close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Мария Орлова.Трудно быть ведьмой

код для вставкиСкачать
Мария Орлова.Трудно быть ведьмой
Орлова Мария Николаевна
Трудно быть ведьмой
На улице шел проливной дождь и свистел ветер. Деревья в парке вокруг замка жалостно скрипели, тонкие молодые деревца и совсем старые ломались, не выдерживая натиска стихии. Ветер закручивал и поднимал в небо охапки хвороста, сложенные в саду. Ураган бушевал уже несколько часов, и заканчиваться не собирался.
— Тебе не надоело еще пугать людей? — спросила Аврора, заходя в комнату к матери: — Что они сделали такого, что ты так разозлилась?
— Они решили, что они сильнее и умнее меня, — зло ответила ей мать, кидая в котел над которым колдовала еще щепотку травы. Ветер на улице завыл еще сильнее.
— Мама, может уже хватит? — спросила девушка.
— Нет, не хватит, они у меня узнают, что, значит, идти против Селены. Эти презренные смертные решили, что платят мне слишком высокую дань и взбунтовались. Видишь ли, от меня нет никакой пользы.
— И ты решила обрушить на их головы все, от чего защищала столько лет?
— Да, — с вызовом ответила женщина.
— Мам, это, по крайней мере, не разумно, — вздохнула Аврора: — Люди и так нас не слишком любят, а сейчас ты только усиливаешь ненависть в их сердцах. Можно же было просто объяснить им, что плата не так уж и высока, рассказать им, что отсутствие засухи и саранчи в последние годы это твоих рук дело или, в конце концов, уменьшить им эту дань, нам ведь с тобой много не надо.
— Я не собираюсь никому ничего объяснять, — зло ответила дочери Селена: — Они же идиоты! Они даже не в состоянии понять, почему у соседей урожая едва хватает, чтобы зиму пережить, а они запасы съесть не успевают, так их много. А значит, и говорить мне с ними не о чем!
— Да ладно тебе, мама, стоит ли трепать себе нервы из-за того, что кто-то не в состоянии оценить твои усилия.
— Пожалуй ты права, — подумав, ответила женщина: — Просто обидно.
— Пойдем лучше попьем чаю, — взяв мать под руку, сказала девушка и увлекла ее за собой из комнаты.
Пока они спускались из башни и шли на кухню, им не встретилась ни одна живая душа.
— Интересно, а куда это все подевались? — спросила Селена: — Я что сама должна себе готовить?
— Я все сама сделаю, — сказала Аврора и стала наливать воду в чайник. Набрав воды, она поставила его на плиту. Затем девушка положила в печь несколько поленьев и дунула на них, поленья тут же охватил огонь.
— Ты не должна все делать сама, — садясь за стол, сказала Селена: — Не забывай что ты хозяйка в этом доме.
— Но мне совсем не сложно, мама.
— Тогда зачем я кормлю этих бездельников, которые зовутся прислугой?
— Видимо они испугались урагана, и все попрятались, — предположила девушка.
— Что-то я не вижу, чтобы на кухне бушевал ураган, — буркнула женщина.
Девушка ничего не ответила матери на это и стала накрывать на стол. Она поставила на стол чашки, достала пирог и тоже поставила на стол.
— Давай после чая займемся твоим внешним видом, — предложила Аврора: — А то ты что-то совсем перестала следить за собой.
— Какая разница как я выгляжу, — устало вздохнула Селена: — И потом, по-моему, именно ты всегда была противницей того, чтобы я меняла внешность.
— Я и не предлагаю тебе выглядеть как молодая нимфа, я всего лишь предлагаю тебе нормально одеться и причесаться.
— Можно сколько угодно менять внешность, суть от этого не изменится, — прозвучал голос из угла. Голос принадлежал непонятному существу, похожему на гнома, только больше ростом. Говоривший был уродлив, его лицо пересекали два огромных шрама, не было одного глаза и одной ноги до колена. Он передвигался на деревянной подпорке.
— Тебя никто не спрашивал, — огрызнулась Селена и бросила в угол огненный шар, но не попала, существо увернулось.
— Раскидалась, — пробурчало существо: — Вот попадешь когда-нибудь, кто тогда тебе прислуживать будет? Кому ты будешь приказывать Тор, подай то, Тор, сходи туда, Тор принеси это.
— Что-то ты разговорился сегодня, — пряча улыбку и напуская на себя строгий вид, сказала Селена: — Не слишком ли ты много себе позволяешь?
— Не слишком ли ты много себе позволяешь, — передразнивая ее голос, повторил Тор: — Нет, не слишком. И почему я до сих пор у тебя работаю, давно надо было убраться отсюда подальше.
— Потому что тебе некуда идти, — ответила ему женщина: — И потому что ты обязан мне жизнью.
— Я и сам это помню, могла бы не напоминать, — пробурчал Тор и снял закипевший чайник с огня: — Пейте вот чай лучше, чем всякие гадости вспоминать.
— Тор обязан тебе жизнью? — удивленно глядя на мать, спросила Аврора.
— А ты думала я только гадости делать способна? Нет, детка, некоторым неблагодарным я жизнь спасала.
— Некоторым неблагодарным я жизнь спасала, — повторил, кривляясь, Тор: — Я столько лет на тебя работаю за это, мне бы кто спасибо сказал, — возмущенно произнес он.
— Достаточно того, что я тебя кормлю и терплю твое ворчание каждый день, — устало отмахнулась от уродца Селена: — А теперь иди отсюда, сегодня у меня нет настроения ругаться с тобой.
— Хоть бы раз сказала спасибо, Тор, ты так замечательно все сделал, Тор, ты столько всего делаешь, Тор, — забурчал себе под нос, уходя, слуга.
— Вот и этот тоже недоволен, — вздохнула Селена: — Ну почему меня окружают только неблагодарные твари. Что бы я ни делала для них, им все мало, но зато, как только я делаю что-то вопреки их желанию или не делаю вообще, люди тут же вспоминают что я ведьма. Нет в жизни справедливости, девочка моя.
— Ну не все же такие, — попыталась утешить мать Аврора.
— Вот смотрю я на тебя и удивляюсь, — ведьма усмехнулась и погладила дочь по голове:
— Тебе ведь тоже достается от людей, но при этом ты остаешься сущим ангелом.
— Ну, с ангелом ты загнула, — улыбнулась Аврора: — Но я стараюсь не давать волю гневу, вот и все. Если меня что-то очень злит, я стараюсь отложить наказание до следующего дня, а завтра все уже не кажется мне таким серьезным.
— Терпение и доброта это в тебе явно не от меня, — сказала женщина: — Хотя не думаю, что тебе стоит благодарить за них своего отца. Ведьма не должна быть доброй, это противоестественно.
— А может быть, я не хочу быть ведьмой, — возразила Аврора.
— Тебя никто не спрашивает, хочешь ты этого или нет. Ты от рождения ведьма, причем весьма могущественная.
— Но я лишь наполовину ведьма, — возразила матери девушка.
— Замолчи, — прикрикнула на дочь Селена, вставая: — Если ты будешь мне повторять, что ты наполовину эльф, я выгоню тебя из дома и думаю, вряд ли семья твоего папочки будет рада тебя видеть.
— Я и не собиралась этого говорить, не сердись. Просто я не обязана делать что-то, потому что этим занимаешься ты.
— Наивная, — покачала головой Селена и вышла из кухни.
Аврора вздохнула и стала убирать со стола.
— И все-таки я не обязана быть ведьмой, — сказала она своему отражению в начищенной до блеска сковороде и улыбнулась. Из отражения на нее смотрела молодая и очень красивая темноволосая девушка. Аврора наклонила голову в сторону, рассматривая свое отражение, через некоторое время отражение самостоятельно подмигнуло ей и улыбнулось.
— Но все же иногда быть ведьмой не так уж и плохо, — добавила она и вышла из кухни.
В замке по-прежнему было тихо. Аврора поднялась по лестнице, подошла к комнате матери и прислушалась.
— Незачем подслушивать под дверью, — раздался голос Селены: — Ты ошибаешься, если думаешь, что я не знаю что ты там.
— Я думала, может быть, ты уже спишь, — смутившись, сказала девушка, заходя в спальню.
— Нет, еще не сплю.
— Давай я помогу тебе расчесать волосы, — предложила Аврора и взяла со столика гребень.
— Подлизываешься? — спросила Селена: — И что ты хочешь?
— Ничего я за это не хочу, — ответила девушка: — Могу я просто помочь своей маме расчесать волосы на ночь?
Селена только улыбнулась и взяла второй гребень. Когда они закончили расчесывание, девушка заплела волосы матери в косу и помогла ей одеть чепчик.
— Спасибо, — с некоторым усилием сказала женщина.
— Не за что, — улыбнулась Аврора: — Может тебе еще что-нибудь нужно?
— А что мне еще может быть нужно? — удивленно спросила Селена, ложась в постель.
— Ну, хочешь, для тебя станцуют или колыбельную песню споют, или станцуют?
— Хотела бы я посмотреть, как выглядит колыбельный танец, — засмеялась Селена, а Аврора смущенно покраснела, но, подумав, улыбнулась. Она щелкнула пальцами, и в комнате появились несколько ее точных копий. Девушка щелкнула второй раз и одна из копий запела колыбельную, а остальные закружились в медленном танце. Сама Аврора, удовлетворенно кивнув, села на кровать матери и поправила одеяло.
— Прекрати смеяться, — недовольно сказала она, глядя на мать: — Ты спать должна, а не смеяться.
— А ну брысь, — смеясь, щелкнула пальцами Селена, и копии Авроры растаяли в воздухе.
— Мне еще никогда не танцевали колыбельную, — сказала она, поцеловав дочь, и на глаза у нее навернулись слезы: — Спасибо, милая.
Девушка улыбнулась и, пожелав, матери спокойной ночи, вышла из комнаты. Подумав немного, Аврора пошла в башню, где ее мать занималась колдовством. В башне ветер был слышен гораздо лучше, чем в самом замке и от этого было очень неуютно. Девушка поколдовала немного над волшебным котлом и пошла спать. Уже засыпая, она слышала, что ветер на улице становился все тише, ураган постепенно затихал.
Встав утром, Аврора выглянула в окно. На улице ярко светило солнце и ничего кроме поломанных деревьев не говорило о вчерашнем урагане. Девушка улыбнулась, открыла окно и стала приводить себя в порядок. Умывшись, она встала перед зеркалом и внимательно посмотрела на себя.
— Что бы мне сегодня одеть? — спросила она саму себя вслух: — Синее платье?
Девушка повернулась вокруг себя и в зеркале она уже отражалась в платье.
— Нет, пожалуй, синее я не хочу, — подумав, сказала Аврора и снова повернулась. Вертелась перед зеркалом, примеряя различные наряды, она достаточно долго. После того как девушка выбрала подходящее платье, она взялась за прическу. По щелчку пальцев волосы у нее на голове то сплетались в какую-нибудь замысловатую прическу, то снова распускались. Когда наконец-то подходящая прическа была выбрана, Аврора, удовлетворенно кивнув, обратилась к своему отражению:
— А ну-ка, покрутись, я хочу посмотреть на себя со всех сторон.
Отражение послушно завертелось, демонстрируя платье и прическу со всех сторон.
— Может выпустить прядь на виске? — спросила у отражения девушка.
— По-моему не стоит, — ответило отражение: — Она будет только мешать.
— Да, ты права, — согласилась девушка: — Спасибо, — и, улыбнувшись отражению, вышла из комнаты.
Слуги сновали по замку туда сюда, наводя порядок и начищая до блеска полы. Прислуга в замке была очень необычная. Как и Тор, это чаще всего были уродцы и изгои. Например, чисткой печей и каминов занимался дракон. На первый взгляд можно было подумать, что это крошечный детеныш, так как размером он не превышал собаку, но это был совершенно взрослый дракон, который по каким то причинам не вырос до огромных драконьих размеров. Свою работу он делал самозабвенно и очень ответственно, Аврора очень редко сталкивалась с ним, потому что чаще всего он или был внутри камина или передвигался по крыше от одной трубы к другой. В замке его можно было видеть только тогда, когда он старательно собирал в кучки золу, извлеченную им из каминов.
Мытьем и натиранием полов занимались два странных существа, плоды любви лешего и русалки. Предположительно это были существа женского пола. От матери они унаследовали зеленоватую кожу и хвост, а от отца уродливую внешность и древообразные верхние конечности. Жить в воде, как русалки, они не могли, но в лесу не могли тоже, из-за отсутствия ног. Интеллектом они не пошли ни в маму, ни в папу и были беспробудно тупы, единственно, что они умели делать и делали хорошо, это мыть и натирать, чем они и занимались.
Садом занимался тот самый леший, дети которого мыли полы в замке. Делал он это из-за детей или еще, по какой причине Аврора не знала, но сад был если не в идеальном состоянии, то очень ухоженным. Лешему помогал старый эльф, которому люди забавы ради в молодости обломали крылья. К своим сородичам вернуться ему не позволила гордость, и он остался в замке, где его вылечили. В его обязанности входил уход за цветами и помощь лешему.
Одним из немногих нормальных существ в замке был дракон Кован. Почему он служил им, Аврора тоже не знала, но она очень любила дракона. Они часто летали с ним гулять или по делам. Девушка баловала дракона пирогами с черникой, которые он очень любил.
В столовой за большим столом уже сидела Селена, но девушка не сразу узнала мать. Та выглядела как молодая белокурая нимфа, одетая в ничего не прикрывающие тряпочки.
— Доброе утро, мама, — сказала Аврора и села на другом конце стола. Завтракали они молча.
— Ты же сама хотела, чтобы я занялась своей внешностью, — хмуря прекрасный лобик, сказала нимфа.
— Но мама, зачем же скатываться до такой пошлости, — воскликнула девушка: — Неужели нельзя было просто привести себя в порядок? Или, на крайний, случай выбрать что-нибудь менее экстравагантное.
— Тебе хорошо говорить, — рассержено сказала Селена: — Ты выглядишь прекрасно без всякого колдовства, и тебе нет необходимости прибегать, как ты говоришь к пошлости.
Девушка не стала спорить, а просто встала и, взяв мать за руку, подвела ее к большому зеркалу в гостиной. Одним заклинанием она вернула ей прежний облик, и стала, как и себе, утром, подбирать платья, а затем дело дошло до прически. Когда все было закончено, девушка удовлетворенно посмотрела на то, что получилось. Из зеркала на них смотрела красивая, светловолосая, зрелая женщина.
— Вот видишь, и совсем нет необходимости принимать чужой образ, — удовлетворенно сказала Аврора, поправляя складки на платье матери: — Ты и так красивее любой нимфы.
— Тоже мне, домашняя фея, — хмыкнула Селена, но рушить образ не стала.
— Куда ты, мам? — поинтересовалась девушка, видя, что мать направляется к выходу.
— Хочу посмотреть на последствия урагана, — ответила Селена и, прочтя заклинание, превратилась в голубя.
— Мама, постой, — крикнула ей Аврора, но Селена не послушала ее и улетела. Девушка вздохнула и пошла на кухню, чтобы утвердить меню на сегодня. Потом она прошлась по замку, отдала все необходимые распоряжения слугам и задумалась. Сидеть дома ей не хотелось, и она решила помочь с закупкой продуктов. Взяв у повара список всего, что необходимо купить, Аврора пошла во двор, где жил Кован.
— Доброе утро, моя маленькая госпожа, — приветствовал девушку дракон.
— Доброе утро, Кован, — улыбнувшись, ответила Аврора: — Как ты провел сегодняшнюю ночь? — уже серьезно спросила она.
— Я в замке прятался, — ответил дракон: — Тор открыл мне дверь в большой зал для приемов, и я там спал. А с чего это твоя мать так разозлилась? — спросил он.
— А почему ты решил, что это мама? — поинтересовалась Аврора: — Может, это я вчера устроила ураган. Я, между прочим, тоже ведьма.
— Я знаю, что ты тоже ведьма, — ответил Кован: — Но ты добрая ведьма, и не любишь ты всякие гадости делать. Вот если бы это дождик из цветов или конфет был, тогда я бы сказал что это твоих рук дело, а ураганы — это Селена.
Аврора улыбнулась и, забираясь дракону на спину по крылу, и сказала:
— Её обидели вчера, вот она и разозлилась.
— Уж больно она обидчивая, — пробурчал дракон: — Чуть что, так сразу ураган или еще какая напасть. Ну да Бог с ней, с твоей матерью, куда летим?
— Нам надо купить приправ, продуктов и новый казан, — сказала Аврора: — Значит, летим в город на рынок, а потом к жестянщику. И еще мне нужна дурман-трава, я свою всю истратила, а новую собирать еще не скоро. А потом, самое неприятное, надо будет зайти к старейшине и выяснить, когда он пригонит скот, который должен нам как дань.
— Маршрут ясен, — сказал Кован и поднялся в воздух.
Город, который называли Восточным, был самым большим населенным пунктом владений Селены, но она сама предпочитала жить в стороне от людей. Ее замок находился у самой границы владений. Покупки заняли у Авроры несколько часов, так как девушка очень тщательно выбирала продукты, приправы и дурман-траву. На улицах на девушку боязливо косились прохожие, а некоторые просто переходили на другую сторону при ее появлении. Когда все необходимое было куплено, Аврора вышла за ворота города, где оставила Кована. Девушка закрепила все покупки на спине дракона, и они полетели к дому старейшины, управляющего их землями. Управляющим его назначила не Селена или Аврора, а сам народ. Люди доверяли семье старейшины, в свое время его отец и дед были представителями этих земель. Селене же было абсолютно все равно, с кем иметь дело, она требовала только одного, чтобы дань ей собирали вовремя. Раньше никаких проблем с этим не возникало, но вот теперь люди почему-то взбунтовались. Когда Кован подлетел к нужному дому, на холме за городскими воротами, то внизу Аврора заметила большое скопление людей. Часть из них была местными жителями, а часть составляли чужие солдаты.
— Что-то не нравится мне это собрание, — повернув голову, сказал дракон: — Может, в другой раз со старейшиной поговоришь?
— Если я не ошибаюсь, — присмотревшись, ответила Аврора: — Это солдаты короля Грея, и отряд эльфов. Думаю надо спуститься и напомнить им, что они нарушили нашу границу, и что мы их в гости не приглашали. Сказать, что им лучше вернуться домой до того как об их визите узнает мама, иначе им не поздоровится.
— Только будь осторожна, — вздохнул Кован, и стал снижаться.
Появление дракона вызвало некоторую панику среди солдат, но старейшина быстро всех успокоил. Кован приземлился несколько в стороне от скопления людей. Аврора спрыгнула с его спины и плавно, как пушинка, опустилась на землю. Все замерли в ожидании того, что же будет дальше. Девушка не торопясь, подошла к солдатам.
— Добрый день, — улыбаясь, поприветствовала она старейшину, вышедшего вперед: — Я вижу у нас гости. Чем обязаны вашему визиту? — спросила она у вышедших вместе с ним мужчин.
— Вы, я полагаю, леди Селена? — спросил один из мужчин, поправляя на груди талисман, состоящий из головки чеснока, серебряного креста и прочей защитной чепухи.
— Нет, это дочь Селены, Аврора, — опередил с ответом девушку старейшина. Аврора слегка наклонила голову в приветствии.
— А с кем я имею честь? — спросила она.
— Сэр Дориан Локийский, рыцарь его величества, короля Грея, — кланяясь, представился один из мужчин. Он был молод, высок и хорошо сложен, Аврора не доставала ему и до плеча. У него были темные, почти черные волосы и очень серьезное выражение лица. Второй мужчина был гораздо старше рыцаря и это был эльф. Как и все эльфы, он был худощав и высок, но в отличие от большинства эльфов его волосы были иссиня-черными. Он был по-своему красив, но эльфы имели слишком бледную кожу, поэтому красота у них была своеобразная. Крылья, как самую ранимую часть тела, эльф прятал под железными доспехами. Хотя доспехи и защищали свернутые за спиной крылья, они не мешали расправить их в случае необходимости.
— Флориан V — король эльфов, — представился он: — Что вас так удивило? — спросил он, заметив, что брови девушки удивленно поднялись вверх.
— Вы или отчаянно смелы или столь же глупы, — объяснила свое удивление девушка. Теперь удивился эльф, но Аврора не дала ему ничего сказать и продолжила:
— Не скажу, господа, что рада нашему знакомству. Вы нарушили границы наших владений и поэтому, я прошу вас вернуться туда, откуда вы пришли.
— Боюсь, это не возможно, — ответил сэр Дориан: — Мы пришли сюда, чтобы освободить живущих здесь людей.
— Освободить от чего? — поинтересовалась Аврора.
— От ига и издевательств вашей матери и ваших, — ответил король эльфов.
— Как мило, — улыбнулась девушка: — Значит, мы с мамой над вами издеваемся? — обратилась она к старейшине.
Старейшина был явно испуган, он спрятался за спины своих защитников и не нашелся что ответить.
— Я не слышу, — произнесла Аврора. Улыбка исчезла с ее лица.
— Да, — крикнул старейшина и отошел подальше, прячась за спины солдат.
— Да, издеваетесь, — сказал рыцарь: — Как иначе можно назвать вчерашний ураган или огромную дань, которой ваша мать обложила эти земли.
— А что жители ваших земель вам дань не платят? — широко раскрыв глаза, якобы сильно удивляясь, спросила девушка.
— Конечно, платят, — ответил сэр Дориан: — Но не в таком размере и я не обрушиваю на их головы ураганы.
— Но я полагаю, вы и не защищаете свои земли от засухи, нашествия саранчи и прочих неприятностей, — улыбнулась Аврора, рыцарь немного растерялся.
— Когда это старая ведьма нас от чего-нибудь защищала? — раздался голос из толпы местных жителей.
— И все-таки, мама права, вы глупые, неблагодарные людишки, — вздохнула Аврора: — А вы никогда не задавались вопросом, почему на землях того же короля Грея уже второй год неурожай и засуха, а у нас нет?
— Вы хотите сказать…, - начал король эльфов.
— Именно это я и хочу сказать, — перебила его Аврора: — И потом, если дань для вас слишком велика, почему вы до сих пор не пришли и не сказали нам об этом?
— Хотел бы я взглянуть на того, кто отважиться сказать об этом старой ведьме, — сказал тот же голос из толпы.
— Между прочим, она совсем не старая, — нахмурившись, сказала Аврора: — И боитесь вы совершенно напрасно. В крайнем случае, если вас так пугает мама, вы могли бы поговорить об этом со мной.
— И, тем не менее, нас попросили о помощи, и мы здесь, чтобы помочь этим людям, — сказал эльф.
— Ну, как видите, все вопросы мы можем решить и без постороннего вмешательства, — серьезно сказала Аврора: — Поэтому вы можете возвращаться по домам.
— Пожалуйста, не бросайте нас, — закричал старейшина, выходя из-за строя солдат: — Если вы уйдете, ведьмы уничтожат нас всех, они не простят нам обращения к вам.
Аврору начинал злить этот человек, которого она когда-то считала умным, но девушка старалась сдерживать злость и быть с ним по возможности вежливой.
— Очень недальновидное решение, — сказала Аврора: — Или вы думаете, что эти люди и эльфы станут помогать вам просто так, по доброте душевной? Вам не пришло в голову, что даже если они и освободят вас от нашего, как вы говорите ига, то от дани вас никто не освободит. Вы будите, как и прежде платить, только не нам, а им. Но ваши земли и урожаи некому будет защищать, а сами вы вынуждены будете воевать во славу каких-то королей.
— Да не слушайте вы эту ведьму, — закричал смельчак из толпы и тут же сильно прикусил себе язык.
— А вот тебе никто слова не давал, — сказала девушка
— Не стоит применять здесь свое колдовство, — осторожно сказал сэр Дориан: — Если мы договоримся по-хорошему, и вы оставите этих людей в покое, то мы не будем возражать против того, чтобы вы остались жить здесь.
— А если нет?
— Если нет, то мы вынуждены будем изгнать вас с этих земель или, чего мне бы не хотелось, убить вас — сказал король эльфов.
— Мы будем возражать, — вмешался в разговор старейшина: — Их надо убить, иначе они не дадут нам спокойно жить.
— Вы мне угрожаете? — с усмешкой спросила Аврора: — Вы вторглись на мои земли, забили всякими крамольными мыслями головы моим людям и еще угрожаете мне? Думаю, господа, вы плохо представляете, с кем вы связались. Да, — добавила она, заметив, что солдаты схватились за свои талисманы: — Чеснок помогает защититься от вампиров, правда не от всех, но никак не от ведьм. Ваши талисманы здесь бесполезны.
Солдаты обеспокоено стали рассматривать свои талисманы.
— Аврора, сзади, — закричал Кован, предупреждая девушку о крадущемся к ней со спины человеке. Девушка мгновенно растворилась в воздухе и появилась за спиной нападавшего. Не успев ничего понять он кубарем полетел в строй солдат, сбивая их с ног, от легонького толчка в спину. Поднявшись на ноги, солдаты схватились за оружие, а эльфы за луки.
— Браво, — раздался сбоку голос Селены: — Как это мужественно, несколькими отрядами атаковать одну девушку.
— Селена, Селена, — пробежал шепоток среди местных жителей
— Мам, уходи отсюда, я сама справлюсь, — закричала Аврора.
— Не беспокойся за меня, малышка, — ответила ей мать и обратилась к королю эльфов:
— Вот уж никогда не думала, что ты придешь сюда, чтобы убить свою собственную дочь.
— Свою дочь? — в один голос переспросили рыцарь и эльф.
Селена ухмыльнулась и молча кивнула.
— Это ложь, — сказал, выходя из строя, молодой эльф: — Она не может быть его дочерью.
— Тише, Флорин, — остановил его сэр Дориан: — Не поддавайся на провокации.
— Это, как я понимаю, твой сын, — с усмешкой сказала Селена, оглядывая молодого эльфа с ног до головы: — Хорошенький.
— Что все это значит, отец? — обратился Флорин к королю эльфов.
— Это долго объяснять. Я был околдован, — ответил король: — Но я не знал, что у меня есть дочь, иначе я никогда бы не оставил ее на воспитание матери.
— Чушь, — зло произнесла Селена: — Ты просто бросил меня тогда, а теперь ищешь себе оправдание, не имея мужества признать свое предательство.
— Не надо, мама, — беря Селену за руку, сказала Аврора: — Пожалуйста, пойдем отсюда, я прошу тебя, я очень прошу.
— Я даю вам время до вечера, — сказала Селена: — Если вы уберетесь сами, то я, возможно, не буду наказывать вас за вторжение и своих подданных за предательство, а если нет, то пеняйте на себя.
Сказав это, Селена снова превратилась в голубку и улетела. Аврора забралась на спину, подошедшего к ней Кована и они тоже улетели.
— Моя дочь, — растерянно произнес Флориан V: — Боги всемогущие, у меня есть дочь.
— Ты знаком с этой ведьмой? — спросил короля принц.
— Да, — ответил король: — Когда-то, очень давно, она заманила меня в ловушку и околдовала. Я думал, что люблю ее, я забыл о своей семье, о своем народе, потом я вспомнил о вас, и колдовство рассеялось. Но я не знал, что у меня есть дочь.
— Но то, что молодая ведьма якобы ваша дочь ведь не заставит вас бросить нас одних, — спросил старейшина: — Ведьма ведь могла и обмануть вас, и это может быть совсем и не ваша дочь.
— Я не думаю, что она обманула, — задумчиво произнес король эльфов и погрузился в размышления.
— Почему вы убеждали нас, что с ведьмами невозможно вести переговоры? — спросил сэр Дориан у старейшины: — Насколько я видел, с ними вполне можно было договориться мирно, но вы даже не пытались.
— Мы боялись, — ответил старейшина: — Вы не представляете, что нам приходится терпеть от этих ведьм. То ураганы, то снег, посреди лета, то в один прекрасны день все наши коровы и быки начинают петь песни.
— Коровы? — засмеялся Флорин: — Петь песни?
Вам это кажется смешным? — багровея от злости, прошипел старейшина.
— Да, очень, — тоже смеясь, ответил рыцарь: — Должно быть, это было забавно.
— Это было совсем не забавно.
— Не сердитесь, но поющие коровы — это не ураган и большого ущерба вам нанести не могли. Вот ураган — это другое дело. Часто они устраивают вам ураганы? — поинтересовался принц Флорин.
— Да, — тут же сказал старейшина.
— Как часто? — спросил сэр Дориан.
— Ну, — замялся старейшина: — Я не считал, но разве даже одного раза не достаточно?
— То есть, был всего один ураган? — уточнил Флорин: — Вы так нагло лгали нам? Зачем?
— Иначе бы вы не согласились помочь нам, — ответил старейшина: — Вы даже не представляете, какого это, жить во владениях ведьм, все время ждать какой-нибудь беды. И потом, вам ведь самим выгодно убить их, иметь общие границы с ведьмами опасно.
— Но почему вы обратились за помощью не только к королю Грею, но еще и к эльфам? — спросил рыцарь.
— Да, этот вопрос меня тоже интересует, — очнулся от своих мыслей король Флориан.
— Ну, мы не только к вам обратились, — смутившись, ответил старейшина: — Кто же знал, что оба ваших государства согласятся нам помочь.
— Прекрасно, — покачал головой король эльфов: — Нас с вами просто использовали, мальчик мой, — сказал он, обращаясь к рыцарю: — Что ты думаешь теперь делать, Дориан?
— Хоть эти люди и не стоят того, чтобы им помогали, — ответил рыцарь: — Но раз уж мы здесь, я хочу попробовать поговорить с ведьмами, то есть с хозяйками этих земель, — поправился он.
— О чем с ними можно говорить? — в сердцах воскликнул старейшина: — Их надо просто убить и все.
Рыцарь ничего не ответил и пошел в сторону своего порядком потрепанного ураганом лагеря.
— Подожди, Дориан, — крикнул эльфийский принц и побежал за рыцарем: — Хочешь, я поеду с тобой?
— Не думаю, что это хорошая идея, — ответил сэр Дориан: — Насколько я понял, Селена имеет к эльфам некоторые претензии, поэтому мне лучше поехать одному.
— А о чем ты собираешься с ними говорить? — подходя, спросил король эльфов.
— Я здесь, чтобы расширить за счет этих земель владения моего короля. Воевать с женщинами, как-то не солидно, поэтому я попробую уговорить их добровольно войти в состав нашего государства.
— А если они не согласятся? — спросил принц Флорин.
— Тогда и буду решать, — сказав это, рыцарь сел на коня и поехал в сторону замка Селены.
Когда Аврора с Кованом прилетели в замок, девушка первым делом побежала искать мать. Нашла она ее сразу в большой башне, Селена изучала волшебные книги.
— Мне нужна твоя помощь, — сказала она дочери, не поднимая головы: — Найди книгу об эльфах и посмотри, как с ними можно бороться.
— А может не стоит с ними бороться? — неуверенно спросила Аврора, доставая книгу с полки.
— Если ты забыла, они пришли чтобы убить нас, — сердито сказала Селена: — И если ты думаешь, что тебя помилуют, просто потому что ты никогда не делала им ничего плохого, то ты ошибаешься. Люди трусливы и поэтому предпочитают избавляться оттого, что им не понятно и пугает, к тому же, наша земля для них лакомый кусочек.
— Я просто подумала, — неуверенно попыталась оправдаться девушка.
— А ты не думай, а лучше посмотри-ка, что там делают наши незваные гости.
Аврора послушно подошла к зеркалу на стене и, произнеся заклинание, стала смотреть, что происходит в стане врага. Зеркало не совсем вписывалось в интерьер комнаты. Оно было выполнено в романтическом стиле, его раму украшали всяческие цветочки и завитушки, но это было не простое зеркало. Девушка просила зеркало показать то одно место, то другое, зеркало послушно исполняло просьбы.
— В лагере все спокойно, — сказала Аврора: — Хотя не похоже, что они собираются уезжать.
— Кто бы сомневался, — буркнула Селена.
— Но к нападению они тоже не готовятся, — сказала Аврора и задумчиво добавила: — Странно, я не вижу там сэра Дориана. Ну-ка, покажи мне, где рыцарь.
— И где он? — спросила Селена, прервав долгое молчание дочери.
— Он едет к нам, — ответила Аврора.
— Сколько с ним людей? — оторвавшись от книг, спросила Селена.
— Он один, — ответила Аврора.
— Один? — удивилась Селена и подошла к дочери: — Да, действительно один. Интересно, что он задумал?
— Мам, давай сначала выслушаем его, — попросила девушка: — Вдруг он едет, чтобы извиниться.
— Извиниться? — спросила Селена и засмеялась: — Как же ты наивна, девочка моя, — добавила она: — Чем говорить глупости, лучше посматривай, что происходит, и подумай, как нам избавиться от наших гостей.
Аврора вздохнула, и села в уголок смотреть книгу об эльфах. Она иногда поднимала глаза на зеркало, прося его показать то или иное место своих земель.
— Мам, а как получилось, что Флориан V мой отец? — спросила она. — Ты как-то обещала, что расскажешь мне все, когда я вырасту.
— Это долгая история, — сухо ответила Селена.
— А я не спешу, — сказала Аврора, прикрывая книгу: — Ты его приворожила? — спросила она:
— А потом заклинание разрушили, и он ушел?
— Я его не привораживала, — воскликнула Селена: — Он любил меня, а потом появилась его жена и убедила Флориана, что я околдовала его.
— А ты совсем не использовала магию?
— Не использовала, — ответила Селена: — Ну, почти не использовала. Ворожбы там не было, — продолжила она, заметив вопросительный взгляд дочери: — Я заманила его сюда, чтобы убить, но влюбилась, как только взглянула в его васильковые глаза, и он тоже полюбил меня, но его чертово чувство долга перед страной и семьёй, все портили. Я только немного затуманила ему воспоминания о прошлом. И все было бы замечательно, не появись здесь его жена. Я была так влюблена и так счастлива, что потеряла осторожность, и это едва не стоило мне жизни. Тебе, впрочем, тоже, я тогда была беременно тобой.
Селена замолчала и отвернулась к окну. Аврора подошла к ней и обняла мать за плечи.
В это время в окно забился воробей, Селена открыла окно и впустила птицу. Воробей сел ей на плечо, и что-то защебетал на ухо.
— Спасибо, я знаю, — сказала ему ведьма: — Скажи своим сородичам, чтобы следили за войнами и если что-то произойдет, сразу же сообщали мне.
Аврора достала из кармана кусочек хлеба и, раскрошив его, протянула воробью на ладони. Воробей склевал все крошки и улетел.
— Рыцарь уже совсем близко, — сказала Селена, вытирая слезы с лица.
— Давай я сама узнаю, что ему надо, — предложила Аврора и вышла из комнаты.
— Покажи мне Флориана, — приказала зеркалу Селена. Зеркало выполнило указание, показав короля эльфов. Тот сидел возле своего шатра и о чем-то думал. Потом, как будто почувствовав, что за ним наблюдают, он поднял голову, и его ярко синие глаза встретились с глазами Селены.
— Хватит, — крикнула Селена и выбежала из комнаты.
В тронном зале Аврора никак не могла решить, как появиться перед гостем. Сначала она решила, что вплывет в комнату по воздуху, потом что возникнет просто из пустоты, но и эту идею она забраковала. Потом девушка попробовала появляться из сияния, внезапно озаряющего трон, но для сияния требовалась более нарядная одежда, а переодеваться времени не было. Аврора решила все же остановиться на первом варианте и уже поднялась в воздух, чтобы лучше отработать движения, когда в тронный зал вошел Тор и доложил о прибытии рыцаря. От неожиданности Аврора упала на пол, сильно ударившись о спинку трона.
— С вами все в порядке? — испуганно бросился ей на помощь Тор: — Что же вы так неосторожно?
— Ты напугал меня, — со слезами в голосе ответила девушка, вставая. Она потерла ушибленную руку и поняла, что порвала платье.
— Замечательно, — вздохнула она: — Теперь переодеваться все же придется. Скажи гостю, что я скоро спущусь, пусть подождет немного, — приказала она Тору и побежала к себе в комнату. Аврора очень торопилась, но найти подходящего платья все никак не могла.
— Что это ты так волнуешься? — спросило ее отражение в зеркале: — Или мы одеваемся для какого то важного повода?
— У нас гости, — ответила Аврора, продолжая менять платья.
— Он хорош собой? — поинтересовалось отражение.
— С чего ты взяла, что это мужчина? — удивленно спросила девушка, на минуту остановившись.
— Для женщины так не наряжаются, — улыбнулось отражение: — Значит он хорошенький.
— Уж больно ты умное, — огрызнулась Аврора, но стала примерять менее нарядные платья.
Остановилась она на темно бордовом платье, с темной меховой оторочкой по краю рукава и вырезу на груди. Потом он убрала все волосы в косу, и закрепила в волосах цепочку с большим, темным рубином, который украсил ее высокий белый лоб.
— Повертись, — попросила она отражение и, удовлетворившись увиденным, побежала вниз к тронному залу.
— Он ждет, — сказал Тор, когда Аврора спустилась. Девушка кивнула, и глубоко вздохнув, вошла в зал. Рыцарь оторвался от рассматривания портретов на стенах, поклонился ей.
— Еще раз приветствую вас, леди Аврора, — произнес он. Аврора кивнула в знак приветствия и села на трон.
— Что привело вас сюда? — спросила она: — Мне показалось там, в деревне, мы решили, что вам пора возвращаться домой.
— Я ни в коем случае не хотел сердить вас, — ответил рыцарь: — Но я приехал сюда с определенной миссией, и мне не хотелось бы уехать, не доведя ее до конца.
— И что же вы хотите от меня? — поинтересовалась Аврора.
— Я не хочу обидеть вас, леди Аврора, — осторожно подбирая слова, произнес рыцарь: — Но насколько я понял, решения принимает ваша матушка, поэтому я хотел бы поговорить именно с ней.
— И о чем же вы собираетесь говорить со мной? — появляясь из темного угла зала, спросила Селена. Сэр Дориан поклонился, приветствуя хозяйку дома.
— Я, сыр Дориан Локийский, — начал рыцарь: — Уполномоченный представитель короля Грея, предлагаю вам, леди Селена, присоединить свои земли к владениям моего короля.
Селена жестом остановила рыцаря и, повернувшись к дочери, сказала:
— Думаю, ты мне здесь не понадобишься, ступай наверх и займись тем, о чем я тебя просила.
Аврора послушно встала и мысленно обратилась к матери:
— Только не причиняй ему зла, пожалуйста. Он ведь парламентер, а их обижать нельзя.
Селена улыбнулась.
— Обещаю, — ответила она дочери вслух: — Это я не вам, — сказала она, заметив удивление рыцаря: — Продолжайте, я слушаю вас.
Аврора вышла из зала и направилась в большую башню.
— Насколько я понял, решения принимает ваша матушка, — пробурчала она себе под нос, передразнивая интонацию рыцаря: — Подумаешь, уполномоченный представитель короля Грея.
В башне она опять посмотрела в зеркало, увидела, чем занимаются солдаты в деревне, и взялась искать способы борьбы с эльфами. Девушка так увлеклась чтением, что не заметила, как пролетело время. На улице начало смеркаться, когда в комнату вошла Селена.
— А что с рыцарем? — испугано, спросила Аврора.
— Все в порядке с твоим рыцарем, — улыбнувшись, ответила Селена: — Он поехал домой, можешь сама посмотреть, — добавила она, указав на зеркало.
— Что ты решила? — спросила Аврора. Её смутили слова матери, и она поспешила сменить тему.
— Ничего, — ответила Селена: — Он предлагал нам стать подданными короля Грея, но я отказалась.
— И все?
— Все, а чего ты еще хотела?
— Он не угрожал тебе? — спросила девушка.
— Нет, — улыбнулась Селена: — Он не настолько глуп, чтобы угрожать мне. Но он попросил не применять наказания к местным жителям за их измену и еще попросил снизить им дань.
— Ты выполнишь его просьбу?
— Я еще не решила, — ответила Селена: — Посмотрим.
— Он уедет? — спросила Аврора.
— Думаю, да, — ответила ей мать: — Его, как и эльфов, наши с тобой подданные обманули. Старейшина рассказал им о том, что мы якобы не даем людям житья, и доблестный рыцарь приехал сюда с освободительной миссией. А тебе хотелось бы, чтобы он остался? — поинтересовалась она с усмешкой.
— Вот еще, — смутилась Аврора: — Зачем мне это?
— Ну, он весьма недурен собой. Он ведь тебе нравится?
— Да, с чего ты это взяла? — вскочила на ноги Аврора. Селена только улыбнулась дочери в ответ.
— И не капельки он мне не нравится, — густо покраснев, пробормотала девушка.
— Не нравится, так не нравится, — улыбнулась Селена и спросила серьезнее: — Что там происходит в лагере?
— Было все спокойно, — ответила Аврора: — Правда я зачиталась и давно не смотрела.
— Покажи-ка мне лагерь, — обратилась Селена к зеркалу. Зеркало послушно выполнило указание. В лагере было неспокойно, солдаты не собирались ни ложиться спать, ни убираться домой, они явно готовились к бою. Аврора и Селена переглянулись.
— Я зачиталась, — виновато сказала девушка: — Прости.
— Все это странно, — сказала Селена. Подумав немного, она открыла окно и тихо засвистела. На ее свист прилетело несколько воробьев. Пока женщина общалась с птицами, девушка продолжала наблюдать за происходящим в лагере их противника.
— Жалко, что звука нет, — вздохнула она, наблюдая, как Флориан V спорит с сыном.
— Да, со звуком было бы гораздо лучше, — закрывая окно, сказала Селена: — Но я и так скажу тебе, о чем они спорят. Молодой эльф рвется ехать к нам, чтобы освободить своего друга рыцаря, а его отец всячески этому противится.
— Интересно, а как они собирались делить нашу землю? — вдруг спросила Аврора: — Если делить ее пополам, то куда эльфы дели бы живущих на их части людей?
— Они и не собирались ее делить, — сказала Селена: — Настолько я поняла как для эльфов, так и для рыцаря появление второй армии было неожиданным. Старейшина попросил о помощи и тех и других, в надежде, что поможет хоть кто-нибудь.
— Вот жулик, — воскликнула девушка.
— Да, — улыбнулась Селена: — Но получилось, что он обхитрил сам себя.
— Что это у них там произошло? — заметив суету в лагере противника, спросила Селена.
— Не знаю, — ответила Аврора: — А ну-ка покажи мне рыцаря, — попросила она зеркало.
— Вот оно в чем дело, он подал сигнал, о том, что приближается к лагерю, — догадалась Селена: — Смотри, видишь, он трубит в рог.
Когда сэр Дориан, вернулся в лагерь, его радостно приветствовали и его солдаты, и армия эльфов.
— Дориан, слава богам, ты невредим, — подбежал к рыцарю принц эльфов: — Мы уже начали волноваться и собирались ехать тебя искать.
— Как прошла ваша встреча? — спросил рыцаря Флориан V.
— Все прошло нормально, — ответил, слезая с лошади, рыцарь: — Я не смог убедить леди Селену присоединится к королю Грею, но она заверила меня, что не собирается нападать ни на наши земли, ни на земли эльфов.
— Они ничем не обидели тебя? — спросил король эльфов.
— Нет, наоборот они были очень милы, — ответил рыцарь: — Мне даже предложили остаться на ночь в замке, но я отказался, зная, что вы будите волноваться. Леди Селена совсем не так ужасна, как описали ее жители, она очень красивая и умная женщина, которая твёрдо знает, чего хочет.
— А молодая ведьма, то есть леди Аврора? — спросил принц: — Ты ее видел?
— Да, сначала я разговаривал с леди Авророй, но так как хозяйкой все-таки является леди Селена, я попросил предоставить мне возможность говорить именно с ней.
— А девушка, какая она? — спросил Флориан.
— Я перебросился с ней всего парой фраз, — ответил сэр Дориан: — Она красивая.
— Да, конечно, красивая, — кивнул старый эльф и пошел в сторону своего шатра. Рыцарь тоже пошел к своим войскам, отдавая распоряжения по устройству на ночь.
— Надеюсь, что мы сможем спокойно переночевать здесь, — сказал, подходя к нему Флорин:
— Ведьма ведь дала нам время уехать до вечера.
— Я тоже об этом подумал, — ответил рыцарь: — Но я обещал, что мы не будем нападать, поэтому надеюсь, сегодня ночью она не будет предпринимать никаких действий.
— А что будет с местными жителями?
— Не знаю, — ответил Дориан: — Если честно, то их стоило бы наказать за то, что они сделали, но я просил ее не применять к ним жестких мер.
— Во всей этой истории я вижу только один большой плюс, — улыбнулся принц: — Это то, что мы с тобой, наконец, увиделись. Думаю, если бы не это, ты собирался бы навестить меня еще несколько лет.
— Я, правда, собирался, — смутившись, ответил рыцарь: — Но ты же понимаешь, все время что-то мешало.
— Об этом я и говорю, — хлопнул друга по плечу эльф.
Поняв, что в деревне солдаты готовятся ко сну, Селена отключила зеркало и пошла на кухню, чтобы что-нибудь поесть. Аврора присоединилась к матери чуть позже, после того как расставила все волшебные книги по местам. Ужинали они молча, Селена была погружена в свои мысли и Аврора не решалась ее отвлекать.
— Спокойной ночи, — сказала Селена дочери, когда поела.
— Спокойной ночи, — отозвалась девушка, глядя, матери вслед: — Спасибо, Тор, — добавила она, вставая из-за стола. Девушка поднялась к себе в комнату и легла, но сон не шел к ней, она ворочалась с боку на бок, а уснуть никак не могла. Когда ворочаться ей надоело, она встала и, набросив на плечи шаль, пошла в большую башню. В комнате она нерешительно подошла к зеркалу и прочла заклинание. Зеркало засветилось, ожидая приказаний.
— Покажи мне, — нерешительно начала Аврора: — Хотя нет, не надо.
Девушка заходила по комнате, и вдруг резко остановилась.
— Покажи мне королеву эльфов, — приказала она зеркалу.
— Какую именно королеву? — уточнило зеркало: — Госпожу интересует королева цветочных эльфов или больших эльфов?
— Вторых, — ответила Аврора. Она долго рассматривала женщину, которую показало зеркало. Это была худая, высокая женщина, бледная, как и все эльфы. Лицо у нее было строгим и серьезным, длинные светлые, слегка зеленоватые волосы только усиливали ее бледность. Несмотря на поздний час, она не спала, поэтому Аврора имела возможность хорошо рассмотреть ее.
— Как можно было променять маму на эту бледную поганку? — произнесла она вслух:
— Хотя, вкусы у всех разные. А теперь покажи мне короля эльфов, Флориана, — попросила она у зеркала. Король эльфов тоже не спал, он сидел у костра, рядом со своим шатром и ковырял палкой в костре. Понаблюдав за ним некоторое время, Аврора поблагодарила зеркало и пошла к себе, но заснуть она все равно не смогла. Проворочавшись еще несколько часов, девушка встала, оделась и спустилась во двор, где спал дракон.
— Чего тебе не спится, — забурчал дракон, когда девушка разбудила его.
— Мне надо в город, Кован, — ответила Аврора: — Просыпайся.
— А сама ты никак не можешь? — спросил дракон.
— Вообще то могу, — растерянно ответила девушка. Она, конечно, могла превратиться в птицу и долететь до лагеря в таком виде, но она боялась. Боялась она превращаться в птиц или зверей с тех пор, как на нее в образе голубя напал сокол. С тех пор она ни разу не летала птицей.
— Ладно, забирайся, — сказал дракон, который знал об этом страхе Авроры: — Могу я поинтересоваться, что ты там забыла?
— Я хочу поговорить с королем эльфов, — ответила девушка, поднимаясь по крылу дракона ему на спину. Дракон только покачал головой, но ничего не сказал и взлетел.
Приземлился он в стороне от лагеря, чтобы не выдавать своего присутствия.
— Будь осторожна, — сказал он девушке, та кивнула ему в ответ и пошла в сторону лагеря. Охрану она прошла без проблем, став невидимой. Около шатра короля эльфов Аврора в нерешительности остановилась.
— А вдруг он будет не рад меня видеть? — подумала она: — И с чего собственно ему мне радоваться? Ну и глупая же я.
Девушка развернулась и пошла назад, но, дойдя до охраны, остановилась и, подумав, решительно пошла обратно. Дойдя до шатра, она снова в нерешительности остановилась. В этот момент из шатра вышел Флориан и сбил девушку с ног, но так как Аврора была все еще невидима, он не понял, на что натолкнулся и на всякий случай схватился за меч.
— Кто здесь, — оглядываясь по сторонам, спросил он.
— Это я, — становясь видимой и вставая с земли, сказала Аврора.
— Сейчас он опустит свой меч мне на голову, и все будет кончено, — мелькнула у нее мысль, но, поняв, кто перед ним, эльф убрал меч в ножны.
— Извините, я не заметил вас, — сказал Флориан: — Вы ушиблись?
— Вы и не могли меня заметить, — потирая ушибленную руку, ответила Аврора. В темноте ночи повисла неловкая пауза. Аврора не знала, что сказать эльфу, теперь она и объяснить толком не могла, почему так хотела увидеть его. Эльф тоже не знал что сказать, он был очень рад видеть девушку, но совсем не знал, что ей сказать.
— Я хотела, — начала Аврора.
— Я хотел, — одновременно с ней сказал эльф, и они оба смущенно замолчали.
— Говорите вы, — снова одновременно сказали они и оба улыбнулись.
— Я очень рад вас видеть, — прервал молчание Флориан: — Вот, собственно, что я хотел сказать, — смутившись, добавил он: — Хотите поесть чего-нибудь? — предложил он. Аврора утвердительно кивнула. Пока эльф искал у себя в шатре, чем можно угостить свою нежданную гостью, Аврора разожгла костер и собралась с мыслями.
— Я пришла сюда, чтобы сказать, что вам… Что тогда… — начала немного сбивчиво девушка, когда эльф вышел из шатра: — Что тогда мама не околдовывала вас. Она на самом деле вас любила.
— Это не совсем так, — ответил эльф: — Я все-таки был околдован.
— Но это было не приворотное колдовство, — возразила Аврора: — Она просто хотела, чтобы вы остались с ней, и поэтому немного затуманила вам память, вот и все.
— Но ведь это тоже колдовство, а когда любят, не заколдовывают — возразил Флориан и замолчал. Он понимал, что Аврора любит мать, и ему не хотелось обижать девушку. Аврора тоже молчала, ей хотелось плакать от отчаяния, но она сдерживала слезы.
— Вы любите свою жену? — вдруг спросила Аврора, внимательно глядя на эльфа.
— Её величество необыкновенная женщина, она прекрасная королева и мать, мы вместе уже больше 25 лет и она никогда не подводила меня.
— Вы перечислили много чего, — улыбнулась Аврора: — Но ни разу не сказали, что любите её.
— Я люблю жену, — смутившись, ответил Флориан V: — Я ее люблю.
— Люблю, — убеждая себя самого в сказанном, произнес он про себя: — Я люблю Цею.
Но уверенности это ему не придало. На самом деле он очень уважал жену, но большой любви между ними никогда не было. Он женился на Цее в очень юном возрасте, назло отцу.
Но его отец почему-то не разозлился, а наоборот одобрил выбор сына. Тогда признаться, что он сделал глупость, Флориан не мог, гордость не позволяла, а позже, заняв трон, он понял что Цея — прекрасный выбор. Она была умна и сообразительна, ее любил народ, и уважали соседи. Все эти годы она была ему опорой и верной помощницей. Королева родила ему сына — принца Флорина, которого эльф нежно любил, но любви к Цее он не испытывал.
— Сейчас прошлого не вернуть, — сказал он вслух: — Мне жаль только, что я так поздно узнал о вашем существовании.
Начинало рассветать, а разговор никак не клеился. Аврора молчала, чтобы не расплакаться из-за обиды за мать, а Флориан просто не знал что сказать.
— Я понимаю, что вы любите мать, — сказал он, Аврора кивнула: — Но вам лучше оставить мысль воссоединить нас.
— Да, я понимаю, — тихо сказала девушка, и слезы побежали по ее щекам: — Простите меня.
— Ну что вы, не стоит плакать, — нерешительно обнял ее за плечи эльф и протянул девушке свой платок: — Я очень рад, что вы пришли сегодня.
— Я тоже рада, — вытирая слезы, ответила Аврора.
— Поедемте со мной, — вдруг предложил Флориан: — Я уверен, вам понравится у меня. Мы сможем познакомиться поближе, вы познакомитесь со своим братом, он замечательный мальчик.
— Я не могу, — покачала головой девушка: — Это будет нечестно по отношению к маме.
— Да, я понимаю, — с сожалением сказал эльф: — Но если вы когда-нибудь решите навестить меня или вам понадобится моя помощь, то используйте вот это, — добавил он, снимая с шеи медальон. Это был золотой медальон в виде солнца, украшенный в центре янтарем с одной стороны и изумрудом с другой. Аврора одела его себе на шею, а эльфу протянула свой. Её медальон был гораздо скромнее, это была восьмиконечная звезда с черным опалом посередине. Флориан надел подарок девушки себе на шею.
— Мне пора возвращаться, — сказала, вставая, Аврора: — Будет лучше, если я уйду, пока все спят.
— До свидания, — сказал Эльф, поднимаясь вместе с ней: — И все же подумайте над моим предложением, я буду рад вас видеть в любое время.
Аврора улыбнулась ему и пошла от шатра, постепенно растворяясь в воздухе. Она спокойно миновала охрану и, не встретив никого, дошла до Кована. Дракон дремал. Аврора разбудила его, и они полетели домой.
— Спасибо большое, Кован, — поблагодарила дракона девушка, когда они сели во дворе замка.
— Все прошло хорошо? — спросил дракон, Аврора улыбнулась и кивнула.
Поднявшись к себе в комнату, она сняла с шеи медальон короля эльфов и убрала его в шкатулку с украшениями.
— Я думаю, будет лучше, если мама не узнает о моей ночной прогулке, — сказала она, столкнувшись глазами со своим отражением в зеркале: — Это не потому, что я сделала что-то плохое, а потому что она расстроится, если узнает.
За завтраком Аврора всячески боролась с сонливостью. Селена внимательно наблюдала за дочерью, но ничего не сказала. После завтрака женщина принялась за домашние дела, а Аврора вышла в сад, взяв книгу об эльфах, но почитать у нее не получилась, она очень быстро уснула, прямо на скамейке в саду. Через несколько часов ее там нашла мать. Один щелчок пальцев и под головой Авроры оказалась подушка, еще один — и девушку накрыл теплый плед. Селена стояла некоторое время, просто смотря на спящую дочь, а потом ушла в дом. Поднявшись в башню, она посмотрела в зеркале, что происходит в деревне и, убедившись, что эльфы и отряд сэра Дориана отправились по домам, развела огонь под котлом.
— Я посмотрю, как вы запоете, когда я перестану вам помогать, — сказала она, кидая в котел разные ингредиенты. Масса в котле пенилась и кипела, Селена тихо читала одно заклинание за другим, иногда сверяясь с волшебно книгой, которую она положила рядом с собой. Закончив колдовать, Селена превратилась в воробышка и вылетела в открытое окно.
Аврора проснулась к обеду и сладко потянулась, она заметила подушку с пледом и улыбнулась. В противоположной части сада леший со своим помощником убирали последствия урагана, кикимора, которая была приходящей прислугой, чистила пруд и всячески кокетничала с лешим. Аврора встала и пошла к пруду, подушка и плед растаяли в воздухе.
— Здравствуй, Кики, — приветствовала она кикимору.
— О, юная госпожа, — излишне низко кланяясь, пропела та в ответ: — Вы все хорошеете.
— Спасибо, Кики, — улыбнулась Аврора и присела на берегу: — Давно тебя не было видно, у тебя все в порядке?
— Ох, Авророчка, — скорчив печальную физиономию, запричитала Кики: — Какой уж тут порядок. Болотные духи совсем распоясались, никакой на них управы. Люди совсем обнаглели, они болота начали осушать, ну разве это порядок. И все я одна должно делать, все одна. Ох, знала бы ты, как тяжело без мужчины в доме.
Сказав это, кикимора стрельнула глазами в сторону лешего. Аврора заметила взгляд и улыбнулась: — А что сосед твой? Помочь ничем не может?
— Допросишься его, как же, — вздохнула Кики: — Они, видите ли, все время заняты, они о прекрасном мечтают. А эта прекрасная, между прочим, о нем даже и не вспоминает, да чтоб у нее хвост отвалился, чтобы она…
— Тише, тише, Кики, — улыбнулась Аврора: — Зачем же желать бедной русалке столько напастей. В конце концов, она же не виновата, что он ее любит.
— Конечно, не виновата, — излишне театрально всхлипнула кикимора: — Но только вот что он в ней нашел? Ну, красавица, но она же рыба. А ему нужна нормальная женщина, теплая, хозяйственная, домашняя.
— Такая как ты, — стараясь не рассмеяться, сказала Аврора.
— Да, — серьезно ответила Кикимора, не заметив иронии: — Вот даже ты это понимаешь, а он все по своей хвостатой бредит. На себя бы посмотрел, ведь ночью с таким в лесу столкнешься, со страху умрешь, ан нет, ему тоже красавицу подавай. И ты знаешь, я заметила, что все мужчины такие, на самого смотреть без слез нельзя, а засматривается исключительно на писаных красавиц. И нечего смеяться, — строго сказала она, заметив, что Аврора давит улыбку: — Ну, скажи, разве я не права?
— Я не знаю, Кики, — смеясь, ответила девушка: — Я пока с такими не сталкивалась.
— И чего ему не хватает, — вздохнула кикимора, глядя на свое отражение в глади пруда: — Может я и не такая красавица, как русалка, но цвет кожи у меня более зеленый и приданое у меня хорошее.
— А зачем же он тебе такой страшный?
— Люблю я его, — вздохнула кикимора и смахнула слезу: — Может мне его приворожить? — вдруг оживившись, спросила она.
— Кики, ты же прекрасно знаешь, что на него привороты не подействуют, — ответила Аврора.
— Так это если я сама буду привораживать, то не подействует, а если ты?
— Нет, — вставая, ответила Аврора: — Я такими вещами не занимаюсь.
— Авророчка, ну ведь это такая мелочь для тебя, — запела кикимора.
— Нет, — снова повторила девушка: — И тебе советую выкинуть эти глупости из головы, никогда ничем хорошим ворожба не кончалась. Попробуй соблазнить его другими способами и удачи тебе, — сказала Аврора уходя.
— У, ведьма, — пробурчала ей вслед кикимора: — Жалко ей. Это надо же иметь такую силу и совсем ею не пользоваться.
Отойдя от пруда, Аврора пошла в замок и столкнулась со старым эльфом, который помогал лешему. Эльф тащил огромную охапку сучьев и не видел девушку. Аврора отскочила в сторону, но ее все равно задело сухой веткой.
— Ой, простите, госпожа, я не видел вас, — уронив ветки на землю, сказал эльф.
— Ничего, я сама виновата, — улыбнулась она: — Вы не видели меня.
Тут девушка заметила, что эльф как-то странно выглядит. Его и без того бледная кожа, казалась почти прозрачной. Эльф собирал сучья, и Аврора видела, что у него трясутся руки. Старик с трудом встал, но через несколько шагов упал на спину. Девушка бросилась к нему на помощь. Она стала откидывать ветки, освобождая бесчувственное тело несчастного.
— Кто-нибудь, помогите мне, — крикнула она, к ней сразу же побежали кикимора и леший.
— Умер, умер, — запричитала кикимора.
— Тише ты, — шикнула на нее Аврора: — Чем паниковать раньше времени, принеси-ка мне воды.
Кики побежала к пруду за водой и заметалась у кромки воды в поисках сосуда, куда можно было бы набрать воду, громко причитая. Поняв, что ей не в чем принести воды, Аврора щелкнула пальцами, и у ног Кики появился кувшин.
— Надо его на поляну перенести, — сказал леший: — Эльфы они любят открытые пространства.
— Я думаю надо перенести его в замок, — ответила Аврора, беря кувшин с водой у подошедшей Кики: — Давно он болеет?
— Давно, — вздохнул леший, поддерживая голову эльфа: — Я говорил ему, сходи к хозяйке, может она поможет чем, а он отвечал, что от старости поможет только смерть.
— Смотрите, он приходит в себя, — сказала кикимора: — Видать, рано старик помирать собрался.
— Отнеси его в замок, — приказала Аврора лешему и побежала вперед, чтобы приготовить комнату. Когда эльфа уложили в постель, Аврора побежала наверх, чтобы взять книгу об эльфах. Она открыла ее в разделе о болезнях эльфов и способах их лечения, но ничего похожего не нашла и спустилась вниз.
— А чем он обычно лечился? — спросила она у лешего, который сидел у изголовья кровати и как сиделка, вытирал лоб эльфа влажной губкой.
— Да, ни чем он не лечился, — ответил леший: — Он обычно не болел. Ну, если и простужался когда, то я его медом лечил и отварами всякими, а такого с ним никогда не было. Он умрет? — обеспокоено спросил он у Авроры.
— В книге нет ничего похожего, — ответила девушка: — Я не знаю, как ему помочь.
— Горе-то, какое, — запричитала, стоящая в дверях кикимора.
— Цыц, ты, — прикрикнул на нее леший: — Еще никто не умер, рано причитать, иди лучше работай, а то пруд ни на что не похож.
Кикимора обижено фыркнула и пошла в сад, бурча себе под нос.
— Я пойду, посмотрю другие книги, — сказала девушка: — Может быть, найду что-нибудь.
— Я посижу с ним, можно? — спросил леший. Аврора кивнула и вышла из комнаты. По дороге она наткнулась на дочерей лешего и одну из них отправила к отцу на помощь, та послушно поползла вниз, что-то напевая себе под нос и помахивая хвостом песне в такт.
В башне девушка пересмотрела множество книг, но нигде не нашла совета, что делать. Тогда она принялась готовить снадобье самостоятельно. В основу своего отвара она положила рецепт, помогающий быстро восстановить силы, когда отвар был готов, девушка добавила туда цветочной пыльцы и несколько капель эликсира, который эльфы считали чудодейственным. Подумав немного, Аврора добавила в котел все, что в той или иной степени придает сил, после того как отвар закипел, девушка перелила его в кувшин и тихонько подула на него. От её дыхания стенки кувшина покрылись инеем.
В это время в окно запорхнул воробей, но девушка была так занята, что не заметила птицу. Воробей превратился в Селену. Женщина молча смотрела на то, что делает ее дочь, а потом спросила: — Что это?
От неожиданности Аврора вздрогнула и выронила из рук кувшин. Кувшин полетел, но Селена остановила его полет у самого пола.
— Что здесь? — спросила она, беря кувшин в руки.
— Я пыталась сделать лечебный отвар для эльфа-садовника, — сказала она: — Ему стало плохо, вот я и сварила.
— И что ты туда намешала? — поинтересовалась Селена, понюхав содержимое кувшина: — Пахнет приятно.
— Вообще-то я не знаю что с ним, — смутилась девушка: — Я не нашла его болезни в книгах, поэтому я сделала отвар восстанавливающий силы и добавила туда еще кое-что.
— Но если ты не знаешь что с ним, то, как ты собираешься его лечить?
— Я надеюсь, он сможет вылечить себя сам, если у него появятся силы, — ответила Аврора.
— Ладно, бери свое снадобье и пошли, — сказала Селена: — Я сама посмотрю, что с ним.
Когда они спустились, лешего в комнате не было, но там была его дочь, которая старательно протирала лицо старого эльфа влажной губкой. Сам эльф тихо постанывал во сне. Селена дотронулась до его лба рукой, лоб был холодным. От ее прикосновения эльф открыл глаза.
— Что с тобой? — спросила у него женщина.
— Пришло мое время, — тихо ответил эльф.
— Рано ты умирать собрался, — нахмурив брови, сказала Селена и взяла у дочери из рук кувшин: — Вот, выпей, тебе должно немного полегчать. Да не бойся ты, это Аврора варила, — усмехнулась она, заметив нерешительность старика. Дочь лешего помогла перелить отвар в кружку и поддерживала голову эльфа пока тот пил. Выпить целый стакан у эльфа не хватило сил, и он отодвинул кружку.
— Спасибо, маленькая госпожа — тихо сказал он Авроре: — Но мне уже ничего не поможет, я чувствую что умираю.
— Что мы можем сделать для тебя? — спросила Селена.
— Ничего, — чуть слышно сказал старик: — Вы и так очень много сделали для меня. Спасибо, детка, — обратился он к дочери лешего: — Но теперь ступай, я хочу побыть один.
Существо поползло к двери, тихо всхлипывая. Следом, повинуясь жесту матери, пошла Аврора. Селена открыла окно, вздохнула, и тоже вышла из комнаты.
— Спасибо, — одними губами прошептал эльф ей в след.
— Ты уверена, что мы ничем не можем помочь ему? — спросила у матери Аврора. Селена только отрицательно покачала головой: — Нет, он слишком стар и просто пришло его время. Ну не плачь, — сказала она, обнимая дочь: — Каждому существу на земле отведен свой срок и когда он истекает, то ничем помочь нельзя. Смерть это не так страшно, она ужасна только для тех, кто ее боится, а он не боится.
Девушка вздохнула и вышла на улицу. Было жарко, и лишь редкие птицы нарушали полуденную тишину сада. Лешего Аврора нашла возле его домика на самом краю сада, он сидел на крыльце и сучковатыми, словно ветки дерева руками перебирал яркие янтарные бусы, как четки.
— Он умрет? — спросил он Аврору, вставая. Девушка молча кивнула и села на крыльцо, леший опустился рядом с ней.
— Ему уже много лет, — сказал, глядя в сторону, леший: — Вот и помирает Георгин.
— Его зовут Георгин? — удивленно спросила девушка: — Как цветок?
— Угу, — кивнул головой леший: — Мама у него цветы очень любила, вот и назвала его как цветок. Глупая женщина, такого мужика и Георгином назвать. Хотя чего с них, с женщин возьмешь, — вздохнул леший и осекся, испугано посмотрев на Аврору. Но девушку не обидела его тирада о женской глупости, она просто пропустила ее мимо ушей.
— Скажи, а родственники у Георгина есть? — поинтересовалась Аврора. — Может, он рассказывал тебе о них или о друзьях.
— Нету у него никого, — ответил леший: — Родители его давно умерли, а свою семью он завести не успел. Возлюбленная у него вроде была, по-моему, именно из-за нее ему крылья то и обломали. Вроде как она кому-то из людей глянулась, ну, да только он на родину не хотел возвращаться, гордый слишком.
— А как звали его возлюбленную, ты не знаешь?
— Как же, знаю, — вздохнул леший: — Пия ее звали, он портрет ее даже нарисовал, и все любовался на него.
Сказав это, леший встал и зашел в дом, вынеся оттуда через некоторое время затертый лист пергамента. С довольно ветхого от времени и затертого руками портрета на девушку смотрела молодая девушка-эльф с огромными глазами и немного крючковатым носом.
— Может, ее и нет уже, — сказал леший: — Ведь столько лет прошло. А даже если она и жива, то старая уже и на портрет свой совсем не похожа. А он любил ее, сильно любил. Каждый вечер, после работы, садился и часами смотрел на портрет, бусы ей покупал, подарки всякие, когда матушка ваша денег ему давала. Себе ничего не покупал, а все ей. Там уж шкатулка целая безделушек набралась. Я его спрашивал, зачем ты все это покупаешь, ежели домой возвращаться не собираешься, а он все равно собирал.
— А можно мне взглянуть? — попросила девушка. Леший кивнул и открыл перед ней дверь дома, приглашая войти. В доме было прохладно и довольно уютно, несмотря на очень простую обстановку. На столе стоял большой кувшин с полевыми цветами, на стенах висели красивые венки из засушенных цветов. Кровать эльфа Аврора вычислила сразу, она была аккуратно застлана покрывалом из разноцветных лоскутков. Леший вытащил из-под кровати большую шкатулку украшенную резными узорами. Бока шкатулки украшали резные цветы и бабочки, а на крышке была вырезана пара цветочных эльфов.
— Это я ему ее сделал, — сказал леший, увидев восхищенный взгляд девушки. — Сначала я над ним смеялся, потом думал что он просто сдвинутый, а потом, потом понял, что не многим дано так любить.
— Красивая вещь, — сказала Аврора и открыла шкатулку. Внутри были бусы из разных камней, начиная с простеньких и кончая самоцветами. Были там и гребешки, и зеркало в серебряной оправе, и прочие женские украшения.
— Вот, — сказал леший: — Передать бы ей это все, да только где ж ее найти, да и Пия эта наверняка не помнит Георгина.
— Хорошая идея, — сказала Аврора, закрывая шкатулку: — Будем считать, что это его последняя просьба, и я постараюсь найти возлюбленную Георгина, если она еще жива.
— Ну что ж, попробуйте, — сказал леший: — Ну а если не получится, то не расстраивайтесь очень.
— Можно портрет я тоже возьму? — спросила Аврора. Леший молча кивнул и протянул девушке пергамент.
По дороге в замок, Аврора столкнулась с матерью.
— Что это? — спросила Селена, указывая на шкатулку в руках девушки.
— Это подарки, которые Георгин покупал для своей любимой, — робко ответила Аврора.
— Не знала, что у него кто-то есть, — удивленно вскинув брови, сказала Селена: — И кто же эта счастливица, уж не Кики ли?
— Нет, мама, — ответила Аврора: — Это не Кики, и не было у него никого, эту шкатулку он собирал для девушки, которую любил в молодости.
— А тебе она зачем? — ухмыльнувшись, спросила ведьма.
— Я хочу передать ее той, которой она предназначалась.
— Выкинь эти глупости из головы, — строго сказала Селена: — Раздай побрякушки прислуге и забудь, а то выдумала.
Аврора вздохнула и пошла в замок, а Селена в дом к лешему. В замке Аврора убрала шкатулку подальше в один из своих сундуков и пошла в библиотеку, чтобы поискать способы найти нужную ей женщину. Девушка понимала, что мать не одобрит ее решение, но твердо решила, что хотя бы попробует найти эту Пию.
За обедом Аврора старалась не смотреть на мать, Селена же внимательно наблюдала за дочерью.
— Ты не послушалась меня, — строго сказала Селена.
— Мама, это единственное, что мы можем для него сделать, — сказала Аврора: — Это ведь совсем не трудно.
— Разве эльф просил тебя об этом?
— Нет, — смущенно ответила девушка: — Но я хочу передать эту шкатулку его невесте.
— Во-первых, это глупо, — сказала Селена: — Ты не знаешь, жива ли она вообще, а во-вторых, предположим, она жива, и ты найдешь ее. Как ты объяснишь от кого эта шкатулка. У нее наверняка есть семья, муж, дети, да и любила ли она его вообще, — Селена встала и вышла из комнаты.
— Он ее очень любил, — тихо сказала Аврора.
Слова матери заставили ее задуматься, а вдруг это и вправду дурацкая идея. — Нет, — мотнула она головой, отгоняя неприятные мысли: — Я все равно найду эту Пию, а там посмотрю отдавать ей шкатулку или нет.
Весь остаток дня девушка провела в библиотеке, выписывая заклинания, которые могут ей понадобиться в поисках. Она выписывала все, что имело хоть какое-то отношение к поиску пропавших людей.
Утром девушку разбудил Тор, он был сильно встревожен.
— Вставайте, госпожа, — тряс он девушку за плечо: — Вставайте быстрее.
— Тор, что случилось, — сонно спросила Аврора: — И что ты делаешь в моей спальне?
— Вставайте быстрее, — повторил слуга: — Там люди у ворот замка и они не в гости к вам пришли.
— Какие люди, — испугано спросила Аврора: — А где мама?
— Ваши верноподданные, с топорами и вилами, — сердито ответил Тор: — А мать ваша в башне, колдует что-то.
Сказав это, Тор вышел из комнаты. Аврора встала и выглянула в окно. Ворота ей были не очень хорошо видны, но даже из ее окна было видно, что людей у ворот очень много. Девушка быстро оделась и побежала в башню к матери.
— Чего они хотят, мама?
— Угадай с трех раз, — зло ответила Селена, кидая в отвар сушеную жабу, отвар забурлил и стал ядовито зеленого цвета.
— Может все же не стоит сразу обрушивать на их головы мор, — испугано глядя на варево в котле, спросила девушка: — Давай хотя бы попробуем поговорить с ними.
— Мне не о чем говорить с этими людишками, более того мне надоело все время оправдываться и помогать им, теперь они у меня узнают, что значит идти против хозяйки.
— И все же я попробую уладить все по-хорошему, — крикнула Аврора, выбегая из башни. Она слышала, что мать кричит ей в след, запрещая выходить за ворота, но Аврора не послушалась.
В замке была суматоха, прислуга испугано металась по залам и комнатам, ища укрытия. Ворота трещали под натиском толпы. Несколько в стороне от ворот, прислушиваясь к происходящему, сидели драконы: Кован и маленький трубочист.
— Подстрахуй меня на всякий случай, Кован, — попросила Аврора и медленно стала подниматься в воздух.
— Ты, что с ума сошла, хватая ее за край платья, прошипел дракон: — Они разорвут тебя на куски.
— Я должна попытаться остановить их по-хорошему, иначе мама нашлет на них все возможные напасти и болезни.
— Не надо, Аврора, — умоляюще глядя на девушку, попросил дракон. Аврора не ответила, она освободила подол платья из зубов дракона и поднялась над крепостной стеной.
— Вот когда не помешал бы ров, наполненный водой, — подумала девушка.
Заметив Аврору на стене, толпа остановилась и на мгновение стихла, но только на мгновение.
— Смерть ведьмам, — закричал кто-то из толпы, и в девушку полетели камни и палки. Аврора мгновенно установила вокруг себя защиту, но она испугалась и поэтому защита получилась не очень крепкой. Чей-то брошенный камень больно ударил ее в плечо, а палка задела щеку, девушка пошатнулась и упала бы, но снизу ее поддержал Кован. В это время маленький трубочист взлетел на стену и выпустил в сторону толпы столп пламени. Не смотря на маленькие размеры дракона огненный столп, заставил толпу отступить назад. Воспользовавшись паузой, Аврора установила вокруг себя и дракончика крепкую защиту и снова поднялась на стену.
— Я даю вам шанс уйти отсюда по-хорошему, — крикнула девушка: — Выберите себе представителя, и мы обсудим все ваши претензии с ним, а остальные пусть расходятся по домам.
— Нам нечего обсуждать с ведьмами, — закричал Старейшина: — Смерть ведьмам.
Толпа одобрительно закричала, и в девушку снова полетели камни, но на этот раз они отскакивали, не долетая, и рикошетом возвращались в толпу.
— Ну что ж, не хотите по-хорошему, будет по-плохому, — нахмурившись, сказала Аврора и метнула молнию. Молния попала точно перед нападавшими, заставив их сдать назад. Вторая и третья молнии ударили по деревьям, находящимся посреди собравшихся. Деревья загорелись и люди побежали в разные стороны. Толпа разделилась на три части, в каждой из которых началась давка. Сутолоку и суматоху усилили Кован и маленький трубочист, которые летали над толпой. Когда люди отошли на достаточное расстояние от замка, драконы вернулись во двор.
— Они отошли, но они вернуться, — сказал Кован.
— Я знаю, — тихо ответила Аврора: — Но почему они такие глупые, неужели они не понимают, чем им грозит нападение на нас? И что такого ужасного мы им сделали?
— Мы ведьмы, и этим все сказано, — сказала, подходя к ней, Селена: — Нас пытались бы убить, даже если бы мы не были хозяевами этих земель.
— Давай все же подождем с мором и болезнями, — попросила девушка мать.
— И сколько ты собираешься ждать?
— Их можно заставить разойтись и без этого, посмотри, мы же отогнали их от стен замка.
— Надолго ли? — вздохнув, спросила Селена: — Ты слишком наивна, девочка моя, раз все еще веришь, что люди разумны и справедливы.
— Но мама, — воскликнула Аврора: — Я не верю что все они глупые, надо просто поговорить с ними.
— Послушай мать, Аврора, — вмешался в разговор Кован: — Она права.
— Каждый из них в отдельности может быть, никогда бы и не решился напасть на вас, но вместе они сила, — добавил маленький дракон: — И раз они решились напасть, значит, они не отступят, а если отступят, то не надолго. Болезни и прочие напасти, которые вы обрушите на их головы, только еще больше обозлят их, и они снова и снова будут приходить к стенам замка, чтобы убить вас.
— Может нам самим себя убить, чтобы облегчить им задачу? — язвительно спросила Селена.
— Я этого не говорил, — смущенно сказал дракон, прячась под крыло Кована.
— Не нападай на малыша, Селена, — заступился за собрата Кован: — Ты же прекрасно понимаешь, что он прав.
— Понимаю, — зло ответила женщина и встала: — Идите в замок и ждите меня там, — приказала она и, оттолкнувшись от земли, вспорхнула на крепостную стену. Там она сняла с пояса флягу с зельем и, читая заклинание, развеяла ее содержимое по ветру. Ветер сразу усилился, с каждой минутой он становился все сильнее. Пошел дождь, холодные косые капли которого больше напоминали острые иглы.
— Ты все-таки решила напустить на них болезни? — спросила Аврора, когда Селена вернулась в замок.
— Они это заслужили, — ответила ведьма, грея руки у камина. — Нет, — ответила она после затянувшейся паузы: — Я не успела доварить зелье до конца, так что они отделаются только повальной простудой, расстройством желудка и небольшим мором скота.
Аврора вздохнула, но ничего не сказала и пошла следом за матерью в замок.
— Собери всю прислугу, Тор, — приказала она слуге, который сидел в самом дальнем углу:
— Я хочу поговорить с ними.
— Ты что-то придумала, мама?
— Да, но все подробности позже, — ответила Селена, выходя из зала.
Тор, ворча что-то себе под нос, пошел выполнять приказание хозяйки, а Аврора задумалась, глядя в окно. Уже бушевала гроза, и заунывно свистел ветер.
— У вас кровь, — отвлек девушку от мыслей голос. Голос принадлежал оборотню по имени Вельзевул, он отвечал в доме за всевозможный мелкий ремонт. Несмотря на свое устрашающее имя и происхождение, Вельзевул был абсолютно безобиден. Он, как и все оборотни, мог принимать облик волка, но у него была аллергия на кровь, и поэтому родичи выгнали его. Он долго жил в лесу один, а потом Селена взяла его к себе в замок. Здесь его не обижали и не запрещали убегать в полнолуние, в благодарность за это, он верой и правдой служил Селене много лет. Вельзевул был молод, хотя оборотни живут дольше людей и точно сказать, сколько ему лет не представлялось возможным. Оборотень был высок и очень красив, у него были длинные пепельные волосы и почти черные глаза, он был широк в плечах и крепок. Аврора вздрогнула от неожиданности.
— Вот здесь, сбоку, — сказал Вельзевул, указывая на щеку девушки. Аврора тронула лицо и поморщилась. Её задело палкой, но она не заметила этого сразу, а теперь струйка крови запеклась на щеке. Оборотень протянул ей платок, и девушка вытерла лицо, опасливо посмотрев на слугу.
— Не волнуйтесь, я не трону вас, — заметив ее испуг, сказал Вельзевул: — Просто я хорошо чую кровь, и что-то подсказывает мне, что крови здесь будет очень много, — добавил он.
— Крови не будет, — строго сказала Аврора и пошла к себе в комнату. У себя она умылась, переоделась и пошла в комнату к матери, но Селены там не оказалось. В дверях Аврора столкнулась с Тором, который пришел сообщить хозяйке, что все служащие замка собрались в главном тронном зале.
— Значит, мамы нет внизу, — подумала девушка и пошла в большую башню. Как она и полагала Селена была там, увидев дочь, женщина закрыла большую книгу.
— Тор собрал всех, — сказала Аврора.
— Хорошо, — тихо отозвалась Селена: — Пойдем вниз.
— Что ты задумала, мама?
Селена улыбнулась и обняла дочь.
— Тебе удалось найти любимую Георгина? — вдруг спросила она.
Вопрос матери озадачил девушку, меньше всего она сейчас думала о поисках возлюбленной умершего садовника.
— Я думаю, тебе стоит заняться ее поисками немедленно, — не дождавшись ответа, сказала Селена: — Поезжай-ка в это царство вечного лета, королевство эльфов, и поищи ее там.
— Немедленно? — удивленно переспросила Аврора.
— Да, — ответила Селена и, поцеловав дочь в лоб, вышла из комнаты.
Аврора была в полной растерянности, ведь еще вчера мать категорически запретила ей заниматься поисками, назвав это глупой идеей, а теперь она предлагает немедленно поехать в царство эльфов, чтобы найти Пию.
— Думается мне, что мама хочет убрать меня из замка, — сказала девушка вслух и выбежала из комнаты. Спустившись, она тихонько невидимкой зашла в зал и услышала, как прислуга возмущается приказом хозяйки. По отдельным репликам девушка поняла, что Селена приказала всем слугам в кратчайшие сроки покинуть замок, что и вызвало всеобщее недовольство.
— Простите, госпожа, — выйдя вперед, сказал Вельзевул: — Но вы же прекрасно знаете, что всем нам некуда идти.
— Я знаю, — ответила Селена: — Но для вашей же безопасности вам лучше покинуть замок до того, как сюда придут люди.
— Люди, люди, — прокатился шепот по залу.
— Вы что собираетесь пустить сюда людей? — с ужасом спросил Тор.
— Нас же всех убьют. Да что же это такое происходит? — понеслось с разных сторон зала.
— Тихо, — крикнула Селена: — Никто из вас не пострадает, если вы уйдете из замка. Это вынужденная мера, но это ненадолго.
— Вы что задумали пустить этих варваров в замок? — спросил гном-казначей: — Они же здесь все разнесут.
— Тем лучше, — спокойно ответила Селена: — В замке давно пора сделать ремонт, вот и причина будет.
— А как же, мебель, казна, библиотека, в конце концов? — осведомился гном: — Или это все вы тоже оставите людям.
— Об этом мы поговорим с тобой отдельно, — сказала Селена: — А теперь все расходитесь, к вечеру я хочу знать, кто из вас куда решил уехать. Тем, кому податься совсем некуда я предлагаю переждать неприятности в Черном лесу.
— В Черном лесу? — почти хором с ужасом переспросили слуги.
— Да, — улыбнулась Селена: — Это самое надежное место, уж туда-то люди точно не сунуться.
— Но там же живут кошмары и чудовища, созданные фантазией всех живых существ, — с ужасом сказал Кован.
— Совершенно верно, — ответила дракону Селена: — Но они страшны только для тех, кто их боится, а для остальных, эти существа совершенно безобидны. А теперь расходитесь, — строго сказала ведьма: — И подумайте, как следует, где вы можете переждать несколько месяцев.
Ропща и причитая, прислуга стала расходиться.
— Кован, — окликнула дракона Селена: — Останься, я хочу поговорить с тобой.
Дракон неуклюже развернулся, задевая хвостом мебель, и подошел к хозяйке.
— В отличие от остальных мне есть куда податься, — сказал дракон: — Я могу переждать у своих, в Драконьей долине.
— Да, я знаю, — кивнула Селена: — Я хотела сказать, что ты можешь вернуться туда насовсем.
— Насовсем? — удивленно, переспросил дракон: — Но ведь срок моей службы у вас еще не истек, мне осталось служить вам еще 6 месяцев и 12 дней.
— Ты даже дни считаешь? — удивленно спросила Селена: — Прямо как в тюрьме.
Дракон смутился, но потом поднял голову и ответил: — Я скучаю по дому, но у нас был уговор, что я служу тебе ровно 10 лет, и я выполню свое обещание.
— Считай, что я урезала тебе срок, за хорошее поведение, — сказала Селена: — Я хочу, чтобы ты отвез Аврору в королевство эльфов и после этого ты совершенно свободен.
— Спасибо, — ответил дракон и, стараясь не задевать мебель, вышел из зала.
Аврора вышла из своего угла и снова стала видимой, ее появление стала неожиданным для Селены.
— Ты напугала меня, — вздрогнула Селена.
— Что ты задумала, мама? — спросила Аврора.
— Ничего необычного, девочка моя, но я все сделаю сама, а тебе лучше на время уехать отсюда.
— Может быть, мне все же остаться?
— Я обещаю, что не буду их всех уничтожать, — пообещала Селена.
Аврора только вздохнула и пошла в башню. Она снова взялась за поисковые заклинания, но никак не могла сосредоточиться и все время отвлекалась. Поняв, что все равно ничего не найдет, она встала и пошла искать мать. Селену она нашла в кабинете, та разговаривала с гномом-казначеем. Гном был сильно взволнован, поэтому периодически срывался на крик, потом извинялся и снова кричал. Девушка не стала мешать, и пошла в сад.
Она обошла стороной несколько слуг, которые обеспокоено переговаривались и пошла к пруду. Дождь кончился, но на улице все равно было прохладно. Девушка простеньким заклинанием перенесла свою шаль из гардеробной себе на плечи и, закутавшись в нее, села на берегу. Она пыталась угадать, что задумала ее мать, но никаких разумных объяснений ее приказу покинуть дом не находила. Аврора так погрузилась в свои мысли, что не заметила, как Селена подошла к ней.
— Не стоит сидеть на голой земле, простудишься, — сказала Селена и присела рядом.
— Что ты задумала, мама?
— Ничего особенного, — улыбнулась ведьма: — Я отдам этим варварам замок на растерзание.
— Но зачем?
— Наш Трубочист прав, люди не успокоятся и болезни с ураганами только обозлят их, — ответила Селена: — Значит надо дать им сделать то, что они хотят.
— Но они хотят убить нас, — с ужасом глядя на мать, сказала Аврора.
— Я знаю, — спокойно кивнула Селена: — И они будут думать, что сделали это, а вдобавок и думать, что разграбили нашу сокровищницу.
Аврора не понимала, что ее мать имеет в виду, она никак не могла уловить смысл ее задумки.
— Они убьют наших с тобой двойников и передерутся, грабя сокровищницу, — пояснила Селена, видя непонимание дочери: — Естественно сокровища будут таким же миражем, как и мы с тобой.
— А что потом? — спросила девушка.
— Потом?
— Да, потом. Что будет, когда мы вернемся? И куда нам будет возвращаться?
— Так далеко я еще не все продумала, — ответила Селена: — Но думаю через пару месяцев, наши с тобой подданные немного остынут, стычки из-за сокровищ рассорят их и они будут нам не страшны.
— А вдруг они разозлятся еще больше, когда поймут что их, обманули, — неуверенно предположила Аврора.
— Тогда можно будет накрыть их забывающим заклинанием, — подумав, ответила Селена: — Площадь конечно великовата, но мы справимся.
— Можно будет сделать так, что они не узнают нас, — подумав, сказала Аврора: — Но боюсь, новые постояльцы замка все равно привлекут их внимание. Да и на что мы будем жить, дань ведь они платить не будут.
— Давай будем решать проблемы по мере их поступления, — сказала, вставая, Селена: — Сейчас надо помочь прислуге покинуть замок, и не допустить сюда людей.
— Я помогу, — тоже поднимаясь, сказала Аврора, и они с матерью пошли к замку.
Остаток этого дня и несколько следующих, Аврора занималась поиском безопасных мест для слуг и сбором вещей. Селена следила за тем, чтобы люди не подходили слишком близко, и занималась заклинаниями, которые защитят замок от пожара и разрушения, но в тоже время придадут ему заброшенный и разрушенный вид, дабы обмануть людей.
Спустя четыре дня, практически все слуги уехали из замка, к месту своего временного проживания. Леший с дочерьми поселился в чаще леса, который когда-то, до службы у Селены был его домом, Аврора наложила на домик отводящее заклинание, чтобы ни один путник, даже случайно не нашел его в лесу. Кикимора обещала помогать ему с дочерьми и привести лес в порядок. Маленький дракон Трубочист, собирался улетать вместе с Кованом в Драконью долину. Вельзевул отправлялся навестить родных, а потом собирался присоединиться к лешему, чтобы помочь ему. Тор и еще несколько слуг, которым идти было некуда, обустраивались у края Черного леса. В сам Черный лес, они пойти категорически отказались, но на краю леса, Аврора нашла старую заброшенную избушку, вот ее и осваивали Тор с товарищами по несчастью. Аврора помогала им с уборкой и по мере возможности отгоняла обитателей Черного леса. Но сделать это было очень сложно, потому что страхи были нематериальны и питались испугом людей, становясь сильнее и страшнее. Аврора целый день пыталась убедить слуг, что обитатели леса страшны, только если их бояться, а если суметь справиться со своим страхом, то угрозы они не представляют. Но ей не верили. Временами она сама не верила себе, потому что иногда из леса выглядывали невероятные чудовища. И кого там только не было. Первый, кого испугались будущие жильцы этих мест, был гигантский жук, который питался цветами и деревьями. Аврора предположила, что это ночной кошмар цветочных эльфов и жук сразу, жалобно поскуливая, уполз в чащу. Потом был многоголовое нечто, которое скорее рассмешило, чем напугало обживающихся, но иногда вылезали действительно страшные существа. Больше всего Аврору напугал человек с белыми, как снег, волосами и пронзительно зелеными глазами. Он не испугал никого больше, но Аврора знала, что это Охотник за ведьмами, мифический персонаж, который всегда точно вычислял ведьму из толпы людей, как бы она ни старалась спрятаться. Отвести взгляд от его зеленых глаз, согласно легенде, не могла ни одна ведьма. Охотник же убивал ведьму сам, вырвав у нее сердце, либо отдавал людям, и те сжигали ее на костре. Побороть страх Авроре помог только визг одной из служанок, которая увидела выглядывающую из леса старуху с косой. Всего на миг, девушка отвлеклась от своего кошмара, и тот пропал. Его исчезновение не огорчило девушку, но дабы избежать его появления вновь она побежала помогать служанке. Аврора смогла убедить женщину, что смерть выглядит совсем иначе. Это помогло, старуха с косой ушла, а Аврора, чтобы не думать о своих страхах, занялась уборкой. К вечеру, когда ей надо было возвращаться, дом был приведен в порядок, более того, стало понятно, что кошмары практически никогда не выходят из леса. Они появлялись только тогда, когда чувствовали страх, но и тогда обратно в лес их могло отогнать присутствие другого, не боящегося их человека. К счастью, люди в домике подобрались очень разные и их страхи почти не совпадали. Прощаясь, Аврора велела им не принимать всерьез то, что они видят, то есть попросту не верить собственным глазам. Выйдя из дома, Аврора снова увидела охотника на ведьм, он стоял у самой кромки леса. Девушка остолбенела от ужаса. Охотник, заметив ее, вышел из леса и, улыбаясь, стал приближаться.
— Я не боюсь тебя, я не боюсь, — бормотала Аврора, но это не помогало. Охотник, не отводя глаз, подходил все ближе. Он с легкостью перепрыгнул через высокий частокол и подошел к крыльцу, на котором, прижавшись к двери, стояла девушка.
— Давно я не встречал такой могущественной ведьмы, — ухмыльнулся он.
— Вырывает сердца, чует любую ведьму, ни одна не может отвести глаз, — проносилось у Авроры в голове: — Не могут отвести глаз, — вдруг вслух сказала она и, собрав все свои силы, опустила глаза. Охотник закричал как раненный зверь, и его отбросило к забору, но тут он снова перехватил взгляд девушки и сделал шаг в ее сторону.
— Ты всего лишь легенда, — теперь уже специально глядя Охотнику в глаза, произнесла Аврора: — Тебя не существует, — и, сказав это, развеяла стоявшего перед ней человека в прах. Это помогло, но Аврора еще долго сидела под дверью, стараясь унять, бешено бьющееся сердце. Остальные, вылезающие из леса твари, ее уже не пугали. Через некоторое время, немного успокоившись, девушка обернулась совой и полетела домой. Дорога до дома прошла без приключений, но всю ночь девушке снились кошмары.
Утром Аврора встала совершенно разбитой, заботы последней недели и беспокойная ночь дали о себе знать, выглядела девушка неважно. Это не укрылось от внимания Селены, которая тоже была сильно измотана.
— Ты что-то очень бледна сегодня, — сказала она, забирая из дрожащих рук дочери, наполненный чайник.
— Я плохо спала, — ответила девушка и стала расставлять приборы на столе. Но ее ответ не удовлетворил Селену. Поставив чайник на огонь, она подошла к дочери и развернула ее лицом к себе.
— Не похоже это на недосып, что с тобой?
— Я, правда, плохо спала, — устало сказала Аврора: — Да и неделя была хлопотной.
— Это точно, — согласилась Селена: — Но мы сделали все, что задумали. Да, как прошло размещение в Черном лесу?
Аврор вздрогнула, но, собравшись, ответила: — Все хорошо, дом мы привели в порядок, и со страхами я надеюсь, они справятся.
— Ты уверена, что с тобой все в порядке? — переспросила Селена.
Аврора кивнула и снова принялась за завтрак. Так как прислуги в доме не осталось, завтрак был скромным, а потому быстрым.
— Иди, отдохни немного, — забирая у дочери грязную посуду, сказала Селена: — И собери свои вещи, после обеда ты должна тоже покинуть замок.
— А как же ты, мама?
— А я на время укроюсь в тайной комнате, а потом, возможно, навещу родственников, давно я не навещала свою сестрицу.
На это Аврора только улыбнулась. Ее тетка жила на землях короля Грея и не обладала никакими магическими способностями. Она вела приторно правильный образ жизни, была примерной женой и матерью. Аврора видела тетушку один раз в жизни и, несмотря на свой тогда еще юный возраст, прекрасно поняла, что за правильностью и вечными упреками скрывается обычная, плохо скрываемая зависть.
Селена проводила дочь в спальню и сидела с ней до тех пор, пока девушка не погрузилась в сон. Спала Аврора беспокойно и Селена при помощи магии отогнала кошмары и вообще любые сновидения от дочери.
— Черный лес сильно на тебя подействовал, — тихо сказала она, выходя: — Надо будет поискать другое место для живущих там, иначе мне придется искать новых слуг.
Аврора спала крепко и долго, мать разбудила ее после полудня. Кован и Трубочист уже были готовы к дальней дороге и ждали во дворе замка. Немногочисленные вещи Авроры были закреплены у дракона на спине.
Аврора умылась, и присела перед зеркалом, задумавшись, что одеть в дорогу. Перебрав несколько вариантов, она остановилась на скромном болотно-зеленом платье, к платью она одела невысокие, но очень удобные сапожки из мягкой телячьей кожи. Прическа не заняла много времени, девушка заплела волосы в косу, украсив ее только скромным темно-зеленым шнуром. Ничего из украшений Аврора одевать не стала, и уже собиралась выходить, когда вспомнила о медальоне, который ей подарил король эльфов. Аврора достала его из шкатулки, но не надела, а спрятала в карман. Остальные украшения и одежду Аврора переправила в свой тайник в дальнем конце парка. Это была тайная комната, соединенная с замком потайным ходом. О существовании потайных помещений в замке знали только Селена, Аврора, да гном-казначей. Для надежности тайники были защищены магией. Там были не только вещи и украшения, там оставили на хранение часть библиотеки и часть сокровищницы. Этих средств Авроре должно было хватить на несколько месяцев ее путешествия и на всякие непредвиденные расходы. Конечно, девушка могла пользоваться деньгами из любой чужой сокровищницы, но воровство ей претило, и она предпочитала пополнять денежные запасы из своих средств.
Во дворе девушку ждала Селена, она обняла дочь и помогла ей забраться на спину дракона.
— Будь осторожна, детка.
— Ты тоже мама, — тихо сказала Аврора: — Я буду волноваться за тебя.
Селена кивнула и хлопнула Кована по боку, давая понять, что прощание закончено, и он может лететь. Дракон взмахнул огромными крыльями и взлетел. Маленький дракон-трубочист, часто махая крыльями, полетел следом и на ходу пристроился у Кована на спине.
Дорога заняла совсем немного времени. Как только Кован пересек границу страны эльфов, его тут же в воздухе окружило несколько хорошо вооруженных солдат-эльфов. Один из них, видимо старший по званию жестом приказал дракону спуститься на землю, Кован не стал сопротивляться и плавно опустился.
— Вы нарушили границу Фотинии, — строго сказал командир эльфов, тоже опустившись на землю: — Назовите ваши имена и причину вашего визита.
Эльф очень старался говорить командным голосом, но так как он был во много раз меньше Кована и, похоже, боялся дракона, то голос его немного подвел. Более того, он старался быть вежливым и смотреть в глаза собеседнику, а, следовательно, ему пришлось стоять, задрав голову. Аврору почему-то очень рассмешил этот страж границ, но ссориться с эльфами она не собиралась, поэтому девушка осторожно, по крылу дракона спустилась на землю и представилась.
— Меня зовут Аврора Шурфийская, я дочь владычицы Восточных земель Большой долины. Эти драконы прибыли со мной, а цель моего визита…., - тут девушка запнулась, она не подумала о том, как отвечать на подобный вопрос. Объяснять каждому кто спросит, что она ищет бывшую невесту своего садовника, ей не хотелось, а другой причины она сходу придумать не могла.
— Мы путешественники, — ответил за нее Кован: — Мы летаем по свету, смотрим разные страны.
— Да, — одновременно кивнули Аврора и дракон-трубочист.
— Боюсь, вы не можете пересечь границу, если у вас нет на то разрешения, — сказал эльф.
— Не слишком гостеприимный народ эти эльфы, — тихо сказал Кован Авроре.
— Дело не в гостеприимстве, — тоном оскорбленного хозяина ответил эльф-командир, услышав фразу дракона: — Ни один дракон не может пересечь границу Фотинии, это закон и я обязан его защищать. Но леди может пересечь границу, если у нее есть приглашение или какая-нибудь другая причина посещения Фотинии, — менее уверено добавил он.
— А вот это сойдет за приглашение? — неуверенно спросила девушка, достав из кармана медальон короля эльфов Флориана V.
Эльф внимательно посмотрел на медальон и, выпрямившись в струнку, громко:
— Добро пожаловать в Фотинию, леди Аврора Шурфийская, — а потом тише и менее уверенно добавил: — Но драконов я все равно пропустить не могу.
— Это медальон вашего короля, — уточнила Аврора: — А на драконе я путешествую.
— Ни одни дракон не может пересечь границу нашего государства, — тоном, не терпящим возражений, повторил эльф.
— Но я думаю, ваш король не стал бы возражать…, - начала Аврора.
— Ни одни дракон не может пересечь границу нашего государства.
— Не настаивай, маленькая госпожа, он все равно не пропустит нас дальше, — сказал Кован: — дальше тебе придется путешествовать самой.
Дракон- трубочист, по знаку Кована спустил на землю вещи Авроры, личных вещей было не много, но вот шкатулка Георгина была большой и тяжелой.
— Прощай, малышка, — сказал, опустив голову к ногам девушки, Кован: — Тебе стоит отправляться в путь, чтобы до темноты найти себе место для ночлега.
— Мы больше никогда не увидимся, Кован? — тихо спросила Аврора
— С чего ты это взяла?
— Я слышала, что мама разрешила тебе не возвращаться.
— Ну, ты же всегда можешь навестить меня в Драконьей долине, или я как-нибудь прилечу к тебе в гости, когда эта история закончится. Только не надо плакать, — засопел Кован: — Прекрати немедленно, иначе я сейчас сам разревусь. Ну что ты на самом деле, Аврора, ну не плачь.
Аврора старалась унять слезы, она обняла большую голову своего друга, дракон тоже сопел у нее над ухом. У ног Авроры, вытирал слезы дракон- трубочист.
— Все нам пора, — освобождаясь из объятий девушки, сказал Кован, смахивая слезу огромной лапой.
— До свидания, — нагнулась к трубочисту девушка и поцеловала дракона в нос: — Береги Кована и себя в обиду не давай, ладно?
— Будет сделано, госпожа, — ответил трубочист, под громкий хохот Кована. Смех дракона испугал и заставил схватиться за оружие эльфов-пограничников.
— Тихо, тихо, мы уже улетаем, — сказал Кован и, кивнув на прощание Авроре, взмыл в воздух.
— Берегите себя, госпожа, — тихо сказал дракон-трубочист и полетел за своим товарищем.
Аврора смотрела им вслед, до тех пор, пока могла различить драконов в небе. Когда же драконы совсем исчезли из виду, девушка вздохнула, подняла с земли свои вещи и направилась в сторону солдат. Солдаты-эльфы тоже смотрели вслед драконам, вид у них был испуганный.
— Как далеко отсюда ближайший населенный пункт? — спросила Авроры.
— Здесь кругом, кто-то живет, но если вы собираетесь ехать в королевский дворец, то вам стоит идти на север, — ответил ей один из эльфов.
— Мне не нужен королевский дворец, — немного смутилась девушка: — Мне надо попасть в город Роз.
Город Роз был одним из трех мест, на которое указало поисковое заклинание, но Аврора решила начать именно с него, поскольку леший сказал ей, что Георгин и его невеста оттуда родом. Вторым местом было небольшое поселение недалеко от столицы, а третье — на самом краю Фотинии, на границе с Нимерией. Если следовать логике, то после города Роз, надо было бы проверить место возле столицы, а уж потом, если Пии там нет, ехать к границе. Авроре очень не хотелось столкнуться с королевой эльфов, и она решила что, наверное, после города Роз поедет в самое дальнее место поисков.
Ближайший населенный пункт был не далеко от границы, Аврора дошла до него всего за полчаса. Вообще-то, отдельные домики попадались и раньше, но Аврора искала деревню, в которой можно было бы купить лошадь.
Аврора вышла к деревне, которая называлась Дубовая. Дубов там не было совсем, и Аврора не поняла, почему она так называлась, но уточнять не стала. У девушки ныла спина, потому что уменьшить шкатулку эльфа она смогла только когда отошла на достаточное расстояние от эльфов-пограничников.
Аврора решила остаться в этой деревеньке на ночь и поэтому прямиком отправилась к постоялому двору. Она оставила вещи в снятой комнате и спустилась поужинать. В трактире было немноголюдно, Аврора села за самый дальний столик лицом к двери и с любопытством рассматривала посетителей. Сначала посетителей было не много, у самого входа сидела пара эльфов, мужчина и женщина, девушка предположила, что они муж и жена и здесь проездом. Левее от нее сидел немолодой эльф, Аврора предположила, что он местный, поскольку он был несколько похож на хозяина этого постоялого двора. Пока Аврора ждала свой заказ, этот посетитель выпил две кружки какого-то напитка, судя по изменению его поведения, алкогольного. Поставив пустую кружку на стол, эльф встал и, слегка покачиваясь и помогая себе удерживать равновесие крыльями, подошел к девушке.
— Могу я узнать цель вашего визита в Фотинию? — официальным тоном, но, слегка запинаясь, спросил он у Авроры.
Девушка очень удивилась, она внутренне готовилась к хамству или агрессии с его стороны, но такого вопроса никак не ожидала. Не успела она еще решить что ответить, как к спрашивающему подскочил трактирщик и, схватив посетителя за руку, выволок его во двор. Вернувшись, хозяин заведения подошел к девушке.
— Я прошу вас не сердиться на старого Иона, он не плохой эльф, просто в последнее время злоупотребляет сидром. К нам не часто заглядывают люди, вот он и вспомнил молодость.
— А что, в молодости он служил на границе?
— Точно, — улыбнулся трактирщик: — Но не так давно его отправили на пенсию, вот старик и не может найти себе места.
— Понятно, — улыбнулась Аврора. В это время ей принесли ее ужин. Салат оказался совершенно несъедобным, хотя пара сидящая у входа ела его с большим аппетитом. По вкусу это оказалось похожим на ботву. Аврора решила не издеваться над собой и доедать его не стала. Основное блюдо ей понравилось.
В трактир постепенно подходили новые посетители. Часть из них была местными, а часть приезжими. Среди приезжих было несколько эльфов, один человек и жительница Нимерии. Нимерийку отличить от жительницы любой другой страны было несложно, она была типичной женщиной — воином. На ней были темные узкие брюки, черная рубашка, слегка прикрывающая бедра и сапоги, закрывающие колено. За спиной у воительницы висело два меча, пояс украшало несколько ножей. При ее появлении, эльфы тихо заворчали, но никто не осмелился что-нибудь сказать вслух. Так как свободных столиков в зале не оказалось, воительница подошла к столу Авроры и спросила разрешения сеть. Девушка не возражала и воительница села напротив. Пока Аврора допивала свой чай, нимерийке принесли ужин. Салат тоже ей не понравился, но в отличие от Авроры она была менее воспитанной, и не долго думая, сплюнула то, что жевала прямо на пол.
— Что за дрянь ты туда положил? — грозно спросила воительница у трактирщика.
— Это свекольные листья, листья одуванчика и морковка, — испугано ответил хозяин: — Очень полезно для здоровья, — почти шепотом добавил он. Нимерийка удивленно посмотрела на него, но ничего не сказала, а сунула тарелку с салатом в руки трактирщику и придвинула к себе другую тарелку. Она внимательно разглядывала ее содержимое и потом, подняв глаза на Аврору, спросила:
— Интересно, а это хоть съедобно? Или тоже полезно для здоровья?
— Это — съедобно, — улыбнулась Аврора.
— Меня зовут Тея, — жуя, представилась нимерийка и продолжила есть.
— Аврора, — представилась девушка, не зная как вести себя дальше. Нимерийки славились недюжей силой, отменным военным мастерством и взрывным характером. Авроре совсем не хотелось портить отношения с этой молодой воительницей, но как себя вести дальше она не знала. Посидев еще немного за столом, она все же решила, что дальше сидеть нет смысла и, пожелав воительнице приятного аппетита, пошла прогуляться. Деревня Дубовая была небольшой, всего с десяток дворов, практически каждый дом был окружен шикарным, очень ухоженным садом. Некоторые дома были старыми и обшарпанными, но сады были просто превосходными. У одной из хозяек Аврора купила целую кружку отборной малины и договорилась, что завтра перед отъездом заедет и купит еще. Хозяйка оказалась очень милой и говорливой эльфийкой. Аврора поговорила с ней немного и пошла обратно к постоялому двору. Девушка наслаждалась окружающей красотой и тишиной. Уже совсем стемнело, но луна хорошо освещала дорогу и Аврора без труда нашла трактир. Она подошла к крыльцу, когда дверь шумно открылась, и из трактира вылетел человек. Следом за ним, потирая руки, вышла воительница Тея. Она подняла мужчину за грудки и врезала ему ногой в пах. Мужчина завыл и на карачках пополз в сторону.
— Так что ты там говорил о моём моральном облике? — спросила она, подходя к своей жертве. Мужчина что-то невразумительно промычал, пытаясь найти укрытие.
— Ты представляешь, — сказала Тея, заметив Аврору: — Это недоразумение, сказало, что я… Как ты там меня назвал?
— Я совсем не хотел вас оскорбить, я ошибся, я приношу свои извинения, — затараторил мужчина отползая и прячась за Авророй.
— А ну иди сюда, блюститель нравственности, — присаживаясь на корточки, позвала Тея: — Что же ты, такой мужественный и благородный, прячешься за женской юбкой?
— Думаю, вы уже достаточно его проучили, — примирительно сказала Аврора: — Хотите малины? — протянула она воительнице полупустую кружку. Тея, подумала немного, а потом взяла кружку с малиной и жестом пригласила Аврору последовать за ней в трактир. В трактире немногочисленные посетители суетливо отскочили от окон и разошлись по своим местам, стараясь не смотреть на девушек.
— Хорошие ягоды, — высыпая остатки малины в рот, сказала Тея: — Где набрала?
— Я ее купила у одной из здешних жительниц.
Нимерийка молчала и внимательно разглядывала девушку, Аврора тоже молчала.
— Можно я тебя спрошу? Только ты не обижайся, ладно? — наконец заговорила воительница. Аврора кивнула. — Мне сказали, что ты путешествуешь одна, ты не боишься?
— Нет, — удивленно ответила Аврора: — А разве мне надо чего-то бояться?
— Всегда надо быть настороже, — серьезно ответила Тея: — Ты не производишь впечатление человека, который может за себя постоять.
— Это обманчивое впечатление, — улыбнулась Аврора: — Да и потом, зачем кому-то на меня нападать?
— Давно ты путешествуешь? — с усмешкой спросила Тея.
— Первый день, — смутившись, ответила Аврора. Тут она подумала, что ведь она никогда не уезжала так далеко от дома одна и совершенно не знает, какие опасности могут подстерегать ее в дороге: — Но я не так беззащитна, как тебе кажется, — добавила она.
— А куда ты направляешься? — поинтересовалась Тея. Аврора подробно рассказала ей о своих поисках и о том, где она собирается искать бывшую невесту своего садовника. Тея задумалась, а потом сказала:
— На границу можешь не ездить, я хорошо знаю всех жителей тех деревень, немолодых женщин с таким именем там нет. Вернее была одна, но она несколько лет назад уехала к своей семье куда-то вглубь страны. Но боюсь, она не совсем подходит тебе по возрасту, та была моложе, чем тебе надо. И не расстраивайся ты, — добавила она: — Тебе радоваться надо, что ты меня встретила, территория твоих поисков сужается.
Девушки поговорили еще некоторое время, а потом разошлись по своим комнатам.
Спала Аврора крепко и проснулась, когда солнце стояло уже высоко. Жена трактирщика принесла девушке воды, Аврора умылась, и, одевшись, спустилась вниз. Пока она завтракала, трактирщик договорился с кем-то и Авроре привели коня. Конь уже был оседлан, и девушке осталось только расплатиться за постой и лошадь, так что еще до полудня Аврора двинулась в путь. Девушка хотела проститься с Теей, но хозяин сказал, что нимерийка уехала еще до восхода солнца.
Дорога была хорошей, на пути часто попадались населенные пункты, но Аврора остановилась только один раз, чтобы пообедать, а потом поехала дальше. До города Роз она добралась без приключений к вечеру третьего дня. В отличие от Дубовой деревни, где Аврора не увидела ни одного дуба, в городе Роз одноименных цветов было очень много. Девушка остановилась в небольшом отеле в центре города, отель назывался "Чайная роза". После ужина Аврора задумалась, что ей делать дальше. У нее не было четкого плана поисков, и магия тут ей помочь не могла, потому что у нее не было ни одно вещи, принадлежащей Пии. Первым делом, прямо с утра, девушка решила расспросить хозяев отеля, а потом отправиться на прогулку в город и попробовать расспрашивать там. Но прежде чем лечь спать, девушка решила сделать еще одно дело. Она закрыла дверь на засов и села перед зеркалом. Заклинание Аврора помнила наизусть и уже через несколько минут зеркало, пусть не очень четко, но показывало девушке ее замок. Замок был в огне, в окнах появлялись какие-то люди, и вокруг него можно было различить толпу народа.
— Покажи мне маму, — приказала девушка, она очень испугалась, в ее голове пролетали мысли одна ужаснее другой. Зеркало потемнело, а потом всего на один миг показало Селену, читающую книгу и тут же изображение исчезло.
— Слава богам, она невредима, — прошептала Аврора и отошла от зеркала к окну, она все еще не могла унять сердцебиение. Девушка прислонилась лбом к стеклу, и, закрыв глаза, несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула. Аврора еще раз попробовала вызвать изображение замка и матери, но у нее ничего не вышло, она только зря тратила силы. Не каждое зеркало годилось для такого колдовства, поэтому Аврора решила оставить тщетные попытки и легла спать. Спала она очень беспокойно, ей снился замок, Староста, который все время бегал среди прислуги и пытался поднять их на бунт против хозяек. Даже во сне этот человек очень злил девушку, она старалась не обращать на него внимания и не выходить из себя, но когда Староста, не сумев найти себе помощников среди обитателей замка, запер ворота и поджег их, Аврора не выдержала и кинула в него молнией. Старейшина не умер, а почему-то превратился в толстого синего поросенка в розовых кальсончиках и чепчике. Поросенок явно не заметил произошедшего с ним и продолжал кричать " Ведьма, ведьма", но почему-то писклявым детским голосом. Аврора проснулась и обрадовалась, поняв, что это был только сон, но тот же голос снова закричал "Ведьма". Девушка встала и открыла окно. Голос принадлежал девочке- эльфу, которая вопила "ведьма", кидая палками в старую женщину — эльфа. Девочку никто не останавливал и на помощь старушке не спешил. Тут Аврора заметила, как один из лавочников подсунул крикунье небольшое полено, девочка замахнулась и кинула, но полено полетело не в старушку, а в витрину лавки провокатора, а девочка здорово прикусила себе язычок. Лавочник ахнул и начал орать на малолетнюю крикунью. Девочка заплакала, погрозила старушке кулаком и бросилась бежать.
— А я уже подумала, что нелюбовь к ведьмам свойственна только людям, — сказала Аврора своему отражению и начала одеваться. Для прогулки по городу она выбрала темное платье, отороченное светлым мехом. С прической пришлось повозиться, в итоге голову девушки украшал венок из кос. Аврора спустилась в холл отеля и показала портрет Пии хозяину. Разговор ничего не дал, хозяин не знал ни одной женщины по имени Пия, но обещал, что поговорит с женой. Аврора не ожидала, что ее поиски сразу увенчаются успехом, но все равно немного расстроилась. Она решила позавтракать на открытой террасе одного из кафе на центральной площади города. Девушка задумчиво допивала фруктовый чай и не заметила, как к ней за стол присела та самая старушка, которую обижали с утра у нее под окнами.
— Спасибо что заступилась за меня, милая, — сказала старушка. От неожиданности Аврора вздрогнула и пролила чай на портрет Пии, лежащий перед ней на столе. Старушка вздохнула и провела рукой над портретом, разлитый чай тут же испарился.
— Так будет лучше, — сказала старушка и спросила, указывая на портрет: — Кто это?
— Ее зовут Пия, — ответила Аврора: — Мне надо найти ее.
— Мне знакомо это лицо, — подумав, сказала старушка: — Только я не могу вспомнить где я ее видела.
— Это очень старый портрет, — с надеждой объяснила Аврора: — Такой Пия была около 30 лет назад. А почему вы решили, что это я за вас заступилась?
— Так ведь больше некому, — улыбнулась старушка и встала из-за стола.
— Подождите, не уходите, — растерянно попросила Аврора: — Может быть, вы вспомните, где вы видели девушку, нарисованную на портрете, мне очень надо ее найти.
— Я сообщу тебе, если вспомню, — сказала старушка и быстро пошла прочь.
Аврора некоторое время растеряно смотрела ей в след, а потом все же решила не ждать, пока старушка-ведьма вспомнит, и начать поиски самой. Когда она расплачивалась за завтрак, хозяйка кафе, вдруг понизив голос, сказала:
— Не стоит вам искать встречи с это женщиной, она ведьма.
— Ну и что? — посмотрев в глаза собеседнице, спросила Аврора.
— Как что? Она ведьма, — удивленно и испугано ответила хозяйка кафе, — Мало ли что может сделать ведьма.
— Она сделала вам что-то? — поинтересовалась девушка.
— Нет, боги милостивы, мне ничего не сделала, но….
— Тогда чего же мне бояться?
— Но говорят… — растерянно произнесла хозяйка.
— Не стоит верить всему, что говорят, — серьезно сказала Аврора и пошла прочь. Девушка совсем не хотела продолжать этот разговор.
— Эльфы мало, чем отличаются от людей, — с горечью подумала она: — Разве что наличием крыльев.
Мысли девушки были прерваны самым неожиданным образом, Аврора нос к носу столкнулась с женщиной эльфом и с ужасом узнала в не королеву эльфов Цею. Она даже себе не могла объяснить, почему ее так испугала эта встреча. Аврора сбивчиво извинилась и пошла дальше. Спиной она чувствовала, что королева смотрит на нее. Аврора повернулась, ощущения не обманули ее, Цея смотрела на нее, не отрываясь.
— Она не может меня знать, — подумала Аврора: — Даже если ей известно о моем существовании, она не может ни знать что я в Фотинии, ни тем более узнать меня.
Но королева эльфов по-прежнему не сводила с девушки глаз, а вслед за своей королевой на Аврору пялились и ее подданные.
— Ну что ж, давай поиграем в гляделки, — сердито подумала девушка, и ее взгляд столкнулся с взглядом королевы. Она смотрела на Цею в упор, ни на секунду не опуская глаз. Первой опустила взгляд королева, Аврора не стала ждать пока ее оппонентка снова поднимет глаза, а повернулась и пошла прочь. Ее никто не окрикнул и не попытался остановить. Это ничуть не расстроила девушку, меньше всего на свете, сейчас ей хотелось знакомиться с королевой эльфов. Аврора прекрасно понимала, что ничего хорошего это знакомство ей не принесет. У Цеи были все основания ненавидеть Селену, оснований для добрых чувств к Авроре у нее тоже не было. Более того, в Фотинии так же боялись и не любили ведьм, как и в любой другой стране. А в том, что Цея знает, что она ведьма, Аврора не сомневалась. Так же как и в том, что королева знала, кто её отец.
Немного успокоившись и подумав, Аврора решила, что ничего страшного пока не произошло. Девушка не торопясь шла по городу, иногда показывая прохожим портрет Пии, ответ всегда был один, нарисованную девушку никто не знал. Солнце уже садилось, когда Аврора вышла к большому и красивому парку. Парком Аврора сочла его только потому, что между деревьями проходила ухоженная дорожка и кое-где стояли скамеечки, на самом деле это был скорее лес, но очень ухоженный лес. На скамеечках в парке сидели отдыхающие после работы эльфы, болтали о жизни эльфы-старушки, и обнимались парочки. Аврора подошла к скамеечке, на которой сидело три пожилых эльфийки.
— Добрый вечер, леди, — поприветствовала их девушка. Пожилые дамы прервали свой разговор и уставились на девушку.
— Простите меня за беспокойство, но мне очень нужна ваша помощь.
— Чем мы можем помочь вам, милочка? — поинтересовалась старушка, сидящая посередине.
— Я ищу одну женщину, она эльф, но у меня есть только ее портрет в молодости и ее имя, но может быть, вы узнаете ее.
Старушки долго рассматривали протянутый Авророй портрет, передавая его из рук в руки.
— К сожалению мы не знаем ее, — ответила средняя, остальные старушки закивали. Аврора вздохнула и, поблагодарив женщин за помощь, пошла прочь. Девушка решила, что на сегодня уже хватит поисков и расспросов, она устала и проголодалась. Аврора почти вышла из парка, когда ее догнал маленький мальчик эльф. Мальчик сказал ей, что с ней хочет поговорить одна старая леди там, в парке и убежал, с чувством выполненного долга. Аврора пошла обратно и увидела, что ей на встречу двигается одна из старушек, с которыми она только что разговаривала.
— Мне сказали, вы хотели поговорить со мной.
— Да, я тут вспомнила, — неуверенно сказала женщина: — Я не уверена, но все равно решила вам сказать.
— Вы вспомнили что видели эту женщину с портрета? — с надеждой спросила Аврора.
Старушка-эльф кивнула. Аврора смотрела на нее, ожидая, что старушка расскажет о том, что вспомнила, но та мялась и молчала.
— Пожалуйста, расскажите мне, что вы вспомнили, — попросила Аврора.
— Дело в том, что я не уверена, что это именно та, кого вы ищете, — неуверенно начала старушка: — Я вспомнила, где я видела девушку очень похожую на ваш портрет, но вы ведь сказали, что женщина на портрете была такой много лет назад.
— Да, — кивнула Аврора: — Пия сейчас должна быть уже пожилой дамой.
— Тогда, наверное, это не имеет значения, — пробормотала старушка и собралась уходить.
— Подождите, — остановила ее Аврора: — Вам ведь все же показалось знакомым это лицо.
Старушка кивнула. — Тогда скажите мне, где вы его видели.
— Я точно помню, что видела эту девушку в магазине тканей у северных ворот города, кажется, она работает там. Я видела ее один раз, поэтому не сразу вспомнила, — немного смущаясь рассказала старая дама: — Но она выглядит почти как ваш портрет, то есть очень молода, поэтому это точно не та кого вы ищите. И зовут ее не Пия, а то ли Филона, то ли Милона, то ли еще как-то, я точно не помню.
— А как мне найти этот магазин? — спросила девушка.
— Очень просто, доезжаете до северных ворот, а там, прямо на площади Аллой Розы располагаются магазинчики, магазин тканей там один, не ошибетесь.
— Площадь Аллой Розы, — повторила Аврора.
— Да, — согласно кивнула старушка: — Не уверена, что эта девушка чем-то поможет вам, но все равно, желаю удачи в ваших поисках.
— Спасибо, — улыбнулась Аврора: — Я обязательно туда загляну.
Старушка довольная собой пошла назад к своим подругам, а Аврора решительно направилась в "Чайную Розу".
В отеле она еще раз попробовала посмотреть, что твориться в замке, но у нее не получилось. Пробовать еще раз девушка не стала, она очень устала и поэтому просто легла спать. Ей опять снился замок и синий поросенок-Старейшина. На этот раз поросенок был недоволен своими розовыми кальсончиками, он опять пытался поднять бунт среди слуг, мотивируя это отсутствием вкуса у их хозяйки. Он так вдохновенно ораторствовал, что в пылу даже сорвал с головы чепчик. Поняв, что чепчик тоже розовый он как-то сразу стих и заплакал. Кто-то из слуг стал его утешать, но поросенок плакал из-за того, что розовый цвет никак не гармонирует с синим цветом его кожи.
Утром Аврора встала совершенно не выспавшейся, более того у нее болели ноги. Приготовить отвар, облегчающий боль было несложно, но для этого нужны были некоторые травы, которых с собой у Авроры, разумеется, не было. Девушка вздохнула, оделась и спустилась вниз, чтобы найти хозяйку отеля. Хозяйка опасливо покосилась на нее, когда Аврора спросила, где можно купить травы для лечебного отвара, но дорогу объяснила.
Аптекарь оказался очень милым эльфом, среднего возраста. В отличие от большинства своих соотечественников он был полноват и невысок ростом. Когда Аврора перечислила все что ей необходимо, аптекарь на некоторое время задумчиво смотрел на девушку, морщил лоб и молчал, а потом неожиданно подпрыгнул на месте:
— У вас ноги болят — радостно не то спросил, не то констатировал факт аптекарь.
Аврора испугалась столь неожиданного поведения и только молча кивнула.
— Я учился лечить травами, — радостно сообщил ей аптекарь; — И я сейчас вспомнил, что те травы, которые вы попросили, помогают снимать усталость ног.
Аврора снова согласно кивнула.
— Но у меня есть средство лучше, — сообщил аптекарь: — Оно уже готово, и так же хорошо и быстро снимает усталость.
Не дав Авроре ответить, аптекарь убежал куда-то за ширму и оттуда послышался грохот открывающихся и закрывающихся ящиков, шелест бумаг и прочие непонятные звуки. Через минуту аптекарь вернулся, держа в руке небольшой горшочек.
— Вот, — гордо заявил он, ставя горшочек на прилавок.
— Вы уверены, что это помогает? — спросила Аврора, она не очень доверяла лекарям и всегда старалась лечиться сама.
— Конечно, уверен, — заявил аптекарь: — А ну-ка разувайтесь, я прямо сейчас докажу вам это, — и видя нерешительность девушки добавил: — Вы можете не заплатить мне, если эта мазь вам не поможет.
Аврора замялась в нерешительности, она не хотела обидеть аптекаря, но и позволять мазать себя непонятно чем тоже не хотела. Видя ее нерешительность, аптекарь вышел из-за стойки и, взяв девушку за руку, отвел ее к небольшой скамеечке, стояще в углу аптеки. Он усадил девушку и опустился перед ней на колено. Аврора вздохнула и покорно сняла сапожок. Аптекарь сам старательно намазал ей ногу мазью и вопросительно уставился на девушку. Буквально через минуту Аврора с удивлением поняла, что босая нога практически не болит, и сказала об этом аптекарю. Аптекарь расплылся в улыбке и потребовал, чтобы девушка сняла второй сапог. Через 5 минут Аврора чувствовала себя так хорошо, будто бы не провела весь предыдущий день на ногах. Она расплатилась с аптекарем за мазь и выяснила, что ее состав держится семьей этого эльфа в большом секрете. Аврора еще немного поболтала с аптекарем, продиктовала ему несколько простых рецептов из тех, что она помнила и, простившись, вышла на улицу.
Погода была великолепной, во всю светило солнце, но жарко не было. Всюду цвели цветы и сады. Домов было практически не видно из-за деревьев. Аврора уточнила у прохожих как пройти к северным воротам, и не спеша, пошла в указанном направлении. Девушка наслаждалась окружающей ее красотой и пением птиц, когда снова увидела королеву Цею. Пока Аврора решала стоит ли идти дальше, или спрятаться, пока ее не заметили, прятаться стало уже поздно, Цея заметила ее. Выбора у девушки не осталось, и она решила просто продолжить свой путь. Королева молча смотрела на Аврору, девушка слегка наклонила голову для приветствия, проходя мимо.
— Зачем ты приехала в Фотинию? — вдруг зло спросила королева.
— Здравствуйте, — еще раз поклонилась девушка.
— Не уходи от ответа, ведьма.
— Вы не слишком дружелюбны, — спокойно ответила Аврора, но спокойной она не была, ее сердце готово было выпрыгнуть из груди: — Меня привело в Фотинию личное дело.
— Могу я узнать какое это дело? — криво усмехнувшись, спросила королева.
— Можете, — ответила Аврора: — Я ищу невесту моего садовника.
— Браво, — сказала Цея и несколько раз хлопнула в ладоши: — Не ожидала от тебя такой нелепой лжи, может быть придумаешь что-нибудь пооригинальнее, ведьма.
— Может быть, вы перестанете все время называть меня ведьмой, — в тон королеве ответила Аврора, от ее волнения не осталось и следа: — Я здесь для того, чтобы найти невесту моего садовника, и если у вас больше нет вопросов, то я пойду искать ее дальше.
И Аврора пошла, не оборачиваясь. Она больше не замечала пения птиц и окружающей красоты, она злилась. Злилась на себя за излишнее волнение, за то, что не смогла дать достойного ответа, на королеву за ее необоснованную злость и учиненный посреди улицы допрос, на прохожих, просто за то, что они были свидетелями этой неприятно сцены. Дабы немного успокоиться, Аврора свернула на какую-то небольшую улицу и зашла с ближайшее кафе, чтобы выпить чаю. Понадобилось две чашки чая, три пирожных и фруктовое мороженое, прежде чем девушка успокоилась.
— Итак, что мы имеем, — про себя размышляла девушка: — Мы имеем молодую девушку похожую на Пию тридцатилетней давности, которая может и не иметь никакого отношения к моим поискам, еще королеву, которая почему-то возомнила, что я явилась сюда исключительно для того, чтобы отравлять ей жизнь. Плюс ко всему, теперь пол города знает, что я ведьма. Расклад явно не в мою пользу. Можно конечно сделать так, чтобы Цея испытывала ко мне большую материнскую любовь, но для этого мне нужно время и главное надо, чтобы она выпила то, что я приготовлю, а она вряд ли когда-либо выпьет что-то из моих рук. Значит выход только один, как можно скорее проверить имеет ли девушка из магазина тканей отношение к Пие и уезжать в столицу. Хотя королева ведь тоже поедет туда, она ведь живет там.
Подобные размышления расстроили девушку окончательно. Но она все же решила не отступать, и, если королева будет уж слишком досаждать ей, обратиться за помощью к королю Флориану. До сих пор встреча с королем не входила в ее планы. Её пребывание в Фотинии было хорошим шансом поближе познакомиться с отцом, но девушке очень не хотелось обострять его отношения с женой. Однако, королева была слишком агрессивна.
Около полудня небольшая зеленая улица привела Аврору к площади у северных ворот. Посреди площади стоял фонтан, изображающий битву воина эльфа с каким-то огромным насекомым. Изо рта насекомого била струя воды, а эльф закрывался от струи щитом. Аврора вспомнила, что подобного жука она видела в Черном лесу. По периметру площади располагались разные кафе и магазины. Торговля шла бойко, некоторые эльфы что-то продавали и покупали прямо на улице, в ворота все время кто-то въезжал или выезжал, гвалт стоял невероятный, продавцы пытались перекричать друг друга, покупатели спорили с продавцами. Вдруг в один момент наступила мертвая тишина, только пение птиц нарушало ее, на площадь верхом на коне въехала королева Цея.
— Мне определенно везет, — пробурчала Аврора.
Королева слегка кивнула головой, и площадь снова загудела. Аврора видела, что королева заметила ее, но у девушки не было никакого желания снова ругаться, и она поспешила зайти в магазин тканей, который заметила сразу, как только вышла к северным воротам. В магазинчике было на удивление тихо и прохладно. На звон дверного колокольчика вышла девушка, практически точная копия портрета Пии.
— Могу я вам чем-нибудь помочь? — улыбнувшись, спросила она и Аврора растерялась. Она как-то не подумала, что будет делать, когда найдет девушку. Спрашивать ее, не знакома ли ей девушка с портрета было несколько нелепо, ибо на портрете была изображена она сама.
Тут Аврора заметила, что к магазинчику подъезжает королева.
— Черт бы ее побрал, — выругалась девушка вслух и наложила запирающее заклинание на дверь, заклинание было не сильным, но королеву на некоторое время могло задержать. Аврора не хотела, чтобы молодая копия Пии стала свидетелем ее ссоры с Цеей.
— Кого побрал? — удивленно глядя на Аврору, спросила девушка.
— Скажите, у вас нет пожилой родственницы по имени Пия? — не ответив, спросила Аврора: — Дело в том, что я разыскиваю женщину с таким именем, а вы очень похожи на ее портрет в молодости.
В этот момент королева попыталась открыть дверь, дверь естественно открываться не собиралась. Королева оказалась недостаточно догадливой и не поняла что дверь закрыли от нее, а следовательно кому-то не хочется ее видеть, она решила что ей надо войти в магазин во что бы то ни стало. Аврора поняла, что только ухудшила ситуацию, но отступать было поздно. Она достала портрет и показала его обеспокоенной происходящим продавщице. В этот момент дверь с грохотом открылась, и королева эльфов буквально ввалилась в магазин. Выход получился не самым королевским, королева была явно смущена и очень сердита.
— О, Ваше величество, — склонилась в поклоне девушка похожая на Пию: — Какая честь для нас.
Королева взяла себя в руки и слегка склонила голову, приветствуя девушку, Аврора же удостоилась гневного взгляда.
— Мне кажется, мы не закончили наш разговор, — обратилась королева к Авроре.
— Правда? — изобразила удивление Аврора: — А мне показалось, что я удовлетворила ваше любопытство.
— Ты приехала, чтобы сделать то, что не удалось когда-то твоей матери? — спросила Цея: — Ты хочешь погубить короля Флориана?
— Мама не пыталась его погубить, — возмутилась Аврора: — Она его любила.
— Неужели?
— Что вы вообще знаете о моей маме, чтобы бросаться такими обвинениями. Они любили друг друга, и если бы вы тогда не приехали, возможно, они до сих пор были бы вместе.
Аврору захлестнула обида, и она перестала подбирать слова и думать о последствиях.
— Она околдовала Флориана, о какой любви ты говоришь. Твоя мать ведьма, а ведьмы не способны на любовь. Ты такая же как и она, чтобы Флориан не говорил, ты тоже заморочила ему голову. Зачем ты приехала? Что тебе надо от нас, ведьма?
Последняя "ведьма" было произнесено так, что Авроре показалось, что королева буквально выплюнула это слово ей в лицо.
— Может быть, мама и не святая, но не вам судить ее. Я здесь только для того чтобы найти невесту моего садовника Георгина и хватит все время напоминать мне о том, что я ведьма, я и без вас об этом помню, — чуть не плача от отчаяния произнесла Аврора: — А то ведь мне надоест быть вежливой и терпеливой.
— У моей бабушки в молодости был жених по имени Георгин, — вдруг подала голос девушка- продавец: — Только бабушка рассказывала, что он сбежал накануне свадьбы.
И Аврора, и королева посмотрели на девушку, королева удивленно, а Аврора радостно.
— Она еще жива? — спросила Аврора, девушка кивнула.
— А зачем вы ее ищете? — поинтересовалась девушка
— Затем чтобы рассказать ей, что Георгин не сбежал, — попыталась объяснить Аврора.
— А как еще объяснить его внезапное исчезновение? — возмущенно спросила девушка.
— Наверное это можно объяснить тем, что он чем-то приглянулся ведьмам и они заколдовали его, — внесла свою версию королева Цея. Аврора готова была превратить ее во что-нибудь ужасно противное, но смогла сдержаться.
— Так как же объяснить его исчезновение? — раздался старческий голос у них за спиной. В пылу ссоры с королевой Аврора не заметила, как со стороны складских помещений в магазинчик зашла старая эльфийка.
— Бабушка, — испугано прошептала девушка-продавец: — Ты здесь?
— Так почему же он все-таки исчез? — не отводя взгляда от Авроры переспросила старая Пия.
— Ему ради забавы люди обломали крылья, — тихо произнесла Аврора: — И гордость не позволила ему показаться перед вами в таком виде.
— О боги, — одновременно прошептали Пия, королева и девушка-продавец.
— Мама взяла его к нам в замок садовником, — продолжила Аврора: — Он всю свою жизнь любил вас.
— Вы так говорите, как будто…. - неуверенно начала Пия.
— Георгин умер несколько недель назад, — кивнула Аврора.
Пия закрыла лицо руками, и ее плечи задрожали, старушка плакала.
— Я думала он…, а он…, - всхлипывала она, внучка обняла Пию за плечи и старалась утешить, но не находила слов, повторяя: "Бабушка, ну бабушка", — королева принесла откуда-то из внутренних помещений воды, а Аврора просто не знала, что ей делать.
Когда старушка немного успокоилась, она спросила: — У него была семья? Дети?
Аврора отрицательно покачала головой.
— Я должна извинится перед тобой, — сказала Авроре королева, но девушка не ответила. Она молча встала и расчистила прилавок от тканей, несколько заклинаний и перед ней появилась большая резная шкатулка, которую девушке передал после смерти эльфа леший. Аврора поставила шкатулку перед Пией: — Это он всю жизнь собирал для вас.
Пия всхлипнула и открыла ларец. Она долго перебирала разноцветные бусы, серебряные украшения и прочие безделушки и тихо плакала. Королева эльфов сидела около нее и молча гладила старушку по руке.
Аврора не могла смотреть на это и отошла к окну.
— Я даже не знаю, что вам сказать, — подошла в Авроре внучка Пии: — Наверное, бабушке важно узнать, что Георгин не бросил ее.
— Все как-то неправильно получилось, — тихо ответила Аврора: — Я не так хотела это сделать, надо было ее хоть немного подготовить.
— Да, наверное, — согласилась девушка: — Но все равно спасибо, не каждая хозяйка будет тратить свое время на то чтобы разыскать бывшую невесту своего садовника.
— Меня тронула его история.
— А как эта шкатулка появилась здесь, — после некоторого молчания спросила внучка Пии.
— Так, небольшое колдовство, — ответила Аврора и, заметив некоторый испуг на лице девушки, добавила: — То, что я ведьма, не значит, что я занимаюсь только превращением окружающих в лягушек или напусканием на них всяческих бедствий.
— Я не хотела вас обидеть, — смутилась девушка.
— Я не обиделась, — улыбнулась Аврора.
— Милона, детка, — позвала внучку Пия: — Предложи гостям чаю.
— Спасибо, не стоит беспокоиться, — остановила девушку королева и, обращаясь к Авроре, добавила: — Я бы хотела поговорить с тобой, когда ты освободишься. Если ты не против, — добавила она тише.
— Давайте отложим разговор на завтра, — попросила Аврора: — Скажите где вас найти, и я приду поговорить с вами завтра утром, перед отъездом.
— Я сама приеду к тебе в отель, — сказала королева и, попрощавшись, вышла.
— Я даже не знаю, как отблагодарить вас, — все еще всхлипывая, сказала Пия: — Но только почему он не сообщил мне ничего, — и снова заплакала. Милона кинулась утешать бабушку, а Аврора осмотрелась и вышла из помещения магазина в подсобку, там она вскипятила воду и заварила чай из найденных в небольшом буфете трав. Чтобы Пия не обожглась, она немного подула на чашку и стенки чашки тут же покрылись инеем.
— Я немного перестаралась с охлаждением, — смущенно пожала плечами Аврора, заметив удивление старушки и ее внучки: — Я хотела его только немного охладить, чтобы вы не обожглись.
— Спасибо, — улыбнулась Пия, принимая чашку из рук девушки.
Старушка пила чай, понемногу успокаиваясь, а девушки просто молчали. Молчание прервал заглянувший в магазин покупатель. Милона засуетилась, Пия попыталась убрать шкатулку с прилавка, но у нее не хватило сил поднять ее. Аврора помогла перенести украшения в подсобное помещение, чтобы не мешать Милоне обслуживать покупателя.
— Я даже не знаю, что вам сказать, — прошептала старушка.
— Не надо ничего говорить, — улыбнулась Аврора: — Я очень рада, что смогла передать вам эту шкатулку и мне жаль, что Георгин не сделал этого сам.
— А как же вы нашли меня? — вдруг спросила Пия: — Я ведь уехала из Малинового города, после того как Георгин исчез.
— Мне просто повезло, — ответила девушка: — Поисковое заклинание на портрет дало три места для поиска, Малиновый город у границы, деревушку около столицы, кажется она называется Апельсиновой и город Роз. По дороге я встретила нимерийку, которая хорошо знает жителей Малинового городка, она сказала, что женщины по имени Пия там нет. А здесь я просто расспрашивала прохожих, не знакома ли кому-нибудь из них девушка на портрете и одна пожилая леди сказала мне, что видела похожую девушку в магазине тканей у северных ворот. А что было потом, вы и сами знаете.
Из лавки тканей Аврора вышла только через несколько часов, все это время она рассказывала старой Пие о том, как жил Георгин и хотя девушка знала о садовнике не очень многое, Пия долго не отпускала ее.
Возвращаясь в свою гостиницу, Аврора думала о том, куда бы ей теперь податься. Она не планировала, что сможет найти Пию так быстро, и теперь у нее не было определенных планов. От размышлений девушку оторвала Тея. Нимерийка появилась так неожиданно и с такой силой хлопнула Аврору по плечу, что девушка до смерти перепугалась и едва не убила воительницу, отшвырнув ее легким жестом ладони за забор на противоположном конце улицы.
— Что это было? — осторожно высунув голову из-за забора и осматриваясь, спросила Тея.
— Тея, — испугано воскликнула Аврора: — Я же убить тебя могла.
— Ты хочешь сказать, что это ты меня так? — перелезая через забор и пытаясь приладить на место оторвавшийся лоскут на брюках, удивленно спросила нимерийка.
Аврора очень смутилась.
— Прости, я не поняла что это ты, ты появилась так неожиданно, что я испугалась.
— Но как? — изумленно спросила Тея, обходя вокруг Авроры и внимательно ее рассматривая. — Я ведь даже не заметила, как ты до меня дотронулась. Прямо колдовство какое-то.
Аврора смутилась еще больше, она не имела информации о том, как в Нимерии относятся к ведьмам, и поэтому не знала, стоит ли признаваться.
— Постой, так это действительно было колдовство, — догадалась Тея: — Ты что, ведьма?
Аврора робко пожала плечами и кивнула.
— Вот это да, — обрадовалась воительница: — А людей в свиней ты превращать можешь?
— Почему в свиней, — удивилась Аврора и тут же вспомнила свой сон.
— Значит, не можешь, — разочаровано вздохнула Тея.
— Ну, почему? Чисто теоретически могу.
— А практически?
— Практически превращать кого бы то ни было в животных я не пробовала, — ответила Аврора: — Как-то нужды не было.
— Здорово, — непонятно чему обрадовалась Тея: — Теперь я понимаю, почему ты не боишься путешествовать одна. Могу только посочувствовать тому, кто встанет у тебя на пути. Кстати, ты обедала? — тут же спросила она. — Мы тут пообедать собрались, присоединишься?
Аврора с удовольствием согласилась, потому что поняла, что зверски хочет есть. Тея за руку потащила ее к харчевне, находящейся чуть в стороне от главной улицы.
— Там готовят нормально, — на ходу объяснила она.
Харчевня оказалась непохожей на большинство подобных заведений в городе. Это был небольшой деревянный дом, вокруг которого был не живой забор из кустов как везде, а обычный заборчик. Во дворе стоял большой стол, за которым сидело около десятка нимериек.
— Это Аврора, — представила подругам девушку Тея и села за стол, освободив Авроре место рядом с тобой. Аврора пожелала присутствующим приятного аппетита и села. На девушку никто не обращал особого внимания и она, перестала смущаться. Хозяин принес ей то же что ели остальные и Аврора, не став привередничать, принялась за еду.
В основном за столом были молодые девушки, только одна женщина была намного старше остальных, но вся компания обращалась к ней на ты и было заметно что женщина здесь своя. На десерт Аврора заказала себе мороженого, одна из девушек за столом было фыркнула что мороженное — еда для слабаков, но Тея довольно бесцеремонно, но беззлобно оборвала ее.
— Вы посмотрите, кто тут, — послышалось с улицы: — Эй, девочки, вам там без нас не скучно?
Говорящий и его компания громко расхохотались и собрались уже зайти во двор харчевни, но одна из девушек подошла к калитке и перекрыла вход.
— Нас устраивает компания в имеющемся составе, — сказала она, остальные нимерийки наблюдали за происходящим, но не вмешивались.
— По-моему нас не хотят пускать, — заявил товарищам мужчина. Он, как и его друзья были не эльфами, а людьми, и, судя по одежде и вооружению, это были наемные войны. — А ну-ка отойди, красотка.
Но девушка у калитки не сдвинулась с места, и когда воин решил отодвинуть ее силой, он с шумом полетел в кусты. Друзья пострадавшего кинулись вытаскивать приятеля.
— Ты мне за это ответишь, — зло прошипел он и обнажил меч, нимерийка достала из-за спины свой. Она стояла и ухмылялась. Мужчина, зарычав, как зверь кинулся на нее. Девушка отскочила, и нападающий ввалился во двор. Обедавшие воительницы резко выскочили из-за стола, но нападать не стали, а отошли в сторону освобождая пространство для драки. Аврору Тея вытащила из-за стола довольно бесцеремонно, но очень своевременно, на стол обрушился меч наемника. И тут девушка, стоявшая у входа, решила сделать свой выпад. Дерущиеся двигались так быстро, что Аврора периодически теряла девушку из вида. В какой-то момент наемник прижал нимерийку к стене, но девушка, оттолкнувшись от своего противника, прыгнула и каким-то образом оказалась у него за спиной, уперев конец меча мужчине в спину. Друзья наемника решили помочь другу, но их остановили мечи остальных девушек.
— Это их бой, не стоит мешать, — сказала одна из воительниц: — Победитель останется здесь, а побежденный уберется.
— Может их стоит разнять? — шепотом спросила Аврора у Теи. — Мы ведь уже пообедали, зачем было начинать эту драку.
— Дело тут не в обеде, дело в принципе, — так же тихо ответила Тея: — Они же не ради обеда сюда ломиться стали. Эти мужланы мнят себя венцом творения и считают, что любая женщина прямо должна умереть от счастья только потому, что они обратили на нее внимание. Надо объяснить им, что когда рядом женщина, они должны тихо радоваться что она позволяет им находиться возле себя.
— Ну и пускай себе мнят что хотят, драться то зачем? А вдруг он ее покалечит?
— Кого? Келен? — удивилась Тея. — Келен еще никто не мог победить. Она лучшая из нас.
— И все же не надо было затевать драку, — упрямо повторила Аврора: — Вполне можно было решить дело миром.
Дерущиеся двигались очень по разному, мужчина больше рассчитывал на физическую силу, в то время как девушка на ловкость и быстроту. И вот Келен умудрилась в очередной раз оказаться у наемника за спиной и ухватить его за пояс. Она с размаху ударила его об стену, а напоследок разбила о его голову пустой горшок, висевший на заборе. Наемник рухнул и больше не шевелился. Нимерийки громкими криками встретили победу Келен. Девушка не спеша убрала меч, осмотрела свои повреждения и только потом наклонилась над побежденным.
— Живой, — сказала она и обратилась к наемникам: — Забирайте и убирайтесь отсюда и впредь не стоит лезть туда, куда вас не приглашали.
Воительницы радостно обступили победительницу, обсуждая с ней ход драки, Аврора ко всеобщим восторгам присоединяться не стала, во первых она ничего не понимала в воинском искусстве, а во вторых ей просто непонятны были эти восторги. Наемники, тихо ругаясь, оттащили своего приятеля за пределы харчевни и стали приводить его в чувство. Когда побежденный мужчина пришел в себя, он разразился такой отборной бранью, что все на секунду замолчали и повернулись в его сторону. Еще через секунду девушки разразились дружным хохотом. Авроре никогда прежде не приходилось слышать такой ругани, и она растерялась.
— Эй, кукла, рот то закрой, — небрежно стукнула Аврору по подбородку девушка, которая придиралась к ней из-за мороженого. От неожиданности Аврора сильно клацнула зубами и уже собралась ответить задире, как за нее вступилась Тея. Она налетела на обидчицу с такой силой, что просто смела ее в сторону.
— По- моему я сказала тебе, Колин, чтобы ты ее не трогала, — зарычала сквозь зубы Тея.
— Тея, Колин, разойтись, — крикнула Келен и девушки, сверля друг дружку злыми взглядами, отошли друг от друга. — Не хватало еще вам передраться. Колин, извинись перед ней, — и Келен кивнула в сторону Авроры.
— Ее Аврора зовут, — сердито сказала Тея.
— Я не буду извиняться перед этой куклой, — крикнула Колин: — Она не нимерийка, а значит такая же дура как все остальные. Она предлагала уступить этим мужланам, пока ты дралась, что она вообще тут с нами делает?
— Колин, — тихо, но настойчиво повторила Келен.
— Не буду, — упрямо повторила девушка, и было похоже что она лучше умрет, чем принесет извинения.
— Мне не нужны ее извинения, — вмешалась Аврора: — Как-нибудь без них проживу. Спасибо за приглашение, Тея.
Аврора не оглядываясь пошла к воротам харчевни.
— Подожди, — окликнула ее Келен: — Извини, Колин не права, я прошу тебя простить ее.
— Келен, — возмущенно закричала обидчица Авроры. — Да где это видано, чтобы перед простой девкой извинялась сама королева?
— Ты королева Нимерии? — удивилась Аврора.
— С тобой я потом поговорю отдельно, — холодно ответила Келен и снова повернулась к Авроре и протянула ей руку. — Мир?
— Мир, — протянула руку в ответ Аврора и улыбнулась, а потом, подумав, добавила: — Ты, прости, но твои воительницы не сильно отличаются от этих самовлюбленных наемников.
Девушки возмущенно зароптали, а Колин задохнулась от подобно наглости и, выхватив меч, кинулась на девушку. Королева даже крикнуть не успела, как Колин кубарем отлетела в противоположный конец двора от легкого движения руки Авроры. Нимерийки некоторое время растерянно смотрели на подругу, а потом схватились за оружие. Не тронулась с места только Тея.
— Вот это я понимаю, ответила — восторженно проговорила она: — И ведь не подумаешь никогда что ведьма, на вид то такая тихоня.
Девушки нерешительно остановились, не дойдя до Авроры несколько шагов. Тем временем Колин встала, и, пошатываясь снова пошла на Аврору.
— Все, хватит, — закричала королева и встала между своим воином и девушкой: — Колин, убери оружие. Всем убрать оружие. Мне противно на вас смотреть. Эта девушка и часа с нами не провела, а сумела увидеть то, от чего мне руки наложить на себя хочется. Не хватало того, чтобы мы действительно во всем уподобились тем, кого презираем. Тея, тебе лучше проводить свою подругу домой, — уже спокойнее обратилась она к девушке стоявшей рядом с Авророй. — Надеюсь, нам никогда не придется быть с тобой врагами, — слегка поклонившись Авроре, сказала она и пошла в помещение харчевни.
— Пошли, — тихо взяв за локоть девушку, сказала Тея. Аврора молча последовала за ней. Она чувствовала себя отвратительно, и даже не потому что применила силу, а потому что не смогла сдержать язык за зубами.
— Прости меня, — сказала она Тее, когда они вышли на главную улицу.
— Тебе не за что извиняться, Колин часто зарывается, — ответила Тея и добавила: — Прощай.
— Прощай, — тихо отозвалась Аврора и пошла в сторону своего отеля. Она уже почти свернула за угол, когда ее догнала и окликнула нимерийка.
— А почему ты сказала, что мы не отличаемся от этих наемников?
— Я не должна была этого говорить, прости.
— Ну, ты уже сказала. Так почему?
— Понимаешь, — вздохнув, начала Аврора: — Ты сказала, что мужчины много мнят о себе просто потому, что они мужчины.
— Ну и? — непонятливо спросила Тея.
— А разве вы не считаете себя лучше просто потому что вы женщины?
— Но женщина от рождения лучше мужчины, — пылко воскликнула Тея: — Женщина мудрее, осторожнее, спокойнее. В конце концов, женщина дает жизнь новому поколению.
— Но ведь вы презираете обычных женщин, тех, что не умеют, как вы держать оружие в руках. Разве я не права.
— Мы не презираем, — возразила Тея. — Ну, презираем, — тихо сказала она после некоторой паузы.
— Но ведь без мужчин все равно нельзя обойтись, — добавила Аврора.
— Но глупо давать мужчинам такую власть над собой.
— Глупо, — согласилась Аврора: — Но это не повод унижать тех, кто не может быть такими сильными как вы.
Аврора замолчала. Тея тоже шла молча и обдумывала сказанное девушкой.
— Но что же мне делать? — спросила она после долгого молчания: — Я же не смогу жить как обычная женщина.
— А тебе и не надо, — ответила Аврора: — Просто не делай того, что не терпишь от других.
— Жалко, что ты не нимерийка, — помолчав еще немного, сказала Тея. — А может, присоединишься к нам, а? Я бы научила тебя владеть мечом, стрелять из лука.
— Спасибо, Тея, — искренне поблагодарила Аврора: — Но, боюсь, из меня никогда не получится воительницы. Из меня и ведьма никудышная получилась, а уж воина не выйдет и подавно. Но все равно, спасибо.
Девушки дошли до "Чайной розы", где остановилась Аврора и стали прощаться.
— Если тебе когда-нибудь понадобится помощь, ты только дай мне знать, я приду, — сказала Тея. — Считай, что у тебя теперь есть сестра.
— Спасибо, Тея, — со слезами на глазах поблагодарила Аврора. — Будешь в Восточных землях Большой долины, заезжай в гости, только не рассказывай никому, что ты со мной знакома, иначе тебя забить могут за дружбу с ведьмой.
— Пусть только попробуют, — хмыкнула Тея и, помахав рукой, скрылась за поворотом улицы.
Аврора вздохнула, вытерла слезы и пошла к себе в комнату.
— Да, веселый выдался денек, — сказала она своему отражению. Отражение только вздохнуло и согласно закивало. — Но зато я нашла Пию, — продолжила девушка, отражение снова согласно кивнуло. — И королеву эльфов, — мрачно добавила Аврора. — Завтра она придет сюда. Интересно о чем она собирается со мной говорить? Потребует, чтобы я убралась из Фотинии, — ответила она самой себе и решила не заниматься больше пустыми гаданиями, а лечь спать.
Всю ночь Авроре снилась всякая мешанина из происшедшего за день, все события так перепутались, что стали походить на кошмар. То девушке снилось, что королева эльфов стоит перед ней в коротких кожаных штанах с мечом в руках, и требует, чтобы она родилась обратно, чтобы не отравлять ей жизнь. Потом ей снились воительницы, которые обвиняли ее в мягкотелости и требовали в доказательство ее мужественности убить короля эльфов. Тут же снова появилась эльфийская королева и заявила, что она так и знала, что от Авроры будут одни неприятности. Аврора всю ночь оправдывалась то перед королевой, то перед нимерийками, то перед королем Флорианом. А уже под самое утро в рядах нимериек появился синий поросенок, за спиной которого были скрещены два меча и за резиночку розовых кальсончиков были заткнуты несколько кинжалов. Поросенок заявил, что он решил присоединиться к воительницам, и что отныне он защищает женщин от нападок ведьм.
Встала девушка совершенно не выспавшейся. Аврора умылась и спустилась вниз, чтобы позавтракать, за завтраком ее и застала королева эльфов.
— Доброе утро. Я могу присесть? — спросила она, подходя к столику девушки.
Аврора кивнула и в знак приветствия и в знак того что она не против.
— Я должна извиниться перед тобой, — начала королева. Аврора заметила, что ей нелегко даются эти слова, и ей стало жаль Цею.
— Давайте забудем то, что было, — предложила девушка: — И сделаем вид, что мы только что встретились.
— Спасибо, — тихо сказала королева.
Молчание за столом прервал хозяин гостиницы, который подошел поприветствовать правительницу своей страны. Хозяин долго и торжественно говорил, какая это честь для него и как он счастлив, что ее величество посетила его скромное заведение. Цея внимательно слушала и иногда кивала, но потом все же прервала нескончаемый поток восторгов и попросила принести ей цветочного чаю. Эльф-хозяин тут же кинулся исполнять ее заказ.
— Тяжело, наверное, все время выслушивать такие речи, — сочувственно заметила Аврора.
— Да, иногда это очень утомляет, — улыбнулась королева и, переждав пока перед ней поставят чай с кусочком вишневого пирога, сказала: — Ты совсем не похожа на мать, ты производишь впечатление хорошего человека.
— Вы просто совсем не знаете маму, — ответила Аврора: — Я понимаю, что у вас нет оснований для любви к ней, но она не такая плохая, как вы думаете.
— Ты еще слишком молода и не знаешь всего, — покачала головой королева.
— Мне известна история с королем эльфов, если вы это имеете в виду. Но тогда мама любила его.
— Перестань, о какой любви ты говоришь, — воскликнула Цея.
— Вы считаете, что вашего мужа нельзя любить? — удивилась девушка.
— Нет, почему, — смутилась королева: — Только боюсь, твоя мать не знает что такое любовь.
И тут Аврора поняла, что королева эльфов глубоко несчастна, что она любит мужа, но прекрасно знает, что муж ее только уважает, но любви к ней не испытывает. И девушке стало очень жаль сидящую перед ней женщину. Если еще мгновение назад она готова была защищать свою мать, то теперь решила промолчать, чтобы не делать королеве еще больнее.
— Давай не будем продолжать этот разговор, — сказала королева: — Я понимаю, что ты любишь мать, но, как ты сама сказала, у меня есть основания относиться к ней иначе.
— Не будем, — согласилась Аврора.
— Тебе ведь хочется повидаться с отцом, — продолжала Цея, но слово отец ей далось с трудом. — Он сейчас в Фотинии и, думаю, он будет рад тебя видеть.
— Я не думала заезжать туда, чтобы не обострять ваши отношения, — смутилась Аврора.
— Мило, — горестно усмехнулась королева: — Но совершенно напрасно. Я сейчас как раз путешествую по стране, и поэтому совершенно не буду мешать вашему общению, а Флориан будет очень рад тебя видеть. Если бы он раньше знал о твоем существовании, он бы давно забрал тебя к нам.
— Значит, вы не будете возражать, если я ненадолго заеду в столицу?
— Нет, — ответила королева: — И прощай. Надеюсь, мы с тобой больше никогда не увидимся.
— До свидания, — ответила Аврора, провожая королеву взглядом.
Девушка расплатилась за завтрак и за проживание и уже через час выехала за пределы Розового города. Светило солнышко, пели птицы, но девушку это не радовало. Аврора думала о судьбе матери и королевской семьи эльфов. Она с радостью приняла решение королевы отсутствовать, пока Аврора будет в столице, но потом задумалась, как на это отреагирует Селена. Девушка не могла с уверенностью сказать испытывает ли ее мама какие-нибудь чувства к королю эльфов, и боялась, что той будет неприятно узнать, что Аврора общалась с отцом. Аврора не чувствовала к Флориану V никаких дочерних чувств, он был для нее совершенно чужой, ей просто было интересно познакомиться с ним. Она хотела узнать, какой он человек. Всё же он был её отцом. Через некоторое время подобные размышления совершенно расстроили девушку, и она решила сделать остановку. Это решение застало ее около большого луга, на котором Аврора и решила обосноваться. Она съехала с дороги и пошла к середине луга. Аврора отпустила лошадь, предварительно заговорив ее от опасности и от побега. Сама девушка села на землю, чтобы немного перекусить, но есть ей не хотелось и она легла. По небу бежали легкие облачка, но было не похоже, что они соберутся в большую тучу. Очень скоро Авроре надоело рассматривать облака, и она решила развлечься другим способом. Девушка начертила на земле небольшой круг и произнесла заклинание. То, что попадало в границы круга, танцевало, даже против своей воли, но в любой момент круг можно было покинуть. Заиграла негромкая, но задорная музыка и все живое, что оказалось в очерченном круге, затанцевало. А в кругу оказалось несколько муравьев, большой жук и две полевые мыши. Муравьи, образовав хоровод, ходили то в одну то в другую сторону слегка покачиваясь, Жук пританцовывал всеми своими лапками, периодически подпрыгивая на месте и взмахивая крылышками. Мыши же повели себя совершенно непредсказуемо, они танцевали на задних лапах, попискивая в такт музыке. Маленькая мышка пищала тонко и пронзительно, а большая отрывисто и грубо. Их танец привлек внимание пробегавшего мимо хомяка, он попал в круг случайно и тут же выскочил, но, подумав немного, решил присоединиться к веселью, так он и пританцовывал, иногда теряя равновесие из-за сложенной за щеками еды. Аврору эти танцы развеселили, и она не сразу заметила, что у края круга за происходящим с интересом наблюдает маленький цветочный эльф. Эльф был размером с ладонь, он был очень похож на большого эльфа, только кожа у него была более зеленого цвета и крылья не убирались за спину. Одет эльф был весьма элегантно, на нем были обтягивающие светлые штанишки, зеленая туника без рукава, которая закрывала бедра и была перевязана плетеным поясом, на ногах были надеты невысокие сапожки с отворотами. Эльф пританцовывал, но не всегда попадал в музыку, заметив, что его обнаружили, он тут же спрятался в траве. Аврора остановила музыку и осторожно раздвинула траву, в том месте, где только что стоял маленький эльф. Оказалось, что эльф был не один, просто он оказался самым смелым или может быть самым любопытным. Заметив Аврору, цветочные эльфы разбежались и разлетелись в разные стороны с такой быстротой, что девушка даже не поняла, сколько их было, но через мгновение из-за большого ближайшего листа высунулся тот самый эльф, который танцевал с мышами.
— Не бойся, я тебя не обижу, — сказала Аврора и протянула к эльфу руку.
— Вот только руками трогать не надо, — попятился эльф: — У тебя необыкновенно красивые руки, о, прекраснейшая из человеческих женщин, но все же, осторожнее.
Аврора повернула руку ладонью вверх, и эльф перепорхнул с листа ей на ладошку.
— Это ты заставила мышей и насекомых танцевать, о искуснейшая? — спросил эльф.
Аврора кивнула, ее смешила манера маленького эльфа разговаривать, но она старалась не смеяться, чтобы не обидеть малыша.
Как тебя зовут? — спросила она.
— Меня зовут Максимилиан Тубо Ромашковый, — поклонившись, ответил эльф: — А может ли, величайшая из волшебниц, красивейшая представительница своего рода и добрейшая из всех живущих на земле женщин снова заставить музыку звучать? — спросил он
— Ты хочешь потанцевать? — спросила девушка, улыбаясь. Эльф почему-то смутился и кивнул.
— Хорошо, — сказала Аврора: — Зови своих друзей, и я устрою вам музыку.
— О добрейшая, — воскликнул эльф и улетел. Через минуту он вернулся и за ним осторожно, стараясь не подходить к девушке близко, появились еще эльфы. Аврора снова нарисовала круг и заклинанием заставила заиграть музыку. В круг тут же залезли четыре мыши, в двух их них Аврора опознала своих прежних танцоров, а еще двух они, видимо, привели с собой. Постепенно, подбадриваемые словами и уговорами эльфа, рядом с кругом стали танцевать и другие цветочные эльфы. Максимилиан Тубо Ромашковый тоже решил присоединиться к танцующим, но слуха у него не было совершенно, он все время сбивался с ритма и другие эльфы смеялись над ним. Максимилиан отошел в сторону и вид у него был совсем расстроенный. Девушке стало ужасно жаль малыша, которому явно очень нравилось танцевать.
— Я могу помочь тебе, — тихо сказала Аврора.
— Боюсь даже добрейшей не под силу помочь мне, — вздохнул эльф, усаживаясь на протянутую Авророй ладонь. Девушка улыбнулась, потом закрыла глаза и перед ее взором возникла волшебная книга. Аврора нашла страницу с нужным ей заклинанием и шепотом прочитала его.
— Иди, — сказала она эльфу: — И можешь смело приглашать на танец самых красивых девушек, теперь ни одна из них не устоит перед твоим танцевальным мастерством. Ну, иди.
Эльф недоверчиво посмотрел на Аврору, но слетел с ее руки на землю и нерешительно пошел в сторону танцующих. Заиграла новая, заводная восточная музыка и Максимилиан Тубо Ромашковый затанцевал. Аврора в жизни не видела танцора лучше и в своем удивлении она была не одинока, эльфы остановились и с изумлением смотрели на своего товарища. Максимилиан какое-то время танцевал один, покачивая бедрами, топая маленькими ножками и прихлопывая в такт, а потом выхватил из толпы девушку и закружил ее в танце. Когда музыка закончилась, эльфы зааплодировали. Максимилиан раскланялся во все стороны, поцеловал ручку своей партнерше и подлетел к Авроре.
— О прекраснейшая, о добрейшая, о искуснейшая, я даже не знаю что сказать, — затараторил эльф, и не найдя больше слов снова побежал танцевать. Аврора развлекалась сама и развлекала эльфов до самого вечера. Солнце садилось, когда Аврора вспомнила, что она собиралась совсем немного отдохнуть, а потом продолжить свой путь. Но теперь ехать было уже поздно, и она решила остаться ночевать на этом лугу.
Утром, когда Аврора проснулась, солнце уже стояло высоко. Девушка потянулась, щелчком пальцев убрала свою постель обратно в потайную комнату замка и пошла искать ручей, чтобы умыться. Ручья она не нашла, но зато вышла к небольшому и очень чистому озеру. Девушка опустилась на колени, чтобы умыться и закричала, схватившись за голову. Из зеркальной глади пруда на нее смотрело ее собственное отражение со стогом сена на голове. Длинные, почти до локтей длинной, волосы девушки были начесаны так, что стояли вертикально и были старательно переплетены с цветами и травой.
— Боги мои, о чем я думала, когда ложилась спать на лугу, принадлежащем цветочным эльфам, — застонала она. Аврора попробовала привести волосы в порядок при помощи волшебства, но прическа только еще больше запуталась. Девушка, закрыв глаза, умылась, потому что смотреть на свое отражение она просто не могла, и пошла к месту, где лежали ее вещи. Аврора порадовалась, что не сняла с сумки заклинания от воров и эльфы не тронули ее вещей. Она достала расческу и принялась распутывать и расчесывать волосы. С этим занятием она справилась только после обеда и за все это время ни один эльф, к своему счастью, не появился рядом с ней. Волосы удалось привести в порядок и Аврора подозвала лошадь, уже собираясь уезжать, когда на голову лошади сел Максимилиан Тубо Ромашковый.
— Прекраснейшая из рода человеческого уже покидает нас? — расстроено спросил он. — Может быть волшебнейшая еще погостит на нашем лугу?
— Нет уж, спасибо, — сердито ответила Аврора.
— Что так печалит твои ясные очи и почему сердиты речи твои? — удивился ее тону эльф.
— А ты не догадываешься?
— Тебе не понравилась прическа? — удивленно приподняв маленькие брови, спросил Максимилиан.
— Представь себе, нет, — ответила девушка: — Я пол дня потратила на то чтобы голову в порядок привести.
— А, по-моему, было очень красиво.
— Ты тоже принимал в этом участие? — возмутилась Аврора и хотела поймать эльфа, но тот успел отлететь в сторону.
— О солнцеподобная, о добрейшая, — затараторил эльф, уворачиваясь от рук Авроры: — Не стоит так сердиться на нашу маленькую шалость. Мы хотели сделать тебе приятное.
— Ладно, я сама виновата, — оставив попытки поймать эльфа, сказала Аврора: — Но не советую тебе в будущем так шутить с ведьмами.
— А разве, великолепнейшая, ведьма?
— А ты не задумывался, каким образом посреди поля заиграла музыка, и почему ты вдруг научился танцевать? — ехидно спросила девушка.
— Конечно, я понял, что это волшебство, — ответил эльф: — Но волшебниц вроде тебя ни в коем случае нельзя называть ведьмами, наимудрейшая. Ведьмы это такие противные немолодые женщины, которые не желают помогать всему сущему, а только вредят ему. Ты же, воплощающая в себе теплоту солнца и красоту луны, самая добрая волшебница.
— Умеешь же ты подлизываться, — засмеялась девушка: — Ладно, считай что я больше не сержусь, но мне все равно пора ехать. До свидания Максимилиан Тубо Ромашковый, я была рада с тобой познакомиться.
— До свидания, добрейшая и красивейшая из человеческих женщин, — помахал ей рукой эльф: — Пусть солнце освещает твой путь, пусть облака и ветер дарят тебе прохладу, а цветы свой аромат, пусть дикие звери и злые люди обходят тебя стороной и да прибудет с тобой всемирная благодать.
Следующие два дня прошли без приключений. Дорога петляла мимо полей и лугов, иногда на пути девушки попадались небольшие деревушки, где Аврора обедала и пополняла свои запасы еды. На третий день дорога привела девушку к лесу. Лес был не очень густым, но все же Аврора почувствовала беспокойство, однако, так как другой дороги до столицы Фотинии не было, она направила свою лошадь дальше. Когда солнце начало свой путь к закату, Аврора сделала остановку чтобы немного размяться и поесть. Девушка пообедала и решила собрать себе земляники, которой было много в этом лесу. Увлекшись этим занятием, она отошла в сторону от дороги, и вдруг почувствовала на себе голодный взгляд. Аврора резко поднялась и увидела на стволе дерева прямо напротив нее страшное существо. Девушка хотела убежать, но ей наперерез откуда-то выскочила еще одна подобная тварь. Аврора прижалась спиной к дереву и стала лихорадочно думать, что ей делать. Нечто сидевшее на стволе дерева, было явно не человеком, хотя размером не слишком от человека отличалось. На руках и ногах существа были длинные когти, при помощи которых оно хорошо держалось на вертикальных стволах деревьев. Когда одно из этих существ злобно улыбнулось, Аврора поняла кто перед ней. Это были низшие вампиры. Вампиров, если верить волшебным книгам, было два вида: высшие и низшие. Собственно низшие вампиры когда-то тоже были высшими, но потом что-то заставило их покинуть свои дома в Доброй стране и они со временем опустились и одичали. Сейчас даже высшему вампиру встреча со своим сородичем не сулила ничего хорошего, объединяло их только одно, любовь к свежей крови. Итак, перед девушкой было три голых, худых и очень голодных вампира. Непосредственно перед собой Аврора видела только двоих, но вампиры иногда бросали взгляды куда-то наверх, и Аврора сделала вывод, что у нее над головой сидит еще один. Защитное поле, которое сможет сдержать вампиров, так быстро поставить девушка бы не успела, и она прекрасно понимала, что с тремя вампирами сразу ей не справится. И тут верхний вампир, издав победный вопль, прыгнул. Следом за победным криком тут же раздался визг, потому что Аврора, не глядя, кинула вверх огненный шар. Второй шар полетел во второго прыгнувшего вампира, но третий вампир, прыгнувший одновременно со вторым сбил девушку с ног. Аврора закричала, но вампир вдруг отлетел от нее, пронзенный чьей-то стрелой. Однако, стрела только откинула голодное существо в сторону, но не убила его. Вампир, воя от злости, встал и, покачиваясь на полусогнутых ногах, снова бросился на девушку. В воздухе просвистело еще несколько стрел, и вампир рухнул, утыканный стрелами как подушечка для иголок. Воспользовавшись внезапной и непонятно откуда взявшейся помощью, Аврора наконец-то поднялась на ноги и пустила во все еще живого вампира огненный шар, вампир вспыхнул и в одно мгновение превратился в кучку пепла.
— Вы живы? — подбежал к девушке один из стрелявших эльфов, и Аврора с удивлением узнала в нем эльфийского принца Флорина. Принц тоже узнал девушку и растерянно остановился.
— Вы? — только и смог произнести он.
— Спасибо за то, что убили его, — сказала Аврора.
— Вы только посмотрите, — раздался другой голос: — Даже наконечников стрел не осталось. Хотел бы я знать, чем это вы его так, леди?
Аврора смутилась, но принц ответил за нее.
— Леди Аврора владеет магией, должно быть это какое-то волшебное оружие.
— Так вы знакомы? — спросил один из спутников принца: — Тогда представьте нас даме, ваше высочество.
Принц представил своих спутников и рассказал девушке, что вампиры появились в этом лесу несколько недель назад, и он с друзьями приехал сюда по просьбе местных жителей, чтобы уничтожить их.
— Если бы не вы, я сейчас была бы их обедом, — сказала Аврора и опустилась на землю, потому что ее совершенно не держали ноги, а коленки предательски дрожали.
— Вампиры не задели вас? Вы не ранены? — забеспокоились эльфы. Девушка только отрицательно покачала головой. В это время над головами эльфов просвистело две стрелы и к их ногам упало еще два вампира. Эльфы схватились за луки и повернулись в сторону, с которой стреляли. Аврора добила вампиров огненными шарами и поняла, что у нее совершенно не осталось сил. Стрелявший оказался красивым немного полноватым молодым человеком. У него были светлые, чуть ниже плеч, немного вьющиеся волосы. Ясные голубые глаза казалось все время улыбались, но в то же время, несмотря на некоторую полноту, человек не производил впечатления тюфяка.
— Я не хотел вас пугать, господа, — вежливо поклонившись, сказал он: — Но эти твари собирались на вас напасть, и у меня не было времени предупредить вас об опасности. Меня зовут Милослав Доверчивый, — представился он
— Спасибо вам, сэр Милослав, я принц Фотинии Флорин, — выступил вперед принц и затем представил Аврору и своих спутников. Из их разговора выяснилось, что Милослав тоже едет в столицу и раз уж все пять вампиров, а жители насчитали их именно пять, убиты, то и принц с товарищами может возвращаться. Аврора рассматривала спасшего их молодого человека и никак не могла понять, что ее в нем смущает.
Эльфы помогли девушке поймать ее лошадь и очень скоро нашли полянку, на которой решили остановиться на ночь. Когда ужин был закончен, Аврора окружила каждого засыпающего эльфа заклинанием, которое защищало эльфа от вампиров. В этом не было необходимости, но девушка решила перестраховаться, на случай если вампиров было больше, чем посчитали местные жители. Заклинание действовало так, что ни один вампир не смог бы приблизиться к спящему ближе, чем на пять шагов. Когда девушка закончила с заклинаниями вокруг эльфов она стала искать глазами Милослава, чтобы обезопасить и его и увидела, что молодой человек топчется на некотором расстоянии от своих вещей, которые лежат между двумя спящими эльфами. Аврору прошиб холодный пот, и еще больше она испугалась, когда Милослав, заметив ее взгляд, растерянно пожал плечами и пошел в ее сторону.
— Не могли бы вы помочь мне достать мои вещи, — обратился он к Авроре: — Ваше заклинание не позволяет мне подойти к ним, а спать на голой земле я как-то не привык.
— Вы вампир, — прошептала Аврора и попятилась.
— Вы что, только сейчас это поняли? — удивился Милослав: — Я думал, что уж вам то не составит труда сразу понять кто я. Не бойтесь, я не трону вас, обещаю, — сказал он.
— А с чего вы взяли, что я боюсь?
— Вы не просто боитесь, вы в панике, — улыбнулся, обнажив клыки, Милослав: — Я чувствую ваш страх, у нас, вампиров, хорошее чутье на чужой страх. Но поверьте мне, в ближайшие несколько месяцев человеческая кровь мне не нужна, а кровь эльфов, знаете ли, совершенно не вкусная, она травой отдает.
— Вот бы никогда не подумала, — съязвила Аврора, и поняла, что верит вампиру. Она принесла Милославу его вещи, но сама на всякий случай легла спать рядом с эльфами, окружив и себя защитным заклинанием.
Утром отряд из пяти эльфов, одного вампира и одно ведьмы двинулся к столице. За завтраком, когда заклинание потеряло свою силу, Милослав попросил девушку не говорить эльфам что он вампир, потому что тогда они попытаются убить его, а ему жизненно необходимо попасть в столицу Фотинии. Он поклялся ей, что не будет причинять вред ни своим спутникам, ни кому-то другому и Аврора согласилась сохранить его тайну. День прошел незаметно за разговорами. Сначала принц Флорин недоверчиво относился к Авроре, но потом их отношения стали теплее. Спокойнее девушка стала общаться и с Милославом Доверчивым. Но все же ночью Аврора снова окружила себя и эльфов защитой от вампиров. Милослав сразу расположился немного в стороне от лагеря, мотивируя это тем, что чутко спит, а чужой храп спать мешает. Около полудня следующего дня, когда компания остановилась в довольно большой деревне на обед, поприветствовать принца пришел староста. После долгих уверений в верности и благодарностей за визит, староста попросил принца о помощи. В окрестностях деревни появился большой медведь, который повадился лазить в огороды эльфов, нападать на путников и вообще безобразничать. Принц пообещал, что поможет, и предложил Авроре и Милославу подождать их в этой деревне. Милослав вежливо отказался, объяснив, что едет в столицу к известному на весь мир врачу, за лекарством для своего отца. У Авроры тоже времени было не много, в конце концов не могла же королева Цея вечно мотаться по стране, и поэтому девушка тоже отказалась ждать.
— Ну что ж, — вздохнул принц: — Надеюсь, что вдвоем вам будет и веселее и безопаснее, хотя Фотиния очень спокойная страна и думаю, до столицы вам больше ничего не угрожает.
— Хороша же перспектива, остаться один на один с вампиром, — подумала Аврора, но отступать было некуда, хотя она и поняла, что все же немного боится. — И все то он чувствует, — мысленно выругалась она, заметив ухмылку на лице вампира. Но уже первый день их совместного путешествия показал, что боялась девушка напрасно, Милослав вел себя, как подобает мужчине, и Аврора иногда забывала, что перед ней вампир, а не простой и очень обаятельный человек. Девушка расспрашивала своего спутника о вампирах. Все ее сведения об этом народе были почерпнуты ею из книг, а книги писали о вампирах очень мало и как выяснилось не всегда правду. Милослав рассказал, что вампиры, вопреки легендам, не умеют превращаться в летучих мышей, что они пьют кровь, но не каждый день и человечину они не едят.
— Мы заменяем человеческую кровь кровью животных, — пояснил Милослав: — Это, конечно, не равноценная замена, но существовать позволяет.
В Фотинию Милослава отправила большая нужда, его отец серьезно отравился цветочной пыльцой какого-то редкого иноземного цветка, и если для человека это было совершенно неопасно, разве что чихание бы вызвало, то для вампира это было смертельно. Отец Милослава был жив лишь благодаря стараниям его бабушки, которая немного разбиралась в травах. Эльфийский же доктор делал чудодейственную микстуру, которая могла спасти больного.
Аврора рассказала вампиру о том, что заставило ее покинуть родной замок. Очередной вечер застал их в лесу, недалеко от столицы. Немного впереди по дороге была деревня, но Аврора и Милослав решили остановиться в лесу, потому что деревенские собаки, чувствуя вампира, поднимали жуткий шум. Рядом с местом ночлега было прекрасное озеро, при свете луны его гладь казалась почти зеркальной и, поужинав, Аврора решила использовать озеро в качестве волшебного зеркала. Она достала из сумки хлеба и холодного мяса, несколько монет и пошла к озеру. Девушка попросила жителей озера разрешения поколдовать немного и опустила принесенные ею продукты и монеты в воду. Через некоторое время хлеб резко пошел на дно, и Аврора поняла, что разрешение получено. Аврора произнесла заклинание и попросила показать ей Селену. На огромной и почти ровной поверхности появилась Селена, которая ругалась со своей сестрой. Тетушка Авроры что-то горячо доказывала сестре, а Селена столь же горячо ей возражала. Убедившись, что с матерью все в порядке Аврора попросила показать ей ее замок и его окрестности. Замок был пуст и смотрел на мир черными дырами окон, из осмотра своих земель Аврора сделала вывод что их подданные переругались между собой при дележе вещей украденных в замке.
— Я не помешаю? — тихо спросил девушку Милослав. Аврора была так увлечена, что не слышала, как вампир подошел, она уже хотела снять заклинание зеркала с озера, но вампир попросил ее посмотреть, жив ли еще его отец. Аврора уточнила кое какие подробности и попросила озеро показать замок семейства Доверчивых в Доброй стране. Замок вампиров ничем не отличался от любого другого замка, те же крепостные стены, те же башни и охрана у ворот, даже темнота не делала его зловещим и страшным. Отец Милослава был жив, но его состояние ухудшилось. Он бы еще не стар, но болезнь не красила его. Однако, даже не смотря на нее, он бы очень хорош собой. Около кровати вампира сидела пожилая женщина, бабушка Милослава и кормила больного из ложечки. Милослав вздохнул и поблагодарил девушку за помощь. Когда Аврора и Милослав вернулись в месту своего ночлега, вампир ушел в свои мысли и молчал.
— Ты успеешь, — постаралась подбодрить вампира Аврора.
— Да, если этот чудо-доктор согласиться продать лекарство вампиру, — грустно ответил Милослав: — И если никто не догадается что я не человек. Если станет известно, что я вампир и что лекарство мне нужно для спасения вампира, меня просто убьют и отец погибнет. У меня плохие предчувствия, Аврора.
— Ты просто волнуешься, — ответила девушка: — В конце концов, принц с друзьями даже не заподозрили в тебе вампира, так почему же это должен заподозрить врач?
— Не знаю, но уже третий день у меня чувство, что я все ближе приближаюсь к верной гибели. Ты ведь тоже боишься, что кто-нибудь из эльфов догадается, что ты ведьма. Тебе ведь тоже не поздоровится, если кто-то узнает.
— Если ты не будешь кричать об этом на каждом углу, то никто не узнает, — улыбнулась девушка: — А ты кричать не будешь, значит, мне ничего не угрожает.
Но Аврора ошибалась, она даже не подозревала, что при дележе хлеба и монет в озере, одну из русалок обделили и та затаила злобу почему-то именно на Аврору. Девушка даже предположить не могла, что именно в этот момент, русалка, приняв облик эльфийки, а полнолуние ей это позволяло, рассказывала местным жителям, что к их деревне идут вампир и ведьма. Также она рассказала доверчивым селянам, что вампир повсюду убивает невинных путешественников, а ведьма вырезает их сердца, чтобы приготовить из них свои колдовские зелья. Русалка подбивала жителей деревни немедленно идти и убить нечистую силу, но эльфы решили, что начинать охоту на вампира и ведьму ночью, да еще и в полнолуние опасно и оставили это дело до утра, потому что другой дороги до города в округе все равно не было. Утром, ничего не подозревающих Аврору и Милослава, в деревне уже ждали. Не успели путешественники выйти из леса, как на них с вилами и палками кинулись местные жители. За несколько дней пути Аврора полностью восстановила свои силы, но долго сдерживать нападение она не могла.
— Я постараюсь отвлечь их на себя, а ты беги, — прошептал ей вампир: — И прости меня, если что было не так.
— Постарайся и ты спастись, защитное поле продержится еще некоторое время, — ответила Аврора и превратилась в сокола. Превращение девушки в птицу так испугало и озадачило селян, что они на какое-то время замерли на месте, и это позволило Милославу пробить себе дорогу к лесу. Замешательство эльфов скоро закончилось, и часть из них кинулись вдогонку за вампиром, а часть стала кидать в сокола камнями. Один из камней попал в цель и серьёзно повредил птице крыло. Сокол резко стал падать, но из последних сил все же сумел улететь в сторону города.
Недалеко от столицы Фотинии, которая, к слову, тоже называлась Фотиния, собирался трогаться в путь посол короля Грея, благородный рыцарь Дориан Локийский. Именно на поляну возле его костра и упала, подбитая камнем селян, птица. Заметив на поляне человека, сокол попытался снова взлететь, но поврежденное крыло ужасно болело и птица могла только беспомощно махать одним крылом и убегать. Вот только бегают соколы плохо, это и позволило рыцарю поймать раненую птицу.
— Тихо, тихо, не трепыхайся так, — уговаривал рыцарь сокола, аккуратно складывая его крылья: — Да у тебя крыло подбито. Не дергайся, я тебя не обижу, я отвезу тебя в Фотинию, наверняка у короля эльфов есть специалисты, которые залечат твое крыло.
Сказав это, рыцарь завернул птицу в плащ, чтобы она не поранила его когтями, оставив лишь небольшое отверстие для дыхания, и тронулся в путь.
Столица Фотинии совершенно не походила ни на одну столицу мира, издали даже было непонятно, что это город. С холма, по которому проходила дорога, Фотиния казалась просто лесом. Впрочем, даже при ближайшем рассмотрении, город не напоминал столицу, он и город он мало напоминал. В город вело четыре дороги, каждая со своей стороны света. Аврора и Милослав должны были въехать в Фотинию с севера, рыцарь же заезжал с востока. Ворот в прямом понимании у города не было, город был окружен живой изгородью, в которой было очищено от зелени некоторое пространство, едва позволяющее разъехаться двум телегам. Охраны у ворот не было, и если бы сэр Дориан не бывал в Фотинии раньше, то он вряд ли бы нашел бы дорогу до королевского замка без проводника. Собственно дом, в котором жила королевская семья, замком было назвать нельзя. Это был скорее целый комплекс небольших одноэтажных домиков, в которых проживали король и его окружение. Дом королевской семьи располагался в самом центре города-парка, и был ничуть не больше остальных домов. Это объяснялось тем, что в этом доме королевская семья только жила, для приема государственных гостей и прочих церемоний был предназначен другой домик. Рыцарь все же направился прямо в дом, где жили правители Фотинии. В этом доме для него всегда была готова отдельная комната и его приезду всегда были рады. На пороге рыцарь встретил короля Фотинии Флориана V, который как раз собирался идти в дом, предназначенный для государственных дел.
— Мальчик мой, как я рад тебя видеть, — радостно приветствовал рыцаря эльф: — И Флорин будет счастлив увидеть тебя, когда вернется.
— Мое почтение, Вашему величеству, — соскочив с коня, поклонился рыцарь.
— Брось эти этикеты, Дориан, ты же не на службе, — улыбнулся король и обнял рыцаря: — Да даже если и на службе, то тебе все равно не обязательно этикета придерживаться. Пойдем в дом, ты, наверное, устал и проголодался. Я, к сожалению, только что пообедал, но все равно составлю тебе компанию, а ты расскажешь мне, что у тебя нового.
Рыцарь снял свои вещи с лошади и тут вспомнил про найденную им птицу. Не успел он и рта раскрыть, чтобы спросить короля о враче для своей находки, как птица вырвалась и, приволакивая крыло, скрылась в доме. Мужчины бросились за ней следом, но когда они почти догнали ее, вместо птицы, прикрывая шторой наготу, в комнате была Аврора. То, что девушка после превращения обратно в человека оказалась совершенно без одежды, объяснялось очень просто. Аврора знала два вида заклинания для превращения человека в зверя или птицу и обратно. Одно из этих заклинаний, более простое и быстрое, к сожалению, имело один большой недостаток, одежда, которая была на человеке в момент превращения, исчезала и, вернув себе человеческий облик, человек оказывался совершенно голым. Второе заклинание позволяло сохранить одежду и даже украшения, но на него требовалось больше времени и некоторые вспомогательные элементы. Ни временем, ни подручными средствами Аврора в момент превращения не обладала, поэтому теперь ей оставалось только краснеть.
Первым пришел в себя король эльфов, он вытолкал изумлённого рыцаря из комнаты и, сняв с себя рубашку, отдал ее девушке. Чуть позже он принес ей длинный плащ, и девушка смогла спокойно пройти в отведенную для нее комнату и там переодеться, благо свой гардероб Аврора могла достать в любом конце света. Так же, к девушке был прислан врач, который вправил ей вывихнутое плечо и туго перебинтовал его, взяв с Авроры обещание, не делать больной рукой резких движений и не тревожить ее. Аврора пообещала слушаться указаний врача и стала переодеваться. Она остановила свой выбор на легком нежно-голубом платье с темно синей отделкой по краю горловины, рукавам и юбки. Волосы Аврора просто заплела в свободную косу и завязала синей лентой. Отражение послушно закрутилось, демонстрируя хозяйке ее вид со всех сторон. Девушка осталась довольно и пошла в гостиную, где ее ждали король эльфов и сэр Дориан. Рыцарь был так удивлен внезапным появлением Авроры, что даже не пошел к себе в комнату, а остался с эльфом дожидаться, пока девушка спустится.
— Что с вами произошло, леди Аврора? — обеспокоено спросил девушку король эльфов: — Ведь именно вы были раненым соколом, которого Дориан подобрал в лесу? Что заставило вас принять облик птицы? И кто ранил вас?
Аврора рассказала короля и рыцарю историю своего путешествия, скрыв правда, то, что Милослав вампир.
— Мне очень неловко за подобное появление перед вами, — смущенно добавила Аврора.
— Ерунда, — воскликнул король: — Главное что вы живы и почти невредимы. Доктор сказал что ваше плечо уже через несколько дней будет совершенно здорово.
— А что привело вас В Фотинию? — спросил рыцарь.
— Я приехала сюда, чтобы найти невесту моего умершего садовника, — ответила Аврора: — А потом решила воспользоваться приглашением его величества и навестить его.
— Я очень рад, что вы решили это сделать, — улыбнулся Флорин V: — Надеюсь, с основной целью своего визита вы справились?
Аврора кивнула и рассказала о своих поисках, правда, опустив встречу с королевой эльфов. Тут король вспомнил, что его гостей, за разговорами, до сих пор не накормили, и потребовал немедленно накрывать на стол. После обеда Дориан и король эльфов удалились обсуждать дело, с которым король Грей прислал своего посла, а Аврора пошла прогуляться в парке. Во дворец она вернулась затемно, потому что заблудилась, собственно и дорогу домой ей удалось найти после применения магии. Король эльфов был очень взволнован ее долгим отсутствием и пообещал завтра же все показать ей в городе и объяснить, как находить дорогу назад из любого места города-парка.
Через несколько дней посыльный привез вещи Авроры, которые остались на седле ее лошади. В записке, переданной с вещами, Милослав выражал надежду, что девушке удастся добраться до Фотинии и что с ней все будет хорошо. Он, также, благодарил ее за помощь и сообщал, что по всей округе эльфы ищут вампира и поэтому он не сможет попасть в Фотинию и возвращается домой.
Аврора была очень рада, что Милослав сумел вырваться от разгневанных эльфов, но очень расстроилась из-за того, что ему пришлось вернуться ни с чем. И тут девушку посетила идея. Она попросила одного из слуг королевского дома проводить ее врачу, который мог сделать спасительную для вампира микстуру. Доктор готов был приготовить то, что девушка просила, но его интересовало, для кого Авроре была нужна чудодейственная микстура.
— Понимаете ли, сударыня, большая доза лекарства, даже такого чудодейственного как это может убить, поэтому я должен знать, для кого оно предназначено.
Объяснить врачу что лекарство требуется для вампира девушке не хотелось, она попыталась соврать что оно необходимо ей для лечения больного человека, но доктор стал уточнять что с больным. Тогда Аврора слегка одурманила доктора и, расплатившись с ним, побежала обратно во дворец. Там она попросила найти ей карту и принялась рассматривать ее.
Добрая страна — страна вампиров, находилась в стороне от населенных государств, она граничила с Драконьей долиной, но вампиров от драконов отделяли непроходимые горы, а за горами начинался дремучий лес, в котором тоже почти никто не жил. Дорога до страны вампиров была долго и весьма нелегкой, отец Милослава мог не дождаться. Сам Милослав обратно домой, скорее всего, добрался при помощи волшебного кольца, которым владел его род, это кольцо позволяло из любого места оказаться дома. У Авроры такого кольца не было и тогда она решила превратиться в птицу, чтобы долететь до Доброй страны за несколько дней.
Приготовление к превращению, которое позволяло бы остаться в одежде после возвращения человеческого облика заняло два дня. Аврора решила лететь налегке, и, когда приготовления были закончены, девушка пошла попрощаться с королем Флорианом, принцем Флорином и сэром Дорианом. Король немного расстроился что девушка так быстро их покидает, но Аврора утешила его тем, что обязательно вернется через несколько дней. О цели своего путешествия она распространяться не стала и утром сразу после завтрака, закрепив флакончик с лекарством на шнурке на груди, превратилась в ворону и полетела.
Ночь девушка провела недалеко от драконьей долины, у Авроры мелькнула мысль, что можно залететь навестить Кована, но она решила, что сделает это в другой раз. К вечеру следующего дня Аврора увидела знакомый замок. Солнце село и практически сразу стало темно и холодно. Когда девушка уже перелетела через крепостную стену, на нее спикировала что-то большое и когтистое, спасла Аврору только хорошая реакция и крепкий вороний клюв. Спасаясь от преследования, девушка бросилась к окну, в котором горел свет, но с размаху врезалась в стекло. Бьющаяся в стекло ворона привлекла внимание ужинающих вампиров и окно открыли. Аврора кубарем ввалилась в зал и забилась в дальний угол.
— Закройте окно, зубоскалов напускаете, — закричала немолодая женщина: — С чего вообще вы решили окно открыть?
— Там ворона была, бабушка, — стал оправдываться маленький вампир: — Ее бы зубоскалы съели, если бы я окно не открыл.
— Добрая душа, — ехидно сказал один из вампиров: — А зубоскала кто пожалеет? Он сегодня по твоей милости без ужина остался.
— Надо найти эту птицу и выкинуть вон, — озадаченно сказала бабушка вампиров: — Не к добру это.
Пока вампиры рассуждали о приметах, Аврора приняла человеческий облик и покашляла, чтобы привлечь к себе внимание.
— О па, человек — удивленно сказала одна из женщин, находившихся в зале.
— Аврора? — не веря своим глазам, спросил Милослав, подходя ближе.
— Добрый вечер, — поприветствовала присутствующих девушка. — Спасибо, что не оставил меня на ужин этим ужасным существам, — обратилась она к мальчику, который открыл окно.
— Так это ты была вороной? — спросил Милослав. Все вампирье семейство внимательно рассматривало девушку, и под их взглядами Аврора чувствовала себя не очень хорошо, особенно если учесть, что один из братьев Милослава был очень улыбчивым и его клыки были постоянно обнажены.
— Я принесла лекарство для твоего отца, — сказала Аврора, протягивая Милославу флакончик с микстурой. — Только я не знаю, какую дозу надо давать, а врач сказал, что неправильная доза может повредить больному.
— Я знаю, какая нужна доза, — тихо ответила старушка- вампир, забирая лекарство из рук внука и, повысив голос, прикрикнула на детей и внуков: — Ну что встали как вкопанные? Человека никогда не видели? А ну разойдитесь и прикажите подать ужин для нашей гостьи, она, наверное, проголодалась.
Вампиры, смущаясь, разошлись по своим местам за столом, но все равно украдкой продолжали рассматривать девушку. Милослав усадил Аврору рядом с собой и жестом приказал убрать со стола кувшины с кровью, на которые косилась девушка.
— Я даже не знаю, как тебя отблагодарить, — сказал он, отложив в сторону вилку: — Ты…, ты…. Ты даже не представляешь, как я тебе благодарен. Но как ты меня нашла?
— Я же видела твой замок там, на озере, помнишь?
— Точно, я и забыл, — улыбнулся Милослав: — Аврора ведьм…, волшебница, — поправился он, обращаясь к семье: — Она может сделать из водной глади волшебное зеркало и посмотреть, что происходит в любо точке мира.
— А в кого еще кроме ворон вы умеете превращаться? — спросил маленький вампир.
— Да много в кого, — немного смутившись, ответила девушка.
— А в зубоскала можете?
— Лей, — одернула мальчика мать: — Оставь гостью в покое, дай ей поесть спокойно.
Мальчик на какое то время замолчал, уставившись в тарелку, но хватило его ненадолго.
— А правда, что люди убивают вампиров просто так без всякого повода? — спросил он.
— Лей, — одновременно прикрикнули на мальчика сразу несколько голосов.
— Наверное, здорово быть ведьмой, — вдруг сказала девушка подросток, до этого тихо сидевшая напротив Авроры. — Хочешь, превращаешься в птицу и летишь куда хочешь, а хочешь, превращаешь в зверя своих врагов.
— Лелея, — сердито шикнул на девушку старший мужчина за столом: — Простите их, — обратился он к Авроре: — Дети иногда бывают чересчур непосредственными.
В это время в комнату вошла бабушка Милослава.
— Милей просит свою спасительницу подняться к нему в комнату, чтобы он мог лично поблагодарить ее, — обратилась она к девушке. Аврора смутилась, но отказаться не успела, потому что Милослав взяв ее за руку, потащил куда-то вверх по лестнице.
— Ты обязательно должна познакомиться с отцом, и не возражай.
— Папа, это Аврора, — представил девушку вампир, когда они зашли в спальню к больному: — А это мой отец, Милей Доверчивый.
Отец Милослава лежал на большой кровати, и в комнате ничего не изменилось с того дня, когда Аврора видела ее в озерной глади, только больной вампир еще больше осунулся.
— Вы даже не представляете насколько я рад вас видеть, — тихо отозвался отец Милослава.
— Не вставайте, не надо, вам вредно напрягаться, — сказала Аврора, заметив попытку вампира сесть на кровати: — Я рада, что успела.
— Никогда даже подумать не мог, что жизнь мне спасет человек.
— Аврора не обычный человек, — вмешался в разговор Милослав: — Она ведьма, а люди любят ведьм не больше чем вампиров.
— Я себе несколько иначе представлял вас, — слабо улыбнулся вампир: — Я был уверен, что Милослав приукрашивает вас, но вижу, что он был недостаточно красноречив, описывая вашу красоту.
Аврора смутилась, а Милослав довольно заулыбался.
— Оставь нас, сынок, я хочу поговорить со своей спасительницей наедине.
— Я подожду тебя в гостиной, — сказал Милослав, вставая и подходя к двери комнаты: — Как спустишься по лестнице, поверни налево.
— Думаю я не заблужусь, — ответила девушка.
Когда Милослав ушел, Милей жестом предложил Авроре сесть на стул рядом с его кроватью. Он был очень слаб, недолгий разговор утомил его и вампир набирался сил, чтобы продолжить беседу. Аврора терпеливо ждала, переглядываясь со своим отражением в большом зеркале на стене. Отражению не очень нравилось в замке вампиров и оно, отчаянно жестикулируя, пыталось уговорить свою хозяйку убраться отсюда.
— Подвижное у вас отражение, — сказал вампир, и Аврора вздрогнула от неожиданности, отражение тут же затихло и стало покорно повторять движения хозяйки, как и положено всякому порядочному отражению.
— Да, бывает иногда, — не найдясь, что ответить, пробормотала девушка.
— Ну да бог с ним с отражением, — устало махнул рукой вампир: — Там на столе стоит большая шкатулка, принесите ее сюда, пожалуйста.
Аврора принесла со стола шкатулку и аккуратно поставила ее на край кровати, чтобы больному было удобно открыть ее. Милей Доверчивый долго что-то искал среди украшений, среди которых Аврора почувствовала несколько волшебный вещей, и, наконец, достал большой медальон, как будто сплетенный из тонких нитей серебра и украшенный разноцветными камнями. Милей какое-то время рассматривал медальон, медленно поворачивая его на ладони, а потом протянул девушке.
— Я хочу подарить его вам, — сказал он: — К сожалению, я не знаю в чем его сила, но это не простая вещь. Несколько лет назад один чародей купил у меня за огромные деньги этот медальон, и несколько волшебных перстней, позволяющих вернуться домой из любой точки мира.
Аврора удивлённо посмотрела на вампира.
— Чародею не повезло, его кровь пришлась кому-то по вкусу, и медальон снова вернулся ко мне, — объяснил, опережая вопрос девушки Милей: — Чародеи иногда бывают очень самонадеянны.
Отражение Авроры в зеркале вздрогнуло, несмотря на то, что Аврора смогла сдержать эмоции.
— Вам совершенно нечего бояться, — дотронувшись до ее руки, сказал вампир: — Неужели вы думаете, что я настолько неблагодарная тварь, чтобы убивать ту, что спасла мне жизнь.
— А я и не боюсь, — стараясь убедить в этом саму себя, ответила Аврора. Вампир улыбнулся.
— Ах, ну да, вы же чувствуете страх, — вспомнила Аврора.
— Надеюсь, вы сможете найти применение этому медальону, и он будет вам полезен, — сказал вампир и устало опустился на подушки.
— Спасибо, — тихо сказала Аврора и надела медальон на шнурок на шее. Как ни странно она не чувствовала в медальоне никакой волшебной силы, даже самой малюсенькой.
— Ну, значит, будет просто красивое украшение, — подумала она: — На редкость красивая вещичка.
Вампир лежал, закрыв глаза, и Аврора тихо, чтобы не побеспокоить его, вышла из комнаты. На лестнице было темно и девушке пришлось прочитать заклинание, дающее кошачье зрение, чтобы не упасть в темноте. Помимо зрения заклинание усиливало слух, и именно это заставило Аврору замереть в коридоре, не дойдя до гостиной десятка шагов. В гостиной шел ожесточенный спор, Милослав спорил с кем-то из своих родственников.
— Милею просто необходима свежая человеческая кровь, — доказывал женский голос.
— К тому же она ведьма, а кровь ведьмы наверняка еще более полезна, — добавил кто-то из мужчин.
— Она все бросила и прилетела сюда, чтобы спасти отца, — срываясь, закричал Милослав: — Если бы не Аврора, отец бы умер.
— Так вот она и поможет ему побыстрее окончательно поправиться.
— Вы не посмеете, — почти шепотом, сказал Милослав.
— Я бы и сама не отказалась выпить ее крови, — сказал молодой женский голос, в котором Аврора узнала молоденькую девочку Лелею. — Интересно, а волшебные способности с кровью передаются? — поинтересовалась она.
Аврора вжалась в стену, от страха и невероятности происходящего ей в голову не приходило ни одной мысли. В гостиной продолжался спор, и девушка поняла, что сама пришла в гости к собственной смерти. Милославу и маленькому Лею было не отстоять ее жизнь, силы были не равны. За то, чтобы убить Аврору, выступало больше народу.
— Отец не позволит убить ту, что спасла его, — привел свой последний довод Милослав.
— А он не узнает, чья это кровь, — впервые за весь спор подала голос бабушка вампиров. — Главное надо убить ее так, чтобы она испугаться не успела, иначе от крови будет меньше пользы. Не плохо срабатывает нож в спину во время любви. Милослав, мальчик мой, ты не знаешь, наша гостья уже познала мужчину?
— Я не дам вам убить ее, — бросаясь к двери, закричал вампир, но выбежать из гостиной он не успел, его перехватил улыбчивый брат, завязалась драка и семья вампиров высыпала в коридор, в котором, вжавшись в стену, стояла Аврора. Вампиры на мгновение замерли, а потом все вместе кинулись на девушку.
— Аврора беги, — закричал Милослав, но бежать было некуда. Аврора автоматически, даже не успев подумать, махнула рукой, и вампиров отбросило в сторону, некоторых хорошо приложив об стену. Воспользовавшись всеобщим замешательством, девушка бросилась вверх по лестнице, но сверху спускалась бабушка, каким-то образом умудрившаяся там оказаться. Ударить старую женщину Аврора не смогла. На лестничном пролете, где стояла девушка, было небольшое смотровое окошко, но человеку через него было не выбраться. Аврора глянула в окно, в темноте туда-сюда мелькали черные тени зубоскалов.
— Спасайся, — заорал Милослав пробивая дорогу к девушке при помощи большого стула: — Улетай.
— Уж лучше стать добычей зубоскала, — решила Аврора и, повернувшись вокруг собственной оси, превратилась в ласточку.
Ласточка ловко увернулась от палки бабушки и от рук Лелеи и выпорхнула в окно. На улице было темно, холодно и так же страшно, как и в замке. Стараясь лететь у самой земли, Аврора понеслась прочь от "гостеприимного" дома вампиров, носящих фамилию Доверчивые. Зубоскалы несколько раз пытались поймать девушку, но зигзагообразный полет почти над самой землей позволил Авроре спастись. Более того, очень кстати пришлось недавно произнесенное заклинание на кошачье зрение, это позволило Авроре не врезаться в кусты и деревья.
В Фотинию Аврора вернулась через полтора дня, вместо двух положенных и без сил рухнула на крыльце королевского дома. Девушка ни разу не остановилась с того момента как, покинула замок вампиров, и теперь у нее не осталось сил даже пищать, не говоря уже о том, чтобы снова принять человеческий вид. Девушка не сопротивлялась, когда ее подобрал принц Флорин, который с утра пораньше собрался на конную прогулку.
Ласточка лежащая без сил на крыльце несколько озадачила обитателей дома, но так как распознать в ней Аврору никто не мог, птицу отнесли к ветеринару. Врач осмотрел ласточку и не найдя у нее никаких повреждений просто оставил ее у себя в клетке.
— Никогда не видел такой усталой птицы — сказал врач, почесывая бородку: — Я не могу найти другого объяснения слабости, только усталость. Но что могло заставить птицу дойти до такого состояния?
— Странно видеть ласточку на земле, — задумчиво проговорил король эльфов: — Ну да, будем надеяться, она отдохнет и сможет улететь. Пойдем, Флорин, надо подготовиться к приезду королевы, твоя мать возвращается после обеда.
Аврора проснулась через сутки, после того как ее нашли эльфы. Девушка огляделась и поняла, что она находится в клетке в незнакомом ей доме. А, сообразив, что она все еще ласточка, она испугалась. Но постепенно Аврора вспомнила, как ей пришлось убегать из дома Милослава Доверчивого и то, что она все-таки долетела до дома, в котором живет королевская семья эльфов. Выбраться из клетки без посторонней помощи было совершенно невозможно, и девушке оставалось только терпеливо ждать подходящего момента, чтобы выбраться из клетки и снова стать человеком. Ждать пришлось недолго, в комнату вскоре вошел ветеринар.
— О, ласточка проснулась, — сказал он, нагибаясь к клетке и стуча по ней пальцем: — Как ты птичка?
Эльф засунул руку в клетку и вытащил оттуда ласточку. Ладонь казалась огромной и Аврора зажмурилась.
— Не бойся, маленькая, я тебя не обижу, — сказал врач: — Вот сейчас осмотрю тебя и если все в порядке, то отпущу, и ты сможешь вернуться к своим сородичам.
Аврора покорно терпела, пока эльф внимательно осмотрел ее, проверил целостность крыльев и лапок, а потом открыл окно и подкинул ласточку в небо. Птица взмахнула крыльями и благодарно чирикнув, полетела в сторону королевского дома. Окно комнаты, где поместили Аврору, было открыто, и девушка запорхнула туда.
— Ну что ж, давай одеваться, — сказала она своему отражению в зеркале, когда снова стала человеком. На этот раз девушка оделась быстро, да и прическа не заняла много времени.
— Повертись, — попросила Аврора отражение, то послушно завертелось. — По-моему хорошо, — произнесла девушка и вышла из комнаты. Аврора услышала шум в маленькой гостиной и пошла туда, чтобы сообщить королю Флориану, что она вернулась, но в дверях столкнулась с королевой Цеей. От неожиданности девушка растерялась.
— Вы? — только и смогла произнести она.
Ты? — одновременно спросила королева: — Я надеялась, что уже не застану тебя здесь.
— Я… — Аврора совсем не могла придумать, что сказать, казалось, что в голове просто не осталось мыслей. Королева покачала головой и ушла, оставив девушку одну.
— Ну какая же ты дура, Аврора, — застонала девушка и сползла по стене на пол, обхватив голову руками: — Мало того, что мы снова встретились, так ты еще и мычишь, как немая.
— Вам плохо, дитя мое? — услышала девушка голос над головой, над ней стоял король эльфов.
— Нет, со мной все в порядке, — ответила Аврора и, взявшись за протянутую ей руку, поднялась на ноги.
— Я не знал, что вы вернулись, — сказал Флориан V: — Ваше путешествие прошло успешно?
— Да, вполне, — ответила Аврора: — По крайней мере, я отдала лекарство.
— У вас кто-то заболел?
— Нет, лекарство было нужно отцу Милослава, — ответила девушка, но мысли ее были далеко, она думала как вести себя с королевой.
— А Милослав это тот молодой человек, который помог Флорину убить вампиров? — спросил король: — Надеюсь с отцом этого юноши все в порядке. А где он живет?
— В Доброй стране, — сказала Аврора и только заметив как побледнел эльф поняла что проболталась. Девушка мысленно обругала себя последними словами за то, что не умеет держать язык за зубами.
— Вы были в Доброй стране? — с ужасом спросил король: — Но, ради всех богов, скажите мне, зачем? Это же самоубийство. Это же невероятно опасно. Это же…, - не найдя больше слов эльф замолчал, качая головой.
— Не надо так переживать, я же вернулась и со мной все в порядке, — взяла его за руку Аврора. — Милослав спас меня и не один раз, поэтому я решила, что должна достать лекарство для его отца.
— Кто кого спас? — спросил, выходя из гостиной, принц Флорин, вслед за ним вышел рыцарь.
— Леди Аврора относила лекарство в Добрую страну, — пояснил король: — Потому что Сэр Милослав несколько раз спас ее.
— В Добрую страну? — одновременно переспросили сэр Дориан и принц.
— А почему именно туда? — спросил принц.
— Это же очень опасно и далеко, — тут же сказал рыцарь.
— Да, действительно, а почему именно в Добрую страну? — спросил король: — Что сэр Милослав там делал.
— Он там живет, — тихо ответила девушка и приготовилась к новому шквалу вопросов.
— Он вампир? — в один голос спросили мужчины. Девушка пожала плечиком и кивнула.
— Он хороший вампир, — добавила Аврора.
— Вампир не может быть хорошим, — сердито сказал принц Флорин: — Вампир всегда вампир.
— Вспомните, как мы с ним познакомились, ваше высочество, — ответила девушка: — И потом за все время нашего совместного путешествия разве он хоть чем-то обидел вас или кого-то еще?
— Так вы с самого начала знали, что он вампир? — удивился принц.
— Я не сразу догадалась, — немного смутившись, ответила девушка: — Но он пообещал мне, что не тронет никого.
— И вы поверили? — удивился король.
— Разве можно доверять вампирам? — покачал головой рыцарь.
— Но он ведь сдержал свое слово, — обиделась за друга Аврора: — Вам не в чем упрекнуть его, Флорин.
— Полагаю, вам крупно повезло, что вы все до сих пор живы, — сказал сэр Дориан: — Он вполне мог ночью перебить вас всех.
— Ночью он не мог ни к кому подойти, я защищала каждого заклинанием от вампиров.
— Значит, вы все же не доверяли ему, — то ли спросил, то ли утвердился в своем мнении король. — И все же вы напрасно отправились туда.
— Отец Милослава умирал, а я могла ему помочь.
— Напрасно вы сочли себя обязанной, — сказал сэр Дориан: — Если бы вы не доставили это лекарство, сейчас глядишь, одним вампиром стало бы меньше. И хватило же наглости у этого Милослава заявиться в Фотинию за лекарством.
— А если бы ваш отец был болен, неужели бы вы не рискнули, чтобы спасти ему жизнь? — возмущенно спросила девушка.
— Мой отец не вампир, — побледнев, ответил рыцарь.
— А его — вампир, и как любящий сын, он сделал все, что мог, чтобы помочь своему отцу, — заступилась за друга девушка.
— Давайте мы не будем спорить и ссориться, — взял за руки Аврору и рыцаря король: — Сделанного уже не изменишь, главное что леди Аврора жива и невредима.
— Да, вы правы, — ответил сэр Дориан: — Простите мою горячность, леди Аврора.
Рыцарь поклонился присутствующим и вышел.
— А как там, в Доброй стране? — спросил принц Флорин.
— Так же как и везде, только в домах и замках живут вампиры и по ночам летают какие-то зубоскалы.
— То есть они живут в обычных домах, как люди? — разочаровано спросил принц: — А я думал они как-то по-другому живут.
— В пещерах, ночуя вверх ногами на потолке? — улыбнувшись, спросила Аврора.
— Ну да, наверное, — смутился молодой эльф. Принц, король и Аврора переглянулись и все вместе засмеялись.
— Как вы смотрите, мои дорогие, на то чтобы пообедать? — все еще смеясь, спросил король.
— Положительно, — хором ответили Аврора и Флорин и снова засмеялись. Король и принц одновременно предложили девушке локоть, для того чтобы проводить ее к столу, Аврора улыбнулась и, взяв под руку обоих мужчин, вместе с ними пошла в столовую.
Во время обеда почти не разговаривали. Принц Флорин пытался несколько раз завести разговор на общие темы, но разговора не получалось и к моменту подачи десерта над столом висела напряженная тишина.
— Пожалуй, я оставлю вас, чтобы не портить десерт, — шумно встав, сказала королева: — Не буду мешать вам, господа, наслаждаться обществом вашей гостьи.
— Но я…, - начала Аврора.
— Цея, — рассержено встал король.
— Мам, ты что? — удивился принц Флорин.
— Ничего, — ответила сыну, совершенно игнорируя остальных, королева эльфов: — Я еще не совсем дура и я прекрасно вижу что мое присутствие здесь нежелательно.
— Вы ошибаетесь, ваше величество, — встал из-за стола рыцарь Дориан, но королева уже не слышала его, она гордо вышла из зала, но потом было слышно, что Цея побежала в сторону своей комнаты.
Из присутствующих в столовой сидеть осталась только Аврора, девушка чувствовала себя, по меньшей мере, отвратительно.
— Я прошу у вас прощения за поведение моей супруги, — садясь на свое место, сказал ФлорианV.
— Вероятно, мама еще не совсем отдохнула с дороги, — смущаясь, сказал принц.
— Вероятно, она просто любит вас, ваше величество, — вставая, тихо ответила Аврора: — И, вполне естественно, что ей неприятно мое присутствие.
— Это не так…, - начал король, но девушка жестом остановила его.
— Вы прекрасно знаете, что это именно так. У королевы Цеи есть основания не любить меня и мою маму, но она была достаточно великодушна и позволила мне навестить вас. Мне очень нравится в Фотинии и мне приятно ваше общество, но сегодня же я попрощаюсь с вами.
— Если вы подождете один день, то мы сможем уехать вместе, — произнес рыцарь. — Мне уже пора возвращаться, и если вам в ту же в сторону, то я с радостью составлю вам компанию.
— Останьтесь, еще хоть ненадолго, — тихо попросил король.
— Я поговорю с мамой, и такого больше не повториться, — присоединился к просьбе отца Флорин.
Остаток дня Аврора провела, гуляя по саду со своим отцом. Флориан V рассказывал ей какие-то смешные истории из жизни эльфов вообще и своей семьи в частности, Аврора рассказывала ему что-то о своей жизни, тщательно стараясь не касаться тем связанных с Селеной. Девушке нравилось находиться в обществе короля эльфов, и к ужину она поняла, что совершенно не хочет уезжать.
К ужину королева не спустилась, сославшись на недомогание.
Ночью Аврора долго крутилась, но так и не смогла уснуть. Девушка набросила на плечи длинную шаль, надела туфельки и вышла в сад.
Ночь была темной, луны на небе не было, но было такое количество звезд, что казалось, будто кто-то раскидывал их по небу щедрой рукой.
— Кто бы мог подумать, что у эльфов даже небо другое, — хмыкнула Аврора и чуть не врезалась в дерево. Чтобы спокойно можно было посмотреть на небо, Аврора нашла скамеечку и села, но звезды занимали ее не долго. Девушка упорно гнала от себя мысль, которая посетила ее еще во время ужина.
— Нет, это не честно по отношению к маме, — помотав головой, чтобы отогнать прилипчивую идею, сказала Аврора. Но мысль уходить не собиралась, она упорно лезла в голову, подкидывая все новые и новые пути своего осуществления. Тут Аврора заметила, что в окне принца Флорина горит свет.
— Я только узнаю и все, а делать все равно не буду, — сказала девушка и, вздохнув, пошла в дом. — Вы не спите, Ваше высочество, — тихонько постучалась она в дверь.
— Нет, входите, — отозвался принц и сам открыл дверь.
— Простите что я так поздно, — смущенно начала Аврора: — Просто я заметила, что вы не спите и я зашла чтобы спросить вас… Тут девушка замялась, не зная как сформулировать свой вопрос.
— Вам тоже не спится? — спросил принц и жестом предложил Авроре сесть.
— Вы не сердитесь на маму, Аврора. Постарайтесь понять ее. Мы спокойно жили столько лет и вдруг выясняется что у отца есть дочь и что ее мать…, - тут принц замолчал, подбирая слова: — Что ее мать совершенно посторонняя женщина, — выкрутился он. — Понимаете, мама очень любит отца и, думаю, если бы она могла, она сама бы хотела подарить ему дочь, но так вышло…
— А ваш отец? — спросила Аврора
— Что отец?
— Ваш отец, он любит вашу матушку?
— Конечно, — ту же ответил принц, но потом, подумав, тихо добавил: — Я на это очень надеюсь.
— То есть вы не уверены, — грустно сказала девушка.
— Он любит ее, иначе как бы они смогли столько лет жить вместе, — убеждая то ли себя, то ли гостью, сказал Флорин.
— Пусть будет так, — согласилась Аврора: — Спокойной ночи ваше высочество.
Но и после прогулки уснуть Аврора не смогла, девушка вертелась в постели до тех пор, пока на улице не начало расцветать. Поняв, что уснуть она все равно не сможет, девушка заклинанием вызвала к себе в комнату одну из своих магических книг и принялась ее тщательно изучать. К тому времени, когда в комнату постучала служанка, чтобы позвать ее на завтрак, Аврора уже имела список необходимых ей ингредиентов.
Передав список служанке, Аврора умылась и принялась одеваться. Девушка долго крутилась перед зеркалом, но бессонная ночь давала о себе знать, и внешний вид все никак не устраивал хозяйку. На полу около зеркала лежала огромная куча платьев и костюмов, когда Аврора все же остановилась на светлой блузке и юбке в мелкую клеточку. Еще немного времени заняла прическа и круги под глазами.
— Ну вот, так ты хоть на человека немного похожа, — закончив читать заклинание, помогающее хорошо выглядеть сказала Аврора своему отражению: — А то еще пара таких ночей и тебя будут путать с эльфами.
Когда девушка спустилась в столовую, король, королева, принц и сэр Дориан уже сидели за столом. Не надо было быть ведьмой, чтобы понять, что королева находится за столом не по своей воле. Приятной атмосферы это не создавало. Аврора вздохнула, поприветствовала всех и села на свое место. Сэр Дориан и королева Цея продолжили разговор, который они вели до появления девушки, а король, рассыпался в комплиментах Авроре.
— Значит, я хорошо постаралась, — подумала девушка, немного смущаясь обилию комплиментов.
Принц выглядел не лучшим образом. Похоже, ночь для него тоже была бессонной, но в отличие от Авроры магией он не владел, и привести себя в порядок так быстро не мог. Аврора было собралась заняться им после завтрака, но потом вспомнила о том, что она задумала и решила что в конце концов Флорин не девушка и ему совершенно нет необходимости всегда выглядеть хорошо.
Когда завтрак закончился, все кроме Авроры ушли заниматься государственными делами, а девушка пошла на кухню, что бы сварить зелье, благо слуги у короля Флорина были расторопные и всё необходимое Авроре уже принесли. Авроре пришлось применить немного магии, чтобы убрать слуг из кухни, у них у всех вдруг появились неотложные дела. О срочных делах вне кухни вспоминал так же каждый, кто к кухне приближался. С зельем Аврора возилась не долго, не смотря на то, что подобный отвар она делала впервые.
— Теперь главное, чтобы король и королева его выпили, — вслух сказала она и перелив отвар в небольшой графинчик, вышла в сад. Девушка вспомнила, что забыла снять заклинание, не пускающее никого на кухню. В саду она столкнулась с главным поваром, который в третий раз вспоминал о том, что не убрал утюг с шелковой рубашки и, убедившись, что он сегодня вообще не гладил, снова бежал на кухню, но снова вспоминал про рубашку. Заклинание Аврора сняла, и повар тут же забыл про шелковую рубашку, которой у него не было, и про утюг, которым он собственно пользовался в очень редких случаях.
Слуги проводили Аврору к дому, где королевская чета занималась государственными делами. Аврора прочитала заклинание, позволяющее ей видеть сквозь стены, и очень обрадовалась, увидев, что король и королева находятся в одном зале. Еще несколько заклинаний и у всех королевских советников прихватило животы, а короля и королеву стала мучить жажда. Король хотел налить воды из стоявшего на столе кувшина, но кувшин выскользнул у него из рук, точно так же выронил кувшин с соком и слуга, несший напиток королеве. Следующее заклинание усыпило осторожность и преданность пробегавшего рядом с девушкой слуги, и он без вопросов взял из рук Авроры кувшинчик с зельем.
— Надеюсь, я положила достаточно сахара, — прошептала девушка: — И прости меня мама, но так будет лучше.
Аврора видела как король и королева выпили все, что было в графине. Она не стала ждать, пока зелье подействует. Девушка вдруг почувствовала, что очень устала, она сняла все наложенные ей заклинания, мысленно извинившись перед советниками и слугами, и пошла спать.
Проснулась девушка к вечеру, она оделась и спустилась в столовую. Ужин еще не подали, и все сидели в небольшой гостиной. Принц и сэр Дориан разговаривали о чем-то своем, иногда с удивлением поглядывая на противоположный угол комнаты в котором ворковали король и королева. Они о чем-то шептались, держась за руки, иногда хихикали и даже пару раз украдкой поцеловались.
— Пыльцы я все же перебавила, — про себя заметила Аврора. Девушка решила не мешать королевской чете и подошла к молодым мужчинам.
— Простите, леди Аврора, — несмело начал принц: — Вам не кажется что с моими родителями что-то не так?
— А что с ними не так? — удивленно приподняв бровь, спросила девушка и, не дав принцу ответить, спросила: — Разве лучше когда они ругаются? Или вам так не нравится?
— Нет, что вы, я совсем не хочу, чтобы они ругались, — поспешно ответил принц.
— Это ваших рук дело? — тихо спросил рыцарь
— Что это? — якобы не понимая, о чем речь удивилась Аврора.
— Ну, вот это, — рыцарь указал на короля и королеву: — Их не совсем понятное поведение.
— Ради бога, Дориан, что же тут не понятного, — вмешался Флорин: — По-моему, у родителей как раз все замечательно, так что давайте не будем им мешать и оставим здесь, а сами перейдем в столовую.
— Вы находите, что их поведение нормально? — удивился рыцарь.
— Более чем, — ответила Аврора и взяла принца Флорина под руку.
— В конце концов, они же муж и жена, — улыбнулся принц и вышел из гостиной. Рыцарь посмотрел на королевскую чету, покачал головой и вышел следом.
Король с королевой в столовую так и не пришли. Когда молодые люди уже доедали десерт, кто-то из слуг сказал, что король приказал подать легкий ужин к нему в комнату.
— Странная реакция на легонькое приворотное зелье, — подумала Аврора: — Более чем странное. С чего бы это вдруг вскипела такая страсть? И ведь спросить не у кого, что я сделала не так, не у мамы же спрашивать.
— Вас тоже беспокоит поведение короля и королевы? — заметив задумчивость девушки, спросил сэр Дориан.
— Простите, что? — испугано спросила девушка.
— Вам не кажется что поведение королевской четы несколько необычно? — переспросил рыцарь.
— Да, немного, — ответила Аврора.
— Ну, перестаньте же, — воскликнул принц Флорин: — Дориан, леди Аврора, ну что вас так беспокоит? В коем веке родители выглядят счастливыми.
— Но так внезапно, — растеряно произнес рыцарь. — Это очень похоже на колдовство, — и рыцарь взглянул на девушку.
— И не надо все сваливать на меня, — возмущенно сказала Аврора: — Я здесь совсем не при чём. Ну, почти не причем, — добавила она совсем тихо.
— Тогда что происходит, вы можете объяснить?
— Ничего не надо объяснять, — вмешался в их спор принц: — Лично меня все устраивает и мне совершенно все равно колдовство это или нет. Я хочу, чтобы родители были счастливы. С ними ведь ничего плохого не случилось.
— Ну что ж, тебе виднее, — вставая из-за стола, ответил сэр Дориан. — Я собирался выехать завтра рано утром, — обратился он к Авроре.
— Я буду готова, — ответила девушка.
Рыцарь поклонился и вышел из столовой, а Аврора и принц Флорин еще какое то время сидели за столом, доедая десерт и болтая о разно чепухе, стараясь не касаться в разговоре тем о своих родителях. После ужина девушка пошла подышать воздухом в парк, она долго бродила и думала о том, что же ей делать дальше. Пию девушка нашла, с королем эльфов поближе познакомилась, а возвращаться домой все еще было нельзя.
— Пожалуй можно съездить посмотреть что из себя представляет король Грей, интересы которого так защищает сэр Дориан. И наверняка в Вышеграде есть еще много чего интересного.
Рано утром, когда сэр Дориан постучал в дверь Авроры, девушка была уже собрана и готова к отъезду. Рыцарь с удивлением посмотрел на ее небольшой багаж, но ничего не сказал. Он сам перенес вещи девушки во двор и сам закрепил их на спине ее лошади.
— Может быть, вы все же возьмете карету? — спросила королева.
— Благодарю вас, Ваше величество, — поклонился рыцарь: — Но карета позволяет ехать только по дороге, а это почти в два раза удлиняет путь. Или вы предпочитаете путешествовать в карете? — спросил он у Авроры.
— Нет, меня вполне устраивает лошадь, — ответила девушка.
— Тогда прощаемся и в путь.
Рыцарь пожал руку королю, обнялся с принцем и галантно раскланялся с королевой. Аврора тоже попрощалась со всеми и, пообещав приехать как-нибудь еще, села на свою лошадь. Король и королева, обнявшись, махали уезжающим, а принц Флорин взялся проводить друга и вновь обретенную сестренку до ближайшей деревушки. Дорога была широкой, солнце светило, но не жгло, но девушке было немного грустно. Во-первых, она не представляла, что будет делать дальше, во-вторых, ее беспокоило возвращение домой, в-третьих, она не знала что с Селеной и слугами, ну и, в-четвертых, рыцарь относился к ней настороженно, а это не сильно способствовало налаживанию хороших отношений, которые необходимы в долгой дороге. После того как путешественники простились с принцем они довольно долго ехали молча, рыцарь думал о чем-то своем, и Аврора решила не мешать его размышлениям. Она развлекалась тем, что разглядывала медальон, который ей подарил Милей Доверчивый. Серебро и разноцветные камни красиво играли и переливались на солнце, забавляя девушку.
— Красивый медальон, — сказал рыцарь, подъезжая ближе к Авроре.
— Да, — согласилась девушка: — Красивый.
— Это просто украшение или какой-то магически предмет? — поинтересовался рыцарь.
— Теоретически — магический, — ответила девушка.
— А практически?
— А практически мне не известно в чем его сила и как его применять, — ответила Аврора и пояснила, заметив удивление рыцаря, — Мне его подарили.
— А-а-а, понятно, — сказал рыцарь и пустил лошадь быстрее.
— Понятно ему, — пробурчала Аврора: — Хотела бы я знать, что ему понятно, — и пустила свою лошадь вслед за рыцарем, чтобы сильно не отставать. Когда солнце перевалило за полдень, рыцарь решил сделать остановку. Аврора с большим удовольствием слезла с лошади и размяла немного затекшие ноги. Пока девушка осматривала окрестности, сэр Дориан насобирал дров и набрал воды, но ветки были слегка сыроваты и огонь никак не хотел разгораться. Рыцарь повторял одну безуспешную попытку зажечь огонь за другой и уже начинал сердиться.
— Позвольте, я попробую, — попросила Аврора. Рыцарь ухмыльнулся, но отошел немного в сторону. Девушка присела около будущего костра на корточки и тихонько подула на ветки, огонек было появился, но тут же погас. Рыцарь за спиной девушки хмыкнул.
— Может все же попробуем развести огонь нормальным способом?
— Попробуем, — ответила Аврора и дунула на дрова изо всех сил. Огонь, охвативший вязанку, был таким жарким, что девушка отшатнулась и села на землю.
— Я немного перестаралась, — попыталась оправдаться она, опираясь на руку рыцаря и вставая с земли.
— Полезное колдовство, — сказал рыцарь, слегка хмурясь: — Особенно если хорошо уметь им пользоваться.
Аврора собралась возмутиться, но рыцарь уже отошел к лошадям и стал доставать из сумок еду.
— Если уметь им пользоваться, — тихо передразнила его девушка. — Некоторым, между прочим, вообще ничего не удалось.
Обед прошел в напряженном молчании. Рыцарь осторожно разглядывал девушку, а Аврора делала вид, что не замечает этого. Отдохнув немного, путешественники снова двинулись в путь.
— Сэр Дориан, — обратилась к рыцарю девушка: — Можно задать вам один глупый вопрос?
Рыцарь слегка притормозил коня, чтобы иметь возможность нормально разговаривать и утвердительно кивнул.
— Скажите, а что король Грей очень беден?
— С чего вы взяли? — удивился рыцарь: — Король Грей очень богат и вообще наша страна одна из самых богатых в мире.
— Странно, а почему тогда у такого богатого короля всего один посол, для всех поручений? — спросила девушка. — С нами воевать посылали вас, к эльфам тоже вас.
Сэр Дориан захохотал. Когда он отсмеялся, он ответил девушке:
— У короля Грея полно послов и дипломатов. Выяснить ситуацию на ваших землях отправили меня, потому что я в тот момент был свободен и потому что я неплохой военачальник, а к эльфам я напросился сам, потому что давно дружу с Флорином и у меня все никак не получалось выбраться к нему в гости.
— Понятно, — кивнула Аврора.
— А вы когда-нибудь бывали в Большой стране или в Вышеграде? — все еще смеясь, спросил сэр Дориан, Аврора отрицательно покачала головой. — Тогда вам непременно стоит там побывать.
— Именно это я и собираюсь сделать, — ответила девушка. — А что такого особенного в вашем Вышеграде?
— Да вроде ничего особенного, просто красивый город, — подумав, сказал рыцарь: — На мой взгляд, это лучший город на земле.
Остаток дня рыцарь рассказывал девушке о Вышеграде, о людях живущих там и о подвигах короля Грея. Ужинали путешественники уже в более теплой атмосфере, рыцарь перестал все время наблюдать за девушкой, а Аврора перестала ждать от него подвоха.
Следующие несколько дней пути прошли тихо и без приключений, после обеда третьего дня, путники поели в небольшой деревушке и дорога увела их в сторону от населенных пунктов, в лес. Стемнело в лесу быстро и сэр Дориан с Авророй вынуждены были остановиться на привал раньше времени. Когда ужин был съеден, оказалось что делать совершенно нечего. Через какое-то время, рыцарь стал тихонько напевать себе под нос веселую песенку, но периодически сбивался с ритма и перевирал мелодию. Когда он начал петь ее в четвертый раз, Аврора не выдержала и на полянке появились музыканты, которые играли ту самую песню, но уже нормально, а не фальшивя, как рыцарь. От неожиданности сэр Дориан замолчал и схватился за меч.
— Не бойтесь, они не настоящие, — успокоила рыцаря Аврора: — Просто с ними вам будет легче петь.
— А откуда они взялись? — настороженно спросил сэр Дориан.
— Это фантом, просто нематериальное воплощение фантазии, — ответила девушка.
— Но музыка то слышна.
— Музыка слышна, — согласилась Аврора. — Ну, спойте, пожалуйста.
Рыцарь смутился, и петь категорически отказался. Тогда Аврора наколдовала еще и певца, который пел разные песни разными мужскими и женскими голосами.
— Ну, теперь только танцоров не хватает, — ухмыльнулся сэр Дориан: — И тогда будет настоящий бал.
— Можно и танцоров, — согласилась Аврора, и на поляне стало светло и закружились пары.
— А почему они все одинаковые? — удивленно спросил рыцарь.
— А поменяйте их сами, — немного смутившись, предложила девушка.
— Но я не колдун, я не умею делать фантомы.
— И все же как, по-вашему, должна выглядеть вот эта, ближняя к нам пара? Просто представьте, а сделаю я сама.
Через некоторое время указанная девушкой пара изменилась, у них поменились наряды и прически, в соответствии со столичной модой, изменились даже лица. На другие пары рыцарю понадобилось гораздо меньше времени.
— А говорили, что не умеете, — улыбнулась Аврора, рассматривая плоды их совместного труда.
— Позвольте пригласить вас, — склонился перед девушкой в поклоне сэр Дориан. Аврора рассмеялась, но встала и склонилась в ответном реверансе. Рыцарь закружил ее по поляне. Иногда они врезались в другие пары, но столкновения не происходило, потому что фантомы были бесплотными и просто пропускали через себя. Некоторые танцы были не парными, а общими и молодым людям приходилось танцевать с выдуманными персонажами. Аврора хохотала до слез, когда сэр Дориан споткнувшись о корень дерева, упал на несуществующую даму. Рыцарь естественно прошел сквозь нее, но падал он так, будто мог даму задеть. В отместку рыцарь переделал внешность кавалера Авроры так, что девушка стала просто икать от смеха. После этого сэр Дориан решил отдохнуть. Авроре было скучно танцевать с фантомами, и она решила развлечься. Фантомы дамы, перестали танцевать, оставили своих кавалеров и окружили рыцаря.
— О, господин рыцарь, вы так превосходно танцуете, — щебетала одна из них.
— А расскажите нам о своих подвигах, — просила другая.
— Сэр Дориан, пригласите меня на вальс, — требовала третья.
Рыцарь крутил головой и не знал, куда деться от такого количества, пусть не настоящих, но женщин.
— Леди Аврора, сжальтесь надо мной, я никогда не пользовался такой популярностью у дам, — попросил он, стараясь отойти от фантомов.
— Ну, значит, вам выпал такой шанс немного побыть ловеласом, — улыбнулась Аврора.
— Ах, вот вы как, — усмехнулся рыцарь и уже через минуту почти все девушки вокруг рыцаря стали как две капли воды похожи на саму Аврору.
— Это нечестно, — возмутилась девушка, но как ни странно фантомы осаждать рыцаря перестали.
— Позвольте пригласить вас, — склонился в поклоне рыцарь перед одной их копий Авроры, копия приняла приглашение. Рыцарь закружился по поляне, а Аврора поменяла внешность его партнерши со своей на другую. В итоге на второй круг с рыцарем выходила рыжая, конопатая толстушка в розовых панталончиках. Сэр Дориан засмеялся и его партнерша тут же начала меняться, через минуту это была очень милая и стройная девушка в легком сиреневом платье. Внешность созданного рыцарем фантома показалась Авроре знакомой, но она не смогла вспомнить, где она видела эту девушку, а потом, когда сэр Дориан пригласил ее саму на танец, и вовсе выбросила незнакомку из головы. Через несколько часов Аврора и Дориан обессиленные, но очень довольные опустились на свои места. Пока путники развлекались, костер почти прогорел.
— Давно я так не веселился, — смеясь, подбросил в огонь веток, рыцарь. — Знаете, леди Аврора, на вашем балу было даже веселее чем у некоторых знатных вельмож Вышеграда.
— Благодарю вас, сэр Дориан, — склонила голову девушка: — Заходите как-нибудь еще.
— А они так и будут танцевать? — махнув рукой на фантомы, спросил рыцарь.
— Нет, — ответила девушка, и в лесу сразу же стало необыкновенно тихо и темно.
— Должно быть уже поздно, — перестав улыбаться, сказал сэр Дориан: — Спокойной ночи, леди Аврора.
— Спокойно ночи, — отозвалась девушка и заклинанием вытащила из тайника большую подушку и теплое одеяло. Девушка лежала без сна, ей почему-то стало грустно.
— Вы спите, леди Аврора? — тихо спросил через некоторое время сэр Дориан.
— Нет, — не сразу отозвалась Аврора.
— Я хотел сказать вам спасибо, за волшебный вечер. Спасибо и спокойной ночи.
— Пожалуйста, — тихо ответила Аврора и улыбнулась.
Утром девушку разбудил запах готовящегося завтрака. Аврора потянулась и встала, одеяло и подушка тут же исчезли.
— Любите же вы пользоваться магией, — усмехнулся рыцарь.
— Да, — согласилась девушка: — И, между прочим, вы совершенно напрасно отказались от удобств, спать на подушке гораздо комфортнее, чем на камне или старой ветке.
— Наверное, но я все же предпочитаю более походный вариант вдали от дома, это не дает расслабиться и потерять бдительность.
— Как пожелаете, — пожала плечиком Аврора.
— А куда они делись? — спросил сэр Дориан
— Кто?
— Одеяло и подушка, — пояснил рыцарь: — Или это тоже был фантом?
— Нет, — улыбнулась Аврора: — Одеяло и подушка были настоящими, на фантоме невозможно спать. А отправила я их обратно в свой замок.
— Однако, — присвистнул рыцарь: — То есть вы все таскаете из замка?
— Ну, в общем, да, — согласилась девушка.
— Милая магия, — сказал рыцарь: — А я то думал, что вы все это из ничего наколдовываете.
— Невозможно наколдовать что-то из ничего, можно из ничего создать иллюзию чего-то, но настоящую вещь можно только откуда-то переместить.
— А как это иллюзию? — заинтересовался рыцарь.
— Очень просто, — ответила Аврора: — Ну, вот например ваш конь, сейчас он конь, а вот так, — девушка щелкнула пальцами: — Это не конь, это дракон.
И правда, на месте лошади сэра Дориана стоял огромный дракон, лошади Авроры подобное соседство не понравилось и девушке пришлось простым заклинанием заставить ее застыть.
— Вот это да, — восхищенно выдохнул рыцарь, на всякий случай, положив руку на меч: — А как вы смогли его так превратить?
— Я никого ни во что не превращала, это просто видимость, — пояснила Аврора: — На самом деле ваш конь по-прежнему конь, просто вы видите его иначе.
— Но ваша лошадь испугалась.
— Да, она тоже видит его иначе, — согласилась девушка.
— То есть все вокруг видят не лошадь, а дракона?
Аврора утвердительно кивнула.
— А есть способы определить, что он не настоящий? — спросил сэр Дориан
— В данном случае достаточно слегка прищуриться, а если видимость сделана более основательно, то подделку могут определить очень не многие, — ответила девушка.
Рыцарь прищурился, потом снова посмотрел нормально, потом снова прищурился. Аврора улыбнулась, но мешать рыцарю не стала, а села завтракать. Сэр Дориан присоединился к ней через пять минут, выражение лица у него было как у ребенка, которому только что доверили что-то важное и очень секретное.
Всю оставшуюся дорогу рыцарь выяснял, что Аврора еще умеет, и девушка развлекала его мелкими магическими фокусами. После обеда путники выехали на небольшую проселочную дорогу, которая вела прямо в Вышеград. До города оставалось совсем немного и остановку на обед решили не делать, а перекусили на ходу.
— Вы ничего не слышите? — спросила рыцаря Аврора.
— Нет, а что?
— Мне показалось, что собаки лают, — ответила девушка: — Странно, откуда здесь собаки?
— Теперь и я слышу, — через некоторое время сказал сэр Дориан, когда лай стал слышен отчетливее: — Полагаю, где-то недалеко идет охота, это охотничьи угодья короля.
— Охота? — переспросила девушка и нахмурилась.
— Вы не любите охоту? — заметив смену ее настроения, спросил рыцарь.
— Нет, ну люблю, — ответила Аврора: — Более того, я считаю, что это ужасно убивать животных просто ради забавы. Только не говорите, что король охотится, для того чтобы не умереть с голоду.
— Не скажу, — удивленно смотря на девушку, ответил рыцарь.
Лай становился все слышнее.
— Надо отъехать в сторону, — сказал сэр Дориан: — Мы на пути охотников, сейчас прямо на нас выскочит свора, похоже собаки гонят добычу.
— Тем лучше, — сердито ответила девушка и тронула лошадь вперед. Через минуту прямо на Аврору выскочил олень, раненый в ногу. Зверь резко шарахнулся в сторону, упал, снова вскочил на ноги и хотел уже бежать дальше, но девушка заставила его замереть.
— Что вы делаете? — с ужасом спросил сэр Дориан: — Немедленно уходите с дороги, за зверем несется свора собак.
В подтверждение его слов из-за поворота показались собаки, которые хрипели от лая в предчувствии близкой добычи.
— А вот собачкам надо в другую сторону, — сказала девушка и подняла руку, как бы преграждая своре путь. Рыцарь бросился к ней, надеясь успеть защитить девушку от возбужденных запахом крови собак, но защита Авроре не понадобилась. Собаки удивленно остановились, потом растеряно завертелись на месте, и уже через минуту снова подняв оглушительны лай, бросились в ту сторону, откуда только что появились.
— Вот так то лучше, — сказала Аврора, спускаясь с лошади на землю и подходя к замершему оленю.
— С ума сойти, — выдохнул рыцарь и поспешил за девушкой. — Не надо к нему подходить, — предостерег он: — Это дикий зверь, к тому же раненый.
— Посмотрите, какой он красавец, — сказала Аврора и дернула за стрелу, сидящую в бедре оленя. Стрела вышла и по ноге потекла кровь. Девушка сорвала подорожник, приложила к ранке и стала шептать заклинание, останавливающее кровь.
— Скоро здесь будут охотники, — сказал сэр Дориан.
— Скачи быстрее, — отойдя от оленя, хлопнула в ладоши Аврора. Зверь вздрогнул, посмотрел на девушку и в несколько прыжков скрылся в лесу. Почти ту же на поляну выехало несколько всадников.
— Собаки будто с ума сошли, — воскликнул один из охотников: — Почему они понеслись назад? Олень ведь был уже ранен.
— О, сэр Дориан, мой верный рыцарь, — увидев рыцаря, воскликнул молодой мужчина во главе охотников. Рыцарь склонился в поклоне, а Аврора удивленно рассматривала молодого человека. Короля Грея она представляла гораздо старше, а на самом деле перед ней был красивый молодой мужчина лет 35, высокий и статный. Охотничий костюм необыкновенно шел ему, хотя с такой фигурой на короле должны были хорошо сидеть любые костюмы. Король тоже заметил девушку, он спрыгнул с лошади и, не спуская с Авроры глаз, обратился к рыцарю:
— Представьте меня вашей спутнице, сэр Дориан.
— Да, конечно, — смутился рыцарь: — Ваше величество, позвольте представить вам леди Аврору Шурфийскую, дочь владелицы восточных земель Большой долины.
— Очень приятно, — не дослушав рыцаря до конца, сказал король: — Я король Большой страны — Грей, Асмиральд I, Освободитель. Но вы можете называть меня просто Грей, если честно я терпеть не могу свое имя полностью.
Аврора склонилась в глубоком реверансе.
— Знаете, с моей сворой что-то случилось, — доверительно сказал девушке король: — Но я несказанно этому рад. Собаки сошли с ума, олень убежал, значит, охота закончена. Могу я узнать цель вашего путешествия?
— Я хотела посмотреть Вышеград, — ответила Аврора: — Сэр Дориан очень хвалил этот город.
— О, да, Вышеград очень красив, — согласился король: — Ну, это значит что нам с вами по пути. Вы позволите мне сопровождать вас?
— Буду рада вашему обществу, Ваше Величество, — ответила Аврора, и король помог ей сесть в седло. Сэр Дориан наблюдал за происходящим с нескрываемым удивлением, но ничего не сказал, а последовал за королем и его свитой.
В отличие от Фотинии, столица Большой страны была нормальным городом, который был хорошо виден издалека. Город был очень большим и городские стены ему давно стали малы, дома и лавки торговцев окружали стену, и улицы города тянулись как лучи в разные стороны.
— Вам есть, где остановиться в городе? — поинтересовался король у Авроры, когда они въехали в Вышеград.
— Я впервые здесь, — ответила девушка: — Но я думаю, что смогу пожить в какой-нибудь гостинице.
— Тогда рекомендую вам небольшой отельчик под названием "Цветочный рай", это прямо рядом с королевским дворцом, но там очень тихо и уютно, — сказал король.
— Спасибо, Ваше Величество — слегка поклонившись, ответила Аврора: — Я непременно воспользуюсь вашим советом, если там есть места.
— А что вы делаете послезавтра вечером? — спросил король Грей. Аврора и сэр Дориан удивленно посмотрели на него. — Послезавтра во дворце будет бал, я хотел пригласить вас на него, леди Аврора.
— Спасибо, — ответила девушка: — Мне еще ни разу не приходилось бывать на королевском балу.
— Ну, вот и чудесно, — обрадовался король: — Вам сегодня же принесут приглашение в отель.
У отеля девушка простилась с королем Греем и сэром Дорианом.
— И не надо на меня так смотреть, — тихо сказал король рыцарю, проезжая мимо него по направлению во дворец: — Сегодня отдыхайте, а завтра я жду вас с докладом.
Отель действительно оказался очень уютным и тихим, и он полностью соответствовал своему названию, цветов там было невероятное количество. Хозяйкой "Цветочного рая" оказалась милейшая старушка, которая предоставила Авроре свою лучшую комнату и тут же принесла ей легкий ужин. От старушки девушка узнала, что приехала очень вовремя, потому что уже завтра в Вышеград начнут стягиваться гости королевского бала и в городе будет сложно найти свободную комнату. Аврора поужинала, поблагодарила заботливую хозяйку и легла спать.
Утром девушка проснулась с первыми лучами солнца. Аврора потянулась и встала, она улыбнулась своему отражению в зеркале и принялась за утренний туалет. К завтраку девушка спустилась в нежно салатовом платье, корону из кос вокруг головы украшали цветы и листочки.
— Доброе утро, леди Аврора. Вы потрясающе выглядите, — приветствовала девушку хозяйка.
— Доброе утро, госпожа Камила, — улыбнулась Аврора.
— Проходите в столовую, я подам вам завтрак, — сказала хозяйка: — Вы встали первой, поэтому сможете позавтракать в тишине и покое.
На завтрак были оладушки с медом, свежий творог и чай. Аврора пригласила хозяйку присоединиться с ней, и старушка благодарно присела рядом.
— Вы странная девушка, — после некоторого молчания заметила женщина.
— Почему странная? — насторожилась Аврора.
— Не знаю, просто что-то в вас не так как в других, — ответила старушка и немного подумав, добавила: — Но вы мне очень нравитесь.
— Скажу вам по секрету, вы мне тоже, — улыбнулась Аврора.
Поев, девушка помогла хозяйке убрать посуду и заодно поделилась с ней рецептом цветочного чая. Чай тут же оценили другие постояльцы "Цветочного рая". Поболтав еще немного с хозяйкой и узнав все последние городские сплетни, Аврора пошла прогуляться по городу. В отличие от городов эльфов, Вышеград имел четкую структуру улиц, в пределах городских стен улицы шли четырьмя кругами, самый большой вдоль стены и еще три меньшего размера в глубь, к самому центру, где был королевский дворец. Между собой круги соединялись целой сетью маленьких улочек. Аврора бесцельно бродила по улицам, иногда заходя в торговые лавки, чтобы купить себе сладостей. После обеда на одной из улиц девушка столкнулась с Келен, королевой нимериек. Аврора очень удивилась, узнав в Келен ту девушку в сиреневом, которую создал на лесном балу сэр Дориан. В этот раз воительница была не в брюках, а в длинном узком платье. Рукава от плеча и до ладони были разрезаны и скреплены легкими тесемками. Юбка была с секретом. Почти от самого бедра по обеим сторонам шли разрезы, но когда девушка стояла спокойно, разрезы были не видны, однако стоило ей сделать слишком широкий шаг, как разрез открывал ногу, открывался высокий сапог и часть обнаженной ноги. Два меча были, как обычно, перекрещены у девушки за спиной, а на поясе висело несколько ножей.
— Какая встреча, — приветствовала Аврору нимерийка: — Ты тоже приехала на бал?
— Вообще-то я приехала просто так, — пояснила Аврора: — Но на бал меня уже пригласили.
— Ну что ж, я рада что на этом сборище будет хоть один нормальный человек, — сказала Келен: — Ох, знала бы ты, как я не люблю подобные мероприятия.
— А зачем же ты приняла приглашение? — удивилась Аврора.
— Это мой королевский долг, — вздохнула нимерийка: — Быть королевой, конечно, здорово, но иногда приходится делать глупейшие вещи, просто потому что так надо для блага государства. Этот бал из числа таких вещей. В Вышеград собираются короли почти всех держав и это самое удачное место, и время для проведения разных переговоров и заключений сделок. Ну да ладно, не будем о грустном. Как прошло твое путешествие в Фотинии? Ты нашла ту, которую искала?
— Да, — ответила Аврора: — Пию я нашла достаточно быстро. А ты в Вышеграде одна?
— Нет, что ты, — улыбнулась Келен: — Королеве не пристало появляться на таких сборищах одной, да и несправедливо это по отношению к другим, знаешь, на балу бывает отменно кормят и гости там бывают такие смешные, надо же и другим давать развлекаться.
— Смешные гости? — удивленно переспросила Аврора.
— О, да, очень смешные, — сказала воительница: — Я просто умираю от смеха, когда вижу, как расфуфыренные девицы всех мастей и калибров пытаются понравиться всевозможным королям и принцам. Впрочем, мужчины ни в чем от них не отстают. Нигде больше нельзя одновременно увидеть столько нелепо одетых мужчин.
— Ну, наверное, на балы принято пышно одеваться, — робко предположила Аврора.
— Пышно и красиво — это одно, а вот смешно и нелепо — это совершенно другое, — сказала Келен: — То, что я не ношу длинных юбок и кринолинов не говорит о том, что я совершенно не разбираюсь в красоте. Я прекрасно могу отличить, что выглядит красиво, а что нелепо. Вот ты выглядишь очень красиво, а завтра на балу сама увидишь, насколько некоторые могут нелепо одеваться.
— Спасибо, — немного смутилась комплименту Келен Аврора. Так, разговаривая, девушки вышли на одну из небольших площадей города. На площади, окружив что-то, шумел народ.
— Ну, давай, давай, покажи им, на что способны настоящие мужики, — кричал кто-то в толпе.
— Задай этим мужланам, красавица, — тут же доносилось с другой.
— Похоже здесь не обошлось без моих девочек, — покачала головой Келен и принялась расталкивать толпу, пробираясь в центр круга, Аврора, стараясь не отставать, последовала за ней. В центре толпы действительно шел бой, но мечи в руках Теи и сэра Дориана были деревянные.
— О Боги, что они могли не поделить? — воскликнула Аврора.
— Думаю это просто выявление более сильного, — ответила ей Келен: — У обоих мечи деревянные, значит, оскорбления не было и бой как бы тренировочный.
— Ничего себе тренировочный, да ты посмотри, с какой силой они лупят, так ведь и убить можно.
— Тея не даст себя не то что убить, а даже просто покалечить, — совершенно спокойно ответила королева нимериек: — Хотя этот рыцарь тоже не промах.
В этот момент одна из девушек воительниц слегка выставила ногу, и рыцарь споткнулся, Тея воспользовалась его мгновенной слабостью и сбила сэра Дориана с ног. Толпа ахнула, но тут Тея споткнулась на ровном месте, и рыцарь успел откатиться в сторону и вскочить на ноги.
— Прости меня Тея, — про себя сказала Аврора: — Но так будет честнее.
В кругу соперники сходились раз за разом, но ни один из них не мог одержать победу.
— Может мировую? — наконец-то предложила Тея.
— Мировую, — согласился рыцарь и, убрав меч, поклонился девушке: — Должен признать вы очень сильный противник, леди.
— Вы тоже, — слегка склонив голову в ответ, произнесла воительница.
— Эй, да ты не мужик, ты тряпка, не смог бабу победить, я из-за тебя проиграл кучу денег, — раздался чей-то голос в толпе. Не успел сэр Дориан даже понять, кто это кричал, как с той стороны раздался звук ударов и жалобный стон: — Да я же пошутил, уже и пошутить нельзя.
— Оставьте всяких недоумков в покое, — крикнула Келен своим подданным, которые в эту минуту вправляли мозги кричавшему и его друзьям.
— Вы превосходно владеете оружием, — сказала королева, обращаясь к рыцарю. От ее комплимента сэр Дориан смутился и даже не нашелся что ответить.
— Я рада, что вы решили закончить эту битву миром, — чтобы немного помочь рыцарю сказала Аврора.
— Добрый день, леди Аврора, — поклонился девушке рыцарь.
— Ты знаком с Авророй? — удивленно спросила Тея: — Когда ты успел? Кстати, привет, сестренка.
— Здравствуй, Тея, — улыбнулась Аврора: — С сэром Дорианом я познакомилась давно, еще до знакомства с тобой.
— А почему сестренка? — поинтересовался рыцарь.
— Потому что Тея имеет дурацкую привычку брататься с кем не попадя, — усмехнувшись ответила Колин и сама было рассмеялась своей шутке, но тут же пребольно прикусила себе язык. — Да как ты…, - начала было она, но тут же споткнулась и упав на колено, прикусила язык еще раз.
— Хватит, Колин, — помогая девушке подняться, сказала королева нимериек: — По-моему мы с тобой в прошлый раз договорились, что ты не будешь трогать Аврору, если вы снова встретитесь.
— Ненавижу таких расфуфыренных выскочек, — зло прошипела Колин.
— Это твои проблемы, — нахмурившись, ответила Аврора: — Но если ты еще раз заденешь меня, ты очень об этом пожалеешь.
— Ты что угрожаешь мне? — изумилась воительница, она даже злиться от удивления перестала.
— Именно, — ответила Аврора: — Может я и не смогу тягаться с тобой в честном бою, но думаю тебе не стоит забывать что я ведьма и способна несколько на большее чем просто махать мечом.
— Она не будет тебя больше задевать, — торопливо сказала королева нимериек: — Не злись, ладно?
— Могу я пригласить вас дамы на чашечку чая? — спросил сэр Дориан, чтобы сменить тему.
— С удовольствием, — ответила Аврора.
— За твой счет, с удовольствием, — улыбнулась Келен.
— А торт можно будет взять? — поинтересовалась Тея.
— Все что вы пожелаете, — улыбнулся рыцарь и жестом показал девушкам куда идти.
Колин, пробурчав что-то, идти со всеми отказалась.
За чаем нимерийки мило болтали, но Аврора заметила что сэр Дориан осторожно поглядывает на Келен.
— Значит, я не ошиблась, там, в лесу он танцевал именно с ее образом, — подумала девушка. — Бедняга, угораздило же его влюбиться в королеву воительниц.
— Вы очаровали короля Грея, — отвлек Аврору от размышлений сэр Дориан: — Король все утро расспрашивал меня о вас.
— И когда ты все успеваешь, — засмеялась Тея и хлопнула Аврору по спине. От неожиданности девушка выплюнула чай, который пила, на пол.
— Простите, — смутилась Аврора.
— Тея, — укоризненно покачала головой Келен: — Ты все же не забывай что Аврора не нимерийка, и не мужик, с ней нельзя так по-простецки.
— Ты обиделась? — обеспокоено спросила Тея, наклоняясь к девушке, которая все еще пыталась откашляться.
— Нет, не обиделась, — ответила Аврора: — Просто, не надо так больше делать, особенно когда я что-то ем. Так ведь и подавиться не долго. Это будет не самая романтичная кончина, умереть, подавившись, чаем.
— Ладно, не буду, прости, — совсем виновато сказала воительница: — Просто это же здорово, ты и король Грей. По-моему, из вас получиться красивая пара.
— Тея, о чем ты? — удивленно посмотрела на нимерийку Аврора: — Мы только вчера познакомились, к тому же не забывай кто он и кто я. Думаю, интерес короля ко мне очень быстро пропадет, как только он узнает, что я ведьма.
— А ты не говори, — предложила Келен.
— Король уже знает, — сказал сэр Дориан.
— И какой кретин ему об этом сказал? — воскликнула Тея: — Только не говори что ты.
— Я, — смутился рыцарь: — Вернее я не говорил что леди Аврора ведьма, я просто сказал, откуда она родом и Его Величество сопоставил факты.
— Ну что ж, — вздохнула Аврора: — Полагаю, теперь его интерес ко мне пропал. Сколько у меня времени, чтобы покинуть Вышеград?
— Вам совсем нет необходимости уезжать, — горячо вступился за короля рыцарь: — Я рассказал Его Величеству о том, что вы не злоупотребляете магией и что, по большому счету, ведьмой вас называть не правильно. Вы, скорее…, - сэр Дориан замялся.
— Волшебница, — вставила свою версию Тея.
— Точно, — согласился рыцарь. — Король Грей очень хотел видеть вас, леди Аврора, завтра на балу.
— Ну что ж, я буду, — немного смутившись, сказала девушка.
— Вот и умница, — радостно хлопнула Аврору по спине Тея. Аврора поперхнулась, и на пол полетел кусок торта, который она только что положила в рот.
— О, прости, я забыла, — сжавшись, прошептала Тея, вытирая Авроре рот, краем скатерти. Аврора только вздохнула, но ничего не сказала и на всякий случай отодвинула от себя чай и торт.
— А король тебе понравился? — спросила Келен. — По-моему он весьма недурен собой. Может, приворожишь его?
— Зачем? — удивилась Аврора.
— Ну так он наверняка не станет обращать внимания на то что ты ведьма.
— Нет, — покачала головой Аврора: — Не собираюсь я никого привораживать, не за чем, да и опасно это.
— Сказала бы сразу, что просто не умеешь, — усмехнулась Тея: — Но это не страшно, зато ты швыряешься здорово и в свиней превращать умеешь. Теоретически.
— А кто тебе сказал, что я не умею? — спросила Аврора: — Я много чего умею, но это не значит, что я все это делаю.
— А в свинью ты уже кого-нибудь превращать пробовала? — спросила Келен.
— Нет, повода как-то не было, — ответила Аврора.
— Жаль, — одновременно вздохнули воительницы.
— Ну, интересно же, был человек, а стала свинья, — пояснила Келен, заметив удивленный взгляд рыцаря.
— И вы можете это сделать? — удивленно спросил сэр Дориан.
— Теоретически, — одновременно ответила Аврора и Тея.
— М да, у вас много талантов, — покачав головой, сказал сэр Дориан.
— А в чем ты будешь на балу? — сменила тему Тея: — Кстати, ты свой торт доедать будешь? — спросила она и, не дожидаясь ответа, придвинула тарелку Авроры к себе.
— Нет, не буду, ешь на здоровье, — ответила Аврора: — А с одеждой я еще не определилась, если честно, то я еще ни разу не была на балу.
— Только не одевайся пестро, как райская птичка, — посоветовала Келен.
— Угу, и побрякушками не злоупотребляй, — жуя, сказала Тея.
— На самом деле, мне кажется, что можно просто надеть красивое платье и сделать нарядную прическу, — сказал рыцарь. — На балу будет много гостей из разных стран и поэтому одежда на них будет очень разной, думаю, что бы вы ни одели, вы не будете выделяться.
— Это точно, — засмеялась Келен: — На этом балу надо очень постараться, чтобы выделиться.
— Оружие не бери, его все равно заставят отдать, — посоветовала Тея.
— Да, я как-то и не собиралась, — ответила Аврора.
— Ладно, — вставая, сказала королева воительниц: — С вами хорошо, но у меня еще есть дела.
— До встречи на балу, — тоже вставая, поклонился рыцарь.
— Да, Аврора, постарайся не сильно калечить Колин, при встрече, — попросила Келен: — К сожалению, я ничего не могу с ней поделать. Я не против того, чтобы ты ей врезала, как следует, когда она начинает зарываться, но совсем не калечь, пожалуйста.
— Постараюсь, — пообещала девушка и нимерийки, помахав на прощание, ушли.
— Милые девушки, — сказала Аврора.
— Да, — согласился сэр Дориан: — Некоторые из них даже очень.
— Я хотел предостеречь вас, — после некоторого молчания сказал рыцарь: — Остерегайтесь королевского волшебника. Волшебник очень не любит ведьм и если он озлобится на вас, то…
— То что?
— У вас могут быть неприятности, — нахмурился рыцарь. — И еще, к сожалению, я не знаю, как вам помочь, но мне известно, что все входы во дворце защищены от ведьм и колдунов.
— Вот как? — удивилась Аврора: — А это просто защита, чтобы войти было нельзя или сигнализация?
— Не знаю, — смутился сэр Дориан: — Он талисманы и обереги разные над всеми дверями развесил.
— Ладно, на месте разберусь, — вздохнула Аврора: — Спасибо за предостережение, сэр Дориан. До встречи на балу.
— До встречи, — поклонился рыцарь: — И будьте осторожны, леди Аврора.
Остаток дня Аврора провела, гуляя по модным магазинам города. Она хотела понять, что носят в столице Большой долины и может быть, купить себе бальное платье. Но ее старания оказались напрасными, мода в городе была настолько разной, что девушка даже не смогла разобраться, что все-таки модно, к тому же все более или менее приемлемые для нее платья оказались уже раскуплены.
Аврора вернулась в "Цветочный рай" поздно вечером, усталая и недовольная. Девушка съела принесенный хозяйкой ужин и почти сразу легла спать.
Утром Аврору разбудил шум под окнами. Девушка выглянула и услышала, как кто-то очень бурно возмущался тем, что в отеле нет мест. Аврора вздохнула и закрыла окно.
Приведя себя в порядок, девушка спустилась в столовую, где уже завтракали несколько человек. Среди гостей было несколько здоровенных мужчин, при полном вооружении.
— Значит так, — дожевав кусок холодного мяса, оставшегося от ужина, сказал старший из мужчин: — В городе вести себя как положено, никого не трогать, особенно нимериек. Будьте вежливы, помните, вы не дома. Я не хочу, чтобы мне было за вас стыдно. И помните, вы миренийцы — и поэтому должны с достоинством себя держать. Не стоит опускаться до мордобоя с этими слабаками, и не надо обращать внимания на их шуточки и подколки. Всем понятно?
— Понятно, — нестройным хором ответили мужчины и встали из-за стола.
— Спасибо хозяйке за завтрак, — погремел один из мужчин, выходя.
— Пожалуйста, — испугано ответила леди Камила, опускаясь на стул рядом с Авророй.
— Боги всемогущие, — прошептала она: — Ну, кто же мог знать, что десять благородных тихих мужчин — это минерийцы.
— Простите, хозяюшка, — прогремел у них над головами голос. Аврора и хозяйка отеля вздрогнули.
— У вас нет еще чего-нибудь поесть, — прогремел мужчина: — Уж очень кушать хочется, — добавил он виновато.
— Конечно, конечно, — засуетилась хозяйка: — Есть творог, оладьи, могу еще колбаски порезать.
— А мяса нету? — поинтересовался гигант.
— Есть, но я думала… на обед, — промямлила леди Камила.
— А можно то, что есть пожарить сейчас, а я потом схожу и к обеду мяса куплю. Хотя давайте я сам его и пожарю, — предложил мужчина.
— Нет, — резко вскрикнула хозяйка: — Нет, я сама все сделаю, — тише добавила она: — Погуляйте немного, через полчаса все будет готово. На сколько человек рассчитывать?
— На одного, — ответил гигант: — Только я много ем, — добавил он, покраснев.
Леди Камила торопливо ушла на кухню, а гигант присел рядом с Авророй. Он какое-то время наблюдал за тем, как девушка ест, а потом вдруг спросил:
— Вас никто не обижает?
— Нет, — удивленно ответила Аврора.
— А то вы только скажите, я любому накостыляю.
— Благодарю вас, — слегка склонила голову девушка. — Могу я узнать имя моего заступника?
— Да. Меня зовут Тимоти, можно просто Тим. А вас как зовут?
— Аврора, леди Аврора Шурфийская, — представилась девушка.
— А можно просто Аврора? — спросил гигант.
— Можно, — разрешила девушка и улыбнулась.
— Вы меня не бойтесь, — наклонившись, тихо сказал Тим: — Я только с виду такой страшный, на самом деле я добрый. Даже чересчур, — вздохнул он. — Но в случае чего врезать могу.
— Если мне понадобиться кому-нибудь врезать, я обязательно вспомню о вас, — пообещала девушка и встала из-за стола.
— Удачи вам, — улыбнулся Тимоти и помахал ей рукой.
— Кто бы мог подумать, — пробормотала Аврора.
О минерийцах она знала очень не много. Это был воинственный народ, вроде нимериек, только мужчины. Они жили довольно замкнуто и посторонних принимали на своей территории очень неохотно. Женщины у этих здоровяков за человека не считались. Женщина, по их представлениям, была нужна только для того, чтобы рожать сыновей и создавать уют воинам. Из-за этого с нимерийками они были непримиримыми врагами, хотя иногда они сходились и мирно. В такие редкие моменты население обеих стран пополнялось здоровыми детишками, мальчиками или девочками, которые жили либо в Минерии либо в Нимерии. Минерийцы часто подкидывали своих дочерей воительницам, а те им сыновей, когда детей не того пола рождалось слишком много. За несколько десятилетий такого сотрудничества можно было сказать, что население обеих воинственных стран стало родственниками. Этот факт несколько смягчал конфликты последних лет. Иногда, конечно, войны с той и с другой стороны сходились в драках, но до войн дело не доходило.
До обеда Аврора пыталась найти бальное платье в магазинах, но потом отчаялась и решила обойтись тем, что у нее есть. До самого вечера девушка подбирала себе платье, остановилась она на светло серебристом платье с отделкой из кружева. Из украшений Аврора решила надеть медальон, подаренный ей Милеем Доверчивым. Серебряное плетение украшения очень подходило к платью. Единственное что смущало девушку, это то, что платье имело довольно таки большой вырез. Вырез, конечно, подчеркивал красоту груди Авроры, но именно это девушку и смущало. С прической девушка закончила как раз к тому моменту, когда надо было идти во дворец.
Аврора спустилась в холл отеля и застала там, собирающихся на бал минерийцев. Их предводитель проводил последний осмотр и, кажется, был доволен. Появление Авроры отвлекло его.
— Вот это куколка, — восхищенно воскликнул кто-то из воинов.
— Придержите языки, — грозно сказал Тим: — Она под моей защитой. И если кто-нибудь обидит ее, будет иметь дело со мной.
— Да делать больше нечего, обижать ее, — хмыкнул кто-то: — Уж больно она худосочная, такая много воинов не нарожает.
— Вы потрясающе выглядите, леди Аврора, — прервала спор минерийцев хозяйка отеля: — Уверенна, что сегодня вы будите самой красивой на балу.
— Я не переборщила с нарядом? — обеспокоено спросила Аврора.
— Нет, что вы, — воскликнула леди Камила: — Все очень красиво и со вкусом. Шикарно, но в то же время не вызывающе.
— Спасибо, — улыбнулась девушка и пошла во дворец.
Около королевского дворца было полно народу. Отчасти это были гости, а отчасти просто зеваки, пришедшие на этих самых гостей посмотреть. Почти дойдя до входа, Аврора поняла, что забыла приглашение. Возвращаться ей не хотелось и девушка, спрятавшись за большим деревом, вызвала приглашение заклинанием. Стража на входе пропустила ее без всяких вопросов.
Убранство королевского дворца поразило Аврору. Всю свою жизнь, прожившая в семейном замке, девушка никогда не видела дворцов. Замок короля Грея был гораздо воздушнее и светлее замка Селены Шурфийской. Гораздо больше были окна, было больше света и пространства, гораздо шире были коридоры. Аврора восхищенно осматривалась и не заметила, как вошла в комнату, где дамы приводили себя в порядок. Комнатка была небольшая, но очень уютная. Вдоль стен, стояли невысокие скамеечки, обитые бархатом, на стенах было много зеркал и свечей. На туалетных столиках, которые стояли в углу, было все, что могла понадобиться женщинам, для того чтобы поправить макияж. Кроме всего прочего, там же сидело несколько служанок, готовых по первой просьбе поправить любой гостье прическу и платье.
— Грудь выстави побольше. Вот так, чтобы король не смог пройти мимо тебя, — услышала Аврора рядом: — Мужчинам нравится красивая грудь, поэтому такое богатство надо выставлять, а не прятать.
Аврора повернулась и увидела, что подобные наставления дает мать своей дочери. Платье на молодой женщине было более чем открытое, но ее матери этого казалось мало, и она старалась сделать вырез на груди еще больше. Аврора посмотрела на себя в зеркало, вздохнула и решила, что ей вырез надо уменьшить. Маленькое заклинание и окружающие стали видеть ее платье немного иначе, вырез на груди пропал, и платье стало казаться почти до горла закрытым. Немного покрутившись перед зеркалом Аврора все же решила что переборщила, она немного увеличила горловину, но совсем убирать видимость не стала.
— Все-таки иногда очень неплохо быть ведьмой, — улыбнулась она своему отражению в зеркале и пошла в танцевальный зал. В зале было полно народу, и как раз заканчивалась официальная часть. Король Грей благодарил всех присутствующих за то, что они собрались здесь, просил всех быть взаимно вежливыми и пригласил гостей веселиться до утра. Аврора отошла в сторонку и стала осматриваться, в надежде найти хоть кого-то из знакомых.
— Добрый вечер, леди Аврора, — приветствовал девушку король Грей: — Очень рад видеть вас здесь.
— Добрый вечер, Ваше Величество, — поклонилась Аврора: — У вас очень красивый замок.
— Правда? Вам понравилось? — обрадовался король. Аврора утвердительно кивнула. Ее комплимент очень обрадовал короля. — Как-нибудь я обязательно покажу вам дворец, — пообещал он: — А сейчас простите, я должен поздороваться с другими гостями. Но обещайте мне, что вы не уйдете слишком рано и подарите мне хотя бы один танец.
Аврора улыбнулась, и король, поцеловав ей руку, пошел к другим гостям.
— Замечательно выглядишь, — хлопнула Аврору по плечу, но тут же отдернула руку Тея.
— Спасибо, — улыбнулась Аврора.
— Пошли к нам, там поесть дают, — предложила воительница: — Или у тебя другие планы?
— Нет, планов у меня пока нет, — ответила девушка и пошла за Теей в другой конец зала.
Нимерийки были одеты по-разному, Келен и еще несколько девушке были в платьях, наподобие того, что было на королеве нимериек вчера днем, то есть узких, но с высоченными разрезами, а некоторые были в брюках. Украшений на девушках почти не было, как не было и привычного оружия. Тея принесла Авроре тарелку, полную самой разной еды и, убедившись что девушка не очень голодна, принялась есть из двух тарелок одновременно.
— Когда-нибудь ты лопнешь, — беззлобно заметила Келен.
— Не лопну, у меня обмен веществ хороший, — жуя, ответила Тея.
— Боги мои, вы посмотрите, она сейчас из платья выскочит, — воскликнула одна из воительниц, указывая куда-то в сторону. Аврора проследила за рукой и увидела, что речь идет о той самой девушке, которой мать рекомендовала больше оголяться. Девушка как раз разговаривала с королем Греем и так интенсивно двигалась, что вероятность того, что она просто выскочит из платья, была очень велика.
— Интересно, на чем оно держится? — спросила Келен.
— Учись, как надо соблазнять мужиков, — толкнула локтем Аврору Тея: — Смотри, он у нее из-за пазухи взгляда не вынимает.
— А там есть на что посмотреть, — усмехнулась Колин: — И потом если бы тебе так настойчиво все это богатство под нос совали, ты бы тоже смотрела.
— Смотрела бы, — согласилась Тея.
— Ой, а вон там, посмотрите, — воскликнула Келен, указывая на противоположный конец зала. Нимерийки повернули головы в указываемом направлении и хором захохотали. Аврора тоже не смогла сдержать улыбки. Келен указывала на немолодого человека разодетого невероятно ярко. На мужчине были ярко желтые шаровары до колена, сплошь отделанные рюшечками, оранжевый камзол, с рукавами — фонариками. Ноги так же украшали зеленые чулки и салатовые туфли с огромными желтыми бантами. Все это обилие рюш и оборок делало мужчину похожим на разноцветного колобка на тонких ножках. Смех нимериек заставил его вздернуть подбородок и гордо пойти к кому-то из гостей, что вызвало еще один приступ смеха у девушек.
— Я же тебе говорила, что весело будет, — смеясь, сказала Келен. — Ой, а что это у тебя за медальончик, смотрите-ка, переливается.
Аврора опустила глаза и увидела, что ее украшение действительно переливается всеми цветами радуги. Девушка взяла медальон в руку и почувствовала в нем волшебную силу.
— Странно, что бы это могло значить, — растеряно произнесла она.
— Что-то не так? — спросила Тея.
— Да, обычно он не светился, — ответила Аврора: — И силы я в нем не чувствовала.
— Он волшебный? — поинтересовалась Келен.
— Теоретически, да, — кивнула Аврора: — Но как его применять я не знаю.
— То есть ты не знаешь, как им пользоваться, — ехидно заметила Колин: — Тоже мне ведьма.
Аврора не стала отвечать Колин, потому что ее озадачило происходящее. Она пыталась хотя бы предположить, что бы значило такое поведение ее медальона, и тут вспомнила о том, что сэр Дориан предупреждал ее о защите всех входов от колдунов.
— Странно, а я совсем ничего не заметила, — произнесла Аврора.
— Что не заметила? — спросила Тея.
— Да так, — ответила Аврора: — Простите, я покину вас ненадолго.
Аврора вышла из зала и стала внимательно рассматривать входные двери. Над входной дверью она заметила две воткнутые в откос иголки и пучок полыни.
— Это и есть преграда колдовству? — удивленно подумала девушка: — Однако королевский волшебник не слишком усердно защищает короля.
Тут Аврора увидела, что на медальоне замерцал крайний левый камень. Девушка повернулась к входу спиной, и левый камень мерцать перестал, засветился крайний правый камешек.
— Странно, — подумала девушка: — А ведь камешки блестят, указывая одно и то же направление. Девушка осмотрелась и, убедившись, что ее никто не видит, шагнула в коридор, находящийся справа от нее. Камень на украшении замерцал чаще и ярче.
В конце коридора Аврора наткнулась на дверь. Медальон явно указывал на то, что надо идти дальше. Девушка, немного подумав, тронула ручку двери, комната оказалась не запертой. Даже при неярком свете Аврора поняла, что именно искал медальон. Это было большое волшебное зеркало и, судя по всему, зеркало имело очень немалые возможности.
— Вот так подарок, — пробормотала Аврора, разглядывая медальон, который снова стал таким как прежде, очень красивым, но обычным. Девушка провела рукой вдоль рамы зеркала, защиты на нем не стояло.
— Такое чудо и безо всякой защиты.
— Какое чудо? — спросил король Грей, заходя в комнату.
Аврора вздрогнула и очень смутилась.
— Зеркало. Красивое очень, — чувствуя, что краснеет до самых корней волос, сказала она.
— Да? — удивился король. Он подошел ближе и стал рассматривать зеркало. — Я как-то не обращал внимания.
Аврора не ответила, она очень старалась побороть смущение и перестать краснеть.
— А если честно, что в этом зеркале такого? — спросил король: — Только не говорите мне, что вы просто носик попудрить сюда зашли.
— Не скажу, — ответила Аврора: — Я прошу вас простить меня за то, что я вторглась сюда, но я не собиралась делать ничего предосудительного. Собственно я вообще ничего делать не собиралась.
— Верю, — кивнул король: — Но все же, что в этом зеркале такого.
— А вы не знаете? — удивилась девушка: — Странно, а мне сказали что у вас есть волшебник, уж он то должен уметь отличать обычные зеркала от волшебных.
— Это волшебное зеркало? — с восторгом переспросил король Грей. Аврора кивнула.
— А как оно действует? Что оно умеет? В чем его волшебство?
— Что именно умеет, это я не знаю, — ответила Аврора, рассматривая зеркало с разных сторон.
— А как его включить?
— Вы уверены, что хотите его включить? — удивилась девушка.
— Конечно, уверен, а вы разве не хотите?
— Мне тоже весьма любопытно, — призналась Аврора. — Отойдите-ка вон в тот угол, — попросила она короля: — Если зеркало все же защищено там вас не заденет.
— А как же вы? — обеспокоено спросил король.
— А я рискну.
Подождав пока король Грей встанет в безопасное место, Аврора прочитала заклинание, которое будит волшебные зеркала. Поверхность зеркала зарябила, и отражение девушки на некоторое время исчезло.
— Я Торит, волшебное зеркало, — басом пророкотало со стены: — Чем могу служить тебе.
— Ух ты, — подходя к девушке выдохнул король: — А что вы умеете, Торит?
— Я волшебное зеркало, — несколько растеряно повторило зеркало.
— Уважаемый Торит, будьте любезны, покажите мне леди Селену Шурфийскую, — попросила Аврора.
— Пожалуйста, — пробасило зеркало, и Аврора увидела мать, которая перемалывала травы в ручной ступке в каком-то деревянном доме.
— Интересно, где это мама? — удивилась девушка.
— Это задание? — поинтересовалось Торит.
— Нет, просто мысли вслух, — ответила Аврора.
— А мне можно? — спросил король, до этого тихо стоявший за спиной у Авроры.
— Попробуйте, — кивнула девушка.
— А покажите мне, покажите мне… — король никак не мог решить, что же он хочет увидеть.
— Кх, кх, — раздалось со стороны зеркала.
— Я определился, — торопливо сказал король Грей: — Я хочу увидеть свою бабушку. Ту, которая живет в Фотинии, — добавил он.
— Пожалуйста, — пророкотало зеркало, и в нем показалась очаровательная старушка, о чем-то оживленно болтающая с несколькими пожилыми эльфийками.
— Вот это да! — только и смог выдохнуть король. — А можешь показать, что делает мой военный министр?
— Пожалуйста, — ответило зеркало, и Аврора с королем Греем увидели сухопарого немолодого мужчину, который тщательно подвивал свои усы.
— А первого министра?
— Может все же что-нибудь по делу? — недовольно спросило зеркало, но министра показало.
— Благодарю вас, Торит, — поспешила прервать поток просьб короля Аврора: — На сегодня мы закончим.
— Всегда приятно иметь дело с воспитанными людьми, — пробасило зеркало: — До свидания, леди.
Уже через мгновение зеркало снова стало обычным и в нем отражались король Грей с недоуменным выражением лица и смеющаяся Аврора.
— Однако у этого зеркала невероятный гонор, — воскликнул король.
— Думаю, Торит имеет на него полное право, — улыбнулась девушка: — Это очень древнее и, похоже, очень сильное волшебное зеркало, так что обращаться с ним надо очень вежливо.
— Ну, ведь это всего лишь зеркало, — воскликнул король Грей, хлопнув ладонью по раме.
— Волшебное зеркало, — поправила его Аврора и перехватила руку короля, который собрался хлопнуть зеркало еще раз. — Не стоит так пренебрежительно обращаться с волшебными вещами, они этого не любят, и бывает, даже мстят.
— Перестаньте, — недоверчиво произнес король, но от зеркала на всякий случай отошел, увлекая за собой Аврору.
— А оно правда может мстить? — через некоторое время спросил король Грей. Аврора утвердительно кивнула. — Черт, вот ведь незадача. Как вы думаете, оно на меня очень обиделось? Дело не в том, что я трус, — тут же добавил он: — Просто я никого обижать не хотел, и потом оно все же волшебное.
— Думаю вам будет достаточно в следующий раз просто вести себя с Торитом повежливее, обращаться к нему на вы и все будет в порядке. Зеркала такого возраста и такой силы редко бывают глупыми.
— А как его включить в следующий раз? — король смотрел на девушку, ожидая если не подробного объяснения, то хотя бы заклинания без объяснений.
— Обычным заклинанием, которым будят все волшебные зеркала, — улыбнулась Аврора и пошла к танцевальному залу.
— То есть вы мне его не скажете? — догнал ее король: — Ну да ладно я у своего волшебника узнаю. А кстати, — развернул он Аврору за локоть к себе лицом: — Что с вашим платьем?
— А что с моим платьем? — спросила девушка, разглядывая себя.
— Там в зеркале, когда оно не показывало кого-то, а разговаривало, у вашего отражения вырез был как будто больше.
Лицо Авроры залила краска.
— Чем я думала, — мысленно обругала она себя: — В волшебных зеркалах ведь иллюзии не видны.
— Так какое платье настоящее? — поинтересовался король. — По-моему, то, которое было в зеркале, выглядит гораздо интереснее.
— Настоящее то, которое отражалось в зеркале, — все еще борясь со смущением, ответила Аврора: — Просто мне оно показалось немного откровенным, и я произвела некоторые преобразования.
— А можно преобразовать его назад? Первоначальный вариант был очень хорош, к тому же я не назвал бы его бесстыдным, думаю, если вы присмотритесь, то найдете в зале гораздо более смелые вырезы. Ну, пожалуйста, — уже попросил король: — Вот это да, — выпалил он, когда вырез на платье Авроры снова стал таким, каким был до применения магии.
— Вас, наверное, уже ищут, — произнесла Аврора, чтобы хоть как-то отвлечь внимание короля от своего выреза.
— Ох, и правда, — спохватился король: — К сожалению, королевские обязанности требуют от меня того, чего мне в данный момент совершенно не хочется.
Король поцеловал Авроре руку и пошел к гостям.
— Но вы обещали мне танец, леди Аврора, — напомнил он уже в дверях зала. Аврора улыбнулась ему в след.
Аврора, стараясь не попадаться на пути танцующих пар, которые иногда импровизация выносила за край отведенной для танцев площадки, стала пробираться ближе к столам, там где она оставила нимериек. Девушки по-прежнему были на том же месте и точно так же занимались откровенным разглядыванием гостей.
— Когда ты успела переодеться? — воскликнула при появлении Авроры Тея: — Или ты не переодевалась?
— Надо было побольше вырез сделать, — жуя, отпустила замечание Колин: — А то король на такую малость внимания не обратит.
Несколько девушке засмеялось шутке подруги, а Аврора густо покраснела, и ее платье тут же оказалось закрытым по самую шею.
— Сделай, как было, — воскликнула Келен.
— Не надо, — одновременно с ней вскрикнула Тея и взмахнула рукой. С бутерброда который она сама себе соорудила на платье Авроры плюхнулся кусок жирного мяса.
— Упс, — с напускной жалостью сказала Колин: — Ну, теперь тебе, наверное, придется снять его совсем. Короля позвать?
— Заткнись, Колин, — рявкнула Тея: — Аврора я…
— Ничего страшного, — вздохнула Аврора и медленно провела ладонью над жирным пятном. Пятно, на глазах у изумленных нимериек под рукой стало уменьшаться пока наконец не исчезло совсем.
— Ух ты, — восхищенно раздалось сразу с нескольких сторон.
— Я не хотела Аврора, — прошептала Тея: — Ну, хочешь, я больше куска в рот не возьму весь вечер, чтобы хоть как-то свою вину загладить.
— О, это огромная жертва, — засмеялся кто-то из воительниц.
— Ты уверена, что потянешь? — смеясь, спросили с другой стороны.
— Не надо, Тея, — улыбнулась Аврора: — Я совсем не хочу, чтобы ты голодала. Видишь, с платьем уже все в порядке
— А у меня так можешь? — спросила одна из девушек, убирая с живота салфетку, под салфеткой было большущее жирное пятно.
— Могу, — ответила Аврора и точно так же убрала пятно с камзола очередной жертвы жирного мяса.
— Вот спасибо, — воскликнула воительница, когда пятно пропало: — Теперь я могу пойти потанцевать, а то думала так весь вечер и буду с салфеткой на пузе стоять. Я твоя должница.
— Кстати о танцах, — усмехнулась Колин, но не договорила, потому что к девушкам подошел сэр Дориан. Рыцарь поприветствовал всех, рассыпался в комплиментах и пригласил на танец королеву нимериек. Келен приняла приглашение, и они с рыцарем ушли танцевать.
— По-моему, наша королева не ровно дышит к рыцарям короля Грея, — заметил кто-то.
— К одному рыцарю, — добавила Колин.
— А разве это плохо? — поинтересовалась Аврора.
— Плохо, — сердито ответила Тея: — Не пара они.
— А, по-моему, сэр Дориан очень достойный мужчина.
— Тебя может и достойный, а нашей Келен нет, — сказала Колин.
— Колин, — возмутились сразу несколько девушек.
— Они только мучаются оба, — пояснил Авроре кто-то из воительниц: — Один из них должен оставить родину и переехать, а они не могут на это решиться.
— И хорошо, он ей все равно не пара, — зло сказала Колин.
— Дура ты, Колин, — спокойно сказал Тея: — Сказала бы сразу, что он тебе самой нравится.
— Что ты сказала? — вспыхнула Колин и кинулась на Тею с кулаками.
— Прекратите, — крикнула Аврора и обе девушки, уже готовые подраться, разлетелись в разные стороны.
— Что-то не так? — поинтересовался, подходя к нимерийкам, король, хотя, судя по его серьезному тону, это был не вопрос, а утверждение.
— Все в порядке, все в полном порядке, — ответила одна из воительниц. Остальные девушки очень быстро встали между Теей и Колин так, что ссорящиеся при желании не могли достать друг друга.
— Вы в этом уверены? — все еще сердито спросил король Грей.
— Все в порядке, Ваше Величество, — сказала Аврора: — Вам просто показалось, что здесь что-то не так. Мы слишком громко смеялись, прошу вас не сердиться на нас за это.
— Ну, если вы ручаетесь что скандала не будет, — сказал король Грей.
— Не будет, — заверили его сразу несколько девушек, продолжая разводить Колин и Тею в разные концы зала.
Король, хмуря брови, наблюдал за этими передвижениями, а потом вздохнул и повернулся к Авроре: — Позвольте пригласить вас на танец, леди Аврора, — склонился он в поклоне. Аврора ответила глубоким реверансом и приняла предложенную королем руку.
Король оказался великолепным танцором, а Аврора ужасно боялась перепутать какие-нибудь движения и естественно иногда путала. Это заставляло ее смущаться еще больше, и она еще больше сбивалась.
— Вам надо чаще бывать на балах, — улыбнулся король, когда танец закончился: — Кстати, а что снова случилось с вашим платьем?
— С платьем все в порядке, — окончательно смутилась девушка.
— Леди Аврора, — взяв ее руку в свою, улыбнулся король: — Как же вас, однако, легко смутить. Простите меня, я невыносим. Вы хорошо танцуете, только очень боитесь, что это не так и от волнения сбиваетесь.
— Мне еще не приходилось танцевать с королями, — тихо ответила Аврора.
— Ну вот, а тут такой повод, — улыбнулся король Грей: — Кстати, вы ведь не нарушите свое обещание?
— Какое обещание? — удивилась девушка.
— Какими дамы бывают забывчивыми, — всплеснул руками король: — Вы обещали мне танец.
— А это был не танец? — робко поинтересовалась Аврора.
— Нет. Это было спасением достоинства короля Большой долины. Должен же я был как-то выйти из неприятной ситуации.
— Ах, вот оно что, — давя смех, сказала Аврора: — А я то уже подумала…
— Нет, нет, этот танец не в счет, — засмеялся король: — Он был политическим. Сейчас я должен покинуть вас, но когда я вернусь, мы обязательно потанцуем.
— Только вы уж предупреждайте, что я буду спасать на этот раз, — улыбнулась Аврора.
— Можно вас пригласить? — раздалось у Авроры над ухом. Девушка вздрогнула, голос у ее недавнего знакомого Тимоти был громоподобным. Аврора склонилась в реверансе и вместе с великаном вышла на танцевальную площадку.
— Только я не очень хорошо танцую, — пророкотал Тим и закружил Аврору по залу. После того как Тим наступил Авроре на ногу в третий раз и они во второй раз врезались в соседнюю пару, Аврора не выдержала и вывела великана с площадки, вид у Тима был плачевный.
— Простите, я…, - начал было он, но Аврора не дала ему договорить.
— Закройте-ка глаза, — попросила она и когда минериец выполнил ее просьбу, прочитала то же заклинание которое она читала для Максимилиана Тубо Ромашкового. — Теперь открывайте и можно попробовать повторить наш танец.
— Ты, то есть вы хотите еще со мной танцевать? — несмело спросил Тим.
— Конечно, — ответила Аврора: — Потом к вам вообще не подойти будет, всем дамам захочется потанцевать с таким кавалером.
— Издеваетесь? — вспыхнул Тим.
— Ничуть, — ответила Аврора и за руку вывела Тимоти на танцевальную площадку.
— Ну, вы сами напросились, — сказал Тим и закружил Аврору по залу. Постепенно его глаза становились все шире, а нижняя челюсть опускалась все ниже. Аврора улыбнулась ему и Тим, придя в себя, со стуком закрыл рот.
— Боги мои, — только и смог вымолвить он, когда музыка закончилась.
— С вами очень приятно танцевать, — улыбнулась Аврора.
— Но как? Но я же… Но…
— Вам не понравилось?
— Нет что вы, — воскликнул Тимоти: — Не знаю, как вам это удалось и, если честно, знать не хочу. Скажите мне только это, это умение на сколько времени?
— На сегодняшний бал хватит, — ответила Аврора.
— Спасибо вам, Аврора, — добавил он шепотом: — Я обещаю, что ни одна живая душа от меня не узнает о вас.
— Спасибо, — так же шепотом ответила Аврора, а про себя подумала: — Однако ты весьма не осторожна, леди Аврора, уже куча народу знает, что ты ведьма, а ведь ты только приехала в Вышеград. Если так будет продолжаться и дальше, то до дому живой ты не доедешь.
— Что вас расстроило? — прервал мысли девушки вопрос сэра Дориана: — Этот минериец был с вами невежлив?
— Нет, что вы, — воскликнула Аврора. — Тимоти был очень обходителен.
— Но вы грустите.
— Вам показалось, — улыбнулась Аврора. — Мне очень нравится на балу, — сказала она, чтобы сменить тему.
— Да, бал вроде удался, — сказал рыцарь: — И надеюсь, дальше все будет так же тихо и мирно.
— А обычно бывает не так?
— Да, чаще всего приходится разнимать дерущихся. На моей памяти не было еще ни одного бала, где бы не произошла драка. То схватываются нимерийки с минерийцами, то минерийцы с рыцарями его величества, то еще кто-то.
И тут как в подтверждение слов рыцаря с другого конца зала раздался женский визг. Все взоры обратились туда, визжала не в меру оголявшаяся девушка и еще какая-то дама. Дама трепала девушку за волосы, от чего угроза того, что платье с обольстительницы просто свалится, увеличивалась во много раз. Вокруг дерущихся тут же образовалась толпа любопытных, которая росла с неимоверной скоростью.
— Вот черт, — только и сказал сэр Дориан: — Хотел бы я знать, как их разнимать?
— Так же как и мужчин, — пожала плечиком Аврора: — А можно попробовать так.
Девушка встала на танкетку, стоящую у стены, чтобы видеть то, что происходит в центре толпы, и на визжащих женщин обрушился поток ледяной воды. Толпа любопытных громко ахнула и стала отступать назад, потому что воды было очень много.
— Перестаралась, — виновато сказала Аврора.
— Вот это решение, — давя смех, сказал сэр Дориан и помог девушке спуститься на пол. — Ну, теперь пока воду уберут, можно в саду погулять.
— Я не нарочно, — прошептала девушка. — А так лучше будет?
— Как так? — спросил рыцарь и удивленно замолчал. В огромной луже воды, в которой все еще сидели дравшиеся женщины появились миниатюрные лебеди и утки, ту же вода покрылась малюсенькими камышами и кустами. Уточки крякали, лебеди гордо выгибали шеи и что-то искали в толще воды. Девушка, платье на которой все еще готово было упасть, с ужасом осмотрелась, а потом зажмурилась и завизжала.
— Вот это голос, — пробормотала Аврора.
— Да уж, если рядом стоять, можно оглохнуть, — согласился с ней рыцарь.
— Это твоих рук дело? — подскочила к Авроре Тея. — Я знала, что ты волшебница, но я даже представить себе не могла, что ты можешь сотворить такое чудо.
— Что ты понимаешь под чудом? — поинтересовалась Аврора. — Воду или пруд?
— Вообще-то я про лебедей говорила, — засмеялась Тея: — Но вода тоже была шедевром.
— Это очень красиво, но думаю пруд все же лучше убрать, — сказал сэр Дориан: — Если кто-нибудь догадается о том, что это ваших рук дело, у вас могут быть проблемы.
— Ой, ну ведь так красиво, — воскликнула Тея. — Смотри, смотри, утка с утятами.
— Леди Аврора, — для вашей же безопасности, — настойчиво повторил рыцарь.
— Хорошо, — вздохнула Аврора и пруд тотчас же исчез. — Воду тоже убрать?
— Не обязательно, воду уберут слуги.
— Ты знаешь, что ты зануда? — обратилась к рыцарю Тея.
— Не надо, Тея. Сэр Дориан прав, мне следовало быть осторожнее. Я расслабилась оттого, что сэр Дориан, король Грей и вы ко мне хорошо относитесь, даже зная, что я ведьма, и совсем забыла об осторожности.
— Тебя не кто не посмеет тронуть, ты под моей защитой.
— Спасибо Тея, — грустно улыбнулась Аврора. — Но ты скоро поедешь домой, а когда домой смогу вернуться я еще неизвестно.
— Но ты же сильная, помнишь как ты меня швырнула, когда испугалась, там в Фотинии.
— И все же лучше без большой необходимости не демонстрировать свои способности, — сказал рыцарь.
— Да, вы правы, — согласилась Аврора: — Обещаю, что больше не буду.
— Леди Аврора, не обижайтесь на меня, — взмолился сэр Дориан: — Вы так здорово разняли драку, и прудик получился таким красивым, но…
— Я знаю, — кивнула Аврора. — Пожалуй я пойду домой, что-то у меня сегодня не получается быть осторожной.
— Может все же останетесь, скоро будет фейерверк.
— Нет, не хочу, — ответила Аврора: — Я перебрала с волшебством, а это очень утомляет. Надеюсь, мы еще увидимся, сэр Дориан. И с тобой я надеюсь еще увидеться, Тея.
— Может тебя проводить? — спросила воительница.
— Нет, я хочу побыть одна и подумать, — ответила Аврора и, поклонившись своим собеседникам, вышла из зала.
Настроение у девушки испортилось окончательно, она мысленно ругала себя последними словами за неумение сдерживаться и быть осторожной, и эта гневная тирада только еще больше расстроила ее. Столь раннее возвращение очень удивило хозяйку отеля, но Аврора быстро поднялась к себе, не дав женщине даже задать вопрос. Девушка разделась, легла в постель, поплакала немного от жалости к себе и тихо уснула.
Утром Аврору разбудило солнце. Первый луч, прорвавшись сквозь занавески, упал прямо на лицо девушки. Аврора покрутилась, но сон ушел, и она решила встать. Солнечная погода не слишком обрадовала ее, настроению девушки скорее подошла бы пасмурная погода с мелким, противным дождиком. Аврора умылась и принялась одеваться. Это не заняло много времени, точно так же как и прическа, девушка остановилась на простом темном платье, а волосы просто заплела в косу.
— Что с тобой? — хмуря брови, спросило Аврору отражение в зеркале.
— Ничего, все в порядке, — немного раздраженно ответила девушка и чтобы прервать дискуссию вышла из комнаты. Она переждала на лестнице, когда хозяйка скроется на кухне, и выскочила на улицу. У девушки не было настроения разговаривать с кем-либо, а леди Камила наверняка стала бы задавать массу вопросов.
Позавтракать Аврора остановилась в одном небольшом кафе довольно далеко от центра города. Здесь ее никто не знал и никто не приставал с разговорами, и постепенно настроение девушки улучшилось. Ей уже не казалось таким ужасным ничего из того что она сделала вчера: ни ее собственное платье, ни танцевальное заклинание для Тима, ни пруд с лебедями в центре танцевального зала. Расплатившись, Аврора пошла гулять по городу, в этой его части она еще не бывала. Девушка разглядывала витрины всевозможных лавочек и магазинов, наблюдала за тем как работают мастера, и прислушивалась к разговорам. Люди болтали о разном: некоторые обсуждали то, что видели вчера у королевского дворца, некоторые — какие-то свои проблемы, а вот разговор двух женщин заставил Аврору остановиться, делая вид что она рассматривает витрину с картинами различных художников. Женщины обсуждали талисманы, которые продает королевский волшебник.
— Ты не поверишь, но Минина не смогла зайти ко мне в дом, она просто топталась на пороге и никак не могла его переступить. Я всегда говорила, что она ведьма, — воскликнула одна из женщин.
— Да перестань, ну какая Минина ведьма, — отмахнулась вторая. — Да она кроме как гадать, да травы варить ничего не умеет, да и толку от тех отваров не много, как впрочем, и вреда.
— Ну, она же порог переступить не смогла, значит, ведьма, — горячо возразила первая женщина: — Была бы она такой безобидной, как ты говоришь, разве б остановил ее талисман?
— Выходит что так, — растерянно согласилась вторая женщина: — Хотя я всю свою жизнь Минину знаю, и ни разу она никому зла не сделала.
— Значит сделает. Ведьмы они такие, сначала хорошими притворяются, в доверие втираются, а потом бац… и все.
— Вам что-нибудь приглянулось, — отвлек Аврору от разговора голос хозяина лавки.
— А? Да, — смутилась девушка: — Я бы хотела купить вот эту картину, — сказала она, ткнув пальцем наугад.
— О, прекрасный выбор. У вас отличный вкус, леди. Это превосходная картина, — затараторил продавец, снимая выбранную девушкой картину с витрины. Только сейчас Аврора увидела, что она выбрала. На картине была изображена молодая женщина, очень гордая, можно сказать даже надменная. Она стояла на возвышении, а вдали, как бы у нее под ногами был изображен город. От женщины почти физически веяло холодом.
В это время на двери магазина звякнул колокольчик, но в дверь никто не вошел. Аврора и продавец обернулись на звук, но покупатель так и не появился. Продавец испугано глянул на девушку, вытащил из-за пазухи кучу амулетов, и резко выдохнув, подошел к двери. Аврора последовала за ним. У двери растеряно стояла немолодая, хорошо одетая дама, она никак не могла переступить порог магазина. Аврора подняла глаза и увидела то, что ожидала, над дверью висел талисман.
— Боги мои, леди Патриция, — воскликнул продавец: — Да как же так, вы и ведьма.
— Какая я ведьма, Тобиас, — со слезами воскликнула дама: — Что происходит?
— Я только вчера купил новый талисман, защищающих жилище от ведьм, — сказал хозяин магазина. — Ну, вот чего я не ожидал так это того, что именно вы не сможете войти. Уходите, леди Патриция, пока я шум не поднял.
Пока хозяин разговаривал со своей неудавшейся посетительницей, Аврора внимательно рассматривала женщину. Магической силы у той никогда не было и в помине, более того женщина была хорошим человеком, Аврора не заметила на ней следа злых дел. Сопоставив то, что произошло у нее на глазах, и услышанный ею ранее разговор, Аврора пришла к выводу что новые, столь популярные талисманы могли остановить только женщин, которые пытались баловаться магией. То есть гадали, делали отвары из трав, ну или пользовались каким-нибудь общедоступными заговорами.
— Какая жалость, это ведь одна из самых лучших моих покупательниц, — горестно воскликнул продавец: — И кто бы мог подумать — ведьма.
— Думаю, вы поторопились с выводами, — осторожно сказала Аврора.
— К сожалению, нет, — вздохнул продавец: — В инструкции ведь четко написано, что если повесить этот талисман над дверью, то ни один колдун и ни одна ведьма не смогут переступить этот порог. Но, черт возьми, какие же это убытки.
Аврора не стала разубеждать несчастного в том, что его талисман останавливает исключительно безобидных людей, она просто попрощалась и вышла. Картина была большой, и гулять с ней было очень неудобно, поэтому девушка решила, что пора возвращаться в отель. По дороге она встретила торговца новомодными талисманами и купила себе один, чтобы иметь возможность получше изучить его.
— Однако недешево ценит свою работу королевский волшебник, — подумала девушка, когда торговец назвал цену своего товара. Но ни спорить, ни торговаться не стала, а молча расплатилась и пошла дальше.
— О леди Аврора, — удивленно воскликнула хозяйка "Цветочного рая": — А я думала, что вы еще спите.
— Я гуляла, — ответила Аврора.
— Я смотрю не безрезультатно гуляли, — улыбнулась леди Камила, забирая у Авроры из рук тяжелую и неудобную картину: — Давайте я помогу вам.
— Спасибо, — улыбнулась девушка и последовала за хозяйкой в свою комнату.
Аврора чувствовала, что леди Камиле очень хочется расспросить ее о том, что было вчера на балу, но женщина была достаточно мудрой и первой заводить разговор о вчерашнем вечере не стала.
— Я смотрю, вы приобрели себе новый талисман, — заметив вторую покупку девушки, воскликнула леди Камила: — Я вот тоже собиралась купить себе несколько, только вот уж очень дорого они стоят.
— Не тратьте деньги, — посоветовала девушка хозяйке: — От настоящих колдунов они вас не защитят, а вот многих постояльцев вы рискуете лишиться.
— Как это? — удивилась леди Камила.
— Насколько я поняла по разговорам в городе, — старательно подбирая слова, ответила Аврора: — Эти талисманы преграждают путь всем, кто хоть когда-то занимался даже домашней магией.
— Как это?
— Ну, вот вы, например хоть когда-нибудь, делали приворот или заговор на что-то?
— Ну, было дело по молодости, — смутилась хозяйка отеля: — Так разве ж это колдовство?
— А давайте проверим, — предложила Аврора: — Если я права, то вы не сможете переступить порог этой комнаты, когда я повешу этот талисман над дверью.
— Ну, давайте, — несмело согласилась леди Камила, а потом, махнув рукой, смелее добавила: — Уж я то знаю что я не ведьма, думаю, сейчас вы увидите, что ошиблись.
Но уже через несколько минут Аврора отпаивала хозяйку водой, одновременно заваривая на плите успокаивающий отвар, благо различных трав на кухне леди Камилы было достаточно.
— Ну, как же так, — плакала леди Камила: — Ну, как же так, ведь я, ведь я же, ведь я….
— Вот выпейте, — протянула женщине чашку с отваром Аврора. Девушка предварительно подула на отвар, и теперь женщина не рисковала обжечься.
— Леди Аврора, — всхлипнула хозяйка отеля, так и не донеся кружку до рта: — Ну, какая же я ведьма. Вы не подумайте, я….
— Пейте, пейте, — настойчиво пододвигая кружку, сказала Аврора. — Я прекрасно знаю, что вы не ведьма, это просто талисманы такие неправильные. Успокойтесь, леди Камила.
Аврора уже жалела о том, что ее выводы оказались верными, и злилась на себя за то, что решила провести эксперимент именно на леди Камиле.
— Однако я оказалась права и в самое ближайшее время Вышеград ждет большое потрясение, — подумала она: — Уже через несколько дней почти все женщины в городе будут объявлены ведьмами. Пожалуй, стоит поговорить с сэром Дорианом, а может быть и с самим королем Греем.
Постепенно всхлипывания леди Камилы утихли, женщина успокаивалась.
— Простите меня, леди Камила, — попросила Аврора.
— Вам не за что извиняться, — всхлипнув, ответила женщина: — Наоборот, я должна поблагодарить вас, если бы не вы, я бы обнаружила что я ведьма где-нибудь в городе, и тогда все могло быть гораздо хуже. Да, — уже не обращая внимания на девушку, воскликнула леди Камила: — Решено, я ни за что не стану покупать эту гадость и из дома выходить не буду. За продуктами вполне сможет сходить кто-нибудь другой.
Аврора только вздохнула, ей было жаль несчастную женщину, и она решила непременно поговорить с королем о талисманах. Не став откладывать это в долгий ящик, девушка вышла из отеля и направилась королевскому дворцу. У самых ворот, Аврора отошла в сторону, пропуская выезжавших всадников, и уже собралась зайти, как ее окликнули. Девушка обернулась и рассмотрела в одном их всадников короля Грея
— Леди Аврора, — соскочил с коня король: — А я как раз собирался навестить вас.
— Меня? — удивилась девушка, но потом вспомнила о правилах этикета и поклонилась: — Добрый день, Ваше Величество.
— Добрый день, — так же склонился в поклоне король: — Вы нарушили свое обещание и ушли вчера, — напуская на себя серьезный вид, сказал король, но он так при этом улыбался, что серьезности не получилось.
— О, правда, — воскликнула Аврора: — Я совсем забыла, что обещала вам танец.
— Вот именно, — кивнул король: — Это ужасное преступление, нарушать обещания данные королю.
— Да? — якобы испугалась девушка: — И как же мне теперь искупить свою вину?
— Ну, самое меньшее вам придется пообедать со мной, а потом….
— Потом? — удивленно подняв брови, спросила Аврора.
— Да, потом вы расскажите мне заклинание позволяющее будить волшебное зеркало, — на ухо шепнул ей король.
— А что же ваш волшебник? — спросила девушка.
— А, — махнул рукой король Грей: — Он занят, ему не до моих глупостей.
— То есть он просто не знает, как это сделать, — сделала вывод Аврора.
— Ну, зачем же сразу так, — возразил король: — Он просто сейчас очень занят, он разработал новую модель талисманов…
— Кстати о талисманах, — перебила короля Аврора: — Ведь я именно о них и хотела с вами поговорить.
— О талисманах? — удивился король Грей.
— Именно о них, — кивнула Аврора: — И это очень важно, если вы не хотите чтобы через несколько дней ваша страна осталась без женщин.
— Вы меня пугаете, леди Аврора, — вмиг став серьезным, сказал король. — Пойдемте, и вы все подробно мне объясните.
Король привел Аврору в одну из маленьких и очень уютных гостиных своего замка, подождал, пока слуги принесут чай для его гостьи и для него и после того, как они остались вдвоем, спросил: — Так что там не так с новыми талисманами?
— Вы заметили, что я спокойно вошла в замок, несмотря на то, что ваш волшебник уже украсил вход своим творением? — поинтересовалась Аврора.
— Ну это значит что вы не… Постойте, но вы ведь…., - осекся король.
— Вот именно, я ведьма, — продолжила его мысль Аврора: — И мне совершенно плевать висит или нет талисман на двери, мне это не помеха.
— Но ведь он должен…
— Да, по идее он должен защищать от ведьм, а на практике получается совсем иначе.
Аврора подробно рассказала королю о том, что видела и слышала сегодня в городе и о том, что получилось при эксперименте с хозяйкой отеля. Информация короля озадачила.
— А вы уверены в том, что ни леди Камила, ни та женщина из магазина не являются ведьмами? Возможно, они не обладают вашей силой, но все рано они…
— Они просто по молодости баловались заговорами или гадают на картах, — ответила Аврора: — Это тоже своего рода магия, хотя я бы не стала объявлять человека колдуном, только потому, что он на картах хорошо гадает.
— Да, вы правы, — нахмурившись, произнес король Грей: — Однако нехорошо получается.
Аврора согласно кивнула.
— А вы можете как-то проверить действительно ли человек колдун или нет?
— Я чувствую сильных колдунов или волшебников, — ответила Аврора: — А чтобы понять насколько они добрые, достаточно прищуриться. Ой, мама, — тут же воскликнула она.
— Что? — озираясь, спросил король.
— Боги мои, да на вас места живого от приворотов нет, — пояснила девушка.
— Что значит, места живого нет? — не понял король Грей: — Вы пугаете меня леди Аврора. Я никогда приворотами не занимался.
— Да не вы, а вас, — пояснила Аврора. — Пойдемте, — встала она: — В волшебном зеркале вы все увидите сами.
В комнате, где находилось волшебное зеркало, убирались несколько служанок. Король отослал их и приказал, чтобы его не беспокоили. Аврора произнесла заклинание.
— Я Торит, волшебное зеркало, — басом пророкотало со стены: — Чем могу быть полезен вам, леди?
— Добрый день, Торит, — одновременно сказали король и Аврора. Девушка оттащила от стены одно из кресел и поставила перед зеркалом, усадив туда короля Грея.
— Будьте добры, Торит, покажите мне все привороты и прочие заклинания, наложенные на его величество.
— Проще простого, — пробасило зеркало и король отразился в нем весь опутанный какими-то разноцветными нитями разной толщины.
— Что это, — пытаясь убрать путину нитей, — спросил король, но его пальцы просто проходили сквозь паутину, не причиняя ей вреда.
— Это и есть привороты, — пояснила Аврора: — Разные цвета — это разные женщины. Хотя, я смотрю, среди ваших поклонниц есть весьма настойчивые, посмотрите, вот салатовых нитей целых пять штук.
— И что это значит? — спросил король
— Это значит, что данная особа пыталась приворожить вас аж пять раз.
— А кто это? — спросил король, повернувшись к Авроре, которая стояла у него за спиной, перебирая пальцами паутину нитей.
— Посмотрите сами, — кивнула Аврора на зеркало, король повернулся и увидел в зеркале девушку, ту самую, которая на вчерашнем балу была не очень одета.
— Леди Джиния, — воскликнул король.
— Ну что ж, простите леди Джиния, но я немного нарушу ваши планы, — сказала Аврора, разорвав одну за другой все салатовые нити. Когда она бралась за нить другого цвета, в зеркале появлялась новая девушка. Король Грей некоторых девушке знал, некоторых видел всего несколько раз в жизни, и зеркало показывало ему эту встречу, а Аврора осторожно, чтобы не повредить королю рвала одну нить за другой. Через некоторое время вокруг короля Грея обвивалась одна ярко алая, но очень толстая нить.
— А это случайно не ваша нитка? — усмехнувшись, спросил король: — Красивая, может не будем ее рвать. Против вас я ничего не имею.
— Вынуждена разочаровать вас, Ваше Величество, — улыбнулась Аврора: — Это не моя нить, я вас не привораживала.
— Нет? А жаль, — вздохнул король. — Но чья же она тогда и почему она такая толстая.
— Потому что приворот сделан качественно, — пояснила Аврора: — Странно, что вы не поддались. Вероятно, помешало то, что приворотов на вас было слишком много. Торит, — обратилась Аврора к зеркалу: — Покажи-ка нам хозяйку этой нити.
В зеркале появилась девушка, не сказать чтобы красивая, но в отличие от предыдущих очень просто одетая.
— А это кто? — удивился король: — Я не помню такой.
— Покажите нам, где эта девушка сейчас, Торит, — попросила Аврора и в зеркале тут же появилась требуемая особа. Девушка чистила кастрюлю.
— Что-то мне очень место знакомым кажется, — пробормотал король, а когда зеркало слегка изменив масштаб, показало помещение подробнее, король воскликнул: — Да это же кухня, кухня моего замка. Я вспомнил, это одна из моих служанок.
— Весьма амбициозная девушка. Вам может быть немного больно — усмехнулась Аврора и, ухватившись за нить двумя руками, дернула. Нитка порвалась, король вскрикнул от боли, а девушка в отражении согнулась пополам, схватившись за живот.
— А можно звук потише, а то сейчас сюда слуги сбегутся, — попросил король и крики в зеркале стали почти не слышны. — Это у нее из-за того, что вы нить оборвали? — спросил он Аврору.
— Да, — кивнула девушка: — Снятие любого приворота ведет, мягко говоря, к неприятностям у того, кто его сделал и у того, кто заказал.
— То есть все те, кого я в зеркале видел, вот так же мучались?
— Нет, — успокоила короля Аврора, хотя вид корчащейся от боли кухарки ей самой был неприятен: — Это был самый сильный приворот, остальным было полегче, ну разве что леди Джинии будет очень нехорошо за счет количества ее приворотов.
— Она ведь не умрет? — обеспокоено спросил король, указывая на зеркало. В зеркале было видно, что кухарке все еще очень плохо, девушка кричала от боли, а вокруг нее суетились слуги, стараясь хоть чем-то помочь.
— Не умрет, — сказала Аврора: — Я надеюсь, — добавила она тише.
— Может тогда не стоило рвать эту нитку?
— Тогда бы вы попали во власть ее приворота, — пояснила Аврора: — Раньше вас защищало обилие других заговоров, а теперь, если бы я оставила этот, вы бы не смогли против него устоять.
— Не надо меня пугать, я не верю в такие вещи, — серьезно сказал король: — Она мне совершенно не нравится, и я бы ни за что не женился на ней.
— Вы слишком самоуверенны, — улыбнулась Аврора: — Я же не сказала, что вы бы влюбились в свою кухарку, просто вас бы невообразимо влекло к ней и настолько хотелось всегда быть рядом, что женитьба показалась бы вам единственным выходом. Это притом, что вы никому, в том числе и себе, не смогли бы объяснить, что вас так тянет к ней.
— По-моему ей уже лучше, — нахмурившись, сказал король.
Аврора мельком глянула на зеркало, а потом перевела взгляд на короля. Тот был задумчив и целиком ушел в свои мысли. Аврора мысленно поблагодарила Торита за помощь и выключила зеркало. В этот момент дверь в комнату с грохотом открылась, и в нее ворвался невысокий и еще не очень старый мужчина.
— А это вы, Самеруэль? — вздрогнув от неожиданности, сказал король: — А стучаться вы никогда не пробовали?
— Немедленно отойдите от зеркала и от этой женщины, — закричал мужчина, оттаскивая короля за рукав в дальний угол комнаты.
— Самеруэль, — сердито вырывая рукав, воскликнул король: — Что вы себе позволяете? Это мой придворный волшебник, — представил он Авроре мужчину.
— Очень приятно, — слегка поклонившись, сказала Аврора.
— Не могу сказать того же, — зло ответил волшебник.
— Самеруэль, — воскликнул король: — Что за тон? Леди Аврора моя гостья и будьте добры соблюдать приличия.
— Ни одна ведьма не повредит вам, пока я жив, — ответил волшебник королю, не спуская глаз с Авроры.
— Леди Аврора не ведьма, она волшебница, — заступился за девушку король.
— Откуда вы знаете? Вы что в состоянии отличить одно от другого? — усмехнулся волшебник.
— Ну, я же прошла мимо вашего талисмана, — усмехнулась Аврора.
— Вот видите, она умудрилась даже мой талисман нейтрализовать, значит, она ведьма, — зло зашипел волшебник. — А ведьмам место на костре.
Тут волшебник махнул рукой, и Авроре показалось, что воздух вокруг нее стал невероятно густым и тяжелым. Тяжесть все увеличивалась, к тому же девушка не могла вздохнуть.
— Леди Аврора, что с вами, — вскрикнул король и кинулся на помощь девушке, но волшебник оттолкнул его в сторону. Ухмылка на его лице привела Аврору в чувство, у нее в голове резко всплыло заклинание, которое применил королевский волшебник, и она тут же отразила его. Дышать сразу стало легче, но волшебник не успокоился и попытался применить то же заклинание еще раз.
— А чего-нибудь другого не хочешь попробовать? — начала злиться Аврора. Девушка глубоко вздохнула несколько раз, чтобы не рассердиться.
Волшебник взмахнул рукой, и пол под девушкой заходил ходуном.
— Самеруэль, перестаньте немедленно, — закричал король, но волшебник не слушал его.
— И это все на что ты способен? — усмехнулась Аврора: — Ну что ж, я была права, полагая, что ты просто шарлатан. Про зеркало волшебное ты не знал, разбудить его ты не можешь, талисманы ты делаешь дрянные, да и арсенал нападения у тебя не велик. Эти фокусы я делала в младенческом возрасте.
Королевский волшебник от речи Авроры пришел в бешенство, в девушку тут же полетела мебель, подсвечники и вазы. Аврора уворачивалась, но один их стульев больно ударил ее в плечо, волшебник издал победный вой и над головой у Авроры закружился довольно таки большой диван.
— Ах, так, — вскрикнула девушка, и диван, развернувшись в воздухе, полетел в волшебника. Увернуться от громоздкой мебели тот не сумел и уже через секунду из под дивана торчали только ноги волшебника. На его счастье у дивана были высокие ножки, и больших травм мебель не нанесла, но Аврора разозлилась, и как только Самеруэль выбрался, на него полетело все то, что несколькими мгновениями ранее летело в Аврору. У королевского волшебника уворачиваться получалось хуже, и он просто спрятался за спину короля. Летящий в голову Грея Асмиральда I, Освободителя стул Аврора сумела остановить у самого носа короля, стул рухнул на пол, разлетевшись на части. В глазах короля был ужас.
— Вы видели, она пыталась убить вас, Ваше величество, — завизжал из-за спины Грея волшебник.
— Выйди и не прячься за чужой спиной как паршивая дворняга, — зло сказала Аврора, и от одного взмаха ее руки волшебник отлетел к стене, короля этот жест ничуть не задел. Самеруэль висел прижатый к стене довольно высоко от пола и беспомощно болтал ногами и руками, он был смертельно испуган.
— Прекратите немедленно, оба, — заорал король Грей и Аврора как будто опомнилась, она опустила руку и волшебник рухнул на пол.
— Леди Аврора, вот уж никак не ожидал от вас такого, — гневно продолжил король: — Сэр Дориан рассказывал мне о вас совсем другое. Он говорил, что вы совершенно безобидны и беззлобны.
— Маги не бывают совсем безобидными, — тихо ответила Аврора и выбежала из комнаты. Слезы душили ее, девушке было ужасно обидно оттого, что король так отнесся к ней.
— Я же не виновата, — всхлипывала девушка на плече хозяйки своего отеля, с которой столкнулась при входе: — Ведь это не я начала всю эту заваруху. Я ведь и пальцем никого не трогала. Не напади он на меня первым, я бы в жизни этого шарлатана трогать не стала.
Леди Камила гладила девушку по голове, шепча ей какие-то слова утешения, а потом принесла ей остатки того самого отвара, который Аврора готовила несколько часов назад.
— Боже, какой синяк, — воскликнула леди Камила, заметив порванное на плеча платье девушки. — Да кто же вас так?
Аврора не успела ответить, как на кухню, где они сидели, ворвался Тимоти.
— Кто он? Кто вас обидел? — заревел воин. — Скажи мне, кто этот негодяй, и уже к закату я принесу тебе его голову.
Аврора подняла на Тима глаза и по ее щекам снова потекли слезы. Ну не могла же она сказать своему защитнику, что ее обидел королевский волшебник. Во-первых, Тимоти все равно не смог бы ничего ему сделать, а скорее пострадал бы сам, а во-вторых, это выставило бы его в невыгодном свете, да и неприятностей у парня было бы море.
— Ну, ну, успокойтесь, не надо так плакать, утешала девушку хозяйка отеля, жестами приказывая Тимоти выйти вон. Мужчина подчинился, но с друзьями гулять не пошел. А остался ждать у дверей кухни, пока Аврора успокоится.
— Так кто же вас все-таки обидел? — спросила леди Камила, когда Аврора успокоилась.
— Королевский волшебник, — тихо ответила девушка.
— Боги мои, вы что, пошли прямо к волшебнику поговорить о талисманах? — с ужасом спросила женщина.
— Нет, — покачала головой Аврора: — Поговорить я пошла к королю, и все рассказала ему, но потом появился этот Самеруэль, и стал нападать на меня.
— А что вы?
— А я разозлилась и чуть не размазала его об стену.
— Как это? — не поняла леди Камила.
— Очень просто, — тяжело вздохнула девушка: — Простой, но весьма действенный магический прием.
Авроре было уже все равно, что подумает о ней леди Камила, она была очень расстроена. Леди Камила отреагировала на последнюю фразу девушки весьма спокойно. Она немного подумала, а потом решила, что ничего страшного в том, что ее гостья владеет магией, нет. Она не видела в девушке ничего плохого или опасного, более того Аврора пострадала, пытаясь защитить и ее саму.
— А что король, он не заступился за вас? — спросила женщина.
— Нет, — покачала головой Аврора: — Наоборот, он меня во всем и обвинил. Он, видите ли, не ожидал от меня такого.
— Ох уж эти мне мужчины, — вздохнула леди Камила. — Ну не расстраивайтесь, милочка, будем надеяться, что все обойдется.
— Мне надо уезжать, — тихо сказала Аврора: — Королевский волшебник не оставит меня в покое. Меня предупреждали, но я была слишком беспечна и вот, получила.
— Наверное, так будет лучше. А потом когда все немного успокоиться, вернетесь, и все будет хорошо.
Аврора хотела ответить, что хорошо уже никогда не будет, что король Грей разочаровался в ней и, наверное, испугался. Что теперь она в Большой долине персона нон грата, но не успела, на кухню ворвалась одна из служанок и сообщила, что на соседней площади собираются сжечь сразу трех выявленных ведьм. Аврора и леди Камила переглянулись и побежали на площадь. Тимоти, который все еще ждал Аврору у дверей побежал за ними. На площадь они выбежали, немного опоздав, огонь вокруг трех костров уже горел. Истошно кричали привязанные у столбов женщины, к одной из них с криком "мама" рвался молодой парень, которого сдерживали несколько мужчин, в некотором отдалении на вязанке хвороста что-то кричал об избавлении города от ведьм немолодой мужчина. Леди Камила заохала, Тимоти стал пробивать дорогу к центру, а Аврора только вздохнула: — Ну почему люди везде такие глупые?
В тот же момент на костры непонятно откуда обрушились потоки воды. На площади повисла мертвая тишина, уже через мгновение сменившаяся визгом и криками. Народ бросился врассыпную. Не побежали только привязанные женщины, хотя визжали они громко, парень, который тут же бросился освобождать свою мать, леди Камила, Аврора и Тимоти, который хоть и испугался, но показать свой страх не решился. Аврора помогла освободиться оставшимся женщинам и лишь вздохнула когда обе ее освобожденные бросились наутек. Не убежала только женщина с сыном.
— Не знаю, как вы это сделали, но спасибо вам, — дрожа, сказала женщина.
— Не за что, — ответила Аврора: — Вам лучше пока пожить в другом месте, это ненадолго, очень скоро люди поймут, что не могут все женщины быть ведьмами или король вмешается, я надеюсь.
— Мама не ведьма, ей незачем прятаться, — горячо возразил парень, укутывая мать в свою рубаху.
— Да, ей лучше на костре гореть, — сердито оборвала его леди Камила.
— Я так не говорил, — смутился молодой человек и замолчал.
— Вам лучше уехать, — снова повторила Аврора: — Сейчас в Вышеграде не безопасно, новые талисманы королевского волшебника объявляют ведьмами практически всех женщин. Боюсь, что костров в городе будет много, если король не вмешается.
— Сюда идут люди, пойдемте-ка отсюда, — сказал Тимоти: — Что-то мне не хочется сталкиваться с десятком оголтелых фанатиков. Я, конечно, могу их разогнать, но нам запрещено калечить местное население. Мне попадет.
Женщина с сыном пошли в одну сторону, а Аврора, леди Камила и Тим в другую. Они сделали крюк, чтобы не сталкиваться с местными фанатиками и безо всяких проблем добрались до "Цветочного рая".
К вечеру, когда вернулись почти все постояльцы, леди Камила зашла в комнату к Авроре и рассказала, что по городу был оглашен приказ короля запрещающий применять любые меры наказания к женщинам, обвиненным в колдовстве новыми талисманами. Более того, королевским приказом было постановлено запретить продажу новых и произвести уничтожение купленных оберегов.
— Спасибо вам, леди Аврора, — выходя, сказала хозяйка отеля и закрыла за собой дверь.
Аврора была рада, что король все-таки прекратил беспорядок, учиненный его волшебником, но ей все равно было плохо от того, как они расстались. Аврора твердо решила, что утром уедет из Вышеграда. Она собрала свои немногочисленные вещи, переправив все лишнее в хранилище своего замка и уже засыпая, решила, что поедет навестить свою тетку. Ведь именно там она не так давно видела маму. Хотя в последний раз Аврора и не смогла определить, где находится Селена, начать поиск она решила с тети Персеи.
Уехала Аврора рано утром, хозяйка еще спала и девушка не стала ее будить. Она оставила леди Камиле записку с благодарностью за гостеприимство и вложила в нее деньги за постой. Записку Аврора просунула под дверь комнаты хозяйки. Тетушка Авроры Персея, жила недалеко от Вышеграда и Аврора приехала к ее дому к вечеру того же дня. Визит племянницы Персею совсем не обрадовал, хотя она старательно улыбалась девушке. Куда поехала Селена Персея не знала, но вежливо предложила Авроре остаться. Девушка согласилась, но поняла, что ее тетушка очень рассчитывала на другой ответ. Аврора слишком устала, чтобы быть вежливой или доказывать родственникам что-либо, поэтому она отказалась от ужина и пошла в выделенную ей комнату на втором этаже дома. Комнатка была маленькая, но очень уютная, Аврора разделась, легла и практически сразу уснула.
Утром девушку разбудил крик петуха, Аврора встала, оделась и спустилась вниз, чтобы умыться. Воду она взяла из ведра стоявшего около печи и пошла умываться на улицу.
— Могла бы и к реке сходить, — услышала Аврора у себя за спиной: — Небось, не тебе потом воду таскать.
Голос принадлежал молодой девушке, примерно ровеснице Авроры, девушка была очень похожа на Персею, из чего Аврора сделала вид, что это ее двоюродная сестра.
— Извини, я не знала, что вы умываетесь у реки, — сказала Аврора: — А воду я потом помогу тебе принести.
— Поможет она, — хмыкнула девушка и ушла в дом.
— Да, я тоже очень рада знакомству, — вздохнула Аврора и пошла в дом следом за девушкой.
Чтобы не сидеть без дела, Аврора взяла на себя приготовление завтрака, и через некоторое время на столе стоял горшок с наваристой кашей, а на печи закипал чайник.
— О, завтрак, — раздался мужской голос: — Я смотрю, ты на кухне освоилась, племянница.
— Я рано встала и решила помочь с завтраком, — сказала девушка: — Доброе утро, дядя Тоби.
— И тебе доброе утро, — улыбнулся мужчина, усаживаясь за стол: — Ну, накладывай, посмотрим чего ты накашеварила. И сама присаживайся, рассказывай как жизнь, с чем к нам пожаловала.
— Я маму ищу, — ответила Аврора, присаживаясь напротив дяди и накладывая ему и себе каши. — Я знаю, что она была у вас, вот и решила начать ее поиски отсюда.
— Селена уехала от нас пару недель назад, — сказал Тоби. — У, а каша вкусная, — с набитым ртом добавил он: — Ты, оказывается, готовить умеешь.
— Поосторожнее бы ты Тоби ел ее стряпню, — присела к столу Персея: — Вдруг она, как и ее мать — ведьма, еще отравишься.
— И вам доброе утро, тетя, — стараясь не злиться, сказала Аврора: — Думаю, отравиться вам не грозит, я готовила без применения магии.
— Так ты тоже колдовать умеешь, как и Селена? — спросил с интересов дядя Тоби.
— Умею, — тихо ответила Аврора.
— Я так и знала, — всплеснула руками Персея: — Мало мне сестры ведьмы, так еще и племянница туда же. И всех ко мне тянет, нет бы где-то еще останавливались, так нет, сюда едут.
— Цыц, Персея, — стукнул ложкой по столу Тоби: — Не обращай на нее внимания, — обратился он к Авроре: — А лучше положи мне еще кашки, давно я такой вкуснятины не ел.
— Вам положить? — спросила Аврора, обращаясь к тете.
— Я не голодна, — взвизгнула Персея и пулей вылетела из дома.
— Ты на тетку не обижайся, — жуя, сказал Тоби: — Завидует она Селене, она сама бы хотела ведьмой быть, ну хоть немного, а у нее способностей ноль, вот она и бесится.
— Я постараюсь, — кивнула Аврора и встала из-за стола: — Пойду, воды принесу, я обещала вашей дочери.
— Сядь, — сказал Тоби: — Вон лучше чайку налей, а воды Вирена сама принесет.
Аврора было хотела возразить, что ей не трудно, но потом решила что лучше поговорит с дядей, он по крайней мере к ней не плохо относился. Но Тоби не смог сказать, куда поехала Селена, она сказала, что не домой, но вот куда не уточнила.
— Да ты не расстраивайся, — утешил племянницу Тоби: — Селена не пропадет, все с ней в порядке.
— Надеюсь, — вздохнула Аврора и стала убирать со стола. Девушка слышала, как Тоби высказывал жене и дочери за то, что они не слишком вежливы с гостьей и приказал дочери не навешивать на Аврору своих обязанностей.
Вымыв посуду, Аврора вышла во двор и увидела, что дядя чем-то озабочен. Оказалось, что на огород напали какие-то жучки и ничего от них не помогает.
— Может, я могу помочь? — спросила Аврора, подходя к дяде.
— А ты разбираешься в огородных вредителях? — удивился Тоби.
— Они с матерью во всем разбираются, — язвительно заметила Персея.
— Я могу поискать, наверняка, в моих книгах есть способы борьбы с вредителями, — сказала Аврора и пошла в дом, не обращая внимания на замечание тетки. В своей комнате она заклинанием перенесла несколько волшебных книг. Через час поисков, Аврора перенесла из кладовой своего замка некоторые ингредиенты, которые невозможно было найти или купить и спустилась на кухню, чтобы приготовить отвар. Тетя Персея была совершенно не в восторге оттого, что ее племянница решила заняться колдовством на ее кухне, но ругаться с теткой Аврора не собиралась. Персея вдруг совершенно неожиданно вспомнила, что ей ну очень нужно навестить подругу на другом краю деревни и оставила девушку одну. Отвар вышел на редкость вонючим.
— А что ты хотела, — закрывая нос рукой, сама себе сказала девушка: — Когда это зелья с желчью крыс пахли иначе.
Аврора с большим трудом прочитала над зельем необходимое заклинание и, стараясь не дышать, вынесла котелок на улицу. Дворовая собака, повизгивая, забилась в конуру, куры во дворе бросились в разные стороны.
— Боги всемогущие, что за вонь? — выходя из конюшни, спросил хозяин дома.
— Это от ваших жуков, — робко сказала Аврора.
— Ты решила их одним запахом угробить? — зажимая нос, засмеялся Тоби: — Думаешь, они его чуют?
— Не знаю, на сколько жуки чувствуют запах, но в книге написано, что должно помочь.
— Надеюсь, нам потом будет что с огорода собирать, — сказал дядя Авроры, забирая у нее из рук котелок. — И как его применять?
— Распылить, — ответила девушка. Она забрала котелок обратно, жестом дала понять дяде, что ему лучше отойти и устроила над зельем небольшой ураганчик. Ураганчик получился именно такой, какой надо, варево равномерно распылилось надо всем огородом.
— Вот это да, — восхищенно выдохнул Тоби: — Ну, племянница, ну, волшебница. И вроде вонять меньше стало.
— Да, поменьше, — согласилась Аврора: — Надеюсь, уже завтра не будет ни запаха, ни жучков.
— А я-то думал, что ведьмы способны только людям вредить, ан нет, получается и помогать могут.
— Могут, — смутилась девушка и, подняв с земли котелок, пошла в дом. Дядя Тоби пошел за нею следом. Вдруг дом содрогнулся, Аврора и ее дядя испугано переглянулись.
— Боги всемогущие, — прошептал Тоби, отскакивая от лестницы, ведущей на второй этаж дома. По лестнице шипя, извиваясь и кусая друг друга, сползало несколько огромных змей.
— Книги, — воскликнула Аврора, шарахнула по змеям огненным шаром и бросилась наверх.
— И стану я…, - дочитать заклинание из волшебной книги Авроры Вирена не успела, Аврора откинула ее к стене. Книга тут же захлопнулась и исчезла.
— Ты что с ума сошла? — заорала Вирена, как только смогла подняться: — Ты меня убить могла.
— Это я с ума сошла? — даже не стараясь сдерживаться, закричала Аврора. — Это ты с ума сошла. Кто позволил тебе совать свой нос мою книгу. Ты понимаешь, что ты могла наделать? По-твоему, магия — это шутки? По-твоему, это так просто, прочитала заклинание и все? А кто с последствиями твоих заклинаний разбираться будет? Или тебе жить надоело? Что ты кроме змей еще наделала?
— Ничего я не делала и вообще не ори на меня, не дома, — в тон Авроре завопила Вирена.
— Тоже мне, фифа. Не так уж и сложна оказалась твоя магия. У меня тоже получилось. И никаких змей я не делала, поняла?
— Какие заклинания ты читала? — сумев взять себя в руки, тихо переспросила Аврора:
— Это очень важно. Ты могла вызвать такие силы, управлять которыми ни ты, ни я просто не в состоянии. Вспомни, что ты делала. Каким заклинанием и для чего ты притащила в дом гигантских гадюк Гнилых болот?
— Ничего я не заклинала и никаких гадюк я не притаскивала, — все еще на повышенных тонах стала оправдываться Вирена.
— Значит, у нас с Авророй одинаковые галлюцинации были, — хмуря брови, сказал Тоби. — Откуда ты вообще волшебную книгу взяла?
— Это моя книга, — бледнея, сказала Аврора: — Я от жуков заклинание из нее брала, а потом сразу домой не отправила и защиту не поставила. Я хотела побыстрее отвар сделать, — Аврора чуть не плакала, она едва-едва сдерживала слезы.
— Вот видишь, папа, это она во всем виновата, — тут же захлюпав носом, затараторила Вирена: — Бросает где ни попадя волшебные книги, из них всякая нечисть лезет, а она потом порядочных людей обвиняет.
— Из книги ничего вылезти не может, — перестав даже плакать, возмутилась Аврора.
— Это ты так думаешь, а получается что может.
— Дядя Тоби, я… книга… никогда…
— Тихо обе, — рявкнул хозяин дома на девушек: — Теперь вопросы буду задавать я, а вы на них отвечайте, только правдиво и по очереди. — Аврора, если книга была открыта, из нее могло что-нибудь вылезти?
— Нет, — покачала головой Аврора.
— Но оно вылезло, — вмешалась Вирена.
— Цыц, — прикрикнул на дочь, Тоби: — Тебе пока слова не давали.
— Нет, — снова повторила Аврора: — Сама по себе книга никакой опасности не представляет, она опасна только в неопытных руках. Если бы из книги что-то или кто-то мог вылезти, мы бы не хранили их как обычные книги.
— Хорошо, — кивнул Тоби. — А что ты делала в комнате Авроры? — спросил он дочь.
Вирена явно не ожидала такого вопроса и растерялась: — Я, я, я просто мимо шла…
— Что-то уж очень мимо, — хмуря брови, заметил Тоби: — По-моему, твоя комната находится совершенно с другой стороны.
В это время с улицы раздался истошный женский вопль. Все трое кинулись к небольшому окошку и то, что они увидели, их не обрадовало. Около дома Тоби и Персеи разгуливал огромный голый великан, а кричала Персея, которая как раз возвращалась домой.
— И после этого ты будешь говорить, что совсем ничего не читала из книги? — спросила Аврора.
— Надо помочь Персее, — дернулся от окна Тоби, но Аврора остановила его.
— Подождите, это всего лишь иллюзия, я сейчас уберу.
— То есть он не настоящий? — переспросил Тоби.
— Нет, — покачала головой Аврора, и великан растаял в воздухе. Именно в этот момент ко все еще вопящей Персее подбежали соседи, но ничего пугающего не увидели и естественно не поверили, что только что здесь был великан, да к тому же еще и голый.
— Я знаю, это все ты, — только увидев Аврору, закричала Персея: — Это твоих рук дело.
— Ошибаетесь, — возразила Аврора: — Это дело рук вашей дочери.
— Вирены? — переспросила Персея и хотела что-то возразить, но муж жестом заставил ее замолчать.
— Аврора, ты можешь убрать все, что наделала Вирена? — спросил он.
— Надеюсь, что смогу, — ответила девушка: — Но для этого мне надо знать, какие именно заклинания она прочитала.
— Вирена? — обратился Тоби к дочери.
— Ничего я не читала, — упрямо повторила девушка, прячась за спину матери.
— Вирена, — строго повторил Тоби: — Выпорю и не посмотрю на то, что ты уже на лавке не помещаешься.
— Не помню я, — зло ответила Вирена.
— Если я верну сюда книгу, ты сможешь показать те страницы, которые прочитала вслух? — спросила Аврора.
— Может, и смогу, — уклончиво ответила Вирена, но в глазах у девушки загорелся огонек, ей очень хотелось получить возможность заглянуть в книгу еще раз. Аврора заметила этот блеск в глазах двоюродной сестры и он ей не понравился, заметил возбуждение дочери и Тоби.
— Могу я узнать, что здесь происходит? — спросила Персея: — И почему она, — Персея указала рукой на племянницу: — Обвиняет мою девочку в колдовстве?
— Потому что твоя девочка любит совать свой нос туда, куда его совать не следует, — сердито ответил Тоби: — Значит так, Аврора сейчас снова покажет тебе эту книгу. Ты осторожно и молча укажешь ей на те места, которые ты прочитала. И чтобы без глупостей.
— А что с твоим лицом? — не своим голосом закричала Персея, отшатываясь от дочери. Лицо Вирены, действительно менялось на глазах, оно покрывалось пятнами, и пятна довольно быстро меняли цвет. Вирена кинулась к зеркалу, и комнату огласил ее мощный крик.
— О силы природы, — только и смогла вымолвить Аврора.
— Что ты сделала с моей дочерью, ведьма, — кинулась на Аврору с кулаками Персея.
— Ты сможешь это исправить, — оттаскивая жену от племянницы, закричал Тоби. Ему приходилось кричать очень громко, чтобы перекричать жену и дочь.
— Тихо, — крикнула Аврора и в комнате наступила тишина. Тихо стало не потому, что девушку послушались, а потому что Аврора применила заклинание молчания. Вирена и Персея продолжали кричать, только звуков было не слышно.
— Вот так то лучше, — тихо сказала Аврора: — Я верну вам голос, если вы пообещаете не кричать так громко и все сразу. Во-первых, я не виновата в том, что Вирена пошла пятнами, я виновата только в том, что оставила волшебную книгу без присмотра. Во-вторых, великан — это тоже не моих рук дело, если бы я хотела натравить на вас иллюзию, тетя, то я бы придумала что-нибудь пооригинальнее. В-третьих, сейчас я перенесу сюда книгу и ты, — Аврора кивнула Вирене: — Покажешь мне все заклинания, которые ты прочитала, более того, ты вспомнишь, как именно ты их прочитала, иначе я не смогу тебе помочь.
Вирена попыталась что-то ответить, но голоса у нее все еще не было, поэтому ничего не вышло. Аврора вернула из хранилища книгу, из-за которой было столько шума, и положила ее перед собой на столе.
— Я верну тебе голос, — обратилась она к двоюродной сестре: — Но только помни, читать заклинания вслух нельзя. Ты молча покажешь мне, что именно ты прочла и скажешь, какие слова произнесла иначе, чем написано. Только все заклинания. Если ты что-то упустишь, за последствия я не ручаюсь.
Вирена усиленно закивала головой. Аврора вздохнула и вернула сестре голос.
— Ты листала книгу сначала или открыла где-то на середине? — спросила она.
— Сначала сначала, но там мало чего интересного и я открыла в другом месте, — ответила Вирена, но потом посмотрела на свои руки и завизжала. Руки Вирены стали тоньше и более древообразные, пальцы уже выглядели как веточки.
— Мои руки.
— Тихо, — положила ей на плечо руку Аврора: — Давай займемся тем, что ты прочитала и надеюсь, я смогу обратить то, что ты наделала.
— То есть ты не уверена, что сможешь все вернуть, — с ужасом спросила Вирена и, захлопав глазами, через мгновение завыла в голос. Персея что-то отчаянно жестикулировала, голос к ней пока не был возвращен, а Тоби сидел в углу, закрыв голову руками.
— Прекрати кричать, — тихо сказала Аврора: — Давай продолжим. Что в начале книги ты прочла вслух?
— Да ничего толком, — всхлипывая, ответила Вирена: — Вот это заклинание мне смешным показалось.
— Тихо, — прикрикнула Аврора: — Только вслух не читай. Чем оно тебе смешным показалось?
— Ну как же, смотри здесь про хрюндиков каких-то, и тут хрюндики и тут, — пояснила Вирена, тыкая пальчиком в заклинание.
— Это не хрюндики, — застонала Аврора: — Ты его вслух прочитала?
— Да, вроде, — неуверенно ответила Вирена: — Ну, забавно же "Хрюндик мибилис твинди…"
— Замолчи, — закричала Аврора, зажимая Вирене рот рукой: — Я же предупреждала. Боги мои, хотела бы я знать, что из этого заклинания получилось? Ну, надо же, хрюндики. Ладно, с этим я разберусь потом. Что ты читала дальше?
Дальше Вирена показывала, что она читала, и Аврора тихо думала, что сходит с ума. Вирена прочитала всего несколько заклинаний, зато переврала самые безобидные так, что Аврора не придумала бы в страшной горячке. Девушка недоумевала, как они могли подействовать. Несколько заклинаний она вычислила, более того смогла обратить их, но вот несколько, в том числе и заклинание с хрюндиками, поставили ее в тупик. Догадалась Аврора и почему Вилена стала превращаться в дриаду. Последнее заклинание, которое Вирена успела прочесть и, естественно, переврала слова. Первоначально заклинание предназначалось для наведения иллюзии небесной красоты, но несколько измененных слов и невинное заклинание превратилось в заклинание весьма небезобидное. Собственно то, что Вилена превратилась в дриаду, было большой удачей, перековеркай она еще пару слов и у Персеи с Тоби не было бы дочери.
На обращение этого заклинания у Авроры ушел весь остаток дня. Дело усложнялось еще и тем, что Вирена стала дриадой полностью, и ее с невероятно силой потянуло в лес. Персея и Тоби буквально силой удерживали ее в комнате, но дом был деревянным и Вирена — дриада выла оттого, что бревна — это мертвые деревья. Но больше ее держать было негде, Аврора категорически запретила допускать контакта Вирены с землей. Утром Вирене стало легче, притяжение леса уменьшилось, и уже к заходу солнца Вирена начала принимать человеческий облик. Помимо Вирены Аврора занималась изготовлением волшебного зеркала, другого способа понять, что еще натворила Вирена Аврора не видела. Ликвидация последствий магической деятельности своей сестры отняли у Авроры еще два дня. Все эти несколько дней она провела в своей комнате, ни на минуту не спускаясь вниз.
Когда все было исправлено, Аврора спустилась вниз, чтобы рассказать родственникам, что она сумела разобраться с последствиями заклинаний Вирены и чтобы поесть. Девушка радовалась как ребенок, она сумела нейтрализовать все последствия неумелого колдовства сама и очень хотела поделиться своей радостью. Но порадоваться ей не удалось, как только Персея увидела племянницу, она обрушила на ее голову шквал обвинений и оскорблений. Аврора настолько не ожидала подобной встречи, что растерялась. Но растерянность девушки не остановила Персею, она продолжала сыпать обвинениями и оскорблениями. Аврора оказалась виновата в том, что на Персею напал голый великан, в том, что Вирена стала дриадой, в том, что в доме еще раз видели змей и даже в том, что у Персеи не сложилась жизнь. Аврора услышала много нового не только о себе, но и о Селене. Обвинения были на столько нелепыми, а оскорбления настолько обидными, что Аврора не нашлась что ответить и в слезах убежала обратно в свою комнату. Девушка плакала и все никак не могла успокоиться. Она попыталась отправить свои вещи домой, но от слез путала заклинания и вещи не пропадали, а наоборот, появлялись новые. Вместе с появившимися вещами из замка перенеслась и картина, которую Аврора купила в Вышеграде. Девушка на картине осушила слезы Авроры.
— Да, это именно то, что мне надо, — вытирая лицо, тихо произнесла Аврора и, всхлипнув в последний раз, перенесла в комнату волшебную книгу.
Вниз Аврора спустилась совершенно спокойной, одетой в шикарный костюм для верховой езды.
— Цыц, — оборвала она очередную попытку тети открыть рот: — Я тебе слова не давала. Подай-ка мне поесть и молча.
— Ты что себе позволяешь? — возмутилась было Персея, но сильно прикусила себе язык.
— Я сказала, молча, — спокойно повторила Аврора и столь же спокойно добавила: — Услышу от тебя еще хоть слово, не относящееся к обеду, вообще без языка останешься. И ты тоже молчи, — не поворачиваясь, бросила она Вирене. — Как твои жуки, дядя? — обратилась она к Тоби.
— Спасибо, племянница, жучки пропали, — растерянно ответил хозяин дома. — С тобой все в порядке, Аврора?
— Во-первых, не с тобой, а с вами, — спокойно ответила Аврора: — Во-вторых, не Аврора, а леди Аврора, а вообще, со мной все в порядке, спасибо за беспокойство.
Тоби переглянулся с женой и дочерью и жестом велел Персее подать Авроре обед. Ела Аврора в полной тишине.
— Спасибо, сказала она, — отодвигая тарелку: — Тебе не мешало бы научиться готовить получше, Персея, — добавила она.
— Да как ты смеешь, — взорвалась Персея: — Мало того, что мы столько натерпелись тут от тебя, так тебе еще и стряпня моя не нравится.
— Ты дура, тетя, — вздохнула Аврора и щелкнула пальцами, Персея тут же лишилась дара речи.
— Загостилась я у вас, — встала из-за стола Аврора: — Пожалуй, слишком много чести, ну да ладно, родственников надо баловать. Запряги-ка мне лошадь, дядя.
Дядя Тоби покосился на жену, которая разевала рот беззвучно, как рыба, на дочь, но ничего не сказал и пошел в конюшню.
— Всего хорошего, родственники, — ухмыльнувшись, сказала Аврора и села на своего коня: — Не скажу, что время, проведенное с вами, было приятным.
— Подожди, Аврора, — хватая коня за узду, закричал Тоби: — То есть подождите, — тише поправился он: — А как же Персея? Ты, то есть вы ее расколдуете?
— А зачем? — удивленно подняла брови Аврора: — По-моему, так гораздо лучше, — и забрав у дяди поводья, выехала за пределы двора.
Появление Авроры в её владениях, оказалось для местных жителей полной неожиданностью. Её, как и Селену, считали мертвой. Девушка, не обращая ни на кого внимания, поехала прямо в замок. Еще с дороги она послала несколько птиц с приказом для прислуги возвращаться, и поэтому пустынным замок не был. Вернее его можно было бы счесть пустым, потому что прислуга, которая уже успела вернуться, старательно пряталась от чужих глаз. На дом пригодный для жилья, замок хозяйки Восточной долины похож не был. От замка остались только стены, кроме того, в лесу около замка обосновалась банда разбойников, которая нещадно терроризировала местное население. С разбойниками Аврора нашла общий язык достаточно быстро, разбойники отныне стали называться ее армией. По приказу хозяйки, новоявленная армия согнала местных жителей на ремонт замка. Уже через месяц замок было не узнать, стены отчищены от копоти, поставлены новые ворота, заново отстроена крепостная стена, вставлены стекла и даже расставлена новая мебель. Подданным Авроры принудительный ремонт пришелся не по нраву, но любое недовольство тут же гасилось бандитами, нанятыми Авророй.
После ремонта, местные жители были отпущены по домам, но Аврора обложила их данью, которая в несколько раз превышала дань, собираемую при Селене. Следом за подданными, Аврора избавилась и от своей "армии", в услугах которой нуждаться перестала. Разбойников такой поворот событий совершенно не устроил, и они попытались наказать хозяйку земель. Вышло ли у них что-нибудь или нет, никто не узнал, но вот в лесу, недалеко от замка появилось большое стадо, неведомо откуда взявшееся стадо винторогих козлов, а разбойников больше никто не видел.
На улице шел проливной дождь и свистел ветер, деревья в саду скрипели, гнулись и те что послабее ломались. Аврора сидела в маленькой комнатке в башне своего замка и в волшебном зеркале наблюдала последствия бури устроенной ею после обеда.
— Пожалуй, град все же добавить стоило, — покачав головой, сказала Аврора: — Ну да ладно, не начинать же все с начала.
Девушка встала, погасила зеркало и спустилась в столовую.
— Подавай ужин, Тор, — крикнула она слуге и села за стол.
Аврору не тяготило одиночество, она прекрасно обходилась одна. А если ей становилось совсем скучно, она развлекалась тем, что устраивала разгон слугам или, если слуги тоже надоедали, ехала развлекаться в город.
Сегодня с утра, Аврора, в общем-то, не собиралась развлекаться, она поехала в город, чтобы выбрать себе ткань для нового платья и сразу подобрать украшения к нему, но ничего из этого у нее не получилось. Большинство населения города встретило ее у ворот, и было видно, что вышли люди отнюдь не для того чтобы радостно приветствовать хозяйку. Возглавлял шествие Старейшина.
— Дорогу, — крикнула Аврора, останавливая своего коня.
— Дороги не будет, — громким голосом ответил ей Старейшина, и толпа поддержала его одобрительным ревом.
— Вот как? — удивилась Аврора: — Могу я узнать почему?
— Можете, — кивнул Старейшина: — Отныне вам запрещено появляться в городе, да и вообще везде появляться запрещено.
Брови Авроры удивленно поползли вверх.
— Да, мы общим собранием решили, что больше не будем вам платить дань и подчиняться вам больше не будем. Но мы решили проявить милосердие и позволить вам уехать. Мы даем вам неделю срока, этого времени вам должно хватить, чтобы навсегда убраться из Восточных земель. Вот. Я все сказал, — выкрикнул Старейшина, и толпа за его спиной поддержала своего предводителя гулом одобрения.
Громкий смех Авроры был совсем не той реакцией, на которую рассчитывал Старейшина, произнося столь пламенную речь. Люди за его спиной тоже растеряно затихли.
— Вы решили? Мне убраться? — все еще смеялась девушка, но потом, вдруг резко перестав хохотать, ледяным тоном спросила: — Ты хорошо подумал, прежде чем угрожать мне? По моему, ты и твое общее собрание немного забыли, что находитесь на моей земле, и только я решаю, кому тут жить, а кому убираться вон.
— Но мы отказываемся жить под вашим управлением, так жить невозможно, — крикнул кто-то из толпы.
— Ну, так езжайте жить туда, где возможно, — удивленно пожав плечиком, ответила девушка: — Разве я кого-нибудь держу?
— Но это наша земля, мы всю свою жизнь живем здесь, наши предки жили и похоронены здесь, — краснея от злости, заорал Старейшина.
— Тебе предков из могил поднять, чтобы уезжать не скучно было? — невинно поинтересовалась Аврора. Старейшина не смог ничего ответить, он только как рыба хватал ртом воздух, и из пунцово красного в миг стал мертвенно бледным.
— Да что мы слушаем эту ведьму, — раздался крик где-то посреди толпы: — Вам говорили нельзя с ней по-хорошему. Убить ведьму.
— А это кто там такой смелый? — заинтересовалась Аврора и от одного взмаха ее руки, кричавший, отчаянно вопя и молотя ногами, взмыл в воздух. — Так что ты там предлагал?
— Я..Я… Помогите, — завопил мужчина, отчаянно размахивая руками и ногами. Махал он так интенсивно, что толпа вокруг него расступилось, несколько человек уже получили удары тяжелыми сапогами по голове, и больше желающих не находилось.
— По-моему, ты говорил про то, что меня надо убить, — как будто вспомнив, произнесла Аврора. — Мне не нравится твое желание.
Произнеся последнюю фразу, она махнула рукой и, висевший в воздухе мужчина, с воплем полетел в сторону и на скорости врезался в городскую стену. Горожане ахнули, и толпа около стен заметно поредела, а из тех, кто остался, желающих призывать к убийству хозяйки земель больше не находилось.
— Так нельзя, — оторвал Аврору от наблюдения за тем, как наказанного ею мужчину осторожно, стараясь не переломать еще целые кости, уносят под защиту городских стен, возглас Старейшины. — Вы не имеете право применять волшебство, мы же не можем вам ответить тем же.
— В том то вся и прелесть, — улыбнулась Аврора. — Убирайтесь-ка с дороги, тогда, может быть, я не стану никого наказывать.
— Нас не за что наказывать, — снова краснея от напряжения и злости, заорал Старейшина: — Мы всегда считали, что вы лучше, добрее, чем ваша матушка, но вы еще хуже.
— Вот как? — удивилась Аврора: — А мне казалось, что раньше вы говорили, что при правлении Селены жить было невозможно.
— Мы ошибались, — не меняя тона, уверенно сказал Старейшина: — Раньше было лучше.
— И ты думаешь, что хуже, чем сейчас быть уже не может?
— Я так не говорил, — тут же осекся Старейшина: — Просто вы не можете… Вы не имеете права…
— И почему каждая свинья позволяет себе указывать мне, на что я право имею, а на что нет, — вздохнула Аврора. — А кстати о свиньях, — вспомнила она. — Удачный случай попрактиковаться.
Девушка соскочила с лошади, простеньким заклинанием перенесла к себе одну из волшебных книг, быстро полистала ее и остановилась на нужном заклинании.
— Замечательно, даже варить ничего не надо, — удовлетворенно кивнула она. — Ну-ка расступитесь, — приказала она толпе и махнула рукой. Люди вокруг Старейшины попадали, и он остался стоять один. Аврора произнесла заклинание, и на месте Старейшины в тот же миг оказался большой поросенок. Люди закричали и кинулись в рассыпную.
— По-моему что-то не так, — нахмурилась Аврора. Она еще полистала книгу, и, прочтя еще одно заклинание, захлопнула ее, удовлетворенная своей работой. Перед ней, на совершенно пустом пространстве стоял синий поросенок, ошалело оглядывающийся по сторонам.
— Не хватает только розовых панталон, и тогда будешь совсем как тот, во сне, — удовлетворенно сказала Аврора. — Давай-ка дружочек, закончим начатое.
Поросенок попытался убежать, но Аврора не дала ему такой возможности. Она подняла животное в воздух и, не взирая на его отчаянный визг, стала примерять панталончики, которые как стая птиц летели из городских ворот.
— Эти тебе великоваты будут, — перебирала девушка: — Эти, фу, грязные, эти какие-то кукольные, на тебя, к сожалению, не налезут, хотя по цвету очень подходят, а вот эти в самый раз, только они не розовые. Ну что, походишь в желтых, а в утешение тебе вот еще и чепчик. Пинеточек нету, уж не обессудь.
Аврора опустила поросенка на землю, и тот бросился бежать.
— Даже спасибо не сказал, — вздохнула девушка: — Ужасно неблагодарный у меня народ.
Ехать за покупками желание у Авроры пропало. Она вернулась домой, где, пообедав, долго колдовала в башне, насылая на свои земли бурю.
Ветер стихал, злость сошла на нет и утреннее происшествие уже не казалось Авроре хоть сколько-то значимым. Она поужинала, развлекая себя во время еды тем, что меняла внешность Тора. Тор тихо ворчал, остальные слуги что-то роняли от неожиданности или испуга, когда Тор выходил из столовой, а Аврору это веселило. Когда Тор подал десерт, то Аврора наложила на него иллюзию многорукости, многоногости и трехголовости. Она ожидала визгов или хотя бы криков испуга из-за двери, но оттуда раздался ужасный грохот, крик Тора и в комнату, пробив дверь, влетел огненный шар. Аврора вскочила и уже приготовилась убить того, кто посмел нарушить ее покой и испортить дверь, но убивать никого не пришлось.
— Что это ты над Тором так зло шутишь? — заходя в комнату, спросила Селена.
— А это ты, — вздохнула Аврора. — Ну, здравствуй, мама.
— Здравствуй, девочка моя, — улыбнулась Селена: — Замечательно выглядишь, изменилась ты, как я погляжу.
— Ты тоже похорошела, — усмехнулась Аврора и прищурилась, — Надо же, по настоящему похорошела, а я то думала иллюзию так хорошо сделала.
Улыбка сошла с лица Селены.
— Что с тобой, Аврора? — серьезно спросила она.
— Со мной все в порядке, — удивленно приподняв брови, ответила девушка, — А с чего ты взяла, что со мною что-то не так?
— Я объясню тебе, — ответила Селена. — Во-первых, ты вернулась сама, без договоренности со мной, ну да это ладно. Во-вторых, я узнаю, что для ремонта ты согнала сюда местных жителей, в-третьих, ты использовала для этого бандитов с большой дороги. В-четвертых, над нашей территорией, меньше чем за два месяца, было уже восемь бурь, не считая одного снегопада и трех вспышек бешенства у кур. Мне продолжить, или ты по-прежнему будешь утверждать, что с тобой все в порядке?
— Ну, нашла из-за чего волноваться, — поморщив носик, ответила Аврора. — Во-первых, как бы я с тобой возвращение согласовала, когда ты так усиленно пряталась, во-вторых, жители наш замок и сожгли, следовательно, им его и восстанавливать пришлось. Что до разбойников, то с ними проблем уже не будет.
— А бури со снегом? — нахмурившись, спросила Селена.
— А это так, ерунда, надо же как-то дать понять этим неблагодарным свиньям кто здесь хозяйка. Кстати не хмурься, от этого морщины образуются.
— Если бы я сама не была ведьмой, я бы сказала, что тебя подменили, что ты это не ты, а кто-то другой, принявший твой образ, — произнесла Селена.
— Но я это я, — подвела итог Аврора. — Кстати, ты ничего не хочешь мне рассказать? — поинтересовалась она. — Как я поняла, у меня появился отчим.
Селена смутилась и даже немного покраснела.
— Боги всемогущие, — улыбнулась девушка: — Ты еще и краснеть научилась. Кто он? Ты мне его представишь или по-прежнему прятать от меня будешь?
— Я вас познакомлю, позже, — справившись со смущением, ответила Селена: — И никого я от тебя не прячу, скорее я от Троя прячу все это, — провела рукой по стене женщина.
— То есть он не знает, кто ты? — удивилась Аврора.
— Он знает, что у меня есть некоторые не совсем обычные способности, — снова смутилась Селена.
— И как долго ты собираешься скрывать от своего Троя что ты способна несколько больше чем на просто "не совсем обычные способности"?
— Я боюсь его потерять, — едва слышно ответила Селена.
— Боже, как романтично, — хмыкнула Аврора, тоном, который восторга совсем не выражал. — Ну, прямо как в романах.
— Ты изменилась, Аврора, — внимательно всматриваясь в дочь, сказала Селена, — Ты стала злее.
— Я стала умнее, — зло бросила Аврора, — Ну да не будем обо мне. Раз уж ты так дорожишь своим Троем, думаю ты не будешь против, если я переделаю заклинание на вызов волшебных книг. Тебе они больше не нужны, а мне спокойнее, если книги всегда будут под рукой. И еще. Насколько я поняла, тебе очень неплохо живется в хоромах твоего милого, а значит, ты сможешь безо всякого для себя ущерба переписать все наши владения на мое имя.
— Аврора, — удивленно воскликнула Селена: — Скажи мне, кто тебя так околдовал?
— Не пори чушь, никто меня не околдовывал, — сердито ответила Аврора: — Просто я перестала быть добренькой дурочкой, и мне казалось, тебя это должно было устроить, ведь ты всегда говорила, что я слишком мягка для ведьмы.
— Говорила, — хмуря брови, ответила Селена: — А ты всегда с этим спорила.
— Больше не буду, — невинно улыбнулась Аврора. — Ужинать будешь?
— Нет, спасибо, я не голодна, — вздохнув, ответила Селена: — Да и не ужинать я сюда пришла.
— Ну, тогда я пойду распоряжусь, чтобы твою комнату привели в порядок.
— Не надо, — остановила девушку Селена: — Ночевать я тоже не останусь.
— Неужто Трой ревновать будет? — съязвила Аврора.
— Оставь Троя в покое, — рассердилась Селена: — И до встречи.
Сказав это, Селена превратилась в сову и вылетела в предварительно ею же открытое окно.
— До встречи, — усмехнулась Аврора, закрыла окно и пошла к себе в спальню.
Селена летела долго и в человека превратилась недалеко от маленького домика в чаще леса. Поправив платье и прическу, Селена пошла к дому.
— Наконец-то ты вернулась, — встретил женщину на пороге здоровый как медведь мужчина. — А то я уже начал волноваться. Темно уже, да и буря недалеко была. Что-то случилось?
— Трой, — вздохнула Селена и обняла мужчину.
— Я могу чем-то помочь? — обеспокоено спросил Трой.
— Не знаю, — покачала головой женщина, а потом, вздохнув и выдохнув, произнесла: — Нам надо серьезно поговорить. Я должна тебе кое-что рассказать.
— Хорошо, пошли в дом, — сказал Трой, обнимая Селену за плечи.
В доме, за столом сидело еще трое молодых мужчин, вернее последнего мужчиной назвать можно было весьма относительно, скорее это был взрослый мальчик.
— А ну-ка, ребятки, ступайте наверх, — попросил Трой.
— Па, ну спать же еще рано, — пробасил младший: — Селена, что мы натворили? За что нас так рано спать?
— Это не наказание, просто нам с Селеной надо поговорить, — пояснил Трой. — Спать ложиться не обязательно, можешь, например, почитать что-нибудь для разнообразия.
— Ну, вот еще, — фыркнул младший.
— Ну, если просто поговорить, так может, мы в деревню сходим, — предложил старший сын Троя.
— Поздно уже, да и буря была, не думаю я, что кто-то на улице в такую погоду будет гулять, — вздохнул Трой.
— Буря была на соседних землях, — вмешалась в разговор Селена: — Думаю, до нас она не дойдет.
— Да кто ж ее, бурю, знает. Она же не человек, ей остановиться не прикажешь. Вон как воет с самого обеда.
— Эта буря сюда не пойдет, — твердо повторила Селена, опуская глаза, чтобы не столкнуться с вопросительным взглядом Троя.
— Тогда мы пошли, — радостно выскочил из-за стола младший и, не дожидаясь, пока отец скажет что-нибудь еще, выскочил за дверь.
— Купи мне, пожалуйста, пирожных, если пекарня еще не закрылась, — попросила Селена старшего, когда тот собирался выходить. Парень кивнул и ушел вслед за братьями.
— Так о чем ты хотела мне рассказать? — спросил Трой после достаточно долго паузы.
— Кстати твоя уверенность в том, что буря стороной пройдет тоже относится к твоей тайне?
— Относится, — вздохнула Селена и заходила по маленькой кухоньке взад- вперед.
— Ты пугаешь меня, — еще через некоторое время полной тишины, нарушаемой только шагами Селены, произнес мужчина.
— То, что я скажу, тебе может очень не понравиться, — начала Селена: — Вернее это наверняка тебе не понравится, потому что я обманула тебя. Вернее не то чтобы обманула, скорее просто не все о себе рассказала, вернее совсем ничего не рассказала, вернее…, - и Селена снова замолчала.
— А теперь ты решила мне рассказать о себе все, что раньше скрывала, — констатировал сказанное Трой. — Могу я узнать, что стало тому причиной?
— Моя дочь, — ответила Селена, но потом обхватив голову руками села за стол: — Вернее не только Аврора, я давно собиралась, я все думала о том, как лучше тебе обо всем рассказать, но все никак решиться не могла.
— А как же на твое решение повлияла Аврора? Ты вроде говорила, что она путешествует?
— Она вернулась. И очень изменилась и это изменение мне очень не нравится. Это как будто не Аврора, как будто ее околдовали. И если бы я не видела что это не так, я бы так и подумала, — на одном дыхании произнесла Селена.
— И?
— Но это не моя девочка, — вздохнула Селена.
— То есть, ее все же околдовали, — робко предположил Трой, потому что Селена задумавшись, замолчала.
— Но это просто не возможно, — чуть не плача воскликнула Селена и снова заходила по кухне. — Аврора очень могущественная ведьма.
— Как это ведьма? — удивленно спросил мужчина. — Но если она ведьма, то…
— Да, я тоже, — вздохнула Селена. — Именно это я от тебя и скрыла.
— Не молчи, скажи что-нибудь, — взмолилась Селена, когда молчание Троя стало тягостным.
— Это все что ты от меня скрыла или есть еще что-то? — еще помолчав, спросил Трой.
— Ну, это основное, а все остальное так, мелочи.
Трой вопросительно приподнял брови и внимательно посмотрел на любимую женщину. То, что Селена не простая женщина он понял давно, но ведьмой ее считать ему совсем не хотелось. Он старался убедить себя, что для того, чтобы быть матерью могущественной ведьмы, совсем не обязательно самой быть ведьмой. Но, судя по тому, как нервничала Селена, он заблуждался.
— Ну, еще я хозяйка Восточных земель, хотя теперь скорее бывшая хозяйка, а еще я тоже весьма могущественная ведьма.
— Значит тоже, — вздохнул Трой.
— Трой, я очень изменилась с тех пор как встретила тебя. Да, раньше я была злее, но сейчас я изменилась. Я знаю, ты не поверишь, но за то время что мы с тобой я почти не прибегала к магии. Я стала мягче, ну я даже не знаю, как это сказать. Наверное, я стала походить на Аврору, а вот Аврора почему-то стала походить на меня прежнюю. Поверь мне, я люблю тебя, и я правда уже не та Селена, которой была раньше.
— Я верю, — взяв в свои ладони лицо Селены, тихо произнес Трой.
— Трой, — прошептала Селена и уткнулась любимому в плечо.
— Ну, ну, что ты, не плачь, — гладил по голове Селену Трой. Он не мог объяснить почему, но он верил ей, и, в общем-то, ему было все равно ведьма она или нет. Он любил Селену. За много лет после смерти жены Трой впервые встретил женщину, которую так любил, и с которой ему было так хорошо. Более того, Селена прекрасно поладила со всеми его сыновьями, а это было не просто, потому что его ребята были очень разными.
— И я даже спрашивать не буду, как у нее это получилось. Наверное, она научилась ладить с детьми, когда занималась воспитанием самой могущественной ведьмы, — подумал он. — А может это и при помощи волшебства. Нет, я бы заметил. Хотя…. Если она такая могущественная, то, наверное, мог бы и не заметить.
— Я не привораживала тебя, — будто прочтя мысли Троя, сказала Селена.
— А тебе и не надо было, — улыбнулся мужчина и после некоторого молчания добавил:
— Лучше я спрошу, а то потом мысли разные в голову лезть будут. А моих сыновей ты привораживала?
— Привораживала? — удивленно подняв брови и даже перестав плакать, спросила Селена.
— Ну, может, не привораживала, — смутился Трой: — Я просто другого слова подобрать не могу. Ну, ты так с ними подружилась, и вот я подумал….
— Нет, — не дав Трою договорить, ответила Селена.
— Что нет? — не понял Трой.
— Ни в отношении тебя, ни в отношении твоих сыновей колдовства я не применяла.
— Вот и славно, — с облегчением вздохнул мужчина. — А как я могу помочь твоей Авроре?
Селена не ответила, а только освободилась из объятий Трой и снова нервно заходила по комнате.
— Все так плохо? — осторожно поинтересовался Трой
— Может быть, и нет, — резко останавливаясь, ответила Селена. — В последний раз я видела ее по дороге в Вышеград, и тогда с ней все было в порядке, — размышляла вслух Селена. — Следовательно, что-то произошло, после того как она посетила столицу Большой страны.
— Значит, нам надо поехать туда и выяснить что произошло, — заключил Трой.
— Конечно, можно и так поступить, — задумчиво произнесла женщина: — А можно попробовать по другому.
— Будешь колдовать?
— Если ты не против, — умоляюще посмотрела на Троя Селена.
— Нет, конечно, особенно если ты пообещаешь не разнести дом вдребезги, — улыбнулся Трой.
— Обещаю, — улыбнулась в ответ Селена.
— А можно я тебе помогать буду? — робко спросил Трой.
Вид ее сильного, ничего не боящегося Троя, который умирал от любопытства, заставил Селену еще раз улыбнуться. — Конечно можно, — ответила она: — Может быть, ты сможешь заметить что-то, что я пропущу.
— Когда приступим? — довольный как ребенок, спросил Трой.
— Завтра утром и приступим, — ответила Селена. — Вот сделаешь утром все дела и приступим.
В комнате на некоторое время повисла тишина. Селена обдумывала способы проследить путь Авроры от ворот Фотинии и до ее возвращения домой, а Трой думал, чем он еще может помочь любимой.
— Послушай, Селена, — прервал он молчание: — А может, если Авроре кто-то или что-то угрожает, она поживет тут у нас? Нет, я, конечно, понимаю, что это далеко не замок, но здесь она будет в безопасности.
— Боюсь, никто кроме нее самой ей не угрожает, — вздохнула Селена: — И опасна она не только для себя, но и для окружающих.
— Пап, Селена, — вопя, ворвался в дом младший сын Троя Богдан. — На соседних землях такое творится.
— И чего ты так орешь? — входя следом за младшим братом, тихо спросил старший из братьев. — Перепугал вон только Селену не на шутку.
— Я тебе пирожных принес, — кладя на стол кулечек со сладостями, сказал Николас, средний из братьев: — Пекаря еле уговорили продать их нам, он уже закрывался, но мы его уломали.
— Да погоди ты со своими пирожными, — возбужденно прикрикнул на брата Богдан. — Представляете, хозяйка Восточных земель ведьма.
— Бо, брось чушь молоть, — усаживаясь за стол, сказал старший из братьев Вик.
— Но староста же рассказывал, он же сам видел, как Старейшину Восточного города в свинью превратили, синюю, — не унимался младший из братьев.
— Пить твоему старосте меньше надо, тогда может синие свиньи мерещиться перестанут, — добродушно заметил Николас и добавил, обращаясь к Селене: — Может чайку попьем?
Селена встала, чтобы вскипятить воду, а братья продолжали спорить.
— А что еще видел староста? — поинтересовалась Селена у Богдана.
— Селена, ну хоть ты то ему не подыгрывай, — всплеснул руками Вик: — Неужели ты веришь в то, что кого-то можно в свинью превратить, да еще и синюю.
— Говорят, что жители Восточных земель решили взбунтоваться против своей хозяйки, — не обращая внимания на братьев и радуясь слушателю, начал Богдан. — Поговаривают, что раньше хозяек было две, мать и дочь, так вот дочь была вроде нормальная, а мать так редкостная зараза, но жители позвали на помощь эльфов и короля Грея и ведьмы испугались.
— Вот как? — усмехнулась Селена: — Значит, редкостная зараза и значит, эльфов испугались.
— Да, — не заметив реакции мачехи, продолжил Бо. — Так вот, обе ведьмы исчезли. Кое-кто говорил, что, мол, это он ведьм убил, ну, да только не так давно молодая ведьма снова появилась.
— Никак воскресла, — язвительно вставил Николас.
— И совсем не воскресла, — раздраженно отозвался Богдан.
— Из могилы вылезла? — предложил свою версию Вик.
— Да ну вас, — махнул рукой Бо: — Если не интересно я могу и не рассказывать.
— Нет, что ты, очень интересно, — сказала Селена, разливая по чашкам чай: — Рассказывай.
— Ну, так вот, — довольно продолжил Богдан: — Конечно, она не из могилы вылезла. Про то, что ведьм убили, врали люди, просто ведьмы действительно испугались и сбежали. А теперь младшая вернулась.
— Ты же говорил, что дочь вроде не злая была, — снова перебил младшего брата Николас.
— Вот в том то и дело, — серьезно согласился Богдан: — Хотя про них разное говорили, но в целом сходились на том, что дочь добрее матери была. Но только теперь эта леди Аврора сама на себя не похожа стала. Говорят, что так как она сейчас, даже ее мать раньше не зверствовала.
— Так может это и не она? — предположил Николас: — А скажем ее мать.
— Все может быть, — задумчиво произнес Богдан.
— Так что там было с синей свиньей? — напомнил сыну тему разговора Трой.
— Ах, да, — вспомнил Бо, и продолжил. — Так вот, вернулась, хозяйка Восточных земель сильно злая и местным жителям житья от нее не стало. Она свои земли данью обложила раза в два большей, чем раньше и за любое неповиновение сразу бурю, или еще какую напасть устраивать стала. И решили жители снова взбунтоваться и прогнать ведьму со своих земель.
— Весьма дальновидное решение, — жуя одно из пирожных, сказал Вик. — Она, надо полагать, очень обрадовалась такому решению?
— Староста говорит, что она долго хохотала, когда ей велели убираться, а потом превратила Старейшину Восточного города в свинью. И не надо фыркать, именно в синюю свинью, а потом еще и кальсончики ему подобрала, желтые почему-то, — тихо и уже не совсем уверено добавил Бо.
— Синяя свинья в желтых кальсонах? — удивленно смотря на Селену, спросил Трой.
— Странное сочетание, — не заметив взгляда Троя, произнесла Селена. — А может Старосте и вправду спьяну привиделось?
— Ну, вот и ты туда же, Селена, — расстроено вздохнул Богдан, и, что-то толкуя потихоньку, пошел к себе в комнату.
Допив чай и пожелав всем спокойной ночи, за братом пошел спать и Николас. Трой, Селена и Вик пили чай молча.
— Послушай, Селена, — начал Вик: — Ты только не обижайся, но эта ведьма из Восточных земель часом, не твоя ли дочь?
— Откуда такие выводы? — сердито спросил сына Трой.
— Просто я слышал, что хозяек Восточных земель звали леди Селена и леди Аврора. А насколько я помню, дочь Селены Авророй зовут, и еще я заметил, что Селена колдовать умеет.
— И давно ты это заметил? — спросила Селена.
— Да, — кивнул Вик: — Почти сразу как ты у нас жить стала.
— И ты до сих пор держал это в тайне? — немного с укором спросил Трой.
— Я не хотел зря тебя пугать, пап, — ответил Вик: — Я решил, что сначала сам послежу за ней, а если замечу что-то подозрительное, то скажу тебе.
— А что ты видел? — поинтересовалась Селена.
— Ты на дрова дула, чтобы огонь разгорелся, и потом белье у тебя в кадке само стиралось.
— И это подозрительным тебе не показалось? — ехидно спросил Трой.
— Пап, только не делай вид, что ты не знал о том, что Селена колдовать умеет, — отмахнулся от отца Вик. — Огонь и белье мне показались безобидным колдовством, а больше ничего серьезного я за Селеной не заметил. К тому же вы с ней любите друг друга. Так я прав на счет твоей дочери, Селена?
— Прав, — ответила Селена: — Хозяйка Восточных земель действительно моя дочь.
— И она что, на самом деле может человека в свинью превратить? Синюю? — спросил Трой.
— Может конечно, — кивнула Селена: — Хотя почему именно синюю я не понимаю.
— А что с ней произошло? — спросил Вик: — Если верить тому, что тут наплел Бо, то раньше она не была такой злой.
— Раньше она была сущим ангелом, — вздохнула Селена: — А вот что с ней произошло, я и сама хотела бы знать.
— Так, уже поздно, — вставая из-за стола, сказал Трой: — Давайте не будем гадать, а завтра, как договорились, попробуем все выяснить. А теперь всем спать.
— Да, гадать все равно бесполезно, — согласилась Селена: — Иди, ложись, а я уберу посуду и тоже приду, — обратилась она к Трою.
— Тебе помочь, Селена? — спросил Вик.
— Нет, спасибо, мой мальчик, — улыбнулась Селена. — Спасибо тебе за все и спокойной ночи.
— За что спасибо? — не понял Вик.
— За то, что дал мне шанс и не стал настраивать против меня отца, несмотря на то, что я ведьма.
— Да какая ты ведьма? — усмехнулся Вик, но потом осекся: — Или все-таки ведьма?
— Ведьма, — улыбнулась Селена и отошла от кадки с водой, в которой полоскались чашки и блюдца.
— То есть ты тоже умеешь насылать ураганы и людей в свиней превращать?
— Умею, Вик, — ответила Селена: — Но с тех пор как я познакомилась с твоим отцом, делать этого мне как-то не хочется.
— Ну, вот и славно, — вздохнул Вик: — Спокойной ночи, Селена.
Вик ушел спать, а Селена села за стол и стала наблюдать, как посуда вытиралась и сама расставлялась по местам, благодаря простенькому заклинанию.
— Синий поросенок, ну надо же, — покачала головой Селена: — Что же с тобой произошло, девочка моя?
Но ответа на этот вопрос Селена дать не могла и поэтому, закрыла дверь и пошла спать.
Утро в доме Троя началось как обычно. После легкого завтрака мужчины пошли в лес, а Селена осталась дома, наводить порядок и готовить обед. Но от дел женщину все время отвлекали мысли о дочери.
— Селена, печь, — отвлек женщину от размышлений голос Троя. Селена подскочила, но было уже поздно. Она так глубоко задумалась, что не заметила, как вода из котелка выкипела совершенно и картошка основательно пригорела ко дну.
— Вот нечистая сила, — выругалась Селена, но потом, смутившись, добавила: — Прости, я задумалась.
— Придумала что-нибудь? — спросил мужчина, снимая котелок с огня и заливая пригорелую массу водой.
— Так, есть кое какие мысли, — вздохнула Селена. — Я думала, вот сейчас доварю картошку и зеркалом займусь.
— Ладно, давай так. Я картошку сам отварю, а ты иди, колдуй, — сказал Трой. — Если что понадобиться, зови.
Селена улыбнулась, чмокнула Троя в щеку и пола к себе в комнату. Комнатка была очень небольшой и скромно обставленной, но именно здесь было единственное в доме зеркало. Его Селене подарил Трой, когда они стали жить вместе.
— Трой, картошка, — отвлек от мыслей хозяина дома голос Селены. Мужчина ойкнул, подхватился с места, но Селена уже сняла котелок и переставила его на менее горячее место.
— Я задумался, — покраснев до корней волос, признался мужчина. — А ты чего так быстро спустилась? Выяснила что-нибудь?
— Нет, — вздохнула Селена: — Более того, похоже, ничего выяснить мне и не удастся.
Трой молчал, его раздирало любопытство, но он не торопился с расспросами, потому что боялся еще больше расстроить Селену.
— Я хотела использовать зеркало, но оно не совсем подходит, а сделать его подходящим я не могу.
— Почему? — наконец-то спросил Трой, ибо Селена замолчала и снова погрузилась в размышления.
— Аврора поменяла заклинания на вызов волшебных книг, а без них я ничего сделать не могу.
— Совсем?
— Ну не то чтобы совсем, — снова вздохнула женщина: — Но волшебного зеркала без книги мне не сделать. А без зеркала я не смогу узнать, что случилось с моей девочкой.
— А кроме зеркала другие идеи у тебя были?
— Нет, — покачала головой Селена: — Разве что самой поехать по ее маршруту и расспрашивать всех встречных люде, не видел ли кто-нибудь, как обидели мою Аврору.
— Да, не самая лучшая идея, — сказал Трой, садясь рядом с любимой и обнимая ее за плечи.
— Сама знаю, — тихо отозвалась Селена, прижимаясь к Трою.
На обед домой пришли только Богдан и Николас. Куда делся Вик, братья не знали. Вик вернулся только вечером, когда вся семья уже заканчивала ужин и начинала не на шутку беспокоиться. На все расспросы Парень отвечал отговорками, и по его виду было видно, что пока он сам не захочет информацию из него будет не вытянуть. Вик отказался идти с братьями в деревню на танцы и молча сел ужинать.
— Я был в городе, — доев свой ужин, сказал наконец Вик.
— И? — нетерпеливо спросил Трой.
— Там действительно есть синяя свинья в желтых кальсонах, — отпивая чай из кружки, поданной Селеной, продолжил парень. — И это еще не все. Есть множество очевидцев того, как леди Аврора одним взмахом руки размазала здоровенного мужика об стену. Они же говорят, что Старейшину, правда, в свинью превратили.
Селена ничего не сказала, а только вздохнула и заходила по кухне.
— А вам что-нибудь удалось выяснить? — нарушил тишину вопрос Вика.
— Нет, — ответил за Селену Трой. — Аврора волшебные книги заперла, а без них Селена ничего узнать не может.
— И что теперь делать? — спросил Вик.
— Не знаю, — горько вздохнула Селена и опустилась на лавку. — Чтобы понять, что с ней произошло, мне нужны книги, а книги в замке.
— А достать их оттуда никак нельзя? — поинтересовался Вик.
— Украсть что ли? — спросил Трой. — И ты думаешь, леди Аврора тебе это позволит? Ты решил пополнить собой количество разноцветных животных?
— А ведь это идея, — вскочила Селена. — Ты гений, Вик, — Селена поцеловала парня в лоб. — Ну, как же я сама не додумалась.
— Селена, мне не нравится идея с похищением волшебных книг, — нахмурившись, сказал Трой.
— Трой, милый, а никакого похищения и не нужно, — воскликнула женщина. — Я ведь могу спокойно воспользоваться книгами в замке. Из дома меня Аврора пока не выгоняла.
— Ты хочешь поехать туда? В замок? — спросил Трой и голос его выдавал сильное беспокойство.
— Трой, она моя дочь, — садясь рядом, сказала Селена. — Во-первых, никто кроме меня не сможет узнать, что же с ней все-таки произошло, а во-вторых, беспокоиться совсем не надо, она ничего мне не сделает, я все же ее мать.
— А если сделает? Она же сильно изменилась, — спросил Вик.
— Ты забываешь, мой мальчик, что я тоже не просто деревенская клуша.
— А если она не захочет дать тебе книгу или спросит, зачем она тебе? — спросил Трой. — Как ты ей это объяснишь?
— А если ехать в замок не на один день, а на какое-то время, — предложил Вик: — Тогда подозрений это не вызовет и книги можно будет посмотреть когда леди Авроры дома, например, не будет.
— Именно об этом я и думала, — сказала Селена. — Надо только причину убедительную моего возвращения придумать.
— Ох, не нравится мне эта идея, — нахмурился Трой.
— Пап, не будь эгоистом, — вмешался Вик: — Я понимаю, что ты без Селены скучать будешь, но думаю, это хороший способ понять, что же все-таки с ее дочерью произошло.
— Ты думаешь я против, просто потому, что мне скучно будет? — рассердился Трой.
— Если ты забыл, то леди Аврора шутя, превращает людей в свиней. Селена сама сказала, что это уже не та Аврора, которую она знала, а совсем другая, злая и холодная девица. Кто может поручиться, что она Селене ничего не сделает?
— Трой, — тихо прошептала Селена: — Похоже, это единственный выход. Аврора довольно дружелюбно приняла меня вчера, и нет никаких оснований думать, что в следующий раз будет иначе.
— А как ты собираешься объяснить, почему ты вдруг решила вернуться в замок? — спросил Вик.
— Может сказать, что мы поссорились? — предложил Трой.
— Нет, это не пойдет, — отрицательно покачала головой Селена. — Аврора без труда проверит это. И не дай бог, ей придет в голову наказать Троя.
— А сказать, что ты просто соскучилась? — предложил Трой.
— Тоже не выйдет, — вздохнула женщина. — Я только вчера отказалась ночевать в замке, с чего бы теперь соглашаться.
На кухне повисла тишина, все трое обдумывали варианты возвращения Селены в замок. Иногда, то Трой, то Вик вскакивали или просто резко поднимали головы, придумав что-то, но вслух произнести не решались, поняв, что идея не самая лучшая.
— А вернусь-ка я, пожалуй, безо всяко причины, — решила наконец Селена. — А если спросит, скажу, что просто решила проверить твои чувства разлукой.
— Гениально, — воскликнул Вик.
— Ну что ж, вполне правдоподобно, — нехотя согласился Трой. — И когда планируешь вернуться?
— Думаю завтра утром и вернусь, — решила Селена и стала убирать со стола.
— А может лучше послезавтра или через недельку? — с надеждой спросил Трой.
— Трой, — подошла к любимому Селена: — Чем дольше мы будем тянуть, тем больше бед она натворит.
— И потом, быстрее уедет, быстрее вернется, — вставил свое слово Вик.
— Да, конечно, — вздохнул Трой. — Просто волнуюсь я, вдруг она с тобой что-то сделает, а ты ей противостоять не сможешь?
— Все будет хорошо, верь мне, — сказала Селена и поцеловала Троя в губы.
— Ну что ж, — вставая, сказал Вик: — Не буду вам мешать. Надеюсь, завтра утром я тебя еще увижу. Спокойной ночи.
Вик ушел, а Селена и Трой еще долго разговаривали. Уже заполночь, Селена отправила Троя спать, а сама принесла из спальни шкатулку и принялась перебирать свои украшения. Спать Селена легла только через несколько часов.
Утром Трой и сыновья завтракали сами, Селена еще спала, и Трой не стал ее будить. После завтрака ребята пошли работать, а Трой остался. Он перемыл посуду, подмел на кухне, принес воды, снова подмел, но Селена все еще не спускалась и Трой стал просто расхаживать туда сюда.
— Волнуешься? — спросила Селена, спускаясь на кухню.
— Волнуюсь, — согласился Трой: — Как тебе спалось?
— Спасибо, хорошо. Почему ты меня не разбудил?
— Ты поздно легла, я хотел дать тебе выспаться, — ответил Трой и стал накрывать завтрак для Селены.
— Спасибо, родной, — улыбнулась Селена.
— Знаешь, а ведь отчасти Вик прав, — спустя какое-то время сказал Трой. — Я действительно буду очень скучать без тебя. И волноваться.
— Я тоже, — отозвалась Селена. — Вот возьми, — она протянула Трою один из своих медальонов.
— Зачем это? — недоуменно спросил Трой. — Селена, что-то мне все это совсем перестает нравиться.
— Трой, — вставая из-за стола, тихо сказала женщина: — Пожалуйста, одень это и носи не снимая, пока я не вернусь, пожалуйста. Это просто талисман, он защитит тебя от беды, а если с тобой все же что-то произойдет, я почувствую и смогу придти на помощь.
— Хотел бы я дать тебе такой талисман, — вздохнул, надевая на шею медальон, Трой.
— Со мной все будет в порядке, — обнимая любимого, прошептала Селена и громче добавила:
— И я очень хочу надеяться, что за время нашей разлуки ты не разлюбишь меня.
— Глупая, — улыбнулся Трой и поцеловал Селену, а потом крепко прижал к груди.
— Глупая, — согласилась с ним Селена, украдкой вытирая выступившие слезы. — Просто я боюсь еще раз обжечься.
— Не бойся, — тихо отозвался Трой.
— Ну да долгие проводы, лишние слезы, — вздохнула Селена, отстраняясь от мужчины: — Береги себя и мальчиков, я буду без вас скучать.
— А как ты собираешься до замка добраться? — вдруг спохватился Трой: — Коня-то Богдан забрал.
— Мне не нужен конь, — улыбнулась Селена. — Ты забыл, дорогой, что я ведьма.
— На метле полетишь?
Вместо ответа Селена расхохоталась: — Как мило ты ведьм представляешь.
— Ну, прости, — смутился Трой: — Так если не на метле, то как?
— Птицей, — ответила Селена, все еще смеясь, и достав из кармана еще один медальон, одела его на шею, произнесла заклинание и превратилась в голубя.
— Боги мои, — только и смог вымолвить Трой и осторожно протянул руку к сидящей на краю стола птице. Голубь слегка потерся о его руку и что-то курлыкнув вылетел в открытое окно.
Аврора откровенно скучала. Она уже устроила скандал прислуге, со злости заставила разрастись осоку на пруду, и устроила выволочку Кики, а заодно и лешему. И теперь ей совершенно нечем было заняться. В таком состоянии ее и застала, прилетевшая Селена.
— Ба, какие люди? — воскликнула Аврора.
— Здравствуй, детка, — поприветствовала дочь Селена.
— Могу я спросить, что тебя ко мне привело? — рассматривая Селену с ног до головы, спросила Аврора. Селена смутилась, она не подумала переодеться, и выглядела весьма скромно.
— Ты так спрашиваешь, как будто для того чтобы вернуться домой мне нужна веская причина, — ответила Селена и щелчком пальцев из своего платья сделала более шикарный наряд. Она с трудом сдерживала волнение, но постепенно беспокойство сходило на нет.
— Никак твой лесник тебе надоел? — с усмешкой спросила Аврора.
— С чего ты взяла? — совсем взяв себя в руки, спросила Селена: — Кстати, так хорошо или лучше прическу сменить?
— Лучше совсем сменить, а не морок наводить, — ответила Аврора, внимательно разглядывая мать.
— Да, пожалуй ты права, — согласилась Селена: — Пойду к себе и приведу себя в порядок как следует. Могу я воспользоваться своей старой комнатой, или ты предоставишь мне гостевую спальню? — с легкой издевкой спросила она.
— Мама, — изображая возмущение, воскликнула Аврора.
— Ну, вот и славно, — стараясь не замечать поведение дочери, произнесла Селена и пошла к себе в комнату.
— Весьма любопытно, — провожая мать взглядом, пробормотала Аврора: — Ну да ладно, со временем разберусь.
Отдав распоряжения к обеду, Аврора задумалась, чем бы заняться. И решила выяснить, почему Селена вернулась в замок. Спрашивать мать она не стала, а пошла в башню, где висело волшебное зеркало.
— Покажи-ка мне маминого хахаля, — приводя зеркало в действие, приказала она.
— Какого именно, — поинтересовалось зеркало.
— Последнего, кажется, его Трой зовут, — ответила Аврора; — Кажется он лесник.
Зеркало показало Троя, который обходил свой участок в лесу. Мужчина был задумчив и было больше похоже, что он просто бредет куда-то, чем работает.
— Странно, странно, — покачала головой Аврора: — Похоже, что они поссорились, и он переживает по этому поводу. Интересно, что же между ним и мамой произошло?
Но, к сожалению, это волшебное зеркало было не достаточно сильным, и показать прошлого не могло, а возиться с его усилением Авроре было лень.
— Ладно, со временем сама все расскажет, — решила девушка и приказала зеркалу показать некоторые части своих владений. Увиденное не слишком ее расстроило, практически везде, кроме столицы было тихо. А в столице народ бурлил вокруг поросенка в кальсонах, но дальше пустых криков дело не шло, подбивать народ на новый бунт против хозяйки никто не решался.
Прошло несколько дней, прежде чем Селена смогла начать поиск заклинаний для создания волшебного зеркала. Она решила сделать новое зеркало, потому что старым активно пользовалась Аврора, которая к тому же внимательно следила за действиями матери. Девушку удивила версия, объясняющая, почему Селена вернулась.
— Проверка чувств? — искренне удивилась Аврора. — А что другого способа ты не нашла?
— Какого, например? — поинтересовалась Селена.
— Ну, например, эликсир правды, — выдала первое, что пришло в голову Аврора. — Или, например, превратила бы его во что-нибудь и посмотрела бы на реакцию. Если любит, простил бы. Или устроила бы ему маленький шабаш дома.
— Ну и мысли приходят в твою головку, — поразилась Селена. — Зачем же так кардинально? Мне всего-то надо знать действительно ли он любит меня и выдержит ли его любовь испытание расстоянием.
— Так не интересно, — вздохнула Аврора.
— Зато надежно и проблем никаких.
— Да, кстати, — воскликнула девушка; — А твой благоверный знает, что ты ведьма?
— Знает, — нехотя ответила Селена. — И я очень попрошу тебя отзываться о нем в более подобающем тоне, вполне возможно, что он станет тебе отчимом.
— Ох, мама, как нехорошо с твоей стороны навязывать мне отчима-лесника. Нет бы, охмурила короля какого-нибудь, или, на худой конец, просто богатого землевладельца. А то лесника, да еще и с тремя детьми.
— Тебе-то что до его происхождения и детей? — спросила Селена. Упоминание о сыновьях Троя ей совсем не понравилось. Это означало, что Аврора все-таки сунула нос в волшебное зеркало по поводу Троя. Хотя Селена очень удивилась бы, если бы ее дочь этого не сделала.
— Тебе не нравится, что я интересуюсь твоим Троем? — наивно хлопая глазами, спросила Аврора.
— Отчего же, — стараясь не выдавать недовольства, ответила Селена. — Появись в твоей жизни мужчина, я бы тоже интересовалась.
— Ну, в моей жизни он еще не появился, — махнула рукой Аврора.
— А сэр Дориан? — поинтересовалась Селена. — Он ведь тебе нравился, помнится, вы даже путешествовали вместе. Я видела, когда смотрела как ты.
— Сэр Дориан, — сморщила носик Аврора; — Этот тип умудрился влюбиться в королеву нимериек и так мучается бедняжка.
Последняя фраза была сказана с усмешкой, которая отнюдь не указывала на то, что Авроре действительно жалко рыцаря.
— Ну, так помогла бы ему.
— С чего это? — удивилась Аврора. — Во-первых, он о помощи не просил, а во-вторых, так даже забавнее, он так старается ей понравиться и в то же время думает, что о его чувствах никто не догадывается.
— Сказала бы сразу, что просто ревнуешь, — ухмыльнулась Селена; — А то не просили ее.
— Ничего подобного, — не на шутку рассердившись, вскочила Аврора: — Если бы он был мне нужен, он уже был бы у моих ног.
— Ладно, ладно, не кипятись, — примирительно сказала Селена: — Не нужен, так не нужен. В конце концов, он не единственный достойный мужчина на свете.
— Нашла достойного, — фыркнула Аврора. — Меня он совсем не достоин.
— А кто тебя достоин? — осторожно поинтересовалась Селена.
— Ну…, не психани я тогда из-за королевского волшебника, можно было бы приворожить короля Грея, — задумчиво произнесла девушка и на какое-то время замолчала, но потом вздрогнула, тряхнула головой и сказала: — Хотя в нем тоже ничего хорошего. Разве что король и Торит у него есть.
— Торит? — переспросила Селена.
— А может это и идея, — не услышав вопрос матери, продолжала размышлять в слух Аврора. — В конце концов, я ему явно нравилась, он хорош собой, он король, а, следовательно, я стану королевой. А заодно размажу этого мерзкого Самеруэля — королевского волшебника, чтобы знал с кем связываться. Или нет, не размажу, лучше заколдую, и пусть мучается. Да, точно, заколдую, для этого ведь даже ехать в Вышеград не обязательно, я смогу и на расстоянии на него неприятностей наслать. Да, так и сделаю.
— А чем тебя этот Самеруэль обидел? — внимательно выслушав монолог дочери, спросила Селена.
— Не спрашивай, — нахмурилась Аврора. — Этот шарлатан решил, что сможет обвинить меня в покушении на короля и выгнать из города. Я тогда дело до конца не довела, но вот сейчас доведу.
— А чего ж тогда не довела?
— Потому что была добренько дурочкой, — зло ответила девушка. — Расстроилась, понимаешь ли, из-за того, что Грей моего могущества испугался. Злой в его глазах показаться побоялась. Ну да это не важно, — добавила Аврора и решительным шагом направилась в башню, смотреть волшебные книги.
— Значит, говоришь, Самеруэль и король Грей, — задумчиво произнесла Селена. — Неужели это у королевского волшебника хватило могущества так околдовать тебя? И у короля Грея значит, есть волшебное зеркало — Торит. Как же это все связано?
Несколько следующих дней Селена продолжала работать над новым волшебным зеркалом, а Аврора над поиском гадостей для королевского волшебника. Больших успехов ни одна их женщин не добилась. У Селены зеркалу никак не хватало силы, чтобы понять, что же произошло с Авророй. А Аврора никак не могла решить, какого же наказания заслужил Самеруэль.
А в это время Трой с сыновьями расчищал участок леса от поваленных последним ураганом деревьев. Работы было много, Аврора опробовала в заклинании новые компоненты и ураган получился более сильным и более обширным, чем все насылаемые ею раньше.
— Кажется, с этой поляной закончили, — вытирая пот с лица, сказал Вик. — Па, давай с Ником идите к дороге и начинайте чистить тропинку с той стороны, а мы с Бо пойдем вам на встречу.
— Давай так, — согласился Трой: — Пойдем Николас.
— Ты иди пап, а я догоню, — отозвался Ник: — Я мигом, схожу в озеро окунусь и приду.
Трой согласно кивнул, взял топор и большой шест, который использовался как рычаг, и пошел в сторону дороги. Ну, пошел было сказано весьма вольно, на самом деле через довольно редкий раньше лесок ему пришлось продираться при помощи топора. Почти дойдя до дороги, он услышал, что там стоят люди. Трой хотел посмотреть кто там, прежде чем выходить, но тут деревце под ним сломалось, и мужчина кубарем вылетел на дорогу прямо под ноги лошадям. Лошади заржали и шарахнулись в разные стороны, обдирая бока о сломанные ветки. Трой только успел встать на ноги, как всадники справились с лошадьми, и в грудь мужчины уперлось несколько копий.
— Эй, эй, тихо, — попятился Трой: — Тихо, я ничего плохого вам не сделаю.
— Конечно, не сделаешь, разбойник, — усмехнулся один из всадников, снова приставив копье к груди Троя.
— Да какой же я разбойник? — удивился Трой. — Я честный человек. А вот кто вы такие будете?
— А что здесь все честные люди с топорами разгуливают? — поинтересовался другой всадник. Всадник был одет просто, но дорого, более того, остальные ему явно подчинялись.
— Так лесник я, — растерянно глядя на топор в своей руке, сказал Трой. — Ураган был, деревьев много повалило, вот я и расчищал.
— Странно, с чего бы это быть урагану в это время года? — все еще недоверчиво, не смотря на молчаливый знак главного убрать оружие, спросил всадник с копьем.
— А это хозяйка соседних земель бушует, — вздохнул Трой. — Правда раньше до нас ураганы не доходили, она раньше только своими землями ограничивалась.
— Леди Селена Шурфийская? — спросил главный всадник, спрыгивая с лошади.
— Почему Селена? — испугано спросил Трой и, поняв, что вопрос вышел очень эмоциональным добавил: — Хозяйка тех земель теперь леди Аврора.
— Ты лжешь, — гневно вскрикнул главный и выхватил меч: — Леди Аврора не могла наслать ураган, она…, она не могла, она не такая, — добавил он тише.
— Была не такая, — отодвигая меч от своего горла, ответил Трой: — Была, — тише добавил он: — Пока в Вышеград не съездила.
— Что ты хочешь этим сказать, лесник?
— Да ничего я сказать не хочу, — буркнул Трой. — А вы, собственно, почему интересуетесь?
— Не твое дело, — прикрикнул на Троя один из всадников. — Ты хоть знаешь, с кем разговариваешь? Перед тобой король Большой долины, Грей Асмиральд I, Освободитель.
— Простите, Ваше Величество, — смутился Трой. — Но все же не стоит вам ездить в Восточные земли. Леди Аврора в последнее время сама на себя не похожа. Так говорят те, кто ее хорошо знал, — добавил он тише.
— Но что с ней могло произойти? — задумчиво спросил король Грей.
— Возможно, ее заколдовали, — ответил Трой.
— Леди Аврору? Этого не может быть, — воскликнул король. — Она же такая… такая…. Ее не могли заколдовать. Но откуда тебе это известно? — с подозрением глядя на Троя, спросил Грей.
— Я хорошо знаком с мамой леди Авроры, — смутившись, ответил Трой.
— С Леди Селеной? — удивленно приподнял бровь Грей. — Странный ты, лесник. А что ты еще знаешь о леди Авроре?
— Да ничего почти я знаю, — ответил Трой. — Селена, вернее леди Селена, считает, что ее дочь заколдовал кто-то, но кто она не знает. Сейчас она в замке, пытается выяснить, что с леди Авророй случилось.
— А почему леди Селена решила, что ее дочь заколдована?
— Потому что злая она стала, — ответил Трой. — Раньше добрая была, за всех заступалась, а сейчас злая. Вон говорят, Старосту в городе в свинью превратила.
— Леди Аврора? — удивился король: — Не может быть.
— Может и не может, — согласился Трой: — Но люди говорят молодая хозяйка невыносима стала, жить под ее правлением стало тяжелее, чем раньше. Я вам конечно не советчик, но все же не ездили бы вы туда, Ваше величество. По крайней мере, до тех пор, пока Селена не сделает зеркало и не узнает, что с леди Авророй стало.
— Для этого нужно зеркало? — спросил Грей, и немного поколебавшись, добавил: — Я как раз вез зеркало для леди Авроры.
— Волшебное?
— Да, — кивнул король. — Самое что ни на есть волшебное. Правда, я не знаю, как его оживить.
— Эх, — вздохнул Трой. — А я то подумал, может мы с волшебным зеркалом сами смогли бы узнать, что произошло и как девушке помочь можно.
— А леди Селена. Она то наверняка сможет с Торитом разобраться, — предположил молодой король.
— Так Селена, то есть Леди Селена сейчас в замке.
— А у вас есть с ней какая-нибудь связь? — спросил Грей.
— Нет, — ответил Трой. — Но она должна вернуться, когда что-то узнает.
— Куда вернуться? — не понял Грей.
— Домой, — ответил лесник и добавил: — Ко мне домой. Селена моя женщина, я жениться на ней собираюсь.
Король удивленно приподнял брови, но решил ничего не говорить. Он думал, как же ему быть дальше. С одной стороны, ему очень не хотелось верить, что леди Аврора изменилась не в лучшую сторону, и очень хотелось увидеть ее. Но с другой стороны, если ее действительно околдовали, то отдавать ей в руки Торит тоже не следовало.
— А если это ловушка и этот лесник обманывает меня? — думал он. — Если это ловушка леди Селены? А если нет?
— Я понимаю, у вас нет оснований верить мне, — прервал его мысли Трой. — Но вы можете сами съездить в город и там все узнать.
— Хорошо, — согласился Грей. — Я поеду в город, а ты пока постарайся связаться с леди Селеной. Если ты не лжешь, я хочу помочь расколдовать леди Аврору.
— Хорошо, — спокойно согласился Трой. — Как убедитесь, приезжайте. В городе меня знают, спросите, как лесника Троя найти, вам дорогу укажут.
Король и люди, сопровождающие его, уехали, а Трой принялся расчищать тропинку. Работа не мешала ему думать, но вот только мыслей как вызвать Селену не появлялось.
— Медальон, — хлопнул себя по лбу мужчина.
— Что за медальон? — спросил Николас, появившийся со стороны леса.
— Ничего, — отмахнулся Трой. — Давай-ка тропинку чистить, а то до вечера не управимся.
И работа закипела, к тому моменту, когда солнце скрылось за горизонтом и в лесу стало непроглядно темно, Трой и сыновья расчистили дорогу и вернулись домой.
— Да что с тобой, папа, — не выдержал Николас. — Ты сам не свой. Что случилось?
— А что случилось? — не понял вырванный из своих раздумий мужчина.
— Вот я и спрашиваю, что случилось? — повторил Николас. — О чем ты все время думаешь? С тех пор как я с озера вернулся, ты слова не сказал, все о чем-то думаешь. Случилось что?
— Да отстань ты от отца, Ник, — вмешался в разговор младший из братьев. — Не видишь, папа без Селены скучает. Я кстати тоже скучаю. Когда Селена вернется?
— Вернется когда время придет, — ответил за Троя Вик. — И оставьте от отца оба. Идите лучше спать, поздно уже, а то завтра работы непочатый край.
Богдан что-то недовольно пробурчал себе под нос, а Николас внимательно посмотрел на отца, но ничего не сказал и пошел к себе в комнату.
— Если захочешь поделиться, я у себя, — сказал Вик, домыв посуду, и уже собрался подниматься, когда Трой окликнул его.
— Я думаю над тем как вызвать Селену, — начал Трой. — Сегодня в лесу я встретил короля Грея, он ехал к леди Авроре.
— А Селена тебе зачем? Когда король до замка доедет, Селена с ним там и встретится.
— В том то и дело что я отговаривал его ехать в замок, — пояснил Трой. — У короля с собой большое волшебное зеркало.
— И что оно показало? — не скрывая любопытства, поинтересовался Вик, усаживаясь напротив отца.
— Ничего оно не показало, — вздохнул Трой. — Король не знает, как его оживить. Леди Аврора знает, а он нет.
— Вот черт, а я то обрадовался, что Селена вернется, а мы уже будем знать что произошло.
— Мне надо как-то вызвать из замка Селену, — вздохнул Трой. — Она то наверняка сможет с зеркалом разобраться. Но сделать это надо до тех пор, пока Аврора не узнала о том, что король здесь. Но вот как это сделать я ума не приложу.
— А Селена не говорила когда вернется?
— Нет, не говорила, — еще тяжелее вздохнул мужчина. — Она талисман мне оставила, сказала, он меня от бед защитит, а если что серьезное будет, она почувствует.
— А что она под серьезным подразумевала? — спросил Вик.
— Вот этого я не знаю. Целый день сегодня голову ломаю, а ничего придумать не могу.
— А может ее просто позвать? — предложил парень.
— Как это позвать? — не понял Трой.
— А очень просто. Как ты нас раньше звал? Выйдем на поляну и покричим.
— И ты думаешь, она услышит? — усмехнулся мужчина.
— Но других-то идей, как я понимаю, нету, — обиделся Вик. — Ну не нравиться так не будем кричать, мое дело предложить.
— В том то и дело что нет, — вздохнул Трой. — Ладно, сынок, идем спать, может на свежую голову какая-нибудь идея появится.
Но ни утром, ни на следующий день ничего толкового Трой придумать не мог. Утром третьего дня к домику лесника подъехал король Грей. Король был один, без сопровождения и без зеркала. Трой представил королю Грею своих сыновей и признался, что вызвать Селену он никак не может. Грей тоже ничего придумать не смог и вечером уехал обратно в город, объяснив леснику, где его искать. Когда король уехал, Трой сел на крыльцо, обхватив голову руками.
— Ну, где же ты, Селена? — бормотал он. — Король ведь уедет или чего доброго о нем Аврора узнает и тогда такой шанс пропадет. Селена, — вдруг заорал он.
В ночном лесу с веток вспорхнуло несколько испуганных птиц, и эхо подхватило Селена, Селена, Селена.
— Селена, — снова что есть мочи закричал Трой.
— Па, что с тобой, — выскочил из дома испуганный Богдан. За младшим братом выбежали и Вик с Николасом.
— Селена, — закричал, сложив руки у рта рупором, Вик.
— Селена, — снова повторил Трой.
— Да вы что, оба с ума посходили? — удивленно глядя на отца и брата, спросил Ник.
— Угу, — согласился Вик. — Присоединяйся.
— Селена, Селена, — закричали Вик и Николас. Богдан, покрутив пальцем у виска, пошел обратно в дом.
Трой и его старшие сыновья еще немного покричали в темноту и тоже пошли в дом.
— Ты думаешь, она услышит? — иронично спросил отца Николас.
— Нет, конечно, — смутившись, ответил Трой: — Но вдруг почувствует. Хотя конечно глупая идея.
— Зато поорали вволю, — засмеялся Вик.
— И то верно, — согласился с сыном Трой. — Ладно, ребятки, я пойду спать, и вы тоже долго не гуляйте. И еще, Вик, расскажи братьям, зачем мы кричали, — попросил он старшего сына.
— Скажи, а у твоего хахаля с головой все в порядке? — спросила Селену за завтраком Аврора.
— Во-первых, он не хахаль, — дожевав блинчик, спокойно ответила Селена, хотя это спокойствие ей далось очень нелегко: — И с головой у него все в порядке. А могу я узнать, почему ты спрашиваешь?
— Он вчера довольно долго орал твое имя в лесу. Наверное, соскучился очень, — также выдержав паузу, ответила девушка. — Уж так кричал, так кричал, всех птиц в лесу распугал.
— А ты что следишь за ним? — поинтересовалась Селена, продолжая завтрак. Вопрос прозвучал как будто между прочим, хотя сердце у женщины готово было выпрыгнуть из груди.
— Да нет, — пожала плечиком Аврора: — Особо не слежу, просто там мои птички-разведчики рядом оказались. Случайно.
— А а, понятно, — кивнула Селена, вытерла губы салфеткой и встала из-за стола. — Ну, раз Трой так по мне соскучился, пожалуй, навещу его.
— Навести, — ухмыльнулась Аврора.
Селена вышла из столовой и, не торопясь, пошла в свою комнату.
— Что же там могла случиться? — подумала она. — Кричал? Зачем? На что он рассчитывал? Не думал же он всерьез, что я его услышу? Но ведь Аврора проследит, она не может не проследить за мной, любопытство не позволит. И закрыться от нее нельзя, заподозрит неладное. Все, хватит гадать, — одернула себя Селена. — На месте разберусь.
Женщина нашла в шкатулке нужный медальон, прочитала заклинание и голубкой вылетела в окно.
В человека она превратилась немного в стороне от дома. Селена прочитала заготовленное заклинание, обостряющее чувства, и поняла, что Аврора наблюдает за ней.
— Кто бы сомневался, — мысленно усмехнулась Селена. — Только вот беда, девочка моя, твое волшебное зеркало звуков не передает.
Троя и его сыновей не было дома, они как всегда в это время работали в лесу. Селена решила не доставлять Авроре удовольствия и не бежать к Трою сразу.
— Пусть тоже подождет, — подумала Селена. — А потом, глядишь, и ей наскучит смотреть, как ничего не происходит.
Но это ожидание и самой женщине далось очень нелегко. Она очень соскучилась по Трою, и ее беспокоили ночные крики, о которых говорила Аврора.
Первым домой вернулся Богдан.
— Селена, — радостно завопил он прямо с порога. — Ты вернулась. Ты услышала? Или просто вернулась? А у нас тут такое…, такое… — сбиваясь, затараторил парень и, не договорив, выбежал из дома.
— Бо, — только и успела сказать Селена: — Но куда же ты? — растерянно произнесла она вслед убегающему мальчишке. Но куда бегал Богдан, скоро стало ясно, парень вернулся, таща за руку отца. По его довольной физиономии было видно, что он решил сделать отцу сюрприз и не сказал, зачем оторвал его от работы.
— Ну, хватит, Бо, — выдернул руку Трой: — Или ты скажешь мне, в чем дело, или я за себя не ручаюсь.
— А ты сам посмотри, — сияя, как начищенный казан, сказал Богдан. — И не хмурься, когда увидишь, спасибо мне скажешь.
— Или выпорю, если ты приволок меня сюда из-за какой-нибудь ерунды.
— Надеюсь, мое возвращение не окажется для тебя ерундой, — улыбаясь, вышла из дома Селена. Она даже сама не понимала, как соскучилась по Трою, но сейчас, увидев его, прижавшись к широкой груди любимого, она поняла, что больше ей никто не нужен.
— Селена, Селена, родная моя. Ты вернулась, вернулась, — обнимая женщину, бормотал Трой. Он готов был заплакать от счастья, и только присутствие сына не позволило ему сделать этого.
— Как же я волновался, — сказал Трой, целуя Селену в макушку. — Твоя дочь ничего тебе не сделала?
— Нет, что ты, — вытирая глаза, сказала женщина, в отличие от Троя она слез сдержать не смогла. — Аврора изменилась, но все же совсем чудовищем она еще не стала. А как вы тут без меня?
— Мы ужасно, — скорчив жалостливую гримасу, заявил Богдан. — Не кормленные, не поеные, сироты прямо.
Трой собрался дать парню подзатыльник, но Бо вовремя увернулся.
— Ты ведь совсем вернулась? — с надеждой в голосе спросил Трой.
— Нет, — покачала головой Селена, освобождаясь из его объятий. — Я так ничего и не узнала. А вернулась я, чтобы узнать с чего это вы вчера меня ночью звали.
— Ты что, правда, услышала, как папа с Виком вопили? — удивился Богдан.
— Я нет, а вот Авроре об этом доложили.
— То есть она за нами следила? — испуганно спросил Богдан. — Значит, она все знает?
— Что знает? — не поняла Селена.
— Помолчи-ка, сынок, — остановил Богдана Трой. — Кто доложил? — спросил он.
— Птиц в лесу разбудили ваши вопли, они и доложили. Но сейчас она за нами не следит, ей надоело ждать. Так что у вас случилось?
— А ты уверена, что она не следит? — уточнил Трой.
— Уверена, — ответила Селена, снимая заклинание на усиление чувств. Заклинание слишком обостряло восприятие действительности, и женщина уже очень устала от этого. — В любом случае говорить вы можете спокойно, Аврора, скорее всего, наблюдает за нами в волшебное зеркало, а оно у нас звуков не передает.
— Тогда собирайся, и пойдем в город, — сказал Трой: — А по дороге я тебе все объясню. А ты, сынок, займись ужином для братьев, а то они придут, а есть нечего, — остановил мужчина Бо, который явно собирался идти в город вместе с ним.
— Ну, пап, сегодня не моя очередь готовить, — обиделся парень.
— Сегодня моя очередь, но я иду в город, а раз ты дома, то тебе и готовить.
— Я вполне могу и сам Селену проводить куда надо, — сказал Бо, но уже без надежды в голосе, так как он прекрасно понял, что с отцом спорить бесполезно. Селена взяла в доме шаль, потому что на улице становилось прохладно и они с Троем, обнявшись, пошли по направлению в город.
— Вот всегда так, кому-то любовь и прогулки, а кому-то за других отдуваться, — пробурчал Богдан вслед уходящим и улыбнулся.
Какое-то время Селена и Трой шли молча, просто наслаждаясь близостью друг друга, но потом мужчина рассказал о причинах его ночных криков.
— Как ты сказал, король называл зеркало? — уточнила Селена, внимательно выслушав рассказ.
— Не помню, — смутился Трой. — То ли Зорит, то ли Комит.
— Может Торит?
— Точно, именно так он его и называл, — обрадовался Трой: — А ты откуда знаешь?
— Аврора о нем упоминала, — ответила Селена и задумалась.
— Что-то не так? — через некоторое время нарушил ход ее мыслей Трой.
— Нет, все нормально, — отозвалась Селена. — Я просто думаю, как это сделать.
— Ты не знаешь, как заставить зеркало работать?
— Зеркало? — удивилась женщина: — При чем тут зеркало? А, нет. Я думала, как сделать так, чтобы Аврора как можно дольше о короле и зеркале не узнала.
— А зеркало ты сможешь оживить? — еще раз уточнил мужчина.
— Думаю смогу, если оно ничем не защищено, — улыбнулась Селена, а через какое-то время добавила: — Как же хорошо вот так просто куда-то идти с тобой.
— Очень хорошо, — улыбнулся Трой, крепче прижав Селену к себе.
Очень скоро они вышли к городку, в котором остановился король Грей. На их счастье король только что вернулся с прогулки, и ждать его не пришлось.
— Здравствуйте Ваше Величество, — поприветствовал короля Трой: — Позвольте представить вам леди Селену.
Селена слегка склонила голову в приветственном поклоне, король галантно поклонился и поцеловал женщине руку.
— Очень приятно, — сказал Грей. — Если честно, я представлял вас себе несколько иначе.
— Костлявой старухой на метле? — улыбнулась Селена.
— Ну не совсем так, — смутился и покраснел Грей. — Но я очень рад, что вы выглядите иначе, чем я представлял.
— Давайте перейдем сразу к делу, — попросила Селена: — У нас не так много времени узнать что произошло.
— А что нам может помешать? — удивленно спросил король.
— Ни что, а кто. Аврора, — ответила Селена. — Когда она узнает, что вы привезли сюда Торит, она, наверняка, захочет его получить. Поэтому мы должны выяснить, что с ней произошло, до того как она это сделает.
— Скажите, леди Селена, а то, что мне рассказал Трой это правда? — спросил Грей, провожая Селену в свою комнату. — Леди Аврора действительно…, она, правда, стала…, - король никак не мог подобрать слова.
— К сожалению, правда, — ответила Селена. — Боги мои, — восхищенно выдохнула она, увидев зеркало. — Такое чудо и совсем без защиты.
— Его зовут Торит, — сказал король: — И еще он очень гордый и обидчивый.
— Ладно, — улыбнулась Селена: — Я постараюсь ничем его не обидеть.
Селена произнесла заклинание, и зеркало ожило.
— Я Торит, волшебное зеркало, — басом пророкотало зеркало: — Чем могу быть полезен?
— Здравствуйте, Торит, — поприветствовала зеркало Селена.
— Здравствуйте, — эхом отозвался король Грей.
— Ничего себе, — шепотом произнес Трой, стоявший у Селены за спиной. — Оно говорит.
— Я волшебное зеркало, — пробасило зеркало: — К тому же очень сильное, — в голосе зеркала явно слышалось удовольствие, реакция Троя явно была ему приятна.
— Покажите мне леди Аврору Шурфийскую, хозяйку Восточных земель, — попросила Селена. Зеркало на мгновение покрылось рябью, а потом показало Аврору. Аврора была занята чтением магических книг.
— Все еще придумать не может, как наказать королевского волшебника, — улыбнулась Селена.
— А что с ней произошло? — нетерпеливо спросил король.
— С нашей последней встречи юная леди действительно изменилась, — произнесло зеркало.
— Вы можете сказать, какое заклинание на нее наложили? — спросила Селена: — Или вам это не по силам? Зеркало хмыкнуло и снова стало мутным, но на этот раз оно оставалось мутным около минуты, а потом присутствующие в комнате снова увидели Аврору.
— Это заклинание ледяного сердца, — пробасил Торит.
— Я так и думала, — вздохнула Селена.
— Теперь ты сможешь ее расколдовать? — спросил Трой.
— Да, — присоединился Грей: — Вы знаете, как это колдовство снять?
— Заклинание ледяного сердца довольно серьезная штука, — сказала Селена. — И снять его очень сложно. Но это может сделать тот, кто заклинание наложил.
— Иногда оно снимается само, если в заколдованном не все добрые чувства умерли, — добавило зеркало.
— А я еще слышал, что любое колдовство теряет силу, если убить колдуна, — не очень уверенно сказал король Грей.
— Верно, — согласилась Селена. — Не любое конечно колдовство, но это заклятие пропадет.
— Тогда надо выяснить, кто это сделал с леди Авророй и если он откажется ее расколдовать…, - начал Трой.
— Я убью его, — горячо закончил король.
— Я буду участвовать, — холодно сказала Селена и обратилась к зеркалу: — Покажи мне, кто и как это сделал.
Зеркало помутнело, а потом снова показало Аврору, стоящую над книгой.
— Боги мои, — воскликнула Селена, прижав руки к лицу. — Нет, нет…
Трой и король не поняли что изменилось, вернее они просто не обратили внимания на то, что сейчас в зеркале была Аврора совсем в другом платье и в другом месте.
— Что? Что случилось? — подхватил слабеющую Селену Трой.
— Оно не может показать? — растеряно спросил Грей. — Да не молчите же, — сердито крикнул он. — Что там такого? Кто это сделал?
— Она сама это сделала, — прошептала Селена и заплакала. — Девочка моя, но кто же тебя довел до этого? Что же тебя заставило сотворить с собой такое?
— Это вопрос мне? — поинтересовался Торит.
— Да, — сказала Селена, взяв себя в руки. — Покажите мне, что с ней произошло после ее отъезда из дома.
Зеркало помутнело, но очень скоро в нем замелькали картинки. Аврора у границ Фотинии, встреча с королевой эльфов, то, как Аврора нашла невесту Георгина, потом встреча в отцом, ее путешествие в Добрую страну, встреча с королем Греем, королевский бал, столкновение с королевским волшебником, талисманы от ведьм в Вышеграде, портрет, купленный Авророй на прогулке, встреча с теткой и колдовство Вирены. Временами картинка замедлялась, это были те самые моменты, когда Аврору несправедливо обижали.
— Это я виноват? — с ужасом спросил король.
— Не только вы, — тихо ответила Селена, и из ее глаз снова полились слезы. — Но и вы тоже. Персея, да что ж ты такая злая, — сказала она как бы сама себе. — Ну ладно, ты меня ненавидишь, но Аврора то тут причем.
— А кто такая Персея? — спросил Трой
Торит ту же показал женщину, чем-то похожую на Селену.
— Моя сестра, — ответила женщина. — Она с детства ненавидит меня, но мне на ее ненависть плевать, а вот для Авроры она стала последней каплей.
— Так как же теперь расколдовать леди Аврору? — спросил король Грей.
— Я не знаю, — развела руками Селена. — Не знаю.
— Но если я виноват, то может я и смогу как-то загладить свою вину? — с надеждой спросил Грей. — А если я принесу леди Авроре свои извинения? Я ведь собственно для этого сюда и приехал.
— Это не поможет, — покачала головой женщина и снова заплакала. Селена впервые в жизни была в таком отчаянии и совершенно не представляла, что ей делать.
— Так, — сказал Трой. — Сейчас мы все равно ничего не придумаем. Давай-ка, поблагодарим Торита за помощь и пойдем домой, а завтра утром, на свежую голову соберемся и что-нибудь придумаем. Мы обязательно найдем способ ее расколдовать. Ты же у меня такая умница, ты ее мать, ты сможешь, а я помогу, чем смогу.
— Я тоже к вашим услугам, — сказал король Грей. На него жалко было смотреть, король был очень расстроен.
— Спасибо, — сказала Селена. — И вам спасибо, Торит, — обратилась она к зеркалу, и зеркало погасло, снова став самым обычным зеркалом.
Леди Селена, — начал король: — Я…
— Не надо, — остановила его женщина: — Теперь уже ничего не исправить. Вы уже очень помогли тем, что привезли сюда Торит, без него я бы долго выясняла, что произошло. Вы владеете необыкновенным чудом, Ваше величество, берегите его.
— Да на что мне это чудо, когда я не знаю, как им пользоваться, — в сердцах воскликнул король. — Да и если бы знал, ни к чему мне оно. Я ведь его специально для леди Авроры привез, чтобы искупить свою вину. А теперь на что оно мне?
— Я могу научить вас им пользоваться, — предложила Селена.
— Да не надо мне, — горько сказал Грей. — Возьмите его себе, вам оно полезнее.
— Вы понимаете что отдаете? — удивленно посмотрела на короля Селена. — Да это же одно из самых древних и самых сильных волшебных зеркал.
— Берите, — сказал король. — Может вам оно поможет вернуть прежнюю леди Аврору.
— Пойдем домой Селена, — предложил Трой. — А вы, Ваше величество, тоже не отчаивайтесь, а ложитесь спать. Завтра утром снова соберемся, Селена подробно расскажет нам, что это за заклинание ледяного сердца, и мы все вместе подумаем, как леди Аврору расколдовать.
Всю дорогу до дома Селена молчала. Трой не стал приставать к ней с расспросами, хотя вопросов у него было очень много. Дома их с нетерпением ждали сыновья Троя. Селена поприветствовала ребят и, отказавшись от ужина, пошла к себе в комнату. Трой рассказал обо всем, что они узнали, и в комнате повисла тягостная тишина.
— Так что же теперь делать? — спросил средний из братьев. — Сама себя она расколдовывать не станет, это понятно.
— А может все же сама расколдуется? — робко предположил Богдан. — Если ей объяснить что она плохой стала.
— Ты сам-то веришь в то, что говоришь? — спросил брата Вик
— Не очень, — смутился Бо.
— Ладно, всем спать, — сказал Трой, вставая из-за стола. — Утро вечера мудренее. Завтра приедет король, и все вместе подумаем, как эту проблему решить.
— Значит, нам можно будет завтра дома остаться? — обрадовался Бо, и тут же добавил: — Я не к тому, что мне работать не хочется, я тоже помочь хочу.
— Можно, — ответил Трой и пошел к себе.
Утром к дому лесника подъехал король Большой страны. Он приехал без сопровождения и привез с собой волшебное зеркало. Сыновья Троя с любопытством разглядывали волшебную вещь, но ни один из них не решился спросить, как оно действует. Король был серьезен и молчалив.
— Вы придумали что-нибудь, — спросил он у Селены, когда с приветствиями было покончено. Женщина лишь отрицательно покачала головой и вздохнула.
— Я тоже, — печально сказал Грей. — А может зеркало что подскажет?
Селена пожала плечами и сняла с зеркала защитную ткань.
— Я Торит, волшебное зеркало, — ожив, произнесло зеркало привычную фразу.
— Ничего себе, — в один голос восхищенно сказали сыновья Троя.
— Покажите нам леди Аврору, Торит, — попросил король: — Пожалуйста.
Зеркало выполнило просьбу. Аврора была во дворе своего замка и отдавала распоряжения слугам.
— А вы не знаете, как можно расколдовать леди Аврору? — спросил король у зеркала.
— Я хоть и сильное волшебное зеркало, — пробасил Торит: — но ни заколдовывать, ни расколдовывать я не умею. К тому же я никому не советовал бы сейчас вставать на пути этой юной леди, — сказал Торит, и зеркало на мгновение покрылось морозным узором.
— А может тебе все же поговорить с дочерью, Селена, — предложил младший сын лесника: — А вдруг она послушается, и сама снимет с себя это заклинание.
— Боюсь, она на это не пойдет, Бо, — грустно ответила Селена. — Она совсем неплохо себя чувствует в новой роли.
— Очень даже не плохо, — сказала, заходя в дом, Аврора и лучезарно улыбнулась. От неожиданности присутствующие вздрогнули.
— Не ждали? — делано изумилась девушка: — Неужели я так ужасна, что вы все так испугались?
Король растеряно смотрел то на Аврору, то на зеркало, в котором все еще была Аврора, гоняющая слуг в замке.
— Ваше Величество, и вы здесь. Как мило с вашей стороны нанести мне визит, да еще и не с пустыми руками, — улыбнулась девушка, кивнув на зеркало: — И не надо на меня так смотреть, это довольно простой фокус. Мама, а ты представишь меня своей новой семье? — спросила Аврора, отвернувшись от короля Грея. — Вы, как я понимаю, тот самый Трой, — обратилась она к леснику, не дожидаясь реакции Селены.
— Тот или не тот не знаю, но я именно Трой, — слегка поклонился девушке лесник. — А вы, как я понимаю, леди Аврора?
— Именно леди Аврора — улыбаясь, ответила девушка.
— Очень приятно, — дружелюбно улыбнулся Трой: — Давно хотел лично с вами познакомиться. Позвольте представить вам моих сыновей. Мой старший сын — Вик, средний — Николас и самый младший — Богдан. Ну, а с Его Величеством, как я понял, вы уже знакомы.
— Знакомы, — ответила Аврора. — А они милые, — сказала девушка, обращаясь к матери.
— Бедные, но милые.
— Аврора, — воскликнула Селена.
— А что я такого сказала? — удивилась девушка. — Разве я не права? А вы действительно любите мою маму, Трой? — спросила она у лесника: — Или вы любите ее состояние?
— Аврора, — прикрикнула на дочь Селена.
— А может вам нравится то, что она колдунья? — не обращая внимания на мать, продолжала Аврора: — Вы, наверное, большой авантюрист, раз решились жить с ведьмой.
— Прекрати, — не выдержала Селена: — Хватит. Зачем ты пришла? Разве я не просила тебя не вмешиваться в мою жизнь?
— Мамочка, — скорчила обиженную гримасу Аврора: — Я же забочусь о тебе, а ты…. А ты разве до сих пор не рассказала им о том, что ты ведьма? — с деланным удивлением спросила она, заметив изумленные лица Николаса и Богдана. — Как не хорошо обманывать своих почти сыновей.
— Отчего же обманывать, — вмешался Вик: — Нам известно о способностях Селены и нас это нисколько не пугает.
— А ты смел, — ухмыльнулась Аврора, внимательно разглядывая парня с головы до ног. Вик был совсем немного старше Авроры, но на полторы головы выше и в два раза крупнее.
— Это комплимент или угроза? — поинтересовался Вик.
— Угроза? — засмеялась Аврора и, заметив, как побледнела при словах парня Селена, обратилась к матери: — Боже, мамочка, да я смотрю, ты испугалась за него. Не бойся, мне нравятся дерзкие мужчины. На этот раз я его не трону, но если он и дальше будет мне дерзить, я его просто в дуб превращу. Красивый такой молодой дубок, а ты сможешь его поливать каждый день, землю вокруг рыхлить, ну или что там еще с дубами делают.
— Аврора, — снова попыталась остановить девушку Селена.
— Что Аврора? — раздраженно спросила девушка. — Или ты всерьез полагаешь, что он тебя любит? — спросила она, указав на Троя.
— А вы считаете, что этого не может быть? — спросил Трой.
— И на сколько хватит его любви? — проигнорировал лесника, продолжила Аврора: — До тех пор пока ты способна исполнять его желания? А когда он пожелает того чего ты наколдовать не в силах или не захочешь?
— Я никогда… начал было Трой, но Аврора не дала ему договорить: — И потом ты всю жизнь собираешься жить безвылазно в этой лачуге? Если ты не забыла, тебя ненавидят местные жители. Или ты надеешься, что он сможет тебя защитить? А если и сможет, то, как надолго его хватит?
— Я никому не дам Селену в обиду, — горячо возразил Трой.
— Или ты думаешь, что хоть один мужчина будет долго терпеть около себя такую сильную женщину как ты? — продолжила Аврора: — Насколько его хватит? А что потом? Потом ты опять будешь рыдать, проклиная и весь людской род?
— Это не вы, — с ужасом произнес король Грей: — Вы не леди Аврора. Никакое колдовство не могло превратить ту прекрасную, добрую девушку в такое чудовище.
— Что? — ошеломленно спросила Аврора и повернулась к королю.
— Вы чудовищны, — повторил король: — Злы, жестоки и отвратительны. Вы не та девушка, которую мне представил в лесу сэр Дориан. Та леди Аврора применяла колдовство только во благо или когда защищалась, та леди Аврора была добра и милосердна, а вы, вы…
— Что? — снова изумленно переспросила Аврора: — Да как вы посмели? Это я отвратительна? Да я…, да я не посмотрю на то, что вы король, я вас уничтожу или в тварь лесную обращу.
Аврора начала читать заклинание, чтобы выполнить свою угрозу, король Грей побледнел, но с места не тронулся.
— А почему свинья голубая? — вдруг спросила Селена.
— Что? — растерялась девушка, оставив заклинание: — Какая свинья?
— Там в городе, ты Старейшину в свинью превратила. Почему в синюю?
— Ах, ты об этом, — сообразила Аврора и засмеялась: — А он мне во сне таким приснился. Правда, забавно получилось?
— Весьма, — грустно согласилась Селена.
— Это очень мило с твоей стороны так защищать своих гостей, мама, но не думай, что сможешь мне помешать, — сказала Аврора и снова повернулась в сторону короля Грея.
— Посмотрите на себя, во что вы превратились, — горько произнес король: — Зачем?
Аврора не успела ответить, ее взгляд упал на зеркало за спиной Грея, которое никто не подумал отключить, и в ужасе отшатнулась. Из зеркала на нее смотрела высокомерная девушка, красота которой была вызывающей и отталкивающей.
— Нет, — закричала Аврора и кинула огненным шаром в свое отражение. Зеркало вскрикнуло и покрылось мелкими трещинами, а Аврора выскочила из дома и побежала куда-то в лес.
— Что это было? — с ужасом спросил Трой. — Там в зеркале?
— Это была ее нынешняя сущность, — ответила Селена, подходя к Ториту. — Бедняжка, как она тебя! Но не переживай, я все исправлю, к вечеру будешь как новенький. Вот только найду Аврору, ее нельзя сейчас в таком состоянии одну оставлять.
— Позвольте мне, — попросил король Грей и, не дожидаясь ответа, вышел из дома вслед за Авророй.
— Подождите, — хотела остановить его Селена, но Трой перехватил ее за руку.
— Пусть идет, — сказал он: — Ты же видела, ему удалось. Ведь удалось? — не слишком уверенно уточнил он.
— Не знаю, — покачала головой женщина: — Хочется верить, что удалось.
— А если она его, как и обещала, в лесную тварь обратит? — спросил Вик.
— Мне придется превращать его обратно, — грустно ответила Селена.
— А ты сможешь? — поинтересовался Николас.
— Смогу.
— А ты, правда, ведьма? — робко спросил Богдан.
— Бо, — повысил голос на сына Трой.
— Правда, — ответила Селена, коснувшись Троя рукой. — Не надо, они имеют право знать. В любом случае, рано или поздно, это стало бы известно. И все же я пойду, поищу Аврору, мало ли что.
Когда Селена вышла, в комнате некоторое время было тихо, только слегка постанывал Торит.
— Я не могу в это поверить, — первым нарушил тишину Ник. — Селена — ведьма? И ты знал об этом, па?
— Она рассказала недавно, — хмуро ответил Трой. — Но никакая она не ведьма, — вдруг горячо заявил он.
— Но она же сама сказала, — удивился Бо.
— Она не ведьма, — упрямо повторил Трой. — Может, раньше и была ведьмой, а теперь нет. Волшебница, чародейка, называйте, как хотите, но не ведьма. Она ведь никому зла не делает, она изменилась.
— Но люди говорят… — робко начал Николас.
— А вы меньше слушайте, что они говорят, — не дал брату договорить Вик. — Селена давно живет с нами, ты видел хоть раз, чтобы она кому-то что-то недоброе сделала?
— Не видел, — ответил Бо: — Но…
— Никаких но, — возразил Вик: — Отец любит Селену, а она любит отца. Вы в этом сомневаетесь? Нет. Тогда все остальное не наше дело. Все люди имеют право на ошибки, раньше она ошибалась, а сейчас исправилась.
— Не ссорьтесь, — тихо сказал Трой. — Я хочу, чтобы Селена осталась с нами, и я надеюсь, вы хорошо подумаете, прежде чем выскажитесь против.
— Да мы не против, пап, — горячо воскликнул Ник, — Вик прав, не нам судить ее за прошлые грехи. Ты счастлив с ней и лично я не против, чтобы она осталась.
— А я разве сказал что я против, — стал оправдываться Богдан: — Я просто боюсь, вдруг она снова возьмется за старое.
— До сих пор не взялась и дальше не возьмется, — ответил Трой и тоже вышел из дома.
Король нашел Аврору у лесного озера, девушка сидела, закрыв голову руками, но не плакала.
— Леди Аврора, — позвал король Грей: — С вами все в порядке?
— Вы специально это подстроили? — подняла голову девушка. — Специально?
— Что? — не понял Грей.
— Отражение, — зло сказала Аврора вставая.
— Нет, а что такое можно подстроить?
— Все можно, было бы желание, — ответила Аврора, не спуская с короля глаз. — А оно у вас, судя по всему, есть.
— Да, я очень хотел бы расколдовать вас, я хотел, чтобы вы стали такой как прежде, — сказал Грей.
— Такой же дурой?
— Нет, такой же замечательной девушкой. Я был не прав, обвинив вас тогда во дворце, и я прошу простить меня за это.
— Простить, — ухмыльнулась Аврора и отвернулась.
— Моя ошибка не стоит того чтобы заколдовывать себя, — продолжил король: — Ничто на свете этого не стоит. Вы же видели в зеркале как это ужасно.
— Зеркало лгало, — резко повернувшись, крикнула девушка: — Я уверена, без мамы там не обошлось. Ничего не стоит исказить отражение, этот фокус мог проделать любой колдун. И это совсем не сложно проверить.
Аврора подошла к кромке воды и начала читать заклинания, одно за другим. Сначала с поверхности воды пропали все растения, а потом вода стала гладкой, как зеркало.
— Ну, покажи мне мою истинную сущность, — зло усмехнулась девушка и нагнулась над водой. Король Грей не успел подойти, как Аврора отшатнулась, и, не успев остановиться, ударилась головой о большую ветку, растущего у самой кромки воды дерева.
— Леди Аврора, — воскликнул король, подхватывая бесчувственное тело девушки на руки.
— Леди Аврора, вы живы? О боги.
— Что с ней, — подбежала к озеру Селена: — Что вы с ней сделали?
— Она головой о ветку ударилась, — объяснил король: — Давайте я отнесу ее в дом.
— Мамочка, мне такой кошмар приснился, — прошептала Аврора, открывая глаза.
— Тихо, тихо детка, — не дала дочери подняться Селена: — Лежи, не вставай.
— Мне снилось, что я стала такой мегерой, — продолжила Аврора, и все же попыталась сесть. — Мам, я настолько злой была, что без зазрений совести людей в животных превращала.
— Тише, тише, тебе не стоит сейчас волноваться.
— А потом я хотела короля Грея во что-то превратить, а потом отражение, а потом озеро, — все тише и тише заговорила Аврора. Она посмотрела на мать, а потом дотронулась рукой до своей головы. — Так это был не сон? — испугано спросила она.
— Сон, дурной сон, ты только не волнуйся, — попыталась успокоить дочь Селена: — Тебе сейчас надо отдыхать.
— Но шишка, мама, — воскликнула девушка, и из ее глаз полились слезы.
— Теперь это все неважно, — обняла Аврору мать: — Теперь уже все позади, все прошло, забудь о прошлом как о ночном кошмаре.
— Но мама, но я же, — начала Аврора, но Селена не дала ей договорить.
— Сейчас ты должна отдыхать, а обо всем остальном я уже позаботилась.
— А Старейшина? А дань? А слуги в замке?
— И дань я уменьшила, и слугам все объяснила и Старейшину обратно в человека превратила, — успокоила девушку Селена: — Отдыхай, ты очень сильно головой ударилась, тебе сейчас нельзя волноваться.
— Мама, — заплакала Аврора, уткнувшись Селене в плечо.
— Теперь все будет хорошо, — погладила ее по голове женщина. — Поспи и все будет хорошо. Глаза у Авроры стали сами собой слипаться и девушка, тихо всхлипывая, заснула прямо у Селены на плече.
— Спи, — аккуратно уложила девушку Селена: — Теперь уже все позади. Все же у тебя слишком доброе сердце и никакие заклятия не могут заморозить его до конца.
— Как она? — тихо заглянул в комнату Трой.
— Спит, — сказала Селена, выходя из комнаты. — Я усыпила ее, пусть еще немного поспит.
— А она точно до конца расколдовалась?
— Точно, — ответила Селена: — Торит ведь подтвердил, что заклятие разрушилось.
— Ну, мало ли, — пожал плечами Трой: — Вдруг он ошибся, ему все же немало досталось. Ты переживаешь?
— Да, — кивнула Селена. — Ей теперь тяжело будет. Ей придется смириться с тем что она наделала за то время пока была заколдована, а натворила она не мало.
— Ничего, справится, — сказал Трой: — Постепенно все исправится, все забудется, и жизнь снова войдет в свое русло.
— Конечно, — вздохнув, согласилась Селена и о чем-то задумалась.
Аврора сидела у окна, на улице шел дождь и шумел ветер. В замке было тихо, большинство слуг уже спали. С момента ее возвращения домой прошло уже полгода. Селена и Трой поженились через месяц, после того как Аврора поправилась. В ночь перед свадьбой Селена пришла к дочери и попросила Аврору забрать у нее колдовскую силу.
— Но почему? — изумилась девушка.
— Потому что ты была во многом права, — ответила Селена: — Колдовство дает очень много возможностей, но в то же время накладывает очень много обязательств. Я не хочу больше быть ведьмой, я хочу быть просто женщиной. Счастливой женщиной.
— Ты хорошо подумала, мама? — спросила Аврора. Селена лишь кивнула в ответ и протянула Авроре бумагу, на которой было выписано нужное заклинание.
Уже позже, дома, Аврора вернула матери часть силы и возможность вернуть всю силу обратно, но Селена этого не знала. Способности должны были вернуться только в крайнем случае, если это будет жизненно необходимо. Но Аврора очень надеялась, что такой необходимости никогда не возникнет. Иногда она наблюдала за новой семьей Селены в большом волшебном зеркале, оставленном ей королем. Торит не держал на девушку зла и исправно служил ей.
Король Грей уехал обратно в Вышеград, так как его ждали неотложные дела. Аврора видела, что нравится королю, так же как и он нравится ей, но у короля на первом месте были интересы государства. Он так и не решился признаться Авроре в своих чувствах. Была ли тому причиной боязнь общественного мнения или своим поступком Аврора утратила у него доверие, она так и не узнала, король Грей уехал, оставив ей волшебное зеркало. Аврора иногда наблюдала и за ним. Король готовился к свадьбе с принцессой одного из соседних государств. В отличие от Авроры, ее кандидатура не вызывала общественного порицания и страха.
Сэр Дориан Локийский был отправлен послом в Нимерию. Эту идею королю подсказала Аврора. Там он имел возможность завоевать сердце королевы воительниц Келен, чем он старательно и занимался в свободное от дипломатических забот время. Впрочем, сердце Келен давно принадлежало рыцарю, только сознаться в этом ей не позволяла гордость.
За окном шел дождь и шумел ветер, но это не было делом рук Авроры. Наступала осень.
Автор
mila997
mila9971660   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Фантастика и фэнтэзи
Просмотров
181
Размер файла
733 Кб
Теги
Мария Орлова.Трудно быть ведьмой
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа