируем внимание на тех явлениях и событиях, которые каким-то образом оказали влияние на формирование мировоззренческих основ и нравственных ценностей А.И. Деникина. В исследовании мировоззренческих основ и ценностей А.И. Деникина следует основываться на изучении воспоминаний свидетелей, мемуаров самого генерала. На становление А.И. Деникина как личности и военного профессионала оказали влияние его происхождение, семейное воспитание, воспитание в образовательном учреждении, военное образование.
История семьи Деникиных, в частности очерки по биографии отца и матери Антона Ивановича, позволят понять происхождение будущего генерала, некоторые особенности его семейного воспитания.
Иван Ефимович Деникин родился 26 сентября 1807 года в Саратовской губернии, воспитывался в семье крепостного крестьянина в рамках строгих моральных норм и ценностей крестьянской жизни начала XIX века. В 1834 г. Иван Ефимович был определен в рекруты Русской императорской армии по воле своего помещика, но отнесся к этому, по мнению М. Грей, спокойно53. Вероятно именно эти обстоятельства позволили И.Е. Деникину с честью выполнять свой воинский долг. Прапорщик Русской императорской армии, Иван Ефимович Деникин служил в Польше, проникся любовью к польскому народу и считал, что совместное проживание поляков и русских в Империи, - это естественное и плодотворное сожительство. По словам самого А.И. Деникина, "не раз он [отец] спасал поляков-повстанцев - зеленую молодежь" во время польского восстания, на свой страх и риск Иван Ефимович существенно смягчал наказание для польских студентов - мятежников54. Любовь и уважение к польскому народу, вероятно и предопределили его выбор на молодой польке Елисавете Федоровне Вржесинской55. 4 (16) декабря 1872 года в семье Деникиных родился мальчик, которого вскоре обратили в православную веру и назвали Антоном. Иван Ефимович Деникин, находясь уже в отставке, тайно от супруги, написал прошение о возвращении в ряды Русской армии в связи с началом Русско-турецкой войны. Этот поступок отца Антон Иванович прокомментировал в своей автобиографии следующим образом: "в глубине душонки гордился тем, что папа мой идет на войну"56. Из вышесказанного следует, что А.И. Деникин гордился и ставил в пример своего отца, который, несмотря на преклонный возраст и маленького сына стремился исполнить свой воинский долг до конца.
Большое впечатление в памяти Антона Ивановича оставили следующие поступки отца: "в день получки пенсии отец ухитрялся раздавать кое-какие гроши еще более нуждающимся - в долг, но, обыкновенно, без отдачи... Это выводило из терпения мать, оберегавшую свое убогое гнездо"; "солдатская прямота, с которой отец подходил к людям и делам. Возмутится человеческой неправдой и наговорит знакомым такого, что те на время перестают кланяться"57. Гуманистическое отношение к людям, особенно беднякам, отсутствие склонности к лести, прямая критика поступков людей, - все эти личностные качества будут воспитываться у А.И. Деникина, и как отмечает Г.М. Ипполитов, "...нетерпимость к несправедливости сочетались с излишней солдатской прямолинейностью..."58. Подтверждение вышесказанному мы находим у самого А.И. Деникина: "...и я потребовал "равноправия"; при встречах с бывшими товарищами заговорил с ними по-русски, предоставляя им говорить на их родном языке. Одни примирились с этим, другие обиделись, и мы расстались навсегда."59. Семья Деникиных жила скромно и в постоянной нужде, но на судьбу жаловалась только Елисавета Федоровна, Иван Ефимович отвечал спокойным молчанием. Достоинство и значительность этого молчания во впечатлительной душе ребенка вызывали глубокое уважение60. И.Е. Деникин был верующим человеком и часто брал с собой на церковную службу сына, где Антон, впоследствии, начал петь в хоре. Антон вместе с матерью также посещал службы в католическом костеле, хотя, по мнению самого Антона Ивановича Деникина, православные службы в полковой церкви вызывали родные и близкие чувства, а службы в костеле воспринимались как интересное зрелище61. Свое обучение А. И. Деникин начал в "немецкой" городской школе, а с 1882 года учился в Влоцлавском реальном училище. Поскольку после смерти отца материальное положение семьи значительно ухудшилось, мальчик стал подрабатывать репетиторством62. В училище Антон Иванович проявил особые способности в математике, что позволило ему поступить в Ловичское училище в механико-техническое отделение. Здесь учились евреи, русские и поляки. Данное обстоятельство показало юноше сложность национального вопроса Российской империи, поскольку в своей русско-польской семье никаких разногласий по национальному вопросу не было. Примечателен факт, отмеченный А.И. Деникиным в автобиографии: "так как многие из них [русских учащихся] действительно ополячились, я не раз подтрунивал над ними, поругивал их, а иногда в серьезных случаях и поколачивал, когда позволяло "соотношение сил". Помню, какое нравственное удовлетворение доставило мне однажды (в 6-м классе), когда мой приятель - серьезный юноша и добрый поляк - после одной такой сценки пожал мне руку..."63.
Кроме этого, А.И. Деникин замечает, что в ученическом коллективе евреев оценивали исключительно согласно их моральным, товарищеским качествам. Именно в межнациональных отношениях внутри училища проявилисьнекоторые нравственные качества будущего генерала. Так, будучи "старшим на ученической квартире", ему поручили следить за внутренним распорядком, в том числе и за "уличные разговоры на польском языке", что значило прямой донос на товарищей. Но на свой страх и риск, "старший" не сдавал провинившихся, а оставлял отметку, что "таких случаев не было"64 В училище юноша проявил интерес к литературным произведениям, философии, социальным проблемам, но особые успехи проявил в математике, что и позволяло ему поступить в высшее техническое образовательное учреждение. Но А.И. Деникин выбрал военную карьеру65.
А.И. Деникин поступил в Киевское юнкерское училище. Антон Иванович отмечает некоторые моральные нормы, существовавшие в юнкерской среде. Так, обман, вообще и в, частности наносящий кому-либо вред, считался нечестным. Но обманывать учителя на репетиции или экзамене разрешалось. Самовольная отлучка или рукопашный бой с "вольными", с употреблением в дело штыков, где-нибудь в подозрительных предместьях Киева, когда надо было выручать товарищей или "поддержать юнкерскую честь", вообще действия, где проявлены были удаль и отсутствие страха ответственности, встречали полное одобрение в юнкерской среде. И наряду с этим кара за них, вызывая сожаление, почиталась все же правильной... Особенно крепко держалась традиция товарищества, в особенности в одном ее проявлении - "не выдавать". Когда один из моих товарищей побил сильно доносчика и был за это переведен в "третий разряд", не только товарищи, но некоторые начальники старались выручить его из беды, а побитого преследовали66. Таким образом, в юнкерском коллективе высоко ценились честность по отношению к товарищу, отсутствие страха ответственности, храбрость в бою, осуждались доносчики, воры. Можно заметить, что перечисленные качества будущих офицеров проявились у Антона Ивановича еще во время обучения в училище. Молодые люди спорили о военном искусстве, литературе, теологии, о любви. Социальные и политические интересы оставались для них чуждыми. Их окружение не позволяло им интересоваться политикой: всякая склонность подобного рода квалифицировалась как "низкая" и недостойная. В Российских университетах дело обстояло иначе: большинство студентов придерживались левых идей, участвовали в манифестациях, митингах, выдвигали политические и социальные требования. Не зная об этом, юнкера Киева и других городов не проявляли к ним никакого интереса67. Позже генерал в своих мемуарах будет приписывать всему русскому кадровому офицерскому составу характеристику аполитичности. По мнению А.И. Деникина, "государственный строй был для офицерства фактом предопределенным, не вызывающим ни сомнений, ни разнотолков. "За веру, царя и отечество". Отечество воспринималось горячо, как весь сложившийся комплекс бытия страны и народа - без анализа, без достаточного знания его жизни. Офицерство не проявляло особенного любопытства к общественным и народным движениям и относилось с предубеждением не только к левой, но и к либеральной общественности. Левая отвечала враждебностью, либеральная - большим или меньшим отчуждением"68. Антон Иванович окончил юнкерское училище с высокими баллами (10,4 из 12)69, поэтому мы можем говорить о том, что будущий генерал получил в юнкерском училище хорошую подготовку к военной профессии как в теоретически-практическом плане, так и в нравственном.
Подтверждение этому мы находим у К.Э. Алексеева, который утверждает, что в период 80-90-х гг. XIX века юнкерские и военные училища успешно решали задачи по подготовке офицеров. Ученый отмечает некоторые качества военного образования: фундаментальный характер общеобразовательной подготовки юнкеров; малопредметность в обучении; нравственное влияние религии; активное формирование понятия офицерской чести; презрение к моральной нечистоплотности; выдвижение на первый план изучения теоретических и практических предметов; присоединение к курсу военных предметов таких общеобразовательных предметов, которые способствовали бы формированию и развитию профессиональной компетенции и социально значимых качеств личности; классно-урочная система преподавания70. Сам А.И. Деникин отмечает, что вся окружающая атмосфера, пропитанная бессловесным напоминанием о долге, строго установленный распорядок жизни, постоянный труд, дисциплина, традиции юнкерские - не только ведь школьнические, но и разумно-воспитательные - все это в известной степени искупало недочеты школы и создавало военный уклад и военную психологию, сохраняя живучесть и стойкость не только в мире, но и на войне, в дни великих потрясений, великих искушений71. Антон Иванович выбрал для службы 2-ю артиллерийскую бригаду, потому что его привлекает этот род войск, и, кроме этого, эта бригада стояла в городе Беле Седлецкой губернии, находящейся недалеко от Влоцлавска, где проживала его стареющая мать72. Последнее обстоятельство выбора места службы указывает на большую ценность семьи, особенно матери для Антона Ивановича.
Целеустремленность А.И. Деникина проявилась в период его обучения в Академии Генерального штаба 1895-1899 гг. В конце первого года обучения он был отчислен за несдачу экзамена по истории военного искусства, однако через три месяца он выдержал экзамен и снова был зачислен на первый курс Академии, которую успешно окончил и произведен в чин капитана73.
В Академии проявилась принципиальность будущего генерала. Так, накануне его выпуска новый начальник Академии Генштаба генерал Николай Сухотин (друг военного министра Алексея Куропаткина) произвольно изменил списки выпускников, причисленных к Генеральному штабу, в результате чего провинциальный офицер Деникин не попал в их число. Воспользовался предоставленным уставом правом: подал на генерала Сухотина жалобу "на Высочайшее имя" (Государя Императора). Несмотря на то, что собранная военным министром академическая конференция признала действия генерала незаконными, дело попытались замять, а Деникину предложили забрать жалобу и написать вместо неё прошение о милости, которую пообещали удовлетворить и причислить офицера к Генеральному штабу. На это ответил: "Я милости не прошу. Добиваюсь только того, что мне принадлежит по праву". В итоге жалобу отклонили, а Деникина не причислили к Генеральному штабу "за характер!"74. Таким образом, анализ первых десятилетий жизни А.И. Деникина позволяет нам сформировать представление о мировоззренческих основах и нравственных ценностях молодого офицера. На формирование мировоззренческих основ будущего генерала оказали влияние: простота быта, нужда и скромность в быту семьи Деникиных; гармоничное сочетание русских и польских традиций в семье; религиозность семьи; авторитет и уважение к отцу; военная карьера Ивана Ефимовича Деникина; ранняя потеря кормильца и главы семьи; объективные трудности в обучении; многонациональный состав училища; строгая дисциплина в юнкерском училище; накопленный опыт и знания в Академии. На момент окончания Академии Генерального штаба мы можем выделить определенную шкалу нравственных ценностей: это традиции и ценности других народов (в частности, польского); это воинский долг и гуманизм; это правда и справедливость, особенно в суждениях о других людях; это и прямота; это семья и ценности христианской морали (добро, любовь, аскетизм и др); это оценка поведения людей по поступкам, а не по происхождению; мужество; ответственность; честь и достоинство.
Безусловно, перечисленные ценности не формируют полное представление о личности генерала, и ценностные и мировоззренческие приоритеты будут меняться. Но, как мы увидим, многие суждения и оценки генерала будут основываться именно на этих ценностях.
1.2 Морально-психологические и военно-профессиональные качества
Формирование А.И. Деникина как боевого офицера происходило на полях сражений русско-японской войны, первой мировой войны, гражданской войны. Безусловно, становление А.И. Деникина как военного профессионала происходило во взаимосвязи с дальнейшим развитием личности, в том числе и морально-психологических качеств. Для изучения морально-психологических и военно-профессиональных качеств А.И. Деникина следует обратиться к воспоминаниям современников, соратников по службе, работам ученых по данному вопросу.
Итак, первый боевой опыт будущий генерал получает на Дальнем Востоке. Следует отметить, что начинал свою боевую карьеру будущий генерал рядом с такими известными военачальниками как, С.О. Макаров, П.К. Ренненкампфом75. В феврале 1904 г. А.И. Деникина откомандировали в г. Харбин в штаб Заамурского округа Пограничной стражи. Там он был назначен на должность начальника штаба 3 Заамурской бригады, где вскоре получил воинское звание подполковника. Но удаление от основного ТВД не устраивало А.И.Деникина, и он с большим трудом, но добивается в октябре 1904 г. перевода в распоряжение штаба Маньчжурской армии, где получает назначение начальником штаба отряда генерал-лейтенанта П.К.Ренненкампфа76. Первый опыт боевого командования был в ноябре 1904 года во время Цинхеченского боя. Генерал Ренненкампф, по просьбе Деникина, послал его в авангард заместить командира одного из казачьих полков. Деникин блестяще выполнин свою миссию, отбив атаки японских атак77. Примечательно, что за позициями Цинхечена закрепились названия: "Ренненкампфовская гора", "Берсеневская сопка", "Деникинская сопка"78. А.И. Деникин прошел всю войну на штабных должностях, в том числе, и начальником штаба Забайкальской, Урало-Забайкальской дивизий, отрядов генерала П.К.Ренненкампфа и генерала П.И.Мищенко. Он был награжден двумя боевыми орденами и произведен полковники. Полковник А.И.Деникин, являясь начальником штаба у хорошо зарекомендовавших себя на той неудачной для России войне военачальников генералов П.К.Ренненкампфа и П.И.Мищенко, многому у них научился, не будучи, однако, подавленным их авторитетом. Он мог в ходе принятия решения на бой высказать свое мнение, отстоять его, соблюдая при этом рамки субординации и воинской дисциплины, а иногда и убедить в правильности именно своей точки зрения. На протяжении всей войны А.И.Деникин непрерывно стремился из штаба в строй. Антон Иванович критически воспринимал ход боевых действий, умел сделать нестандартные выводы79 Кроме этого, А.И.Деникин, даже в боевой обстановке, когда вроде бы многое упрощается во взаимоотношениях людей в плане этикета, был нетерпим к любым проявлениям хамства со стороны старших начальников. Об этом он открыто заявил, например, командиру корпуса генералу Скугаревскому80. Между тем, по мнению Г.М. Ипполитова, на войне развивались и отрицательные качества будущего боевого русского генерала. Например, пишет ученый, вскоре после окончания бесславной войны, он обратился с жалобой, что его не оценили по заслугам орденами81. Таким образом, в русско-японской войне А.И.Деникин приобрел опыт деятельности в боевой обстановке в качестве начальника штаба в крупных соединениях. У него сформировались тенденции и к командной деятельности, которые все более начинают доминировать. То, что он получил в Академии в теоретическом аспекте, смог апробировать удачно на практике82. Итак, мы видим, что А.И. Деникин обрел на русско-японской войне ценный опыт как штабного, так и боевого офицера, завел знакомства с будущими военачальниками первой мировой и гражданской войн. Здесь еще раз проявились его как положительные, так и отрицательные черты характера и военно-профессиональные качества. Во время возвращения с Дальневосточного фронта будущего генерала застали революционные события еще на Транссибирской магистрали. Революционные события, свидетелем некоторых из которых был А.И. Деникин, по мнению Д. Леховича, еще раз убедили будущего генерала в страшной и трагической сущности революции. А.И. Деникин убедился, что победа революции выльется в уродливые и жуткие формы, где лозунг "Долой!" своей разрушительной силой подорвет все устои государства83. Анализируя политические взгляды А.И. Деникина следует отметить, что в отличии от Ивана Ефимовича Деникина, Антон Иванович не был фанатично преданным сторонником монархии и царя в частности, так, после отклонения Прошения А.И. Деникина на имя Государя о восстановлении его в Академии Генерального штаба, будущий генерал напишет, что "остался тяжелый осадок на душе и разочарование... в правде воли монаршей"84. А.И. Деникин так излагает свои политические взгляды до 1917 года, "в академические годы сложилось мое политическое мировоззрение. Я никогда не сочувствовал ни "народничеству" (преемники его социал-революционеры) - с его террором и ставкой на крестьянский бунт, ни марксизму, с его превалированием материалистических ценностей над духовными и уничтожением человеческой личности. Я приял российский либерализм в его идеологической сущности, без какого-либо партийного догматизма. В широком обобщении это приятие приводило меня к трем положениям: 1) Конституционная монархия, 2) Радикальные реформы и 3) Мирные пути обновления страны"85. Три политических принципа А.И. Деникина проявились в его приветствии разработанного С.Ю. Витте Манифеста 30 октября 1905 года, также в поддержке деятельности П.А. Столыпина, причем в лице Петра Аркадьевича будущий генерал видел одного из немногих государственных деятелей, сумевших властной рукой направить ход исторических событий в то русло, которое казалось ему желательным86. Будущий генерал в целом, не симпатизировал ни одной из образовавшихся после 1905 года партий, но склонялся к партии кадетов87. А.И. Деникин в своих политических взглядах был сторонником конституционной монархии, эволюционного пути радикальных преобразований в России, сторонником идей С.Ю. Витте и П.А. Столыпина. Его либерализм проявлялся не только в политических убеждениях, но и в психолого-педагогической деятельности воспитателя солдат. Так, будучи ротным командиром, он попытался внедрить принципы, основанные не на "слепом" подчинении солдата, а на сознательности, понимании приказа, старался при этом избегать суровых наказаний. Однако, рота вскоре оказалась в числе худших, но Антон Иванович не отказался от своих новаторских педагогических идей88.
Г.М. Ипполитов пишет, что, будучи начальником штаба 57 резервной пехотной бригады Казанского военного округа, дислоцировавшейся в Саратове, А.И. Деникин сделал все возможное для повышения подготовки офицеров и солдат различных специальностей. Причем, свой опыт он пытался сделать достоянием всей армии. Подтверждение тому - выпущенное в Петербурге в 1909 году его пособие для ведения занятий в пехоте "Команда разведчиков". В нем А.И.Деникин, опираясь на опыт русско-японской войны, разработал основные положения, касающиеся вопросов подготовки команд полковых разведчиков. Ученый также пишет, что характерная черта педагогических новаций А.И.Деникина в полку - внедрение в военно-педагогический процесс новых, нешаблонных методов. Главная задача в обучения солдат и офицеров - максимальное приближение боевой подготовки личного состава к условиям реальной боевой обстановки, с полным использованием опыта русско-японской войны. Особое внимание командир полка обращает на качественное проведение полевых занятий. Он предупреждает, что нельзя излишне много уделять внимания теории в ущерб прикладной стороне. Ученый отмечает, что особое же внимание в воспитательной работе командир полка уделял укреплению воинской дисциплины, морально-психологического состояния военнослужащих, созданию здоровой нравственной атмосферы в воинских коллективах89. Таким образом, в своей воспитательной деятельности А.И. Деникин придерживался принципа связи теории и практики, деятельностного подхода в обучении военному делу, пытался воспитать сознательное принятие и выполнение указаний и приказов. К началу первой мировой войны А.И. Деникин получил звание генерал-майора и в самом начале войны стал генерал-квартирмейстером 8-й армии, которой командовал А.А. Брусилов в Галиции. Вскоре, по собственному прошению, А.И. Деникин стал командовать 4-ой стрелковой бригадой, получившей название "Железная бригада". Бригада всегда находилась на самых опасных направлениях ударов противника и ее использовали в качестве "пожарной" бригады90. Вступив в командование бригадой 6 сентября 1914 года, сразу же добился с ней заметных успехов. Бригада вошла в бой у Гродека, и по результатам этого боя Деникин был награждён Георгиевским оружием. 24 октября 1914 года без артиллерийской поддержки перевел свою бригаду в наступление на противника и взял село Горный Лужек, где находился штаб группы эрцгерцога Иосифа, откуда тот спешно эвакуировался. За этот бой генерал получил Орден Святого Георгия 4-ой степени. В ноябре 1914 года бригада продолжает успешно действовать в Карпатах. Надо заметить, что изначально, состав бригады относился к новому командующему с недоверием, поскольку А.И. Деникин никогда не был в составе бригады, но, после ряда успешных военных операций, добился признания и авторитета, органически влился в подразделение91.
В тяжелый период весны и лета 1915 г. бригада, переформированная в дивизию, все время перебрасывалась с одного горячего участка на другой, туда, где трудно, где прорыв, где угроза окружения. В сентябре "Железная дивизия", неожиданно контратаковав противника, захватила город Луцк, взяв в плен около 20 тыс. человек, что равнялось численному составу дивизии Деникина. Наградой ему стал чин генерал-лейтенанта. В октябре его соединение вновь отличилось, прорвав неприятельский фронт и выбив противника из Чарторыйска; при прорыве полкам приходилось драться на три, а иногда на все четыре стороны92. В период знаменитого наступления Юго-Западного фронта Брусилова (май - июнь 1916 г.) главный удар наносила 8-я армия Каледина, а в ее составе - 4-я "Железная дивизия". Деникин с доблестью выполнил свою задачу, став одним из героев "Луцкого прорыва". За проявленное военное искусство и личную храбрость он получил редкую награду - Георгиевское оружие, украшенное бриллиантами. Но в описании боев за Луцк имеются и критические оценки действий генерала Деникина, так, Карл Густав Эмиль Маннергейм93, указывает на пренебрежение во время Луцкой операции Деникиным изменяющейся обстановке, это обстоятельство К.Г. Маннергейм объясняет тем, что русские командиры желают преуменьшить те обстоятельства, которые по той или иной причине не вписываются в их планы94. В целом, кратко описывая действия генерала Деникина во время командования Железной дивизией, следует заметить, что за особые заслуги военачальник несколько раз был награжден, повышен в звании. Для того, чтобы рассмотреть военно-профессиональные и морально-психологические качества А.И. Деникина, проявленные на полях сражений Первой мировой войны (до революции 1917 года), следует установить причины успешных и эффективных действий генерала. По мнению Г.М. Ипполитова, в успешных действиях А.И. Деникина можно выделить несколько основных причин: во-первых, командир Железной дивизии зарекомендовал себя как мастер нестандартных решений; во-вторых, А.И. Деникин придавал особую значимость воспитательной работе во вверенном ему соединении и главная цель, которая преследовалась им здесь - обеспечить высокий моральный дух вверенного ему личного состава; в-третьих, А.И.Деникин заботился, чтобы подвиги его подчиненных не остались незамеченными95. Следующим этапом военной карьеры в Русской армии для генерала А.И. Деникина стало назначение в Генеральный штаб, но не привыкший к штабной работе боевой офицер решил оставить свою должность и возглавить армейскую группировку. Так А.И. Деникин попал в командование Западным фронтом. Новый главнокомандующий фронта столкнулся с низким моральным духом и как следствие, дезертирством в вверенных ему армиях. Западный фронт должен был сковать на себя силы немцев для помощи Юго-Западному фронту, а затем перейти в наступление при своем подавляющем превосходстве. В итоге наступление Западного фронта захлебнулось, но, как указывает Г.М. Ипполитов, не по вине его командующего. Ученый, проанализировав действия генерала и сложившуюся обстановку на фронте, сделал вывод, что, если бы генерал командовал нормальными войсками, а не уставшими от войны, во всем разуверившимися солдатами и офицерами, разлагающимися под воздействием пропаганды социалистических партий и дилетантской политики Временного правительства в военном строительстве, то, можно предположить с большой долей вероятности: Главкозап смог бы реализовать свое колоссальное преимущество в силах и средствах и развить первоначальный успех. Кроме того, нельзя не отметить, что в провале летнего наступления Западного фронта сыграло свою негативную роль следующее обстоятельство: генерал А.И.Деникин был вынужден в подготовительный период основные усилия сосредоточить на локализации разложения войск, а не на оперативно-стратегических проблемах96. Позднее в Ставке Верховного главнокомандующего генерал произнес свою речь в обращении к представителям Временного правительства, где затрагивал основные причины поражения летнего наступления 1917 года. А.И. Деникин в качестве основополагающих причин поражения выделяет: во-первых, нравственное разложение солдат, выражающееся в пьянстве, азартных играх, дебоше, грабежах и убийствах; повальное бегство с боевых позиций личного состава подразделений; действия комиссаров и комитетов на фронте, вызывающие многовластие, разрушение воинской дисциплины и субординации; падение авторитета воинских начальников97.
Во время Первой мировой войны А.И. Деникин продолжил успешно развивать свои способности боевого офицера, командующего крупными группировками войск (бригада, дивизия, корпус, фронт), также как воспитателя офицерского и рядового состава вверенных ему войск. Генерал проявил способность к нестандартным решениям боевой задачи, но не выходя из рамок военного искусства, способен был вселять уверенность и решительность в солдатской среде, своими успешными действиями добивался авторитета в вверенных ему войсках. Генерал оценил значение морального духа армии, и события 1917 года на фронте показали, что душевный настрой солдата и офицера является самым важным фактором победы. Значимым остается принцип единоначалия в армии, двоевластие вносит путаницу и неразбериху в действия армии. Как и большинство старших офицеров бывшей Императорской армии, А.И. Деникин был обеспокоен и удручен сложившейся ситуацией в армии и в стране в целом, порожденной революцией. Изучая военно-профессиональные и морально-психологические качества А.И. Деникина во время Гражданской войны, нужно акцентировать внимание, прежде всего, на действия Антона Ивановича как боевого офицера и стратега. А.И. Деникин вошел в подчинении к Л.Г. Корнилову во время "Ледяного похода", а после смерти Корнилова, возглавил Добровольческую армию. По словам самого генерала, ему досталось тяжелое наследие, армия испытывала нужду во всех военных ресурсах, серьезно пал моральный дух, распространялись панические настроения98. А.И. Деникин и его окружение восстановили потерянное управление войсками и пополнили боеприпасы и другое военное снаряжение. Генерал, учитывая малочисленность состава своего отряда, применил тактику внезапных ударов, уклонения от боев с превосходящими силами противника. К тому же, Антон Иванович двигался не вдоль дорог, а поперек железнодорожных сообщений99. Для повышения мобильности войск командование добровольцев решило пересадить всю пехоту на повозки и пришлось оставить нетранспортабельных раненых бойцов100. Итак, во время "Ледяного похода" А.И. Деникин вновь подтвердил свою способность к принятию нестандартных решений в зависимости от сложившейся обстановки. Безусловно, с моральной точки зрения оставление раненых бойцов не приукрашивает образ А.И. Деникина, но сложившаяся военная ситуация не оставляла выбора командиру. Обращает на себя внимание тот факт, что создавая новую армию после похода, А.И. Деникин постарался нивелировать политические разногласия в армии между сторонниками монархии и сторонниками республики, выдвинув лозунг, что спасение России зависит от решения Добровольческой армией следующих задач: "во-первых, создание сильной дисциплинированной и патриотической армии; во-вторых, беспощадная борьба с большевиками; в-третьих, установление в стране единства и правового порядка", а вопросы о государственном строе являются последующими этапами, они станут отражением воли русского народа после освобождения от рабской неволи и стихийного помешательства101. Таким образом, стремясь не допустить раскола внутри армии, генерал не стал выдвигать конкретной политической программы.
Для укрепления единства армии А.И. Деникин окончательно внедрил в армию воинские уставы армии царской России с изменениями, продиктованными конкретно-исторической обстановкой. Офицеры должны были обращаться к подчиненным на "Вы", а те титуловать их по чинам. Отменялась постановка во фронт, разрешалось нижним чинам посещение, без всяких ограничений, общественных зрелищ102. Как видим, главнокомандующий не стал полностью копировать и возвращать порядки Царской армии, но и оставил некоторые "достижения" Февральской революции.
А.И. Деникин, проанализировав военно-политическую ситуацию весной-летом 1918 года, которая складывалась не в пользу большевиков (на Северо-Западе - К.Э. Маннергейм, начало интервенции Антанты на Севере, движение Чехословацкого корпуса), решил перейти в наступление на Северный Кавказ и Екатеринодар103. По мнению Г.М. Ипполитова, Добровольческая армия одерживала успехи при недостатке элементарного военного снаряжения благодаря высокому морально-психологическому духу104. Постепенно, армия А.И. Деникина выросла до 60 тыс. человек личного состава, но в то же время убывал старый состав, обладающий высоким боевым духом и идеалами, увеличился приток в Добровольческую армию, так называемых "масс враждебных элементов", которые впоследствии массово будут переходить на сторону противника. Данное обстоятельство, привело к потере Добровольческой армией своего основного преимущества перед Красными - высокого морального духа, что в свою очередь, привело к ряду чувствительных поражений105. Так называемый Второй Кубанский поход Добровольческой армии завершил период военной карьеры А.И. Деникина как боевого офицера. Не анализируя в полной мере деятельность А.И. Деникина как государственного деятеля во время командования ВСЮР, следует выделить причины первоначального успеха и причины окончательного поражения Добровольцев. При анализе указанных причин следует обратиться к современным исследованиям некоторых ученых, рассматривающих проблематику Добровольческой армии. В.В. Кулаков в качестве основных факторов, способствующих успеху ВСЮР выделяет: расширение фронта, что привело к сведению к минимуму превосходство Красных в силах; главнокомандующий серьезное внимание уделял морально-психологическому состоянию войск; использование психологических атак; серьезная работа по вербовке добровольцев в среде казачества и в среде Красных; "Московская директива" стала дополнительным стимулом в укреплении высокого наступательного порыва деникинских войск106. Г.М. Ипполитов выделяет следующие причины успехов Добровольческой армии в январе - октябре 1919 года: морально-психологическое превосходство Добровольческой армии; превосходная аналитическая работа А.И. Деникина в оперативно-стратегическом плане; сложная внешнеполитическая обстановка для Советской России; активная помощь казаков; психологические операции ВСЮР; преимущество в маневренности войск107.
Как видим, ученые выделяют в качестве основополагающих причин побед ВСЮР высокие морально-психологические качества Добровольческой армии, способность главнокомандующего к принятию нестандартных стратегических и тактических решений, способность А.И. Деникина и всего штаба оценивать сложившуюся оперативно-стратегическую обстановку как на театрах боевых действий, так и в тылу. Проблемным вопросом стало отношение к "Московской директиве" и в целом к "московской эпопеи". Так, П.Н. Врангель относился критически к данной операции. Сам А.И. Деникин мотивировал наступление на Москву следующим образом: во-первых, психологический эффект по отношению к своим войскам, Москва - столица, душа России, такое целеполагание вызывало высокую мотивацию и сплачивало уже разлагающиеся в нравственном отношении войска; во-вторых, наступление на Москву вызывало кризис в большевистском правительстве; в-третьих, наступление вызовет активное участие антибольшевистских сил в тылу у Красных; в-четвертых, побудить казаков к активным действиям; в-пятых, исходя из особенностей стратегии гражданской войны, наступление на широком фронте не распыляло силы, как в классической стратегии боевых действий, а накапливало личный состав и материальную базу армии108. Как мы видим с позицией А.И. Деникина соглашаются и некоторые современные исследователи, в частности В.В. Кулаков. Анализируя причины поражения армии и всего режима А.И. Деникина, следует отметить, что ученые выделяют как объективные, так и субъективные причины неудач ВСЮР. В.В. Кулаков определяет в качестве основных причин поражения ВСЮР: преимущество Красной Армии в силах и средствах; наличие у Красных больших резервов, благодаря которым осуществлялось преимущество на направлениях главных ударов; ухудшение морально-психологического состояния личного состава ВСЮР; борьба повстанцев в тылу Добровольческой армии109. И. Ходаков указывает в качестве одной из причин поражения А.И. Деникина раздвоенность его личности, которая проявлялась одновременном существовании православного аскетизма и республиканских идей внутри одной личности. Данные противоречия проявлялись в его нерешительности в действиях, утопичности идей, выдачи желаемого за действительное110. И.В. Михайлов утверждает, что А.И. Деникин, как и многие другие руководители белого движения, так и не смогли стать харизматическими лидерами, причина этого в том, что они всегда лишь состояли на службе у государства, в то время как большевики, руководствуясь идеалами мировой революции, тем не менее создавали новую государственность по всем правилам реального, а не декларативного великодержавия111. Так, Г.М. Иполитов в качестве объективных причин поражения выделяет: создание большевистским руководством в ходе гражданской войны мощной Красной Армии, превосходившей, в конечном итоге, ВСЮР, по всем показателям; наличие у Советской России огромных резервов; отсутствие резервов у Главкома ВСЮР; чрезмерная растянутость линии фронта ВСЮР, отвлечение огромного количества войск (до 1/3 боевых частей) для борьбы с всевозможными партизанами и повстанцами в тылу; постепенное свертывание помощи А.И.Деникину со стороны союзников под воздействием поражений ВСЮР; перманентное ухудшение морального духа белых на фоне поднимавшегося морального духа у красных; умелый выбор красным командованием направления главного удара при контрнаступлении, приведший к расчленению Добровольческой и Донской армии. В качестве субъективных причин поражения ученый выделяет: огромную физическую и моральную усталость Главкома ВСЮР, мешавшая принимать ему более целесообразные решения; отвлечение внимания и сил на преодолении стратегических разногласий с П.Н.Врангелем; отвержение А.И.Деникиным чисто военной целесообразности при принятии решений, если она шли в разрез с его обязательствами; отвлечение сил на локализацию брожения внутри казачьих частей, а также на отчаянные попытки по восстановлению морального потенциала добровольцев; прогрессирование отрицательных личностных качеств А.И.Деникина, его человеческое одиночество112. При анализе мнения Г.М. Ипполитова на причины поражения армии А.И. Деникина следует акцентировать внимание на субъективных причинах, поскольку именно эти причины, на наш взгляд, могут характеризовать военно-профессиональные и морально-психологические качества А.И. Деникина. На наш взгляд, трата времени и сил на преодоление разногласий с П.Н. Врангелем можно объяснить приверженностью А.И. Деникина к либеральным идеям, где не приветствуется авторитарный стиль взаимоотношений с подчиненными. Данное обстоятельство подтверждается введенными А.И. Деникиным уставными порядками в Добровольческой армии, о которых мы уже говорили ранее. Отвержение А.И.Деникиным чисто военной целесообразности при принятии решений, если она шли в разрез с его обязательствами можно объяснить принципиальностью А.И. Деникина, для которого офицерская и человеческая честь не были пустыми понятиями, от которых можно было отказаться. Отвлечение сил на локализацию брожения внутри казачьих частей и на попытки по восстановлению морального потенциала добровольцев также объясняется прямотой главнокомандующего, который уделял большое внимание единству и сплочению Белых сил, между прочим, уступка со стороны А.И. Деникина чина Верховного правителя России адмиралу Колчаку может также свидетельствовать о безусловном следовании своей идее сплочения страны и антибольшевистских движений. В заключении главы необходимо обобщить полученные выводы и составить эскиз историко-психологического портрета А.И. Деникина.
Следует отметить, что на формирование мировоззренческих основ генерала оказали влияние: простота быта, нужда и скромность в быту семьи Деникиных; гармоничное сочетание русских и польских традиций в семье; религиозность семьи; авторитет и уважение к отцу; военная карьера Ивана Ефимовича Деникина; ранняя потеря кормильца и главы семьи; объективные трудности в обучении; многонациональный состав училища; строгая дисциплина в юнкерском училище; накопленный опыт и знания в Академии; опыт русско-японской и первой мировой войн; Февральская революция и действия Временного правительства в армии; Октябрьский переворот и Брест-Литовский мирный договор; политика большевиков после захвата власти; сложности личной жизни; противоречия с ближайшим окружением; победы и неудачи Добровольческой армии; прощание с Родиной. Перечисленные факторы могут свидетельствовать о том, что становление А.И. Деникина как военного профессионала и личности прошли в гуще трагических и ключевых испытаниях всей страны. Но следует заметить, что не только события повлияли на личность генерала, но и сам А.И. Деникин как личность повлиял на развитие судьбоносных событий в истории страны. Итак, А.И. Деникин с юных лет был толерантным и веротерпимым человеком, оценивающим людей не по национальному, сословному или конфессиональному признакам, а по личностным морально-психологическим и профессиональным характеристикам. Антон Иванович был верующим человеком и принимал ценности христианской морали как личностные. По отношению к людям, генерал проявлял гуманное отношение, был справедлив, выражал прямое отношение о человеке в своих суждениях без лести (хотя это не всегда характеризовало его с положительной стороны). В своей деятельности А.И. Деникин неоднократно проявлял принципиальность, целеустремленность, способность к самоорганизации и самообучению. Антон Иванович с честью и достоинством выполнял свой долг, способен был взять на себя ответственность, не боялся ее. Он был патриотом своей Родины, независимо от политического руководства в тот или иной период истории. Кроме положительных черт можно выделить и некоторые отрицательные (которые оказывали негативное воздействие на эффективность деятельности) черты личности генерала. Так, А.И. Деникин в некоторых своих действиях был нерешительным, старался сразу удовлетворить интересы всех слоев населения. Некоторые взгляды генерала, по мнению исследователей, были утопичны и невыполнимы в принципе. Генералу присуще противоречие в политических взглядах и в его действиях как военного начальника, с одной стороны он выступал сторонником либеральных идей (изменения в уставе Добровольческой армии, приверженность конституционализму), с другой - был консервативен ("Единая и неделимая Россия", диктаторский режим). Неоднозначно следует оценивать некоторую аполитичность генерала, впрочем, как и всех кадровых офицеров армии, с одной стороны, Антон Иванович старался объединить все слои населения практически всех политических воззрений для общей цели, с другой стороны, от этих действий не смягчались противоречия внутри Белого движения, а только усугублялись. Характеризуя его военно-профессиональные качества, следует отметить, что данные качества напрямую зависят от морально-психологических характеристик генерала, но, также и военно-профессиональные качества способствовали дальнейшему развитию личности Деникина в целом. Генерал проявил себя как способный и перспективный командующий еще в начале службы в Царской армии. Постепенно, набирая опыт штабной работы и командования крупными группировками войск, А.И. Деникин смог успешно вести наступательные и оборонительные операции в самых сложных условиях. Генерал мог найти выход из сложной обстановке благодаря своим аналитическим способностям. На протяжении всей военной карьеры А.И. Деникина можно проследить его предпочтение морально-психологическому фактору в организации военных операций. В целом, можно утверждать о противоречивости личности генерала, его положительные и отрицательные качества сыграли значительную роль в его победах и поражениях.
ГЛАВА II. А.И. ДЕНИКИН ОБ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ: ОЦЕНОЧНЫЕ СУЖДЕНИЯ
2.1 Армия Императорской России сквозь призму взглядов А.И. Деникина
Проанализировав мировоззренческие основы, нравственные ценности, военно-профессиональные и морально-психологические качества А.И. Деникина, следует изучить его мнение об Императорской армии, в которой он и проходил службу до февраля 1917 года. При изучении данного вопроса мы обратимся к субъективной позиции и взглядам генерала А.И. Деникина, поэтому мы будем рассматривать состояние Русской императорской армии сквозь призму мировоззренческих основ и нравственных ценностей А.И. Деникина. Следовательно, основным источником информации для нас будут мемуары, исследования А.И. Деникина, затрагивающие те или иные аспекты жизни Царской армии.
Изучение состояния армии Императорской России затронет разные аспекты: во-первых, морально-психологические качества солдат и офицеров Царской армии до начала нравственного разложения (до 1917 г.); во-вторых, быт солдат и офицеров, включая состояние всей материальной базы; в-третьих, военно-профессиональные качества солдат и офицеров. На морально-психологическое состояние солдат и офицеров повлияли отмена крепостного права в России и военные реформы Милютина. Так, по мнению А.И. Деникина, число офицеров, воспитанных в традициях крепостничества, уменьшалось, но все же оставались командиры с "помещичьей психологией - этого пережитка прошлого, которого придерживались еще некоторые батарейные командиры, смотревшие на батарею, как на свое имение"113. В социальном составе офицеры, как и солдаты, представляли всю страну с ее национальными проблемами. Сам Иван Ефимович Деникин был крепостным крестьянином. Как замечает С.В. Волков, специфическая особенность офицерского корпуса в анализируемый период - потеря социальной монолитности, утрата сословного характера. Это случилось после допуска в его ряды разночинных элементов. К началу XX века лишь 50,8% офицеров были потомственными дворянами (больше всего их было в гвардейской кавалерии). Остальные принадлежали к различным социальным группам. Низшие чины, как и прежде преимущественно составляли крестьяне114. Рекрутированные из разных сословий в класс дворянства офицеры вносили в общественную психологию своей корпорации новые веяния, присущие только им, обогащаясь одновременно ценностями тех, к кому пришли. Такое положение оказывало противоречивое влияние на качественные характеристики офицерского корпуса. Никто не отрицает, что демократизация офицерского корпуса - это, в целом, прогрессивное явление. Но оно автоматически не влечет за собой, например, повышение уровня военно-профессионального мастерства. Сословный, исключительно дворянский, офицерский корпус показал себя далеко не с лучшей стороны в военно-профессиональном отношении в Крымской войне (1853 - 1856 гг.).
Это же можно сказать и о разночинском офицерском корпусе в русско-японской войне (1904 - 1905 гг.). Тем более, демократизация корпуса офицеров, отнюдь не сняла проблему социального происхождения. Подтверждение тому - неравноправное положение гвардии и армии. Так, ко времени русско-японской войны чин полковника в гвардейской артиллерии получали, в среднем на 27-ом году службы, а в армейской - на 33-ем115. С аналогичной ситуацией столкнулся и А.И. Деникин когда выбирал вакансию после училища. Генерал пишет, что в офицерской среде существовало негласное правило, согласно которому офицер не из дворянской семьи не мог попасть в гвардию116. Благодаря освобождению от воинской повинности многих инородческих племен, неравномерному уклонению от призыва и другим причинам, главная тяжесть набора ложилась на чисто русское население. Разнородные по национальностям элементы легко уживались в казарменном быту. Терпимость к иноплеменным и иноверным свойственна русскому человеку более, нежели другим117. А.И. Деникин в военных преобразованиях времен Александра Николаевича усматривает главную заслугу, в том, что отношение к солдату стало намного гуманнее. Карательная система и отношение к солдату были несравненно гуманнее, нежели в других первоклассных армиях "более культурных народов". Бывали, продолжает Диникин и в нашей армии грубость, ругня, самодурство, случалось еще и рукоприкладство, но с конца 80-х годов в особенности - только как изнанка казарменного быта - скрываемая, осуждаемая и преследуемая. Но было, и гораздо чаще, другое: сердечное попечение, заботливость о нуждах солдата, близость и доступность. Русский военный эпос полон примеров самопожертвования - как из-под вражеских проволочных заграждений, рискуя жизнью, ползком вытаскивали своих раненых - солдат офицера, офицер солдата. В общем, в первой мировой войне отношение к противнику было другое, более гуманное, люди еще оставались людьми и сохранялись традиции старого боевого рыцарства118.
Итак, А.И. Деникин считал, что Царская армия до первой мировой войны и в первые ее годы была на достаточно высоком морально-психологическом подъеме, причем это относится как к офицерскому, так и к рядовому составу армии. Основными причинами нравственного разложения и окончательного крушения Императорской армии, А.И. Деникин выделяет следующее: во-первых, кризис религиозности русского народа, замена христианских ценностей меркантильными интересами и поиском личной выгоды; пропасть между офицером и солдатом; убыль кадрового офицерского состава; непонимание целей войны со стороны солдат и офицеров; все это проявилось в кризисе идеи "Веры, царя, Отечества"119.
На вопросы военного быта солдат и офицеров А.И. Деникин обращает особое внимание. Военный быт напрямую связан с обеспечением армии, поэтому мы будем рассматривать также и материальное обеспечение армии. Быт офицера, по словам Деникина, зависел от места прохождения службы: в столице офицер приобщался к культуре русской элиты, а в глубинке - "...сколько молодых жизней калечилось там зря, сколько талантливых людей опускалось, спивалось, и сколько могильных холмов вырастало за оградой кладбищ, покрывая ушедших самовольно из жизни"120. Быт офицера, как утверждает Г.М. Ипполитов, осложнялся тяжелым материальным положением121.
Быт солдата был еще хуже: жилы в казармах, спали на нарах с соломенными тюфяками, укрывшись шинелями122. Особенно тяжкое положение складывалось с обмундированием. Так, обмундирование старой русской армии обладало одним крупным недостатком: оно было одинаковым для всех широт - для Архангельска и для Крыма. При этом до японской войны никаких ассигнований на теплые вещи не полагалось, и тонкая шинелишка покрывала солдата одинаково и летом и в русские морозы. Чтобы выйти из положения, части старались, насколько позволяла их экономия, заводить в пехоте - суконные куртки из изношенных шинелей, в кавалерии, которая была побогаче (фуражная экономия) - полушубки123.
Солдатская пища была многим питательнее, чем та, которую большинство солдат имело дома. Хозяйственные заготовки частей, комиссии для выработки раскладки, в которые, противно духу тогдашнего времени, привлекались иногда и представители самих "едоков", обязательные врачебные осмотры продуктов, участие в деле хранения и распределения их должностных нижних чинов - все это создавало и видимые и действительные гарантии. Злоупотребления встречались редко. "Проба" (пищи) - была прочно установившимся обрядом, выполнявшимся самым высоким начальником, не исключая Государя, при посещении казарм в часы обеда или ужина. На праздниках давали пиво, куличи, колбасу, белый хлеб. До войны в солдатской и офицерской массе был большой процент пьющих, часто продавали спиртное в казармах, на прилавках. Во время войны был введен запрет на продажу спиртного, но офицеры и солдаты ухитрялись доставать спиртное124. Рассматривать военно-профессиональные качества солдат и офицеров следует с главнокомандующих. А.И. Деникин, рассматривая военное министерство, указывает, что централизованная власть в руках военного министра, облеченного доверием монарха и от его имени издающего Высочайшие повеления, мало-помалу распылялась между многими лицами и учреждениями. И ко времени реформ, последовавших за неудачной японской войной, существовала уже система многоголовая, лишенная единства идеи и выполнения. Наряду с военным министром стояли самостоятельные органы: Совет государственной обороны, Высшая аттестационная комиссия, Генеральный штаб и пять генерал-инспекторов - всех родов оружия и военно-учебных заведений. Последние должности, за немногими исключениями, занимались лицами Императорской фамилии, что еще более укрепляло независимость этих постов и делало их фактически безответственными125. Безусловно, Антон Иванович, будучи свидетелем нравственного разложения и дезертирства в армии после 1917 г., являлся категорическим противником двоевластия и вообще многовластия в армии. Генерал указывает, что на почве расхождения во взглядах в деле образования войск происходили столкновения между министром, командующим и инспекторами; случались они и в области личных отношений. А.И. Деникин положительно относился к некоторым инспекторам за их заслуги в области образования, особенно он ценил их вклад в обучение военному делу на практике126. А.И. Деникину импонировали те генералы-инспекторы, которые старались изменить систему обучения в войсках и максимально приблизить методику обучения к реальным боевым условиям, сам Деникин, как мы уже выяснили в первой главе, пытался ввести в своих подразделениях анализ ситуаций, приближенных к бою. Высший генералитет к моменту Великой войны был образован, многие генералы прошли Академию Генерального штаба, но регулярная аттестация старших офицеров до русско-японской войны практически отсутствовала, что привело к пренебрежению инновациями в области тактики, вооружения, организации войск. Главной отрицательной чертой командного состава русской армии А.И. Деникин считал малочисленность инициативных и решительных офицеров на фоне бесхарактерных покладистых исполнителей, причем последних и выдвигали вперед начальники127. В аналогичную ситуацию попал сам автор мемуаров. Так, Антон Иванович, будучи учеником Академии Генерального штаба, писал обращение к императору о восстановлении справедливости, но император не одобрил прошение, и в объяснении причины не зачисления Деникина в капитаны осталась строка "за плохой характер", другими словами "за принципиальность"128. Не принимал Антон Иванович холуйство и приоритет личных взаимоотношений в командном составе. Во время Великой войны, как замечает генерал, назначение Верховным главнокомандующим Великого князя Николая Николаевича имело положительные последствия в среде старших офицеров поскольку главком не был из среды кадровых офицеров, не был "первым среди равных", а был из царской семьи. Аналогично генерал относился к назначению императора на пост Верховного главнокомандующего, но доля ответственности у царя заметно увеличивалась129. Генерал, как и некоторые современные исследователи считает, что основным недостатком подготовки офицерского состава является недостаток обученности молодых офицеров знаниям военной педагогики и военной психологии, что находило отражение во взаимоотношениях офицера и его подчиненных130. Главной отрицательной стороной подготовки в военном деле рядового состава армии генерал относит безграмотность бывших крестьян, отсутствие спортивной и допризывной подготовок к службе, но после получения опыта во время прохождения воинской службы, русский солдат, по мнению А.И. Деникина, получал самое необходимое, - русскую воинскую смекалку131. Проанализировав некоторые воспоминания А.И. Деникина о Русской Императорской армии, можно оценить состояние данных вооруженных сил с точки зрения генерала. Можно сделать вывод, что генерал оценивал состояние русской армии исходя из своих нравственных позиций и идеалов. Выделим и проанализируем некоторые из них.
А.И. Деникин оценивал состояние русской армии с позиции толерантности к иноверцам и иноплеменникам и утверждал, что отношение к представителям других народов было терпимое, как в офицерской, так и в солдатской среде. Нужно отметить, что в национальном и конфессиональном составе русская армия была в основном монолитная, представителей национальных и религиозных меньшинств практически не призывали на срочную службу, но офицерский состав включал в себя и жителей Кавказа, Западных областей Империи и др. народов. В социальном отношении, как замечает А.И. Деникин, складывалась противоречивая ситуация: с одной стороны, рядовой состав был преимущественно крестьянский, но офицерский корпус становился все более разночинным и вбирал в себя достоинства и недостатки всех слоев российского общества начала века. Тем не менее, некоторые современные исследователи не придают данному фактору решающего значения в боеготовности вооруженных сил в целом, поскольку в реальной боевой обстановке решающую роль играют военно-профессиональные и личностные качества личного состава подразделения.
Также, А.И. Деникин оценивал состояние армии с позиции гуманистических отношений между начальниками и подчиненными. Безусловно, запреты на телесные наказания сыграли положительную роль в этом деле, но грубость, самодурство по отношению к подчиненным все еще оставались. Генерал подчеркивает, что во время боевых действий близость офицера и солдата усиливалась, личностные отношения играют важную роль в бою. С позиции эффективности управления войсками, генерал указывает на существующие разногласия и противоречия в вооруженных силах, особенно высшего звена, где не существовало единого мнения, одни распоряжения противоречили другим, и в целом, складывалась ситуация многовластия, особенно в мирное время. В сложившейся ситуации эффективность войск во многом зависит от степени инициативности и самостоятельности низшего командного звена. На этот счет у Антона Ивановича было особое мнение, он утверждал, что продвигались по службе безынициативные, непринципиальные командиры, холуйство служило двигателем карьеры, а на низших должностях оставались офицеры, неподходящие "по характеру". Отличительной чертой русского офицера была личная храбрость в бою, что стало основной причиной убыли кадрового офицерства еще в первые годы войны, хотя личный пример способствовал единению подразделения. А.И. Деникин указывал на слабую педагогическую и психологическую подготовку молодых офицеров, недостатки практических занятий по обучению личного состава.
Говоря о рядовом составе, генерал отмечает неприхотливость, храбрость, выносливость, смекалистость русского солдата, но в то же время отмечает и малограмотность, слабую физическую и боевую подготовку солдата. Как видим, А.И. Деникин большое внимание уделяет морально-психологическому состоянию вооруженных сил. В этом факторе он видит причины побед и крушения Русской Императорской армии. Армия - это отражение жизни всего российского общества с ее достоинствами и недостатками. В целом, генерал считает, что Русская Императорская армия на достойном уровне сражалась с очень сильным, подготовленным и искушенным противником, в ней было достаточно сил, чтобы продолжать войну и одержать победу.
2.2 Вооруженные силы Белого движения: взгляд А.И. Деникина изнутри и из вне
Взгляды А.И. Деникина на состояние вооруженных сил Белого движения следует рассматривать по аналогичному с анализом состояния Царской армии алгоритму. Как мы уже выяснили, А.И. Деникин оценивал эффективность действия той или иной армии, подразделения исходя из морально-психологического состояния личного состава и эффективности организации и управления. При анализе состояния вооруженных сил Белого движения следует учитывать те аспекты, на которые генерал обращает особое внимание, а именно: морально-психологические качества солдат и офицеров; состояние организации и управления войсками; материальное обеспечение армии; военно-профессиональные качества солдат и офицеров. Безусловно, вооруженные силы Белого движения на Севере, Юге, Востоке, Западе существенно отличались друг от друга по вышеперечисленным параметрам, но мы будем акцентировать внимание именно на состояние Добровольческой армии и ВСЮР в целом, которыми командовал А.И. Деникин. Рассматривая морально-психологическое состояние войск Белого движения, следует остановиться на причинах возникновения данного движения с целью выяснения идейной основы Белого движения. Затрагивая время и причины возникновения Белого движения, А.И. Деникин указывает, что с конца 1917 г. поднялось Белое движение. Сначала на Юге, потом на Востоке, на Севере, на Западе. Весьма разнородное и социально и политически по составу своих участников, оно возникло стихийно как естественное стремление народного организма к государственному бытию, как протест против Брест-Литовского мира и распродажи России, как реакция против небывалого угнетения, физического истребления целых классов132. Другими словами, Белое движение зародилось сразу же после приведения планов большевиков в исполнение, возникновение данного движения - есть здоровая реакция народов России на проводимую большевиками внешнюю и внутреннюю политику. А.И. Деникин пытался суммировать различные политические взгляды своих соратников по борьбе и вывести общую цель их деятельности. Так, А.И. Деникин утверждает, что "наша единственная задача - борьба с большевиками и освобождение от них России"133, впоследствии сформировался лозунг "Великая, Единая и Неделимая Россия"134.
Таким образом, основными задачами Белого движения, по мнению А.И. Деникина, выступали: уничтожение большевистской власти в России; продолжение участия в мировой войне; сохранение целостности страны и отмена статей Брест-Литовского мира; разрешение вопроса о формах государственности после победы над большевиками.
В начальный период Белого движения морально-психологическое состояние вооруженных сил оценивалось А.И. Деникиным как вполне соответствовавшего боевому. Несмотря на трудности и неудачи, солдаты и офицеры выполняли свой долг, и как отмечает А.И. Деникин, "они не жаловались на свою удручающую материальную обстановку и только просили "по возможности" патронов и пополнений. Им не нужны были пышные и возбуждающие слова приказов, речей, не нужны были обманчивые обещания социальных благ и несбыточных военно-политических комбинаций. Они знали, что путь их долог, тернист и кровав. Но большинство из них желали спасения Родины, верили крепко в конечную победу и с этой верой шли в бой и на смерть"135. После тяжелых боев Добровольческая армия, ввиду потерь от ран и болезней, поменяла свой состав. Состав добровольческих армий становился все более пестрым, главным образом, за счет добровольцев из Украинской и Красной армий136. В связи с этим, Антон Иванович издает соответствующую директиву, согласно которой офицеров, служивших в Украинской армии, лишать мундира Русской армии, в случае же прибытия таких офицеров в армию, они могут поступить на службу рядовых, сохраняя свои офицерские чины. Также в рядах Добровольческой армии всегда имелся недостаток средств и материальной обеспеченности солдат и офицеров, отсюда, - стихийное стремление к самоснабжению, к использованию военной добычи. Неприятельские склады, магазины, обозы, имущество красноармейцев разбирались беспорядочно, без системы. Армии скрывали запасы от центрального органа снабжений, корпуса - от армий, дивизии - от корпусов, полки - от дивизий. Но военная добыча постепенно стала сменяться откровенными грабежами и насилием мирного населения. Добровольцы, по словам Деникина, стремились воссоздать закон и порядок на своих землях и по всей России, но на деле, одни разбойники сменяли других, при этом, генерал отмечает, что не все части и не все солдаты занимались грабежами и насилием. Тем не менее, негативные действия отдельных представителей Добровольческой армии подрывали авторитет освободителей и навязывали образ разбойников137. Уже в августе генерал издает указания своим частям по пресечению бесплатных реквизиций с мирного населения138. Таким образом, анализируя моральное состояние войск Добровольческой армии, можно сделать некоторые выводы: первые добровольцы сплотились в борьбе против политики большевиков, самоотверженно исполняли свой долг перед Отечеством несмотря на изначальную малочисленность (во время "Ледяного похода") и неудачи; главнокомандующий сформулировал общую идею, которая была более менее приемлема для большинства добровольцев различных политических взглядов; главнокомандующий, как мы уже указывали ранее, часто ставил стратегические задачи исходя из перспективы в морально-психологическом состоянии войск ("Московская директива"); убыль белогвардейцев и прибытие перебежчиков из Красной и Украинской армий существенным образом повлияли на моральное состояние войск; всеобщее ожесточение в Гражданской войне повлияло и на армию Белого движения; преступные действия некоторых частей по отношению к мирному населению подрывали авторитет Добровольцев; если большевики могли найти идеологическое "оправдание" действиям своих войск, то главнокомандующие Белого движения не могли и не хотели находить оправдания действиям своих частей.
Нравственное разложение "деникинцев" существенным образом повлияло на отношение к ним мирного населения, следовательно, и на весь ход Гражданской войны. Анализируя организацию и систему управления в армии Деникина, следует учитывать, что в начальном периоде ("Ледяной поход", "Второй Кубанский поход") А.И. Деникин был одним из главнокомандующих Добровольческой армии, с декабря 1918 года, после объединения Добровольческой и Донской армий, он стал главнокомандующим Вооруженных Сил на Юге России и потребовалось создание отдельного штаба Добровольческой армии, где командовать стал П.Н. Врангель139. Таким образом, на плечи А.И. Деникина легла организация целого государственного образования с внешней и внутренней политикой, подорванной экономикой и сложными социальными отношениями.
Армия формировалась как по добровольному, так и по призыву на службу. Некоторые части формировались в тылу, проходили боевую подготовку, но пехота формировалась на фронте и времени на ее подготовку не всегда хватало. Главным источником снабжения до февраля 1919 года были захватываемые Добровольцами большевистские запасы. При этом войска, не доверяя реквизиционным комиссиям, старались использовать захваченное для своих нужд без плана и системы. Часть запасов получалась с бывшего Румынского фронта. Все это было случайно и крайне недостаточно. Недостаток ружейных патронов и артиллерийских снарядов принимал не раз катастрофические размеры, сказывался недостаток обмундирования и медикаментов. Ситуация изменилась с уходом немцев и смены отношений к Добровольцам со стороны Антанты. В связи с этим, А.И. Деникин пишет, что нам удалось получить несколько транспортов артиллерийских и инженерных грузов из складов Батума, Карса, Трапезунда. А с февраля начался подвоз английского снабжения. Недостаток в боевом снабжении, медикаментах и другой материальной части, с тех пор мы испытывали редко. Но оставался недостаток в обмундировании, главным образом, по причине расхищения. Финансовое положение оставалось сложным, денежное пособие личного состава не успевало за возрастающей дороговизной жизни, а семьи солдат и офицеров находились в крайне тяжелом положении140. Недостатки снабжения и работы тыла, по мнению Антона Ивановича, можно объяснить недостатком опыта и образования у офицеров в области экономики. Причем малограмотным в экономике был и сам Деникин. В связи с этим, Белое движение пыталось сотрудничать с промышленниками, но последние часто не выполняли своих обязательств и пытались "нажиться на трагедии разрухи и гражданской войны"141. В целом, Деникин отмечает, что реальной помощи от капиталистов не было, а были одни претензии. Не сложились отношения и с предпринимателями еврейской национальности, поскольку в правительстве Деникина были ярые антисемиты, хотя он сам не испытывал антисемитских настроений142 Также, в качестве одной из причин неудовлетворительной работы тыла выступает потеря авторитета Добровольцев как спасителей России в глазах народа. Генерал вообще характеризовал Белое движение как "вожди без народа", что народ все еще находится в состоянии неустойчивого равновесия. Говоря о военно-профессиональных качествах Добровольческой армии, также можно выделить два периода: период Добровольческой армии и период ВСЮР. Ситуация в плане военно-профессиональных качеств вооруженные силы Белого движения была аналогична ситуации в морально-психологическом плане. Изначально в армию входили только идейные искренние добровольцы, состоящие из офицеров, кадетов, юнкеров, многие из которых имели боевой опыт. Эффективность действий первоначального состава Добровольческой армии показывают бои во время "Ледяного похода" и "Второго Кубанского похода", когда Добровольцы успешно действовали против многократно превосходящих сил большевиков. Но, с притоком новых добровольцев из пленных красноармейцев и военнослужащих Украинской армии, ситуация в военно-профессиональном и в морально-психологическом планах существенно изменилась. Как мы уже отмечали, сказывались недостатки в подготовке пехотного состава, бывшие красноармейцы часто возвращались к большевикам, росло число партизанских отрядов в тылу Деникина. Все это, в конечном счете, и повлияло на общую боеготовность ВСЮР. Таким образом, проанализировав состояние вооруженных сил Белого движения с точки зрения А.И. Деникина, можно прийти к некоторым выводам. Во-первых, состояние армии Деникина можно разделить на два периода: период подъема и наивысшего расцвета морального духа и военно-профессиональных качеств; период нравственного разложения армии и упадка ее военно-профессионального качества. Для первого периода характерно проявление стойкости, мужества, способности к избеганию шаблонных методов ведения боевых действий, личного мужества и решительности главнокомандующего и его командиров. В целом, Добровольческая армия в начале своей истории была боеспособным подразделением, способным на равных сражаться с превосходящим по силе противником. Но, в то же время наблюдаются разногласия в верховном главнокомандовании по вопросу принятия политического курса и военно-стратегических действий армии. Также оставались натянутыми отношения с Донским казачеством. Для второго периода характерна усталость и потеря духа у главнокомандующего и его командиров, увеличивается число критиков действий А.Н. Деникина и его штаба, растет число дезертиров и перебежчиков, растет недоверие к армии в народе, разлагается армия и тыл, в тылу действуют повстанческие группировки. Все это, плюс постоянно нарастающая мощь и опыт Красной армии, стали основными причинами поражения Белого движения на Юге России.
2.3 РККА глазами генерала А.И. Деникина
Рассматривая Рабоче-Крестьянскую Красную Армию сквозь призму взглядов А.И. Деникина, следует учитывать то, что данные вооруженные силы являлись основным противником А.И. Деникина во время Гражданской войны. Красную Армию следует рассматривать по аналогичным с Добровольческой армией параметрам, то есть: морально-психологические качества солдат и офицеров; состояние организации и управления войсками; материальное обеспечение армии; военно-профессиональные качества солдат и офицеров. Морально-психологическое состояние вооруженных сил Советской России А.И. Деникин оценивал исходя из своих нравственных ценностей, в связи с этим, генерал обращает особое внимание на осквернение церквей, убийства священнослужителей. Так, генерал со скорбью описывает разграбление и уничтожение икон, церковной утвари; превращение церквей в лазареты для раненых, увеселительные заведения для красноармейцев; издевательства и казни священнослужителей. Также генерал приводит многочисленные примеры бессудных расправ со стороны большевистских трибуналов, издевательств и страшных садистских расправ над "врагами трудового народа". Оценивая действия большевистского правительства, с точки зрения христианской морали, Антон Иванович писал, что "различны были способы мучений и истребления русских людей, но неизменной оставалась система террора, проповедуемая открыто с торжествующей наглостью... безумная большевистская власть не щадила ни "алой", ни "черной" крови, земля оделась в траур, и приход армии-освободительницы отзывался как радостный благовест в измученных душах"143. Следует заметить, что, находясь в эмиграции, А.И. Деникин сравнивает действия большевиков во время Гражданской войны и действия национал-социалистов Германии на оккупированных зонах, генерал замечает, что во время гражданской войны в России, когда населенные пункты переходили из рук в руки, большевики чинили в них свою расправу, но у них рука не поднималась тогда на огульное бессмысленное истребление населения, оставленных белыми городов и станиц144. Из этого следует, что Деникин различал большевистский террор, основанный на идее классовой борьбы и геноцид нацистов, основанный на расовой теории. Говоря о морально-психологическом состоянии Красной Армии, следует отметить то, что по мнению А.И. Деникина, она на своем пути впитывала в себя преступные элементы окрестности, порой грабеж и винные склады города были самыми вожделенными целями красноармейцев145. Аналогичную точку зрения занимали и некоторые члены ВКП (б), чье мнение повлияло на реформирование РККА. Так, Сокольников Г.Я. пишет, что: "лучшие элементы [вооруженных сил большевиков] выбивались, умирали, попадали в плен, и таким образом создавался отбор худших элементов. К этим худшим элементам присоединились и те, которые шли в добровольческую армию не для того, чтобы бороться и погибать, а шли потому, что они остались без занятия, потому, что были выброшены на улицу в результате катастрофической ломки всего общественного уклада. Наконец, шли туда просто полугнилые остатки старой армии... В конце концов получилась система независимых маленьких отрядов, которые группировались вокруг отдельных предводителей. Эти отряды в конце концов ставили своей задачей не столько борьбу и защиту Советской власти и завоеваний революции, сколько бандитство, мародёрство. Они превратились в партизанские отряды, которые были опорой авантюризма"146. Также большевики указывали на серьезные недостатки в дисциплине своих вооруженных сил, так, в "Окопной правде", органе красноармейских депутатов Доно-Кубанского фронта, появилось откровенное признание: "В нашей армии нет дисциплины, организованности... ее разъедают примазавшиеся преступные элементы, которым чужды интересы революции... Приходится констатировать недоверие бойцов к командному составу, так и командного состава к главкому (Сорокину), что ведет в конце к полному развалу всей революционной армии..." Состоявшийся в сентябре в Пятигорске съезд фронтовых делегатов определил конкретные причины поражений, потребовав устранения их суровыми мерами: 1) неподчинение войсковых частей высшему командному составу "благодаря преступности отдельных лиц командного состава и недисциплинированности бойцов", трусости и паническому настроению "многих"; 2) "грабежи, насилия, реквизиции", словом, "целый ряд насилий над мирным населением"; 3) "обессиление армии беженским движением, вносящим панику при первом же выстреле"147. О деморализации красных свидетельствовал и неизбежный спутник ее - дезертирство: не только казаки, бывшие в составе большевистских войск, но и красноармейцы сотнями стали переходить на нашу сторону148. Дисциплина в РККА, по мнению Антона Ивановича, во многом строилась на страхе перед расстрелом, например, некоторые большевистские части пытались добровольно сдаться в плен к Добровольцам, но попытки их в этом направлении ликвидировались поставленными сзади позиций пулеметами149.
Также А.И. Деникин отмечает, что большевики не выполняли своих обещаний в отличие от Добровольческой армии. К примеру, большевики могли рассчитывать на безопасность своих раненых, но Добровольцы, - почти никогда. Во всяком случае, офицеры, попадавшие в руки большевиков, были обречены на мучения и верную смерть150. Большевики не выполнили условия сдачи юнкеров и офицеров в Таганроге, а именно, беспрепятственного ухода последних из города, вместо этого, Красные устроили страшную расправу151. Но, М. Грей отмечает, что во время "Ледяного похода", комиссар Лиманский сдержал свое слово охранять и защищать оставленных Добровольцами раненых152. В целом, морально-психологическое состояние вооруженных сил большевиков на начальной этапе Гражданской войны, приведшее к поражениям, заставило серьезно реформировать армию, особенно в области дисциплины и управления. Сказывалось обилие криминальных элементов, авантюризма, стремление к разрушению старых порядков, в том числе и в нравственных отношениях. Как итог, такая армия не смогла устоять перед малочисленными, но организованными, обученными и сплоченными войсками противника. А.И. Деникин особо отмечает беспринципность, отсутствие (с точки зрения генерала) чести и достоинства, сострадания и милосердия в большевиках. Еще в январе 1918 года СНК принял декрет о создании РККА, комплектуемой на добровольческой основе из рабочих и крестьян. Но боевые качества такой армии были низкими, поскольку формировалась она из частей старой армии, отрядов красногвардейцев, матросов, крестьянских ополчений. Такая вооруженная сила основывалась на выборности командования, митингового обсуждения вопросов проведения операций153. Но уже 22 апреля 1918 года декретом ВЦИК "О порядке замещения должностей в Рабоче-Крестьянской Красной Армии" выборность командного состава была отменена. Командиры отдельных частей, бригад, дивизий стали назначаться Наркоматом по военным делам, а командиры батальонов, рот и взводов - рекомендоваться на должности местными военкоматами. Однако в связи с тем, что многие командные должности занимали военспецы, в марте-апреле 1918 года был введен институт военных комиссаров. Комиссары были призваны контролировать не только деятельность военспецов, но также проводить политику партии в войсках: обеспечивать классовое сплочение, просвещать и воспитывать личный состав в коммунистическом духе и пр. Так был введен принцип двуначалия в систему организации РККА, но, как отмечает А. Иовлев, в разные времена и в разных частях данный принцип видоизменялся от фактической власти комиссара до фактической власти командира подразделения154. В свою очередь, А.И. Деникин отмечал, что борьба за единство командования, вызванная боязнью бонапартизма, велась и в Советской России между Бронштейном, проникшимся идеями "военспецов", с одной стороны, и большинством Коммунистической партии - с другой. Только после поражений, понесенных большевиками на Востоке и Юге летом 1918 года, Советская власть создала Революционный военный совет республики с единым главнокомандующим (Вацетис, потом Каменев) на всех фронтах. Это единство командования, по словам Бронштейна, спасло Красную армию, дав, наконец, возможность переброски, сосредоточения и вообще использования центрального положения армии для действия по внутренним операционным линиям. "Только после установления общего оперативного руководства и строгого исполнения боевых приказов, идущего сверху вниз, все почувствовали на деле... огромное преимущество централизованной армии над партизанством и кустарничеством"155. Но, несмотря на крайнюю политизированность Красной Армии, большевики так и не смогли превратить ее в чисто партийные вооруженные силы156.
Введение основных принципов регулярной профессиональной армии, а именно, безукоризненное подчинение приказам, строгая иерархия, жесткая дисциплина, - все это способствовало укреплению боеспособности РККА, постепенному перевесу сил во всех военных отношениях. Материальное обеспечение РККА, по мнению А.И. Деникина и некоторых современных исследователей, было намного лучше, чем у Добровольческой армии, большевики владели Центральной Россией с ее большим промышленным потенциалом и складами, сохранившимися с Царских времен. Поддержки со стороны местного населения большевики практически не испытывали, ведь они не вносили умиротворения; их правление было жестоким, их совдепы, чека и прочие институты не были гуманнее, справедливее буржуазно-помещичьих губернаторов; суды большевистские были беззаконны и бессмысленны; народу при большевиках не становилось ни легче, ни сытнее; наконец, Красная армия приносила гораздо более разорения, чем Белая157. Если немногочисленный рабочий класс поддерживал большевиков, то зажиточные и крепкие крестьяне и "середняки" не испытывали чувств симпатии по отношению к ВКП (б), главным образом, по причине сохранения хлебной монополии государства и борьбы с "мешочниками". Дело усугубило появление в деревне продовольственных отрядов и комбедов. Большевики, пытаясь найти в деревне социальную опору, стремились реквизировать хлеб и другие продукты питания для города и армии в условии глубочайшего кризиса товарно-денежных отношений158. А.И. Деникин оценивал военно-профессиональное состояние РККА как неудовлетворительное, так он отмечал, что Советская власть сильнейшей агитацией возбуждала народ против Добровольческой армии и в то же время побуждала к лихорадочному формированию отрядов из местных контингентов. Эти отряды не были ни достаточно организованы, ни особенно искусны. Но их было много, они возникали и появлялись неожиданно, действуя то планомерно, то партизанскими набегами159. А.И. Егоров описывает аналогичную ситуацию с комплектованием армии, он указывает, что вооруженные силы большевиков первоначально формировались из добровольных местных формирований рабочих, действующих в пределах своей местности. В плане обучения войск А.И. Егоров указывает, что армия обучалась (коротко и наспех) по старым уставам и наставлениям, в которых даже опыт Мировой войны ни в какой степени не нашел своего отражения. Но в умах былых участников этой войны ее опыт не прошел бесследно, и наиболее яркие выводы из опыта войны 1914-1918 гг. практически проникали и в тактику, и в стратегию гражданской войны. Рядовой состав бойцов Красной армии в значительной мере состоял из солдат старой армии, новые же молодые кадры вливались в ряды войск со слабой, кратковременной подготовкой и сравнительно невысокой боевой устойчивостью, которую затем быстро приобретали в процессе самой борьбы160. Итак, проанализировав состояние Красной Армии сквозь призму взглядов А.И. Деникина, можно прийти к некоторым выводам: Во-первых, с точки зрения христианской морали, большевики опускались в нравственном отношении до зверств и террора по отношению к мирному населению и к противнику, особенно к враждебным для большевиков элементам, которые могли представлять угрозу их политике и власти в целом. Во-вторых, большевики презирали и пренебрегали понятием офицерской чести, как и ко всем нравственным ценностям старого режима и армии.
В-третьих, в РККА отсутствовали гуманистические отношения между командиром и подчиненным, отношения строились на основании безусловного подчинения под страхом наказания.
В-четвертых, в РККА изначально отсутствовали принципы единоначалия и вообще понятия регулярной армии с воинской дисциплиной, координация действий подразделения проводилась на митингах и коллективных обсуждениях, что с точки зрения А.И. Деникина не было допустимо в эффективно действующей армии. Таким образом, вооруженные силы большевиков в начале войны больше напоминали ополчение, партизанский отряд или повстанческую армию. После поражений и общего кризиса ВКП (б) вернулось к старой схеме комплектования и управления армией, но в связи с появлением военспецов, потребовалось введение института комиссаров при штабе подразделений.
В-пятых, морально-психологическое состояние, как и военно-профессиональные качества личного состава, особенно командного, в РККА было неудовлетворительно, большой процент авантюристов и криминальных элементов разлагал вооруженные силы, превращая ее в армию бандитов.
В-шестых, большевики не получали поддержки у большинства населения, но всегда могли обосновать террор классовой борьбой против угнетателей, Добровольческая армия, как мы уже выяснили, не могла и не хотела воспользоваться какими то оправданиями.
В-седьмых, у большевиков была более мощная экономическая база в Центральной России.
В целом, РККА, по мнению А.И. Деникина, в силу своей многочисленности и вооруженности являлась мощной силой, но она страдала аналогичными с Добровольческой армией болезнями, симптомы которых были еще более острыми, чем у Белых.
Рассмотрев суждения А.И. Деникина о вооруженных силах Императорской армии, Добровольческой и Красной армиях, можно сделать определенные выводы.
Исходя из нравственных ценностей, идеалов, мировоззренческих основ А.И. Деникина, можно составить краткий портрет идеальной армии для генерала Деникина. На высшем уровне армия должна гармонично сотрудничать с другими государственными структурами, особенно с министерством просвещения, транспорта и снабжения. Другими словами, должно быть налажено сотрудничество армии и тыла, поскольку современные армии напрямую зависят от работы тыла, ее снабжения военными припасами и пополнением. Такого не было ни в Императорской, ни в Добровольческой, ни в Красной армиях.
Система подготовки будущих офицеров должна строиться на принципе связи теории с практикой. Будущие офицеры в своей работе должны создавать ситуации максимально приближенные к боевой обстановке, повышать осознанность своих действий среди личного состава, чтобы обязанность переходила в долг. При подготовке офицеров акцентировать внимание на педагогической и психологической подготовке к работе с личным составом. В Царской армии проводилась хорошая воспитательная работа для формирования основ офицерской чести и достоинства, лучших качеств русского офицера. А.И. Деникин отмечал также и недостатки в подготовке офицеров Царской армии, старался внедрить свои принципы и идеи в работе с солдатами.
Карьера офицера должна строиться исходя из его личностных и профессиональных качеств. Необходимо продвижение по карьерной лестнице наиболее энергичных, компетентных и честных людей.
Военно-профессиональные качества солдата исходят из уровня его образования, необходима допризывная подготовка к службе в вооруженных силах, введение всеобщего начального образования в обществе. Должна поощряться смекалка, выносливость, находчивость солдата.
Генерал указывает на необходимость толерантного отношения между солдатами и офицерами разных вероисповеданий и разных национальностей, приоритет должен отдаваться личным и профессиональным качествам, а не национальной принадлежности. Такие черты были характерны для Императорской армии, в Добровольческой армии были эксцессы на национальной почве, а Красной армии существовали классовые предрассудки.
Армия должна воспитываться на ценностях христианской морали и на понятиях о воинском долге, службе Отечеству, тогда не будет стремления к личной выгоде, жестокости, корысти, холуйству. Система управления армии должна строиться на принципе единоначалия, беспрекословном подчинении приказам командования. Ситуация в армии в 1917 году, в Красной Армии, показала крайнюю неэффективность двоевластия, а тем более, многовластия. Офицер должен стать одновременно формальным и неформальным авторитетом для солдат. Между солдатами и офицерами не должно быть личностной пропасти, только в таком случае рядовые смогут рассчитывать на помощь командира, и офицер может чувствовать поддержку своего личного состава. Необходимость данного фактора проявлялась во время боев в Великой войне и во время введения демократических основ в армии после Февраля. В общем, анализируя взгляды А.И. Деникина на Отечественные вооруженные силы, можно сделать вывод, что в Императорской армии, Добровольческой армии, РККА присутствовали как отрицательные, так и положительные черты, свидетельствующие об эффективности или неэффективности той или иной вооруженной силы. Можно прийти к заключению, что состояние Императорских вооруженных сил до Февраля 1917 года было удовлетворительное, по мнению генерала. Армия Императорской России воевала в несколько других условиях и в другое историческое время. Во время Великой войны не было еще тотального ожесточения противоборствующих сторон, слово "враг" понималось как временное состояние опасного и вооруженного человека, в плену и после войны он оставался "человеком" и отношение к нему было человеческое. В Гражданской войне и последующих конфликтах XX века будут только враги, враги, враги... Как заметил сам А.И. Деникин, "в первой мировой войне сохранялись еще традиции старого боевого рыцарства"161
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Исследование взглядов А.И. Деникина на Отечественные вооруженные силы позволяет нам сделать некоторые выводы.
Сама личность генерала А.И. Деникина была противоречива, в ней одновременно сочетались противоречивые начала. Это существование либеральных взглядов при воспитании в консервативных идеях; попытка лавирования между различными политическими течениями и строгое следование патриотическому лозунгу "Единой и Неделимой России"; одновременное введение старых порядков в армии при определенных демократических нововведениях и др. Среди вышеперечисленного выделяется противоборство российского либерализма и консерватизма во взглядах, идеях, мировоззренческих основах генерала. Особенно ярко данное противоречие проявляется в присутствии традиционных для офицера нравственных ценностей и приверженности к конституционализму. Несмотря на Февральскую революцию и ее последствия для страны и для армии, А.И. Деникин остался приверженцем созыва Учредительного собрания для судьбоносных решений. Свою диктатуру он рассматривал как временное явление, необходимое для спасения России. В дальнейшем, после эмиграции, Деникин проанализировал и сравнил состояние вооруженных сил Царской России, Белого движения, большевиков. Частичное умиротворение позволило ему максимально объективно подойти к данному вопросу и найти достоинства и недостатки в каждой из перечисленных армий. Тем не менее, можно заметить, что генерал продолжал смотреть на случившиеся события и участников исходя из своих мировоззренческих основ, нравственных ценностей русского офицера - человека искренне любящего Родину, чей пример должен быть использован в современности. СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
I. Сборники документов и материалов.
1. № 7. Акт расследования по делу о злодеяниях, учиненных большевиками в городе Таганроге за время с 20 января по 17 апреля 1918 года. // Ипполитов Г.М. "Белое дело": Учебное пособие к спецкурсу "Белое движение в Гражданской войне в России (1917-1922 гг.)". Самара: Изд-во СГПУ, 2005. - 152 с.
2. №15. Декларация Добровольческой армии 14 (27) апреля 1918 года. // Ипполитов Г.М. "Белое дело": Учебное пособие к спецкурсу "Белое движение в Гражданской войне в России (1917-1922 гг.)". Самара: Изд-во СГПУ, 2005. - 152 с. С. 29
3. Борьба за власть Советов на Дону. 1917 - 1920. Сб. документов. Ростов н/Д, 1957. - 426с 4. Восьмой съезд РКП (б) март 1919 года: протоколы. Протоколы и стенографические отчеты съездов и конференций коммунистической партии Советского Союза. - М.: Государственное издательство политической литературы. - 1959. - 598 с.
5. Директивы Главного командования фронтов Красной Армии. М., 1969. - 883 с.
6. Из речи генерал-лейтенанта А.И. Деникина на совещании высшего командного состава русской армии и членов Временного правительства, собранное А.Ф. Керенским в Ставке Верховного главнокомандующего после провала летнего наступления 1917 г. // Ипполитов Г.М. "Белое дело": Учебное пособие к спецкурсу "Белое движение в Гражданской войне в России (1917-1922 гг.)". Самара: Изд-во СГПУ, 2005. - 152 с. С. 10-11
7. Ипполитов Г.М. "Белое дело": Учебное пособие к спецкурсу "Белое движение в Гражданской войне в России (1917-1922 гг.)". Самара: Изд-во СГПУ, 2005. - 152 с.
II. Справочная литература.
1. Военный энциклопедический словарь: в 2 т. Ред.кол.:А.П. Юркин, В.А. Золотарев, В.М. Карев, В.Л.Манилов, В.И.Милованов. М.,2001.Т.2.-865 с.
2. Словарь по этике / под ред. И.С. Кона. - 4-е изд. - М.: Издательство политической литературы, 1981. - 430 с.
3. Философский словарь / под ред. И.Т. Фролова. - 7-е изд., перераб. и доп. - М.: Республика, 2001. - 719 с. III. Воспоминания, мемуары, дневники, переписка.
1. Грей М. Мой отец генерал Деникин. - М.: Парад, 2003. - 312 с. 2. Деникин А. И. Старая армия. Офицеры / А. И. Деникин; предисл. А. С. Кручинина. - М.: Айрис-пресс, 2005. - 512 с. 3. Деникин А.И. Кто спас Советскую власть от гибели? - Париж: Издательство Союза добровольцев, 1939. - 18 с. 4. Деникин А.И. Мировые события и русский вопрос. - Париж: Издание союза добровольцев, 1939. - 92 с.
5. Деникин А.И. Очерки русской смуты. Т.II. Борьба генерала Корнилова. Август 1917 г. - апрель 1918 г. - М.: Наука, 1991. - 378 с.
6. Деникин А.И. Очерки русской смуты. Том III. Белое движение и борьба Добровольческой армии. - М.: Наука, 1991. - 434 с.
7. Деникин А.И. Очерки русской смуты. Том IV. Вооруженные силы Юга России. - М.: Наука, 1991. - 305 с.
8. Деникин А.И. Очерки русской смуты. Том V. Вооруженные силы Юга России. - М.: Наука, 1991. - 456 с.
9. Деникин А.И. Путь русского офицера. - М.: Современник, 1991. -300 с. 10. Маннергейм К.Г. Мемуары. - М.: Вагриус, 1999. - 496 с. IV. Литература.
1. Алексеев К.Э. Подготовка офицерских кадров в военных и юнкерских училищах (1863-1917 гг.) // Вестник военного университета. 2010. № 1 (21) . С. 51-55. 2. Ангарский М. К двадцатилетию победы над Деникиным. // Военно-исторический журнал. - 1939. - № 3. - С. 5-35. 3. Анишев А.И. Очерки истории Гражданской войны 1917-1920. - Л. : Гос. изд-во, 1925. - 288 с. 4. Волков С.В. Русский офицерский корпус. М.: Воениздат, 1993. - 345 с.
5. Гордеев Ю.Н. Генерал Деникин. Военно-исторический очерк. - М.: Аркаюр, 1993. - 192 с.
6. Гуревич П.С. Преображение ценностей как чрезвычайная ситуация. М. : МПСИ, 2007. - 120 с. 7. Егоров А.И. Гражданская война в России: Разгром Деникина. - М.: ООО "Издательство ACT", 2003. - 640 с.
8. Зайончковский А.М. Первая мировая война. - СПб.: ООО "Издательство "Полигон", 2002. - 878 с. 9. Иовлев А. Первые шаги по введению единоначалия в Красной Армии (1918-1920 гг.) // Военно-исторический журнал. - №6. - 1968. - С. 32-37. 10. Иоффе Г. З. Генерал Деникин: "...Народ снизу доверху пал так низко..." // Наука и жизнь : журнал. - 2004. - В. 12. С. 32-35 11. Иоффе Г. З. Крах российской монархической контрреволюции. - М.: Наука, 1977. - 320 с.
12. Ипполитов Г.М. "Белое дело": Учебное пособие к спецкурсу "Белое движение в Гражданской войне в России (1917-1922 гг.)". Самара: Изд-во СГПУ, 2005. - 152 с.
13. Ипполитов Г.М. Военная и политическая деятельность А.И. Деникина (1890-1947): Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. - М.: Военный университет, 2000 г. 14. Ипполитов Г.М. Деникин. - М.: Молодая гвардия, 2006. - 655 с.
15. Какурин Н.Е. Как сражалась революция в 2 т. - М.: Политиздат; Издание 2-е, доп. 1990 г. - 500 с.
16. Кулаков В.В. Лидер белого Юга России генерал А.И. Деникин. // Вестник Адыгейского государственного университета: сетевое электронное научное издание. - Майкоп: Адыгейский государственный университет, 2005. - В. 3. - С. 52 - 55. 17. Лехович Д. Деникин. Жизнь русского офицера. - М.: "Евразия +", 2004. - 888 с. 18. Михайлов И.В. Рецензия на книгу В.П. Федюка "Белые: антибольшевистское движение на юге России. 1917-1918 гг. // Журнал "Отечественная история". - № 1. - 1998. - С. 198-200.
19. Рыбников В.В., Слободин В.П. Белое движение в годы Гражданской войны в России: сущность, эволюция и некоторые итоги. М.: Изд.-во Гуманитарной академии вооруженных сил, 1993. - 98 с.
20. Соколов К. Н. Правление генерала Деникина (Из воспоминаний) - София: Российско-болгарское книгоиздательство, 1921. - 304 с.
21. Ходаков И. Белая идея и русская военная интеллигенция. // Посев: общественно-политический журнал. - № 1 (1588) январь 2010 г. - С. 19-25. 22. Черкасов-Георгиевский В. Генерал Деникин. - Смоленск: Русич, 1999. - 576 с. 1См.: Лехович Д. Деникин. Жизнь русского офицера. М., 2004; Ипполитов Г.М. Деникин. М.. 2006 2 Революции 1905-1907 гг. и 1917 г.; первая мировая война 1914-1918 гг.; гражданская война 1917 -1920 гг.; вторая мировая война 1939 -1945 гг.; Великая Отечественная война 1941-1945 гг.
3 См.: Поппер К. Что такое диалектика? // Вопросы философии. - 1995. - № 1. - С. 118-138; Алексеев П. В., Панин А. В. Теория познания и диалектика. - М., 1991; Шептулин А. П. Диалектический метод познания. - М., 1983; и др.
4 См.: Ерыгин А. Н. История и диалектика. - Ростов н/Д, 1987; Могильницкий Б. Г. О пользе истории // Историческая наука и историческое сознание. - Томск, 2000. - С. 3-33 и др. 5 Под объективностью подразумевается рассмотрение как источникового, так и реального исторического материала по теме диссертации во всем многообразии, без каких-либо заранее заданных оценочных суждений и конъюнктурных соображений. (Более подробно см. напр.: Ковальченко И. Д. Теоретико-методологические проблемы исторических исследований. Заметки и размышления о новых подходах // Новая и новейшая история. 1995. № 1. С. 4-17; Ипполитов Г. М. Объективность исторических исследований. Достижима ли она? Дискуссионные заметки // Изв. Самар. науч. центра РАН, 2006. Т. 8. № 3. С. 3-16 и др.). 6 Под историзмом понимается отражение событий в их развитии, взаимосвязи, взаимообусловленности, в единстве прошлого, настоящего и будущего (Более подробно см. напр.: Межуев В.М. Научный историзм как методология познания и преобразования общественной жизни. М., 1987; Трельч Э. Историзм и его проблемы: логическая проблема философии истории. М., 1994; Хвостова К. В. История: проблемы познания // Вопросы философии. 1997. № 4. С. 60-79; Ипполитов Г. М. Принцип марксистского историзма в зеркале советской историографии: опыт краткого историографического обзора // Изв. Самарского науч. центра Рос. акад. наук. 2013. Т.15. №5. С.197-207 и др.)
7См., напр.: Барг М.А. Категории и методы исторической науки. М., 1984; Бородкин Л.И. Контент-анализ в исторических исследованиях. - М., 1984; Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. 2-е изд. доп. М., 2003; Ипполитов Г.М. Как трудно избежать соблазна биографию писать, или Размышления о некоторых теоретико-методологических основах исследования исторических персоналий // Клио. Журн. для ученых. 2011. №6. С.143-149 и др. 8Более подробно см., напр.: И.В. Сталин. Историческая идеология в СССР в 1920-50-е годы: Переписка с историками, статьи и заметки по истории, стенограммы выступлений. Сб. док. и материалов. Ч. 1. 1920-30-е годы / Сост. М.В. Зеленов. СПб., 2006; Алексеева Г. Д. Историческая наука в России. Идеология. Политика (60 - 80-е гг. XX в.) - М., 2003; Афанасьев, Ю. Феномен советской историографии [Текст] / Ю. Афанасьев // Отечественная история - 1996. - № 5. - С. 146-168; . Ипполитов Г. М. Еще раз о феномене советской историографии (статья) // Современная наука. Актуальные проблемы теории и практики. Научно-практ. журн. 2012. №11-12 (ноябрь - дек.). С.38-43 и др. 9"Деникинщина" (в советской исторической науке) - это "режим белогвардейской контрреволюционной диктатуры в 1918-1920 гг. на Северном Кавказе и Украине. Установлен ставленником Антанты генералом А. И. Деникиным. Ему принадлежала вся полнота военно-политической, административной и судебной власти. Политической опорой Деникина стал блок кадетов и октябристов, который поддерживали эсеры и другие контрреволюционные партии, военной - "Вооруженные Силы Юга России". После провала наступления Деникина на Москву деникинщина пала (март 1920) под ударами Красной Армии" (Военный энцикл. словарь С.228). Налицо, с точки зрения современного уровня накопления исторических знаний, явная тенденциозность и умолчание. По образной характеристике Г. М. Ипполитова, "здесь много горькой правды, но не вся (Ипполитов Г.М. Антон Иванович Деникин: полководец и политик. Историография проблемы и характеристика источников ее исследования: в 2т. Т. 1. Методология исследования. Советская историография проблемы. Самара : ПГУТИ, 2012. С.13. В этом же томе представлен историографический анализ "деникинщины" - И.Р. ) 10Анишева А.И. Очерки историии Гражданской войны 1917-1920 гг.- Л.: Гос.изд-во, 1925.
11 Какурин Н.Е. Как сражалась революция в 2 т.. М., 1925 - 1926 (переизд. М.: Политиздат; Издание 2-е доп.1990 г. )
12 Егоров А.И. Гражданская война в России: Разгром Деникина. - М.: ООО "Издательство ACT"; СПб.: Terra Fantastica, 2003.
13 Иоффе Г. З. Крах российской монархической контрреволюции. М.: Наука, 1977.
14Поликарпов В. Д. Военная контрреволюция в России. 1905-1917. М.,
1990.
15Ипполитов Г.М. Антон Иванович Деникин: полководец и политик. Историография проблемы и характеристика источников ее исследования: в 2 т. Т. 2. Современная отечественная и зарубежная историография проблемы. Характеристика источников. Самара : ПГУТИ, 2012. 291 С.12. 16 См., напр.: Гуревич А. О. О кризисе современной исторической науки // Вопр. истории. - 1991. - № 2-3. - С. 21-36; Данилов В. Л. Современная российская историография: в чем выход из кризиса // Нов. и новейшая история. - 1993. - № 6. - С. 95-101; Корнеев В. В. Кризис исторической науки в России // Кентавр. - 1994. - № 4 и др. 17 См., напр.: Сахаров А. Н. О новых подходах к истории России // Вопр. истории. - 2002. - № 8. - С. 3-20; Искандеров А. Два взгляда на историю // Вопр. истории. - 2005. - №4. - С. 3-32; Ипполитов Г. М.О новых подходах к освещению советского периода российской истории (на примере Гражданской войны в России) //Изв. Самарского науч. центра Рос. акад. наук. 2011. Т.13 №3(41). С.222-228 и др.
18См.: Гордеев Ю. Генерал Деникин. Военно-исторический очерк. М., 1993; Венков А. В. Деникин // Белые генералы. Корнилов, Краснов, Деникин, Врангель, Юденич. Ростов-н/Д., 1998; Трамбицкий Ю. А. Генерал-лейтенант А. И. Деникин // Исторические портреты: Л. Г. Корнилов, А. И. Деникин, П. Н. Врангель. М., 2003; Козлов А.И. Антон Иванович Деникин (человек, полководец, политик, ученый). М., 2004. 19 Гордеев Ю.Н. Генерал Деникин. Военно-исторический очерк. - М.: Аркаюр, 1993
20 Рыбников В.В., Слободин В.П. Белое движение в годы Гражданской войны в России: сущность, эволюция и некоторые итоги. М.: Изд.-во Гуманитарной академии вооруженных сил, 1993. 21См., напр.: Бутаков Я. А. Белое движение на юге России: концепция и практика государственного строительства (конец 1917 - нач. 1920). М., 2000; Абинякин Р. М. Офицерский корпус Добровольческой армии: социальный состав, мировоззрение. 1917-1920 гг. Орел, 2005; Столярова Н. В. Правовое воспитание белых комбатантов в Гражданской войне на юге России (ноябрь 1917 - ноябрь 1920 гг.): попытка обобщения исторического опыта : монограф. СПб., 2008 и др. 22См.: Ипполитов Г. М. Военная и политическая деятельность А.И. Деникина (1890 - 1947 гг.): дис...докт ист. наук. М.: ВУ, 2000 - 507с. (на правах рукописи). 23Ипполитов Г. М. Военная, политическая и общественная деятельность Антона Ивановича Деникина в 1890 - 1947 гг. Моногр. Вольск: ВВУТ, 1997 - 331с.; Его же. Кто Вы, генерал А.И. Деникин? Монограф. исслед. полит., военной и общест. деятельности А.И. Деникина в 1890 - 1947 гг. Второе изд., перераб. Самара: Изд-во "Самарский университет", 1999 - 244с; Его же. Антон Иванович Деникин: полководец и политик. Историография проблемы и характеристика источников ее исследования: в 2т. Т. 1. Методология исследования. Советская историография проблемы. Самара : ПГУТИ, 2012. 294 с.; Его же. Антон Иванович Деникин: полководец и политик. Историография проблемы и характеристика источников ее исследования: в 2 т. Т. 2. Современная отечественная и зарубежная историография проблемы. Характеристика источников. Самара : ПГУТИ, 2012. 291 с. 24 Ипполитов Г.М. Деникин (Жизнь замечательных людей; Серия биографий; Вып.790.).М.: Молодая гвардия, 2000 - 531с.; Его же. Деникин (Жизнь замечательных людей; Серия биографий; Вып.1090.). Второе изд., испр. и доп. М.: Молодая гвардия, 2006 - 665с.
25См., напр.: Ипполитов Г. М. Личность и судьба Антона Ивановича Деникина в зеркале зарубежной историографии (краткий историографический обзор) //Клио. Журн. для ученых 2011. №8. С.36-40. 26См.: Ипполитов Г. М. "Красные орлы" против "рыцарей белой мечты": духовная сеча. Моральный дух комбатантов в российской Гражданской войне (ноябрь 1917 - декабрь 1920 гг.): опыт компаративного анализа. Самара: Изд-во Самарского науч. центра РАН, 2005 - 418с; Его же. Россия императорская. Моральный дух армии в зеркале историографии. Историографическое исследование проблемы морального духа русской армии и его укрепления в 1870 - 1914 гг. Saarbrucken, Germany: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2011; Его же. Российские комбатанты в российском междоусобии. Моральный дух войск в годы Гражданской войны в России // Saarbrucken, Germany: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2011. - 672c; 27См.: Ипполитов Г. М., Пилипенко С. А. Взгляды военно-политических лидеров и командования противоборствующих сторон в годы гражданской войны (1917 - 1920 гг.) на проблему морального духа войск и его укрепления. Моногр. Ульяновск: ВФ ВАТТ, 2002. 296с; Ипполитов Г. М., Казаков В. Г., Рыбников В. В. Белые волонтеры. Добровольческая армия: зарождение, расцвет и первые шаги к закату (1917 - февраль 1919 гг.). М.: Изд-во "Щит - М", 2003. 456с.; Ипполитов Г. М., Васильева Л.Ф. "Не большевики развалили армию...". Эфемерные попытки Временного правительства сохранения боеспособности Вооруженных сил России в 1917 году: Исторический опыт, уроки. Самара: Изд-во АВН, 2005 - 212с; Ипполитов Г. М. Моральный дух Красной армии и его укрепление (1918 - 1923 гг.): исторический опыт / Г. М. Ипполитов, В.Я. Ефремов, С.А.Пилипенко /Под общей ред. Г.М. Ипполитова. Самара: Самарский ин-т (филиал) РГТЭУ; Изд-во Ас Гард, 2010 - 386с. 28См., напр.: Голдин В. И. Солдаты на чужбине. Русский Обще-Воинский Союз, Россия и Русское зарубежье в XX-XXI в. Архангельск, 2006; Ипполитов Г. М. Странники неочарованные. Пути и судьбы русской эмиграции. СПб., 2006 и др. 29См.: Культурное наследие российской эмиграции 1917-1920: в 2 кн. М., 1994; Раев М. Россия за рубежом. История культуры русской эмиграции 1919-1939. М., 1994; Ковалевский П. Зарубежная Россия. История и культурно- просветительская работа русского зарубежья за полвека (1920-1970). Париж,1971; Струве Г. Русская литература в изгнании. Нью-Йорк, 1956 и др.
30См., напр.: Военная мысль в изгнании. Творчество русской военной эмиграции. М., 1999 31 Милюков П. Н. Россия на переломе: Большевистский период русской революции: в 2 т. Париж, 1927; Головин Н. Н. Российская контрреволюция в 1917-1918 гг. Ч. I-V.
Кн. 1-12. Париж, 1937; Зайцов А. А. 1918 год. Очерки Русской гражданской войны. Париж,
1934; Белявский В. А. Правда о ген. Деникине (Причины прекращения Белого движения на Юге России в 1920 г.). Нью-Йорк, 1959.
32Автор, судя по утверждению его сына, написал книгу по просьбе генеральской вдовы, Ксении Васильевны, в двух версиях - русской и английской (см.: Лехович В. Введение // Лехович Д. Деникин. Жизнь русского офицера. М., 2004. С. 4.). Английскую версию увидела свет в Нью-Йорке в 1974 г. (White Against Red. The Life of General Anton Denikin. N. Y., 1974.). В 1992 г. е перевели на русский язык и издали в России (Лехович Д. Белые против красных. Судьба генерала Антона Деникина. М., 1992). Русская версия была опубликована у нас в стране в 2004 г. (Лехович Д. Деникин. Жизнь русского офицера. М., 2004.) 33См.: Стенограмма беседы профессора Г. М. Ипполитова с Мариной Антоновной Деникиной (Грей). Документ публикуется впервые // Клио. Журн. для ученых. 2010. №3(50) С. 11, 13.
34Ипполитов Г.М. Антон Иванович Деникин: полководец и политик. Историография проблемы и характеристика источников ее исследования. Т.2.С.106.
35 Черчилль У. Мировой кризис. М.; Л., 1932.
36Кенез П. Красная атака, белое сопротивление / Пер с англ. К.А. Никифорова. М., 2007. С. 32.
37 Пайпс Р. Русская революция: в 3 кн. Кн. 1. Агония старого режима. 1905-1917; Кн. 2. Большевики в борьбе за власть. 1917-1918; Кн. 3. Россия под большевиками. 1918-1924. М., 2005.
38См.: Ипполитов Г.М. Антон Иванович Деникин: полководец и политик. Историография проблемы и характеристика источников ее исследования. Т.2.С.184. 39 Деникин А. И. Очерки Русской Смуты: в 5 т. Париж; Берлин, 1921- 1926.
40См., напр.: Поляков Ю.А. Предисловие // Деникин А.И. Очерки Русской Смуты. Крушение власти и армии, февраль - сентябрь 1917. Репринт. воспроизв. М., 1991. С. 3-86; Панов Д. Н. "Очерки русской смуты" А. И. Деникина в общественно-политической борьбе 20-х - на чала 30-х гг. XX века : автореф. дис. ... канд. ист. наук. Н. Новгород, 2003 и др. 41 Ипполитов Г.М. Антон Иванович Деникин: полководец и политик. Историография проблемы и характеристика источников ее исследования. Т.2.С.187. 42 . Деникин А. И. Старая армия. Офицеры. - М.: Айрис-пресс, 2005.
43 Деникин А.И. Путь русского офицера. - М.: Современник, 1991.
44 Деникин А.И. Кто спас Советскую власть от гибели? - Париж: Издательство Союза добровольцев, 1939.
45 Деникин А.И. Мировые события и русский вопрос. - Париж: Издание союза добровольцев, 1939.
46 Грей М. Мой отец генерал Деникин. - М.: Парад, 2003.
47 Письма Марины Грей, дочери генерала А.И. Деникина, профессору Г.М. Ипполитову "...С Россией и ее историей остаюсь тесно связана" (составление, комментарии Г.М.Ипполитова) // Клио. Журн. для ученых. 2008. №1 (40). С.20-25.
48 Стенограмма беседы профессора Г. М. Ипполитова с Мариной Антоновной Деникиной (Грей). Документ публикуется впервые // Клио. Журн. для ученых. 2010. №3. С.3-19.
49 Ипполитов Г.М. "Белое дело": Учебное пособие к спецкурсу "Белое движение в Гражданской войне в России (1917-1922 гг.)". Самара, 2005. 50 Философский словарь / под ред. И.Т. Фролова. - 7-е изд., перераб. и доп. - М., 2001. С. 334
51 Словарь по этике / под ред. И.С. Кона. - 4-е изд. - М., 1981. С. 375
52 Гуревич П.С. Преображение ценностей как чрезвычайная ситуация. М., 2007. С. 43
53 Грей М. Мой отец генерал Деникин. М., 2003. С. 13
54 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 24
55 Грей М. Мой отец генерал Деникин. М., 2003. С. 16
56 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 26
57 Там же С. 30
58 Ипполитов Г.М. "Белое дело": Учебное пособие к спецкурсу "Белое движение в Гражданской войне в России (1917-1922 гг.)". Самара, 2005. С. 106
59 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 32
60 Грей М. Мой отец генерал Деникин. М., 2003. С. 19
61 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 31
62 Грей М. Мой отец генерал Деникин. М., 2003. С. 24
63 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 29
64 Там же С.29
65 Там же С. 35
66 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 41
67 Грей М. Мой отец генерал Деникин. М., 2003. С. 37
68 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 53
69 Там же С. 38
70 Алексеев К.Э. Подготовка офицерских кадров в военных и юнкерских училищах (1863-1917 гг.) // Вестник военного университета. 2010. № 1 (21) . С. 51-55. С. 55
71 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 42
72 Грей М. Мой отец генерал Деникин. М., 2003. С. 38
73 Гордеев Ю.Н. Генерал Деникин. Военно-исторический очерк. М., 1993. С. 34
74 Лехович Д. Деникин. Жизнь русского офицера. М., 2004. С. 23-24
75 Макаров С.О. (1849-1904) - адмирал, океанограф, полярный исследователь, кораблестроитель, участник русско-японской войны.
Ренненкампф П.К. (1854-1918) - генерал от кавалерии, участник китайского похода русской армии, русско-японской войны, командующий 1-ой армии Северо-Западного фронта Первой мировой войны.
76 Ипполитов Г.М. Военная и политическая деятельность А.И. Деникина (1890-1947): Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. - М.: Военный университет, 2000 г. С. 124
77 Лехович Д. Деникин. Жизнь русского офицера. М., 2004. С. 28
78 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 131
79 Ипполитов Г.М. Военная и политическая деятельность А.И. Деникина (1890-1947): Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. - М.: Военный университет, 2000 г. С. 124-125
80 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 161-162
81 Ипполитов Г.М. Военная и политическая деятельность А.И. Деникина (1890-1947): Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. - М.: Военный университет, 2000 г. С. 125
82 Там же С. 126
83 Лехович Д. Деникин. Жизнь русского офицера. М., 2004. С. 38
84 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 48
85 Там же С. 39
86 Лехович Д. Деникин. Жизнь русского офицера. М., 2004. С.39
87 Грей М. Мой отец генерал Деникин. М., 2003. С. 73
88 Иоффе Г. З. Генерал Деникин: "...Народ снизу доверху пал так низко..." // Наука и жизнь: журнал. - 2004. - В. 12. С. 32-35 С. 32
89 Ипполитов Г.М. Военная и политическая деятельность А.И. Деникина (1890-1947): Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. - М.: Военный университет, 2000 г. С. 117-118
90 Грей М. Мой отец генерал Деникин. М., 2003. С. 89
91 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 148
92 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 157
93 Карл Густав Эмиль Маннергейм (1867-1951) - финский государственный и военно-политический деятель, генерал-лейтенант Русской императорской армии во время первой мировой войны.
94 Маннергейм К.Г. Мемуары. М., 1999. С. 63
95 Ипполитов Г.М. Военная и политическая деятельность А.И. Деникина (1890-1947): Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. - М.: Военный университет, 2000 г. С. 128-130
96 Ипполитов Г.М. Военная и политическая деятельность А.И. Деникина (1890-1947): Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. - М.: Военный университет, 2000 г. С. 137
97 Из речи генерал-лейтенанта А.И. Деникина на совещании высшего командного состава русской армии и членов Временного правительства, собранное А.Ф. Керенским в Ставке Верховного главнокомандующего после провала летнего наступления 1917 г. // Ипполитов Г.М. "Белое дело": Учебное пособие к спецкурсу "Белое движение в Гражданской войне в России (1917-1922 гг.)". Самара, 2005. С. 10-11
98 Деникин А.И. Очерки русской смуты. Т.II. Борьба генерала Корнилова. Август 1917 г. - апрель 1918 г. М., 1991. С. 123
99 Ипполитов Г.М. Деникин. М., 2006. С. 327
100 Грей М. Мой отец генерал Деникин. М., 2003. С. 172
101 №15. Декларация Добровольческой армии 14 (27) апреля 1918 года. // Ипполитов Г.М. "Белое дело": Учебное пособие к спецкурсу "Белое движение в Гражданской войне в России (1917-1922 гг.)". Самара, 2005. С. 29
102 Ипполитов Г.М. Военная и политическая деятельность А.И. Деникина (1890-1947): Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. - М.: Военный университет, 2000 г. С. 158
103 Грей М. Мой отец генерал Деникин. М., 2003. С. 181-182
104 Ипполитов Г.М. Военная и политическая деятельность А.И. Деникина (1890-1947): Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. - М.: Военный университет, 2000 г. С. 161
105 Там же С. 163.
106 Кулаков В.В. Лидер белого Юга России генерал А.И. Деникин. // Вестник Адыгейского государственного университета : сетевое электронное научное издание. - Майкоп: Адыгейский государственный университет, 2005. - В. 3. - С. 52 - 55. С. 53
107 Ипполитов Г.М. Военная и политическая деятельность А.И. Деникина (1890-1947): Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. - М.: Военный университет, 2000 г. С. 180, 183, 184
108 Грей М. Мой отец генерал Деникин. М., 2003. С. 216
109 Кулаков В.В. Лидер белого Юга России генерал А.И. Деникин. // Вестник Адыгейского государственного университета : сетевое электронное научное издание. - Майкоп: Адыгейский государственный университет, 2005. - В. 3. - С. 52 - 55. С. 53
110 Ходаков И. Белая идея и русская военная интеллигенция. // Посев: общественно-политический журнал. - № 1 (1588) январь 2010 г. - С. 19-25. С. 20
111 Михайлов И.В. Рецензия на книгу В.П. Федюка "Белые: антибольшевистское движение на юге России. 1917-1918 гг. // Журнал "Отечественная история". - № 1. - 1998. - С. 198-200. С. 199 112 Ипполитов Г.М. Военная и политическая деятельность А.И. Деникина (1890-1947): Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. - М.: Военный университет, 2000 г. С. 197-198
113 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 92
114 Волков С.В. Русский офицерский корпус. М., 1993. С.272-274, 351-352.
115 Ипполитов Г.М. Военная и политическая деятельность А.И. Деникина (1890-1947): Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. - М.: Военный университет, 2000 г. С. 108
116 Грей М. Мой отец генерал Деникин. М., 2003. С. 38
117 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 95-96
118 Там же С. 101
119 Деникин А.И. Очерки русской смуты. Т.I. Крушение власти и армии. (Февраль-сентябрь 1917). - М.: Наука, 1991. - 379 с. С. 38, 41, 45
120 Деникин А. И. Старая армия. Офицеры. М., 2005. С. 127
121 Ипполитов Г.М. Военная и политическая деятельность А.И. Деникина (1890-1947): Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. - М.: Военный университет, 2000 г. С. 105
122 Деникин А. И. Старая армия. Офицеры. М., 2005. С. 331
123 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 113
124 Деникин А. И. Старая армия. Офицеры. М., 2005. С. 338-339
125 Деникин А. И. Старая армия. Офицеры. М., 2005. С. 95
126 Там же С. 96
127 Там же С. 105
128 Грей М. Мой отец генерал Деникин. М., 2003. С. 44-45
129 Деникин А. И. Старая армия. Офицеры. М., 2005. С. 112, 116
130 Там же С. 127
131 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 110
132 Деникин А.И. Кто спас Советскую власть от гибели? Париж, 1939. С. 3-4
133 Из речи командующего Добровольческой армией генерала-лейтенанта А.И. Деникина в ст. Егорлыцкой на собрании офицеров (май 1918 г.) // Ипполитов Г.М. "Белое дело": Учебное пособие к спецкурсу "Белое движение в Гражданской войне в России (1917-1922 гг.)". Самара, 2005. С. 23 134 Деникин А.И. Очерки русской смуты. Том III. Белое движение и борьба Добровольческой армии. М., 1991. С. 84
135 Там же С. 115
136 Деникин А.И. Очерки русской смуты. Том IV. Вооруженные силы Юга России. М., 1991. С. 56
137 Деникин А.И. Очерки русской смуты. Том IV. Вооруженные силы Юга России. М., 1991. С. 59
138 №25. Циркулярное письмо А.И. Деникина по войскам. // Ипполитов Г.М. "Белое дело": Учебное пособие к спецкурсу "Белое движение в Гражданской войне в России (1917-1922 гг.)". Самара, 2005. С. 40
139 Деникин А.И. Очерки русской смуты. Том IV. Вооруженные силы Юга России. М., 1991. С. 145
140 Деникин А.И. Очерки русской смуты. Том IV. Вооруженные силы Юга России. М., 1991. С. 147
141 Там же С. 148
142Ипполитов Г.М. Военная и политическая деятельность А.И. Деникина (1890-1947): Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. - М.: Военный университет, 2000 г. С. 209-210
143 Деникин А.И. Очерки русской смуты. Том V. Вооруженные силы Юга России. М., 1991. С. 274
144 Деникин А.И. Мировые события и русский вопрос. Париж, 1939. С. 9 145 № 7. Акт расследования по делу о злодеяниях, учиненных большевиками в городе Таганроге за время с 20 января по 17 апреля 1918 года. // Ипполитов Г.М. "Белое дело": Учебное пособие к спецкурсу "Белое движение в Гражданской войне в России (1917-1922 гг.)". Самара, 2005. С. 18
146 Восьмой съезд РКП (б) март 1919 года: протоколы. Протоколы и стенографические отчеты съездов и конференций коммунистической партии Советского Союза. - М., 1959. С.144-145
147 Деникин А.И. Очерки русской смуты. Том III. Белое движение и борьба Добровольческой армии. - М., 1991. С. 178
148 Деникин А.И. Очерки русской смуты. Том III. Белое движение и борьба Добровольческой армии. - М., 1991. С. 179
149 Там же С. 234
150 Там же С. 213
151 № 7. Акт расследования по делу о злодеяниях, учиненных большевиками в городе Таганроге за время с 20 января по 17 апреля 1918 года. // Ипполитов Г.М. "Белое дело": Учебное пособие к спецкурсу "Белое движение в Гражданской войне в России (1917-1922 гг.)". Самара, 2005. С. 18
152 Грей М. Мой отец генерал Деникин. М, 2003. С. 172
153 Данилин А.Б., Евсеева Е.Н., Карпенко С.В. Гражданская война в России (1917-1922) // Новый исторический вестник. - №1 - 2000. - С. 1-38 С. 6
154 Иовлев А. Первые шаги по введению единоначалия в Красной Армии (1918-1920 гг.) // Военно-исторический журнал. - №6. - 1968. - С. 32-37. С. 32
155 Деникин А.И. Очерки русской смуты. Том III. Белое движение и борьба Добровольческой армии.М., 1991. С. 182
156 Деникин А.И. Мировые события и русский вопрос. Париж, 1939. С. 70
157 Деникин А.И. Очерки русской смуты. Том III. Белое движение и борьба Добровольческой армии. - М., 1991. С. 221
158 Данилин А.Б., Евсеева Е.Н., Карпенко С.В. Гражданская война в России (1917-1922) // Новый исторический вестник. - №1 - 2000. - С. 1-38 С. 8
159 Деникин А.И. Очерки русской смуты. Том III. Белое движение и борьба Добровольческой армии. - М., 1991. С. 212
160 Егоров А.И. Гражданская война в России: Разгром Деникина. М., 2003. С.81-82
161 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 263
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
2
Документ
Категория
Рефераты
Просмотров
96
Размер файла
396 Кб
Теги
diplom, диплом, raskina
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа