close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Ved'molovka

код для вставкиСкачать
Dark Window
Ведьмоловка
История эта явилась цепью случайностей, обернувшихся самым настоящим приключением. И если вы умеете выделять случайности из череды запланированных событий, то сами можете повторить путь Павлика и добраться до потаённых мест, о которых и рассказывает эта история.
* * *
— Сколько тебе лет? — вопрос прозвучал сурово и тон этот Павлику не понравился.
— Девять, — честно ответил он.
— Много успел ведьм увидеть? — хмурый парень не собирался отвязываться.
Вопросы оказались странными, и Павлик призадумался. Знакомства должны начинаться не так. Сначала спрашивают имя, потом — где живёшь, и уж после, когда по виду понятно, будут с тобой дружить или нет, интересуются возрастом и прочими делами. А тут сразу пошли непонятки.
— Да ты не бойся, — сказал низенький и белобрысый.
И Павлик сразу начал бояться, потому что именно после таких слов и стоит опасаться чего-то неприятного.
Эту троицу он заприметил, как вышел во двор. Конечно, до него долетали слухи, что новичков нигде не любят, а чтобы стать своим в доску, надо ой как постараться и съесть не одну горсть земли. Но Павлик никогда не думал, что сам окажется в такой нехорошей ситуации.
— Значит, не видел, — бесстрастно произнёс хмурый и цыкнул уголком рта. А может раскалываться не хочешь?
«Путают,» — пронеслось в голове у Павлика. — «Ждут, когда я сболтну чего-то не то и как набросятся разом.»
— Ты скажи, — предложил третий, в тёмно-синей футболке, на которой золотом горело «ALEX». — Михе можно.
— Ни одной, — вздохнул Павлик.
В глазах незнакомой троицы сразу угас интерес. И Павлик даже пожалел, что не видел ведьм. Теперь из-за того, что он их не видел, Павлику могло достаться сильнее. И этот неприятный момент заметно приблизился. Когда не хватает слов, в ход идут кулаки. А слова закончились.
— Зря, — сказал хмурый и издал языком и губами непонятный звук.
«Начинается,» — вздохнул Павлик. Мысленно вздохнул, чтобы и виду не подать, будто он кого-то там боится.
— А зачем мне надо ведьм видеть? — осторожно поинтересовался Павлик и почти незаметно отступил на шаг.
Хмурый как и не слышал слов Павлика. Он взял низенького за плечи и поставил перед собой.
— Тебе, может, и не надо, а ему вот надо.
Павлик понимающе уставился на белобрысого. Так в жизни и бывает. Сейчас их заставят драться. И победит, конечно, белобрысый, потому что хоть Павлик выше и на первый взгляд сильнее, но только всё равно получается нечестно. Потому что за низенького заступятся, а за Павлика заступаться некому.
Низенький протянул раскрытую ладонь к Павлику, и тот втянул в себя живот.
Рука остановилась.
— Валерка, — сказал белобрысый.
Прошло немало времени, прежде чем Павлик понял, что с ним знакомятся.
— П-павлик, — ответил он и поспешно пожал руку.
— Борис, — представился второй, в футболке с золотыми буквами.
— Миха, — чуть склонил голову самый высокий и хмурый.
— Ведьма Валерке нужна, чтобы вырасти, — солидно объяснил Борис, хотя Павлик так ничего и не понял.
— Видал, какой он маленький? — грозно спросил Миха.
Валерка вздохнул, а Павлик согласно закивал.
— А ведь в одном классе учимся, — хлопнул Миха друга по плечу.
Друзья были совершенно разными. Если Миха держался так, будто освоил премудрости начальной школы давным-давно, то Валерка имел вид мальчугана, только-только перешедшего во второй класс.
— Запомни, — сказал Миха напоследок, — если ты или кто-то из твоих друганов в курсе, где можно найти хоть одну ведьму, то не крои. Дай человеку вырасти.
И троица направилась вдоль длинного дома, оставив Павлика в полнейшем недоумении. Постояв немного у подъезда, Павлик побежал домой.
«Ведьмы! — крутилось у него в голове. — Ведьмы! Но почему, чтобы вырасти, надо встретить хотя бы одну ведьму?»
* * *
Старичок сидел на скамейке.
Такое событие вряд ли кому покажется удивительным, потому что день выдался на диво солнечный. А, как известно, старички любят в такие дни сидеть на скамейках и греть свои старые косточки. И Павлик, которого послали за молоком, несомненно, прошёл бы мимо старичка, если бы в этот момент не глядел себе под ноги, в надежде разыскать денежку.
Такое уже случалось не раз. Почти каждый день под ноги Павлику подворачивалась то копейка, то десятчик, а иногда блестящий пятачок. В те дни, когда незримые силы праздновали в неведомых пространствах свои праздники, они жертвовали Павлику и более крупные монетки. Рубль, например. А в прошлую среду Павлику досталась даже пятёрка. Самая что ни на есть настоящая, на что указывала розовая полоска на ребре.
А сегодня Павлик наткнулся на валенки.
Не то чтобы валенки валялись на земле. Нет, они привалились к скамейке, а над ними обнаружились серые пузатые штаны с синими полосками. Такую одёжку Павлик видел только в книге сказок, где рассказывалась история про хитрого мужика обманувшего двух купцов. И в надежде увидеть самого настоящего купца, которые теперь встречаются ничуть не чаще, чем ведьмы, Павлик посмотрел ещё выше. Вот тогда-то он и увидел этого странного старичка.
На купца он не походил совсем. Старичок оказался маленьким, худосочным и абсолютно лысым. Павлику даже показалось, что лысина отбрасывает солнечные зайчики на стену кирпичной трансформаторной будки. Да ещё и валенки. Ну не надевают валенки в двадцатидевятиградусную жару ни купцы, ни совершенно нормальные люди. Может быть, только ведьмы и одевают. Хотя Павлик почему-то считал, что ведьмам валенки не нужны, но лучше один раз увидеть…
— Садись, — весело сказал старичок и хлопнул по облупившимся доскам сиденья.
Павлик сел и сразу почувствовал приятную теплоту нагретой доски. Из головы сразу вылетело и молоко, и магазин, в котором оно продавалось. Ведь абсолютно лысые старички сидят на скамейках не каждый день. Тем более в валенках.
— У вас ревматизм? — вежливо поинтересовался Павлик.
— Это чего? — недоверчиво покосился на Павлика старичок, будто мальчик произнёс невесть какое нехорошее слово.
— Это когда ноги болят от перемены погоды, — объяснил Павлик с учёным видом.
Старичок похватал свои ноги возле колен. Потом похватал ноги Павлика. Затем он хмыкнул, покачал головой и уверенно произнёс.
— Ревматизм нам с тобой не грозит.
Павлик обрадовался. Ведь погоду можно узнать и по радио. Но один вопрос так и остался невыясненным.
— А валенки тогда зачем? — осмелился он.
— Для Аляски, — пояснил старичок. — Сколько сейчас градусов?
— Двадцать девять! — Павлик был рад, что сумел достойно проявить себя.
— А на Аляске минус восемь, — опечалился старичок, словно ему предстояло немедленно отправиться туда, где бедные эскимосы стоят себе дома из ледяных кубиков.
Павлик не знал, о чём говорить дальше. Он просто взял прутик и начал вычерчивать на песке перед скамейкой профиль ведьмы. Сначала получился крючковатый нос, затем круглые злые глаза, после раззявленный рот с одним квадратным зубом. А вот на волосах Павлик застопорился. У него получалась то пышная причёска, то кудрявая, то фонтаном. В общем, как у той ведьмы, что выпросила волосы у сестёр русалочки.
— Не так, — раздался голос старичка.
И когда Павлик взглянул на него, то обнаружил, что тот критически осматривает получившийся портрет.
— Гляди-ка, — старичок ловко спрыгнул со скамейки, одним движением подошвы затёр верх рисунка и несколькими точными штришками изобразил лохматые космы. Теперь ведьма выглядела так, словно пришла сюда из древнего фильма ужасов.
— Вот они какие, городские ведьмы, — кивнул старичок. — Значитца, если встретишь, то вмиг опознаешь.
— Ага, — недоверчиво вздохнул Павлик. — Встречу. Где же их встретить?
— Дак всё равно вырастешь, — пояснил старичок. — Значит, повстречаешь. Хоть одна мимо да пройдёт.
— Я не хочу, чтобы мимо, — заторопился Павлик, желая выспросить у чрезвычайно осведомлённого старичка как можно больше. — Я хочу запомнить.
— Ишь чего, — нехорошо улыбнулся старичок. — Запомнить! Кто ж тебе это позволит?
— А кто запретит? — раздался вопрос, и упавшая на скамейку тень разделила Павлика и старичка.
Подняв голову, Павлик узнал знакомое хмурое лицо. Из-за спины Михи тут же вынырнули Валерка и Борис. Старичок моментально позабыл про Павлика и стал рассматривать подошедших ребят с таким восторгом, будто узрел перед собой статуи древнегреческих богов.
— Да никто! — ответил старичок Михе. — Если повезёт, то не только повстречаешь, но и запомнишь. Навсегда!
— Где их встретить? — хриплым от волнения голосом спросил Миха.
— Подсказочку? — осведомился старичок.
— Угу, — в один голос отозвались Валерка и Борис. Миха промолчал.
— Повезло вам, — кивнул старичок и полез за пазуху, словно намеревался вытащить оттуда тысячи призов от компании «ПЕПСИ». Павлик уже ясно видел, как на свет белый появляется плейер, о котором мечталось уже два года. Нет, два с половиной!
Но старичок только почесался и вытащил руку обратно.
— Чем же это нам повезло? — спросил Миха.
— Угу? — снова отозвались Валерка и Борис, только теперь в их голосах звучала вопросительная нотка.
— Повезло, что меня повстречали, — старичок вскочил на скамейку и оказался ростом выше Михи. Сантиметра на три, но выше.
— Да будет известно, что перед вами стоит ни кто иной, как продавец снов! — возвестил старикашка, настолько мерзко улыбаясь, что Павлик даже отодвинулся подальше. — Если хотите подсказочку, то я подкину вам её во сне. Ну, кто тут самый умный?
Все вопросительно посмотрели на Миху. Даже Павлик.
— Выходи, Борька, — Миха сдвинулся в сторону.
Борис шагнул вперёд, щуря глаза, словно был ужасно близоруким субъектом.
— Подойдёт, — согласился старичок. — Сегодня во сне ты сам всё себе и объяснишь. А раз умный, то и поймёшь тоже сам. Только вот…
На лице старичка появилось смущённое выражение, будто он не решался попросить у ребят рублик-другой на дорогу.
— Что вот? — Миха встал рядом с Борисом.
— Только вот не за так, — решился старичок. — Я ведь продавец всё-таки, а не раздатчик. Заплатить надо бы. Вещий сон дорого стоит. Ты хоть знаешь, что такое вещий сон?
Вопрос относился к Павлику. Тот замотал головой. Про вещий сон Павлик не знал ничего. Павлик знал про вещего Олега. Зато наизусть.
— Значитца так, — старичок потёр руками. — С вас сорок семь зимних дрём и одиннадцать внезапных пробуждений. Па-апра-ашу вперёд.
Он протянул к Михе раскрытую ладошку с пухлыми пальчиками.
— Нет у нас, — пробасил Миха. — Может, сменяем на что?
Из правого валенка старичка выскочила маленькая чёрная лохматая собачонка. Она прыгнула к Михе, обнюхала его, затем перебралась к Валерке и напоследок остановилась возле Павлика, глядя снизу вверх умными блестящими глазами.
— О! — возрадовался старичок. — Хорошие сны чует. Ну, сколько их там?
На какой-то миг Павлик почувствовал лёгкое головокружение, а в следующую секунду собачка весело тявкнула три раза.
— Сменяться-то можно, — кивнул старичок. — Кошмарики у меня завалялись. Меняем три ваших сна на три моих кошмара. Согласны?
— А то, — кивнул Миха.
— Вот и ладненько, — старичок очень обрадовался, видимо три сна стоили куда дороже, чем сорок семь зимних дрём и одиннадцать внезапных пробуждений, каждому по кошмарику.
Пухлый указательный пальчик ткнул в Миху и Бориса. И в Павлика тоже ткнул. Не успел Павлик отодвинуться.
— Свершилось! — старичок похлопал себя по карману. — Только потом не стонать, — предупредил он. — Обратного обмена нет!
И исчез. Миха с друзьями оторопело уставились на пустое место, где только что сидел говорливый старичок.
— Куда он делся? — хмыкнул Валерка.
— На Аляску, — вырвалось у Павлика.
Миха смерил его странным взглядом, будто не третьеклассник стоял перед ним, а вопил из коляски неразумный грудной младенец, и Павлик пожалел, что не сдержался.
Павлик быстро взглянул на трансформаторную будку. Солнечные зайчики исчезли, будто их и в самом деле отбрасывала блестящая лысина непонятного старичка.
* * *
— Мама, а правда нужна ведьма, чтобы я мог вырасти?
— Ведьма? — удивилась мама. — А что с ней надо делать?
— Не знаю, — искренне признался Павлик. — Ну там встретить или увидеть.
— Я выросла и без всяких ведьм, — сердито сказала мама. Её руки быстро превращали грязно-бурую морковку в ярко-оранжевую. В синей миске громоздились неочищенные морковки. В зелёной тарелке сиротливо прижались друг к другу две морковочки, приготовленные для супа. Работа ещё только началась, и мама не обрадовалась появлению Павлика с глупыми вопросами.
— Так не бывает, — рассудительно сказал Павлик и приготовился уйти.
— А как бывает? — ножик чиркнул по морковке и замер. Мама ждала ответа.
— Ну, мама, неужели ты ничегошеньки не знаешь про ведьм?
Мама села на стул подпёрла кулаком подбородок и внимательно посмотрела на Павлика.
— Когда я была маленькой, то мне тоже казалось, что вокруг живут ведьмы.
— Городские? — восхищённо спросил Павлик.
— Не только, — сказала мама. — С городскими неинтересно. Они по большей мере старые и злые. Любят скандалить в трамваях и делать мелкие пакости. Настоящие ведьмы живут в лесу. Маленькие очаровашки. В лесных чащах и пещерах они могут оставаться вечно юными. А если и вырастают, то превращаются не в злюк, а в добрых волшебниц.
— Ого, — поразился Павлик.
— А ещё есть ведьмы-хранительницы, — серьёзно сказала мама. — Они стерегут разные волшебные вещички. С хранительницами лучше не связываться. Они будут пострашнее городских ведьм. Одного их взгляда хватает, чтобы до смерти напугать того, кто осмелится протянуть руки к сокровищу.
— И ты их всех видела? — поразился Павлик. А он-то считал свою маму не очень высокой.
— Видела? — удивлённо переспросила мама. — Вот уж нет. Просто… тогда мне казалось… нет, я совершенно точно знала, что они есть, и что они именно такие.
Взгляд её упал на гору моркови, и мама словно очнулась.
— Ну, Павлик, — недовольно сказала она. — Совсем заморочил мне голову своими сказками. Чуть ли не полчаса в трубу вылетело, а обед не готов. Сам ведь прибежишь голодный, просить суп будешь.
— Нет, — сказал Павлик, неохотно расставаясь с картинками, где были нарисованы три разные ведьмы. — Суп я просить не стану. Вот если бы торт со взбитыми сливками.
— Всё-всё-всё, — решительно сказала мама и указала Павлику на дверь.
Павлик даже подумал, а не волшебная ли морковь лежит на кухонном столе, раз от взгляда на неё совершенно забываются все сказочные существа.
* * *
Что-то ещё у мамы выпытывать было безнадёжно. Папа вот рассказал бы, да только уехал он в командировку. Поэтому опечаленный Павлик отправился на балкон. Чем реже крутишься на глазах у взрослых, тем меньше шансов оказаться в самом центре домашних работ.
На балконе было тесновато, но уютно. С двух сторон пламенели оранжевыми дверцами шкафчики, в которых хранились запылившиеся банки. Над окном повисли лыжи. Четыре штуки. Красные — «Нововятск» — Павлика. Бежевые с серебряными полосами — «Эстония» — папины. Маминых лыж не было, они сломались прошлой зимой.
Павлику нравилось стоять на балконе. Он чувствовал себя здесь, будто на «Вавилоне-5». Казалось, чудеса и приключения совсем рядом и вот-вот догонят Павлика. Но сейчас ему хотелось увидеть не астронавтов, а ведьм. Хотя бы одну. Чтобы вырасти.
Но вместо ведьмы Павлик увидел собачку. Она шагала по перилам, медленно и важно продвигаясь от одного шкафчика к другому. Справа налево. Так вышагивают кошки, чей возраст позволяет ежесекундно не оглядываться по сторонам и не шипеть при каждом шорохе. Но Павлик ещё ни разу не видел, чтобы по перилам шагала собака. Только потом, узнав лохматую чёрную шерсть, он понял, что перед ним собака продавца снов.
Собачья морда повернулась к Павлику, раскрыла пасть, радостно вывалила розовый язык и спросила:
— Ну и как я тебе?
Собака не только разгуливала по перилам, но и разговаривала.
Павлик замер в оцепенении, словно скульптура. Лепили раньше из гипса таких вот мальчиков, замерших в движении вперёд. С лицом удивлённым от бесконечности мира и в то же время решительным, будто они в это мгновение раз и навсегда определились, что станут капитанами дальнего плавания.
— Смелее, смелее, — подбодрила его собака, не дойдя до левого шкафчика десять сантиметров, ловко развернулась на задних лапах и двинулась в обратный путь по узкой полоске перил.
— Здорово! — признался Павлик.
Он никогда не мечтал завести щенка, но подари ему вот такую собаку… Да Павлик ни за что на свете не расстался бы с ней.
— Не думал, что собаки умеют разговаривать, — вырвалось у мальчика.
— И не только разговаривать, — улыбнулась собака. — Я ещё умею читать, штукатурить стены, выигрывать шахматные турниры и плавать на дальние расстояния. Но лучше всего у меня получается ходить по перилам.
— По перилам, — как эхо повторил Павлик.
— Из общей массы предпочитаю балконы четвёртого этажа, — призналась собака.
— У меня второй, — вздохнул Павлик. — И ещё я не думал…
— А ты думай, — перебила его собака. — Думать полезно. Дети, которые не думают, становятся лёгкими-лёгкими. Их уносит ветер. Видел когда-нибудь в небе красные или синие шарики?
— Да, — кивнул Павлик. — Мне всегда хотелось такой.
— Ты тоже можешь им стать. Потому что на самом деле никакие это не шарики, а дети, переставшие думать. Но тебя ветер не трогает. Значит, о чём-то ты всё-таки думаешь.
— Думаю, — согласился Павлик. — Я постоянно думаю о ведьмах.
— Вот оно что, — удивилась собака и снова развернулась.
Павлик вдруг вспомнил кота, ходившего по цепи. Может тот кот ушёл на пенсию, а его место заняла собака. А на месте Павликиного дома раньше рос легендарный дуб. И цепь как раз была протянута на уровне второго этажа.
Блестящие глаза смотрели на Павлика изучающе.
— Не о том думаешь, — рассердилась собака. — Ты никогда не доберёшься до ведьмы, если станешь думать о пустяках. Думая не о ведьме, а о ерунде, обязательно сворачиваешь не там, где надо.
— А как узнать, где надо сворачивать? — поспешно спросил Павлик.
Собака присела. Одно ухо у неё топорщилось, а другое обвисло.
— Всему своё время, — сказала она. — Значит, тебе нужны часы. Лучше всего, песочные. Песок — не пружинка с колёсиками и не пара микросхем. Песочные часы отмеряют время даже в ведьмином лесу. Когда последняя песчинка…
Собака внезапно захлопнула пасть, словно сдерживая кашель, а потом оглушительно гавкнула.
— Павлик, — раздался гневный голос мамы из глубины квартиры, — никаких собак!
Павлик покрылся испариной. А что, если мама сейчас выйдет на балкон. Если Павлик относился к собакам равнодушно, то мама их почему-то уж очень не любила. И папа, мечтавший о восточноевропейской овчарке, только посещал с Павликом выставки. Павлик ловил грустный взгляд и молчал. Потому что не ответишь словами на грустный взгляд. Потому что стоящее за таким взглядом не выразят никакие слова.
Если мама всё же выйдет на балкон, то случится настоящая катастрофа.
Но не выкидывать же собаку с балкона? Это не комок газеты. Она ведь живая! И Павлик смотрел на собаку продавца снов печальным взглядом, каким папа провожал чужих собак на выставках.
А чёрная собака действительно оказалась умной.
— Однако, мне пора, — сказала она, вильнув на прощание хвостом. — Не забывай про часы. Это важно. Они покажут, когда сворачивать. Тебе остаётся лишь отыскать то место, откуда сворачивать. Иногда то, что мы ищем в затерянных переулках, находится у всех на слуху.
Лохматая гостья свесила морду вниз и скрылась за шкафчиком с обратной стороны балкона. Ошеломлённый Павлик перегнулся за перила, но увидел лишь полоску кустов, томящихся в зное летнего полдня. Кроме прочих достоинств собака наверняка умела сворачивать там, где надо.
* * *
— Папа, купи мне песочные часы.
Папа оторвался от чертежа и посмотрел на Валерку рассеянным взглядом.
Валеркин папа — конструктор. Раньше Валерку до ужаса смешило, что папина работа и набор пластмассовых деталек называются одинаково, но потом он вырос и научился отделять одно от другого. Папины друзья говорят, что в голове у него миллионы идей. И когда эти идеи начинают сталкиваться друг с другом, Валеркин папа ходит по комнате, а потом бросается к столу и что-то быстро чертит на бумаге или на экране своего ноутбука.
По листу бумаги летал остро отточенный карандаш и с помощью оранжевого треугольника вычерчивал контуры непонятного устройства.
— Песочные часы, — напомнил Валерка, — купи мне их.
— Господи, — удивлённо почесал голову папа. — Когда же ты, Валерик, повзрослеешь. Одни игрушки на уме. Может, ты и не растёшь исключительно по этой причине? Ты подумай.
— А где они продаются? — настаивал Валерка.
— Раньше в аптеках, хотя теперь их сняли с производства, — сказал папа и задумался. — Постой-ка, постой-ка, припоминаю, что и мне в своё время хотелось такие же часы. И стоили они тогда восемьдесят семь копеек. Не такие уж большие деньги… Но мне их тоже никто не купил.
Валерка понурил голову, осознав смысл слова «тоже».
— Да брось ты расстраиваться, — испортившееся настроение Валерки папе не понравилось. — Вот получу премию, купим тебе тогда… — папа мечтательно прищурил глаза и погрыз кончик треугольника. — Сони Плейстэйшн! Доволен? И двадцать дисков сразу.
Подведя черту под разговором, папа вновь уткнулся в чертёж, над которым карандаш и треугольник продолжали свой загадочный танец.
Валерка криво улыбнулся, силясь показать, что в эту минуту нет в мире человека, счастливее его. Если бы ему пообещали такой подарок вчера или завтра, то он прыгал бы до потолка и вопил от восторга. Но сегодня никакая Сони Плейстейшн не могла заменить Валерке самые обыкновенные песочные часы.
* * *
— На слуху, — нахмурился Миха. — Что значит, на слуху?
— Ну там считалка, — робко сказал Павлик. Он и сам до конца не поверил собаке. Да и в саму собаку не очень хотелось верить. Когда вокруг реальная жизнь, не так-то просто поверить в говорящую собаку, умеющую ходить по балконным перилам.
— Ага, — произнёс Миха, в тоне его чувствовалась неприкрытая издёвка, и Павлик обиделся. — Вон тебе считалочки. Иди, слушай.
Павлик прислушался к малявкам, тычущим друг в друга пальцем, распределяя роли в будущей игре. Они бесконечно повторяли свои тарабарские считалки, словно так и не научились говорить по-русски.
— Тогда стихотворение, — не сдавался Павлик.
— Стихотворение, — повторил за ним Борис. — Если стихотворение, то это к Людке надо, к Васильевой. Она постоянно в поэтических конкурсах выступает.
Четвёрка друзей пересекла двор и углубилась в дебри многоэтажки. Людка жила на шестнадцатом этаже. К счастью, лифт работал.
Ровно гудя, кабина медленно поднималась на верхотуру. Миха хрустел пакетиком от чипсов, надавливая на него подошвой. Павлик, от нечего делать, рассматривал надпись на потолке.
— ХОУ, — прочитал он и удивился. — Надо же, кому-то ещё нравятся книги про индейцев.
Раньше Павлик любил листать старенькое издание Фенимора Купера, рассматривая пожелтевшие страницы с нарисованными индейцами и солдатами, на петлицах которых красовались скрещённые сабли.
— Дурак, — сказал Миха. — Вверх ногами читаешь. ЛОХ тут написано. Никто и не помнит уже про твоих индейцев.
Павлик снова обиделся и замолчал. Но этой перемены настроения никто не заметил. Лифт прибыл на верхний этаж. Все вывалились из кабины и завертели головами в поисках Людкиной квартиры.
Дверь открыла сама Людка. Она вопросительно уставилась на парней. С Борисом она пересекалась по школьным делам. Миху и Валерку видела мельком. А Павлика так и совсем не знала. Миха тут же вытолкал Бориса вперёд.
— Нам нужно оказать срочную помощь, — сказал Борис, натянуто улыбаясь.
— Я не медик, — фыркнула Людка, для которой обстановка ничуточки не прояснилась.
— Необходима посильная гуманитарная помощь, — быстро поправился находчивый Борис.
— Вы ко мне обедать что ли пришли? — спросила Людка. По её виду становилось понятно, что если она не закроет дверь сейчас, то это непременно случится секунд через десять.
Видя, что дело осложняется, Миха отодвинул Бориса и на всякий случай подпёр дверь ногой.
— Ты, говорят, стихов много знаешь, — хмуро произнёс он. — Скажи одно, навскидку.
— Буря мглою небо кроет, — скороговоркой выпалила Людка и сделала попытку закрыть дверь. Михиными усилиями дверь держалась, как влитая.
— Не, — мотнул головой Миха. — Это и я слыхал. Ты нам про ведьму что-нибудь расскажи.
— Про ведьму, — Людка перестала тянуть дверь. — А чего это про ведьму?
— Так, — уклончиво ответил Миха. Раскрывать тайну девчонке он не собирался.
— Да она не знает, — хитро предположил Борис.
— А вот знаю!
— Как же, — презрительно сказал Борис. — Я же говорил, зря тащились в такую даль.
Павлик изумлённо уставился на Бориса. Сам же предлагал, а теперь… И только потом до него дошло, что Борис играет, нарочно раззадоривает Людку.
— Да хоть щас, — немедленно отреагировала она.
— Давай, — попросту сказал Миха.
Людка на секунду скрылась в квартире и вынырнула на лестничную площадку с записной книжкой.
— Вот, слушайте, — сказала она.
Борис быстро вытащил свою записную книжку и приготовился записывать.
— Ну, — грозно спросил Миха, — и где тут про ведьму?
— Про ведьму дальше упоминалось, — ничуть не смущаясь, ответила Людка. — А дальше я переписать не успела. Девчонка ушла.
— Какая ещё девчонка? — спросил любознательный Борис.
— Незнакомая, — пожала плечами Людка. — Лента зелёная в косе. Сидела на лавочке, да записнушку свою листала. Я успела первые строчки подсмотреть, а она увидела, что я смотрю, книжку свою захлопнула, встала и ушла. Там дальше точно про ведьму было. Только я не помню, как именно.
— Ладно, спасибо, — кивнул Миха с кислым видом и повернулся. Борис подмигнул и попрощался по-французски, а Павлик с Валеркой так ничего и не сказали. Людка ещё долго смотрела им вслед.
Обратно спускались пешком.
— Ни хрена и не узнали, — ворчал Миха, со злости пнув колонну мусоропровода между тринадцатым и четырнадцатым этажами. — Наколола она нас. Про ведьму там, щас.
— Зачем сразу так печально? — спорил Борис. — Если взять этот текст за основу, то мы уже многое знаем.
— Что знаем-то? — Миха остановился и развернулся. Борис чуть не врезался ему в грудь.
— Ну… это… — промямлил Борис, нашёл нужную страничку, и тут его понесло. — Да тут всё и написано.
Он сделал предостерегающий жест рукой, остановив возможную ругань Михи, и продолжил:
— Поиски надо начинать вечером. Это факт. Всё упирается в темноту. И небо сумрачное. И огни в домах. А потом ещё лес этот. Его надо найти.
— Да ведь за городом лес. Вокруг. Каждый район в лес упирается, — встрял Валерка.
— Что с того? — когда Борис входил в колею, то сдвинуть его оттуда было невозможно, — Что с того? — повторил он. — Нам ведь не любой лес нужен, а тот, где есть хоть одна ведьма. Не на шашлыки собираемся.
— Лес, — уныло сказал Павлик, подсчитывая расстояние. — До леса далеко.
— Ага, — Борин палец ткнул в потолок. — То, что до леса далеко, нас волновать не должно.
— Почему? — в один голос спросили Валерка и Павлик. Даже Миха приоткрыл рот.
— Там же ясно сказано — поезжай, — объяснил Борис. — И это слово значительно сужает круг поисков.
— Почему? — одновременно задали вопрос Валерка и Павлик. У Михи на этот раз просто дёрнулась губа.
— Потому что для троллейбуса нужны провода, а для трамвая ещё и рельсы, сказал Борис с невероятно гордым видом. — Где вы видели рельсы в лесу? Значит, трамваи и троллейбусы отпадают. Остаётся автобус.
Все потрясённо молчали. Павлик подумал, что поиски ведьмы — дело плёвое. И теперь-то они отыщут её без труда. Однако, Борис смущённо топтался с места на место. Что-то ему не давало покоя.
— Так автобусов же до фига, — догадался Миха. — И до леса многие из них ездят. Если бы один…
— Вот и я о том же, — подхватил Борис. — Но не надо зацикливаться исключительно на тексте. Подсказочка должна прозвучать во сне… который мне так и не приснился.
— Ты что, вообще снов не видишь? — удивился Павлик.
— Вижу, но редко, — вздохнул Борис. — Последний месяца полтора назад как видел. А может я их каждый день вижу, только не запоминаю.
— Ещё песочные часы, — напомнил Павлик, хоть он всё меньше и меньше верил в чёрную лохматую собачку, умеющую говорить и предпочитающую из общей массы балконы четвёртого этажа.
— Молоток! — хлопнул его по плечу Миха. — Всё помнит!
И Павлик почувствовал, что не зря переехал именно в этот двор, где живут такие замечательные люди, и случаются столь удивительные приключения.
Валерка не участвовал в разговоре. Он тоскливо смотрел за оконное стекло, где по двору ходили крошечные фигурки людей. Да, с четырнадцатого этажа они казались маленькими, но на самом деле маленьким оставался сам Валерка. И насколько это затянется, никому не было ведомо. Как и никому не было ведомо, где отыскать песочные часы, которые раньше стоили восемьдесят семь копеек. И которые теперь не купишь ни за какие деньги.
* * *
— Иванов, — раздалось из-за стола, где заседало жюри, в составе физички, химички, являющейся заодно и директором школы, и учительницы литературы старших классов, выполняющей обязанности завуча.
Боря смело вскочил со стула и направился к далёкому столу, чувствуя, как в его спину впиваются взгляды десятка любопытствующих глаз.
— Присаживайся, — предложила Анна Дмитриевна.
Боря рухнул на жёсткое деревянное сиденье и приготовился к вопросу.
В физкультурном зале проводился «Конкурс Эрудитов». Чтобы пробиться в финал, где будут участвовать даже одиннадцатиклассники, надо было давить не только уровнем знаний, но и отвечать в духе «Клуба весёлых и находчивых».
— Назови смысл слова «Колгейт», — испытание выдвинула химичка.
В Бориной голове вихрем пронёсся ряд химических формул. К сожалению, ни одна из них не имела отношения к всенародно разрекламированной зубной пасте. Никаких смешных ассоциаций также не наворачивалось, и Боря решил предстать перед жюри не столько весёлым, сколько находчивым.
— Colgate, — сказал Боря с акцентом, искренне надеясь, что учительница по английскому сюда не пришла.
— Продолжай, продолжай, — милостиво кивнула Серафима Сергеевна.
— Собственно говоря, — начал Боря, мучительно выискивая продолжение, слово это пришло к нам из-за… — он хотел сказать «из-за границы», но такое словосочетание не тянуло даже на отборочный тур.
— Из-за рубежа, — нашёлся Боря, и учительница литературы благосклонно улыбнулась.
И вдруг в голове у Бори просветлело. Всё оказалось до ужаса простым и понятным. Смысл выступил наружу, отметая ненужные преграды. А всё потому, что в слове объявилась недостающая буква, утерянная, видимо, при пересечении государственных границ.
— Изначально это слово звучало, как «Cool Gate», — слова вылетали из Бори как по писанному, — Но в процессе вживания в русский язык оно трансформировалось, утеряв прежний смысл. В переводе с английского «Cool Gate» означает «Прохладные Врата». Возможно, это определяет тот миг, когда человек переходит из нашего мира в мир иной. Переход в другой мир — миг торжественный. Миг неповторимый, описанный в мифах и легендах многих народов мира. Но если человек всю жизнь будет думать о Прохладных Вратах, то у него и времени-то на то, чтобы жить не останется. Поэтому и назвали так зубную пасту, чтобы человек не о Воротах думал, а о зубах. Когда зубы болят, то уж о Воротах точно не думается.
Жюри ничего не сказало, но по их виду Боря понял, что вся троица учителей довольна.
— В итоге мы имеем слово, смысл которого намеренно замаскирован, — с этими словами Боря поднялся и торжественно направился к своему месту. От волнения перед глазами всё расплывалось. Толпа учеников казалась ему сердитыми морскими волнами под пасмурным небом.
«Но как я по-умному говорил!» — восхитился собой Боря. Теперь оставалось дожидаться всеобщего восхищения и приглашения в финал. Не теряя времени, Боря принялся высчитывать, кого из старшеклассников он знает, и кто из этого числа уж точно не попадёт на «Конкурс эрудитов».
Потом Боря проснулся.
— Прохладные Врата, — пробормотал он, потягиваясь, и вдруг подпрыгнул и сел, свесив ноги. — Вещий сон! Приснился всё же!
Боря нашарил тапочки и зашаркал к умывальнику. Сиплый голос крана подсказал ему, что умываться придётся холодной водой.
— Прохладные Врата, — повторил он, осторожно пробуя воду. — И это называется подсказочка.
Тяжёлый вздох колыхнулся в просторах ванной комнаты. По всему выходило, что услышать подсказочку не получилось. А уж разъяснить её самому себе и подавно.
* * *
Теперь дело было за автобусом. Разумеется, никому не хотелось кружить в пропахшем бензином салоне по городским окраинам, чтобы так никуда и не приехать. Требовался непростой автобус. Нужный. Единственный.
— Когда не знаешь, лучше спросить, — сказал Валерка.
И все заоглядывались по сторонам.
Спрашивать у кого попало — бессмысленная трата времени. Как и автобус, для ответа требовался непростой человек.
Павлик вращал головой, выбирая того, кто знал.
Это оказалось довольно трудной задачей.
Народа на улице было предостаточно. Но большинство летело на реактивных скоростях, смотря вперёд совершенно пустыми глазами. Только-только закончился рабочий день, и люди делились на две части: те, кто в мыслях продолжал оставаться на работе, и те, кто всей душой находился дома. Или в каком-нибудь продуктовом магазине. Бесполезно спрашивать про ведьмин лес тех, кого здесь по существу и не было. Даже если они и сбавят скорость, то вряд ли короткой остановочки хватит на подробное разъяснение. Скорее всего они, на мгновенье вырвавшись в настоящее из прошлого или будущего, лишь глупо похлопают глазами и побегут дальше. Или ещё хуже. Чтобы не прослыть дураком в глазах мальчика, они назовут первый попавшийся номер. И Павлик, выбрав его из разветвлённой сети автобусных маршрутов, в лучшем случае до леса доберётся. Вот только это будет не ведьмин лес, потому что туда не отправляются наугад. Если не знаешь потаённую суть, то самая прекрасная сказка может казаться банальнейшей историей.
Не спешили только старички. Они медленно продвигались из неизвестной точки А в неизвестную точку Б. Но и у них спрашивать бесполезно. Старички тоже оставались в прошлом, как и их былые скорости. Старички любили порассуждать, повспоминать, да сравнить как было когда-то и как сейчас. А ведьмин лес невозможно сравнивать ни с чем. Он в настоящем и только в настоящем. С одним из таких старичков и разговаривал сейчас Валерка. Старичок болтал без перерыва и даже указывал куда-то вдаль, но по выражению мученического терпения на лице Валерки становилось ясно, что разговор идёт совершенно не о том.
Ещё никуда не спешили угрюмые компании из пяти-восьми человек. Они сидели на спинках скамеек или обломках каменных оград и вонзались взглядами в толпу, напряжённо выискивая там кого-то. Компании находились в самом что ни на есть настоящем. Но Павлик был твёрдо уверен, что никому из них ответ неведом, потому что их настоящее прекрасно обходилось и без ведьминого леса. Борис изредка посматривал на эти компании. Но скорее не из-за того, чтобы спросить их, а чтобы сохранять разумную дистанцию.
Значит, надо было искать тех, в чьём настоящем мог существовать ведьмин лес. И, находясь в самом центре миллионного города, Павлик чувствовал себя как на безлюдной просёлочной дороге.
Миха уверял, что мужики уж точно знают, куда идти. Он уже подходил к нескольким, и к умным — с портфелями, и к деловым — с дипломатами, и к самым обыкновенным — с бутылочным горлышком, торчащим из кармана спецовок вперемешку с перьями зелёного лука. Но все только отмахивались от него. Миха удивлённо пожимал плечами и выискивал в толпе следующего. Павлик не хотел помогать ему. Павлик считал, что мужики умеют жить в реальности и поэтому сказок не любят. А ведьмин лес выглядел самой настоящей сказкой.
Наконец, Павлик увидел того, к кому захотелось подойти.
Девушка в чёрных джинсах и светлой куртке медленно лавировала средь людей, уносящихся из прошлого в будущее. Она смотрела на небо, поверх толпы, и Павлик подумал, что раз девушка видит небо, которое сейчас, то она несомненно находится в настоящем. Не факт, что она знала про ведьмин лес, но ведь и над ведьминым лесом раскинулось небо. Вдруг это окажется одним и тем же небом.
Павлик сорвался с места, бросился вперёд, обогнал девушку и остановился перед ней верстовым столбиком.
Девушка запнулась, остановилась, чуть не налетев на Павлика, и перевела взгляд с безоблачных небес на взъерошенную макушку мальчика.
Она качнула головой вверх и чуть влево, как бы спрашивая, мол, чего ищешь.
— Тётенька, — жалостливо начал Павлик, больше всего пугаясь, что она сейчас ловко обогнёт Павлика и уйдёт своей дорогой.
Девушка понимающе кивнула, достала из кармана куртки рубль и протянула Павлику. Тот яростно замотал головой. Губы девушки дрогнули в недоумении, а пальчики сжались, спрятав металлический кругляшок.
— Тётенька, — повторил попытку Павлик. — Вы случайно не знаете, как добраться до леса, — ощущение, что он делает что-то не то, обволакивало Павлика, но он всё же рискнул продолжить, — только не до простого леса. Так-то и я знаю… Мне в другой лес, — щёки Павлика запылали от смущения, — в другой… — подходящие слова никак не находились.
— Ладно-ладно, — одобрила его девушка. К удивлению Павлика, она не собиралась убегать. Она даже не смотрела на небо. Девушка ждала, что же скажет Павлик.
— В общем… — решился он. — Не знаете ли вы как добраться до леса, где можно встретить хотя бы одну ведьму?
Девушка задумалась. Павлик облегчённо выдохнул. По крайней мере немедленный разнос ему не грозил. Смущение куда-то пропало. Напряжение ожидания растворилось. И Павлик вдруг с удивлением ощутил, какой же необычный сегодня вечер. В принципе, он ничем не отличался от всех остальных вечеров летних каникул. Но, может, и остальные вечера были настолько же необычны. Просто раньше Павлик об этом не задумывался.
Девушка присела и заглянула Павлику в глаза.
— Тебя как зовут?
— Павлик.
— А меня — Анюта. А зачем тебе, Павлик, хотя бы одна ведьма?
— Так ведь я не вырасту, пока её не встречу!
— Вот как, — удивилась девушка.
— Да! — заверил её Павлик. — Никто не вырастает большим, пока не встретит ведьму!
Девушка чуть погрустнела.
— Выходит, я её уже встречала, — сказала она, — только ничего не помню. Жаль.
— Ничего, — успокоил её Павлик, — никто не помнит об этих встречах.
— Так чего же ты волнуешься? — недоумённо пожала плечами девушка. — Значит и на твоей дороге она появится. Зачем же её специально разыскивать?
— Во-первых, — горячо начал Павлик, — я хочу запомнить. Может быть, если найдёшь её сам, тогда встречу не забываешь. А во-вторых, честно говоря, ведьма нужна не мне. Она нужна одному мальчику, который никак не может вырасти. Я хочу найти ведьму для него.
— Ведьму, — девушка выпрямилась. Внезапный порыв ветра разметал её короткие волосы.
— Знаешь, что я тебе скажу…
Павлик замотал головой.
— Где находится ведьмин лес, — когда голос девушки произнёс знакомое словосочетание, сердце Павлика сжалось от сладкого восторга, перемешанного с лёгким испугом, — я не скажу, потому что сама не знаю. Зато могу рассказать, где находится остановка автобуса…
«Автобуса!!!» — Павлик чуть не проорал это слово на весь город.
— Мне известно, где останавливается сумеречный автобус, — продолжила девушка. Она не глядела ни на Павлика, ни даже на небо. Она словно заглянула то ли за горизонт, то ли вглубь себя. И Павлик испугался, что девушка уйдёт из настоящего в прошлое, где никакого ведьминого леса, разумеется, не существует. Но автобус! Она знала про автобус!
— Пройди один квартал вправо, — голос девушки звучал на удивление чётко. По улице, которую встретишь, шагай прямо. И как только доберёшься до кафе «Эллада», дальше не ходи. Остановка там. Автобус прибывает ровно в сумерки, но небо должно быть безоблачным. Это — главное условие.
— Автобус довезёт нас до ведьминого леса? — восторженно спросил Павлик.
— Я не знаю, куда он едет, — грустно улыбнулась девушка. — Но он может ехать и до ведьминого леса. По крайней мере, я не могу тебе больше назвать ни один вид транспорта, который увозит в ведьмин лес. Все остальные едут уж точно не туда.
— А вам хотелось на нём уехать? — осторожно спросил Павлик. Он недоумевал, почему девушка, которой известно про столь замечательный автобус, до сих пор ещё не успела на нём прокатиться.
— Конечно, — сказала девушка по имени Анюта. — Вот только я узнала про остановку уже когда потеряла право на то, чтобы сесть в этот автобус. Ведь в нём не продают билетов.
— Вот здорово! — обрадовался Павлик, вспоминая суровых кондукторш, неизменно кричащих: «Передняя площадка, оплатите проезд!» В таком замечательном автобусе никто не обзовёт Павлика «Передней площадкой».
— Для тебя здорово, — согласилась девушка, — а вот мне на нём уже не уехать. Иногда слишком много знать, действительно, вредно.
Но девушка, видимо, знала очень многое, в том числе и про сумерки. И воодушевлённый Павлик продолжил расспрашивать её про странности:
— А может тогда вы и стихотворение до конца знаете?
— Прочитай.
Павлик встал в позу чтеца и начал с выражением:
Голос Павлика смолк и ему на смену пришли гудки автомобилей, шорох шин, топот ног и отзвуки сотен голосов, слившихся в невообразимой мешанине. Девушка молчала, словно ждала продолжения.
— Дальше не знаю, — смущённо сказал Павлик.
— Дальше всего две строчки, — девушка снова присела перед Павликом и закончила:
«Поворот! — повторил Павлик про себя. — Тот самый, про который говорила собака!» Мальчика охватила неизъяснимая лёгкость. Он чуть не взлетел над непрекращающимся потоком машин, но вместо этого лихо развернулся и, наполненный знаниями, ринулся обратно, к друзьям. Миха уже стоял рядом с Борисом, а Валерка получил свободу от старичка, увязшего в прошлом. Когда Павлик догадался обернуться, чтобы поблагодарить девушку, той уже не оказалось на месте. Она затерялась среди густой толпы. Павлик так и не узнал, посмотрела ли она ему вслед или снова уставилась на небо, одинаковое и над ведьминым лесом и над огромным городом.
* * *
— Ну и лапшу же тебе навешали!
Павлик раскрыл рот и закрыл его обратно. Спорить он не любил и не умел. Тем более с Михой.
— Ты всегда делаешь то, что скажут родители? — спросил Борис.
— Нет, — еле слышно ответил Павлик.
— Так почему ты кидаешься выполнять указания совершенно незнакомого человека?
Павлик молчал. То, что казалось ему непреложной истиной, обернулось пустышкой. По крайней мере для Михи и Бориса. Но тут встрял Валерка.
— Давайте попробуем, — заныл он. — Ну? Чего вам стоит?
— Лады, — нехотя согласился Миха. — Ничё не теряем. Вечер разве что, — он посмотрел на толпу, кидая прощальные взгляды на неопрошенных мужиков, и вздохнул. — Так их вон сколько, вечеров этих.
Повернув направо и преодолев один квартал, друзья оказались на удивительно тихой улочке. Было весьма трудно поверить, что между центральным проспектом и широкой магистралью, по которой в обе стороны сновали большегрузы, могла разместиться столь обделённая вниманием людей и автомобилей улица. Её составляли обыкновенные пятиэтажки из серого кирпича, местами прерывающимися короткими двухэтажными домишками, выкрашенными то жёлтой, то зелёно-голубой известью.
Редкие прохожие выглядели совершенно невзрачными личностями, воспоминания о которых исчезали из памяти через несколько секунд, после того как они оказывались за спинами дружной четвёрки. В отличии от близких центральных улиц на этой не громоздились магазины, сверкающие рекламными стендами, а витрины редких булочных были замазаны неровными полосами побелки. Кафе «Эллада» оказалось под стать общей традиции. На двери висел древний, изъеденный ржавчиной замок устрашающих размеров, а огромные буквы из неоновых полосок, составлявших название, не светились и местами уже изрядно обкрошились.
Друзья уселись на невысокую ограду из толстой трубы с приваренными стойками и задумались каждый о своём.
По хмурому лицу Михи ходили волны недоверия, словно он не ждал тут автобус, а так, отбывал номер. «Посидим, — говорило его лицо, — чего ж не посидеть, если вам надо. Да только нет тут никакого автобуса. Нет, не было и не будет. Но посидеть можно. А заскучаем, так домой пойдём.»
Губы Бориса шевелились, словно он пересчитывал нечто невидимое, но весьма многочисленное, или заучивал наизусть строчки неведомой поэмы. Он смотрел себе под ноги. Носок правого ботинка вычерчивал по асфальту кривые. Даже если автобус и не придёт, никто не мог сказать, что время Борис потратил даром.
Лицо Валерки не выражало ничего, кроме отрешённой усталости. Взор впился в точку где-то посередине пустынной мостовой, словно Валерка приготовился просидеть на этом месте не одну тысячу лет и даже превратиться в бронзовую статую, если потребуется.
Павлику вспомнилось, что раньше ему безумно нравилось кувыркаться вокруг таких вот труб, на одной из которых они теперь сидели. Потом он перевёл взгляд на небо. Перевёл с испугом, боясь обнаружить на окраинах безбрежной глади крадущееся коварным партизаном облачко. Но небеса не подвели. Ничем не омрачённая синева наливалась по краям темнотой. И только одна сторона ещё светлела. Где-то за крышами буйствовал закат. Зажглись первые звёзды.
— Как там дальше-то стихотворение? — разорвал тишину вопрос Бориса. Записать бы надо на всякий пожарный.
Павлик повторил две последние строчки, в которых ведьма всё-таки обнаружилась. Борис вытащил свою записную книжку, достал из под специальной петли тоненькую ручку, блеснувшую золотом зажима, и переписал окончание вслед за ранее занесёнными строчками. Почерк у него был — загляденье: сплошные печатные буковки.
Улочку снова окутало молчание. Только поздние прохожие редкими смутными тенями мелькали мимо. Павлику было хорошо сидеть здесь и никуда не спешить. Он верил, что автобус придёт точно по расписанию, а пока ещё рано — закат не догорел. Значит, можно спокойно сидеть, для верности ухватившись руками за тёплую трубу, и беспечно болтать ногами.
Из тёмного двора раздалось далёкое урчание двигателя и на дорогу упало яркое пятно света. Поперёк световой полосы бесшумно скользнула абсолютно чёрная кошка с блестящими зелёными глазами. Как только она скрылась в кустах, из двора вынырнул автобус, и Павлик чуть не захлопал в ладоши.
Автобус оказался обыкновенным «Икарусом», только не жёлтым, а бледно-зелёным. Или Павлику это просто почудилось в сумерках. Окна салона лучились электрическим светом, но по неведомым причинам запотели до такой степени, что через них Павлик не сумел разглядеть ровным счётом ничего. Кабина водителя, напротив, темнела.
Автобус плавно остановился перед ребятами. Мягко зашипел воздух и двери сложились плоской гармошкой. Четвёрка друзей вскочила с насиженных мест.
— Ч-чёрт, — ругнулся Валерка, — деньги-то я дома оставил. Чем за проезд платить?
Павлик хотел сказать, что в сумеречном автобусе нет кондукторов, но не успел.
— Не боись, — махнул рукой Миха, — пятёрик-то я уж точняк разыщу.
— Но нас четверо, — осторожно заметил Борис. Видимо, у него с финансами тоже было негусто.
— У меня проездной, — солидно сказал Миха.
— Там проездные не действуют, — успел вставить Павлик.
— А это мы ещё па-асмотрим, — отрубил Миха и первым двинулся к автобусу.
* * *
В салоне автобуса было тепло. Миха откинулся на коричневую спинку сиденья и уставился в окно. Стекло затуманивали бесчисленные капельки. Миха протёр среди них смотровое окошко сначала скомканным платком, а потом рукой, после чего вытер сырые пальцы об джинсы. Но капельки так и остались на своих местах, не позволив ничего разглядеть. За окном темнела неизвестность.
Рядом беспечно посапывал Павлик. В затылок дышали Борис и Валерка. Миха оглядел салон ещё раз, сжав в потном кулаке металлическую пятёрку и приготовившись отстаивать свой проездной. Кондуктора в салоне не обнаружилось. Салон пустовал. Только на ближней парочке кресел, развёрнутых против движения, развалился непонятный мужичок. Худой. На удивление низенький. Одетый в тёмные заштопанные брюки с сальными пятнами и пиджак, бывший когда-то малиновым. Его малюсенькие колючие глаза изучали потолок.
Миха подобрал вытянутые ноги под кресло, а то как соскочит этот коротышка, да обступает немытыми сапожищами новёхонькие «Пумовские» кроссовки. Автобус ехал без остановки. «Едет, едет, — с раздражением подумал Миха, — куда-то ещё приедет?» Водитель не делал никаких объявлений, словно и не было его в кабине. А мужичок доверия не вызывал.
«Когда не знаешь, лучше спросить,» — смутным воспоминанием прозвучал голос Валерки. «Ладно, — решился Миха, — чего там. Спрошу.» В конце концов он чувствовал себя здесь самым старшим. А старший должен знать, куда они едут. А пока Миха знал только то, что они всё дальше и дальше уезжают от дома.
— Извините, пожалуйста… — начал Миха, решив быть культурным.
— А чего ж, извиняю, — добродушно улыбнулся мужичок. Но из-за улыбающихся губ показались острые зубки, а злые глаза так и впились в Миху, словно примеряясь, куда ему можно вонзить толстую вязальную спицу.
— Этот автобус едет до ведьминого леса? — Миха перешёл к делу, отбросив все ненужные предисловия.
— А ты угадай, — заупрямился мужичишка и осклабился.
У Михи от злости аж кулаки зачесались. Он погладил пальцами левой руки костяшки правой и искоса посмотрел на мужичка, проверяя впечатления. Несмотря на свой малый вес и рост, мужичишка ничуть не испугался.
— А ты стукни, стукни! — веселился он.
Миха едва сдержался. Всё-таки перед ним дядька, а не первоклассник какой-то. А мужичок вскочил и принялся весело отплясывать на креслах. То на левом поскачет, то на правое перепрыгнет.
— Ну, — разочарованно прогудел мужичишка, словно уверился, что ничего Миха в этой жизни не знает и не умеет.
И Миха вдарил. Кулак пробил обивку так глубоко, что Миха сквозь треснувший кожезаменитель почувствовал дырчатую пластину, на которую клеится губчатая масса.
— Э! — махнул мужичок обеими руками, признавая полную Михину непригодность. — Мазила! Гляди, да над тобой же все смеются!
Миха гневно обернулся.
Его друзья сотрясались от смеха, вызванного Михиной неуклюжестью.
Борис смеялся негромко, как взрослые. Его смех напоминал и не смех вовсе а покашливание. Смех Валерки походил на визг молодого поросёнка, выбравшегося из тёмного и душного свинарника под открытое небо и возвещавшего миру своё явление. Павлик смеялся звонко, заливисто. И этот смех показался Михе самым обидным. Он сузил глаза и вдарил повторно. Только на этот раз его костяшки ощутили не железную пластину, а дрогнувший подбородок.
* * *
Павлик мигал глазами часто-часто, словно собирался зареветь, но сдерживался из последних сил.
— Ты чего? — недоумённо произнёс Борис, стараясь отодвинуться, насколько это позволял узкий промежуток между креслами.
— А неча ржать было, — грубо сказал Миха и развернулся, чтобы третьим ударом сокрушить гнусного мужичонку. Но вредный субъект куда-то запропастился. Ни следов на сиденье, ни волоска. И даже обивка кресла снова была целым-целёхонька.
— Кто ржал-то? — робко спросил Валерка. Смеха у него не было ни в одном глазу. Павлик продолжал мигать.
— Да вы все! — прикрикнул Миха и отвернулся к окну.
— Во ни фига себе, — негромко сказал Борис, словно разговаривал сам с собой. — Сидел человек тихо-мирно, спал, кажись, а потом р-р-раз — и в физию заехал.
Миха не ответил, он прильнул к стеклу, силясь разглядеть сквозь миллионы капель хоть что-нибудь определённое.
Павлик прекратил мигать и сгорбился. Миха не смотрел на него. Павлик не смотрел на Миху. Под ногами покачивалась чёрная, испещренная кругляшками резина пола, запылившаяся у швов. Миха перестал быть другом, теперь его следовало бояться. Подбородок побаливал, но Павлик боялся потрогать его и проверить, всё ли там цело. Ему нестерпимо хотелось пересесть от Михи, хотя бы через проход, на одиночное сиденье. Но Павлик боялся встать и пересесть. Ему казалось, только поднимись, как протянется Михина рука и безжалостно рванёт его обратно. Потерял Павлик свободу. Теперь он мог лишь украдкой поглядывать туда, где ему так хотелось очутиться.
На пятый взгляд желанное место оказалось занятым. Там устроилась особа того возраста, когда невероятно затрудняешься в определениях: то ли ещё тётенька, то ли уже старушка. Она представляла водянистое, полупрозрачное существо, наполненное тускло-жёлтым сиянием. Её волосы то ли были уложены в странную причёску, то ли их закрывал бугристый платок. Лицо, испещренное то ли волнами, то ли морщинами, кривилось от жалости к Павлику. Павлик чувствовал эту жалость и тянулся всей душой к этому, единственному неравнодушному существу, которое могло его пожалеть.
— Болит? — хрипловато-булькающим голосом спросила она.
Павлик, удостоверившись, что Миха продолжает смотреть в окно, кивнул.
— У Бори болит, у Валерки болит и у Михи болит, — проникновенно запела то ли тётенька, то ли старушка, — а у Павлика не болит.
«Пусть у них болит, — мстительно подумал Павлик, — раз никто не заступился, а у Михи пусть сильно болит. Так ему и надо!»
Боль в подбородке мигом прошла.
— Уже лучше? — мягко спросила Павликова соседка.
Павлик кивнул и несмело улыбнулся.
— Улыбаешься, значит — порядок, — отметила таинственная особа и улыбнулась Павлику навстречу. Но улыбка получилась какой-то ненастоящей, потому что всё лицо продолжало лучиться жалостью. И Павлик понял, что его внезапная собеседница беспокоится о нём, волнуется, куда он едет и доедет ли до ведьминого леса.
— А надо ли тебе туда? — пронзительно спросила она, наполняясь состраданием к нелёгкой доле Павлика.
— Надо! — решительно кивнул Павлик. — Пусть Валерка и не заступился. Но я всё равно хочу, чтобы он вырос!
— Молодец! — восхитилась то ли тётенька, то ли старушка мужеством и самоотверженностью Павлика. — Но ведь вот что я тебе скажу… В ведьмин лес отправляются только с теми, кому доверяешь. Ты доверяешь им?
Взгляд метнулся на заднее сиденье, прихватив по пути и Миху, замершего у окна. Павлик промолчал. Задай ему такой вопрос полчаса назад, Павлик даже на секунду не задержался бы с утвердительным ответом. Но сейчас… Взять Бориса. Умный-умный, а ничего Михе не сказал. Да и Валерка… Ведь для него же стараешься! А уж Миха и подавно. Чуть не свернул Павлику подбородок, а теперь сидит, как будто ничего и не происходило.
— Ну так как? — раздался шёпот у самого уха Павлика.
— Нет, — прошептал Павлик в ответ.
— А один… один справишься?
— Справлюсь, — пообещал Павлик.
— Тогда иди, — влажный шёпот окутал Павлика, словно волны вечернего моря.
Только теперь Павлик заметил, что автобус остановился, а двери его открыты. Стараясь не делать лишнего шума, мальчик прокрался к выходу. Никто его не окликнул вслед. И, приготовившись к подвигам и приключениям, Павлик одним прыжком соскочил со ступенек в темноту.
* * *
Высоко-высоко над головой шумели верхушки сосен. Павлик оглянулся назад, надеясь услышать подсказку или хотя бы напутствие. Но не было за спиной никакого автобуса. Только тёмные деревья переплелись непроходимой чащобой. Обратный путь оказался отрезан. Вперёд уводила узенькая тропинка, усыпанная засохшей хвоей.
Ничего не оставалось, как пойти по ней. И Павлик пошёл.
Прогулка по ночному лесу доставляет мало удовольствия. Особенно, если этот лес зимний. Павлик не заметил, как началась зима. Резко похолодало. По сторонам тропинки выросли небольшие сугробы. Низкие ветки запорошило. Листья рябины скрючились и только ягоды чернели идеально ровными шариками. Тропинка ещё держалась, но потом оборвалась и она. Сухие иголки последний раз хрустнули под Павликовой подошвой, и мальчик остановился.
Перед ним раскинулась заснеженная полянка. За ней высился густой лес. На фоне иссине-фиолетового неба чернели контуры ёлок, чьи верхушки медленно колыхались. Павлик подумал, что это не ёлки покачиваются, а раскачивается весь мир, включая и его, Павлика.
Земля вздрогнула и накренилась, швырнув Павлика в снег. Обжигаясь, он пополз вперёд, не думая ни о чём. В Павлике жило одно-единственное желание перебраться через полянку. Почему-то он уверился, что в лесу за полянкой будет теплее. Возможно, он даже отыщет там затерявшееся лето. Но пока до лета было, как до Луны. Да и никакой Луны на странном фиолетовом небе не наблюдалось. Заснеженная опушка растягивалась и превращалась в бескрайнее поле. Ёлки незаметно отодвигались всё дальше и дальше. Но Павлик не сдавался, он продолжал ползти. От снежных ожогов на глазах выступили слёзы.
Так он добрался до середины, где скрючилось одинокое деревце. Когда до уродливого ствола с обломками ветвей оставалось совсем ничего, Павлик с ужасом осознал, что никакое это не деревце, а затаившаяся ведьма. И не простая, а ведьма-хранительница. Как только он догадался о страшной сути, деревце закрутилось и принялось расти, возносясь штопором в небеса. Павлик испуганно отвёл глаза и взглянул направо, на маленький бугорок. Ему показалось, что на вершине его что-то блеснуло. Так и есть! Из снега высовывался непонятный предмет, рассмотреть который мешали слезы. Не умом, а сердцем, Павлик понял, что там прячутся те самые таинственные песочные часы.
Павлик лежал на спине и заворожено смотрел на фиолетовое беззвёздное небо.
Слева стояла громадная ведьма. Выше любого телеграфного столба, выше опоры для линии высоковольтных передач, выше, чем телебашня. А ничего выше телебашни Павлик представить не мог. Подол чёрного платья развевался пиратским флагом и уносился к недостижимой полосе леса. Худые, серебристо-серые руки вонзились острыми, тускло-чёрными когтями в снег. Лицо ведьмы, напоминавшее с такого расстояния перевернутый айсберг с чёрной пещерой раззявленного рта, обратилось к соснам, у которых была остановка сумеречного автобуса. Наверное, у ведьмы были и глаза. Вот только Павлик уж очень не хотел их видеть.
Справа лежали песочные часы. Протяни руку, и они твои! Но Павлик знал: как только пальцы выдернут долгожданную находку из снега, ведьма-хранительница взглянет вниз и начнёт своими страшными руками разыскивать Павлика у себя под ногами.
Павлик почувствовал тепло и начал проваливаться в дрёму. «Вот я и увидел ведьму, — пронеслась мысль, — но почему-то не расту, а замёрзаю».
Глаза слипались. Павлику было грустно оттого, что он ничего не мог сделать. Но казалось немыслимым противостоять ведьме, высившейся над ним мрачной башней. «Никто не справится с такой громадой, — подумал Павлик, — даже папа».
Эта мысль успокоила Павлика. Сон обволакивал его. «Засыпай», — разрешила ему то ли тётенька, то ли старушка. Лицо её пропиталось безмерной жалостью, а по складкам щёк текли горючие слёзы безысходности. «Засыпай, — убаюкивала она, — и увидишь, что тебе сразу станет легче».
«Сейчас я засну, — медленно складывались слова, — засну навсегда. А Валерка навсегда останется маленьким».
Павлик не мог сказать, что с ним произошло. Но в следующий миг пальцы его правой руки уже сжимали деревянный корпус, в котором находились две стеклянные капельки. Песок тоненькой струйкой сыпался из верхней в нижнюю.
Земля содрогнулась ещё раз. Ведьма стремительно начала сгибаться. Её руки вознеслись и рухнули обратно. Когти чуть не пропороли правую ногу Павлика.
«Заберите меня! — мысленно взмолился Павлик, потому что бесполезно бросать жалобы ведьме. — Заберите меня отсюда! Ну хоть кто-нибудь!»
Из пустоты показалась рука. Ненамного. Всего по локоть. Михина. Павлик опознал её по рукаву клетчатой фланелевой рубахи. Но теперь она вовсе не казалась безжалостной. Наоборот, это была самая лучшая рука в мире. Павлик без раздумий протянул свободную руку навстречу. Пальцы коснулись друг друга, сцепились — рывок.
Снова стало тепло и светло. Вокруг рядами тянулись сиденья сумеречного автобуса, который ехал и ехал. И не собирался останавливаться. В руках Павлика две стеклянные капли в деревянном корпусе переливались отблесками электрического света.
* * *
— Ну? — сказал Миха. — Очухался?
— А где ведьма? — жалобно спросил Павлик, содрогаясь от ужасных воспоминаний и одновременно радуясь, что он так и не успел заглянуть в ведьмины глаза.
— Ведьма? — настороженно спросил Миха.
— Видать ему ведьма приснилась, — пояснил Борис.
Валерка взглянул на Павлика с нескрываемой надеждой. А Павлик решил про себя, что стоит тысячу раз подумать, что лучше: расти или просто не встречаться с ТАКОЙ ведьмой. Ведь прав оказался продавец снов: ТАКУЮ ведьму не забудешь никогда.
— Какая хоть она была? — спросил Валерка. — Если не увидеть, так хоть послушать.
Павлик только замахал руками.
— Тебе лучше об этом не знать, — заметил Миха с мрачной ухмылкой и цыкнул уголком рта.
— Пока ты спал, тут прояснилось кое-чего, — сказал Борис, обращаясь к Павлику. — Помнишь продавца снов, у которого ещё собачонка лохматая была?
— Ага, — согласился Павлик и перед глазами как наяву предстала собачка, у которой лучше всего получалось ходить по балконным перилам.
— Так вот, — продолжил Борис, — обмен начался. Те три кошмара, которые мы сменяли на свои сны, до нас всё-таки добрались. Михе первому приснилось. Мужичок какой-то. Да ещё мы над ним там смеялись. Вот он обиделся и заехал первому попавшемуся. А ты ближе всех оказался.
— Ты… это… извини, — глухо сказал Миха.
Павлик кивнул, почувствовал, как внутри него разворачивается что-то мягкое и нежное, и снова часто-часто замигал глазами, хотя на сей раз плакать точно не собирался. На всякий случай он быстро отвернулся к проходу, в сторону сиденья, которое в его кошмаре заняла водянистая жалостливая особа. Самое удивительное, что Миха тоже отвернулся к окну.
— А это что? — Валерка перегнулся через сиденье и засмотрелся на песочные часы, сжатые пальцами Павлика, — Неужели они?!
— Они самые, — возвестил Павлик.
— Ого, — Миха осторожно протянул руку к сокровищу. — Теперь в дороге не ошибёмся.
Павлик бережно передал находку. Несколько минут друзья неотрывно наблюдали за струйкой песка, сыплющейся вниз. Когда последняя песчинка соскользнула со стеклянной стенки, Миха перевернул часы, вручил их Павлику и перешёл к делам:
— Значит, Пахан и я со стариканом в расчёте. Остался ты, Валерка. Думается мне, пока не отдашь ты должок, так и будем кататься мы в этом средстве передвижения. С долгами в ведьмин лес не пускают.
— А что я? — вздохнул Валерка, — разве против? Наоборот! Вдруг мне тоже приснится ведьма и тогда не надо будет её искать.
— Эт ты брось, — не согласился Миха, — чтобы по-настоящему вырасти одного сна недостаточно. Может недостаточно даже встречи с ведьмой.
Миха снова уставился в окно, хоть за ним по прежнему ничего не было видно.
Мягкие покачивания автобуса незаметно усыпили Павлика. Он даже не успел испугаться, как бы не продолжился прежний кошмар, а уже летел куда-то, подхваченный серебристым светом.
* * *
Сначала он ничего не видел. Только свет, разгорающийся всё ярче и ярче. Затем замелькали разноцветные полосы, словно мимо Павлика пролетали с устрашающей скоростью тысячи неоновых реклам. Потом неведомая сила развернула Павлика и поставила его на твёрдую землю. Вернее, на асфальт. Вокруг в безумной пляске одна картинка сменяла другую. Павлик не запомнил ничего. Кроме громадного многобашенного замка то ли из хрусталя, то ли из стекла, то ли из прозрачной пластмассы. Запомнил, потому что эта картинка повторялась с завидной постоянностью. Замок сверкал в лучах невидимого солнца. И эти мириады радужных отблесков поражали своей величественностью.
Откуда-то сбоку выплыл Валерка. Он суматошно махал руками, прыгал и перебегал с места на место, как полевая мышь. На замок упала тень, и отблески померкли. А потом по замку поползли трещины. И чем больше суетился Валерка, тем больше обрушивалось стен и башен. Свет угасал, и зубчатые контуры обломков отбрасывали смутные призрачные тени невероятной длины.
Павлик вздрогнул и проснулся.
На заднем сиденье спал Борис, а напуганный Валерка тёр глаза руками.
— Ну как? — поинтересовался Павлик. — Встретил ведьму?
Валерка не ответил.
Миха всхрапнул и открыл глаза. Удостоверившись, что нужные ему люди уже бодрствуют, он самым внимательнейшим образом осмотрел Валеркины руки.
— Ни фига не вытащил, — подвёл Миха неутешительные итоги.
— Угу, — согласился с ним Павлик.
— Один ты у нас талант! — Миха поощрительно похлопал Павлика по плечу.
Так Павлика ещё никто не хвалил. Тёплая волна прокатилась в груди и превратилась в неудержимую улыбку. Но на всякий случай Павлик тихо сказал:
— Зато сейчас ничего достать не удалось.
— А мне ерунда снилась, — пробасил Миха. — Полосы какие-то светящиеся. Статуэтки разные вроде как изо льда. Ещё ты там был, Валерка. За твоей спиной чёртик прятался и постоянно подавал тебе, то молотки, то кирпидоны, то кувалды воттакенные, — Миха развёл руки и показал размер кувалды. — И замок ещё видел…
— Замок? — в один голос выкрикнули Павлик и Валерка.
— Ну, — пожал плечами Миха, показывая, что не стоит придавать большого значения ерунде, которая иногда приходит в наши сны. — Замок как замок. Большой. Сверкающий. Только он потом всё равно на куски развалился.
— Я тоже замок видел, — сказал Павлик. — И Валерку…
— Только вот я не понял, что там кошмарного? — хмыкнул Миха. — По мне сон вполне нормальный. Интересный даже…
— Просто ты не знал, чего бояться, — вырвалось у Валерки, — Когда не знаешь, ни капельки не боишься.
— А чего? — спросил Миха. — Чёртика что ли? Так он не страшный.
— Я вообще чёртика не видел, — заметил Павлик.
— Так чёртика? — повторил вопрос Миха.
— Не скажу, — угрюмо отозвался Валерка и отвернулся.
— Всегда он такой, — пояснил Миха. — Вечно молчит. Про ведьму тоже не рассказал ничего. Найди, говорит, мне, Миха, хоть одну ведьму. А я что? Раз друг просит, найду, конечно. А зачем, почему, ни слова. Будто мне не интересно.
Валерка не ответил.
— Бориса надо разбудить, — предложил Павлик. — Может быть ему что-то приснилось. Такое, что на все вопросы сразу ответит.
— Борьке-то вряд ли путное приснится, — мотнул головой Миха. — Забыл что ли? Ему — вещий сон, а нам — три кошмара. А разбудить, оно, конечно, надо. Долги отданы, автобус остановился. Выходить пора. Приехали!
Двигатель автобуса, действительно, молчал. За окном не посветлело. Павлику донельзя не хотелось покидать тёплый уютный салон, с которым он уже успел свыкнуться. Но Миха был человеком действия. В три толчка он разбудил Бориса и указал на выход. Все послушно потянулись к открытой двери.
В самый последний момент Павлик метнул осторожный взгляд сквозь стекло водительской кабины, намереваясь разглядеть шофёра. Но темнота в отгороженном пространстве оказалась абсолютно непроницаемой.
* * *
Автобус шаркнул шинами и светлячком унёсся по шоссе, отбросив в придорожный кювет фонтанчик гравия. По обе стороны дороги высился лес. Остановку отмечал покосившийся металлический столб с пустой рамкой. Жёлтый квадратик, вероятно, успели украсть чьи-то вездесущие руки. Ночь продолжалась. И Павлик боялся отойти от дороги. Одно дело, гулять по ведьминому лесу ясным днём. И совсем другое — почти беспросветной ночью, когда за каждым шорохом может последовать нападение ужасного чудища. Да и повторно с ведьмами Павлик большого желания встречаться не испытывал.
— Сказки про ведьм я знаю, — решился он разорвать неприятную тишину. — А вот про Южный Ветер мне никогда не рассказывали.
— Наверное, это забытая сказка, — сказал Борис, потирая замёрзшие плечи.
— Как это? — не понял Павлик.
— Взрослые знали всё. Раньше, когда были детьми. Твоя мама ещё что-то помнит про ведьм. Даже помнит — какие они. Но не помнит про встречи с ними. А Валеркиному папе тоже нужны были песочные часы, как и нам. Но он ведь забыл, зачем они ему требовались. Мне кажется, все взрослые тоже когда-то искали своих ведьм. А потом выросли и забыли. Как и сказку про Южный Ветер.
— А Южный Ветер — ветер с юга или ветер, дующий на юг? — спросил Валерка.
— Если предположить, что он живёт на юге, значит, должен дуть с юга на север, — пояснил Борис.
— А если он возвращается домой, то куда дует?
— Будем считать, что он так и сидит дома, а ветер, дующий на юг — это северный ветер, идущий к нему в гости.
— А если…
— Чего ты заладил, если, если… — оборвал его Миха. — Надо сначала его найти.
Павлик поёжился. Было холодно и искать никого не хотелось.
— Я здесь, — прогудело высоко над головами.
— Ты что ли — Южный Ветер? — недоверчиво вскинул голову Миха.
— Я! — голос опустился ниже. — Слушайте меня! Чувствуйте меня!
Звуки эти трудно было назвать голосом. Гул, свист, рев воздуха. Верхушки деревьев согнулись под сильным порывом ветра, словно хотели выразить почтение своим поклоном, и долго ещё колыхались. А ветер спускался всё ниже и ниже. И вдруг холод исчез, словно Павлик оказался в потоке воздуха, излучаемого мощным тепловентилятором.
— Значит, сейчас мы идём к ведьме. Так? — спросил Миха.
— Нет, не так, — прошелестел Южный Ветер, внизу его голос звучал тихо и мягко. — Я только покажу, где начинается дорога.
— С чего это? — возмутился Миха. — Там русским языком сказано: Южный Ветер тебя проведёт прямо к ней.
— К ней, — прошуршало в деревьях, — то есть к дороге. Надо внимательно читать текст. И ни в коем случае не додумывать за автора. Ты вспомни следующие строчки. Ищи свой поворот, а найдёшь, так узнаешь… Зачем же тогда искать поворот самому, если по вашим выводам всю работу должен проделать Южный Ветер.
— Ладно, ладно, — не стал спорить Миха. — Показывай дорогу.
— Только ведь и путь туда что-то стоит, — серьёзно напомнил будущий проводник.
— Опять сорок пять, — ругнулся Миха. — За так провести слабо что ли?
— Всё на свете имеет свою цену.
— Держи, — презрительно сказал Миха и протянул приготовленный для кондуктора пятёрик.
Кусты аж затряслись от хохота.
— Чего опять неладно? — посуровел Миха.
— Предлагать ветру деньги, — стволы прямо стелились по земле. — Нет, дорогой, за деньги всё не купишь. Когда я говорил, что всё на свете имеет свою цену, то вовсе и не думал о деньгах. Взять ту же улыбку из детской песни, которая возвращается. Возможно, она вернётся в тот самый момент, когда у тебя плохое настроение. Поэтому подаренная улыбка может стоить поднявшегося настроения.
— Так мне нетрудно улыбаться, — повертел головой Миха, который ровным счётом ничего не понял. — Захочу и буду. Это ведь мне ничего не стоит.
— Но ты можешь и не улыбаться, — заметил Ветер. — Да и глупая улыбка приносит один вред. Ведь ты улыбаешься, когда чувствуешь, что стоит улыбнуться.
— Если не деньги, то что? — Миха не любил долгие разговоры ни о чём.
— Больше всего меня интересуют тайны. А именно — сны. А ещё точнее, сны, сплетённые с реальностью. А если уж совсем-совсем в точку, то те, кто живёт в таких снах. Те, с кем я пока не знаком.
— Запросто, — кивнул Миха. — Вот мне сегодня мужичок один…
— Этого я знаю, — перебил Ветер. — Провокатор. И ничего более.
Объяснять прозвище Ветер не стал и в разговор вступил Павлик.
— А я видел… — он представил водянистую особу.
— И она мне известна. Так и брызжет жалостью, да только жалость её бесполезна.
— Тогда… — Павлик пересилил свои страхи и решил рассказать про ведьму.
— Нет-нет, ведьм я уже видел предостаточно, — прошелестел Ветер. — Мне что-нибудь новенькое.
Павлик вспомнил, как Ветер шумел над верхушками сосен и безоговорочно поверил. Это ж сколько надо увидеть ведьм, чтобы потом уметь раскинуться над целым лесом.
— Тогда ты, Валерка, — скомандовал Миха.
— А что я? — еле слышно прошептала маленькая фигурка.
— Ну про эти твои ледяные статуэтки, — сказал Миха.
— Это не статуэтки, — пояснил Ветер. — Такой тебе предстала Фея Странных Подарков.
— А чёртик?
— О, с ним всё просто. Это отмазка!
— Какая-такая отмазка?
— Ни в чём ином человечество не достигло такого прогресса, как в оправдании собственных ошибок и недостатков. Ошибается человек, а вину сваливает на чёртика, который будто бы ему помогал и советовал. А чёртик и рад, он за счёт этого и существует на белом свете. Но если разобраться, то нет никакого чёртика. Есть отмазка и не более того.
— Тогда про замок, — не сдавался Миха.
— Замок? Это интересно, — голос ветра приблизился.
— Я не смогу, — попробовал отвертеться Валерка. — Я не умею понятно рассказывать.
— А ты попробуй, — сказал Ветер. — Если вы увидели один и тот же сон, то сможете увидеть одну и ту же картинку.
— Даже я? — спросил Борис.
— Все, — пообещал Ветер. — Закройте глаза, успокойтесь. Я вылечу из-за кустов и окутаю ваши головы.
— Я не буду, — Борис отошёл в сторону. — Не доверяю я никому.
— Тоже правильно, — согласился Ветер. — Хотя с другой стороны… Боясь потерять и не доверяя никому, возможно ты теряешь гораздо больше из-за недоверия, — он погудел для пробы, вознёсся над соснами и спросил. — Остальные готовы?
— Да, — ответил за всех Миха.
Павлик закрыл глаза. На какую-то секунду ему показалось, что ветер дует со всех сторон.
* * *
А потом Павлик увидел картинку глазами Валерки.
Утро только начиналось. Воскресное майское утро, которое кажется бесконечным и удивительным. Все ещё спят, урывая часок-другой утренней дрёмы. Только Валерка вышел во двор. Стояла тёплая погода. Проклюнулись первые листочки на деревьях, и Валерка искренне надеялся, что снег уже не выпадет и не заморозит эту раннюю красоту, ещё липкую от оболочки, но придающую деревьям те зелёные искорки, которые бывают только весной. Солнце поднялось невысоко. Когда дверь подъезда тихо захлопнулась за Валеркой, оно сияло в просвете между домами, словно решило поприветствовать того, кто не поленился встретить его восход.
А потом Валерка увидел замок.
Замок целиком состоял из стекла: и зубчатые стены, и башни с острыми шпилями, и запертые ворота, и вогнутые бойницы. Сквозь стеклянные стены отлично просматривались замковые залы и крутые лестницы, завивавшиеся спиралями внутри башен. Лучи солнца падали на замок, дробились на части, распадались бесчисленными радугами, перетекали бликами с одной башни на другую. Попавший в плен луч отражался от стен и отскакивал в немыслимых углах и переплетениях. Зрелище настолько захватило Валерку, что он и сам не заметил, как подошёл к замку вплотную и даже встал на колени, чтобы посмотреть, что же происходит за стенами из стекла.
Весь мир казался теперь тусклым и абсолютно ненужным. Земля противно чернела, молодые листочки поблёкли, а стены домов угрюмо подпирали невзрачное небо, подчёркивая несовершенство мира, где им приходится играть свою незавидную роль. Уличный фонарь, который забыли выключить, печально отсвечивал фиолетовым, не в силах соперничать с этим буйством красок. Разноцветные лучики жили своей собственной, обособленной от всего жизнью. А ещё по замку прыгали звёздочки, искорки, переливчатые снежинки и крестики.
Валерка только раз видел нечто подобное. Весной, в женский день. Когда взрослые за праздничным столом вели свои непонятные разговоры и интересовались совершенно ненужными вещами, Валерка поднял свой опустевший бокал и взглянул через него на люстру. Взглянул и уверился, что нет ничего прекраснее, чем эти отблески радуги, заблудившиеся в узорах хрусталя. Валерка медленно покачивал бокал из стороны в сторону, и разноцветные блёстки перескакивали с места на место, складываясь в неповторимые узоры, будто картинки в калейдоскопе.
Но всё же они не шли ни в какое сравнение с волшебным замком из стекла. Валерка осторожно погладил шпиль самой высокой башни и проверил его остроту. Шпиль в самом деле оказался остроотточенным, словно игла. И, почувствовав укол пальцем, Валерка тут же ощутил, как грудь его сначала кольнуло, а потом пронзило насквозь какое-то новое чувство, совершенно не сочетающееся ни с ранним утром, ни со стеклянным замком, пришедшим сюда из совершенно неизвестной сказки.
Чувство это оказалось чувством творящейся несправедливости. Валерка уже сообразил, что замок приготовили не для него. Возможно, такой замок Валерке подарят. Потом. «Не в этой жизни,» — зло хмыкнул Валерка. Ему больше всего на свете хотелось заиметь этот замок. Немедленно! Или другой, но не хуже. А может и нет никакого другого замка. Может он — единственный в своём роде. И доставили его не Валерке, это уж как пить дать. И кто-то будет с замиранием сердца смотреть в радужные переливы пленённых лучей. А Валерке суждено по ночам, закутавшись в одеяло с головой, лить горькие слёзы, да вспоминать этот сладостный миг прикосновения к сказке.
Нет, это определённо несправедливо, когда кому-то не положено получить сказку в личное пользование. И уж тем более несправедливо, когда этот кто-то Валерка.
Валерка воровато оглянулся. Никого. Но ведь не утащишь замок в свою квартиру. Слишком он большой и тяжёлый. Да и родители воспротивятся. Какой уж тут замок, когда не разрешают завести самого обыкновенного котёнка. Но появись котёнок перед Валеркой, он бы с остервенением замотал головой. Не нужны ему сейчас коты, кошки и котята. А требуется замок и только замок. Хоть и чужой. Но ведь, если постоит он полгода в Валеркиной комнате, то привыкнут все, и замок станет как бы Валеркин.
Валерка ещё раз обвёл глазами сверкающее сокровище и тяжело вздохнул. Не станет этот замок Валеркиным. С первого взгляда видно, что приготовлен он для кого-то другого. Валерку охватило злое отчаяние. Ещё немного, ещё чуть-чуть, распахнутся двери, и чьи-то могучие руки утащат это чудо в чужую квартиру.
И тогда посетила Валерку великая мысль. Если не достался замок Валерке, то справедливо будет, если не достанется он никому. Не станет неведомый счастливчик в своей квартире любоваться чудесами за стеклянными стенами, когда всё остальное человечество скорбит в безмерной печали.
Валерка отскочил от чужого сокровища и чуть не упал, запнувшись о трубу, лежащую на асфальте. Вчера рабочие в спецовках вываривали в подъезде батареи центрального отопления, а Валерка украдкой наблюдал за ними, несмотря на строжайшие запреты и клятвенные обещания не смотреть на синие огни. Обрезки труб так и остались валяться у крыльца. После созерцания замка они казались неестественно-уродливыми.
Валерка не помнил, как один из обрезков оказался в его руке. Он не помнил и первый удар. В памяти остался последний миг, когда крайняя башня ещё тянулась к небу. В следующее мгновенье на её месте уже торчал безобразный обломок, похожий на корону злых лилипутов. И, увидев, что совршенство уже не вернуть, Валерка принялся наносить удары налево и направо, превращая башню за башней в мельчащее крошево.
Осколки хрустели под ногами, словно льдинки, когда Валерка принялся за стены. Наконец, под безжалостным ударом обрушились замковые ворота. И тут его плеча коснулось что-то холодное. Валерка даже подумал, что один из осколочков на самом деле превратился в льдинку.
Но он ошибся. На его плече лежали пальцы высокой, худой девушки, одетой в длиннющее, до земли, платье, какие уже не носят лет сто или двести. Платье искрилось под лучами солнца, словно его соткали из чистого снега.
— Зачем? — спросила девушка.
— Не знаю, — пробормотал Валерка.
Сейчас он и в самом деле не знал, зачем разломал замок. Вернее, знал, то есть чувствовал. Но объяснить не мог. Чувства не превращались в слова. Но замок было уже жалко.
— Я склею, — на всякий случай пообещал Валерка.
— Такое не склеишь, — опечалилась девушка.
— Я больше не буду, — попытался Валерка хоть как-то выправить ситуацию.
Девушка не ответила. Несколько минут они постояли молча, с грустью разглядывая останки былого великолепия.
— В этот день одна девочка должна подрасти, — сказала незнакомка, глядя вдаль, словно слова предназначались не Валерке, как и замок, разбившийся на осколочки. — К ней придёт ведьма. Тебе ведь уже известно, что дети становятся большими только после того, как повстречают ведьму?
Валерка отчаянно замотал головой. Он не знал. Может быть его простят теперь, раз не знал он. Ну не знал ведь, так что теперь поделаешь.
— Это был подарок для девочки, — вздохнула незнакомка в искрящемся платье. — Теперь ей придётся расти без подарка. Хорошо, что она не видела этот замок и никогда не узнает, насколько прекрасно было предназначенное ей сокровище, которое разрушили чужие руки.
— Так вы и есть та самая ведьма? — испуганно выдавил Валерка.
— Нет, я просто проходила мимо. Я часто прохожу рядом со сказками. Иногда и мне удаётся вручать подарки, только они служат совершенно другим целям.
— А ко мне тоже придёт ведьма?
— Теперь уже нет, — печально усмехнулась девушка. — Ведьмы приходят к тем, кто достоин подрасти. Ты же поступил, как маленький мальчик, который в обиде, что ему не купили желанную игрушку, крадёт точно такую же у соседа. А потом, прячась в кустах, мстительно разламывает её на кусочки.
— Я не крал! — заспорил Валерка.
— Потому что не успел, — сказала девушка, — или не смог. Силёнок-то ещё маловато, чтобы поднять такую махину.
Валерка потупился.
— Ведьмы очень не любят, когда их подарки ломают. Особенно, если их ломают не те, кому они предназначались. Они забывают про таких мальчиков и девочек. И провинившиеся дети так и остаются капризными, непослушными, глупыми, неряшливыми, злыми мальчиками и девочками. И чтобы подрасти забытым детям приходится разыскивать ведьм самостоятельно, а это весьма непросто.
С последним словом девушка в искрящемся платье исчезла. Валерка нехотя взглянул на развалины замка. Их тоже не оказалось на месте. На газоне разлилась грязная лужа, из которой торчали мутные, обгрызенные льдинки.
Только теперь Валерка почувствовал, что его пальцы продолжают сжимать обрезок трубы. Он размахнулся и зашвырнул его за кусты, а потом ринулся домой. Валерка не мог смотреть ни на грязную лужу, ни на солнце, безжалостно подсмеивавшееся над тем, кому всю жизнь суждено оставаться маленьким мальчиком.
* * *
— В расчёте, — услышал Павлик голос ветра, возвращаясь в ведьмин лес.
Он завертелся по сторонам, стараясь разглядеть хоть что-нибудь в наступившей тьме.
— Идите за мной, — голос ветра звучал уже не над головами, а справа.
Четвёрка друзей медленно пробиралась среди толстенных стволов. Заковыристые корни выворачивались из земли, так и норовя подвернуться под ноги.
— Сюда, — время от времени подавал голос Южный Ветер.
Наконец, деревья расступились, и друзья выбрались то ли на узенькую дорогу, то ли на широкую тропинку.
— Вот она, дорога, — прогудел ветер, взмывая в небеса и набирая прежнюю мощь. Холод снова продрал Павлика с головы до ног.
— Теперь я с вами прощаюсь, — сказал Ветер. — Дальше вас поведёт музыка. Слушайте её звучание. Не теряйте. Если удержите мелодию, то придёте куда обещано.
Просвистел последний порыв и ветер унёсся на север.
— По моему, я её слышу, — сказал Валерка. — Мелодию.
Павлик напряг слух. Действительно, музыка витала в воздухе, словно где-то впереди и выше кто-то спрятал маленький приёмник. Мелодия была медленной, грустной, но не заунывной, наоборот, ласковой. Струны гитары вели тему, уступая связующие моменты клавишным. Изредка вступала труба, выводя протяжный проигрыш. И нескончаемо повторялась четвёрка тихих, но отчётливых ударов, задавая темп и ритм.
— Мне одно не нравится, — напряжённо сказал Миха. — Ничего не известно наверняка. Случайности, случайности, случайности. Мы постоянно бредём по чьим-то подсказкам или по собственным догадкам.
— В этом что-то есть, — отозвался Борис. — Подумай сам. Когда ты не знаешь, как надо, то делаешь так, как тебе кажется лучше. По догадкам и подсказкам. Разве не правда? Случайности тем и хороши, что могут вывести из самых безвыходных ситуаций. Если не стоять и не ждать. Только упусти шанс, как тебе его уже никогда не поймать.
— Чего теперь спорить, — пробурчал Миха. — Идти надо. Что там у нас дальше?
— Поворот, — шёпотом подсказал Павлик, боясь заглушить еле слышимую музыку. — Как нам его не пропустить?
— Запускай часы, — ответил шёпотом Борис. — Они отсчитают время.
Павлик вытащил подарок судьбы и, прижав его почти к самым глазам, определил, в какой из капель скопился песок. Он перевернул футляр и увидел, как песок с тихим шорохом посыпался вниз.
Следуя за музыкой, друзья продвигались по тропинке всё дальше и дальше. Оказалось, что лес наполнял зеленовато-голубой свет, в котором вполне можно было ориентироваться.
* * *
Первым их увидел Миха.
— Глянь-ка, — сказал он, то ли Валерке, чуть не уткнувшемуся ему в спину, то ли Борису.
Метрах в пятнадцати справа от тропинки виднелись ворота. Из них ощутимо сквозило.
— Прохладные Врата? — спросил Борис.
Никто не ответил. Если уж великий специалист по Воротам теряется в догадках, то что можно добавить простым смертным?
— Ну, — радостно выдохнул Миха, — добрались.
Он сошёл с тропинки и направился к воротам. Самые обыкновенные ворота, которые часто встретишь в деревне. Деревянный короб. Треугольный навес, доски которого заканчивались выпиленными кругляшками. И две створки из досок, посеребрённых временем. Створки были чуть раскрыты. Струя холодного воздуха пробивалась из этой щели. Но за воротами не виднелось ничего удивительного. Тот же тёмный лес, неярко озарённый зеленовато-голубым сиянием.
— Сюда, сюда, — шелестело вокруг. Манило и звало к воротам в иной мир, в котором жили самые настоящие ведьмы.
— Песок закончился, — сказал Павлик, когда тень ворот упала на них. Да и можно ли это было назвать тенью? Просто сияние перед воротами отсутствовало, словно ворота и в самом деле отбрасывали тень.
— Дай посмотреть, — сказал Миха и, получив часы, долго всматривался в верхнюю каплю.
— Ничего не видать, — признался он. — Но нам щас без разницы. Вот ворота, за ними ждёт ведьма.
Вспомнив громадную уродину, шедший впереди Павлик тут же сбавил скорость. А перед воротами и вовсе остановился, не решаясь пройти в щель или распахнуть створки пошире.
— Слабо? — презрительно спросил Миха.
— Почему слабо? — прошептал Павлик.
— Дак чё встал-то? Иди тогда. Может, зря мы тебя взяли? Может тебе домой надо? Баиньки там, то-сё, режим дня, всё такое.
— Нельзя ждать, — поддержал друга Борис. — Упустим шанс. Если не можешь, уступи дорогу.
Наполнившись негодованием, Павлик ввинтился в щель.
И исчез.
Да и сами ворота вдруг стали исчезать. Валерка хотел броситься за Павликом, но Миха жёстким рывком, удержал его на месте.
— Может это и не Прохладные Врата вовсе, — задумчиво произнёс Валерка. На них не написано. Не каждые ворота со сквозняком являются Прохладными Вратами. Но часы? Песок-то закончился. Значит, нам сворачивать сюда…
— А не кончился песок, — перебил его Борис, вертевший в руках часы, полученные от Михи. — Просто остановился.
Теперь уже можно было разглядеть, что струйка песка действительно остановилась, словно застыла, не желая отсчитывать время неправильного пути.
* * *
Друзья оторопело смотрели, как то, что им казалось Прохладными Вратами, бледнеет и растворяется. Сквозь створки уже нетрудно было разглядеть контуры ближайших кустов. Напоследок странная конструкция вывернулась закорючкой дорожного знака «Извилистая дорога» и бесследно растаяла.
Валерка на всякий случай подбежал к месту катастрофы и руками ощупал весь воздух, надеясь, что Врата просто стали невидимыми, но ничего не обнаружил.
— Ну и где твой шанс? — рассердился Миха на Бориса. — А кричал-то, кричал. Случайности помогут. Случайности выведут из самых безвыходных положений.
— Видимо они не только выводят, — вздохнул Борис. — Видимо, случайности могут и завести в эти самые безвыходные положения.
Но никакие случайности не могли вернуть ни Павлика, ни странные Ворота, оказавшиеся совсем не Прохладными.
— Выбираться надо, — мрачно сказал Миха после долгого молчания.
— А Павлик? — робко спросил Валерка.
— Найдём ведьму, попросим, чтобы вернула нам Пашку.
— А если ведьма выполняет только одно желание?
— Ну дак что теперь? Всю жизнь тут торчать?
Валерка, не получивший ответа на свой вопрос, смолк. Эстафету принял Борис.
— Мелодии не слышно, — сказал он.
Миха прислушался.
— Точняк, — согласился он. — Пора пилить обратно на дорогу.
Валерка подумал, что они не найдут теперь никакой дороги и навсегда останутся посреди тёмной чащи, накрытой ночным небом. Чащи, где происходят совсем не те приключения, какие хотелось.
К его удивлению дорога нашлась.
— Пошла музыка, — заметил Миха, потирая правое ухо.
И в самом деле, мелодия вернулась. Невидимые музыканты где-то далеко касались клавиш электрооргана. Звенели струны гитары. Слышались ритмичные вступления ударника. Грустная мелодия вилась средь тёмных деревьев и указывала верную дорогу.
— Потопали, — невесело скомандовал Миха.
С первым шагом песок разморозился и тонкая струйка продолжила сыпаться в нижнюю каплю. Поредевшая компания медленно пробиралась по извилистой тропинке навстречу ведьме. Валерка думал о Павлике и о том, куда его могло занести. Борис просчитывал, каким образом можно заставить ведьму выполнить два желания, а если повезёт, то и вернуть их хотя бы к остановке автобуса встречного маршрута. О чём думал Миха, никому было неведомо. Он просто шагал впереди, раздвигая длинные ветви, тянущиеся через тропу, и поджидал отстававшую парочку.
— Приготовьтесь, — скомандовал Борис. — Песок почти закончился. Теперь уже по-настоящему.
Валерка напрягся. Миха сбавил скорость.
— Стоп! — сказал Борис и замер. Замерли и Миха с Валеркой, опасаясь сделать неверный шаг и раствориться в ночи, как это произошло с Павликом. Борис осторожно повернулся. Миха тоже вертел головой, силясь отыскать проход среди ветвей.
— Без выигрыша, — признался он после тщательного осмотра.
— Сюда, — махнул рукой Борис.
Под кустом шиповника темнела невысокая пещерка.
— Ага, — воспротивился Миха. — Шиповник! Обдерёмся все.
Борис не ответил и нырнул в чёрную дыру. Валерка мигом юркнул за ним. Оставшись в одиночестве, Миха потоптался, смущённо кашлянул и последовал за друзьями. Колючки немилосердно царапали незащищённые руки, а тонкие ветки с хрустом ломались и застревали в густой Михиной шевелюре.
Он не мог сказать, сколько времени прошло, пока впереди не сверкнула алая искорка. Огонёк разгорался и превратился в костёр, пылающий посреди небольшой полянки. Между двух дубов приютился низенький домишко с остроконечной башенкой. На шпиле медленно ворочался зубастый череп, изъеденный ржавчиной.
Без лишних разговоров Миха перемахнул через алое пламя, в два прыжка подскочил к крыльцу, взлетел по ступенькам и толкнул дверь, изукрашенную резными узорами. Скрип немилосердно резанул уши. Валерка и Борис поспешили за Михой, скрывшимся внутри.
Их взгляду предстала небольшая на уютная комнатка. Примерно четверть её занимала печь. В углу пряталась массивная кровать. Центр комнаты отхватил круглый стол. У стен громоздились шкафы, тумбочки и этажерки, забитые пыльными горшками, бутылочками и тёмными предметами непонятного предназначения. На стенах везде, где только возможно, были втиснуты полочки. Их наполняли стеклянные посудины, странно знакомые, словно похищенные из школьной химической лаборатории.
Но домик пустовал. Никто не вскочил и не поприветствовал незваных гостей. И даже не вытолкал их в спину.
— Будем ждать, — распорядился Миха. — Когда-нибудь ведьма вернётся.
— Не факт, — сказал умный Борис и весьма неохотно продолжил. — Встречи с ведьмой нам никто не обещал.
— Это ещё почему?
— Вспомни текст. А найдёшь, так узнаешь, где ведьма живёт. Мы и узнали. Но никто не обещал, что перед нами появится ведьма и выполнит хотя бы одно наше желание.
* * *
Оказавшись в темноте и одиночестве, Павлик не стал ни кричать, ни звать на помощь, ни плакать. Он просто забрался под раскидистые лапы ближайшей ели и уселся, сжавшись в комок, на покрывало слежавшейся хвои.
Павлик ждал, что сейчас кто-нибудь придёт и съест его. Так всегда бывает в сказках, если герой сворачивает с правильного пути. Поэтому в сказках всегда говорится о трёх братьях. Первые двое вечно сделают всё не так, и третьему приходится исправлять, добывать, сражаться, чтобы получился счастливый конец. Очень часто первые два брата к середине сказки оказываются лежащими с отрубленными головами в каком-нибудь овраге, дожидаясь, когда младший брат принесёт им живую воду. Павлик представил себя с отрубленной головой. Так и будет он валяться до скончания веков, потому что нет у него ни старшего брата, ни младшего. А папа, даже когда вернётся из командировки, не найдёт ведьмин лес. Он даже не знает, где останавливается сумеречный автобус. И объявят Павлика по радио без вести пропавшим.
А может Павлика съедят? Волк, например. Или суровый медведь. Или кабан со злющими крохотными глазками и огроменными клыками. Но хуже всего, если съест Павлика злой колдун. Почему это хуже всего, Павлик объяснить не мог. Он просто знал и всё. И ему очень не хотелось, чтобы злой колдун отыскал его под этой ёлкой. Наверное, Павлик для него будет выглядеть новогодним подарком.
Павлик вздрогнул. Кто-то стоял рядом с елью. Мальчик впился взором в землю, искренне надеясь, что если он не встретиться глазами с разыскавшим его, то никто и никогда Павлика не увидит.
Неизвестный не уходил.
Павлик продолжал смотреть в землю.
Хруст веточек показал, что неизвестный не стоял на месте, а кружил у ёлки. Наверное, выбирал, откуда лучше напасть на Павлика.
Интересно, а Миха бы так же сидел, уткнувшись в землю? Вряд ли!
Вдохновлённый примером Михи, Павлик вскинул голову и даже осмелился раздвинуть еловые лапы. У ёлки стояла высокая девушка. На ведьму она не походила. По крайней мере лицом. Её платье светилось во тьме и переливалось миллионами блёсток. С замиранием сердца Павлик понял, что это та сердитая особа из Валеркиного кошмара.
— Вылезай, — предложила девушка.
Павлик вздохнул и выбрался на опушку.
— А теперь пойдём.
— Куда? — спросил Павлик, хотя всё равно бы не стал спорить с живущей в ведьмином лесу и позволил бы увести себя куда угодно. Ведь сбившемуся с пути положено лежать с отрубленной головой или быть съеденным. Почему-то Павлику казалось, что эта девушка не станет его есть. Значит, остаётся голова. Павлик решил, что когда увидит меч, то обязательно произнесёт прощальную речь. Он даже придумал начало: «Дорогие россияне, позвольте высказать вам свои искренние соболезнования в связи…» Но дальше дело пока не продвигалось.
— К твоим друзьям, — сказала девушка. — Иногда я делаю подарки. Тебе я подарю возвращение на верный путь.
— Вот ведь, — расстроился Павлик, совершенно забыв про свой испуг. — А я думал, что подарок — это какая-нибудь вещичка. Или книга. Или резиновые сапоги, хотя какой же это подарок, но всё равно…
— Подарком может быть что угодно, — не согласилась девушка. — Песня, поэма, проникновенный взгляд. Но если ты хочешь конкретную вещь, то выбери сам.
Лес вокруг озарился радужными сполохами. Из земли полезли вещи. Разные-разные. Набор фломастеров, долгожданный плейер, футболка с белым номером «99», модель танка, россыпь игральных карт… Всего и не перечислишь.
— Забирай любую, — предложила девушка. — Забирай, и попрощаемся.
Павлик уже почти протянул руку к плейеру, но передумал. Девушка уйдёт. А сидеть под ёлкой в ожидании злого колдуна страшновато. Что с плейером, что без него. Павлик замотал головой. Сияние померкло и вещи растворились во тьме.
— Вот видишь, — улыбнулась девушка, — теперь ты понял, что даже самая желанная вещь не всегда бывает лучшим подарком. А я не дарю бесполезные подарки, хотя смысл моих даров понять очень сложно, ведь я — Фея Странных Подарков.
В тёмной дали сверкнул огонёк.
— Уже скоро, — махнула фея в ту сторону.
Павлик кивнул и больше не произнёс ни слова, пока они не подошли к костру, возле которого топтались Миха, Борис и Валерка.
* * *
Валерка отступил за Михину спину, словно появившаяся незнакомка, которая привела Павлика, была самым страшным существом во вселенной.
Борис наоборот обрадовался.
— Вот и ведьму просить не надо, — просиял он. — На одном желании сэкономили.
— Я не ведьма, — сообщила Фея Странных Подарков.
— Как не ведьма? — опешил Миха, — а чего ж мы тогда тут ждём? И зачем вы сюда пришли, раз не ведьма.
— Чего ждёте — это уж ваши дела, — подмигнула Фея и улыбнулась. — А мне просто захотелось посмотреть на тех, кому Продавец Снов сбагрил три залежавшихся кошмара. А может мне захотелось сделать подарок кому-нибудь из вас, ведь я — Фея Странных Подарков.
— А чего сразу — сбагрил, — рассердился Миха. — У нас был честный обмен. Вещий сон и три кошмара в обмен на наши три сна.
— Вещий сон вы могли получить вместе с кошмарами без всякой доплаты, сказала Фея. — Ведь срок годности этих кошмариков подходит к концу. А у продавца снов ничего не пропадает. Приходится ему пользоваться ими самому, если не успевает вручить кому-то другому.
Уяснив, что обмен получился невыгодным, Миха начал менять тему.
— С этими кошмарами одни непонятки, — хмуро заметил он. — У меня-то ладно. Гнилой кошмар. Достался бы кому, ужас. Хорошо ещё, мне никто молоток в руку не сунул. Поубивал бы всех. А вот у Пашки… Притащить что-нибудь изо сна — это ж замечательно!
— Не всё, что можно притащить из сна, приносит счастье.
— А у Валерки?
— Там всё просто. Кошмар вынудил его выдать тайну. Я думаю, продавец снов не очень-то желал, чтобы хоть одна из его тайн раскрылась.
Миха замолк. Фея оглядела собравшуюся компанию и сказала:
— Ну, раз уж в гости к ведьме вы не попали, то приглашаю вас к себе.
Никто не успел ни обрадоваться, ни возразить. Все уже стояли на совершенно другой, идеально круглой поляне. Белые стволы берёз озаряли её тусклым призрачным светом.
* * *
— Присаживайтесь, — по мановению руки на поляне вырос стол в форме пятиконечной звезды. Из чёрной дыры в самой его середине показался бриллиант с тысячами граней, каждая из которых переливалась особым, неповторимым светом. По лицам друзей запрыгали радужные зайчики. Только над феей были не властны разноцветные сполохи. Она продолжала светиться неярким серебристым сиянием.
Фея Странных Подарков остановилась у самого широкого и длинного луча. Друзья опустились на низенькие, невероятно мягкие табуреточки около верхушек остальных четырёх.
— Тебе, как я помню, чай с лимоном? — обратилась фея к Павлику.
— Да, — кивнул Павлик, — а откуда вы знаете?
Фея не ответила, а перед Павликом из пустоты возник круглый стакан в золотом подстаканнике с изогнутой ручкой и резными отверстиями по бокам. Такие подают в поездах. От стакана к небу вихрился дымок, и Павлик подумал, что сейчас согреется. На поверхности плавала половинка лимонной дольки. У Павлика аж свело зубы в приятном предвкушении кислоты.
— А пива дадите? — поинтересовался Миха.
— Пива не дам, — бесстрастно отозвалась волшебница.
— Тогда квасу, — распорядился Миха и, получив пузатую кружку, немедленно отхлебнул оттуда.
Перед Борисом появилась маленькая чашечка дымящегося кофе. Только перед Валеркой стол по-прежнему пустовал.
— А ты что? — спросила Фея Странных Подарков.
— Мне ничего не надо, — еле слышно ответил Валерка.
— Вот уж нет, — не согласилась Фея. — Ты у нас сегодня главный герой, и я не хочу, чтобы ты чувствовал себя обделённым хотя бы в этом.
После некоторого раздумья перед Валеркой образовалась пол-литровая пластмассовая бутылка «Фанты». Он даже не стал открывать её.
Наступила минутная пауза. Позвякивала ложечка Бориса, размешивающего сахар. Да Павлик своей ложкой остервенело перемалывал лимон.
— Всё ещё не растёшь? — спросила Фея Валерку.
Тот кивнул.
— И всё ещё считаешь это несправедливым? — последовал новый вопрос.
Валерка замер, но удар принял на себя Миха.
— А чё, справедливо разве? — сказал он. — Валерка ещё не самый плохой. Я вон таких козлов видал, а ничего, растут себе, как миленькие.
— Ты тоже так считаешь? — Фея пристально смотрела на Валерку.
Валерка чуть заметно кивнул.
— Конечно, — неожиданно согласилась Фея. — Есть и похуже. Помнишь свой вездеход?
Валерка напрягся. Вездеход он, конечно же, помнил. Вездеход с синим днищем и красной кабиной, впереди которой вращались стволы встроенного пулемёта, подсвеченные лампочками, спрятанными в глубине. Вездеход с мигающими фарами и подфарниками. Вездеход с самой настоящей картой боевых действий, закреплённой на пульте управления. Вездеход, в который надо вставить две толстых батарейки, чтобы он ездил по комнате. Или по асфальту на зависть всему двору, потому что ни у кого во дворе не было такого вездехода. Да что во дворе! Во всём городе! Такие не продавались ни в одном магазине. Его привёз папа из-за границы, когда ездил на свой симпозиум. Валерка не знал, что такое симпозиум, но наверняка, это была неплохая штука, если там можно было купить такой вездеход.
И вот вездеход пропал. Валерка не помнил, то ли он ненароком оставил его на улице, то ли спрятал дома так хорошо, что даже сам не мог отыскать. Вездеход исчез и не обнаруживался и месяц, и другой, и третий. Нет, Валерку не выдрали так, что он сидеть бы недели две не мог. И уши ему не надёргали, как Сеньке Любушкину. Но по тяжёлому взгляду папы Валерка отлично понимал, что если папа и поедет ещё раз на симпозиум, то никакого вездехода Валерке уже не светит.
Валерка помнил вездеход. Такое не забывается.
— Хочешь узнать, где он теперь? — спросила Фея.
— Хочу! — крикнул Валерка. Ещё бы он не хотел.
— Тогда смотри.
Радужный кристалл вырос и чуть поднялся над столом. Цвета его мигнули и посветлели. Грани смазались, а внутри проявились очертания знакомых домов.
Валерка увидел Митьку, жившего в соседнем подъезде. Митька торопливо шагал к глухому углу двора, где громоздились лабиринты гаражей. Он остановился у бетонной плиты, наполовину засыпанной глиной. На сером боку громадины темнели то ли три, то ли четыре отверстия. Митька испуганно оглянулся и, не обнаружив ничего подозрительного, глубоко засунул руку в крайнюю из дыр. Когда рука выбралась обратно, пальцы её сжимали вездеход. Валерка сразу узнал своё сокровище по красной кабине. Митька поставил вездеход на плиту, нажал выключатель и заворожено принялся наблюдать, как сказочно прекрасная машина разъезжает по застывшему бетону, искусно лавируя между холмиками глины. Минуты через две на горизонте показался мужской силуэт. Митька немедленно засунул чудо техники в убежище и нырнул в тёмную щель между гаражей.
Кристалл погас.
— Во гад, — вырвалось у Михи. — Да ты, Валерка, не переживай. Теперь мы знаем, где искать. А Митюхе я морду ещё начищу.
— Ну что, Валерка, — спросила Фея, не обращая на Михин выпад никакого внимания, — может и Митьке не положено расти, раз он ещё похуже тебя?
— А то, — выдохнул Валерка, снова переживая утрату чего-то единственного и неповторимого.
— Хорошо, — Фея стала серьёзной. — Ты можешь исправить эту несправедливость. Ведьмы не хотят с тобой встречаться, но шанс поймать одну из них тебе представится. Пожалуй, я сделаю тебе один подарок. Но сначала запомни ту, кого будешь ловить.
Кристалл поднялся в воздух ещё на дециметр. Изнутри его залил яркий свет, а потом друзья увидели ветку с невыносимо яркими листочками, как на фотографии с повышенной контрастностью.
Ветка отъехала в сторону и взгляду предстала тропинка среди невысоких кустов малины, из-за которых мрачно топорщились ёлки. По тропинке шагала девочка с корзинкой. Она была одета в длинное, ниже колен, бледно-лиловое платье. На ногах у неё были кожаные остроконечные башмачки, а на голове красовался лазурный колпак с лимонно-жёлтой кисточкой на конце. В отличие от страшной уродины, охранявшей часы, маленькая путешественница напоминала раскрашенную куколку, глядя на которую хочется улыбаться.
— Это лесная ведьма, — пояснила Фея. — Маленькая ещё. Пока не понятно, кто из неё вырастет. Но она вполне подходит для того, чтобы избавить тебя от ведьминого проклятья. Беда только в том, что просто встретиться с ней вам не удастся. Сейчас её можно только поймать. Сейчас такой день, что ведьмы ловятся очень легко. Недаром же вы прибыли сюда именно в это время. Всё уже предрешено.
— А разве уже день? — спросил Борис.
— А разве нет? — удивилась Фея.
Кристалл погас на секунду, налился алым свечением и взметнулся в небеса. И Борис уже не мог понять: то ли волшебный бриллиант обернулся солнцем, то ли не было никакой ночи, а просто сидели они на лесной полянке ярким солнечным днём.
Павлик нежился в тёплых лучах и вспоминал кукольную девочку. А потом ему пришла в голову идея, что раз уж он повстречает не одну ведьму, а двух, то ему предстоит не просто вырасти, а сильно вырасти. Может быть Павлик станет таким же высоким, как Арвидас Сабонис. И уедет в Америку.
Потом Павлик понял, что пропустил появление чего-то интересного. Все остальные смотрели на центр стола. Валерка даже открыл рот. На столе громоздилась непонятная штукенция отталкивающего вида. Вся она состояла из зацепов, крючков, клешней, жвал. Но внимание неизменно приковывали огромные механические челюсти. Пасть угрожающе скалилась. Острые иглы клыков пугали даже на почтительном расстоянии. Павлик не позавидовал бы тому, кого угораздит оказаться между этими челюстями, когда они захлопнутся.
— Это ведьмоловка, — раздался бесстрастный голос Феи Странных Подарков.
* * *
Солнце клонилось к горизонту. Желтизна золота постепенно сменялось кроваво-красными волнами. Тени удлинились. И без того мрачные ёлки насупились и покачивались, касаясь верхушками друг друга. Возможно, они передавали по цепочке свои, никому не известные, ёлочные тайны.
«И в самом деле, — подумал Павлик, — если существуют ёлочные игрушки, то почему бы не быть ёлочным тайнам».
Ведьмоловка была упрятана надлежащим образом. Об её местонахождении указывал лишь почти незаметный бугорок на тропинке. Такой же, как и сотни других холмиков, вздымавшихся то слева, то справа от замаскированной ловушки. Взгляду так легко было затеряться среди этих возвышенностей, но Павлик никак не мог оторваться от ОСОБОГО бугорка. Бугорка, под которым пряталась их будущая победа.
Борис в своей записной книжке рисовал объёмный чертёж ведьмоловки. Сейчас он как раз перешёл к оттенению челюстей, чьи клыки даже на бумаге выглядели ужасно грозными.
— Пожалуй, что ей ногу оторвёт, — предположил Миха незавидную судьбу ведьмы, пристально изучив чертёж.
— Весьма возможно, — кивнул Борис и жирной линией обвёл парочку клыков.
Павлик вспомнил девочку, которая ничего не подозревая, спешила куда-то по своим делам. Так шла когда-то по тропинке Красная Шапочка из всем известной сказки. Только поджидал девочку не волк, а ведьмоловка. Видимо, такая же мысль пришла в голову и Валерке.
— Я не хочу, чтобы ногу, — робко сказал он.
— А подрасти хочешь? — недовольно пробурчал Миха и проверил, хорошо ли спрятаны выпачканные в земле лопаты. Если ведьма не могла видеть мальчишек из большого города, то не факт, что она не заметит лопаты, которые дала Фея. Инструмент лежал в глубине малинника и не высовывался ни с какой стороны.
— Хочу подрасти, — согласился Валерка. — Но зачем так жестоко?
— Не переживай, — бесстрастно сказал Миха. — Они сами виноваты. Неча было проклятье накладывать.
— Но ведь не эта девочка проклятие наложила, — заметил Павлик. — Наверное, какая-нибудь из городских. За что же её? Тем более, такую маленькую.
Миха изумлённо уставился на Павлика.
— Ты, видать, и не понял ничего, — хмуро произнёс он. — Валерке без разницы, какую ведьму повстречать. И он повстречает. А если они встречаться не хотят, то будем ловить. Пусть даже таким способом.
— Не мы первые, не мы последние, — рассудительно добавил Борис. — Сказки читал? Русские народные? Баба-Яга, костяная нога. Помнишь? Не с потолка же она взялась. Наверняка и ей пришлось в ведьмоловке побывать. А ничего, живёт.
Валерка сидел, нахохлившись. Когда он был маленьким не только по росту, но и по возрасту, то частенько любил отрывать мухам крылья и лапки. Его невероятно забавляло, как дёргается обезноженное тельце, как содрогается и даже подскакивает. В те минуты он казался себе большим и сильным. А вышло, что он так и остался маленьким и слабым. Теперь должна случиться такая же история. Только ногу оторвёт не мухе, а ведьме, похожей на Ритку Алтухину с соседнего двора. Правда, оторвёт только одну ногу. Зато Валерка вырастет. Наверное, ведьма сможет жить и с одной ногой. Валерка представил себя одноногого.
В следующую секунду он уже нёсся по тропинке на запад. Туда, откуда должна была придти лесная ведьма.
— Чего сидим? — прикрикнул Миха. — Вперёд! А то испортит он всё.
И троица вприпрыжку побежала за своим другом. Напоследок Павлик обернулся. Взгляд, как приклеенный, упёрся в ОСОБЫЙ бугорок.
Ведьма была уже недалеко.
Валерка, судорожно поглощая воздух и выплёвывая его обратно, бежал ей навстречу.
То ли она, действительно, не видела растрёпанного мальчишку, прибывшего из далёкого миллионного города, то ли ведьмам не положено удивляться, но девочка спокойно продолжала шагать по тропинке. Корзинка, сжатая в руке, чуть покачивалась. Девочка улыбалась. Как красная Шапочка. Красная Шапочка, которая с каждым шагом приближается к ОСОБОМУ бугорку.
Валерка остановился перед ней и замахал руками, как суматошный семафор. Ведьма не сбавила ход. Она смотрела вперёд, словно и не стоял на её пути паренёк с раскрасневшимся от бега лицом. Потом она прошла сквозь Валерку и отправилась дальше. Точно также она проскользнула и мимо Павлика.
— Неудивительно, — сказал умный Борис. — Фея же предупредила, что ведьму мы встретить не можем. Только поймать.
— Ничё, — кивнул Миха, — ведьмоловка не подведёт. Всё, как положено.
Четвёрка друзей смотрела в спину ведьме.
Маленькая девочка шагала по тропинке среди сказочно прекрасного леса. Доброе солнце грело её своими ласковыми лучами. Щебетали птички. Где-то в чаще белочки накалывали грибы на острые сучки, заготавливая припасы на зиму. Скакал петлями весёлый заяц. Колыхалась шёлковая изумрудная трава, которую никогда не встретишь возле города. Приветливо щурились вековые дубы и улыбались молоденькие берёзки. Идиллия получалась полной, но среди всеобщего счастья и благоденствия прятался один неправильный бугорок. ОСОБЫЙ бугорок. Который разрушит и счастье, и сказку. Потому что одноногая ведьма никогда не превратится в добрую волшебницу. А сказка, в которой живёт злая колдунья, редко заканчивается счастливым финалом. А мир, в котором рассказывается жестокая сказка, так и останется навечно злым и бессердечным, даже если всё остальное зло растворится бесследно.
Истошно вопя, Валерка помчался обратно. Он легко обогнал девочку в лиловом платье. Он единым махом раскидал комья земли. Он выдернул страшную машину, ничуть не заботясь о клыках, готовящихся пронзить каждого, кто сделает хоть одно неверное движение. Он отшвырнул её в кусты. Потом силы иссякли. Валерка сел на обочину и тяжело дышал, разевая рот, словно рыба выброшенная на берег.
Ничего не подозревающая ведьма уверенно продолжала свой путь. Она смотрела вперёд, когда её нога провалилась в колдобину, на месте которой совсем недавно высился холмик. Такой же, как и тысячи других. И не такой.
Девочка поморщилась, поставила ступню, обутую в кожаный башмачок, на ровное место. Сделала пробный шаг. Потом ещё один. А после заулыбалась. Всё было в порядке. Нога не сломалась, не подвернулась и даже не вывихнулась.
Павлик, Миха и Борис смотрели, как девочка добралась до поворота и скрылась за ним, потом перевели взгляд на Валерку.
— Дурак, — сказал Миха.
Валерка не ответил. Он уже решил, что навсегда останется маленьким.
* * *
Сумерки опустились мягким одеялом на верхушки ёлок, непрестанно шушукающихся о своих делах. Борис закончил осмотр малинника, но так и не нашёл ни одной ягоды. Павлик услышал, как урчит у него в животе. Хотелось есть. Или хотя бы горячего чая с лимоном, какой подавала на стол Фея Странных Подарков.
Ведьмоловка чернела среди выпрямившися кустов. Ненужная и уже почти не страшная.
Пора было выбираться обратно. Только идти никуда не хотелось. Куда тут идти, если ведьма так и осталась непойманной.
Далеко-далеко, там, где деревья по краям тропинки сходились в одну точку, разлилось странное сияние, словно всходила голубая луна. Павлик толкнул в бок Миху. Миха, увидев непонятный свет, толкнул Бориса. Валерка сидел отдельно, поэтому его толкать никто не стал. Но и он, заметив всеобщее волнение, взглянул в ту сторону.
Показалась луна. Только она не всходила, а таинственным образом катилась по тропике, по которой ещё так недавно шагала ничего не подозревающая ведьмочка. Луна приближалась. Не сговариваясь, друзья на всякий случай покинули тропинку и притаились возле малинника.
Павлик не заметил, сколько прошло времени, когда таинственное существо остановилось у всеми покинутой ведьмоловки. Оно представляло из себя шар, наполненный голубым светом. Небольшой. Размером с баскетбольный мяч. По краям его лучились волнистые отростки. Перебирая ими, существо продвигалось вперёд. Павлик увидел, как всё вокруг полыхнуло серебром, словно кто-то щёлкнул фотовспышкой. Когда он перевёл взгляд обратно на существо, оно смотрело на Павлика тремя внимательными глазами.
— Привет, я — восьминожка, — раздался низкий ласковый голос. — Не прячьтесь, я всё равно вас вижу!
Друзья покинули своё укрытие и выбрались на тропинку, остановившись на почтительном расстоянии.
— Все четверо, — удовлетворённо проговорило существо, — четыре охотника на ведьм. Четыре неудачника. И суждено вам оставаться здесь на вечные времена.
— Это ещё почему? — заспорил Миха. — Сейчас придёт фея и заберёт нас, а потом отправит обратно домой.
— Нет, — сказала восьминожка, и Павлик удивился, как она может разговаривать при полном отсутствии рта. — Фея дарит только один подарок.
— Не поэтому, — возразил мрачный Валерка. — Просто фея злая. Злые всегда бросают тех, кто им поверил.
— Почему же ты решил, что она злая? — удивилась восьминожка.
— Она чуть не заставила нас оторвать ведьме ногу, — объяснил Павлик.
— Вы не правы, друзья мои, — треугольник глаз мигнул и снова воззрился на четвёрку мальчишек, занесённых в ведьмин лес. — Никто не заставлял вас отрывать ведьме ногу, как и никто не заставлял ловить её. Фея сказала, что встретить её вам не суждено, а можно только поймать. Фея подарила вам ведьмоловку. Но охотились на ведьму вы сами. Сами выбрали место. Сами устроили западню. Сами подкарауливали ведьму. И сами её упустили. Разве фея заставляла вас?
— Но всё равно, — сказал Валерка. — Вот ведьмоловка. Зачем она дала нам такую злую машину?
— И снова неправда, — восьминожка кувыркнулась и на секунду замерла в воздухе. — Сама по себе ведьмоловка не злая и не добрая. Ведьмоловка — это вещь. А злыми или добрыми вещи становятся исключительно от наших дел или наших намерений. Ведьмоловка вручена вам для того, чтобы вы сделали выбор и, возможно, нашли иной путь к ведьме. Выбор-то сделан, а вот с поисками плоховато.
— Да катись оно всё к чёрту, — Миха яростно пнул один из бугорков.
— Возможно, вам надо было поймать не ведьму, а себя самих, — задумчиво произнесла восьминожка, наблюдая, как Миха растирает ушибленные пальцы. Прежде, чем искать зло в других, найди его в самом себе. Найди и избавься. Тогда увидишь, как всё покатится не к чёрту, а другой, более приятной дорогой. Покатится и заберёт тебя с собой. До самых Прохладных Ворот.
— Откуда вы знаете про Ворота? — спросил Борис.
— Все дороги ведут к Вратам. Даже та, по которой ушла лесная ведьма.
— Хорошо, пускай ушла, — вступил Миха. — А как бы ты сумела встретиться с ней?
— Прежде всего, я бы позвала её, — сказала восьминожка.
— Я звал, — вздохнул Валерка. — Чуть горло не надорвал.
— Ты звал не по имени, — возразила восьминожка. — Сам-то наверняка нечасто оборачиваешься на улице, когда слышишь «Мальчик! Мальчик!» или «Э! Пацан!».
— Но мы не знаем имени, — заметил Борис.
— Ведьмины имена мало кто знает, — согласилась восьминожка. — Хотя частенько они у всех на слуху.
«У всех на слуху!» — пронеслось в голове у Павлика.
— А может оно быть в стихотворении? — спросил он.
— Может, — не стала спорить восьминожка.
— Боря, покажи, — взмолился Павлик, наполняясь надеждой.
Борис развернул записную книжку перед восьминожкой.
— Так сразу бы сказали, что ключ к имени у вас! — обрадовалась восьминожка.
— Где? — хрипло спросил Миха.
— Держи, — в одном из отростков блеснул огонёк.
Миха бережно взял в руки палочку с кристаллом, сияющим как галогеновая лампочка.
— Пиши строчки, — приказала восьминожка.
Миха принялся выводить в воздухе буквы, медленно шевеля губами. Над верхушками ёлок начали появляться слова, написанные ярким, как сварка, синим светом.
Буквы внезапно почернели и осыпались.
— Чего это с ними? — искренне удивился Миха.
— Ошибочка, — огорчилась восьминожка. — Сейчас важно каждое слово, каждая буква, каждая запятая. А ты взял и укоротил третью строчку.
— Щас я перепишу! — Миха обречённо вздохнул и сжал палочку покрепче.
— Для тебя уже всё закончено, — сказала восьминожка. — Попытка даётся всего один раз.
— Можно я? — выступил вперёд Павлик.
Приняв жезл, мальчик принялся за работу, наморщив лоб, чтобы не допустить ни малейшей ошибки.
— Теперь взмахни палочкой, — раздался голос восьминожки.
Павлик взмахнул. Первые буквы в каждой строчке окрасились алым.
— КАТЮША, — прочитали все хором.
— Вот вам и имя, — довольно закончила восьминожка. — Теперь осталось только её позвать.
* * *
Серебряная Луна сияла над лесом. Тонкие спицы её лучей пронзали глухие чащи, добираясь до самых потайных закоулочков. Лес тихо шелестел, наполненный невидимой ночной жизнью. Бесшумно скользили по скрытым во тьме тропам силуэты странных зверей. Перекликались неведомые птицы. Проскакал сиреневый единорог, разметав прошлогоднюю листву. Чуть позже по его следам прокралась тень чёрного волка, перетекая из света в тьму и обратно.
Где-то в лесу стояли Прохладные Врата, к которым вели все дороги. По одной из них шагала маленькая девочка, одетая в длинное платье. Кожаные остроносые башмачки уверенно отмеряли каждый шаг.
За ней спешил мальчик. Он почти бежал и успел запыхаться. Мальчик не видел ничего, кроме маленькой фигурки далеко впереди. Такой же маленькой, как и он сам. Он спешил. Он больше всего боялся, что за очередным поворотом фигурка исчезнет. Скроется во тьме навсегда. Он перебирал ногами быстро-быстро, и корни волшебных деревьев с опаской уходили в землю при его приближении.
Когда он уверился в том, что девочка его услышит, то собрался с духом и прокричал:
— Катя! Катюша!
Девочка остановилась. А потом повернулась и посмотрела назад, откуда к ней спешил маленький незнакомый мальчик. Хотя, быть может, она уже знала его. Просто забыла.
Когда он приблизился, девочка сама шагнула ему навстречу. Он тут же остановился, растерянный и смущённый.
Она подошла вплотную и дотронулась до его правого плеча. В её глазах танцевали лунные блики. Десять или даже двенадцать в каждом. Другая рука коснулась его пальцев, стиснутых в кулак от волнения, и они разжались. Девочка положила ему на ладонь что-то твёрдое и округлое.
— Я буду расти? — прошептал мальчик. — Теперь-то я вырасту? Правда?
— Ты вырастешь, — пообещала девочка и, чуть помедлив, добавила. — Валера.
Рука исчезла с плеча. Девочка снова повернулась и продолжила свой путь. Валерка понял, что должен остаться. Он смотрел ей вслед, а на душе отчего-то было очень грустно. Он стоял долго. Валерке даже стало казаться, что он всегда стоял на этой дорожке. Но Валерка знал, что это не так. Сказка не бывает бесконечной. Даже та, где есть ведьмы. Наверное, сказка заканчивается для того, чтобы дать начаться следующей сказке. Тоже красивой и удивительной. Тоже чуть грустной, а может быть ослепительно весёлой. Другой истории, которая ещё не пришла, но уже спешит на смену той сказке, где ведьма уходит за горизонт, всё-таки вспомнив давно забытого мальчишку.
Сзади раздались шаги. Это пришли друзья. Валерка посмотрел на свою ладонь. Там лежала конфета в блестящей обёртке. Название на конфете отсутствовало. Обёртку испещривали красно-жёлтые зигзаги, а по центру красовался маленький рисунок Валеркиного вездехода.
— Ого! — похвалил Борис. — Может внутри новый вездеход?
Но внутри оказалась просто конфета. Бледно-лиловая, как платье ведьмы. Похожая на сливовую карамель.
— Какой бы ни был подарок — это подарок, — непонятно высказалась восьминожка и добавила. — Обернитесь. Вам предстоит ещё один выбор.
* * *
Трое ворот предстали перед друзьями.
Первые сверкали золотым сиянием. Из-за открытых створок доносился жар, словно за ними дышал жаркий ветер пустыни.
Центральные ворота отливали малахитом. Сквозь щель явственно чувствовалась болотная сырость и запах плесени.
Последние окутались голубым дымом. От них ощутимо веяло прохладой.
— Так какие? — спросила восьминожка.
— Эти, — Борис безоговорочно показал на третьи.
— Тогда в путь, — разрешила восьминожка.
На этот раз Павлик благоразумно пристроился последним.
Миха, шагавший впереди, уже занёс ногу над порогом, как вдруг остановился.
— А они сразу за мной не закроются?
— Они общие для вас всех, — раздался издалека голос восьминожки, рассыпался стеклянными горошинами, развеялся едва слышными отголосочками и затерялся, превратившись в лесное эхо.
Павлику показалось, что все они забрались в огромную морозилку. Ничего не было видно, кроме холодного непроницаемого голубого тумана. Когда Павлик начал замерзать, дунул тёплый Южный Ветер и унёс туман. Дунул, но ничего не сказал на прощанье.
Друзья оказались в своём собственном дворе. В дальнем глухом углу, где начинаются лабиринты гаражей.
«Это и есть другой мир? — подумал Павлик. — Но ведь ничего не поменялось. Ну ни капельки! Или изменились мы сами?»
Одним прыжком Валерка подскочил к бетонной плите и вытащил свою игрушку. В тот же миг из-за поворота вынырнул Митька. Увидев вездеход в руках хозяина, Митька замер и пронзил Павлика жалким, затравленным взглядом.
Закуток наполнила тяжёлая тишина. Наконец, Миха нехорошо усмехнулся и гулко постучал костяшками правой руки по левой ладони. Умный Борис отвернулся в сторону. Он не любил разборок. Тем более, неизбежных разборок. Павлик переводил растерянный взгляд с Михи на Бориса и совершенно не знал, что сказать. Валерка тоже молчал — он думал.
Он вспоминал, как гордо он смотрел на всех ребят, держа в руках вездеход, впервые вынесенный во двор. Как грело его чувство неповторимости той великой минуты, что такое чудо положено иметь только ему, Валерке. Одному во всём городе.
Вездеход снова был у него в руках, но тепло не появлялось, словно Валерка так и остался стоять в створе Прохладных Ворот.
Теперь он думал, что Митьке никто никогда не привезёт вездеход с симпозиума. Потому что нет у него отца. А если б и был, то не все отцы ездят на симпозиумы, да ещё на такие, где продаются сверхсовременные новинки технической мысли. И, может, грело когда-то Митьку чувство творящейся несправедливости, как грело оно Валерку, стоявшего перед стеклянным замком, ещё нетронутым. И не сломал ведь Митька вездеход. Вон, ни одной царапинки. Просто, играл иногда. А сейчас Валерка имеет полное право вмазать Митьке. А не Валерка, так Миха вмажет. Но почему-то Валерке этого уже не хотелось.
— На! — Валерка протянул обретённое сокровище временному владельцу.
Митька испуганно замотал головой.
— Возьми, — Валерка шагнул вперёд и сунул игрушку в Митькины руки.
— Не! Я не могу, — замотал головой Митька и вернул вездеход. — Можно лучше мне приходить и играть с ним? Хоть иногда?
— Можно, — чётко сказал Валерка. — Хоть каждый день.
И, чтобы не сделать обратного шага, утвердительно кивнул.
* * *
Борис исчез в своём подъезде, затем скрылся Валерка. Павлик добрался до седьмого поворота. Дальше он должен идти один. Но Миха не спешил домой.
— Посидим, — предложил он, мотнув головой в сторону лавочки.
Павлик счастливо опустился на деревянные бруски. Миха молчал. Но сейчас и не нужны никакие разговоры. Павлик готов был сидеть рядом весь вечер. Да что вечер — целую вечность! Его снова охватило то радостное чувство, что он не зря переехал именно в этот двор. И не зря вышел на улицу в тот день. Ведь, задержись он дома, и эта удивительная история случилась бы не с ним. А может и не произошло бы вообще никакой истории.
— Миха! Миха! — раздался радостный вопль Валерки. — Я вырос! На целый сантиметр! Честное слово!
Миха вскинул голову и вдруг улыбнулся. Улыбка у Михи была широкой и открытой. И Павлик удивился, с какой это стати Миха казался ему беспросветно хмурым.
Автор
mila997
mila9971660   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
29
Размер файла
218 Кб
Теги
molovka, ved
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа